Содержание

Церебрастенический синдром (ЦАС) у детей — лечение в Москве

Церебрастенический синдром (ЦАС) — неспецифический неврологический синдром у детей, характеризующийся повышенной утомляемостью, снижением концентрации внимания, ухудшением памяти. В основе церебрастенического синдрома лежит органическое поражение мозга.

Причины церебрастенического синдрома

Причины развития этого синдрома у детей могут лежать еще в перинатальном периоде — патологическое протекание беременности или родов (внутриутробная гипоксия, недоношенность, прием недопустимых лекарств и токсинов, родовые травмы) могут повлечь за собой последствия. Перенесенные нейроинфекции, черепно-мозговые травмы, хирургическое вмешательство также могут негативно сказаться на формировании нервной системы ребенка и созревании структур мозга.

Последствия

ЦАС в детском возрасте весьма негативно влияет на процессы обучения и воспитания. Интеллект у таких детей, как правило, достаточный, но из-за сложностей в обучении возможно отставание в учебе от сверстников.

Такой ребенок плохо усваивает и запоминает учебный материал, так как он быстро утомляется и легко отвлекается. Он капризен, имеет частые перепады настроения и может быть раздражителен и апатичен. На фоне ЦАС возможно развитие различных неврозов, логоневрозов, энуреза, страхов, фобий.

Диагностика

Диагностика ЦАС проводится детским неврологом, с консультацией психиатра или психолога. Прежде всего, необходимо установить причину развития ЦАС — детально собрать анамнез ребенка со слов мамы. Возможно использование инструментальных методов для исследования органических изменений в структурах мозга — КТ, МРТ, ЭЭГ.

Лечение

Лечение проводится комплексное, включает в себя медикаментозную психотерапию. Врач может назначить лекарства, укрепляющие нервную систему и улучшающие трофику. Психотерапия направлена на коррекцию социальной адаптации ребенка. При лечение ЦАС показаны остеопатическое лечение, массаж, рефлексотерапия. Действия родителей также играют важную роль в реабилитации ребенка с ЦАС — необходимо контролировать соблюдение ребенком режима сна, отдыха, питания, ограничивать использование компьютера, гаджетов, телевизора, приучить к спорту и закаливанию.

Астено-депрессивный синдром, симптомы и лечение в ЦМЗ «Альянс»

Физическая усталость после незначительных нагрузок, ухудшение внимания и бытовая рассеянность, трудности в запоминании, головная боль и постоянная апатия ко всему, отсутствие жизненной энергии, нарушения сна — такие симптомы встречаются часто, но многие принимают их за усталость («Нужно отоспаться в выходные», «Пора в отпуск») или даже лень.

Подобное отношение к собственному здоровью может привести к физическому истощению, тяжелой депрессии, утрате веры в себя и даже появлению суицидальных мыслей. Ведь если ничего не получается, откуда взяться высокой самооценке?

Важно

Астено-депрессивный синдром — признак истощения нервной системы. Причины у него могут быть самые разные, поэтому за диагностикой и лечением нужно обратиться к специалисту.

Все эти симптомы указывают на заболевание, которое требует грамотного и длительного лечения у специалиста.

Что такое астено-депрессивный синдром

Астеническое и астено-депрессивное расстройство — это расстройства, которые характеризуются чрезмерной утомляемостью, усталостью после незначительных нагрузок, повышенным восприятием раздражителей (человека раздражает яркий свет, громкие звуки), тревожностью. Если помимо этих симптомов у человека больше двух недель сохраняется сниженное, подавленное настроение, то расстройство называется астено-депрессивным.

Астено-депрессивный синдром может являться самостоятельным заболеванием, может выступать как признак органического заболевания (опухоли головного мозга, болезни обмена веществ, гормональный дисбаланс), а может входить в структуру депрессии, биполярного аффективного расстройства, иногда даже шизофрении.

Как распознать болезнь

Усталость и утомляемость — это нормальная реакция организма на нагрузку. О заболевании следует говорить, когда такое состояние не проходит даже после продолжительного отдыха или смены деятельности и сохраняется на протяжении 2–3 недель.

Симптомы, при которых необходимо обратиться за консультацией к врачу:

  1. Ничего не радует. То, что раньше приносило удовольствие (хобби, просмотр любимых фильмов или посиделки с друзьями), начинает раздражать, утомлять или вызывает слезы.
  2. Нарушения сна: ночью не можете долго заснуть или сон беспокойный, а днем из-за этого сонливость.
  3. Отдых не устраняет усталость.
  4. Чувство разбитости после нагрузки, которая раньше была под силу. Более того, уменьшение объема выполненной работы не улучшает состояние.
  5. Болезненная чувствительность к свету или громкому звуку.
  6. Сниженный фон настроения сохраняется независимо от того, какие события происходят в вашей жизни — плохие или хорошие.
  7. Ухудшаются умственные способности, снижается память. Становится сложнее сконцентрироваться на повседневных делах, появляется рассеянность.

Самое главное — вышеперечисленные симптомы сохраняются на протяжении как минимум 2 недель.

Важно

К утомляемости и депрессии могут присоединяться кратковременные вегетативные кризы (панические атаки). Без лечения болезнь «запирает» человека дома, панический страх не дает ему даже выйти на улицу.

У предрасположенных лиц существует риск развития астено-депрессивного синдрома с паническими атаками. Кратковременные эпизоды сильного страха, паники с сильным сердцебиением, холодным потом, чувством нехватки воздуха могут приводить к уменьшению социальных контактов, потере работы и даже самоизоляции больного.

Диагностика астено-депрессивных расстройств

Выяснить причины астено-депрессивного расстройства помогают следующие методики:

  1. Клинико-анамнестическое обследование — беседа с опытным и квалифицированным психотерапевтом, который выявляет симптомы и оценивает, что может послужить причиной болезни.
  2. Патопсихологическое исследование — выполняется медицинским психологом. Специалист фиксирует отклонения от нормы, которые выявляются в тестах на мышление, внимание, память.
  3. Инструментальные и лабораторные методы исследования — показаны для дифференциальной диагностики с органическими расстройствами (ЭЭГ) и эндогенными заболеваниями, в том числе шизофренией (Нейротест, Нейрофизиологическая тест-система).
  4. Консультации смежных специалистов (невролог, сексолог, психиатр) — при необходимости.

Основные методы лечения астено-депрессивных состояний

При астено-депрессивном синдроме симптомы/лечение зависят от причины его возникновения.

При невротических состояниях показано назначение мягких современных антидепрессантов и транквилизаторов, при органических состояниях показаны курсы ноотропов (препаратов, которые улучшают питание головного мозга), при эндогенных заболеваниях может потребоваться назначение нейролептика.

Хороший эффект дает медикаментозная терапия совместно с психотерапевтическими и физиотерапевтическими методами. Это индивидуальные или групповые тренинги, психотерапия, арт-терапия, БОС-терапия, когнитивно-поведенческая терапия.

С астено-депрессивным синдромом нельзя справиться за один поход к врачу, выпив одну «волшебную» таблетку. Стойкой ремиссии можно добиться только пройдя курс терапии и выполняя все рекомендации психотерапевта.

Психотерапевт на сеансах психотерапии помогает человеку лучше понять причины и механизмы развития его болезни, формирует у него правильное отношение к своему состоянию.

Все методы лечения уменьшают степень выраженности астенических симптомов. Они помогают быстрее вернуться в активное, оптимальное состояние и увеличить периоды ремиссии.

Для получения положительного результата лечение должно быть назначено специалистом с учетом вашего анамнеза, включая информацию о сопутствующих заболеваниях, а также данных диагностики.

Трекрезан. На всех стадиях ОРВИ

Что такое астения?

Астения (греч. «бессилие», «отсутствие сил») – состояние, ключевыми симптомами которого являются слабость и утомляемость. До сих пор нет четкого определения этого понятия. Выделяют различные варианты астении, один из которых – синдром хронической усталости [1]. 

Стрессы, воздействие вредных факторов могут привести к нарушениям в нейрогормональной и иммунной системах, что, в свою очередь, может привести к развитию инфекционных заболеваний различной природы: бактериальной, вирусной, грибковой, паразитарной.

В следствие инфекций адаптационные механизмы организма могут нарушиться и стать причиной синдрома хронической усталости и иммунной дисфункции [2].

Синдром хронической усталости

Синдром хронической усталости – это комбинация неспецифических субъективных симптомов, таких как усталость, головная боль, боль в опорно-двигательном аппарате, расстройства сна, настроения, при этом синдроме может наблюдаться повышение температуры (до 38°С) и боли в горле [2,3].

Заболеванию подвержены люди любого возраста, у большинства людей симптомы, начавшись в период инфекции, несколько уменьшаются, но выздоровление так и не наступает [2]. 

Установление диагноза требует тщательного осмотра специалистом и исключения других причин плохого самочувствия, таких как неврологические, различные хронические системные заболевания, гематологические заболевания и др [2]. 

Для повышения устойчивости организма различным стрессовым воздействиям, а также при профилактике и лечении острых респираторных инфекций можно применять иммуноадаптоген Трекрезан®. Он повышает устойчивость организма к неблагоприятным факторам окружающей среды, а также оказывает иммуностимулирующее действие.  Тркерезан® можно применять у взрослых и детей, начиная с 12 лет [4]. 

 

Список литературы:

1. Дюкова Г. М. Астенический синдром: проблемы диагностики и терапии //Эффективная фармакотерапия. – 2012. – №. 1. – С. 40-45.

2. Корнеев А. В., Арцимович Н. Г. Синдром хронической усталости и иммунной дисфункции //Лечащий врач. – 1998. – Т. 3.

3. Melenotte C. et al. Post-bacterial infection chronic fatigue syndrome is not a latent infection //Medecine et maladies infectieuses. – 2019. – Т. 49. – №. 2. – С. 140-149.

4. Инструкция по применению лекарственного препарата для медицинского применения Трекрезан

 

Врачи рассказали, какие дети подвержены осложнениям после COVID-19

У детей после коронавируса в 30% случаев могут развиться осложнения, сообщил эпидемиолог Роспотребнадзора Александр Горелов. Опрошенные «Газетой.Ru» врачи отмечают, они проявляются в виде проблем с ЖКТ, хронической усталости и развития синдрома Mis-C. При этом предупредить постковидный синдром у детей сложно.

Постковидный синдром у детей часто вызывает проблемы, связанные с желудочно-кишечным трактом, сообщила «Газете.Ru» кандидат медицинских наук, врач-педиатр Ольга Горячева.

«Чаще у детей постковидный синдром, как и сам вирус, не поражает бронхо-легочную систему. Очень много случаев, когда дети после болезни обращаются с разжижением стула, воспалительной реакцией кишки и другими проблемами ЖКТ. Взрослые обычно путают подобные проявления с обычным энтеровирусом», — сказала она.

Также после ковида у детей может развиться Mis-C — мультивоспалительный синдром, добавляет врач-педиатр «СМ-Клиника» Татьяна Кузнецова.

«Это сильная иммунная реакция на COVID-19 или постковидные осложнения, имеющая сходство с синдромом Кавасаки. У части детей это осложнение может случиться спустя три-четыре недели после болезни. Характеризуется высокой температурой, островоспалительным изменением крови, развитием полиорганной недостаточности, септического состояния», — пояснила медик.

Синдром Mis-C может вызывать сердечно-сосудистые проблемы: формируются нарушения ритма сердца, есть риск образования аневризмы аорты.

«Также постковид у детей часто проявляется в виде хронической усталости, проблем с концентрацией внимания и памяти, бессоннице или нарушении сна. Кроме того, фиксируются проблемы с колебанием артериального давления, ортостатическая гипотензия с пресинкопальными состояниями, нарушения мочеиспускания, вкуса, обоняния и колебания температуры тела до субфебрильных цифр», — сказала Кузнецова.

При этом постковидный синдром у детей еще недостаточно изучен: скорее всего он возникает из-за токсического воздействия вируса на организм, отмечает заслуженный врач России Михаил Каган.

«Существующие гипотезы включают хроническое воспаление, вызванное инактивированными вирусными белками, или, возможно, сохраняющееся низкое количество активного вируса, или последствие возникших в острую фазу болезни повреждений на микроскопическом уровне», — сказал он.

По словам медиков, постковидный синдром может поражать детей не только после тяжелого, но и легкого или даже бессимптомного течения COVID-19. В особенности риску подвержены подростки и дети с хроническими заболеваниями.

«В группе риска – подростки 13-17 лет, дети с хроническими заболеваниями легких (бронхиальная астма, хронический обструктивный бронхит), почек (хронический гломерулонефрит, хронический пиелонефрит, тубулопатии), врожденные пороки сердца, сердечно-сосудистые заболевания (вегето-сосудистая дистония, эссенциальная артериальная гипертензия), дети с ожирением или избыточной массой тела, диабетом, онкологическими заболеваниями», — пояснила Кузнецова.

Также развитие постковидного синдрома наиболее вероятно у детей с ослабленным иммунитетом.

«Это те дети, у которых изначально снижен иммунитет. То есть дети, которые находятся на иммуносупрессивной терапии, дети с аутоиммунными заболеваниями, дети с бронхо-легочной патологией, недоношенные дети», — сказала Горячева.

Чтобы предупредить постковидный синдром и не допустить развития осложнений, необходимо при появлении характерных симптомов обращаться к врачу и не заниматься самолечением.

«Важно вовремя обращаться к врачу при первых признаках ОРВИ, проводить тест на ковид, тщательно соблюдать назначения врача, при необходимости госпитализироваться в стационар. Ежемесячно – наблюдение педиатра, гематологический контроль (клинический анализ крови, С-реактивный белок, Д-димер). При необходимости — привлечение узких специалистов и диспансерное наблюдение», — советует Кузнецова.

Однако лучшая профилактика осложнений – вакцинация, подчеркивают медики.

«Дети, которые еще пока не могут быть вакцинированы, получают определенную защиту, когда их родители и другие взрослые люди из их окружения вакцинируются. Взрослые также должны соблюдать другие меры предосторожности, такие как использование детьми масок и соблюдение социальной дистанции в условиях эпидемического неблагополучия», — заключил Каган.

Лечение астено-невротического синдрома в санатории Шахтер (Ессентуки)

Лечение астено-невротического синдрома в санатории Шахтер (Ессентуки) Мы заботимся о наших гостях и принимаем меры по борьбе с распространением вируса COVID-19. Мы заботимся о безопасности наших гостей. Подробнее

 

Гарантия лучшей цены!

Большой крытый бассейн на 25м

Дети до 4х лет проживают бесплатно

Удобное расположение — 100 метров до лечебного парка и бювета с минеральной водой

Бесплатная доставка багажа в номер

Ежедневная анимационная программа

VIP сервис в номерах повышенной комфортности

Уникальные лечебные программы

Лечение синдрома хронической усталости предполагает как медикаментозный, так и немедикаментозный метод. Лекарственная терапия основывается на употреблении имуномодулятров, витаминных комплексов, а также использовании других средств (в зависимости от предполагаемой причины синдрома). Эффективно также посещение санаторно-курортных учреждений, предлагающих комплексы необходимых процедур.

Одним из основных методов немедикаментозного лечения синдрома хронической усталости является нормализация режима отдыха и физической нагрузки, а также сна и отдыха. Для этого в санаториях предлагаются специальные дневные режимы, включающие в себя питание по сбалансированной диете, прогулки на свежем воздухе, занятия лечебной физкультурой. Также эффективно воздействует на процесс выздоровления физиотерапия (аромтические ванны, лечение минеральными водами) и массажи.

Результаты лечения

Хроническая усталость имеет накопительное свойство, либо возникает вследствие серьёзных психологических нарушений. Специалисты в санатории эффективно борются с заболеванием, проводя индивидуальные беседы с пациентом и выявляя причинно-следственные связи.

Последствия отсутствия лечения

СХУ может перерасти в тревожность, депрессию. Нарушения сна становятся регулярными. Человек не может концентрироваться на работе, снижается социальная активность.

Синдром хронической усталости — это состояние, характеризующееся длительной усталостью, которая не проходит даже после полноценного отдыха. Причины недуга до конца не изучены, но считается, что чаще всего факторами, влияющими на появление синдрома, становятся психические и физические нагрузки, пищевая аллергия, вирусные инфекции, нарушение обмена веществ.

Лечение по данному заболеванию назначают врачи-консультанты санатория «Шахтёр» как сопутствующую патологию к основным заболеваниям, являющимся профильными для санатория – заболевания органов пищеварения и эндокринной системы.

Более подробную консультацию можно получить в отделе продаж курорта: +7 (863) 310-01-43

Санаторно-курортные программы

Лечение психовегетативных расстройств (ПВР) в клинике Семейный доктор

Термин «психовегетативные расстройства» (ПВР) объединяет множество симптомов, самыми распространенными из которых являются:

  • тревога;
  • депрессия;
  • чувство внутреннего напряжения;
  • нарушения сна;
  • раздражительность;
  • эмоциональная лабильность,
  • страхи или фобии;
  • тошнота;
  • головокружение.

Астенические синдромы: синдром эмоционального выгорания; синдром хронической усталости; неврастения.

ПВР проявляются эмоциональными расстройствами, соматическими и вегетативные нарушениями. И если эмоциональные расстройства в этих случаях человек объясняет тем, что у него что-то болит, то соматические и вегетативные расстройства заставляют его обращаться к врачу. Пациент может испытывать упорные головные боли, неприятные ощущения в области сердца, постоянную одышку, ощущение нехватки воздуха при глубоком вдохе, длительное и необъяснимое повышение температуры (обычно не больше 37,5), спазмы в кишечнике, непреходящее ощущение тошноты, отсутствие аппетита, изнуряющее потоотделение, головокружения, вплоть до панических атак. Однако при тщательном обследовании состояния здоровья такого человека обнаруживается, что эти органы абсолютно здоровы, а симптомы – ложные.

ПВР возникают под влиянием наследственности, при нарушениях нервной системы организма, при изменении гормонального фона, из-за различных видов стресса и психических расстройств. Распространенность психовегетативного синдрома у населения в настоящее время достигает 30%.

Соматоформные (психосоматические) расстройства в рамках нарушений вегетативной нервной системы:

1. Синдром раздраженного кишечника (СРК). Пациента периодически беспокоят расстройства стула и болевой синдром, при этом в кишечнике отсутствуют инфекции или гельминты, а в анализе крови нет изменений.

2. Нейрогенный мочевой пузырь – расстройства мочеиспускания, обусловленные поражением части нервной системы, ответственной за выведение мочи. Нарушаются функции удерживания, выведения и накапливания мочи.

3. Постуральное фобическое головокружение. Пациент жалуется на головокружение и неустойчивость в положении стоя и при ходьбе, страх падения, при этом объективных признаков нарушения равновесия нет. Часто такие приступы возникают в определенных ситуациях (многолюдные места, на мосту, в пустой комнате и т.д.).

4. Кардиалгия — боль в области сердца при отсутствии объективных клинических и параклинических признаков наличия патологий в прекардиальной области.

5. Гипервентиляция или дыхательный невроз – психологическое состояние человека, при котором нарушается правильный ритм дыхания (чувство нехватки воздуха), при отсутствии органической патологии легких.

6. Абдоминалгия – боль в животе. (см. СРК).

7. Эзофагоспазм — невроз пищевода. Пищеводное сокращение при употреблении пищи, судороги, тяжелое глотание.

8. Головная боль напряжения (ГБН). Психогенная головная боль сдавливающего характера с вовлечением перикраниальных мышц.

9. Гипергидроз — повышенное потоотделение всего тела или определенных его участков (складки кожи, лицо, ладони и стопы).

10. Хронические боли в спине. Ощущение постоянной боли в спине, при этом каких-либо патологий позвоночника нет.

11. Половые неврозы: снижение либидо, вагинизм, эректильная дисфункция.

При лечении ПВР невролог действует в тесной связи с психиатром, но самое важное – самостоятельные усилия и желание пациента по улучшению своего состояния. В первую очередь применяются психотерапия, методы саморегуляции (аутотренинг, БОС- биологически обратная связь), дозированные физические нагрузки. Хорошо помогают сеансы рефлексотерапии, массажа, занятия лечебной физкультурой, физиотерапия и курортное лечение. При ярко выраженных симптомах могут назначаться медикаменты (бензодиазепиновые препараты), способствующие эффективному успокоению нервной системы пациента, а также витаминотерапия. При постоянной боли рекомендуются антидепрессанты.

Не последнюю роль в выздоровлении играет правильный образ жизни с ежедневными водными процедурами, закаливанием и регулярными спортивными занятиями. А вот курение и алкоголь пациентам с психовегетативным синдромом противопоказаны.

Поскольку симптомы ПВР очень разнообразны, подобрать нужные медикаменты и методики может только специалист в индивидуальном порядке.

Запишитесь на консультацию к врачу-неврологу, по вопросу психовегетативных расстройств по телефону в Москве +7 (495) 775 75 66, или через интернет, заполнив форму онлайн-записи

врач-невролог, рефлексотерапевт

Журнал Театр. • Кира Муратова: сверхреалистка

Театральность фильмов Киры Муратовой кажется настолько же очевидной, насколько невероятной. Мы поговорили с автором книги «Кира Муратова. Искусство кино» Зарой Абдуллаевой о том, как из сгущенной условности муратовских фильмов возникает сверхреализм.

«Вы здесь работаете?» — «Я здесь отдыхаю». «Астенический синдром», эпизод на живодерне

«Зачем такое кино? Я устал, я развлечься хочу, а эта ходит, ноет». «Астенический синдром»

Олег Зинцов: Для начала договоримся, что такое театральность в кино, что мы будем иметь в виду: условность, или использование театральной конструкции, как в фильме «Два в одном», или что-то еще?

Зара Абдуллаева: Все сразу, но границы, конечно, надо определить. Есть представление о некоторых режиссерах кино — назовем их незамшелыми реалистами, чьи фильмы воспринимаются сквозь стекла так называемой театральности. Это бывает и с режиссерами театра. Саша Соколянский называл спектакли Анатолия Васильева «театрализацией театра». Если б Кира Муратова услышала про свою театральность, она бы взбунтовалась. Мейерхольд говорил: «Я чистейший реалист, только острой формы». Это и про Муратову. Если речь об условности, то хорошо бы понять, что она для нее значит. Каждый термин все-таки требует уточнений.

Тогда пойдем от конкретики. Возьмем самый очевидный пример: фильм «Два в одном». Там двойная экспозиция, нагромождение условности. Первая новелла — черный анекдот про изнанку театра, закулисье, где разыгрываются совершенно шекспировские страсти среди монтировщиков сцены, уборщиков и прочего персонала. Вторая — спектакль на сцене. Между этими двумя типами условности — театральным анекдотом и спектаклем — практически нет сюжетной связи. То есть почти нет зазора, в который мог бы втиснуться понятный зрителю смысл, «про что кино». Но мне кажется, этот камуфляж, двойные кулисы условности нужны Муратовой именно потому, что иначе «про что» будет невыносимо. Там ведь главное ощущение, по-моему, очень сильное и очень простое.

Какое же?

Страх смерти. И старости. Ни до, ни после в фильмах Киры Муратовой такого не было. Я сейчас, конечно, сильно упрощаю, но мне кажется, что в картине «Два в одном» театр выстроен, чтобы максимально отстраниться от этого страха. Создать дистанцию по отношению к тому «слишком человеческому», что всегда есть в фильмах Муратовой. Кому-то эта дистанция кажется мизантропией, но вообще-то именно благодаря ей простые чувственные вещи в ее картинах переживаются особенно остро. Так и в фильме «Два в одном», только на этот раз остранение оказалось сильнее обычного.

Это единственный фильм, который вообще не имел никакой коммуникации со зрителем. Его даже умники не знали как интерпретировать. А по мне, это contemporary art, то есть раздвижение границ одного вида искусства — кино и переориентация его восприятия. Муратова вообще любит как минимум двухактные постройки. «Два в одном» сделан в обратной перспективе к «Астеническому синдрому», который тоже делится на две части. Первая — «чужой фильм», похожий на стилистику ранней Муратовой. После его просмотра публика уходит из зала, с неодобрением обсуждая это черно-белое кино. Один из зрителей — герой Сергея Попова — просыпается, и начинается часть вторая, за пределами кинотеатра. В «Астеническом синдроме», как и в фильме «Два в одном», на переходе двух актов публика заявляет о себе. Но по-разному. «Два в одном» — не сумма двух новелл, Евгения Голубенко и Ренаты Литвиновой. Иначе фильм назывался бы «Две истории», как когда-то «Три истории». Эти две истории вытекают одна из другой, отражаются друг в друге, перевоплощаются в строгой и открытой композиции. Первый акт Муратова снимает в подражание стилистике «театра представления». Во втором воссоздает иллюзию реальности, но в стилистике «театра переживаний» и новогоднего карнавала. Фильм начинается в провинциальном театре, где идет монтировка декораций, а на сцене мы видим труп артиста и всякие перипетии сюжета в связи с этим событием. Заканчивается монтировка, зрители, недовольные задержкой спектакля, врываются в зал, и начинается спектакль, который снимает Муратова. Но поставлен этот спектакль «другим» режиссером. Как актерские пробы в фильме «Вечное возвращение», которые снимал некий режиссер, не доживший до конца работы.

Во второй части картины «Два в одном» Муратова снимает киноверсию провинциального спектакля, а не «прямую трансляцию». Поэтому там полно переходов туда-сюда: со сцены на улицу, с улицы в дом артиста труппы, первого любовника, переживающего, что он стареет. В первой части Муратова показывает монтировщика, который читает монолог Гамлета. Она травестирует затиражированный монолог, поручив его артистичной натуре Александра Баширова и его комическому персонажу по фамилии Уткин. Но одновременно она вводит масштаб «шекспировских страстей», как если бы их разыграли одесские шутники или шекспировские могильщики. Поскольку во второй части Муратова снимает киноверсию спектакля, она расширяет сценическую площадку и переносит действие со сцены, из театра в декорацию «реальной» квартиры артиста, на лестничную площадку, на улицы города, в салон трамвая. То есть театральное пространство и закулисное в этом фильме перетекают друг в друга и зеркалятся в кривых отражениях.

Мне кажется, что они не отражаются, а смотрят в разные стороны. Оба они театральные. Только происходит инверсия. Обычно показывают то, что на сцене, а потом то, что за сценой. А Муратова показывает, наоборот, сначала изнанку, потом фасад, но и то и другое одинаково гротескно. У изнанки и фасада разная природа гротеска, но одинаковая степень гротесковости. Кроме театра, в этой конструкции ничего нет. Только зрители в антракте врываются как агенты реальности.

Они зал берут штурмом, как пассажиры метро в час пик. Ну, гротеск для Муратовой и есть сверхточность, которой она поверяет так называемую реальность. Причем одесскую. Саму по себе театрализованную, на взгляд и слух жителей другой местности. В этом фильме с его двойной композицией и меняющимися точками съемки — от задника сцены, из театрального зала, из кинозала — создается совершенно нетривиальная оптика восприятия. Это вообще фильм не только о возрасте, старости, но о восприятии. Поэтому мы в кинозале становимся зрителями пьесы, разыгранной на сцене, — пьесы «о жизни». И зрителями новогодней феерии, которая разрушает четвертую стену и перевоплощается в кинозрелище.

Муратова проблематизирует само понятие спектакля. Смотрит на него с одной и с другой стороны. И что получается?

Она разрушает все перегородки между реальностями этого фильма. Иллюзия достоверности и условная реальность возникают в тотальном игровом пространстве. Тут имеет место конфликт восприятия. Можно иначе сказать: первый акт — это «шекспировская трагедия», разыгранная артистами-любителями. Второй — это «шекспировская комедия», разыгранная знаменитыми артистами. Тут гениальна Рената Литвинова в роли вагоновожатой. В конце концов получилась рефлексия и о зрелище.

И об игре так таковой.

Да, Муратову занимает игровое начало, присущее человеку. Причем начало очень органическое. Не искусственное. Хотя в кинопробах «Вечного возвращения», снятых не слишком талантливым режиссером, Муратова демонстрирует актерскую педаль, выморочность, штампы. А в фильме «Два в одном» есть еще прелестное смещение времен. Праздник Ивана Купалы происходит зимой.

Я осекаюсь, говоря о театральности, которая вроде очевидна, Муратовой — ведь она сама напросилась на такую репутацию. Когда Муратова искала на роль в «Долгих проводах» актрису, то посмотрела в БДТ Зинаиду Шарко и не захотела поначалу ее приглашать. В итоге Шарко сыграла. Очень смешно, сверхгротескно и совсем не так, как в БДТ. Мне кажется, что природа так называемой театральности Муратовой, помимо очевидностей, в чем-то другом. В том, что ее персонажи склонны выходить из ролей, предназначенных им по сюжетам. Выпрыгивать из них тем или другим способом. По ходу движения фабульных линий муратовские персонажи обнаруживают в себе нечто иное и странное для них же самих. Непредсказуемое. Параллельное (или перпендикулярное) также и зрительским ожиданиям.

В более общем смысле ее театральность часто оказывается попыткой или способом выскочить за рамки кино, разрушить иллюзию, присущую кинематографу. То есть условность становится инструментом преодоления другой условности, попыткой выйти в реальность. И тогда объясняется муратовский парадокс: то, что она великая реалистка.

Я бы сказала: ультрареалистка! Она проблематизирует само понятие киноиллюзиона. В фильме «Два в одном», раз уж мы к нему прицепились, она травестирует метод игрового кино. Там «настоящая» реальность подчинена законам условного психологического театра — вот где парадокс. А театрализованная — артистичному кинематографу, освобожденному от иллюзионистcких условностей. На разных игровых площадках она предсказывает и показывает сюжетные версии участников и наблюдателей этой «иллюзии жизни», этого «зеркала природы», но и этих «масок-шоу». Она, в сущности, строит площадное кино, как Юрий Любимов строил свой театр. И уже в свободном (от условностей восприятия) пространстве назначает артистов-любителей и знаменитостей. В сущности, она предлагает состязание — олимпийские игры — разнообразных реальностей. Так она обезграничивает и язык кино, и само кинематографическое сознание.

Кроме того, Муратова часто прерывает линейное повествование бесконечными репризами, дивертисментами, внезапными монологами. Она ведь человек, лишенный каких бы то ни было иллюзий. Поэтому и в поэтике, конструкции фильмов подвергает рефлексии киноиллюзион. В этом ее особенность по сравнению с другими режиссерами, включая Феллини, с которым ее зря сравнивают. У Муратовой чувство юмора, иронии мощнее. И лиризм, и гротескность другого замеса, более усложненного. Строптивого и мучительного.

В фильме «Два в одном» это сравнение с Феллини просто спародировано во второй части, по-моему.

Муратова, поселившись в Одессе, в провинции у моря, как будто тоже стала принадлежать средиземноморской культуре. Но вообще-то пресловутая театральность заключается в том, что свои группы лиц она нередко располагает в мизансценах актеров и зрителей. Такова ее особенность. Постоянные дуэты, трио, квартеты героев расставлены в пространстве фильмов как на сцене, простецки выражаясь, мира-театра, где непременно кто-то смотрит на них со стороны, ну, или из условного зала. Это довольно радикальное свойство режиссуры Муратовой. «Теперь твой выход, Алешенька!» — ее персонажи склонны к разнообразным апартам. Или вот Наталья Бузько начинает вдруг петь арию во «Второстепенных людях» или изображать сверхмарионетку. Привязанность к куклам — отдельная тема, мы ее трогать не будем. Такие, причем не вставные, номера для Муратовой очень важны.

Но ее так называемая театральность может быть опознана и сквозь сугубую декоративность среды, работу с кичем. Работу над костюмами. То, как она одевает персонажей, — это же черт-те что и сбоку бантик. Персонажи фильма «Среди серых камней» по повести Короленко «Дети подземелья» одеты в живописные театральные лохмотья. Абсолютно площадной балаган. Кстати, в этой изуродованной цензурой картине тоже две сцены. Мир детей и взрослых подземелья со своей пластикой, повадками, монологами, ужимками. И мир благородного семейства. Двойная экспозиция дает возможность посмотреть на людей и обстоятельства с одной, с другой и третьей стороны. Ее актеры не просто форсируют речь или выделывают интонационные кульбиты — они воспроизводят органичную и, на чужой слух, искусственную особенность региона. Результат: диалектальный одесский кинотеатр.

Нам кажется это утрированным, пока мы сами не попадаем в такую ситуацию. У меня однажды несколько дней жили гости, и в какой-то момент я почувствовал, что нахожусь в фильме Киры Муратовой. Я слышал все эти фирменные речевые приемы. Каждый бубнит что-то свое на бесконечном повторе, никто друг друга не слушает, и все говорят одновременно. Эти рефрены кажутся нам искусственными, но они буквально подслушаны. А другой муратовский момент случился вчера — была хорошая погода, все открыли окна в обычном московском дворе и где-то распевалась оперная певица, выводила рулады.

Ну, о том, как речь и тесситура голосов муратовских персонажей настигает нас в Москве, я могла бы рассказать много историй. Не буду. А вот рефрены в ее фильмах играют ритмообразующую роль. К тому же это оммаж режиссера опере, которую она любит. Но в опере — условные сюжеты, а у Муратовой нет. Она заимствует из оперного жанра структурные элементы. Однако идет в своей маниакальной страсти к рефренам дальше. Часто предпочитает зеркалить речевые повторы раздвоением одного персонажа. Или же внедрением в ткань фильмов двойников, близнецов.

«Ты Олег или Юра?» — как в «Вечном возвращении».

Ну да. Там вообще тематизировано разнообразие однообразного и наоборот. Головокружительно. И болеро тебе, и рондо.

Помнишь близняшек в авангарднейшем фильме «Познавая белый свет»? Братьев во «Второстепенных людях»? Тема двойников для нее вполне навязчива. Так же как монологи. Долгие, разветвленные, со смурными обертонами, неожиданно выставляющие персонажей. Монологи в кадре, за кадром. Можно ли сказать, что этот драматургический прием сугубо театральный? Так или иначе, но монологи для Муратовой очень существенны. Бывает, как, скажем, в «Перемене участи», они произносятся как бы на котурнах. Причем не только интонационных, но и в буквальном смысле. В финале этого фильма героиня Натальи Лебле, на которую снизу смотрит камера, произносит текст монолога на верхней площадке лестницы. В «Познавая белый свет» героиня Лебле — малярша — читает монолог Веры из «Героя нашего времени». Она участница художественной самодеятельности. Но этот монолог снят также в память несыгранной роли Лебле в фильме Муратовой по роману Лермонтова. Сценарий зарубили.

Муратова нередко мизансценирует кадр в перспективе от первого плана к дальнему, будто одни персонажи — это зрители галерки, как в фильме «Познавая белый свет», где штукатурщицы глядят из окна строящегося дома на силуэты ссорящихся героев и комментируют то, что происходит на далекой «сценической» площадке. Казалось бы, это театральная мизансцена. С другой стороны, это чистое кино. Поэтому наш разговор о театральности Муратовой — условность.

Муратовские повторы — это буквально и репетиция.

Конечно. Уже в «Коротких встречах» героиня, сыгранная Муратовой, репетировала доклад, который не давался этой чиновнице горсовета. Она даже, задолго до своего чувствительного милицанера, предчувствовала и другие приговские строчки («только вымоешь посуду…»), хотя повторяла на разные лады: «Мыть посуду или не мыть?» Ее репетитивность закладывалась с первого фильма.

И абсолютно концептуализировалась в недавнем «Вечном возвращении». Там, мне кажется, возникает еще одна важная вещь. Вот в этих бесконечных повторах с вариациями происходит удивительный эффект отмены банальности. То есть у Муратовой нет иллюзий насчет того, что такое человек, насколько это существо стереотипное, предсказуемое в своих реакциях, словах, поведении. Но ее завораживают при этом мелкие различия, пропасть возможностей между одинаковыми почти Людой и Люсей, закадровыми женой и любовницей, между которыми никак не может сделать выбор герой. И вот эта пропасть нюансов создает то, что мы называем жизнью, реальностью, чувством и т. д.

Люда и Люся. Две в одной. Выбрать невозможно. Водевильная завязка искрит неразрешимой философической дилеммой.

А прием кинопроб — это просто лукавое объяснение для зрителя, который всегда хочет объяснений. Что все это значит? А это кинопробы. А, ну понятно! В фильме «Два в одном» этого объяснения не было, что и ставило публику в тупик, вгоняло в ступор.

«Два в одном» показывали на «Кинотавре» в один год с «Грузом 200». Эти два фильма были как красная тряпка для культурной публики. Муратовский — потому, что она не протянула зрителю не то что руки, даже пальца. А балабановский — ну, понятно.

Все повторяется. Действительно вечное возвращение. Про кинопробы и вообще про последний фильм многие режиссеры кино и театра говорят: плохо сделано. Они почему-то не чувствуют, не понимают остранений Муратовой. Да, она мастер нюансов внутри банальных коллизий. Обладает редким сочетанием чувства дистанции, то есть взгляда со стороны, сверху, сбоку, с бесстрашным и прямым взглядом на человека, событие, жизнь. Колоссальное, врожденное чувство дистанции. И — проникновенность в существо человека. Играющего «в зал» или естественно, хоть и с припеком. В «Вечном возвращении» она воспроизводит все штампы «плохого кино». Результат ровно обратный.

Это тот же фокус отмены банальности. Она точно так же видит штампы ремесла и производит с ними то же превращение, что и с жизненными шаблонами. И ее взгляд меняет их точно таким же образом. Штампы кино или театра, предъявленные как штампы, тут же перестают ими быть. Как и в случае со всеми этими людьми, намеренно названными «второстепенными».

Именно. И еще. «Настройщик» — это розыгрыш. Такой жанр. Но фильм можно было бы назвать, как Ренуар, «Правила игры». Розыгрыш здесь становится сюжетообразующим, многогранным. Там, кстати, тоже есть двойняшки в горошковых платьях. Точнее, одна барышня раздвоилась в сознании героини Аллы Демидовой, дамы с собачкой, когда ее Анна Сергеевна попала впросак и очень расстроилась, прямо голова закружилась. Приходится переводить: сюрреалисты — сверхреалисты.

В «Настройщике» Рената Литвинова приходит в дом жертв обмана в деловом костюмчике, но с натуральной косой. Это Смерть с косой. Здорово. Муратова буквальна! Одновременно ее поэтическая душа внемлет метафорам. Может, Олег, надо говорить не о ее условности или театральности, а просто-напросто о смелости и свободе.

Но мы чуть не забыли «Чеховские мотивы». Фильм, который, как и «Два в одном», прошел мимо зрителей. Тут она воссоединила рассказ «Тяжелые люди», пьесу-шутку «Татьяна Репина» и спровоцировала непривычное восприятие бытового сюжета и суперзрелища. Самой кинематографической материи. Театральные новаторы 20-х годов прошлого века кинофицировали театр. Гораздо позже радикальные театральные режиссеры, почувствовав исчерпанность своих открытий, обращались к ритуальным формам старинного театра. Кира Муратова экранизирует раннего Чехова, но радикализирует способы восприятия, возвращая тиражному искусству уникальность ритуального события.

В «Чеховских мотивах» она снимает в реальном времени храмовое действо как реалити-шоу, в которое врывается шутовской балаган. То есть она десакрализует само зрелище, а не церковное таинство. И нарушает таким образом контакт со зрителями. Она совмещает вроде бы несоединимое: комедию масок — с натурализмом, трагифарс — с балетом, обморочную водевильную атмосферу — с литургией. Не забывает и о своем пристрастии к скрещению «сюрприза, дивертисмента, концерта», знакомому со времен «Перемены участи», где «демон и ангел» были слиты в образе героини Лебле, убийцы и жертвы, а другие персонажи фокусничали, жевали стекло и плевались игральными картами. «Чеховские мотивы» — фильм про(-)зрение.

Кроме того, она и тут дублирует жесты, повадки разных героев, намечая их общую судьбу и ритуальную повторяемость жизненных циклов. Но это «общество зрелищ» Муратова снимает как антизрелище. Камерный семейный спектакль — скандалы, склоки «Тяжелых людей» резонируют в реалити-шоу венчания. Или можно сказать — в «мышеловке» спрофанированного торжества. Там, кстати, жених, выйдя из церкви, голосил романс. Сатирикон/иллюзион. Два в одном. Там есть и совсем буквальные театральные приметы. Когда, скажем, герой Сергея Попова (он играет отца семейства из рассказа «Тяжелые люди») прихорашивается, готовится к представлению перед зеркалом в прихожей, как в гримерной, и надевает маску раздраженного родителя. Потом входит в комнату и вступает в игровое пространство.

Муратова же не единственный режиссер, который видит в повседневности бесконечную возможность игры. Можно навскидку вспомнить хотя бы Евреинова с его «театром для себя», проживанием обыденных ситуаций как маленьких пьес, в которых ты сам и актер и зритель.

Если искать параллели, связи, то все-таки с Мейерхольдом. С его пониманием гротеска. Мейерхольд говорил о стремлении режиссера выводить, выносить зрителя из одного, только что им постигнутого, плана в другой, которого тот никак не ожидал. Это некомфортно зрителю, особенно теперешнему.

Муратова тяготеет к перепадам. С одной стороны, не чужда аттракционности — привет Эйзенштейну. А с другой — отвечает за ультрареализм, замешенный на гротеске. Вот где, мне кажется, ее корни. Мистерия и буффонада, документ и трагифарс. Смешение жанров. У нее же все фильмы, может быть кроме «Настройщика», построены жанрово прихотливо. Она сплетает стилистически разноперые фрагменты, жанровые осколки и шарахает актеров взад-вперед, влево-вправо. Для нее небезразличны также коллизии лица и маски. Эти коллизии даже становятся предметом обсуждения. Особенно в монологах, когда персонажи как бы выключаются из сюжетных перипетий и пускаются в сновидческие, поэтические или исповедальные путешествия.

Мы говорим про театральность, потому что Муратова — человек резких и внятных приемов. А на самом деле она просто самый рефлексивный у нас режиссер.

Когда мы видим какие-то сценки в жизни или представляем себя участниками каких-то ситуаций, мы ведь очень часто говорим: «О, это как в кино!» Или: «Это как в театре!» Вкладывая в эти слова («как в кино» или «как в театре») почти противоположные смыслы. В кино Муратовой почти не бывает «это как в кино». Как в кино — это позиция наблюдения, когда мы представляем, что за нами кто-то наблюдает или наблюдаем мы сами. А «как в театре» — это когда мы активные зрители. Или участники, когда мы втянуты в представление, иногда даже за уши. Мы находимся с происходящим в гораздо более тесной взаимосвязи. И вот это обеспечивает эффект сверхреализма у Муратовой. Гораздо более интенсивного контакта с реальностью.

Но не потому, что мы лишены позиции наблюдателей. И такую мизансцену Муратова накаляет. Мы лишаемся покоя. Наше восприятие обострено, обожжено. И, являясь участниками или соучастниками ее кинореальности, мы раздражаемся, не всегда отдавая себе в этом отчет, на себя же. А кажется, что нас третируют ее персонажи. Не все, конечно.

Они назойливые. Как если бы мы находились в театре, а актеры выскочили в зал, начали нас дергать, орать в ухо, залезать на колени.

Майя Туровская говорила, что Лиля Мурлыкина в последней из «Трех историй» — девочка, которая реагирует только на слово «Низзя!» и травит героя Олега Табакова, — и есть образ протестующей Муратовой. В ней — наряду с сокровенным лиризмом и свирепой иронией — действительно очень сильное протестное начало. Хотя оно сообразуется с антрактами, дивертисментами, в которых агрессивность и назойливость персонажей транспонируются в другой ритм. В режим расслабления. Такие отдохновенные моменты действуют физиологически. Но муратовская многосложность, конечно, рискованна для зрителей. С децибелами ее персонажей надо научиться справляться. Хотя считается, что ее яростные фильмы чередуются с менее вызывающими. Но я уверена, что «Чувствительный милиционер», снятый после оглушительного «Астенического синдрома», — одна из самых трагических антисказок. В ней есть налет хармсовского безумия и его же (и муратовской) проницательности. Тоже недооцененный фильм. Там, к слову, два плаката «Черного квадрата» висят в квартире милиционера.

Особенность муратовской поэтики еще и в том, что ее актеры обладают мешающими друг другу свойствами. Не дополняющими, а именно мешающими. Это создает совершенно особый тип актерского существования. Так нигде актеры и аматёры не работают. Аналогов я не знаю. Ее люди играющие состоят минимум из двух половинок: одна, постоянно оспаривая другую, высекает искры непредвиденных граней (характера) этого конкретного существа.

Это трудно назвать рефлексией в привычном смысле. Там ведь нет подчеркнутой актерской дистанции между актером и образом, когда актер входит в роль или выходит из нее.

Нет, такого в ее фильмах тоже полно. Но когда актеры находятся в более привычном, если вообще это слово уместно, состоянии — они тоже в заговоре с собой. Проявится / не проявится этот заговор — вот в чем вопрос.

Они часто играют как бы маски самих себя. Выходит Олег Табаков в «Вечном возвращении» с интонацией: ну вы же знаете, что я Олег Табаков. И обыгрывает это наше о себе представление. Или выходит Алла Демидова с таким видом, что сейчас я вам сделаю, как Алла Демидова. И точно так же ведут себя и Литвинова, и Бузько. Они все у Муратовой немножко играют самих себя — так, как мы их себе представляем. И даже забирают эту маску, как Литвинова, с собой в жизнь.

Так можно сказать, потому что здесь Муратова монтирует кинопробы. Вот актеры и предъявляют свои маски, штампы. В других фильмах по-разному происходит. Чаще всего не актерские маски нас волнуют или вызывают оторопь, но диапазон, выверты, колебания навязчивых маний, характерных для муратовских персонажей. С этим режиссером — впрочем, как с любым настоящим — обобщения опасны. Несмотря на то что ее взгляд и звук узнаешь мгновенно, с первых кадров любого фильма.

ЕРБ ВОЗ | Ключевые термины и определения

Расстройство развития : общий термин, охватывающий такие расстройства, как умственная отсталость / умственная отсталость, как а также распространенные нарушения развития, включая аутизм. Эти расстройства обычно имеют начало в детстве, нарушение или задержка в функциях, связанных к созреванию центральной нервной системы и к устойчивому течению, а не к ремиссиям и рецидивам, которые характерны для многих других психических расстройств.Несмотря на детство, нарушения развития, как правило, сохраняются в зрелом возрасте. Людям с нарушениями развития более уязвимы для физическое заболевание и развитие других приоритетных состояний, упомянутых в mhGAP-IG и требующих дополнительного внимания со стороны медицинских работников. ( Руководство по вмешательству mhGAP, ISBN 978 92 4 154806 9, ВОЗ, 2010 г. )

Употребление наркотиков и расстройства, связанные с употреблением наркотиков : состояния, возникающие в результате различных моделей употребления наркотиков, включают острую передозировку седативных средств, острую интоксикацию стимуляторами или передозировка, употребление вредных или опасных наркотиков, зависимость от каннабиса, опиоидная зависимость, зависимость от стимуляторов, бензодиазепиновая зависимость и их соответствующие состояния выхода.Вредное употребление наркотиков — это модель употребления наркотиков, наносящая вред здоровью. Ущерб может быть физическим (как в случаи инфекций, связанных с употреблением наркотиков) или психические (например, эпизоды депрессивного расстройства) и часто связаны с ущербом для социального функционирования (например, семейные проблемы, проблемы с законом или проблемы, связанные с работой). ( Руководство по вмешательству mhGAP, ISBN 978 92 4 154806 9, ВОЗ, 2010 г. )


Эпилепсия / припадки : Эпилепсия — хроническое заболевание, характеризующееся повторяющимися неспровоцированными припадками.В нем есть несколько причины; он может быть генетическим или может возникать у людей, у которых в анамнезе были родовые травмы, инфекции головного мозга или травмы головы. В некоторых случаи, без конкретных причину можно определить. Судороги вызваны аномальными выделениями в головном мозге и могут иметь разные формы; у людей с эпилепсией может быть более одного тип захвата. Двумя основными формами припадков являются судорожные и несудорожные. Бессудорожная эпилепсия имеет такие особенности: как изменение осознания, поведение, эмоции или чувства (например, вкус, обоняние, зрение или слух) аналогичны психическим состояниям, поэтому их можно спутать с ними.Судорожный эпилепсия имеет такие особенности, как внезапное сокращение мышц, заставляющее человека упасть и неподвижно лежать, а затем мышцы чередуются. между расслабление и ригидность с потерей контроля над кишечником или мочевым пузырем или без него. Этот тип связан с большей стигматизацией и более высокой заболеваемостью и смертностью. ( Руководство по вмешательству mhGAP, ISBN 978 92 4 154806 9, ВОЗ, 2010 г. )

Генерализованное тревожное расстройство : Беспокойство, которое общие и стойкие, но не ограниченные какими-либо конкретными экологическими обстоятельствами или даже сильно преобладающие в них (т.е. это бесплатно- плавающий «). Доминирующие симптомы различны, но включают жалобы на стойкую нервозность, дрожь, мышечное напряжение, потливость, головокружение, сердцебиение, головокружение и дискомфорт в эпигастрии. Опасения, что пациент или его родственник вскоре заболеет или попадет в аварию, часто выражается. ( Классификация психических и поведенческих расстройства, Клинические описания и диагностические рекомендации, ВОЗ, обновление 2010 г. )

Гиперкинетическое расстройство / синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) : Основные признаки — нарушение внимания и повышенная активность.Нарушение внимания проявляется в отрыве от дел и уходе от дел. незаконченный. Детские или подростковые смены часто переходят от одного занятия к другому. Этот дефицит настойчивости и внимания следует диагностировать как расстройство, только если они чрезмерны для возраста и интеллекта ребенка или подростка и влияют на их нормальное функционирование и обучение. Гиперактивность подразумевает чрезмерное беспокойство, особенно в ситуациях, требующих относительного спокойствия.Это может быть связано с бегом и прыжками ребенка или подростка, вставание с места, когда он или она должны были оставаться на месте, чрезмерная разговорчивость и шумность или ерзание и ерзание. Характеристика поведенческие проблемы должны быть ранними начало (в возрасте до 6 лет) и длительное (> 6 месяцев), и не ограничивается только одной установкой. ( Руководство по вмешательству mhGAP, ISBN 978 92 4 154806 9, ВОЗ, 2010 г. )


Интеллектуальная Инвалидность : значительно сниженная способность понимать новую или сложную информацию, а также изучать и применять новые навыки (нарушение интеллекта), с пониженной способностью справляться самостоятельно (нарушение социального функционирования), началось до зрелого возраста и имеет длительное влияние на развитие.Инвалидность зависит не только от состояния здоровья или нарушений здоровья ребенка, но и в решающей степени от того, в какой степени факторы окружающей среды поддерживают его полное участие и включение ребенка в общество. Использование термина «интеллектуальный» инвалидность »в этой Декларации включает детей с аутизмом у кого есть интеллектуальные нарушения. Для целей настоящей Декларации этот термин также включает детей, помещенных в специальные учреждения по причине воспринимаемая инвалидность или неприятие семьи, а также задержки в развитии и психологические проблемы в результате их институционализации.( Европейская декларация о здоровье детей и молодых людей с ограниченными интеллектуальными возможностями и их семей, ЕРБ ВОЗ, 2010 г.)

Профилактика психических расстройств : Нацеленность на сокращение факторы риска и усиление защитных факторов, связанных с психическими расстройствами, с целью снижения риска, заболеваемости, распространенности и повторения психических расстройств. ( Политика и практика психического здоровья в Европе, ISBN 978 92 890 4279 6, ЕРБ ВОЗ, 2008 г. )

Психические расстройства : Психические расстройства включают в себя широкий спектр проблем с различными симптомы.Однако, как правило, они характеризуются некоторой комбинацией нарушенных мыслей, эмоций, поведения и отношений с другими людьми. Примеры депрессия, тревожность, расстройства поведения у детей, биполярные расстройства и шизофрения. Многие из этих заболеваний успешно поддаются лечению. ( Доклад о состоянии здравоохранения в мире, 2001 г. — Психическое здоровье: новое понимание, новая надежда, стр. 10, ISBN 92 4 156201 3, ВОЗ)

Психическое здоровье : Психическое здоровье — это состояние благополучия, в котором человек может реализовать свой потенциал, справиться с обычными жизненными стрессами, продуктивно работать и внести свой вклад в жизнь общества.( Укрепление пропаганды психического здоровья, Информационный бюллетень № 220, ВОЗ, 2001 г. )

Законодательство о психическом здоровье : Законодательство о психическом здоровье или положения о психическом здоровье, включенные в другие законы (например, антидискриминация, общее состояние здоровья, инвалидность, занятость, социальное обеспечение, образование, жилье и другие области), может охватывать широкий круг вопросов включая доступ к психиатрической помощи и другим услугам, качество психиатрической помощи, прием в психиатрические учреждения, согласие на лечение, свобода от жестокого, бесчеловечного и унижающего достоинство обращения, свобода от дискриминации, пользование всем спектром гражданских, культурных, экономический политические и социальные права, а также положения о правовых механизмах поощрения и защиты прав человека (например,грамм. контрольные органы по надзору за приемом и лечением психиатрическим учреждениям, контролирующим органам для проверки соблюдения прав человека в психиатрических учреждениях и механизмам подачи жалоб). ( Использованная литература: 1) Атлас психического здоровья 2011 г., ISBN 9799241564359, КТО; 2) Нарушения прав человека людей с психическими и психосоциальными расстройствами: нерешенный глобальный кризис. Дрю, Н., Функ, М., Тан, S. et al. The Lancet, 378 (9803), 1664 — 1675, 2011)


Политика в области психического здоровья и план психического здоровья : официальное заявление правительства, определяющее видение и детализирует организованный набор ценностей, принципов, целей и направлений действий по улучшению психического здоровья населения. Ментальный здоровье план детализирует стратегии, мероприятия, временные рамки и бюджеты, которые будут реализованы для реализации видения и достижения целей политику, а также ожидаемые результаты, цели и индикаторы, которые можно использовать для оценки успешности реализации.( Использованная литература: 1) Атлас психического здоровья 2011 г., ISBN 9799241564359, КТО ; 2) Политика, планы и программы в области психического здоровья, ISBN ISBN 9241546468, ВОЗ, 2005 г. )

Укрепление психического здоровья : «Нацелены на защиту, поддержку и поддержание эмоциональное и социальное благополучие и создают индивидуальные, социальные и экологические условия, которые обеспечивают оптимальные психологические и психофизиологические развитие и улучшение совладания дееспособность физических лиц.Укрепление психического здоровья относится к положительному психическому здоровью, а не к психическому нездоровью «. Политика и практика психического здоровья в Европе. Отвечая на вызовы, ISBN 978 92 890 4279 6, ЕРБ ВОЗ, 2008 г. )

Службы психического здоровья : Средства, с помощью которых доставлен. То, как организованы эти службы, имеет важное значение для их эффективности.Обычно услуги по охране психического здоровья включают амбулаторное лечение. удобства, дневные психиатрические лечебные учреждения, психиатрические отделения в больнице общего профиля, общественные психиатрические бригады, поддерживаемое жилье в сообщества и психиатрические больницы. (Ссылки: 1) Организация услуг по охране психического здоровья, ISBN 9241545925, ВОЗ, 2003 г. ; 2) Атлас психического здоровья 2011 г., ISBN 9799241564359, КТО )

Злоупотребление наркотиками или алкоголем : Использование вещество, предназначенное для целей, несовместимых с юридическими или медицинскими рекомендациями, например, при немедицинском использовании рецептурных лекарств.Этот термин предпочитают некоторые злоупотребляют, полагая, что это менее осуждающе. ( Словарь терминов по алкоголю и наркотикам, ВОЗ, 1994)


Обсессивно-компульсивное расстройство : Существенным признаком является повторяющееся навязчивое состояние. мысли или навязчивые действия. Навязчивые мысли — это идеи, образы или импульсы, которые снова и снова входят в сознание пациента в стереотипной форме. Они почти неизменно причиняет страдания, и пациент часто безуспешно пытается им сопротивляться.Однако они признаны его или ее собственными мысли, даже если они непроизвольны и часто отталкивают. Компульсивные действия или ритуалы — это стереотипное поведение, которое повторяется снова и снова. Они не по своей сути доставляют удовольствие и не приводят к выполнению полезных по своей сути задач. Их функция — предотвращать некоторые объективно маловероятное событие, часто связанное с причинением вреда пациенту или вызванное им, которое, как он опасается, могло бы произойти в противном случае.Обычно такое поведение распознается пациент как бессмысленный или предпринимаются безрезультатные и неоднократные попытки сопротивляться. Тревога присутствует почти всегда. Если компульсивным действиям сопротивляются беспокойство усиливается. ( Классификация психических и поведенческих расстройства, Клинические описания и диагностические рекомендации, ВОЗ, обновление 2010 г. )

Другие поведенческие расстройства : необычно частый и резкий характер могут присутствовать истерики и стойкое жестокое неповиновение.Расстройства поведения могут характеризоваться повторяющимся и постоянным паттерном диссоциального, агрессивное или вызывающее поведение. Такое поведение, когда оно является наиболее экстремальным для человека, должно быть намного более суровым, чем обычные детские шалости. или бунтарство подростков. Примеры поведения могут включать: чрезмерный уровень драки или запугивания; жестокое обращение с животными или другими людьми; Огонь- параметр; серьезная деструктивность к собственности; воровство; неоднократно лгал и убегал из школы или дома.Решения о наличии При других поведенческих расстройствах следует учитывать уровень развития ребенка или подростка и продолжительность проблемного поведения (не менее 6 месяцев). ( Руководство по вмешательству mhGAP, ISBN 978 92 4 154806 9, ВОЗ, 2010 г. )

Распространенные расстройства развития, включая аутизм : это нарушение социального поведения, общения и язык и узкий круг интересов и действий, которые уникальны для каждого человека и выполняются повторно.Они происходят из младенчество или раннее детство. Обычно, но не всегда, бывает некоторая степень умственной отсталости. Упомянутое выше поведение часто встречается в также люди с ограниченными интеллектуальными возможностями. ( Вмешательство mhGAP Руководство, ISBN 978 92 4 154806 9, ВОЗ, 2010 г. )


Посттравматическое стрессовое расстройство : Возникает как отсроченная или длительная реакция на стрессовое событие или ситуацию (либо кратковременный или длительный) исключительно угрожающего или катастрофического характера, который может вызвать повсеместное недомогание почти в кто угодно.Предрасполагающие факторы, такие как личностные черты (например, компульсивные, астенические) или предыдущая история невротических заболеваний, могут снизить порог для развитие синдрома или усугубление его течения, но они не являются ни необходимыми, ни достаточными для объяснения его возникновения. Типичные особенности включают эпизоды повторного переживания травмы в навязчивых воспоминаниях («флэшбэках»), снах или кошмарах, происходящие на постоянном фоне чувство «онемения» и эмоционального притупления, отстраненность от других людей, невосприимчивость к окружающему, ангедония и избегание деятельности а также ситуации, напоминающие травмы.Обычно наблюдается состояние вегетативного гипервозбуждения с повышенной бдительностью, усиленной реакцией испуга и бессонницей. Тревога и депрессия обычно связаны с вышеуказанными симптомами и признаками, и нередко возникают суицидальные мысли. Начало следует за травма с латентным периодом, который может составлять от нескольких недель до месяцев. Курс колеблется, но в большинстве случаев можно ожидать выздоровления. В в небольшой части случаев заболевание может иметь хроническое течение в течение многих лет с возможным переходом в стойкое изменение личности. ( Классификация психических и поведенческих расстройств по МКБ-10, Клинические описания и диагностические рекомендации, ВОЗ, обновление 2010 г. )

Психоактивное лекарство или вещество : Вещество, которое при проглатывании влияет на психические процессы, например познание или аффект. «Психоактивный» не обязательно означает порождение зависимости, и в просторечии этот термин часто оставляют неустановленный, как в «употреблении наркотиков» или «злоупотреблении психоактивными веществами».( Словарь терминов, посвященных алкоголю и наркотикам, ВОЗ, 1994)

Первая психологическая помощь (PFA) : гуманная и поддерживающая реакция на других людей. кто страдает и кому может потребоваться поддержка. Это влечет за собой базовую, ненавязчивую прагматичную заботу с упором на выслушивание, но не на принуждение к разговору, оценку потребностей. и заботы, обеспечивающие что основные потребности удовлетворяются, поощряя социальную поддержку со стороны значимых других и защищая от дальнейшего вреда.( Руководство mhGAP по ведению состояний, конкретно связанных со стрессом, ISBN 978 92 4 150540 6, ВОЗ, 2013 г. )

Психоз : Характеризуется искажениями мышления и восприятия, а также неуместным или несоответствующим. суженный диапазон эмоций. Может присутствовать бессвязная или несоответствующая речь. Галлюцинации (слышать голоса или видеть вещи, которых нет), бред (фиксированные, ложные идиосинкразические убеждения) или чрезмерные и необоснованные подозрения.Серьезные отклонения в поведении, например неорганизованность. может наблюдаться поведение, возбуждение, возбуждение и бездействие или чрезмерная активность. Нарушение эмоций, например выраженная апатия или несоответствие между сообщаемыми эмоции и наблюдаемые аффекты (например, выражение лица и язык тела) также могут быть обнаружены. Люди с психозом подвергаются высокому риску заражения нарушениям прав человека. ( Руководство по вмешательству mhGAP, ISBN 978 92 4 154806 9, КТО, 2010 г. )


Психосоциальные расстройства : Обратитесь к людям которым поставили диагноз психического здоровья и которые испытали негативные социальные факторы, включая стигму, дискриминацию и изоляцию.Люди живущие с психосоциальными нарушениями включают бывшие пользователи, нынешние пользователи услуг по охране психического здоровья, а также лица, идентифицирующие себя как лица, пережившие эти услуги, или с психосоциальной инвалидностью. ( Нарушения прав человека людей с психическими и психосоциальными инвалидность: нерешенный глобальный кризис. Дрю, Н., Функ, М., Тан, С. и др. The Lancet, 378 (9803), 1664 — 1675, 2011)

Временный уход : временное оказание помощи человеку с психическим заболеванием, например, слабоумие, вызванное другими людьми, кроме основного лица, осуществляющего уход.Термин «временный уход» используется для обозначения разнообразных услуг. Временный уход может иметь место в доме человека, в детском саду, в обществе (например, на светском мероприятии) или в жилом помещении. Это может отличаться с точки зрения того, кто оказывает помощь (обученный или необученный персонал или волонтеры). Временный уход также может различаться по продолжительности — от нескольких часов до нескольких часов. несколько недель — и может включать дневной или ночной уход.Временное лечение может быть запланированным или, в экстренных случаях, незапланированным. ( Деменция: приоритет общественного здравоохранения, ISBN: 978 92 4 156445 8, ВОЗ, 2012 г. )

Шизофрения : тяжелое психическое расстройство, характеризующееся глубокими нарушениями мышления, влияющими на язык, восприятие и самоощущение. Он часто включает психотические переживания, такие как слышание голосов или заблуждения. Это может повредить функционирует через потеря приобретенной способности зарабатывать средства к существованию или прекращение учебы.Шизофрения обычно начинается в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте. Большинство случаев шизофрении поддается лечению, и люди, затронутые ею, могут вести продуктивную жизнь и интегрироваться в общество. ( Шизофрения, полученная из: МКБ-10; Всемирный доклад ВОЗ о психическом здоровье, 2001 г.)

Самоповреждение : более широкий термин, относящийся к преднамеренному самоповреждению или травме, которая может иметь или не иметь смертельный исход. намерение или результат.( Руководство по вмешательству mhGAP, ISBN 978 92 4 154806 9, ВОЗ, 2010 г. )

Стигма : Отличительный знак, устанавливающий разграничение между стигматизируемым человеком и другими лицами, приписывающими отрицательные характеристики этому человеку. Стигма, связанная с психическим заболеванием, часто приводит к социальной изоляции и дискриминации и создает Вдобавок бремя для пострадавшего.( Политика и практика психического здоровья в Европе. Отвечая на вызовы, ISBN 978 92 890 4279 6, ЕРБ ВОЗ, 2008 г. )


Суицидальный поведение : диапазон поведения, который включает размышления о самоубийстве (или идеях), планирование самоубийства, попытку самоубийства и самоубийство. ( Отчет о самоубийстве, ISBN 978 92 4 156477 9, ВОЗ, 2014 г. )

Самоубийство : Умышленное самоубийство.( Отчет о самоубийстве, ISBN 978 92 4 156477 9, ВОЗ, 2014 г.)

Попытка самоубийства : Любое суицидальное поведение без смертельного исхода, относится к умышленному самоповреждению, травмам. или членовредительство, которые могут иметь или не иметь фатального намерения или результата. ( Отчет о самоубийстве, ISBN 978 92 4 156477 9, ВОЗ, 2014 г. )

Деменция с ранним началом : Обычно определяется как начало в возрасте до 65 лет; редкий состояние.( Деменция: приоритет общественного здравоохранения, ISBN 978 92 4 156445 8, ВОЗ, 2012 г. )

Обследование подростка или взрослого с некоторыми признаками синдрома Марфана

Распространенной причиной направления к кардиологам и медицинским генетикам является высокий, долговязый человек, желающий допустить физическую активность или имеющий неопределенные жалобы на дискомфорт в спине, грудь или суставы. Очевидно, что беспокойство по поводу синдрома Марфана (MFS) уместно, но часто диагноз не может быть установлен исходными «критериями Гента».” 1 Специалист часто задается вопросом, следует ли и как маркировать такого человека, необходимо ли дальнейшее тестирование (например, компьютерная томография (КТ) позвоночника) или молекулярно-генетическое тестирование, и следует ли рекомендовать последующее обследование. Недавно были опубликованы новые диагностические критерии MFS. 2 Практическое руководство, в котором рассматриваются эти вопросы в контексте новых критериев, поможет различным клиницистам более адекватно обращаться с такими пациентами и уменьшит случаи чрезмерного ограничения людей, у которых нет MFS, или необоснованного успокоения тех, у кого это есть.

Следующий список расстройств (с номерами OMIM в скобках) представляет значительные диагностические проблемы из-за общих черт, перекрывающихся фенотипов, сходных моделей наследования и, по крайней мере, для некоторых, причинно-следственной связи мутациями в одном и том же гене, FBN1 .

  • МФС (154700)

  • Синдром Элерса – Данлоса, гипермобильный тип (EDS) (130020)

  • Семейная аневризма и расслоение грудной аорты (обзор 607086)

  • Синдром Лойса-Дитца (LDS) и другие нарушения рецепторов TGFβ (обзор в 609192)

  • Врожденная контрактурная арахнодактилия (ОСА) (121050)

  • Фенотип MASS (604308)

  • Синдром семейной извитости артерий (208050)

  • Семейный пролапс митрального клапана (ПМК) (157700)

  • Семейная эктопия lentis (129600)

  • Последовательность двустворчатого аортального клапана (109730)

  • Семейный высокий рост

  • Семейная pectus excatum (169300)

  • Семейный сколиоз (181800)

  • Синдром Стиклера (108300)

Диагностические критерии этих родственных расстройств полностью основаны на мнении экспертов, но группы экспертов редко сотрудничают для уточнения своих идей. 1,3 Вся область страдает от отсутствия каких-либо систематических попыток применить строгую методологию к категоризации. Основное внимание далее уделяется оценке MFS. Комментарии о других расстройствах включены в качестве приложения.

Медицинские генетики, кардиологи и врачи спортивной медицины, в частности, часто консультируются по поводу высоких, худых детей и подростков из-за беспокойства по поводу MFS. Основная причина, по которой поставщики первичной медико-санитарной помощи заинтересованы в том, чтобы исключить или исключить MFS, является риск прогрессирующего расширения аорты и расслоения аорты, особенно связанный с физической активностью.В связи с этим, если эхокардиограмма показывает размер корня аорты в пределах нормального диапазона для площади поверхности тела, 4 почти при всех рассматриваемых нарушениях, риск расслоения аорты очень низок. Единственным исключением является LDS 5 и другие фенотипы, связанные с мутациями в TGFBR1 и TGFBR2 , 6 , в некоторых из которых и аорта, и ее основные ветви рассекаются в отсутствие значительной дилатации, если таковая имеется. Таким образом, эхокардиограмма является важным тестом, когда любое из этих состояний рассматривается серьезно и всякий раз, когда возникают опасения по поводу модуляции физической активности.Аналогичным образом, обследование с помощью щелевой лампы с полностью расширенными зрачками необходимо для исключения эктопии lentis; при серьезном подозрении на MFS этот тест должен проводить офтальмолог, хорошо знакомый с глазными особенностями MFS.

Поскольку все перечисленные выше состояния (за исключением синдрома извилистости артерий, который является рецессивным) могут быть унаследованы как аутосомно-доминантные признаки, семейный анамнез является важным компонентом любой диагностической матрицы. Исторической информации может быть достаточно, но обычно требуется более подробная информация в виде медицинских записей и записей вскрытия.Часто дедушка или бабушка умирают от «аневризмы», и семья не знает, какой сосуд или какой участок аорты был поражен. Более того, в прошлом, чем сейчас, родственник, который умер от расслоения восходящей аорты и прошел патологоанатомическое исследование, показавшее «кистозный медицинский некроз», автоматически считался больным MFS, даже при отсутствии каких-либо других физических признаков этого состояния. Личное обследование братьев и сестер и родителей ребенка, у которого есть подозрение на MFS, не менее важно, чем получение полного семейного анамнеза.Многие полезные диагностические признаки, такие как сколиоз, атрофические стрии, непропорциональный рост, ПМК и дилатация корня аорты, клинически не проявляются и могут быть незаметны для родственника и его близких.

Почти все перечисленные выше состояния являются «синдромами», поскольку для постановки диагноза требуется множество признаков. Для тех состояний, которые вызваны мутацией в одном гене, синдромальные признаки являются плейотропными проявлениями мутации и патогенетических механизмов, которые из нее проистекают.Однако на эту интерпретацию влияет ряд важных предостережений. Во-первых, практически все признаки зависят от возраста; при осмотре молодого родственника обычно будет заметно меньше черт, чем у более старших родственников. Во-вторых, все генетические синдромы демонстрируют вариативное выражение вне зависимости от возраста по причинам, которые плохо изучены. В-третьих, многие из особенностей этих состояний также возникают «спорадически» в общей популяции как по генетическим, так и по негенетическим причинам. Примерами являются близорукость, высокий рост, экскаваторная мышца грудной клетки, сколиоз, гипермобильность суставов и ПМК.В-четвертых, многие из этих особенностей чаще встречаются у родственников из-за полигенного вклада в патогенез. В отдельных семьях одна из этих черт встречается так часто, что предполагается менделевское наследование; это привело к некоторым из перечисленных выше диагнозов, хотя, за редкими исключениями, причинный локус не был идентифицирован. Примерами являются семейные формы pectus excatum, сколиоз, высокий рост и то, что ревматологи называют «семейной доброкачественной гипермобильностью суставов», которая отличается от форм EDS отсутствием поражения кожи.

Частота конкретных особенностей в общей популяции способствует их важности в качестве диагностических критериев в байесовском смысле. Например, дуральная эктазия пояснично-крестцового отдела возникает при очень небольшом количестве состояний, кроме MFS и LDS, и почти никогда при отсутствии какого-либо системного заболевания. Это побудило включить эктазию твердой мозговой оболочки в качестве «основного критерия» диагностики MFS в схему Гента. 1 Подобные рассуждения использовались для различения эктопии lentis, расслоения аорты и дилатации аорты.Но важно еще раз подчеркнуть, что эти решения были основаны на экспертном заключении и только начинают подвергаться формальной проверке. Если диагноз MFS ясен у пациента, у которого нет боли в спине или корешковой боли, то визуализировать нижнюю часть позвоночника практически не нужно. С другой стороны, если диагноз MFS зависит от наличия эктазии твердой мозговой оболочки, тогда требуются усилия, затраты и облучение (если выполняется компьютерная томография) визуализации. Выраженность эктазии твердой мозговой оболочки явно зависит от возраста, но поперечное сечение педиатрической популяции для определения того, когда появляются рентгенологические признаки, не проводилось.В новых диагностических критериях MFS важность наличия или отсутствия эктазии твердой мозговой оболочки снижена.

Некоторые из диагнозов — исключения. Например, семейный анамнез аневризм аорты и легкие аномалии грудной клетки, при которых никто не соответствует критериям MFS, дает право называться семейной аневризмой аорты (хотя это мало что говорит об этиологии). Аналогичным образом, семейный анамнез ПМК и умеренной гипермобильности суставов при отсутствии признаков МАСС, таких как стрии, аномалии грудной клетки и миопия, требует обозначения семейного ПМК.В эту группу попадают семейная грудная клетка, семейный рост и семейная эктопия lentis. Иногда долгосрочное наблюдение за пациентами или знакомство с родственниками с более широким спектром особенностей может побудить к переоценке первоначального диагноза. Это довольно часто происходило с семейной эктопией lentis из-за мутаций в FBN1 .

Так как эхокардиография — дорогостоящий, хотя и безрезультатный тест, врачи часто задаются вопросом, нужно ли проводить повторное обследование и с какой периодичностью. Конечно, в MFS максимальный интервал составляет ежегодно; Чем больше диаметр корня аорты, тем чаще следует проводить анализ.Это справедливо для семейной аневризмы аорты, двустворчатого аортального клапана с аневризмой и LDS. Для высокого, долговязого подростка с плоскостопием и миопией, если семейный анамнез ничем не примечателен и исходная эхокардиограмма полностью нормальна, исследование может быть повторено только при появлении сердечно-сосудистых симптомов. Очень многие пациенты находятся где-то посередине, и повторение эхокардиограммы каждые 2–3 года или всякий раз, когда планируется значительное увеличение физических нагрузок, кажется разумным. Интересно, что пациенты, наблюдаемые кардиологами, чаще делают эхокардиограммы.

Любой человек с умеренным или тяжелым расширением корня аорты и / или мутацией TGFBR1 или -2 должен быть ознакомлен с признаками и симптомами расслоения аорты и должен подумать о ношении браслета с медицинским предупреждением.

Фрагментация и идеология в «Астеническом синдроме» Киры Муратовой и «Потому что почему» Арто Парагамяна на JSTOR

Абстрактный

Ce texte tente de cerner un аспект союза delicate entre la pratique de la fragmentation que l’on retrouve dans plusieurs discours modernistes et l’idéologie dans Asthenic Syndrome de Kira Muratova et «Потому что почему де Арто парагамский».Il est démontré comment, en utilisant les métodes formistes de leurs prédecesseurs, les cinéastes contemporains analysent les problèmes idéologiques predominants auxquels font face leurs sociétés — d’un côté la brutalité capillaire de l’asnostès-en плюс тонкое насилие обеспечивает свободу индивидов в современном канадском обществе, а также в обществе людей и общества. En abordant la résurgence des instincts violents et l’inértie générale la société russe contemporaine ainsi que la cellule familiale canadienne, ce texte explicite l’attention que portent les réalisateurs aux ситуациях исторические concrèques de sociétes ravée quelève вопросы différentes dans une Cononcture Historique Speculière.

Информация о журнале

Канадский журнал киноведения / Revue canadienne d’études cinématographiques — ведущий канадский академический рецензируемый киножурнал. CJFS / RCÉC публикуется два раза в год с момента своего запуска в 1990 году. Канадский журнал киноведческих исследований / Revue canadienne d’études cinématographiques est la mainale revue universal canadienne d’études cinématographiques, оцененные по парам. Le CJFS / RCÉC est publié deux fois par an depuis son lancement en 1990.

Информация об издателе

University of Toronto Press — ведущее канадское академическое издательство и одно из крупнейших университетских издательств в Северной Америке, специализирующееся на социальных, гуманитарных и деловых науках. Отдел книгоиздания широко известен в Канаде благодаря своей силе в истории, политологии, социологии, исследованиях коренных народов и культурных исследованиях. На международном уровне UTP является ведущим издателем средневековых, ренессансных, итальянских, иберийских, славянских и урбанистических исследований, а также исследований в области книжной и печатной культуры.Отдел журналов был важной частью прессы с момента ее основания и заработал прочную репутацию благодаря выдающимся научным достижениям и инновациям в публикациях. Мы работаем рука об руку с авторами, редакторами и научными обществами мирового уровня, чтобы опубликовать более 40 журналов по различным дисциплинам, включая гуманитарные, социальные науки и медицину. Мы увлечены высококачественным контентом, цифровым распространением и успехом научных журналов и делаем большие успехи в таких областях, как системы рецензирования онлайн и публикации мультимедиа, такие как видео и подкасты.Наша цель — быть ведущим издателем журналов в Северной Америке, обслуживающим североамериканское и международное академическое сообщество с помощью превосходных журналов, исключительных услуг и ориентированных на клиентов сотрудников.

Распространенность и клиническое влияние ожирения у взрослых с синдромом Марфана — Research Nebraska

@article {3c4518c3097842afbd3a29288d60b3fa,

title = «Распространенность и клиническое влияние ожирения у взрослых с синдромом Марфана»,

аннотация с синдромом Марфана, для которых характерно астеническое телосложение, считается, что они не подвержены эпидемии ожирения.Цель: изучить распространенность и клиническое влияние ожирения в когорте взрослых с синдромом Марфана. Методы. Обследовано 50 амбулаторных пациентов (30 женщин) со средним (± SD) возрастом 38 ± 13 лет. Были зарегистрированы демографические переменные, включая ранее идентифицированные факторы риска расслоения аорты. Был определен индекс массы тела (ИМТ), и пациенты были классифицированы как нормальные (ИМТ менее 25 кг / м2), с избыточным весом (ИМТ от 25 кг / м2 до 29,9 кг / м2) или страдающие ожирением (ИМТ 30 кг / м2 или больше). Были изучены другие факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний.Неблагоприятный клинический исход определялся либо достижением хирургических критериев замены корня аорты, либо наличием расслоения аорты. Результаты. В семейном анамнезе расслоение аорты имело место у 13 (26%) пациентов. У 23 (46%) пациентов не было известно семейного анамнеза синдрома Марфана. Средний ИМТ составил 25,4 ± 7,4 кг / м2, при этом 18 (36%) пациентов имели повышенный ИМТ. Положительный статус курения имел место у 15 (30%), гипертония — у 13 (26%), гиперлипидемия — у 19 (38%) пациентов.Неблагоприятный клинический исход имел место у 27 (54%) пациентов. Логистический регрессионный анализ показал, что только индексный случай (OR 44; P <0,001) и более высокий ИМТ (OR 1,2; P = 0,04) значимо и независимо связаны с повышенным риском неблагоприятного клинического исхода. ВЫВОДЫ. Ожирение часто встречается у взрослых с синдромом Марфана и связано с повышенным риском аортальных осложнений. »,

keywords =« Аорта, Марфан, ожирение »,

author =« Йетман, {Анжи Т.} и МакКриндл, {Брайан В.} «,

note =» Авторское право: Copyright 2018 Elsevier BV, Все права защищены. «,

год =» 2010 «,

месяц = ​​апрель,

doi =» 10.1016 / S0828-282X (10) 70370- 6 «,

language =» English (US) «,

volume =» 26 «,

pages =» e137 — e139 «,

journal =» Canadian Journal of Cardiology «,

issn =» 0828 -282X «,

publisher =» Pulsus Group Inc. «,

number =» 4 «,

}

Вспоминая синдром верхней брыжеечной артерии — FullText — пищеварительная хирургия 2007, Vol.24, № 3

Абстракция

Общие сведения: Синдром верхней брыжеечной артерии встречается редко и характеризуется постпрандиальной болью в эпигастрии, тошнотой, рвотой, анорексией и потерей веса. Синдром вызван сдавлением третьей части двенадцатиперстной кишки в углу между аортой и верхней брыжеечной артерией. В этом обзоре обновлены этиология, эпидемиология, диагностика, лечение и исходы синдрома верхней брыжеечной артерии. Методы: Обзор литературы. Результаты: Часто предрасполагающие медицинские состояния, связанные с катаболическими состояниями или быстрой потерей веса, приводят к уменьшению аортомезентериального угла и последующей дуоденальной непроходимости. Сдавление внешней повязки, анатомические варианты и хирургическое изменение анатомии после операции на позвоночнике или анастомоза подвздошной кишки также могут спровоцировать синдром. После того, как радиологические исследования установили диагноз, лечение первой линии обычно консервативное с тощей или парентеральным питанием для восстановления аортомезентериальной жировой ткани.Если консервативное лечение не помогает, хирургические варианты включают открытую или лапароскопическую дуоденоеюностомию или мобилизацию двенадцатиперстной кишки и разделение связки Трейца. Заключение: Синдром верхней брыжеечной артерии четко выражен и часто ассоциируется с широким спектром предрасполагающих состояний и хирургических процедур; В таких условиях клиницисты должны учитывать этот синдром. Необходимы более масштабные исследования, чтобы лучше определить оптимальное лечение этого заболевания.

© 2007 С.Karger AG, Базель


Введение

Синдром верхней брыжеечной артерии — редкое заболевание, которое описывает клинические симптомы, возникающие в результате сдавления сосудов третьей части двенадцатиперстной кишки в углу между аортой и верхней брыжеечной артерией. Комплекс клинических признаков, отражающих обструкцию двенадцатиперстной кишки, включает постпрандиальную эпигастральную боль, тошноту, рвоту, анорексию и потерю веса и получил название компрессия аортомезентериальной артерии [1], компрессия дуоденальной артерии [2], компрессия дуоденальных сосудов [3], верхняя брыжеечная артерия [ 4,5,6], синдром Вилки [7, 8] или гипсовый синдром [9].Напротив, мегадуоденум характеризует расширение двенадцатиперстной кишки без первичного или вторичного стеноза двенадцатиперстной кишки, которое приписывают кишечной миопатии и которое может быть семейным [10,11,12]. Фактически, существование синдрома верхней брыжеечной артерии было спорным из-за путаницы с другими причинами мегадуоденума [13].

Существо было впервые описано австрийским профессором Карлом фон Рокитанским в его учебнике анатомии в 1842 году [14]. С тех пор появился ряд историй болезни и обзоров, в которых обсуждались синдром и его лечение [15].Впоследствии Wilkie [16] опубликовал первую исчерпывающую серию из 75 пациентов в 1927 году, и его имя стало общим эпонимом синдрома верхней брыжеечной артерии. К 1989 г. было зарегистрировано более 400 пациентов с синдромом [4].

Сегодня поиск в PubMed (www.ncbi.nlm.nih.gov/PubMed, с 1950 г. по сентябрь 2006 г.) с использованием комбинации термина MeSH «синдром верхней брыжеечной артерии» с дополнительными текстовыми словами (синдром Вилки, компрессия аортомезентериальной артерии, артериомезентериальная компрессия двенадцатиперстной кишки, компрессия дуоденальных сосудов, исключая синдром билиарного гипса) опубликовала более 330 статей, включая отчеты о клинических случаях, оригинальные статьи и обзоры.Однако до сих пор большинство клиницистов не осведомлены об этом заболевании, и пациентам часто ставят диагноз только после длительной истории жалоб со стороны брюшной полости. Таким образом, недавние случаи были представлены в виде редких клинических изображений, имеющих образовательную ценность, чтобы вспомнить сущность болезни [7, 17, 18].

Хирургический прогресс принес с собой новые оперативные возможности (например, лапароскопическое восстановление), но также и дополнительные провоцирующие факторы (например, бариатрическая хирургия, хирургия подвздошной кишки). Недавний случай синдрома верхней брыжеечной артерии в отделении хирургии Гейдельбергского университета побудил авторов изучить литературу на основе результатов поиска в PubMed.Списки литературы найденной литературы были вручную перепрошены на предмет дополнительных публикаций. Было замечено, что большинство всеобъемлющих исследований и крупных серий относятся к 1960–1980 гг.

В этом обзоре обобщены текущая этиология, анатомия и эпидемиология, клинические и рентгенологические признаки, лечение и исходы синдрома верхней брыжеечной артерии, описанные в литературе. В нем также представлен случай синдрома верхней брыжеечной артерии после анастомоза илеоанального мешочка.

Анатомия и этиология

Синдром верхней брыжеечной артерии вызывается низким аортомезентериальным углом, приводящим к сдавлению сосудов третьей части двенадцатиперстной кишки, которая относительно неподвижна и пересекается корнем брыжейки (рис. 1). Верхняя брыжеечная артерия берет начало за шейкой поджелудочной железы на уровне первого поясничного позвонка и выходит из аорты под острым углом (рис. 2). Левая почечная вена, пересекающая позвоночный столб, крючковидный отросток поджелудочной железы и лимфатические сосуды встроены в забрюшинную жировую ткань, поддерживающую физиологический аортомезентериальный угол.Параллельно со сдавлением двенадцатиперстной кишки, компрессия левой почечной вены в аортомезентериальном углу, связанная с венозной гипертензией, известна как «синдром щелкунчика» [19]. Средний угол, образованный верхней брыжеечной артерией и аортой, колеблется от 38 до 56 °, но при анализе 64 человеческих аорт [20,21,22] углы находились в диапазоне от 20 до 70 °. Среднее рентгенологическое аортомезентериальное расстояние составляло 10–28 мм [23].

Рис. 1

Верхняя брыжеечная артерия пересекает третью часть двенадцатиперстной кишки в корне брыжейки.Высокое прикрепление связки Treitz в дуоденоеюнальном соединении может сместить двенадцатиперстную кишку краниально в сосудистый угол, образованный верхней брыжеечной артерией и аортой. A = верхняя брыжеечная артерия, B = третья часть двенадцатиперстной кишки, C = связка Трейца.

Рис. 2

Верхняя брыжеечная артерия выходит из аорты под острым углом, который поддерживается левой почечной веной и крючковатым отростком поджелудочной железы, внедренным в забрюшинный жир и лимфатическую ткань.Низкий аортомезентериальный угол может привести к сдавлению сосудов двенадцатиперстной кишки. A = верхняя брыжеечная артерия, B = аорта, C = третья часть двенадцатиперстной кишки, D = поджелудочная железа.

Переход от несущественной компрессии к полной обструкции связан с рядом факторов, которые уменьшают аортомезентериальный угол примерно до 6–16 ° и аортомезентериальное расстояние примерно до 2–8 мм [5, 22, 23]. Хотя тонкий астенический габитус может предрасполагать человека к синдрому, для его проявления, вероятно, необходим дополнительный стимул [8].Было замечено, что синдром верхней брыжеечной артерии с большей вероятностью спровоцирован резким изменением статуса пациента, которое осложняет хроническое изнурительное заболевание [5]. Быстрая потеря веса и определенные метаболические состояния приводят к истощению или потере мезентериального и забрюшинного жира и последующему уменьшению аортомезентериального расстояния. Кроме того, анатомические варианты, такие как короткое или высокое прикрепление связки Treitz к дуоденоеюнальному изгибу, могут привести к вывиху двенадцатиперстной кишки в более краниальное положение в сосудистый угол.Было высказано предположение, что гипертрофия поддерживающей мышцы Treitz ответственна за черепную дислокацию [24]. Однако гипертрофию мышц связки Treitz не удалось подтвердить при биопсии [25].

Выявлены многочисленные предрасполагающие условия для синдрома верхней брыжеечной артерии с потенциальным воздействием на аортомезентериальный угол, которые можно суммировать в следующие три категории: тяжелая потеря веса в катаболических состояниях, внешняя (например, пояса и колючие повязки на теле) и внутри- сдавление живота или растяжение брыжейки (таблица 1).

Таблица 1

Условия, предрасполагающие к развитию синдрома верхней брыжеечной артерии

Кроме того, хирургические изменения или коррекция анатомии по отношению к структурам, образующим аортомезентериальный угол, представляют собой факторы риска. Напряжение и каудальное натяжение брыжейки тонкой кишки после анастомоза илеоанального мешочка может уменьшить аортомезентериальный угол, что приводит к компрессии двенадцатиперстной кишки (см. Представленный случай). Синдром верхней брыжеечной артерии является еще одним хорошо известным осложнением после операции по поводу сколиоза (см. Также таблицу 1) из-за относительного удлинения позвоночника в послеоперационном периоде.Астенический габитус, сагиттальный кифоз и послеоперационная потеря веса были определены как специфические факторы риска развития синдрома верхней брыжеечной артерии после операции по поводу сколиоза [42, 43, 45].

Частая ассоциация синдрома верхней брыжеечной артерии с психическими расстройствами, такими как нервная анорексия, давно поставила вопрос о том, является ли нервная анорексия причиной или осложнением синдрома верхней брыжеечной артерии [49].

Эпидемиология

Сообщения о случаях синдрома верхней брыжеечной артерии чаще всего касаются пациентов, перенесших операцию на позвоночнике или сколиоз.Сообщалось, что распространенность синдрома верхней брыжеечной артерии после операции по поводу сколиоза колеблется от 0,5 до 2,4% [42, 43, 50]. Для сравнения, из 1687 пациентов с тяжелыми ожогами, поступивших с 1966 по 1970 год в Армейский медицинский центр Брук в Техасе, было зарегистрировано 19 случаев синдрома верхней брыжеечной артерии (1,1%) [31]. Средняя площадь ожогов составила 48,5% от общей поверхности тела (от 32 до 64,5%), что указывает на экстремальное катаболическое состояние.

В общей популяции распространенность синдрома верхней брыжеечной артерии оценивалась примерно в 0.013–0,3% на основании исследований бария в верхних отделах желудочно-кишечного тракта [4, 51, 52], что подчеркивает его редкость. Интересно, что распространенность в стационаре для хронических больных (0,965 на 1000 госпитализаций) была значительно выше, чем в больницах общего профиля (0,0108–0,0520 на 1000 госпитализаций) [6]. Тем не менее, синдром верхней брыжеечной артерии может быть поставлен сверх диагноза, и строгое определение с точными клиническими и рентгенологическими критериями диагностики может существенно снизить зарегистрированные показатели распространенности. Hines et al. [5] подтвердили только 14.6% из 44 пациентов, у которых был диагностирован синдром верхней брыжеечной артерии после критического анализа случаев в соответствии со строгими рентгенологическими признаками (см. Диагностика).

В целом синдромом чаще подвержены женщины, и две трети пациентов относятся к возрастной группе от 10 до 39 лет [4, 16, 27, 32, 53, 54]. Пораженный возраст, конечно, тесно связан с основным предрасполагающим состоянием (например, операция по поводу сколиоза у детей или подростков), но синдром также был описан у 84- и 86-летних мужчин [18, 29].

Симптомы

Пациенты преимущественно обращаются в анамнезе с хроническими жалобами на брюшную полость с перемежающимися обострениями в зависимости от причины и степени компрессии двенадцатиперстной кишки. В редких случаях синдром может быть острым с быстро развивающейся кишечной непроходимостью [34, 55]. В то время как пациенты, перенесшие операцию по поводу сколиоза, часто проявляют симптомы в течение первой послеоперационной недели [27, 42, 43] и пациенты с ожогами через 2 недели [31], другие пациенты страдают неспецифическими симптомами от месяцев [10, 56] до лет [1]. , 7, 8, 17].

Наиболее типичной и наиболее частой клинической находкой является периодическая или постпрандиальная боль в животе (59–81%), за которой следует рвота, тошнота и анорексия, приводящие к потере веса [4, 27]. На момент постановки диагноза большинство пациентов имеют недостаточный вес с расчетным средним весом 48,3 (15 пациентов [6]) и 52 кг (16 пациентов [4]) у пациентов старше 15 (диапазон 16–71) лет. Боль часто описывается как эпигастральная и обычно облегчается в положении лежа на животе, колено-грудной клетке или левом боковом пролежне, которые снижают напряжение брыжейки тонкой кишки под аортомезентериальным углом [5].Хорошо известно, что обструкция двенадцатиперстной кишки может приводить к ретроградному дуоденальному стазу, расширению проксимального отдела двенадцатиперстной кишки и желудочному рефлюксу с периодической рвотой желчью и ассоциации с язвенной болезнью в 15–25% случаев [2, 4, 16, 18 , 46, 57]. В серии пациентов с обширными ожогами у 5 из 19 пациентов (26%) с синдромом верхней брыжеечной артерии развились язвы двенадцатиперстной кишки [31].

Диагноз

Пациенты, у которых в анамнезе имеются симптомы, указывающие на синдром верхней брыжеечной артерии, должны пройти дальнейшие рентгенологические исследования для установления диагноза.Для диагностики использовались исследования верхних отделов желудочно-кишечного тракта, компьютерная томография (КТ) или КТ-ангиография, магнитно-резонансная (МР) ангиография, обычная ангиография, ультрасонография и эндоскопия [21, 23, 26, 47, 54, 58, 59]. Обычные исследования бария по-прежнему играют важную роль в диагностике, и классическая, но неспецифическая картина — это расширенная проксимальная часть двенадцатиперстной кишки с резким прекращением столбика бария в третьей части. Этот рентгенологический вид может также наблюдаться в случаях мегадуоденума (псевдообструкция кишечника) [10].Для диагностики синдрома верхней брыжеечной артерии установлены следующие строгие рентгенологические критерии: (i) дилатация первой и второй частей двенадцатиперстной кишки с расширением желудка или без него, (ii) резкое вертикальное и наклонное сжатие складок слизистой оболочки, (iii) антиперистальтический поток контрастного вещества проксимальнее обструкции, (iv) задержка прохождения через гастродуоденальную область на 4-6 часов и (v) снятие обструкции в положении лежа на животе, колено-грудной клетке или в положении лежа на левом боку [1 , 5].

КТ с контрастным усилением дополнительно демонстрирует аортомезентериальный угол, расстояние и жировую ткань, обструкцию двенадцатиперстной кишки и потенциальную причину сдавливания, например местное новообразование или аневризма. КТ с контрастным усилением и МР-ангиография кажутся эквивалентными в оценке точного угла и расстояния [26]. В прошлом ангиография предлагалась как «золотой стандарт» для оценки аортомезентериального угла и расстояния [54, 60]. Аортомезентериальный угол <22-25 ° и расстояние <8 мм хорошо коррелировали с симптомами синдрома верхней брыжеечной артерии [23, 58].Unal et al. [58] сообщили о пороговых значениях 22 ° (чувствительность 42,8% и 100% специфичность) для аортомезентериального угла и 8 мм (100% чувствительность и специфичность) по крайней мере для одного симптома синдрома верхней брыжеечной артерии.

В последнее время для выявления уменьшенного аортомезентериального угла в подозреваемых случаях было рекомендовано использовать ультразвуковую допплеровскую визуализацию с усилением цвета [23].

Из-за превосходного информационного наполнения и неинвазивности КТ или МР-ангиография с контрастным усилением более ценны, если причина синдрома верхней брыжеечной артерии неясна.Кроме того, необходимо выполнить эндоскопию верхних отделов желудочно-кишечного тракта, чтобы исключить внутрипросветную кишечную непроходимость и язвенную болезнь желудка или двенадцатиперстной кишки, которая может быть вторичной по отношению к рефлюксу или может представлять собой первичную патологию, имитирующую синдром верхней брыжеечной артерии.

Лечение и результат

При отсутствии смещения абдоминальной опухолью, аневризмы или другого патологического состояния, требующего немедленного хирургического обследования, лечение синдрома верхней брыжеечной артерии обычно начинается с консервативных подходов.

Установка назогастрального зонда для декомпрессии двенадцатиперстной и желудочной кишки и мобилизации в положение лежа на животе или в левом боковом положении часто бывает эффективным в острых случаях [1]. Острый синдром верхней брыжеечной артерии с анамнезом менее месяца, по-видимому, более склонен к консервативному лечению [21, 30]. Медикаментозное лечение направлено на коррекцию жидкостного и электролитного баланса, положительный баланс азота и увеличение массы тела, способствующее восстановлению забрюшинной жировой ткани с последовательным увеличением аортомезентериального угла.Как энтеральное зондовое питание тощей кишки, так и парентеральное питание оказались успешными [1, 30]. Пациентам кажется, что нутритивная поддержка с перееданием приносит пользу независимо от истории болезни [26].

Достижения в области энтерального и парентерального питания за последние годы привели к значительному сдвигу в сторону медицинского лечения. При сравнении двух аналогичных педиатрических когорт, опубликованных в 1974 и 2006 годах, потребность в хирургическом лечении снизилась с 70 до 14% [27].

Хирургическое лечение показано пациентам с симптомами, когда консервативное лечение не дает результатов.Не существует четких временных рамок для продолжительности лечения, поскольку облегчение симптомов наблюдается от 2 до 12 дней, но также сообщалось о лечении до 169 дней [6, 27, 42]. Атония двенадцатиперстной кишки после массивной дилатации может сохраняться даже после декомпрессии двенадцатиперстной кишки и замедлять нормальную работу желудочно-кишечного тракта.

Несколько хирургических процедур, включая гастроеюностомию, дуоденоеюностомию и операцию Стронга (мобилизация двенадцатиперстной кишки для снижения дуоденального изгиба), были выполнены для устранения или обхода компрессии двенадцатиперстной кишки [6].

Первая дуоденоеюностомия по поводу синдрома верхней брыжеечной артерии была сделана Stavely в 1908 году и стала самой частой хирургической процедурой с показателем успеха около 80% [53, 61]. Lee и Mangla [6] после анализа 146 случаев, прооперированных после 1963 года, пришли к выводу, что дуоденоеюностомия показала лучшие результаты в тяжелых случаях и была значительно лучше по сравнению с гастроеюностомией и процедурой Стронга.

Было показано, что гастроеюностомия обеспечивает адекватную желудочную декомпрессию, но не способна полностью устранить дуоденальную непроходимость, что приводит к сохранению симптомов, которые в некоторых случаях требовали дуоденоеюностомии [6].Сохраняющаяся обструкция может привести к синдрому слепой петли, рефлюксу желудочной желчи и изъязвлению.

Strong [62] впервые описал разделение связки Treitz с мобилизацией поперечной и восходящей двенадцатиперстной кишки для каудального смещения двенадцатиперстной кишки. Преимущества этой процедуры в том, что она не нарушает работу кишечника и, следовательно, является менее инвазивной, быстрой и безопасной процедурой. Это коррелирует с более ранним послеоперационным восстановлением [22, 63]. Недостатки заключаются в том, что процедура может быть усложнена или невозможна из-за спаек и что каудальное смещение двенадцатиперстной кишки не всегда может быть достигнуто из-за вмешательства в короткие сосуды от нижней панкреатодуоденальной артерии к двенадцатиперстной кишке [6, 21].

Лапароскопические техники Стронга или обходные процедуры получили распространение в течение последних 10 лет. В 1995 г. Massoud [64] сообщил о своем опыте после лапароскопического разделения связки Treitz в 4 случаях, которое было успешным в 3 случаях. Gersin и Heniford [65] представили первую лапароскопическую дуоденоеюностомию у женщины с синдромом верхней брыжеечной артерии в 1998 году. Возможность лапароскопической дуоденоеюностомии была подтверждена еще в 2 неосложненных случаях [66].Здесь было выполнено ретроколическое дуоденальное шунтирование с помощью эндоскопического желудочно-кишечного анастомотического степлера через 152 и 75 минут, а пребывание в больнице составило 4 и 2 дня соответственно.

Положительный ответ на лечение, зарегистрированный в более крупных сериях исследований, наблюдался в 83% (38/46) [6] и в 86% (19/20) педиатрических случаях [27]. Большинство пациентов с синдромом верхней брыжеечной артерии после операции по поводу сколиоза также выздоровели при консервативной терапии [42, 53].

Многие из опубликованных хирургических случаев сначала лечились медикаментозно, а затем только после неудачного лечения подвергались хирургическому вмешательству.Хорошие результаты после хирургической дуоденоеюностомии были достигнуты у 79% (161 пациент, обследованных Барнером и Шерманом [53] в 1963 году), 90% (50 случаев, рассмотренных Ли и Мангла [6] в 1978 году) или даже у 100% прооперированных пациентов. (7 случаев, о которых сообщили Ли и Мангла [6] в 1978 г.).

Случай

Пациентка 28 лет обратилась с жалобами на периодическую постпрандиальную боль в эпигастрии с анорексией и потерей веса на 6 кг в течение 8 месяцев. При поступлении ее масса тела и рост составляли 52 кг и 153 см соответственно.Интенсивность боли усиливалась или уменьшалась в определенных положениях. Ей была сделана проктоколэктомия с анастомозом подвздошно-анального мешочка из-за семейного аденоматозного полипоза в возрасте 21 года. МРТ показала умеренную дилатацию двенадцатиперстной кишки с компрессией верхней брыжеечной артерии, что соответствует синдрому верхней брыжеечной артерии (рис. 3). Консервативное лечение не привело к улучшению качества жизни при стойких симптомах, и пациенту была проведена исследовательская лапаротомия с мобилизацией двенадцатиперстной кишки (процедура Стронга).Послеоперационный курс протекал без осложнений, быстро выздоровел, и пациентка была выписана на 6-й день после операции. Через шесть недель она сообщила о значительном улучшении симптомов с постоянным увеличением веса и отсутствием анорексии после операции.

Рис. 3

МРТ-изображение, демонстрирующее умеренно расширенную вторую часть двенадцатиперстной кишки (*) и сдавление верхней брыжеечной артерией (стрелка). Аортомезентериальное расстояние составляло 7 мм.

Заключение

Синдром верхней брыжеечной артерии четко выражен, встречается редко, но часто связан с широким спектром предрасполагающих состояний и хирургических процедур.Клиницисты должны учитывать этот синдром в таких условиях у пациентов с постпрандиальной абдоминальной болью, анорексией, рвотой или потерей веса. Результаты ультразвукового исследования аортомезентериального угла <25 ° или аортомезентериального расстояния <8 мм подтверждают диагноз. КТ или МРТ могут установить точный диагноз и предоставить дополнительную информацию об основной причине, что послужит основанием для соответствующего лечения. Результаты, представленные в литературе, рекомендуют консервативное лечение в качестве лечения первой линии для восстановления правильного аортомезентериального угла, что приводит к декомпрессии двенадцатиперстной кишки.Достижения в диагностике, питании и других вариантах лечения существенно повысили эффективность консервативного лечения за последние десятилетия.

Сегодня хирургия играет важную роль, когда лечение оказывается неэффективным или если первопричина требует хирургического вмешательства. Данные, доступные в литературе, не предоставляют достаточных статистических доказательств, чтобы идентифицировать какую-либо хирургическую процедуру как лучшую. Из-за редкости синдрома верхней брыжеечной артерии рандомизированные контролируемые исследования недоступны.Хотя дуоденоеюностомия в прошлом оказалась лучшей хирургической процедурой [6], процедура Стронга менее инвазивна и может быть столь же эффективной в отдельных случаях. И лапароскопическая дуоденоеюностомия, и мобилизация двенадцатиперстной кишки (процедура Стронга) могут снизить инвазивность и улучшить восстановление после хирургического лечения в будущем. Поскольку большинство данных о больших сериях синдрома верхней брыжеечной артерии были опубликованы более 30 лет назад, новые исследования более крупных серий покажут, влияет ли текущий медицинский прогресс на распространенность, диагностику и улучшает терапевтический результат.

Благодарность

Мы благодарим Дирка Фишера за отличный графический вклад.

Список литературы

  1. Дитц У.А., Дебус Э.С., Хеуко-Валиати Л., Валиати В., Фризен А., Фукс К. Х., Малафая О., Тиде А. Синдром компрессии аорто-брыжеечной артерии.Chirurg 2000; 71: 1345–1351.
  2. Андерсон В. К., Вивит Р., Кирш И. Е., Гринли HB: Синдром артериомезентериального сжатия двенадцатиперстной кишки. Связь с язвенной болезнью. Am J Surg 1973; 125: 681–689.
  3. Баттилана А, Креспи Б., Рабугино Дж., Моска Д., Меттини Л. Два случая синдрома дуоденальной сосудистой компрессии.Минерва Мед 1989; 80: 815–820.
  4. Ylinen P, Kinnunen J, Hockerstedt K: Синдром верхней брыжеечной артерии. Катамнестическое исследование 16 оперированных больных. Дж. Клин Гастроэнтерол 1989; 11: 386–391.
  5. Хайнс Дж. Р., Гор Р. М., Баллантайн Г. Х .: Синдром верхней брыжеечной артерии.Диагностические критерии и терапевтические подходы. Am J Surg 1984; 148: 630–632.
  6. Lee CS, Mangla JC: Синдром компрессии верхней брыжеечной артерии. Am J Gastroenterol 1978; 70: 141–150.
  7. Кван Э, Лау Х, Ли Ф: синдром Уилки.Хирургия 2004; 135: 225–227.
  8. Гатри Р.Х .: Синдром Уилки. Энн Сург, 1971; 173: 290–293.
  9. Сапкас Г., О’Брайен Дж. П.: Сосудистая компрессия двенадцатиперстной кишки (синдром гипсовой повязки), связанная с лечением деформаций позвоночника.Отчет о шести случаях. Хирургия травмы Arch Orthop 1981; 98: 7–11.
  10. Мартин Р.Дж., Хор Т.С., Вермёлен Т., Холл Дж .: Синдром Уилки может быть следствием плохой моторики. ANZ J Surg 2005; 75: 1027.
  11. Eaves ER, Schmidt GT: Хронический идиопатический мегадуоденум в семье.Aust NZ J Med 1985; 15: 1–6.
  12. Mitros FA, Schuffler MD, Teja K, Anuras S: Патологические особенности семейной висцеральной миопатии. Хум Патол 1982; 13: 825–833.
  13. Коэн LB, Поле SP, Sachar DB: Синдром верхней брыжеечной артерии.Болезнь, которой нет, или нет? Дж. Клин Гастроэнтерол 1985; 7: 113–116.
  14. Rokitansky C: Handbuch der patologischen Anatomie, ed 1. Wien, Braunmüller & Seidel 1842, vol 3, p 187.
  15. Лаффера LC: острая дилатация желудка и острая артериомезентериальная кишечная непроходимость.Энн Сург 1908; 47: 94.
  16. Wilkie DPD: хроническая двенадцатиперстная кишечная непроходимость. Am J Med Sci, 1927; 173: 643–649.
  17. Хокама А., Томияма Р., Кишимото К., Киндзё Ф, Сайто А., Матайоши М.: Хроническая перемежающаяся рвота после операции по поводу сколиоза.Кишечник 2005; 54: 222.
  18. МакКью Д.Д., Нат Д.С., Беннетт Б.А.: Изображение месяца. Синдром верхней брыжеечной артерии. Arch Surg 2006; 141: 607–608.
  19. Hohenfellner M, Steinbach F, Schultz-Lampel D, Schantzen W, Walter K, Cramer BM, Thuroff JW, Hohenfellner R: Синдром щелкунчика: новые аспекты патофизиологии, диагностики и лечения.Дж. Урол 1991; 146: 685–688.
  20. Derric JR, Fadhli HA: Хирургическая анатомия верхней брыжеечной артерии. Am Surg 1965; 31: 545–547.
  21. Mansberger AR Jr, Hearn JB, Byers RM, Fleisig N, Buxton RW: Сосудистая компрессия двенадцатиперстной кишки.Акцент на точный диагноз. Am J Surg 1968; 115: 89–96.
  22. Wayne ER, Burrington JD: Дуоденальная непроходимость верхней брыжеечной артерией у детей. Хирургия 1972; 72: 762–768.
  23. Neri S, Signorelli SS, Mondati E, Pulvirenti D, Campanile E, Di Pino L, Scuderi M, Giustolisi N, Di Prima P, Mauceri B, Abate G, Cilio D, Misseri M, Scuderi R. синдром брыжеечной артерии.J Intern Med 2005; 257: 346–351.
  24. Марторелл Р., Гость М.: Оперативное лечение синдрома верхней брыжеечной артерии. Am Surg 1961; 27: 681–685.
  25. Кокс В.Л. младший, Дональд Дж. М. младший: синдром Уилки.Am J Surg 1964; 108: 85–88.
  26. Lippl F, Hannig C, Weiss W, Allescher HD, Classen M, Kurjak M: Синдром верхней брыжеечной артерии: диагностика и лечение с точки зрения гастроэнтеролога. J Gastroenterol 2002; 37: 640–643.
  27. Biank V, Werlin S: Синдром верхней брыжеечной артерии у детей: 20-летний опыт.J Pediatr Gastroenterol Nutr 2006; 42: 522–525.
  28. Laffont I, Bensmail D, Rech C, Prigent G, Loubert G, Dizien O: Синдром поздней верхней брыжеечной артерии при параплегии: отчет о болезни и обзор. Спинной мозг 2002; 40: 88–91.
  29. Рой А., Гизель Дж. Дж., Рой В., Бурас Е. П.: Синдром верхней брыжеечной артерии (Уилки) в результате сердечной кахексии.Дж. Интерн Мед. 2005; 20: 958.
  30. Барнс Дж. Б., Ли М.: Синдром верхней брыжеечной артерии у злоупотребляющего наркотиками внутривенно после быстрой потери веса. South Med J 1996; 89: 331–334.
  31. Reckler JM, Bruck HM, Munster AM, Curreri PW, Pruitt BA Jr: Синдром верхней брыжеечной артерии как следствие ожоговой травмы.J. Trauma 1972; 12: 979–985.
  32. Педото MJ, O’Dell MW, Thrun M, Hollifield D: Синдром верхней брыжеечной артерии при черепно-мозговой травме: два случая. Arch Phys Med Rehabil 1995; 76: 871–875.
  33. Kepros JP: Синдром верхней брыжеечной артерии после множественной травмы.J. Trauma 2002; 53: 1028.
  34. Pentlow BD, Dent RG: Острая компрессия сосудов двенадцатиперстной кишки при нервной анорексии. Br J Surg 1981; 68: 665–666.
  35. Эльбадавей М.Х.: Синдром хронической верхней брыжеечной артерии при нервной анорексии.Br J Psychiatry 1992; 160: 552–554.
  36. Schroeppel TJ, Chilcote WS, Lara MD, Kothari SN: Синдром верхней брыжеечной артерии после лапароскопического обходного желудочного анастомоза по Ру. Хирургия 2005; 137: 383–385.
  37. Goitein D, Gagne DJ, Papasavas PK, Dallal R, Quebbemann B, Eichinger JK, Johnston D, Caushaj PF: Синдром верхней брыжеечной артерии после лапароскопического обходного желудочного анастомоза Roux-en-Y при патологическом ожирении.Obes Surg 2004; 14: 1008–1011.
  38. Goes RN, Coy CS, Amaral CA, Fagundes JJ, Medeiros RR: Синдром верхней брыжеечной артерии как осложнение анастомоза подвздошной сумки и анального канала. Отчет о случае. Dis Colon Rectum 1995; 38: 543–544.
  39. Баллантайн Г.Х., Грэм С.М., Хаммерс Л., Модлин И.М.: Синдром верхней брыжеечной артерии после анального анастомоза с J-карманом подвздошной кишки.Ятрогенная причина ранней послеоперационной непроходимости. Dis Colon Rectum 1987; 30: 472–474.
  40. Ламонт П.М., Кларк П.Дж., Коллин Дж .: Обструкция двенадцатиперстной кишки после восстановления аневризмы брюшной аорты. Eur J Vasc Surg 1992; 6: 107–110.
  41. Luccas GC, Lobato AC, Menezes FH: Синдром верхней брыжеечной артерии: необычное осложнение восстановления аневризмы брюшной аорты.Энн Васк Сург 2004; 18: 250–253.
  42. Altiok H, Lubicky JP, DeWald CJ, Herman JE: Синдром верхней брыжеечной артерии у пациентов с деформацией позвоночника. Spine 2005; 30: 2164–2170.
  43. Zhu ZZ, Qiu Y: Синдром верхней брыжеечной артерии после операции по поводу сколиоза: индикаторы риска и стратегия лечения.Мировой журнал J Gastroenterol 2005; 11: 3307–3310.
  44. Москович Р., Чеонг-Лин П. Сосудистая компрессия двенадцатиперстной кишки. JR Soc Med 1986; 79: 465–467.
  45. Шах М.А., Олбрайт МБ, Фогт М.Т., Морленд М.С.: Синдром верхней брыжеечной артерии в хирургии сколиоза: процентиль веса для роста как индикатор риска.Журнал Педиатр Ортоп, 2003; 23: 665–668.
  46. Уилсон-Стори Д., Маккинли Г.А.: Синдром верхней брыжеечной артерии. J R Coll Surg Edinb 1986; 31: 175–178.
  47. Андерсон Дж. Р., Эрншоу П. М., Фрейзер Г. М.: Внешняя компрессия третьей части двенадцатиперстной кишки.Clin Radiol 1982; 33: 75–81.
  48. Эдвардс К.К., Катцен Б.Т .: Синдром верхней брыжеечной артерии из-за большой расслаивающей аневризмы брюшной аорты. Am J Gastroenterol 1984; 79: 72–74.
  49. Froese AP, Szmuilowicz J, Bailey JD: Синдром верхней брыжеечной артерии: причина или осложнение нервной анорексии? Can Psychiatr Assoc J 1978; 23: 325–327.
  50. Цирикос А.И., Джинс Л.А.: Синдром верхней брыжеечной артерии у детей и подростков с деформациями позвоночника, перенесших корректирующие операции. J Spinal Disord Tech 2005; 18: 263–271.
  51. Goin LS, Wilk SP: Периодическая артериомезентериальная окклюзия двенадцатиперстной кишки.Радиология 1956; 67: 729–737.
  52. Nugent FW, Braasch JW, Epstein H: Диагностика и хирургическое лечение артериомезентериальной обструкции двенадцатиперстной кишки. JAMA 1966; 196: 1091–1093.
  53. Barner HB, Sherman CD Jr: Сосудистая компрессия двенадцатиперстной кишки.Int Abstr Surg, 1963; 117: 103–118.
  54. Gustafsson L, Falk A, Lukes PJ, Gamklou R: Диагностика и лечение синдрома верхней брыжеечной артерии. Br J Surg 1984; 71: 499–501.
  55. Baltazar U, Dunn J, Floresguerra C, Schmidt L, Browder W: Синдром верхней брыжеечной артерии: редкая причина кишечной непроходимости.Саут Мед Ж. 2000; 93: 606–608.
  56. Вальдес А, Карденас О, Эспиноза А, Виллазон О, Вальдес V: Синдром верхней брыжеечной артерии. J Am Coll Surg 2005; 201: 808.
  57. Томпсон Н.В., Стэнли Дж. К.: Сосудистая компрессия двенадцатиперстной кишки и язвенная болезнь.Arch Surg 1974; 108: 674–679.
  58. Unal B, Aktas A, Kemal G, Bilgili Y, Guliter S, Daphan C, Aydinuraz K: Синдром верхней брыжеечной артерии: результаты КТ и УЗИ. Диагностика Интерв Радиол 2005; 11: 90–95.
  59. Konen E, Amitai M, Apter S, Garniek A, Gayer G, Nass S, Itzchak Y: КТ-ангиография синдрома верхней брыжеечной артерии.AJR Am J Roentgenol 1998; 171: 1279–1281.
  60. Бедоя Р., Лагман С.М., Пеннингтон Г.П., Кирднуал А: Клинические и радиологические аспекты синдрома верхней брыжеечной артерии. J Fla Med Assoc 1986; 73: 686–689.
  61. Ланделл Л., Тулин А. Синдром Уилки — редкость? Br J Surg 1980; 67: 604–606.
  62. Strong EK: Механика артериомезентериальной дуоденальной непроходимости и прямое хирургическое вмешательство по этиологии. Энн Сург 1958; 148: 725–730.
  63. Беррингтон Дж. Д.: Синдром верхней брыжеечной артерии у детей.Ам Дж. Дис Чайлд, 1976; 130: 1367–1370.
  64. Massoud WZ: Лапароскопическое лечение синдрома верхней брыжеечной артерии. Int Surg 1995; 80: 322–327.
  65. Герсин К.С., Хенифорд Б.Т.: Лапароскопическая дуоденоеюностомия для лечения синдрома верхней брыжеечной артерии.JSLS 1998; 2: 281–284.
  66. Ричардсон WS, Суровец WJ: Лапароскопическое восстановление синдрома верхней брыжеечной артерии. Am J Surg 2001; 181: 377–378.

Автор Контакты

Маркус В.Büchler, MD

Отделение хирургии Гейдельбергского университета

Im Neuenheimer Feld 110, DE – 69120 Heidelberg (Германия)

Тел. +49 6221 566 200, факс +49 6221 565 450

Электронная почта [email protected]


Подробности статьи / публикации

Предварительный просмотр первой страницы

Получено: 20 октября 2006 г.
Принято: 2 февраля 2007 г.
Опубликовано в Интернете: 27 апреля 2007 г.
Дата выпуска: июнь 2007 г.

Количество страниц для печати: 8
Количество фигур: 3
Количество столов: 1

ISSN: 0253-4886 (печатный)
eISSN: 1421-9883 (онлайн)

Для дополнительной информации: https: // www.karger.com/DSU


Авторские права / Дозировка препарата / Заявление об ограничении ответственности

Авторские права: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или с помощью какой-либо системы хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка лекарств: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор и дозировка лекарств, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Однако ввиду продолжающихся исследований, изменений в правительственных постановлениях и постоянного потока информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на них, читателю настоятельно рекомендуется проверять листок-вкладыш для каждого препарата на предмет любых изменений показаний и дозировки, а также дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендованным агентом является новый и / или редко применяемый препарат.
Отказ от ответственности: утверждения, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и соавторам, а не издателям и редакторам.Появление в публикации рекламы и / или ссылок на продукты не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор (-ы) не несут ответственности за любой ущерб, причиненный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в контенте или рекламе.

Астенический синдром: причины, симптомы, диагностика, лечение

Типы астенического синдрома

Существует несколько основных типов синдрома.Постгриппозная астения. При легкой форме течения имеет гиперстеническую форму. Больные страдают внутренней нервозностью, раздражительностью. В помещении человек не может адаптироваться, его беспокоят неприятные ощущения, снижена работоспособность, длительно проявляется суетливость. Такое состояние может сохраняться постоянно. Со временем он переходит в другую форму, которая нарушает работоспособность и постоянно преследует чувство дискомфорта. Пациент не готов к физической или умственной деятельности. Многие пациенты жалуются на утомляемость.

  • Посттравматические расстройства. Этому состоянию присущ функциональный и органичный характер. Продолжительность расстройства может составлять несколько месяцев. В этом случае наблюдается слабость, снижение памяти, круг интересов и полное безразличие. Обострение этой формы происходит на фоне гриппа, ОРЗ и даже незначительных стрессов. Любая работа приводит к переутомлению.
  • При заболеваниях сосудов головного мозга. Эта форма внешне похожа на посттравматическую.При заболеваниях сосудов головного мозга часто возникает переутомление и наблюдается резкое снижение работоспособности. Любой стресс приводит к ухудшению состояния. Постоянно возникает чувство бессилия.
  • Астения гипертонической этиологии. Усталость появляется еще до начала работы. Обычно состояние улучшается к середине или к концу дня. Снижение работоспособности и чувство усталости полностью зависят от рода деятельности человека. Часто этот вид возникает на фоне нарушения кровообращения.
  • С туберкулезом. Состояние постоянно сменяется легкой эйфорией. Пациенты просто ссылаются на свою болезнь. При этом ощущается физическое и умственное истощение. Есть склонность к гневу на других и к изоляции.
  • При ревматизме. Для этого типа характерны нетерпеливость, пониженное настроение и постоянная нервозность. При поражении нервной системы появляются глубокие нарушения. При эндокринных заболеваниях астения может носить как гипостенический или гиперстенический характер, так и смешанный характер.
  • При сахарном диабете. Состояние характеризуется снижением работоспособности, а также усилением отвлечения внимания. Наблюдается повышенная утомляемость, нарушение сна и головные боли. Человек склонен к вегетативным расстройствам и дисфункциям сосудов. Настроение падает.
  • При язве желудка и язве двенадцатиперстной кишки. В этом случае патология проявляется в виде нервозности. Болевой синдром нервирует и бесит.
  • При циррозе печени.Патология начинает свое проявление с самого утра. Обычно это вегетативное расстройство. Раздражительность может сменяться слабостью или присутствовать вместе с ней. Наблюдается повышенная чуткость, пунктуальность, конфликтность, подозрительность и ворчание. Не исключено нарушение сна и сонливость в течение дня.
  • При стенокардии. Пострадавший раздражителен, у него всегда плохое настроение и обиды. Сон тревожный, он часто сопровождается страхами и страхами.

Нервно-астенический синдром

Это самая частая неврастения.Это распространенная форма невроза. Нервная система человека в этом состоянии сильно ослаблена. Это связано с перенапряжением тормозных или раздражающих процессов. Поэтому человек постоянно находится в плохом настроении и может «вырваться» в любой момент.

Стоит отметить, что это проявление патологии наиболее яркое. Человек не может контролировать свое состояние. Его постоянно беспокоят раздражительность и резкий нрав. Причем во многих случаях сам пострадавший не понимает, откуда исходит этот конфликт.После приступа агрессии состояние стабилизируется, и человек ведет себя так, как будто ничего не произошло.

Пациент способен усугубить чувство усталости. Поэтому в этом состоянии чаще упоминается субъективная составляющая утомления. Отличить истинное настроение человека сложно, потому что оно быстро меняется, и не всегда для этого есть причины.

Тяжелый астенический синдром

Это состояние характерно для органических поражений головного мозга. Люди, страдающие патологией, чрезмерно ранимы и чувствительны к раздражителям.Им крайне тяжело переносить даже незначительные нарушения. Естественно, психическое состояние больного напряженное. Основные жалобы — головная боль, рассеянность, забывчивость, головокружение и почти невозможность сосредоточиться. Часто возникают вестибулярные расстройства, особенно при езде в транспорте и просмотре телевизора

.

Жить с таким государством не так-то просто. Но многое зависит от самого человека. Если он будет меньше жульничать и просто будет пытаться жить нормальной жизнью, то навязчивые состояния исчезнут сами собой.Выраженная форма заболевания может проявиться в любом возрасте. Главное, вовремя это заметить и постараться разобраться с проблемой. Это особенно важно в подростковом возрасте, когда психика человека еще не восстановилась.

Цереброастенический синдром

Для этого синдрома характерно наличие нарушений, связанных с интеллектуальной и эмоциональной сферой жизнедеятельности человека. Чаще всего проявляются неконтролируемые эмоции. Причем они могут быть как положительными, так и отрицательными.Человек не умеет контролировать себя и склонен к вспышкам гнева.

Часто реакция медленная и неспособна на волевые реакции. Вот почему у людей нет мотивации и чаще всего они не хотят бороться с собственным состоянием. Они понимают, что делают что-то не так, что эмоции нужно контролировать, но отсутствие желания спускает все вниз само по себе.

Причина этого симптома — нарушение метаболизма нейронов головного мозга.Это происходит на фоне перенесенной ранее инфекции, травмы или полной интоксикации организма. Течение патологии полностью зависит от человека. Необходимо научиться контролировать собственные эмоции.

[10], [11], [12], [13], [14]

Астенический синдром после гриппа

Если грипп прошел в легкой форме, то астения имеет гиперстеническую форму. Таким образом, пациенты страдают внутренней нервозностью и раздражительностью. Это состояние может спровоцировать дезадаптацию.Пациент не может сконцентрировать внимание, присоединяйтесь к коллективу. Ему сложно находить общий язык с сотрудниками, есть нежелание работать.

Больной страдает внутренним дискомфортом. Работоспособность снижена, появляется суетливость. Этот вид может надолго приставать к человеку. Постепенно он переходит в другую форму. В этом случае вы не готовы к работе. Будь то умственная активность или физическая активность. Нарушается трудоспособность, возникает дискомфорт.Большинство пациентов никак не связывают свое состояние с ранее перенесенным гриппом. Естественно, никаких отклонений нет.

[15], [16], [17], [18], [19], [20], [21]

Астенический вегетативный синдром

Это состояние может встречаться как у взрослых, так и у детей. В основном он развивается на фоне сильно истощившей организм инфекции. Синдром может возникнуть при воздействии неблагоприятных факторов. Это может быть стресс, психологические состояния.Причем негативное влияние оказывают как ссоры в семье, так и боязнь оказаться в новом коллективе. Часто проявление синдрома сравнивают с первой стадией неврологической или психиатрической патологии.

На сегодняшний день ритм жизни человека существенно изменился. Поэтому проблема стала проявляться чаще. Повышенное эмоциональное и физическое напряжение часто приводит к проблемам. Восстановить организм невозможно даже при длительном отдыхе. Требуется медикаментозная коррекция состояния с помощью медикаментов.Поэтому нельзя пытаться самостоятельно справиться с проблемой. Необходимо прибегнуть к помощи специалистов.

[22], [23], [24], [25], [26]

Вегетоастенический синдром

Этот синдром может развиться у человека любого возраста. Спровоцировать его могут чрезмерные нагрузки. Устранить симптомы не так-то просто. Обычного отдыха недостаточно, нужна медицинская коррекция состояния.

Привести к проблеме чрезмерной умственной перегрузки. Развитие патологии возможно на фоне перенесенных инфекционных заболеваний, а также травм.Повлиять на развитие способны душевные потрясения, тяжелый физический труд и хроническое недосыпание. Перелеты, переезды и посменная работа (день-ночь) вносят свои коррективы.

Главный признак патологии — снижение работоспособности. Это ярко выражено в интеллектуальной нагрузке. Пациенты могут страдать нарушениями памяти, неспособностью быстро формулировать собственные мысли. Человек активно участвует в работе. Его постоянно беспокоит переутомление, снижение продуктивности.

Часто беспокоит нарушение сна, наличие головной боли, учащенный пульс, ощущение нехватки воздуха. Кожные покровы пациента могут стать чувствительными, из-за этого развивается чрезмерная раздражительность. Не исключены нарушения пищеварения, сердечной деятельности и дыхания. При этом пациент ощущает боли в области сердца, желудка, груди и правого бока.

Астенический депрессивный синдром

Людям, страдающим этим синдромом, свойственны скачки настроения. Человек может впадать в эйфорию и одновременно проявлять излишнюю вспыльчивость и агрессивность.С таким «пациентом» сложно. На фоне всего проявляется плохая память. Возникает невозможность запоминания знаменательных дат, ухудшается запоминание важных дел и т. Д.

  • Внимание рассеяно. Сосредоточиться на работе сложно. Несмотря на постоянную утомляемость и слабость, сон беспокойный и проблемный. Человек долго не может спать и постоянно просыпается посреди ночи. Поэтому на следующий день он вялый и сонный.
  • Наблюдается чрезмерное нетерпение. Ожидание становится чем-то непосильным. Нет возможности ждать, хочу сразу получить то, что хочу. Наконец, проявляется ипохондрия. Пациент моментально обнаруживает массу патологий и заболеваний. Листая медицинский справочник или интернет-страницы, выявляются заболевания. Хотя на самом деле человек полностью здоров. В связи с этим приходят навязчивые мысли.

[27], [28], [29], [30]

Тревожно-астенический синдром

Это состояние особенно выражено у женщин в период менопаузы.Нарушений очень много, но на фоне этого синдрома состояние резко ухудшается. Повлиять на развитие патологического процесса способны разводы, невозможность иметь детей, стрессовая ситуация, недостаток образования и послеродовой период. Проще говоря, вызвать состояние способны обычные бытовые проблемы. Правда, у людей с астенией они проходят с особой эмоциональностью.

Астенический синдром известен многим. Каждый способен поддаться его влиянию.Но особенно уязвимы люди, занимающиеся чрезмерной физической и умственной нагрузкой, без полноценного отдыха. Основные проявления патологии: утомляемость, обидчивость, плаксивость, раздражительность, снижение активности.

Это состояние встречается почти у каждой второй женщины. Дополнить симптоматику способно сердцебиение, аритмия, ощущение нехватки воздуха и повышенного давления. Часто возникает общий дискомфорт. Все может усугубить нарушения сна. Человек долго не может заснуть, его сон беспокойный.

Это состояние типично для женщин с хирургической менопаузой. Частота таких нарушений высока. Обычно синдром характеризуется признаками депрессии. Ощущает тоску, нарушение сна, суицидальные мысли, чувство вины.

[31], [32], [33], [34]

Цефалгический астенический синдром

На сегодняшний день цефалгия является одним из наиболее частых вторичных синдромов. На большинство заболеваний влияет сильная боль в головном мозге. Причина синдрома — нарушение обмена веществ, наличие инфекционных, воспалительных и онкологических заболеваний, а также неправильный режим дня.

Человек не подвержен сильной раздражительности, но постоянная головная боль. Болевой синдром наблюдается в области головного мозга. Наиболее выражен симптом у детей. Происходит это на фоне наследственно обусловленных циклов обмена основных «носителей чувств» — медиаторов, например гистамина.

Вредные привычки, неправильный образ жизни и постоянная работа за компьютером нередко приводят к появлению синдрома. В сочетании с наследственной предрасположенностью состояние может быть осложненным.В особо тяжелых случаях головная боль может осложниться инсультом или сердечным приступом.

Чтобы диагностировать это состояние, необходимо определить настоящую причину. Ведь он может скрываться при многих заболеваниях. Это действительно тяжелое состояние, и люди не всегда могут догадаться о его наличии.

[35]

Умеренный астенический синдром

Основной отличительной чертой этого синдрома является изменение уровня социальной активности. Часто проявляется тревога, не дает человеку реализовать себя как личность.Его донимает собственное состояние. Ведь он многого хочет, но ничего не может сделать из-за собственного страха. Часто встречаются депрессии с обсессивно-фобическими компонентами, с пятнами волос.

Диагностировать патологию в этом случае достаточно просто. Достаточно обратить внимание на состояние человека. Обычно у него депрессивное настроение, а также снижает интерес к собственной жизни. Человек не получает удовольствия от собственной деятельности. Энергии для чего-либо практически нет.Это основные симптомы, их могут сопровождать и другие признаки.

Часто у пациента возникает беспричинное чувство вины и самоосуждения. Он часто думает о смерти или самоубийстве. Снижена концентрация внимания, наблюдается нерешительность, нарушения сна и изменения аппетита. Действует минимум 2 недели. Если по истечении этого времени человек не чувствует облегчения, значит, причина кроется в астеническом синдроме.

Алкогольный астенический синдром

Этот синдром при первой стадии алкоголизма является обязательным.Это может произойти в период сильного злоупотребления алкоголем. Чаще всего это происходит до того, как человек становится алкоголиком и имеет сильную зависимость.

Конкретная специфика проявления не проблема. Астенический синдром во всех его проявлениях имеет схожие признаки. Итак, в первую очередь происходит снижение работоспособности. Изменить сон и бодрствование, а также обратный процесс несколько сложно. Психические и физические нагрузки переносятся с трудом. Есть особая чувствительность практически к любому виду деятельности.

Чаще всего проблема возникает не только у алкоголиков, но и у людей, связанных с производством спиртных напитков. Важно не путать хронический алкоголизм с проявлениями астении. Итак, при астеническом синдроме сложно заснуть. Для алкоголизма характерно тяжелое пробуждение.

Пожалуй, самое интересное, что симптоматика может проявиться, даже если человек бросил пить. Как правило, человек не может охарактеризовать свое состояние.Ставит все на проблемы, связанные с работой и семейными отношениями. Якобы по этой причине он пьет и его мучают разные симптомы. Алкоголик отказывается признать наличие неконтролируемого опьянения.

[36], [37], [38], [39]

Стадии астенического синдрома

Выделяют три основных стадии болезни. Таким образом, для первого вида характерны преобладающие процессы возбуждения над торможением. Человек понимает, что пора отдыхать, но в силу каких-то обстоятельств этого не делает и продолжает работать.Основные черты этого этапа: повышенная активность, желание выполнять несколько рабочих процессов одновременно. Правда, есть сложности в восприятии определенных задач.

Вторая стадия характеризуется чрезмерным утомлением. Человек осознает, что ему нужен отдых, он не в состоянии выполнять работу из-за переутомления. Но, тем не менее, остановить себя невозможно.

Наконец, третья фаза, она протекает в крайне тяжелой форме. У больного появляется апатия, он не может уснуть.Кроме того, возникают сильные головные боли, развиваются депрессия и психоневрологические расстройства. Контролировать собственное состояние пациента не в силе.

Обзор литературы по психогенным нарушениям голоса, личный опыт оперных певцов и отчет о психогенной дисфонии у оперного певца

Цель этой статьи — упростить диагностику психологических нарушений голоса с помощью обзора соответствующей тематической литературы.Дан современный взгляд на терминологию, классификацию, клинические проявления и психологическую основу этого редкого состояния. Во-вторых, наша цель — оценить коэффициент распространенности психологических нарушений голоса в группе из 1520 профессиональных оперных певцов — людей с наиболее сложными голосовыми усилиями среди профессиональных голосовых пользователей. Наши данные противоречат распространенному мнению о высокой распространенности этого расстройства среди оперных певцов. Обсуждаются характеристики этой профессиональной группы и описывается краткий пример из практики.На основании литературных данных и личного опыта авторов мы предлагаем схему протокола оценки при подозрении на психологическое нарушение голоса. Отмечается важность мультидисциплинарной диагностики с участием ларинголога, психолога, логопеда и, возможно, психиатра.

Психологические нарушения голоса, Оперные певцы, Психогенная дисфония, Психогенная афония, Многопрофильная диагностика

Голосовое расстройство диагностируется, когда качество голоса, громкость или высота звука недостаточны для общения или не соответствуют возрасту, полу или культурным особенностям человека [1].

По данным Американской ассоциации речи, языка и слуха (ASHA) нарушение голоса также присутствует, когда пациент беспокоится о своем голосе, даже если другие не считают его ненормальным [2].

Органическое нарушение речи или голоса имеет структурные или неврологические компоненты, которые вызывают нарушение речи (например, вокальные узелки, полипы, гематома голосовых складок, структурные изменения гортани из-за старения, голосовой тремор, спастическая дисфония или паралич голосовых связок, среди прочего ).

Напротив, функциональное расстройство речи — это нарушение голоса, вызванное основным психологическим процессом без органической патологии (или нетяжелой, не оправдывающей выраженность симптомов) голосовых связок, не связанной с неврологическим заболеванием. , или если поражения голосовых складок вторичны по отношению к функциональному расстройству.

Эту группу можно разделить на две подгруппы патологий: нарушение голоса при напряжении мышц (MVD) и психогенное нарушение голоса (PVD) [3].

Расстройство голоса при напряжении мышц (также называемое гиперфункциональным расстройством голоса) — это нарушение фонации, которое развивается с течением времени из-за психологического процесса, вызывающего дисбаланс голосовых мышц. Обследование выявляет: чрезмерное усилие, форсированный голос при всех типах звука, а также редкие звуковые перерывы и поражение ложных голосовых складок, что в крайних случаях может привести к фонированию желудочков. Существует два подтипа MTVD: без патологии голосовых складок (MTVD1) или со вторичными, развитыми с течением времени органическими изменениями (MTVD2), такими как вокальные узелки, контактные язвы или полипы из-за гиперактивности мышц.Эта статья посвящена группе психогенных голосовых расстройств. Психогенное нарушение голоса (ПВД) — нарушение голоса (в первую очередь дисфония или афония), вызванное патологическим психологическим процессом при отсутствии органических структурных или неврологических патологий. Его основные характеристики включают: наличие несоответствия симптомов, поскольку у пациента проявляется тяжелая дисфония, но сохраняются невербальные звуки вегетативного поведения, такие как кашель, смех или плач, с нормальным закрытием голосовой щели и обратимость голосовой патологии [4].Представляем обзор литературы и интересный случай психогенной дисфонии у оперного певца.

Проявления психогенных нарушений голоса могут включать в себя различные симптомы, и с множеством основных психологических расстройств, вызывающих их, они образуют очень разнородную группу.

Одно из самых частых проявлений ПВД — дисфония или афония. Расстройство можно объяснить тем, что человек, у которого нет достаточных способов справиться со стрессом или трудными жизненными ситуациями, может потерять произвольный голосовой контроль из-за внутреннего и внешнего дисбаланса мышц гортани.

В последнее время считается, что это нарушение равновесия может быть вызвано либо реакцией конверсии, когда психологическая проблема «превращается» в соматическое проявление, либо высоким уровнем эмоционального стресса из-за тяжелых жизненных событий или психологических конфликтов, например, из-за страха выражения отрицательных эмоций [5 ].

При психогенной дисфонии качество голоса ухудшается, голос может быть грубым, хриплым, астеничным, низким или высоким, хриплым или напряженным, реже может присутствовать диплофония (два разных тона).Афония обычно проявляется как астенический или нормальный шепот или редко как полная неспособность издавать звук [6]. Пациент обычно сохраняет способность нормально закрывать голосовую щель во время кашля. Человек также может случайно, непроизвольно, когда он или она этого не осознавать, может иметь нормальное или лучшее звучание. Как упоминалось ранее, это может происходить во время кашля или произнесения других голосовых невербальных звуков, например плача или даже бульканья воды [7]. Пациенту также может быть легче считать или петь, чем вести беседу.

Течение PVD может сильно варьировать, обычно начало внезапное, но оно также может развиваться постепенно в течение нескольких часов или дней. При этом типе расстройства эпизоды нормального голоса могут перемежаться с дисфонией в зависимости от эмоционального отношения пациента [8].

При осмотре гортани с помощью ЛОРа (с помощью видеоларингоскопии или ларинго-стробоскопии) PVD может проявляться как переднее или заднее сужение надгортанниковых складок и / или гипер или гипоактивность голосовых складок.Также может возникнуть парадоксальная дисфункция голосовых связок или гиперактивность ложных голосовых складок (вестибулярных голосовых складок), что в крайних случаях может привести к фонированию желудочков. Неправильное использование мышц может привести к быстрой утомляемости голоса и слабому голосу [1]. Пациент часто представляет себя очень тревожным, возбужденным, с нетипичным выражением лица, чрезмерными движениями лица. Обычно он или она может испытывать повышенный уровень стресса или подавленный гнев, иногда неправильную идентификацию пола или страдать от дистимии / депрессии [9].Другими сопутствующими соматоформными патологиями могут быть: Привычный кашель или синдром гипервентиляции. Ощущение глобуса очень распространено, и пациент может сообщить о нем как о неспособности глотать, ощущении постороннего предмета или даже одышке. Диагноз должен быть подтвержден психологическими и логопедическими оценками. Иногда PVD может разрешиться спонтанно, чаще всего сохраняется в течение более длительных периодов, иногда в течение месяцев или даже лет. В большинстве случаев это облегчается одним сеансом голосовой терапии; однако важно включить более длительное психологическое лечение.Даже после успешной терапии рецидивы являются обычным явлением и могут появиться несколько раз в будущем [10].

Другой тип PVD — это пуберфония или мутационный фальцет, который может проявляться как у взрослого мужчины, так и у мальчика-подростка в течение необычно длительного периода времени. В этом состоянии характеристики голоса следующие: Высокий (обычно на полную октаву или более выше нормальной высоты) астенический, хриплый, фальцетный голос, который может прерываться нормальным голосом [1].

Некоторые авторы считают, что другими редкими проявлениями могут быть: синдром иностранного акцента, который означает развитие просодии иноязычной речи без фактического изменения географического окружения; и детский голос у взрослых, где голос обычно более высокий и по-детски характерен только по психологическим причинам [11].

Мутизм или расстройство избирательного мутизма характеризуется тем фактом, что пациент обычно просто произносит слова, фактически не делая попытки использовать голос, когда пациент с избирательным мутизмом сознательно предпочитает не говорить в одних областях, но может нормально говорить в других [12].

Другой вид патологии, отмеченный лишь некоторыми авторами, — это психогенная аддукторная спастическая дисфония (СДСД). Голосовое представление напоминает неврологическую ADSA и может быть напряженным или астеническим, с частыми или нерегулярными голосовыми перерывами, иногда может присутствовать голосовой тремор [1].

Исследования, посвященные психогенному влиянию на патогенез психогенных нарушений голоса, выявляют значительные депрессивные симптомы, повышенный уровень стресса, тревожные и адаптивные расстройства, а также расстройства пищевого поведения, ипохондрию или истерию.

В своем исследовании Виллингер и др. [13] проверили степень тяжести депрессии и тревоги у 61 пациента с функциональной дисфонией и пришли к выводу, что у 33% пациентов наблюдались симптомы расстройства настроения, а у 20% из них наблюдалась чрезмерная тревога по сравнению с контрольной группой без дисфонии, которой соответствовал возраст, пол и род занятий. Это исследование также показало, что проблемы со здоровьем больше беспокоят, чем другие причины беспокойства. Интересен тот факт, что эти симптомы, кажется, ухудшаются после появления нарушения голоса, поэтому мы можем спорить: что является причиной, а что следствием.

Тот же автор провел исследование, в котором он оценил такие аспекты личности, как стремление к новизне, избегание вреда, зависимость от вознаграждения и настойчивость (на основе модели личности Клонингера) и их связь с психологическими нарушениями голоса. Результаты показали, что показатели избегания вреда были значительно выше по сравнению с контрольной группой, но значимых различий в стремлении к новизне, зависимости от вознаграждения или настойчивости не наблюдалось [14].

Другое сравнительное исследование, проведенное Котби и др.[15] проанализировали степень выраженности симптомов тревоги у 100 пациентов с диагнозом функциональных нарушений голоса и у 50 здоровых людей (контрольная группа). Результат у пациентов с функциональными нарушениями достиг 43% лиц, но только 6% имели повышенный уровень тревожности в здоровой контрольной группе. Он также пришел к выводу, что другими часто связанными психологическими чертами являются: ипохондрия (особенно при пуберфонии), соматизация, истерия, дистресс и психогенное болевое расстройство.

Мартинс и др.[16] приводит некоторые важные клинические характеристики в своем отчете о серии случаев. Его выводы включали профессиональный (чаще всего домработницу) тип начала (наиболее частым было внезапное начало) и наиболее частое проявление (которым была конверсионная афония наряду с расстройством мышечного напряжения и прерывистым голосом). Показатель распространенности среди женщин составил 26: 2 в немногочисленной группе из 28 пациентов. Tezcanez и др. при изучении фактора занятости пациентов наиболее распространенными были также домохозяйки 31%, до пенсии 18% [17].

С другой стороны, Reiter и др. Установлено, что наиболее распространенной профессией, вызывающей это заболевание, являются связанные с бизнесом, очень стрессовые позиции, такие как бизнесмен / бизнесвумен [18].

Еще одно интересное исследование о распространенности нервной орторексии среди артистов-исполнителей (в Государственном оркестре оперы и балета и в Симфоническом оркестре Билькентского университета) было представлено Аксойданом и др. [19]. Это исследование показало более высокую частоту орторексии у артистов по сравнению с контрольной группой с наибольшей распространенностью расстройств пищевого поведения, зарегистрированной среди оперных певцов (81.8%).

Этиология этого расстройства описана Andersson et al. [20] она изучила наиболее распространенный тип основных причин этой патологии. Ее выводы показали, что межличностные конфликты, связанные, во-первых, с семьей, а во-вторых, с работой, являются наиболее частыми причинами стресса. Она также считает, что одной лишь когнитивной и поведенческой терапии недостаточно для пациентов с PVD, поскольку она должна сопровождаться голосовой терапией и терапевтическим консультированием.

Терапевтический подход за годы сильно изменился.Устаревшие методы были довольно жестокими и были направлены на восстановление голоса на первом сеансе голосовой терапии. Стоит упомянуть такие исторические методы, как закупорка гортани до тех пор, пока пациент не почувствует потребность кричать, применение электрических импульсов или раздражение гортани порошком, жидкостью или раствором кокаина [21].

Большое продольное исследование на группе из 500 пациентов было проведено в период с 1972 по 2004 год. Пациенты лечились от психогенной афонии с помощью более подходящих методов лечения: дыхания, расслабления и фонетических упражнений, ингаляционной фонации, полоскания и жевания.Однако в исследовании авторы настоятельно указывают на важность быстрого разрешения симптомов, желательно во время первого сеанса голосовой терапии [22], что, по-видимому, не соответствует действительности. В настоящее время рекомендованным подходом является психодинамико-системная терапия, помогающая пациенту понять суть основной проблемы. Больше не считается, что афонию следует устранять как можно скорее, а следует делать это в удобное для пациента время [21].

Шестьдесят восемь пациентов приняли участие в неконтролируемом исследовании, проведенном Martinez et al.[23]. Его цель состояла в том, чтобы определить, как голосовая терапия влияет не только на параметры голоса, но и на изменение симптомов тревоги и депрессии до и после голосовой терапии. В результате он не только улучшает качество голоса, но и облегчает (по самооценке пациентов) симптомы тревоги и депрессии.

Согласно литературным данным, распространенность всех голосовых нарушений среди взрослого населения в целом составляет от 6,6% на момент исследования [24] до 7.6% за последние 12 месяцев [25]. Считается, что частота возникновения нарушений голоса в течение жизни колеблется в районе 29,1% [26]. По оценкам некоторых исследователей, уровень распространенности PVD составляет 0,4% в общей популяции [21], что соответствует сообщениям, в которых 10-40% всех голосовых расстройств имеют какую-либо основную или сопутствующую функциональную причину [2]. Психологические нарушения голоса чаще встречаются у женщин, и их преобладание варьируется между разными исследованиями. Бейкер и др. оценил это соотношение в 8: 1, изучив соответствующую литературу [27].Также было установлено, что период жизни с наивысшей профессиональной голосовой активностью (30-50 лет) будет наиболее подвержен риску развития этого заболевания [24].

Согласно исследованию профессиональных рисков, проведенному Verdolini и соавт., Певцы составляли 2,43% среди всех голосовых пациентов. [28], но Титце и др. [29] обнаружили, что 11,5% популяции клинических голосов составляли певцы, и было высокое представительство неклассических певцов.

В другом исследовании Pestana et al. [30] провели метаанализ распространенности нарушений голоса у певцов. Результат достиг 46%, что намного превосходит 18,8% в контрольной группе. Как говорит автор, можно подозревать, что певцы больше озабочены своим голосом, чем остальная часть населения, тем не менее результат на удивление высок.

Среди профессиональных пользователей голоса оперные певцы — это те, у кого голос звучит сложнее всего.Кроме того, уровень стресса в этой группе оценивается выше среднего. Распространено мнение, что они более подвержены нарушениям голоса. Однако наши результаты противоречат этой идее.

Клиника Clarós уже более 40 лет является справочным центром по уходу за голосом для многих оперных певцов нескольких оперных театров по всему миру. Один из них — оперный театр Барселоны, Gran Teatre del Liceu. За это время в нашей клинике прошли лечение более 1520 певцов с различными нарушениями голоса, как органическими, так и функциональными.Насколько нам известно, в этой большой группе только 34 певца были диагностированы с психогенным нарушением голоса: 26 — с психогенной дисфонией (с различными типами нарушения голоса) и 8 — с психогенной афонией.

Среди этих 34 пациентов: 20 — сопрано (58,8%), 5 — меццо-сопрано (14,8%), 3 — контртеноры (8,8%), 3 — теноры (8,8%), 2 — баритоны (5,9%) и 1 — контральто ( 2,9%). Это заболевание не диагностировали ни у одного басиста.

Количество женщин составило 26 певиц (76.5%) и было 8 певцов (23,5%). Из этих данных можно сделать вывод, что соотношение распространенности среди женщин и мужчин составляло 3,25: 1, а уровень распространенности психогенного нарушения голоса в группе оперных певцов со всеми нарушениями голоса за последние 40 лет составлял 2,2%. Также более подвержены развитию PVD певцы с высокой тесситурой, чем с низкой.

Ни у одного из 34 певцов нет медицинских записей, свидетельствующих об утомлении вокала, употреблении алкоголя, наркотиков или табака.Во время их обследования не было обнаружено существенной органической патологии голоса и никаких симптомов воспалительного заболевания гортани.

Пациенты обычно не использовали какие-либо лекарства, которые могут влиять на голосовое излучение, например, лекарства для функции щитовидной железы, гормоны, лекарства от гипертонии или диабета. Не сообщалось об анамнезе соответствующих неврологических заболеваний (например, болезни Паркинсона или миастении).

Тем не менее, есть данные, что 24 из 34 принимали антипсихотические препараты для лечения тревоги обычным способом (диазепам, флуоксетин, сертралин, пароксетин, циталопрам, эсциталопрам, лоразепам, алпразолам или клоназепам).

52-летний оперный певец-баритон из Германии, знаток опер Вагнера, внезапно продемонстрировал потерю силы голоса, как раз в конце второго акта спектакля. Он был ведущим певцом в опере Зигфрида, написанной Вагнером, и играл в Оперном театре в Барселоне. Во время увертюры после второго акта (которое длится 15 минут) его симптомы усилились, и он выступил со слабым, напряженным и хриплым голосом. Знаменитый оперный певец был в ужасе и хотел отменить оставшееся выступление.

Медицинское обследование гортани не выявило органических поражений голосовых складок, секрета не было. Цвет слизистой оболочки нормальный. Нормальное движение голосовых связок, их смыкание и голосовая функция были правильными. Проведена базовая проба на кашель — кашель у больных без патологических признаков. При дополнительном обследовании была обнаружена небольшая мышечная болезненность в задней части шеи и в периларингеальной области.

Пациент имел трудности в общении, спонтанные аномальные движения век и губ, а также вегетативные симптомы потливости лба и покраснения лица.Когда его спросили, он признался, что у него сухость во рту и слабость. Времени было на исходе, поэтому следующий вопрос заключался в том, случалось ли с ним такое раньше. Его ответ был положительным, за 2 года до инцидента. Его личное положение в то время было трудным, поскольку он в то время разводился со своей первой женой.

Когда его спросили о его нынешнем семейном положении, он признался, что у него кризис со второй женой, и что в тот же день было использовано слово «развод».Осознав это, его голос улучшился, и после нескольких голосовых и голосовых упражнений он возобновил свою профессиональную деятельность и хорошо выступил в третьем действии.

Предварительный диагноз: психогенное нарушение голоса — дисфония легкой степени. На следующий день ему начали психологическое лечение. Его оценка подтвердила диагноз. Ранее не обращались за помощью. Пациент отрицал употребление табака, алкоголя, наркотиков или любых новых лекарств.Его голосовое использование (количество часов в день, когда он занимается пением) не сильно отличалось от стандарта того времени. Не было обнаружено никаких изменений условий труда или значительного ухудшения атмосферы в его рабочей среде.

Более подробный анамнез показал, что он был сыном протестантского священника, который очень строго осудил свой первый развод, причинивший много страданий пациенту. Его вторая жена была намного моложе его и была очень привлекательной женщиной, и в повседневной жизни между ними возникало много различий.

Уровень его тревожности оценивался с использованием шкалы оценки тревожности Гамильтона HAM-A с показателем умеренного / тяжелого уровня тревожности. Наряду с длительным психологическим лечением ему помогала логопед, рецидивов пока не было.

Его семейная жизнь также улучшилась, и в настоящее время он отец годовалой девочки. Он изменил свою профессиональную карьеру и теперь проводит свои мастер-классы в качестве учителя голосового поведения.

Интересен также тот факт, что его дисфония началась в третьей сцене второго акта оперы Зигфрида, где появляется женский персонаж (Брунгильда).

Постановка диагноза пациенту с PVD — сложный процесс, особенно с профессиональными певцами. Как показано в приведенном выше примере, иногда важно помнить о других причинах нарушения голоса, помимо органических. Авторы предлагают, чтобы процесс диагностики проводился следующим образом: каждый пациент с голосовой жалобой должен пройти протокол голосовой оценки.В первую очередь ее должен осмотреть ЛОР с помощью жесткого эндоскопа 70 или 90 градусов или фиброскопа с камерой HD с возможностью записи. Обследование следует проводить при артикуляции / i / a и пении низких и высоких звуков. Выполняя видеоларингоскопию (VLS) или видео-фиброларингоскопию, врач может обнаружить большинство органических причин нарушений голоса.

Необходимо диагностировать и лечить сопутствующие заболевания (например, ГЭРБ или риносинусит).

Затем следует выполнить видеостробоскопию или высокоскоростную цифровую визуализацию (HSDI), чтобы оценить, является ли подвижность голосовых связок симметричной, их амплитудой и нормальными волнами слизистой оболочки. Смыкание голосовых связок должно быть полным, а их движение регулярным. Видеостробоскопия в сочетании с мануальным обследованием шеи в области гортани (при котором можно выявить напряжение и боль в мышцах) позволяет определить и исключить группу нарушений МВД. Этих пациентов следует направлять к логопеду и внимательно наблюдать у ЛОР-специалиста на предмет возможных повреждений голосовых связок.

Остальная группа пациентов, вероятно, страдает психогенным нарушением голоса. Простой тест на кашель может помочь определить истерическое происхождение процесса. Перед тем, как направить пациента к психологу, необходимо оценить речевой голос в отношении степени дисфонии (тяжести нарушения), шероховатости, одышки, астении, напряжения (шкала GRBAS и / или шкала VHI). Необходимо определить высоту звука и диапазон голоса (с помощью Стробоскоп Bruel & Kjaer или High-Speed ​​Digital Imaging-HSDI).Должны быть сделаны записи голоса в высоком разрешении.

Характер дыхания следует оценивать и, при необходимости, улучшать, научившись активировать и расслаблять дыхание с помощью мышц, чтобы улучшить резонанс голоса.

Должна быть проведена тщательная психологическая оценка, направленная на оценку уровней стресса и тревожности с использованием стандартизованных шкал (например, шкала оценки тревожности Гамильтона HAM-A Шкала оценки тревожности Гамильтона для депрессии HAM-D, инвентаризация депрессии Бека BDI, инвентаризация состояния-черт тревожности STAI, больничная тревога. и шкала депрессии шкала HADS), а также психоанализ должны определять, произошло ли какое-либо стрессовое жизненное событие, или страдает ли пациент от конверсионной реакции или любого другого психологического конфликта (например,грамм. за высказывание). При необходимости следует также провести тщательное психиатрическое обследование.

В отличие от общепринятого мнения, уровень распространенности нарушений голоса у оперных певцов не выше, чем у других профессиональных пользователей голоса: он составлял 2,2% в группе из 1520 оперных певцов за последние 40 лет. По мнению авторов, это связано с повышенным (по сравнению с другими людьми) голосом. Важно отметить, что профессиональные оперные певцы — это очень специфическая группа людей, которые очень неохотно раскрывают какие-либо личные подробности, особенно в отношении нарушений голоса или трудностей в личной жизни.По этой причине мы считаем, что о некоторых патологиях нельзя регулярно сообщать врачам общей практики.

Психологическое расстройство голоса — очень редкое и сложное заболевание, которое часто неправильно диагностируют и поэтому не лечат должным образом. Как диагностика, так и лечение этого состояния должны быть многопрофильными с участием логопеда, психолога, иногда психиатра и ларинголога, поскольку каждый из специалистов играет важную роль в этом процессе.Установление диагностических критериев не только для оценки голоса, но и для психологической диагностики поможет улучшить этот процесс. Правильный диагноз PVD — это задача группы специалистов, но это также заболевание, о котором не должны забывать врачи общей практики.

Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов. Авторы сообщают об отсутствии финансовой и материальной поддержки исследования и работы, представленной в рукописи.

  1. Бейкер Дж, Бен-Товим Д.И., Бутчер А., Эстерман А., Маклафлин К. (2007) Разработка модифицированной системы диагностической классификации нарушений голоса с межэкспертным исследованием надежности.Логопед Phoniatr Vocol 32: 99-112.
  2. Андреа М., Андреа М., Фигейра М.Л. (2018) Самовосприятие качества жизни у пациентов с функциональными нарушениями голоса: влияние психологических и голосовых акустических переменных. Eur Arch Otorhinolaryngol 275: 2745-2754.
  3. Ладлоу К.Л., Доманге Р., Шарма Д., Джинна Х.А., Перлмуттер Дж. С. и др. (2018) Атрибуты на основе консенсуса для выявления пациентов со спастической дисфонией и другими нарушениями голоса.JAMA Otolaryngol Head Neck Surg 144: 657-665.
  4. Шален Л., Андерссон К., Элиассон И. (1992) Диагностика психогенной дисфонии. Acta Otolaryngol Suppl 112: 110-112.
  5. Бейкер Дж. (2016) Функциональные нарушения голоса: клинические проявления и дифференциальный диагноз. Handb Clin Neurol 139: 389-405.
  6. Мэтисон Л. (2013) Грин и Мэтисон — голос и его расстройства, Хобокен.
  7. House A, Andrews HB (1987) Психиатрические и социальные характеристики пациентов с функциональной дисфонией. J. Psychosom Res 31: 483-490.
  8. Мясник П. (1995) Психологические процессы при психогенном расстройстве голоса. Eur J Disord Commun 30: 467-474.
  9. Бейкер Дж. (2008) Роль психогенных и психосоциальных факторов в развитии функциональных нарушений голоса.Int J Speech Lang Pathol 10: 210-230.
  10. Рой Н., Блесс Д.М. (2000) Черты личности и психологические факторы в патологии голоса: основа для будущих исследований. J Speech Lang Hear Res 43: 737-748.
  11. Кеулен С., Верховен Дж., Де Витте Э., Де Пейдж Л., Бастиаанс Р. и др. (2016) Синдром иностранного акцента как психогенное расстройство: обзор. Front Hum Neurosci 10: 168.
  12. Рубин Дж. (2016) Профессиональный голосовой пользователь.В: Деклан Костелло, Гури Сандху, Практическая ларингология, CRC Press, Бока-Ратон, Флорида, 19–26.
  13. Willinger U, Völkl-Kernstock S, Aschauer HN (2005) Выраженная депрессия и тревога у пациентов с функциональной дисфонией. Психиатрия Res 134: 85-91.
  14. Willinger U, Aschauer, HN (2005) Личность, тревога и функциональная дисфония. Личность и индивидуальные различия 39: 1441-1449.
  15. Котби М.Н., Барака М., Эль Сады С.Р., Ганем М., Шоеиб Р. (2003) Психогенный стресс как возможный этиологический фактор неорганической дисфонии.Int Congr Ser 1240: 1251-1256.
  16. Martins RH, Tavares EL, Ranalli PF, Branco A, Pessin AB (2014) Психогенная дисфония: разнообразие клинических и вокальных проявлений в серии случаев. Braz J Otorhinolaryngol 80: 497-502.
  17. Tezcaner ZÇ, Gökmen MF, Yıldırım S, Dursun G (2017) Клинические особенности психогенного нарушения голоса и эффективность голосовой терапии и психологическая оценка. J Голос 33: 250-254.
  18. Reiter R, Rommel D, Brosch S (2013) Долгосрочный исход психогенных нарушений голоса. Аурис Насус Larynx 40: 470-475.
  19. Аксойдан Э., Камчи Н. (2009) Распространенность нервной орторексии среди турецких исполнителей. Ешьте расстройство веса 14: 33-37.
  20. Андерссон К., Шален Л. (1998) Этиология и лечение психогенного нарушения голоса: результаты последующего исследования с участием тридцати пациентов.J Голос 12: 96-106.
  21. Колбруннер Дж., Менет А.Д., Зейферт Э. (2010) Психогенная афония: нет фиксации даже после длительного периода афонии. Swiss med Wkly 140: 12-17.
  22. Maniecka-Aleksandrowicz B, Domeracka-Kołodziej A, Rózak-Komorowska A, Szeptycka-Adamus A (2006) Управление и терапия при функциональной афонии: Анализ 500 случаев. Отоларингол Pol 60: 191-197.
  23. Мартинес CC, Cassol M (2015) Измерение качества голоса, симптомов тревоги и депрессии после логопедии.J Voice 29: 446-449.
  24. Рой Н., Меррилл Р.М., Грей С.Д., Смит Е.М. (2005) Расстройства голоса в общей популяции: распространенность, факторы риска и профессиональное влияние. Ларингоскоп 115: 1988-1995.
  25. Bhattacharyya N (2014) Распространенность проблем с голосом среди взрослых в США. Ларингоскоп 124: 2359-2362.
  26. Коэн С.М. (2010) Влияние дисфонии на население первичной медико-санитарной помощи, о котором сообщают сами: эпидемиологическое исследование.Ларингоскоп 120: 2022-2032.
  27. Бейкер Дж. (2002) Психогенные нарушения голоса — герои или истерики? Краткий обзор с вопросами и обсуждениями. Logoped Phoniatr Vocol 27: 84-91.
  28. Вердолини К., Рамиг Л.О. (2001) Обзор: профессиональные риски для проблем с голосом. Логопед Phoniatr Vocol 26: 37-46.
  29. Титце И.Р., Лемке Дж., Монтекен Д. (1997) Численность рабочей силы США, которая полагается на голос как на основной инструмент торговли: предварительный отчет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.