Содержание

«Альтруизм — это вид рационального, мудрого эгоизма» – Экономика – Коммерсантъ

На Форуме позитивной экономики, прошедшем во французском Гавре впервые с участием официальной делегации из России, идейный вдохновитель мероприятия ЖАК АТТАЛИ рассказал “Ъ” о том, как альтруистическое мышление меняет капиталистическую систему и какое место в этих изменениях принадлежит России.

— Какими вы видите изменения в окружающем мире и мире людей в ближайшие 20 лет?

— Несколько лет назад я написал книгу, где изложил свое видение событий, которые предстоит пережить миру в ближайшие 50 лет. В ней я говорю, что мы будем вынуждены пройти через пять разных фаз. Первая — это относительный закат империи США. Вторая — это попытка управлять миром со стороны группы стран, которая будет вынуждена заменить США в качестве лидера. Третьей фазой окажется провал этой попытки. Окажется, что рынок станет управлять миром: как официальный, так и черный рынок. Но и это окажется катастрофой. Четвертая фаза — глобальная война как между нациями, так и внутри них, что мы уже можем наблюдать. Пятая — это попытка измениться и прийти к миру, основанному на иных ценностях — не эгоистических, а альтруистических. Прохождение всех этих пяти фаз необязательно. Я надеюсь, что мы сможет перепрыгнуть фазу глобализации рынков без верховенства права и фазу войн и прийти к системе ценностей, основанных на альтруизме, что для меня является ключевым ответом на трудности сегодняшнего мира. И это то, чем мы сегодня заняты.

— Вы говорите о позитивной экономике как о лекарстве от глобального ценностного кризиса. Почему именно экономика? Могут ли общественные экономические отношения стать основой для изменения личностных приоритетов?

— Как в экономике и политике, так и в личной жизни все мы нуждаемся в одних и тех же вещах. Проблема в том, что мы слишком сильно сосредоточены на решении краткосрочных задач и недостаточно — на решении долгосрочных вопросов. Если в нашей личной жизни мы уделим достаточно времени тому, чтобы задуматься над будущим — что с нами будет через 20 лет, что мы оставим после себя следующим поколениям, то наша жизнь станет более полезной и счастливой.

То же самое касается и экономики, которая слишком сильно сосредоточена на краткосрочном: краткосрочной прибыли, значимости движения и стоимости акций на рынке и демократии, которая зациклена на краткосрочной популярности лидеров. Если мы этого не изменим и не позаботимся о долгосрочной перспективе, она позаботится о нас и переформатирует рыночную экономику и демократию в тоталитарный режим. Тоталитарный режим не заботится о долгосрочной перспективе. Вызов состоит в том, как совместить рыночную экономику и демократию с долгосрочной перспективой. Для этого нам понадобятся изменения в ценностях и процедурах.

— На сегодняшний день уже сформировалось несколько устойчивых позитивистских течений в экономической теории. На ваш взгляд, насколько заметное влияние они оказывают на академическую науку?

— Важно осознать, что не существует экономической теории самой по себе. Это глобальная социальная наука, и она будет только выигрывать, если в нее будет интегрировано долгосрочное мышление на практическом уровне. Если бы у нас было долгосрочное мышление в экономике на протяжении последних 20 лет, мы бы не столкнулись со столь серьезным экологическим и финансовым кризисом, который мы сейчас наблюдаем. У нас бы не было таких огромных государственных долгов, пузырей на финансовых и товарных рынках и разрушенной окружающей среды. И мне кажется, наиболее важный вызов, который стоит перед экономикой,— это включить в дискуссию голос нового поколения. Интересно отмечать, что экономическая теория размышляет и говорит о потребителях и производителях, но не учитывает будущих поколений. Будущие поколения — это экономические агенты, и их нужно учитывать. Тут обнаруживается целый набор измерений. Первое — много разных людей решило взяться за решение существующих проблем и позаботиться о долгосрочной перспективе в области окружающей среды, климата, продовольствия, личностного и социального развития. И сейчас можно наблюдать бурный рост сектора, который не является уже маленьким или маргинальным и состоит из социального бизнеса, НКО.

Эти люди уже имеют достаточное влияние на правительства и частный сектор. Технологии меняются, и многие люди начинают бесплатно работать и также бесплатно получать взамен какие-то вещи, что заставляет их понимать: объединение усилий лучше, чем вероломство. Если вы объединяетесь с кем-то, вы можете что-то получить. Появляется много сервисов, где люди могут встречаться, обмениваться знаниями, умениями, технологиями и организовывать что-то вместе. Таким образом, мы видим, что альтруизм — это вид рационального, мудрого эгоизма. Мудрому эгоизму нужен альтруизм.

— Расскажите об одном, на ваш взгляд, наиболее ярком и успешном примере позитивной экономики на макро- и на микроуровне?

— На микроуровне я бы сказал: то, что мы делаем в PlaNet Finance (бизнес-консультирование и финансирование по минимальным ставкам небольших проектов в беднейших странах.— “Ъ”), является огромным успехом, так как мы помогаем миллионам людей избавиться от бедности при помощи микрофинансирования. На макроуровне глобальное влияние ощутимо в том, что делает в Индии доктор Патак (основатель организации Sulabh Sanitation Movement, устанавливающей общественные туалеты в местах проживания беднейшего населения, которым для смыва требуется лишь 1,5 л воды против обычных 10 л, а отходы можно перерабатывать в биотопливо, пригодное для производства энергии.— 

“Ъ”). Это изменило жизни более чем 150 млн человек. И это огромные изменения на макроуровне, в том числе с точки зрения минимизации глобального уровня накопления отходов.

— Как должны измениться финансы и управление, чтобы способствовать развитию позитивной экономики?

— Тут необходимы изменения на уровне рынка и политики. На уровне рынков важно изменить то, что, если у тебя есть одна акция, ты можешь голосовать. Мне кажется, что право на голосование в компании должно быть пропорциональным продолжительности владения акциями. Если ты владеешь акцией минуту, несправедливо голосовать так же, как люди, владеющие ими 20 лет.

Ваши права в управлении компанией должны расти со временем. Таким образом, мы предоставляем больше власти тем, кто действительно заботится о процветании компании, а не хедж-фондам или людям, которые заинтересованы лишь в спекуляциях. В политике было бы важным создать государственный орган наравне с двумя палатами парламента, который бы представлял интересы будущих поколений. У людей, которые в него войдут, должна быть лишь одна миссия — понять, что бы думали грядущие поколения о принимаемых сегодня законах, и с этой точки зрения повлиять на решения, которые принимают в парламенте. Если бы эти две вещи стали реальностью, очень многое бы изменилось.

— Известно, что вы намерены развивать свою деятельность теперь и в России. Расскажите о планах.

— Прежде всего мне хотелось бы, чтобы представители России приехали сюда, посмотрели, что тут происходит. Во вторых, мне хотелось бы, чтобы этот форум и многие другие форумы, которые мы организуем в мире (Италия, Нью-Йорк, Брюссель и т.

 д.), принимали русских не только в качестве слушателей, но и в качестве выступающих. В России уже существует достаточно много представителей социального бизнеса, которые хотят, чтобы их увидел остальной мир. В третьих, мне хотелось бы объединить представителей России с нами через интернет, чтобы для них были доступны конференции и семинары, которые проходят на протяжении года. И в четвертых, если бы один из больших городов России готов был нас принять, мы смогли бы найти хороших партнеров в академической среде и логистике, мы были бы счастливы привезти Форум позитивной экономики в Россию. Он должен быть не единичным, а регулярным.

Интервью взял Алексей Шаповалов


что это такое, его происхождение и виды?

В привычном для нас понимании альтруизм – это бескорыстная помощь окружающим. В общем понимании его считают положительным, достойным уважения качеством. Но самопожертвование иногда принимает крайние формы. Например, в заботе о других человек полностью забывает о себе или действует демонстративно, исключительно для собственного авторитета. Где тонкая грань между альтруизмом и эгоизмом? Какие мотивы побуждают людей действовать на благо другим? Какие бывают виды альтруизма?

В статье расскажем: эволюцию понятия, почему добро стоит делать осознанно, в чем разница между волонтерством и благотворительностью.

Что такое альтруизм?

Альтруизм — это группа эмоций, побуждающая  человека свершать поступки, полезные для окружающих, но невыгодные для него самого. Соответственно альтруистами называют людей, готовых пожертвовать собственными интересами на благо родных, окружающих или общества. Кратким обозначением понятия считается установка «

жить для других». В рамках теории эволюции существует понятие «взаимовыгодный альтруизм». Его составляющие: эмпатия, сострадание, щедрость – необходимые условия выживания социума.

Пройти тест на эмпатию

Альтруистическое поведение присуще не только людям. Животные или насекомые также способны бескорыстно служить своему сообществу. Например, социальные насекомые пчелы или муравьи ежедневно действуют на общее благо и жертвуют собой в минуты опасности. Другой пример самопожертвования у животных – суслики. Когда к стайке грызунов приближается орел или лиса, первый суслик, который обнаружил опасность, издает специфические звуки. Он не убегает, жертвует собой, чтобы спасти свою семью.

Но в бескорыстном служении человека и остальных живых существ есть большая разница. Муравьи или суслики жертвуют собой исключительно ради «своих». Человеческая жертвенность распространяется далеко за пределы «ближнего круга».

Происхождение альтруизма.

Хотя сам термин относительно молодой, его значение родственно с другими понятиями: любовь к ближнему, милосердие. Проблема поиска добродетели занимала людей еще в дохристианские времена. Первые идеи феномена описаны еще во времена Аристотеля. Римский поэт и государственный деятель Сенека называл поступки на благо других благодеянием. Также Сенека поделил благодеяния на три разряда: необходимые, полезные, приятные.

Термин «альтруизм» как отдельное определение впервые ввел французский философ и социолог Огюст Конт (1798-1857). Хотя альтруизм и эгоизм – два слова-антонима, согласно теории Конта это дополняющие, но не исключающие друг друга свойства человеческой природы. Эти два понятия постоянно конкурируют между собой, альтруизм только подчиняет, но никогда не побеждает эгоизм. Под вывеской бескорыстного служения философ объединял три понятия: преданность, почитание, доброту. А синонимами понятия считал сострадание, жалость.

Пройти тест на эгоизм

Позже Герберт Спенсер (1820-1903) дополнил описание термина другими синонимами: справедливость, великодушие, щедрость. Кроме любви и благотворительности Спенсер считал альтруизмом активную политическую борьбу за чужие интересы, миссионерскую деятельность. Чарльз Дарвин (1809-1882) связывал альтруизм с самопожертвованием, но считал опасным для жизни занятием. Смерть у Дарвина была логическим завершением альтруистического или благородного поведения человека.

Позже философы и социологи добавили к понятию несколько типов поведения:

  • Помощь беспомощному, которая проявляется в сочувствии, стремлении опекать, утешать, заботиться.
  • Помощь во время опасности.
  • Распределение еды, орудий труда.
  • Помощь или улучшение жизни больных, стариков, детей.

Альтруизм в религии.

В словаре по Христианству альтруизм – нравственный принцип, согласно которому благосостояние других людей считается более значимым, чем собственное «Я». Альтруистическое поведение объясняется любовью к ближнему, а не простым выполнением долга. В Христианстве альтруистов часто называют святыми. Для примера можно вспомнить описание жизни и поступков защитника детей Святого Николая или покровителя всех влюбленных Святого Валентина.

Безграничный альтруизм – основа буддийского учения. Это определение всегда подчеркивает в своих выступлениях духовный лидер последователей буддизма Далай Лама XIV. Причем альтруистическое отношение важно проявлять на глобальном и семейном уровне. Главным показателем милосердного отношения к окружающим Далай Лама XIV считает улыбку. Если улыбка искренняя, идет от сострадания, она успокаивает вас самого и окружающих.

В Исламе альтруистический призыв воспринимается как побуждения к самопожертвованию, бесконечному терпению, доброте, заботе. Ислам не обесценивает желание заботиться о себе. Чтобы помогать другим (морально, эмоционально, материально), нужно учитывать собственные возможности и нужды. Ведь помощь другим без заботы о самом себе не всегда заканчивается благополучно.

Виды альтруизма.

Социологи различают героический и повседневный альтруизм. Героический проявляется во время войн, стихийных бедствий или в чрезвычайных ситуациях. Истории героев, которые спасают незнакомых людей от грабителей или выносят детей из пожаров, попадают в газеты и остаются на слуху. Но есть менее драматический бытовой альтруизм, когда доброта проявляется ежедневно, в мелких поступках.

Различают несколько вариантов повседневного альтруизма:

  • Родительский. Самый понятный и очевидный вид самопожертвования, свойственный большинству живых существ.
  • Взаимный. Проявляется у давних друзей или влюбленных, которые заботятся друг о друге в уверенности, что им помогут точно так же.
  • Нравственный. Человек просто кайфует при виде счастья других людей. Лучшим примером работы на благо других является волонтерство.
  • Демонстративный. Примером подобной благотворительности являются миллиардеры-филантропы, которые жертвуют деньги на больницы или школы перед камерами.
  • Сопереживательный. Это проявление эмпатии, когда человек мысленно ставит себя на место нуждающегося и понимает горечь его положения.
  • Ситуационный. Это самопожертвование в особом психологическом состоянии под влиянием религиозной проповеди, подражание поведению других людей.
  • Компенсирующий. Еще Зигмунд Фрейд в своих работах описывал альтруистичность как компенсацию чувства вины, когда свою тревожность человек компенсирует жертвенным поведением.

Филантропия и благотворительность.

Древнейшей формой благотворительности считалась милостыня, но сегодня филантропия стала огромной индустрией. Современные филантропы Билл Гейтс, Марк Цукерберг, Опра Уинфри изменили характер благотворительной деятельности. Новые филантропы не стремятся скупать яхты или спортивные клубы. Они хотят видеть свои имена на фасадах школ, больниц, музеев, исследовательских центров. За благотворительность вручаются гуманитарные премии. Например, в 2012 году Опра Уинфри получила премию Джина Хершолта за свою гуманитарную и благотворительную деятельность.

Многие люди помогают финансово и организовывают благотворительные фонды в масштабах страны, города, области. Они собирают деньги на новое оборудование для медицинского центра, знакомят окружающих с нуждами дома престарелых или организовывают хосписы. Такие люди называют себя не филантропами, а «социальными активистами».

Пройти тест на тип личности

Эффективный альтруизм.

Эффективный альтруизм — молодое социальное движение, в которое входят молодые, социально активные люди. Последователи движения не отдают свои деньги, а тратят силы, знания и время, ищут наиболее эффективные способы сделать мир лучше. Они больше прагматики, нежели мечтатели. Философия движения звучит так: мы используем доказательства и рассуждения в поисках наиболее эффективных способов сделать мир лучше. Основная помощь направляется организациям, которые помогают жителям самых бедных, неблагополучных стран.

Сообщества эффективных альтруистов сегодня есть в большинстве университетов мира. Они занимаются волонтерской работой, донорством, борьбой с глобальной бедностью. Также помогают студентам выбрать профессии, которые приносят наибольшую пользу миру. Последователи движения рассказывают, что эффективная доброта помогает улучшать жизнь других людей, наполняя при этом смыслом собственную жизнь.

Работа волонтера.

Работа волонтера – это осознанная и регулярная помощь людям без расчета на вознаграждение. Забота друг о друге дает возможность выживать во время войны, после стихийных бедствий, во время болезни или нужды. В волонтерство приходят по разным причинам: по зову души, чтобы забыться после тяжелой утраты, из желания просто помогать людям. Есть несколько направлений волонтерства: социальное, спортивное, культурное, экологическое, донорское, событийное. Можно заниматься деятельностью у себя дома или переехать в другую страну.

Первое место по числу волонтеров занимает Организация Объединенных Наций. Волонтерство в ООН – возможность продвигать идеи мира и развития более чем в 150 странах. Многие используют работу волонтером для улучшения языковой практики и поиска друзей. Кроме того волонтерство в ООН – отличный старт для развития карьеры, ведь работодатели ценят навыки взаимопомощи и мышление вне рамок.

5 фактов об альтруизме.

Нейробиологи установили, что потребность в бескорыстных поступках, помощи, сопереживании, заложена в нас генетически. Существует метод магнитной стимуляции коры головного мозга, после которой эгоистические импульсы блокируются, изменяя поведение человека. Но до какой степени нужно приглушать эгоистические мысли еще не понятно. Пока магнитное оборудования находится на стадии усовершенствования, можно узнать, как расшифровывают готовность к бескорыстной помощи философы, социологи и психологи.

  1. Помощь окружающим – это прекрасно, если она делается осознанно. Бескорыстная помощь другим улучшает ваше физическое и эмоциональное состояние здесь-и-сейчас. Но ожидание моментальной выгоды уменьшает удовольствие от сделанного. Бескорыстная помощь – это ежедневный труд и самая трудная практика.
  2. Долгосрочная инвестиция. Альтруистическое поведение имеет накопительный эффект и лучше всего описывается фразой «делай другим добро и вернется вам сторицей». Ели сказать иначе – это закон бумеранга, согласно которому нам возвращается добро, добрые поступки.
  3. Жертвовать можно не только деньги. Говоря о пожертвовании мы часто подразумеваем деньги или вещи. Но истинное самопожертвование предполагает «внутренние затраты»: усмирение гордыни, преодоление брезгливости, умение управлять своими эмоциями.
  4. Избыточный альтруизм – это плохо. Излишняя самоотверженность приводит к печальным последствиям. Забота о других без заботы о себе может вызвать эмоциональное выгорание, обиду, снижение настроения. А окружающие расслабляются и начинают потребительски относиться к человеку, который о них заботится.
  5. Помощь самому себе. По статистике участники добровольных акций менее подвержены плохому настроению, депрессии. Взамен своей помощи мы получаем смысл жизни, личностный рост, наполняем жизнь новыми эмоциями и ощущениями.

Выводы

  • Альтруизм – это когда делаешь что-то для другого, без собственной выгоды.
  • Социологи называют самопожертвование обязательным элементом социального поведения. Без жертвенности, готовности помогать другим выживание социума невозможно.
  • В соотношении альтруизма и эгоизма важен разумный баланс, помогающий сохранить себя и выстроить отношения с окружающими.
  • Помогать другим можно не только финансами. Тратить можно свое время, знания.
  • ООН – самая большая волонтерская организация, с которой сотрудничают около миллиарда волонтеров.

Пройти тест на характер человека

Хотите узнать о своих генетических способностях и получить рекомендации для их правильного развития?

Для читателей wikigrowth.ru подарок от профессионалов системы Дизайн Человека. Получите расчет своей карты и её первичную расшифровку совершенно бесплатно!

Альтруизм | Отношения | Наша Психология

Это слово (от лат. alter — «другой») описывает нравственный принцип, связанный с бескорыстной помощью другим людям и принесением в жертву своих интересов ради общего блага или интересов отдельных людей. Термин введен французским философом Огюстом Контом, который кратко сформулировал основной принцип альтруизма так: «Живи для других».

Часто альтруиста противопоставляют эгоисту – человеку, который думает в первую очередь о себе, способен идти «по головам» ради достижения своих корыстных целей и удовлетворения своих потребностей.

Центральной для альтруизма является позиция бескорыстия – альтруист искренне верит в то, что совершает благие поступки исключительно ради других людей и их благополучия. Так ли это на самом деле – большой вопрос, но сам он в это верит.

Например, в гештальт-терапии принято выделять, помимо альтруизма и эгоизма, позицию эготизма. Что это за позиция? Многие из нас в процессе взросления и взаимодействия с другими людьми находят некий баланс, когда есть возможность заботиться в первую очередь о своих потребностях, но при этом не вредить другим (так называемая позиция «здорового эготизма»). Но эгоист и альтруист, по мнению некоторых исследователей, не находят такого баланса. Проблема эгоиста более-менее понятна (здесь природные влечения взяли верх над социальными нормами), а вот в чем заключается проблема альтруиста? Все дело в том, что альтруист – это человек, у которого есть большая неудовлетворенная психологическая потребность. И именно ради ее удовлетворения он жертвует множеством других (более мелких) потребностей, представляя это как «большую бескорыстную жертву» и искренне веря в это. Величины психологических потребностей у людей очень индивидуальны. Случается, что «размер» одной из потребностей крайне велик, или человек просто не находит правильных способов ее удовлетворения – тогда его бессознательное само ищет способ реализации потребности, и часто – деструктивный. Скажем, формируя альтруистичное поведение. В таких случаях альтруизм неконструктивен потому, что заведомо не дает человеку возможности полноценно удовлетворять все потребности одновременно.

Но есть и иная точка зрения, заявленная представителям экзистенциально-гуманистического направления в психологии и психотерапии. Она заключается в том, что альтруизм – конструктивная позиция, а природные потребности при определенных условиях возможно отодвинуть на второй план, выдвинув на первый план духовные мотивы и интересы личности. Кроме того, согласно известной концепции советского генетика В.П. Эфроимсона, многими разделяемой, именно альтруизм выступил движущей силой эволюции общественных существ: выживают те общности, в которых практикуется альтруистическое поведение. Однако стоит признать, что такое поведение полезно для генофонда популяции, но не для отдельной особи.

Приведу несколько совершенно различных примеров альтруизма для того, чтобы мы могли посмотреть на сущность этого явления по-разному.

1. На одну из моих консультаций пришла женщина, которая постоянно старалась обо всех заботиться, всем она стремилась делать хорошо – устроить на работу сына, помочь со здоровьем мужу, выдать замуж соседку, помочь десятку бабушек и калек на улицах города. За всеми этими действиями она как бы забывала о себе. Второй пример вы можете найти сами, если вспомните историю жизни любой жены алкоголика или матери наркомана. Как правило, такие люди начинают заниматься спасательством – и скоро ради этого забывают о многих своих нуждах.

О какой потребности может идти речь в этих случаях? Это станет понятно, если мы узнаем, что хорошего человек может получить от своей помощи другим, в чем, собственно, выгода? Для большинства альтруистов эта выгода (в которой альтруист не захочет признаться даже сам себе) заключается в том, что он чувствует себя нужным, значимым. Его забота кому-то нужна, а значит, он и сам чувствует себя нужным. Это не единственный вариант потребности, скрывающейся за альтруизмом, но один из самых распространенных в психологической практике.

2. Но можно привести также другие примеры альтруизма, в которых альтруистичный поступок человека имеет совершенно иное значение. Например, солдат, который на войне жертвует своей жизнью ради выживания сотни других людей. Помощь в данном случае действительно бескорыстна: какую выгоду для самого себя может заключать этот поступок? Очевидно, что ее нет – ведь человек умирает. Тем не менее, он решается на такой поступок. Не многие способны пожертвовать самым дорогим ради других людей, и это может стать настоящим подвигом.

Поэтому едва ли имеет смысл говорить о том, «плохо» это или «хорошо» – быть альтруистом. Каждый для себя на этот вопрос находит свой ответ.

Автор статьи: Мария МИНАКОВА

Что значит слово альтруист. Определение понятия «альтруизм. Какие качества личности характерны

Сегодня мы поговорим об альтруизме. Откуда вообще пошло это понятие и что скрывается за этим словом. Разберем значение выражения «альтруистический человек» и дадим характеристику его поведения с точки зрения психологии. А затем найдем отличия альтруизма от эгоизма на примере благородных поступков из жизни.

Что такое «Альтруизм»?

В основе термина лежит латинское слово «alter» -«другой». Если кратко альтруизм — это бескорыстная помощь другим. Человека, который всем помогает, не преследую какой то выгоды для себя называют альтруистом.

Как сказал шотландский философ и экономист конца XVIII века Адам Смит: «Каким бы эгоистичным ни казался человек, в его природе явно заложены определённые законы, заставляющие его интересоваться судьбой других и считать их счастье необходимым для себя, хотя он сам от этого ничего не получает, за исключением удовольствия видеть это счастье».

Определение альтруизма

Альтруизм – это деятельность человека, направленная на заботу о другом человеке, его благополучии и удовлетворении его интересов.

Альтруист – это человек, в основе нравственных понятий и поведения которого лежит солидарность и забота в первую очередь о других людях, об их благополучии, соблюдении их желаний и оказании им помощи.

Альтруистом индивидуума можно назвать тогда, когда при его социальном взаимодействии с другими нет корыстных мыслей о собственной выгоде.

Есть 2 очень важных момента: если человек действительно бескорыстен и претендует на право называться альтруистом, то он должен быть альтруистичен до конца: помогать и заботиться не только о своих близких, родных и друзьях (что является его естественным долгом), но и оказывать помощь совершенно посторонним людям вне зависимости от их половой, расовой, возрастной, должностной принадлежности.

Второй важный момент: помогать без ожидания благодарности и взаимности. В этом коренное отличие альтруиста от эгоиста: альтруистический человек, оказывая помощь, не нуждается и не ждет похвалы, благодарности, ответной услуги в ответ, не допускает даже мысли, что ему теперь что-то должны. Ему претит сама мысль о том, что своей помощью он поставил человека в зависимое положение от себя и может ожидать помощи или услуги в ответ, сообразно с потраченными усилиями и средствами! Нет, истинный альтруист именно помогает бескорыстно, в этом его радость и главная цель. Он не относится к своим действиям как к «инвестициям» в будущее, не подразумевает, что ему это вернется, просто дает, не ожидая ничего взамен.

В этом контексте хорошо привести пример мамочек и их деток. Одни мамы дают ребенку всё, в чем он нуждается: образование, дополнительные развивающие занятия, которые раскрывают таланты ребенка – именно то, что нравится ему САМОМУ, а не его родителям; игрушки, одежду, путешествия, походы в зоопарк и на аттракционы, балование сладостями по выходным и мягкий, ненавязчивый контроль.
При этом они ведь не ожидают, что ребенок, став взрослым, отдаст им деньги за все эти развлечения? Или что он обязан до конца жизни быть привязанным к матери, не иметь личной жизни, как она не имела, будучи занята с младенцем; тратить на нее все свои средства и время? Нет, такие мамы этого не ожидают – они просто ДАЮТ это, потому что любят и желают счастья своему малышу, и ни разу потом не попрекают своих детей потраченными средствами и силами.
Есть другие мамочки. Набор развлечений тот же самый, но чаще всего все это навязанное: дополнительные занятия, развлечения, одежда – не те, что хочет ребенок, а те, что родители выбирают для него и считают лучшим и нужным для него. Нет, может быть в маленьком возрасте ребенок сам не в состоянии адекватно подобрать себе одежду и рацион питания (вспомните, как дети обожают чипсы, попкорн, сладости в огромных количествах и готовы неделями питаться кока-колой и мороженым), однако суть в другом: родители относятся к своему ребенку как к выгодной «инвестиции».

Когда он вырастает, в его адрес звучат фразы:

  • «Я тебя растила не для этого!»,
  • «Ты должен за мной ухаживать!»,
  • «Ты меня разочаровал, я столько в тебя вкладывалась, а ты!…»,
  • «Я потратила на тебя молодые годы, а ты чем мне платишь за заботу?».

Что мы здесь видим? Ключевые слова – «платишь за заботу» и «вкладывалась».

Уловили, в чем загвоздка? В альтруизме нет понятия «гордыня». Альтруист, как мы уже говорили, НИКОГДА не ожидает платы за свою заботу о другом человеке и его благе, за свои добрые дела. Никогда он не относится к этому как к «вложению» с последующими процентами, просто помогает, одновременно становясь лучше и самосовершенствуясь.

Отличие альтруизма и эгоизма.

Как мы уже говорили, альтруизм – это деятельность, направленная на заботу о благополучии других.

А что такое эгоизм? Эгоизм – это деятельность, направленная на заботу о собственном благополучии. Видим здесь вполне очевидную общую концепцию: в обоих случаях есть Деятельность. А вот в результате это деятельности – основное различие понятий. Которые мы рассматриваем.

В чем различие альтруизма и эгоизма?

  1. Мотив деятельности. Альтруист делает что-либо, чтобы другим было хорошо, в то время как эгоист – чтобы было хорошо ему самому.
  2. Потребность в «плате» за деятельность. Альтруист не ждет вознаграждений за свою деятельность (денежных или словестных), его мотивы гораздо выше. Эгоист же считает вполне естественным, чтоб его хорошие поступки замечали, «клали на счет», запоминали и отвечали услугой за услугу.
  3. Потребность в славе, похвале и признании. Альтруисту не нужны лавры, похвалы, внимание и слава. Эгоисты же любят, когда их поступки замечают, восхваляют их и приводят в пример как «самых бескорыстных людей на свете». Ирония ситуации при этом, конечно, вопиющая.
  4. Эгоисту выгоднее молчать о своем эгоизме, так как это по определению считается не самым хорошим качеством. В то же время в признании альтруиста Альтруистом нет ничего предосудительного, так как это достойное и благородное поведение; считается, что если б все были альтруистами, мы жили бы в лучшем мире.
    В качестве примера этого тезиса можно привести строчки из песни «If Everyone Cared» группы Nickelback:
    If everyone cared and nobody cried
    If everyone loved and nobody lied
    If everyone shared and swallowed their pride
    Then we’d see the day when nobody died
    В вольном переводе можно пересказать так: «когда каждый будет заботиться о другом и не будет грустить, когда в мире будет любовь и не будет места лжи, когда каждый устыдится своей гордыни и научится делиться с другими – тогда мы увидим день, когда люди будут бессмертны»
  5. По характеру эгоист – тревожный, мелкий человек, гоняющийся за собственной выгодой находящийся в постоянных расчетах – как бы тут получить выгоду, где бы там отличиться, чтоб заметили. Альтруист же спокоен, благороден и уверен в себе.

Примеры альтруистических поступков.

Самый простой и яркий пример – солдат, закрывший собой мину, чтобы его боевые товарищи остались в живых. Таких примеров много в военные периоды, когда ввиду опасных условий и патриотизма практически у всех просыпается чувство взаимопомощи, самопожертвования и товарищества. Подходящий тезис здесь можно привести из популярного романа «Три мушкетера» А. Дюма: «Один за всех и все за одного».

Другой пример – жертвование собой, своим временем и силами ради ухода за близкими. Жена алкоголика или инвалида, который не может сам о себе позаботиться, мать ребенка-аутиста, вынужденная всю жизнь возить его по логопедам, психологам, терапевтам, ухаживать и оплачивать его учебу в интернате.

В повседневной жизни мы сталкиваемся с такими проявлениями альтруизма, как:


Какими качествами обладает альтруистический человек?

  • Бескорыстие
  • Доброта
  • Щедрость
  • Милосердие
  • Любовь к людям
  • Уважение к другим
  • Жертвенность
  • Благородство

Как мы видим, все эти качества имеет направление не «к себе», а «от себя», то есть давать, а не брать. Эти качества гораздо легче развить в себе, чем кажется на первый взгляд.

Как можно развить в себе альтруизм?

Мы можем стать альтруистичнее, если будем совершать две простейшие вещи:

  1. Помощь другим. Причем совершенно бескорыстно, не требуя взамен хорошего отношения (которое, кстати, появляется обычно именно тогда, когда его не ждешь).
  2. Заниматься волонтерской деятельностью – ухаживать за другими, опекать их и заботиться. Это может быть помощь в приюте бездомных животных, в домах престарелых и детских домах, помощь в хосписах и всех местах, где люди сами не могут о себе позаботиться.

При этом мотив должен быть только один – бескорыстная помощь другим, без желания славы, денег и повышения своего статуса в глаза других.

Стать альтруистов легче, чем кажется. На мой взгляд, нужно просто успокоиться. Перестать гоняться за выгодой, славой и уважением, просчитывать выгоды, перестать оценивать мнение других о себе и унять желание всем нравиться.

Ведь истинное счастье заключается именно в бескорыстной помощи другим. Как говорится, «в чем смысл жизни? – в том, скольким людям ты поможешь стать лучше».

Альтруизмом называется бескорыстная забота о других людях. Если открыть словарь антонимов, то можно найти, что термину «альтруист» — это эгоист. Человек с высокими нравственными принципами, которые предписывают ему выполнение бескорыстных действий, направленных на удовлетворение интересов другого человека. Человека можно отнести к альтруисту только тогда, когда в его голове нет ни единой мысли о какой-либо выгоде для самого себя.

Обычный человек зачастую, оказывая помощь своим близким, так или иначе, рассчитывает на взаимность. Настоящему альтруисту все это чуждо. Он просто все отдает. В этом вся суть таких людей. Альтруисту не нужно считать, сколько было им вложено, и он не ждет, что что-то из того, что он отдал, ему вернется.

Так все же, каким человеком обычно является альтруист? Это спокойный, мягкий человек, который редко вспоминает о своих делах, излишне увлекаясь чужими заботами. Очень сложно таким людям сесть обедать, не пригласив за стол другого. В том случае, если люди, склонные к альтруизму, смогли помочь человеку, они искренне рады этому. Такие всегда очень рады, если другие люди добиваются успеха, а также очень сильно сопереживают тем, у кого есть какие-то проблемы.

Бывает так, что человек с такими жизненными взглядами старается как можно скорее отдать все, что у него есть первым встречным только потому, что ему кажется, что они в этом нуждаются сильнее, чем он сам. Одна из негативных сторон это именно то, что человек очень часто поступает так, что вредит себе. Альтруист — это не только тот, кто бездумно все отдает, но тот, кто думает о том, как заработать на помощь окружающим. Мудрый человек для начала разберется, кому и сколько нужно подарить. Он даст удочку и научит ей пользоваться, а не просто накормит рыбой.

Но, впрочем, значение слова «альтруист» уже давно изменилось. И сейчас так называют того человека, который заботясь в первую очередь о себе, не забывает и о других людях. Но такой человек — не альтруист. Это творец. При этом такие люди куда разумнее. Они для начала сделают так, чтобы их собственная жизнь была в норме, а только потом станут помогать окружающим, при этом следя, чтобы их помощь была необходима.

Наверное все поняли, Значение этого слова, если вспомнить, полностью противоположно слову «эгоист». Но существует теория, согласно которой, альтруизм — высшая форма эгоизма. Ведь человек получает искреннее удовольствие от успехов других людей, принимая в достижении этих успехов непосредственное участие.

Всех нас учат в детстве, что добро — это хорошо, а добрые дела сделают нас значимыми в обществе людьми. Так оно и есть, но нужно понимать, что нельзя давать людям пользоваться собой. Нужно помогать только тогда, когда человек действительно в этом нуждается. Иначе он попросту «сядет на шею». Главной целью любого альтруиста должно быть не столько предоставление всего «готового», сколько помощь в достижении целей самим человеком. Именно так и нужно помогать людям. Стремитесь к тому, чтобы не только получать поддержку, но и оказывать ее!

Всем известны примеры ситуаций, в которых человек, порой рискуя собственной жизнью и здоровьем, помогает другим. Хотя в современном мире альтруизм встречается достаточно редко. Как правило, все люди стараются поступать так, как им выгодно, и в обычной жизни гораздо чаще мы имеем дело с эгоизмом. Что же такое альтруизм? Чем можно объяснить подобное поведение людей? Какие можно привести примеры альтруизма? Все эти вопросы мы рассмотрим в статье.

Понятие альтруизма

Альтруизм — это поведение человека, предполагающее бескорыстную помощь другим, порой в ущерб своим интересам. Синонимом данного слова является «самоотверженность». Альтруист отказывается от возможных благ и выгод в пользу другого человека или общества в целом. При этом он не ждет от того, кому оказал помощь, благодарностей или вознаграждения.

Следует отличать истинный альтруизм от мнимого. К примеру, женщина живет с мужем-алкоголиком, заботится о нем и надеется, что он исправится. При этом она совершенно забывает о себе, закрывает глаза на то, что супруг уносит из дома последние деньги. Казалось бы, такое поведение женщины можно назвать альтруистическим. Однако на самом деле имеются причины, по которым она терпит выходки мужа. Возможно, женщина боится остаться одинокой и никому не нужной, опасается трудностей при расставании с супругом. Соответственно, выгода в ее поведении все-таки присутствует.

Истинный альтруизм подразумевает геройские поступки на войне, помощь утопающему, оказанную человеком, который сам едва умеет плавать, действия пожарных, вытаскивающих из огня детей. В этих случаях какую-либо выгоду в поведении людей проследить совершенно невозможно.

Причины альтруистического поведения

Существует несколько теорий, которыми объясняется альтруистическое поведение человека. В первую очередь к таковым можно отнести социальную ответственность людей и их потребность отдавать. Согласно этому, человек стремится помочь ближнему, если видит, что тот нуждается в нем и зависит от его действий.

Альтруистическое поведение можно объяснить нежеланием наблюдать страдания других. При этом в случае их прекращения исчезают и негативные эмоции человека, оказавшего помощь, либо они сменяются позитивными. С точки зрения этой теории тесно переплетаются альтруизм и эгоизм.

Еще одной причиной самоотверженности может являться чувство вины, имеющееся у человека. Совершая благородный поступок, он стремится искупить таким образом свои грехи.

Моральный альтруизм

Моральный альтруизм — это помощь другим людям, в основе которой лежат совесть и нравственные установки человека. При этом индивид действует, исходя из своих внутренних убеждений и понятий о том, как правильно следует поступить в данной ситуации. Живя по совести, человек становится честным перед самим собой, не испытывает чувства вины и душевных мук.

Одной из форм морального альтруизма является нормативный. Он выражается в борьбе человека за справедливость, стремлении наказать виновных и отстоять правду. К примеру, судья выносит суровый приговор преступнику, несмотря на очень крупную сумму, предлагаемую ему в качестве взятки.

Рациональный альтруизм

Рациональный альтруизм — это попытка человека найти правильный баланс между своими интересами и потребностями и нуждами окружающих. Он предполагает осмысленное совершение человеком бескорыстных поступков, их предварительное обдумывание.

Рациональная теория альтруизма позволяет индивиду защититься от тех, кто мог бы использовать его честность и доброту. Именно поэтому в его основе лежит взаимность стараний. Без этого отношения могут превратиться в эксплуататорские. Человеку необходимо понять, где и когда стоит предлагать свою помощь, постараться не действовать в ущерб себе и своим интересам.

Альтруизм из симпатии и сочувствия

Альтруистические поступки очень часто совершаются человеком, которым движут некие переживания и чувства. Это может быть милосердие, сострадание или сочувствие. Как правило, доброжелательность и самоотверженность альтруистов распространяются только на близких людей — родственников, друзей, любимых. Если же альтруизм выходит за рамки подобных отношений, он носит название «филантропия». Чаще всего она проявляется в благотворительности и помощи нуждающимся.

Понятие эгоизма

Понятием, противоположным альтруизму, является эгоизм. Он представляет собой поведение индивида, направленное исключительно на удовлетворение своих интересов и потребностей, получение выгоды и пользы для себя. Последствия, к которым могут привести подобные действия для остальных людей, эгоистом в расчет не принимаются.

Существует мнение, что каждый человек генетически предрасположен к эгоизму. Это объясняется длительной борьбой за выживание и естественным отбором в условиях, в которых людям пришлось существовать длительное время. Некоторые ученые считают, что всеми поступками человека движет эгоизм. Даже самые благие намерения и бескорыстные действия на самом деле имеют скрытую цель удовлетворить потребности самого человека, а не окружающих.

Различают рациональный и иррациональный эгоизм. В первом случае человек оценивает и взвешивает последствия своих действий. В итоге он поступает так, как ему кажется правильным и целесообразным. Иррациональный эгоизм предполагает необдуманные и импульсивные действия, которые могут повлечь за собой неприятные последствия для окружающих.

Альтруизм и эгоизм

Казалось бы, что такие противоположные понятия не могут сочетаться в одном человеке и не имеют ничего общего. Традиционно мы привыкли считать эгоизм отрицательным качеством личности. Люди, обладающие им, вызывают осуждение и порицание со стороны общества. Альтруизм подразумевает, напротив, положительную оценку. Люди всегда почитали самоотверженность и геройские поступки.

На самом деле, нельзя разделять такие понятия, как альтруизм и эгоизм. 4 класс в школе — время узнать о значении этих слов и то, что они прекрасно сочетаются в одном человеке и дополняют друг друга. В основе как альтруизма, так и разумного эгоизма лежат мораль и нравственность. Ценность человеческой жизни безмерно велика, причем и чужой, и своей собственной. Поэтому, если индивид стремится к личной выгоде и реализации своих потребностей, это нельзя считать злом, конечно, при условии, что от этого не страдают другие люди.

Нужно помнить и о том, что человек может меняться в зависимости от того, какой он получает жизненный урок. Эгоизм и альтруизм могут чередоваться в людях. К примеру, если человек, совершивший благородный поступок, вместо благодарности получает осуждение либо если его физические и моральные возможности совершать добрые поступки иссякли, то он может превратиться в эгоиста. Забота о собственной персоне также может смениться альтруизмом, если для этого создались подходящие условия.

Проблемой современного общества является осуждение как самоотверженного поведения, так и эгоизма. В первом случае людей часто считают ненормальными либо не верят им и ищут скрытую выгоду в их поступках. Эгоизм же ассоциируется с жадностью и наплевательским отношением к окружающим.

Плюсы и минусы альтруизма

Положительные стороны самоотверженности очевидны каждому человеку. Альтруизм — это прежде всего помощь людям. Если вам удалось спасти ближнего или оказать ему поддержку в нужный момент, это, безусловно, заслуживает похвалы и одобрения. Совершая бескорыстные поступки, помогая окружающим, каждый человек делает наш мир немного добрее и гуманнее.

Есть ли у альтруизма минусы? В разумных пределах они отсутствуют. Однако если человек совершенно забывает о себе и своих интересах, это может нанести существенный вред ему самому. Очень часто окружающие начинают пользоваться добротой и мягкосердечностью человека, перекладывают на него свои обязанности, постоянно просят у него взаймы денег и не отдают их. Они знают, что им никогда не откажут и всегда помогут, даже если это не так уж и необходимо. В результате альтруист может остаться ни с чем, не получив никакой благодарности за свои добрые деяния.

Чтобы понять феномен альтруизма, проще всего привести противоположное понятие – эгоизм. Действительно, альтруизм и эгоизм – понятия, которые всегда встречаются рядом, их часто приводят в пример, дабы усилить, ярче окрасить значение и принцип одного из них.

И если эгоистов считают людьми не самых лучших качеств, осуждая их безразличие к окружающим, то альтруистическое поведение вызывает у людей восхищение, радость и много других положительных эмоций.

Ведь альтруист – это такой человек, который всем поможет, протянет свою надежную руку в трудную минуту, не оставит в беде. Он неравнодушен к чужому горю, а проблемы окружающих для него подчас важнее собственных. Именно к нему бросаются за помощью или даже простым советом, зная, что этот прекрасный человек не отвернется.

А противоположность альтруизма, человеческий эгоизм, зачастую считается пороком и осуждается. Однако, порой альтруизм путают с милосердием, добротой или даже простой слабостью. А на деле ему присущи некоторые особенности, среди которых:

  • Бескорыстие – человек делает свое добро исключительно даром, не ожидая взамен ничего.
  • Приоритетность – чужие интересы ставятся всегда на первенствующее место относительно личных интересов.
  • Жертвенность – готовность пожертвовать своими деньгами, временем, удовольствием и так далее ради других.
  • Добровольность – только сознательный и добровольный выбор может считаться альтруизмом.
  • Удовлетворенность – человек получает радость и удовлетворен тем, что жертвует ради других, не чувствуя себя ущемленным.
  • Ответственность – человек готов ее нести, делая те или иные поступки.

Главный принцип альтруизма, по определению психолога и философа Огюста Конта, это – жить ради людей, а не ради себя. Такой человек бескорыстен и ничего не ожидает взамен, когда делает благой поступок. Ему не свойственен эгоистический тип поведения, он не ставит на первое место карьеру, личное развитие или какие-то другие свои интересы. Альтруизм может быть у человека врожденным качеством характера, может быть приобретенным намеренно или проявиться с годами, причем в любом возрасте.

Виды и примеры

Альтруизм подразумевает бескорыстную помощь, жертвенность и жизнь ради человечества. Но встречаются самые различные виды альтруизма, которые могут друг друга дополнять, сочетаясь в одном человеке, а могут существовать раздельно:

1. Нравственный (или моральный). Такой человек делает добрые поступки ради ощущения внутреннего покоя, морального удовлетворения. Он помогает бедным людям, занимается активной волонтерской деятельностью, заботится о животных, участвует в различных социальных программах, делая много бескорыстного добра.

2. Родительский. Этот альтруистический тип свойственен многим матерям, иногда и отцам, и проявляется он в жертвенности ради блага детей. Это поведение привычно и естественно, однако иррационально. Мать готова отдать жизнь и все блага ради ребенка, живет для него, забывая о собственных интересах.

3. Социумный альтруизм – это вид поведения, в котором человек старается проявлять бескорыстную поддержку и помогать близким, то есть под сферу его помощи попадают друзья, члены семьи, люди из близкого окружения.

4. Демонстративный тип альтруизма – это сценарий поведения, который выполняется не осознанно, а потому что «так надо».

5. Сочувственный – пожалуй, наиболее редкий тип. Такой человек умеет сопереживать, остро ощущает чужую боль и понимает, что чувствуют другие. Поэтому он всегда стремится помочь, улучшить чью-то ситуацию, причем, что характерно, всегда доводит начатое до конца, не ограничиваясь частичной помощью.

Характерно также и то, что часто у женщин альтруистическое поведение имеет более продолжительный характер, нежели у мужчин. Мужчины-альтруисты склонны к стихийным «вспышкам» добра и милосердия, они могут совершить героический поступок, рискуя жизнью, а женщина предпочтет взять ответственность за кого-то на долгие годы, отдавая свою жизнь за другого. Однако это лишь статистическая особенность, а не правило, и примеры альтруизма бывают самыми различными.

В истории таких примеров немало. Среди них особенно выделяются духовные личности – Будда, Иисус, Ганди, Мать Тереза – список можно долго продолжать. Они отдавали свои жизни от начала и до конца бескорыстному служению людям. Вы можете вообразить, чтобы, например, у Будды были какие-то свои личные интересы?

На пути к совершенству

Теперь, вдохновившись примерами, каждый захочет узнать – как стать альтруистом, что же нужно для этого сделать? Но прежде чем перейти к этому вопросу, стоит для начала четко понять, хорошо ли быть альтруистом на сто процентов, есть ли минусы и скрытые нюансы у этого качества, и что говорит психология на этот счет.

Чаще всего к альтруизму намеренно стремятся люди, которые считают порочным и плохим такое качество, как эгоизм. Но если подумать, что же такое альтруизм и эгоизм, становится понятно, что оба эти качества в какой-то мере естественны и присутствуют в каждой личности.

Здоровый эгоизм, проявляемый в меру, не причинит никакого вреда и, напротив, даже нужен. Думать о собственных интересах, защищать их, заботиться о себе, стремиться к благам, развитию и личному росту, понимать свои желания и уважать их – разве это качества плохого человека? Напротив, это характеризует сильную и осознанную личность. Откуда же взялось такое негативное отношение к эгоизму?

Чаще всего человека, который стремится к собственному благу, осуждают такие же люди, как и он, но те, которые ждут от него какой-либо помощи (хотя он, по сути, и не обязан). Не получая ожидаемого, его начинают осуждать. А если это происходит в раннем возрасте, когда личность и психика только формируется, то результат на лицо – человек блокирует в себе здоровый эгоизм, считая его пороком, и начинает жить в ущерб себе.

Разумеется, в крайней степени эгоизм не несет ничего хорошего, ведь абсолютно эгоистичный человек попросту асоциален. Но это никак не должно означать, что заботиться о своих интересах – это плохо. Так что, противоположность бескорыстному альтруизму, по сути, не несет в себе ничего порочного или плохого.

И, поскольку крайности плохи во всем, то и альтруистическое поведение в крайней степени своего проявления не обязательно является святостью. Прежде чем становиться альтруистом и бросаться на помощь страждущим, стоит понять свои мотивы. Бескорыстное служение миру и человечеству должно быть именно бескорыстным, а это не так-то просто. Есть ряд скрытых мотивов, которые отмечает психология при проявлениях намеренного альтруизма. Иными словами, это цель, ради которой человек старается делать добрые дела:

  • Уверенность в себе. Помогая другим, человек приобретает уверенность в своих силах, чувствует, что что-то может. Замечено, что именно для других человек способен сделать больше, чем для себя самого.
  • Заглаживание плохих поступков. Порой альтруизмом интересуются люди, которые либо сделали серьезный плохой поступок, либо долгое время жили не совсем правильно и причинили другим людям немало боли. Это очень хорошо, если человек пришел к таким переменам, но стоит осознавать, что в этом случае нужно полностью менять себя, а не вести подсчет плохих и хороших дел, как бы откупаясь от собственной совести.
  • Манифестация и утверждение себя в обществе. Если у альтруизма и есть негативные примеры, то это – тот самый случай. Такой человек демонстративно делает добро, а если жертвует или занимается благотворительностью, то привлекает максимум свидетелей. Альтруизм по определению не имеет ничего общего с корыстью, так что такое поведение далеко от истинной жертвенности.
  • Манипуляция людьми. Еще один негативный пример того, как человек делает добрые поступки ради своих корыстных целей. Он помогает близким и родным, многое делает для друзей, готов прийти на помощь, но с целью – манипулировать ими и получать взамен уважение, зависимость, любовь.

Единственная цель, пожалуй, которая может подсознательно преследоваться истинным альтруистом – это ощущение счастья и гармонии с миром и с собой. Ведь даже значение самого слова «альтруист» происходит от «другой», то есть – человек, думающий про других, так что о какой корысти может идти речь!

А желание быть счастливым – это естественное и здоровое желание, которое свойственно каждой гармоничной, развивающейся личности. И самое приятное в том, что альтруистическое поведение действительно приносит ощущение счастья!

Как же начать меняться, какие усвоить правила настоящего альтруизма, чтобы не переходить в крайность, не забывать о собственных интересах, но при этом получать счастье от помощи окружающим? Главное – это добровольность и отсутствие четкого плана. Просто помогите тому, кто нуждается, сделайте это тайно, не демонстрируя своего достижения, и ощутите внутреннее удовлетворение. Тех, кто нуждается в помощи, так много!

Необязательно быть богатым человеком, чтобы помогать. Ведь в альтруизме имеют значение теплые слова поддержки, эмпатия, внимание. Самое ценное, чем вы можете пожертвовать – это ваше время! Не забывайте о близких. Очень печальна ситуация, в которой человек активно и фанатично помогает бездомным, животным и нищим, тратя на это все свое время, а дома от недостатка его внимания страдает семья. Отдавайте свою душу людям, дарите себя, и вы удивитесь, сколько в вас внутреннего света, и как много вы получаете, отдавая! Автор: Василина Серова

Согласно определениям, альтруизм — бескорыстная забота о благе других людей. К проявлению альтруизма можно отнести самоотверженность — приношение своих личных интересов в жертву ради другого человека. Альтруизм трактуется как некое благо, высшее проявление добродетели.

Понятие альтруизма

Термин «альтруизм» (с латинского языка «alter» — «другой») был французским и «отцом» — Огюстом Контом. Согласно Конту, своеобразный альтруизма: «Живи для других». Стоит отметить, что понятие было выделено на основе длительных наблюдений за поведением людей. Выяснилось, что очень многие, даже отъявленные мерзавцы и преступники, кого-нибудь в своей жизни да любят, и об этих людях заботятся. И ради близких многие готовы переступить через собственные принципы, убеждения, оказать помощь, содействие в чем-либо.

Проводилось множество наблюдений, экспериментов с целью выяснить способности людей заботиться о других совершенно бескорыстно. Результаты доказывают, что люди на это способны, но вот выявить истинные мотивы бывает очень трудно.

Альтруизм и эгоизм

Противопоставляется альтруизму, безусловно, эгоизм, который преподносится как некое проявление зла. В отличие от альтруизма, эгоизм предполагает доминирование собственных интересов над общественными. В какой-то мере принято считать, что эгоизм — нечто плохое, порочное. Однако стоит понимать, что ни альтруизм, ни эгоизм не являются «истинами в последних инстанциях», и с высокой долей уверенности можно утверждать, что и то, и другое в разумных пропорциях добродетель.

Практически каждый человек обладает как альтруистическими, так и эгоистическими наклонностями. Навязанная забота может дать эффект, обратный ожиданиям альтруиста. А отказ от собственных целей, мечтаний вряд ли можно воспринимать как чистое благо. Нереализованность собственных желаний очень часто влечет за собой несчастье в жизни.

Стоит понимать, что и альтруизм, и эгоизм в чистом виде практически не существуют. Всеобъемлющее человеколюбие и аналогичное себялюбие на самом деле имеет смысл в рамках контекста. Возможно, большинство людей смогут, покопавшись в себе, согласится с утверждением, что чаще всего люди бывают альтруистами и эгоистами по отношению к конкретным лицам, группам населения, а не ко всем жителем земного шара.

Краткий обзор эгоизма и альтруизма в животном мире: Наука и техника: Lenta.ru

Жизнь на Земле зародилась давно. Вопросы о том, когда и как именно это произошло, пока остаются нерешенными, но очевидно, что сама по себе жизнь оказалась удачным проектом. Ученые расходятся в оценке существующего количества видов, но можно утверждать, что истинная цифра находится где-то возле полутора миллионов. Некоторые виды существуют уже миллионы лет. Как им это удается?

Альтруизм

Чтобы сохраняться в постоянно изменяющихся условиях среды, чаще всего настроенной недружелюбно, тот или иной вид должен выработать четкие механизмы, позволяющие выжить в жестоком мире. И хотя выживание вида зависит от выживания отдельных особей, это не всегда означает, что для сохранения вида должна выживать каждая особь.

Для отдельного представителя вида это утверждение означает необходимость иногда пожертвовать собой ради выживания вида или конкретной популяции. Альтруизм – один из наиболее древних типов социального поведения. В животном мире известно множество примеров альтруистического поведения. Кролики барабанят лапами по земле, заметив приближающегося хищника, и тем самым привлекают внимание не только сородичей, но и самого хищника. Рабочие пчелы, защищая улей, жалят врагов, которые во много раз крупнее их, и при этом погибают. Одноклеточные грибы погибают для того, чтобы хотя бы часть особей из популяции смогла выжить.

При этом альтруизм не обязательно связан с гибелью животного. Любое поведение, приводящее к потере выгоды для себя в пользу другой особи, можно рассматривать как альтруистическое. Летучие мыши-вампиры жертвуют неудачливым собратьям часть добытой крови, чтобы спасти их от голодной смерти, обезьяны и птицы вылавливают паразитов у своих собратьев, препятствуя их распространению в популяции. Хотя подобная услуга не требует особых усилий, но выискивание паразитов отнимает время, которое можно было бы потратить на поиск еды.

Альтруистическое поведение невыгодно для конкретной особи, но выгодно для выживания популяции в целом. Механизмы такого поведения вырабатывались миллионы лет и закреплены генетически. Популяции, члены которых были слишком эгоистичными, вымирали. С течением времени у различных видов животных сформировались отлаженные схемы поведения, с высокой вероятностью гарантирующие выживание.

Эгоизм

Такой высокий уровень «самосознания» у животных, в том числе и весьма примитивных, вызывал удивление и восхищение исследователей. Однако с течением времени выяснилось, что у «братьев наших меньших» не все так идеально. Ученые стали замечать, что отдельные особи в популяциях пренебрегают своим общественным долгом и предпочитают заботиться только о собственной выгоде.

Например, после анализа генотипа муравьев-листорезов из нескольких колоний, выяснилось, что королевами преимущественно становятся дочери определенной группы муравьев. Королева у муравьев – единственная самка, способная оставить потомство, и «нечестные» отцы, фактически, лишают всех остальных шансов на размножение.

Законченными эгоистами оказались и некоторые слизевики – одноклеточные грибообразные организмы, питающиеся бактериями. В благоприятных условиях эти существа живут поодиночке, но при ухудшении обстановки они сползаются вместе для того чтобы размножиться и найти новые места обитания. Слизевики формируют так называемое плодовое тело – псевдомногоклеточный организм, состоящий из нескольких десятков тысяч отдельных слизевиков. Часть из них формируют спорофор, где образуются споры. Спорофор возвышается над субстратом на ножке. Это обеспечивает распространение спор ветром. В благоприятных условиях споры превращаются в полноценных слизевиков.

Слизевики, образующие ножку, погибают, жертвуя собой ради выживания остальных. Ученые выяснили, что не все слизевики способны на столь «благородный» поступок. Некоторые из них практически никогда не принимают участия в образовании ножки, стремясь занять выгодное положение в спорофоре.

Я хочу закончить кратким манифестом, подведением итогов всего взгляда на жизнь в свете концепции эгоистичный ген — расширенный фенотип. Я считаю, что этот подход применим к живым существам в любом месте Вселенной. Основная единица жизни, ее главный двигатель — это репликатор. Репликатором можно назвать любой объект во Вселенной, который самокопируется. Репликаторы появляются главным образом случайно, в результате беспорядочного столкновения мелких частиц. Однажды возникнув, репликатор способен генерировать бесконечно большое множество собственных копий. Однако процесс копирования никогда не бывает совершенным и в популяции репликаторов возникают варианты, отличающиеся друг от друга. Некоторые из этих вариантов утрачивают способность реплицироваться, и после того, как их представители прекращают свое существование, эти варианты вообще исчезают. Другие еще продолжают реплицироваться, но делают это менее эффективно. Между тем оказывается, что особенности некоторых вариантов дают им возможность реплицироваться даже более успешно, чем их предшественники и современники. Именно их потомки начинают занимать в популяции господствующее положение. С течением времени мир заполняется самыми эффективными и изобретательными репликаторами.

Эгоистичные особи различных видов животных генетически отличаются от “простодушных” собратьев. Они несут определенные “эгоистичные гены”, которые определяют способность к жульничеству. Ничего удивительного в этом нет – эгоисты имеют больше шансов на выживание, чем альтруисты, и их гены сохраняются в популяции с течением времени.

Но если количество эгоистов в популяции превысит критический уровень, то популяция вымрет. Чтобы избежать такого печального исхода, эгоисты должны иметь внутренние механизмы, препятствующие неконтролируемому увеличению их численности. Так, исследователи, обнаружившие “королевские династии” у муравьев, считают, что “нечестные” самцы научились распределять своих дочерей по различным колониям.

Стремление эгоистов поддерживать собственную численность на низком уровне также связано с необходимостью избежать разоблачения альтруистичными собратьями. Если альтруисты научатся распознавать носителей “генов эгоизма”, они могут в дальнейшем избегать общения с ними и помогать только “добропорядочным” членам популяции. Такая концепция получила название реципрокного альтруизма.

Реципрокный альтруизм может предполагать не только идентификацию и изоляцию эгоистов, но и подавление носителей “генов эгоизма”. В животном мире распознанный эгоистичный поступок может повлечь наказание, существенно превышающее потенциальный выигрыш от него.

Тотальный контроль

Возникает вопрос, откуда вообще берутся эгоистичные особи, ведь альтруизм во всех случаях является более выгодной для популяций стратегией поведения. Существует множество теорий и спекуляций на эту тему, но однозначного ответа пока нет. Одну из лучших книг, посвященных альтруизму, эгоизму и эволюции социального поведения в целом, написал британский этолог, эволюционист и популяризатор науки Ричард Докинз. Она называется “Эгоистичный ген”.

В книге Докинз выдвигает теорию, согласно которой гены, или репликаторы, возникшие миллиарды лет назад, стремятся размножаться любой ценой. Со временем они создали себе машины для размножения. Сначала ими были клетки, потом многоклеточные организмы. Поведение машин полностью определяется потребностями эгоистичных генов. Докинз объясняет зарождение и значение эгоизма и альтруизма с точки зрения этой теории.

Человек также является высокотехнологичной машиной для сохранения и размножения генов. Но создавая человека, гены просчитались. Согласно выводам Докинза, человек – единственное живое существо на планете, которое может противостоять желаниям своих эгоистичных генов. Правда, пока это выражается в повышенном, по сравнению с остальными видами, уровне агрессии.

АЛЬТРУИЗМ | Энциклопедия Кругосвет

АЛЬТРУИЗМ (фр. altruisme от лат. alter – другой) – нравственный принцип, предписывающий сострадание и милосердие к другим людям, бескорыстное служение им и готовность к самоотречению во имя их блага. В качестве морального требования альтруизм формулируется в противоположность эгоизму, о чем свидетельствуют золотое правило и заповедь любви (см. также МОРАЛЬ). Как принцип межличностных отношений альтруизм конкретизируется в принципе справедливости: «Поступай так, чтобы интерес другого человека не становился для тебя средством достижения собственных целей», в принципе уважения: «В своих поступках не ущемляй интересы и права другого человека» и принципе человеколюбия, или соучастия: «Поступай так, чтобы интерес другого человека становился целью твоего поступка». Обращенный к индивиду как к носителю частного интереса альтруизм предполагает самоотречение, ибо в условиях социальной и психологической обособленности между людьми забота об интересе ближнего возможна лишь при ограничении собственного интереса.

Сам термин «альтруизм» был предложен французским мыслителем Огюстом Контом (1798–1857) для того, чтобы выразить понятие, противоположное эгоизму. Контовский принцип альтруизма гласил: «Живи для других». В 19 в., под влиянием утилитаризма (утилитаризм (от лат. utilitas – польза) – направление в моральной философии, основанное Иеремией Бентамом (Jeremy Bentham, 1748–1832) и развитое под названием «утилитаризм» Дж.С. Миллем (John Stewart Mill, 1806–1873), согласно которому в основе морали лежит общее благо (как счастье большинства людей), или общая польза), альтруизм понимался как ограничение личного интереса в пользу общему, а в некоторых интерпретациях – именно общественному, интересу. В этом плане между альтруизмом и заповедью любви есть существенное различие. С собственно христианской, в особенности православной точки зрения, альтруизм неприемлем как человекоугодие, при котором забывается Бог и обязанность человека угождать Богу и выполнять все его заповеди. Христианская критика альтруизма в 19 в. была обусловлена тем, что концепция альтруизма вырастает из традиций европейского гуманизма, из стремления понять добродетели человека секуляризовано, а нравственность – как выражение потребностей и интересов человека, включенного в отношения с другими людьми, в общественные связи. Вместе с тем, некоторые трактовки утилитаристского понимания альтруизма допускали, что человек, ориентируясь на счастье большего числа людей, позволяет себе причинение некоторого вреда небольшому числу людей. Чтобы предотвратить эти допущения, необходима разработка таких нравственных кодексов, которые однозначно бы устанавливали приоритет правила «Не вреди» над правилом «Помогай ближним». Предлагаются и другие варианты альтруизма: «Живи и дай жить другим» (для большинства обычных людей в обычных обстоятельствах), «Живи и помогай жить другим» – для готовых к самопожертвованию.

Практическая проблема, отраженная в дилемме альтруизм – эгоизм, заключается в противоречии не частного и общего интересов, а моего и чужого интересов. Как видно из определения альтруизма и самого слова «альтруизм», этот принцип повелевает содействовать благу другого человека, возможно, как равного, и при любых условиях – как ближнего. В этом смысле альтруизм необходимо отличать от коллективизма как принципа, ориентирующего человека на благо сообщества (группы). Такое определение нуждается в нормативном и прагматическом уточнении, в частности, по поводу того, кто судит о том, в чем заключается благо другого, в особенности, когда другой не может считаться в полной мере способным самостоятельно судить о том, что составляет его действительный интерес. При формулировке альтруизма, указывающей на необходимость подчинения своего интереса интересу другого, сам принцип альтруизма может быть поставлен под сомнение: как следует поступать по отношению к обидчику, к чинящему несправедливость, к нечестивому человеку? В связи с этим принцип альтруизма может быть уточнен таким образом, что он не распространяется на тех, кто намеренно творит несправедливость и зло.

Во второй половине 20 в. альтруизм как особое явление сознания и поведения человека стал предметом специальных социологических и социально-психологических исследований «помогающего поведения». В них альтруизм анализируется в контексте практических отношений между людьми, на материале различных форм солидарности, благодеяния, благотворительности, взаимопомощи и т.д. Альтруизм также переосмысливается в контексте этики заботы.

Многие представители эволюционной этики, начало которой положил Ч.Дарвин, указывали на то, что альтруизм как социальное чувство или как взаимопомощь коренится в мире животных и является могучим фактором становления человека. Достижения эволюционной генетики позволили представителям эволюционной этики показать биологические предпосылки альтруизма. Согласно некоторым эволюционным теориям морали (например, П.А.Кропоткина, К.Кесслера, В.П.Эфроимсона), человечество проходило в своем становлении групповой отбор на моральность, в частности, на альтруистичность: выживали те группы, у индивидов которых появляется и закрепляется генетическая структура, определяющая альтруистическое – помогающее, самоотверженное, жертвенное – поведение. Если принять во внимание особенное понимание эволюционистами альтруизма, как такого индивидуального поведения, которое увеличивает возможности приспособления и размножения родственной группы при возможном уменьшении шансов индивида, то становится ясно, что альтруизма был одним из биологических инструментов приспособленности не особи, но родичей, т.е. «совокупной приспособленности». Речь идет именно об эволюционистском понимании альтруизма как механизма внутригруппового взаимодействия.

Рубен Апресян

Проверь себя!
Ответь на вопросы викторины «Философия»

Какую плату за обучение брал со своих учеников Конфуций?

«Антагонисты» или «Братья»? – тема научной статьи по психологическим наукам читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

Вестник Челябинского государственного университета. 2014. № 4 (333). Образование и здравоохранение. Вып. 3. С. 62-78.

УдК 159.95 ББК 88.6

эгоизм и альтруизм: «антагонисты» или «братья»?

Л. З. Левит, Е. З. Шевалдышева*

Центр психологического здоровья и образования, Минск, Республика Беларусь *Белорусский государственный университет, Минск, Республика Беларусь

Проводится теоретический анализ и практическое изучение соотношения понятий «эгоизм» и «альтруизм». Демонстрируется недостаточность односторонних, морально окрашенных трактовок одного и другого термина. Впервые для изучения эгоизма и альтруизма используются методы выборки переживаний (experience sampling methods — ESM). Результаты исследований показывают положительную взаимосвязь, существующую между шкалами «эгоизма» и «альтруизма» у всех испытуемых, а также количественное преобладание первого конструкта над вторым в подавляющем большинстве ситуаций, связанных с повседневной активностью участников исследования. Полученные данные опровергают устоявшиеся представления об эгоизме и альтруизме, как о противоположностях, обладающих к тому же неодинаковой моральной ценностью. В связи с этим авторы статьи, основываясь на результатах исследования, предлагают другую метафору — «старшего и младшего брата», что устраняет тему антагонизма, якобы преобладающего во взаимодействии альтруизма с эгоизмом и дезавуирует представление о «моральной неполноценности» последнего. Выявленная «норма» взаимодействия эгоистических и альтруистических компонентов позволяет сосредоточить дальнейшие усилия на изучении более редких и атипичных случаев, связанных с противоречиями между ними.

Ключевые слова: альтруизм, эгоизм, смысл, счастье, личностная уникальность, позитивная психология, методы выборки переживаний.

В гуманитарных науках понятия «эгоизм» и «альтруизм» нередко рассматриваются в качестве противоположностей. Однако тщательная теоретическая проработка и экспериментальное исследование их взаимоотношения и взаимодействия до сих пор проведены не были.

Прежде всего определим эгоизм как «теорию, согласно которой «Я» индивида является или должно являться основой мотивации и целью его собственных действий» [47]. В своём поведении подобный субьект может быть излишне склонён к поглощенности собственными желаниями и получаемой выгодой [33] [здесь и далее курсив наш.— Примеч. авт.]. Альтруизм же ассоциируется с бескорыстной помощью другим людям, способностью человека пренебречь своими интересами и потребностями [49]. Поэтому альтруистические поступки, наиболее экстремальным из которых представляется добровольное самопожертвование индивида во имя общего блага, получают высокую социальную оценку и нередко признаются героическими. Наиболее типичными примерами для подражания являются Махатма Ганди, Альберт Швейцер, мать Тереза и др.

По указанной выше причине альтруизм в отечественной психологии имеет незапятнанную репутацию, в то время как эгоизм нередко призна-

ётся «наихудшим» среди других научных терминов. Как отмечает А. Уотерман, преимущественное продвижение индивидом собственных интересов порождает, по мнению оппонентов индивидуализма и эгоизма, межличностное отчуждение, поскольку к окружающим, якобы, относятся как к объектам манипуляции, предназначенным для достижения личных целей. Немаловажно, что подобная критика доносится как со стороны марксистов, так и экзистенциалистов [58]. Даже реализация индивидом своего уникального потенциала может быть истолкована как эгоизм [51].

Эгоизм: белая ворона, чёрная овца психологии. Автор не встретил ни одной академической русскоязычной работы, в которой эгоизм трактовался бы положительно. Наоборот, данное понятие априорно несёт в себе негативные моральные импликации [2; 4; 26] — при том, что экспериментально на (пост)советских просторах оно исследовалось лишь дважды, причём, скорее, с негативной точки зрения [19; 20]. Очевидно, по мнению некоторых учёных, подразумеваемой моральной «низости» данного явления должно соответствовать не столько его изучение, сколько борьба, замалчивание или, в лучшем случае, тенденциозная, односторонняя трактовка, напоминающая стигматизацию.

Марксистский учёный Э. Ф. Петров, проведя единственный в советской и постсоветской науке обзор понятия «эгоизм», считал данное явление порождением частной собственности и общества, разделённого на классы [22]. По мнению Л. И. Бо-жович, возникающий при неправильном воспитании «наивный детский эгоизм» способен перерасти в «гораздо более опасный эгоизм взрослого» [2]. Интересно, чем же конкретно взрослый эгоизм гораздо более опасен? В каких ситуациях повседневной жизни?

Увы, современная наука имеет в своём распоряжении многочисленные факты, доказывающие врождённую, биологическую, а отнюдь не социальную природу человеческого (и животного) эгоизма как стремления к самосохранению и самоутверждению [5; 31; 35]. В контексте эволюции все живые существа обладают врождённым стремлением приспосабливаться к окружающей среде с целью улучшить возможности своего существования. С биологической точки зрения, пишет Г. Рэчлин, эгоизм переводится в выживание. Поэтому любое эгоистическое решение первоначально выглядит более предпочтительным для индивида, чем любое альтруистическое [49]. Как отмечает Р. Триверс, именно биология способна предложить общественным наукам хорошо разработанную и экспериментально обоснованную концепцию, связанную с приоритетом личного интереса [53].

Современная зарубежная (главным образом, англоязычная) психология характеризуется неоднозначным, двойственным отношением к эгоизму. Приведём в связи с этим цитату из работы Э. Фромма: «Современная культура вся пронизана табу на эгоизм. Нас научили тому, что быть эгоистичным грешно, а любить других добродетельно. Несомненно, это учение находится в вопиющем противоречии с практикой современного общества, признающего, что самое сильное и законное стремление человека — это эгоизм…» [28]. Оттого и пожелание человеку «не быть эгоистом» столь же двусмысленно, поскольку может означать директиву «не любить себя» и «не быть собой», подавляя тем самым спонтанное и свободное развитие личности [28].

В другой современной работе признаётся, что, с одной стороны, для субъекта полезно придерживаться эгоистической мотивации, заботиться только о себе, но, с другой — нельзя ни в коем случае открыто говорить об этом окружающим. Принятие подобной стратегии поведения, от-

мечает автор, ставит под сомнение моральную безупречность эгоизма [54].

Сравнение эгоизма со «змеиной кожей» в статье И. А. Рудзит [23] демонстрирует то же двойственное отношение к данному понятию. С одной стороны, эгоизм служит защитной, т. е. полезной для человека «оболочкой», а с другой — метафора змеи намекает на моральную «низость» эгоизма.

Как отмечает С. Холмс, изучение эгоизма зарубежной наукой на протяжении веков действительно осуществлялось по двум расходящимся направлениям. Предполагалось, что, с одной стороны, эгоизм ухудшает отношения между людьми вследствие возникающего между ними соперничества, с другой — что он является необходимым «мотором» любого предпринимаемого человеком усилия [39]. Что ж, по крайней мере, «двусторонняя» трактовка любого явления, по-прежнему оставаясь недостаточной, всё же лучше, чем односторонне-тенденциозная. Выделение и сопоставление между собой двух сторон предмета исследования позволяет, по крайней мере, создавать уже внутренний (более тонкий) контраст, нежели тот, что достигается в сравнении с некоей «внешней полярностью».

Впрочем, как выясняется, эгоизм давно проник в саму академическую психологию и втихомолку там обосновался. Авторы одного из наиболее полных зарубежных обзоров по данной тематике обнаружили преобладание идеологии эгоизма в концепциях З. Фрейда, неофрейдистов (Г. Салливан, К. Хорни, Э. Фромм), гуманистических психологов (А. Маслоу, К. Роджерс), теориях социального научения (А. Бандура), а также других современных направлениях общей и социальной психологии и психотерапии [57].

Современная позитивная психология, стремительно набирающая популярность в последние два десятилетия, изо всех сил открещивается от понятия «эгоизм», хотя связь между ним и счастьем лежит на поверхности. Вот что писал в связи с этим ещё З. Фрейд: «Иначе говоря, индивидуальное развитие предстаёт перед нами как продукт интерференции двух стремлений: стремления к счастью, которое обычно мы называем «эгоистическим» и стремления к объединению с другими в сообщество, называемое «альтруистическим»» [27. С. 120]. Отметим, что ещё за полвека до работы З. Фрейда немецкий философ А. Шопенгауэр считал эгоизм источником «воли к жизни», которая, в свою очередь, претворяется в неустанную погоню за счастьем [3. С. 109].

Мы считаем, что имеет место парадоксальная ситуация: замалчивание понятия «эгоизм» из эгоистических соображений. И если позитивные психологи, изучающие счастье, предпочитают не упоминать о человеческом эгоизме из-за негативной окраски термина, то исследователи эгоизма, ничем не рискуя в финансовом отношении, вполне открыто говорят о нём, как о средстве достижения счастья. Вот характерный пример: «Если все действия человека мотивированы желанием счастья, тогда психологический эгоизм можно считать твёрдо установленным» [48]. В одном из последних обзоров позитивных теорий признаётся, что к определению счастья можно отнести всё, что «хорошо для человека, полезно, выгодно ему, служит его интересам и исполнению его желаний» [37]. Все приведённые определения, как нетрудно убедиться, могут быть в равной или даже большей степени применены и к понятию «эгоизм».

Дополнительную поддержку в пропаганде приоритета собственных потребностей на пути к личному счастью оказывают многочисленные популярно-психологические тренинги «ассер-тивности», «повышения самооценки», «искусства быть эгоистом», «личностного роста», умения «получить от жизни всё», напрямую связывающие индивидуализм и эгоизм с ростом собственного благополучия и «счастливой» жизнью. Подобные идеи, в случае их упрощённого и некритического восприятия как «единственно правильных», могут быть особенно опасны при усвоении психологически необразованными потребителями в условиях перехода населения постсоветских республик от менталитета социалистического коллективизма к капиталистическому индивидуализму. Пропагандируемая позитивной психологией «обязанность» человека не просто «быть собой», а «быть счастливым», то есть иметь лучшее из возможного для него, представляет собой версию концентрированного эгоизма. С точки зрения Л. Самнера, создателя теории «аутентичного счастья», лишь то, что влияет на счастье человека, способно принести ему выгоду и пользу [52]. Как видим, и в данном случае речь идёт о взаимосвязи вездесущего эгоизма с достижением счастья.

То, что в популярной психологии подразумевается «по умолчанию» (эгоистическое желание индивида «сделать себе хорошо»), может задеть академическую науку. Но если счастье называется в позитивной психологии конечной ценно-

стью, а эгоизм является лучшим средством его достижения, значит, учёным соответствующего направления пора открыто признать некоторые имеющие место тенденции и факты.

В заключение раздела напомним и положительные стороны обсуждаемого явления. Эгоизм обладает «защитными» и «мотивационными» свойствами, не только побуждая человека к деятельности, но и повышая его способность противостоять стрессам и давлению окружающей среды в процессе достижения цели [19]. Неслучайно Н. Макиавелли называл «доблестью» способность личности к масштабной деятельности, основанной на эгоистическом интересе [17]. Дж. Уолкер отмечает, что эгоизм является не чем иным, как умением человека направлять самого себя, твёрдо стоять на собственных ногах [56]. С точки зрения Дж. Робинсона, эгоизм связан с осознанием человеком собственной индивидуальности и реализацией себя в качестве таковой [50. Р. 1].

Альтруизм: пятна на солнце. Альтруистическое поведение наблюдается не только у человека, но и у животных, что позволяет предполагать его врождённый характер. Возможная основа для наследования альтруизма заключается в его высокой ценности для сообщества. Альтруистический поступок приобретает в глазах других особую ценность, когда индивид, совершая его, откладывает удовлетворение собственных нужд. Альтруизму, утверждает Г. Рэчлин, можно научиться, если работать над повышением самоконтроля [49].

Впрочем, внимательное изучение зарубежных работ показывает, что и альтруизм не претендует на стопроцентный «позитив», причём по нескольким причинам.

Высокая ценность альтруистического поведения в глазах других людей, выгодность в долгосрочной перспективе делает его соблазнительным именно для эгоиста. Последний может демонстрировать и пропагандировать собственный показной альтруизм (либо, как вариант, приверженность социальным нормам), держа в уме истинные эгоистические побуждения. Ведь хорошее отношение окружающих важно эгоисту для успешного ведения его собственных дел. Поэтому эгоист будет считать наиболее важными те «общественные» обязанности, которые приносят ему самому максимальную отдачу. Например, выделить деньги на ремонт двери в собственном подъезде, а не голодающим в Африке.

Любой альтруистический с виду поступок может иметь «на дне» эгоистическую мотивацию, связанную (как минимум) с улучшением внутреннего состояния актора. Например, если я вижу человека в беде (особенно близкого), то и сам могу расстроиться, поэтому (на самом деле) я помогаю ему для того, чтобы поднять себе настроение. Спасая тонущего человека или сдавая кровь, мы повышаем самооценку, считаем себя «хорошими» и тем самым избегаем появления стыда или вины, если бы не сделали это [6. С. 18]. Подобное стремление к улучшению внутреннего состояния в качестве приоритетной ценности расценивается как гедонистический эгоизм, считающийся специфической версией в теориях психологического эгоизма. Его действие заключается в сужении внутренней мотивации до получения удовольствия, а также избегания боли [48. Р. 1].

Авторы зарубежного обзора по психологии эгоизма, обсуждая его разновидности, отмечают следующее: «То, чего вы хотите достичь, и что сделает вас счастливым,— это избавить от страданий другого человека» [57. Р. 201]. Очень важно, что они говорят именно о гедонистическом эгоизме, улучшающем внутреннее состояние человека в результате предпринимаемой альтруистической активности. С. Каплан и Р. Де Янг указывают, что «дискуссии по теме альтруизма исключают из рассмотрения любое поведение, при котором актор получает удовольствие или какую-либо другую выгоду», вследствие чего «важнейшая тема мотивации просоциального поведения игнорируется в пользу обсуждения особых или нетипичных случаев» [40. Р. 263].

Фактически, подавая нищему милостыню, я могу (эгоистически) «использовать» его, чтобы поднять себе настроение! Могу «поздравить» себя с тем, что моя жизнь «удалась» — в отличие от сидящего передо мной неудачника, вынужденного заниматься унизительным делом и зависящего от моих прихотей.

Если, с точки зрения теорий универсального психологического эгоизма, все наши желания, в конечном счёте, эгоистически мотивированы, то альтруистическая альтернатива считает некоторые из них подлинно альтруистическими [48; 57]. Однако концепции «конечного альтруизма» имеют свои трудности. Альтруизм в своих наиболее экстремальных формах, когда действия человека направлены против его личного интереса, имеет очень неоднозначную трактовку. Учёным неясна его связь с вознаграждением, которое по-

лучает человек [49]. В философии существует взгляд, согласно которому, моральные суждения должны иметь практическую составляющую и мотивировать тех, кто эти суждения создаёт. Суждения иных моральных теорий принято считать сомнительными [33].

Вот нехитрый «тест» автора статьи на определение эгоистической и/или альтруистической мотивации, навеянный, кстати, позитивной психологией. Если спросить эгоиста и альтруиста, хочет ли каждый из них быть счастливее, оба, очевидно, дадут утвердительный ответ. Таким образом, оба хотят счастья для себя (возможно, не только для себя, но сейчас это не принципиально), хотя диаметрально противоположно относятся к другим («плохой» эгоист безразличен или даже «вредит» окружающим, в то время как «хороший» альтруист помогает). Как нам уже известно, стремление к счастью тесно связано с эгоизмом. Собственное желание альтруиста быть счастливее показывает, что он не является альтруистом «до мозга костей».

Выявленный результат, между прочим, заново ставит вопрос о внутренней цельности альтруиста, его моральной «самодостаточности». Получается, что доведение идеи альтруизма «до предела» приводит к довольно странным выводам. «Настоящим» альтруистом может быть признан лишь тот человек, кто помогает другим людям, и при этом абсолютно равнодушен (либо даже «негативен») к самому себе, не желая стать счастливее. Но подобная личность больше напоминает мазохистическую (хотя и у мазохистов есть своё маленькое счастье).

В принципе, любая попытка человека улучшить свою жизнь может быть расценена как эгоизм. С этой позиции яснее становится смысл евангельских заповедей о «нелюбви к этому миру» и «его преодолении» [1]. Как утверждал Мартин Лютер, святым можно называть лишь того человека, который замечает эгоизм в каждом своём побуждении [37].

Трудно представить стопроцентного альтруиста, непрерывно помогающего другим и при этом абсолютно равнодушного к собственным нуждам. Такой гипотетический идеалист быстро умрёт от перенапряжения и «выгорания», поскольку даже еда или сон (хорошо, если не дыхание), требующиеся для восстановления собственных сил, могут расцениваться им как проявление эгоизма. Любой же человек, кто естественным образом желает собственного счастья, ни при каких

условиях не может считать себя «аутентичным» альтруистом.

Видимо, неслучайно в одной из современных работ признаётся, что общественное устройство, основанное на принципах альтруизма (приоритете чужих потребностей перед собственными), являлось бы нелепым и нежизнеспособным [46]. Вот что писал в отношении избыточного альтруизма А. Юинг: «Общество, в котором каждый проводил свою жизнь, отдавая все удовольствия другим, было бы ещё более абсурдным, чем то, в котором его члены умывали бы друг друга. Кто будет способен принять и использовать в своих интересах помощь в сообществе абсолютно неэгоистичных людей? Бесцельный отказ от собственного счастья представляет собой не что иное, как причуду или глупость» [34. Р. 20]. Некоторые подтверждения вышесказанному легко обнаружить в нашем недавнем социалистическом прошлом.

Можно убедиться, что «нравственно нагруженная» идея альтруизма как полной противоположности эгоизма входит в противоречие с повседневной жизнью. Эгоизм нередко представляется «выгодным», но «аморальным», в то время как альтруизм — «благородным», зато потенциально «вредным» для человека.

В жёстком противопоставлении эгоизма и альтруизма по принципу «или — или» противоречия сразу бросаются в глаза. Приведённые выше рассуждения заставляют предполагать, что альтруизм должен быть «защищён» долей эгоизма хотя бы в целях самосохранения индивида (с его альтруизмом). Некоторые учёные считают, что, хотя внешне эгоизм и альтруизм противоположны, но тем не менее вполне могут быть совместимы в повседневной жизни [49]. Речь, в частности, идёт об «альтруистическом эгоизме», который превращает эгоистические импульсы в альтруистические [25]. Я буду доброжелательно относиться к другим людям ради того, чтобы получить в ответ их хорошее отношение ко мне, что послужит для меня дополнительной защитой при удовлетворении собственных потребностей. Как уже говорилось ранее, защита индивида (наряду с его мотивацией по достижению своих интересов) является одной из основных функций эгоизма.

Логично предположить, что многие виды помогающего поведения так или иначе усиливают и самого актора, а не только тех, кому он оказывает поддержку. Например, помощь психолога дру-

гим людям позволяет специалисту не только зарабатывать деньги, но нередко способствует и саморазвитию, приобретению профессионального опыта. Вот что пишет в связи с этим Д. Кребс: «Я верю, что практически все виды помогающего поведения улучшают благополучие обеих сторон» [42. Р. 138].

И наоборот, действия человека по «усилению себя», особенно если речь идёт о продуктивной самореализации, могут принести пользу и другим людям. Пожалуй, только чрезмерный гедонизм, связанный с погоней за «быстрыми», в основном чувственными удовольствиями, ведущий к общей лени и бесцельному существованию [55], не содержит в себе альтруистических компонентов.

Принять точку зрения о том, что эгоизм так или иначе лежит в основе большинства альтруистических актов значит отказаться от приписываемой данному понятию негативной моральной ценности. В этом случае «…альтруистические действия становятся разновидностью эгоистических. Если считать эгоистическими все действия, значит, подобное поведение нельзя расценивать как порок» [43. Р. 267]. Дж. Робинсон проводит аналогичную идею в несколько ином оформлении: «Самый законченный эгоист может быть и полным альтруистом; но он знает, что, в конце концов, его альтруизм представляет собой всего лишь прихоть» [50. Р. 1].

Очевидно, что варианты жизни, связанные с продуктивной реализацией личностного потенциала, гораздо менее «эгоистичны» (если в данном случае здесь вообще применим этот термин в его стандартном смысле), нежели «погоня за счастьем», пропагандируемая позитивной психологией. Данный вопрос был успешно разрешён введением нами уровневой структуры эгоизма в рамках разработанной теоретической концепции [9; 13-15]. Кроме того, эгоистическая «форма», в которую может быть «одета» эвдемония, как раз и обеспечивает индивиду успешную самоактуализацию, создавая необходимую защиту его «содержания» — личностной уникальности, внутреннего «Я» [7; 12; 44].

Для проверки предположения о возможной связи эгоизма и альтруизма в повседневной активности человека мы провели в 2012-2013 гг. несколько исследований с использованием методов выборки переживаний (experience sampling methods — ESM). В данной статье речь пойдёт о втором и третьем исследовании (ESM-2 и ESM-3).

Материалы и методы исследования. Общая характеристика экспериментальных методик. Методы выборки переживаний (ESM) были введены в психодиагностику в 1970-х гг. и к настоящему времени завоёвывают всё большую популярность. Идиографический подход, лежащий в основе ESM (один человек, много ситуаций), противостоит традиционному номотетическому (одна, как правило, лабораторная ситуация, много человек).

В методах выборки переживаний не существует стабильной «интерперсональной» системы мер, позволяющей уверенно сравнивать количественные показатели состояний между людьми. Однако считается, что внутри личности имеются стабильные «метрики»: «моя оценка 6 всегда больше моей оценки 5» [38. Р. 11]. По этой же причине в ESM часто используются так называемые z-оценки, при которых среднему значению показателя присваивается ноль, а одно стандартное отклонение в ту или иную сторону оценивается как +1 или -1.

Относительные недостатки, связанные с внутренней валидностью метода, могут быть компенсированы: а) отбором испытуемых — желательно тех, кто имеет искренний интерес к исследованию; б) изучением «логики» корреляций, полученных при количественной обработке данных; в) проведением интервью с каждым испытуемым по окончании исследования — ещё и потому, что оно удовлетворяет естественный интерес человека к полученным результатам. Тем самым крепится альянс между обеими сторонами в интересах дальнейшего сотрудничества. Типичный интервал времени для заполнения бланков ESM составляет от 3 до 30 дней, при этом в день в среднем проводится от 1 до 10 измерений.

Исследования ЕЕМ-2 и -3. Построение анкеты. Мы включили в анкету в виде отдельных шкал представления о счастье и его определения, характерные для ведущих позитивных концепций, известных к настоящему времени, включая эгоизм («польза, выгода для себя») и альтруизм («польза, выгода для других»).

В обоих исследованиях приняли участие 8 человек (четверо мужчин и четыре женщины в возрасте от 25 до 52 лет). Все испытуемые имели высшее образование и были психически здоровы. Каждый испытуемый перед началом эксперимента получил письменную и краткую устную инструкции, а также 14 бланков анкеты для ежедневного использования. Каждые 2 часа (за ис-

ключением сна) на протяжении двух недель испытуемые фиксировали вид активности, которой были заняты, а также степень выраженности указанных в анкете показателей по 11-балльной шкале (0-10 баллов).

Один из испытуемых в исследовании-2 предпочёл сокращённый вариант анкеты, исключавший шкалу «эгоизма», что не изменило общих закономерностей исследования. В любом случае обилие фактического материала (от 1 200 до 1 500 измерений для каждого испытуемого) нивелировало возможные отклонения.

Полученные данные подверглись статистической обработке. В контексте настоящей статьи мы в основном будем говорить о соотношении показателей «польза, выгода для себя» (эгоизм) и «польза, выгода для других» (альтруизм) в повседневной активности испытуемых.

Анкета ESM-3 выглядит следующим образом:

Уважаемый участник исследования! Предлагаем Вам заполнять анкету, касающуюся вашей повседневной жизни. Анкета заполняется каждые 2 часа, когда Вы не спите. Время заполнения указано в левой колонке. Если Вы не можете заполнять анкету в точно указанное время, постарайтесь сделать это как можно скорее — через

10-15 мин.

Кратко укажем, как должны заполняться колонки. В колонке «Вид активности» Вы в общих чертах указываете, чем занимаетесь в данный момент (например, «лекция», «общение с другом», «просмотр кинофильма» и т. д.). Если Вы одновременно выполняете два вида активности, например, обедаете в кафе и общаетесь с важным для Вас человеком, укажите обе из них, например: «Чтение в автобусе по дороге на работу».

Если Вы занимаетесь своей обычной повседневной деятельностью, но сильно захвачены какими-либо другими мыслями, определяющими ваше состояние в данный момент, укажите их в колонке «Думаю о…».

Во всех остальных колонках используется

11-балльная система оценок (от 0 по 10 включительно. 10 — максимальная оценка).

В колонке «Уровень сложности» Вы отмечаете сложность того, чем заняты. Если сложность активности превышает вашу способность справиться с ней (подразумевается, что способность равна 10), то ставьте оценку 10+. Пример: Вы пытаетесь понять, но почти ничего не понимаете из того, что говорит собеседник на иностранном языке.

В колонке «Самореализация» Вы отмечаете, в какой степени в данной активности реализуется Ваш (уникальный) личностный потенциал, Ваши сильные стороны, достоинства (0 — минимум; 10 — максимум).

В колонке «Удовольствие» Вы отмечаете степень наслаждения, которое Вы получаете от своего настоящего занятия.

В колонке «Самосовершенствование» Вы отмечаете, насколько данная активность совершенствует ваши способности, развивает Вас как уникальную личность.

В колонке «Позитивные эмоции» Вы отмечаете, насколько сильные положительные эмоции и чувства (например, радость, восторг и т. д.) Вы в данный момент испытываете.

В колонке «Вовлечённость» Вы отмечаете степень поглощённости, включённости в то, чем Вы занимаетесь.

В колонке «Физическое самочувствие» ваше идеальное самочувствие равно 10, а самое плохое — 0. Оценка 5 означает примерно средний, обычный показатель самочувствия.

В колонке «Отвечает моим ценностям, имеет смысл для меня» Вы отмечаете, в какой степени то, что Вы делаете в настоящий момент, имеет смысл лично для Вас, позволяет выразить свои уникальные ценности, своё предназначение.

В колонке «Польза, выгода для меня» Вы отмечаете, насколько субъективно полезной, выгодной для Вас является данная активность, насколько она удовлетворяет ваши потребности.

В колонке «Польза, выгода для других» Вы отмечаете, насколько, по-вашему, то, чем Вы занимаетесь в данный момент, принесёт (или приносит) пользу окружающим людям.

В колонке «Удовлетворённость жизнью в целом» Вы отмечаете, насколько ваша жизнь в целом кажется Вам хорошей, насколько Вы ею удовлетворены.

Старайтесь не пропускать время заполнения. Желательно все данные перенести в компьютер. С итоговыми результатами Вы будете ознакомлены. Желаем успеха!

результаты исследования и их обсуждение.

1. Главным результатом проведённых исследований явилось наличие положительных корреляционных взаимосвязей между шкалами «эгоизма» и «альтруизма» у всех испытуемых (табл. 1), причём большинство корреляций (пять из семи) имеют статистически значимый характер.

Как видим, среди испытуемых не нашлось ни одного человека, кто, получая пользу для себя в той или иной активности, считал бы при этом, что приносит вред другим людям. И наоборот, активность на благо окружающих, так или иначе, ассоциировалась субъектом с выгодой для самого себя.

Таким образом, нами были получены результаты, кардинально меняющие традиционные представления, согласно которым эгоизм и альтруизм противоположны друг другу. Ведь между «противоположностями» не может существовать стабильно-положительная взаимосвязь.

2. По количественным значениям шкала «эгоизма» превосходит шкалу «альтруизма» в шести случаях из семи (табл. 2). Полученный факт является дополнительным подтверждением идей о врождённой (эгоистической) предрасположенности индивида «в свою пользу» с целью увеличения шансов на собственное выживание.

Единственная испытуемая, у которой показатели альтруизма оказались выше (всего на одну десятую балла), призналась после проведённого исследования, что в указанный период ежедневно ухаживала за своей тяжело больной (вскоре умершей) матерью, что воспринималось как достаточно тяжёлая, но временная и вынужденная мера, повлиявшая на оценки.

3. Исследование ESM-2 также включало в себя изучение состояний, которые испытуемые отнесли к потоковым [29]. Как выяснилось, в потоковых ситуациях, в большей степени ассоциирующихся со счастьем [8; 11], показатели эгоизма выросли у всех трёх испытуемых, в то время как показатели альтруизма — лишь у одной (табл. 3).

4. Подтверждением п. 3 является ослабление корреляционных взаимосвязей между шкалами «эгоизма» и «альтруизма» в состоянии потока для всех испытуемых в исследовании ESM-2 (табл. 4).

Полученные данные при всей их недостаточности относительно количества участников подтверждают приведённые выше предположения об усилении роли эгоистических компонентов в ситуациях, ассоциирующихся с достижением счастья.

5. У всех испытуемых выявлены положительные корреляции между шкалой «эгоизма» и шкалой «смысла». Последняя была представлена в исследовании ESM-2 под названием «Свой выбор», а в исследовании-3 получила более точное наименование «Отвечает моим ценностям, имеет

Таблица 1

Корреляции между шкалами «эгоизма» и «альтруизма» у каждого испытуемого

0,47 0,11 0,66 0,87 0,26 0,63 0,29

Примечание. Жирным шрифтом выделены значимые корреляции.

Таблица 2

Средние показатели шкал «эгоизма» и «альтруизма» у каждого испытуемого

Эгоизм 5,8 6,2 5,6 5,1 4,0 7,0 7,0

Альтруизм 5,2 6,3 3,8 3,5 1,1 6,5 3,1

Таблица 3

Эгоизм (общий) 5,8 6,2 5,6

Эгоизм (поток) 6,5 7,5 7,8

Альтруизм (общий) 5,2 6,3 3,8

Альтруизм (поток) 5,1 6,3 6,0

Таблица 4

Корреляции между шкалами «эгоизма» и «альтруизма» в общей выборке и «потоковом» состоянии

Общий показатель 0,47 0,11 0,66

Состояния потока 0,45 -0,02 0,53

Таблица 5

Корреляции между шкалами «эгоизм — смысл» и «альтруизм — смысл»

Эгоизм — Смысл 0,45 0,49 0,04 0,75 0,52 0,93 0,86

Альтруизм — Смысл 0,16 0,04 -0,05 0,59 0,24 0,83 0,37

Примечание. Жирным шрифтом выделены значимые корреляции.

смысл для меня». Также были вычислены коэффициенты корреляции между шкалами «альтруизма» и «смысла».

Как видно из табл. 5, у всех испытуемых «эгоизм» сильнее связан со «смыслом», чем «альтруизм». Корреляции последнего со «смыслом» также положительны (хотя менее значимы) у всех испытуемых за исключением упоминавшейся ранее женщины, ухаживавшей за своей умирающей матерью.

Полученные данные едва ли возможно объяснить с помощью широко известных и, как теперь становится ясно, во многом декларативных подходов, бездоказательно ассоциирующих достижение смысла жизни исключительно с оказанием бескорыстной помощи другим людям. Как ука-

зывал в связи с этим С. Моэм, «моралисты, заинтригованные этой теорией [эгоизма.—Примеч. авт.], но страшащиеся её последствий, пролили немало чернил, пытаясь доказать, что наиболее полно человек выражает себя в самопожертвовании и отказе от своих интересов» [18. С. 287].

6. Факторный анализ, проведённый по результатам исследований ESM-2 и -3, также показал стопроцентную отнесённость шкал «смысла» и «эгоизма» к одному фактору [11; 13; 16] — вне зависимости от того, выделялось нами два либо три фактора. При разбиении полученных показателей на три фактора шкала «альтруизма» всегда «покидала» фактор, в котором оставались «смысл» и «эгоизм». В определённый момент мы даже в шутку подумали, что «смысловую» шкалу

«Свой выбор» в исследовании ESM-2 можно было смело переименовать в «Свой эгоистический выбор.

Также отметим, что в состояниях «потока», ассоциирующихся с эвдемонией (реализацией индивидуального потенциала) и счастливой жизнью, корреляционная и факторная «удалённость» «смысла» и «эгоизма» от «альтруизма» увеличивается, хотя связь по-прежнему остаётся положительной [13. Гл. 17]. Последний факт является ещё одним косвенным подтверждением обоснованности использования системы «Эгоизм» в нашей теоретической концепции, посвящённой изучению эвдемонии и счастья.

Обнаружение позитивных взаимосвязей между эгоизмом и альтруизмом наносит удар по идеологии, предпочитающей рассматривать данные понятия в качестве противоположностей, имеющих при этом разные импликации и разную ценность с моральной точки зрения. Отметим, что ещё в 1980-х гг. А. Уотерман, проанализировав результаты нескольких сотен проведённых исследований, обнаружил следующие черты у лиц с ярко выраженным индивидуализмом (перечислим те, что относятся к теме нашего исследования): меньшее число отклонений в социальном функционировании; толерантность к другим людям и их принятие; большая склонность к сотрудничеству и помощи окружающим; большее количество лиц, с которыми поддерживаются удовлетворительные отношения [58]. Напомним, что в нашей теоретической концепции зрелый индивидуализм трактуется как высший (четвёртый) уровень в системе «Эгоизм» [13. Гл. 4].

Теперь мы можем утверждать, что эгоизм и альтруизм не только совместимы, но и практически неразрывны в большинстве ситуаций повседневной активности — по крайней мере, у психически здоровых людей с высшим образованием. Многие виды помогающего поведения, так или иначе, усиливают и самого актора, а не только тех, кому он оказывает помощь. И наоборот, действия человека по «усилению себя», особенно, если речь идёт о продуктивной самореализации, обычно приносят пользу и другим людям (немедленно или в перспективе).

Пожалуй, можно выделить лишь два варианта явного рассогласования эгоизма и альтруизма. Один из них связан с принадлежащим ко второму уровню системы «Эгоизм» чрезмерным гедонизмом как формой эгоизма субъекта, ведущим к

общей лени и бесцельному существованию и потому не содержащим в себе альтруистических компонентов. Наши исследования показали, что в гедонистически окрашенных ситуациях (приём пищи, перерыв на чай, вечерний просмотр ТВ, интернет-сёрфинг, посещение дискотеки и т. д.) всегда имеется существенный разрыв между показателями обеих шкал (в пользу эгоизма). Характерное для гедонизма снижение показателей шкалы «Уровень сложности» и периодический подъём показателей шкалы «Удовольствие» позволяют рассматривать (либо рекомендовать) его исключительно как средство (кратковременного) отдыха, способ «перезарядить батарейки». Как известно, следование гедонистической ориентации в качестве приоритетной ведёт к неуклонному снижению получаемого удовольствия вследствие закона адаптации [24; 31], постепенному нарастанию экзистенциальных проблем [13. Гл. 15].

Второй вариант рассогласования эгоизма с альтруизмом, проницательно подмеченный Д. Бринком [32. Р. 123], отражает тот факт, что «сильному эгоисту» невыгодно (бессмысленно) сотрудничать со «слабым», поскольку «сильный» ничего полезного не получает от такого сотрудничества. Зато он с большой вероятностью может получить «вредное» — постепенное падение собственного уровня.

Защитная функция эгоизма, проявляющая себя в вышеотмеченном примере, тем не менее не свидетельствует о противоположности эгоизма и альтруизма, поскольку «сильный» не эксплуатирует «слабого», а всего лишь воздерживается от излишних контактов с ним, направляя энергию на более значимые для себя цели. Таким образом, вышеупомянутый «эгоизм сильного» расходится в большей степени с альтруизмом как с навязываемой «приоритетной ценностью», нежели с моралью в широком смысле слова. Анализ ситуаций, в которых наши испытуемые оказывали «нерегла-ментированную» помощь (отстающему коллеге по работе, ежедневный уход за тяжелобольным родственником и т. д.), показывал, что ситуация воспринималась ими как временная и вынужденная, хотя и необходимая на данном этапе мера. Подобное отношение имеет больше черт сходства с «подневольным» трудом, чем со «свободно проявляемым» альтруизмом.

Очевидно, «сильный» может помочь «слабому» в экстремальных случаях, когда жизни «слабого» угрожает прямая опасность. Тем не менее подоб-

ные ситуации в повседневной жизни возникают, как правило, нечасто и не длятся долго, а потому не истощают ресурсы «сильного».

Отметим, что наиболее желаемый вариант для «сильного» связан с дальнейшим уникальным самосовершенствованием (четвёртый уровень нашей концепции) в расчёте на то, что продукты творческой деятельности могут оказаться полезными для общества (или отдельных, наиболее развитых его членов) в настоящем или ближайшем будущем. В этом случае альтруизм выступает как сопутствующий самореализации результат, её «побочный продукт».

Положительные корреляции между эгоизмом и альтруизмом, так же как и количественное превосходство первого над вторым, заставляют отказаться от неподтвердившегося взгляда на них как на противоположные полюса и позволяют выдвинуть более адекватную метафору — «двух братьев», среди которых «эгоизм» признаётся старшим братом, в то время как «альтруизм» — младшим. Поэтому в нашей теоретической модели альтруизм и представляет собой одну из разновидностей «разумного» эгоизма (РЭГ), принадлежащего к третьему, социальному уровню, что подтверждает, в частности, упоминавшиеся ранее идеи Г. Селье относительно альтруистического эгоизма. Что касается зрелого индивидуализма, ответственного за самореализацию, то он принадлежит к вышестоящему, четвёртому уровню системы «Эгоизм».

Полученные нами результаты хорошо соответствуют теории «преобладающего эгоизма» («predominant egoism»), разрабатываемой Г. Кавкой. Согласно данной концепции, для большинства (но не для всех) людей в большинстве ситуаций преобладание «альтруистического выигрыша» для других над собственной «личной потерей» должно быть достаточно большим для того, чтобы действительно мотивировать человека на поступки, связанные с (временным) пренебрежением собственными интересами [41. Р. 6465]. Иными словами, люди склонны помогать другим в ущерб собственным интересам лишь тогда, когда теряют сравнительно немного, в то время как получатель помощи имеет большой выигрыш, значительно превышающий потери помогающего. В остальном же, делает вывод автор, основываясь на многочисленных приводимых данных, доктрина эгоистической мотивации наилучшим образом объясняет поведение субъекта. В связи с этим Г. Кавка вводит понятие достаточно мяг-

кого, «немаксимизирующего» («nonmaximizing») эгоизма, предполагающего, что конечной целью любого человеческого действия является обеспечение некоторой выгоды актору. Отныне данное понятие имеет и эмпирическое обоснование: «не-максимальный» эгоизм тем самым оставляет место и для альтруистических компонентов в совершаемом действии. Синэргия тех и других, как раз способна максимизировать общий эффект от предпринимаемой субъектом активности.

Исследования ESM-2 и -3 подтверждают, что эгоизм действительно в количественном отношении преобладает над альтруизмом в большинстве ситуаций практически у всех испытуемых, хотя и последний никогда не исчезает полностью.

В рамках полученных нами результатов гораздо понятнее становятся цитируемые С. Холмсом взгляды Дж. С. Милля, согласно которым, различие между активным и пассивным типами человеческого характера является более важным, чем между эгоистической и альтруистической мотивацией [39. Р. 282]. Как теперь выясняется, активный деятель обычно приносит выгоду не только себе, но и другим (эгоизм плюс альтруизм равно суммарная польза). И наоборот, ленивый человек не делает ни того, ни другого, зато любит клеймить «эгоистом» любого успешного труженика. Впрочем, мы давно предполагали, что негативное отношение к так называемым выскочкам и эгоистам может быть в значительной степени продиктовано банальной завистью к достижениям того, кто работал, не покладая рук, и, вследствие этого, сумел успешно реализовать свой потенциал.

По мнению Дж. С. Милля, христианская религия, в частности, приветствует именно пассивный характер, как покорный и подчиняющийся божественной воле. Поэтому и «альтруизм от имени религии» весьма противоречив, поскольку связан не только с «пренебрежением себя», но и всех остальных живущих на земле «божьих тварей» [39. Р. 282].

Иллюстрирующий пример. В рамках обсуждаемой темы чрезвычайно интересным представляется анализ ключевого поступка и связанной с ним мотивации Альберта Швейцера, ставшего легендой ещё при жизни. Прежде всего напомним читателям личность этого талантливого человека и основные моменты его биографии. А. Швейцер, будучи успешным музыкантом, известным философом и теологом, в тридцатилетнем возрасте внезапно поступил на учёбу в медицинский университет и стал врачом, после чего уехал лечить

людей в отсталый регион Африки. Там он с небольшими перерывами работал в тяжелейших условиях до конца своих дней [21]. Поступок нашего героя нередко трактуется как пример глубоко альтруистического, бескорыстного служения больным и нуждающимся.

Напомним, что каждое из обоих понятий (эгоизм и альтруизм) может рассматриваться как с точки зрения (скрытой) мотивации, так и с позиции наблюдаемого поведения. Например, я могу оказывать разного рода услуги окружающим исключительно для того, чтобы с помощью их благодарности повысить самооценку и настроение, ещё раз увериться в собственном «благородстве», а также заручиться их возможной поддержкой в будущем. В этом случае моё «альтруистическое» поведение эгоистически мотивировано.

Если под вышеупомянутым углом проанализируем мотивы, побудившие нашего героя в корне изменить свою жизнь, то увидим весьма неоднозначную картину, далёкую от стопроцентного альтруизма. Прежде всего ещё раз подчеркнём, что А. Швейцер был успешным музыкантом, гастролировавшим в Европе, а также известным, исключительно неординарным философом и теологом. Его отъезд в Африку лишил многие тысячи европейцев возможности наслаждаться великолепной органной музыкой, изучать его новые научные труды. Очевидно, что, останься А. Швейцер дома, он принёс бы больше пользы в музыке и философии, поскольку к тридцати пяти годам уже достиг большой известности в обеих областях. Врачом же он был начинающим. Неужели «альтруист» Швейцер не учитывал подобное в своих расчётах? Наконец, он мог остаться работать врачом и в Европе, в то время как поездка в Африку привела к многолетнему отрыву от жены, оставшейся с грудным ребёнком на руках.

Теперь приведём важную цитату самого А. Швейцера: «Вместо того чтобы провозглашать свою веру в существование бога внутри нас, я попытаюсь сделать так, чтобы сама моя жизнь и моя работа говорили то, во что я верю» [21. С. 113]. Как можно понять, А. Швейцер выбирает роль милостивого «бога» для больных и безграмотных африканцев. Ясно, что подобная позиция не могла бы демонстрироваться в работе с европейскими пациентами, требующими от врача исключительно профессионализма.

Уподобление себя исцеляющему «богу», ежедневно наблюдаемое благодарными пациентами, способно поднять мнение человека о самом себе

на недосягаемую для других высоту, принести чувство собственной исключительности. Ведь выше «бога» нет никого. Похоже, что стремление А. Швейцера к так называемому изолирующему превосходству представляло сугубо эгоистическую мотивацию.

Вот ещё одна характерная для А. Швейцера цитата: «Те, кому посчастливилось вступить на путь свободной индивидуальной деятельности, должны со смирением принять эту удачу» [21. С. 118]. Никто не спорит, «бог» творит свободно и в одиночестве, проявляя тем самым свою высшую сущность. И в данном случае видны указания на индивидуализм — родной, хотя и более «благородный» брат эгоизма.

Таким образом, для внешне альтруистической деятельности А. Швейцера важна позиция собственной исключительности, единственности, нахождение «над» теми, кому оказывается помощь. Направленность на себя, на упоение своей «божественной» ролью (в которую входит и «чудо исцеления») определяют мотивацию как эгоистическую, замыкающуюся в конечном итоге на чувстве собственной неповторимости.

Отметим, что мы, отыскивая эгоистические мотивы в альтруистическом поступке А. Швейцера, вовсе не осуждаем его. В свете приведённых выше результатов, наличие у нашего героя обоих обсуждаемых компонентов выглядит совершенно логичным. Его скрытое желание быть подобным богу отражает идею о неповторимости личностной уникальности (важного компонента нашей концепции), определяющей жизненное предназначение человека, его судьбу.

Мы были бы несправедливы к А. Швейцеру, если бы утверждали, что вся его первичная мотивация являлась эгоистической. Известно, что ему было с детских лет свойственно острое чувство сострадания к бедам других людей [21. С. 112— 113]. Таким образом, в обсуждаемом поступке имела место некая «смесь» эгоистических и альтруистических компонентов, что, с точки зрения полученных нами результатов, абсолютно нормально.

Уважать А. Швейцера и изучать его жизненный путь следует не за экзотическое решение, связанное с поездкой в Африку, а за непрерывную активную самореализацию в течение долгой жизни. Создаётся впечатление, что этот человек проявил все таланты, которыми был щедро наделён от рождения. Жизнь нашего героя представляет собой яркий пример эвдемонического суще-

ствования, высшей ценностью которого является реализация уникального внутреннего потенциала. Эвдемония, как показывают наши и зарубежные исследования, выступает в качестве наиболее надёжного пути к полноценной счастливой жизни [10; 13; 44; 59].

В Габоне А. Швейцер, начав свою медицинскую деятельность с нуля, осуществил полностью уникальный проект, стал «большой рыбой в собственном пруду». Своими разносторонними талантами и неустанным трудом он заслужил уважение не только современников, но и благодарных потомков.

Выводы. Значимые положительные взаимосвязи, выявленные между шкалами «эгоизма» и «альтруизма» у всех испытуемых, принявших участие в наших исследованиях, опровергают укоренившийся взгляд на эгоизм как противоположность альтруизма. В повседневной активности (по крайней мере, у психически здоровых лиц с высшим образованием) оба понятия тесно связаны: как правило, получение субъектом пользы для себя в той или иной активности способствует благу и других людей.

Если считать, что эгоизм «сопровождает» практически любую активность человека, выглядит разумным сделать следующее:

1. Убрать негативные моральные импликации, связанные с данным понятием, оставив для них лишь редкие «патологические» случаи.

2. Исследовать уровень, к которому принадлежат собственные (эгоистические) интересы и желания индивида. Подобное, в частности, уже предпринято в разработанной нами теоретической концепции.

Существенные расхождения между показателями эгоизма и альтруизма имеют место лишь в гедонистически окрашенных ситуациях пассивного отдыха (высокий эгоизм, низкий альтруизм), либо в «навязанной» активности, касающейся помощи «слабым» и «отстающим», которая в целом воспринимается субъектом как временная и вынужденная, хотя и необходимая на данном этапе (высокий альтруизм, низкий эгоизм). Таким образом, большее значение приобретает масштаб решаемых индивидом задач, общий уровень целенаправленной активности, нежели её вектор, поскольку, в соответствии с полученными данными, наличие эгоистических компонентов деятельности отныне с большой вероятностью предсказывает и её (альтруистическую) пользу дл окружающих.

Количественный перевес показателей эгоизма над показателями альтруизма в сочетании с положительными корреляциями, выявленными между обоими понятиями, позволяет сменить неподтвердившуюся метафору «полюсов» (противоположностей) на более адекватное представление о них, как о «старшем» и «младшем» брате. Напомним, что в разработанной нами «Личностно-ориентированной концепции счастья» (ЛОКС) эгоизм впервые в мировой психологии представлен в виде многоуровневой системы, одним из «социальных» вариантов которой выступает и альтруизм [7; 9; 12-15].

Таким образом, эгоизм и альтруизм становятся в большей степени «сотрудниками», а не «соперниками». «Старший» брат защищает, оберегает «младшего», в то время как последний создаёт лучшие окружающие условия для функционирования обоих.

Более выраженные положительные связи между эгоизмом и смыслом, нежели между альтруизмом и смыслом, вдребезги разбивают «висящие в воздухе» моралистические представления, согласно которым, эгоистически ориентированное поведение ведёт к утрате смысла жизни, в то время как альтруизм, якобы, позволяет искомый смысл обрести. Некритичное принятие подобной пропаганды малообразованными в психологии людьми делает их удобными объектами манипуляций и прямой эксплуатации со стороны более крупных структур.

Результаты наших исследований способны навести на противоположную мысль: о том, что как раз «неразборчивый» альтруизм с большей степенью вероятности может привести к экзистенциальному тупику, нежели связанный с самореализацией эгоизм. Полученные данные (свидетельствующие о «тени эгоизма», падающей на экзистенциализм) при их дальнейшем осмыслении и разработке способны серьёзно изменить научный ландшафт в данной области знания.

Будущее применение разработанных нами методик с большим количеством испытуемых (включая индивидов с разного рода личностными расстройствами) позволит выявить патологически окрашенные паттерны взаимоотношений между двумя понятиями в повседневной активности и тем самым даст возможность лучше уяснить выявленную «норму», при которой эгоизм и альтруизм не противоречат друг другу, а гармонично сочетаются.

Список литературы

1. Бердяев, Н. Смысл творчества / Н. Бердяев. М. : Изд-во Г А. Лемана и С. И. Сахарова, 1916. 269 с.

2. Божович, Л. И. Личность и её формирование в детском возрасте / Л. И. Божович. СПб. : Питер, 2008. 400 с.

3. Быховский, Б. Э. Шопенгауэр / Б. Э. Быховский. М. : Мысль, 1975. 208 с.

4. Джидарьян, И. А. Счастье в представлениях обыденного сознания / И. А. Джидарьян // Психол. журн. 2000. Т. 21, № 2. С. 39-47.

5. Докинз, Р. Эгоистичный ген / Р. Докинз. М. : Мир, 1993. 376 с.

6. Левит, Л. З. Личностно-ориентированная концепция счастья: жизнь во имя себя / Л. З. Левит. Минск : Изд-во А. Н. Вараксина, 2011. 112 с.

7. Левит, Л. З. Счастье, эгоизм, альтруизм: парадоксы взаимодействия / Л. З. Левит // Психология. Социология. Педагогика. 2012. № 7. С. 10-19.

8. Левит, Л. З. Исследование компонентов «эвдемонии», «потока», «счастья» и «не-счастья» методом выборки переживаний (ESM) / Л. З. Левит // Вестн. образования и науки. Педагогика. Психология. Медицина. 2012. Вып. 4 (6). С. 22-50.

9. Левит, Л. З. Личностно-ориентированная концепция счастья: краткая история / Л. З. Левит // Психология и психотехника. 2012. № 8. С. 78-86.

10. Левит, Л. З. Эвдемония: жизнь для героя / Л. З. Левит // Соврем. зарубеж. психология. 2013. № 1. С. 69-77.

11. Левит, Л. З. Исследование основных понятий позитивной психологии с помощью методов выборки переживаний (ESM) / Л. З. Левит // Соврем. зарубеж. психология. 2013. № 3. С. 19-44.

12. Левит, Л. З. Эгоизм как системное понятие и его роль в достижении счастья / Л. З. Левит // Горизонты образования. 2013. № 1. С. 22-35.

13. Левит, Л. З. Уникальный потенциал, самореализация, счастье / Л. З. Левит. Saarbrucken : Lambert Academic Publishing, 2013.

14. Левит, Л. З. Личностно-ориентированная концепция счастья: новая системная парадигма / Л. З. Левит // Пед. образование в России. 2013. № 1. С. 102-111.

15. Левит, Л. З. Личностно-ориентированная концепция счастья: теория и практика / Л. З. Левит, Н. П. Радчикова // Нац. психол. журн. 2012. № 2 (8). С. 81-90.

16. Левит, Л. З. Использование методов выборки переживаний (ESM) в исследовании эвдемонических и гедонистических компонентов субъективного благополучия / Л. З. Левит, Н. П. Радчикова // Экспериментальный метод в структуре психологического знания. М. : Ин-т психологии РАН, 2012. С. 368-373.

17. Макиавелли, Н. Государь / Н. Макиавелли. М. : АСТ, 2004. 512 с.

18. Моэм, С. Подводя итоги / С. Моэм. М. : Астрель, 2012.

19. Муздыбаев, К. Эгоизм личности / К. Муздыбаев // Психол. журн. 2000. Т. 21, № 2. С. 27-39.

20. Нехорошева, И. В. Уровень счастья людей с различной нравственной направленностью / И. В. Не-хорошева // Вопр. психологии. 2013. № 3. С. 22-31.

21. Носик, Б. М. Швейцер / Б. М. Носик. М. : Молодая гвардия, 1971.

22. Петров, Э. Ф. Эгоизм / Э. Ф. Петров. М. : Наука, 1969. 207 с.

23. Рудзит, И. А. Эгоизм как внутренний нравственно-этический фактор развития самосознания человека / И. А. Рудзит // Вестн. ЛГУ им. А. С. Пушкина. 2006. № 1. С. 56-65.

24. Селигман, М. Новая позитивная психология / М. Селигман. Киев : София, 2006. 368 с.

25. Селье, Г. Стресс без дистресса / Г. Селье. М. : Прогресс, 1982. 128 с.

26. Флоренская, Т. А. Я — против «Я» / Т. А. Флоренская. М. : Знание, 1985. 80 с.

27. Фрейд, З. Неудобства культуры / З. Фрейд. СПб. : Азбука-классика, 2010. 192 с.

28. Фромм, Э. Человек для самого себя / Э. Фромм. М. : АСТ, 2008. 700 с.

29. Чиксентмихайи, М. Поток: психология оптимального переживания / М. Чиксентмихайи. М. : Смысл : Альпина нон-фикшн, 2011. 464 с.

30. Шварц, Б. Парадокс выбора / Б. Шварц. М. : Добрая кн., 2005. 284 с.

31. Batson, C. D. Empathy and altruism / C. D. Batson, N. Ahmad, D. A. Lishner, J. A. Tsang // Handbook of Positive Psychology / ed. C. R. Snyder, S. J. Lopez. Oxford University Press, 2001. P. 485-498.

32. Brink, D. O. Self-Love and Altruism / D. O. Brink // Social Philosophy and Policy Foundation. 1997. Vol. 14. P. 122-157.

33. Egoism [Электронный ресурс] // Stanford Encyclopedia of Philosophy. URL: http://plato.stanford.edu/

34. Ewing, A. C. Ethics / A. C. Ewing. New York : Collier Books, 1962.

35. Grinde, B. Darwinian happiness: can the evolutionary perspective on well-being help us improve society? / B. Grinde // World futures — The J. of General Evolution. 2004. Vol. 60. P. 317-329.

36. Hartung, J. So be good for goodness’ sake / J. Hartung // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 261-263.

37. Haybron, D. M. Happiness, Well-Being, and the Good Life: A Primer (ch. 2) // Haybron, D. M. The Pursuit of Unhappiness. The Elusive Psychology of Well-Being. Oxford : Oxford University Press, 2008. P. 29-42.

38. Hektner, J. M. Experience Sampling Method: Measuring the Quality of Everyday Life / J. M. Hektner, J. A. Schmidt, M. Csikszentmihalyi. Sage Publications, 2007.

39. Holmes, S. The Secret History of Self-Interest / S. Holmes ; ed. by J. J. Mansbridge. Beyond Self-Interest. Chicago: University of Chicago Press, 1990. P. 267-286.

40. Kaplan, S. Toward a better understanding of prosocial behavior: The role of evolution and directed attention / S. Kaplan, R. De Young // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 263-264.

41. Kavka, G. Hobbesian Moral and Political Theory / G. Kavka. Part II. Princeton : Princeton University Press, 1986.

42. Krebs, D. L. Altruism and Egoism: A False Dichotomy? / D. L. Krebs // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 137-139.

43. Lacey, H. Teleological behaviorism and altruism / H. Lacey // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 266-267.

44. Levit, L. Z. Happiness: Person-Oriented Conception / L. Z. Levit // Intern. J. of Advances in Psychology. 2012. Vol. 1, is. 3. P. 46-57.

45. Lewis, M. Altruism is never self-sacrifice / M. Lewis // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 268.

46. Milo, R. D. Egoism and Altruism / R. D. Milo. Belmont : Wadsworth Publishing Company, 1973.

47. Mosley, A. Egoism / A. Mosley // Ethics, Mind and Cognitive Science. Originally published: August 7, 2005. P. 1-7.

48. Psychological Egoism [Электронный ресурс] // Internet Encyclopedia of Philosophy. URL: http://www. iep.utm.edu

49. Rachlin, H. Altruism and selfishness / H. Rachlin // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 239-251.

50. Robinson, J. B. Egoism [Электронный ресурс] / J. B. Robinson // Green Anarchy. 2005. Is. 20. Retr. on Oct. 1. 2009 from www.greenanarchy.org.

51. Ryff, C. D. Know thyself and become what you are: a eudaimonic approach to psychological well being / C. D. Ryff, B. H. Singer // J. of Happiness Studies. 2006. Vol. 9. P. 13-39.

52. Sumner, L. W. Welfare, Happiness and Ethics / L. W. Sumner. New York : Oxford University Press, 1996.

53. Trivers, R. The Folly of Fools / R. Trivers. New York : Basic Books, 2011.

54. Van Ingen, J. Why Be Moral? / J. Van Ingen. New York : Peter Lang Publishing, 1994.

55. Veenhoven, R. Hedonism and happiness / R. Veenhoven // J. of Happiness Studies. 2003. Vol. 4. P. 437-457.

56. Walker, J. I. The Philosophy of Egoism [Электронный ресурс] / J. I. Walker // The Anarchist Library. URL: http://dwardmac.pitzer.edu/anarchist_archives/coldoffthepresses/walker/ egoism.html

57. Wallach, M. A. Psychology’s Sanction for Selfishness: The Error of Egoism in Theory and Therapy / M. A. Wallach, L. Wallach. San Francisco : Freeman, 1983. 307 р.

58. Waterman, A. S. The Psychology of Individualism / A. S. Waterman. New York : Praeger, 1984. 401 p.

59. Waterman, A. S. The Implications of Two Conceptions of Happiness (Hedonic Enjoyment and Eudaimonia) for the Understanding of Intrinsic Motivation / A. S. Waterman, S. J. Schwartz, R. Conti // J. of Happiness Studies. 2008. № 9. P. 41-79.

Сведения об авторах

левит леонид Зигфридович — кандидат психологических наук, доцент Центра психологического здоровья и образования, Минск, Республика Беларусь, научный корреспондент Института психологии им. Г. С. Костюка НАПН Украины, Киев, Украина. [email protected]

Шевалдышева Елена Зигфридовна — кандидат филологических наук, доцент кафедры английского языка естественных факультетов Белорусского государственного университета, Минск, Республика Беларусь. [email protected]

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2014. № 4 (333). Education and Healthcare. Issue 3. P. 62-78.

EGOISM AND ALTRUISM: THE «ANTAGONISTS» OR THE «BROTHERS»?

L. Z. Levit

Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor of Psychological Health and Education Center, Minsk, Belarus, Scientific Correspondent of Institute of Psychology of G. S. Kostiuk of NAPN of Ukraine, Kiev, Ukraine. [email protected]

E. Z. Shevaldysheva

Candidate of Philology, Associate Professor of English of Natural Faculties of the Belarusian State University,

Minsk, Belarus. [email protected]

The article under consideration deals with the theoretical analysis and the practical research of the ratio between the two notions: egoism and altruism. The author shows the inadequacy of the one-sided, morally loaded interpretations of both terms. The scores of two ESM-investigations mostly show the positive correlation between the «egoism» and the «altruism» scales in person’s everyday activity. The results obtained give the opportunity to replace the inadequate view on egoism and altruism as opposites by a more appropriate metaphor of the older and the younger brother. Such an approach removes to a great degree the idea of antagonism which is usually ascribed to the egoism-altruism interrelation.

Keywords: egoism, altruism, meaning, happiness, personal uniqueness, positive psychology.

References

1. Berdyaev, N. The meaning of creativity / N. Berdyaev. M. : Publishing House of the G.A. Lehmann and S. I. Sakharov, 1916. 269 p.

2. Bozovic, L. I. Personality and its formation in childhood / L. I. Bozovic. St. Petersburg : Peter, 2008. 400 p.

3. Bykhovsky, B. E. Schopenhauer / B. E. Bykhovsky. M: Thought, 1975. 208 p.

4. Dzhidaryan, I. A. Happiness in representations of everyday consciousness / I. A. Dzhidaryan // Psychological J. 2000. T. 21, № 2. P. 39-47.

5. Dawkins, R. The Selfish Gene / R. Dawkins. New York : Wiley, 1993. 376 p.

6. Levit, L. Z. Personal-oriented concept of happiness : a life in the name of self / L. Z. Levit. Minsk: Publishing House «A. Varaksin», 2011. 112.

7. Levit, L. Z. Happiness, selfishness, altruism : Paradoxes of interaction / L. Z. Levit // Psychology. Sociology. Pedagogy. 2012. № 7. P. 10-19.

8. Levit, L. Z. Study components «eudaimonia», «flow», «happiness» and «not-happy» experience sampling method (ESM) / L. Z. Levit // Vestn. of Education and Science. Pedagogy. Psychology. Medicine. 2012. Is. 4 (6). P. 22-50.

9. Levit, L. Z. Personal-oriented concept of happiness : a brief history / L. Z. Levit // Psychology and psycho. 2012. № 8. P. 78-86.

10. Levit, L. Z. Eudaimonia : life for the hero / L. Z. Levit // Modern foreign psychology. 2013. № 1. P. 69-77.

11. Levit, L. Z. Study the basic concepts of positive psychology using sampling techniques experiences (ESM) / L. Z. Levit // Modern foreign psychology. 2013. № 3. P. 19-44.

12. Levit, L. Z. Selfishness as a system concept and its role in achieving happiness / L. Z. Levit // Horizons education. 2013. № 1. P. 22-35.

13. Levit, L. Z. Unique potential, self-fulfillment, happiness / L. Z. Levit. Saarbrucken : Lambert Academic Publishing, 2013.

14. Levit, L. Z. Personal-oriented concept of happiness : a new system paradigm / L. Z. Levit // Teacher Education in Russia. 2013. № 1. P. 102-111.

15. Levit, L. Z. Personal-oriented concept of happiness : Theory and Practice / L. Z. Levit, N. P. Radchikova // Nat. Psychol. J. 2012. № 2 (8). P. 81-90.

16. Levit, L. Z. Using sampling techniques experiences (ESM) study evdemonicheskih and hedonic components of subjective well-being / L. Z. Levit, N. P. Radchikova // Experimental method in the structure of psychological knowledge. Moscow : Institute of Psychology, Russian Academy of Sciences, 2012. P. 368-373.

17. Machiavelli, N. Sovereign / N. Machiavelli. M. : AST, 2004. 512 p.

18. Moum, S. Summarizing / S. Moum. M. : Astrel, 2012.

19. Muzdybaev, K. Selfishness personality / K. Muzdybaev // Psychol. J. 2000. Vol. 21, № 2. P. 27-39.

20. Nekhorosheva, I. V. Level of happiness of people with different moral orientation / I. V. Nekhorosheva // Questions of psychology. 2013. № 3. P. 22-31.

21. Nosik, B. M. Schweitzer / B. M. Nosik. M. : Young Guard, 1971.

22. Petrov, E. F. Selfishness / E. F. Petrov. M. : Nauka, 1969. 207 p.

23. Rudzit, I. A. Selfishness as an internal moral and ethical factor in the development of human consciousness / I. A. Rudzit // Vestnik Leningrad State University. Pushkin. 2006. № 1. P. 56-65.

24. Seligman, M. New Positive Psychology / M. Seligman. Kiev : Sofia, 2006. 368 p.

25. Selye, G. Stress without distress / G. Selye. M. : Progress Publishers, 1982. 128 p.

26. Florenskaya, T. A. I — against the «I» / T. A. Florenskaya. M. : Knowledge, 1985. 80 p.

27. Freud, Z. Disadvantages culture / Z. Freud. SPb. : ABC-Classic, 2010. 192 p.

28. Fromm, E. Man for Himself / E. Fromm. M. : AST, 2008. 700 p.

29. Csikszentmihalyi, M. Flow : The Psychology of optimal experience / M. Csikszentmihalyi. M. : Meaning : Alpina non-fiction, 2011. 464 p.

30. Schwartz, B. The Paradox of Choice / B. Schwartz. M. : Good Book, 2005. 284 p.

31. Batson, C. D. Empathy and altruism / C. D. Batson, N. Ahmad, D. A. Lishner, J. A. Tsang // Handbook of Positive Psychology / ed. C. R. Snyder, S. J. Lopez. Oxford University Press, 2001. P. 485-498.

32. Brink, D. O. Self-Love and Altruism / D. O. Brink // Social Philosophy and Policy Foundation. 1997. Vol. 14. P. 122-157.

33. Egoism [Электронный ресурс] // Stanford Encyclopedia of Philosophy. URL: http://plato.stanford.edu/

34. Ewing, A. C. Ethics / A. C. Ewing. New York : Collier Books, 1962.

35. Grinde, B. Darwinian happiness: Can the evolutionary perspective on well-being help us improve society? / B. Grinde // World futures — The Journal of General Evolution. 2004. Vol. 60. P. 317-329.

36. Hartung, J. So be good for goodness’ sake / J. Hartung // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 261-263.

37. Haybron, D. M. Happiness, Well-Being, and the Good Life: A Primer (ch. 2) // Haybron, D. M. The Pursuit of Unhappiness. The Elusive Psychology of Well-Being. Oxford : Oxford University Press, 2008. P. 29-42.

38. Hektner, J. M. Experience Sampling Method: Measuring the Quality of Everyday Life / J. M. Hektner, J. A. Schmidt, M. Csikszentmihalyi. Sage Publications, 2007.

39. Holmes, S. The Secret History of Self-Interest / S. Holmes ; ed. by J. J. Mansbridge). Beyond Self-Interest. Chicago: University of Chicago Press, 1990. P. 267-286.

40. Kaplan, S. Toward a better understanding of prosocial behavior: The role of evolution and directed attention / S. Kaplan, R. De Young // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 263-264.

41. Kavka, G. Hobbesian Moral and Political Theory / G. Kavka. Part II. Princeton : Princeton University Press, 1986.

42. Krebs, D. L. Altruism and Egoism: A False Dichotomy? / D. L. Krebs // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 137-139.

43. Lacey, H. Teleological behaviorism and altruism / H. Lacey // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 266-267.

44. Levit, L. Z. Happiness: Person-Oriented Conception / L. Z. Levit // Intern. J. of Advances in Psychology. 2012. Vol. 1, is. 3. P. 46-57.

45. Lewis, M. Altruism is never self-sacrifice / M. Lewis // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 268.

46. Milo, R. D. Egoism and Altruism / R. D. Milo. Belmont : Wadsworth Publishing Company, 1973.

47. Mosley, A. Egoism / A. Mosley // Ethics, Mind and Cognitive Science. Originally published: August 7, 2005. P. 1-7.

48. Psychological Egoism [Электронный ресурс] // Internet Encyclopedia of Philosophy. URL: http://www. iep.utm.edu

49. Rachlin, H. Altruism and selfishness / H. Rachlin // Behavioral and Brain Sciences. 2002. Vol. 25. P. 239-251.

50. Robinson, J. B. Egoism / J. B. Robinson // Green Anarchy. 2005. Is. 20. Retr. on Oct. 1. 2009 from www. greenanarchy.org.

51. Ryff, C. D. Know thyself and become what you are: A eudaimonic approach to psychological well being / C. D. Ryff, B. H. Singer // J. of Happiness Studies. 2006. Vol. 9. P. 13-39.

52. Sumner, L. W. Welfare, Happiness and Ethics / L. W. Sumner. New York : Oxford University Press, 1996.

53. Trivers, R. The Folly of Fools / R. Trivers. New York : Basic Books, 2011.

54. Van Ingen, J. Why Be Moral? / J. Van Ingen. New York : Peter Lang Publishing, 1994.

55. Veenhoven, R. Hedonism and happiness / R. Veenhoven // J. of Happiness Studies. 2003. Vol. 4. P. 437-457.

56. Walker, J. I. The Philosophy of Egoism [Электронный ресурс] / J. I. Walker // The Anarchist Library. URL: http://dwardmac.pitzer.edu/anarchist_archives/coldoffthepresses/walker/ egoism.html

57. Wallach, M. A. Psychology’s Sanction for Selfishness: The Error of Egoism in Theory and Therapy / M. A. Wallach, L. Wallach. San Francisco : Freeman, 1983. 307 р.

58. Waterman, A. S. The Psychology of Individualism / A. S. Waterman. New York : Praeger, 1984. 401 p.

59. Waterman, A. S. The Implications of Two Conceptions of Happiness (Hedonic Enjoyment and Eudaimonia) for the Understanding of Intrinsic Motivation / A. S. Waterman, S. J. Schwartz, R. Conti // J. of Happiness Studies. 2008. № 9. P. 41-79.

Определение альтруизма Мерриам-Вебстер

аль · тру · изм | \ ˈAl-trü-ˌi-zəm \ 1 : бескорыстная забота о других или преданность их благополучию благотворительные акции, мотивированные исключительно альтруизмом

2 : поведение животного, которое не приносит пользы или может причинить вред самому себе, но приносит пользу другим представителям его вида.

Альтруизм: примеры и определение | Философские термины

I.Определение и ключевые идеи

Слово альтруизм буквально означает «инакомыслие»; и это философия делать что-то исключительно для блага других, не ожидая от этого ничего для себя.

Пример

Пожертвовать свои деньги или время на благотворительность или помочь кому-то, не пытаясь получить за это признание.

Философы и психологи спорят о том, существует ли истинный альтруизм и как его можно наблюдать или обнаруживать, потому что суть аргументов заключается в том, являются ли мотивы человека действительно альтруистическими или нет.В конце концов, люди, которые помогают другим, часто сообщают, что полученный опыт приносит им удовлетворение и помогает им хорошо относиться к своей жизни и себе; следовательно, они получают от этого некоторую выгоду. Это все еще считается альтруизмом? Мы исследуем эту проблему на протяжении всей статьи.

II. Альтруизм против сострадания

Альтруизм и сострадание — взаимосвязанные понятия. Сострадание — это способность чувствовать боль и счастье других и искренне заботиться о благополучии других.Когда мы видим кого-то, опустошенного утратой или печалью, мы сами чувствуем часть этой боли; и когда этот человек получает помощь и снова начинает улыбаться, у нас возникает желание улыбнуться самим; это часть сострадания — сочувствия — чувства других. Но сострадание также включает чувство мотивации помогать другим просто потому, что вы хотите, чтобы они чувствовали себя хорошо. Это одна из базовых концепций всех мировых религий, которая широко считается ключевым элементом полноценной и полноценной жизни.

Сострадание — это не то же самое, что альтруизм

Сострадание — это чувство, которое мотивирует альтруизм.С альтруизмом вы действуете щедро и услужливо по отношению к другим, не ожидая никакой выгоды для себя. Это может показаться трудным, если у вас нет большого сострадания; не сложно помогать людям, но трудно — некоторые говорят, что невозможно — не хотеть получить что-то для себя.

Многие философы утверждают, что альтруизм бесполезен. Неважно, утверждают они, если вы, , также получаете какую-то пользу или счастье от помощи другим; на самом деле, это даже лучше! А альтруизм определяется с точки зрения мотивации; даже действие, которое приносит вам пользу, можно считать альтруистическим, если вы не совершаете его, ожидая выгоды.Итак, поскольку самоотверженность не обязательна для того, чтобы делать добро другим, некоторые философы утверждают, что альтруизм — нереалистичный стандарт, а сострадание лучше, потому что оно определенно мотивирует вас помогать людям.


III. Альтруизм против просвещенного личного интереса

Помимо альтруизма и сострадания, это еще один способ помочь другим, действуя исходя из «просвещенного эгоизма». Эта идея исходит из принципа, что помощь другим всегда приносит вам пользу во всех смыслах; вы чувствуете себя лучше в своей жизни, вы заводите друзей, и со временем некоторые из этих людей могут прийти к вам на помощь, когда вам это нужно.Если вы живете только ради личной выгоды, вы не получите ни одной из этих выгод. Следовательно, утверждается, что лучше быть добрым и помогать другим ради собственной выгоды.

Этот аргумент убедителен многих людей, но также имеет много критиков. Его критики обращают внимание на два вопроса:

  1. Это правда? Просвещенный личный интерес зависит от очень конкретного расчета: польза от помощи другим перевешивает риски. Допустим, у вас есть лишние 50 долларов в конце месяца.Просвещенный личный интерес говорит, что вы должны отдать его на благотворительность или каким-то образом использовать его на благо других, потому что это принесет вам удовлетворение, укрепит социальные связи и возможную поддержку в будущем. Но действительно ли эти преимущества перевешивают выгоду, которую вы могли бы получить, просто потратив эти деньги на себя? Сторонники этой идеи должны совершить прыжок веры, и некоторые люди говорят, что это слишком.
  2. Это морально? Просвещенный эгоизм — это моральная система, основанная на эгоизме (хотя, по общему признанию, это сложная, щедрая форма эгоизма).Из-за этого некоторые критики утверждают, что это совсем не морально — что, в конце концов, мораль должна основываться на чем-то, выходящем за рамки личных интересов.


IV. Известные цитаты об альтруизме

Цитата 1

«Я спал, и мне снилось, что жизнь — это только радость. Я проснулся и увидел, что жизнь — это только служение. Я служил и видел, что служение — это радость ». (Халил Джебран)

Книга Халила Джебрана «Пророк » использует метафоры и поэзию для описания духовного пути к мудрости и нравственной жизни.В этой короткой строке Джебран описывает процесс обучения состраданию через альтруизм. Вначале, когда он просыпается, Джебран не понимает , почему он должен служить; он просто знает, что это его долг. Но как только он начинает служить — альтруистически жить, это становится для него величайшим источником счастья. Таким образом, его альтруизм превращается в своего рода просвещенный эгоизм, но Джебран приходит туда только потому, что на самом деле практиковал альтруизм : это не то, чему он может научиться из книги или посредством рациональных расчетов.Ему необходимо преобразовать себя через служение, прежде чем он сможет жить просвещенными корыстными интересами.

Цитата 2

«Очевидно, есть некоторые принципы в [человеческой] природе, которые интересуют его в судьбе других и делают их счастье необходимым для него, хотя он ничего не получает от этого, кроме удовольствия. увидеть это. » (Адам Смит)

Адама Смита, которого часто называют основателем современного капитализма, в наши дни неправильно понимают почти все СМИ.Многие люди на телевидении, кажется, думают, что Адам Смит выступал за систему корыстной конкуренции, в которой каждый человек и каждая компания будут стремиться заработать как можно больше денег и опережать своих конкурентов, не обращая внимания на последствия для них. другие. И что, максимизируя свою прибыль, эти капиталисты якобы принесут пользу всем. Но аргумент Смита был противоположным: капитализм работает только благодаря человеческой щедрости и нашему естественному желанию видеть других счастливыми.Смит утверждал, что если люди будут вести себя полностью эгоистично, капиталистические системы в конечном итоге потерпят крах.

V. История и важность альтруизма

Западная идея альтруизма восходит к ранним христианам, которые рассматривали самопожертвование Христа как образец для подражания всему человечеству. Подобно тому, как Христос пострадал за грехи человечества, мы должны принять страдания ради блага других, если мы хотим быть подобными Иисусу. Христианские философы приводили различные аргументы в пользу этого принципа, в основном основанные на заповедях Бога, а не на идеях сострадания и просвещенных личных интересах.

В эпоху Просвещения философы по всей Европе критиковали традиционные религиозные взгляды и священные институты, но они продолжали защищать многие аспекты христианской морали, особенно важность самоотверженного альтруизма. Такие философы, как Дэвид Хьюм, Иммануил Кант и Томас Джефферсон, приводили аргументы в пользу альтруистической моральной системы, не основанной на традиционной концепции Бога.

Эта традиция альтруистической этики получила удар в конце 1800-х годов после монументального воздействия открытий Чарльза Дарвина.Дарвин показал, что вся естественная жизнь со временем меняется из-за процесса естественного отбора. С этой точки зрения, все живые организмы, включая человека, естественным образом соревнуются за выживание и размножение, и поэтому кажется, что, вероятно, должно быть естественно быть очень эгоистичным и неестественным быть альтруистом. Если только просвещенный корыстный интерес не истинен.

Дарвин считал, что люди все еще могут быть способны к альтруизму по той же причине, по которой мы способны к искусству и научным изобретениям — потому что сознание дает нам способности, которыми другие животные не обладают.Далай-лама также сказал, что сострадание и альтруизм — это изученные возможности человеческого разума.

Биологи разработали различные теории, объясняющие альтруизм в рамках дарвиновской точки зрения, и в совокупности эти идеи стали известны как «биологический альтруизм», относительно новая и противоречивая идея, которая может позволить нам примирить традиционную альтруистическую мораль с откровениями. современной биологии (см. раздел 7).

VI. Альтруизм в массовой культуре

Пример 1 [СПОЙЛЕР!] В Disney Frozen Анна приносит высшую жертву, чтобы спасти свою сестру Эльзу.Эльза вот-вот будет убита Гансом, но Анна позволяет себе умереть вместо этого, тем самым променяв свою жизнь на Эльзу. Это высшая форма альтруизма, поскольку Анной движет только желание спасти свою сестру. Тем не менее, она получает преимущества просветленного эгоизма, хотя они не были частью ее мотивации — и, согласно пророчеству, «акт настоящей любви может растопить замороженное сердце», что в конечном итоге спасает Анну.

Пример 2

Другой пример альтруизма на основе братьев и сестер появляется в начале Голодных игр (это популярный образ в Голливуде!), Когда Прим Эвердин выбирается, чтобы представлять свой район в смертоносных Games, и ее сестра Китнисс занимает ее место.Опять же, Китнисс движет не личный интерес, а только желание помочь своей сестре.

VII. Споры

Биологический альтруизм

Как мы видели в разделе 5, дарвинизм когда-то казался суровым ударом по традиционному альтруизму, несмотря на собственные усилия Дарвина сделать их совместимыми. Современные биологи и философы-моралисты продолжают его работу, пытаясь понять, как может существовать альтруизм, даже если люди, как и все существа, являются продуктами эволюции, которая, похоже, должна способствовать только личным интересам и заботе о своих детях и супруге. .

Некоторые из самых интересных работ в этой области проделывают биологи, изучающие нравственное поведение обезьян и обезьян. Иногда они ведут себя с кажущейся альтруистической справедливостью, состраданием, заботой и щедростью. Несколько экспериментов выявили такое поведение как среди диких приматов, так и в лаборатории, предполагая, что у человеческого альтруизма может быть биологическая основа.

Но как?

Разве эволюция не должна приводить к появлению генов, которые должны программировать нас на стремление к собственному выживанию, а не на все остальное? Оказывается, нет — и тому есть несколько причин.Ричард Докинз в своей книге «Эгоистичный ген » утверждает, что даже если наши гены , являются эгоистичными самовоспроизводящимися, то мы, , нет. Используя науку современной генетики, он показывает несколько причин, по которым гены могут быть защищены и переданы из-за альтруистического поведения. Например, если вы живете в небольшой группе, как все мы жили на протяжении всей эволюции человека, то помощь окружающим вас людям, очевидно, будет способствовать вашему выживанию и воспроизводству! По сути, это биологический аргумент в пользу просвещенного личного интереса.

Другой подход, предложенный Докинзом и другими в 70-х годах, состоит в том, чтобы отметить, что люди — это не просто генетические существа — мы также культурных существ. И культуры, как и гены, должны передаваться из поколения в поколение, чтобы выжить. Выживающая культура — это та, которая успешно воспроизводит себя, а культуры воспроизводятся, колонизируя новые умы. Следовательно, если альтруизм способствует распространению культуры, это будет способствовать распространению альтруизма.Кажется, это действительно происходит; многие люди обратились в религию, потому что представители этой религии приносят им образование, здравоохранение или защиту. Многие религии и культуры распространились таким образом, так что это, кажется, показывает по крайней мере один способ естественного распространения альтруизма, независимо от нашего биологического программирования.

Краткая естественная история альтруизма и исцеления

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021.Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 28 апреля 2021 г.

Глава:
(стр.332) 18 Краткая естественная история альтруизма и исцеления
Источник:
Альтруизм и здоровье
Автор (ы):

Кристофер Бем

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / acprof /9780195182910.003.0022

В этой главе исследуются глубокие эволюционные корни альтруизма и исцеления.В нем обсуждается медицинская практика обезьян, а также их поведение при оказании медицинской помощи. Затем он переходит к роли шамана как альтруистического целителя и благотворным аспектам снижения стресса в агенте альтруизма. Это показывает, что корни генетического альтруизма, влияющие на здоровье, очень древние и тесно связаны с нашей развитой человеческой природой. Люди эволюционировали как альтруисты по-разному, и «наш альтруизм существенно влияет на наше собственное здоровье и здоровье других».

Ключевые слова: альтруистическое поведение, исцеление, эволюция, помогающее поведение, человеческая природа, обезьяны, шаман

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка.Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами .

Правило Гамильтона | Определение и примеры

Правило Гамильтона в экологии и социобиологии, математическая формула, разработанная британским натуралистом и популяционным генетиком У.Д. Гамильтоном, которая поддерживает идею о том, что естественный отбор способствует генетическому успеху, а не репродуктивному успеху per se . Он признает, что люди могут передавать копии своих генов будущим поколениям через прямое отцовство (воспитание потомства и внуков), а также косвенно, помогая воспроизводству близких родственников (таких как племянницы и племянники) через альтруистическое поведение (поведение что приносит пользу другим людям за счет того, кто выполняет действие).

Правило Гамильтона лежит в основе теории инклюзивной приспособленности (в которой генетический успех организма считается производным от сотрудничества и альтруистического поведения. Инклюзивная приспособленность предполагает, что альтруизм, возникающий среди организмов, которые разделяют определенный процент генов, позволяет этим генам передаваться. к последующим поколениям. Инклюзивная приспособленность, применяемая только к родственникам, называется родственным отбором.

Правило Гамильтона ( r × B > ℂ) определяет условия, при которых развивается репродуктивный альтруизм. B — это выгода (в количестве эквивалентов потомства), полученная реципиентом альтруизма, ℂ — стоимость (в количестве эквивалентов потомства), понесенная донором при выполнении альтруистического поведения, а r — генетическое родство альтруиста к получателю. Родство — это вероятность того, что ген потенциального альтруиста разделяет потенциальный реципиент альтруистического поведения.

Альтруизм может развиться в популяции, если потенциальный донор помощи сможет более чем компенсировать потерю ℂ потомства, добавив к популяции B потомков, несущих долю r его генов.Например, львица с хорошо накормленным детенышем приобретает инклюзивную физическую форму, ухаживая за голодающим детенышем полной сестры, потому что выгода для ее сестры ( B = одно потомство, которое в противном случае погибло бы) более чем компенсирует потерю для нее самой. (ℂ = примерно четверть потомства), поскольку вероятность выживания ее собственного не голодающего детеныша лишь немного снижается. Учитывая, что среднее генетическое родство (то есть r ) между двумя полными сестрами составляет 0,5, то согласно правилу Гамильтона (0.5 × 1)> 0,25. По сути, гены альтруизма распространяются путем оказания помощи своим копиям.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Альтруизм | Encyclopedia.com

В широкой области исследований, изучающей позитивные межличностные отношения, обычно используются три термина: просоциальное поведение, помогающее поведение и альтруизм. «Просоциальное поведение» является самым широким из трех; он относится к любому поведению, которое может быть истолковано как совместимое с нормами данного общества.Таким образом, убийство, когда оно совершается от имени своей страны на поле боя, является таким же просоциальным поведением, как и вмешательство для предотвращения преступления. «Помогающее поведение» относится просто к любому поведению, которое приносит пользу получателю. «Альтруизм» — самое узкое из трех понятий. Альтруизм — это поведение, которое не только приносит пользу получателю, но также не приносит пользы действующему лицу и даже требует определенных затрат. Если рассматривать психологическое вознаграждение как выгоду для актера, это определение альтруизма настолько узкое, что исключает практически все человеческое поведение.Следовательно, многие социальные психологи просто утверждают, что альтруистическое поведение должно исключать только получение субъектом материальных выгод. Некоторые теоретики в рамках определения требуют, чтобы действие было мотивировано «конечной целью принести пользу кому-то другому» (Batson 1991, p. 2), но не исключают случайного получения выгод действующим лицом.

Связанные термины включают филантропию, благотворительность, волонтерство, совместное использование и сотрудничество. Филантропия и благотворительность в значительной степени стали означать пожертвование денег или материальных благ.Точно так же волонтерство обычно означает уделение времени конечной цели — принести пользу другим под эгидой какой-либо некоммерческой организации. Совместное использование и сотрудничество относятся к скоординированным действиям членов группы или коллектива на службе лучших результатов для группы в целом. Все эти термины можно отнести к общему термину «просоциальное поведение» и часто к «поведению помощи», хотя они редко соответствуют строгим критериям альтруизма.


ИСТОРИЯ

Истоки современного изучения альтруизма восходят к Августу Конту, который исследовал развитие альтруизма и «симпатических инстинктов».«Существование альтруистического инстинкта подчеркивалось в книге Макдугалла Introduction to Social Psychology (1908), но возражало против этого в естественных наблюдательных исследованиях Лоис Мерфи (1937). Ранние сторонники символического взаимодействия приписывали альтруистическое поведение способности« играть роль другой »- представить себя в ситуации другого человека (Mead, 1934). Исследование развития альтруизма основывалось на теоретической работе Пиаже (1932), который исследовал этапы развития совместного поведения, а также на работе Кохиберг (1969) о развитии морального суждения.Хартсхорн и Мэй провели одну из самых ранних серий эмпирических исследований (1928–1930), сосредоточив внимание на честности и альтруизме у детей. Сорокин (1950, 1970 [1950]) много писал о любви и альтруизме и провел первую эмпирическую работу по неформальной помощи и волонтерству, изучая людей, которых другие назвали «хорошими соседями». Однако только с середины 1960-х годов альтруизм стал широко изучаться посредством систематических исследований.

Большинство учебников по социальной психологии приписывают всплеск интереса к альтруизму и помогающему поведению убийству Китти Дженовезе в 1964 году и неспособности 39 свидетелей вмешаться.Этот инцидент, получивший широкое освещение в средствах массовой информации, послужил мотивом для экспериментального расследования Латане и Дарли бездействия сторонних наблюдателей, опубликованного в The Unresponsive Bystander: Why Does It Doesn’t Help? (1970). В 1970-е годы помогающее поведение стало одной из самых популярных тем в социально-психологических исследованиях, хотя в 1980-х и 1990-х годах этот акцент значительно снизился (см. Данные о количестве опубликованных исследований по десятилетиям в Batson 1998). Из-за этого начала подавляющее большинство исследований посвящено вмешательству в сиюминутные проблемы незнакомцев.Только с 1990-х годов неформальному и формальному волонтерству, благотворительному донорству и донорству крови стало уделяться много внимания. Практически во всех учебниках теперь есть главы об альтруизме и помогающем поведении, и за последние три десятилетия было опубликовано несколько книг по этой теме.


ТЕОРИИ АЛЬТРУИЗМА И ПОМОЩЬЕГО ПОВЕДЕНИЯ

Вспомогательное поведение объясняется в различных теоретических рамках, в том числе эволюционной психологии, социальном обучении и когнитивном развитии.Один социобиологический подход утверждает, что помогающее поведение и альтруизм развились через избирательное накопление поведенческих тенденций, переданных генетически. Было предложено три механизма: родственный отбор, реципрокный альтруизм и групповой отбор (см. Sober and Wilson 1998). Эти механизмы объясняют эволюцию альтруистического поведения как функцию, в свою очередь: большей вероятности того, что альтруисты спасут своих родственников, увековечив альтруистический ген, общий для них; склонность помогать другим, совершившим полезные действия, предположительно на основе гена взаимности; и большая вероятность выживания целых групп, в которых больше всего альтруистов.Вторая социобиологическая теория утверждает, что помогающее поведение развилось в результате социокультурной эволюции, избирательного накопления поведения, сохраняющегося посредством чисто социальных способов передачи. (Превосходный обзор этой литературы см. В Krebs and Miller [1985].) Когнитивно-развивающий подход к развитию помогающего поведения у детей подчеркивает трансформацию когнитивных структур и возможности переживания ролей в качестве детерминант. Теория социального обучения объясняет альтруизм и вспомогательное поведение, усвоенное посредством взаимодействия с социальной средой, в основном посредством имитации и моделирования, но также и посредством подкрепления.Отражая те же бихевиористские принципы, теория обмена предполагает, что люди оказывают помощь, руководствуясь принципами максимизации вознаграждения и минимизации затрат. Помогающее поведение играет важную роль в получении вознаграждения, которое может быть материальным, социальным или даже самоуправляемым. Более явная социологическая основа предполагает, что люди помогают не в соответствии с социальными нормами, предписывающими помощь. Особое внимание было уделено трем нормам: норме отдачи, которая предписывает давать ради самой себя; норма социальной ответственности, предписывающая помощь другим, находящимся на иждивении; и норма взаимности, согласно которой люди должны помогать тем, кто им помог.

Отражая современный социально-психологический акцент на познание, несколько моделей принятия решений помогающего поведения определяли большую часть исследований помогающего поведения взрослых (Латане и Дарли 1970; Пилиавин и др. 1981; Шварц и Ховард 1981). Эти модели определяют последовательные решения, которые начинаются с выявления ситуации потенциальной помощи и заканчиваются решением помочь (или нет). Исследования были сосредоточены на выявлении тех личностных и ситуативных переменных, которые влияют на этот процесс принятия решений, и определении того, как они это делают.Также стало уделяться больше внимания социальным и социологическим аспектам помощи — контексту, в котором происходит помощь, отношениям между помощником и помощью, а также структурным факторам, которые могут влиять на эти взаимодействия (Gergen and Gergen 1983; Callero 1986 ). Очень активным направлением работы, в основном связанной с Бэтсоном (см., Например, Batson 1991) и Чалдини и его коллегами, была попытка продемонстрировать (или опровергнуть) существование «истинных» альтруистических мотивов для оказания помощи.


ИССЛЕДОВАНИЯ АЛЬТРУИЗМА И ПОМОЩИ ПОВЕДЕНИЯ

Персональные переменные. Из-за проблем с определениями и измерениями велись обширные и запутанные дебаты о существовании альтруистической личности (см. Schroeder et al. 1995). В настоящее время имеются убедительные доказательства наличия просоциальных черт личности, которые характеризуют людей, чье поведение включает в себя долгосрочные устойчивые формы помогающего поведения (например, общественные работники психического здоровья, см. Krebs and Miller, 1985; волонтеры, работающие с больными СПИДом, см. Penner). и другие.1995; Пеннер и Финкельштейн 1998). К чертам просоциальной личности относятся сочувствие, чувство ответственности, забота о благополучии других и чувство собственной эффективности. Что касается помощи в чрезвычайных ситуациях, доказательства для человека более убедительны в зависимости от ситуации; то есть взаимодействие характеристик как отдельных лиц, так и ситуаций, влияющих на оказание помощи в чрезвычайных ситуациях. Например, уверенность в себе и независимость могут по-разному предсказать, как люди будут вести себя в чрезвычайных ситуациях, когда рядом находятся другие или когда человек один (Wilson 1976).Бэтсон и его коллеги обнаружили, что просоциальные характеристики личности коррелируют с помощью, но только тогда, когда помощь мотивирована эгоистами, а не истинным альтруизмом. Общее предположение о том, что индивидуальные факторы различия наиболее эффективны при слабом давлении ситуации, кажется в целом применимым в области оказания помощи.

Внутренние ценности, выраженные в личных нормах, также влияют на помощь. Личные нормы порождают мотивацию к оказанию помощи, поскольку они влияют на самоокупаемость затрат и выгод; поведение, соответствующее личным нормам, порождает такие награды, как повышение самооценки, тогда как поведение, противоречащее личным нормам, порождает такие издержки, как стыд.Это влияние было продемонстрировано при помощи дорогостоящей помощи, такой как донорство костного мозга (Schwartz 1977). Другие личностные корреляты помощи менее напрямую связаны с затратами и преимуществами самого действия помощи. Например, на помощь влияют такие стили обработки информации, как когнитивная сложность.

Клэри и Снайдер (1991) использовали функциональный подход к пониманию мотивации помощи. Они разработали опросник, позволяющий выделить шесть потенциальных мотивов для долгосрочного волонтерства (например,грамм. выражение ценностей, социальная мотивация, карьерная ориентация) и продемонстрировали как прогностическую, так и дискриминантную значимость инструмента (Clary, Snyder et al. 1998). В одном исследовании они показали, что не более чисто альтруистические мотивы предсказывают долгосрочную приверженность. Временное эмоциональное состояние или настроение также могут повлиять на помощь. Серия исследований Айзен (1970) и ее коллег демонстрирует, что «сияние доброй воли» побуждает людей выполнять, по крайней мере, недорогие действия по оказанию помощи, такие как помощь кому-то подобрать стопку упавших бумаг, а также исследования Чалдини и его коллег. показал, что помощь может быть мотивирована необходимостью избавиться от плохого настроения.

Ситуационные переменные. Характеристики ситуации также влияют на решение о помощи. Важность и ясность потребности жертвы влияют как на первоначальную тенденцию замечать потребность, так и на определение воспринимаемой потребности как серьезной. Заметность и ясность потребности возрастают по мере уменьшения физического расстояния между наблюдателем и жертвой; таким образом, жертвам чрезвычайной ситуации с большей вероятностью окажут помощь те, кто находится поблизости. Ситуативные сигналы относительно серьезности потребности другого человека влияют на то, определяется ли потребность как достаточно серьезная, чтобы требовать принятия мер.Прохожие с большей вероятностью предложат помощь, когда жертва падает в обморок от сердечного приступа, чем от травмы колена, например, предположительно из-за серьезности ситуации. С другой стороны, присутствие крови может сдерживать оказание помощи, возможно, потому, что оно указывает на проблему, достаточно серьезную, чтобы потребовать медицинской помощи.

Один из наиболее широко поддерживаемых выводов в области оказания помощи заключается в том, что количество других людей, находящихся в ситуации потенциальной помощи, влияет на решение человека о помощи.Дарли и Латане (1968) экспериментально продемонстрировали, что чем больше присутствует других, тем меньше вероятность того, что кто-то поможет. Один из процессов, лежащих в основе этого эффекта, включает распространение ответственности: чем больше число потенциальных помощников, тем меньше человек осознает личную ответственность за вмешательство. Присутствие человека, который может восприниматься как обладающий особой способностью помогать, также снижает чувство ответственности других за помощь. Таким образом, когда кто-то в медицинской одежде присутствует при неотложной медицинской помощи, другие вряд ли помогут.Второй процесс, лежащий в основе эффекта, когда свидетели могут видеть друг друга, включает определение ситуации. Если никто не собирается вмешиваться, группа может коллективно дать социальное определение друг другу, что событие не требует вмешательства.

Социальные переменные. Исследования также продемонстрировали влияние других социальных переменных на помощь. Дарли и Латане (1968) экспериментально показали, что люди с большей вероятностью окажут помощь в чрезвычайной ситуации в присутствии друга, чем в присутствии незнакомцев.Они рассудили, что в чрезвычайных ситуациях, когда друг не отвечает, вряд ли можно приписать это отсутствию беспокойства, а скорее будут искать другие объяснения. Кроме того, прохожие с большей вероятностью расскажут о ситуации. Таким образом, уже существующие социальные отношения между прохожими влияют на помощь. Люди также с большей вероятностью будут помогать другим, похожим на них, будь то стиль одежды или политическая идеология. Воспринимаемая легитимность потребности — переменная, определяемая социальными нормами, — также влияет на уровень помощи.В одном полевом исследовании экстренного вмешательства свидетели с большей вероятностью помогли незнакомцу, который упал в обморок в вагоне метро, ​​если страдание было связано с болезнью, а не с пьянством (Piliavin, Rodin, and Piliavin 1969).

Были исследованы и другие демографические переменные, такие как пол, возраст, социально-экономический статус и раса. Похоже, что расовая принадлежность влияет на помощь в основном тогда, когда стоимость помощи относительно высока или когда отказ в помощи может быть объяснен другими факторами, помимо предубеждений (Dovidio 1984).В процитированном выше исследовании (Пилиавин и др., 1969) скорость помощи со стороны белых и черных прохожих не зависела от расы жертвы, которая казалась больной, но помощь, предлагаемая пьяному, почти всегда оказывалась людьми его собственной расы. . Женщинам обычно помогают больше, чем мужчинам, но то, кто помогает больше, во многом зависит от характера необходимой помощи. Мужчины, как правило, помогают женщинам больше, чем мужчинам, тогда как женщины одинаково полезны женщинам и мужчинам (см. Piliavin and Unger 1985). Этот образец может отражать стереотипные гендерные роли: женщины воспринимаются как зависимые и более слабые, чем мужчины.Другие исследования влияния социальных статусов на помощь показывают, в соответствии с теорией социальной категоризации, что членам собственной группы, как правило, помогают больше, чем членам чужой группы. Исследования реакции на стихийные бедствия показывают, что люди, как правило, в первую очередь оказывают помощь членам семьи, затем друзьям и соседям и в последнюю очередь незнакомцам.

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ ПОМОЩИ

Герген и Герген (1983) призывают к повышенному вниманию к социальному структурному контексту помощи, а также к интерактивной истории и процессу помогающих отношений (см. Также Piliavin and Charng 1990).Социальная структура явно важна как контекст для оказания помощи. Социальная структура определяет совокупность социальных ролей и смысловых систем, связанных с любым взаимодействием (Callero, Howard, and Piliavin, 1987). Социальная структура также влияет на распределение ресурсов, которые могут быть необходимы для определенных отношений помощи. Нужны деньги, чтобы иметь возможность делать пожертвования на благотворительность, и медицинские знания, чтобы иметь возможность помочь пострадавшим от землетрясения. Уилсон и Мусик (1997) представили данные в поддержку модели, использующей как социальный, так и культурный капитал в качестве предикторов участия как в формальном, так и в неформальном волонтерстве.Социальная структура также определяет вероятность как социального, так и физического взаимодействия между людьми и, таким образом, влияет на возможность оказания помощи.

История взаимодействия также имеет решающее значение для понимания поведения при оказании помощи. Если отношения были позитивными и поддерживающими друг друга, этот контекст предполагает, что полезные действия следует определять как помощь. Если отношения характеризовались конкуренцией и конфликтом, этот контекст не поддерживает определение полезного действия как помощи.В этом случае в основе помощи могут лежать альтернативные, более корыстные мотивы. Таким образом, предоставление США иностранной помощи странам, с которыми Соединенные Штаты находились в конфликте, часто рассматривается как стратегический инструмент, тогда как, когда такая помощь предоставляется странам, с которыми Соединенные Штаты поддерживают позитивные отношения, она обычно рассматривается как подлинная. помогает. Такие паттерны иллюстрируют влияние истории взаимодействия на интерпретацию вспомогательного поведения.

Другой социологический подход подчеркивает помощь как ролевое поведение и руководствуется концепцией ролей Мида (1934) как паттернов социальных действий, созданных сообществом и признанных отдельными объектами социальной среды.Роли определяют индивидуальное «я» и, таким образом, также направляют индивидуальное восприятие и действие. Было показано, что помогающее поведение выражает социальные роли. Серия исследований доноров крови (Callero, Howard, and Piliavin, 1987; Piliavin, Callero, 1991) демонстрирует, что слияние ролей и личности (когда социальная роль становится важным аспектом личности) предсказывает донорство крови, независимо от влияния обоих личных факторов. и социальные нормы, и более тесно связаны с историей сдачи крови, чем социальные или личные нормы.Это исследование демонстрирует важность помощи для самоутверждения и воспроизводства социальной структуры, выраженной в ролях. Более поздние исследования показали аналогичные эффекты для личности, связанной со временем волонтерства и пожертвованиями (Грубе и Пилиавин в прессе; Ли, Пилиавин и Колл в прессе). Такое внимание к таким понятиям, как роли, история взаимодействия и социальная структура, свидетельствует о социологическом значении альтруизма и вспомогательного поведения.


КРОСС-КУЛЬТУРНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ АЛЬТРУИЗМА

До последних нескольких десятилетий почти не проводилось систематического сравнения альтруизма и помогающего поведения в разных культурах.Начиная с 1970-х годов исследователи сравнивали помощь в сельских и городских районах, довольно последовательно обнаруживая, что помощь незнакомцев, хотя и не родственников, более вероятна в менее густонаселенных районах по всему миру. На самом деле городские и сельские районы имеют разные «культуры»; небольшие города более общинны или коллективны, в то время как города более индивидуалистичны. Обзор других межкультурных сравнений (Тинг и Пилиавин готовится к печати) исследует сходства и различия не только в помощи незнакомым людям, но и в развитии морального мышления, социализации просоциального поведения и участии в «гражданском обществе».«Различие между коллективизмом и индивидуализмом в разных обществах обеспечивает хороший организационный принцип для понимания многих обнаруженных различий. Различаются не только общества по уровню помощи, но и по модели. Например, в общинных обществах разница между объем помощи, предлагаемой членам внутренней и внешней группы, преувеличен по сравнению с более индивидуалистическими обществами.

ИССЛЕДОВАНИЯ АЛЬТРУИЗМА В ДРУГИХ ОБЛАСТЯХ

Ученые из многих областей, помимо социальной психологии, также обращались к вопросу альтруизма.На давние дебаты в эволюционной биологии относительно возможности того, что альтруизм может иметь ценность для выживания, похоже, был дан положительный ответ (Sober and Wilson 1998). Некоторые авторы (например, Джонсон 1986; Раштон 1998) на самом деле считают, что патриотизм или этнический конфликт, или и то, и другое, коренятся в альтруизме, питаемом родственным отбором. Теоретики игр обнаружили, что в повторяющихся играх-дилеммах заключенных и проблемах общественного блага некоторые люди постоянно ведут себя более кооперативно или альтруистично, чем другие (Liebrand 1986).Даже экономисты и политологи, которые долгое время считали, что всякая мотивация по сути своей эгоистична, начали бороться с доказательствами (такими как поведение при голосовании и проблема общественных благ), указывающими на то, что это не так (см. Mansbridge 1990 ; Кларк 1998).

Рекомендуемая литература. Заинтересованного читателя отсылают к Schroeder et al., The Psychology of Helping and Altruism (1995) для относительно нетехнического обзора этой области, или Batson, «Altruism and Prosocial Behavior» (1998) для более краткого и более технического подхода. акцентирование внимания на работе, демонстрирующей, что «истинный альтруизм» может быть мотивацией для оказания помощи.Для превосходного изучения подходов экономистов и политологов к теме альтруизма прочтите Mansbridge, Beyond Self-Interest (1990). Для увлекательного чтения на тему как эволюционного, так и психологического альтруизма попробуйте книгу Собера и Уилсона Unto Others (1998). Наконец, чтобы узнать о практическом применении идей исследования альтруизма, прочтите Oliner et al., Embracing the Other (1992). (Полные ссылки на эти работы находятся в следующих ссылках.)

(см. Также: Социальная психология)


ссылки

Бэтсон, К. Дэниел 1998 «Альтруизм и просоциальное поведение». В Daniel T. Gilbert, Susan T. Fiske и Gardner Lindzey, eds., The Handbook of Social Psychology , vol. 2, 4-е изд., Бостон, Массачусетс: McGraw-Hill.

——1991 Вопрос об альтруизме: к социально-психологическому ответу . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Каллеро, Питер Л. 1986 «Включение социального в просоциальное поведение: интеракционистский подход к альтруизму».» Humboldt Journal of Social Relations 13: 15–32.

——, Джудит А. Ховард и Джейн А. Пилиавин 1987″ Помогающее поведение как ролевое поведение: раскрытие социальной структуры и истории в анализе просоциальных действий «. Social Psychology Quarterly 50: 247–256.

Чалдини, Роберт Б., Дональд Дж. Бауманн и Дуглас Т. Кенрик 1981 «Проницательность из печали: трехступенчатая модель развития альтруизма как гедонизма». Обзор развития 1: 207–223.

Кларк, Джереми 1998 «Справедливость в обеспечении общественного блага: исследование предпочтений в отношении равенства и соразмерности». Канадский экономический журнал 31: 708–729.

Клэри, Э. Гил и Марк Снайдер 1991 «Функциональный анализ альтруизма и просоциального поведения: случай добровольчества». В M.S. Clark, ed., Prosocial Behavior Newbury Park, Calif .: Sage.

——, Роберт Д. Ридж, Джон Коупленд, Артур А. Стукас, Джули Хоген и Питер Миен 1998 «Понимание и оценка мотивации добровольцев: функциональный подход.« Journal of Personality and Social Psychology 74: 1516–1530.

Дарли, Джон М. и Бибб Латане 1968« Вмешательство стороннего наблюдателя в чрезвычайных ситуациях: распространение ответственности ». Journal of Personality and Social Psychology 8: 377–383

Довидио, Джон Ф. 1984 «Вспомогательное поведение и альтруизм: эмпирический и концептуальный обзор».

Герген, Кеннет Дж., и Мэри М. Герген 1983 «Социальное построение вспомогательных отношений». В J. F. Fisher, A. Nadler и B. M. DePaulo, eds., New Directions in Helping , vol. I. Нью-Йорк: Академ.

Грубе, Джин и Джейн А. Пилиавин готовятся к выпуску «Ролевой идентичности и волонтерской деятельности». Личность и Бюллетень социальной психологии .

Хартсхорн, Х. и М.А. Май 1928–30 гг. Исследования в области природы персонажа Природа характера , тт.1–3. Нью-Йорк: Макмиллан.

Исен, Алиса М. 1970 «Успех, неудача, внимание и реакция на других: теплый свет успеха». Журнал личности и социальной психологии 15: 294–301.

Джонсон, Г. Р. 1986 «Родственный отбор, социализация и патриотизм: интегрирующая теория». Политика и Науки о жизни 4: 127–154.

Кольберг, Лоуренс 1969 «Этап и последовательность: когнитивно-развивающий подход к социализации». В Д.Гослин, изд., Справочник по теории социализации и Исследования . Чикаго: Рэнд МакНелли.

Кребс, Деннис Л. и Дейл Т. Миллер 1985 «Альтруизм и агрессия». В G. Lindzey and E. Aronson, eds., The Handbook of Social Psychology , 3 ed., Vol. 2. Хиллсдейл, штат Нью-Джерси: Эрлбаум.

Латане, Бибб и Джон М. Дарли 1970 Не отвечает Свидетель: почему он не помогает? Нью-Йорк: Эпплтон-Крофтс.

Ли, Личанг, Джейн А.Пилиавин и Вон призывают к грядущему «Дарить время, деньги и кровь: сходства и различия». Социальная психология Ежеквартально .

Liebrand, Wim B.G. «Вездесущность социальных ценностей в социальных дилеммах». В Henk A.M. Уилке, Дэвид М. Мессик и Кристель Г. Рютте, ред., Experimental Social Dilemmas , 113–133. Франкфурт-на-Майне: Verlag Peter Lang.

Мэнсбридж, Джейн Дж. (Ред.) 1990 Вне личного интереса . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Макдугалл, Уильям 1908 Введение в социальную психологию . Лондон: Метуэн.

Мид, Джордж Герберт 1934 Разум, Я и общество из Точка зрения социального бихевиориста , под редакцией К. В. Морриса. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Мерфи, Лоис Б. 1937 Социальное поведение и детская личность: исследовательское исследование некоторых корней симпатии . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Олинер, Перл М., Сэмюэл П. Олинер, Лоуренс Барон, Лоуренс А. Блюм, Деннис Л. Кребс и М. Зузанна Смоленска 1992 Принятие другого: философский, Психологические и исторические перспективы альтруизма . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Олинер, Сэмюэл П. и Перл М. Олинер 1988 Альтруистическая личность: спасатели евреев в нацистской Европе . Нью-Йорк: Свободная пресса.

Пеннер, Луис А. и Марсия А. Финкельштейн 1998 «Диспозиционные и структурные детерминанты добровольчества.» Journal of Personality and Social Psychology 74: 525–537.

——, Барбара А. Фриче, Дж. Филип Крейгер и Тамара С. Фрейфельд, 1995″ Измерение просоциальной личности. «В Джеймс Н. Бутчер, Чарльз Д. Spielberger, et al., Eds., Advances in Personality Assessment , vol. 10. Hillsdale, NJ: Erlbaum.

Piaget, Jean 1932 The Moral Judgment of the Child . London: Routledge and Kegan Paul.

Пилиавин, Ирвинг М., Джудит Роден и Джейн А.Пилиавин 1969 «Добрый самарианизм: подземный феномен?» Журнал личности и социальной психологии 13: 289–299.

Пилиавин, Джейн А. и Питер Л. Каллеро 1991 Кровь: Развитие альтруистической идентичности . Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса.

Пилиавин, Джейн А. и Хонг-вэнь Чарнг 1990 «Альтруизм: обзор новейших теорий и исследований». Годовой Обзор социологии 16: 25–65.

Пилиавин, Джейн А., Джон Ф. Довидио, Сэмюэл Гертнер и Рассел Д. Кларк 1981 Экстренное вмешательство . Нью-Йорк: Академ.

Пилиавин, Джейн А. и Рода Кеслер Унгер 1985 «Полезная, но беспомощная женщина: миф или реальность?» В Вирджинии Э. О’Лири, Рода К. Унгер и Барбара С. Уоллстон, ред., , Женщины, пол и социальная психология, . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Раштон, Дж. Филипп 1998 «Теория генетического сходства и корни этнического конфликта». Журнал Социальные, политические и экономические исследования 23: 477–486.

Шредер, Дэвид А., Луи А. Пеннер, Джон Ф. Довидио и Джейн Аллин Пилиавин 1995 Психология помощи и альтруизм: проблемы и загадки . Нью-Йорк: Мак-Гроу-Хилл.

Шварц, Шалом Х. 1977 «Нормативные влияния на альтруизм». В издании Л. Берковица, Достижения экспериментальной социальной психологии, , вып. 10. Нью-Йорк: Academic Press.

——, и Джудит А. Ховард 1981 «Нормативная модель принятия решений в альтруизме». В Дж. П. Раштоне и Р.М. Соррентино, ред., Альтруизм и помощь Поведение: социальные, личностные и развивающие перспективы . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Собер, Эллиотт и Дэвид С. Уилсон 1998 Другим: Эволюция и психология бескорыстного поведения . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Сорокин, Питирим А. 1950 Альтруистическая любовь: исследование американских «хороших соседей» и христианских святых . Бостон: The Beacon Press.

—— (ред.) 1970 [1950] Исследования альтруистической любви и поведения: симпозиум . Нью-Йорк: Kraus Reprint Co. [Бостон: The Beacon Press]

Тинг, Джен-Чие и Джейн А. Пилиавин готовятся к выпуску «Альтруизма в сравнительной международной перспективе». В издании Джеймса Филлипса, Charities: Between State and Market . Монреаль: Издательство Университета Макгилла-Куина.

Уилсон, Джон П. 1976 «Мотивация, моделирование и альтруизм: анализ ситуации человека X».» Journal of Personality and Social Psychology 34: 1078–1086.

Уилсон, Джон и Марк А. Мусик 1997″ Кого это волнует? К интегрированной теории добровольческой работы ». American Sociological Review 62: 694–713.

Джудит А. Ховард Джейн Аллин Пилиавин

Несколько недоразумений по поводу взаимного альтруизма

Commun Integr Biol. 2010 ноябрь-декабрь; 3 (6): 561–563.

1 и 2

Габриэле Скино

1 Институт науки и технологий познания; Consiglio Nazionale delle Ricerche; Рим Италия

Филиппо Аурели

2 Исследовательский центр эволюционной антропологии и палеоэкологии, Школа естественных наук и психологии; Ливерпульский университет Джона Мура; Ливерпуль, Великобритания

1 Институт науки и технологий познания; Consiglio Nazionale delle Ricerche; Рим Италия

2 Исследовательский центр эволюционной антропологии и палеоэкологии, Школа естественных наук и психологии; Ливерпульский университет Джона Мура; Ливерпуль, Великобритания

Автор, ответственный за переписку.

Поступило 06 июля 2010 г .; Принято 6 июля 2010 г.

Эта статья цитировалась в других статьях в PMC.

Abstract

Текущая дискуссия о взаимном альтруизме страдает из-за нескольких продолжающихся разногласий / недопониманий. Чтобы способствовать прогрессу в понимании роли взаимности в обществах животных, в этой статье мы пытаемся выделить эти моменты разногласий / недопонимания. Наш вклад можно резюмировать следующими утверждениями: (1) Временная случайность между действием и взаимностью — не единственное достоверное свидетельство обоюдного альтруизма; (2) Взаимность не всегда когнитивно требовательна; (3) Родственные предубеждения в альтруизме не обязательно и полностью связаны с родственным отбором; (4) Мутуализм может также включать взаимный выбор партнера; (5) Теория биологического рынка является продолжением теории взаимного альтруизма.

Ключевые слова: взаимность, альтруизм, познание, родственный отбор, мутуализм, теория биологического рынка

Взаимный альтруизм — одна из тех тем, которые вызывают бесконечные споры. Мы считаем, что часть этой дискуссии основана на продолжающемся непонимании нескольких ключевых вопросов. Здесь мы сосредоточимся на прояснении этих вопросов (мы, однако, не будем заниматься семантическими проблемами, потому что они были недавно рассмотрены в другом месте, рассмотрено в ссылках 1 и 2 ).Вопросы, которые мы хотим прояснить, связаны с тремя важными выводами недавнего исследования реципрокного альтруизма: (1) широко распространен выбор реципрокного партнера; (2) взаимный выбор партнера не ограничен короткими временными рамками; (3) взаимность играет большую роль, чем родство, в определении выбора партнера (см. Ссылки 2 и 3 ). В следующих разделах мы рассмотрим и объясним пять основных вопросов в надежде прояснить суть текущих дебатов о взаимном альтруизме.

Временная случайность между действием и взаимностью — не единственное достоверное свидетельство взаимного альтруизма

Кратковременная случайная временная связь между действием и взаимностью в концептуально изолированных диадах обычно считается признаком взаимного альтруизма. Возможно, это является следствием выдающейся роли, которую играют теоретические модели, основанные на повторяющейся дилемме заключенного, которую можно проверить только путем оценки влияния предыдущего сотрудничества / отступничества на последующее сотрудничество / отступничество (т.е., условное временное отношение) внутри одиночных, изолированных диад. 4

За последние 15 лет теория биологического рынка подчеркнула роль выбора партнера во взаимности. 5 , 6 Согласно теории биологического рынка, в основе социального выбора животных, живущих в группах, лежит конкуренция за лучших партнеров. Часто отмечаемым следствием более высокой конкуренции и выбора партнера является то, что «ценность» услуг, которыми обмениваются животные, зависит от текущего состояния рынка и, в частности, от соотношения спроса и предложения.Еще одно важное, но менее часто отмечаемое последствие перекупной конкуренции и выбора партнера заключается в том, что животные, по прогнозам, будут проявлять свой альтруизм преимущественно по отношению к тем членам группы, которые больше всего отвечают взаимностью, то есть демонстрируют взаимный выбор партнера.

К сожалению, было сделано очень мало попыток как теоретически, так и экспериментально оценить важность взаимного выбора партнера. Теоретические модели эволюции альтруизма путем взаимного выбора партнера встречаются редко, возможно, из-за трудностей с обработкой матриц выигрышей с участием нескольких людей. 7 , 8 Точно так же экспериментальные проверки выбора случайного партнера в отношении полученного альтруизма столь же редки. 9 Тем не менее, огромное количество корреляционных данных показывает, что выбор реципрокного партнера широко распространен среди приматов и, возможно, за их пределами (см. Ссылку 2 ). Эти корреляционные результаты представляют собой доказательства, согласующиеся с случайным выбором партнера, и, хотя они явно менее искусны в демонстрации причинно-следственных связей, они настолько многочисленны, что их нельзя игнорировать.В то же время накапливаются свидетельства того, что животные (по крайней мере, приматы) в значительной степени безразличны к единичным проявлениям альтруизма, полученным в недавнем прошлом, и вместо этого делают свой социальный выбор на основе длительного накопления таких событий. 10 13 Очевидно, что теоретические и эмпирические усилия по демонстрации важности краткосрочных временных зависимостей между отдачей и получением были неверными, и что больший приоритет следует отдать изучению роли случайных факторов. выбор партнера на основе долгосрочного учета предоставленных и полученных выгод.

Взаимность не (всегда) когнитивно требовательна.

Распространенное мнение о том, что взаимность требует слишком много когнитивных усилий, основано на необоснованном предположении, что всякая взаимность когнитивно основана. До недавнего времени это предположение было в основном «неявным», но в последние несколько лет, благодаря работе Стивенса и его коллег, 14 , 15 гипотез о когнитивных последствиях взаимности стали явными. Эти авторы утверждали, что взаимность настолько когнитивно сложна, что не может развиваться у (когнитивно ограниченных) животных.Поступая таким образом, они фактически предполагают, что вся взаимность «рассчитана» (т. Е. Основана на явном понимании текущих затрат и будущих выгод, связанных с обменом альтруистическими действиями), и поэтому игнорируют возможность эмоционального ментального учета. .

Мы утверждали в другом месте 16 когнитивно-основанная «расчетная» взаимность непосредственно мотивируется ожиданием будущей выгоды, что требует некоторой формы планирования. Напротив, эмоциональная взаимность непосредственно мотивируется эмоциональной связью, которая развивается как следствие принятого альтруизма, 2 и, таким образом, не требует планирования или другого сложного познания.

Следствием предположения о том, что всякая взаимность требует когнитивных усилий, является парадоксальный контраст между убедительными доказательствами того, что расчетная взаимность выходит за рамки когнитивных способностей животных, 14 , 15 и столь же сильным свидетельство того, что взаимность на самом деле является обычным явлением. 2 Мы считаем, что решение этого очевидного парадокса состоит в том, что в большинстве случаев взаимность не рассчитывается, а основывается на эмоциях. Например, недавнее исследование показало, что мандриллы не ухаживали за альфа-самцом своей группы непосредственно перед тем, как проявить агрессию, хотя, поступая таким образом, они могли бы извлечь выгоду из его большей готовности поддерживать недавних грумеров.Эти результаты свидетельствуют о том, что мандриллы не планируют свои социальные взаимодействия и что ожидание взаимности не мотивирует их к уходу за собой. 17

Киновые предубеждения в альтруизме не обязательно и полностью связаны с отбором родственников

Киновые предубеждения при альтруизме широко распространены и хорошо известны. 18 Тем не менее, похоже, что при проверке роли родства и взаимности в формировании социальных предпочтений исследователи применяют двойной стандарт. При тестировании на взаимность родство всегда контролируется (статистически или иным образом), тогда как при тестировании на родство взаимность обычно игнорируется.В первом тесте, в котором количественно сравнивалась роль родства и взаимности в объяснении альтруизма приматов с использованием данных по 25 группам, представляющим 14 различных видов, мы обнаружили, что контроль реципрокности приводит к значительному уменьшению доли дисперсии в распределении ухода, которое объясняется. пользователя kinship3 (). Таким образом, большая часть наблюдаемых родственных предубеждений опосредована реципрокностью. 19

Средневзвешенная величина эффекта влияния родства на уход за шерстью, основанная на метаанализе распределения ухода в 25 группах приматов.На рисунке сравнивается влияние родства на уход, когда взаимность контролируется или не контролируется. Данные взяты из ссылки 3 .

Мутуализм может также включать взаимный выбор партнера

Часто предполагается, что взаимность не играет никакой роли в эволюции поведения, предполагающего выгоды как для действующего лица, так и для получателя (т. Е. Мутуалистическое поведение). 20 В этом отношении исключительное внимание к оценке того, являются ли преимущества социального взаимодействия (в концептуально изолированной диаде) неизбежным следствием собственных действий или гибко возвращаются партнером, привело к недостаточной оценке роли партнера. взаимный выбор партнера.Фактически, как обмены внутри диады (немедленные / неизбежные или отложенные / гибкие), так и случайный выбор партнера могут способствовать максимизации приспособленности. Поэтому мы утверждаем, что всякий раз, когда отсроченные (взаимные) выгоды могут быть добавлены к немедленным / неизбежным выгодам мутуалистического поведения, естественный отбор способствует избирательному использованию этого поведения среди членов группы (т. Е. Выбору партнера) в зависимости от степени взаимности. . Этот механизм мы назвали взаимным мутуализмом. 2 Например, самка будет выбирать половых партнеров-мужчин в зависимости от степени полученной впоследствии выгоды (например, с точки зрения агонистической поддержки), даже если спаривание уже принесло очевидные непосредственные выгоды.

Теория биологического рынка является продолжением теории реципрокного альтруизма

Связь между теорией биологического рынка и теорией реципрокного альтруизма неясна. Два связанных источника путаницы — это терминология и временные рамки затрат и выгод.Сторонники теории биологического рынка делают упор на краткосрочных обменах, приносящих пользу обоим партнерам, и поэтому предпочитают использовать термин «сотрудничество», а не «альтруизм». 4 Однако то, что сторонники теории биологического рынка называют товарами и услугами, на самом деле является поведением, имеющим свои издержки и выгоды. Даже если обмен является очень краткосрочным, альтруистическое поведение (имеющее свои собственные издержки) заменяется другим поведением (приносящим пользу получателю). Конечный результат полного взаимодействия (отдача и получение) состоит в том, что оба партнера получают выгоду от транзакции, и это именно то, что также предсказывается теорией взаимного альтруизма.

Таким образом, ключевое различие между теорией биологического рынка и «классической» теорией взаимного альтруизма заключается не во времени соответствующих затрат и выгод, поскольку они по существу несущественны (например, одно из лучших экспериментальных доказательств на сегодняшний день рыночный эффект не повлек за собой немедленных обменов ( 21 ). Ключевое отличие состоит в том, что только теория биологического рынка позволяет взаимодействующим индивидуумам выбирать между несколькими потенциальными партнерами и, таким образом, вводит конкуренцию, превышающую цену.Как уже отмечалось, следуют два последствия: выбор взаимного партнера и колебания обменных курсов по отношению к соотношению спроса и предложения. Таким образом, на наш взгляд, теория биологического рынка лучше всего задумана как расширение теории взаимного альтруизма, которая подчеркивает роль выбора партнера и объясняет существование неравномерной выгоды.

Выводы

Недавние обзоры реципрокного альтруизма часто приводили к совершенно разным выводам (например, сравните исх. 2 ). Мы считаем, что большая часть этого противоречия зависит от нескольких критических недоразумений, и попытались выделить их. Полное прояснение этих спорных моментов необходимо для того, чтобы продвинуться к консенсусу относительно роли взаимности в социальной жизни животных.

Благодарности

Мы благодарим Франтишека Балуска за приглашение написать эту статью.

Ссылки

1. Вест С.А., Гриффин А.С., Гарднер А. Социальная семантика: альтруизм, сотрудничество, мутуализм, сильная взаимность и групповой отбор.J Evol Biol. 2007. 20: 415–432. [PubMed] [Google Scholar] 2. Скино Г., Аурели Ф. Взаимный альтруизм у приматов: выбор партнера, познание и эмоции. Adv Study Behav. 2009; 39: 45–69. [Google Scholar] 3. Скино Г., Аурели Ф. Относительные роли родства и взаимности в объяснении альтруизма приматов. Ecol Letters. 2010; 13: 45–50. [PubMed] [Google Scholar] 4. Ноэ Р. Эксперименты по сотрудничеству: координация через общение или совместные действия. Anim Behav. 2006; 71: 1–18. [Google Scholar] 5. Ноэ Р., Хаммерштейн П.Биологические рынки: спрос и предложение определяют эффект выбора партнера в сотрудничестве, взаимопомощи и спаривании. Behav Ecol Sociobiol. 1994; 35: 1–11. [Google Scholar] 6. Ноэ Р., Хаммерштейн П. Биологические рынки. Trends Ecol Evol. 1995; 10: 336–339. [PubMed] [Google Scholar] 7. Робертс Г. Конкурентный альтруизм: от взаимности к принципу гандикапа. Proc R Soc B. 1998; 265: 427–431. [Google Scholar] 8. Шеррат Т. Н., Робертс Г. Эволюция щедрости и разборчивости в совместных обменах. J Theor Biol.1998. 193: 167–177. [PubMed] [Google Scholar] 9. Krams I, Krama T., Igaune K, Mänd R. Экспериментальные доказательства реципрокного альтруизма у мухоловки-пеструшки. Behav Ecol Sociobiol. 2007; 62: 599–605. [Google Scholar] 11. Скино Дж., Пеллегрини Б. Уход за мандрилами и временные рамки взаимного выбора партнера. Am J Primatol. 2009. 71: 884–888. [PubMed] [Google Scholar] 12. Schino G, Di Giuseppe F, Visalberghi E. Временные рамки выбора партнера при уходе за шерстью Cebus apella . Этология.2009. 115: 70–76. [Google Scholar] 13. Скино Г., Полицци ди Соррентино Э., Тидди Б. Уход и коалиции у японских макак ( Macaca fuscata ): выбор партнера и временные рамки взаимности. J Comp Psychol. 2007. 121: 181–188. [PubMed] [Google Scholar] 14. Стивенс-младший, Хаузер, доктор медицины. Зачем быть милым? Психологические ограничения на развитие сотрудничества. Trends Cognitive Sci. 2004. 8: 60–65. [PubMed] [Google Scholar] 15. Стивенс-младший, Кушман Ф.А., Хаузер, доктор медицины. Развитие психологических механизмов сотрудничества.Ann Rev Ecol Evol Syst. 2005; 36: 499–518. [Google Scholar] 16. Скино Г., Аурели Ф. Взаимность приматов и ее когнитивные требования. Evol Anthropol. 2010. 19: 130–135. [Google Scholar] 17. Скино Г., Пеллегрини Б. Уход и ожидание реакции в мандриллах. Int J Primatol. 2010 В печати. [Google Scholar] 18. Chapais B, Berman CM. Родство и поведение приматов. Оксфорд: издательство Оксфордского университета; 2004. [Google Scholar] 19. Чапай Б. Родство, компетентность и сотрудничество у приматов. В: Каппелер П.М., ван Шайк С.П., редакторы.Сотрудничество у приматов и человека: механизмы и эволюция. Берлин: Спрингер; 2006. С. 47–64. [Google Scholar] 20. Clutton-Brock TH. Сотрудничество между несородичами в обществах животных. Природа. 2009. 462: 51–57. [PubMed] [Google Scholar] 21. Fruteau C, Voelkl B, van Damme E, Noë R. Предложение и спрос определяют рыночную стоимость поставщиков кормов для диких мартышек. Proc Nat Acad Sci USA. 2009; 106: 12007–12012. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 22. Хаммерштейн П. Почему взаимность так редко встречается у социальных животных? Протестантское обращение.В: Hammerstein P, редактор. Генетическая и культурная эволюция сотрудничества. Кембридж: MIT Press; 2003. С. 83–94. [Google Scholar]

альтруистических установок среди пожилых людей: проверка достоверности конструкции и инвариантности измерения новой шкалы | Инновации в старении

» data-legacy-id=»s1″> Фон

Каждый человек должен решить, будет ли он идти в свете творческого альтруизма или во тьме разрушительного эгоизма [sic]. Мартин Лютер Кинг младший

Гиперматериализм и последующее сведение повседневных отношений к простым экономическим соображениям имеют вызывают опасения по поводу разрушения социальной солидарности (Derber, 2006; Ricard, 2015). Одновременное усиление неограниченного индивидуализма и эгоцентризма, вероятно, укрепит «восприятие себя как атомистического индивида, в отличие от себя, интегрированного с человечеством в целом» (Ambrose, 2009, p.50). Эмпирическое исследование воздействия вышеупомянутых социальных изменений на социальную солидарность и, как следствие, на психологическое благополучие требует шкалы, которая может учесть заботу о других людях. Предыдущие исследования пользы альтруизма для здоровья показали его положительное влияние на психологическое благополучие в более позднем возрасте, при этом помогающее поведение опосредует некоторую часть такого влияния (Dulin et al., 2001; Kahana et al., 2013; Midlarsky & Kahana, 2007). Несмотря на растущий интерес к важности для здоровья альтруистических ориентаций, на удивление мало внимания было уделено разработке достоверных и надежных показателей этой конструкции, которые подходят для использования среди пожилых людей и других возрастных групп.Измерение альтруизма представляет собой важную область исследований в социальных науках, учитывая его связь с человеческим сотрудничеством, помощью другим и вовлечением в просоциальные взаимодействия (Krebs & Van Hesteren, 1994; Piliavin & Charng, 1990).

Социолог и философ Огюст Конт ввел термин альтруизм в 1830 году, чтобы обозначить нашу бескорыстную заботу о других. Альтруизм, происходящий от латинского слова «alter» (т.е. «другой»), был концептуализирован как «мотивационное состояние с конечной целью повышения благосостояния другого» (Batson & Shaw, 1991, p.109). Это также можно рассматривать как сострадание к другим людям, которое мотивируется способностью к воспроизводству (Erikson, 1968) и потребностью в значимой человеческой связи даже в конце жизни (Kahana et al., 2012). Альтруизм признан важным мотивом просоциального человеческого поведения, отражающим заботу о благополучии других без ожидания материальной выгоды (Dovidio et al., 2006; Post et al., 2007). Альтруистические установки влияют на вспомогательное поведение, которое представляет собой проактивную адаптацию и способствует положительным результатам, даже перед лицом нормативных стрессоров (Kahana et al., 2012). Пожилые люди, участвующие в благотворительной деятельности, могут компенсировать потерю социальных связей из-за тяжелой утраты (Hansson & Stroebe, 2007). Такие связи имеют решающее значение для удовлетворенности жизнью и психологического благополучия в дальнейшей жизни (Morrow-Howell, 2010).

Среди пожилых людей примером альтруистического поведения является волонтерство, благотворительные пожертвования и неформальная помощь нуждающимся (Midlarsky & Kahana, 2007). Важно отметить, что даже пожилые люди, которые не могут открыто проявлять просоциальное поведение, могут проявлять альтруистические убеждения и установки.Действительно, альтруистические установки, вероятно, являются мотивирующими факторами просоциального поведения в позднем возрасте и вносят уникальный и положительный вклад в поддержание положительной аффективности в позднем возрасте (Carlo et al., 2005; Kahana et al., 2013). Как показывают эти результаты, отсутствие участия в просоциальном поведении по причинам, не зависящим от человека, например, плохое здоровье, означает уникальную важность альтруистического отношения.

В свете важности альтруизма как концепции удивительно, что в предшествующей литературе мало внимания уделялось разработке достоверных и надежных показателей оценочных компонентов этой конструкции, особенно среди пожилых людей.Хотя для измерения альтруизма использовались лабораторные и естественные эксперименты (Harbaugh & Krause, 2000), предыдущие исследования отметили несколько недостатков. Реакция участника на конкретный стимул (например, взаимодействие с другими участниками в тщательно контролируемых играх) в лабораторной среде, вероятно, отличается от повседневных взаимодействий. Обобщаемость выводов об альтруистическом поведении, сделанных из небольших экспериментальных выборок, которые подвергаются значительной степени тщательного изучения, была указана как ограничение экспериментальных подходов (Levitt & List, 2007; Smith, 2006).Более того, практические трудности наблюдения за альтруистическим поведением в естественном контексте усугубляются еще более сложной задачей анализа факторов, которые приводят к такому поведению. Такие проблемы подтверждают полезность самоотчетов об альтруистических установках и поведении (Sawyer, 1966).

Самостоятельные оценки открывают большие перспективы для продвижения социологических исследований альтруизма среди пожилых людей. В предыдущих исследованиях альтруизм оценивался через сочетание самооценки и поведения, но эти исследования были сосредоточены на молодых людях, обычно студентах университетов, в Южной Корее (Lee et al., 2003), Германии (Büssing et al., 2013) и США (Nickell, 1998; Smith, 2006). В настоящее время шкала альтруизма среди пожилых людей не утверждена. Наилучшие попытки измерить альтруизм у взрослых были предприняты Rushton et al. (1981) и привел к разработке шкалы самооценки альтруизма. Эта шкала из 20 пунктов объединяет личные качества и альтруистические поступки студентов канадских университетов. Он обладает хорошими психометрическими свойствами и использовался в последующих исследованиях (Eisenberg & Miller, 1987; Penner et al., 1995). Однако эта шкала ограничивается самооценкой участия в альтруистическом поведении. Для рассмотрения альтруизма у пожилых людей необходимо разработать меры, которые могут выявить отношения и самооценку, отличные от поведения. Более того, существующие исследования не могут оценить эквивалентность масштабных свойств во времени (то есть продольная инвариантность) и пола (подробности см. В дополнительной таблице S1). Чтобы надлежащим образом изучить существенные различия в альтруизме во времени и между группами, важно установить, что такие групповые различия не обусловлены различными реакциями на шкалы.Отсутствие предварительных доказательств инвариантности измерения альтруизма препятствует пониманию того, как разные социальные группы могут придавать различное значение индикаторам альтруистического отношения.

Шкалы альтруизма также должны иметь возможность обобщения на другие возрастные группы и оказаться полезными при оценке альтруистических установок, отличных от поведения, таких как волонтерство. Более того, краткие шкалы обладают дополнительными преимуществами, так как они удобны в использовании и подходят для клинических и практических условий (Diener et al., 2010; Циммерман и др., 2006). Учитывая значение альтруизма для здоровья и благополучия пожилых людей, существует явная потребность в утвержденной шкале, представляющей различные измерения альтруистических установок (например, сострадание к другим, самоотверженность), чтобы обеспечить их всестороннее понимание. За счет включения ряда альтруистических ориентаций такая шкала, вероятно, лучше отражает альтруизм среди пожилых людей. Следовательно, это даст более точную оценку влияния альтруистического отношения на здоровье и благополучие в дальнейшей жизни.Данное исследование предпринимает такие попытки, оценивая надежность и валидность новой шкалы альтруизма. В основе нашего исследования лежат следующие вопросы исследования:

  • (1) Согласована ли шкала альтруизма Центра исследования ухода за пожилыми людьми (ECRC)? Представляет ли один фактор предметы, предназначенные для измерения альтруистического отношения?

  • (2) Обеспечивает ли один фактор наилучшее соответствие наблюдаемым альтруистическим установкам? Остается ли факторная структура шкалы альтруизма неизменной во времени? Инвариантны ли свойства шкалы в зависимости от пола?

  • (3) Связан ли альтруизм с явными предшественниками, такими как черты личности и религиозность, и потенциальными последствиями, такими как смысл жизни и психологическое благополучие?

» data-legacy-id=»s3″> Меры

» data-legacy-id=»s5″> Последствия альтруизма для психического здоровья

Предыдущие исследования документально подтвердили положительное влияние альтруистического отношения на психологическое благополучие пожилых людей, которое выражается в уменьшении депрессивных симптомов, большем количестве положительных и меньшем количестве отрицательных аффектов (Kahana et al., 2013). Этот вывод согласуется с предыдущими исследованиями, подтверждающими пользу альтруизма для психического здоровья (Midlarsky & Kahana, 2007). Конкретные данные касаются большей удовлетворенности жизнью среди людей с альтруистической ориентацией (Дулин и др., 2001). Такие результаты подтверждают более общие ожидания относительно пользы для здоровья и улучшения целей и смысла жизни (Post, 2007). Смысл жизни все чаще изучается как краеугольный камень психологического благополучия (Heintzelman & King, 2014).Исследования, посвященные уровням жизненного цикла и соотношениям смысла жизни, выявили более высокий уровень смысла среди респондентов старшего возраста (Steger et al., 2009).

» data-legacy-id=»s7″> Депрессивная симптоматика

Мы использовали краткую версию из 10 пунктов шкалы Центра эпидемиологических исследований — депрессии для оценки депрессивных симптомов (Андресен и др., 1994). Был использован ряд вопросов, чтобы выяснить, как часто испытывают определенные эмоции (например, «имел тоску»). Ответы регистрировались по 5-балльной шкале с диапазоном ответов от 1 ( никогда или редко, ) до 5 ( постоянно, ). Мы суммировали элементы, чтобы получить единый балл, при этом более высокие баллы представляют большую депрессивную симптоматику.

» data-legacy-id=»s9″> Предшественники альтруистических установок

» data-legacy-id=»s11″> Личность

Часто отмечается, что личность связана с альтруизмом.Некоторые ученые дошли до описания альтруистических ориентаций как составляющих альтруистической личности (Rushton et al., 1981). Альтруистические ориентации были связаны с экстраверсией, как измерено с помощью опросника личности Айзенка (Rushton et al., 1989). В более поздних исследованиях было обнаружено, что личность также связана с альтруизмом в повседневной жизни (Oda et al., 2014). Мы использовали четыре личностные черты (доброта, сочувствие, зависть и холодность) из опросника большой пятерки, чтобы изучить взаимосвязь между каждой личностной чертой и альтруизмом.Респондентов восьмой волны попросили сообщить, насколько хорошо им применима каждая личностная черта. Их ответ варьировался от 1 ( совсем не ) до 5 ( очень сильно ).

» data-legacy-id=»s13″> Результаты

Мы представляем демографические характеристики респондентов в таблице 1.Средний возраст наших респондентов составил 86 лет, от 70 до 105 лет. Шестьдесят восемь процентов респондентов составляли женщины, а 38% состояли в браке. Наши респонденты были относительно хорошо образованными, около 25% из них имели образование после средней школы. Наша оценка взаимосвязи между индикаторами альтруистической ориентации началась с оценки коэффициентов корреляции в 10-й Волне. В таблице 2 показано, что коэффициенты корреляции варьировались от 0,31 до 0,71, что свидетельствует о существенной взаимосвязи между элементами шкалы.Сильная взаимосвязь дополнительно иллюстрируется высоким коэффициентом омега на Волне 10 (0,78) и Волне 13 (0,81).

Таблица 1. Демографические характеристики респондентов исследования

, Исследование выхода на пенсию Флориды Исследовательского центра по уходу за пожилыми людьми (1999–2002 гг.)

Средняя школа 0,8167 (4,26)
Интересующие переменные . Среднее ( SD ) или процентное соотношение ( n = 366) .
Возраст (диапазон: 70–105 лет) 86.17 (4,53)
Пол (1 = Женщина ) 68,31
Семейное положение (1 = женат, ) 38,36
38,71
Средняя школа 36,45
После окончания средней школы 24,84
Религиозность (диапазон: 1–5) 3.56 (0,95)
Личностные черты
Вид (диапазон: 1–5) 4,16 (0,80)
Симпатический (диапазон: 1–5)
Завистники (диапазон: 1–5) 1,24 (0,57)
Холод (диапазон: 1–5) 1,37 (0,71)
Цели в жизни (диапазон: 1–5) 2,34 (1,52)
Смысл в жизни (диапазон: 1–5) 3.81 (1,07)
Положительный аффект (диапазон: 5–25) 15,42 (3,61)
Отрицательный аффект (диапазон: 5–25) 9,91 (3,39)
Депрессивные симптомы (диапазон : 10–50) 21,60 (5,58)
Средняя школа 0,8167 (4,26)
Интересующие переменные . Среднее ( SD ) или процентное соотношение ( n = 366) .
Возраст (диапазон: 70–105 лет) 86.17 (4,53)
Пол (1 = Женщина ) 68,31
Семейное положение (1 = женат, ) 38,36
38,71
Средняя школа 36,45
После окончания средней школы 24,84
Религиозность (диапазон: 1–5) 3.56 (0,95)
Личностные черты
Вид (диапазон: 1–5) 4,16 (0,80)
Симпатический (диапазон: 1–5)
Завистники (диапазон: 1–5) 1,24 (0,57)
Холод (диапазон: 1–5) 1,37 (0,71)
Цели в жизни (диапазон: 1–5) 2,34 (1,52)
Смысл в жизни (диапазон: 1–5) 3.81 (1,07)
Положительный аффект (диапазон: 5–25) 15,42 (3,61)
Отрицательный аффект (диапазон: 5–25) 9,91 (3,39)
Депрессивные симптомы (диапазон : 10–50) 21,60 (5,58)
Таблица 1.

Демографические характеристики респондентов исследования, Исследование престарелых Исследовательского центра Флориды (1999–2002 гг.)

Диапазон: )
Интересующие переменные . Среднее ( SD ) или процентное соотношение ( n = 366) .
Возраст (диапазон: 70–105 лет) 86,17 (4,53)
Пол (1 = Женщина ) 68,31
Семейное положение (1 = 8 Женат, ) 38,36
Образование
Меньше средней школы 38,71
Средняя школа 36.45
После окончания средней школы 24,84
Религиозность (диапазон: 1–5) 3,56 (0,95)
Личностные черты
4,16 (0,80)
Симпатический (диапазон: 1–5) 4,26 (0,81)
Завистливый (диапазон: 1–5) 1,24 (0,57)
Холодный (диапазон : 1–5) 1.37 (0,71)
Цели в жизни (диапазон: 1–5) 2,34 (1,52)
Смысл жизни (диапазон: 1–5) 3,81 (1,07)
Положительное влияние (диапазон: 5-25) 15,42 (3,61)
Отрицательный аффект (диапазон: 5-25) 9,91 (3,39)
Депрессивные симптомы (диапазон: 10-50) 21,60 (5,58 )
Диапазон: )
Интересующие переменные . Среднее ( SD ) или процентное соотношение ( n = 366) .
Возраст (диапазон: 70–105 лет) 86,17 (4,53)
Пол (1 = Женщина ) 68,31
Семейное положение (1 = 8 Женат, ) 38,36
Образование
Меньше средней школы 38,71
Средняя школа 36.45
После окончания средней школы 24,84
Религиозность (диапазон: 1–5) 3,56 (0,95)
Личностные черты
4,16 (0,80)
Симпатический (диапазон: 1–5) 4,26 (0,81)
Завистливый (диапазон: 1–5) 1,24 (0,57)
Холодный (диапазон : 1–5) 1.37 (0,71)
Цели в жизни (диапазон: 1–5) 2,34 (1,52)
Смысл жизни (диапазон: 1–5) 3,81 (1,07)
Положительное влияние (диапазон: 5-25) 15,42 (3,61)
Отрицательный аффект (диапазон: 5-25) 9,91 (3,39)
Депрессивные симптомы (диапазон: 10-50) 21,60 (5,58 )
Таблица 2. Корреляция

между элементами измерения альтруизма на 10-й волне

908 908
Элементы шкалы . Альтруизм 1 . Альтруизм 2 . Альтруизм 3 . Альтруизм 4 . Альтруизм 5 .
Альтруизм 1 1
Альтруизм 2 0,45 *** 1 *** 0,49 *** 1
Альтруизм 4 0,44 *** 0,45 *** 0,71 *** 1
Альтруизм 5 0,40 *** 0,34 *** 0,38 *** 0,31 *** 1
908 908 0,5 **
Элементы шкалы . Альтруизм 1 . Альтруизм 2 . Альтруизм 3 . Альтруизм 4 . Альтруизм 5 .
Альтруизм 1 1
Альтруизм 2 0,45 *** 1 0,49 *** 1
Альтруизм 4 0.44 *** 0,45 *** 0,71 *** 1
Альтруизм 5 0,40 *** 0,34 *** 0,38 *** 0,31 ** * 1
Таблица 2.

Корреляция между элементами измерения альтруизма на 10-й волне

908 908 0,5 **
Элементы шкалы . Альтруизм 1 . Альтруизм 2 . Альтруизм 3 . Альтруизм 4 . Альтруизм 5 .
Альтруизм 1 1
Альтруизм 2 0,45 *** 1 0,49 *** 1
Альтруизм 4 0.44 *** 0,45 *** 0,71 *** 1
Альтруизм 5 0,40 *** 0,34 *** 0,38 *** 0,31 ** * 1
908 908 0,5 ** 908
Масштабные элементы . Альтруизм 1 . Альтруизм 2 . Альтруизм 3 . Альтруизм 4 . Альтруизм 5 .
Альтруизм 1 1
Альтруизм 2 0,45 *** 1 0,49 *** 1
Альтруизм 4 0,44 *** 0,45 *** 0,71 *** 1
0.40 *** 0,34 *** 0,38 *** 0,31 *** 1

Результаты EFA, представленные в таблице 3, помогли определить факторную структуру среди элементов шкалы. Мы получили убедительные первоначальные доказательства существования единственного фактора на обеих волнах, потому что только один фактор имел собственное значение больше 1 (2,84 на Волне 10; 2,97 на Волне 13). Все элементы были сильно загружены одним фактором на 10-й Волне, с факторными нагрузками в диапазоне от 0,46 до 0,88. За исключением небольшой разницы в факторных нагрузках по двум предметам между двумя волнами (альтруизм 2: 0.59 на Волне 10 против 0,81 на Волне 13; Альтруизм 3: 0,88 в волне 10 против 0,74 в волне 13), все остальные элементы продемонстрировали аналогичные факторные нагрузки в волне 13. После EFA мы выполнили CFA, чтобы проверить, соответствует ли наша гипотетическая однофакторная модель базовым данным. Наши индексы соответствия (не представлены в таблице) для модели CFA (χ 2 (4) = 4,36, p = 0,36, CFI = 0,999, TLI = 0,998, RMSEA = 0,016, p (RMSEA) = .723) демонстрируют отличное соответствие данным в волне 10.

Таблица 3.

Исследовательский факторный анализ

. Факторные нагрузки .
Масштабные элементы . Волна 10 . Волна 13 .
Альтруизм 1 0,63 0,72
Альтруизм 2 0,59 0,81
Альтруизм 3 0.88 0,74
Альтруизм 4 0,79 0,74
Альтруизм 5 0,46 0,48
908 . 908 908 908 908 908
Факторные нагрузки .
Масштабные элементы . Волна 10 . Волна 13 .
Альтруизм 1 0.63 0,72
Альтруизм 2 0,59 0,81
Альтруизм 3 0,88 0,74
Альтруизм 4 0,48
Таблица 3.

Факторный анализ

. Факторные нагрузки .
Масштабные элементы . Волна 10 . Волна 13 .
Альтруизм 1 0,63 0,72
Альтруизм 2 0,59 0,81
Альтруизм 3 0,88 908 908 0,88 908 908
Альтруизм 5 0.46 0,48
. Факторные нагрузки .
Масштабные элементы . Волна 10 . Волна 13 .
Альтруизм 1 0,63 0,72
Альтруизм 2 0,59 0,81
Альтруизм 3 0.88 0,74
Альтруизм 4 0,79 0,74
Альтруизм 5 0,46 0,48

» data-legacy-id=»s15″> Неизменность измерений по полу

В дополнение к продольной инвариантности, мы оценили инвариантность масштабных свойств в зависимости от пола на исходном уровне. В дополнительной таблице S2 представлены индексы соответствия модели из серии вложенных моделей, предназначенных для проверки инвариантности измерений в зависимости от пола. Наша модель соответствует индексам для модели конфигурационной инвариантности (т.е. модели без ограничений; χ 2 (8) = 4,83, p = 0,775; CFI = 1,00, TLI = 1,023, RMSEA = 0.000, p (RMSEA) = 0,921) указывают на отличное соответствие нашим данным. Наша модель метрической инвариантности, которая накладывала ограничения на факторные нагрузки в зависимости от пола, привела к снижению соответствия модели. Значительное снижение соответствия по сравнению с моделью конфигурационной инвариантности (ΔSB-χ 2 (4) = 15,72, p = 0,007) предполагает отсутствие метрической инвариантности. Мы исследовали частичную метрическую инвариантность, позволив факторным нагрузкам переменной альтруизма 1 различаться в зависимости от пола. Наше решение было основано на результатах ОДВ, которые показали значительно большую факторную нагрузку для мужчин (0.84) относительно женщин (0,54, в таблице не представлены). Более высокая факторная нагрузка для мужчин указывает на то, что они более склонны идентифицировать себя с этим предметом, чем женщины. Наша модель частичной метрической инвариантности не привела к существенно отличающейся аппроксимации (ΔSB-χ 2 (3) = 7,59, p = 0,087), чем модель конфигурационной инвариантности. Другими словами, соответствие модели после ослабления ограничений на факторные нагрузки для переменной альтруизма 1 существенно не ухудшилось, что подтверждает частичную метрическую инвариантность.

Мы подбираем дополнительные модели для изучения скалярной и остаточной инвариантности для разных полов. Для обеих моделей мы сохранили факторные нагрузки для переменной альтруизма 1 без ограничений по полу в наших тестах для следующих уровней инвариантности. Мы исследовали скалярную инвариантность, ограничив перехват элементов одинаковым для всех полов. Индексы соответствия этой модели были ненамного хуже, чем модель частичной метрической инвариантности (ΔSB-χ 2 (4) = 4,14, p = 0,346). Наконец, мы наложили дополнительные ограничения на остатки по полу.Мы не наблюдали значительного ухудшения соответствия модели для этой модели (ΔSB-χ 2 (5) = 3,65, p = 0,445) по сравнению с моделью частичной скалярной инвариантности. Отсутствие значительного ухудшения соответствия модели предполагает поддержку как частичной сильной факторной инвариантности, так и строгой факторной инвариантности.

» data-legacy-id=»s17″> Обсуждение

Наше исследование посвящено нехватке достоверных и надежных показателей альтруистического отношения, особенно среди пожилых людей, в литературе. Отсутствие таких шкал особенно удивительно, учитывая растущий интерес к значению альтруистических ориентаций для здоровья. Более того, краткую шкалу альтруизма легче применять для пожилых людей (Diener et al., 2010). В нашем исследовании оценивалась надежность и валидность шкалы альтруизма ECRC из пяти пунктов.Мы также исследовали инвариантность факторной структуры шкалы альтруизма по времени и полу. Наши результаты подтверждают надежность шкалы, о чем свидетельствует тесная взаимосвязь между показателями альтруистической ориентации. Значительно высокие факторные нагрузки на один фактор поддерживали одномерную конструкцию альтруизма на обеих волнах. Результаты базовой модели CFA продемонстрировали превосходное соответствие данным, что еще раз подтверждает нашу гипотезу однофакторной модели альтруизма.

Наши тесты на продольную инвариантность выявили поддержку конфигурационной, слабой факториальной (т. Е. Метрической) и сильной факториальной (т. Е. Скалярной) инвариантности во времени. Наши тесты на множественную групповую инвариантность также подтвердили конфигурационную инвариантность в зависимости от пола. Однако результаты этих тестов подтвердили только частичную метрическую, скалярную и остаточную инвариантность на исходном уровне. Подтверждение инвариантности конфигурационных измерений предполагает, что общее представление об альтруизме с помощью одного фактора согласуется во времени и по полу.Другими словами, инвариантность факторных нагрузок показывает, что шкала альтруизма из пяти пунктов ECRC представляет собой единственный фактор альтруизма по времени и полу. Поддержка метрической продольной инвариантности отражает то, что каждый элемент, представляющий шкалу альтруизма, одинаково загружается в один фактор и с одинаковой величиной во времени. Метрическая инвариантность важна для сравнения факторных дисперсий и ковариаций при изучении альтруизма во времени (Brown, 2015; Vandenberg & Lance, 2000).

Мы не нашли подтверждения скалярной продольной инвариантности на основе статистики SB-χ 2 .По сравнению с моделью метрической инвариантности, модель, подходящая для модели скалярной инвариантности, ухудшилась, что указывает на то, что некоторые точки пересечения элементов могут отличаться во времени. В контексте нашего исследования нарушение скалярной инвариантности не обязательно указывает на систематическую ошибку реакции во времени. Различия в перехвате элементов могут указывать на достоверные изменения в уровнях альтруизма с течением времени. Вполне вероятно, что средний уровень альтруизма со временем может увеличиваться (Midlarsky & Hannah, 1989; Post, 2007).Однако мы подтвердили скалярную продольную инвариантность на основе других индексов соответствия модели, таких как CFI и RMSEA. Изменения этих показателей находились в пределах допустимых границ для подтверждения неизменности измерений (Chen, 2007). Уменьшение CFI было ниже 0,01, тогда как значения RMSEA для моделей метрической и скалярной инвариантности были идентичными. Мы рассмотрели это свидетельство, чтобы подтвердить скалярную продольную инвариантность; Таким образом, мы не исследовали строгую (или остаточную) инвариантность во времени.Скалярная инвариантность шкалы альтруизма устраняет возможность того, что различия в факторных средствах альтруизма с течением времени могут быть связаны с различиями в свойствах шкалы между волнами. Несмотря на то, что строгая факторная инвариантность (т. Е. Эквивалентность остатков элементов данных вместе с факторными нагрузками и пересечениями элементов данных во времени) считалась отражающей истинную инвариантность измерений (Blankson & McArdle, 2015; Vandenberg & Lance, 2000), ученые в целом соглашаются с этим подтверждением. конфигурационной, метрической и скалярной инвариантности отвечает достаточным критериям для установления инвариантности измерений во времени (Putnick & Bornstein, 2016; Widaman & Reise, 1997).

Хотя нам не удалось установить полную метрическую инвариантность, дополнительные модели измерения инвариантности определили, что пункт «Мне нравится делать что-то для других» как фактор отсутствия метрической инвариантности в зависимости от пола. Фраза «Мне нравится делать что-то для других» подразумевает инструментальное действие, связанное с мужественностью (Bennett, 2007). Мужчины с большей готовностью отождествляют себя с такими действиями, чем женщины. Следовательно, это с большей вероятностью указывает на более высокий альтруизм у мужчин, чем у женщин. И наоборот, элемент шкалы мог бы указывать на более высокий альтруизм у женщин, чем у мужчин, если бы фраза была такой: «Мне нравится заботиться о других.Последняя фраза обращается к воспитательным качествам женщин. Как и ожидалось, ослабление ограничений на факторные нагрузки для нашего неинвариантного элемента помогло нам установить частичную метрическую, скалярную и остаточную инвариантность для разных полов. Наши результаты побуждают в будущих исследованиях гендерных различий в альтруистических ориентациях учитывать гендерные различия в измерениях, касающиеся фразы «Мне нравится делать что-то для других».

Сильная корреляция между шкалой альтруизма ECRC, явными предшественниками, такими как личностные черты и религиозность, и потенциальными последствиями, такими как психологическое благополучие и смысл жизни, устанавливают конструктивную валидность шкалы альтруизма.Такие самооценки, как «зависть» и «холодность», были значительно ниже среди пожилых людей с более высоким альтруизмом. Напротив, более высокий альтруизм с большей вероятностью соответствовал сообщениям, в которых выражались такие представления о самом себе, как симпатия и доброта. Эти результаты согласуются с предшествующей литературой, касающейся особенностей личности (Oda et al., 2014) и религиозных ориентаций (Pessi, 2011) как важных предшественников альтруизма. Что касается последствий альтруизма, наши результаты согласуются с ожиданиями, основанными на предыдущих исследованиях (Kahana et al., 2013). За исключением негативного аффекта, альтруизм в значительной степени ассоциировался с психологическим благополучием. Пожилые люди с более высоким альтруизмом сообщали о более низких депрессивных симптомах и более высоком позитивном аффекте. Результаты также подтверждают ожидания относительно более высоких целей и смысла жизни среди пожилых людей с более высоким альтруизмом (Post, 2007).

Хорошая конструктивная валидность нашей шкалы подтверждает ее полезность для соотнесения альтруистических установок с теоретически значимыми антецедентами и последствиями.Разработка кратких, надежных и действенных индикаторов альтруистического отношения согласуется с усилиями Динера и др. (2010) по созданию кратких и простых в использовании показателей благополучия. Мы утверждаем, что надежный и достоверный показатель альтруизма позволит всесторонне оценить влияние альтруизма на здоровье и психологическое благополучие в пожилом возрасте. Мы утверждаем, что наша короткая шкала альтруизма будет особенно полезна для будущих исследований пожилых людей. Короткий масштаб сократит время, необходимое для заполнения опроса.Учитывая, что пожилые люди чаще сталкиваются с проблемами здоровья, желательно меньше времени на заполнение анкеты (Diener et al., 2010). Ограничения наших усилий по разработке шкалы в этом исследовании включают наличие однородной в расовом отношении выборки, достаточно хорошо образованной. Таким образом, мы не знаем, может ли простота введения отличаться для пожилых людей с ограниченным образованием. Мы не считаем это серьезной проблемой, потому что шкала имеет хорошую достоверность и не требует понимания сложных концепций.Таким образом, мы предлагаем эту недавно разработанную и утвержденную краткую шкалу, Шкалу альтруизма ECRC, в качестве многообещающего и полезного инструмента измерения в области исследования альтруизма среди пожилых людей. Поскольку растет число пожилых людей, достигающих преклонного возраста, важно расширить наши стратегии измерения, чтобы оценить положительный потенциал пожилых людей в отношении альтруизма и других качеств, которые противодействуют возрастным стереотипам в отношении позднего возраста. Мы также отмечаем, что наша шкала, вероятно, будет применима к широкому кругу возрастных групп, несмотря на то, что она была проверена на выборке пожилых людей.В будущих исследованиях следует расширить исследования инвариантности измерения альтруистических ориентаций в зависимости от возраста (например, младшие возрастные группы), социально-экономических и расовых / этнических групп, чтобы получить подтверждающие доказательства в этом отношении.

» data-legacy-id=»a1″> Благодарности

Мы благодарны анонимным рецензентам за их конструктивные отзывы и полезные комментарии к более ранним наброскам этой статьи.Мы также благодарны Саре Лайонс за ее редакторскую помощь.

» data-legacy-id=»r1″> Список литературы

Амвросий

,

D

. (

2009

).

Нравственность и высокие способности: Навигация по ландшафту альтруизма и недоброжелательности.

In

D.

Ambrose

и

T.

Cross

(Eds.),

Нравственность, этика и одаренность

(стр.

49

71

).

Издательство Springer

.

Андресен

,

Э. М.

,

Мальмгрен

,

Дж. А.

,

Картер

,

W. B.

, &

Patrick

,

D. L

. (

1994

).

Скрининг депрессии у пожилых людей: оценка краткой формы CES-D

.

Американский журнал профилактической медицины

,

10

(

2

),

77

84

.DOI: 10.1016 / S0749-3797 (18) 30622-6

Батсон

,

C. D.

и

Shaw

,

L. L

. (

1991

).

Доказательства альтруизма: к плюрализму просоциальных мотивов

.

Психологический опрос

,

2

,

107

122

. DOI: 10.1207 / s15327965pli0202_1

Bennett

,

K. M

. (

2007

).

«Никаких сисси»: К теории мужественности и эмоционального выражения у овдовевших пожилых мужчин

.

Журнал исследований старения

,

21

(

4

),

347

356

. DOI: 10.1016 / j.jaging.2007.05.002

Blankson

,

A. N.

и

McArdle

,

J. J

. (

2015

).

Измерение инвариантности когнитивных способностей пожилых американцев в зависимости от этнической принадлежности, пола и времени

.

Геронтологические журналы, серия B: Психологические и социальные науки

,

70

(

3

),

386

397

.DOI: 10.1093 / geronb / gbt106

Коричневый

,

Т. А

. (

2015

).

Подтверждающий факторный анализ для прикладных исследований

(2-е изд.).

Публикации Гилфорда

.

Büssing

,

A.

,

Kerksieck

,

P.

,

Günther

,

A.

, &

Baumann

,

K

. (

2013

).

Альтруизм у подростков и молодых людей: валидация инструмента для измерения генеративного альтруизма с моделированием структурных уравнений

.

Международный журнал детской духовности

,

18

(

4

),

335

350

. DOI: 10.1080 / 1364436X.2013.849661

Byrne

,

B.M.

,

Shavelson

,

R.J.

и

Muthén

,

B

. (

1989

).

Тестирование эквивалентности ковариации факторов и структур среднего: проблема частичной инвариантности измерений

.

Психологический бюллетень

,

105

(

3

),

456

.DOI: 10.1037 / 0033-2909.105.3.456

Carlo

,

G.

,

Okun

,

M.A.

,

Knight

,

G. P.

и

de Guzman

,

M. R. T

. (

2005

).

Взаимодействие черт и мотивов волонтерства: дружелюбие, экстраверсия и мотивация просоциальных ценностей

.

Личность и индивидуальные различия

,

38

(

6

),

1293

1305

.DOI: 10.1016 / j.paid.2004.08.012

Chen

,

F. F

. (

2007

).

Чувствительность показателей согласия к отсутствию инвариантности измерений

.

Моделирование структурных уравнений

,

14

(

3

),

464

504

. DOI: 10.1080 / 10705510701301834

Дербер

,

C

. (

2006

).

Дикая природа Америки: деньги, хаос и новая американская мечта.

Macmillan

.

Diener

,

E.

,

Wirtz

,

D.

,

Tov

,

W.

,

Kim-Prieto

,

C.

,

Choi

,

DW

Oishi ,

S.

, &

Biswas-Diener

,

R

. (

2010

).

Новые показатели благополучия: короткие шкалы для оценки благополучия, а также положительных и отрицательных чувств

.

Исследование социальных показателей

,

97

(

2

),

143

156

.https://ink.library.smu.edu.sg/soss_research/740

Dovidio

,

JF

,

Piliavin

,

JA

,

Schroeder

,

DA

и

Penner 9000 А

. (

2006

).

Социальная психология просоциального поведения

.

Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс

.

Дулин

,

P.

,

Hill

,

R. D.

,

Anderson

,

J.

и

Rasmussen

,

D

.(

2001

).

Альтруизм как предиктор удовлетворенности жизнью в выборке поставщиков услуг пожилых людей с низким доходом

.

Журнал психического здоровья и старения

,

7

(

3

),

349

360

. DOI: 10.1080 / 1360786031000120697

Eisenberg

,

N.

и

Miller

,

P. A

. (

1987

).

Сочувствие, симпатия и альтруизм: эмпирические и концептуальные связи

N.

Eisenberg

и

J.

Strayer

(Eds.),

Кембриджские исследования в области социального и эмоционального развития. Эмпатия и ее развитие

(стр.

292

316

).

Издательство Кембриджского университета

.

Эриксон

,

E. H

. (

1968

).

Генеративность и целостность эго

. В

B. L.

Neugarten

(Ed.),

Средний возраст и старение

(стр.

85

87

).

Издательство Чикагского университета

.

Hansson

,

R.O.

и

Stroebe

,

M. S

. (

2007

).

Тяжелая утрата в позднем возрасте: преодоление, адаптация и влияние на развитие

.

Американская психологическая ассоциация

. DOI: 10.1037 / 11502-000

Heintzelman

,

S. J.

и

King

,

L. A

. (

2014

).

Жизнь полна смысла

.

Американский психолог

,

69

(

6

),

561

. DOI: 10.1037 / a0035049

Hu

,

L. T.

и

Bentler

,

P. M

. (

1999

).

Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии в сравнении с новыми альтернативами

.

Моделирование структурных уравнений

,

6

(

1

),

1

55

.DOI: 10.1080 / 107055190118

Kahana

,

E.

,

Bhatta

,

T.

,

Lovegreen

,

L. D.

,

Kahana

,

B. (

2013

).

Альтруизм, помощь и волонтерство на пути к благополучию в пожилом возрасте

.

Журнал старения и здоровья

,

25

(

1

),

159

187

. DOI: 10.1177 / 0898264312469665

Kahana

,

E.

,

Kelley-Moore

,

J.

и

Kahana

,

B

. (

2012

).

Проактивное старение: продольное исследование стресса, ресурсов, активности и благополучия в пожилом возрасте

.

Старение и психическое здоровье

,

16

(

4

),

438

451

. DOI: 10.1080 / 13607863.2011.644519

Kahana

,

E.

,

Lawrence

,

R.H.

,

Kahana

,

B.

,

Kercher

,

K.

,

Wisniewski

,

A.

,

Stoller

,

E.

,

Jordan

,

T.

и

Stange

,

K

. (

2002

).

Долгосрочное влияние профилактических мер на качество жизни пожилых людей

.

Психосоматическая медицина

,

64

(

3

),

382

394

. DOI: 0033-3174 / 02 / 6403-0382

Кребс

,

D.L.

, &

Van Hesteren

,

F

. (

1994

).

Развитие альтруизма: к интегративной модели

.

Обзор развития

,

14

(

2

),

103

158

. DOI: 10.1006 / drev.1994.1006

Lee

,

D. Y.

,

Lee

,

J. Y.

и

Kang

,

C. H

. (

2003

).

Разработка и валидация шкалы альтруизма для взрослых

.

Психологические отчеты

,

92

(

2

),

555

561

. DOI: 10.2466 / pr0.2003.92.2.555

Levitt

,

S. D.

и

List

,

J. A

. (

2007

).

Об обобщении поведения лаборатории на область

.

Канадский журнал экономики

,

40

(

2

),

347

370

. DOI: 10.1111 / j.1365-2966.2007.00412.x

Li

,

C.Н

. (

2016

).

Подтверждающий факторный анализ с порядковыми данными: сравнение надежного максимального правдоподобия и диагонально взвешенных наименьших квадратов

.

Методы исследования поведения

,

48

(

3

),

936

949

. DOI: 10.3758 / s13428-015-0619-7

McDonald

,

R. P

. (

1999

).

Теория тестов: единый подход

.

Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс

.

Мидларский

,

E.

и

Hannah

,

M. E

. (

1989

).

Щедрые пожилые люди: натуралистические исследования пожертвований на протяжении всей жизни

.

Психология и старение

,

4

(

3

),

346

. DOI: 10.1037 // 0882-7974.4.3.346

Midlarsky

,

E.

и

Kahana

,

E

. (

2007

).

Альтруизм, благополучие и психическое здоровье в пожилом возрасте

. В

с.G.

Post

(ред.),

Альтруизм и здоровье: перспективы эмпирических исследований

(стр.

56

69

).

Oxford University Press

.

Морроу-Хауэлл

,

N

. (

2010

).

Волонтерство в дальнейшей жизни: границы исследований

.

Геронтологические журналы, серия B: Психологические и социальные науки

,

65

(

4

),

461

469

.doi: 10.1093 / geronb / gbq024

Oda

,

R.

,

Machii

,

W.

,

Takagi

,

S.

,

Kato

,

Y.

,

Takeda .

,

Кийонари

,

Т.

,

Фукукава

,

Ю.

, и

Хираиши

,

К

. (

2014

).

Личность и альтруизм в повседневной жизни

.

Личность и индивидуальные различия

,

56

,

206

209

.DOI: 10.1016 / j.paid.2013.09.017

Penner

,

L.A.

,

Fritzsche

,

B.A.

,

Craiger

,

J. P.

и

Freifeld

,

T. R

. (

1995

).

Измерение просоциальной личности

. In

J.

Butcher

и

C. D.

Spielberger

(Eds.),

Успехи в оценке личности

(

Vol. 10

, pp.

147

163

).

Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк.

.

Pessi

,

A. B

. (

2011

).

Религиозность и альтруизм: изучение связи и ее отношения к счастью

.

Журнал современной религии

,

26

(

1

),

1

18

. DOI: 10.1080 / 13537903.2011.539835

Сообщение

,

S. G

. (

2007

).

Альтруизм и здоровье: перспективы эмпирических исследований.

Oxford University Press

.

Putnick

,

D. L.

и

Bornstein

,

M. H

. (

2016

).

Соглашения об инвариантности измерений и отчетность: современное состояние и будущие направления психологических исследований

.

Обзор развития

,

41

,

71

90

. DOI: 10.1016 / j.dr.2016.06.004

Ricard

,

M

. (

2015

).

Альтруизм: Сила сострадания, способная изменить себя и мир.

Литтл, Браун и компания

.

Rushton

,

J. P.

,

Chrisjohn

,

R. D.

и

Fekken

,

G. C

. (

1981

).

Альтруистическая личность и шкала самооценки альтруизма

.

Личность и индивидуальные различия

,

2

(

4

),

293

302

.DOI: 10.1016 / 0191-8869 (81) -2

Раштон

,

JP

,

Фулкер

,

DW

,

Нил

,

MC

,

Ниас

,

ДК

и

,

H. J

. (

1989

).

Шкалы старения и отношения агрессии, альтруизма и самоуверенности к опроснику Айзенка

.

Личность и индивидуальные различия

,

10

(

2

),

261

263

.DOI: 10.1016 / 0191-8869 (89)

-4

Sawyer

,

J

. (

1966

).

Шкала альтруизма: мера совместной, индивидуалистической и конкурентной межличностной ориентации

.

Американский журнал социологии

,

71

(

4

),

407

416

. DOI: 10.1086 / 224129

Steger

,

M. F.

,

Oishi

,

S.

и

Kashdan

,

T. B

.(

2009

).

Смысл жизни на протяжении всей жизни: Уровни и корреляты смысла жизни от зарождающейся взрослой жизни до пожилой зрелости

.

Журнал позитивной психологии

,

4

(

1

),

43

52

. DOI: 10.1080 / 17439760802303127

Vandenberg

,

R. J.

и

Lance

,

C. E

. (

2000

).

Обзор и синтез литературы по инвариантности измерений: предложения, практика и рекомендации для организационных исследований

.

Организационные методы исследования

,

3

(

1

),

4

70

. DOI: 10.1177 / 109442810031002

Watson

,

D.

,

Clark

,

L.A.

и

Tellegen

,

A

. (

1988

).

Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS

.

Журнал личности и социальной психологии

,

54

(

6

),

1063

.DOI: G022-35l4 / 88 / $ 00,75

Widaman

,

K. F.

и

Reise

,

S. P

. (

1997

).

Изучение инвариантности измерения психологических инструментов: приложения в области употребления психоактивных веществ

. В

K. J.

Bryant

,

M.

Windle

, &

S. G.

West

(Eds.),

Наука о профилактике: методологические достижения исследований злоупотребления алкоголем и психоактивными веществами

(стр.

281

324

).

Американская психологическая ассоциация

. DOI: 10.1037 / 10222-009

Wrightsman

Jr,

L. S

. (

1964

).

Измерение философии человеческой природы

.

Психологические отчеты

,

14

(

3

),

743

751

. DOI: 10.2466 / pr0.1964.14.3.743

Zimmerman

,

M.

,

Ruggero

,

C.J.

,

Chelminski

,

I.

,

Young

,

D.

,

Posternak

,

M. A.

,

Friedman

,

M.

,

Boerescu

,

D.

и

Attiullah

,

N

. (

2006

).

Разработка кратких шкал для использования в клинической практике: надежность и валидность индивидуальных оценок тяжести симптомов депрессии, психосоциальных нарушений, вызванных депрессией, и качества жизни по отдельным пунктам

.

Журнал клинической психиатрии

,

67

(

10

),

1536

1541

.DOI: 10.4088 / jcp.v67n1007

© Автор (ы) 2020.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *