Содержание

какие эмоции прячутся за нашими вспышками гнева и почему так происходит — Нож

Злость имеет разные оттенки, от легкого раздражения до гнева.

Более того, согласно некоторым психоаналитическим теориям (Липпс, Фенихель), даже скука — это одна из форм агрессии.

Правда, направлена она внутрь человека, когда какая-то деятельность не приносит ему удовлетворения, особенно если это продолжается достаточно долго. Скука может стать сигналом к переменам, но она нас скорее тормозит, а вот злость или страх, вызванные ею, помогают эти планы осуществить.

Злость — одна из базовых эмоций и присуща даже животным. Кстати, у высших позвоночных (птиц и млекопитающих), к которым относимся и мы, довольно схожи не только механизмы, запускающие гневливость, но и ее физические проявления. Центры, регулирующие агрессивное поведение, находятся в гипоталамусе, миндалевидном теле и стволе мозга. Конечно, не обходится и без лобных долей, поскольку именно они обрабатывают информацию, которая запускает все дальнейшие процессы.

В зависимости от причины агрессии она может быть опосредована разными системами: лимбическая отвечает за почти бессознательную реакцию на грустное или пугающее событие, а более сложная кортикальная — за контролируемую истинную злость. Так что еще на уровне нейронных сигналов разные факторы запускают свою форму агрессии, и если на «физиологическом» этапе мы ничего не можем с этим поделать, то разобраться с тем, что происходит дальше, — вполне.

Описывая злость, гнев или раздражение, часто употребляют термин «негативные эмоции», однако первичная злость обычно направлена на то, чтобы приносить особи, испытывающей ее, пользу.

Часто она служит отличным мотиватором (например, когда мы видим несправедливость и внутри нас вскипает благородная ярость) и механизмом защиты. Страх может выполнять те же функции (в мозге центры, отвечающие за эти эмоции, находятся очень близко), однако он мотивирует совсем иначе, замедляя процессы обработки информации. Злость же активно побуждает нас изменять то, на что направлено недовольство.

Без нее мы были бы лишь пассивными наблюдателями.

Кайлаш Сатьяртхи, лауреат Нобелевской премии мира, сказал, что «все его великие идеи были рождены благодаря гневу. Гнев — это сила, гнев — это энергия, и закон природы в том, что энергия никогда не может быть создана, никогда не исчезнет и никогда не разрушится». И ее нужно обуздать и использовать.

Физиологически злость и гнев оказывают возбуждающий эффект: учащается сердцебиение, расширяются сосуды, к лицу и конечностям приливает кровь (чтобы у особи была возможность отпугнуть врага своим видом или дать ему отпор), происходит выброс гормонов-катехоламинов (в том числе адреналина и норадреналина). Наше внимание фокусируется на раздражающем объекте, а вот критическое мышление и визуальная оценка общего пространства практически исчезают. Зато мы получаем мощный прилив силы и энергии, которую можем использовать, чтобы выбраться из трудной ситуации.

Но намного чаще злость — это всего лишь обертка других эмоций.

В американской психологии используют понятие anger iceberg, поскольку «на поверхности» мы, действительно, видим лишь небольшую часть огромной глыбы переживаний.

Обычно злость скрывает чувства, которые нам не хочется испытывать: страх, грусть или стеснение, — потому что так мы можем выставить себя уязвимыми. Общество формирует образ успешного, процветающего человека, диктуя свои стандарты, и слабости в них места нет. Верный способ соответствовать требованиям социума — спрятать свои настоящие эмоции под чем-то сильным, и злость хорошо для этого подходит (стыд тоже маскирует наши чувства, но совсем по-другому). Гнев, ярость, возмущение вселяют в человека уверенность, что он контролирует ситуацию и обладает силой. Но нередко это лишь иллюзия: предугадать дальнейшее развитие событий не дано никому. К тому же агрессия порождает агрессию, так что просто неудобная ситуация может стать еще и опасной.

Управление гневом

Иногда подмена чувств происходит потому, что гнев работает как успокаивающее средство: в момент раздражения в кровь поступает гормон надпочечников норадреналин, который отчасти работает как анестетик (например, помогает нам переживать болевой шок, воздействуя на кровеносные сосуды).

Когда мы испытываем мучительные чувства, такие как вина или горе, мозг может подарить нам ощущение злости, чтобы защитить от потрясений. После вспышки возмущения неизбежно наступает период расслабления.

Получается, гнев помогает нам успокоиться и протрезветь — но, защищаясь, мы невольно превозносим себя, не ценим чувства других и перекладываем на них вину за нашу нежеланную эмоцию. И вот уже ошибку допустили не мы, а коллега, который сразу ее не заметил, а горе от внезапной смерти родственника превращается в обвинение его же в неосторожности. Конечно, на какое-то время это может и сработать, но не стоит идти легким путем и блокировать настоящие, первичные эмоции.

Их нужно определять для того, чтобы найти самое простое и быстрое решение проблемы. Если вы злитесь из-за страха, нужно устранить его причину, если из-за недопонимания — объясниться. Злость же притупляет критическое мышление, не дает проанализировать ситуацию, но сразу заставляет нас атаковать и защищаться, а это не лучший способ общения. Например, кто-то переживает за другого, хочет о нем позаботиться, но, не умея выразить свое беспокойство, поневоле начинает злиться и вести себя агрессивно. В таком случае человек не только не получит порцию заботы, но и, наоборот, может испугаться и отдалиться, что приводит к совершенно противоположному результату — оба участника испытывают грусть и разочарование. Или другой пример: начальник боится сорвать план, но вместо эффективного управления начинает кричать на подчиненных, мешая им работать, и в итоге заваливает все дедлайны.

На практике определять первичные эмоции сложно, ведь для этого нужно остановиться, а в состоянии ярости подобное мало кому удается. Переключение на «аварийный режим» происходит мгновенно и не оставляет времени на раздумья. Тогда стоит проанализировать свои мысли уже после вспышки, подумать, какая эмоция могла иметь место в той ситуации? Был ли шанс ощутить ее или же злость и ярость сразу всё затмили? Как бы изменилась ситуация при другой реакции? Понятно, что в прошлое уже не вернуться, но, вероятно, в будущем при том же «наборе» чувств удастся действовать немного иначе.

Может показаться, что эмоциональные прятки — обычная привычка, и она никак не влияет на психологическое состояние человека. Это не так. Когда мы скрываем чувства, они копятся внутри нас, причиняя дискомфорт, растет тревожность и напряжение. К тому же, заменяя «неподходящие» эмоции сильными и устрашающими, мы можем окончательно разучиться правильно распознавать свои чувства и выражать их. Такое состояние называется «алекситимией». Этот термин был предложен еще в 1973 году, хотя пик исследований по теме пришелся на 90-е. По последним данным, алекситимию испытывают до 10 % населения, и проявляться она может в разных формах — и как банальная сумятица в определении своих чувств, и как неспособность распознавать эмоции других. Из-за этого людям бывает сложно выстраивать общение и заводить крепкие отношения. Для определения алекситимии разработана специальная торонтская шкала, но это, скорее, приблизительные вопросы — точно описать состояние может только психолог.

Трудности в выражении эмоций бывают врожденными (тогда говорят о первичной алекситимии, например при расстройствах аутистического спектра или неврологических нарушениях) и приобретенными (вследствие психотравм или особого воспитания).

Мужчины в четыре раза чаще женщин сталкиваются со второй разновидностью. Из-за стереотипных представлений о «настоящем мачо» мальчиков с детства (уже с годовалого возраста) заставляют скрывать искренние эмоции и не показывать свою слабость. Более того, часто «будущие мужчины» даже не имеют достаточного словарного запаса, чтобы описать собственные чувства. Особенно это касается таких якобы «женских» эмоций, как забота, страх, стеснение и любовь. Обнаружена связь между традиционным воспитанием мальчиков и проблемами с выражением чувств. Мужчины, действительно, в основной своей массе менее склонны к эмпатии и переживаниям — но это результат социальных и поведенческих факторов, а не разницы полов. Строение мозга у всех одинаковое, и по мере возможности нужно давать и мальчикам, и девочкам проживать любые эмоции, учить разбираться в них и объяснять, что сдерживать свои чувства внутри себя неправильно.

Алекситимия не патологическое состояние, но может вызывать беспокойства и зависимости: при подавлении переживаний у людей возникает бессознательная тяга к снятию напряженности едой или специальными веществами.

Также неспособность понимать и выражать чувства ведет к снижению самооценки и даже депрессивным состояниям.

Не существует правильных или неправильных эмоций — всё, что мы ощущаем, имеет право на существование. Скрывая свои истинные чувства, мы загоняем себя в ловушку, поскольку человек не может спокойно жить, вечно притворяясь. Нужно ли постоянно защищаться от воображаемой угрозы или можно решить проблему иначе? Разочаруются ли в вас окружающие, если вы «дадите слабину», или, наоборот, обрадуются, что лед тронулся? Экспериментируйте с эмоциями, позвольте себе ощущать весь их спектр — и вы заметите, как мир становится сложнее, но интереснее.

Почему злиться — нормально и даже полезно: советы психолога

Злиться — нормально. Именно это чувство заставляет нас менять сложившийся порядок вещей. Если эмоции, особенно такие, как агрессия и злость, не выходят наружу, а остаются внутри, человек может привыкнуть к ним и, как следствие, жить в стрессе, сваливая все на работу или загруженность. Подробнее об этом рассказала психолог семейного центра «Измайлово» Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Наталия Салфетникова. 

Понять причину гнева

Важно понять, что именно вызвало гнев. Предмет агрессии часто смещен, и придется много раз задавать себе вопросы «Что меня в этом злит? На что и на кого я злюсь на самом деле?», чтобы нащупать окончательный ответ. Злость чаще всего персональна.  

Когда настоящий объект гнева найден, возникает вопрос, что делать — но уже скорее не со злостью, а с нарушением границ, угрозой или дискомфортом, которые и порождают гнев как защитную реакцию.  

Прислушивайтесь к себе и своим чувствам — возможно, именно гнев станет толчком, который поможет понять, на какие ситуации в вашей жизни стоит обратить внимание и где нужны перемены. 

Проявлять чувства

В семейный центр «Измайлово» обратилась семья Никулиных. Их 5-летний сын начал проявлять агрессию по отношению к 3-летней сестренке: отбирать вещи, толкать, кричать на нее. Ранее такого родители не замечали, поэтому и были очень обеспокоены. Ведь, с их слов, они любят детей одинаково, и игрушек у малышей равное количество. 

После разговора с родителями психолог пообщался и с мальчиком. Оказалось, что ребенок был обеспокоен тем, что папа считал его уже взрослым, а малышу не хватало отцовского внимания и любви. Мальчик испытывал стресс, а выместить его мог только на маленькой сестре. 

После консультации у психолога родители пересмотрели свои взгляды на общение с детьми. Папа стал проявлять заботу и внимание к сыну. Вместо «дай пять, как мужчина» он подходил и обнимал мальчика. Ребенку становилось легче, так как он стал чувствовать любовь папы. 

«Самое страшное для ребенка — это потеря родительской любви и игнорирование. Часто дети ломают что-то, кричат или не слушаются не потому, что они такие злые, а потому что им жизненно необходимо ваше внимание. Уж лучше мама с папой отругают меня, чем вовсе не будут замечать — вот какая мысль провоцирует их на плохое поведение. Ваша любовь и внимание — огромный ресурс и ценность для детей. Любите своего ребенка, помогайте ему распознавать свои чувства, поддерживайте его», считает Наталия. 

Почему злиться — это полезно

  1. Выплескивание злости — отличный способ успокоиться. 
    Когда мы сердимся, наш организм испытывает стресс. Когда организм испытывает стресс, мы начинаем злиться и сильнее хотим справиться со своим негативным состоянием. Проявление гнева дает нам разрядку и позволяет привести нервы в порядок.
  2. Вымещение агрессии способствует увеличению продуктивности. 
    Иногда умеренное проявление злости уместно в рабочем процессе. Так вы даете понять партнерам и коллегам, что определенные проблемы более важны и требуют быстрого решения.
  3. Злость помогает достигать поставленных целей.
    Мы злимся, когда не получаем того, чего действительно хотим. Гнев показывает, какие цели и задачи нам важны. Он же дает энергию, чтобы преодолеть преграды и добиться желаемого.
  4. Регулярное проявление негативных эмоций помогает избежать нервного срыва.
    Зачастую за злостью идет раздражение. Итог — люди бросают нелюбимую работу, заканчивают токсичные отношения, наконец-то съезжают от родителей и делают массу других вещей, на которые бы не решились в спокойном состоянии. И благодаря этому нам удается избежать наступления нервного срыва.
  5. Злость позволяет понять: что-то не так.
    Если вас буквально «накрывает», то даже если ум еще не успел обработать информацию, вы четко понимаете: вас обидели, унизили, словом, поступили непозволительно с вашей точки зрения.

Если вам нужна помощь

На базе столичных семейных центров можно получить индивидуальную консультацию профессиональных психологов и специалистов по всем вопросам, связанным с выстраиванием детско-родительских отношений в семье, а также с развитием эмоциональной регуляции у детей и взрослых.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Как в психологии определяют злость/ярость? Есть ли для неё какой-то термин?

Здравствуйте!)

Для начала стоит сказать, что есть ряд теорий, которые дают разные объяснения природе и значению эмоций в психике, не только человеческой. Это теории К. Изарда, Кеннона-Барда, Ч. Дарвина, Джеймса-Ланге, теория строения психики Л. М. Веккера, психоаналитические теории и пр.

Уже опираясь на конкретные теоретические представления о том как это работает психологи создают некоторую условную систему координат и пробуют её на практике, как новый измерительный инструмент — получается измерить феномен или не получается. Для корректных выводов о правильности проведённых измерений стоит писать отдельно, это совсем другая тема, но упомянуть это важно. Так вот этот самый измерительный инструмент, это шкала или шкалы, которые в совокупности с другими показателями позволяют делать относительно далеко идущие выводы и судить о поведении более объективно. Это тесты, опросники, карты наблюдения и т. п. В этом абзаце я пытался ответить на вопрос о том, как определить злость/ярость с точки зрения науки, если правильно понял первую часть вопроса.

А если говрить о дефинициях злости, то можем обратиться к одной из теорий, например теории дифференцированных эмоций К. Изарда. Он выделял два уровня организации эмоций:

  1. базовые эмоции, те эмоции, которые не имеют пересечений друг с другом и имеют ряд общих характеристик, но здесь я не стану их обозначать из-за и так не малого объёма текста — интерес, гнев, счастье, удивление, печаль, отвращение, презрение, страх, стыд, вина;
  2. дифференцированные эмоции — множество; это те эмоции, которые возникают на пересечении базовых.

Я не случайно выделил жирным шрифт на слове «гнев», я подозреваю, что вы имели в виду именно эту эмоцию. Изард говорил о причинах активации эмоции, проявлении её в поведении и о функциях, которые эта эмоция выполняет.

  • Причина активации гнева представлена им так: человек чувствует, что у него «вскипает» кровь, лицо горит, мышцы напряжены. Чем сильнее гнев, тем больше потребность в физическом действии, тем более сильным и энергичным чувствует себя человек.
  • В поведении гнев проявляется ограничением свободы, препятствими в достижении целей, неправильными или несправедливыми действиями окружающих, некоторыми раздражающими факторами (боль, ощущение дискомфорта и т. п.).
  • Функцией гнева является мобилизация энергии, необходимой для самозащиты. Он придает индивиду ощущение силы и храбрости. Уверенность в себе и ощущение собственной силы стимулируют индивида отстаивать свои права, то есть защищать себя как личность.

Напоследок хотел сказать, что иногда гнев/злость/ярость путают с агрессией и агрессивностью. Важно понимать, что это не одно и то же. А если интересна тема агрессивного поведения и злости, то можете почитать Э. Фромма «Анатомия человеческой деструктивности», К. Лоренца «Агрессия, или Так называемое зло», А. П. Назаретяна «Агрессия, мораль и кризисы в развитии мировой культуры».

Агрессия (гнев, злость, ярость) глазами психоаналитика |

Агрессия (гнев, злость, ярость) глазами психоаналитика.

Хотя, наверное, более правильное название для этой статьи было бы: «Гнев, злость и ярость. В чём разница?»

Часто в обычной жизни люди считают эти слова синонимами и не видят между ними никакой существенной разницы, а хотя разница, конечно, есть. И порой она оказывается весьма весомой. На самом деле психологический смысл гнева и злости оказывается почти противоположным.

Давайте разберемся, почему это так:

Агрессия неотъемлемая часть человеческой природы. Она помогает нам приспособиться к окружающей действительности.

Я думаю, не стоит говорить о том, что без агрессии как отдельно взятый человек, так и всё человечество в целом, не выжило бы.

В общей психологии под агрессией понимается поведение, форма коммуникации, — «действия», наносящие различный вред, себе или окружающим.

Психологи выделяют много видов агрессии: вербальная и невербальная, косвенная и прямая, открытая и подавленная, пассивная и активная, конструктивная и деструктивная. Важно понимать, что подойти на улице к человеку и спросить, сколько времени это тоже агрессия, хотя и конструктивная. На нее мы можем получить скрытую вербальную агрессию: «Нужно иметь свои часы!» Или пассивную: Молчание, игнорирование или другое поведение, презрительный взгляд, например. И все это будет различной формой проявления агрессии.

Но, как мы знаем, мотором для нашего поведения являются чувства. Основные чувства, стоящие за агрессией и являющиеся ее частями, это гнев, злость, ярость и ненависть.

Теперь давайте в рассмотрим природу этих чувств и постараемся понять разницу.

По своей сути гнев — это подавленная смещенная злость (Или ярость). Гнев может как кипеть внутри человека, и тогда мы можем наблюдать лишь холодность, отстраненность, игнорирование, высокомерие, презрение и пренебрежение к окружающим, так и изливаться наружу в виде брани, крика, битья посуды, обвинений и склок.

Гнев приносит разрядку психического напряжения и дает быстрое, но временное облегчение, если выражается открыто. Если этого не происходит, гнев накапливается тяжелым грузом обиды, перерастает в психосоматику, деформирует характер, остаётся в подавленном состоянии.

Единственное, что важно отметить, что эмоции гнева и все другие пассивные агрессивные чувства ни к чему не ведут, ничего не меняют в жизни человека, кроме того, что ухудшают его здоровье и качество жизни.

Гнев можно сравнить с работающим на больших оборотах мотора на холостом ходу. Мотор ревет, а машина стоит на месте. Чтобы это метафора было более понятной, я приведу пару примеров. Один из обычной жизни, а другой из клинической практики.

Пример А.

Женщина добирается на работу до города на переполненном автобусе, ругается на работу общественного транспорта, практически каждый день вступает в конфликты с другими пассажирами. Дело доходит чуть ли не до драк. Она переполнена гневом и каждый день выплескивает его через край. Но изо дня в день продолжает ездить на том же автобусе. Ничего в жизни не меняется.

Если бы она могла позволить себе действительно разозлиться, она смогла бы задуматься, зачем она ставит себя в такую ситуацию и нашла бы из неё выход. Разозлившись, она могла бы начать лучше работать, продвинуться по карьерной лестнице, купить себе машину или скооперироваться с соседями, ездящими в город на работу.

Когда агрессия перестает быть пассивной, она помогает нам начать думать и действовать. Но все же остается вопрос: почему именно гнев? Для чего эта женщина изо дня в день ставит себя в такую ситуацию? Допустим, у нее дома сидит престарелая мать, которая мотает ей нервы, «запрещает» устраивать личную жизнь, требует и контролирует.

Это, конечно, изматывает и вызывает злость, но злиться на больную престарелую мать, являющуюся центральной фигурой ее внутреннего мира, оказывается невозможным. Тогда злость подавляется и смещается на другой объект (людей в автобусе), превращающийся в праведный гнев, который дает возможность скинуть избыточное напряжение и ничего не менять в своей ситуации.

Если бы эта женщина не была бы столь сильно эмоционально зависима от своей матери, более зрелой и имеющей внутри себя опору, она могла бы позволить себе злиться на нее. Злость могла бы, например, выражаться в одной спокойно сказанной фразе: «Я ухаживаю за тобой, как могу, и я буду строить свою личную жизнь, и, если тебя это не устраивает, ты можешь переехать в дом престарелых».

Злость в данной ситуации более зрелое чувство, предполагающее внутреннею готовность к действиям и изменениям, направленную на защиту себя. Возможно, в этой ситуации до реального разъезда дело бы и не дошло, и отношения имели бы шанс измениться, впустить в дом третьего — мужчину.

Пример Б.

Женщина 42 лет обратилась в терапию по поводу неблагоприятной семейной ситуации. А в ходе психотерапии она постоянно опаздывала, часто пыталась забыть оплатить сессию, могла пропустить сессию без предупреждения.

Это была ее пассивная агрессия ко мне (как к отцовской фигуре, которая устанавливает правила). Этой агрессии она не осознавала. Терапию она порой находила полностью бесполезной, но как и в семейной ситуации, чувствуя свою зависимость и беспомощность, держалась за нее.

Со временем она смогла понять свой гнев, а главное — его причины (зависть и ненависть к отцу, потребность в контроле), и постепенно начать выражать свою агрессию в мой адрес словами. Это произошло тогда, когда бессознательное доверие стало более устойчивым.

Гнев превратился в злость. Она смогла открыто говорить о том, что ее бесят правила терапии, раздражает моя внешность (напоминающая внешность отца). После этого ее опоздания и пропуски прекратились. Терапевтические отношения стали более открытыми и доверительными. Это позволило ей посмотреть на себя в другом свете. Благодаря открытому выражению чувств, отношения в семье стали постепенно налаживаться.

Итак. Мы подошли к тому, что, когда бесплодный гнев, сохраняющий зависимую позицию, превращается в злость, как готовность действовать, ситуация начинает меняться.

Важно сказать, что злость и ненависть, как это ни парадоксально, лежат в основе любви.

Если ненависть не ведёт к уничтожению, этот сильный эмоциональный заряд помогает людям понять друг друга и сблизиться, найти общие точки соприкосновения, ощутить взаимное проникновение в эмоциональный мир друг друга.

Не зря в народе говорят: «Бывшие враги могут стать лучшими друзьями».

Злость, если она удерживается в приемлемых рамках, сближает людей, меняет ситуацию.

«Я на тебя злюсь — это значит, ты мне не безразличен».

Злость, как правило, предполагает аспект неудовлетворенности собой, готовность меняться самому. По сути, злость — это готовность к внутренним действиям и решениям.

В Советской системе воспитания злость считали плохим чувством. Ее не принимали. «На родителей злиться нельзя. Если ты будешь злиться, мы тебя не будем любить». Это заставляло ребенка терпеть, подавлять свою злость, превращая ее в беспомощный гнев, разрушающий себя, подспудно портящий все отношения.

Психологически здоровый ребенок имеет возможность сказать: «Мама, я тебя ненавижу». И получить улыбку мамы в ответ, и слова: «Да, ты на меня злишься за то и то…»

Злость — это то чувство, которое способствует отделению — психологической сепарации, которая необходима для развития самостоятельной зрелой личности.

Одна из основных задач психоаналитической терапии является интеграция агрессии в отношении, превращении гнева в злость.

Гнев принимается и выдерживается аналитиком до тех пор, пока не формируется доверие выражать свою агрессию в его адрес словами. Это помогает понять бессознательные причины гнева и получить новый более благоприятный опыт выражения агрессии.

В психоанализе есть правило: «Все чувства должны быть высказаны словами, а не отреагированы в действиях».

Если злость отреагируется в действиях (обрывание терапии: что я буду платить деньги, тратить время на то, чтобы злится? Или развестись вместо того, чтобы приложить усилия к налаживаню отношений, будучи готовым к любому исходу) то злость становится невозможно интегрировать в отношения. Это примерно тоже самое что и спускание всего пара из паровоза через свисток, который этот паровоз должен начать двигать.

В этой статье мы должны особое место уделить аффекту ярости.

Ярость — это крайне сильное чувство. Его психологический смысл заключается в том, чтобы младенец мог смести препятствия на своём пути. Яростный крик младенца трудно выносим, он заставляет мать изменить свое поведение в отношении ребенка.

По сути ярость — это защита от чувств отчаяния и беспомощности. Проявление ярости приводит к удовлетворению жизненно важных потребностей (с яростью речь всегда идет о фрустрации жизненно важных потребностей), и ярость ослабевает и превращается в конструктивную злость.

Если препятствие оказывается непреодолимым, то чувство отчаяния и бессилия превращают агрессивный импульс в пассивный беспомощный гнев.

Важно отметить, что в ходе психотерапии мы проделываем обратный путь: от гнева через ярость к злости. Проявление ярости в психоанализе мы называем «аффективным штормом».

Лучшее, что мы можем сделать для человека, это выдержать его. Как правило, после ярости злость уже кажется не столь опасной и может быть интегрирована в отношения.

 

Автор статьи: Дмитрий Басов

 ЗАДАТЬ ВОПРОС ПСИХОЛОГУ                    ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЕМ     

Какого оттенка ваша злость? — Вестник Кипра

Все мы иногда злимся, даже если не признаем или не показываем этого. Однако нас злят разные вещи, и выражаем мы свою злость тоже по­-разному. Иными словами, у злости есть много видов или «оттенков». А какой – у вашей? Прежде, чем отвечать на этот вопрос, важно понять, в чем суть этой эмоции.

ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ ЗЛОСТИ
С точки зрения психофизиологии, злость – это врожденная защитная реакция организма, которая возникает, когда человек чувствует какую-то угрозу своему физическому или эмоциональному выживанию. Другими словами, человек хочет защититься от физической или эмоциональной боли и дискомфорта, возникающих тогда, когда он теряет или может, как ему кажется, потерять что-то, психологически для него важное –
любовь, автономию, контроль, чувство превосходства и т. д.
Злость является частью системы страха и реагирования на острый стресс, так называемой реакции «дерись, беги или замри». Важно отметить, что злость – это эмоция, а агрессия – это поведение, и не всегда злость может проявляться в открытой агрессии. Главное, вся эта система неразрывно связана с чувством уязвимости, тревоги и страха, без присутствия каковых она попросту не будет срабатывать.
Таким образом, злой человек чувствует себя и/или выглядит сильным, однако это чувство всегда так или иначе связано с эмоциональной болью, тревогой и страхом, даже если сам человек этого не видит.

ОСНОВНЫЕ ОТТЕНКИ ЗЛОСТИ

Обида
Как правило, оттенок обиды носит острая злость, ярость или же острая фрустрация и нетерпеливость, поскольку не были удовлетворены базовые эмоциональные потребности человека в привязанности, любви, понимании, принятии, свободе выбора, свободе самовыражения и т. п. Человек протестует против плохого к себе отношения и выплескивает накопившуюся злость в форме претензий и упреков с оттенком обиды. Часто, выражая такого рода гнев, человек может плакать и выглядеть очень несчастным.

Упрямство
В отличие от предыдущего, этот оттенок не проявляется явно. Злость выражается в виде пассивного противостояния другому, невыполнения его просьб и требований. В результате на такого человека могут смотреть как на упрямого, своенравного или даже недалекого.
Несмотря на видимое отличие, этот вид гнева по своей сути очень схож с предыдущим и тоже имеет оттенок обиды: человеку кажется, что другая сторона не учитывает полагающиеся ему вышеперечисленные эмоциональные потребности. Однако чаще всего оттенок упрямства носит злость, связанная с обидой: человеку кажется, что ему не дают почувствовать себя отдельной личностью, что-то навязывают и в принципе посягают на его автономию.

Ярость обиды
В этом случае злость доходит до крайней точки яркости и насыщенности и может основываться на обоих упомянутых выше оттенках. Проявляется она вспышками ярости, когда человек теряет контроль над собой, может бросать или ломать предметы, громко кричать или даже наброситься на обидчика.
В таком состоянии человек стремится «уничтожить» другого человека, которого он в данный момент воспринимает как агрессора, как источник эмоциональной боли. Нужно, однако, отметить, что у человека нет как таковой цели заставить «агрессора» страдать или чувствовать себя униженным, менее способным или в принципе хуже, чем он сам.
Как и в предыдущих двух случаях, эта злость тоже несет в себе оттенок обиды и эмоциональной боли, вызванных тем, что человек остро ощущает себя недолюбленным, не услышанным, непонятым и отверженным. Вся его ярость будто кричит: «Как ты не понимаешь, насколько ты мне нужен?! Насколько мне нужна твоя любовь, ласка и понимание!» или «Как ты не понимаешь, насколько мне важно, чтобы ты дал мне почувствовать себя способным и самостоятельным?!».

Избалованность
Этот оттенок злости по своему проявлению может быть очень похож на три уже упомянутых, и в нем тоже может присутствовать элемент обиды. Его особенность заключается в том, что человек не требует удовлетворения базовой эмоциональной потребности, а, скорее, чувствует себя особенным и имеющим право получить или сделать то, что неприемлемо, невозможно или вредно как для него самого, так и для других. И он хочет получить это в полной мере, здесь и сейчас.
Такого рода злость часто проявляется у людей, которых баловали в детстве. Это, кстати, достаточно распространенное явление в обеспеченных семьях на Кипре как среди самих киприотов, так и среди русскоговорящего населения острова.

Строгий критик/воспитатель
Человек злится на другого за то, что действия того не соответствуют определенным нормам и стандартам. Причем требования эти могут быть как вполне нормальными, так и завышенными или даже перфекционистскими. Их объектом выступает поведение, выполнение каких-то заданий, следование каким-то целям. Однако это может быть и требование не выражать определенных чувств и эмоций или даже не испытывать их. Этот оттенок, как правило, проявляется критикой, претензиями и наказаниями за непослушание.

Супер Я!
Этот вид злости носит оттенок величия. Человек воспринимает другого как низшего по отношению к себе и очень злится, если этот низший пытается подняться до его уровня или выше. Испытывающий злость хочет, как ему кажется, поставить другого «на место». Но на самом деле – увидеть того человека униженным, растоптанным и, может, даже страдающим. Его цель – заставить другого признать его превосходство и/или просить прощения и снисхождения. В этом состоянии человек может говорить что-то вроде: «Да кто ты такой, чтобы так себя со мной вести?!», «Ты хоть представляешь, кто Я?!», «Ты ничтожество по сравнению со мной!» и т. п.

Самоедство
Злость здесь направлена на себя. Претензии и критика по отношению к себе могут иметь любой из вышеперечисленных оттенков, но чаще всего они будут исходить с позиций «строгого критика/воспитателя» или «супер Я!».

ЧТО ДЕЛАТЬ?
Надеюсь, эта статья помогла вам понять, какого оттенка (или оттенков) ваша злость. То есть от какой эмоциональной боли вы пытаетесь себя этой злостью защитить и как именно вы это делаете. Это очень важный первый шаг.
Следующий шаг – разобраться, ПОЧЕМУ у вашей злости именно этот оттенок, почему вы так хотите избежать эмоциональной боли этого конкретного рода, почему именно такое к вам отношение или положение вещей наиболее болезненно. Об этом и о том, как научиться «правильно» злиться, я расскажу в своей следующей статье.

Татьяна Бычкова
www.theraPSY.com.cy
Лицензированный клинический психолог, Магистр возрастной и клинической психологии (США, Лондон, Кипр) (лиц. №354 Республики Кипр).

Как справиться со злостью и раздражением :: Здоровье :: РБК Стиль

© Shutterstock

Автор Василиса Кирилочкина

26 марта 2019

Мы все иногда злимся, и в этом нет ничего страшного. Но постоянное раздражение и гнев могут серьезно отравлять жизнь. Рассказываем, как работает злость, что помогает с ней справиться в моменте и как сократить количество негатива в повседневной жизни.

Жизнь ежедневно подкидывает сто и один повод для злости. В большинстве случаев нам удается держать себя в руках или вовсе не замечать потенциальных раздражающих факторов. Но бывают дни, когда бесит примерно все, когда мы истощены эмоционально или физически — и тогда в нас закипает злость. Последней каплей может стать водитель такси, который остановился за десять домов от вашего, вредный клиент или начальник, который не пускает в заслуженный отпуск. Мы злимся на друзей, если они отменяют встречи, на супруга, который в очередной раз оставил грязную сковородку, на кричащих в самолете детей, опаздывающих курьеров и просто случайных людей, которым не повезло столкнуться с нами на улице в особо трудный день.

Злости не нужно бояться, не стоит ее избегать и записывать в свои смертные грехи. Это выработанный эволюцией физиологический механизм, который тысячелетиями служит эффективной защитой от агрессивного мира. Злость помогает поменять ситуацию и защитить собственные границы — прогнать чужака со своей территории, отвоевать место вожака в стае, заставить водителя вернуться к вашему дому, начальника — признать ваше право на отдых, а супруга — помыть, наконец, посуду. Другое дело, что в современном городе большинство проблем можно решить, не прибегая к агрессии. Да и проблемы эти не угрожают вашей жизни, хотя могут лишить определенной доли комфорта. Поэтому со злостью стоит научиться справляться: чтобы адекватно реагировать на неприятные ситуации, без кровопролитий решать рабочие и личные конфликты, зря не растрачивать драгоценную энергию и не ложиться спать с ощущением, что весь день провел на войне.

Как работает злость

Когда в вас закипает злость, мышцы во всем теле напрягаются, мозг активно вырабатывает химические вещества катехоламины (предвестники адреналина) и вы чувствуете прилив энергии. Сердцебиение учащается, растет кровяное давление, дыхание становится коротким и прерывистым. Кровь приливает к конечностям и в мозг — чтобы вы могли быстро бегать, драться и думать. Внимание полностью фокусируется на объекте злости, вы уже не замечаете ничего другого. Через пару мгновений начинается выработка адреналина, который может держать вас в состоянии длительного возбуждения. Теперь вы готовы к битве.

Понимание физиологии злости дает простой и эффективный способ с ней справиться: нужно успокоиться. Звучит издевательски, но только в том случае, если к этому совету не приложить конкретный план действий. Наш организм довольно легко обмануть: если наглядно показать ему, что нет нужды в битве, он успокоится сам.

  • Сядьте. Это лучшее, что можно сделать, если вам хочется накричать на человека. Вы наверняка замечали, что по мере нарастания накала конфликта все встают (принимают боевую позу). Поэтому сядьте, а для пущего эффекта еще и вальяжно облокотитесь на спинку. Если находитесь дома, можно даже лечь — это прямой приказ телу расслабиться.
  • Глубоко дышите. В боевой готовности наше дыхание учащается — с наполненными кислородом легкими неудобно драться. Поэтому используйте старую добрую технику «десяти глубоких вдохов».
  • Потянитесь. Это поможет расслабить мышцы. В этом плане йога является отличной профилактикой злости — там можно и полежать, и потянуться, и продышаться. Если не отпускают эмоции даже к концу дня, попробуйте позаниматься йогой с видеоуроком (например, вот этот длится всего семь минут) — это поможет переключиться и спокойно заснуть.

Иногда мы так сильно злимся, что расслабиться не получается. Тогда негативным эмоциям стоит поискать альтернативный выход. Главный элемент злости — это адреналин, курсирующий по нашему телу. Если прекратить его выработку не получается, нужно направить бурлящую энергию в позитивное русло. Пойти на вечеринку (но исключить алкоголь — он может лишь усилить негативные эмоции) или танцевать дома, отправиться на пробежку, устроить себе интенсивную тренировку или сходить на концерт и хорошенько там прокричаться. Проще говоря, сделайте все, чтобы ваш организм выдохся, тогда ни на какую злость буквально не останется сил.

Профилактика злости

Постоянное раздражение и вспышки гнева могут серьезно отравлять жизнь, спровоцировать повышение тревожности, бессонницу и депрессию — если вы замечаете у себя какие-то из симптомов этих состояний, возможно, стоит обратиться к терапевту. Если же злость пока не успела захватить ваши дни, но вы чувствуете, что стали раздражаться чаще, попробуйте зафиксировать свое состояние.

Лучше всего записать свои мысли и чувства по поводу конкретного эпизода: что спровоцировало злость, как именно вы реагировали и что чувствовали после. Если вы не поклонник эпистолярного жанра, можно просто поделиться ситуацией с близким человеком: найдите того, кто готов выслушать, и расскажите свою версию событий. Часто пары таких разборов хватает, чтобы лучше понять свое состояние и контролировать эмоции в будущем. Если вы понимаете, что источником негатива для вас является конкретный человек, стоит аккуратно поделиться своими чувствами и поставить границы. Или же самостоятельно оценить важность этого персонажа в вашей жизни — возможно, нужно просто отстраниться.

Еще один отличный метод профилактики злости — практика сострадания. Как учила Боба Дилана его бабушка, «будь добр ко всем, потому что никогда не знаешь, какую битву ведет другой человек» (на самом деле это цитата из книги шотландского писателя и священника Яна Макларена). Поэтому, когда вы в очередной раз начнете гневаться на водителя, официанта, начальника или собственного ребенка, попробуйте посмотреть на ситуацию с его стороны. Можно буквально нафантазировать обстоятельства, которые заставили другого человека доставить вам дискомфорт. Или фокусируйтесь не на оппоненте, а на самой ситуации — способны вы ее изменить или нет. Если да, попробуйте сделать это мягко (вдруг человек даже не подозревает, что доставляет вам дискомфорт или просто ничего не может поделать с этим). Если ситуацию не изменить — концентрируйтесь на своих чувствах. Глубоко дышите, думайте о чем-то приятном, попробуйте пошутить над происходящим или позвоните близкому человеку. 

Вредно ли копить в себе злость?

  • Клаудиа Хаммонд
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Злитесь? Закипаете как чайник? Бывает. Что делать в таком случае — выпустить пар, дать волю чувствам, не копить раздражение, как часто советуют? Опыт показывает, что на самом деле все не так просто, подчеркивает автор BBC Future.

Как часто вы слышите совет не держать в себе злость ради собственного здоровья? Принято считать, что сдерживание негативных эмоций наносит вред организму – в частности, вызывает язву желудка. Время от времени вам на глаза попадается сообщение, что это также плохо и для вашего сердца.

Но что говорит об этом накопленный за многие годы опыт наблюдений? О чем говорят исследования в этой сфере?

Что касается язвы, вы можете ее заработать независимо от того, бьете ли вы в ярости посуду или тихо закипаете в углу. Стресс действительно провоцирует развитие язвы. Однако нет никаких убедительных доказательств того, что возникновение язвы желудка зависит от нашего поведения в стрессовой ситуации. Ученые выяснили, что в большинстве случаев язва вызывается либо патогенной бактерией Хеликобактер пилори, либо длительным употреблением нестероидных противовоспалительных препаратов.

В случаях с сердечными заболеваниями результаты исследований более противоречивы.

В ходе эксперимента, проведенного в 2000 году Университетом штата Северная Каролина (США), 12 тысяч пациентов заполнили анкеты, в которых они оценили свои склонности разозлиться и вылить гнев на окружающих. Через несколько лет все они были обследованы.

Даже при том, что кровяное давление у них было в норме, несдержанные люди, легко терявшие контроль над собой, в три раза чаще перенесли инфаркт миокарда. При этом исследователями были сделаны поправки на такие факторы, как курение, диабет и ожирение.

К похожим выводам пришел и научный сотрудник Университета Восточного Лондона Марк Дермотт. Согласно его исследованиям, люди, легко теряющие самообладание, чаще страдают от инфарктов, чем те, кто умеет сдерживать свои эмоции.

Физиология гнева

Выводы всех этих исследований звучат вполне логично, особенно если учесть то, как наш организм выражает гнев. Когда вы теряете самообладание, ваше лицо краснеет, челюсти сжимаются, а сердце начинает учащенно биться, готовясь либо драться, либо убегать.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Наше сердце может выдержать многое. Но лучше, когда на сердце легко

Ваш организм забирает жир из мускулов на случай, если срочно понадобится дополнительный источник энергии. Но если эти жирные кислоты не используются, они должны куда-то деться. В результате они прилипают к стенкам сосудов и потенциально могут привести к заболеваниям сердечнососудистой системы.

Каждый раз, когда у вас подскакивает кровяное давление, на стенках коронарных артерий могут остаться мельчайшие шрамы. Это, в свою очередь, тоже способно привести к болезни сердца. Один такой случайный шрам не представляет проблемы, но если ситуация повторяется день за днем, повреждения накапливаются.

Здоровое сердце справляется и с этим. Но если вы уже страдаете заболеванием сердечнососудистой системы, резкий скачок кровяного давления иногда приводит к тому, что жировые отложения отрываются от стенки сосуда и блокируют артерию. Если из-за этого кровь не поступает в сердце, наступает инфаркт. Если кровь не может поступать в мозг, возникает прямая угроза инсульта.

Однако есть и другие исследования, которые не обнаружили прямой связи между гневом и сердечными заболеваниями и показали, что люди с повышенным давлением более склонны сдерживать эмоции.

Проблема в том, что различные исследования подходили к статистике и оценкам сердечных заболеваний и ситуаций открытого выражения гнева настолько по разному, что их трудно сравнивать.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Выражайте гнев конструктивно, и давление будет в норме

В попытке докопаться до истины израильский ученый Гиора Кейнан обратил внимание не только на частоту проявлений гнева, но и на их интенсивность. Он обнаружил, что с точки зрения здоровья лучше всего хорошенько разозлиться и сказать все, что думаешь. Но делать это можно только изредка.

Гиора Кейнан предположил, что люди, которые так поступают, как правило, хорошо умеют находить и другие возможности справиться с трудными ситуациями. Это снижает испытываемый ими уровень стресса и в результате улучшает иммунную функцию. Что, в свою очередь, благотворно влияет на здоровье.

Согласно другой теории, важно то, как именно вы выражаете свой гнев. Канадские исследователи выбрали случайным порядком 785 добровольцев и наблюдали за ними десять лет. Они обнаружили, что мужчины, выражающие свой гнев конструктивно, направляющие его на какие-либо действия, менее подвержены сердечным заболеваниям.

У женщин такой закономерности обнаружено не было. Но и для женщин, и для мужчин крайне нежелательной оказалась ситуация, когда в гневе человек переваливает вину на других и оправдывает собственные действия. Такая эмоциональная позиция приводила к большему числу сердечных заболеваний.

Готовы к бою?

Результаты всех этих исследований не являются окончательными. Они не дают однозначного ответа на вопрос о том, полезно ли для здоровья дать волю негативным эмоциям. Но ведь и без ученых ясно, что, выпустив пар, мы чувствуем облегчение, не правда ли? На самом деле это еще далеко не факт.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Хотите таблетку от эмоций? Или предпочитаете поколотить мешок?

Некоторые психотерапевты предлагают своим пациентам поколотить подушку, чтобы успокоиться. Но это упражнение не столь успокаивающее, как некоторым кажется. Как выясняется, оно может лишь усилить ваше чувство гнева.

Добровольцы, участвовавшие в одном из экспериментов, получали нелицеприятные и даже оскорбительные отзывы о написанных ими сочинениях — такие, например, как «Это было худшее сочинение, которое я когда-либо читал».

Половине из них давали шанс излить свой гнев, колотя мешок. Поколотив своего «виртуального обидчика», они говорили, что чувствуют себя лучше. После этого им предлагали отомстить своему реальному обидчику, оглушив его громким звуком. Те, кто перед этим упражнялся с мешком, включали звук более громко, чем остальные.

Исследователи на основе этого пришли к заключению, что в результате упражнений с мешком участники эксперимента, вместо того, чтобы успокоиться, становились лишь более агрессивны.

Те же самые исследователи провели другой эксперимент: они дали группе людей таблетки, которые якобы «заморозят их эмоции». (Трудно поверить, но все участники эксперимента поддались на эту уловку.) После этого их хорошенько разозлили и дали им возможность выместить злобу на мешке.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Редкие вспышки ярости не причинят вам вреда. Но только редкие!

Среди людей, проглотивших таблетку (которая, конечно же, была всего лишь плацебо), намного меньший процент решил, что стоит поколотить мешок. Это наводит на мысль, что мы прибегаем к подобным упражнениям, потому что верим в их благотворное влияние, хотя на самом деле это может быть и не так.

О чем все это нам говорит? Возможно, о том, что сдерживая негативные эмоции, вы не наносите большого вреда здоровью. Что редкие вспышки ярости также не причинят вам вреда. И что важно не то, что вы сорвались, а то, как часто это с вами происходит, и куда в таких случаях вы направляете свой гнев.

Предупреждение

Содержание этой статьи носит общий познавательный характер и не может заменить профессиональный совет врача. Би-би-си не несет ответственность за диагноз, поставленный читателем на основе содержания этой статьи. Би-би-си не отвечает за содержание других веб-сайтов, на которые даются ссылки, и не рекламирует какие-либо коммерческие продукты или услуги, о которых упоминается на этих сайтах. Всегда консультируйтесь с лечащим врачем, если вас беспокоит ваше здоровье.

границ | Гнев как основная эмоция и его роль в формировании личности и патологическом росте: нейробиологические, психологические и клинические перспективы

Введение

Как широко обсуждают редакторы этого тома, теория основных эмоций (БЭТ) подверглась ряду важных критических замечаний, которые ставят под сомнение их важную роль в эмоциональном опыте человека. В этой статье будет доказано, что новая структура мотивационных систем позволяет признать некоторые аспекты критики BET, одновременно усиливая ее роль в понимании построения личности и психологического функционирования.Общие аргументы в пользу СТАВКИ как основного аспекта мотивационных процессов будут дополнительно проиллюстрированы посредством представления некоторых клинических явлений, в которых изменения в умственной обработке гнева как основного эмоционального сигнала играют ключевую роль. Для начала критику концепции СТАВКИ можно свести к четырем следующим пунктам.

(a) Описание повседневной психической жизни человека показывает, что разнообразие аффективных переживаний вряд ли может быть сведено к активации отдельных единиц анализа, описываемых БЭТ.Эмоциональные переживания кажутся более тонкими, текучими, когнитивно сложными и не столь разрозненными, как предполагает СТАВКА (Stern, 1985).

(b) СТАВКА не в состоянии объяснить роль опыта обучения и социокультурного влияния на формирование способов выражения, разнообразия значений и возможных функций эмоционального опыта. Например, хотя эмоции ненависти, ревности или зависти можно отнести к негативным переживаниям, потенциально ведущим к агрессивным намерениям по отношению к конкретным особенностям и, возможно, включающим базовую эмоцию гнева, их вряд ли можно рассматривать как первичные, повсеместно распространенные эмоции (Соломон, 1984; Харре, 1986).Содержание таких эмоций легче понять как продукт культурных представлений о понятиях идентичности, вины, собственности, сексуальных и сентиментальных взаимодействий. Исследования, а также анекдотические свидетельства выявили разнообразную интенсивность и распространение таких эмоций между различными социальными контекстами, тем самым подтверждая влияние культуры на формирование таких ментальных переживаний (Росадо, 1984).

(c) Хотя СТАВКА основана на филогенетических корнях основных эмоций (а именно, межвидовых аналогиях эмоциональных проявлений), некоторые авторы недавно поставили под сомнение тот факт, что межвидовые схемы активации, обычно называемые базовыми эмоциями, могут называться эмоциями вообще.Например, Леду (2016) утверждает, что эти первичные системы реагирования не входят в область эмоционального опыта, пока они не будут вторично представлены высшими когнитивными системами. В этом смысле конкретное содержание эмоционального опыта нельзя напрямую рассматривать как простой продукт активации базовых схем реагирования. Более того, реальное значение основных эмоций для выживания сильно снижается в среде, в которой уменьшаются внешние угрозы, а адаптация все больше и больше зависит от групповых взаимодействий и очень сложных когнитивных операций. Эмоциональные переживания человека распространены и не ограничиваются моментами внешних изменений, но чаще всего они возникают из внутреннего содержания, такого как фантазии, воображение, воспоминания.

(d) В отличие от того, что требует BET, данные исследований развития, а также психофизиологические исследования не подтверждают точку зрения о существовании четко различимых категориальных выражений и проявлений эмоций. Некоторые эмоции, такие как страх, несомненно, проявляются с первого года жизни, но это не относится к другим эмоциональным категориям, таким как, например, стыд или гнев (Sroufe, 1995; Ekman, 1999).Индивидуальные различия в выражении эмоций показывают, что некоторые люди с трудом проявляют весь спектр категориальных эмоций, рассматриваемых BET. Например, дети, проявляющие очень осторожное и застенчивое отношение, не участвуют в эпизодах гнева на своих сверстников или родителей (Natsuaki et al., 2013). Более того, некоторые из основных эмоций, которые легче обнаружить на ранних этапах развития, невозможно наблюдать на более поздних этапах жизни. Данные исследований часто не подтверждали существование определенных паттернов психофизиологических модификаций, предположительно лежащих в основе BET (Scarpa, Raine, 1997; Scarpa et al., 2010).

В этой статье мы утверждаем, что, хотя и верны, некоторые критические замечания, направленные на СТАВКУ, могут быть преодолены путем переосмысления эволюционного значения СТАВКИ в рамках более широкого понятия мотивационных систем. В частности, конвергенция эволюционного, психодинамического и нейробиологического взглядов на эмоции и мотивацию открывает новую перспективу, в которой не только понятие основных эмоций является научно обоснованным, но также показывает его центральную функцию для понимания эмоциональной жизни человека.

Коммуникативный и поведенческий подходы к основным эмоциям

Со времени пионерских исследований Дарвина (Darwin, 1872) универсальное эмоциональное наследие человеческого вида мыслилось с точки зрения его ценности для выживания. В своей первоначальной интерпретации этологи понимали поддержание некоторых базовых схем автоматического реагирования, называемых эмоциями, как способ увеличения выживаемости за счет облегчения коммуникации между со-спецификациями (Ekman, 1992). Таким образом, считалось, что ритуализация инстинктивного поведения в фиксированные модели выражений лица, поз и жестов служит сообщением, сигнализирующим другим членам группы о собственных поведенческих намерениях или реакциях, вызванных неизвестными условиями окружающей среды (Ekman, 1999).Например, демонстрация зубов изначально предшествует нападению, но его ритуальная версия, содержащаяся в улыбке, на самом деле указывает на замораживание агрессивного намерения и, следовательно, проявление дружеской увертюры (Lorenz, 1978). В следующей теоретической интерпретации функций выживания основных эмоций упор был сделан на их подготовительную роль в рамках инстинктивных схем реагирования, крайне необходимых для быстрой адаптации к непредсказуемой и быстро изменяющейся среде.Активация поведенческих и психофизиологических модификаций, наблюдаемых во время эмоциональных переживаний, рассматривалась как часть автоматической реакции (выборочно вызываемой определенными сигналами окружающей среды), побуждающей и подготавливающей весь организм к наиболее подходящему адаптивному поведению. Необходимость быстро реагировать на угрозы выживанию или внезапные изменения окружающей среды, конечно, не ограничивалась низшими видами, но это считалось фундаментальной адаптивной предпосылкой также для высших млекопитающих, мозг которых был бы способен к гораздо более тонкому анализу стимулов. .Это оправдывает сохранение такого грубого уровня реакции у нашего вида и его сложное взаимодействие с новейшими и более сложными способами обработки информации нашим мозгом. Такой взгляд на эмоции как на части более широких схем автоматических, бессознательных и быстрых адаптивных систем реагирования теперь распространился на всю психологическую область, а также на современную нейробиологическую литературу (Gazzaniga, 2008). Несмотря на эту прогрессивную модификацию BET, многие авторы считают ключевые критические моменты, представленные во введении, по-прежнему верными для этих новых эволюционных взглядов на эмоциональную жизнь человека.

Переосмысление базовой теории эмоций в подходе к мотивационным системам

Общий пересмотр значения основных эмоций был недавно предложен в рамках мотивационной точки зрения, основанной на результатах исследования инстинктивного поведения животных и психодинамической точки зрения. Вклад современной этологии был использован для пересмотра психодинамического взгляда на человеческое развитие и поместил базовые эмоции в основу мотивированного поведения. Современная этология полагалась на кибернетику для переосмысления инстинктов в терминах корректируемых целей поведенческих планов, которые гибко (в отличие от фиксированной поведенческой последовательности, ранее предназначавшейся для характеристики инстинктов) используют врожденные или приобретенные двигательные паттерны для достижения ожидаемого результата, повышающего индивидуальную приспособленность (Hinde, 1974). .В своей первоначальной формулировке понятие поведенческой системы помогло перестроить теорию человеческой мотивации в соответствии с дарвиновскими взглядами на врожденные тенденции, управляющие намеренным поведением (Rosenblatt and Thickstun, 1977). Боулби полностью использовал эту новую этологическую основу, чтобы предположить существование врожденной цели для человеческих младенцев (а также других приматов) по установлению и поддержанию оптимальной близости к опекуну, то есть к поведенческой системе привязанности (Bowlby, 1969). Однако точка зрения Боулби лишь второстепенно рассматривала роль аффективного опыта (сепарационная тревога) в регулировании поведения, скорректированного с целью достижения цели.

От поведенческих систем к мотивационным: вклад психодинамической теории в основные эмоции

Более позднее предположение, основанное на этологической литературе и литературе по развитию, было внесено в психодинамическую перспективу Лихтенбергом (1989). Лихтенберг предложил преобразовать конструкцию поведенческих систем в понятие мотивационных систем.Любая система мотивации, как и любая система поведения, направлена ​​на достижение цели (очевидно, любая цель каждой системы мотивации фиксируется эволюцией, что дает некоторые важные преимущества для выживания индивидов и видов). Более конкретно, однако, мотивационные системы не предназначены для механической работы как план поведения, разворачивающийся через постоянную перцептивную обратную связь, которая сопоставляет фактическое поведение с поставленной целью. Любая мотивационная система регулируется одним аффектом, связанными с ним представлениями, воспоминаниями и планами поведения.Лихтенберг (1989) утверждал, что каждая мотивационная система изначально обладала определенным аффективным сигналом, который способен ориентировать человеческое поведение на поставленную цель, легко наблюдаемую с первых месяцев жизни. Следует отметить, что в своем первоначальном предложении Лихтенберг прямо не упомянул основные эмоции, традиционно изучаемые BET. Тем не менее, он включил некоторые классические базовые эмоции, такие как страх и гнев, в число тех, которые регулируют его пять мотивационных систем.Конкретный аффект отвечает за (а) активацию мотивационной системы, (б) восстановление соответствующих представлений, определяющих поведенческий план, (в) сигнализирование о конечном достижении или неудаче ожидаемого результата. Интересно, что избегание или поддержание каждого конкретного аффективного состояния становится неотъемлемой целью мотивационной системы.

Для достижения аффективной цели мотивационной системы активируется набор сохраненных представлений о прошлом опыте, относящемся к любому конкретному аффективному состоянию, и текущее поведение планируется в соответствии с этими представлениями.В ходе развития межличностный опыт, когнитивное развитие и культурные значения могут вмешиваться, чтобы изменить ранние интерактивные представления, относящиеся к каждой мотивационной системе, но их аффективное ядро ​​остается неизменным (Lichtenberg et al., 2011). Текущий контекст опыта составляет мотив, определяющий содержание и цели текущего поведения и восприятия (Lichtenberg, 1989). Следовательно, определенные аффективные состояния, создавая единичные мотивы, представляют собой связь между целями, установленными эволюционной историей вида, и реальным ментальным опытом человека.С этой точки зрения, базовые эмоции — это то, что, по сути, связывает цели, поставленные эволюцией, с индивидуальными мотивами, определяющими поведение и создающими личный смысл в повседневной жизни. В этой сложной архитектуре мотивированного поведения основные эмоции могут легко объяснить разнообразие и пластичность действий, с помощью которых люди достигают своих основных эволюционных целей. Кроме того, ведущая роль аффектов делает мотивационные процессы открытыми для обучения, когнитивного совершенствования и культурного вклада в индивидуальную биологическую адаптацию.

Аффективные нейронауки и системы выживания

Несмотря на некоторые важные теоретические различия, нейробиологические подходы в основном созвучны психодинамическому понятию мотивационных систем и дают дальнейшие выводы о роли основных эмоций в поведении человека. Во-первых, современные нейробиологические подходы свидетельствуют о том, что принятие решений и мотивированное поведение поддерживаются активацией нейроанатомических структур, которые предназначены для обнаружения специфических сигналов, важных для индивидуального выживания (MacLean, 1990; Panksepp, 1998).Такие подкорковые структуры отвечают за быстрые реакции, которые сохраняют важную адаптивную роль, несмотря на появление в эволюционной истории более совершенных способов анализа стимулов и поведенческой адаптации. В частности, каждая нейроанатомическая структура отвечает за реакции на условия, которые включают гомеостатические потребности организма и репродуктивные функции. Более того, в ходе эволюции эти системы быстрой адаптации постепенно включали в себя социальное поведение, которое оказывает прямое влияние на выживание через групповые взаимодействия (например,g., привязанность, реакции друга / врага, сочувствие).

Второй важный вклад нейробиологических исследований показал, что нейроанатомические участки основных эмоций практически совпадают с таковыми из более древних схем поведенческой адаптации (Panksepp, 1998). Эти данные побудили многих исследователей включить базовые эмоции в так называемые системы выживания, базовые системы поведенческих реакций, которые гарантируют сохранение индивидуальной целостности перед лицом внезапных изменений внутренней и внешней среды адаптации (LeDoux, 2016).Таким образом, основные эмоции, такие как тревога, гнев, страх, можно рассматривать как фрагменты более широкой модели поведения, ведущей к немедленной адаптивной реакции на условия окружающей среды, которые представляют угрозу / возможность для индивидуального выживания. Этот взгляд в значительной степени совпадает с классической теорией основных эмоций как систем, вызывающих быстрые адаптивные поведенческие реакции. Однако более сложный анализ систем выживания, частью которых сейчас являются базовые эмоции, позволяет исследователям получить более детальную картину мотивационных процессов, лежащих в основе человеческого поведения.

Действительно, третий важный вклад недавней нейробиологии мотивации рассматривает основные эмоции не только как часть врожденных быстрых реакций на угрозу выживанию. Эволюция более поздних структур коркового мозга создала возможность преодолеть и, возможно, улучшить стратегии поведенческой адаптации более древних систем выживания. Это улучшение преследовалось эволюцией за счет улучшения специфики перцептивного анализа стимулов (включая символическую и лингвистическую категоризацию), сравнения текущих условий с предыдущим опытом (новые системы памяти), более высокой специализации и уточнения поведенческих реакций и, особенно верно для людей, роль обучения и культурной передачи (LeDoux, 2016).Однако, в отличие от того, что может показаться, роль более основных систем реагирования не отбрасывается и не умаляется этой достигнутой сложностью (Panksepp and Biven, 2012). Хотя наличие основных аффективных реакций может быть только частью нашего субъективного опыта, основные эмоции, связанные с системами выживания, являются сырьем, на котором основаны более сложные анализы, проводимые высшими центрами мозга. Этот мотивационный взгляд на самом деле выходит за рамки традиционной коммуникативной и поведенческой интерпретации основных эмоций, подчеркивая оценочную и информационную роль, которую базовые эмоции играют в сложных процессах принятия решений.Конечно, интерпретация таких сигналов не выполняется автоматически и не приводит к простому и самоочевидному переводу того, что происходит в наших телах.

Как показали и психодинамическая теория, и нейробиология, основные эмоциональные реакции динамически переплетаются, плавно изменяются и в некоторой степени могут использоваться различными мотивационными системами. Более того, интерпретация телесных сигналов, на которые мы полагаемся для интерпретации внешнего мира, во многом зависит от природы и способов запоминания предыдущего опыта и, по мере развития, постепенно зависит от межличностных и культурных процессов.Именно эта сложная «проработка» внутренних телесных переживаний создает многоцветный и многогранный характер нашего эмоционального опыта. В этом смысле старую версию BET справедливо критикуют за ее редукционистский подход к человеческому аффективному опыту, который кажется полностью совместимым. Однако следует помнить, что не было бы сознательного переживания самого себя без интерпретации основных аффективных следов. Создание личного смысла, а также переживание того, чтобы быть субъектом («личностью»), не могло быть достигнуто без расшифровки и интерпретации телесных сигналов, относящихся к системам выживания (Modell, 2003; Northoff et al., 2011). Что еще более важно, эволюция позволила нам установить и поддерживать прочную связь между нашим умственным функционированием и нашими основными организменными и социальными потребностями посредством обработки и развития основных эмоций. Конечно, невозможно больше утверждать, что нами «движут» основные эмоции и инстинктивные силы в старом психоаналитическом или этологическом смысле. Точно так же можно утверждать, что даже если моторные и вегетативные компоненты основных эмоций часто представляют узнаваемый окончательный путь выражения нашего эмоционального опыта, наша адаптация не столько зависит от этих основных эмоциональных реакций, сколько от более сложных и более рациональных поведенческих стратегий. , социальное взаимодействие и культурное сотрудничество.В любом случае, следует учитывать, что наше восприятие мира, а также наше поведение было бы бессмысленным без постоянной и адекватной работы по интерпретации нашего основного эмоционального опыта. В последнее время в психодинамическом мышлении большое внимание уделяется тому, чтобы построить мост между мгновенными необработанными метафорами, созданными фрагментированными эмоционально-телесными представлениями межличностного мира, и образной интерпретацией, опосредованной символическими процессами, которые придают новый и преобразующий смысл таким переживаниям. (Modell, 2003).Эта новая перспектива позволила переосмыслить проблему аномального развития личности с точки зрения отказов и коллапсов репрезентативных систем, предназначенных для выработки эмоциональных и мотивационных сигналов (Fonagy et al., 2002). Мы надеемся, что анализ некоторых клинических феноменов, связанных с активацией переживания гнева и неудач в его интерпретации, прольет еще немного света на актуальность этой новой модели СТАВКИ.

Основная эмоция гнева

Гнев всегда был включен в репертуар основных эмоций, в основном благодаря его отчетливому и универсально узнаваемому образцу выражения лица (Ekman, 1999).Тем не менее исследования выявили некоторые критические моменты, которые ставят под сомнение универсальное биологическое значение эмоции гнева и, следовательно, общую значимость СТАВКИ для объяснения аффективных состояний, возможно, связанных с этим эмоциональным состоянием. Прежде всего, данные, указывающие на конкретный психофизиологический профиль активации гнева, все еще кажутся противоречивыми. Психофизиологические параметры гнева являются общими для других эмоциональных состояний, таких как, например, общее состояние стресса, страха или хищнического поведения (Scarpa et al., 2010). Исследователям трудно найти конкретное место в общей классификации положительных и отрицательных эмоций (Watson et al., 2016). Гнев влечет за собой негативную активацию, которая заставляет человека снимать напряжение посредством активного поведения. В то же время поведение, поддерживаемое гневом, может привести к приближающемуся поведению, обычно поддерживаемому положительными эмоциями (Scarpa and Raine, 1997). В отличие от других основных эмоций, условия окружающей среды, которые, как ожидается, вызовут гнев, не всегда различимы, как того требует СТАВКА (Ekman, 1992).Гнев может проявляться как реакция на состояние физического страдания, как способ защитить себя от нападения хищника (в этом смысле гнев является возможным следствием страха; Wilkowsky and Robinson, 2010), как цель, поддерживающая эмоции. -направленное поведение, когда обстоятельства внешнего мира мешают достижению желаемой цели, вызывая разочарование (Panksepp, 1998). Другой кардинальный аспект СТАВКИ, а именно социальное воздействие отображаемой эмоции на других людей, также является спорным в случае гнева.Выражение гнева на лице можно интерпретировать как признак агрессии, вызывая реакции страха или склонности к участию в конфликте, или может иным образом вызвать оживляющее чувство причастности к другим субъектам, в зависимости от оценки контекста (Emde, 1984). Критики BET также подчеркнули, что выражение гнева практически полностью подавляется в некоторых культурных контекстах (Rosado, 1984). В том же ключе подчеркивается, что некоторые аффективные или мотивационные состояния, предположительно связанные с гневом, такие как зависть, ревность, ненависть или агрессивное стремление к определенной цели, не сопровождаются проявлением или субъективным переживанием гнева или ярости, как если бы эти негативные чувства и настроения были сформированы культурно (Harrè, 1986).

В целом, эти противоречивые моменты не исключают возможности рассматривать гнев как базовую эмоцию и отводить ему центральную роль в нашей аффективной жизни. Опять же, мотивационный анализ, основанный на филогенетических и онтогенетических соображениях, может улучшить наше понимание значимости гнева как основного эмоционального сигнала в нашей аффективной жизни. Анализ нейроанатомических структур, подразумеваемых в выражении гнева, помещает его филогенетическое происхождение в основную реакцию на состояние дистресса.Вероятно, такие реакции возникли как реакция на состояние физического стеснения как окончательного способа освобождения человека от хищника или на внешнее состояние, вызывающее боль или раздражение. Эта основная схема ответа расположена на очень глубоком уровне в головном мозге [периакведуктальный серый (PAG)], где также расположены другие центры, координирующие гомеостатические реакции (Panksepp and Biven, 2012). Согласно нейробиологическим исследованиям, такая основная защитная роль реакции гнева постепенно превратилась в более сложную последовательность реакций, активируемых восприятием угрозы во внешнем мире и полезную для инициирования и поддержки реакции борьбы-бегства.Интеграция такого сложного ответа была гарантирована в ходе эволюции взаимодействием центров, расположенных в миндалевидном теле (Panksepp, Biven, 2012). Следующий шаг в развитии гнева характеризуется привлечением такой базовой реакции мотивационной системой достижения цели. Общая схема, регулирующая приближающееся поведение к цели, регулируется системой вознаграждения. Мотивация к достижению цели является гибкой и способна корректировать поведенческие планы в соответствии с возможными внешними препятствиями, а также с внутренними источниками ошибок.Психофизиологическая активация, типичная для реакции гнева, может быть задействована, чтобы помочь организму более энергично преодолевать препятствия и выдерживать попытки достижения желаемой цели. Следовательно, древняя реакция гнева рекрутируется несколькими мотивационными системами через нейроанатомические связи, которые развились позже в эволюции и определяют различные возможные фиксированные паттерны реакции, приводящие к окончательному возникновению гнева. Этот пример эволюционного ожидания может четко объяснить разнообразие источников, которые могут вызывать реакции гнева, и подчеркивает, как такая эмоциональная реакция является фундаментальной частью адаптивного репертуара, демонстрируемого людьми.

Онтогенез гнева

Онтогенез реакций гнева может дополнительно объяснить, как такая базовая эмоция становится необходимым аспектом сложной эмоциональной жизни человека. Исследователи развития показали, что правильное выражение гнева не появляется до последних месяцев первого года жизни (Sroufe, 1995). До этого можно было наблюдать только менее специфическую реакцию дистресса и раздражительности, трудно отличимую от других негативных реакций, таких как плач, голод, боль.Реакция дистресса, возникающая в первые месяцы жизни, рассматривается как основная реакция, возникающая при резком накоплении психофизиологической активации, независимо от того, вызван ли источник этого внезапного усиления возбуждения эндогенными колебаниями нервной системы или внешняя стимуляция. Таким образом, предвестник реакции гнева определяется конкретными психофизиологическими параметрами. И только тогда, когда в конце первого года младенец становится способным различать средства и цели своего поведения и отчетливо осознавать, что его намеренное действие заблокировано, возникает правильная реакция гнева.Примечательно, что эмоция гнева проявляется, когда ребенок способен придать стимуляции психологическое значение («существует препятствие, мешающее достижению цели»). Психологический смысл, приписываемый ситуации, вызывает те же психофизиологические параметры, способные вызвать предыдущую реакцию дистресса (резкое усиление внутреннего возбуждения). Впоследствии когнитивное развитие и обучение позволяют ребенку предвидеть источники разочарования и связывать свою способность исследовать окружающую среду со способностью (возможно, поддерживаемой гневом) преодолевать препятствия (Lichtenberg, 1991).Когда самосознание и социальная осведомленность начинают доминировать в психологических суждениях ребенка, гнев, наконец, направляется на других людей или на себя, в конце концов приобретая форму того, что обычно называют гневом (Sroufe, 1995). В процессе дальнейшего когнитивного и социального роста психологическое значение гнева, конечно, все больше и больше определяется межличностным опытом и общими культурными представлениями, которые становятся центральным аспектом переговоров о межличностных конфликтах. Затем гнев и ярость трансформируются в чувства ненависти, соперничества, тонкого негодования, садизма, презрения, зависти, ревности, собственничества.Это разнообразие чувств инициируется появлением ярости, но они становятся все более и более дифференцированными и частично отстраненными от этой базовой эмоции (Parens, 2008). Конечно, как мы увидим в следующем абзаце, степень, в которой ярость становится частью индивидуального способа осуществления контроля над внешним миром, управления конфликтами и социальной самоуверенности, во многом зависит от реального социального опыта и интерпретаций, которые Воспитатели предлагают поведение ребенка, а также более широкий социальный контекст социальных норм и устоявшихся значений.Примечательно, что эти онтогенетические достижения, какими бы сложными ни были проявления гнева, не могли произойти без набора базовых схем реакции, постепенно развивающихся в первые 2 года жизни.

Формирование личности и метаболизм гнева / ярости

Недавние исследования в области развития, а также клинические исследования подчеркнули важность гнева и ярости для нормальных и ненормальных аспектов личностного роста. Выражение гнева рассматривается как необходимое условие для освоения исследования окружающей среды (Mahler et al., 1975; Sroufe, 1995), достижение целей и поведенческих планов (Stechler and Halton, 1987), установление чувства личного контроля над своими действиями, разрешение конфликтов (Lichtenberg, 1989), защита личной целостности (Modell, 1993), дифференциация личных против личных мотивов и точек зрения других (Parens, 2008). Как обсуждается в этой статье, очевидно, что в первые годы жизни основная эмоция гнева, независимо от его филогенетического происхождения и предшествующих онтогенетических предшественников, задействуется на службе более широкой мотивации для достижения желаемой цели.Следовательно, возможность прибегнуть к гневу или ярости рассматривается как основной шаг (хотя, конечно, не единственный) для утверждения собственной автономии и чувства владения собой и уравновешивания чувств стыда и уязвимости, что определяют психоаналитики. как «здоровый нарциссизм» (Ronningstam, 2005). Таким образом, гнев и ярость считаются необходимыми инструментами для восстановления чувства личной последовательности и автономии или для того, чтобы выстоять в преследовании цели в случае неудачи (Mahler et al., 1975; Кохут, 1977). Естественно, напористость, чувство автономии и господства над собой не следует полностью считать совпадающими с выражениями гнева и ярости. Многие другие аффективные, когнитивные и социальные приобретения являются необходимой основой развивающегося чувства автономии и нарциссической целостности. Более того, здоровые проявления гнева должны подавляться чувством сочувствия к другим, признанием их точки зрения и полной оценкой характера аффективных отношений с ними, а также уважением этических и социальных норм, неизбежно сдерживающих индивидуальная напористость и достижения.Как следствие, нормальные проявления гнева и ярости следует отличать от высокомерия, особого чувства собственного достоинства, садистского контроля, межличностной эксплуатации, аффективных манипуляций и насилия. Клиническая литература свидетельствует о том, что, когда систематически не удается правильно ограничить проявления гнева, мы сталкиваемся с ненормальным личным развитием и риском антиобщественного поведения. Теперь мы увидим, что эти искажения в личностном росте в основном вызваны двумя условиями, подразумевающими метаболизм аффективного сигнала гнева: (а) неправильная и повторяющаяся обработка других мотивационных сигналов, подразумевающая нормальное обращение к гневу или ярости (например,g., страх, разочарование, ущемление личной целостности) приводит человека к повторяющимся или преувеличенным проявлениям этих основных эмоциональных проявлений; (б) индивид научился путать внутренний сигнал гнева и поведенческие проявления гнева со своим собственным самоутверждением, утверждением автономии, чувством личного контроля и целостности.

Гиперактивация сигналов гнева / ярости при пограничных расстройствах личности и психопатии

Диагностические подходы (Kernberg, 1984; Gunderson, 2001; American Psychiatric Association [APA], 2013) всегда определяли необузданные и частые приступы ярости как одну из ключевых клинических особенностей пограничного расстройства личности (ПРЛ).Чаще всего это сильное чувство гнева может также вызвать резкое самоповреждающее поведение, возможно, нерешительность в попытках самоубийства. Дисфорический фон, характеризующийся раздражительностью и гневом, также считается ответственным за аффективную нестабильность и фрагментированное чувство идентичности, характерные для пациентов с ПРЛ (Gunderson, 2010). Для того, чтобы поддерживать хотя бы некоторую форму позитивных взаимоотношений со значимыми другими, а также чувство личного достоинства и автономии, пациенты с ПРЛ должны отделять гневные и неистовые аспекты своей личности от своей саморепрезентации и от своего опыта. отношения с внешним миром (Кернберг, 1975).Сообщается, что пациенты с ПРЛ испытывают такое невыносимое количество гнева, учитывая их склонность воспринимать личные угрозы во внешнем мире, в основном в близких отношениях, из-за обоих факторов темперамента (New et al., 2008; Gunderson, 2010) и раннего травматического опыта. в матрице прикрепления (Chiesa et al., 2016). В результате реакции гнева легко вызываются как основная защитная реакция (бегство-борьба) на ощущение нападения. В то же время хрупкое чувство себя и крайняя зависимость от значимого другого, в котором пациенты с ПРЛ чувствуют себя пойманными в ловушку, часто заставляют этих пациентов трансформировать внешние проявления гнева в самоповреждающее или пассивно-агрессивное поведение (Kernberg, 1975).Другой пример ошибочной обработки окружающих или мотивационных ключей, приводящей к чрезмерному использованию гнева, представлен клиническим феноменом психопатии. Гнев и ярость не характеризуют суть этого редкого и крайнего состояния, хотя выражения гнева и ярости могут часто ассоциироваться с ним. Блэр (2009) и Гленн и Рейн (2014). Возникновение гнева и ярости у психопатических пациентов недавно было объяснено специфической неудачей в обработке негативного подкрепления (Blair, 2009).Пациенты-психопаты демонстрируют дефицит функционирования в той области мозга, которая предназначена для обнаружения неудач в поведенческих планах. Когда выполнение какого-либо плана поведения не приводит к ожидаемому результату, передняя поясная кора передает сигнал префронтальной коре, чтобы скорректировать план поведения для достижения цели. Если поясная кора не активируется из-за отрицательного результата, как в случае с психопатическими пациентами, первоначальный план поведения выполняется снова и снова.Сообщается, что в отличие от пациентов с ПРЛ, люди с психопатическими чертами недооценивают влияние отрицательных эмоций (Masi et al., 2014). Поскольку реакции гнева и гнева неизбежно возникают всякий раз, когда выполнение поведенческого плана не достигает своей цели, психопатический индивид чрезмерно подвержен опасности гневных реакций. Таким образом, в последнем случае основные эмоции гнева поддерживаются системой вознаграждения и выражаются в чистом виде, потому что эта система не поддерживается адекватно обработкой эмоциональной информации о негативных результатах поведения субъекта.Эта неадекватная обработка ответственна как за настойчивость поведенческих усилий, пренебрежение межличностными последствиями, так и за связанные с ними гневные реакции.

Роль сигналов гнева / ярости в нарциссической личности

Случай нарциссического расстройства личности дает другой взгляд на неуместное обращение к гневу и аффективным проявлениям ярости. Согласно Кернбергу (1975), суть нарциссической личностной патологии представлена ​​слиянием попыток установления примитивного грандиозного самосознания и выражения гнева.Короче говоря, нарциссический человек ошибочно принимает свою самоуверенность и чувство собственной значимости с агрессивным контролем над осмысленной оценкой и отражением других. Высокомерие и преувеличенные чувственные права, интенсивная реакция гнева на любую предполагаемую угрозу их самооценке или на частые чувства стыда, эксплуататорское или даже садистское поведение, изображающее наиболее узнаваемые формы нарциссической личности, являются результатом этого основного заблуждения: чтобы заявить о себе и защитить уязвимое чувство собственного достоинства, необходимо быть в ярости и агрессивно контролировать отношения.Когда такие попытки контроля терпят неудачу, нарциссический пациент пытается защитить себя от последующего сильного чувства стыда через ярость (Kohut, 1977; Ronningstam, 2005). Клиническая литература показала, что личная история нарциссических пациентов часто сопровождается межличностными отношениями, которые отрицали полное и глубокое признание раннего чувства автономии и индивидуального дифференцированного существования пациентов. Чаще всего в детстве с нарциссической пациенткой унизительно обращались как с продолжением ее собственных родителей или признавали только за ее внешний вид или таланты (Fernando, 1998), развивая лишь скудную способность к эмоциональному самопознанию и саморегулированию. .В некоторых других случаях особая одаренность темперамента, а именно чрезмерная потребность в вознаграждении и аффективном удовлетворении, вызывала у этих пациентов крайнее чувство стыда и личную неудачу. Разнообразные проявления, наблюдаемые в широко признанном различии между Уязвимой и Грандиозной формами нарциссической патологии (Pincus and Lukowitsky, 2010), по-видимому, проливают ясный свет на важность обработки гнева и ярости в этой области патологии личности. В варианте «Грандиозный» нарциссический пациент узнал, что гнев и агрессивный контроль над своим межличностным окружением эквивалентны личным полномочиям, автономии и внутренней согласованности.Общая стратегия регулирования самооценки и самоулучшения проистекает из этого уравнения, которое приводит к проявлениям правомочности, высокомерия, манипулятивности и межличностной эксплуатации, прямым садистским или агрессивным попыткам контролировать состояния ума и поведение других. О ключевой важности базовой эмоции гнева для нарциссической личности также свидетельствует уязвимый вариант этой патологии характера, в которой явно преобладает всепроникающее чувство стыда, неадекватности и личной неудачи (Pincus and Lukowitsky, 2010).Сообщается, что эти, иначе называемые скрытыми или застенчивыми (Ronningstam, 2005) формами нарциссической патологии, очень настороженно относятся к любым проявлениям гнева и ярости. Когда происходят эти аффективные реакции, скрытый нарцисс может не осознавать ни это, ни причины, по которым они возникли с ним. Эти пациенты, по сути, предпочитают предотвращать любое чувство, связанное с личной самоутвержденностью, чтобы скрыть свои грандиозные ожидания и избежать возможных последующих разочарований и чувства стыда (Pincus and Lukowitsky, 2010).Однако эмпирические и клинические данные показали, что уязвимые нарциссические пациенты могут быть еще более склонны к агрессивным действиям или антиобщественному поведению (Fossati et al., 2014). В самом деле, когда более уязвимые пациенты одержимы эмоциями, которые мешают им понять их разочарованную потребность в самоуверенности и вытекающие из этого агрессивные чувства, они теряют способность модулировать свое поведение и понимать его влияние на благополучие других (Баскин-Соммерс и др. ., 2014; Lee-Rowland et al., 2017). Таким образом, в этих двух формах нарциссической патологии гипер-оценка и гипо-оценка чувства гнева являются двумя основными процессами, вокруг которых вращаются своеобразные стратегии этой личностной патологии. Последний аспект, который следует принять во внимание в отношении нарциссического функционирования и обработки гнева и ярости, представлен самоубийством. Фактически, клиническое понимание нарциссической основы суицидных мыслей и суицида подчеркнуло ключевую роль аффективных состояний, наполненных чувствами ненависти, садомазохистской динамикой и местью (Ronningstam et al., 2008). В этом отношении одним из ключевых шагов, ведущих к самоубийству у нарциссических личностей, является отрицание агрессивных чувств, порожденных нарциссическими травмами. Сильные защиты, часто диссоциативного характера, против такого агрессивного и властного отношения к значимым другим и внешнему миру в целом имеют место, чтобы скрыть и избежать угроз личному чувству всемогущества и самоуважения. Однако, когда такая защита не справляется с этой целью из-за серьезных жизненных событий, отдельные чувства гнева и гнева, поддерживающие чувство контроля и власти, обостряются и побуждают человека к действию.Атака на самоэскалацию при суицидальном поведении — это способ, которым такая потребность в агрессивном контроле выражается из личного осознания, позволяя восстановить чувство господства через замаскированную фантазию возмездия против других, которые останутся в живых.

Заключение

Многие попытки избавиться от BET наталкиваются на основное препятствие. В чистом виде BET был способом осмыслить влияние эволюционного наследия и потребностей выживания на человеческий разум.Независимо от того, насколько убедительна и эффективна критика отдельных аспектов СТАВКИ, ее исходный посыл невозможно переоценить. В этой статье было предложено, что новая мотивационная структура для основных эмоций позволяет расширить их роль в аффективном опыте и процессах принятия решений. Нейробиологический, развивающий и психодинамический подходы, похоже, указывают на интерпретацию основных эмоций как систем оценки, которые работают как внутренние сигналы, ориентирующие и придающие смысл нашим намерениям и субъективному опыту.Представляется необходимым введение мотивационной точки зрения на основные эмоции, чтобы рассмотреть, как эти базовые системы реакции могут быть преобразованы с помощью более тонких когнитивных операций в разнообразное эмоциональное содержание. Кроме того, мотивационный подход дает новый взгляд, в котором основные эмоции раскрывают свою важность для людей через межличностный и культурный опыт.

Авторские взносы

RW несет полную ответственность за развитие идей и теоретических исследований, содержащихся в этой статье.Автор также несет полную ответственность за реализацию и доработку проекта рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM 5. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации.DOI: 10.1176 / appi.books.97808596

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баскин-Соммерс, А., Круземарк, Э., и Роннингстам, Э. (2014). Эмпатия при нарциссическом расстройстве личности: с клинической и эмпирической точек зрения. Личный разлад. 5, 323–333. DOI: 10.1037 / per0000061

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэр, Р. Дж. (2009). «Нейробиология агрессии», в Нейробиология психических заболеваний , 3-е изд., Ред. Д.С. Чарни и Э. Дж. Нестлер (Оксфорд: Oxford Press), 1307–1320.

Боулби, Дж. (1969). Приложение и потеря , Vol. 1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Chiesa, M., Cirasola, A., Williams, R., Nassisi, V., and Fonagy, P. (2016). Категориальный и размерный подходы в оценке взаимосвязи между расстройствами привязанности и личности: эмпирическое исследование. Прикрепить. Гм. Dev. 19, 151–169. DOI: 10.1080 / 14616734.2016.1261915

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарвин, К. (1872). Выражение эмоций у животных и человека. Лондон: Мюррей. DOI: 10.1037 / 10001-000

CrossRef Полный текст

Экман П. (1999). «Основные эмоции» в Справочнике по познанию и эмоциям , ред. Т. Далглиш и М. Пауэр (Сассекс: John Wiley & Sons), 45–60.

Google Scholar

Эмде, Р. Дж. (1984). «Уровни значения детских эмоций», в книге «Подходы к эмоциям », , ред. К.Р. Шерер и П. Экман (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Лоуренс Эрлбаум), 77–108.

Google Scholar

Фернандо Дж. (1998). Этиология нарциссического расстройства личности. Психоанал. Study Child 53, 141–158.

Google Scholar

Фонаги П., Гергей Г., Юрист Э. и Таргет М. (2002). Ментализация, аффективная регуляция и развитие личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Фоссати, А., Пинкус, А. Л., Боррони, С., Мунтяну А. Ф. и Маффеи К. (2014). Патологический нарциссизм и психопатия — разные конструкции или разные названия одного и того же? Исследование, основанное на итальянских доклинических взрослых участниках. Внутр. J. Pers. Disord. 28, 394–418. DOI: 10.1521 / pedi_2014_28_127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Газзанига, М. С. (2008). Человек. Наука, которая делает ваш мозг уникальным. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер-Коллинз.

Google Scholar

Гленн, А.Р., Рэйн А. (2014). Психопатия: введение в биологические открытия и их значение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. DOI: 10.18574 / NY / 9780814777053.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гундерсон, Дж. Г. (2001). Пограничное расстройство личности: клиническое руководство. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации.

Google Scholar

Харре Р. (1986). Социальная конструкция эмоций. Оксфорд: Блэквелл.

Google Scholar

Hinde, R. (1974). Биологические основы социального поведения человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Кернберг О. (1975). Пограничные состояния и патологический нарциссизм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Кернберг О. (1984). Тяжелые расстройства личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Кохут, Х.(1977). Восстановление личности. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Леду, Дж. (2016). Тревожно. Использование мозга для понимания и лечения страха и беспокойства. Лондон: Книги Пингвинов.

Google Scholar

Ли-Роуленд, Л. М., Барри, К. Т., Гиллен, К. Т., и Хансен, Л. К. (2017). Как различные аспекты подросткового нарциссизма влияют на связь между черствыми и бесчувственными чертами и самооценкой агрессии? Агрессия.Behav. 43, 14–25. DOI: 10.1002 / ab.21658

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д. (1989). Психоанализ и мотивация. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Аналитическая пресса.

Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д. (1991). Психоанализ и исследования младенцев. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д., Лахманн, Ф. М., и Фосхаге, Дж. Л. (2011). Психоанализ и мотивационные системы.Новый взгляд. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Лоренц, К. (1978). Vergleichende Verbaltensforschung: Grundlagen der Ethologie. Вена: Springer-Verlag. DOI: 10.1007 / 978-3-7091-3097-1

CrossRef Полный текст

Маклин, П. Д. (1990). Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Plenum Press.

Google Scholar

Малер М., Пайн М. и Бергманн А. (1975). Психологическое рождение человеческого младенца. Симбиоз и индивидуация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Маси Г., Милоне А., Пизано С., Лензи Ф., Муратори П., Гемо И. и др. (2014). Эмоциональная реактивность у направленной молодежи с деструктивными расстройствами поведения: роль черство-бесчувственных черт. Psychiatry Res. 220, 426–432. DOI: 10.1016 / j.psychres.2014.07.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моделл, А.Х. (1993). Частное Я. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Modell, A.H. (2003). Воображение и осмысленный мозг. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Нацуаки, М. Н., Лев, Л. Д., Нейдерхайзер, Дж. М., Шоу, Д. С., Скарамелла, Л. В., Ге, X. и др. (2013). Передача риска социального торможения от поколения к поколению: взаимодействие между родительской реакцией и генетическим влиянием. Dev. Psychopathol. 25, 261–274. DOI: 10.1017 / S0954579412001010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нью А.С., Трибвассер Дж. И Чарни Д.С. (2008). Дело о переносе пограничного расстройства личности на ось I. Biol. Психиатрия 64, 653–659. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2008.04.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Qin, P., and Feinberg, T. E. (2011). Мозговая визуализация самооценки — концептуальные, анатомические и методологические вопросы. Сознательное. Cogn. 20, 52–63. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.09.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панксепп Дж. (1998). Аффективная неврология. Основы эмоций человека и животных. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Паренс, Х. (2008). Развитие агрессии в раннем детстве. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Пинкус, А. Л., Луковицкий, М. Р. (2010). Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 6, 421–446. DOI: 10.1146 / annurev.clinpsy.121208.131215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роннингстам Э., Вайнбергер И. и Мальцбергер Дж. Т. (2008). Одиннадцать смертей г-на К., способствующие самоубийству среди нарциссических личностей. Психиатрия 71, 169–182. DOI: 10.1521 / psyc.2008.71.2.169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роннингстам, Э. Ф. (2005). Идентификация и понимание нарциссической личности. Бостон, Массачусетс: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Росадо, М. (1984). «К антропологии себя и эмоций» в Теории культуры . Очерки разума, себя и эмоций , изд. Р. А. Шведер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 161–182.

Розенблатт, А. Д., и Тикстун, Дж. Т. (1977). Современные психоаналитические концепции в общей психологии. Общие концепции и принципы. Мотивация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Международного университета.

Google Scholar

Скарпа А., Хаден С. К. и Танака А. (2010). Вспыльчивый характер: автономные, эмоциональные и поведенческие различия между реактивной и проактивной агрессией в детстве. Biol. Psychol. 84, 488–496. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2009.11.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скарпа А. и Рейн А. (1997). Психофизиология гнева и агрессивного поведения. Психиатр. Clin. North Am. 29, 375–393. DOI: 10.1016 / S0193-953X (05) 70318-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соломон, Р. К. (1984). «Джеймсовская теория эмоций в антропологии», в «Теория культуры». Очерки разума, себя и эмоций , изд. Р. А. Шведер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 273–292.

Сроуф, А. (1995). Эмоциональное развитие: организация эмоциональной жизни в ранние годы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Stechler, G., и Halton, A. (1987). Возникновение агрессии и самоутверждения в младенчестве. Психоаналитический системный подход. J. Am. Психоанал. Доц. 35, 821–838. DOI: 10.1177 / 000306518703500402

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штерн, Д.Н. (1985). Межличностный мир младенца. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Уотсон, Э. М., Лавлесс, Дж. П., Стивенсон, А. Дж., Бикель, К. Л., Лехокей, К. А., и Эверхарт, Э. Д. (2016). Связь между гневом, фронтальной асимметрией и субшкалами BIS / BAS. J. Nat. Sci. 2, e264.

Google Scholar

Вилковски, Б. М., и Робинсон, М. Д. (2010). Анатомия гнева — интегративная когнитивная модель черты гнева и реактивной агрессии. J. Personal. 78, 9–38. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2009.00607.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Понимание поведения гнева

Реакция области на гнев

Введение

Гнев — это больше, чем просто эмоция или инстинктивная реакция. На самом деле гнев вызывает фундаментальные изменения в нашей физиологии и психологии, когда мы его переживаем. Однако, прежде чем вы сможете научиться распознавать гнев (и, следовательно, контролировать его), вам необходимо понять множество различных способов, которыми он может на вас повлиять.В этой главе будут рассмотрены психологические, физиологические и когнитивные реакции вашего тела, когда вы испытываете чувство гнева.

Изучение истории гнева

Есть тома работ ряда психологов по теме гнева. Все они пытаются объяснить психологию гнева — почему гнев возникает и что он делает с нами. По сути, гнев — это часть древней реакции борьбы или бегства на восприятие боли, исходящей от древнего человека, которому приходилось бороться, чтобы выжить.

Зигмунд Фрейд , известный как отец психологии, считал, что гнев — это эмоциональное развитие, проистекающее из анальной стадии. Психоанализ Фрейда рассматривал разные стадии развития и в основном основывался на сексуальном развитии и подавлении. Анальная стадия во многом связана с контролем (или его отсутствием).

Сенека, древнеримский философ 45 г. до н. Э., Разбил управление гневом на три части. Прежде всего, вы должны найти способы избежать гнева.Во-вторых, вы должны научиться останавливать свои гневные чувства, когда они у вас есть. Наконец, вам нужно научиться выражать свои гневные чувства другим образом. Он был поистине мудрым, ведь все эти годы спустя мы использовали одну и ту же базовую модель.

Физическая реакция на гнев

Когда животное в дикой природе (или даже домашняя кошка) злится из-за предполагаемой угрозы, оно рычит или шипит, показывает зубы и пытается казаться более опасным. Реакция человека на гнев очень похожа в том смысле, что реакция предназначена для того, чтобы заставить воспринимаемую угрозу прекратить и уйти.(Вы дразните меня, и я хочу, чтобы вы прекратили, поэтому я собираюсь наброситься на вас или пригрозить причинить вам боль, потому что я больше не хочу так себя чувствовать). К сожалению, как и все в человеческом разуме, гнев у людей имеет тенденцию быть более сложным, чем в мире животных. Люди часто делают больше, чем просто защищают себя от угроз.

Психологическая реакция на гнев проистекает из физиологической реакции . Гормоны проникают в ваше тело, и вы начинаете чувствовать обострение силы и энергии.К сожалению, та же психологическая реакция, которая спасла нас от саблезубого тигра, когда мы жили в пещерах, также является причиной отсутствия разума, ясности и суждения, если сегодня ею не управлять должным образом. Когда вы сердитесь и теряете контроль, вы часто чувствуете себя оправданным в своей реакции, потому что вы не способны логически осмыслить последствия своих действий после того, как вы перестанете контролировать гнев.

Физиологический ответ на гнев

Иногда очень легко увидеть, когда кто-то злится.Иногда это можно увидеть по выражению лица; даже дети знают, как нарисовать гневное лицо, сузив брови и направив их вниз к носу. Однако дело не только в бровях — ваша кожа станет красной от прилива крови, ваши ноздри могут раздуться, а ваша челюсть может сжаться.

Тело выделяет гормонов , которые напрягают мышцы, как будто тело готовится к битве. Вы увидите, как разгневанные люди встают ровнее и прямее.Это инстинктивная подготовка к атаке и защите. Все эти физические действия заставляют вас чувствовать себя более неуязвимым.

Ваше тело физически реагирует на все ваши эмоции; когда тебе грустно, плечи опускаются, пульс замедляется, лицо хмурится — ты плачешь. Когда вы счастливы, ваше тело производит выбросы серотонина, вы улыбаетесь, ваш уровень энергии повышается, и вы чувствуете себя более уверенно. Когда вы злитесь, ваше тело испытывает прилив гормонов , аналогичный тому, который вы испытываете, когда испуганы или находитесь под угрозой: адреналин и норадреналин.Эти гормоны вырабатываются как часть реакции «бей или беги» на опасность. Психологические переживания гнева могут быть весьма тревожными, оставляя вас с колотящимся сердцем, сухостью во рту и чувством дрожи.

Когнитивная реакция на гнев

Люди отличаются от остального животного царства своими когнитивными функциями — высшими мыслительными процессами, касающимися их инстинктивных реакций. Именно эти когнитивные реакции удерживают психологов и психиатров в бизнесе, особенно когда речь идет о более сложных эмоциях, таких как гнев, любовь и ревность!

Люди способны иметь как сознательные, так и бессознательные когнитивные реакции на гнев .Существует три основных когнитивных реакции на гнев, которые представляют собой выбор мышления, лежащий в основе нашей реакции на гнев: выражение гнева, подавление гнева и успокоение гнева. Есть здоровые способы выразить гнев и нездоровые способы выразить гнев. Здоровое выражение гнева происходит, когда вы способны обсудить свои чувства в открытом и здоровом общении. Гнев также можно подавить здоровым или нездоровым способом. Подавление гнева посредством рассчитанного перенаправления вашей энергии может быть полезным, но подавление гнева путем «наполнения» его внутрь может привести к высокому кровяному давлению, усилению стресса, депрессии — и да, еще большему гневу.

Сводка

Гнев — это эмоция, вызывающая реакцию в трех областях. Существует психологическая реакция на гнев, вызывающая обострение чувства власти, но отсутствие разума, ясности и суждения; физиологический ответ, вызывающий всплеск адреналина, учащение пульса и другие физические проявления; и когнитивный ответ, когда вы либо выражаете, либо подавляете свой гнев, либо успокаиваете себя.

Нейробиология, развитие и клинические перспективы

Front Psychol.2017; 8: 1950.

Dipartimento di Psicologia Dinamica e Clinica, Университет Сапиенца ди Рома, Рим, Италия

Отредактировал: Массимо Марраффа, Университет Рома Тре, Италия

Рецензировал: Медицинская школа Эльзы Ф. Роннингстам, , Соединенные Штаты; Джорджио Кавилья, Università degli Studi della Campania «Луиджи Ванвителли» Казерта, Италия

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Теоретическая и философская психология» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 1 сентября 2017 г .; Принята в печать 23 октября 2017 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Гнев, вероятно, является одной из наиболее обсуждаемых основных эмоций из-за трудностей в обнаружении его внешнего вида в процессе развития, его функционального и аффективного значения (положительная или отрицательная эмоция?), Особенно у людей. Поведение, сопровождающееся гневом и яростью, служит многим различным целям, а нюансы агрессивного поведения часто определяются символическими и культурными рамками и социальным контекстом. Тем не менее, недавние достижения в области нейробиологии и исследований развития, а также клинических психодинамических исследований позволяют по-новому взглянуть на роль гнева в информировании и руководстве многими аспектами человеческого поведения.Исследования развития подтвердили психофизиологические, когнитивные и социальные приобретения, которые не решаются в заранее определенной последовательности появления гнева и ярости в первые 2 года жизни. Так называемые аффективные нейронауки показали филогенетическое происхождение двух цепей, лежащих в основе возникновения гнева, а также его эволюционную роль в обеспечении выживания. Этот взгляд был интегрирован в психодинамическую теорию мотивационных систем, которые приписывают гневу двойную роль: с одной стороны, этот аффект работает как направленный внутрь сигнал, касающийся давления с целью преодоления препятствия или аверсивной ситуации; с другой стороны, гнев также является направленным вовне коммуникативным сигналом, устанавливающим дифференциацию и конфликт в межличностных отношениях и аффективных связях.Конечно, специфическое психическое функционирование человека требует оценки таких сигналов высшими корковыми функциями, и нет никаких сомнений в том, что значение, определяющее индивидуальное поведение, в конечном итоге истолковывается на социальном и культурном уровне. В то же время повседневный жизненный опыт, а также клиническое понимание психопатической, нарциссической и пограничной патологии личности ясно иллюстрируют необходимость правильной интерпретации и ответа на основные вопросы, возникающие в связи с темой гнева как базовой эмоции.

Ключевые слова: основных эмоций, гнев, мотивация, психодинамика, развитие, аффективная нейробиология, расстройства личности

Введение

Как широко обсуждали редакторы этого тома, теория основных эмоций (БЭТ) претерпела ряд важных изменений. критика, ставящая под сомнение их выдающуюся роль в человеческом эмоциональном опыте. В этой статье будет доказано, что новая структура мотивационных систем позволяет признать некоторые аспекты критики BET, одновременно усиливая ее роль в понимании построения личности и психологического функционирования.Общие аргументы в пользу СТАВКИ как основного аспекта мотивационных процессов будут дополнительно проиллюстрированы посредством представления некоторых клинических явлений, в которых изменения в умственной обработке гнева как основного эмоционального сигнала играют ключевую роль. Для начала критику концепции СТАВКИ можно свести к четырем следующим пунктам.

  • простой (a)

    Описание повседневной психической жизни человека показывает, что разнообразие аффективных переживаний вряд ли может быть сведено к активации отдельных единиц анализа, описываемых БЭТ.Эмоциональные переживания кажутся более тонкими, текучими, когнитивно сложными и не столь разрозненными, как предполагает СТАВКА (Stern, 1985).

  • простой (b)

    СТАВКА не в состоянии объяснить роль опыта обучения и социокультурных влияний в формировании способов выражения, разнообразия значений и возможных функций эмоционального опыта. Например, хотя эмоции ненависти, ревности или зависти можно отнести к негативным переживаниям, потенциально ведущим к агрессивным намерениям по отношению к конкретным особенностям и, возможно, включающим базовую эмоцию гнева, их вряд ли можно рассматривать как первичные, повсеместно распространенные эмоции (Соломон, 1984; Харре, 1986).Содержание таких эмоций легче понять как продукт культурных представлений о понятиях идентичности, вины, собственности, сексуальных и сентиментальных взаимодействий. Исследования, а также анекдотические свидетельства выявили разнообразную интенсивность и распространение таких эмоций между различными социальными контекстами, тем самым подтверждая влияние культуры на формирование таких ментальных переживаний (Росадо, 1984).

  • простой (c)

    Хотя BET основан на филогенетических корнях основных эмоций (а именно, межвидовых аналогиях эмоциональных проявлений), некоторые авторы недавно поставили под сомнение тот факт, что межвидовые схемы активации обычно называемые базовыми эмоциями, можно вообще обозначить как эмоции.Например, Леду (2016) утверждает, что эти первичные системы реагирования не входят в область эмоционального опыта, пока они не будут вторично представлены высшими когнитивными системами. В этом смысле конкретное содержание эмоционального опыта нельзя напрямую рассматривать как простой продукт активации базовых схем реагирования. Более того, реальное значение основных эмоций для выживания сильно снижается в среде, в которой уменьшаются внешние угрозы, а адаптация все больше и больше зависит от групповых взаимодействий и очень сложных когнитивных операций.Эмоциональные переживания человека распространены и не ограничиваются моментами внешних изменений, но чаще всего они возникают из внутреннего содержания, такого как фантазии, воображение, воспоминания.

  • простой (d)

    Вопреки тому, что требует BET, данные исследований развития, а также психофизиологические исследования не подтверждают точку зрения о существовании четко различимых категориальных выражений и проявлений эмоций. Некоторые эмоции, такие как страх, несомненно, проявляются с первого года жизни, но это не относится к другим эмоциональным категориям, таким как, например, стыд или гнев (Sroufe, 1995; Ekman, 1999).Индивидуальные различия в выражении эмоций показывают, что некоторые люди с трудом проявляют весь спектр категориальных эмоций, рассматриваемых BET. Например, дети, проявляющие очень осторожное и застенчивое отношение, не участвуют в эпизодах гнева на своих сверстников или родителей (Natsuaki et al., 2013). Более того, некоторые из основных эмоций, которые легче обнаружить на ранних этапах развития, невозможно наблюдать на более поздних этапах жизни. Данные исследований часто не подтверждали существование определенных паттернов психофизиологических модификаций, предположительно лежащих в основе BET (Scarpa, Raine, 1997; Scarpa et al., 2010).

В этой статье мы утверждаем, что, хотя и верны, некоторые критические замечания, направленные на СТАВКУ, могут быть преодолены путем переосмысления эволюционного значения СТАВКИ в рамках более широкого понятия мотивационных систем. В частности, конвергенция эволюционного, психодинамического и нейробиологического взглядов на эмоции и мотивацию открывает новую перспективу, в которой не только понятие основных эмоций является научно обоснованным, но также показывает его центральную функцию для понимания эмоциональной жизни человека.

Коммуникативные и поведенческие подходы к основным эмоциям

Со времени пионерских исследований Дарвина (Darwin, 1872) универсальное эмоциональное наследие человеческого вида было задумано с точки зрения его ценности для выживания. В своей первоначальной интерпретации этологи понимали поддержание некоторых базовых схем автоматического реагирования, называемых эмоциями, как способ увеличения выживаемости за счет облегчения коммуникации между со-спецификациями (Ekman, 1992). Таким образом, считалось, что ритуализация инстинктивного поведения в фиксированные модели выражений лица, поз и жестов служит сообщением, сигнализирующим другим членам группы о собственных поведенческих намерениях или реакциях, вызванных неизвестными условиями окружающей среды (Ekman, 1999).Например, демонстрация зубов изначально предшествует нападению, но его ритуальная версия, содержащаяся в улыбке, на самом деле указывает на замораживание агрессивного намерения и, следовательно, проявление дружеской увертюры (Lorenz, 1978). В следующей теоретической интерпретации функций выживания основных эмоций упор был сделан на их подготовительную роль в рамках инстинктивных схем реагирования, крайне необходимых для быстрой адаптации к непредсказуемой и быстро изменяющейся среде.Активация поведенческих и психофизиологических модификаций, наблюдаемых во время эмоциональных переживаний, рассматривалась как часть автоматической реакции (выборочно вызываемой определенными сигналами окружающей среды), побуждающей и подготавливающей весь организм к наиболее подходящему адаптивному поведению. Необходимость быстро реагировать на угрозы выживанию или внезапные изменения окружающей среды, конечно, не ограничивалась низшими видами, но это считалось фундаментальной адаптивной предпосылкой также для высших млекопитающих, мозг которых был бы способен к гораздо более тонкому анализу стимулов. .Это оправдывает сохранение такого грубого уровня реакции у нашего вида и его сложное взаимодействие с новейшими и более сложными способами обработки информации нашим мозгом. Такой взгляд на эмоции как на части более широких схем автоматических, бессознательных и быстрых адаптивных систем реагирования теперь распространился на всю психологическую область, а также на современную нейробиологическую литературу (Gazzaniga, 2008). Несмотря на эту прогрессивную модификацию BET, многие авторы считают ключевые критические моменты, представленные во введении, по-прежнему верными для этих новых эволюционных взглядов на эмоциональную жизнь человека.

Переосмысление основной теории эмоций в подходе к мотивационным системам

Недавно был предложен общий пересмотр значения основных эмоций с точки зрения мотивации, основанной на результатах исследования инстинктивного поведения животных и психодинамической точки зрения. Вклад современной этологии был использован для пересмотра психодинамического взгляда на человеческое развитие и поместил базовые эмоции в основу мотивированного поведения. Современная этология полагалась на кибернетику для переосмысления инстинктов в терминах корректируемых целей поведенческих планов, которые гибко (в отличие от фиксированной поведенческой последовательности, ранее предназначавшейся для характеристики инстинктов) используют врожденные или приобретенные двигательные паттерны для достижения ожидаемого результата, повышающего индивидуальную приспособленность (Hinde, 1974). .В своей первоначальной формулировке понятие поведенческой системы помогло перестроить теорию человеческой мотивации в соответствии с дарвиновскими взглядами на врожденные тенденции, управляющие намеренным поведением (Rosenblatt and Thickstun, 1977). Боулби полностью использовал эту новую этологическую основу, чтобы предположить существование врожденной цели для человеческих младенцев (а также других приматов) по установлению и поддержанию оптимальной близости к опекуну, то есть к поведенческой системе привязанности (Bowlby, 1969).Однако точка зрения Боулби лишь второстепенно рассматривала роль аффективного опыта (сепарационная тревога) в регулировании поведения, скорректированного с целью достижения цели.

От поведенческих систем к мотивационным системам: вклад психодинамической теории в основные эмоции

Более недавнее предположение, основанное на этологической литературе и литературе по развитию, было внесено в рамках психодинамической точки зрения Лихтенбергом (1989). Лихтенберг предложил преобразовать конструкцию поведенческих систем в понятие мотивационных систем.Любая система мотивации, как и любая система поведения, направлена ​​на достижение цели (очевидно, любая цель каждой системы мотивации фиксируется эволюцией, что дает некоторые важные преимущества для выживания индивидов и видов). Более конкретно, однако, мотивационные системы не предназначены для механической работы как план поведения, разворачивающийся через постоянную перцептивную обратную связь, которая сопоставляет фактическое поведение с поставленной целью. Любая мотивационная система регулируется одним аффектом, связанными с ним представлениями, воспоминаниями и планами поведения.Лихтенберг (1989) утверждал, что каждая мотивационная система изначально обладала определенным аффективным сигналом, который способен ориентировать человеческое поведение на поставленную цель, легко наблюдаемую с первых месяцев жизни. Следует отметить, что в своем первоначальном предложении Лихтенберг прямо не упомянул основные эмоции, традиционно изучаемые BET. Тем не менее, он включил некоторые классические базовые эмоции, такие как страх и гнев, в число тех, которые регулируют его пять мотивационных систем.Конкретный аффект отвечает за (а) активацию мотивационной системы, (б) восстановление соответствующих представлений, определяющих поведенческий план, (в) сигнализирование о конечном достижении или неудаче ожидаемого результата. Интересно, что избегание или поддержание каждого конкретного аффективного состояния становится неотъемлемой целью мотивационной системы.

Для достижения аффективной цели мотивационной системы активируется набор сохраненных представлений о прошлом опыте, относящемся к любому конкретному аффективному состоянию, и текущее поведение планируется в соответствии с этими представлениями.В ходе развития межличностный опыт, когнитивное развитие и культурные значения могут вмешиваться, чтобы изменить ранние интерактивные представления, относящиеся к каждой мотивационной системе, но их аффективное ядро ​​остается неизменным (Lichtenberg et al., 2011). Текущий контекст опыта составляет мотив, определяющий содержание и цели текущего поведения и восприятия (Lichtenberg, 1989). Следовательно, определенные аффективные состояния, создавая единичные мотивы, представляют собой связь между целями, установленными эволюционной историей вида, и реальным ментальным опытом человека.С этой точки зрения, базовые эмоции — это то, что, по сути, связывает цели, поставленные эволюцией, с индивидуальными мотивами, определяющими поведение и создающими личный смысл в повседневной жизни. В этой сложной архитектуре мотивированного поведения основные эмоции могут легко объяснить разнообразие и пластичность действий, с помощью которых люди достигают своих основных эволюционных целей. Кроме того, ведущая роль аффектов делает мотивационные процессы открытыми для обучения, когнитивного совершенствования и культурного вклада в индивидуальную биологическую адаптацию.

Аффективные нейронауки и системы выживания

Несмотря на некоторые важные теоретические различия, нейробиологические подходы в основном резонируют с психодинамическими представлениями о мотивационных системах и дают дальнейшие выводы о роли основных эмоций в поведении человека. Во-первых, современные нейробиологические подходы свидетельствуют о том, что принятие решений и мотивированное поведение поддерживаются активацией нейроанатомических структур, которые предназначены для обнаружения специфических сигналов, важных для индивидуального выживания (MacLean, 1990; Panksepp, 1998).Такие подкорковые структуры отвечают за быстрые реакции, которые сохраняют важную адаптивную роль, несмотря на появление в эволюционной истории более совершенных способов анализа стимулов и поведенческой адаптации. В частности, каждая нейроанатомическая структура отвечает за реакции на условия, которые включают гомеостатические потребности организма и репродуктивные функции. Более того, в ходе эволюции эти системы быстрой адаптации постепенно включали в себя социальное поведение, которое оказывает прямое влияние на выживание через групповые взаимодействия (например,g., привязанность, реакции друга / врага, сочувствие).

Второй важный вклад нейробиологических исследований показал, что нейроанатомические участки основных эмоций практически совпадают с таковыми из более древних схем поведенческой адаптации (Panksepp, 1998). Эти данные побудили многих исследователей включить базовые эмоции в так называемые системы выживания, базовые системы поведенческих реакций, которые гарантируют сохранение индивидуальной целостности перед лицом внезапных изменений внутренней и внешней среды адаптации (LeDoux, 2016).Таким образом, основные эмоции, такие как тревога, гнев, страх, можно рассматривать как фрагменты более широкой модели поведения, ведущей к немедленной адаптивной реакции на условия окружающей среды, которые представляют угрозу / возможность для индивидуального выживания. Этот взгляд в значительной степени совпадает с классической теорией основных эмоций как систем, вызывающих быстрые адаптивные поведенческие реакции. Однако более сложный анализ систем выживания, частью которых сейчас являются базовые эмоции, позволяет исследователям получить более детальную картину мотивационных процессов, лежащих в основе человеческого поведения.

Действительно, третий важный вклад недавней нейробиологии мотивации рассматривает основные эмоции не только как часть врожденных быстрых реакций на угрозу выживанию. Эволюция более поздних структур коркового мозга создала возможность преодолеть и, возможно, улучшить стратегии поведенческой адаптации более древних систем выживания. Это улучшение преследовалось эволюцией за счет улучшения специфики перцептивного анализа стимулов (включая символическую и лингвистическую категоризацию), сравнения текущих условий с предыдущим опытом (новые системы памяти), более высокой специализации и уточнения поведенческих реакций и, особенно верно для людей, роль обучения и культурной передачи (LeDoux, 2016).Однако, в отличие от того, что может показаться, роль более основных систем реагирования не отбрасывается и не умаляется этой достигнутой сложностью (Panksepp and Biven, 2012). Хотя наличие основных аффективных реакций может быть только частью нашего субъективного опыта, основные эмоции, связанные с системами выживания, являются сырьем, на котором основаны более сложные анализы, проводимые высшими центрами мозга. Этот мотивационный взгляд на самом деле выходит за рамки традиционной коммуникативной и поведенческой интерпретации основных эмоций, подчеркивая оценочную и информационную роль, которую базовые эмоции играют в сложных процессах принятия решений.Конечно, интерпретация таких сигналов не выполняется автоматически и не приводит к простому и самоочевидному переводу того, что происходит в наших телах.

Как показали и психодинамическая теория, и нейробиология, основные эмоциональные реакции динамически переплетаются, плавно изменяются и, в некоторой степени, могут использоваться различными мотивационными системами. Более того, интерпретация телесных сигналов, на которые мы полагаемся для интерпретации внешнего мира, во многом зависит от природы и способов запоминания предыдущего опыта и, по мере развития, постепенно зависит от межличностных и культурных процессов.Именно эта сложная «проработка» внутренних телесных переживаний создает многоцветный и многогранный характер нашего эмоционального опыта. В этом смысле старую версию BET справедливо критикуют за ее редукционистский подход к человеческому аффективному опыту, который кажется полностью совместимым. Однако следует помнить, что не было бы сознательного переживания самого себя без интерпретации основных аффективных следов. Создание личного смысла, а также переживание того, чтобы быть субъектом («личностью»), не могло быть достигнуто без расшифровки и интерпретации телесных сигналов, относящихся к системам выживания (Modell, 2003; Northoff et al., 2011). Что еще более важно, эволюция позволила нам установить и поддерживать прочную связь между нашим умственным функционированием и нашими основными организменными и социальными потребностями посредством обработки и развития основных эмоций. Конечно, невозможно больше утверждать, что нами «движут» основные эмоции и инстинктивные силы в старом психоаналитическом или этологическом смысле. Точно так же можно утверждать, что даже если моторные и вегетативные компоненты основных эмоций часто представляют узнаваемый окончательный путь выражения нашего эмоционального опыта, наша адаптация не столько зависит от этих основных эмоциональных реакций, сколько от более сложных и более рациональных поведенческих стратегий. , социальное взаимодействие и культурное сотрудничество.В любом случае, следует учитывать, что наше восприятие мира, а также наше поведение было бы бессмысленным без постоянной и адекватной работы по интерпретации нашего основного эмоционального опыта. В последнее время в психодинамическом мышлении большое внимание уделяется тому, чтобы построить мост между мгновенными необработанными метафорами, созданными фрагментированными эмоционально-телесными представлениями межличностного мира, и образной интерпретацией, опосредованной символическими процессами, которые придают новый и преобразующий смысл таким переживаниям. (Modell, 2003).Эта новая перспектива позволила переосмыслить проблему аномального развития личности с точки зрения отказов и коллапсов репрезентативных систем, предназначенных для выработки эмоциональных и мотивационных сигналов (Fonagy et al., 2002). Мы надеемся, что анализ некоторых клинических феноменов, связанных с активацией переживания гнева и неудач в его интерпретации, прольет еще немного света на актуальность этой новой модели СТАВКИ.

Основная эмоция гнева

Гнев всегда был включен в репертуар основных эмоций, в основном благодаря его отчетливому и универсально узнаваемому образцу выражения лица (Ekman, 1999).Тем не менее исследования выявили некоторые критические моменты, которые ставят под сомнение универсальное биологическое значение эмоции гнева и, следовательно, общую значимость СТАВКИ для объяснения аффективных состояний, возможно, связанных с этим эмоциональным состоянием. Прежде всего, данные, указывающие на конкретный психофизиологический профиль активации гнева, все еще кажутся противоречивыми. Психофизиологические параметры гнева являются общими для других эмоциональных состояний, таких как, например, общее состояние стресса, страха или хищнического поведения (Scarpa et al., 2010). Исследователям трудно найти конкретное место в общей классификации положительных и отрицательных эмоций (Watson et al., 2016). Гнев влечет за собой негативную активацию, которая заставляет человека снимать напряжение посредством активного поведения. В то же время поведение, поддерживаемое гневом, может привести к приближающемуся поведению, обычно поддерживаемому положительными эмоциями (Scarpa and Raine, 1997). В отличие от других основных эмоций, условия окружающей среды, которые, как ожидается, вызовут гнев, не всегда различимы, как того требует СТАВКА (Ekman, 1992).Гнев может проявляться как реакция на состояние физического страдания, как способ защитить себя от нападения хищника (в этом смысле гнев является возможным следствием страха; Wilkowsky and Robinson, 2010), как цель, поддерживающая эмоции. -направленное поведение, когда обстоятельства внешнего мира мешают достижению желаемой цели, вызывая разочарование (Panksepp, 1998). Другой кардинальный аспект СТАВКИ, а именно социальное воздействие отображаемой эмоции на других людей, также является спорным в случае гнева.Выражение гнева на лице можно интерпретировать как признак агрессии, вызывая реакции страха или склонности к участию в конфликте, или может иным образом вызвать оживляющее чувство причастности к другим субъектам, в зависимости от оценки контекста (Emde, 1984). Критики BET также подчеркнули, что выражение гнева практически полностью подавляется в некоторых культурных контекстах (Rosado, 1984). В том же ключе подчеркивается, что некоторые аффективные или мотивационные состояния, предположительно связанные с гневом, такие как зависть, ревность, ненависть или агрессивное стремление к определенной цели, не сопровождаются проявлением или субъективным переживанием гнева или ярости, как если бы эти негативные чувства и настроения были сформированы культурно (Harrè, 1986).

В целом, эти противоречивые моменты не исключают возможности рассматривать гнев как базовую эмоцию и отводить ему центральную роль в нашей эмоциональной жизни. Опять же, мотивационный анализ, основанный на филогенетических и онтогенетических соображениях, может улучшить наше понимание значимости гнева как основного эмоционального сигнала в нашей аффективной жизни. Анализ нейроанатомических структур, подразумеваемых в выражении гнева, помещает его филогенетическое происхождение в основную реакцию на состояние дистресса.Вероятно, такие реакции возникли как реакция на состояние физического стеснения как окончательного способа освобождения человека от хищника или на внешнее состояние, вызывающее боль или раздражение. Эта основная схема ответа расположена на очень глубоком уровне в головном мозге [периакведуктальный серый (PAG)], где также расположены другие центры, координирующие гомеостатические реакции (Panksepp and Biven, 2012). Согласно нейробиологическим исследованиям, такая основная защитная роль реакции гнева постепенно превратилась в более сложную последовательность реакций, активируемых восприятием угрозы во внешнем мире и полезную для инициирования и поддержки реакции борьбы-бегства.Интеграция такого сложного ответа была гарантирована в ходе эволюции взаимодействием центров, расположенных в миндалевидном теле (Panksepp, Biven, 2012). Следующий шаг в развитии гнева характеризуется привлечением такой базовой реакции мотивационной системой достижения цели. Общая схема, регулирующая приближающееся поведение к цели, регулируется системой вознаграждения. Мотивация к достижению цели является гибкой и способна корректировать поведенческие планы в соответствии с возможными внешними препятствиями, а также с внутренними источниками ошибок.Психофизиологическая активация, типичная для реакции гнева, может быть задействована, чтобы помочь организму более энергично преодолевать препятствия и выдерживать попытки достижения желаемой цели. Следовательно, древняя реакция гнева рекрутируется несколькими мотивационными системами через нейроанатомические связи, которые развились позже в эволюции и определяют различные возможные фиксированные паттерны реакции, приводящие к окончательному возникновению гнева. Этот пример эволюционного ожидания может четко объяснить разнообразие источников, которые могут вызывать реакции гнева, и подчеркивает, как такая эмоциональная реакция является фундаментальной частью адаптивного репертуара, демонстрируемого людьми.

Онтогенез гнева

Онтогенез реакций гнева может дополнительно объяснить, как такая базовая эмоция становится необходимым аспектом сложной эмоциональной жизни человека. Исследователи развития показали, что правильное выражение гнева не появляется до последних месяцев первого года жизни (Sroufe, 1995). До этого можно было наблюдать только менее специфическую реакцию дистресса и раздражительности, трудно отличимую от других негативных реакций, таких как плач, голод, боль.Реакция дистресса, возникающая в первые месяцы жизни, рассматривается как основная реакция, возникающая при резком накоплении психофизиологической активации, независимо от того, вызван ли источник этого внезапного усиления возбуждения эндогенными колебаниями нервной системы или внешняя стимуляция. Таким образом, предвестник реакции гнева определяется конкретными психофизиологическими параметрами. И только тогда, когда в конце первого года младенец становится способным различать средства и цели своего поведения и отчетливо осознавать, что его намеренное действие заблокировано, возникает правильная реакция гнева.Примечательно, что эмоция гнева проявляется, когда ребенок способен придать стимуляции психологическое значение («существует препятствие, мешающее достижению цели»). Психологический смысл, приписываемый ситуации, вызывает те же психофизиологические параметры, способные вызвать предыдущую реакцию дистресса (резкое усиление внутреннего возбуждения). Впоследствии когнитивное развитие и обучение позволяют ребенку предвидеть источники разочарования и связывать свою способность исследовать окружающую среду со способностью (возможно, поддерживаемой гневом) преодолевать препятствия (Lichtenberg, 1991).Когда самосознание и социальная осведомленность начинают доминировать в психологических суждениях ребенка, гнев, наконец, направляется на других людей или на себя, в конце концов приобретая форму того, что обычно называют гневом (Sroufe, 1995). В процессе дальнейшего когнитивного и социального роста психологическое значение гнева, конечно, все больше и больше определяется межличностным опытом и общими культурными представлениями, которые становятся центральным аспектом переговоров о межличностных конфликтах. Затем гнев и ярость трансформируются в чувства ненависти, соперничества, тонкого негодования, садизма, презрения, зависти, ревности, собственничества.Это разнообразие чувств инициируется появлением ярости, но они становятся все более и более дифференцированными и частично отстраненными от этой базовой эмоции (Parens, 2008). Конечно, как мы увидим в следующем абзаце, степень, в которой ярость становится частью индивидуального способа осуществления контроля над внешним миром, управления конфликтами и социальной самоуверенности, во многом зависит от реального социального опыта и интерпретаций, которые Воспитатели предлагают поведение ребенка, а также более широкий социальный контекст социальных норм и устоявшихся значений.Примечательно, что эти онтогенетические достижения, какими бы сложными ни были проявления гнева, не могли произойти без набора базовых схем реакции, постепенно развивающихся в первые 2 года жизни.

Формирование личности и метаболизм гнева / ярости

Недавние исследования в области развития, а также клинические исследования подчеркнули важность гнева и ярости для нормальных и ненормальных аспектов личностного роста. Выражение гнева рассматривается как необходимое условие для освоения исследования окружающей среды (Mahler et al., 1975; Sroufe, 1995), достижение целей и поведенческих планов (Stechler and Halton, 1987), установление чувства личного контроля над своими действиями, разрешение конфликтов (Lichtenberg, 1989), защита личной целостности (Modell, 1993), дифференциация личных против личных мотивов и точек зрения других (Parens, 2008). Как обсуждается в этой статье, очевидно, что в первые годы жизни основная эмоция гнева, независимо от его филогенетического происхождения и предшествующих онтогенетических предшественников, задействуется на службе более широкой мотивации для достижения желаемой цели.Следовательно, возможность прибегнуть к гневу или ярости рассматривается как основной шаг (хотя, конечно, не единственный) для утверждения собственной автономии и чувства владения собой и уравновешивания чувств стыда и уязвимости, что определяют психоаналитики. как «здоровый нарциссизм» (Ronningstam, 2005). Таким образом, гнев и ярость считаются необходимыми инструментами для восстановления чувства личной последовательности и автономии или для того, чтобы выстоять в преследовании цели в случае неудачи (Mahler et al., 1975; Кохут, 1977). Естественно, напористость, чувство автономии и господства над собой не следует полностью считать совпадающими с выражениями гнева и ярости. Многие другие аффективные, когнитивные и социальные приобретения являются необходимой основой развивающегося чувства автономии и нарциссической целостности. Более того, здоровые проявления гнева должны подавляться чувством сочувствия к другим, признанием их точки зрения и полной оценкой характера аффективных отношений с ними, а также уважением этических и социальных норм, неизбежно сдерживающих индивидуальная напористость и достижения.Как следствие, нормальные проявления гнева и ярости следует отличать от высокомерия, особого чувства собственного достоинства, садистского контроля, межличностной эксплуатации, аффективных манипуляций и насилия. Клиническая литература свидетельствует о том, что, когда систематически не удается правильно ограничить проявления гнева, мы сталкиваемся с ненормальным личным развитием и риском антиобщественного поведения. Теперь мы увидим, что эти искажения в личностном росте в основном вызваны двумя условиями, подразумевающими метаболизм аффективного сигнала гнева: (а) неправильная и повторяющаяся обработка других мотивационных сигналов, подразумевающая нормальное обращение к гневу или ярости (например,g., страх, разочарование, ущемление личной целостности) приводит человека к повторяющимся или преувеличенным проявлениям этих основных эмоциональных проявлений; (б) индивид научился путать внутренний сигнал гнева и поведенческие проявления гнева со своим собственным самоутверждением, утверждением автономии, чувством личного контроля и целостности.

Гиперактивация сигналов гнева / ярости при пограничных расстройствах личности и психопатии

Диагностические подходы (Kernberg, 1984; Gunderson, 2001; American Psychiatric Association [APA], 2013) всегда определяли безудержные и частые приступы ярости как один из ключевых факторов. Клинические особенности пограничного расстройства личности (БЛД).Чаще всего это сильное чувство гнева может также вызвать резкое самоповреждающее поведение, возможно, нерешительность в попытках самоубийства. Дисфорический фон, характеризующийся раздражительностью и гневом, также считается ответственным за аффективную нестабильность и фрагментированное чувство идентичности, характерные для пациентов с ПРЛ (Gunderson, 2010). Для того, чтобы поддерживать хотя бы некоторую форму позитивных взаимоотношений со значимыми другими, а также чувство личного достоинства и автономии, пациенты с ПРЛ должны отделять гневные и неистовые аспекты своей личности от своей саморепрезентации и от своего опыта. отношения с внешним миром (Кернберг, 1975).Сообщается, что пациенты с ПРЛ испытывают такое невыносимое количество гнева, учитывая их склонность воспринимать личные угрозы во внешнем мире, в основном в близких отношениях, из-за обоих факторов темперамента (New et al., 2008; Gunderson, 2010) и раннего травматического опыта. в матрице прикрепления (Chiesa et al., 2016). В результате реакции гнева легко вызываются как основная защитная реакция (бегство-борьба) на ощущение нападения. В то же время хрупкое чувство себя и крайняя зависимость от значимого другого, в котором пациенты с ПРЛ чувствуют себя пойманными в ловушку, часто заставляют этих пациентов трансформировать внешние проявления гнева в самоповреждающее или пассивно-агрессивное поведение (Kernberg, 1975).Другой пример ошибочной обработки окружающих или мотивационных ключей, приводящей к чрезмерному использованию гнева, представлен клиническим феноменом психопатии. Гнев и ярость не характеризуют суть этого редкого и крайнего состояния, хотя выражения гнева и ярости могут часто ассоциироваться с ним. Блэр (2009) и Гленн и Рейн (2014). Возникновение гнева и ярости у психопатических пациентов недавно было объяснено специфической неудачей в обработке негативного подкрепления (Blair, 2009).Пациенты-психопаты демонстрируют дефицит функционирования в той области мозга, которая предназначена для обнаружения неудач в поведенческих планах. Когда выполнение какого-либо плана поведения не приводит к ожидаемому результату, передняя поясная кора передает сигнал префронтальной коре, чтобы скорректировать план поведения для достижения цели. Если поясная кора не активируется из-за отрицательного результата, как в случае с психопатическими пациентами, первоначальный план поведения выполняется снова и снова.Сообщается, что в отличие от пациентов с ПРЛ, люди с психопатическими чертами недооценивают влияние отрицательных эмоций (Masi et al., 2014). Поскольку реакции гнева и гнева неизбежно возникают всякий раз, когда выполнение поведенческого плана не достигает своей цели, психопатический индивид чрезмерно подвержен опасности гневных реакций. Таким образом, в последнем случае основные эмоции гнева поддерживаются системой вознаграждения и выражаются в чистом виде, потому что эта система не поддерживается адекватно обработкой эмоциональной информации о негативных результатах поведения субъекта.Эта неадекватная обработка ответственна как за настойчивость поведенческих усилий, пренебрежение межличностными последствиями, так и за связанные с ними гневные реакции.

Роль сигналов гнева / ярости в нарциссической личности

Случай нарциссического расстройства личности дает другой взгляд на неуместное обращение к аффективным выражениям гнева и ярости. Согласно Кернбергу (1975), суть нарциссической личностной патологии представлена ​​слиянием попыток установления примитивного грандиозного самосознания и выражения гнева.Короче говоря, нарциссический человек ошибочно принимает свою самоуверенность и чувство собственной значимости с агрессивным контролем над осмысленной оценкой и отражением других. Высокомерие и преувеличенные чувственные права, интенсивная реакция гнева на любую предполагаемую угрозу их самооценке или на частые чувства стыда, эксплуататорское или даже садистское поведение, изображающее наиболее узнаваемые формы нарциссической личности, являются результатом этого основного заблуждения: чтобы заявить о себе и защитить уязвимое чувство собственного достоинства, необходимо быть в ярости и агрессивно контролировать отношения.Когда такие попытки контроля терпят неудачу, нарциссический пациент пытается защитить себя от последующего сильного чувства стыда через ярость (Kohut, 1977; Ronningstam, 2005). Клиническая литература показала, что личная история нарциссических пациентов часто сопровождается межличностными отношениями, которые отрицали полное и глубокое признание раннего чувства автономии и индивидуального дифференцированного существования пациентов. Чаще всего в детстве с нарциссической пациенткой унизительно обращались как с продолжением ее собственных родителей или признавали только за ее внешний вид или таланты (Fernando, 1998), развивая лишь скудную способность к эмоциональному самопознанию и саморегулированию. .В некоторых других случаях особая одаренность темперамента, а именно чрезмерная потребность в вознаграждении и аффективном удовлетворении, вызывала у этих пациентов крайнее чувство стыда и личную неудачу. Разнообразные проявления, наблюдаемые в широко признанном различии между Уязвимой и Грандиозной формами нарциссической патологии (Pincus and Lukowitsky, 2010), по-видимому, проливают ясный свет на важность обработки гнева и ярости в этой области патологии личности. В варианте «Грандиозный» нарциссический пациент узнал, что гнев и агрессивный контроль над своим межличностным окружением эквивалентны личным полномочиям, автономии и внутренней согласованности.Общая стратегия регулирования самооценки и самоулучшения проистекает из этого уравнения, которое приводит к проявлениям правомочности, высокомерия, манипулятивности и межличностной эксплуатации, прямым садистским или агрессивным попыткам контролировать состояния ума и поведение других. О ключевой важности базовой эмоции гнева для нарциссической личности также свидетельствует уязвимый вариант этой патологии характера, в которой явно преобладает всепроникающее чувство стыда, неадекватности и личной неудачи (Pincus and Lukowitsky, 2010).Сообщается, что эти, иначе называемые , скрытые, или застенчивые (Ronningstam, 2005) формы нарциссической патологии очень настороженно относятся к любым проявлениям гнева и ярости. Когда происходят эти аффективные реакции, скрытый нарцисс может не осознавать ни это, ни причины, по которым они возникли с ним. Эти пациенты, по сути, предпочитают предотвращать любое чувство, связанное с личной самоутвержденностью, чтобы скрыть свои грандиозные ожидания и избежать возможных последующих разочарований и чувства стыда (Pincus and Lukowitsky, 2010).Однако эмпирические и клинические данные показали, что уязвимые нарциссические пациенты могут быть еще более склонны к агрессивным действиям или антиобщественному поведению (Fossati et al., 2014). В самом деле, когда более уязвимые пациенты одержимы эмоциями, которые мешают им понять их разочарованную потребность в самоуверенности и вытекающие из этого агрессивные чувства, они теряют способность модулировать свое поведение и понимать его влияние на благополучие других (Баскин-Соммерс и др. ., 2014; Lee-Rowland et al., 2017). Таким образом, в этих двух формах нарциссической патологии гипер-оценка и гипо-оценка чувства гнева являются двумя основными процессами, вокруг которых вращаются своеобразные стратегии этой личностной патологии. Последний аспект, который следует принять во внимание в отношении нарциссического функционирования и обработки гнева и ярости, представлен самоубийством. Фактически, клиническое понимание нарциссической основы суицидных мыслей и суицида подчеркнуло ключевую роль аффективных состояний, наполненных чувствами ненависти, садомазохистской динамикой и местью (Ronningstam et al., 2008). В этом отношении одним из ключевых шагов, ведущих к самоубийству у нарциссических личностей, является отрицание агрессивных чувств, порожденных нарциссическими травмами. Сильные защиты, часто диссоциативного характера, против такого агрессивного и властного отношения к значимым другим и внешнему миру в целом имеют место, чтобы скрыть и избежать угроз личному чувству всемогущества и самоуважения. Однако, когда такая защита не справляется с этой целью из-за серьезных жизненных событий, отдельные чувства гнева и гнева, поддерживающие чувство контроля и власти, обостряются и побуждают человека к действию.Атака на самоэскалацию при суицидальном поведении — это способ, которым такая потребность в агрессивном контроле выражается из личного осознания, позволяя восстановить чувство господства через замаскированную фантазию возмездия против других, которые останутся в живых.

Заключение

Многие попытки избавиться от СТАВКИ наталкиваются на основное препятствие. В чистом виде BET был способом осмыслить влияние эволюционного наследия и потребностей выживания на человеческий разум.Независимо от того, насколько убедительна и эффективна критика отдельных аспектов СТАВКИ, ее исходный посыл невозможно переоценить. В этой статье было предложено, что новая мотивационная структура для основных эмоций позволяет расширить их роль в аффективном опыте и процессах принятия решений. Нейробиологический, развивающий и психодинамический подходы, похоже, указывают на интерпретацию основных эмоций как систем оценки, которые работают как внутренние сигналы, ориентирующие и придающие смысл нашим намерениям и субъективному опыту.Представляется необходимым введение мотивационной точки зрения на основные эмоции, чтобы рассмотреть, как эти базовые системы реакции могут быть преобразованы с помощью более тонких когнитивных операций в разнообразное эмоциональное содержание. Кроме того, мотивационный подход дает новый взгляд, в котором основные эмоции раскрывают свою важность для людей через межличностный и культурный опыт.

Вклад авторов

RW несет полную ответственность за развитие идей и теоретических исследований, содержащихся в этой статье.Автор также несет полную ответственность за реализацию и доработку проекта рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM 5. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации; 10.1176 / appi.books.97808596 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Баскин-Соммерс А., Круземарк Э., Роннингстам Э. (2014). Эмпатия при нарциссическом расстройстве личности: с клинической и эмпирической точек зрения. Личный разлад. 5 323–333. 10.1037 / per0000061 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блэр Р. Дж. (2009). «Нейробиология агрессии», в Нейробиология психических заболеваний 3-е изд. редакторы Чарни Д. С., Нестлер Э. Дж. (Оксфорд: Oxford Press;) 1307–1320.[Google Scholar]
  • Bowlby J. (1969). Привязанность и потеря Vol. 1 Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги [Google Scholar]
  • Кьеза М., Чирасола А., Уильямс Р., Насиси В., Фонаги П. (2016). Категориальный и размерный подходы в оценке взаимосвязи между расстройствами привязанности и личности: эмпирическое исследование. Прикрепите. Гм. Dev. 19 151–169. 10.1080 / 14616734.2016.1261915 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дарвин К. (1872 г.). Выражение эмоций у животных и человека. Лондон: Мюррей; 10.1037 / 10001-000 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П. (1992). Аргумент в пользу основных эмоций. Emot. Cogn. 6 168–200. 10.1080 / 0269993

    11068 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П. (1999). «Базовые эмоции» в Справочник познания и эмоций редакторы Далглиш Т., Пауэр М. (Sussex: John Wiley & Sons;) 45–60. [Google Scholar]
  • Эмде Р. Дж. (1984). «Уровни значения детских эмоций», в Подходы к эмоциям , ред. Шерер К.Р., Экман П. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Лоуренс Эрлбаум;) 77–108. [Google Scholar]
  • Фернандо Дж. (1998). Этиология нарциссического расстройства личности. Психоанал. Учеба ребенка 53 141–158. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фонаги П., Гергей Г., Юрист Э., Таргет М. (2002). Ментализация, аффективная регуляция и развитие личности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Фоссати А., Пинкус А. Л., Боррони С., Мунтяну А. Ф., Маффеи К.(2014). Патологический нарциссизм и психопатия — разные конструкции или разные названия одного и того же? Исследование, основанное на итальянских доклинических взрослых участниках. Внутр. J. Pers. Disord. 28 год 394–418. 10.1521 / pedi_2014_28_127 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Газзанига М. С. (2008). Человек. Наука, которая делает ваш мозг уникальным. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер-Коллинз. [Google Scholar]
  • Гленн А. Р., Рейн А. (2014). Психопатия: Введение в биологические открытия и их значение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета; 10.18574 / nyu / 9780814777053.001.0001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gunderson J.G. (2001). Пограничное расстройство личности: клиническое руководство. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации. [Google Scholar]
  • Гундерсон Дж. Г. (2010). Пересмотр пограничного диагноза для DSM-V: альтернативное предложение. J. Pers. Disord. 24 694–708. 10.1521 / pedi.2010.24.6.694 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Harrè R.(1986). Социальная конструкция эмоций. Оксфорд: Блэквелл. [Google Scholar]
  • Hinde R. (1974). Биологические основы социального поведения человека. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. [Google Scholar]
  • Кернберг О. (1975). Пограничные состояния и патологический нарциссизм. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джейсон Аронсон. [Google Scholar]
  • Кернберг О. (1984). Тяжелые расстройства личности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джейсон Аронсон. [Google Scholar]
  • Кохут Х.(1977). Восстановление Самости. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. [Google Scholar]
  • Леду Дж. (2016). Тревожно. Использование мозга для понимания и лечения страха и беспокойства. Лондон: Penguin Books. [Google Scholar]
  • Ли-Роуленд Л. М., Барри К. Т., Гиллен К. Т., Хансен Л. К. (2017). Как различные аспекты подросткового нарциссизма влияют на связь между черствыми и бесчувственными чертами и самооценкой агрессии? Агрессия. Behav. 43 год 14–25. 10.1002 / ab.21658 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лихтенберг Дж. Д. (1989). Психоанализ и мотивация. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Аналитическая пресса. [Google Scholar]
  • Лихтенберг Дж. Д. (1991). Психоанализ и исследования младенцев. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]
  • Лихтенберг Дж. Д., Лахманн Ф. М., Фосхаге Дж. Л. (2011). Психоанализ и мотивационные системы. Новый взгляд. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]
  • Лоренц К.(1978). Vergleichende Verbaltensforschung: Grundlagen der Ethologie. Вена: Спрингер-Верлаг; 10.1007 / 978-3-7091-3097-1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маклин П. Д. (1990). Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press. [PubMed] [Google Scholar]
  • Малер М., Пайн М., Бергманн А. (1975). Психологическое рождение человеческого младенца. Симбиоз и индивидуация. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Маси Г., Милоне А., Пизано С., Лензи Ф., Муратори П., Гемо И. и др. (2014). Эмоциональная реактивность у направленной молодежи с деструктивными расстройствами поведения: роль черство-бесчувственных черт. Psychiatry Res. 220 426–432. 10.1016 / j.psychres.2014.07.035 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Моделл А. Х. (1993). Частное Я. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar]
  • Modell A.H. (2003). Воображение и осмысленный мозг. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar]
  • Нацуаки М. Н., Лев Л. Д., Нейдерхайзер Дж. М., Шоу Д. С., Скарамелла Л. В., Ге X. и др. (2013). Передача риска социального торможения от поколения к поколению: взаимодействие между родительской реакцией и генетическим влиянием. Dev. Psychopathol. 25 261–274. 10.1017 / S0954579412001010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нью А. С., Трибвассер Дж., Чарни Д. С. (2008). Аргументы в пользу переноса пограничного расстройства личности на ось I. Biol. Психиатрия 64 653–659. 10.1016 / j.biopsych.2008.04.020 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Northoff G., Qin P., Feinberg T. E. (2011). Мозговая визуализация самооценки — концептуальные, анатомические и методологические вопросы. Сознательное. Cogn. 20 52–63. 10.1016 / j.concog.2010.09.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Панксепп Дж. (1998). Аффективная неврология. Основы эмоций человека и животных. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.[Google Scholar]
  • Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон. [Google Scholar]
  • Паренс Х. (2008). Развитие агрессии в раннем детстве. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Джейсон Аронсон. [Google Scholar]
  • Пинкус А. Л., Луковицкий М. Р. (2010). Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 6 421–446. 10.1146 / annurev.clinpsy.121208.131215 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ronningstam E., Вайнбергер И., Мальцбергер Дж. Т. (2008). Одиннадцать смертей г-на К., способствующие самоубийству среди нарциссических личностей. Психиатрия 71 169–182. 10.1521 / psyc.2008.71.2.169 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роннингстам Э. Ф. (2005). Определение и понимание нарциссической личности. Бостон, Массачусетс: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Росадо М. (1984). «К антропологии себя и эмоций» в Теория культуры.Очерки разума, себя и эмоций изд. Шведер Р. А. (Кембридж: Издательство Кембриджского университета;) 161–182. [Google Scholar]
  • Розенблатт А. Д., Тикстан Дж. Т. (1977). Современные психоаналитические концепции в общей психологии. Общие концепции и принципы. Мотивация. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Международного университета. [Google Scholar]
  • Скарпа А., Хаден С. С., Танака А. (2010). Вспыльчивый характер: автономные, эмоциональные и поведенческие различия между реактивной и проактивной агрессией в детстве. Biol. Psychol. 84 488–496. 10.1016 / j.biopsycho.2009.11.006 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Скарпа А., Рейн А. (1997). Психофизиология гнева и агрессивного поведения. Psychiatr. Clin. North Am. 29 375–393. 10.1016 / S0193-953X (05) 70318-X [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Соломон Р. К. (1984). «Джеймсовская теория эмоций в антропологии», в «Теория культуры». Очерки разума, себя и эмоций изд. Шведер Р. А. (Кембридж: издательство Кембриджского университета;) 273–292.[Google Scholar]
  • Sroufe A. (1995). Эмоциональное развитие: организация эмоциональной жизни в ранние годы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar]
  • Stechler G., Halton A. (1987). Возникновение агрессии и самоутверждения в младенчестве. Психоаналитический системный подход. J. Am. Психоанал. Доц. 35 год 821–838. 10.1177 / 000306518703500402 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Стерн Д. Н. (1985). Межличностный мир младенца. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Уотсон Э. М., Лавлесс Дж. П., Стивенсон А. Дж., Бикел К. Л., Лехокей К. А., Эверхарт Э. Д. (2016). Связь между гневом, фронтальной асимметрией и субшкалами BIS / BAS. J. Nat. Sci. 2 e264. [Google Scholar]
  • Вилковски Б. М., Робинсон М. Д. (2010). Анатомия гнева — интегративная когнитивная модель черты гнева и реактивной агрессии. J. Personal. 78 9–38. 10.1111 / j.1467-6494.2009.00607.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Гнев — Психология — Oxford Bibliographies

Введение

Гнев — сложная психологическая конструкция и поведение. Некоторые исследователи концептуализируют гнев с точки зрения «состояния-эмоции», тогда как другие определяют его как «аффективную черту». Некоторые исследователи считают гнев в значительной степени когнитивным процессом, который указывает на то, как люди оценивают свой мир, в то время как другие утверждают, что переживание гнева также включает аффективные и поведенческие компоненты в дополнение к когнитивному компоненту.Поэтому большая часть исследований использует эмпирические данные для проверки различных теорий и концептуальных представлений о гневе. Помимо теоретических взглядов, существует четкое согласие с тем, что гнев является важным аспектом личных качеств, которые отличают людей друг от друга, от тех, кого легко спровоцировать и которые всегда злятся, до тех, кто, кажется, почти никогда не раздражается. Таким образом, еще одна область основной исследовательской деятельности посвящена изучению биологических и социальных причин индивидуальных различий в гневе.Было установлено, что хронический гнев является основным фактором риска, который способствует возникновению множества проблем психологического и физического здоровья. Соответственно, исследователи также изучают, как и почему гнев способствует ухудшению здоровья и плохого функционирования и как наиболее эффективно лечить и предотвращать стойкие и высокие уровни гнева у людей. В этой статье дается общий обзор наиболее распространенных концепций и теорий относительно природы и причин гнева. Затем в нем рассматриваются методологии, используемые для измерения и изучения гнева, а затем приводится краткое изложение исследований, в которых изучается, как гнев перерастает в взрослую жизнь в детстве и подростковом возрасте.Также рассматриваются исследования, в которых изучалась роль гендера в гневе. Затем следует изучение биологических и экологических процессов, которые взаимодействуют, чтобы повлиять на индивидуальные различия в гневе. Наконец, в статье описываются некоторые из многих связей между гневом и различными проблемами психологического и физического здоровья, а также доказательства того, что эффективные методы вмешательства и профилактики могут использоваться для уменьшения гнева и улучшения здоровья и функционирования людей.

Авторы были поддержаны грантом NIMH R01 MH 99437 и грантом NSF DRL-1118571 при подготовке этой статьи.Авторы несут исключительную ответственность за содержание и не обязательно отражают официальную точку зрения Национального института психического здоровья или Национального института здоровья .

Общие обзоры

Гнев — одна из самых распространенных эмоций в повседневной жизни, которая оказывает огромное влияние на поведение, здоровье и социальное функционирование людей. Из-за его глубокого влияния исследователи стремятся понять природу гнева и объяснить, почему одни люди часто испытывают гнев, в то время как другие почти никогда не злятся.Некоторые из статей и глав, включенных здесь, дают общий обзор общих теоретических основ, которые исследователи используют для изучения гнева. Potegal и Novaco 2010 подводят итог краткой истории, в которой наше понимание природы гнева строилось постепенно на протяжении десятилетий инноваций в теории и методах. Зентнер и Бейтс 2008 рассматривают структуру темперамента и личности, в которой диспозиционный гнев рассматривается как стабильная, биологически обоснованная черта. Вилковски и Робинсон 2010 используют социально-когнитивную перспективу, чтобы подчеркнуть, что человеческие различия в гневе отражают индивидуальные различия в трех взаимосвязанных мыслительных процессах.В частности, Враник и Шерер 2010 резюмируют подход «компонентной оценки», который описывает, как гнев возникает из когнитивных оценок ситуаций. Напротив, Kuppens et al. 2008 предоставляет теоретическую основу и эмпирические данные, которые ставят под сомнение доминирующий статус компонентного подхода к оценке в исследовании гнева, и утверждает, что гнев возникает как в результате оценочных, так и неоценочных процессов. Кроме того, Карвер и Хармон-Джонс 2009 представляют мотивационный подход к гневу, который подчеркивает концепцию целей в переживаниях гнева.Averill 1993 предлагает четкую теоретическую основу для изучения эмоций, а именно точки зрения социального взаимодействия. Аверилл утверждает, что гнев — это субъективная социальная конструкция, а не объективное существо. Наконец, Льюис 2010 утверждает, что для точного определения гнева как эмоции важно четко отличать его от других эмоций.

  • Аверилл, Джеймс Р. 1993. Иллюзии гнева. In Агрессия и насилие: социальные интеракционистские перспективы .Под редакцией Ричарда Б. Фелсона и Джеймса Т. Тедески, 171–192. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    DOI: 10.1037 / 10123-000

    В этой теоретической статье эмоции исследуются с конструктивистской точки зрения. В частности, как и другие эмоции, гнев считается субъективным явлением. Это моральная концепция, построенная на культурных нормах и социальных правилах, в соответствии с которыми люди объясняют и оправдывают свое поведение.

  • Карвер, Чарльз С., и Эдди Хармон-Джонс. 2009. Гнев — это аффект, связанный с подходом: свидетельства и последствия. Психологический бюллетень 135.2: 183–204.

    DOI: 10.1037 / a0013965

    В этой статье используется мотивационный подход к эмоциям. В нем рассматриваются данные из различных областей исследований, изучающих электрическую активность коры, сердечно-сосудистые и гормональные корреляты, развитие темперамента и личности, психопатологию и восприятие человека, и делается вывод о том, что гнев — это аффект, связанный с подходом.

  • Куппенс, Питер, Ивен ван Мехелен и Франк Раймен. 2008. К выявлению источников индивидуальных различий в оценках и гневе. Журнал личности 76.4: 969–1000.

    DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2008.00511.x

    В этой статье представлена ​​новая модель, которая бросает вызов теории компонентной оценки гнева. В частности, эта теория предполагает, что индивидуальные различия в переживании гнева возникают в результате оценочных, а также неоценочных процессов.

  • Льюис, Майкл. 2010. Развитие гнева. В Международный справочник гнева: Составляющие и сопутствующие биологические, психологические и социальные процессы . Под редакцией Майкла Потегала, Герхарда Стеммлера и Чарльза Д. Спилбергера, 177–191. Нью-Йорк: Спрингер.

    С функциональной точки зрения и с точки зрения развития в этой главе рассматривается процесс развития гнева с акцентом на различении гнева от других эмоций. В частности, автор утверждает, что гнев можно отличить от других негативных эмоций как по его роли в мотивации, так и по способу его развития.

  • Потегал, Майкл и Раймонд В. Новако. 2010. Краткая история гнева. В Международный справочник гнева: Составляющие и сопутствующие биологические, психологические и социальные процессы . Под редакцией Майкла Потегала, Герхарда Стеммлера и Чарльза Д. Спилбергера, 9–24. Нью-Йорк: Спрингер.

    В этой главе дается краткий обзор истории, в которой люди пытались понять природу гнева. Свидетельства из древних мифов, религиозных повествований, искусств и философий о человеческой природе предполагают, что гнев фундаментально связан с нашими представлениями о личном и социальном порядке и беспорядке.

  • Вилковски, Бенджамин М. и Майкл Д. Робинсон. 2010. Анатомия гнева: интегративная когнитивная модель черты гнева и реактивной агрессии. Журнал личности 78.1: 9–38.

    DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2009.00607.x

    В данной статье представлена ​​когнитивная модель черты гнева. Согласно этой модели, индивидуальные различия во враждебной атрибуции, задумчивом внимании и когнитивных процессах саморегуляции — все это вносит свой вклад в уровень характерного гнева.Авторы выступают за интегративную когнитивную модель для организации существующей литературы по чертам гнева.

  • Враник, Таня и Клаус Р. Шерер. 2010. Почему я злюсь? Компонентный подход к оценке. В Международный справочник гнева: Составляющие и сопутствующие биологические, психологические и социальные процессы . Под редакцией Майкла Потегала, Герхарда Стеммлера и Чарльза Д. Спилбергера, 243–266. Нью-Йорк: Спрингер.

    В этой главе кратко излагается компонентный подход к концептуализации и изучению гнева.Соответственно, гнев возникает из-за того, как люди субъективно придают значение ситуациям и оценивают их. Авторы утверждают, что этот интегративный подход полезен для различения и соотнесения схожих конструктов, таких как гнев и агрессия.

  • Центнер, Марсель и Джон Э. Бейтс. 2008. Детский темперамент: комплексный обзор концепций, исследовательских программ и мер. Европейский журнал науки о развитии 2.1–2: 7–37.

    В этой обзорной статье представлен всесторонний обзор исследований темперамента ребенка.Это важно, потому что оно предлагает понимание основанной на темпераменте точки зрения на то, как гнев концептуализируется, измеряется и изучается как аспект темперамента / личности в детстве и взрослой жизни.

к началу

Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница. Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

Как подписаться

Oxford Bibliographies Online можно получить по подписке и с постоянным доступом для учреждений.Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

Перейти к другим статьям:

Артикул

.

вверх

  • Ненормальная психология
  • Академическая оценка
  • Аккультурация и здоровье
  • Теория регулирования действия
  • Исследование действий
  • Захватывающее поведение
  • Подростковый возраст
  • Принятие, социальные, психологические и эволюционные перспективы…
  • Совершеннолетие
  • Аффективное прогнозирование
  • Эйджизм
  • Эйджизм в действии
  • Агрессия
  • Олпорт, Гордон
  • Болезнь Альцгеймера
  • Анализ ковариации (ANCOVA)
  • Злость
  • Поведение животных
  • Обучение животных
  • Тревожные расстройства
  • Искусство и эстетика, Психология
  • Оценка и клиническое применение индивидуального различия…
  • Привязанность в социальном и эмоциональном развитии через …
  • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у взрослых
  • Синдром дефицита внимания / гиперактивности (СДВГ) у детей …
  • Отношение
  • Установочная амбивалентность
  • Влечение в близкие отношения
  • Теория атрибуции
  • Авторитарная личность
  • Аутизм
  • Байесовские статистические методы в психологии
  • Поведенческая терапия, рациональные эмоции
  • Поведенческая экономика
  • Поведенческая генетика
  • Вера Настойчивость
  • Тяжелая утрата и горе
  • Биологическая психология
  • Порядок рождения
  • Образ тела у мужчин и женщин
  • Выгореть
  • Эффект наблюдателя
  • Детство и юность, виктимизация со стороны сверстников и издевательства…
  • Клиническая нейропсихология
  • Клиническая психология
  • Теории когнитивной согласованности
  • Теория когнитивного диссонанса
  • Когнитивная неврология
  • Общение, невербальные сигналы и
  • Сравнительная психология
  • Право предстать перед судом
  • Соответствие, соответствие и послушание
  • Сознание
  • Процессы преодоления
  • Консультативная Психология
  • Храбрость
  • Креативность
  • Творчество на работе
  • Критическое мышление
  • Межкультурная психология
  • Культурная психология
  • Повседневная жизнь, методы исследования для изучения
  • Методы науки о данных для психологии
  • Обмен данными в психологии
  • Смерть и умирание
  • Обман и обнаружение обмана
  • Защитные процессы
  • Депрессия
  • Депрессивные расстройства
  • Развитие, Пренатальный
  • Психология развития (когнитивная)
  • Психология развития (социальная)
  • Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM…
  • Дискриминация
  • Отвращение
  • Диссоциативные расстройства
  • Наркотики и поведение
  • Расстройства пищевого поведения
  • Экологическая психология
  • Образовательная среда, оценка мышления в
  • Размер эффекта
  • Воплощение и воплощенное познание
  • Развивающаяся взрослая жизнь
  • Эмоции
  • Эмоциональный интеллект
  • Эмпатия и альтруизм
  • Стресс и благополучие сотрудников
  • Экологическая неврология и экологическая психология
  • Этика в психологической практике
  • Восприятие события
  • Эволюционная психология
  • Экспансивная поза
  • Экспериментальная экзистенциальная психология
  • Исследовательский анализ данных
  • Свидетельские показания
  • Айзенк, Ганс
  • Факторный анализ
  • Фестингер, Леон
  • Пятифакторная модель личности
  • Эффект Флинна,
  • Судебная психология
  • Прощение
  • Дружба, Детские
  • Основная ошибка атрибуции / смещение корреспонденции
  • Заблуждение игрока
  • Теория игр и психология
  • Геропсихология, Клиническая
  • Формирование привычки и изменение поведения
  • Счастье
  • Психология здоровья
  • Исследования и практика в области психологии здоровья, Измерение в
  • Хайдер, Фриц
  • Эвристика и предвзятость
  • История психологии
  • Человеческие факторы
  • Гуманистическая психология
  • Юмор
  • Гипноз
  • Тест неявной ассоциации (IAT)
  • Промышленная и организационная психология
  • Выводная статистика в психологии
  • Интеллект
  • Интеллект, кристаллизованный и текучий
  • Межкультурная психология
  • Межгрупповой конфликт
  • Международная классификация болезней и родственных болезней…
  • Международная Психология
  • Интервью в настройках криминалистики
  • Насилие со стороны интимного партнера, Психологические перспективы
  • Теория отклика предмета
  • Эксцесс
  • Язык
  • Смех
  • Право, психология и
  • Лидерство
  • Выученная беспомощность
  • Теория обучения
  • Обучение против производительности
  • ЛГБТК + Романтические отношения
  • Обнаружение лжи в криминалистическом контексте
  • Продолжительность развития
  • Составы
  • Локус контроля
  • Одиночество и здоровье
  • Математическая психология
  • Смысл в жизни
  • Механизмы и процессы взаимного заражения
  • Насилие в СМИ, Психологические перспективы
  • Анализ посредничества
  • Медитация
  • Воспоминания, автобиографические
  • Воспоминания, Flashbulb
  • Воспоминания, подавленные и восстановленные
  • Память, ложь
  • Память, Человек
  • Память, неявная и явная
  • Память в образовательной среде
  • Память, семантика
  • Мета-анализ
  • Метапознание
  • Метапамять
  • Метафора, Психологические перспективы
  • Внимательность
  • Внимательность и образование
  • Миннесотский многофазный опросник личности (MMPI)
  • Деньги, Психология
  • Моральное убеждение
  • Моральное развитие
  • Моральная психология
  • Моральное рассуждение
  • Мотивация
  • Музыка
  • Нарциссизм
  • Повествование
  • Неврология ассоциативного обучения
  • Непараметрический статистический анализ в психологии
  • Обсессивно-компламентарное расстройство (ОКР)
  • Психология профессионального здоровья
  • Оперантного кондиционирования
  • Оптимизм и пессимизм
  • Организационная справедливость
  • Родительский стресс
  • Стили воспитания
  • Модели пути
  • Психология мира
  • Восприятие
  • Восприятие, Человек
  • Оценка производительности
  • Личность и здоровье
  • Расстройства личности
  • Психология личности
  • Феноменологическая психология
  • Эффекты плацебо в психологии
  • Поведение игры
  • Позитивный психологический капитал (PsyCap)
  • Позитивная психология
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
  • Предрассудки и стереотипы
  • Досудебная гласность
  • Дилемма заключенного
  • Решение проблем и принятие решений
  • Прокрастинация
  • Просоциальное поведение
  • Просоциальные расходы и благополучие
  • Анализ протокола
  • Психолингвистика
  • Психология, Политическая
  • Психофизика, Визуальный
  • Психотерапия
  • Психотические расстройства
  • Гонка
  • Рассуждения, Контрфактические
  • Психология реабилитации
  • Отношения
  • Религия, Психология и
  • Репликационные инициативы в психологии
  • Методы исследования
  • Устойчивость
  • Принятие риска
  • Руминация
  • Вкусный
  • Шизофренические расстройства
  • Школьная Психология
  • Школьная психология, Консультации в
  • Я, пол и
  • Я, Психология
  • Самоконструируемый
  • Самоконтроль
  • Самообман
  • Теория самоопределения
  • Самоэффективность
  • Самооценка
  • Самоконтроль
  • Саморегуляция в образовательных учреждениях
  • В поиске сенсации
  • Пол и пол
  • Воспитание сексуальных меньшинств
  • Сексуальная ориентация
  • Теория обнаружения сигналов и ее приложения
  • Одинокие люди
  • Одноразовые экспериментальные проекты
  • Скиннер, Б.Ф.
  • Сон и сновидения
  • Малые группы
  • Социальный класс и социальный статус
  • Социальное познание
  • Социальная неврология
  • Социальная поддержка
  • Социальные прикосновения и исследования в области массажной терапии
  • Соматоформные расстройства
  • Пространственное внимание
  • Спортивная психология
  • Стэнфордский тюремный эксперимент (SPE): икона и противоречие
  • Стереотип угроза
  • Стереотипы
  • Стресс и совладание, Психология
  • Успех студентов в колледже
  • Гомеостаз субъективного благополучия
  • Самоубийство
  • Вкус, Психологические перспективы
  • Преподавание психологии
  • Теория управления терроризмом
  • Тестирование и оценка
  • Подход разумного действия и теории разумного…
  • Теория разума
  • Терапия, ориентированная на человека
  • Когнитивно-поведенческая терапия
  • Навыки мышления в образовательной среде
  • Восприятие времени
  • Перспектива черт
  • Психология травм
  • Исследования близнецов
  • Образец поведения типа А (личность с предрасположенностью к коронарным заболеваниям)
  • Бессознательные процессы
  • Добродетели и сильные стороны характера
  • Мудрость
  • Женщины и наука, технологии, инженерия и математика (STEM…
  • Женщины, Психология
  • Хорошее самочувствие на работе
  • Вундт, Вильгельм

Вниз

Гнев

Гнев


Гнев

Гнев как развитая система торга: эмпирические тесты

Исследователи Центра эволюционной психологии изучали структуру и эволюционную функцию эмоции гнева как теоретически, так и эмпирически.Они считают гнев программой, регулирующей поведение, которая была встроена в нейронную архитектуру человеческого вида на протяжении эволюционного времени. Ключевой вопрос: почему?

Новая модель — теория перекалибровки гнева — предполагает, что гнев (как программа эмоций) был разработан естественным отбором для бессознательного управления реакциями индивида на межличностные конфликты интересов, с тем чтобы индивид мог эффективно заключать сделки. Функциональный продукт гнева (в случае успеха) — это перекалибровка склонности другого человека оказывать давление на благополучие разгневанного человека.У людей есть два инструмента торга: способность предоставлять или удерживать выгоды и способность нести издержки. Чем больше выгоды, которые получает индивид, или чем больше издержки, которые он может понести, тем большую позицию на переговорах занимает он или она. Теория предсказывает, и эти исследования показывают, что более сильные мужчины и более привлекательные женщины более склонны к гневу, считают, что имеют больше права на лучшее лечение и больше преобладают в конфликтах интересов. Они также более решительно поддерживают использование силы для разрешения конфликтов.Эти результаты опровергают теории, приписывающие гнев и агрессию в первую очередь разочарованию, негативному обращению в прошлом или стремлению к справедливости. Согласно этой теории, сила и красота не уникальны: все, что увеличивает социальную позицию индивида, должно увеличивать ее или его склонность к гневу и чувство собственного достоинства.

Статья в труде Национальной академии наук — первая в серии, посвященной гневу:

Устрашимость и логика человеческого гнева Аарон Селл, Джон Туби и Леда Космидес, Proceedings of the National Academy of Sciences August 2009.

РЕФЕРАТ: Были проверены одиннадцать предсказаний, основанных на теории перекалибровки гнева. Эта теория предполагает, что гнев порождается нейрокогнитивной программой, разработанной естественным отбором для использования тактики торга для разрешения конфликта интересов в пользу разгневанного человека. Программа разработана для согласования двух тактик межличностных переговоров (условное причинение затрат или условное удержание выгод), чтобы побудить цель гнева придать больший вес благополучию разгневанного человека.Лица с повышенными способностями наносить ущерб (например, более сильные личности) или приносить выгоды (например, привлекательные лица) имеют лучшую позицию на переговорах в конфликтах; следовательно, было предсказано, что такие люди будут более склонны к гневу, больше будут преобладать в конфликтах интересов и будут считать себя имеющими право на лучшее обращение. Эти прогнозы подтвердились. Согласно эволюционному анализу, влияние силы на гнев было больше у мужчин, а влияние привлекательности на гнев было больше у женщин.Также, как и предсказывалось, более сильные мужчины больше сражались, чем более слабые, и более решительно одобряли эффективность силы для разрешения конфликтов — как в межличностных, так и в международных конфликтах. Тот факт, что более сильные люди выступали за более широкое использование военной силы в международных конфликтах, свидетельствует о том, что внутренняя логика программы гнева отражает наследственные выгоды, характерные для небольшого социального мира, а не рациональные оценки современных выигрышей в больших популяциях.

Пресс-релиз UCSB можно найти здесь
Дополнительная информация здесь

Новинка! Лондонская «Санди Таймс» недавно опубликовала статью, в которой утверждается, что исследователи из CEP обнаружили связь между светлыми волосами у женщин и гневом, правомерностью и «воинственным» поведением. Такого исследования не проводилось, и мы считаем утверждения статьи ложными. Как видно из поиска в нашей исходной публикации ( здесь ), слова «блондинка» или даже «волосы» никогда не встречаются.Тем не менее, история быстро распространилась по блогосфере и основным новостям. Мы работаем, чтобы исправить эту историю. Щелкните здесь, чтобы прочитать наше письмо в Times.
То, что мы, , сделали, — это исследование эволюционной функции гнева, и его отношения к таким переменным, как сила и привлекательность (гораздо интереснее, и за этим стоят факты!).
Обновление! Сейчас сообщается точная история здесь и здесь .

За дополнительной информацией обращайтесь по электронной почте: д-р Аарон Селл [email protected] Профессор Джон Туби [email protected] Профессор Леда Космидес [email protected]

Эта статья:

(1) дает краткое введение в новую теорию гнева: рекалибровочная теория гнева . Он характеризует развитую функцию гнева и описывает, как некоторые конструктивные особенности программы гнева выполняют эту развитую функцию.

(2) проверяет одиннадцать предсказаний, основанных на теории, включая функциональное объяснение индивидуальных различий в склонности к гневу.

(3) предоставляет доказательства того, что сила верхней части тела связана с убеждениями и отношением к использованию вооруженных сил в международных конфликтах, указывая на то, что по крайней мере некоторые из наших взглядов установлены нерационально.

Ранее соответствующая работа предоставляет доказательства того, что люди имеют развитую специализацию для оценки боевых способностей — грозность: См. Адаптация человека для визуальной оценки силы и боевых способностей по телу и лицу Аарон Селл, Леда Космидес , Джон Туби, Даниэль Шнисер, Кристофер фон Рюден и Майкл Гурвен в Трудах Королевского общества Лондона , (Биологические науки), октябрь 2008 г. Щелкните здесь, чтобы узнать больше

Эти статьи являются частью более обширной исследовательской инициативы, которая призвана поставить изучение эмоций и мотивации на новую, более строгую основу. Целью этого исследования является создание подробных карт схемной логики эмоций и мотивационных систем, показывающих, как детали их характеристик решения проблем соответствуют повторяющимся адаптивным проблемам, с которыми сталкивались наши предки. Эта программа легла в основу совместного предложения Леды Космидес и Джона Туби по программе награждения директора NIH Pioneer Award.Обсуждения этой исследовательской программы можно найти в:

Туби, Дж., Космидес, Л., Селл, А., Либерман, Д. и Шныцер, Д. (2008). Внутренние регулирующие переменные и дизайн мотивации человека: вычислительный и эволюционный подход. В Эндрю Дж. Эллиот (ред.) Справочник подхода и мотивации избегания. с. 251-271. Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates

Туби, Дж. И Космидес, Л. (2008). Эволюционная психология эмоций и их связь с внутренними регулирующими переменными. В М. Льюис, Дж. М. Хэвиланд-Джонс и Л. Ф. Барретт (ред.), Справочник эмоций, 3-е изд. (стр. 114-137.) Нью-Йорк: Гилфорд. В этой статье также обобщается эволюционная психологическая структура для анализа эмоций как контуров или программ.

Эта страница предназначена для предоставления информации об этих исследованиях всем, кому интересно исследование. Когда страница будет завершена, на ней также будут обозначены связи и последствия для эволюционных биологов, исследователей эмоций, экономистов, когнитивных нейробиологов, поведенческих экологов, эволюционных психологов, социальных психологов, антропологов, политологов и других специалистов в области поведенческих наук.

Научная база:

Роль регуляторных переменных в мотивации
Эволюционно-психологический подход к эмоциям

Актуальность для разных сфер. (в стадии строительства)

Эволюционная биология:

Когнитивные науки:

Когнитивная неврология:

Поведенческая экономика:

Исследование эмоций:

Исследование мотивации:

Управляйте своим гневом: советы по управлению гневом

Гнев — это эмоция разной интенсивности, от легкого раздражения до сильного чувства ярости, гнева или враждебности, сопровождающаяся физической реакцией, такой как учащенное сердцебиение.Обычно наш гнев вызывается чем-то внешним, например, людьми или событиями в нашей жизни. Например, вы можете почувствовать гнев после неприятной встречи с клиентом на работе. Иногда наш гнев вызывается чем-то внутренним, например нашими заботами, воспоминаниями или мыслями. Например, я почувствовал гнев, просто вспомнив время, когда я спорил с другом.

«Я серьезно, в чем ее проблема ?!» — потребовал я.

Телефонный разговор с моим другом начался не так.Мы спокойно обсуждали учебу и жизнь, пока разговор не превратился в спор, который у меня был с одним из наших общих друзей некоторое время назад.

«Ты ВСЕ ЕЩЕ расстроен из-за этого?» она сказала. «ДА, я все еще расстроен из-за этого!» Я ответил. Я продолжил резюмировать аргумент, который она уже знала более 10 минут, чувствуя, как мое сердце колотится и кровь закипает, когда я говорил. Я действительно думал, что преодолел спор, но этот телефонный звонок напомнил мне, что гнев может превратить даже самых разумных людей в бушующие огненные шары.

Конечно, гнев — это не всегда плохо. Это позволяет нам выражать свои негативные чувства и побуждает решать наши проблемы. Однако для некоторых людей гнев — это не просто случайная вспышка гнева. Гнев — это проблема, когда он возникает слишком часто, слишком сильно, приводит к агрессии и в конечном итоге мешает повседневной жизни.

Некоторые люди злее по своей природе, а другие просто не знают, как контролировать свой гнев и более активно выражать свои чувства. Тем не менее, есть много стратегий, которые мы можем использовать в своей жизни, чтобы сдерживать гнев, которыми я поделюсь с вами ниже.

Как определить, что я злой человек?

Мой телефонный звонок заставил мое сердце забиться быстрее. Однако гнев также влияет на то, как люди думают, чувствуют и действуют:

  • Мысли: Вы часто думаете худшее о других или чувствуете себя разочарованным, верите, что все является большой проблемой, чувствуете, что другие поступают несправедливо, плохо концентрируетесь и думаете, что другим нельзя доверять, среди многих других моделей мышления, описанных ниже .
  • Feelings: Помимо гнева, вы также можете чувствовать гнев, беспокойство, беспокойство, нервозность и раздражительность из-за мелочей.
  • Физические ощущения: Переживание гнева сопровождается такими ощущениями, как учащенное сердцебиение, напряженная грудь, взбалтывание в животе, слабые ноги, напряженные мышцы, ощущение жара или пота, а также колотящаяся голова.
  • Действия: Вы можете быть резким, раздражительным или недобрым по отношению к другим, проявлять физическую активность (включая хлопанье дверей, бросание предметов или насилие) и употреблять наркотики (например, курить или употреблять алкоголь).

Распространенные паттерны гневной мысли

  • Лично: Сердитые люди часто принимают вещи на свой счет.
    • Вот пример: «Джейн не разговаривала со мной сегодня на работе, поэтому, вероятно, она меня ненавидит».
  • Игнорирование хорошего: Сердитые люди склонны игнорировать положительные события вместо того, чтобы сосредотачиваться на отрицательных.
    • Например, сердитый человек может сосредоточиться на одном комментарии, который его расстроил в разговоре, игнорируя остальную часть разговора, которая шла хорошо.
  • Перфекционизм: Сердитые люди могут иметь завышенные ожидания от других и чувствовать себя обиженными, когда эти ожидания не оправдываются, что является обычным симптомом перфекционизма (ссылка на статью о перфекционизме).
  • Black & White: Злые люди часто думают по принципу «все или ничего».
    • Вот пример: «Джейн не спросила меня, как прошел мой день сегодня, хотя она знает, что у меня были тяжелые времена. Она ужасный человек ».

Как контролировать свой гнев

Если вы часто обнаруживаете, что участвуете в общих мыслях, чувствах и действиях разгневанного человека, ваш гнев может нуждаться в некотором контроле. Вот несколько основанных на исследованиях советов, которые вы можете применить в своей жизни прямо сейчас, чтобы довести свой гнев до управляемого уровня:

  • Составьте список: Составьте список своих гневных мыслей.Затем обновите мысль рядом с каждой, чтобы она отражала то, что на самом деле происходит. Попробуйте выполнить это упражнение, как только уловите мысль.
    • Давайте воспользуемся тем же примером, что и выше: «Джейн не разговаривала со мной сегодня на работе, поэтому она, вероятно, меня ненавидит» можно заменить на «Джейн не разговаривала со мной сегодня на работе, но я не действительно знаю почему. Может, она была в плохом настроении. Может, что-то случилось ».
  • Практика расслабления: Расслабляющие хобби, такие как упражнения, йога, прослушивание музыки, просмотр телевизора или чтение, могут помочь успокоить физические симптомы гнева.Вы также можете практиковать расслабление на ментальном уровне:
    • Воспроизведение мысленных образов: изобразите в уме счастливую сцену, когда вы чувствуете, что нарастает гнев.
    • Контроль своего дыхания: попробуйте замедлить дыхание, когда чувствуете, что злитесь (практика: вдох — два, три; выдох — два, три).
  • Адрес Angry Behavior: Помимо составления списка гневных мыслей, важно определить свое гневное поведение, например, хлопанье дверью или повышение голоса.После того, как вы определили, как вы действуете, когда злитесь, запишите список различных способов, которыми вы можете действовать, которые являются более продуктивными, например, спокойно отстраниться от ситуации, чтобы успокоиться, или сделать глубокий вдох перед тем, как среагировать. В следующий раз, когда вы почувствуете, что злитесь, попробуйте вместо этого применить это на практике.
    • Также попробуйте остановиться и подумать: « Почему это меня злит?» «Стоит ли из-за этого злиться?» и заниматься позитивным «я» говорить нравится, « Расстройство мне не поможет», «Я имею право чувствовать себя обиженным / раздраженным / расстроенным, но давайте будем держать эту ситуацию под контролем.”
  • Связь: Вы можете предотвратить недопонимание при общении:
    • больше слушать другого человека, чем говорить первое, что приходит на ум, или делать поспешные выводы
    • пытается понять, откуда они исходят, если они звучат критически или оборонительно, вместо того, чтобы немедленно сопротивляться
    • выражать свои истинные эмоции, например, чувствовать себя обиженным или разочарованным, вместо использования непродуктивных и обидных гневных выражений

Вот видео от WellCast, в котором рассказывается, как гнев влияет на ваше физическое здоровье, и даются некоторые базовые советы, например, сосредоточение внимания на дыхании и расслаблении мышц, чтобы остановить автоматическую реакцию на гнев.

КПТ и терапия по управлению гневом

Если вы обнаружите, что изо всех сил пытаетесь реализовать эти стратегии самостоятельно, может быть полезно обратиться к терапевту CBT, который поможет вам шаг за шагом изучить новые инструменты, чтобы лучше контролировать свои мысли, чувства и действия. Когда вы, наконец, научитесь контролировать свой гнев, вы почувствуете себя счастливее и здоровее, а окружающие будут вам благодарны!

Руководство по управлению гневом: лучшие техники и упражнения

Может быть, у вас серьезный подход к жизни, а может, вы просто злитесь.

«Патологический гнев может разрушить ваши отношения, карьеру и здоровье, если вы не предпримете никаких действий», но есть методы, которые могут помочь (Дайер, 2020, стр. 14).

Мы знаем, что все злятся, но выходить из-под контроля вредно. Лечение гнева помогает людям вести полноценную, счастливую и здоровую жизнь (Karmin, 2017).

В этой статье представлены советы, приемы и стратегии, взятые из терапии по управлению гневом. Он также знакомит с упражнениями и упражнениями, позволяющими контролировать эмоции и сдерживать гнев.

Прежде чем вы продолжите, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши три упражнения на эмоциональный интеллект. Эти научно обоснованные упражнения не только улучшат вашу способность понимать эмоции гнева и работать с ними, но и дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Проведение терапии по управлению гневом: 10+ советов

Нам не нужно мириться с деструктивным поведением, движимым гневом, и, что, возможно, более важно, другим тоже.Существует множество литературы и советов, чтобы восстановить контроль над своими эмоциями.

Гнев — настоящая проблема общества. Исследования показывают, что «восьми процентам взрослого населения трудно контролировать свой нрав», и у любого из нас может развиться проблема гнева (Дайер, 2020, стр. 14).

Однако есть несколько советов, которые могут помочь нам начать или удержать на пути к управлению своими эмоциями. Мы включили некоторые из лучших ниже (по материалам Dyer, 2020).

Определите, есть ли у вас проблема гнева

Хотя некоторая степень гнева нормальна и временами полезна в нашей жизни, мы должны спросить себя, не поглотила ли нас ярость.Например, теряем ли мы контроль, когда чувствуем неуважение или видим, что к кому-то плохо относятся?

Основные признаки серьезной проблемы гнева включают следующее (Dyer, 2020):

  1. Ваш гнев слишком силен, чтобы с ним справиться.
  2. Вы регулярно злитесь.
  3. Вы злитесь из-за того, что, кажется, не влияет на других людей.
  4. Ваш гнев влияет на ваши отношения и работу.
  5. Ваш гнев превращается в агрессию или насилие.
  6. Вы задействуете нездоровые механизмы выживания, чтобы справиться со своим поведением.

Признание наличия проблемы — первый шаг к переменам (Karmin, 2017).

Научитесь справляться со своими эмоциями

Поиск методов, которые помогут вам справиться с сильными эмоциями и разорвать цикл гнева, является важным следующим шагом в управлении гневом (Дайер, 2020).

Неконтролируемый гнев означает, что ваши эмоции диктуют ваше поведение. Дайер (2020) предлагает несколько методов, чтобы восстановить власть над чувствами и избежать разрушительных или вредных действий.

  1. Отойдите от себя
    Физическое отстранение от эмоциональной ситуации может немедленно принести облегчение. Однако, если это невозможно, может помочь психологическая дистанция . Представьте, что кто-то другой испытывает проблему, или посмотрите на себя, чтобы отреагировать более рационально.
  2. Практикуйте глубокое дыхание
    Медленное и глубокое дыхание — мощный метод восстановления логического, менее эмоционального мышления и поощрения чувства расслабления (Nestor, 2020).
  3. Попросите перерыв
    Прежде чем сделать или сказать что-то достойное сожаления, извинитесь. Отдохните на несколько минут от суеты, чтобы восстановить самообладание и более логичное мышление.
  4. Занимайтесь физической активностью
    В пылу гнева ваше тело горит эндорфинами и гормонами стресса, которые подготавливают вас к действию. Прогуляйтесь, в идеале на улице, чтобы восстановить физическое (а также душевное) равновесие.
  5. Измените позу и выражение лица
    Удивительно, но изменение языка тела может быть эффективным для изменения того, как другие видят вас и как вы себя чувствуете.Может помочь расслабление рук и плеч и разжимание кулаков (Cuddy, 2018).
  6. Смейтесь
    Если вы видите юмор в ситуации и это уместно, смех может временно отвлечь внимание или изменить напряженную динамику.
  7. Включите успокаивающую или веселую музыку
    Слушайте яркую или расслабляющую музыку, чтобы отвлечься и расслабиться.

Обратиться за медицинской помощью

Физические заболевания и физиологические изменения могут вызывать эмоциональные сдвиги.Обратитесь за медицинской помощью при резких перепадах настроения и неожиданном гневе (Дайер, 2020; Национальная медицинская библиотека США, 2021).

Медицинское обследование этих типов симптомов может включать в себя текущие тесты, вопросы или обсуждение возможности:

  • Гормональный дисбаланс
  • Проблемы с сахаром в крови и диабет
  • Неврологические проблемы
  • Расстройства пищевого поведения
  • Депрессия
  • Наркомания
  • Семейный анамнез психического здоровья
  • Преодоление стресса (недавние значительные изменения в жизни, такие как развод, смерть любимого человека)
  • Органические болезни (болезнь Паркинсона, эпилепсия, опухоли и др.))
  • Травма головы

Хотя ни один из этих факторов не является оправданием для нападок на других, они могут указывать на основные факторы, ухудшающие ситуацию.

Развивайте навыки управления гневом

Цель управления гневом — избегать слов и поступков, о которых вы потом пожалеете. Сдерживание гнева предполагает развитие навыков, необходимых для успеха (Кармин, 2017):

  • Выразите себя
  • Береги себя
  • Повышение устойчивости и терпимости в отношении разочарования
  • Сохранять позитивный прогноз

Спросите себя, что является самым сложным в управлении своим гневом, когда вы:

  • Выразить себя?
  • Заботишься о себе?
  • Терпеть разочарование?
  • Сохранять позитивный прогноз?

Используйте ответы, чтобы подумать о том, что вы могли бы сделать по-другому, и научитесь проявлять к себе и другим больше сострадания.

7 методов и стратегий управления гневом

Следующие ниже подходы могут помочь кому-то по-разному реагировать на людей и события, которые обычно вызывают у них гнев.

Поймите цикл управления гневом

В книге Управление гневом Как взять под контроль свои эмоции и найти радость в жизни Джуди Дайер (2020) говорит, что как только вы распознаете факторы, вызывающие гневные реакции, вы сможете узнать, как разорвать цикл гнева.

Типичный гневный ответ является результатом следующих шагов (изменено из Dyer, 2020):

  1. Что-то вас раздражает или расстраивает (запускающее событие).
  2. Возникают негативные или иррациональные мысли.
  3. Такие мысли вызывают неприятные эмоции.
  4. Вы начинаете испытывать физические симптомы гнева (приливы, потливость, дрожь, сжатые кулаки).
  5. Вы реагируете (поведение), возможно, кричите, плачете, спорите, набрасывайтесь на вас или уходите.

Так не должно быть. Согласно Дайеру (2020), цикл можно разорвать.

Бросьте вызов своим мыслям

Терапевты часто начинают с того, что сосредотачиваются на негативных мыслях клиента или когнитивных искажениях (Дайер, 2020).

Попросите своих клиентов подумать, верны ли для них следующие утверждения:

  • Вы сосредотачиваетесь только на том, чем люди вас раздражают (фильтрация).
  • Вы видите все в крайнем случае, используя такие слова, как никогда, , всегда или каждые (чрезмерное обобщение).
  • Вы игнорируете свою роль в ситуации и вместо этого обвиняете других (обвиняя).
  • Вы мечтаете о том, чтобы отомстить или отомстите (чертёж).
  • Вы настаиваете на том, чтобы все вокруг вас действовали определенным образом. Если они не подчиняются, вы рассердитесь (должен).

Попросите своих клиентов бросить вызов своему негативному мышлению, используя следующие шаги (Дайер, 2020):

  1. Запишите мысль.
  2. Подумайте о том, что вы чувствуете, когда у вас возникает эта мысль.
  3. Подумайте, какой тип когнитивного искажения вы можете использовать.
  4. Определите, насколько полностью вы принимаете (верите) эту мысль по шкале от 1 (совсем нет) до 10 (полностью).
  5. Найдите более полезную мысль, чтобы переосмыслить ситуацию.

Рассмотрим,

Какой совет вы дали бы другу?
Какие подтверждающие доказательства у вас есть?
Это полезная мысль?
Что вы подумаете через неделю / месяц / год?

  1. Пересмотрите, насколько полно вы принимаете эту новую мысль, от 1 (совсем нет) до 10 (полностью).

Если оценка меньше пяти, придумайте новую мысль.

  1. Каково это держаться за эту новую мысль?

Возможно, вы чувствуете себя менее злым, более легким и спокойным.

Когда вы в следующий раз рассердитесь, обратите внимание на свои мысли. Это когнитивные искажения или негативные мысли? Не могли бы вы их заменить?

Гнев в отношениях

«У разгневанных людей часто возникают недоброжелательные отношения», — говорит Дайер (2020, стр. 53).

Со временем оба партнера могут впасть в привычную модель гнева, если цикл гнева не прерван.Вместо этого постарайтесь разделить потребности и желания друг друга и решать проблемы по мере их возникновения.

Дайер (2020) предлагает следующие стратегии:

  • Сделайте шаг назад
    Представьте себе кого-нибудь еще в вашей ситуации. Что бы вы им посоветовали?
  • Перефразируйте ситуацию
    Когда ваш партнер подводит вас (возможно, он забывает пойти в магазин), попробуйте более сочувственную интерпретацию. Вместо того, чтобы превращать ошибку в нечто более серьезное, попробуйте переосмыслить ее.
    Сосредоточьтесь на фактах, а не на немедленной эмоциональной реакции.
  • Используйте конструктивное общение
    Проявляйте уважение и зрелость в разговоре со своим партнером. Это включает:
    • Быть честным
    • Предоставление другому человеку времени и возможности поделиться своим мнением
    • Использование утверждений «я» при разговоре о чувствах
    • Сострадание
    • Совместная работа над решением
    • Избегать оскорблений, криков, необоснованных обвинений, перетягивания в прошлое и сарказма
  • Стремитесь к пониманию
    Вместо того, чтобы сосредотачиваться на выигрыше в споре или предполагать, что другой человек слишком остро реагирует, стремитесь к пониманию.
  • Составьте план трудных разговоров
    Запишите моменты, которые вам нужно осветить, и потренируйтесь обсуждать деликатные темы.

4 лучших упражнения, занятия и игры для взрослых

Следующие ниже упражнения и упражнения помогут вам выявлять, управлять и выражать гнев или гнев ваших клиентов более позитивным образом.

1. Общение

Развитие отношений — выгодное вложение. Обсуждение проблем и эмоциональных расстройств с друзьями и родственниками может помочь контролировать эмоции и управлять ими.

Мало того, «времяпрепровождение с друзьями и знакомыми, чье общество вам нравится, может дать вам прививку от стресса и гнева» (Каталано, 2018, стр. 117).

2. Физические упражнения и спорт

Спорт и упражнения помогают управлять гневом и контролировать эмоции (Pels & Kleinert, 2016).

Ходьба, бег и работа в саду эффективны для снижения уровня беспокойства, улучшения настроения и защиты от стресса и раздражительности (Catalano, 2018).

3.Хорошо питается

Наш микробиом (бактерии в кишечнике) оказывает значительное влияние на наше эмоциональное и психическое благополучие. Исследования показывают, что здоровье кишечника важно для каждого органа в организме, включая мозг (Thomson, 2019).

Здоровое сбалансированное питание может положительно повлиять на наше когнитивное и эмоциональное состояние (Thomson, 2019).

4. Затаив дыхание

Глубокое медленное дыхание может положительно сказаться на тревоге и депрессии.

Изменение нашего дыхания, даже временное, может увеличить кровоток и функцию мозга и принести пользу как нашему физическому, так и эмоциональному благополучию (Nestor, 2020).

Полезные задания и полезные вопросы

Управление гневом начинается с понимания триггеров.

Как только эти триггеры будут идентифицированы, можно избежать их, уменьшить их эффект или найти способы поддерживать эмоциональный контроль (Dyer, 2020).

Могут помочь следующие вопросы и рабочие листы с упражнениями.

Журнал управления гневом

Понимание своей истории с гневом может дать ценную информацию о том, что вызывает вспышки или вредное поведение (Karmin, 2017).

Вопросы в Журнале управления гневом побуждают вас задуматься о том, что произошло, как вы отреагировали гневно и как вы могли поступить по-другому.

После того, как вы зафиксировали несколько случаев гнева, вы можете начать определять закономерности и планировать механизмы преодоления, которые будут использоваться в будущем.

Настройтесь на свой гнев

Чем лучше вы понимаете свой гнев, тем с большей вероятностью вы сможете управлять своими чувствами и поведением и справляться со своими эмоциями (Кармин, 2017).

Рабочий лист «Настройка на свой гнев» задает ряд вопросов, чтобы понять физические, эмоциональные и поведенческие признаки гнева.

Ответы могут улучшить ваше понимание нарастающих экстремальных эмоций, таких как гнев.

Вызов злых мыслей

«Искаженное мышление включает мысли, которые всплывают в вашем сознании и заставляют вас чувствовать себя хуже» (Кармин, 2017). Они есть у всех нас, и они особенно важны перед вспышками гнева или во время них.

Рабочий лист «Вызов злых мыслей» исследует, допускаете ли вы ошибки в том, как интерпретируете ситуации, и помогает выявлять повторяющиеся шаблоны в вашем мышлении.

Ответы помогут вам распознать, что ваши модели мышления иногда искажены, и изучить, как вы могли бы интерпретировать их по-другому и более позитивно.

Воображая себя способным управлять гневом

Управлению гневом можно научиться. Используя подходящие методы, люди научатся лучше определять триггеры своего гнева и внедрять механизмы преодоления.Клиенты могут контролировать свой гнев.

Используйте рабочий лист «Воображая себя способным управлять гневом», чтобы представить себе, какой была бы жизнь, если бы вы могли взять под контроль свой гнев.

Следующие вопросы образуют аббревиатуру FADE (Catalano, 2018):

  • Ощущение
    Представьте, как вы будете себя чувствовать эмоционально и физически, когда сможете управлять своим гневом.
  • Внешний вид
    Представьте, как вы будете выглядеть по-другому, когда сможете управлять своим гневом.
  • Do
    Представьте, что вы будете делать иначе, когда сможете управлять своим гневом.
  • Empower
    Представьте, что вы получите право делать, когда сможете управлять своим гневом.

Рабочий лист можно сохранить и просмотреть как напоминание о целях клиента по управлению гневом и о том, как будет выглядеть его жизнь, когда он получит этот контроль.

Освобождение от обиды

Обида может быть еще одним путем к гневу (Каталано, 2018)

Используя рабочий лист «Освобождение обиды», ответьте на серию подсказок, чтобы поразмыслить над тем негодованием, которое вы, возможно, затаили, и изучить, на что оно могло бы быть, если бы оно было выпущено.

Улучшение понимания клиентом факторов, подпитывающих его гнев, может помочь ему узнать о триггерах и управлять ими.

Рейд вашего гнева

Иногда мы не замечаем своего гнева и можем не замечать, как он накапливается внутри нас.

Используйте таблицу «Выборочная проверка вашего гнева», чтобы проанализировать свой гнев, сосредоточить внимание на чувствах и обдумать действия, которые вам необходимо предпринять.

Альтернативные методы управления гневом

Существуют и другие способы определения триггеров, приводящих к гневу, и управления нашими эмоциональными реакциями, в том числе следующие.

Лучшие приложения для управления гневом

Приложения, пропагандирующие психическое здоровье, портативны и доступны, и в любой момент могут помочь.

Вот три наших фаворита.

Счастье

Happify предлагает научно обоснованные решения для преодоления стресса и жизненных проблем. Это приложение помогает пользователям улучшить свое психическое состояние и управлять гневом, формируя новые здоровые привычки.

Свободное пространство

Headspace — это приложение с самым высоким рейтингом, которое успешно развивает навыки осознанности и медитации.Такие техники очень эффективны для обретения самообладания и объективного изучения наших эмоций, включая гнев.

Спокойствие

Calm — еще одно ценное приложение, которое может снизить стресс и беспокойство, сохраняя спокойствие в сложных ситуациях. Используйте этот инструмент, чтобы сбалансировать жизнь, справиться со стрессом, понять связанные с ним эмоции и принять более позитивный и здоровый взгляд на вещи.

Йога

Йога — одно из наиболее широко применяемых альтернативных методов лечения в Соединенных Штатах, связанное с рядом преимуществ для здоровья, включая облегчение астмы и депрессии (Brown, Eubanks, & Keating, 2017).

Brown et al. (2017) подтвердили преимущества практики йоги для улучшения расслабления, качества жизни и управления гневом.

Журналы управления гневом

Ведение журнала — полезный и ценный компонент многих терапевтических процедур (Myles & Shafran, 2015). Независимо от того, используете ли вы бумажный журнал или цифровые приложения, фиксация и отслеживание триггеров и инцидентов гнева является ценным и мощным методом достижения эмоционального контроля и самопознания (Karmin, 2017).

Лучшие ресурсы от PositivePsychology.com

У нас есть множество практических инструментов и рабочих листов для лучшего понимания эмоций и управления ими, а также для сохранения спокойного взгляда, когда это больше всего необходимо. Некоторые из них взяты из нашего набора материалов по позитивной психологии, онлайн-библиотеки упражнений, тестов и вмешательств для специалистов в области психического здоровья.

  • Рабочий лист экспозиции на основе изображений
    Этот инструмент содержит семь шагов, которые помогают клиенту вспомнить и принять трудное воспоминание с помощью образов, а также справиться с возникающими эмоциями.
  • Рабочий лист декатастрофизации
    Эти пять вопросов помогают клиентам декатастрофизировать событие и исследовать факты, чтобы увидеть его более честно.
  • S.A.F.E. Практика самосострадания
    Развитие отношения самосострадания может укрепить отношения принятия с самим собой и уменьшить общий психологический стресс.
  • Колесо эмоционального регулирования
    Этот инструмент помогает клиентам определить свои существующие стратегии эмоционального регулирования и рассмотреть более эффективные альтернативы.
  • Действовать вопреки побуждениям
    Гнев может побудить нас нанести удар словесно или даже физически. Этот инструмент помогает клиентам научиться действовать вопреки своим побуждениям.
  • Диаграмма интенсивности эмоций
    Используйте этот инструмент, чтобы помочь клиентам лучше осознавать интенсивность определенной эмоции в течение более длительного периода времени.
  • 17 упражнений на позитивное общение
    Если вы ищете более научно обоснованные способы помочь другим лучше общаться, эта коллекция содержит 17 проверенных инструментов позитивного общения для практиков.Используйте их, чтобы помочь другим улучшить свои коммуникативные навыки и наладить более глубокие и позитивные отношения.

Сообщение о возвращении домой

Мы все злимся, но когда это выходит из-под контроля, разрушая наши отношения дома и на работе, нам нужно искать помощи. Будь то генетика, семейное происхождение, подражание другим, воспитание детей или стресс, крайний гнев может разрушить жизни (Дайер, 2020).

Гнев может стать привычкой. В конечном итоге мы застреваем в привычке слишком остро реагировать на незначительные проблемы или плохо справляться со своими эмоциями (Дайер, 2020).

Однако, если мы сможем признать недостаток контроля как проблему, можно разорвать цикл гнева, определив триггеры, которые вызывают у нас эмоциональное расстройство.

Замедляя наше мышление и исследуя мыслительные процессы, мы можем предотвратить эскалацию гневных мыслей и восстановить контроль.

Изменение нашего взгляда на проблемы, с которыми мы сталкиваемся, и распознавание эмоций без их поглощения может нарушить цепочку команд между триггером и вспышкой.

Рабочие листы и стратегии в этой статье помогают предотвратить гнев и управлять им до того, как мы потеряем контроль.Попробуйте их на себе или с клиентами, чтобы увидеть, когда каждый из них наиболее эффективен.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте скачать наши три упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно.

  • Браун, Дж. Л., Юбэнкс, К., и Китинг, А. (2017). Йога, качество жизни, беспокойство и травмы у взрослых с низким доходом и психическими заболеваниями: исследование с использованием смешанных методов. Социальная работа в области психического здоровья , 15 (3), 308–330.
  • Каталано, Дж.(2018). Учебное пособие для женщин по управлению гневом: руководство из 5 шагов по управлению своими эмоциями и разорванию цикла гнева . Althea Press.
  • Кадди, А. Дж. (2018). Присутствие: проявите смелость к решению самых сложных задач . Маленькая Коричневая Искра.
  • Дайер, Дж. (2020). Управление гневом: как взять под контроль свои эмоции и найти радость в жизни . Безупречный.
  • Кармин А. (2017). Учебное пособие по управлению гневом для мужчин: возьмите под контроль свой гнев и справьтесь со своими эмоциями .Althea Press.
  • Майлс П. и Шафран Р. (2015). Справочник КПТ: подробное руководство по использованию КПТ для преодоления депрессии, тревоги и гнева . Робинсон.
  • Нестор, Дж. (2020). Дыхание: новая наука об утерянном искусстве . Книги пингвинов.
  • Pels, F., & Kleinert, J. (2016). Уменьшают ли упражнения агрессивные чувства? Эксперимент, изучающий влияние типа движения и условий социальной задачи на вспыльчивость и снижение гнева. Перцепционные и моторные навыки , 122 (3), 971–987.
  • Томсон, Х. (4 сентября 2019 г.). Здоровый кишечник, счастливый ум: что есть, чтобы улучшить самочувствие. Новый ученый. Получено 29 мая 2021 г. с сайта https://www.newscientist.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.