Содержание

Вопрос 2. Функции восприятия

Вместе с процессами ощущения восприятие обеспечивает непосредственно чувственную ориентировку в окружающем мире. Восприятие объединяет ощущения, идущие от ряда анализаторов. Восприятие есть результат деятельности системы анализаторов; оно предполагает выделение из комплекса воздействующих признаков основных, наиболее существенных, с одновременным отвлечением от несущественных признаков. Благодаря связям, образующимся между разными анализаторами, в образе отражаются такие свойства предметов или явлений, для которых нет специальных анализаторов: величина предмета, вес, форма, другое, что свидетельствует о сложной организации этого психического процесса. Восприятие делает возможным создание интегральной картины мира в отличие от ощущений, отражающих отдельные качества реальности. Результатом восприятия является образ предмета.

Вопрос 3. Свойства восприятия

Зависимость восприятия от прошлого опыта, от общего содержания психической деятельности человека и его индивидуальных особенностей называется апперцепцией.

Целостность – внутренняя органическая взаимосвязь частей и целого в образе. Это свойство проявляется в двух аспектах: а) объединение разных элементов в целом; б) независимость образованного целого от качества составляющих его элементов.

Предметность – объект воспринимается нами как обособленное в пространстве и времени отдельное физическое тело. Наиболее ярко это свойство проявляется во взаимообособлении фигуры и фона.

Обобщенность – отнесение каждого образа к некоторому классу объектов.

Константность – относительное постоянство восприятия образа. Наше восприятие в определенных пределах сохраняет размеры, форму, цвет предметов независимо от условий их восприятия (расстояния до воспринимаемого предмета, условий освещенности, угла восприятия).

Осмысленность – связь с пониманием сущности предметов и явлений через процесс мышления.

Избирательность – преимущественное выделение одних объектов перед другими в процессе восприятия.

Также у процесса восприятия есть свойства, определяющие его продуктивность: объем восприятия – количество объектов, которое человек может воспринять в течение одной фиксации или единицы времени; быстрота, или скорость, восприятия – время, необходимое для адекватного восприятия предмета или явления; точность– соответствие возникшего образа воспринимаемому предмету; полнота– степень такого соответствия; надежность– вероятность адекватного восприятия объекта в заданных условиях и в течение заданного времени.

Вопрос 4. Индивидуальные особенности восприятия

1. Люди отличаются по характеру приема информации. Есть целостный (синтетический) тип восприятия, для которого характерна ориентированность на суть, смысл, обобщение, а не детали. Детализирующий (аналитический) тип восприятия ориентирован на детали. Наиболее продуктивно сочетание двух этих способов.

2. Люди отличаются по характеру отражения получаемой информации. Описательный тип ориентирован на фактическую сторону информации, человек отражает то, что видит, слышит, читает, часто не вникая в смысл. Объяснительный тип старается найти общий смысл информации. Лучше всего – сочетание типов.

3. Люди отличаются по характеру особенностей самой личности. Объективный тип восприятия ориентирован на точность восприятия. У субъективного типа восприятие подчинено субъективному отношению к информации, пристрастной оценке. Это часто встречающийся житейский тип восприятия.

Общая психопатология | Обучение | РОП


Ощущение — первая ступень познавательной деятельности. Ощущение дает информацию лишь об одном каком-либо свойстве (качестве) предмета или явления при их непосредственном воздействии на органы чувств (анализаторы). Например, ощущение может дать такие сведения о свойствах окружающих нас предметов и явлений, как горячий или холодный, тяжелый или легкий, яркий или темный, громкий или тихий и пр.

Ощущения условно можно разделить на:

  • экстероцептивные (сигналы из внешнего мира; в соответствии с анализаторами: зрительные, слуховые, тактильные, обонятельные, вкусовые ощущения)
  • проприоцептивные (сигналы о положении тела в пространстве)
  • интероцептивные (сигналы от внутренних органов)
Свойства ощущений (та информация, которую они дают):
  • модальность (качество; основная информация, отображаемая данным ощущением; например, вкусовые ощущения предоставляют информацию о некоторых химических характеристиках предмета: сладкий или кислый, горький или соленый; температурная чувствительность — о температуре и пр.)
  • интенсивность (зависит от силы действующего раздражителя и функционального состояния рецептора, определяющего степень готовности рецептора выполнять свои функции; например, при насморке интенсивность воспринимаемых запахов может быть искажена из-за затруднений в работе рецепторов)
  • длительность
  • пространственная локализация

Синестезия («совместное чувство») — особенность чувственного познания, когда наряду со специфической для того или иного стимула модальностью ощущения возникают ощущения и других модальностей. Самый известный пример: цветной слух, т.е. способность вместе со звуками воспринимать определенные цвета. Сам по себе феномен синестезии не является патологией, считается, что он имеет важное значение для развития тонко дифференцированных процессов восприятия, особенно у музыкантов, художников, дегустаторов и пр.

Восприятие — психический процесс, позволяющий получить информацию о явлениях и предметах в целом, в совокупности их свойств, сформировать их целостный образ. Восприятие завершается узнаванием.

Восприятие — не просто сумма ощущений, а скорее процесс и результат их обработки. Оно включает систематизацию и интерпретацию информации, поступающей от органов чувств (в том числе на основе прошлого опыта, хранящегося в памяти — см. представление).

Восприятие является сложным процессом, в котором задействованы многие сферы психической деятельности человека: внимание (необходимо для отделения объекта от фона), память (узнавание основано на хранящейся в памяти информации), мышление (например, выделение и сопоставление наиболее важных признаков), моторная сфера (например, «ощупывающие» движения глаз при рассматривании предметов и пр.),

эмоции (как будет видно далее, значительная часть симптомов нарушения чувственного познания связаны с определенными эмоциональными состояниями) и даже особенности личности [так, в некоторых направлениях психологии получили развитие теории о связи познания и особенностей темперамента, познавательных (когнитивных) «стилях» личности и т.д.].

Способность к восприятию не является врожденной, процессы восприятия проходят последовательные этапы развития у ребенка в первые годы его жизни. Он постепенно учится рассматривать и различать окружающие его объекты, вслушиваться в звуки, запоминает образы и их обозначения и т.д. При этом «обучение» сложным аспектам восприятия может происходить не только у детей, но и у взрослых на протяжении всей жизни (например, становление дифференцированного восприятия оттенков вкуса у вин, звучания тонов сердца при аускультации и пр.). Как мы увидим далее, таким же постепенным, как и становление процессов восприятия, может быть и их распад при патологии соответствующих центров коры (см. агнозии).

Можно выделить восприятие:

  • предметов и явлений (предметное восприятие)
  • пространства
  • движения
  • времени

Представление — процесс воспроизведения в памяти или воображении наглядных образов предметов или явлений, которые в данный момент не воздействуют на органы чувств (т.е. эти образы основаны на сохранившихся прошлых ощущениях и восприятиях).

Представлением называют как сам процесс, так и результат этого процесса, т.е. представляемый образ.

Каждый из нас может представить перед своим «мысленным взором» образ практически любого предмета или явления, с которым ему прежде приходилось часто встречаться, или пережить хотя бы однократную, но достаточно яркую и запоминающуюся встречу. Например, мы можем представить себе образ президента своей страны, машины любимой марки, самолета, представить звучание голоса известного актера и пр. В других случаях, задавшись соответствующей целью, мы можем вообразить себе какой-либо нереалистичный образ (например, человека со 100 руками), т.е. то, чего мы в жизни никогда не видели, однако комбинировать этот образ мы будем из того, с чем прежде встречались в жизни.

На самом деле способность представлять себе такие образы у разных людей выражена по-разному, у кого-то это получается лучше (обычно у художников, дизайнеров), у кого-то хуже.

Представляемые образы обычно нестойки, т.е. когда фокус нашего внимания смещается на что-то другое, они быстро распадаются. Проецируются эти образы в некое субъективное пространство, не связанное с реальным пространством, окружающим человека в текущий момент (т.е. мы можем представить себе что-то очень большое, например самолет, размер помещения, в котором при этом находимся, не имеет никакого значения, ибо представляемые образы никак не связаны с этим реальным пространством).

Образы представлений могут возникать произвольно (в соответствии с нашим волевым усилием) или непроизвольно (например, глядя на лимон, мы вместе с этим часто непроизвольно представляем его кислый вкус). К непроизвольным представлениям можно также отнести сновидения.

Поскольку представления возникают при отсутствии действующих на органы чувств объектов, они менее ярки, менее детальны, более фрагментарны, чем обычное восприятие реальных объектов. При этом представления более схематизированы и обобщены, чем восприятие, так как отражают наиболее характерные особенности, свойственные целому классу сходных объектов. Степень обобщенности в представлениях может быть различной. Так называемые единичные представления (например, образ своей матери) индивидуальны и конкретны, хотя и они содержат некую степень обобщения, поскольку являются суммированными образами многих восприятий конкретного объекта. Общие представления более абстрактны и объединяют в себе прежде воспринимавшиеся образы множества схожих предметов (например, образ матери в целом как обобщенный образ женщины, воспитывающей своих детей).

Представление является переходной ступенью от восприятия к абстрактно-логическому мышлению (т.е. к абстрактным понятиям). В отличие от понятий представления еще не содержат выделения внутренних, скрытых от непосредственного восприятия закономерных связей и отношений.

Можно представить себе такую условную последовательность этапов обработки информации, проходящей путь от процесса ощущения к мышлению:

  • ощущение (например, веса наступившего вам на ногу попутчика в метро)
  • восприятие (например, попутчика, с которым вы едете в метро, который только что наступил вам на ногу и которого вы теперь рассматриваете)
  • представление (например, образ того попутчика в метро, который вчера наступил вам на ногу)
  • понятие (например, о характеристиках попутчиков, которые обычно больно наступают на ноги в метро)

Нейробиология процессов ощущения, восприятия, представления

Первичная, субкортикальная обработка информации, поступающей от всех органов чувств (за исключением обоняния), происходит в таламусе (зрительном бугре). Дальнейшая обработка происходит в корковых центрах анализаторов — первичных (проекционных, проводящих оценку отдельных параметров объектов), вторичных (проводящих более сложный, комплексный анализ воспринимаемой информации) и третичных (ассоциативных, объединяющих информацию от разных анализаторов). Более того, обработка поступающей информации может проводиться на разных «уровнях» и в различных «направлениях».

Например, для зрительного восприятия: из первичных зрительных центров, расположенных в затылочных долях коры больших полушарий, для дальнейшей обработки информация идет в двух направлениях: дорсальном (в направлении задней части теменной доли коры) и вентральном (в направлении нижней части височной доли коры).

Дорсальный поток информации (канал «где?») необходим для оценки пространства, локализации в нем объекта, оценки его движения; эта информация определяет движения глаз, необходимые для целостного восприятия объекта.

Вентральный поток информации (канал «что?») связан с узнаванием объекта, предметным восприятием. При этом по мере «движения» информации от первичной зрительной коры (затылка) по вентральному потоку (к направлению полюса височной зоны) происходит все более дифференцированное восприятие предметов. В височной коре «хранятся» образы представлений всех предметов, на их основе и происходит узнавание. Локализация этого «хранения» семантически организована (по смысловым категориям, т.е. предметы, относящиеся к одной категории, хранятся рядом).

Эти нейрофизиологические особенности восприятия позволяют понять различные варианты патологии восприятия, например, различные варианты агнозии или галлюцинаций.


Темы лекционных занятий

Тема 1. Введение в психологию.

Содержание темы: Общее представление о психологии как науки. Основные этапы развития представлений о предмете психологии. Задачи и место психологии в системе научного знания. Основные отрасли психологии. Структура психики человека. Основные функции психики. Методы современной психологии. Роль психологии в системе здравоохранения.

Тема 2. Ощущение и восприятие.

Содержание темы: Понятие об ощущении и восприятии. Структура приема информации. Физиологическая основа ощущений. Основные характеристики и свойства анализаторов. Классификация ощущений. Свойства сенсорных процессов. Основные свойства восприятия. Виды восприятия.

Тема 3. Психология внимания и памяти.

Содержание темы: Виды и формы памяти. Механизм памяти. Параметры памяти. Способы управления памятью. Функции внимания. Физиологическая основа внимания. Уровни бодрствования мозга и внимание. Механизмы и свойства внимания. Классификация внимания. Развитие внимания и памяти

Тема 4. Эмоции, воля, сознание

Содержание темы: Биологическое и психологическое значение эмоций. Функции эмоций. Характеристики эмоционального процесса. Классификация эмоций. Эмоциональные феномены. Потребности и мотивы в поведении человека. Иерархия потребностей. Мотивация человека. Теории мотивации. Виды мотивов. Сознание как высший уровень развития психики. Уровни сознания. Структура сознания. Неосознаваемое психическое. Самосознание. Проблема установки. Воля и волевые свойства. Волевая регуляция поведения. Волевые свойства личности.

Тема 5. Мышление, воображение, речь и интеллект

Содержание темы: Допонятийное и понятийное мышление. Этапы и характеристики мыслительного процесса. Основные функции, виды, формы мышления и мыслительных операций. Взаимосвязь мышления, речи, языка. Основные функции речи. Виды речи. Развитие речи. Вспомогательные средства языка. Функции и формы воображения. Понятие об интеллекте.

Тема 6. Особенности психических процессов в детском, подростковом и зрелом возрасте

Содержание темы: Возрастная периодизация. Начальное развитие психических и социальных процессов у ребенка до 2-х летнего возраста. Особенности психики, личностные новообразования у детей – дошкольников. Ведущие факторы развития – игра и общение. Младший и средний школьный возраст (6–11 лет). Развитие Я-концепции. Ведущий фактор развития – учеба и расширение сфер деятельности и общения. Подростковый и юношеский возраст. Время бурных кризисов в соматической и психической сфере. Подростковые «комплексы». Преобразования мотивационной структуры. Формирование самосознания. Эмансипация. Ведущие факторы развития – общение со сверстниками и проявление индивидуальности. Особенности гетерохронного развития познавательных процессов в период ранней взрослости. Освоение профессиональной деятельности. Создание семьи. Снижение психофизических функций в период средней взрослости. Самоактуализация личности. Старение. Уход из активной социальной жизни. Самоактуализация «Я». Сознание приближающегося окончания жизни. Тяга к духовной жизни

Тема 7.  Педагогические аспекты профессиональной деятельности врача. Педагогический процесс

Содержание темы: Педагогические составляющие процесса врачевания. Обучение больных, медицинского персонала. Уровень готовности медика к педагогической деятельности. Нравственно-психологический образ педагога. Педагогические знания и умения. Овладение моделью педагогической деятельности. Стиль обучения. Знание сильных и слабых сторон своей педагогической деятельности. Способность к саморегуляции как профессионально значимая характеристика личности медика. Педагогические составляющие процесса врачевания. Обучение больных, медицинского персонала.          Уровень готовности медика к педагогической деятельности. Нравственно-психологический образ педагога. Педагогические знания и умения. Овладение моделью педагогической деятельности. Стиль обучения. Знание сильных и слабых сторон своей педагогической деятельности. Способность к саморегуляции как профессионально значимая характеристика личности медика. Принципы обучения: целостность, последовательность, преемственность, наглядность, опора на положительное, сознательность, единство обучения и воспитания. Структура педагогического процесса (цель и задачи, содержание, методы, средства, формы организации, результаты). Основные этапы педагогического процесса: подготовительный, организации и осуществления, анализа результатов.    Индивидуальное и групповое обучение. Средства и методы педагогического воздействия на личность.

Тема 8. Психопедагогика. Профессиональное общение медицинского работника.

Содержание темы:   Индивидуальные условия учения (возраст, уровень развития, половые особенности, когнитивный стиль, мотивация и др.). Мотивационные предпосылки учения. Методы мотивирования обучаемого. Создание позитивного утверждения и образа цели. Способы привлечения внимания.. Способы, помогающие обучаемому понять материал. Обучение умственным операциям. Формирование психомоторных навыков, навыков социального поведения. Составление обучающих программ: проверка наличия предварительных знаний и умений, обеспечение учебных мотивов, представление в наглядном виде состава формируемой деятельности, определение требований к формируемой деятельности, требования к содержанию, форме, количеству и последовательности заданий, предъявление учебных заданий, обеспечивающих достижение целей обучения, контроль за усвоением, регуляция процесса усвоения. Формы обратной связи. Обучение, воспитание, психокоррекция. Их взаимосвязь. Обучающие программы в семье. Семейное воспитание и семейная педагогика. Профилактическая медицина и работа врача. Отношение к здоровью. Значение понятий образ жизни и здоровый образ жизни. Просветительская работа врача: формы, методы, средства.

 Понятие об общении. Структура общения (коммуникация, интеракция, восприятие людьми друг друга).  Коммуникация. Структура коммуникативного процесса. Коммуникативные барьеры. Каналы коммуникации (вербальные и невербальные).    Интеракция. Виды взаимодействия (кооперация, конкуренция, согласованное взаимодействие, помогающее общение и др.). Перцептивная сторона общения. Первое впечатление. Взаимопонимание. Приписывание. «Классификация» людей. Каузальная атрибуция. Установки. Предубеждения. Эффекты, наблюдаемые при восприятии людьми друг друга: ореола, новизны и первичности, стереотипизации и др. Структура диалога. Самопонимание и саморегуляция в процессе общения. Социально-ролевое общение.   Профессиональное общение медика. Уровни общения. Ритуальное общение. Деловое общение. Личностно ориентированное общение. Эмпатия и эмоциональная идентификация..

Тема 9. Концепции личности в отечественной психологии

Содержание темы: Подходы к пониманию личности. Задачи психологии личности. Понятие о личности с позиций психологии деятельности (А.Н.Леонтьев). Ядро личности как система относительно устойчивых мотивов. Иерархия мотивов. Концепции личности А.Г.Ковалева, Б.Г.Ананьева, В.С.Мерлина, К.К.Платонова. Психология отношений (В.Н.Мясищев): личность как система отношений. Теория установки (Д.Н.Узнадзе): определение, способность к объективизации, волевое и импульсивное регулирование поведения, неосознанность установки.

Тема 10. Концепции личности в зарубежной психологии

Содержание темы: Глубинная психология. Ортодоксальный психоанализ З.Фрейда. Аналитическая психология К.Юнга. Индивидуальная психология А.Адлера. Неофрейдизм. Концепции К.Хорни, Э.Фромма, Г.С.Салливана. Гештальтпсихология: теория личности К.Левина. «Понимающая психология» Э.Шпрангера. Гуманистическая психология. Концепции А.Маслоу, К.Роджерса, Г.Олпорта, В.Франкла.

Тема 11. Темперамент как формально-динамическая характеристика индивидуальности

Содержание темы: Проблема биосоциального в дифференциальной психологии. Определение темперамента. Гуморальные теории темперамента (Гиппократ, К.Гален). Типы телосложения и темперамент (Э.Кречмер, У.Шелдон). Свойства нервной системы как основа темперамента (И.П.Павлов). Типы темперамента. Теории темперамента Б.Г.Ананьева, Б.М.Теплова, В.С.Мерлина. Теория функциональных систем П. К.Анохина. Структура темперамента (В.Д.Небылицын, В.М.Русалов). Основные свойства темперамента. Зарубежные теории темперамента: С.Берт, Дж.Гилфорд, Л.Терстоун, А.Томас и С.Чесс, Р.Пломин, Г.Айзенк, Ян Стреляу.

Тема 12. Психология характера

Содержание темы: Характер как социальный полюс интеграции личностных свойств. Ядро черт характера. Структура характера. Формирование и развитие характера Гармоничный и дисгармоничный характер. Базисные (терминальные) и инструментальные характерологические свойства. Типы неправильного воспитания, способствующие формированию патохарактерологического развития личности. Акцентуации характера. 

Неделя психологии

Психология — удивительная наука: она постоянно развивается и продолжает поражать нас все новыми и новыми фактами о поведении людей. Когда вникаешь, то понимаешь, что мы не так уж умны, как о себе думаем. Однажды, сын богини Афродиты, Эрот, влюбился в очень красивую молодую девушку Психею и сделал ее своей супругой. Но она была простой смертной, и Афродита разгневалась, злобно преследовала Психею, заставляла пройти множество испытаний. Но любовь Психеи была так сильна, а ее желание вновь встретится с Эротом так велико, что силы природы пришли ей на помощь. Психея выполнила все требования Афродиты. Эрот умолил Зевса — верховное божество греков — помочь, и Зевс даровал Психее бессмертие, соединил влюбленных.
Психея в греческой мифологии стала олицетворением души, ищущей свой идеал. Слово «психология» образовано из греческих слов «психе» — душа, «логос» — наука.
Наука о душе — такое определение впервые было дано более 2 тысяч лет назад. Людей, занимающихся психологией, стали называть психологами.
Психические процессы – это условное разделение психики на составные элементы, которые позволяют познавать внешний и внутренний мир. Развитие психических процессов происходит в конкретных условиях взаимодействия с окружающим миром: особенные свойства нашей планеты, переход от зимы к лету, изменение силы тяжести и многое другое – выдвигают человеку определенные требования. Поэтому психика выступает в качестве регулятора поведения организма.
Функции психических процессов целиком и полностью зависят от вида. Все психические процессы можно разделить на три вида:
Познавательные:
• восприятие;
• память;
• мышление;
• ощущение;
• воображение;
• представление;
• речь;
• внимание.
Эмоциональные:
• чувства;
• эмоции;
• стресс;
• аффекты.
Волевые:
• воля;
• постановка цели;
• принятие решения.
Также существует неотделимая взаимосвязь психических процессов, которая выражается, например, в том, что память невозможна без внимания, восприятие невозможно без памяти и так далее. Поэтому если вы хотите улучшать деятельность своих психических процессов, достаточно будет заниматься развитием нескольких из них. К примеру, памяти, воображения, эмоций и воли. Впрочем, ваш список может принципиально отличаться. Во всяком случае, вас не должно удивлять, что, развивая свое внимание, тут же «подтягиваются» и все остальные процессы.
Психические познавательные процессы
Рассмотрим каждый процесс отдельно.
1. Восприятие
Восприятие – это целостное отражение предметов и явлений в совокупности их свойств и частей при их непосредственном воздействии на органы чувств. Оно протекает в тесной взаимосвязи с другими психическими процессами: в первую очередь с ощущениями, которые при помощи сенсоров собирают информацию из внешнего мира, во вторую – с памятью, волей и вниманием. Восприятие – это интерпретация того, что собрали наши сенсоры.
К свойствам восприятия относятся:
• Структурность: предмет воспринимается сознанием в качестве абстрагированной от ощущений смоделированной структуры.
• Предметность: объекты воспринимаются не как бессвязный набор ощущений, а как образы, составляющие конкретные предметы.
• Константность: постоянство восприятия одного и того же объекта.
• Апперцептивность: на восприятие оказывает влияние общее содержание психики человека.
• Избирательность: преимущественное выделение одних объектов по сравнению с другими (восприятие здесь тесно работает с вниманием).
2. Память
Память – это комплекс познавательных способностей по накоплению, сохранению и воспроизведению знаний и навыков. Память тесно связана с мышлением, восприятием и ощущениями.
Главная функция памяти состоит в том, чтобы хранить информацию, которую затем человек может использовать для тех или иных целей. Без нее у нас бы не существовало личности.
К свойствам памяти относятся: объем, точность, скорость процессов запоминания и забывания.
Существуют различные типологии памяти:
• По содержанию: пространственная, социальная, эмоциональная, эйдетическая, сенсорная, словесно-логическая, образная.
• По сенсорной модальности: моторная, зрительная, вкусовая, слуховая, обонятельная, эйдетическая, болевая.
• По времени хранения: долговременная, кратковременная, ультракратковременная.
• По организации запоминания: декларативная и процедурная.
• По наличию цели: произвольная и непроизвольная.
3. Мышление
Мышление – это процесс моделирования закономерностей окружающего мира, высший этап обработки информации человеком. Можно сказать, что это окончательный психический процесс, который руководит личностью.
При помощи мышления человек может полностью менять свое восприятие, воображение, внимание, волю и даже ощущения. Высшая степень человеческого познания.
Основные характеристики мышления:
1. Опосредованное познание объективной реальности: даже на основе непрямой информации мы можем судить о свойствах предметов и явлений.
2. Обобщение отражения действительности: переход от отдельных предметов к общему.
4. Ощущения
Ощущение – это психическое отражение отдельных свойств и состояний внешней среды, субъектов внешних или внутренних стимулов при участии нервной системы.
Канонически, существует пять видов ощущений: обоняние, вкус, осязание, зрение, слух.
Свойства ощущений:
• Интенсивность: количественная характеристика ощущений.
• Модальность: качественная характеристика ощущений.
• Длительность: временная характеристика ощущений.
• Локализация: пространственная характеристика ощущений, информация о месте нахождения раздражителя в пространстве.
5. Воображение
Воображение – умение человека создавать в сознании образы, идеи и представления, а также манипулировать ними. Функции воображения состоят в том, чтобы представить в голове образец будущего результата деятельности в планировании, поиске стратегии для решения задач.
Свойства воображения:
• Мечта: эмоциональный образ желаемого будущего, который характеризуется слабым знанием того, как его воплотить в реальность.
• Творчество: создание новых духовных и материальных ценностей.
• Агглютинация: создание новых образов на основе «склеивания» частей, имеющихся образов.
• Галлюцинация: нереальные образы, которые возникают у человека во время болезни.
• Акцентирование: создание новых образов путем выделения и подчеркивания тех или иных черт.
6. Представление
Представление – это образ явления или предмета, которые здесь и сейчас человек не воспринимает. Отличается от воображения тем, что человек пытается просто вспомнить образ, а не придумать нечто новое.
Функции представления зависят от рода деятельности человека: художникам требуется вспомнить нужный образ, музыкантам – нужную мелодию или звук. Воображение помогает решать сложные и образные задачи, в том числе творческие.
Свойства представления:
• Фрагментарность. Чем более привлекателен объект был для человека, тем с большим количеством деталей он может его представить.
• Наглядность. Человек представляет образ воспринятого объекта исключительно в наглядной форме.
• Обобщенность. Образ объекта обладает определенной информационной емкостью.
• Неустойчивость. Образ можно удерживать лишь в течение некоторого количества времени.
7. Речь
Речь – форма общения людей посредством языковых конструкций. Неотъемлемо связана с мышлением и представлением.
Она помогает доносить нам важную информацию, а также передавать общественно-исторический опыт.
Свойства речи:
• Понятность. Синтаксически правильное построение предложений, умение правильно поставить паузу или логическое ударение на нужное слово.
• Содержательность. Процентное соотношение выраженных ценных слов по отношению к тем, что не представляют ценности (так называемая «вода»).
• Действенность. Влияние речи на мысли, волю и чувства других людей.
• Выразительность. Эмоциональная насыщенность, богатство и разнообразие языковых средств.
8. Внимание
Внимание – избирательная направленность восприятия на тот или иной объект. Очень тесно связана с памятью (некоторые когнитивисты считают, что это и вовсе одно и то же), а также волей.
При помощи воли человек может изменить свое отношение к предмету и обратить на него сознательное внимание, то есть выделить его из остальных. Внимание помогает человеку успешно ориентироваться в окружающем мире.
Под свойствами внимания следует иметь в виду: объем, направленность, сосредоточенность, распределенность, интенсивность, переключаемость и устойчивость.
Психические эмоциональные процессы
Рассмотрим каждый процесс отдельно.
1. Чувства
Чувство – это эмоциональный процесс человека, отражающий субъективное оценочное отношение к абстрактным или реальным объектам. Чувства проявляются у людей по-разному, потому что на них влияет собственный набор индивидуальных черт и личностных качеств. Необходимы для общения, дружбы и понимания других людей.
Свойства чувств:
• Содержание: отражение различных аспектов, особенностей значения вызывающих их объектов.
• Стеничность: стенические чувства мобилизуют силы человека, побуждают его к активной деятельности (ненависть, любовь). Астенические парализуют и расслабляют (презрение и страх).
• Интенсивность: сила чувств.
• Валентность: приятные, неприятные и амбивалентные чувства.
2. Эмоции
Эмоции отражают субъективное оценочное отношение к предметам, явлениям, ситуациям и людям. При помощи воли человек может вызвать любую эмоцию, которую сочтет нужной.
Свойства эмоций полностью совпадают со свойствами чувств.
3. Стресс
Стресс – это совокупность адаптационных реакций психики на стрессоры.
Существует положительный (эустресс) и отрицательный (дистресс) стресс. Разница в интенсивности: чем больше его в психике, тем хуже.
4. Аффекты
Аффекты – это эмоциональные процессы взрывного характера. Во многих случаях считаются негативным проявлением психики, но в угрожающей ситуации могут спасти жизнь.
Психические волевые процессы
Рассмотрим каждый процесс отдельно.
1. Постановка цели
Постановка цели – процесс выбора одной или нескольких целей. Тесно связана с усилием воли и эмоциями.
2. Воля
Воля – умение человека принимать решение на основе мыслительного процесса и направлять свои действия и мысли в соответствии с принятым решением.
Как следует из определения, воля тесно связана с мышлением и принятием решений. Но, помимо этого, без нее невозможно осознанное внимание и развитая память.
3. Принятие решений
Принятие решений – это психический процесс, который характеризуется применением силы воли для постановки цели и твердого намерения ее достичь.

Удивительные факты о ПСИХОЛОГИИ
1.Люди чувствуют себя счастливее, когда чем-то заняты. Занятость сама по себе дает положительный психологический настрой.
2. Счастье, гнев, печаль, страх, отвращение и удивление — это шесть самых важных эмоций. Эмоций, которые мы проявляем чаще всего, и которые оказывают на нас наибольшее влияние.
3. Шоколад заставляет наше тело выделять те же гормоны, что и чувство любви.
4. Люди становятся более честными, когда испытывают усталость.
5. Исследования показывают, что потеря телефона вызывает настолько сильную панику у современных людей, что это сравнимо с опытом переживания клинической смерти.
6. Вы становитесь логичнее, а ваш ум — более упорядоченным, когда вы говорите или думаете на чужом для вас языке.
7. Неприятие вас кем-то из людей заставляет вас чувствовать себя так, будто у вас что-то болит.
8. Ваш ум блуждает примерно 30% времени.
9. Ваши самые яркие воспоминания, скорее всего, не настоящие. Вам кажется, что в прошлом все было лучше, чем на самом деле.
10. Интернет-зависимость в ряде стран признана психическим расстройством.
11. Ваше подсознание уже знает все ответы на ваши вопросы. Нужно лишь хорошенько в нем покопаться.
12. Каким бы общительным человеком вы ни были, даже самые яркие люди из нас способны поддерживать связь не более чем со 150 людьми из своего окружения.
13. Когда вы вспоминаете события прошлого, мозг каждый раз их перезаписывает. Т. е. чем чаще вы вспоминаете о чем-то, тем менее точны ваши «записи».
14. Малые куски информации запоминаются лучше. Вот почему так хорошо работают статьи-списки!.
15. 80% всех разговоров — это жалобы.
16. Свободные, пусть даже в то же время бедные люди более удовлетворены своей жизнью, чем богатые, но зависимые.
17. Ваш мозг способен лучше мыслить творчески, если он устал.

А какие факты из области психологии, вас удивили?
Или быть может, у вас есть чем дополнить список?

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Общая психиатрия››

Отдельные психические процессы, выделяемые в психической деятельности, определяются как высшие психические функции. К ним относят мышление, речь, письмо, счет, память, произвольные движения, перцептивные процессы (процессы восприятия).

Высшие психические функции имеют специфические признаки и формируются на основе биологических предпосылок. Они складываются прижизненно во взаимодействии ребенка со взрослым и окружающим миром в целом, а потому они социально обусловлены и несут в себе отпечаток той культурно-исторической среды, в которой развивается ребенок. Кроме того, такие функции по своей природе инструментальны: они осуществляются с использованием различных средств, способов, «психологических орудий», среди которых особое место занимает речь. Используя эти орудия, человек овладевает возможностями регуляции своих отношений с предметным миром, другими людьми, овладевает собственным поведением. Например, при запоминании словесного ряда с помощью логических или образных ассоциаций человек вводит в память мышление или воображение. Таким образом, одна функция опосредует оптимальное осуществление другой; человек, по словам Л.С. Выготского, сотрудничает с самим собой. Диапазон спектра доступных индивиду способов опосредования высших психических функций является важным критерием степени развития личности. В этом контексте одной из задач психокоррекционной и психотерапевтической работы является расширение опыта человека в отношении развития арсенала способов опосредования собственной деятельности. И, наконец, высшие психические функции осознаваемы субъектом и доступны произвольной (волевой и целенаправленной) регуляции и самоконтролю.

Развитию высших психических функций свойственна определенная динамика» более новые и сложные функции надстраиваются над более ранними и простыми, «вбирая» их в себя. Генезис высших психических функций идет по пути преобразования развернутых наглядно-действенных форм в сокращенные, автоматизированные, выполняемые во внутреннем плане в виде так называемых умственных действий. Этот аспект важно принимать во внимание при клинико-психологическом обследовании больного ребенка, поскольку патология высших психических функций проявляется на фоне их неполной сформированности. Кроме того, и при диагностике патологии у взрослых больных следует учитывать, что, если выполнение заданий осуществляется развернуто с применением наглядных способов решения, с участием проговаривания (т.е. наблюдается перенос умственных действий во внешний план), то это может указывать на дефицитарность, осознаваемую больным и преодолеваемую с помощью аутокомпенсации.

Высшие психические функции человека рассматриваются с позиции структурно-функционального подхода, в котором важным является анализ входящих в них звеньев (составляющих), с оценкой роли и места каждой из них в обеспечении психической деятельности. При этом следует отметить, что дифференцированные структурные составляющие высших психических функций обеспечиваются работой специфических (локальных) зон мозга, но различные функции имеют и общие звенья, пересекающиеся на уровне определенных мозговых структур. Примером является «сквозная» роль такой составляющей, как пространственный анализ и синтез. Так, переработка пространственных характеристик информации необходима для выполнения произвольных движении, понимания структуры многозначного числа и его разрядного строения, для выполнения счетных операций, зрительного восприятия, решения конструктивных задач, понимания логико-грамматических конструкций, отражающих пространственные отношения в виде предлогов, падежных окончаний и т.п.

Таким образом, на пространственном анализе и синтезе «сходятся» такие высшие психические функции, как произвольные движения, мышление, речь, письмо, счет и перцептивные процессы. Вместе с тем известно, что эта составляющая психики связана с работой теменно-височно-затылочной области левого и правого полушарий мозга. Поражение этой зоны (например, при болезни Альцгеймера) приводит к развитию комплекса симптомов, отражающих нарушения названных психических функций, поскольку при этом становится дефицитарным общий для них фактор пространственной организации психических процессов. Другие составляющие психических процессов одновременно могут оставаться сохранными при условии нормального функционирования иных зон мозга. Таким образом, при обследовании больных становятся значимыми не столько сами симптомы нарушений психических функций, сколько психологическая квалификация симптомов, направленная на выявление патологического звена в целостном системном строении психики. В свою очередь установление этого звена позволяет сделать вывод об общей причине нарушений различных психических процессов, т.е. сделать заключение о механизмах образования клинико-психологических симптомов и их закономерном объединении в синдром. На этом основании строится синдромальный клинико-психологический метод изучения нарушения высших психических функций.

Зрительное восприятие — Когнитивная способность

Что такое зрительное восприятие?

Способность прочитать текст кажется простым процессом: мы направляем глаза на буквы, видим их и знаем, что они говорят. Но на самом деле это чрезвычайно сложный процесс, основанный на работе серии структур мозга, которые специализирутся на зрительном восприятии, а также на распознавании различных субкомпонентов зрения.

Воспринимать означает интерпретировать информацию об окружающей среде, полученную через органы чувств. Эта интерпретация зависит от наших когнитивных процессов и имеющихся знаний. Зрительное или визуальное восприятие можно определить как способность истолковывать информацию, достигающую глаз через свет видимой области спектра. Результатом интерпретации, которую выполняет наш мозг на основе этой информации, является то, что известно как зрительное восприятие или зрение. Таким образом, визуальное восприятие — это процесс, который начинается в наших глазах:

  • Фоторецепция: световые лучи проходят через зрачки глаз и возбуждают клеточные рецепторы в сетчатке глаза.
  • Передача и базовая обработка: сигналы, которые создают эти клетки, передаются через зрительный нерв в мозг. Сначала сигнал проходит через оптические хиазмы (где информация из правого поля зрения направляется в левое полушарие, а из левого поля зрения — в правое полушарие), затем информация поступает к боковому коленчатому телу и таламусу.
  • Обработка информации и восприятие: далее визуальная информация, полученная через глаза, отправляется к визуальной коре затылочной доли мозга. В этих структурах мозга информация обрабатывается и направляется в остальные части мозга, чтобы мы могли её использовать.

Характеристики, формирующие зрительное восприятие

Для того, чтобы получить представление о том, насколько сложна эта функция, попробуем представить, что делает наш мозг, когда мы видим простой футбольный мяч. Сколько факторов ему предстоит определить? Например:

  • освещение и контрастность: мы видим, что имеется сосредоточение линий, более или менее освещённое и имеющее свой диаметр, который отличает его от других объектов окружающей среды и фона.
  • Размер: это окружность около 70 см. в диаметре.
  • Форма: имеет форму круга.
  • Расположение: находится в трёх метрах от меня, справа. Могу легко до него добраться.
  • Цвет: белый с чёрными пятиугольниками. Кроме того, если вдруг изменится освещение, мы бы знали, что его цвета — это чёрный и белый.
  • Измерения: существует в трёх измерениях, так как это сфера.
  • Движение: в настоящий момент без движения, но можно придать ему движение.
  • Единица: имеется один, и он отличается от окружающей среды.
  • Использование: служит для игры в футбол, предназначен для ударов ногами.
  • Персональные отношения с объектом: похож на тот, который мы используем на тренировках.
  • Имя: футбольный мяч. Этот последний процесс также известен как память на имена.

Если вам кажется, что это много шагов, задумайтесь о том, что наш мозг выполняет этот процесс постоянно и с невероятной быстротой. Кроме того, наш мозг не воспринимает информацию пассивно, а использует имеющиеся знания, чтобы «укомплектовать» информацию о том, что он воспринимает (поэтому мы знаем, что мяч является сферой, даже когда мы видим его плоским на фото). В затылочной доле мозга и прилегающих к ней отделах (височная и теменная доли) есть несколько областей, специализирующихся на каждом из ранее описанных процессов. Для корректного восприятия требуется слаженная работа всех этих отделов.

Когда мы смотрим на свой рабочий стол, наш мозг мгновенно идентифицирует все расположенные на нём объекты, что позволяет нам быстро взаимодействовать с ними. Зная это, легко понять огромное значение этого процесса в нашей повседневной жизни и то, насколько он важен для нормального функционирования в любой жизненной ситуации.

Примеры визуального восприятия

  • Вождение автомобиля — это одна из наиболее сложных повседневных задач, в которой участвует множество когнитивных функций. Визуальное восприятие является одной из основ вождения. Если нарушается один из процессов зрительного восприятия, водитель ставит под угрозу свою жизнь и жизни других людей. Важно быстро определять положение автомобиля относительно дороги и других транспортных средств, скорость, с которой они движутся, и т.д.
  • Когда ребёнок находится на уроке, его острота зрения и восприятие должны быть оптимальными, чтобы не упустить из виду детали объясняемого материала. Нарушения этой способности могут привести к снижению успеваемости ребёнка.
  • В изобразительном искусстве, например в живописи, зрительное восприятие — это всё. Когда мы хотим нарисовать картину и мечтаем сделать её реалистичной и привлекательной, мы должны проверить наше зрительное восприятие и проработать каждую деталь, оттенок цвета, перспективу… Конечно, чтобы оценить произведения искусства, нам также необходимо хорошее зрительное восприятие, недостаточно просто видеть.
  • Визуальное восприятие имеет важное значение для любой деятельности, связанной с мониторингом или надзором. Охранник, который ввиду нарушения восприятия не может корректно оценить происходящее на камерах наблюдения, не сможет надлежащим образом выполнять свою работу.
  • Конечно, в повседневной жизни мы постоянно используем визуальное восприятие. Если мы видим на дороге приближающийся автобус, его изображение становится всё больше в нашем сознании. Тем не менее наш мозг способен интерпретировать изменения, которые не являются реальными. Мы продолжаем видеть автобус обычного размера независимо от того, насколько близко или далеко он от нас находится. Нам также необходимо визуальное восприятие для перемещения в пространстве, чтобы не перепутать лекарства, готовить еду, делать уборку дома и т.д.

Патологии и расстройства, связанные с проблемами в зрительном восприятии

Нарушения визуального восприятия могут сопровождаться различными проблемами и трудностями на разных уровнях.

Полная или частичная потеря зрения в результате повреждения органов восприятия ведет к неспособности восприятия (слепоте). Это может быть вызвано повреждением самого глаза (например, травма глаза), повреждением путей передачи информации от глаз к мозгу (например, глаукома) или повреждением отделов головного мозга, отвечающих за анализ этой информации (например, в результате инсульта или черепно-мозговой травмы).

Однако, восприятие — это не унитарный процесс. Существуют специфичные повреждения, которые могут нарушить каждый из вышеописанных процессов. Расстройства этого типа характеризуются поражением областей мозга, ответственных за те или иные процессы. Эти расстройства известны как визуальная агнозия. Визуальная агнозия определяется как неспособность распознавать известные объекты несмотря на сохранение остроты зрения. Классически агнозия делится на два типа: перцепционная агнозия (пациент может увидеть части объекта, но не способен понять объект в целом) и ассоциативная агнозия (пациент может распознать объект в целом, но не может понять о каком объекте идет речь). Трудно представить, как функционирует восприятие людей с этими расстройствами. Несмотря на то, что они могут видеть, их ощущения близки к тем, что испытывают страдающие слепотой. Кроме того, есть ещё более специфические расстройства, такие как, например, акинетопсия (неспособность видеть движение), дальтонизм (неспособность различать цвета), прозопагнозия (неспособность узнавать знакомые лица), алексия (приобретённая неспособность читать), и т.д.

Помимо этих расстройств, при которых утрачивается навык воспринимать визуальную информацию (или её часть), также возможны нарушения, при которых полученная информация искажается или вовсе не существует. Это может быть случай галлюцинаций при шизофрении или другие синдромы. Кроме того, учёными описан тип зрительных иллюзий у людей, которые потеряли зрение: Синдром Шарля Бонне. В этом случае у человека, потерявшего зрение, после длительного периода, в течение которого его мозг не получает визуальную активность, наблюдается самоактивация мозга, провоцирующая визуальные иллюзии, в которых пациенту видятся геометрические фигуры или люди. Однако, в отличие от галлюцинаций при шизофрении, люди с этим синдромом знают, что вещи, которые они видят, не являются реальными.

Как измерять и оценивать зрительное восприятие?

Зрительное восприятие помогает нам выполнять многие виды повседневной деятельности. Наша способность двигаться и взаимодействовать с окружающей средой, полной препятствий, напрямую зависит от качества зрительного восприятия. Таким образом, оценка восприятия может быть полезной в различных областях жизни: в учёбе (чтобы знать, сможет ли ребёнок видеть школьную доску или читать книги), в области медицины (чтобы знать, что пациент может перепутать лекарства или нуждается в постоянном присмотре), в профессиональных кругах (практически любая работа требует навыков чтения, наблюдения или контроля).

С помощью комплексного нейропсихологического тестирования мы можем эффективно и надёжно оценить различные когнитивные способности, в том числе зрительное восприятие. Тест, который предлагает CogniFit («КогниФит») для оценки зрительного восприятия, основан на классическом тесте NEPSY (Коркман, Кирк и Кемп, 1998). Благодаря этому заданию можно получить возможность декодировать элементы, представленные в упражнении, и количество когнитивных ресурсов, которыми располагает пользователь, чтобы понять и выполнить задачу наиболее эффективным образом. Помимо визуального восприятия, тест также измеряет память на имена, время отклика и скорость обработки информации.

  • Тест на Декодирование VIPER-NAM: изображения объектов появляются на экране в течение короткого периода времени и исчезают. Вслед за этим появляются четыре буквы, и только одна из них соответствует первой букве названия объекта. Задание — правильно выбрать эту букву. Необходимо выполнить тест как можно быстрее.

Как восстановить или улучшить зрительное восприятие?

Зрительное восприятие, как и другие когнитивные способности, можно тренировать и улучшать. CogniFit («КогниФит») даёт возможность делать это профессионально.

Восстановление зрительного восприятия основывается на пластичности мозга. CogniFit («КогниФит») предлагает серию упражнений и игр, направленных на реабилитацию зрительного восприятия и других когнитивных функций. Мозг и его нейронные связи усиливаются за счёт использования функций, которые от них зависят. Таким образом, если мы регулярно тренируем зрительное восприятие, укрепляются соединения структур мозга, участвующие в восприятии. Поэтому, когда наши глаза посылают информацию в мозг, нейронные соединения будут работать быстрее и эффективнее, улучшая наше зрительное восприятие.

CogniFit («КогниФит») состоит из опытной команды профессионалов, специализирующихся на изучении процессов синаптической пластичности и нейрогенеза. Это сделало возможным создание программы персонализированной когнитивной стимуляции, которая адаптируется к потребностям каждого пользователя. Программа начинается с точной оценки зрительного восприятия и других основных когнитивных функций. На основании результатов оценки программа когнитивной стимуляции CogniFit («КогниФит») автоматически предлагает режим персональных когнитивных тренировок с целью укрепления визуального восприятия и других когнитивных функций, которые, по результатам оценки, нуждаются в улучшении.

Для улучшения зрительного восприятия крайне важно тренироваться регулярно и правильно. CogniFit («КогниФит») предлагает инструменты для оценки и реабилитации, позволяющие улучшать когнитивные функции. Для корректной стимуляции необходимо уделять 15 минут в день, два или три раза в неделю.

Программа когнитивной стимуляции CogniFit («Когнифит») доступна онлайн. Программа содержит разнообразные интерактивные упражнения в форме увлекательных игр для мозга, в которые можно играть с помощью компьютера. В конце каждой сессии CogniFit («КогниФит») покажет подробную диаграмму улучшений когнитивного состояния.

Виктор Иванович Панов. Об истории психологии восприятия

9 марта 2019 года исполнилось 90 лет со дня рождения профессора Аршака Исраеловича Миракяна, в научной биографии которого Психологический институт, где он проработал около 40 лет, занимает особое место. Выдающийся российско-армянский психолог, специалист в области общей психологии, автор трансцендентального подхода к исследованию восприятия, А.И. Миракян внес значительный вклад в развитие психологической науки, разработав методологию познания перцептивной проблематики с позиций метаэмпирических оснований.

Проект «Российская психологическая наука: люди и идеи» представляет интервью с профессором В.И. Пановым – учеником и последователем А.И. Миракяна. Виктор Иванович Панов – доктор психологических наук, член-корреспондент РАО, заведующий лабораторией экопсихологии развития и психодидактики Психологического института РАО, автор более 400 научных трудов. В.И. Панов не только продолжает дело своего учителя, но и открывает новые пути развития психологии как науки, являясь основателем и лидером актуального научного направления – экопсихологического подхода к развитию психики (экопсихологии развития), который реализован в психологии восприятия, психологии одаренности, психодидактике и, конечно, в экологической психологии. 

— Виктор Иванович, в Вашей жизни есть интересный факт, в январе 1968 года Вы были приняты лаборантом на работу в Научно-исследовательский институт общей и педагогической психологии Академии педагогических наук СССР (ныне Психологический институт РАО), и в этом же 1968 г. Вы поступили на вечернее отделение факультета математики МГПИ им. В.И. Ленина. Мне вспоминается наш великий соотечественник А.А. Солженицын, который с красным дипломом закончил физико-математический факультет Ростовского государственного университета, и говорил, что пошел на физмат, чтобы общаться с умными людьми. А Вы на факультет математики, с какой целью поступали? В 1968 г. Вам было 23 года. Какие события, встречи за эти 23 года, привели Вас с одной стороны, в Психологический институт, с другой – в МГППИ?

— Надо сказать, что, в школе, в старших классах я хотел заниматься математической физикой и был одним из лучших учеников по математике в школе (у нас была очень сильная школа и очень сильный класс). В 10-11 классах я ездил два года на специальные подготовительные курсы на физфак МГУ, готов был к поступлению, даже знал, куда буду поступать – в МГУ была кафедра математической физики – то, что мне было интересно. Но по семейным обстоятельствам я не стал поступать в институт, как все мои одноклассники, а пошёл работать на завод. Год отработал. И 7 июля у меня должен был быть вступительный экзамен, но 3 июля меня забрали в армию.  И я на три с половиной года уехал служить на Дальний Восток. 

Служил я под Уссурийском – это первая линия ПВО была, постоянные дежурства, круглосуточные. Вот сейчас стали в СМИ писать, что самолёт-разведчик пошёл на нарушение границы, а там это каждый день было, кроме понедельника. В понедельник они отдыхали. Они – это американцы, естественно, потому что граница с Японией, но самолет американский. И мы дежурили. И всякий раз поднималась спарка (т.е. пара) наших истребителей-перехватчиков (неподалеку был аэродром) и тут же поднимали наш ракетный дивизион, и мы мчались, включали… И там я столкнулся вот с чем. Я очень сильно заикался.  А в армии я за один год (видимо, в голове уже запал был) прошёл трехгодичную программу по обслуживанию радиорелейных станций, и меня сделали командиром отделения. А командир отделения – это значит, хочешь ты или не хочешь, но отдаешь честь, команды, рапорты. И что касается моего заикания, то я постепенно понял, что я могу с этим бороться. В армии мне повезло еще в том смысле, что у меня не было опыта дедовщины, потому что «дедам» (они были, в том числе, и из Москвы и с Колымы) я помогал по математике, они готовились куда-то поступать. И плюс у меня появились в армии четверо друзей, уникальные абсолютно ребята, у нас получился такой микроколлективчик… И я стал говорить. Я понял, что могу говорить. Несмотря на то, что я все-таки заикался, я осознал, что могу с этим бороться. И когда я стал командиром отделения, то оказалось, что люди-то разные. Пришло понимание, что одного нужно послать матом, и он все выполнит и не обидится. Это для него нормально. А если ты просто к нему интеллигентно обращаешься, он воспринимает это как слабость, как возможность не принимать твои команды во внимание. Благодаря этому я понял, что есть такая штука, как личность. И оказывается, каждый индивидуален, и нужен подход, и нужно по-разному с каждым выстраивать взаимодействие. В итоге я дошёл до старшины батареи, т.е. вырос до максимума в этих командирских должностях, но произошло это именно благодаря осознанию, что есть индивидуальные различия и потому что были рядом четверо друзей. Надо еще сказать, что в это время выходили журналы «Знание-сила», «Наука и жизнь» (я не знаю, есть ли они сейчас или нет). В этих журналах были серии статей про телепатию, телекинез и прочие подобные феномены, мы это все обсуждали. И к нашему удивлению, один из моей команды Виталик Старицын – уникальный человек, он читал страницу и тут же мог её воспроизвести. Как-то всё это совпало, и у меня появился интерес к этим вещам, появился интерес к психологии. 

На последнем году службы я понял и чётко сформулировал, что буду заниматься математическим моделированием психических функций. Вернувшись в Москву, я стал искать факультет психологии МГУ, а наткнулся на НИИ общей и педагогической психологии (с 1992 г. Психологический институт, ПИ РАО), заблудился.  Вошел в институт, и первый человек, которого я встретил, был Дмитрий Александрович Ошанин (это было на лестнице), я у него спросил, где отдел кадров. Вот судьба. Я объяснил, что хочу, и Д.А. Ошанин сказал, что в институте есть вычислительный центр. Тогда в вычислительном центре работали Андрей Николаевич Ковалёв и Валентин Карумович Мульдаров, еще Светлана Александровна Изюмова работала. Они меня тестировали, проверяли… в итоге признали, как говорится. Но ставки в вычислительном центре не было. Зато была ставка лаборанта у Д.А. Ошанина, и я стал работать у него.  А через полгода встал вопрос, куда поступать. Д.А. Ошанин мне сказал: «Если Вы будете работать в вычислительном центре, как Вы изначально предполагали, то Вам надо идти учиться на психфак, потому что математикой Вы здесь будете заниматься, а психология будет там. Если вы остаетесь в нашей лаборатории, то психологию Вы здесь узнаете, а математику Вам надо учить». В то время самая лучшая математика была в ленинском пед.университете. И я пошёл поступать на вечернее отделение математического факультета Московского государственного педагогического университета имени В.И. Ленина.  Так получилось, что когда я туда поступил, мои одноклассники как раз заканчивали другие институты и получали дипломы. Случайности определяют судьбу человека.

— Получается, что именно в армии Вы определились с тем, что будете психологом?

— Да, именно в армии. Единственное, я думал, что буду заниматься математическим моделированием. Диплом, который я защитил по окончанию математического факультета, был посвящен математическому описанию информационной панели. Эксперименты, которые я проводил под руководством Д.А. Ошанина, мои первые опыты – это имитация информационной модели как динамической пространственно-временной структуры, когда вспыхивают разные лампочки по-разному расположенные. В дипломе я для описания динамики этих информационных сигналов использовал Теорию групп. Меня консультировал сын Д.А. Ошанина – он был математик и И.М. Яглом (один из крупнейших специалистов по математике).  Вот такая была сделана работа. Но после этой работы я понял, что математика начинается тогда, когда психические акты уже осуществились.  Математические модели можно применять к чему угодно, в том числе и к психологическим феноменам, но природу порождения психических феноменов этим вскрыть нельзя. Чтобы построить любую самую простейшую математическую модель, любую первичную аксиоматику, используется понятие множества, а множество – начинается с того, что одно отделено, выделено от другого. Это то, например, чем в психологии восприятия является проблема «фигура-фон». В учебниках обычно рисуют два лица: одно против другого, и между ними получается профиль вазы. И одна из фундаментальных проблем распознавания образа заключается именно в том, что «машина» не может определить, что «фон», а что «фигура». Вот как раз математика начинается после этого. В итоге я ушёл из математики в другую сторону, в психологию, чтобы понять, а что же такое психика человека как объект и предмет исследования.

— Когда Вы поступили на работу в Психологический институт, в нем работали выдающиеся ученые, заложившие начало научных школ, научных направлений, определившие вектор развития психологии как науки на многие годы (Д.А. Ошанин, А.И. Миракян, В.В. Давыдов, Б.М. Теплов, В.Д. Небылицын, Л.И. Божович, Е.И. Бойко, К.М. Гуревич, И.В. Равич-Щербо и др.  Каким было Ваше восприятие этих ученых с большой буквы? Чьи идеи были Вам созвучны? Какие научные подходы и теории способствовали формированию и развитию Ваших научных представлений?  

— В тот момент для меня первым ученым был Д.А. Ошанин. Да я знал, что там, в соседнем коридоре, работает некто Б.М. Теплов, Е.И. Бойко, Н.И. Жинкин… Для меня первым учителем был Д.А. Ошанин. Фигура — уникальная, я бы сказал, трагическая. Два слова о нем. Д.А. Ошанин – сын эмигрантов, его старший брат был коммунистом, погиб в Испании как антифашист (он был в интернациональной бригаде). Д.А. Ошанин по стопам своего старшего брата поехал в Сорбонну учиться игре на виолончели. Надо сказать, что Д.А. Ошанин еще очень хорошо рисовал. Но однажды он увидел объявление, что в Сорбонне открыт прием на психологический факультет, и поскольку посещения были свободными, он решил попробовать. В итоге он понял, что гения в живописи и гения в музыке из него не получится, хотя знаменитый композитор Артур Онеггер, увидев его рисунки, сказал, что этого парня я бы обучал музыкальной композиции. А учителем у Д.А. Ошанина был Пабло Казальс – известный виолончелист.  Но по окончании Сорбонны Д.А. Ошанин с отличием защитил диплом по эмпатии. А так как диплом был с отличием, то диплом был издан как книга, монография. После этого Д.А. Ошанин вернулся в Югославию, но он всё время пытался попасть в Советский Союз на Родину, потому что он чувствовал себя русским, полностью. И все-таки он попал в Советский Союз. Конечно, он был советской власти более нужен там: уникальный человек, знал практически все европейские языки, кроме скандинавских, с именем в науке, его знали, и т.д… Так вот, когда Д.А. Ошанина попросили организовать добровольцев на поднятие так называемых целинных и залежных земель, была такая полоса (антиэкологичная, как потом выяснилось), он вписал в этот список свою семью в первую очередь: себя, жену француженку и троих своих сыновей. Д.А. Ошанин оказался в Москве, в нашем институте, но трагичность в том, что здесь он оказался не так нужен, как там. Он хотел заниматься детской психологией или спортивной психологией, в крайнем случае. Ему же сказали, что партии нужно, чтобы поднимали инженерную психологию, и так была создана лаборатория инженерной психологии, как мы, молодые тогда, шутили «Липси», так мы называли лабораторию инженерной психологии. Д.А. Ошанин ее возглавил и с нуля начал ее развивать. И поскольку Д.А. Ошанин был очень талантливый человек, он вышел на свое направление психологии оперативного образа в предметном действии — уникальная концепция, которая оказалась востребованной вот только сейчас. 

Последнее десятилетие я контактирую с сотрудниками Института психологии РАН, так вот они меня спрашивают, когда мы будем делать очередную конференцию по Д.А. Ошанину? Очень важно, очень актуально! Это через сколько лет?! Только сейчас научное сознание психологической общественности как бы поняло, дошло до значимости идей, которые Д.А. Ошанин разработал в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века — 50 лет назад. 

— Виктор Иванович, все же руководителем Вашей кандидатской диссертации, а затем докторской был Аршак Исраелович Миракян, Вы помните Вашу первую встречу? Расскажите, как это было?

— Что касается А.И. Миракяна, то первая встреча произошла вот так. Я когда в лабораторию Д.А. Ошанина вошел, там уже были лаборанты, а А.И. Миракян сидел в углу (у него был отдельный стол) и что-то там делал. Что он делал – никому понятно не было. А ещё у меня осталось от того времени очень серьёзное воспоминание. Когда я подавал заявление о приеме на работу, со мной сначала разговаривал Небылицын Владимир Дмитриевич (он был зам. директора тогда), а потом и сам Анатолий Александрович Смирнов – директор. Практика, когда первые лица института знают всех и принимают на работу, и при приеме на работу ты проходишь у них собеседование, это, к сожалению, сейчас полностью утеряно.  Сегодня Институт утратил дух некой общности людей, которые заняты одним делом, работают в одном доме. Вот это до сих пор осталось у меня в памяти. 
Как-то раз я присутствовал на выездном заседании Президиума Академии педагогических наук в малой аудитории нашего Института, на котором было принято решение о создании лаборатории парапсихологии под руководством Вениамина Ноевича Пушкина (В.О. Пушкин с А.И. Миракяном дружили). Я с интересом слушал дискуссии А.И. Миракяна и В.О. Пушкина о том, есть ли телепатия, нет телепатии, что это такое? Вернее, вопроса о том, есть ли или нет телепатия, не было. Вениамин Ноевич поставил ряд экспериментов, которые описаны, опубликованы, в которых четко показано, что да, эти явления есть. Другой вопрос, что это такое? А.И. Миракян, объяснял, что нельзя традиционными способами научного психологического исследования подходить к этим явлениям. Почему? Потому что эти способы физикальные: они построены на физических представлениях о явлениях, а психическая природа этих явлений другая. Она требует иного способа мышления. Я тогда это не очень понимал, но потом понял и убедился в этом в разных ситуациях. Вот это осталось в памяти. 

И, конечно же, нельзя не сказать, что моя научная школа – это Д.А. Ошанин, это А.И. Миракян, и это микросеминар под руководством В.В. Давыдова, который по его поручению проводил А.И. Миракян. 

Когда В.В. Давыдов стал директором института, А.И. Миракян попытался ему объяснить, чем он занимается. Чтобы понять, как это всё тогда было… Когда Д.А. Ошанину по медицинским причинам пришлось остаться в Париже, и лаборатория перешла к А.И. Миракяну, А.И. Миракян нас собрал (Э.И. Кочурова, В.И. Козлов, Н.Л. Морина, В.И. Панов) и сказал: «Я не могу вам объяснить, что я буду делать в научном плане. Я могу вам только сказать, если вы мне верите, давайте будем делать это вместе!» Потому что не было терминов, не было понятия, не было подхода, но было ощущение проблемы! И когда А.И. Миракян рассказал В.В. Давыдову первый раз это «ощущение проблемы», В.В. Давыдов через 15-20 минут сказал: «О, Аршак, я всё понял!», и на полтора часа выдал фонтан блестящих идей. Полтора часа прошли, коньяк закончился… А.И. Миракян всегда ставил коньяк, хотя сам не пил. Но всегда армянский коньяк был на этих встречах с В.В. Давыдовым. «Это все здорово, Василий Васильевич, но я не об этом!». Вторая встреча прошла точно также. Только на третью встречу В.В. Давыдов сказал: «Вот теперь я понял, Аршак, всё!» И действительно за 10 минут сформулировал проблему. Но он сказал, что «Ближайшие 12-15 лет тебя (А.И. Миракяна) никто не поймет, твои идеи не будут пользоваться признанием, и тебя публиковать, скорее всего, в ведущих журналах не будут, но пока я директор этого института, ты должен продолжать эту работу, и чтобы она продолжалась, мы будем проводить микросеминар». В течение двух лет, примерно, раз в три месяца в 18 комнату приглашались все ведущие специалисты. Ну, например, Г.П. Щедровицкий, М.К. Мамардашвили, Б.Ф. Ломов, Ю.М. Забродин, В.С. Библер, А.С. Арсеньев. Одним из постоянных участников этого микросеминара стал Ф.Т. Михайлов – методолог, блестящий человек и специалист. Эти семинары стали для нас научной школой. Обсуждение проблем вот этими «монстрами» науки, и методологии, и психологии – это уникальная вещь. Помимо этого, в то же время М.К. Мамардашвили читал свои лекции по Р. Декарту у нас в институте, в большой аудитории. Ф.Т. Михайлов и А.С. Арсеньев читали лекции по методологии для аспирантов – уникальнейшие совершенно лекции были. Это была школа! Я не устаю повторять, что всё, что я сделал, это потому, что я стою на плечах этих людей, мне просто повезло, что я оказался в этой лаборатории, в этом месте, в этом институте, и в общении с этими людьми. Это школа! А.И. Миракян, после микросеминаров устраивал обсуждение. Во время микросеминаров всё записывалось на диктофон и потом анализировалось. А.И. Миракян каждого из нас пропускал через такой, я бы сказал, интеллектуальный психоанализ. «Почему ты сделал такой вывод? Почему ты дал вот этому выступлению такую оценку?» – выворачивал наизнанку. Сейчас это был бы такой жёсткий психотренинг, но именно по развитию способа мышления. Не все выдерживали.

— Виктор Иванович, получается, что Василий Васильевич Давыдов предрек, что идеи А.И. Миракяна не сразу будут поняты, что еще ни в обществе, ни в научном сознании не произошли изменения, «сдвиги», которые позволили бы понять то, чем занимался А.И. Миракян? Вот только В.В. Давыдов переоценил наши возможности, сказав, что это произойдет в ближайшие 12-15 лет, а прошло уже гораздо больше.

— Да! Это так.

— Виктор Иванович, как Вы считаете, А.И. Миракян был гением?

— Мы его считали гением. Это стихийный гений, самоучка, которой вырос в деревне, он постоянно искал ответы на вопросы, которые у него возникали. А.И. Миракян окончил сначала филологический факультет Ереванского университета, потом был принят в Политехнический институт. Встреча с Д.А. Ошаниным на конференции по инженерной психологии стала знаковой для него и привела в наш Психологический институт.

— В Вашем понимании гениальность – что это?

— Однажды Аршак Миракян меня спросил: «Панов (поскольку у нас было два Виктора Ивановича – Козлов Виктор Иванович и я Виктор Иванович – то нас звали по фамилии), как ты думаешь, кто такой гений?» Я говорю, это тот, который лучше всех, умнее всех, дальше всех, креативнее всех…. Он отвечает: «Гений – это одиночество. Это когда ты вышел на такой уровень осмысления чего-то, когда тебе не с кем даже это обсудить. Ты выскочил за пределы обычного обсуждения того, что принято».

— Виктор Иванович, а оказалась ли психология восприятия, ответом на Ваш интерес, связанный с психологией, на Ваш запрос по исследованию психики, психического?

— Самое главное, что я получил возможность действительно сделать попытку понять, что такое психология, что такое психика, что такое человек, что такое наука психология, предметом которой является по определению «psyhe» – душа. Вот это главное, наверное. Ну, и конечно, я получил в итоге смысл жизни. Как вошел в этот институт, так в нем и живу.

— В 1983 году Вы защитили кандидатскую диссертацию на тему «Взаимосвязь скорости и формы движущегося объекта в непосредственно-чувственном восприятии» (1983 г.), в 1996 г. на факультете психологии МГУ докторскую диссертацию на тему «Непосредственно-чувственный уровень восприятия движения и стабильности объектов», в которой была описана и верифицирована концептуальная модель формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии. Что явилось основанием для разработки модели? Что нового концептуальная модель дала для понимания процессов восприятия (процессов порождающего восприятия) и для психологии восприятия в целом? Могли бы Вы рассказать об основных положениях этой модели? Каковы Ваши современные научные представления и позиция по отношению к феноменам восприятия? Изменились ли они, спустя почти более 20 лет после защиты докторской, или Вы твердо стоите на тех же научных позициях, или здесь уместнее говорить об эволюционировании Ваших научных представлений? 

— Когда я в лекциях об этом рассказываю, я обычно начинаю с того, что мы запустили ракеты в космос, уже была посадка на Луне, уже марсоходы по Марсу ходят, мы изобрели чудовищные виды вооружения: от ядерного до плазменного. Казалось бы, наука всё может. Тем не менее, такая простая проблема, почему при собственных движениях глаза человека мы видим, например, стены этой аудитории неподвижными, хотя глаз в это же время совершает четыре вида микродвижения (тремор, дрейф, микроскачки (микросакады), сползания), ещё плюс макросскачки, плюс еще пульс, который тоже смещает картинку, и, несмотря на это, пространственная картина остаётся стабильной, а если в ней кто-то движется, вот как сейчас Калина (оператор) настраивает камеру, то я вижу это движение – эта проблема так и осталась нерешенной. Да, есть разные концепции. Но они не дают решения. И уж тем более нельзя говорить о том, что есть единая теория восприятия движения и стабильности объектов. Как раз это одна из проблем, над которыми работал А.И. Миракян и его сотрудники. 
По сути, я реализовал методологические предпосылки и модель порождающего процесса, которая была разработана А.И. Миракяном. Это было в постоянном диалоге с А.И. Миракяном. Он выполнял креативную часть, а я исполнительную.  Поэтому, если говорить об истоках моих исследований, – это авторская модель А.И. Миракяна, а если в научном плане, как предпосылки, – это первичная идея А.И. Миракяна о том, что в современной психологии господствует физикальный способ мышления, то есть мы используем в психологии понятия, представления о явлениях, которые сформированы в физике.  И самый наглядный пример – это восприятие скорости движущегося объекта. Почему одни объекты мы видим движущимися? Причем одни быстрее, медленнее. А другие неподвижными? Очень простая, казалось бы, задача, но она всё-таки до сих пор не решена. Мы (я имею ввиду А.И. Миракяна, его последователей и себя в том числе) сделали, на мой взгляд, прорыв в этом направлении. Но потом, работа в этом направлении затормозилась.
Если кратко обрисовать ситуацию, одно из ярких и наглядных проявлений физикальной обусловленности способа мышления, можно наблюдать у психологов, занимающихся изучением восприятия движения скорости. Что такое скорость? Скорость – это отношение пройденного пути за единицу времени. Если формулу взять, то это дробь, над чертой – пространственная какая-то характеристика, а под чертой – длительность. Практически все исследования восприятия скорости, за маленьким исключением, как раз строились по этой логике: в качестве факторов использовались время, расстояние, освещенность и прочие условия. Сама суть этого явления рассматривалась через призму отношения «пространство и время». Но «пространство» и «время» тоже являются продуктами уже свершившихся психических актов, и поэтому А.И. Миракян считал, что это неправильно. А как правильно? А.И. Миракян это объяснил на примере восприятия вращающихся лопастей вентилятора или винта самолета. Когда лопасти медленно вращаются, мы видим их форму четко. Чем более быстрым будет движение, тем смазаннее будет воспринимаемая форма этих лопастей, пока они не сольются в один сплошной круг. То же самое происходит, обратите внимание, в случаях, когда художник-карикатурист пытается изобразить что, какой-то объект быстро сдвинулся (в мультиках это тоже хорошо видно), он вводит элемент смазанности формы. А.И. Миракян предположил, что на самом деле в основе восприятия движения скорости лежит восприятие порождения формы самого объекта. Когда психический акт порождения формы не успевает завершиться, а нужно начинать уже новый формопорождающий акт, вот эта незавершенность формопорождения воспринимаемого объекта и ощущается нами на непосредственно-чувственном уровне как движение и скорость. Чем более быстрыми будут движения, тем более незавершенными будут формопорождающие акты, тем более смазанной будет восприниматься форма движущегося объекта. Исходя из этого представления, была выстроена экспериментальная модель. При разных ограниченных промежутках времени испытуемый должен был отвечать: 1) видит он движение объекта или нет, 2) видит он форму объекта или нет. И выяснилось, что действительно, в зависимости от сложности формы объекта, порог восприятия движения тоже изменялся. Основная идея заключалась в том, что мы не использовали физикальные представления о скорости как отношение пространственных параметров объекта к временным параметрам изменения пространственного положения. Тем не менее, мы получили механизм и объяснение восприятия скорости движущегося объекта. Это была моя кандидатская работа. 
Если говорить о восприятии движения в более широком смысле, то во всех учебниках по психологии восприятия оно понимается как изменение пространственного положения относительно других объектов или наблюдателя. Это использование физического представления о движении, основанное на том, что человек уже выделил движущийся объект среди других воспринимаемых объектов, что этот объект изменяет свое пространственное положение по отношению к другим объектам или наблюдателю. Из этого видно, что в основе этого определения движения лежит, по крайней мере, три психических продукта свершившихся психических актов, в то время, как порождение самих этих продуктов в эту логику не попадают. Проблема в этом. И основная проблема была как раз в том, как выстроить способ мышления, который позволил бы, не опираясь на продукты психического акта восприятия, теоретически разработать и экспериментально верифицировать то, что на самом деле лежит в основе порождения ощущения движения и скорости на непосредственно-чувственном уровне. Здесь нужно вернуться к тому, что именно А.И. Миракян разработал и показал, что в основе порождения любого психического феномена лежат, по крайней мере, три микроакта (любой психический акт содержит, минимум, три микроакта). Особенно это очень хорошо видно в восприятии. Не случайно у нас две руки, два глаза, у нас левая часть мозга одним образом работает, правая несколько по-другому. Это симметрично-асимметричное расположение органов. И тот же самый принцип проявляется в строении сетчатки. А.И. Миракян высказал гипотезу, и потом мы ее подтвердили, что основная проблема или основное методологическое ограничение физикального способа мышления или, шире, естественно-научного способа мышления, или еще шире – гносеологической парадигмы, заключается в том, что в основе лежит изначально логика «субъект познания – объект познания». Потом это отношение превращается в психологии в отношения «субъект восприятия – объект восприятия», «субъект мышления – объект мышления», «субъект эмоций – объект эмоций» и так далее. Но вот это отношение, оно остаётся изначально заданным, и оно изначально требует негласно или, наоборот, гласно, чтобы, если есть объект восприятия и есть субъект восприятия, то образ объекта должен соответствовать самому реальному объекту, его физическому аналогу, т.е. должно выполняться требование соответствия. И поэтому все исследования, все модели – экспериментальные, теоретические, построены на том, чтобы выяснить: а как обеспечивается это соответствие. Проблема стабильности видимого мира как раз возникла из-за этого. Ведь непонятно, как, несмотря на собственные движения глаза, все равно мы видим то, что неподвижно, неподвижным. Как обеспечивается соответствие между неподвижностью реального объекта и его неподвижностью в ощущении, в то время как его изображение на сетчатке множество раз искажается, дискредитирует, изменяется и так далее? Раз нарушение этого соответствия имеет место, значит надо искать механизм, посредством которого компенсируется это нарушение, это искажение. Это и есть причина возникновения проблемы стабильности видимого мира в классическом его виде: от Г. Гельмгольца, даже от Р. Декарта и до современных работ. Одна из самых последних работ – это докторская диссертация В.И. Белопольского (2008 г.). Диссертация В.И. Белопольского как раз о классической постановке проблемы и ее разворачивании на современном этапе психологии восприятия. Получается, что эта логика до сих пор осталась. А.И. Миракян сказал: «Почему мы говорим, что должно быть требование соответствия? Ведь это требование проистекает из философского гносеологического отношения «субъект познания – объект познания». Но психологическая реальность, психический процесс – это не философская реальность, а психическая. И здесь, наоборот, нужно, чтобы увидеть объект правильно, мы должны искажать его. Наша зрительная система должна его исказить, а не отразить как копию. Этому как раз предшествовали эксперименты и концепция оперативности психического отражения Д.А. Ошанина, под руководством которого были проведены многие эксперименты, где было показано, что форма объекта воспринимается нами в зависимости не от того, какой она является, например, круг (эти эксперименты Н.Л. Морина делала), а мы видим объекты в зависимости от функциональной задачи. Если у нас задача познавательная, круг он и есть круг. Но если с этим кругом нам надо что-то делать, например, лампочки по кругу расположены и одна из них сигнальная, аварийная, и на неё надо как-то отреагировать, как можно быстрее. Тогда оказывается, чтобы действие было правильным, адекватным, успешным, нужно, чтобы в моем образе этот круг искажался в том месте, где эта лампочка. То есть этот круг воспринимается, как некая грушевидная форма, а не как четкий круг. При этом нужно, чтобы одновременно он воспринимался бы и как круг. Необходимым условием адекватного правильного осуществления предметного действия по отношению к объекту восприятия является искажение, функциональная деформация образа этого объекта, как Д.А. Ошанин говорил. А.И. Миракян этот эффект сделал как принцип, лежащий в основе психического отражения, в первую очередь, на уровне порождающего процесса. Приведем пример. Пальцы на руке у нас разной величины, обладают разными мышечно-силовыми характеристиками и по-разному расположены взаимно. Были проведены эксперименты: уравнивали длину пальцев, надевая на них картонные колпачки. И оказалось, если в обычном состоянии, наощупь испытуемый свободно осязательно отличал параллелепипед от конуса, от пирамиды, то, как только уравнивали длину пальцев, испытуемый терял возможность различения формы этих разных пространственных объектов. Чтобы увидеть, что два объекта имеют равную величину (это из докторской диссертации А.И. Миракяна) необходимо, чтобы произошло три микроакта. Первый микроакт – когда величина первого объекта воспринимается адекватно, а величина второго объекта преуменьшается. Второй микроакт – когда взгляд переводится на второй объект, и тогда он воспринимается адекватно, а первый объект преуменьшается. Третий микроакт – это когда отношение между первым и вторым микроактом, уже процессуальное. Этот эффект «уменьшения нефиксируемого объекта», оказался механизмом, который лежит в основе константности восприятия. При этом выяснилось, что восприятие не только константно, как написано во всех учебниках по психологии восприятия, но в реальных условиях оно способно быть константным, аконстантным, сверконстантным и сверхаконстантным. При этом три последние позиции – аконстантность, сверхконстантность и сверхаконстантность – исследователями не принимались во внимание и убирались из обработки экспериментальных данных как неправильные, как обеспечивающие соответствие воспринимаемого воспринимаемому, т.е. константность. В отличие от этого, открытый А.И. Миракяном принцип искажения оказался фундаментальным принципом, который лежит в основе любого формопорождающего акта. Поэтому формопорождающий акт состоит из трёх микроактов. Что это означает для восприятия движения?  Когда объект движется, взгляд фиксируется на нем. Чтобы осуществился формопорождающий микроакт, нужно какое-то время, допустим 10 миллисекунд. Пока эти 10 миллисекунд проходят, а объект движется, и, допустим, за 7 миллисекунд объект уже вышел из зоны фиксации, то взгляд должен прервать формопорождающий акт, чтобы перейти на новую точку фиксации и начать новый формопорождающий микроакт, но и он тоже не успевает завершиться. Вот эта незавершенность предшествующего микроакта по отношению к последующему, этот континуум – он и создает нам ощущение, что этот объект движется. Одновременно с этим другие отношения уже успевают завершиться в те интервалы фиксации взгляда, которые делает глаз на движущемся объекте, и потому воспринимаются нами как неподвижные. По этой причине мы одновременно видим и движение, и стабильность. И поэтому нет отдельно проблемы восприятия движения и нет отдельно проблемы восприятия неподвижности. Хотя в классической традиционной постановке проблемы восприятия неподвижности нет вообще. Считается, что раз неподвижно, это воспринимается, само собой. Это неправильно. На самом деле ничего подобного нет. Проблема восприятия неподвижности переросла в проблему восприятия стабильности видимого мира, то есть неизменности пространственных отношений. Основная идея концептуальной модели формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии именно в этом и заключается. 

Надо сказать, что эта модель (модель формопорождающего процесса движения и стабильности объектов в непосредственно-чувственном восприятии) позволила объяснить некоторые иллюзии восприятия. Например, одна из знаменитейших иллюзий Фляйшля заключается в том, что если предъявляется один и тот же движущийся объект с одной и той же скоростью, то его скорость будет восприниматься в полтора раза медленнее, чем если мы прослеживаем этот объект взглядом, а не держим взгляд неподвижным, фиксированным на какой-то неподвижной точке. Объект один и тот же, движение одно и то же, все условия одни и те же, разница только в том, взгляд фиксирован или не фиксирован. Если мы прослеживаем, мы удлиняем время формопорождения и поэтому скорость воспринимается медленнее, поэтому формопорождающие акты более завершённые, чем если мы смотрим в условиях неподвижно фиксированного взгляда. 

Еще одна всем известная иллюзия, когда на параде показывают, как танки идут, или машины быстро едут, колесо вправо должно крутиться, а мы воспринимаем, что оно движется обратно. Почему? Как раз потому, что формопорождающие акты начинают наезжать один на другой и идет обратный эффект. Многочисленные иллюзии восприятия получают объяснения именно через эту модель.

— В 2017 г. выходит Ваша статья «Пространство, время, движение – парадигмальные сдвиги». Где сегодня находится человечество в понимании представлений о пространстве, времени, движении? Когда, по Вашему мнению, может произойти парадигамальный сдвиг? Что для этого нужно? В современной психологии восприятия, какие главенствуют тенденции?

— Мы сейчас завершили проект по трансцендентальной перспективе психологии восприятия. Бог даст, в течение года выйдет монография. И именно для этой монографии мне пришлось сделать ещё раз обзор современных исследований по психологии восприятия движения. Здесь я должен сказать, что с удовольствием прочитал интервью с Натальей Ивановной Чуприковой (https://www.pirao.ru/community-projects/anniversaries/k-yubileyu-natali-ivanovny-chuprikovoy), но я очень удивился…. Почему я сказал про Наталью Ивановну?  Наталья Ивановна – это вечный оппонент Аршака Исраеловича Миракяна. Они спорили до абсолютного непонимания, при этом с неизменным уважением друг другу как к ученым, но совершенно не понимая того, что делает другой. Точнее, А.И. Миракян понимал, что делает Н.И. Чуприкова, как она объясняет, но он говорил, что это неправильно, это неверно, потому что физикально. И вот как раз в этом интервью с Н.И. Чуприковой, «образ есть объект», и есть «мозг как зеркало» – это принцип отражения в материалистическом, абсолютно физикальном понимании. Эта дискуссия в семидесятых годах была очень большая. Советская психология в значительной степени строилась на принципе психического отражения, даже психику определяли, как психическое отражение, а не как сейчас – личность и все такое прочее. Эти дискуссии были многочисленны, фундаментальны, и это как раз первая в этом плане, одна из таких, сейчас бы сказали, фрустрирующих точек… У Алексея Николаевича Леонтьева появился термин «пристрастность образа». На самом деле, образ объекта искажается в нашем субъективном восприятии. Но поскольку А.Н. Леонтьев работал в традиционной, гносеологической парадигме, выстраивал свою концепцию деятельности и объяснял через это перцептивные процессы, он не мог сказать, что искажение («пристрастность образа») это необходимое условие. Поэтому эту «пристрастность образа» он представлял, как артефакт, как некое следствие субъективности, а не как принцип порождения. А вот Д.А. Ошанин показал, что зеркального отражения нет. Мозг и психика — это не зеркало, это функциональный орган, который отражает окружающий мир и предметы в соответствии с функциональными задачами. Д.А. Ошанина приводил великолепный пример. Я не знаю, откуда он его вычитал.  В каком-то западноевропейском или американском зоопарке не хватало одного вида очень редких антилоп, которые жили в Африке. В Африку направили экспедицию, к племенам, жившим на достаточно примитивном уровне. Эти племена лучше всех знали этих антилоп. Вождь племени пошел навстречу просьбе и позвал лучших охотников. Охотники выследили антилопу, догнали, убили, принесли. Но антилопа-то нужна была живая. С какого-то раза удалось выследить и поймать антилопу, не убив ее при этом. Самое интересное началось после этого. Пойманную антилопу поставили в загончик. Через несколько дней началось паломничество. Все соседние племена, которые жили охотой на антилоп, приходили рассматривать эту антилопу, как чудо, так, как будто они увидели ее первый раз в жизни. До этого образ антилопы был у них как образ для предметного действия охоты: выследить, догнать, убить, съесть. Как объект познания, рассматривания, антилопа для них не существовала. Это и есть оперативность восприятия. Восприятие обусловлено, подчинено или детерминировано предметной задачей, задачей действия по отношению к этому предмету. Ни о какой зеркальности здесь речи быть не может. Но именно принцип, что мозг – это зеркало окружающего мира, остается господствующим даже в современных исследованиях по психологии восприятия движения.  

Возвращаясь к монографии по трансцендентальной перспективе восприятия, которая планируется к публикации, я написал печатный лист по современным исследованиям восприятия движения и с удивлением увидел, что ничего не изменилось. Способ мышления всех этих продвинутых исследователей психологии восприятия движения остался тем же, каким был 50 и 30 лет назад – это «зеркало». Логика постановки проблемы осталась та же – зеркальность отражения в мозговых структурах, от сетчатки глаза, как вынесенной структуры мозга, до затылочных областей и т.д. Изменилось только аппаратурное обеспечение этих исследований. Стали применяться современные методы айтрекинга регистрации движений глаз. Когда мы делали эксперименты, это было очень сложно, трудно, с присосками… Сейчас есть очень хорошие аппаратурные возможности, стали применять функциональную магнитно-резонансную томографию, ФМРТ. Но логика постановки проблемы, логика объяснения осталось та же самая. Идет накопление данных, что одни структуры активизируются, другие тормозятся. Но принцип остался тот же. Принцип «мозг – это зеркало, отражающее окружающий мир», остается трендом. Это является следствием гносеологического отношения «субъект познания – объект познания», и он спроецирован на отношение «субъект восприятия – объект восприятия», причем реализуется оно без рефлексии того, что оно позволяет сделать. Это и лежит в основе того, что гносеологическая парадигма замечательная и что она необходима! Но она необходима для решения вполне определенных задач. Если же мы хотим понять всё-таки природу психического акта, гносеологическая парадигма недостаточна. Потому что, когда мы сказали «субъект восприятия – объект восприятия», мы попали в методологическую ловушку: у нас психика выступает и как объект восприятия, и как субъект восприятия, ведь способ мышления – это тоже психика. У нас имеет место совпадение психики как объекта восприятия и как средства изучения этого восприятия. Ситуация, которую Ф.Т. Михайлов называл (она в методологии та же самая) парадоксом барона Мюнхгаузена, который сам себя за волосы вытащил из болота. Поэтому психология находится не в очередном методологическом кризисе, как было сказано Л.С. Выготским в двадцатые годы прошлого столетия, и потом А.Г. Асмолов уже ныне написал про очередной методологический кризис. Он не очередной кризис, это перманентное и постоянное состояние научной психологии, вследствие того, что имеет место совпадение психики в виде способа мышления и психики как объекта исследования. Чтобы выйти из этой методологической ловушки, из гносеологической ограниченности, нужно менять парадигму. Первыми попытались это сделать Ж. Пиаже, частично Д. Гибсон. Д.А. Ошанин уже основательно, но он тоже не обозначал это как смену гносеологической парадигмы на онтологическую парадигму. А.И. Миракян уже более чётко. И то, что А.И. Миракян называл афизикальном подходом, как раз уже на микросеминаре, о котором я говорил, Ф.Т. Михайлов показал, что более корректно будет называть трансцендентальной психологией восприятия. Ф.Т. Михайлов считал – то, что делает А.И. Миракян, на самом деле та же проблема, которую решал И. Кант по отношению к мышлению, в «Критика чистого разума» показавший ограниченность гносеологической парадигмы для понимания этих процессов. Но И. Кант созерцание, т.е. восприятие брал как данность, а А.И. Миракян пошёл глубже, он взял созерцание, т.е. восприятие – как объект размышления и поэтому афизикальный подход (как сказал Ф.Т. Михайлов) будет более корректно называть трансцендентальной психологией восприятия, потому что произведен выход, трансценденция за актуальные продукты психических актов, используемых в качестве исходных предпосылок для постановки проблемы, для экспликации объекта исследования.

Здесь я должен еще добавить, что как раз на этих семинарах стало понятно, что на самом деле речь идет о том, что основоположником современной парадигмы в научной психологии является Р. Декарт как основатель естественнонаучного способа мышления. Р. Декартом были разработаны правила для руководства ума, и эти правила легли в основу естественнонаучного способа мышления сначала механистической физики, потом механистической философии, естественнонаучного способа мышления, физиологии, медицины, оттуда пришли в 19 веке через Д. Миллера, Г. Гельмгольца в психологию. И сейчас сложилась парадоксальная ситуация: научность психологического исследования оценивается по естественнонаучным критериям, которые были сформулированы Р. Декартом для изучения вещей, т.е. «вещной логики», предназначенной для изучения тела, но не души человека. А «вещная логика» не дает возможности изменения парадигмы гносеологической на онтологическую и, тем более, на трансцендентальную.

— Что должно произойти, чтобы из гносеологической парадигмы мы перешли в онтологическую парадигму, в трансцендентальную?

— Это очень трудный вопрос. В те годы, когда был жив А.И. Миракян, когда был микросеминар, о котором я рассказывал, то обнаружилось, что способ мышления – это очень ригидная, очень жесткая структура, и очень часто она не осознается совершенно. Некоторые не понимают такой постановки проблемы, когда есть не просто продукт восприятия, а есть ещё процесс, порождающий этот продукт, а есть еще процесс, порождающий сам этот процесс. Приведу грубый абсолютно пример. Сейчас, если мы придём в супермаркет, то в колбасном отделе мы увидим десятки видов колбасы. Мы можем исследовать колбасу по сотне параметров: форма, цвет, вкус, спрос потребитель, изготовитель, добавки – все это можно друг с другом сравнивать и делать диссертации очень долго и много, и даже прорывные, что новый сорт колбасы отличается от другого тем-то, тем-то и тем-то, устанавливая количественные факторные связи и так далее. Но во всех этих исследованиях будет отсутствовать возможность информации о технологической цепочке, что должна вырасти травка, ее должны скушать коровки или овцы, из них кого-то должны убить, чтобы сделать фарш, добавить чесночка и т.д. – это в колбасе как продукте процесса ее изготовления не представлено. Гносеологическая парадигма заставляет нас работать с продуктами психических актов, в то время как процессуально-порождающая часть психики в этих продуктах не представлена. Если взять апельсин, красивый, круглый, оранжевый, можно о нем сказать много, но в апельсине не представлено дерево, продуктом которого является этот апельсин. Мы пытаемся по свойствам апельсина реконструировать процесс его порождения, но в продукте процесс, это ещё Г. Гегель сказал, умирает. В апельсине дерево не представлено. Семечко есть, но надо ещё понять, что это семечко – это то дерево, из которого апельсин вырос. Жесткая обусловленность, детерминированность определения объекта и предмета исследования в научной психологии самим способом мышления, его гносеологической парадигмой, как раз и является сейчас почти непреодолимым барьером для развития и понимания идей А.И. Миракяна. 

В то время нашлось, в общем-то, несколько человек, которые поняли идеи А.И. Миракяна. В.В. Давыдов не только понял, он оценил значимость. Тот же Ф.Т. Михайлов, хотя он и спорил с А.И. Миракяном всё время. Г.П. Щедровицкий говорил: «Да. Так можно, но мне это не нравится». У Г.П. Щедровицкого другая логика была. Это тот же вопрос, что критерием научности психологического исследования выступает его соответствие естественнонаучному способу мышления. Но философия, начиная с И. Канта, показала ограниченность этого способа мышления. А после И. Канта был И. Фихте, а после был Ф. Шеллинг, К. Маркс, Ф. Энгельс. Они по способу мышления выскочили на несколько порядков поколений вперед по отношению к естественнонаучному способу мышлению. А мы работаем всё ещё на докантовском уровне мышления. Но изменение способа мышления происходит, например, в квантовой физике. Они выходят на явления, где логика естественнонаучной данности, гносеологической заданности не работает. Они выходят на подтверждение парадокса В. Гейзенберга, что мы не можем одновременно определить массу частицы и её скорость. Мы можем определить одновременно либо одно, либо другое. Мы не можем сказать, движется этот объект или это наблюдатель движется. Изменение аксиоматики, изменения исходных постулатов меняет всю картину мироздания. Вспомним Евклида, который говорил, что по отношению к одной прямой можно провести только одну и одну параллельную прямую, непересекающуюся с ней. Н.И. Лобачевский предположил, что можно не одну, а много. Н.И Лобачевского сочли сумасшедшим. Когда я был в гостях в Казанском университете у Леонида Михайловича Попова, он меня подвел к окну и говорит: «Вот по этому двору ходил Н.И. Лобачевский, и из этого окна профессура показывала на него пальцем и говорила, что идет сумасшедший». А потом появился Б. Риман, А. Эйнштейн и оказалось, что всё дело в том, что Эвклид рассматривал прямую на плоскости, а если мы берём сферические поверхности, там все изменяется. Изменение одного постулата меняет картину мироздания. 

Изменение способа мышления научных исследований возможно в двух случаях. Первое – когда мы сталкиваемся с непонятными, необъяснимыми явлениями, которые обнаруживаются эмпирически, экспериментально. Такими являются, например, парапсихические феномены, которые заставляют нас по-другому мыслить, по-другому ставить проблему исследования, объект исследования. Даже более того, продолжая дальше, если мы переходим из гносеологической парадигмы к онтологической, то тогда оказывается, что объектом исследования не может быть сам феномен, а могут быть только условия, обеспечивающие возможность порождения этого феномена, меняется вся логика. В психологии это, между прочим, давно известно. В чём отличие констатирующего эксперимента от формирующего? Констатирующий эксперимент имеет дело с данностью феномена, а формирующий еще не имеет дело с данностью этого феномена. Формирующий эксперимент имеет дело с предположением об условиях, обеспечивающих возможность формирования, возникновения этого феномена. Сделать нечто, чтобы изменился способ мышления, очень трудно. Это одна сторона. 

Второе – это социальная сторона. Сейчас, например, господствует тренд гносеологического естественнонаучного подхода к требованиям публикаций. Web of Science, Scopus отвечают именно естественнонаучной форме представления и постановки проблемы исследования. И в данном случае ещё чисто коммерческая сторона, так как есть специальные организации, которые построены для этого, живут этим и получают на этом прибыль. Раз есть прибыль, значит, они будут активно отстаивать, что именно только так нужно строить исследование и никак иначе.

— Виктор Иванович, несмотря на то, что мышление, как Вы сказали, «ригидная и жесткая структура», получается все же (и развитие человечества это подтвердило), что его изменение и его трансформация возможны и имеют место быть? 

— Что-то уже происходит. Ещё нет признания, но уже есть принятие идей А.И. Миракяна. Уже есть люди, которые понимают, о чем идет речь. Но это не в массе, не в тренде. 

— Вы сказали, что придя в психологию, в Психологический институт, Вы получили смысл жизни и получили возможность понять, что такое психология и что такое психика человека. В своей монографии «Экопсихология: пардигмальный поиск» (2014), во введении Вы ставите вопрос: «… а что же тогда изучает психология и действительно ли ее предметом является психика?» Что, по Вашему мнению, изучает психология? И действительно ли психика является ее предметом? Что в Вашем понимании психика человека? По Вашему мнению, есть ли вероятность, что ученые придут к общему пониманию, что такое психика человека?

— Я должен сразу сделать оговорку, что предметом современной психологии не является психика. Её предметом является человек обладающий психикой, человек у которого есть психические функции, психические возможности. И здесь оказывается очередная методологическая ловушка. А именно: если мы посмотрим современные монографии, то читаем «личность человека», «человек как субъект», т.е. вначале мы говорим «человек», а потом субъект, личность, восприятие…. Даже когда речь идет о зоопсихологии, то все зоопсихологические исследования и исследования по сравнительной психологии построены по принципу, что мы проецируем на психику животных те знания о психике человека, которые имеем. Проекция антропоморфного типа загоняет нас в ловушку: раз мы сказали вначале человек, а потом психика (как его атрибут, свойство, качество), то мы должны определить сначала, что такое человек. И здесь имеет место, по крайней мере, три варианта. Человек – существо биологическое, так как является носителем биологических закономерностей, механизмов и т.д. Человек – существо социальное, так как является носителем, субъектом социальных закономерностей, отношений. Последние лет 20-30 вспомнили, что человек – существо духовное, так как является носителем духовных ценностей. Но! Почему мы не говорим, что человек является ещё существом психическим, как субъект, реализатор, носитель психических явлений и феноменов?! Ответ в том, что психика не попадает в эту гносеологического логику, ведь, как только мы сказали «психика человека», то мы говорим о человеке, а не о психике. Проблема заключается в том, как сделать психику объектом, предметом научного исследования? Мы должны трансцендировать «человека как субъекта психики», чтобы иметь возможность рассматривать «психику, которая проявляется, в том числе, и в человеке». Мы должны принять психику не как свойство человека, а как такое же фундаментальное явление природы как, например, электричество, гравитация. Это моя позиция. Я неслучайно сказал «гравитация».  У меня есть предположение, что может быть гравитация и психика очень близки по неким глубинным основаниям. Если мы имеем отдельный объект, мы можем сказать есть гравитация или нет? Не можем. А если есть ещё один объект, то тогда мы можем сказать, есть гравитация или нет. Точно также, если мы возьмем одного человека как субъекта психического, как такового, мы не можем сказать, есть ли у него психика и ее порождение? – Рядом нужен другой человек, чтобы было взаимодействие между ними. По Л.С. Выготскому, высшие психические функции первоначально существует в социокультурной форме. Должна быть эта форма, как средовые условия, и тогда во взаимодействии между двумя людьми, при определённых условиях, конечно, идет порождение психического и реальности «в зазоре», как М.К. Мамардашвили говорил, порождение психической реальности между субъектом, человеком или животным, с одной стороны, и средой или предметом, или другим субъектом этой реальности – с другой. И лишь, когда в зазоре это породится, оно интериоризируется человеком, а потом экстериоризируется обратно в виде действий, деятельности, изменяя окружающую среду. Тогда опять меняется это отношение, опять цикл возобновляется, возникает в зазоре между ними новая психическая реальность, новый образ, новое действие, новый способ, он интериоризируется, экстериоризируется, меняется опять отношение и т.д. Другой подход должен быть. Другое определение понимания психики.

Ваше понимание психики тождественно пониманию души или Вы их различаете? 

— Нет. Не тождественно! Современная мода на то, чтобы вернуть душу в психологию, – правильная мода, исходя из того, что «psyhe» – это душа. Но дело в том, что у нас на психологических факультетах не преподают святоотеческую психологию, а надо бы. Святоотеческая психология – это теория и практика работы с душой, которая накоплена за тысячу лет, примерно с 4 века по 14 век. Святые отцы обобщили, проанализировали, накопили опыт обожения человека, т.е. работы с душой. Если вернуться к Ветхому завету, то там было отношение «тело – душа», «в здоровом теле — здоровый дух». В Новом завете — уже «душа – тело», душа подчиняет тело себе, а потом появилось триединство «дух-душа-тело». Обратите внимание, что Р. Декарт остановился на первой позиции, а они продвинулись уже гораздо дальше. Я уже не говорю о буддийских текстах, даосских практиках, чань-буддиских и дзеновских – где тоже присутствует столетиями накопленный опыт как теоретического осмысления, так и практической реализации работы с тем, что мы называем психикой или душой. Если мы сказали душа, мы обязательно должны определить, что мы под этим понимаем: то, что в святоотеческой психологии – это одна линия, то, что в восточных, йоговских, и иных учениях и философиях – это другое. Просто брать понятие «душа» и к нему «прилепливать» что-то из современных естественнонаучных представлений о психике и физиологически обусловленных психических актах, это означает отсутствие методологической культуры.

*Интервью подготовила и провела Н.Г. Кондратюк, старший научный сотрудник ПИ РАО.
При копировании любой части текста обязательная ссылка на сайт ПИ РАО www.pirao.ru

Функция восприятия | SpringerLink

Chapter

First Online:

Abstract

В «Функции восприятия» Келлер утверждает, что функция восприятия — управлять поведением. Он противопоставляет это предложение альтернативному предложению, согласно которому функция восприятия состоит в сборе точной информации о физическом мире. Во многих случаях восприятия эти два предложения не исключают друг друга, потому что восприятие управляет поведением с по , собирая точную информацию о мире.Однако, как показывает Келлер, в хемосенсорном восприятии управление адаптивным поведением и сбор точной информации об окружающей среде иногда противоречат друг другу. В этих ситуациях руководство по поведению всегда имеет приоритет над точностью восприятия, показывая, что восприятие было сформировано естественным отбором для адаптивного управления поведением.

Ключевые слова

Физический мир Горькие вкусы Система восприятия Качество восприятия Искусственный подсластитель

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Ссылки

  1. Акинс, К. (1996). О сенсорных системах и о «сущности» ментальных состояний.

    The Journal of Philosophy, 93

    (7), 337–372.

    CrossRefGoogle Scholar
  2. Buller, D. J. (Ed.). (1999).

    Назначение, выбор и конструкция

    .Олбани: SUNY Press.

    Google Scholar
  3. Кэрролл Дж., Мерфи К. Дж. И др. (2001). Фотопигментная основа для дихроматического цветового зрения лошади.

    Journal of Vision, 1

    (2), 80–87.

    CrossRefGoogle Scholar
  4. Дэвис Э. Э. (1984). Регулирование чувствительности периферических хеморецепторных систем к поведению поиска хозяина с помощью гемолимфного фактора у Aedes aegypti.

    Журнал физиологии насекомых, 30

    , 179–183.

    CrossRefGoogle Scholar
  5. Doty, R. L., & Cameron, E. L. (2009). Половые различия и репродуктивный гормон влияют на восприятие запахов человеком.

    Физиология и поведение, 97

    (2), 213–228.

    CrossRefGoogle Scholar
  6. Gould, S.J., & Lewontin, R.C. (1979). Spandrels Сан-Марко и панглосская парадигма: критика адаптационистской программы.

    Proceedings of the Royal Society of London Series B, 205

    (1161), 581–598.

    CrossRefGoogle Scholar
  7. Джаббур, Э. (2010). Информация о карте: новый дизайн карты метро Нью-Йорка. В J. Steele & N. Iliinsky (Eds.),

    Красивая визуализация: взгляд на данные глазами экспертов

    (стр. 69–89). Севастополь: O’Reilly Media.

    Google Scholar
  8. Джеффри У. Р. (2009). Регрессивная эволюция пещерной рыбы Astyanax.

    Annual Review of Genetics, 43

    (1), 25–47.

    CrossRefGoogle Scholar
  9. Jiang, P.H., Josue, J., et al. (2012). Большая потеря вкуса у хищных млекопитающих.

    Proceedings of the National Academy of Sciences, 109

    (13), 4956–4961.

    CrossRefGoogle Scholar
  10. Ласка М., Ривас Баутиста Р. М. и др. (2009). Вкусовая восприимчивость к шести веществам с горьким вкусом у трех видов нечеловеческих приматов.

    Журнал химической экологии, 35

    (5), 560–571.

    CrossRefGoogle Scholar
  11. Lycan, W. G. (2014). Намеренность запаха.

    Frontiers in Psychology, 5

    , 436.

    Google Scholar
  12. Мартин Г. Н. (2013).

    Нейропсихология запаха и вкуса

    . Лондон: Психология Пресс.

    Google Scholar
  13. Милликен Р. (1984).

    Язык, мышление и другие биологические категории

    . Кембридж: MIT Press.

    Google Scholar
  14. Нагель, Т. (2012).

    Разум и Космос: почему материалистическая неодарвинистская концепция природы почти наверняка ложна

    .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google Scholar
  15. Pietsch, T. W. (2009).

    Океанический удильщик: необычайное разнообразие морских глубин

    . Беркли: Калифорнийский университет Press.

    Google Scholar
  16. Рут, К. М., Ко, К. И. и др. (2011). Пресинаптическое содействие нейропептидным сигналом опосредует поиск пищи по запаху.

    Ячейка, 145

    (1), 133–144.

    CrossRefGoogle Scholar
  17. Савер, А.М., Кроманн, С. Х. и др. (2012). Цветочно-зеленый: спаривание меняет обонятельную кодировку и предпочтения моли.

    Труды Королевского общества B: Биологические науки, 279

    (1737), 2314–2322.

    CrossRefGoogle Scholar

Информация об авторских правах

Авторы и аффилированные лица

Визуальное восприятие и когнитивные способности

Что такое зрительное восприятие?

Умение читать этот текст кажется простым процессом. Мы смотрим на буквы и понимаем слова.Это кажется простым, но на самом деле это чрезвычайно сложный процесс, в котором задействовано несколько структур мозга, специализирующихся на зрительном восприятии и различных субкомпонентах зрения.

Восприятие — это способность интерпретировать информацию, которую ваши органы чувств получают из окружающей среды. Эта способность интерпретировать информацию зависит от ваших конкретных когнитивных процессов и предшествующих знаний. Визуальное восприятие можно определить как способность интерпретировать информацию, которую получают наши глаза.Результатом этой информации, интерпретируемой и принимаемой мозгом, является то, что мы называем зрительным восприятием, зрением или зрением. Визуальное восприятие — это процесс, который начинается в наших глазах:

  • Фотоприем : световые лучи достигают наших зрачков и активируют рецепторные клетки сетчатки.
  • Передача и базовая обработка : сигналы, производимые этими клетками, передаются через зрительный нерв в мозг. Сначала он проходит через зрительный перекрест (где зрительные нервы пересекаются, заставляя информацию, полученную из правого поля зрения, поступать в левое полушарие, а информация, полученная из левого поля зрения, — в правое полушарие), а затем ретранслируется. к латеральному коленчатому ядру таламуса.
  • Наконец, визуальная информация, которую получают наши глаза, отправляется в зрительную кору в затылочной доле.

Характеристики, которые играют роль в визуальном восприятии

Чтобы получить представление о сложности этой когнитивной функции, попробуйте подумать о своем мозге, когда вы смотрите на футбольный мяч. Какие факторы вы должны определить ?:

  • Освещение и контраст : вы можете видеть линии, которые более или менее освещены, и параметры которых отличаются от остальных объектов вокруг и позади них.
  • Размер : это круглый объект с окружностью около 27 дюймов.
  • Форма: круглая.
  • Позиция Это примерно в 10 футах от меня, справа от меня. Я мог легко прикоснуться к нему.
  • Цвет : Белый с черными пятиугольниками. Если бы свет внезапно исчез, мы все равно знали бы, что он черно-белый.
  • Размеры : Он трехмерный, что означает, что это сфера.
  • Движение : сейчас не движется, но может двигаться.
  • Единицы : есть один, и он отличается от земли.
  • Используйте : он используется для игры в футбол. Его бьют ногой
  • Личные отношения с объектом : это похоже на то, что вы используете на тренировке в футболе.
  • Имя : это футбольный мяч. Этот последний процесс называется именованием.

Если вам показалось, что шагов много, подумайте о том, как ваш мозг делает это постоянно и чрезвычайно быстро в течение всего дня.Когда вы смотрите на что-либо, ваш мозг воспринимает всю информацию и придает ей смысл. Вдобавок к этому мозг не воспринимает информацию, которую получает, пассивно, но на самом деле предоставляет информацию и помогает завершить то, что видит (это поможет вам узнать, что мяч круглый, хотя на картинке он плоский) / В затылочной доле головного мозга имеется ряд областей, которые специализируются на каждом из вышеперечисленных процессов в прилегающих долях ( височная доля и теменная доля ).В общем, хорошее восприятие требует, чтобы все области работали вместе.

Когда вы смотрите на свой стол, ваш мозг распознает все, что находится на нем, с первого взгляда, позволяя вам быстро реагировать на это. Знание этого поможет вам понять, насколько важно иметь хорошее зрительное восприятие и как оно играет большую роль в вашей повседневной жизни.

Примеры визуального восприятия

  • Вождение автомобиля — одна из самых сложных повседневных задач, которые многие люди выполняют каждый день. Это требует множества различных сложных процессов, одним из которых является зрительное восприятие.Если один из процессов визуального восприятия не работает, у вас есть шанс подвергнуть опасности себя или окружающих. Очень важно быстро определить, насколько близко две машины находятся друг к другу, с какой скоростью они едут и т. Д., Что было бы невозможно при плохом визуальном восприятии.
  • Ребенок в классе получит большую пользу от развитого зрительного восприятия, так как это позволит ему делать заметки и лучше понимать материал в целом. Изменение или недостаток этих навыков может привести к плохой успеваемости.
  • В изобразительном искусстве, таком как живопись или графический дизайн, визуальное восприятие очень важно. Если вы хотите нарисовать квадрат, который кажется реалистичным, вам придется использовать свое визуальное восприятие, чтобы выбрать каждый цвет и идеально прорисовать каждую линию.
  • Зрительное восприятие необходимо для любого вида деятельности, требующего присмотра или ухода. Охранник с плохим зрительным восприятием не сможет хорошо видеть камеры видеонаблюдения, что затрудняет выполнение его или ее работы.
  • Конечно, мы постоянно используем зрительное восприятие.

Патологии и нарушения, связанные с проблемами зрительного восприятия

Недостаточное зрительное восприятие может быть вызвано множеством проблем и трудностей разного уровня.

Полная или частичная потеря зрения из-за повреждения органов восприятия может вызвать серьезные проблемы с восприятием (слепота). Это может быть вызвано повреждением самого глаза , повреждением проводящих путей, по которым информация передается из глаза в мозг (например, глаукома), или повреждением областей мозга, ответственных за анализ информации , как инсульт или черепно-мозговая травма.

Восприятие не является единым процессом , оно требует использования множества других процессов и механизмов, а это означает, что другие специфические повреждения могут изменить любой из ранее упомянутых процессов. Эти недостатки известны как зрительная агнозия. Зрительная агнозия — это неспособность распознавать изученные объекты , даже если ваше зрение остается неизменным. Агнозия обычно делится на два типа: перцептивная агнозия, которая позволяет человеку видеть части объекта, но не может понять объект в течение некоторого времени, и ассоциативная агнозия, которая позволяет человеку понять весь объект, но не не знаю что это.Трудно понять перцептивный опыт людей с этим расстройством, потому что, когда они «видят» объект, у них возникает ощущение слепоты. Существуют также другие, более специфические факторы, такие как акинетопсия, которая представляет собой неспособность видеть движение, ахроматопсия, неспособность видеть цвета, прозопагнозия, неспособность узнавать знакомые лица, и Алексия, неспособность научиться читать вместе с другими людьми. .

Помимо трудностей, которые частично или полностью ухудшают способность зрительного восприятия, существуют другие расстройства, которые изменяют получаемую зрительную информацию, либо искажая зрительную информацию, либо полностью ее устраняя.Так обстоит дело с шизофреническими галлюцинациями, или другими синдромами. Существуют также другие типы визуальных иллюзий, из-за которых люди теряют зрение, например, Синдром Шарля-Бонне . При этом синдроме человек теряет зрение, и после длительного периода, когда мозг не получает никакой визуальной стимуляции или активности, он начинает работать неправильно. Мозг вызывает галлюцинации и зрительные иллюзии, когда они видят геометрические фигуры или людей. Однако, в отличие от шизофренических галлюцинаций, страдающие этим расстройством знают, что галлюцинации ненастоящие.

Как можно измерить и оценить зрительное восприятие?

Визуальное восприятие позволяет выполнять невероятное количество действий. Способность взаимодействовать с окружающей средой и вашим окружением напрямую зависит от качества вашего визуального восприятия. Вот почему оценка и знание того, насколько развито ваше зрительное восприятие, могут быть полезны в ряде областей вашей жизни, таких как учеба, медицина или профессиональные области. В академической сфере важно знать, у каких детей могут быть проблемы с просмотром доски или написанием заметок.В области медицины важно знать уровень своего зрительного восприятия, чтобы знать, может ли пациент неправильно читать инструкции, касающиеся принимаемых им лекарств, или они не могут жить и развиваться самостоятельно. Наконец, визуальное восприятие в профессиональной среде поможет при чтении или работе в потенциально опасной ситуации. Знание того, какие работники не должны работать с тяжелым оборудованием или которым может потребоваться помощь на конкретном собрании, может иметь значение для работодателя.

С помощью полной нейропсихологической оценки вы можете легко и точно измерить ряд когнитивных навыков, включая зрительное восприятие.Эта оценка оценивает визуальную оценку с использованием задачи, основанной на классическом тесте NEPSY, предложенном Коркманом, Кирком и Кемпом (1998). Эта задача позволяет понять, насколько хорошо пользователь может декодировать и расшифровать различные элементы в упражнении, а также измерить когнитивные ресурсы, которые пользователь должен понимать и выполнять задачу максимально эффективно. Помимо визуального восприятия, тест также измеряет наименования, время отклика и скорость обработки.

  • Тест декодирования VIPER-NAM: изображения различных объектов появятся на экране на короткое время, а затем исчезнут.Далее появятся четыре буквы, только одна из которых будет соответствовать названию объекта. Пользователь должен как можно быстрее выбрать правильный ответ.

Как можно восстановить или улучшить зрительное восприятие?

Как и все наши когнитивные способности, зрительное восприятие можно тренировать и улучшать, и CogniFit может помочь тренировать эту способность.

Реабилитация зрительного восприятия основана на науке нейропластичности . CogniFit предлагает набор профессиональных задач и тестов, которые были разработаны, чтобы помочь профессионалам и отдельным лицам восстановить и улучшить дефицит зрительного восприятия и других когнитивных функций.Мозг и нейронные связи, такие как мышцы, можно укрепить и улучшить с помощью практики и тренировок. Вот почему можно улучшить зрительное восприятие, часто тренируя и тренируя правильные нейронные связи. По мере улучшения зрительного восприятия у вас появится возможность посылать информацию из глаз в мозг быстрее и эффективнее, чем раньше.

CogniFit был создан командой профессионалов, специализирующихся в области нейрогенеза и синаптической пластичности, именно так мы смогли создать персонализированную программу когнитивной стимуляции , которая будет адаптирована к потребностям каждого пользователя.Эта программа начинается с оценки визуального восприятия, слухового восприятия и ряда других фундаментальных когнитивных областей, и на основе результатов создает индивидуальную программу тренировки мозга для каждого пользователя. Программа автоматически собирает данные из этой начальной когнитивной оценки и с использованием сложных алгоритмов создает программу, которая работает над улучшением когнитивных слабостей пользователя и тренировкой их когнитивных сильных сторон.

Ключ к успешной тренировке мозга — это постоянная тренировка со сложными упражнениями.CogniFit предлагает инструменты для оценки, а также программу реабилитации, которая помогает оптимизировать эту когнитивную функцию. Программа занимает всего 15 минут, два-три раза в неделю.

Программы оценки и стимуляции CogniFit доступны в Интернете , и их можно практиковать на большинстве компьютеров и мобильных устройств. Программа состоит из забавных интерактивных игр для мозга, и в конце каждой тренировки пользователь автоматически получает подробный график, показывающий когнитивный прогресс пользователя .

онлайн-упражнений для стимуляции восприятия — CogniFit

Программа тренировки восприятия

CogniFit была разработана международной командой нейробиологов, чтобы помочь нашему мозгу улучшить когнитивные способности, связанные с восприятием. Восприятие — это основная способность, которая позволяет нам взаимодействовать с окружающей средой и регулировать наш организм. Однако оно может ухудшаться по разным причинам, что отрицательно сказывается на академических, рабочих или личных аспектах жизни человека.Мероприятия CogniFit по восприятию могут помочь детям, подросткам, взрослым и пожилым людям развить свое восприятие, чтобы улучшить их повседневную жизнь.

Тренировка восприятия CogniFit — полезный материал для стимулирования, работы и реабилитации различных типов восприятия. Он состоит из серии автоматизированных онлайн-упражнений на восприятие, которые можно выполнять с компьютера, планшета или смартфона. Рекомендуется тренировать восприятие как минимум три дня в неделю, чтобы повысить пластичность мозга в тех областях мозга, которые отвечают за когнитивное восприятие.

Тренировки восприятия CogniFit персонализированы. Это означает, что и тип активности, который будет представлен в каждой сессии, и сложность игр будут адаптированы к конкретным потребностям пользователя. Следовательно, план тренировок будет уникальным и разработан исключительно для пользователя. Таким образом, пользователь может максимально использовать свое время тренировки.

Тренировки восприятия CogniFit созданы для надежного стимулирования восприятия.Программа тренировки восприятия разработана, чтобы помочь детям развить свои способности восприятия, а также улучшить, предотвратить и реабилитировать восприятие у взрослых и пожилых людей.

Правильная когнитивная стимуляция может быть лучшим решением для улучшения восприятия. Тренировка восприятия CogniFit — отличный инструмент когнитивной стимуляции, который может помочь пользователю оптимизировать когнитивные процессы, связанные с восприятием.

Ощущение и восприятие | Ноба

«Однажды я прогуливался по парку штата Кейп-Лукаут в Тилламуке, штат Орегон.Пройдя через ярко окрашенный, приятно пахнущий тропический лес с умеренным климатом, я достиг скалы с видом на Тихий океан. Я схватился за холодные металлические перила у края и посмотрел на море. Подо мной я мог видеть стаю морских львов, плавающих в темно-синей воде. Вокруг меня я чувствовал запах морской соли и запах мокрых опавших листьев ».

Это описание отдельного воспоминания подчеркивает важность человеческих чувств для восприятия окружающего мира.

Наши чувства объединяются, чтобы создать наше восприятие мира. [Изображение: Адам Джон Привитера, CC BY-NC-SA 4.0, https://goo.gl/h3QaA8]

Прежде чем обсуждать каждое из наших необычных чувств по отдельности, необходимо охватить некоторые основные концепции, которые применимы ко всем из них. Вероятно, лучше всего начать с одного очень важного различия, которое часто может сбивать с толку: различия между ощущением и восприятием. Физический процесс , во время которого наши органы чувств — например, органы слуха и вкуса — реагируют на внешние раздражители, называется ощущением.Ощущение возникает, когда вы едите лапшу, чувствуете ветер на лице или слышите издалека гудок автомобиля. Во время ощущения наши органы чувств участвуют в трансдукции, преобразовании одной формы энергии в другую. Физическая энергия, такая как свет или звуковая волна, преобразуется в форму энергии, которую мозг может понять: электрическую стимуляцию. После того, как наш мозг получает электрические сигналы, мы понимаем всю эту стимуляцию и начинаем ценить сложный мир вокруг нас. Этот психологический процесс — осмысление стимулов — называется восприятием.Именно во время этого процесса вы можете определить утечку газа в вашем доме или песню, которая напоминает вам о конкретном дне, проведенном с друзьями.

Независимо от того, говорим ли мы о зрении, вкусе или каком-либо отдельном чувстве, существует ряд основных принципов, которые влияют на работу наших органов чувств. Первое из этих влияний — наша способность обнаруживать внешние раздражители. Каждому органу чувств — например, нашим глазам или языку — требуется минимальная стимуляция, чтобы обнаружить раздражитель.Этот абсолютный порог объясняет, почему вы не чувствуете запах духов, которые кто-то использует в классе, если только они не находятся рядом с вами. Поскольку абсолютный порог меняется в течение дня и в зависимости от того, какие другие стимулы вы недавно испытали, исследователи определяют абсолютный порог как минимум стимуляции, необходимой для обнаружения стимула в 50% случаев.

Абсолютные пороги измеряются с помощью метода, называемого обнаружением сигнала. Этот процесс включает в себя предъявление стимулов различной интенсивности участнику исследования, чтобы определить уровень, на котором он или она может надежно обнаружить стимуляцию в заданном смысле.Например, во время одного типа проверки слуха человек слышит все более громкие тона (начиная с тишины). Этот тип теста называется методом пределов , и это попытка определить точку или порог, в котором человек начинает слышать стимул (см. Дополнительные ресурсы для демонстрации видео). В примере с более громкими тонами метод проверки пределов использует проб по возрастанию . Некоторые методы проверки пределов используют испытаний по убыванию , например, уменьшение яркости света до тех пор, пока человек не перестанет его видеть.Правильное указание на то, что был слышен звук, называется попаданием; невыполнение этого требования называется промахом. Кроме того, указание на то, что звук был слышен, когда звук не воспроизводился, называется ложной тревогой , а правильное определение того, когда звук не воспроизводился, — это правильное отклонение .

Благодаря этим и другим исследованиям мы смогли понять, насколько замечательны наши чувства. Например, человеческий глаз способен обнаруживать свет свечи в темноте на расстоянии 30 миль.Мы также можем слышать тиканье часов в тихой обстановке на расстоянии 20 футов. Если вы думаете, что это потрясающе, я рекомендую вам узнать больше о чрезвычайных сенсорных способностях нечеловеческих животных; многие животные обладают тем, что мы считаем сверхчеловеческими способностями.

Принцип, аналогичный описанному выше абсолютному порогу, лежит в основе нашей способности обнаруживать разницу между двумя стимулами разной интенсивности. Дифференциальный порог (или разностный порог) или просто заметная разница (JND) для каждого чувства исследовали с использованием методов, аналогичных обнаружению сигнала.Чтобы проиллюстрировать это, найдите друга и несколько предметов известного веса (вам понадобятся предметы весом 1, 2, 10 и 11 фунтов — или в метрических единицах: 1, 2, 5 и 5,5 кг). Попросите друга подержать самый легкий предмет (1 фунт или 1 кг). Затем замените этот предмет на следующий по весу и попросите его сказать вам, какой из них весит больше. Ваш друг наверняка будет каждый раз повторять второй объект. Очень легко заметить разницу, когда что-то весит вдвое больше, чем весит другое! Однако это не так просто, когда разница составляет меньший процент от общего веса.Вашему другу будет намного сложнее точно определить разницу между 10 и 11 фунтами. (или 5 против 5,5 кг), чем для 1 и 2 фунтов. Это явление называется законом Вебера, и это идея о том, что более сильные стимулы требуют более значительных различий, чтобы их можно было заметить. Как и в случае с абсолютным порогом, ваша способность замечать различия варьируется в течение дня и в зависимости от того, какие другие стимулы вы недавно испытали, поэтому порог различия определяется как наименьшее различие, обнаруживаемое в 50% случаев.

Попадая в мир восприятия, становится ясно, что наш опыт влияет на то, как наш мозг обрабатывает вещи. Вы пробовали еду, которая вам нравится, и еду, которая вам не нравится. Есть группы, которые вам нравятся, а другие вы терпеть не можете. Однако, когда вы впервые едите что-нибудь или слушаете музыку, вы обрабатываете эти стимулы, используя восходящую обработку. Это когда мы строим восприятие по отдельным частям. Однако иногда стимулы, которые мы испытали в прошлом, влияют на то, как мы обрабатываем новые.Это называется нисходящей обработкой. Лучший способ проиллюстрировать эти две концепции — это умение читать. Прочтите вслух следующую цитату:

Рисунок 1. Пример обработки стимулов.

Заметили что-нибудь странное, пока читали текст в треугольнике? Вы обратили внимание на второе «то»? Если нет, то, скорее всего, вы читали это сверху вниз. Второе «то» не имеет смысла. Мы это знаем. Наш мозг знает об этом и не ожидает, что будет вторым, поэтому у нас есть тенденция пропустить его.Другими словами, ваш прошлый опыт изменил ваше восприятие письма в треугольнике! Начинающий читатель — тот, кто использует восходящий подход, внимательно рассматривая каждую часть, — с меньшей вероятностью сделает эту ошибку.

Наконец, следует отметить, что когда мы испытываем сенсорный стимул, который не меняется, мы перестаем обращать на него внимание. Вот почему мы не чувствуем веса своей одежды, не слышим гудение проектора в лекционном зале и не видим всех крошечных царапин на линзах наших очков.Когда стимул постоянен и неизменен, мы испытываем сенсорную адаптацию. Это происходит потому, что если стимул не меняется, наши рецепторы перестают на него реагировать. Прекрасный пример этого — когда мы оставляем радио включенным в машине после того, как припарковываем его дома на ночь. Когда мы слушаем радио по дороге с работы домой, громкость кажется разумной. Однако на следующее утро, когда мы заводим машину, мы можем быть поражены громкостью радио. Мы не помним, чтобы прошлой ночью было так громко.Что произошло? Мы адаптировались к постоянному стимулу (громкость радио) в течение предыдущего дня и увеличивали громкость в разное время.

Теперь, когда мы познакомились с некоторыми основными сенсорными принципами, давайте рассмотрим каждое из наших захватывающих чувств индивидуально.

Как работает зрение

Зрение — дело непростое. Когда мы видим пиццу, перо или молоток, мы на самом деле видим, как свет отражается от этого объекта и попадает в наши глаза. Свет попадает в глаз через зрачок, крошечное отверстие за роговицей.Зрачок регулирует количество света, попадающего в глаз, сужаясь (уменьшаясь) при ярком свете и расширяясь (увеличиваясь) при более тусклом свете. Пройдя через зрачок, свет проходит через линзу, которая фокусирует изображение на тонком слое клеток в задней части глаза, называемом сетчаткой.

Поскольку у нас два глаза в разных местах, изображение, сфокусированное на каждой сетчатке, находится под немного другим углом (бинокулярное несоответствие), что дает нам наше восприятие трехмерного пространства (бинокулярное зрение).Вы можете оценить это, держа ручку в руке, вытянув руку перед лицом и глядя на ручку, по очереди закрывая каждый глаз. Обратите внимание на видимое положение пера относительно объектов на заднем плане. Кажется, что в зависимости от того, какой глаз открыт, перо прыгает вперед и назад! Так производители видеоигр создают ощущение 3D без специальных очков; два немного разных изображения располагаются друг над другом.

Рисунок 2. Схема человеческого глаза.Обратите внимание на сетчатку, обозначенную здесь: это расположение колбочек и стержней в глазу. [Изображение: Холли Фишер, https://goo.gl/ozuG0Q, CC BY 3.0, https://goo.gl/TSIsIq]

Специализированные клетки преобразуют свет в сетчатке глаза или преобразуют его в электрические сигналы. называется фоторецепторами. Сетчатка содержит два основных типа фоторецепторов: палочки и колбочки. Жезлы в первую очередь отвечают за нашу способность видеть в условиях тусклого света, например, ночью. С другой стороны, колбочки дают нам возможность видеть цвета и мелкие детали при ярком свете.Палочки и колбочки различаются по своему распределению по сетчатке, при этом наибольшая концентрация колбочек находится в ямке (центральной области фокуса), а палочки доминируют на периферии (см. Рисунок 2). Разница в распределении может объяснить, почему при взгляде прямо на тусклую звезду в небе кажется, что она исчезает; не хватает стержней для обработки тусклого света!

Затем электрический сигнал проходит через слой клеток сетчатки и в конечном итоге проходит по зрительному нерву.Пройдя через таламус, этот сигнал попадает в первичную зрительную кору, где информация об ориентации и движении света начинает собираться вместе (Hubel & Wiesel, 1962). Затем информация отправляется в различные области коры головного мозга для более сложной обработки. Некоторые из этих областей коры довольно специализированы, например, для обработки лиц (веретенообразная область лица) и частей тела (экстрастриатная область тела). Повреждение этих областей коры головного мозга может потенциально привести к определенному виду агнозии, в результате чего человек теряет способность воспринимать визуальные стимулы.Прекрасный пример этого проиллюстрирован в трудах известного невролога доктора Оливера Сакса; он испытал прозопагнозию , неспособность узнавать лица. Эти специализированные области для визуального распознавания составляют вентральный путь (также называемый путем «что»). Другие области, участвующие в обработке местоположения и движения, составляют дорсальный путь (также называемый путем «где»). Вместе эти пути обрабатывают большой объем информации о зрительных стимулах (Goodale & Milner, 1992).Явления, которые мы часто называем оптическими иллюзиями, предоставляют ложную информацию этим «высшим» областям обработки изображений (см. Дополнительные ресурсы для веб-сайтов, содержащих удивительные оптические иллюзии).

Адаптация к темноте и свету

Люди обладают способностью адаптироваться к изменениям условий освещения. Как упоминалось ранее, стержни в первую очередь участвуют в нашей способности видеть при тусклом свете. Это фоторецепторы, которые позволяют нам видеть в темной комнате. Вы могли заметить, что для включения этой способности ночного видения требуется около 10 минут, и этот процесс называется адаптацией к темноте.Это связано с тем, что наши удилища обесцвечиваются при нормальном освещении и требуют времени на восстановление. Мы испытываем противоположный эффект, когда выходим из темного кинотеатра и выходим на полуденное солнце. Во время световой адаптации большое количество палочек и колбочек обесцвечивается сразу, в результате чего мы ослепляем на несколько секунд. Адаптация к свету происходит почти мгновенно по сравнению с адаптацией к темноте. Интересно, что некоторые люди думают, что пираты носили повязку на одном глазу, чтобы он адаптировался к темноте, а другой — к свету.Если вы хотите включить свет, не теряя при этом ночного видения, не беспокойтесь о повязке на глаза, просто используйте красный свет; эта длина волны не отбеливает ваши стержни.

Цветное зрение

Рис. 3. Смотрите пятнадцать секунд в центр канадского флага. Затем переведите взгляд на белую стену или чистый лист бумаги. Вы должны увидеть «остаточное изображение» в другой цветовой гамме.

Наши колбочки позволяют нам видеть детали в нормальных условиях освещения, а также цвета. У нас есть колбочки, которые реагируют преимущественно, а не исключительно, на красный, зеленый и синий (Светичин, 1955).Эта трехцветная теория не нова; он восходит к началу 19 века (Young, 1802; Von Helmholtz, 1867). Эта теория, однако, не объясняет странный эффект, который возникает, когда мы смотрим на белую стену после того, как мы смотрели на картинку в течение примерно 30 секунд. Попробуйте это: смотрите на изображение флага на Рисунке 3 в течение 30 секунд, а затем сразу же смотрите на лист белой бумаги или стену. Согласно трехцветной теории цветного зрения, вы должны видеть белый цвет, когда делаете это. Это то, что вы испытали? Как видите, теория трехцветности не объясняет остаточное изображение , свидетелем которого вы только что стали.Вот где приходит на помощь теория процесса оппонента (Hering, 1920). Эта теория утверждает, что наши колбочки отправляют информацию ганглиозным клеткам сетчатки , которые реагируют на пар цветов (красный-зеленый, сине-желтый, черный-белый). Эти специализированные клетки берут информацию из колбочек и вычисляют разницу между двумя цветами — процесс, который объясняет, почему мы не можем видеть красновато-зеленый или голубовато-желтый, а также почему мы видим остаточные изображения. Дефицит цветового зрения может быть результатом проблем с колбочками или ганглиозными клетками сетчатки, участвующими в цветовом зрении.

Некоторые из самых известных знаменитостей и самых богатых людей в мире — музыканты. Наше поклонение музыкантам может показаться глупым, если учесть, что все, что они делают, — это вибрирует воздух определенным образом, создавая звуковые волны, физический стимул для прослушивания.

Люди способны получить большой объем информации об основных качествах звуковых волн. Амплитуда (или интенсивность) звуковой волны кодирует громкость стимула; звуковые волны с более высокой амплитудой приводят к более громким звукам.Шаг стимула кодируется на частоте звуковой волны; более высокочастотные звуки более высоки. Мы также можем оценить качество звука, или тембров , по сложности звуковой волны. Это позволяет нам различать яркие и глухие звуки, а также естественные и синтезированные инструменты (Välimäki & Takala, 1996).

Рисунок 4. Схема человеческого уха. Обратите внимание на обозначенную здесь улитку: это расположение слуховых волосковых клеток, которые тонотопически организованы.

Чтобы мы могли ощущать звуковые волны из окружающей среды, они должны достигать нашего внутреннего уха. К счастью для нас, мы разработали инструменты, которые позволяют направлять и усиливать эти волны во время этого путешествия. Первоначально звуковые волны направляются через ушную раковину (внешняя часть уха, которую вы действительно можете видеть) в слуховой проход (отверстие, в которое вы вставляете ватные палочки, несмотря на то, что коробка не рекомендует этого). Во время своего путешествия звуковые волны в конечном итоге достигают тонкой растянутой мембраны, называемой барабанной перепонкой (барабанной перепонкой), которая вибрирует против трех самых маленьких костей тела — молоточка (молотка), наковальни (наковальни) и стремени (стремени). — в совокупности называемые косточками.И барабанная перепонка, и косточки усиливают звуковые волны, прежде чем они попадут в заполненную жидкостью улитку, костную структуру, похожую на раковину улитки, содержащую слуховые волосковые клетки, расположенные на базилярной мембране (см. Рисунок 4) в соответствии с частотой, на которую они реагируют ( называется тонотопической организацией). В зависимости от возраста люди обычно могут улавливать звуки от 20 Гц до 20 кГц. Именно внутри улитки звуковые волны преобразуются в электрическое сообщение.

Поскольку у нас есть уши с каждой стороны головы, мы способны довольно хорошо локализовать звук в трехмерном пространстве (точно так же, как наличие двух глаз дает трехмерное зрение).Вы когда-нибудь роняли что-то на пол, не видя, куда это делось? Вы заметили, что в какой-то мере способны определить местонахождение этого объекта по звуку, который он издал, когда он упал на землю? Мы можем надежно определить местонахождение чего-либо, основываясь на том, какое ухо воспринимает звук первым. А как насчет высоты звука? Если оба уха принимают звук одновременно, как мы можем локализовать звук по вертикали? Исследования на кошках (Populin & Yin, 1998) и людях (Middlebrooks & Green, 1991) указали на различия в качестве звуковых волн в зависимости от вертикального положения.

После обработки слуховыми волосковыми клетками электрические сигналы передаются через кохлеарный нерв (отдел вестибулокохлеарного нерва) в таламус, а затем в первичную слуховую кору височной доли. Интересно, что тонотопическая организация улитки поддерживается в этой области коры (Merzenich, Knight, & Roth, 1975; Romani, Williamson, & Kaufman, 1982). Однако роль первичной слуховой коры в обработке широкого спектра характеристик звука все еще исследуется (Walker, Bizley, & Schnupp, 2011).

Равновесие и вестибулярная система

Внутреннее ухо участвует не только в слухе; это также связано с нашей способностью балансировать и определять, где мы находимся в космосе. Вестибулярная система состоит из трех полукружных каналов — заполненных жидкостью костных структур, содержащих клетки, которые реагируют на изменение ориентации головы в пространстве. Информация от вестибулярной системы передается через вестибулярный нерв (другой отдел вестибулокохлеарного нерва) к мышцам, участвующим в движении наших глаз, шеи и других частей нашего тела.Эта информация позволяет нам удерживать взгляд на объекте во время движения. Нарушения вестибулярной системы могут привести к нарушению равновесия, включая головокружение.

Кому не нравится мягкость старой футболки или гладкость чистого бритья? Кому на самом деле нравится песок в купальнике? Наша кожа, самый большой орган тела, предоставляет нам всевозможную информацию, например, является ли что-то гладким или неровным, горячим или холодным или даже болезненным. Соматоощущение, которое включает в себя нашу способность ощущать прикосновение, температуру и боль, преобразует физические стимулы, такие как пушистый бархат или кипящая вода, в электрические потенциалы, которые могут обрабатываться мозгом.

Тактильные ощущения

Тактильные стимулы — те, которые связаны с текстурой — передаются специальными рецепторами в коже, называемыми механорецепторами. Так же, как фоторецепторы в глазу и слуховые волосковые клетки в ухе, они позволяют преобразовывать один вид энергии в форму, которую мозг может понять.

Рис. 5. Рисунок соматосенсорной коры головного мозга и соответствующих ей областей человеческого тела — они нарисованы пропорционально наиболее чувствительным или наиболее иннервируемым частям тела.

После того, как тактильные стимулы преобразуются механорецепторами, информация отправляется через таламус в первичную соматосенсорную кору для дальнейшей обработки. Эта область коры головного мозга организована в виде соматотопической карты, на которой размеры различных областей определяются в зависимости от чувствительности определенных частей на противоположной стороне тела (Penfield & Rasmussen, 1950). Проще говоря, различные участки кожи, такие как губы и кончики пальцев, более чувствительны, чем другие, например, плечи или лодыжки. Эта чувствительность может быть представлена ​​искаженными пропорциями человеческого тела, показанными на рисунке 5.

Боль

Большинство людей, если бы их спросили, хотели бы избавиться от боли (ноцицепции), потому что это ощущение очень неприятно и не имеет очевидной ценности. Но восприятие боли — это способ нашего тела послать нам сигнал о том, что что-то не так и требует нашего внимания. Без боли, как мы узнаем, когда мы случайно касаемся горячей плиты или что нам следует дать отдых напряженной руке после тяжелой тренировки?

Призрачные конечности

Записи о людях, испытывающих фантомные конечности после ампутации, хранятся веками (Mitchell, 1871).Как следует из названия, люди с фантомной конечностью испытывают такие ощущения, как зуд, которые, по-видимому, исходят от отсутствующей конечности. Фантомная конечность также может включать фантомную боль в конечности, иногда описываемую как дискомфортное сжимание мышц отсутствующей конечности. Хотя механизмы, лежащие в основе этих явлений, до конца не изучены, есть доказательства, подтверждающие, что поврежденные нервы от места ампутации все еще отправляют информацию в мозг (Weinstein, 1998) и что мозг реагирует на эту информацию (Ramachandran & Rogers- Рамачандран, 2000).Существует интересное лечение для облегчения фантомной боли в конечностях, которое работает, обманывая мозг, с использованием специального зеркального бокса для визуального представления отсутствующей конечности. Техника позволяет пациенту манипулировать этим представлением в более удобное положение (Ramachandran & Rogers-Ramachandran, 1996).

Два самых недооцененных чувства можно отнести к широкой категории химических чувств. И обоняние (запах), и вкус (вкус) требуют преобразования химических стимулов в электрические потенциалы.Я говорю, что эти чувства недооцениваются, потому что большинство людей отказались бы от любого из них, если бы им пришлось отказаться от чувства. Хотя это не может шокировать многих читателей, примите во внимание, сколько денег люди тратят на парфюмерную промышленность ежегодно (29 миллиардов долларов США). Многие из нас платят намного больше за любимую еду, потому что предпочитают вкус. Ясно, что мы, люди, заботимся о своих химических чувствах.

Обоняние (запах)

В отличие от всех других органов чувств, о которых говорилось до сих пор, рецепторы, участвующие в нашем восприятии запаха и вкуса, напрямую связываются со стимулами, которые они передают.В нашей окружающей среде одоранты, очень часто их смеси, связываются с обонятельными рецепторами, обнаруженными в обонятельном эпителии. Считается, что связывание одорантов с рецепторами похоже на то, как работают замок и ключ, при этом разные одоранты связываются с разными специализированными рецепторами в зависимости от их формы. Однако теория формы обоняния не является общепринятой, и существуют альтернативные теории, в том числе теория, утверждающая, что колебания молекул одоранта соответствуют их субъективным запахам (Турин, 1996).Независимо от того, как пахучие вещества связываются с рецепторами, результатом является паттерн нейронной активности. Считается, что наши воспоминания об этих образцах деятельности лежат в основе нашего субъективного ощущения запаха (Shepherd, 2005). Интересно, что поскольку обонятельные рецепторы посылают проекции в мозг через решетчатую пластину черепа , травма головы может вызвать аносмию из-за разрыва этих связей. Если вы находитесь на работе, где постоянно испытываете травму головы (например,г. профессиональный боксер), и у вас разовьется аносмия, не волнуйтесь — ваше обоняние, вероятно, вернется (Sumner, 1964).

Gustation (вкус)

Ghost Pepper, также известный как Bhut Jolokia, — один из самых острых перцев в мире, он в 10 раз острее хабанеро и в 400 раз острее соуса табаско. Как вы думаете, что произойдет с вашими вкусовыми рецепторными клетками, если вы откусите от этого маленького парня? [Изображение: Ричард Эльзи, https://goo.gl/suJHNg, CC BY 2.0, https://goo.gl/9uSnqN]

Вкус действует аналогично запаху, только с рецепторами, обнаруженными во вкусовых сосочках язык, называемый клетками вкусовых рецепторов.Чтобы прояснить распространенное заблуждение, вкусовые рецепторы — это не бугорки на языке (сосочки), а расположены в небольших углублениях вокруг этих бугорков. Эти рецепторы также реагируют на химические вещества из внешней среды, за исключением того, что эти химические вещества, называемые вкусовыми веществами, содержатся в продуктах, которые мы едим. Связывание этих химических веществ с клетками вкусовых рецепторов приводит к нашему восприятию пяти основных вкусов: сладкого, кислого, горького, соленого и умами (острого) — хотя некоторые ученые утверждают, что их больше (Stewart et al., 2010). Исследователи думали, что эти вкусы легли в основу картографической организации языка; было даже разумное обоснование концепции о том, как задняя часть языка ощущала горечь, чтобы мы могли выплевывать яды, а передняя часть языка ощущала сладость, чтобы мы могли идентифицировать высокоэнергетические продукты. Однако теперь мы знаем, что все области языка со вкусовыми рецепторными клетками способны реагировать на любой вкус (Chandrashekar, Hoon, Ryba, & Zuker, 2006).

В процессе еды мы не ограничены только своим вкусовым ощущением.Пока мы жуем, пищевые запахи возвращаются в области, содержащие обонятельные рецепторы. Такое сочетание вкуса и запаха дает нам ощущение аромата. Если у вас есть сомнения относительно взаимодействия между этими двумя чувствами, я рекомендую вам подумать и подумать, как влияет на вкус ваших любимых блюд, когда вы простужены; все довольно пресное и скучное, правда?

Хотя большую часть этого модуля мы посвятили рассмотрению чувств индивидуально, наш реальный опыт чаще всего является мультимодальным, включающим комбинации наших чувств в одно восприятие.Это должно быть ясно после прочтения описания прогулки по лесу в начале модуля; это была комбинация чувств, которая позволила это переживание. Вас не должно шокировать, когда вы узнаете, что в какой-то момент информация, поступающая от каждого из наших органов чувств, становится интегрированной. Информация из одного чувства может повлиять на то, как мы воспринимаем информацию из другого, этот процесс называется мультимодальным восприятием.

Интересно, что на самом деле мы более сильно реагируем на мультимодальные стимулы по сравнению с суммой каждой отдельной модальности вместе, эффект, называемый супераддитивным эффектом мультисенсорной интеграции.Это может объяснить, как вы все еще можете понимать, что друзья говорят вам на громком концерте, если вы можете получать визуальные подсказки, наблюдая за их выступлениями. Если бы вы вели тихую беседу в кафе, вам, скорее всего, не понадобились бы эти дополнительные сигналы. Фактически, принцип обратной эффективности гласит, что вы на меньше , вероятно, выиграете от дополнительных сигналов от других модальностей, если начальный одномодальный стимул достаточно силен (Stein & Meredith, 1993).

Поскольку мы способны обрабатывать мультимодальные сенсорные стимулы, а результаты этих процессов качественно отличаются от результатов унимодальных стимулов, справедливо предположение, что мозг делает что-то качественно иное, когда они обрабатываются.С середины 90-х годов появляется все больше доказательств нейронных коррелятов мультимодального восприятия. Например, нейроны, которые реагируют как на зрительные, так и на слуховые стимулы, были идентифицированы в верхней височной борозде (Calvert, Hansen, Iversen, & Brammer, 2001). Кроме того, для слуховых и тактильных стимулов были предложены мультимодальные пути «что» и «где» (Renier et al., 2009). Мы не ограничиваемся чтением об этих областях мозга и о том, что они делают; мы можем испытать их на нескольких интересных примерах (см. Дополнительные ресурсы по «Эффекту Мак-Гурка», «Иллюзия двойной вспышки» и «Иллюзия резиновой руки»).

Наши впечатляющие сенсорные способности позволяют нам испытать самые приятные и самые несчастные переживания, а также все, что между ними. Наши глаза, уши, нос, язык и кожа предоставляют мозгу интерфейс для взаимодействия с окружающим миром. Несмотря на простоту независимого описания каждой сенсорной модальности, мы — организмы, развившие способность обрабатывать несколько модальностей как единый опыт.

Визуальное восприятие — обзор

Роль сенсорной коры и коры памяти в мыслях

Когда мы вспоминаем что-то или кого-то, e.г., лицо любимого человека, возникает субъективное впечатление «видения мысленным взором». Феноменологическое сходство между визуальными образами и визуальным восприятием было замечено давно и предполагает, что по крайней мере некоторые из одинаковых нейронных баз лежат в основе обоих процессов.

Исследования ментальных образов показали, что визуальные образы и визуальное восприятие имеют общие специализированные области мозга (Kosslyn et al., 2001). Результаты даже показали, что визуальные образы активируют большинство тех же областей, что и визуальное восприятие, хотя некоторые сенсорные процессы могут быть задействованы по-разному (Ganis, Thompson, & Kosslyn, 2004).Даже когда контент специфичен, как в случае лица по сравнению с объектом, связанная с контентом активация в вентральной экстрастриарной зрительной коре следует тем же паттернам, когда люди представляют лица или объекты по сравнению с тем, когда они воспринимаются (Ishai , Ungerleider, & Haxby, 2000).

В случае слуховых образов, нейровизуализационные исследования показали, что во время внутренней речи и слуховых образов активируются те же области мозга, которые связаны со слуховым восприятием, но зрительные области не активируются (McGuire et al., 1996; Шергилл и др., 2001).

Вышеупомянутые данные показывают, что мысли используют различные ресурсы обработки коры головного мозга в зависимости от их модальности. Следовательно, сенсорная кора активно участвует в мыслях, но вопрос о том, как они интегрированы, чтобы дать начало тому, что мы переживаем как связное ментальное представление в форме образов или блуждания разума, — это то, что только недавно начинает проясняться.

Точно так же, как сенсорная кора участвует в самогенерируемой деятельности, системы памяти также играют важную роль в генерации, поддержании и манипулировании ментальными представлениями во время ментальных образов и блужданий разума.

В случае ментальных образов важный вывод показал, что воображение событий в будущем разделяет нейронные субстраты с воспоминаниями о прошлых событиях (Addis et al., 2007). Этот вывод о том, что общая сеть мозга лежит в основе как памяти, так и воображения, вполне может зависеть от временной ориентации или других вневременных факторов, таких как подпроцессы построения сцены, принятие точки зрения другого человека или пространственная навигация (Schacter et al., 2012). В любом случае интеграция памяти является ключевой в высокоинтегрированных состояниях, таких как ментальные образы (Schlichting & Preston, 2015).Точно так же генерация ментальных репрезентаций во время самогенерируемых мыслей опирается как на эпизодические, так и на семантические воспоминания (Wang, Yue, & Huang, 2016), тогда как рабочая память важна для поддержания этих процессов (Levinson, Smallwood & Davidson, 2012). ).

Следовательно, помимо мышления о будущем, гиппокамп играет важную роль в построении сцены, которая в целом является опорой ментальных образов (Palombo, Hayes, Peterson, Keane, & Verfaellie, 2018). Кроме того, трансформация памяти также важна, и исследования показали, что этот процесс затрагивает задний гиппокамп (связанный с системами восприятия и пространственного представления в задней неокортексе) и передний гиппокамп (связанный с концептуальными системами, такими как медиальная префронтальная кора) (Sekeres, Winocur, & Moscovitch, 2018).

В случае спонтанного блуждания разума гиппокамп оказался ключевой структурой в нейронной архитектуре блуждающего разума, формирующей феноменологию самогенерируемых мыслей. В исследовании изучалась частота и феноменология блуждания разума у ​​пациентов с избирательным двусторонним поражением гиппокампа. Они обнаружили, что повреждение гиппокампа изменило форму и содержание блуждания разума от гибкого, эпизодического и сценарного до абстрактного, не связанного со сценой и вербального (McCormick, Rosenthal, Miller, & Maguire, 2018).

Далее мы обсудим роль DMN в интеграции сенсорной информации, семантической и эпизодической памяти, а также в процессах построения сцены для генерации самогенерируемых мыслей.

Ощущение против восприятия — Психология

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Различие между ощущениями и восприятием
  • Опишите понятия абсолютного порога и порога разности
  • Обсудите роли внимания, мотивации и сенсорной адаптации в восприятии

Что значит «что-то ощутить»? Сенсорные рецепторы — это специализированные нейроны, которые реагируют на определенные типы стимулов.Когда сенсорная информация обнаруживается сенсорным рецептором, возникает ощущение. Например, свет, попадающий в глаз, вызывает химические изменения в клетках, выстилающих заднюю часть глаза. Эти клетки передают сообщения в форме потенциалов действия (как вы узнали при изучении биопсихологии) в центральную нервную систему. Преобразование энергии сенсорного стимула в потенциал действия известно как трансдукция.

Вы, вероятно, знали с начальной школы, что у нас есть пять чувств: зрение, слух (слух), обоняние (обоняние), вкус (вкусовые ощущения) и осязание (соматосенсорное восприятие).Оказывается, понятие пяти чувств слишком упрощено. У нас также есть сенсорные системы, которые предоставляют информацию о балансе (вестибулярное чувство), положении тела и движениях (проприоцепция и кинестезия), боли (ноцицепция) и температуре (термоцепция).

Чувствительность данной сенсорной системы к соответствующим стимулам может быть выражена как абсолютный порог. Абсолютный порог относится к минимальному количеству энергии стимула, которое должно присутствовать для того, чтобы стимул обнаруживался в 50% случаев.Еще один способ подумать об этом — спросить, насколько тусклым может быть свет или насколько мягким может быть звук, который все равно будет обнаружен в половине случаев. Чувствительность наших сенсорных рецепторов может быть поразительной. Было подсчитано, что в ясную ночь наиболее чувствительные сенсорные клетки в задней части глаза могут обнаружить пламя свечи на расстоянии 30 миль (Okawa & Sampath, 2007). В спокойных условиях волосковые клетки (рецепторные клетки внутреннего уха) могут улавливать тиканье часов на расстоянии 20 футов (Galanter, 1962).

Мы также можем получать сообщения, которые представлены ниже порога сознательного осознания — это называется подсознательными сообщениями. Стимул достигает физиологического порога, когда он достаточно силен, чтобы возбуждать сенсорные рецепторы и посылать нервные импульсы в мозг: это абсолютный порог. Сообщение ниже этого порога считается подсознательным: мы его получаем, но не осознаем этого. На протяжении многих лет было много предположений об использовании подсознательных сообщений в рекламе, рок-музыке и аудиопрограммах самопомощи.Данные исследований показывают, что в лабораторных условиях люди могут обрабатывать информацию и реагировать на нее, не осознавая. Но это не значит, что мы подчиняемся этим сообщениям как зомби; на самом деле скрытые сообщения мало влияют на поведение за пределами лаборатории (Kunst-Wilson & Zajonc, 1980; Rensink, 2004; Nelson, 2008; Radel, Sarrazin, Legrain, & Gobancé, 2009; Loersch, Durso, & Petty, 2013) .

Абсолютные пороги обычно измеряются в невероятно контролируемых условиях в ситуациях, оптимальных для чувствительности.Иногда нас больше интересует, какая разница в стимулах требуется, чтобы обнаружить разницу между ними. Это называется просто заметной разницей (jnd) или порогом разницы. В отличие от абсолютного порога, разностный порог меняется в зависимости от интенсивности стимула. В качестве примера представьте себя в очень темном кинотеатре. Если бы член аудитории получил текстовое сообщение на свой мобильный телефон, из-за которого загорелся ее экран, велика вероятность, что многие люди заметят изменение освещения в театре.Однако, если бы то же самое произошло на ярко освещенной арене во время баскетбольного матча, мало кто заметил бы. Яркость сотового телефона не меняется, но его способность обнаруживать изменение освещенности сильно различается между двумя контекстами. Эрнст Вебер предложил эту теорию изменения порога различия в 1830-х годах, и она стала известна как закон Вебера: порог различия — это постоянная часть исходного стимула, как показывает пример.

Хотя наши сенсорные рецепторы постоянно собирают информацию из окружающей среды, именно то, как мы интерпретируем эту информацию, влияет на то, как мы взаимодействуем с миром.Восприятие относится к способу организации, интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации. Восприятие включает в себя обработку как снизу вверх, так и сверху вниз. Обработка снизу вверх относится к тому факту, что восприятие строится на основе сенсорной информации. С другой стороны, то, как мы интерпретируем эти ощущения, зависит от наших доступных знаний, нашего опыта и наших мыслей. Это называется нисходящей обработкой.

Один из способов подумать об этом понятии состоит в том, что ощущение — это физический процесс, а восприятие — психологический.Например, если вы войдете на кухню и почувствуете запах печеных булочек с корицей, ощущение — это рецепторы запаха, улавливающие запах корицы, но восприятие может быть таким: «Ммм, это пахнет хлебом, который пекла бабушка. когда семья собралась на каникулы ».

Хотя наше восприятие строится на ощущениях, не все ощущения приводят к восприятию. Фактически, мы часто не воспринимаем стимулы, которые остаются относительно постоянными в течение продолжительных периодов времени.Это называется сенсорной адаптацией. Представьте, что вы входите в класс со старыми аналоговыми часами. При первом входе в комнату вы можете услышать тиканье часов; когда вы начинаете разговаривать с одноклассниками или слушаете, как ваш профессор приветствует класс, вы больше не замечаете тиканья. Часы все еще идут, и эта информация все еще влияет на сенсорные рецепторы слуховой системы. Тот факт, что вы больше не воспринимаете звук, демонстрирует сенсорную адаптацию и показывает, что, хотя ощущения и восприятие тесно связаны, они разные.

Есть еще один фактор, влияющий на ощущения и восприятие: внимание. Внимание играет важную роль в определении того, что ощущается, а не то, что воспринимается. Представьте, что вы на вечеринке, полной музыки, болтовни и смеха. Вы участвуете в интересном разговоре с другом и отключаете весь фоновый шум. Если кто-то прервет вас, чтобы спросить, какая песня только что закончилась, вы, вероятно, не сможете ответить на этот вопрос.


Убедитесь сами, как работает слепота невнимания, проверив этот тест на выборочное внимание от Simons and Chabris (1999).

Одна из самых интересных демонстраций того, насколько важно внимание при определении нашего восприятия окружающей среды, произошла в известном исследовании, проведенном Дэниелом Саймонсом и Кристофером Шабри (1999). В этом исследовании участники смотрели видео, на котором люди в черно-белых одеждах передают баскетбольные мячи. Участников попросили подсчитать, сколько раз команда в белом передавала мяч. Во время видео между двумя командами ходит человек в костюме черной гориллы.Можно подумать, что гориллу кто-то заметит, верно? Почти половина людей, которые смотрели видео, вообще не заметили гориллу, несмотря на то, что он был хорошо виден в течение девяти секунд. Поскольку участники были настолько сосредоточены на том, сколько раз белая команда передавала мяч, они полностью отключили другую визуальную информацию. Неспособность заметить что-то полностью видимое из-за недостатка внимания называется слепотой по невнимательности.

В аналогичном эксперименте исследователи проверили слепоту невнимания, попросив участников наблюдать за изображениями, движущимися по экрану компьютера.Им было приказано сосредоточиться либо на белых, либо на черных объектах, не обращая внимания на другой цвет. Когда красный крест проходил по экрану, около трети испытуемых не замечали его (Most, Simons, Scholl, & Chabris, 2000).

Почти треть участников исследования не заметили, что на экране появился красный крест, потому что их внимание было сосредоточено на черных или белых фигурах. (кредит: Кори Занкер)

Мотивация также может влиять на восприятие. Вы когда-нибудь ожидали действительно важного телефонного звонка и, принимая душ, думаете, что слышите телефонный звонок, но обнаруживаете, что это не так? Если да, то вы узнали, как мотивация обнаружить значимый стимул может изменить нашу способность различать истинный сенсорный стимул и фоновый шум.Способность идентифицировать стимул, когда он встроен в отвлекающий фон, называется теорией обнаружения сигнала. Это также может объяснить, почему мать просыпается от тихого шепота ребенка, а не от других звуков, которые слышны во время сна. Теория обнаружения сигналов имеет практическое применение, например, для повышения точности авиадиспетчеров. Контроллеры должны иметь возможность обнаруживать самолеты среди множества сигналов (меток), которые появляются на экране радара, и следовать за этими самолетами, когда они движутся по небу.Фактически, первоначальная работа исследователя, разработавшего теорию обнаружения сигналов, была сосредоточена на повышении чувствительности авиадиспетчеров к сигналам самолета (Swets, 1964).

На наше восприятие также могут влиять наши убеждения, ценности, предрассудки, ожидания и жизненный опыт. Как вы увидите далее в этой главе, люди, лишенные бинокулярного зрения в критические периоды развития, имеют проблемы с восприятием глубины (Fawcett, Wang, & Birch, 2005).Общий опыт людей в рамках данного культурного контекста может оказывать сильное влияние на восприятие. Например, Маршалл Сегалл, Дональд Кэмпбелл и Мелвилл Херсковиц (1963) опубликовали результаты многонационального исследования, в котором они продемонстрировали, что люди из западных культур были более склонны испытывать определенные типы визуальных иллюзий, чем люди из незападных культур, и наоборот. Одной из таких иллюзий, которые с большей вероятностью испытали жители Запада, была иллюзия Мюллера-Лайера: линии кажутся разной длины, но на самом деле они одинаковой длины.

В иллюзии Мюллера-Лайера линии кажутся разной длины, хотя и идентичны. (a) Стрелки на концах линий могут сделать линию справа длиннее, хотя линии имеют одинаковую длину. (b) При применении к трехмерному изображению линия справа снова может казаться длиннее, хотя обе черные линии имеют одинаковую длину.

Эти различия в восприятии согласовывались с различиями в типах экологических особенностей, которые регулярно испытывают люди в данном культурном контексте.У людей в западных культурах, например, есть контекст восприятия зданий с прямыми линиями, которые в исследовании Сегалла называли миром плотников (Segall et al., 1966). Напротив, люди из некоторых незападных культур с непредсказуемым взглядом, такие как зулусы в Южной Африке, чьи деревни состоят из круглых хижин, расположенных по кругу, менее подвержены этой иллюзии (Segall et al., 1999). Культурные факторы влияют не только на видение. Действительно, исследования показали, что способность распознавать запах и оценивать его приятность и интенсивность варьируется в зависимости от культуры (Ayabe-Kanamura, Saito, Distel, Martínez-Gómez, & Hudson, 1998).

Дети, охарактеризованные как искатели острых ощущений, чаще демонстрируют вкусовые предпочтения в отношении интенсивных кислых вкусов (Liem, Westerbeek, Wolterink, Kok, & de Graaf, 2004), что предполагает, что основные аспекты личности могут влиять на восприятие. Кроме того, люди, которые придерживаются положительного отношения к пище с пониженным содержанием жира, с большей вероятностью оценит продукты, помеченные как продукты с пониженным содержанием жира, как более вкусные, чем люди, которые менее позитивно относятся к этим продуктам (Aaron, Mela, & Evans, 1994).

Что такое восприятие в психологии? — Определение и теория — Видео и стенограмма урока

Определение восприятия

Восприятие можно определить как наше распознавание и интерпретацию сенсорной информации.Восприятие также включает в себя то, как мы реагируем на информацию. Мы можем думать о восприятии как о процессе, при котором мы получаем сенсорную информацию из нашей окружающей среды и используем эту информацию для взаимодействия с окружающей средой. Восприятие позволяет нам воспринимать сенсорную информацию и превращать ее во что-то значимое.

Например, давайте посмотрим на наше восприятие слов. Каждая буква алфавита сама по себе является отдельной буквой. Когда мы воспринимаем слова, мы думаем о них как о единственной единице, состоящей из более мелких частей, называемых буквами.Именно благодаря этой организации букв в слова мы можем придать смысл. То есть мы воспринимаем слово целиком, и это слово имеет определенное значение, которое можно найти в словаре.

Восприятие также необходимо нам для выживания в окружающей среде. Например, прежде чем кормить малышей едой, приготовленной в микроволновой печи, они пробуют ее на вкус, чтобы убедиться, что температура не слишком высокая. Это включает использование сенсорной информации (прикосновение и вкус), чтобы убедиться, что еда не опасна для младенца.Прежде чем перейти оживленную улицу, мы полагаемся на свой слух и зрение, чтобы убедиться, что машина не приближается. Без сенсорной информации мы не смогли бы определить, какая еда была слишком горячей и когда было подходящее время для перехода через улицу, что могло бы подвергнуть нас и наших детей опасности.

Разница между восприятием и реальностью

Предположим, что вы и ваш друг посещаете дом с привидениями и идете по темной комнате. Включается свет, и вы оба замечаете, что комната движется по кругу.Вы говорите своему другу, что им, должно быть, пришлось немало потрудиться, чтобы заставить стены комнаты вращаться. Ваш друг смотрит на вас и говорит, что крутится не комната, а пол. Кто из вас прав?

Хотя вы оба понимаете, что это оптическая иллюзия, каждый из вас придумал разные истины относительно того, что на самом деле вращается. Поскольку ваше восприятие различается, у каждого из вас есть своя версия истинной ситуации. И эта правда может отличаться, а может и не отличаться от того, что происходит на самом деле.

Поскольку наше восприятие основано на нашей индивидуальной сенсорной информации, всегда существует некоторый уровень субъективности, когда дело касается восприятия. Мы можем думать о восприятии как о фильтре, через который мы переживаем реальность. Реальность может заключаться в том, что ни пол, ни стены не двигаются, но какой-то другой механизм заставляет вас чувствовать, что они движутся. Ваше восприятие происходящего будет отличаться от реальности ситуации. Восприятие субъективно и зависит от человека.Реальность — это объективная правда.

Краткое содержание урока

Восприятие включает использование сенсорной информации для безопасного и эффективного взаимодействия с окружающей средой. Мы полагаемся на свои чувства, чтобы обезопасить себя и помочь нам взаимодействовать с людьми и вещами вокруг нас. Наши представления — это субъективные истины. Мы можем думать о восприятии как о фильтре, через который мы переживаем реальность.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *