Содержание

треугольник Карпмана — Личный опыт на vc.ru

Среди принятых в психологии классификаций профессий существует кластер под названием «человек-человек». Он включает в себя набор профессиональных занятий, которые основаны на:

{«id»:153123,»url»:»https:\/\/vc.ru\/life\/153123-kak-predupredit-emocionalnoe-vygoranie-v-rabote-treugolnik-karpmana»,»title»:»\u041a\u0430\u043a \u043f\u0440\u0435\u0434\u0443\u043f\u0440\u0435\u0434\u0438\u0442\u044c \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0435 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0440\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0432 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435: \u0442\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430″,»services»:{«facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/vc.ru\/life\/153123-kak-predupredit-emocionalnoe-vygoranie-v-rabote-treugolnik-karpmana»,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/vc.ru\/life\/153123-kak-predupredit-emocionalnoe-vygoranie-v-rabote-treugolnik-karpmana&title=\u041a\u0430\u043a \u043f\u0440\u0435\u0434\u0443\u043f\u0440\u0435\u0434\u0438\u0442\u044c \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0435 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0440\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0432 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435: \u0442\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/vc.ru\/life\/153123-kak-predupredit-emocionalnoe-vygoranie-v-rabote-treugolnik-karpmana&text=\u041a\u0430\u043a \u043f\u0440\u0435\u0434\u0443\u043f\u0440\u0435\u0434\u0438\u0442\u044c \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0435 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0440\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0432 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435: \u0442\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/vc.ru\/life\/153123-kak-predupredit-emocionalnoe-vygoranie-v-rabote-treugolnik-karpmana&text=\u041a\u0430\u043a \u043f\u0440\u0435\u0434\u0443\u043f\u0440\u0435\u0434\u0438\u0442\u044c \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0435 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0440\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0432 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435: \u0442\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/vc.ru\/life\/153123-kak-predupredit-emocionalnoe-vygoranie-v-rabote-treugolnik-karpmana»,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u041a\u0430\u043a \u043f\u0440\u0435\u0434\u0443\u043f\u0440\u0435\u0434\u0438\u0442\u044c \u044d\u043c\u043e\u0446\u0438\u043e\u043d\u0430\u043b\u044c\u043d\u043e\u0435 \u0432\u044b\u0433\u043e\u0440\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0432 \u0440\u0430\u0431\u043e\u0442\u0435: \u0442\u0440\u0435\u0443\u0433\u043e\u043b\u044c\u043d\u0438\u043a \u041a\u0430\u0440\u043f\u043c\u0430\u043d\u0430&body=https:\/\/vc.ru\/life\/153123-kak-predupredit-emocionalnoe-vygoranie-v-rabote-treugolnik-karpmana»,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

4008 просмотров

  • Общении людей между собой.
  • Оказании взаимного влияния.
  • Обмене информацией и эмоциями.

Сюда будут относиться профессии психолога, врача, педагога, продавца, а также любого руководителя. Профессия рекрутера или хедхантера тоже попадает в эту категорию, поскольку предполагает постоянное общение с большим количеством людей, причем на тему поиска и смены работы, что всегда связано со значительной эмоциональной заряженностью.

Согласно исследованиям, длительная работа, в среднем около 7 лет, в рамках одной профессии приводит к профессиональной деформации, когда у человека «замыливается глаз» и он начинает общаться с человеком через призму своей привычной профессиональной оптики.

Другими словами, врач начинает видеть перед собой пациентов с диагнозами, психолог — акцентуации характеров, педагог — учеников, которых нужно наставлять, а рекрутер — потенциальных клиентов, ищущих работу.

Начиная общаться с людьми из своей профессиональной роли, мы бессознательно накладываем на ситуацию общения серию связанных с ней ожиданий. Они могут не совпадать с ожиданиями собеседников и приводить к разочарованиям, переживаниям и даже конфликтам, а в итоге — к эмоциональному выгоранию.

Как же предупредить такую профессиональную деформацию и последующее эмоциональное выгорание?

Ответьте себе на несколько вопросов:

  • С какими ожиданиями от себя и собеседника вступаете в общение?
  • Насколько адекватны эти ожидания реальности?
  • Что стоит в них изменить?

Треугольник Карпмана

Для работы с этими ожиданиями удобно использовать «треугольник Карпмана», или «треугольник судьбы» — модель взаимодействия между людьми, впервые описанная Стивеном Карпманом в 1968 году.

Она описывает 3 следующих основных набора ожиданий, которые мы бессознательно накладываем друг на друга и которые могут погружать нас в пучину ненужных эмоций и переживаний: Жертва (victim), Преследователь (persecutor) и Спасатель (rescuer).

Жертва

«Жертву» сопровождают чувства жалости к себе, беспомощности, безысходности, страдания. С помощью этих чувств «жертва» снимает с себя ответственность за происходящее, вместо того чтобы искать выход из ситуации, принимать решение.

Характерные для этой роли фразы «у меня ничего на получается», «я неудачник», «все пропало» и т.п. И здесь очень помогает «преследователь», на него можно возложить всю ответственность за происходящее, а на «спасателя» за свое спасение.

Преследователь (Тиран)

«Преследователя» сопровождают чувства справедливости, гнева, злости. В этой роли можно снять с себя ответственность за происходящее, просто обвинив во всех своих неудачах других — «эти кандидаты никогда не знают точно, что хотят», «они ведут себя капризно и не хотят сотрудничать».

При этом «преследователь» никогда не доводит наказание до конца и для этого ему нужен «спасатель». А не доводит до конца потому, что если, например, клиент уйдет от него из-за ссоры, то ответственность за это придется взять на себя.

Спасатель

«Спасатель» вместо того чтобы помогать себе, помогает другим и тем самым снимает с себя ответственность. И опять-таки «спасатель» никогда не спасает до конца, а в этом ему помогает «преследователь».

Что в итоге?

Таким образом, получается, что всегда нужны трое — «жертва», «преследователь» и «спасатель». Они друг друга подкрепляют и вызывают. Если вы вступаете в общение в роли Спасателя, то вы автоматически будете подталкивать другого человека встать в роль Жертвы, а нечто или некто третий будет занимать роль Преследователя и так далее.

Как выйти из треугольника?

«Жертве» из этой роли можно выйти только если начать планировать и действовать. Поиск причин неудач не даст результата. Необходимо взять ответственность за свою жизнь на себя и искать пути выхода из неблагоприятных ситуаций.

«Преследователю» нужно перестать обвинять кого-то или что-то, все что происходит с ним — это результат его решений.

«Спасателю» необходимо начать решать собственные проблемы, а не искать кому помочь. На провокации «жертвы» и «преследователя» лучше всего отвечать игнорированием.

О треугольнике Карпмана стоит знать всем, кто хочет иметь счастливую семью

Треугольник Карпмана — это самая распространенная модель взаимоотношений между людьми. Впервые описал ее классик трансактного анализа Стивен Карпман в 1968 году. Люди манипулируют друг другом, зависят друг от друга и очень от этого устают. Счастья в таких отношениях крайне мало. Как и сил, чтобы изменить ситуацию. Но выход из этого есть.

AdMe.ru расскажет вам о треугольнике Карпмана. Ведь, чтобы решить проблему, необходимо для начала ее осознать.

Треугольник Карпмана

В треугольнике могут крутиться и двое, и трое, и целые группы людей. Но ролей в
нем всегда три: жертва, контролер-диктатор, спаситель. Участники треугольника
периодически меняются ролями, но все они являются манипуляторами и здорово
портят себе и близким жизнь.

Жертва

Для жертвы жизнь — это страдание. Все к ней несправедливы, она устает и не
справляется. Ей то обидно, то страшно, то стыдно. Она завидует и ревнует. Ей не хватает ни сил, ни времени, ни желания сделать что-то для улучшения своей жизни. Она инертна. Она боится жизни и ждет от нее только плохого.

Контролер-диктатор

Он тоже смотрит на жизнь как на врага и источник проблем. Он напряжен,
раздражен, зол и боится. Он не может забыть прошлые проблемы и постоянно
пророчит новые беды в будущем. Он контролирует и критикует ближних, чувствует невыносимый груз ответственности и очень от этого устает. Его энергия на нуле.

Спаситель

Он испытывает жалость к жертве и злость к контролеру. Он считает себя на
голову выше прочих и упивается осознанием своей миссии. Но на самом деле никого не спасает, потому что никто его об этом не просил. Его нужность — иллюзия, а цель его действий и советов — самоутверждение, а не реальная помощь.

Как это работает

Контролер-диктатор не дает покоя жертве, строит ее, заставляет и критикует.
Жертва старается, мучается, устает и жалуется. Спаситель утешает, советует,
подставляет уши и жилетку для слез. Участники периодически меняются ролями.

Такая мелодрама может длиться многие годы, люди могут даже не осознавать, что
прочно застряли в треугольнике. Они могут думать, что на самом деле их устраивает такое положение вещей. Контролеру есть на кого изливать свой негатив и есть кого винить в своих бедах, жертва получает сочувствие и избавляется от ответственности за свою жизнь, спаситель наслаждается ролью героя.

Все они зависят друг от друга, потому что источник своих проблем они видят в другом человеке. И бесконечно пытаются изменить человека так, чтобы он служил их целям.

Партнеры переключаются между ролями треугольника и то контролируют, то
спасают друг друга. И такие отношения точно не про любовь. Про желание
доминировать, жалость к себе, изматывающие претензии и неуслышанные
оправдания. Но не про любовь, не про поддержку, не про счастье.

Это затрагивает всех, кто рядом

Когда семья живет в треугольнике Карпмана, переключаясь между
ролями, то и появившийся ребенок неизбежно будет затянут в этот треугольник. Скорее всего, его будут ограничивать в самостоятельности, возможности выбора, принятии решения. Не специально, просто люди, живущие в треугольнике, думают, что защищают таким образом своего ребенка. Такие родители часто играют на чувстве долга, стыда, вины, жалости.

Есть ли выход из треугольника?

Необходимо осознать, что для исполнения собственных желаний человеку нужен только он сам. Нужно взять свою жизнь в свои руки и действовать без оглядки на кого-либо.

Как выйти из треугольника, если вы жертва

  1. Перестаньте жаловаться на жизнь. Совсем. Потратьте это время на поиски возможностей улучшить положение вещей, которые вас не устраивают.
  2. Запомните раз и навсегда: никто вам ничего не должен. Даже если обещали, если очень хотели, если сами предлагали. Обстоятельства постоянно меняются, как и человеческие желания. Вчера хотели вам что-то дать, сегодня уже не хотят. Перестаньте ждать спасения.
  3. Все, что вы делаете это ваш выбор и ваша ответственность. И вы вправе сделать другой выбор, если этот вас не устраивает.
  4. Не оправдывайтесь и не корите себя, если вам кажется, что вы не соответствуете чьим-то ожиданиям.

Как выйти из треугольника, если вы контролер

  1. Прекратите обвинять в своих проблемах других людей и обстоятельства.
  2. Никто не обязан соответствовать вашим представлениям о том, что правильно и неправильно. Люди разные, ситуации разные, если вам что-то не нравится, просто не имейте с этим дело.
  3. Решайте разногласия мирным путем, без злобы и агрессии.
  4. Перестаньте самоутверждаться за счет тех, кто слабее вас.

Как выйти из треугольника, если вы спаситель

  1. Если у вас не просят помощи или совета, молчите.
  2. Перестаньте думать, что вы лучше знаете, как надо жить, и что без ваших ценнейших рекомендаций мир рухнет.
  3. Не давайте необдуманных обещаний.
  4. Перестаньте ждать благодарности и похвалы. Вы же помогаете, потому что хотите помочь, а не за почести и награды, верно?
  5. Перед тем как броситься «причинять добро», спросите себя честно: так ли необходимо и эффективно ваше вмешательство?
  6. Прекратите самоутверждаться за счет тех, кто чуть более нескромен в своих жалобах на жизнь.

Во что можно превратить треугольник

Если поставить себе цель выбраться из треугольника и шаг за шагом следовать к ней, изменения не заставят себя ждать. У вас появится больше времени и сил, станет легче дышать и интереснее жить. Напряжение в отношениях, скорее всего, ослабнет.

  1. Жертва превращается в героя. Теперь вместо сетования на судьбу человек сражается с неудачами, но испытывает не изнеможение, а азарт. Решая проблемы, он не жалуется всем вокруг, а получает удовольствие от того, что в состоянии их решить.
  2. Контролер трансформируется в философа. Наблюдая со стороны за действиями героя, он больше не критикует, не волнуется о результате. Он принимает любой результат. Он знает, что все в итоге идет к лучшему.
  3. Спаситель становится мотиватором. Он провоцирует героя на подвиги, описывая блестящие перспективы. Он ищет возможности применения силы героя и подталкивает того на свершения.

И это более здоровая и счастливая модель взаимоотношений между людьми.

Идеальная модель треугольника

В этом треугольнике счастья и энергии еще больше.

  1. Герой становится победителем. Он совершает подвиги не ради похвал, а ради творческого применения энергии. Ему не нужны лавры, он наслаждается самим процессом творчества, возможностью что-то менять к лучшему в этом мире.
  2. Философ превращается в созерцателя. Он видит такие связи в мире, которые недоступны другим. Он осознает новые возможности и рождает идеи.
  3. Мотиватор трансформируется в стратега. Он точно знает, как реализовать идеи созерцателя.

Важно уметь адекватно оценить ситуацию. Видеть, когда вами пытаются манипулировать, и не скатываться в мыльную оперу изнуряющих отношений. Не играйте навязываемые вам роли, умейте встать и уйти, когда видите, что дело нечисто.

Вам знакомы сценарии треугольника Карпмана? Поделитесь с нами своим опытом.

Иллюстратор Yekaterina Ragozina специально для AdMe.ru

как перестать играть роль жертвы, агрессора или спасателя и стать психологически самодостаточным — Нож

Кто стремится причинить добро

Ранее мы писали о ловушке созависимости: американские психологи Берри и Дженей Уайнхолды считают, что в нее попадают люди, которые не до конца отделились от родительской фигуры и не могут преодолеть этапы созависимости и контрзависимости. Рекомендуем прочесть материал по ссылке ниже, чтобы разобраться, как формируется созависимость.

Читайте также:

Ребенок навсегда: как формируется созависимость и почему она мешает выстраивать личные границы

Если взрослые люди не достигли психологической автономии, они не проживают свою жизнь полноценно, а играют в ней роли. Стивен Карпман, автор книги «Жизнь, свободная от игр», выделяет три таких роли:

  • Жертва,
  • Агрессор (он же Преследователь),
  • Спасатель (Rescuer переводят то как «Спаситель», то как «Спасатель», мы остановимся на последнем варианте. — Прим. ред.).

Эти роли образуют так называемый треугольник Карпмана (еще одно название — «драматический треугольник»), который показывает динамику взаимоотношений. Участники в этой схеме могут меняться ролями.

Треугольник Карпмана. Источник

Позиция Жертвы пассивная, ее установка — «Всё потеряло смысл, бьюсь головой об пол». Субъективно Жертва действительно может находиться в глубокой депрессии и искренне считать, что «ничего невозможно исправить, вот если бы я родился/лась на десять лет раньше / у других родителей / в другой стране…»

Источник

На самом же деле Жертва не хочет ничего менять. Такие люди старательно избегают ситуаций, в которых проблемы действительно можно решить.

Жертве не нужно, чтобы ее проблемы решились. Ей нужен Спасатель, на которого можно взвалить бремя ответственности за свою жизнь.

Агрессора Жертва приманивает в свою жизнь поведением, которое выглядит как виктимное. Преследователь самоутверждается за счет властного доминирования, поэтому ему кажется, что «трепетная и беззащитная» Жертва идеально ему подходит.

На самом деле Агрессор сам трепетен и беззащитен (уже без кавычек), а желание подчинить себе Жертву — это не что иное, как гиперкомпенсация: человек слишком сильно пытается компенсировать какие-то свои проблемные ситуации. Например, зачастую Агрессор когда-то сам подвергался физическому или психологическому насилию (в детстве или позже). Хотя эта роль и деструктивная, но выйти из нее проще всего, потому что она очевидна.

Куда сложнее Спасателю. Его поведение отличается тем, что обычно называют добропорядочностью, эмпатичностью, желанием прийти на помощь. И Спасатель действительно ведет себя так, как если бы эти качества у него были, — но до известного предела. Истинный мотив Спасателя — поднять самоценность за счет помощи «сирым и убогим». Часто бывает так, что благодеяний от него не ждут и даже не нуждаются в них. Но такой человек считает своим долгом поучаствовать в «спасении утопающего» — и эта игра никому не приносит радости, не говоря уже о решении проблем, порой мнимых.

Спасателя ждет Жертва. Но ей с ним несладко: глубоко внутри Спасатель не хочет, чтобы Жертва выходила из своего «униженного положения». Если это произойдет, мало ей не покажется, Спасатель переносит такую ситуацию крайне болезненно. Субъективно он испытывает чувство вины из-за того, что «опять сделал что-то не так», очень стараясь при этом быть хорошим и полезным.

Самобичевание в целом свойственно Спасателю. Эту роль могут усвоить в детстве те, кому выпал счастливый билет «хорошего мальчика» или «хорошей девочки». Таким ребенка хотят видеть, например, родители, бабушка, дедушка — кто угодно, разве что не кошка.

«Твой отец грубый и пьет по вечерам. Хорошо, что у меня есть ты, сынок. Ты другой. Ты всегда будешь таким — добрым и отзывчивым. Папа опять гремит посудой на кухне и уже, кажется, что-то разбил. Сходи, поиграй с ним в шахматы, отвлеки его. Может быть, сегодня я смогу уснуть спокойно».

Берри и Дженей Уайнхолд в книге «Освобождение от созависимости» пишут:

«Спасение — это когда делают для другого нечто такое, что он фактически может сделать для себя сам. Это движение „выше кого-то“, ставящее другого человека ниже… Это называется силовой игрой. Это посягательство на чужое пространство, исходящее из позиции „Я только пытаюсь тебе помочь“. Это тонкий способ управлять другими и подрывать их самооценку… Люди, профессионально связанные с оказанием помощи, могут легко попасть в положение Спасателя, если не будут внимательны и осторожны».

Всё, что ты видишь, ложь

Играть роль Жертвы, Агрессора или Спасателя можно годами. Иногда это становится жизненной стратегией и закрепляется в чертах характера. Но треугольник Карпмана динамичен. Люди в созависимой паре меняются ролями — это может происходить несколько раз за час (например, в процессе конфликта). А иногда роли как будто остаются стабильными — просто не было соответствующего триггера.

«Конечная цель этой игры — стать жертвой. Спасатели будут ставить себя в позицию преследуемого, чтобы затем перейти в позицию жертвы. Например, они могут подсознательно предложить кому-то единственно необходимую и правильную помощь. Спасатель может также попытаться помочь тому, кто не нуждается в помощи. В таком случае его могут отвергнуть — тогда он почувствует обиду и станет жертвой».

Источник

Вот как может разворачиваться драма внутри треугольника:

«Я просто пытался вам помочь (на сцену выходит Спасатель, он раздосадован, разочарован)… Мало того, что вы не оценили мою помощь, так вы еще и напали на меня с претензиями, что я лезу не в свое дело! (Спасатель переходит в режим Жертвы.) Извините, но то, что вы мне ответили, это уже чересчур… Я не хотел этого говорить, но теперь придется!.. (Жертва „вынуждена защищаться“ — и становится Агрессором)».

Американский психолог и психотерапевт Клод Штайнер считал: «Жертва в реальности не так беспомощна, как себя чувствует. Спасатель на самом деле не помогает, а у Преследователя нет никаких обоснованных претензий к другому».

Найдите десять отличий

Мы уже писали о том, что у созависимых людей нет четкого представления о личных границах. А ведь именно их стабильность позволяет личности развиваться и реализовываться. Наши границы обеспечивают безопасность тому, что лежит в основе нашей самоидентификации.

Психологические границы разделяют «я» и «других» по различным сферам. Рассмотрим несколько примеров того, как различаются установки созависимых и независимых людей.

«Внутренний ребенок» без проекций

Как же выйти из пут созависимости? Берри и Дженей Уайнхолды предлагают проанализировать свое положение и пересмотреть свои взгляды на многие вещи, которые кажутся нам очевидными. Для начала можно пройти тест — выявить признаки незавершенных в детстве процессов по шкале созависимости.

Уайнхолды представляют так называемый эволюционный подход к проблеме.

«Болезненные и вызывающие тревогу события можно рассматривать как кризисы развития, а не как эмоциональные расстройства или психические заболевания. Вот ключевые принципы, которые помогут понять причины созависимости:

  • развитие человека — это непрерывный процесс, начиная от момента зачатия и до самой смерти. Этот процесс последовательный: одна стадия помогает сформировать следующую;
  • любая задача развития, с которой не удалось справиться в соответствующем возрасте, становится „дополнительным багажом“ позже. Если много задач так и не решились в необходимой последовательности, развитие человека перегружается и нарушается;
  • незавершенные стадии развития будут стремиться к завершению при каждой возможности. Любая ситуация, которая напомнит вам какое-то прошлое событие на незавершенной стадии развития, выдвинет этот незавершенный процесс на первый план. Люди говорят, что они переполнены старыми чувствами или памятью о прошлом. Они чувствуют, что „резиновой лентой“ привязаны к первоначальному эмоциональному опыту, когда впервые пытались завершить эту стадию…»

11 советов о том, как избавиться от созависимости

Как же справиться с проблемами из-за процессов, не завершенных в детстве? Вот что советуют Берри и Дженей Уайнхолды.

1. Постарайтесь понять причину проблемы. «В литературе есть путаница о действительных причинах созависимости. Одни авторы утверждают, что это результат генетической предрасположенности, другие — что созависимость берет начало из контактов с алкоголиками или алкогольной семьей. Считается, что созависимость обусловлена эволюционно, это усвоенное дисфункциональное поведение. Но также это системная проблема, связанная с воспитанием в дисфункциональной семье и в дисфункциональном обществе».

2. Распутайте созависимые отношения. «Как только вы поймете, что причиной вашей созависимости стали особенности незавершенных отношений, вы увидите эти же особенности в ваших теперешних отношениях. Чтобы завершить процесс вашего психологического рождения, нужно прежде всего осознать, что вы всё время были созависимы с кем-то».

3. Откажитесь от проекций. «Когда вы пытаетесь стать обособленным, считая других неправыми или плохими, вы развиваете стиль жизни, который базируется на проекциях. Вы можете искажать действительность так, чтобы она соответствовала вашей потребности всегда быть правым и оправдывать свое поведение, считая неправыми других… Проекции — строительные блоки в стене отрицания. Они будут медленно падать, пока значительная часть этой стены не разрушится и не обнажится, наконец, правда о том, кто есть вы и кем являются другие».

Источник

4. Избавьтесь от ненависти к себе. «Если вы не сепарировались от своей матери или семьи, но пытались обособиться, считая их неправильными или плохими, вы, вероятно, начнете думать, что сами несостоятельны. Вы можете попытаться встать на путь отрицания или подавления этих негативных чувств, но они, скорее всего, будут управлять вашей жизнью. Необходимо раскрыть, осознать и изменить эти отрицательные представления о себе, ведь они основаны на неправильном восприятии и иллюзиях. Когда вы поймете, что эти проекции и есть источник вашей низкой самооценки, вы сможете исправить их».

5. Не манипулируйте. «Вы, скорее всего, будете прибегать к силовым играм и манипулированию, чтобы получить то, чего хотите. „Драматический треугольник“ — это обычный способ манипулировать другими. Как только вы найдете более эффективные способы вступать в сотрудничество с людьми, потребность в манипулировании и управлении другими пойдет на убыль».

6. Научитесь просить. «Самый простой способ получить желаемое — прямо и вежливо попросить об этом… Обычно люди не просят напрямую, а манипулируют».

7. Снова научитесь чувствовать. «Дети, выросшие в дисфункциональных семьях, очень рано начинают скрывать свои чувства и мысли о том, что происходит у них дома. Наиболее часто они скрывают гнев, хотя люди, находящиеся в созависимых отношениях, пребывают в состоянии гнева большую часть времени. Гнев должен быть каким-то образом „оправдан“, прежде чем его можно будет выразить. Кто-то должен быть виновным или стать козлом отпущения за все несчастья в семье. Часто в этой роли оказываются дети. Став взрослыми, вы должны восстановить чувства, которые скрывали, — так вы поможете себе заново пережить свое детство и излечиться от созависимости».

8. Исцелите «внутреннего ребенка». «Если вы выросли в дисфункциональной семье, вас научили сосредоточиваться на том, что делают другие, а не на том, что делаете вы. Вас заставили превратить свое „я“ в ложное, чтобы угодить другим, и спрятать вашего „внутреннего ребенка“. Этот ребенок страдал от ран, которые наносила ему предполагаемая забота от любящих вас людей. Они могли смеяться над вами, проявлять неуважение, не выслушивать, наказывать физически или не обращать внимания на ваши важнейшие потребности. Чтобы не показывать причиненную вам боль, вы были вынуждены скрывать часть своего „я“ от всего мира. Всё это время вы прятали эту часть „я“ и от себя самого. Чтобы выздороветь, нужно восстановить личностную целостность и исцелить вашего „внутреннего ребенка“».

9. Определите психологические границы. «У каждого есть его собственная психологическая территория. Она состоит из ваших мыслей, чувств, поведения и тела. У большинства людей из дисфункциональных семей эта территория так часто нарушалась в детстве, что, став взрослыми, они не осознают, как это происходило. Большинство созависимых мало знают о своих личностных границах и почти не умеют определять и защищать их».

10. Научитесь близости. «Созависимые и боятся, и желают близости. Они часто опасаются, что близкие люди будут управлять ими, подчинять и подавлять. Когда же созависимость разрушается, у человека возникает потребность установить связи с другим человеком. Людям часто нужно родительское участие — терапевт или старший по возрасту человек, который может рассказать что-то новое, быть собеседником и воспитателем, стать необходимой опорой для создания постоянства и формирования самооценки».

11. Учитесь автономии, чтобы быть вместе. «Созависимость заменяется взаимозависимостью тогда, когда двое научились жить достаточно автономно — для того, чтобы строить совместную жизнь и стремиться поддерживать друг в друге проявление лучших качеств».

Михаил Лабковский – о том, как выйти из роли жертвы и что делать в отношениях с агрессором

Говоря о том, как не быть жертвой, для начала вспомним треугольник Карпмана (психологическая модель взаимодействия между людьми, описанная в 1968 году знаменитым психотерапевтом Стивеном Карпманом – прим. Ред.). Помимо жертвы в этом треугольнике присутствуют преследователь и спасатель. Жертва становится жертвой потому что есть человек, который ее третирует. Типичный пример – абьюзивные отношения. Спасатель видит эту ситуацию и, как Бэтмен, спускается к жертве со словами: «Я тебя спасу». Когда спасатель пытается разобраться с преследователем – например, набить ему морду, то становится преследователем, а преследователь – жертвой. В треугольнике Карпмана три героя часто меняются местами.

Никогда не пытайтесь спасать жертву. Максимум, что вы можете сделать, особенно если это ваш близкий человек – предложить свою помощь. «У тебя, я смотрю, полная жопа в жизни. Если хочешь, я могу тебе помочь». Если человек не просит вас о помощи или отказывается от нее, не лезьте в его жизнь. Вы начинаете рушить картину мира, с которой жертва уживается. Почему жертва живет в этой странной парадигме? Потому что у жертвы всегда есть вторичная выгода. Например, она терпит унижения взамен на деньги и возможности.

Несмотря на вторичную выгоду, в насилии ВСЕГДА виноват агрессор, а не жертва. Именно он принимает решение о применении насилия – физического или психологического. Муж, который бьет или унижает жену, часто оправдывает это тем, что «она его достала». Если тебя достали – разведись. Правда, агрессор не дружит с головой и зачастую считает, что всего лишь несет свой крест. Например, в семье часто и преследователь, и жертва прикрываются детьми. Жена говорит, что из-за детей терпит побои и унижения, мужчина, ненавидя свою супругу, восклицает: «У меня же семья и дети». Морду жене он, конечно, начистит, но разводиться не будет – он же не сволочь, чтобы оставлять детей без отца.

Правило невмешательства в жизнь жертвы не работает с несовершеннолетними. Когда речь идет о детях, вы обязаны вмешаться – даже если вы прохожий на улице. Представьте, идут мама с ребенком, и та начинает на него орать или бить. В России прохожий подумает – ну, наверное, ребенок хулиганил. В европейских странах это сразу вызов полиции, социальной службы.

Как правило, становятся жертвами люди, которые пережили насилие в детстве, стали жертвой школьной травли и/или застали агрессивные сцены и разборки родителей. А ещё среди жертв преобладают женщины: скажем привет этим чудным напутствиям вроде «сдачи не давай», «терпи и не теряй лицо», «девочки не дерутся» и дальше по списку.

Сталкиваясь с издевательствами, вы в зависимости от вашего психотипа можете стать и агрессором. Россия – абсолютно агрессивное государство. И причина российской агрессии в том, что тут по-прежнему бьют детей. Даже у меня повышенный уровень агрессии. Я проходил один голландский тест и оказалось, что для России мой уровень агрессии нормальный, а для Голландии – уже нет. Если мы хотим действительно миролюбивую страну, родители должны забыть про ремни и не трогать детей руками. А пытаться с ними разговаривать.

Как не быть жертвой

Как выйти из дерьмового состояния жертвы? Если мы говорим о том, что смысл жизни (во всяком случае, по моему мнению) заключается в получении от нее удовольствия и радости, то жертва совсем далека от этих категорий. Преследователь тоже, ведь он всегда кого-то ненавидит. Спасатели ближе к радости, но в основном борьба за справедливость делает их жизнь не очень счастливой. Трое участников треугольника Карпмана – люди далекие от того, куда мы, психологи, стремимся.

Самое главное – соблюдать третье правило (подразумеваются шесть правил счастья Михаила Лабковского – прим. Ред.). Оно звучит так: «Сразу говорить о том, что не нравится». Конечно, этому мешают страхи жертвы и неспособность брать на себя решения. Не предъявляйте жертве претензии: «Зачем ты это терпишь, просто уйди». Чаще всего жертва головой понимает, что так жить нельзя, но ее психика к этому уже привыкла. Вероятно, что у жертвы был похожий опыт в прошлым – сначала ее пьяный отец гонялся за всей семьей, а теперь в 44 года на нее орет пьяный муж. И если другая женщина, у которой не было подобного опыта, просто испугается, то жертва не убежит. Она привыкла к такому поведению. 

Благодаря третьему правилу человек всегда будет соскакивать раньше, чем на его голову обрушится чей-то удар. Ведь никто вместо «здравствуй» сразу в морду не бьет. Наверняка, прошло достаточно времени, прежде чем человек, который вчера носил вас на руках и дарил цветы, начал унижать и третировать. И роль жертвы в развитии этих отношений заключалась в том, что она никак не противостояла преследователю – в итоге он начал действовать безнаказанно и по максимуму своих агрессорских возможностей.

Правило «сразу говорить о том, что не нравится» убивает возможность действовать безнаказанно на корню. Если вы чувствуете, что с вами поступают неприемлемо, сразу сообщайте об этом. Если прошло время и вы сразу не разобрались в ситуации, скажите на следующий день. Если человек после сказанного вами изменил свое поведение – значит, вы взаимодействуете с ним дальше. Если не изменил, у вас есть две опции. Первая – «мне все уже нравится». В этом, к сожалению, и проявляется психология жертвы. Вторая опция – попрощаться с этим человеком.

Из состояния жертвы всегда можно выйти. Да, это непросто, потому что ваша психика уже заточена под такое поведение. К тому же, как я уже говорил, жертва всегда имеет вторичную выгоду. Ко мне на консультации приходила клиентка, которая была замужем за очень высокопоставленным человеком и терпела его унижения. Она росла над собой и до желаемой жизни оставался буквально последний шаг. В итоге клиентка просто перестала приходить на занятия.

Не все правильно понимают третье правило: мне что при каждой стычке и ссоре подавать на развод? Я говорю не про бытовые проблемы, а про серьезные, с которыми вы не можете мириться, которые делают отношения несчастливыми. И в таких ситуациях, чтобы перестать быть жертвой, начните говорить о том, что вам не нравится. Зачастую преследователь видит перед собой другого человека и сам начинает подстраиваться под него.

Третье правило рука об руку идет с шестым: «Выясняя отношения, говорите только о себе». Оно делает вас неуязвимым при выяснении отношений. Вы говорите человеку только про свои эмоции, используя личные местоимения «я» и «мне». Вы не разговариваете как типичная жертва: «Почему ТЫ орешь на меня? Что я ТЕБЕ сделала?». Вы говорите: «Я не люблю, когда на меня орут». И к вам не могут придраться за то, что вы неподобающе разговариваете.

Люди с синдромом жертвы усугубляют проблему тем, что не принимают себя теми, кем они являются. Часто жертвы начинают бодаться с собой, чувства вины и стыда еще больше лишают их сил. Нужно честно сказать себе: «Да, я человек слабый. К сожалению, я так сформировался, у меня психология жертвы. Но я всегда могу изменить свою жизнь, и я ее изменю».

Карпман отмечал, что вы можете играть все три роли в разных ситуациях жизни. Например, быть жертвой с более сильным человеком и преследователем с более слабым. И так живет 90 процентов людей – орут на подчиненных и не дышат на начальников. Есть те, кто не участвует в этих ролевых играх — это люди с очень высокой самооценкой. Вы должны тренироваться со всеми людьми вести себя максимально одинаково.

Созависимые отношения в профессиональной и личной жизни секретарей и помощников

Созависимые отношения – одна из самых популярных тем в психологической литературе, ведь они встречаются практически везде – и в личной жизни, и на работе, и в дружбе, даже во вражде. А всё именно потому, что формируются довольно легко и быстро. В каком-то смысле такие отношения – почти норма для человечества. Все мы так или иначе от кого-то зависим – будь то родители, начальство, общественное мнение, определяющее общую точку зрения на какие-то события, либо коллектив, придерживающийся неких правил поведения, которым приходится подчиняться, нравится нам это или нет.

Традиционно созависимые отношения подаются как нечто токсичное, разрушающее и человека, и его личность, но не все так однозначно. Иногда это как раз неплохо, потому что позволяет добиться более слаженного, почти интуитивного взаимодействия между двумя людьми – когда есть стопроцентная уверенность в другом человеке, будь то напарник, или, скажем, секретарь. Вопрос в том, как не перейти ту невидимую грань, за которой отношения внутри такого тандема уже становятся нездоровыми либо для кого-то одного, либо для обоих.

ЧТО ТАКОЕ СОЗАВИСИМЫЕ ОТНОШЕНИЯ?

Созависимыми называют отношения, в рамках которых один или оба их участника зависят друг от друга настолько, что эти отношения занимают все пространство в жизни и не оставляют места ни для чего другого.

По своей сути созависимые отношения чем-то похожи на классическую зависимость от сладкого, наркотиков, азартных игр: все та же пламенная страсть и невозможность расстаться с объектом пристрастия. Только они куда менее очевидны и не настолько просты, как, скажем, тяга к алкоголю.

Кажется: «мы просто работаем вместе, и организовывать его день – моя работа». Нет в этом никакой зависимости, но и свободы уволится в любой момент – тоже, потому что «как же он без меня»? Хотя человеку может быть хорошо за пятьдесят и он вполне в состоянии все организовать сам. «Я просто о нем забочусь». Забота имеет пределы. Она не переходит в самопожертвование и уж тем более в перенимание привычек другого человека и усваивание его точки зрения как своей собственной.

ТРИ ВАРИАНТА СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Как и классическая зависимость, созависимые отношения чаще всего формируются или людьми, травмированными в результате домашнего насилия, или с травмированными людьми. Разделяют три варианта.

  1. Травмированный (с анамнезом домашнего насилия) (от его лица) + нетравмированный.
  2. Нетравмированный (от его лица) + травмированный (с анамнезом домашнего насилия).
  3. Оба травмированы.

Рассмотрим все варианты более подробно.

Первый вариант

У людей есть потребность либо убежать от своей травмы, либо еще глубже в нее погрузиться. Требовательный отец, которому невозможно было угодить. Почему бы не найти себе такого же начальника и продолжить жить в бесконечном круге попыток добиться благосклонности от того, кто не в состоянии ее дать? Или: родители не дали в детстве достаточно любви и внимания. Почему не уйти с головой в работу, создав иллюзию абсолютной незаменимости себя для своего руководителя? Ведь как ни крути, это позволит восполнить хотя бы недостаток внимания.

Пример: человек, у которого был так называемый мертвый родитель – холодный, не интересующийся ребенком, возможно, откровенно его не любящий, – выбирает себе в партнеры подобного. Словно говорит при этом своей матери или отцу: «Смотри, я нашел себе такого, как ты. Теперь сделаю то, что не смог с тобой, – заставлю его любить себя». Итог у этой затеи весьма предсказуемый и прозаичный – человек получает точно такую же травму, но уже не от родителя, а от партнера.

Второй вариант

У таких людей есть притягательная яркость боли и нестабильности, которая слепит и затягивает в дурман полного отключения от внешнего мира. На эту удочку чаще всего попадаются женщины. Ах, он бедный, ходит одетый черти как! Жена ему даже галстуки нормальные купить не может, а ведь большой начальник, должен выглядеть соответственно. И никому даже в голову не приходит, что супруга-то и рада бы тратиться на эти самые галстуки, но у муженька такая мама была, что любая попытка заботы воспринимается им как попытка удушения. В итоге начинается бег по кругу – «Иван Петрович, вот вам новый галстук!» – с довольно неадекватной поступку реакцией в ответ.

Пример: отношения с человеком, у которого нарциссическое расстройство личности. Это очень яркие, нестабильные, притягательные и ослепляющие особы. Люди летят на них как мотыльки на огонь, не понимая, что от соприкосновения с такой бездонной по своей сути травмой можно самому глубоко травмироваться, а вылечиться весьма непросто. При этом еще пытаются их спасти: «Ах, тебя просто мама в детстве недолюбила, сейчас я это сделаю – и ты станешь нормальным». Опасная иллюзия, немало жизней испортила.

Третий вариант

Встречаются двое травмированных людей, и их травмы как бы цепляются друг за друга. Иногда в хорошем ключе: мальчик, чьим воспитанием занималась неприступная мать, встречает девочку, которой пренебрегал отец. Она ему компенсирует недостаток материнского внимания, он ей – недостаток отцовского. Все счастливы, отношения работают на ура, хотя и не на очень-то здоровой базе построены.

Но чаще всего все складывается в плохом ключе, потому что травма сама по себе не очень хорошая вещь. Она болит и постоянно воспаляется. И другой человек используется для того, чтобы ее расковыривать, не давать ей зажить. Тот еще взаимный садомазохизм, да, и крайне распространенный, к сожалению.

жена пилит мужа, а он молча, стоически терпит, мол, судьба такая, и ничего особо менять не рвется. А зачем? Он просто родителей, третировавших его (наиболее вероятно, мать), заменил другой женщиной, которая пренебрежительно к нему относиться и у которой, скорее всего, была такая мать – помыкавшая всеми вокруг себя, и супругом, и детьми. И живет в своем таком знакомом, привычном с детства аду.

Еще вариант: жертвы, которые не жертвы. Вот казалось бы, что еще нужно? Отличный муж, не пьет, не бьет. Но жена благоверного постоянно провоцирует всеми способами на то, чтобы он начал применять насилие по отношению к ней. Ведь так же было в семье: мать вышла за хорошего парня, но быстро довела его до ручки и превратила в домашнего тирана. А тот легко им стал, потому что у самого отец по кривой дорожке скатился. Это то, что называется семейными паттернами.

В основе такого взаимного садомазохизма часто лежит знаменитый треугольник Карпмана. Он своего рода сценарий, по которому такие отношения развиваются, причем предсказуемый и легкоразличимый.

ТРЕУГОЛЬНИК КАРПМАНА

Треугольник Карпмана – это модель психологической игры в отношениях, которую создал американский психолог Стивен Карпман, ученик Эрика Берна, в 1968 году. Наиболее часто она проявляется именно в созависимых отношениях.

Треугольником эта модель называется потому, что описывает три четкие роли – Жертвы, Спасателя и Преследователя. Все они взаимозаменяемы и могут переходить друг друга по кругу в любой последовательности – как в рамках отношений между двумя людьми, так и в поведении одного человека.

Жертва – тот, над кем издевается Преследователь и кого спасает Спасатель. В этой роли человек совершенно не стремится брать на себя ответственность. Для него Преследователь – источник его проблем, тот, кто во всем виноват, даже в ливне за окном. Что бы ни случилось – это все он. Преследователь! Он ничего не дает делать, критикует/ограничивает/мешает/препятствует и т.д. А Спасатель – это своего рода принц на белом коне, который прискачет, убьет дракона в лице Преследователя, освободит бедняжку из заключения. А дальше они, конечно же, красиво уедут в закат. Только при первой же попытке Спасателя предложить Жертве слезть с его шеи и взять ответственность за свою жизнь он немедленно будет переквалифицирован в Преследователя. Бедняжка отправится на поиски нового принца, чтобы теперь ее вызволили из лап очередного дракона.

Преследователь по идее злодей всей истории. Но на практике это часто человек, который пытается либо заставить Жертву повзрослеть, либо взять наконец ответственность за свою жизнь на себя. Она должна начать принимать решения, что-то делать, чтобы разрулить ситуацию, и т.д. Только Жертва не хочет ничего менять, поэтому начинает всем жаловаться, что этот вот гад, Преследователь, превращает ее жизнь в ад. С ее слов, он злостный тиран/нарцисс/психопат/кто там еще. Под таким соусом Преследователя и подают Спасателю: «Он проблема всей моей жизни, избавь меня от него, умоляю. Тогда я смогу быть счастлива и спокойно жить». Проблема в том, что для Жертвы спокойная жизнь – это когда от нее никто ничего не требует, она может ничего не делать и тем самым создавать трудности для окружающих. Мало кто способен выносить такое. А раз не терпит – автоматически становится Преследователем.

Спасатель – тот самый принц из сказок, который достается принцессе в награду за все ее страдания. Весь такой из себя безупречный/понимающий/принимающий/терпеливый/любящий/заботливый. Идеал, словом. Он не пытается заставить ее ничего делать или еще круче – повесить на нее ответственность за ее жизнь. Мечта всех Жертв без исключения. Только вот в реальности таких принцев не существует. Есть обычные люди, со своими достоинствами и недостатками. То, что принцесса с первого взгляда воспринимает как идеал, со временем обрастает деталями и начинается сперва обесценивание («Не такой уж ты и принц, как я думала»), а потом спускание всех собак и пришпиливание титула «Преследователь» к груди. А Жертва… Да, она ни в чем не виновата, ничего не делала, вся из себя такая замечательная, только что-то ей люди гнилые постоянно попадаются. И не дай бог, кому-то намекнуть ей, что, коли так, то не мешало бы в себе разобраться, – сразу в Преследователи запишут.

В рамках отношений люди могут меняться ролями в зависимости от обстоятельств. Допустим, Жертва находит принца-Спасателя и выходит за него замуж, а потом благоверный начинает пить. Понятное дело, в паре происходит смена ролей. Принц становится Жертвой, а та, в свою очередь, – Спасателем. Еще пример. Сначала Жертва вышла замуж за Спасателя, а потом ему надоело ее спасать – он стал Преследователем. Вариантов так же много, как отношений.

Да и один человек может для одного быть Спасателем, для другого – Жертвой, а для третьего – Преследователем. Более того, даже по отношению к себе он «актер» не одной роли: играет и Жертву, и Преследователя, и Спасателя. Например, женщины с лишним весом: «Я Жертва, потому что не могу похудеть, но у меня есть сила воли, которая заставляет не есть после 18 часов, по имени Преследователь. И жалость к себе – Спасатель, – которая спасает меня от того, чтобы тронуться рассудком на почве похудения».

Тем не менее далеко не все люди играют в этом треугольнике. Он типичен (скорее привычен) для людей, выросших в обстановке насилия (причем любого) в семье. Иными словами, если в поведении человека присутствует хотя бы одна роль из треугольника, то практически со стопроцентной уверенностью можно утверждать: когда-то с ним плохо обращались и он сильно этим травмирован. Общаться с такими людьми очень сложно, потому что они не отличаются адекватностью реакций и склонны к формированию созависимых отношений.

Причина банальна. В нормальных, здоровых отношениях нет возможности отыгрывать привычные сценарии насилия. Они, во-первых, не для того предназначены, во-вторых, по-другому лекалу скроены. У них иная динамика, если сравнивать с созависимыми отношениями. А без созависимости у таких людей жить не получается. Парадоксально, но факт. Созависимые отношения сами по себе, как жизненное явление и часть социальных контактов, становятся для этих людей зависимостью (точно так, как для других алкоголь, наркотики, азартные игры или экстремальные виды спорта). Ведь в них есть то, что их эмоционально к себе привязывает, – для кого что.

ДИНАМИКА ВНУТРИ СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Начинаются эти отношения так же, как и любые другие: люди знакомятся, чтобы общаться или работать вместе. Но уже на этапе сближения, когда идет изучение друг друга, стирается грань, обозначающая автономию, и происходит вторжение в личные границы. Человек как бы погружается в другого, но не как в воду, из которой можно выйти, а как в болото, которое засасывает. В процессе этого происходит смена приоритетов – свои потребности и желания уходят на второй план, а потребности и желания другого человека – на первый.

Зависимый как бы оказывается в шкуре того, от кого зависит. Он начинает существовать по тем законам, по которым протекала жизнь другого человека. Одновременно формируется эмоциональная и психологическая привязанности. Зависимый начинает реагировать на настроение и слова другого человека так, словно в мире нет ничего важнее. Это хорошо заметно, если проанализировать содержание разговоров созависимого. Они крутятся вокруг того человека: мол, он то да се, – как будто иных тем просто не существует.

Считается, что тот, от кого зависят, получает массу выгоды из этого. Можно даже сказать, что ему «повезло», он сорвал джекпот. Где еще удастся найти простака (того, кто зависит), который будет заботиться о своем «хозяине» на манер прислуги, выполняя любой каприз. На практике это далеко не так. Если пресловутая прислуга исчезнет, мир хозяина очень сильно пошатнется. В этом ловушка созависимости – она никогда не бывает односторонней.

Если от вас кто-то зависит, вы, в свою очередь, зависите от него.

Если вы от кого-то зависите, он, в свою очередь, зависит от вас.

Возможно, это не будет чем-то очевидным. Мол, секретарь как секретарь. Одна ушла, другая пришла, невелика разница. Но она есть. Одна – просто секретарь, выполняющий свою работу и все, а другая – с травмой, что заставляет ее заботиться о руководителе так, словно он ее престарелый родитель. А вот вторая-то лучше первой, хотя может быть не так умна, опытна и квалифицирована. И без нее как без рук, шагу ступить невозможно, потому что… «я не знаю, какой у меня номер счета, позвоните Машеньке, она все вам расскажет». Если Машенька уволится, вся жизнь наперекосяк пойдет, потому что она заботливо превращала хаос в некое подобие порядка.

В своем роде это зависимость как у ребенка от родителя (в том возрасте, когда он еще не очень хорошо умеет обращаться с деньгами и плохо разбирается в хитросплетениях взрослого мира).

Другой вариант – зависимость от того ощущения своего всемогущества. Хочу отправлю секретаря разыскивать черную жемчужину в снегу на Новый год; хочу зло на ней сорву; хочу и свалю на нее все свои повседневные дела. Это тоже очень детское, словно секретарь – живая игрушка, которая дает возможность чувствовать себя сильным и полностью контролирующим все и вся, когда в реальности дело обстоит с точностью до наоборот. Старый фокус, к нему еще домашние тираны прибегают, потому что он реально работает. Если у такого руководителя секретарь уволится, там отличная такая психологическая «ломка» будет, не хуже выхода из белой горячки.

Зависимым тоже далеко не так плохо живется, как может показаться на первый взгляд. Всегда есть так называемая вторичная выгода – что-то не менее неочевидное, но очень весомое и реальное.

Многие подсаживаются на ощущение себя нужным и незаменимым. «Вот я одна такая, кто может сделать его мир удобным и простым» или: «Он без меня не может обойтись». Отличное ощущение, помогает со многим справляться в своей частной жизни, где порой не хватает именно признания заслуг и благодарности за сделанное. Дома не ценят, зато на работе я – самый важный винтик в машине. Компенсация одного другим. И кто сказал, что это плохо? Где-то все-таки нужно самоутверждаться и самореализовываться. Необязательно везде страдать. Другой вопрос, что меру тоже знать надо. Не стоит выстраивать свое самоощущение именно вокруг того, что вы делаете для другого человека (даже если преуспели в этом).

Кто-то подсаживается на то, что им вертят как хотят. Да, это тоже может быть приятно или отлично воспроизводить травму беспомощности перед лицом кого-то более сильного, у кого в руках сосредоточена вся власть. Обычно такое случается с дочерьми властных отцов. Да какая разница, кто помыкает? Отец? Его ровесник-руководитель? Ощущения одни и те же, и их после смерти отца или отъезда из родного дома может чертовски не хватать. Это нездорово, конечно, и требует терапии, но есть те, кому подобные отношения нравятся. И так тоже можно жить, если честно отдавать себе в том отчет.

Главное не думать, что зависите только вы и плохо/хорошо в этих созависимых отношениях лишь вам. Любые отношения — двусторонний процесс, в них все делится как минимум пополам.

ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Такие отношения могут длиться годами, и над ними не приходится работать. Они существуют как бы сами по себе. Созависимость сложилась, и все идет как по накатанной – как правило, без конфликтов, направленных на изменение сложившейся ситуации и дальнейшую эволюцию отношений. Людям, которые состоят в них, необязательно меняться, необязательно учитывать потребности друг друга, необязательно договариваться и идти на компромиссы, необязательно вообще друг друга замечать. А главное – им даже не нужно осознавать, что данные отношения существуют. Удивительно, но факт.

Разорвать созависимые отношения крайне сложно. Для выхода из них требуются честность перед собой и здоровая рефлексия без попыток выдать желаемое за действительное. Иногда – помощь грамотного психолога, специализирующегося на таком типе отношений. Слишком уж много вторичных выгод и слишком мало возможностей компенсировать их во внешнем мире. Тут только работать над тем, чтобы в идеале вообще избавиться от этих выгод, дабы больше не вляпываться в созависимость.

Практически никогда созависимые отношения не разрываются полюбовно. Всегда кто-то будет объявлен сволочью года, кто-то остается обижен по гроб жизни. Ну, в отношениях, которые никогда не были ни на равных, ни здоровыми, по-другому просто быть не может. Нельзя много лет безропотно обслуживать чьи-то капризы, не требуя ничего взамен, вдруг сказать «Я ухожу» и ожидать как одобрения, так и поддержки своего решения. Скорее всего, это будет воспринято так: «Ты с дубу рухнула? Бросать меня после того, как ты мне разве что спинку не чесала?» Капризные дети редко благосклонно воспринимают внезапное желание матери пойти заняться своей жизнью. Слишком уж они привыкли, что весь ее мир вертится вокруг них. Тут, в общем-то, остается только уходить, не пытаясь сохранить ни отношение, ни лицо, ни хорошее мнение о человеке.

5 ПРИЗНАКОВ СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЙ

Любые здоровые отношения подразумевают определенный уровень зависимости – в противном случае люди просто не могли сближаться друг с другом, формировать устойчивые эмоциональные связи. Опаснее для обоих партнеров, когда эта зависимость становится чрезмерной.

Рассмотрим, какие признаки помогут понять, что в отношениях наблюдаются деструктивные тенденции. Начнем с того, что попробуем их «уловить».

Хотелось бы сказать: здоровая рефлексия вам в помощь, но далеко не все умеют это делать. Многие вообще не склонны в себе копаться и как-то анализировать свое поведение с точки зрения – «А это для меня нормально? Или я совсем уже загоняюсь?». Ведь не все знают, что для них является поведенческой нормой, и не успевают отслеживать изменения. Да и ритм жизни не всегда предоставляет возможность просто посидеть в тишине и подумать. Слишком много дел, слишком много людей, слишком много вещей, которые нужно держать в голове.

Самая простая и доступная альтернатива – взять лист бумаги, выписать пять признаков созависимости и напротив каждого поставить цифры от 0 до 10 (0 – этого нет, вообще, совсем нет, 10 – это есть и занимает все ваше время и мысли).

Результат

Расшифровка

От 0 до 4

С вами все нормально

От 4 до 6

Вам стоит задуматься и найти способ обезопасить себя (например, пересмотреть личные границы и установить новые)

От 6 до 10

Вы созависимы, пора принимать меры

Признак первый зацикленность на другом человеке, его чувствах, потребностях, жизни и пр.

Это как влюбленность: все мысли и разговоры только о любимом человеке. Больше ничего нет. В какой-то момент это уже переходит в маниакальную одержимость другим человеком. Неважно, со знаком плюс или со знаком минус. Что бесконечное «Ах, какой он козел!» в рассказах подругам, что постоянное напоминание себе вслух или мысленно «Мне надо забронировать ему билеты у окна, потому что он так любит летать» – это все равно одержимость.

Если вы слишком много или часто говорите или думаете о ком-то, часто в ущерб собственным интересам или темам, которые бы хотели обсудить с вами другие, имеет смысл задуматься.

Признак второй гиперответственность.

Причем гиперответственность избирательная. Дома может быть хаос, но жизнь начальника должна быть в идеальном порядке, все устроено, без накладок. Да, это часть работы, прописана в должностной инструкции. Однако чем отличается аккуратность от перфекционизма: одно дело – когда все аккуратно разложено по полкам, и совсем другое – когда стопы встроены по линейке, рассортированы по цветам, и не дай бог, где-то что-то не так. Сразу начнется нервная беготня по стенкам в попытках это исправить, хотя никто, в общем-то, голову не оторвет.

От перфекционизма и гиперответственности до невроза один шаг в принципе. А фоном идет постоянная тревога «что-то не сделано» или «сделано не так, как надо», и она только нарастает.

Признак третий другой человек всегда превыше себя.

Вкратце это можно описать так: «неважно, что я чувствую, главное, чтобы ему было хорошо». Такое бытовое самопожертвование. Все пустое, даже то, что пришлось пропустить концерт любимой группы ради того, чтобы решить какую-то проблему руководства. «Я не имею значения, потому что начальник важнее». И вся жизнь подстраивается под руководителя. От его настроения зависит ваше настроение, от его успехов – ваше самоощущение. Вы как бы растворяетесь в нем. А так недолго потерять себя и превратиться в филиал другого человека без тени наличия собственной личности.

Этот момент сложно поймать, особенно женщинам. У нас самопожертвование считается одной из величайших добродетелей человечества. И никто не призывает это делать наполовину – только на все сто.

Признак четвертый перепутанность ролей.

Классическое проявление – один супруг становится родителем для другого вместо того, чтобы быть собственно

супругом. Он начинает опекать второго как маленького ребенка: «Туда не ходи, а то голову расшибешь» или «Тебе надо бросить курить, я нашла психолога, который тебе поможет». При этом мнение самого курящего не учитывается (он вообще хочет бросать свою плохую привычку?), потому что оно не имеет значения. За человека уже подумали и решили, ему осталось только физически все сделать. И неважно, что он не хочет.

Помощь другому человеку – прекрасная вещь, но… Когда начинается «Я лучше знаю, что для тебя лучше» и вынуждение делать то, чего он не хочет, стоит остановиться.

Признак пятый патологический страх потерять отношения.

Как ни странно, но при всей видимой токсичности таких отношений терять их мало кто из созависимых хочет. Большинство даже думать об этом боится: для них это все равно что конец света. Вне созависимых отношений просто нет жизни. Никакой. Чем дольше длятся такие отношения, тем сильнее становится данное убеждение. Ведь остается все меньше и меньше воспоминаний о том, как это было – жизнь до впадения в созависимость. А еще меньше нравится автономное существование, где нужно было думать только о себе и не жить чужими проблемами и дилеммами.

Это иллюзия. Есть жизнь вне созависимых отношений. Другая, конечно. Но если вам настолько страшно кого-то потерять, это уже нездорово.

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВЫ ОКАЗАЛИСЬ В СОЗАВИСИМЫХ ОТНОШЕНИЯХ?

Главная проблема осознать сам факт, что вы в них оказались. Из-за особенностей созависимости сделать это достаточно сложно.

Если вы все-таки осознали, что состоите в созависимых отношениях, – вас ждет долгий путь освобождения в три шага.

Шаг первый обратиться за профессиональной помощью. С поддержкой человека, который понимает, что с вами происходит, может открыть вам глаза на какие-то аспекты вашего поведения и разобраться с вашими старыми психологическими травмами, будет намного проще сделать второй шаг.

Второй шаг выйти из этих созависимых отношений. В одиночку это часто оказывается нереально трудно сделать. Прежде всего из-за страха потерять «дорогие», столь привычные отношения. И тут втройне нужна поддержка других людей, чтобы банально не струсить и не остаться там, где были. Да и пережить реакцию на разрыв отношений того, от кого вы зависите, с ней будет проще (тем более что реакция точно будет бурная и негативная).

Третий шаг научиться жить без созависимых отношений. Временами это будет похоже на выход из тюрьмы: «А мир, оказывается, такой прекрасный! В нем столько всего происходит, и он не крутится вокруг одного человека». Временами будет страшно и будет нестерпимо хотеться вернуться назад, это нужно просто пережить. Однажды все закончится. А когда закончится, будьте внимательны и не вляпывайтесь в это еще раз. Следите за своими личными границами. Ставьте себя, а не других на первое место.

Если по какой-то причине выход невозможен, то стоит заняться личными границами – тщательно пересмотреть их и расставить заново. А еще найти себе в жизни какое-то занятие, кроме работы. Не может и не должен весь мир крутится вокруг вашего начальника. Найдите что-то, что вы можете противопоставить ему по значимости, что-то, что вы будете ценить больше, чем его. Работа – это только работа, а не вся жизнь. И когда возможность уйти все-таки предоставится, уходите не раздумывая и не оглядываясь.

РАЗБИРАЕМ СИТУАЦИИ ИЗ РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ

Жертва, Спасатель, Преследователь

Инга Мартынова[1], секретарь компании по организации праздников (Самара)

– Семь лет я была замужем за наркозависимым человеком. Муж курил траву. И все эти годы я спасала своего экс-супруга – подменяла на работе, платила кредиты, один раз откупила от тюрьмы, содержала нас с ребенком и его. Одновременно была помощником директора, который страдал пищевой зависимостью. Он был злостным курильщиком, но решил бросить, т.к. начались проблемы со здоровьем. В итоге босс подсел на еду, т.е. поменял одну зависимость на другую. Я также «спасала» его, а на самом деле оказывала медвежью помощь – бегала за продуктами, даже приносила из дома свои пирожки, ведь шеф любил мою выпечку. В итоге за семь лет он поправился на 30 килограммов! Много раз босс пытался избавиться от зависимости, но так и не смог.

В определенный момент поняла, что главная проблема во мне – я притягиваю к себе зависимых людей и становлюсь созависимой, активно решая их задачи и проблемы. После развода с мужем прошла курс у компетентного психолога. Постепенно стала излечиваться от созависимости. Сейчас я ищу другую работу. Мне хочется порвать созависимые отношения с боссом. Я уже пробовала не кормить его домашней едой, но он не понимал меня и обижался. Выход один – найти себе психологически зрелого начальника.

Комментарий психолога: наглядный пример того, как в жизни реализуется треугольник Карпмана. Сначала Жертвой выступал бывший муж, которого активно спасали от самого себя фактически, потом на его место сел начальник. Понятно, какую роль в таких отношениях играла героиня – жена и секретарь. Спасатель. При этом роль для нее была вторичной выгодой. «Я не могу жить, не спасая кого-то, поэтому найду себе того, кого нужно спасать, даже если от самого себя». Когда же она решила перестать геройствовать, вторая Жертва – начальник – тут же превратила ее в Преследователя: мол, ты меня не любишь, раз пирожками не кормишь.

А еще это ситуация – наглядный пример того, что созависимость не просто вещь двусторонняя, но и двухслойная: в одном времени и пространстве могут одновременно существовать и созависимые отношения, и зависимости другого рода, причудливо переплетаясь между собой.

Нарцисс-манипулятор

Ольга Белоусова, помощник директора компании по доставке цветов (Нижний Новгород)

– В свое время я находилась в эмоциональной зависимости от начальника, т.к. была влюблена в него. Мне было 27 лет. Я недавно развелась и искала себе новый объект для влюбленности, которым и стал шеф. Он это почувствовал и принялся понукать мной, используя мою зависимость от него. По утрам мне приходилось бегать ему за кофе в его любимую кофейню и за горячими круассанами в пекарню.

Внутри меня постоянно жила тревога, которую я стала снимать с помощью… алкоголя. Это помогало расслабиться. Я понимала, что шеф женат и никогда не будет со мной, но не могла порвать отношения. Причем романа между нами не было – он то приближал, то отдалял меня, и моя зависимость от этих адреналиновых качелей только нарастала.

Затем я прослушала классные видео одного психолога и осознала, что мой организм в угоду нервно-психическим интересам (чтобы снять постоянное напряжение) поступился интересами тела и здоровья – одна зависимость перетекла в другую.

Чтобы выйти из замкнутого круга, сменила место работы – только так можно было резко порвать эти отношения. А затем стала восстанавливать тело и душу, постепенно уходить от зависимостей. Я начала практиковать массаж, йогу, фитнес, пробежки, танцы. В итоге подтянула фигуру, нашла новую работу и удачно вышла замуж!

Комментарий психолога: довольно классический пример манипулятивной стратегии людей с нарциссическим расстройством личности – «пойди сюда – иди отсюда» в исполнении начальника. И классическая эмоциональная зависимость «жертвы нарцисса» от его прихотей. Все тоже взаимно: она хотела влюбиться, ему нужно было поклонение. Это как раз случай, когда две травмы встречаются и зацепляются друг за друга. Нужно быть осторожнее с желаниями – они имеют свойство исполняться, в том числе и так.

Жена алкоголика

Елена Бурмистрова*,помощник директора компании по доставке еды в офисы (Волгоград)

– Я была помощником у директора-алкоголика. Конечно, при приеме на работу мне никто не намекнул, что мой босс сильно и регулярно выпивает. В итоге я превратилась и в психотерапевта, и в жилетку, и в того, кто сбегает ему за алкоголем. Практически каждый вечер он задерживался на работе на час, два, три. Как помощница, я должна была сидеть с ним в офисе порой до 22 часов. У шефа всегда был полный бар – его закупки и подарки от клиентов и партнеров. Он увлекался коньяком, мне предлагал (а потом почти заставлял) пить с ним вино и шампанское. Я выслушивала его жалобы на жену, потом на любовницу. На следующий день приход на работу давался с трудом: болела голова, да и внешность моя страдала. И спокойным этот день никогда не бывал: я знала, что в любой момент меня могут отправить за холодным пивом.

Потом босс стал жаловаться мне на детей, следом на друзей, затем на партнеров и клиентов… Он считал себя умным, порядочным и честным. Постоянно говорил о том, что его никто не понимает и только используют ради выгоды. В общем, выставлял себя жертвой. Хотя я прекрасно видела, как он отменял или переносил встречи, опаздывал на них на полчаса и более, т.к. был с похмелья. Мне же приходилось оправдываться перед всеми за него. Что самое странное, я ему верила, точнее, головой понимала, что он не прав, но мне было его очень жалко. За что? Сама не понимала.

Спасло меня увлечение психологией. По выходным я смотрю различные видеолекции. Однажды натолкнулась на ролик Инги Игнатеня, психолога по созависимым и зависимым отношениям. Он назывался «10 ошибок созависимых женщин». Я узнала в этих женщинах себя и поняла, что дальше так продолжаться не может. Стать по вине босса алкоголичкой – нет, не хочу! Не хочу и не могу постоянно прикрывать пьянство и необязательность босса.

Я написала заявление на увольнение. Он долго уговаривал меня остаться. В итоге разозлился, конечно же, не преминул заметить, что я не пляшу как раньше под его дудку, а потом отпустил меня со словами: «Ты никогда не найдешь хорошую работу и такого классного начальника, как я! Ты еще пожалеешь и вернешься, а я тебя не приму!» Я была готова к такой тираде незрелого, зависимого человека и ушла в другую компанию со спокойной совестью, о чем ни разу не пожалела.

Комментарий психолога: хорошая иллюстрация того, что в народе называют синдромом жены алкоголика глазами женщины. Как все начинается и как развивается. А еще это пример того, что по-хорошему разорвать созависимые отношения не получится, как ни старайся. В тот момент, когда бросают, вчерашние жертвы сразу становятся редкостными агрессорами, которые щедро посыпают гневные угрозы и мрачные обещания. К этому стоит быть готовым, если есть внутренняя решимость разорвать отношения.

Моральный тиран – Жертва

Ирина Арутюнова, помощник директора консалтинговой компании (Волгоград)

– Моя зависимость от начальника выражалась в том, что я слушала его мнение. Своего у меня не было. Я возвела босса на пьедестал, надела корону, а он был и рад стараться. Если шеф считал, что брать отпуск надо только зимой, значит, мне просто нельзя поступить иначе. Все его фразы и мнения о книгах или фильмах я впитывала как губка.

В итоге босс понял, что оказался в ранге идола, и стал этим пользоваться. Не хочет принимать неприятного клиента? Я должна была как-то справляться с этой ситуацией и т.д. То есть постепенно он стал перекладывать на меня ответственность за неприятные, сложные решения.

Затем больше – босс стал меня обесценивать. Постоянно говорил, что я плохой профессионал, что никогда не смогу найти другую работу, что он меня осчастливил этим местом и общением с ним, Великим.

Однажды у подруги мне попалась книга Тани Танк «Бойся, я с тобой». Я попросила ее дать почитать эту вещь – как знак от Судьбы был. Тогда я четко осознала, что мой шеф – Перверзный нарцисс, который всегда ищет жертв – поставщиков нацресурса. Мы с ним состоим в созависимых отношениях Моральный тиран – Жертва. Сначала Нарцы идеализируют Жертву. Он и правда в первые месяцы делал мне комплименты как женщине и хвалил как профессионала. Потом Нарцы обесценивают Жертву.

Я стала учиться расставлять личные границы, но это привело шефа в ярость. Сейчас ищу новое место работы, т.к. твердо поняла: Нарцы никогда не меняются!

Комментарий психолога: это вариант, когда у одного человека была потребность кого-то идеализировать и у кого-то все перенимать. И нашелся тот, кто с удовольствием занял пустовавшее место. Такие отношения строятся подобно тому, как делают маленькие дети со своими родителями – «Папа – идеал, он все знает лучше всех, поэтому надо на него молиться, смотреть ему в рот и повторять за ним слово в слово».

Занятно другое. Плохим в итоге оказался тот, кто всего лишь пришел на пустое место, уже заранее существовавшее, а тот, у кого место имелось, остался о себе прекрасного мнения (в отличие от трех предыдущих героинь, которые смогли осознать, что корень проблемы-то на самом деле в них был, а руководство – последствие). Это фактически гарантия повторения данной ситуации в другом месте в другое время (как говорится, кто ищет – всегда найдет) и объяснение, почему из созависимых отношений надо выбираться все-таки при помощи профессиональных психологов. В крайнем случае – книг, написанных такими психологами. А Таня Танк, журналист по профессии и филолог по образованию, им не является, кстати. Поэтому разница – просто небо и земля.

РЕЗЮМЕ

У созависимости очень много лиц и форм. Она присутствует во всех отношениях и часто бывает токсичной. Тем не менее без нее можно прекрасно обойтись. Например, не впасть в созависимость, если отслеживать свои реакции и выделить время либо на психологическое самообразование, либо на посещение психолога. Тогда будет возможно выстроить здоровые границы и сохранить рабочий – или партнерский – тандем без перехода грани между нормальными отношениями и созависимыми.■



*Здесь и далее имена героев, отмеченные звездочкой, изменены. – Прим. автора.

Дж. Кэтсмайерс,
психолог, кризисный переговорщик

Как не попасть в бермудский треугольник Карпмана-Бёрна?

Самое главное, что надо знать о треугольнике:

Вам в нем не место!
Треугольник отнимает много времени и сил у всех участников.

Как не стать Спасателем?

Чаще всего, посторонний попадает в треугольник в виде Спасателя. Не всегда очевидно, что ты попадаешь в позицию Спасателя, особенно изнутри. Правда, есть несколько признаков, указывающих на это.

Симптомы Спасательства:
  1. Если вы почувствовали страх ответной реакции. Вас попросили, а вы не помогли – как к вам отнесутся в ответ, что о вас подумают, что скажут.
    • “Вася, помоги, пожалуйста, с этим куском… Что-то совсем не идет…” – и отказать неловко, а что, если он потом скажет, что я зазнался? Хотя и своей работы чуть более, чем много.
  2. Если вы чувствуете себя обязанным улучшить настроение жалобщика и облегчить его жизнь.
    • “Я не могу бросить человека, которому так плохо. Я должен как-то улучшить ему настроение”
  3. Если вы почувствовали, что должны что-то жалобщику (предполагаемой Жертве), решить его проблему или облегчить задачу.
    • “Я, когда принимал его на работу, сказал, что у нас овертаймов почти нет… Я не могу заставлять его выйти на выходных”
  4. Вы думаете, что должны убедить другого человека сделать “правильный” выбор
    • Например, переквалифицироваться в программиста. Или изучить другую технологию.
  5. Чувство вины за действия другого человека
    • “Я PM. Тимлид в моей команде – классно знает технологию, но бывает груб и резок. Каждый раз, когда он орет матом на новеньких и тычет их носом в неизбежные ошибки, меня это бесит и мне стыдно за нашу команду, за то впечатление, которое она производит”

Симптомы позволяют быстро оценить обстановку, для детального обследования можно провести небольшой диагностический тест.

Тест на Спасательство
  1. Представьте, что к вам обратился этот человек с конкретным безэмоциональным предложением, в котором описаны только действия, которые требуются от вас.
    • “Вася опять молча снес нафиг все то, над чем я работал три дня. Разумные люди так не поступают” => “Помоги договориться с Васей, чтобы она комментировал свои действия, которые относятся к удалению чужих кусков кода”
  2. Представьте, что у вас есть возможность это предложение не принимать без санкций с его стороны.
    • Сразу после принятия этого решения вы делаете пластическую операцию, и уезжаете работать в другую страну под другим именем.
  3. Представьте, что вас этот человек узнать не может
    • Мало ли, может быть вы в маске, или он шлет письмо на незнакомый почтовый ящик.
  4. Представьте, что помощь можно будет оказать только тайно. Так, что про это никто никогда не узнает.

Если бы вы согласились помогать на таких условиях, то помогайте, если нет – отказывайте. Тут ваша совесть чиста, вы имеет право отказать, как имеют право отказать вам.

Что не замечает Спасатель?

Люди, играющие роли в треугольнике страдают психологической слепотой, то есть делают вид, что не замечают отдельных вещей. Спасатель, обычно, слеповат на способности Жертвы. Спасателю кажется, что Жертва будет уволена, сопьется, утонет, пропадет, умрет, покончит с собою, если он откажет в помощи или остановится на праведной стезе Спасительства. Часто, Спасатель чувствует, что уже давно не хочет тянуть этот груз на себе, но чувство вины (которое иногда путают с ответственностью) заставляет спасать дальше. Иногда этот груз становится настолько тяжел, что Спасатель, продолжая помогать, сам ищет Спасателя для себя. То есть треугольник отпочковывается в еще один треугольник.

Что делать?
  1. Не переживайте по поводу чужих эмоций. Проявляете здоровый скепсис по отношению к жалобщикам. Не всегда то, что они говорят на самом деле так. Нет они не врут, но приукрашивают весьма искусно (все мы это умеем, научились “он всегда отвергает мою работу”, “он не ценит сотрудников, и хочет их выжать до конца, лишь бы поиметь лишнюю копейку”). В жизни многих людей множество тяжелых ситуаций, в жизни Жертвы, вполне вероятно, тоже сложная ситуация, но ее эмоции рассчитаны на ваши конкретные действия. Кому попало Жертва своих эмоций показывать не будет, как и жаловаться (если вам жалуются – значит, видят потенциального Спасителя)
  2. Не помогайте человеку, который не просит помощи. Для Спасателя весьма характерно додумывать за других. “Он попал в такую ситуацию, ладно сейчас я ему помогу…”. У психотерапевтов есть хорошее правило: “не просят – не лезь”.
  3. Учитесь отказывать. Чаще всего, проще отказать в помощи, чем выпутываться из треугольника. Лучше сделать это корректно, так как вы можете стать для жертвы новым кандидатом на Преследователя, если завяжите конфликт.

Как не стать Жертвой

Бывает, люди попадают в позицию Жертвы, самостоятельно попадают. Например, вас попросили выполнить какую то работу, у вас навалом своей, но отказать вы не смогли. Работа есть работа, ее можно выполнять, можно отказаться, но вы согласились. Хотя своих дел…И тут появляются мысли “а почему всегда я?”, “какого черта меня поставили в такое положение”.
Если, произнося подобные фразы внутренним диалогом, вы имеете хоть толику сомнения в их справедливости, то вы, по всей видимости, вошли в позицию Жертвы. Далее игра будет идти по следующему сценарию: Жертва будет искать Спасителя (хотя бы чтобы поплакаться в жилетку) параллельно будет выполнять работу с невысокой эффективностью (если ее не выполнять совсем, тогда надо выходить из игры плюс иметь дело с Преследователем, что обычно не хочется) и если Спаситель найдется, будьте готовы что в определенный момент вы будете им недовольны.

Синдромы Жертвы:
  1. Вы чувствуете, что Вы не в порядке (позиция “Я-минус” – в Транзактном анализе, но об этом как-нибудь в другой раз)
  2. Возникает жалость к себе
  3. Вы начинаете страдать
  4. Чувствуется собственная беспомощность
  5. Как правило, присутствует индивидуальная эмоция, связанная с этим состоянием (рекетное чувство, оно же чувство-заменитель): обида, вина, гнев. Подобные эмоции часто неадекватны ситуации и больше по длительности и интенсивности, чем обычные эмоции.
  6. Пассивная позиция, мир/люди что то делают с вами, а вы лишь принимаете их действия отвечая страданием и негативными эмоциями
Арсенал жертвы:

Жертву еще можно опознать по типичным приемам: демонстрации страха, игра на жалость, вербализация злости и обиды, готовность обвинить всех, кто: кто виноват в ее страданиях и кто несчастной жертве не помогает, чередование агрессии и аутоагрессии.

Как выйти из позиции Жертвы:
  1. Остановить себя на этапе жалости к себе. Иногда просто остановить себя вовремя вполне достаточно. Спросите себя, в какую игру вы играете и нужно ли вам это?
  2. Попытайтесь не жаловаться. Другими словами не искать Спасателя, так как если в игру включиться еще один игрок, то сложно будет выйти из нее уже вам. Можно отлично пожаловаться любимой подушке, а потом ее еще можно побить в гневе. Буквально полчасика, и вы будете в форме, а игра может затянуться на дни.
  3. Язык тела влияет в обе стороны, как наши эмоции влияют на язык тела, так и язык тела влияет на наши эмоции. Выпрямите спину, улыбнитесь, расправьте плечи, поднимите голову, вздохните полной грудью и последите за подобным языком тела минут 5. Вы можете удивиться, как изменятся ваши мысли за это небольшой промежуток времени, и как изменится отношение к себе.
  4. Ищите возможности. Как можно переосмыслить происходящее (рефрейминг), как выйти из ситуации, как не допустить таких ситуаций в будущем. Технически, начинайте задавать себе подобные вопросы и ищите ответы. На каждый вопрос нужно найти минимум три ответа (а лучше – больше). Начинайте переводить найденные решения в жизнь, то есть сделайте первый шаг. Часто к этому моменту позиция Жертвы уже вас оставила.
  5. Используйте слова с позитивной коннотацией и предложения с активным залогом. Вроде мелочь…но влияет на мышление сильно.
    • “меня подло заставили” => “я согласился”, “они заставляют меня работать на выходных” => “на этой работе я учусь работать под давлением”

Как не стать Преследователем

Все роли треугольника – это разные стороны Жертвы, или, лучше сказать, другие ее воплощения. Преследователь считает, что имеет право давить на Жертву, при этом игнорирует права Жертвы. Обычно, исповедует двойную мораль по отношению к Жертве и к себе.

  • Я – старший на проекте, я имею право вносить изменения без code review. А ты – нет!

Преследователь считает себя лучше Жертвы, часто считает что “с такими как он по-другому нельзя” и “я должен это делать, а то …”. Проблема у Преследователя часто в том, что он исповедует позитивные цели (как минимум для себя), но он явно выбирает не самый эффективный формат достижения этих целей.

  • Когда я тыкаю новичка носом в дурной код, я его учу, как работать лучше!

Иногда Преследователем становятся не по своей воле, а за счет провокации Жертвы…
Хотя это, конечно, только половина правды, Преследователь получает свою выгоду.
Психологически здоровой личностью, со шкафами без скелетов, которая полагается на собственное мнение и рациональный подход, манипулировать практически невозможно. Поэтому советы “как не стать Преследователем” просты: контролируйте эмоции, максимально избавляйтесь от больных тем и запыленных скелетов в душе. Эмоции – это отлично, но в решениях о дальнейших действиях важен рациональный подход.

Читать дальше

Треугольник Карпмана: преследователь, спасатель, жертва. Консультация психолога

Роли, которые мы «играем» в жизни, бывают самыми разными. Всё зависит от ситуации. Это даже не столько роли, сколько ролевые позиции. С возрастом или сменой социального статуса, например, мы добровольно и  непроизвольно или сознательно оказываемся в одной из них.

В психологии даже есть такое понятие Треугольник Карпмана. Этот учёный считал, что основных ролей у человека в жизни три: преследователь, жертва, спасатель. И самое интересное, что с развитием ситуации, мы меняем одну роль на другую. То есть жертвой становится тот, кто её спасал. Сама жертва превращается в преследователя, и спасать жертву уже должен тот, кто преследовал. Чередоваться в этом треугольнике можно до бесконечности, если он, допустим, существует в вашей семье, на работе, в близком окружении.

Ролевое распределение может быть навязано. Например, так всегда получается с жертвой. Это роль, в которой человек оказывается несостоятельным. Ему кажется, что с ним что-то не так, и он нуждается в спасении. Роль жертвы легко можно навязать как несмышлёному ребёнку, так и вполне взрослому человеку.

Чрезмерно заботливые или контролирующие своего ребёнка родители- спасатели —  могут превратить его последующую жизнь в череду ситуаций, где непривыкший к самостоятельности и не ставший взрослым ребёнок часто будет исполнять роль жертвы обстоятельств или конкретных людей.

Преследователь – это не тот родитель, который чрезмерно заботится о ребёнке, а тот, кто всё время его в чём-то обвиняет. В том, что ребёнок неумелый, неорганизованный, ленивый, безответственный, толстый, худой, косолапый и так далее. Это тиран, который считает, что таким вот образом он может направить ребёнка на правильный путь. Это агрессор, которому в силу своего возраста, а потом и развившихся комплексов ребёнок не в силах оказать сопротивление.

Когда в роли преследователя выступает отец, то спасателем становится мать, она защищает своего ребёнка. И растит несамостоятельного, как говорилось выше, малыша. И этот малыш со временем обвинит в этом своего спасателя, то есть сам начнёт преследовать его. И спасать жену придётся уже бывшему преследователю.

Такие же ситуации складываются между начальником и подчинёнными. Между друзьями, приятелями, соседями и коллегами. Слова и действия людей по отношению друг к другу могут нести как конструктивный — созидающий – характер, так и деструктивный – разрушающий. И даже зрелый неглупый человек не всегда может признаться самому себе в том, что он преследователь, агрессор, что он причиняет вред своему ребёнку, другу, коллеге, подчинённому.

Треугольник, как мы знаем из геометрии, фигура очень устойчивая. Ещё именно поэтому из него так трудно выйти.

Но парадокс в том, что есть люди, которые и не стремятся покинуть его границы. Одного  вполне устраивает позиция жертвы, другой наслаждается своей тиранией, третьему безумно нравится спасать. И если эти трое — одна семья, то они могут так жить годами или даже всю жизнь. Время от времени по законам психологии они меняются ролями, но ненадолго и скорее игры или шутки ради. Потом снова возвращаются к своей излюбленной позиции.

Причинить людям добро насильно нельзя. Если им так нравится, убедить их во вредности ситуации почти невозможно.

От человека, который действительно хочет вырваться из этого треугольника, должен поступить определённый запрос, просьба о помощи. Не спешите помогать человеку, который не ищет её. Так вы не станете помощником и ничем не поможете. Вы превратитесь в того самого спасателя, которого не просили спасать, который из лучших побуждений заботы и беспокойства за ближнего превращает его в немощную жертву.

Есть хорошая новость. Считается, что рано или поздно жертва должна проявить своё раздражение по отношению к агрессору, взбунтоваться. Вот тогда у неё и появляется шанс перестать мириться со своим положением, осознать происходящее, попробовать справиться самому или попросить о помощи.

Жертва может перестать быть ею, только осознав, что с ней происходит. Только когда избавляется от зависимости и от агрессора, и от спасателя.

У человека, осознавшего, что с ним происходит, больше шансов перестать быть жертвой, чем у того, кто будет пребывать в счастливом или несчастном неведении. Он даже может избавиться от роли жертвы навсегда. Конечно, для этого потребуются усилия: и для осознания, и для избавления.

Драматический треугольник | Эмоциональный интеллект Жертва, Спасатель, Преследователь

Ваша жизнь — это постоянная драма?

Может быть, это еще кто-то из ваших знакомых? Почему-то кажется, что они всегда привлекают драму. Это похоже на бесконечный сериал Netflix!

Хотели ли вы когда-нибудь остановить драму?

Найдите способ положить конец постоянной эмоциональной битве, которая повторяется в вашей жизни?

Только когда мы поймем, как драма создается и поддерживается в наших отношениях, мы сможем предпринять шаги, чтобы вырваться из нее.

Полезная основа для понимания этой драмы называется «Драматический треугольник».

Драматический треугольник — объяснение динамики нездоровых отношений

Драматический треугольник — очень простая, но проницательная модель.

С тех пор, как Стивен Карпман (Драматический треугольник Карпмана) впервые придумал его в 1960-х годах, психологи сочли его очень полезным для раскрытия того, что происходит в нездоровой динамике отношений.

Изучая способы взаимодействия людей, Карпман понял, что у каждого из нас есть «сценарий» для истории, которую мы проживаем в своей жизни.

Он назвал эти истории «жизненными рассказами».

И он сказал, что если мы сможем изучить и понять эти повествования и их сценарии, они помогут нам понять динамику, которая проявляется в долгосрочных отношениях, а также взаимодействиях в данный момент.

«Драматический треугольник» Карпмана объясняет, что мы ведем себя таким образом, который позволяет нашим сценариям; что мы разыгрываем эти сценарии по отношению к сценариям других персонажей в нашей истории — , играя на основе сценариев, которые у них есть.

Это немного похоже на танец, движения одного танцора связаны с движениями другого танцора.

Коротко о драматическом треугольнике:

«Драматический треугольник» пытается объяснить, как наше поведение взаимодействует для создания и поддержания динамики отношений.

Карпман² показывает, что в основе любого нездорового жизненного сценария лежат три главные роли:

  • Преследователь
  • Жертва
  • Спасатель

Понимание этого поможет нам понять динамику драмы отношений.

Важно понимать, что драма создается, когда персонажи в истории берут на себя разные роли по отношению друг к другу, но что драма поддерживается, когда роли переходят от одного персонажа к другому.

Каждый персонаж может играть и играет разные роли в одной и той же истории по отношению к разным персонажам, в разное время и по-разному.

Прежде чем мы углубимся в каждую из трех ролей, полезно получить общее представление о том, как роли взаимодействуют друг с другом.

Как взаимодействуют три роли драматического треугольника на примере «Красной шапочки»

Драматический треугольник — НЕ сказка

В жизни мы все можем играть каждую из этих ролей — Преследователя, Жертву, Спасателя — и часто более чем по одной за раз.

Разные персонажи пересекаются, видя друг друга по-разному.

У каждого персонажа есть субъективный опыт истории (Красная Шапочка видит в волке своего Преследователя, волк видит в лесном человеке своего Преследователя).

Но жизнь намного сложнее и сложнее сказок.

У наших преследователей не всегда есть большие зубы или топор — в реальной жизни эти роли гораздо более тонкие.

Как только один человек принимает роль, он, по сути, приглашает других в треугольник, чтобы они сыграли другие роли.

Это все равно что бросить кому-то мяч, даже если они этого не ожидали, их рефлексы срабатывают, и они пытаются его поймать. Большую часть времени.

Мы можем научиться преодолевать эти рефлексы — мы НЕ ДОЛЖНЫ попадать в эти роли, , но так часто делаем. Кажется, это дается нам очень естественно.

И когда мы действительно берем на себя роль в ответ, мы входим в Драматический Треугольник, разыгрывая сценарий для этой роли в ответ на сценарий другой.

Что в значительной степени объясняет созависимые отношения

Один из способов описания созависимых отношений — это Драматический Треугольник.

По сути, это отношения, в которых люди заперты в ролях Жертвы / Преследователя или Жертвы / Спасателя по отношению друг к другу.

Жертва, чтобы поддерживать свой сценарий жертвы, нуждается в ком-то еще, чтобы сыграть Спасителя или даже Преследователя, проверяя сценарий своей жертвы. И наоборот .³

Понимание танца между разными ролями и выбор ответа из нового сценария (не из драматического треугольника) поможет нам взаимодействовать с надлежащим здоровым поведением, превращая драму в соответствующее здоровое взаимодействие.

Драматический треугольник в реальной жизни: Джонсоны

Знакомьтесь, Джонсоны. Это фиктивная семья.

Дом Джонсонов очень драматичен.

Миссис Джонсон стала жертвой тяжелых жизненных обстоятельств. Она осиротела в молодом возрасте, и у нее тоже были очень маленькие дети. Контекст ее истории означает, что дети тоже стали жертвами этой истории — жертвами матери, которая не справлялась с жизнью.

Со временем она и ее дети были спасены пожилым человеком, мистером Джонсоном, но со временем осознали, что он на самом деле был новым преследователем — не только для нее, но и для ее детей.

Миссис Джонсон была личностью А-типа — очень сильной, очень экстравертной; уличный умный. Ее закалила тяжелая жизнь.

Ее старший ребенок, Анджела, тоже была очень сильной личностью и в подростковом возрасте была очень дерзкой.

И, конечно, мистер Джонсон тоже был очень контролирующим, и алкоголь только усугублял ситуацию.

Он позаботился о том, чтобы никто из них никогда не забыл, что это был его дом, что он так великодушно открылся им — «спасая» их от той жизни, какой была бы без него.

Младший ребенок, еще одна девочка, Сьюзи, была в самом низу этой иерархии сильных личностей. Она очень рано научилась быть миротворцем, имея хорошо развитую жилку нравиться людям.

Вы можете себе представить, как драматический треугольник разыгрывался за обеденным столом.

Г-н Джонсон считал себя Спасителем семьи, но они воспринимали его как Преследователя. Он делал комментарий за обеденным столом, нацеленный на одного из детей — его жертвы.

Миссис Джонсон встанет на их защиту как Спасатель. Иногда эта реакция была агрессивно-словесной, иногда пассивно-агрессивной, просто через язык тела.

Это превратило мистера Джонсона в жертву материнской защиты миссис Джонсон.

Стремясь установить мир, Сьюзи попыталась облегчить ситуацию, непреднамеренно выступив в роли нового Спасателя семейства . Возможно, не специально для отчима, но чтобы принести мир в данный момент.

Она могла сделать это, сменив тему разговора или пошутя.

И иногда это приводило в замешательство Анджела, которая не понимала, что Сьюзи легкомысленно относится к ситуации — защищая миссис Джонсон, как если бы Сьюзи преследовала ее, новую Жертву года.

Так вот, Сьюзи было нормально быть Жертвой, потому что пока она была Жертвой, никто другой не был. Так что даже тогда она жертвенно чувствовала себя Спасителем , просто отвлекая внимание.

Этот драматический треугольник разыгрывался снова и снова в доме Джонсонов.

Иногда мистер Джонсон даже не участвовал. Иногда это происходило, когда миссис Джонсон и Анджела бодались друг с другом, когда один из них выступал в роли Жертвы или Преследователя друг друга, а Сьюзи Спасательница .

Сьюзи обнаруживала, что играет в треугольник в любой роли.

И затем, конечно, когда Сьюзи стала старше и более независимой, ее ответы были бы более мятежными, превратив ее в Преследователя .

Каждый персонаж играет все роли

Каждый из Джонсонов играл каждую из ролей по-разному, часто в одном и том же мероприятии.

Когда вы встаете на защиту жертвы в качестве Спасателя, очень часто вы одновременно становитесь Преследователем Преследователя этой жертвы — дровосек спасает Красную Шапочку, преследуя Волка, Преследователя жертвы.

Итак, важно помнить, что каждый персонаж может одновременно играть разные роли.

[Примерно сейчас вы можете чувствовать себя подавленным — похоже, что это все плохие новости и что мы обречены повторить эти нездоровые циклы поведения.]

Но можно выйти из поведения «Драматический треугольник» .

Прежде чем мы исследуем, как выйти из поведения Драматического Треугольника (мы делаем это в нашем блоге Empowerment Dynamic, ), важно внимательнее взглянуть на три роли, чтобы понять их мотивацию и сценарии.

Мы начнем с изображения этих трех ролей — Жертва, Преследователь, Спасатель — в крайнем случае, чтобы понять возможности того, как эти роли могут действовать в худшем случае.

Для большинства из нас дела обстоят не так уж и плохо. Тем не менее, контраст крайностей может помочь нам лучше понять динамику.

Жертва, преследователь, спасатель — какая вы роль?

Люди с менталитетом жертвы считают себя слабыми и оскорбленными.

У них появилось ожидание, что они воспользуются преимуществами — обстоятельствами или действиями других людей.

У них есть «внешний локус контроля» — жизнь происходит «ДО» их .

Значит, они не берут на себя ответственность за жизненные невзгоды — всегда что-то или кто-то , кто-то виноват. Они сняли с себя ответственность ».

Жертвы жалеют себя и ожидают, что другие тоже пожалеют их.

Это вызывает почти ненасытную потребность в помощи, и, чтобы получить ее, они рассказывают истории о том, как тяжела жизнь.

Когда люди клюнут на приманку — принимая неявное приглашение спасти их — тогда их роль Жертвы подтверждается.Это становится не просто мышлением, а идентичностью, «жизненным повествованием» или «сценарием», по которому они живут.

В глубине души они верят, что, поскольку у них нет того, что нужно, чтобы решить свои собственные проблемы, кто-то другой должен это сделать. Что другие «в долгу перед ними», потому что, в конце концов, они ни в чем не виноваты.

Чтобы получить необходимую помощь, они могут манипулировать.

Но та помощь, в которой они нуждаются , не та помощь, которую они хотят .Человек с менталитетом жертвы подобен нищему, который хочет подачки, а не возможности работать.

Итак, как правило, они плохо реагируют на попытки кого-то расширить их возможности — это противоречит сути их личности жертвы.

Вместо этого они предпочитают верить сообщениям, подтверждающим их существующую историю и личность.

Нелегко помочь жертвам взять на себя ответственность. Они хотят, чтобы вы исправили ситуацию.

Но это непреднамеренно удерживает их запертыми в личности жертвы, потому что, когда они не могут помочь себе, и когда ваша попытка решить проблему для них не увенчалась успехом, они чувствуют, что теперь могут законно винить вас в своей новой неудачной ситуации.

Когда вы складываете все это вместе, возникает неадаптивный диалог с самим собой, который продолжает нисходящую спираль бесправия.

Жертвы развивают и рассказывают себе «истории о недостатках», когда чувствуют себя маленькими, слабыми или неполноценными. С помощью сценария, в котором есть такие утверждения, как «Меня недостаточно». «Жизнь несправедлива.» «Я не умею» «это не моя вина» и т. Д.

Если жертвы остаются в мышлении жертвы, как мы создаем драму при смене ролей в драматическом треугольнике?

Хороший вопрос.

Жертвы находят большой отклик у других Жертв.

Если кто-то рядом с ними нуждается в спасении, тогда Жертва может взять на себя роль Спасателя для этого человека — они отождествляют себя с историей, которую рассказывает другой человек; они видят себя в нем и просто так могут переключиться в режим Спасателя.

Или они могут наброситься на Преследователя Жертвы, спасая Жертву, преследуя Преследователя (помните, мы можем играть более одной роли одновременно).

Кроме того, когда потенциальный Спасатель не может спасти их, Жертва может превратиться в Преследователя, набросившись на потенциального Спасателя — независимо от того, выбрал ли этот человек быть Спасателем или нет.

[Вы видите, что эти роли не исключают друг друга?]

Спасатели хотят помочь.

Помощь, которую они предлагают, может быть физической, эмоциональной или психологической. Но их помощь, по природе своей динамики в драматическом треугольнике, на самом деле не всегда помогает.

Как и Жертва, у них есть личность, которая сильно связана со сценарием для этой роли.

Им нравится быть теми, кто решает, исправляет или помогает — для них есть эмоциональная и психологическая награда, когда они вмешиваются.

Таким образом, они могут активно искать людей, которым они могут помочь — всегда ищут того, кого можно спасти ».

Предлагая совет и поддержку, Спасатели могут чувствовать себя нужными, полезными и важными. Это дает им цель ».

Они гордятся своей ролью «наладчика». И они могут жаждать похвалы, которую получают в результате ».

Таким образом, спасателям легко считать себя экспертами практически во всех сферах жизни — они всегда знают ответы и не стесняются делиться ими.

Они знают, как построить правильные отношения «правильным путем», как вылечить любую болезнь «правильным путем». Они знают, как «правильно» оказать психологическую поддержку и «правильно» спасти жертву. ¹⁰

В принципе, все знают.

И нам очень повезло, что они есть (нет).

Но это не означает, что их собственная жизнь на самом деле демонстрирует этот «правильный путь», они просто знают, что это такое… очевидно.

Часто экстремальные Спасатели так же сбиты с толку, как и люди, которых они пытаются исправить, — может быть, даже в большей степени.Но они могут не осознавать этого сами.

Спасатели могут относиться к себе с такими убеждениями, как: «Я знаю, что лучше»… или «Я могу вас исправить».

Спасатели думают, что Жертвы, которым они помогают, в конечном итоге смогут взять на себя ответственность за свою жизнь ». Но они не видят, что их постоянное вмешательство на самом деле способствует формированию мышления Жертвы и лишает их силы еще больше.

Они не понимают, что у жертв может быть все необходимое для решения своих проблем.

И не замечают, что своим постоянным спасением они не позволяют жертвам развивать свой собственный потенциал, удерживая их в роли и сценарии Жертвы. ²

Вы можете видеть, как отношения спасателя и жертвы могут легко стать созависимыми. Когда они оба получают эмоциональное и психологическое вознаграждение за исполнение своих ролей за другого?

Пример Спасителя — властный родитель, который изо всех сил пытается позволить своим детям вырасти в независимых взрослых . По сути, властный родитель лишает возможности развивающегося ребенка.

То же самое может относиться к одному партнеру в романтических отношениях или коллеге, который всегда вас прикрывает.

Важно понимать, что эта личность Спасителя возникает не только потому, что есть Жертва, которую нужно спасти. У спасателей есть своя история, они могут нуждаться в спасателях.

Таким образом, их действия могут пригласить кого-то сыграть роль Жертвы в ответ на их потребность в спасении.

Они тоже могут быть зависимыми от ролей, как и Жертва. И эта навязчивая потребность «коренится в их глубоко ущемленной личной автономии». ¹³ Таким образом, им нужно , чтобы почувствовать, что нужны .

Помогая другим, Спасатель может даже отрицать свои нужды и пренебрегать собой.

Их усилия помочь другим проистекают из веры в то, что однажды их потребности будут удовлетворены ».

Но когда это не так, эти Спасатели могут легко переключиться на роли Жертвы или Преследователя.

Не у каждого Спасателя есть «комплекс спасителя», но полезно нарисовать крайнюю картину, чтобы получить хорошее представление о динамике этой роли.

Преследователь выступает за правду, справедливость и справедливость.

По крайней мере, с их собственной точки зрения.

Эта роль считает себя «защитником» идеалов, ценностей и убеждений (тех, которым они привержены), и они могут быть фанатичными в своих попытках отстаивать их.

Этот подход может быть невероятно осуждающим (осуждающим?) И самодовольным.

Это делает людей негибкими и, следовательно, неспособными смотреть на ситуации с другой точки зрения.

И, конечно же, это превращает людей в Жертв, когда они не в состоянии отстаивать идеалы Преследователя.

Фанатики и активисты могут легко попасть в эту роль, как и религиозные фундаменталисты.

У преследователей нет недостатка в «отрицательных чувствах и эмоциях по отношению к людям или ситуациям».¹⁵ Они чувствуют негодование, агрессию и раздражение, которые затем нацелены на того, кому не повезло, что он не соответствовал их идеалам.

Преследователи не любят, когда их считают слабыми или неправыми. Таким образом, они отрицают свои собственные чувства и уязвимость, скрывая любой намек на несовершенство, лицемерие, ошибку или беспомощность.

На поверхности есть попытка изменить поведение тех, кто терпит неудачу, но под этим Преследователи пытаются создать для себя самодовольное безопасное место.¹⁶

Это могло быть основано на их страхе стать жертвой.

Видите ли, на поверхности Преследователи на самом деле считают, что они небезопасны.

Итак, они чувствуют, что им нужно защитить себя, защищая эти идеалы. И они делают это, пытаясь контролировать мир и людей вокруг них.

Это создает для них определенный уровень очевидной уверенности и стабильности, а для других — осуждение ».

Вместо того, чтобы решать проблемы или брать на себя ответственность, они сосредотачивают свое внимание на преследовании других — предпочитая обвинять и перекладывать ответственность на других вместо того, чтобы решать свои собственные проблемы.¹⁸

Но хотя Преследователь может чувствовать, что они строят себе безопасное место, это положение очень шаткое.

Преследователи рискуют упасть с высокой лошади и стать Жертвами своей собственной неспособности соответствовать своим идеалам — Жертвами своего собственного суждения.

Это грехопадение часто используется как повествовательный механизм в фильмах или рассказах:

  • Самодовольный сторонник запретов впадает в пьяный ступор
  • Сотрудник по борьбе с коррупцией берет взятку и подвергается самоосуждению

Итак, мы снова видим, как даже крайние версии одной из этих ролей могут легко попасть в другую роль в истории.

Понимание драматического треугольника помогает взаимодействовать с другими людьми

Теперь у вас есть обзор ролей в драматическом треугольнике.

Эта модель — отличный инструмент, помогающий нам осознать свое взаимодействие с другими людьми ».

Потому что нормальные люди, даже если они не Жертвы, Спасатели или Преследователи, все равно берут на себя эти роли в повседневные моменты.

Все три роли в Драматическом треугольнике взаимосвязаны.Они не существуют сами по себе, а играют друг с другом.

При исполнении любой из этих трех ролей обычно присутствуют две другие роли — они необходимы для создания контекста для третьей или для того, чтобы поддерживать ее в игре .²⁰

Выйти из драматического треугольника (да, можно!)

Если эти драматические роли являются стратегией только для прохождения по жизни, то это помешает вам эффективно продвигаться вперед.

Очень важно выйти за рамки Драматического Треугольника.

Но как это сделать?

Нам нужно найти более творческие, адаптивные или функциональные способы выработки того, как хорошо взаимодействовать с людьми в нашей жизни и эффективно решать жизненные проблемы. (Изумруд и Зайонц, 2019).

Есть ответ на Драматический Треугольник и роли, в которые мы втягиваемся.

Она называется «Динамика расширения прав и возможностей» и, как и в драматическом треугольнике, состоит из трех ролей, каждая из которых является ответом на три роли драматического треугольника.

Mygrow — это онлайн-платформа для личного развития, ориентированная на развитие эмоционального интеллекта, набора навыков, которые помогают людям лучше управлять собой и взаимодействовать с другими. Результатом является более эффективное руководство, отношения, управление стрессом, принятие решений, продуктивность и индивидуальное благополучие.

Ключом к повседневному стрессу, отношениям и решениям является эмоциональный интеллект. Это приводит к увеличению счастья, благополучия и процветания практически во всех сферах жизни.

Понимание драматического треугольника является частью нашего модуля по развитию навыков межличностного общения.

210: Как выйти из драматического треугольника — со Стивеном Карпманом

Вы когда-нибудь чувствовали, что в вашей жизни слишком много драмы? Что ж, если это так, то вы, вероятно, попали в драматический треугольник. Если вы никогда не слышали о Драматическом треугольнике, будьте готовы — вы начнете видеть его ВЕЗДЕ. Сегодня вы узнаете, как его распознать, а еще лучше — как его избежать.Наш гость — доктор Стивен Карпман, создатель драматического треугольника и автор недавней книги «Жизнь без игр: окончательная книга о драматическом треугольнике и треугольнике сострадания», в которой объясняется, как определить источники драмы. и дисфункция — и что делать, чтобы разорвать круговорот. Попутно вы также получите четкие советы, как улучшить общение, как углубить близость и какие соглашения необходимо поддерживать в любых отношениях.

Щелкните здесь, чтобы получить стенограмму Стивена Карпмана

Как всегда, я с нетерпением жду ваших мыслей об этом эпизоде, а также тех откровений и вопросов, которые он создает для вас.Присоединяйтесь к нам в сообществе Relationship Alive на Facebook, чтобы обсудить это!

Спонсоры:

Songfinch.com поможет вам создать оригинальную песню в качестве уникального подарка к любому особому случаю. Вы рассказываете им о поводе, какие эмоции вы хотите, чтобы ваша песня вызывала, какой тип песни вы хотите, и рассказываете им немного своей истории — и они оживляют вашу историю с помощью песни радио-качества, которая передает ее. все. Songfinch предлагает вам скидку 25 долларов на персонализированную «Песню с нуля», если вы используете код купона ALIVE25 при оформлении заказа.

Наш второй спонсор сегодня — Audible. Audible предлагает самый большой выбор аудиокниг на планете, и теперь, благодаря Audible Originals, выбор стал еще лучше благодаря индивидуальному контенту, созданному для участников. В качестве специального предложения Audible хочет предоставить вам бесплатную 30-дневную пробную версию, которая включает 1 бесплатную аудиокнигу и 2 бесплатных оригинала Audible. Перейдите на Audible.com/relationship или отправьте сообщение RELATIONSHIP на номер 500500, чтобы начать работу.

Ресурсов:

Посетите веб-сайт доктора Стивена Карпмана, чтобы найти ресурсы, которые помогут вам покорить Драматический треугольник и жить жизнью, свободной от игр.

Прочтите книгу Стивена Карпмана «Жизнь без игр», чтобы получить подробную информацию о Драматическом Треугольнике, Треугольнике Сострадания и многом другом!

БЕСПЛАТНО Секреты общения во взаимоотношениях Руководство — идеальный помощник для разрешения конфликтов и изменения созависимых шаблонов в ваших отношениях

Руководство по пониманию ваших потребностей (и потребностей вашего партнера) в ваших отношениях (ТАКЖЕ БЕСПЛАТНО)

Посетите http://www.neilsattin.com/triangle2, чтобы загрузить стенограмму, или отправьте текст «СТРАСТЬ» на номер 33444 и следуйте инструкциям, чтобы загрузить стенограмму этого эпизода со Стивеном Карпманом.

Великолепная музыка вступления / завершения, любезно предоставленная: The Railsplitters — Проверьте их

Выписка:

Нил Саттин: Привет и добро пожаловать в еще одну серию «Отношения живы». Это ваш ведущий, Нил Саттин. Иногда жизнь может быть действительно драматичной. Могут быть взлеты и падения, вы можете почувствовать себя жертвой, когда люди просто хотят вас достать. Вы можете чувствовать, что изо всех сил стараетесь показаться людям в вашей жизни, а они вас не ценят.Фактически, они видят в вас своего рода врага, и, в конце концов, вся эта драма разыгрывается таким образом, чтобы мы не были по-настоящему связаны с людьми вокруг нас, и это могут быть просто наши знакомые или наши коллеги и соавторы. работники, или это могут быть люди в нашей жизни, с которыми мы наиболее тесно связаны: наши дети, наши партнеры, мы сами.

Нил Саттин: Итак, около полутора лет назад у меня была ситуация, когда я действительно боролся. И в разговоре об этом с одним из моих друзей.Она сказала: «Вы знаете, это звучит как классический драматический треугольник», а я никогда раньше не слышала о драматическом треугольнике, поэтому я подумала: «Мне нужно это проверить». Я просмотрел его, и в Интернете было много-много ссылок, описывающих, что такое драматический треугольник, и, конечно же, мне казалось, что именно это и происходило в моей жизни, но это не обязательно помогло мне понять, как решить эту проблему. драматический треугольник.

Нил Саттин: Вот и начинается сегодняшняя беседа.С нами уважаемый гость, доктор Стивен Карпман, человек, создавший драматический треугольник и чья работа эволюционировала за пределы драматического треугольника, и это помогает нам увидеть, как избежать этих игр, в которые мы играем друг с другом. способами, которые на самом деле создают близость и близость с людьми в нашей жизни, или, если мы не ищем близости, по крайней мере, они не дают нам попасть в повторяющуюся петлю. Итак, доктор Карпман является автором недавней книги «Жизнь, свободная от игр», исчерпывающей книги о драматическом треугольнике и треугольнике сострадания, а также многих, многих других книг и статей, и мы будем говорить об этом подробнее в ходе курса. сегодняшнего разговора.Если вы хотите загрузить стенограмму сегодняшнего шоу, вы можете посетить neilsattin.com/triangle, как в драматическом треугольнике, или, как всегда, вы можете отправить текст со словом Passion на номер 33444 и следовать инструкциям. Итак, давайте начнем сегодня, доктор Стивен Карпман, большое вам спасибо за то, что присоединились к нам сегодня на сайте Relationship Alive.

Стивен Карпман: Спасибо, Нил, за вопрос, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь людям в их жизни.

Нил Саттин: Отлично.Это лучшее, на что мы можем надеяться сегодня. И я просто хочу отметить, что очень рад возможности поговорить с вами. Люди, которые слушают, не обязательно знают, что мы с вами на самом деле ведем диалог почти все последние полтора года, может быть, даже больше. Так что здорово, что мы, наконец, заставили все это работать. Вы очень заняты презентацией и сбором своих книг, и я рад, что мы наконец собрались сегодня поговорить.

Стивен Карпман: Хорошо.

Нил Саттин: Итак, Стив, Стивен, давайте просто начнем … Вероятно, многие слушающие действительно знают, что такое драматический треугольник, по крайней мере, на каком-то уровне, но для тех, кто этого не делает, или для тех, кто не знает Какое-то время я действительно не думал об этом, давайте поговорим об этом и перечислим каждую из ролей в драматическом треугольнике, а затем поговорим о том, что на самом деле создает драму.Итак, можем ли мы начать с этого?

Стивен Карпман: Конечно. Драматический треугольник — это то, что я создал много лет назад. Изначально я работал над стратегией в футболе и баскетболе, и я делал этот трехугловой треугольник с разными ролями, а потом оказалось, что это применимо к театру, как если бы были злодей и герой. , и жертва. Но, в конце концов, то, как я изначально рисовал, это способ взлета, который представляет собой треугольник с острием вниз, который является жертвой в положении «один вниз».И два человека в позиции власти, в верхнем левом углу, играли роль преследователя, то есть человека, который всегда обвиняет, всегда унижает жертву. А другой угол в правом верхнем углу — это позиция спасателя. Этот человек всегда помогает, всегда пытается спасти и исправить жертву, которая почему-то, кажется, никогда не поправляется, и это очень расстраивает спасателя.

Нил Саттин: Итак, когда вы находитесь в сложной ситуации, как минимум может помочь сделать шаг назад и сказать: «Хорошо, какую из этих ролей я играю? И какую роль в этой ситуации играет другой человек или люди? »

Стивен Карпман: Конечно.Есть разница между ролевой игрой и реальной жизнью. Например, преследователь может быть агрессором в реальной жизни и просто агрессивным человеком, который иногда может быть критичным, но он переходит в треугольник, когда у них есть … Они связаны с кем-то в бесконечной игре. Таким образом, преследователь всегда обвиняет, всегда критикует жертву. Жертва никогда ничего не может сделать правильно, но преследователь всегда должен быть прав, потому что они не хотят, чтобы внутри себя чувствовали себя жертвой, поэтому они всегда должны побеждать.

Стивен Карпман: Теперь спасатель должен был прийти и спасти жертву от преследователя, тогда, скорее всего, спасатель изначально добросердечный человек, и быть спасителем в жизни — это нормально, на самом деле очень хорошо. Но это превращается в драматический треугольник, когда они вовлечены в бесконечную игру с жертвой, которая всегда беспомощна, всегда ошибается, никогда не может сделать ничего правильного, и они истощают себя сами … Осушают себя в своем собственном свете, посвящая свои жизни чтобы спасти жертву и тем временем пренебречь собственной жизнью.

Стивен Карпман: И тогда жертва — это человек, который может быть из своего прошлого, он считает себя неадекватным или недостаточным и каким-то образом попадает в роль просящего о помощи у людей. Но в конце концов, это нормально, но в конце концов, если они попадают в игру, они играют роль жертвы. На самом деле они не жертвы, они играют роль жертвы, которая очень манипулятивна и играет во всевозможные игры, чтобы спасатель помогал им, а преследователь критиковал их.Итак, у вас есть драматический треугольник, это драма. Когда люди попадают в дисфункциональные роли и дисфункциональные отношения, они попадают в треугольник. Иногда они меняются ролями, например, спасатель может внезапно стать преследователем, или жертва может расквитаться со спасателем, став преследователем, так что тогда все усложняется, и вы попадаете в игру, которая … Люди … годами, и люди не могут решить эту проблему или выйти из нее.

Нил Саттин: Итак, как мне узнать, участвую я в игре или нет?

Стивен Карпман: Ну, это зависит от роли, но в первую очередь это очень неприятно.Вы связаны с кем-то другим, вот когда вы находитесь в треугольнике, и это очень расстраивает, потому что вы чувствуете себя втянутым, особенно жертва втягивает человека. Это как зыбучие пески, вы втягиваетесь все глубже и глубже и стараетесь изо всех сил и труднее заставить человека думать, заставить его осознать вещи. Спасатель может сказать: «Я должен заставить вас все осознать». И преследователь может сказать: «Ты тупой, потому что ничего не понимаешь», так что это одно из … Отношения становятся напряженными, раздражающими или истощают энергию, и в первую очередь ничего не исправляется, ничего не проясняется, ничего понимается, и кажется, что он остается таким, и так далее.

Нил Саттин: Итак, если ситуация не развивается и кажется дисфункциональной, то, скорее всего, вы попали в какую-то игру?

Стивен Карпман: И вы можете не знать, что попали в ловушку, вы просто… Вы продолжаете очень стараться, это одна из движущих сил. Вы изо всех сил стараетесь что-то исправить, или быть безупречным в своих ответах, или быть идеальным в своих чувствах, поэтому, возможно, жертва изменится, и человек сможет сделать критику еще сильнее и сильнее, думая, что это преподаст жертве урок, и… Благодаря своей силе они защитят себя от критики.Так что это в первую очередь … Это отношения, и другие люди могут сначала заметить это, а вы можете не замечать этого месяцами и годами, и вы не хотите расставаться с другим человеком, но вы не знаете, как улучшить ситуацию чтобы сделать его пригодным для жизни.

Нил Саттин: Да, а почему вы думаете, что этого недостаточно? «Потому что это был мой опыт в этой конкретной ситуации, и я не могу вдаваться в подробности только из уважения к частной жизни других людей, но я видел, как это происходит, и я такой:« О, это очень ясно, что происходит.И все же, просто осознавая, что я играл роль спасателя, этот другой человек играл роль преследователя, а затем кто-то другой играет роль жертвы, просто осознавая, что этого было недостаточно, чтобы на самом деле изменить динамику. И мне интересно, можете ли вы дать нам представление о том, почему это может быть так, что недостаточно просто признать, что именно это происходит.

Стивен Карпман: Ну, в первую очередь, большинство людей, которые пишут о треугольнике, говорят о расширении прав и возможностей.Нужно чувствовать себя уполномоченными, что они успешны, и если они не чувствуют, что они успешны, что ничего из того, что они делают, не работает, в этот момент они могут отступить и сказать: «Ну, возможно, мне нужно изменить что-то, и это начинается с знания ролей в драматическом треугольнике, что есть роль преследователя, спасителя и жертвы, и люди действительно попадают в ловушку этого и расстраиваются. И как только они узнают роли, им нужно понять свои чувства, понять, почему они находятся в этой роли и в чем их выгода.

Стивен Карпман: Они связаны с людьми, которых они не могут контролировать. Вы не можете контролировать преследователя, спасателя или жертву. Ты не можешь себя контролировать. Итак, в этот момент вы решаете, что будете контролировать себя, и решаете, что делать с игрой. Конечно, вы сначала попытаетесь обсудить это, или вы можете получить консультацию по этому поводу, но в какой-то момент вам нужно решить, что треугольник не работает для вас, и вы двигаетесь дальше, если не можете заставить его работать. лучше для вас или если вы не можете этого терпеть.

Нил Саттин: Да, и я думаю, что одна вещь, которая может быть сложной, — это, вероятно, большинство людей приходят к мысли о драматическом треугольнике, чувствуя себя жертвой того, кто их преследует, и … Это было бы моим предположением. Потому что это то место, где вы чувствуете, что застряли в ситуации бессилия, и поэтому кажется, что может быть сложно пойти к тому, кого вы воспринимаете как своего преследователя, и сказать: «Эй, я думаю … Я читал в Интернете и думаю, что мы застряли в этом драматическом треугольнике, и я почти уверен, что вы застряли в роли преследователя, а я — жертва », — не вижу все идет очень хорошо.

Стивен Карпман: Да, тогда преследователь сказал бы вам, что вы ошибаетесь, и что вы читаете всю неправильную информацию, а ваши друзья говорят вам неправильные вещи, и вы должны быть в форме. Преследователем часто бывает нарцисс или хулиган, и им нравится издеваться над людьми, им просто нравится указывать людям, что им делать. И они могут так ужиться в жизни, но в драматическом треугольнике на самом деле существует связь между всеми ролями, и они фактически оказались в ловушке этой роли, и они могут преследовать спасателя, говоря спасителю, что они не знают, что в мире они делают, и они не собираются останавливаться, потому что это их позиция власти.Так что, как заставить преследователя отступить, будет непросто, и, возможно, какое-то понимание может пройти, или оно не пройдет, и тогда вы столкнетесь с другими решениями, нужно ли вам двигаться дальше.

Нил Саттин: Верно, как всегда, есть элемент того, что кто-то проницательный и пытается понять, например: «Является ли этот человек, которого я воспринимаю, как преследователя, способны ли они приспосабливаться, гибки ли они, они готовы работать со мной, чтобы появиться или нет? »

Стивен Карпман: Ну, еще нужно учитывать роль жертвы.Вы кормите преследователей тем, что им нужно? Вы пытаетесь, как говорится, «проплыть пиццу мимо волка»? Преследователь может не улавливать вещи, потому что ваш способ сказать преследователю может быть либо обвинительным, что заставит преследователя сопротивляться, либо, может быть, настолько сочувствующим и настолько беспомощным, что преследователь сочтет это слабостью, поэтому жертве придется посмотрите на их роль, действительно ли они играют роль, которая делает их неотразимыми для преследователя, а затем жертве нужно будет посмотреть, нужно ли им расширять свои возможности, чтобы они производили впечатление более эффективных и более достойных уважения и вас слушают.

Нил Саттин: Да, и, может быть, сейчас самое время также поговорить о том, о чем вы упомянули несколько минут назад, а именно о том, что люди часто играют более одной роли и могут переключаться между ними. Или они могут воспринимать себя как одну роль, в то время как другой человек воспринимает их по-разному, и пример, который сразу приходит мне в голову, заключается в том, что вы говорите о политической системе, политических партиях в нашей стране, где классический, возможно, республиканский позы, в которых они видят себя спасителем налогоплательщика, а демократ может видеть себя спасителем обычного человека, и оба они воспринимают друг друга как гонителя.И что они каким-то образом становятся их жертвами.

Стивен Карпман: Что ж, это становится отталкивающим от избирателя, когда он понимает, что политика превратилась в игру обвинения людей, лжи, обвинения людей в разных вещах, смены позиции и принятия только одной позиции и незнания того, что происходит. другая сторона прохода. Таким образом, человек выходит из политической игры, уважая обе стороны, чтобы видеть, что у каждой стороны есть последователи и у них есть точка зрения. Теперь другой вопрос о смене ролей вполне реален.Преследователь может решить, что он хочет выиграть игру, и, если его обвиняют в том, что он преследователь, он может переключиться. Они могут переключиться на спасателей и сказать: «О, мне очень жаль. Мне очень жаль, я действительно забочусь о тебе. И я не имел в виду, что… «

Стивен Карпман: Это может быть игра, это может быть манипуляция. Или они могут быть… Сыграйте роль жертвы, чтобы выиграть игру, запутать ситуацию и сохранить вовлеченность. Чтобы они могли сыграть жертву … Их никогда нельзя понять, они действительно пытаются помочь человеку с критикой, и их неправильно понимают.Таким образом, вы можете переключаться вокруг треугольника, чтобы выиграть. Чтобы не попасть в одну из ролей, вы переключаетесь, чтобы выиграть.

Нил Саттин: Ага, а что именно выигрывает?

Стивен Карпман: Ну, победа — это азарт, волнение от драмы участия в каких-то спорных отношениях, в которых некоторые проблемы, проблемные отношения, которые очень вовлекают, это… Они выступают за отрицательные штрихи вместо положительных. , но некоторые люди думают, что отрицательные удары так же хороши или даже лучше, или они даже не знают, почему они вовлечены, но они вовлечены, и иногда они не осознают, насколько они были вовлечены, пока игра каким-то образом не заканчивается, что может иногда быть травматичным или просто умопомрачительным.Это могло бы освободить их, они могут внезапно почувствовать себя свободными. Спасатель говорил: «Я лучше буду умнее мученика».

Стивен Карпман: Они больше не хотят быть мучениками, они хотят быть умными, чтобы они вышли из игры и снова свободны, поэтому жертва может сказать: «Я бы предпочел быть злой, чем грустный, вместо того, чтобы все время жаловаться ». Они злились на всю игру, говоря: «Почему я в этой игре? Почему я всю жизнь играю эту глупую роль жертвы? Я могу достать вещи для себя.А затем они могут расширить свои возможности, что является важной частью драматического треугольника и выйти наружу, поскольку люди учатся расширять свои возможности и понимают, что они не могут изменить других, но они могут изменить себя и получить то, что они хотят в жизни.

Нил Саттин: И где все это… Как вы пришли к треугольнику сострадания в качестве противоядия от драматического треугольника?

Стивен Карпман: Что ж, в транзакционном анализе, который начался с книги Эрика Берна «Игры, в которые играют люди», которая много лет назад была бестселлером, 120 недель подряд входила в список бестселлеров New York Times, и я тренировался с Эриком Берном, и один из принципов транзактного анализа состоит в том, что существует три состояния эго.Люди могут играть роль: родитель, взрослый или ребенок; или быть этими людьми для других. И дело в том, что роли могут быть как положительными, так и отрицательными, так же как критическая родительская роль может быть сыграна отрицательным образом, который всегда критикует, но положительным образом, то есть сильным лидером с решительными… С правилами и людьми. следуйте им, и общество станет сильнее благодаря правилам.

Стивен Карпман: Итак, используя идею Эрика Берна о том, что все эти идеи можно рассматривать как положительные, так и отрицательные, я начал рассматривать каждую из ролей в драматическом треугольнике, которая может быть как положительной, так и отрицательной.Так, например, преследователь настроен очень негативно, потому что они заставляют жертву чувствовать себя ужасно, но если вы выйдете из треугольника, это может быть позитивным, вы можете быть агрессивным, самодостаточным человеком, который полон решимости направить вашу энергию в жизнь, чтобы быть целеустремленным и продуктивным.

Стивен Карпман: А спасатель, как правило, — это человек, по которому все время ходят, люди пользуются спасителем. Они всегда помогают и дают людям еще один шанс, затем еще один, а затем третий шанс, и … Но они могут переключить это негативное спасение на позитивное.Они могут любить себя, и они могут действительно помогать себе и другим. И жертва, вместо того, чтобы быть отрицательной ролью всегда нуждающейся, всегда беспомощной, никогда, никогда не учиться чему-либо, чему им нужно научиться, тогда они могут переключить это на уязвимую роль, что они на самом деле открыты для помощи себе и слушанию других. люди и меняются сами. Так что все три роли могут быть любыми. Но однажды я разработал то, что я назвал треугольником сострадания, который я мог бы расширить, если хотите.

Нил Саттин: Да, давай сделаем это.

Стивен Карпман: Хорошо. Треугольник сострадания, я складываю все вместе и понимаю, что люди фактически выполняют все три роли одновременно. Есть основная роль, которую все видят, но есть две скрытые роли. Итак, используя пример, когда босс выбирает секретаря, он будет рассматриваться как преследователь, и людям не понравится босс, но втайне, если вы хотите по-другому взглянуть на босса или помочь боссу, босс также спасатель.Босс спасает секретаршу, которая не может делать это правильно, которая не может учиться достаточно быстро, поэтому, критикуя секретаршу или будучи помощницей секретарши, они действительно пытаются передать информацию, которая могла бы помочь человеку. В каком-то смысле они также помогают своей работе, потому что, если люди не выполняют свою работу, начальника могут уволить. Так что начальник тоже станет жертвой и скажет: «О, черт возьми, я управляю судном, которое садится на мель, а люди не выполняют свою работу должным образом». Итак, это все три роли одновременно.

Стивен Карпман: И изначально это восходит к временам эволюции, когда есть, что я назвал драматическим треугольником, это еще одна тема, но это … В дни эволюции вы должны задействовать все три роли одновременно, немедленно, чтобы спасти потомство, чтобы перейти к другому поколению. Итак, я отвлекся на ситуацию, которую видел по телевизору на канале Discovery.

Нил Саттин: Хорошо.

Стивен Карпман: Там, где тигр приближался к слоненку, а более крупные слоны кружили над малышом.Итак, как они спасатели, они спасали ребенка. Они также были преследователями, потому что могли преследовать тигра, и затем они также были жертвами, потому что они видели угрозу своей семье, и с сочувствием они могли почувствовать угрозу для слоненка. Итак, все три должны были запускаться и проходить через разные ситуации в эволюции, все три на самом деле исходили из инстинктов. Так что в стрессовой ситуации все три срабатывают одновременно.

Нил Саттин: Интересно, а почему… Так почему же вы назвали это треугольником сострадания?

Стивен Карпман: Ну, треугольник сострадания был… Я выбрал это имя, отчасти из-за его привлекательности, но также и потому, что оно помогает проявлять сострадание к каждому человеку.Поэтому вместо того, чтобы говорить, что преследователь злой, критический и самовлюбленный, вы должны сострадать человеку, который также является спасителем и жертвой того, что он делает. И то же самое, вы бы сочувствовали спасителю, его можно было бы раскритиковать и сказать: «О, вы же спасатель. Может быть, терапевт разрешает пациенту позвонить посреди ночи или что-то в этом роде и не оплачивает счета. Они могли бы сказать, что вместо того, чтобы критиковать человека, который является спасателем, вы могли бы рассматривать его также как преследователя, который держит кого-то в зависимом положении, и они также жертвы, потому что они не знают, как выбраться ситуации, потому что они получают столько ударов и цели от спасения людей.

Стивен Карпман: И жертва, вместо того, чтобы видеть в ней: «О, вы жертва, вы играете в игру с манипуляциями, вы профессиональная жертва», вы могли бы рассматривать их также как преследователя, который они вовлекают других людей в свою игру, и они также спасают. Они дают другим людям то, что они хотят, они дают другим людям возможность приставать к себе, поэтому им не нужно смотреть на свою жизнь. Итак, это продолжается оттуда. В моей книге «Жизнь без игр» первая половина книги имеет дело со всеми различными драматическими треугольниками в различных ситуациях, таких как идентифицированный пациент и всевозможные ситуации.А вторая половина книги посвящена открытому интимному общению, слушанию, ответственности и тому, как выйти из игры.

Нил Саттин: Да, и поэтому я думаю, что опасность состоит в том, чтобы начать путаться, типа: «Хорошо, хорошо, если преследователь является одновременно жертвой и спасателем, тогда какое значение имеют эти различия?» И я думаю, вы говорите, что такое мышление — хороший способ вывести вас за рамки игрового мышления, когда вы застряли в определенной роли или где другой человек застрял в затруднительном положении. особую роль, чтобы развить немного больше гибкости в том, как вы думаете об этом.

Стивен Карпман: Да, слово сострадание может вовлечь людей в прощение других людей за их игру, например, прощение преследователя, не осознавая, что они на самом деле делают, со всей своей критикой. Итак, вы не хотите становиться мягким, вам нужно знать игры, и вам нужно знать роли, и вы не хотите сначала прощать всех, потому что это будет спасением и сохранит вас в игре, но треугольник сострадания используется в основном, чтобы понять, почему играют в игры.Если вы хотите это сделать, большинство людей просто имеют дело с драматическим треугольником с ролями. Я в этой роли, в этой роли. И иногда они попадают в переключатели, что и было треугольником смены ролей, драма смены ролей и привлечения других людей в очередь в качестве преследователей, спасателей и жертв, а также вовлечение множества других людей.

Стивен Карпман: Итак, вот и драма, и переход. Но если вы хотите понять причины, по которым человек вступает в игру, сострадание дает вам три способа поговорить с этим человеком, например, с этим боссом, вы можете сказать: «Я знаю, что вы пытаетесь спасти человека, помогая ему, критика, но, возможно, это не работает.«А еще босс говорит, рассказывая боссу, что они жертва, вы знаете, вы можете стать жертвой, вас могут уволить, если эти люди не научатся своей работе или…

Стивен Карпман: Итак, когда вы хотите понять роли, вы используете треугольник сострадания, и обычно, если вы заходите в Интернет на различные блоги и другие книги, написанные о Драматическом треугольнике, они в основном просто описывайте роли и то, как люди попадают в роли и что делать, чтобы дать себе возможность выйти из роли.Они не часто попадают в рубки, что приводит к дисфункциональным семейным играм. И в моей книге есть список всех неблагополучных семейных игр, но они не делают следующего шага, а именно понимания того, почему люди это делают, потому что это сделало бы их слишком мягкими, и они, как правило, оставались в игра, если они два симпатизируют другим людям.

Нил Саттин: Да, поэтому, когда вы, скажем, работаете с парой, давайте просто выберем типичный пример, например, один человек всегда жалуется, скажем.Итак, у одного человека всегда есть жалобы, а у другого, вероятно, есть история, как и у меня, этого никогда не будет достаточно. Моему партнеру никогда не будет достаточно того, что я делаю. Как вы могли бы помочь им использовать треугольник сострадания как способ выйти из этой динамики?

Стивен Карпман: Итак, мы рассмотрим три мотивации, стоящие за точкой зрения друг друга. И я делал упражнение, в котором каждый разговаривал бы с другим человеком. Один человек сказал бы, скажем, жалобщик сказал бы другому человеку.Я знаю, что жалуюсь как жертва, но я также преследую и заставляю вас чувствовать себя виноватым из-за моих жалоб, и я также спасатель, потому что я усиливаю энергию между нами и даю вам то, что вам нужно, чтобы чувствовать себя выше. А затем они делали треугольник для другого человека. Как будто я знаю, что ты выступаешь в роли преследователя, что не работает, потому что я буду бороться с этим, но я знаю, что ты также спасатель, потому что ты пытаешься помочь, и я знаю, что ты тоже жертва потому что вы чувствуете, что это невыносимо, и боитесь, каким будет следующий шаг.Итак, я буду выполнять упражнение треугольника сострадания, и я хочу, чтобы его выполняли оба человека.

Стивен Карпман: Итак, жертва должна пройти свои три роли и три роли преследователя, а затем преследователь должен будет рассказать другой, вот роли и вот ваши три роли. Это упражнение «треугольник сострадания» очень трогательно, и его применяют во многих лечебных центрах. И я просто хочу, чтобы больше людей знали об этом, и, конечно, использовали бы, желающие будут надеяться и стать жертвами позиции.Так что я откажусь от этого.

Нил Саттин: Что ж, здесь мы принимаем меры, которые, надеюсь, многие из вас выйдут и возьмут «Жизнь без игр». Это на Amazon, и там много информации, есть что усвоить, и даже просто описание Драматического Треугольника и Треугольника сострадания. А затем, как вы упомянули, Стивен, вы переходите к разговору о построении близости, общении и укреплении доверия, и, очевидно, это большая часть того, о чем мы говорим здесь, в моем шоу «Отношения живые», потому что это строительные блоки. успешных отношений.

Нил Саттин: Ага.

Стивен Карпман: Хорошо. Итак, вторая половина книги начинается с трех правил открытости. Он начинается с идеи, как наладить общение, и трех правил открытости: поднимать, обсуждать, завершать. И я много чего вложил в это: как высказать свое мнение, чтобы люди его слушали, или как вы можете поднять вопрос, чтобы они его не слушали. И чтобы поговорить об этом, я говорю обо всех различных играх, которые происходят, обо всех проблемах с прослушиванием, которые возникают, обо всех различных блоках, которые возникают, чтобы помешать кому-то выслушать вашу точку зрения.И затем, подведя итоги, у меня есть совершенно другая серия о том, как вместо того, чтобы говорить о чем-то до смерти, вы можете подвести итог, и это будет целью. И поговорим об этом, я много слушаю, и у меня есть … Множество различных теоретических идей, которые я написал, но все они практические. И затем пример, который вы ранее упомянули о заявителе. У меня есть человек, который учится прислушиваться к мнению другого человека.

Стивен Карпман: Так вот, у меня есть такая штука, которая называется циклом слушателей, это четыре вещи, которые в идеале должен делать хороший слушатель, и это … Я включил их в цикл, потому что все они связаны.Итак, это буквы S-E-V-F. S — удары. Вы даете человеку удары за то, за что… За то, кто он. А затем буква E означает ободрение. Вы их ободряете. «Вы можете продолжать говорить. Вы можете сообщить мне об этом в любое время ». И это сохраняет канал связи. И следующая буква — V для подтверждения. Вы подтверждаете все, что правда, что говорит другой человек. И у меня есть правило 10 процентов, согласно которому 10 процентов всего, что вы говорите, правильно, а 10 процентов всего, что вы говорите, неверно, и 10 процентов населения согласятся.

[смеется]

Стивен Карпман: И это я использую в парах, чтобы убедиться, что кто-то слышит хотя бы то, что говорит другой человек. А затем, так что это подтверждает точку зрения. И, наконец, финал — это завершение. Это подтверждает цель общения — вы показываете какие-то результаты. После общения вы демонстрируете ощутимые результаты обсуждения. Это я называю циклом слушателей.

Нил Саттин: Да, это…

Стивен Карпман: Также есть…

Нил Саттин: Вперед.

Стивен Карпман: Существует также цикл того, как вы не позволяете людям когда-либо донести свою точку зрения. Так что я могу упомянуть об этом, если хотите.

Нил Саттин: Конечно, давай посмотрим. И, чтобы быть ясным, мы находимся в разделе вашей работы «обсудить это»?

Стивен Карпман: Ага. Итак, там три буквы … Четыре буквы. В этом цикле, C-A-S-E, это четыре способа, которыми вы можете помешать человеку эффективно общаться.Первый C снисходительный. Я предполагаю, что, возможно, слушатели или вы могли бы представить ситуацию, в которой вы действительно серьезно пытаетесь достучаться до другого человека, и этот человек, в свою очередь, сначала снисходителен, они смотрят свысока на все, что вы делаете , они говорят: «О, это просто ваш симптом… Вы разговаривали не с теми людьми. Ты просто дурак. Ничего из того, что вы говорите, неверно «. Так что они снисходительны и смотрят на вас свысока. Следующий блок будет резким. Их просто внезапно обрезают … Вдруг обрывают общение: «Стой.У меня было достаточно. Прекрати. А потом они выходили из комнаты, вешали трубку или что-то в этом роде.

Стивен Карпман: Это было бы устрашающе, и это остановило бы общение. Следующим в цикле будет S для скрытности. Они будут утаивать всю информацию, которая вам нужна, чтобы услышать их точку зрения, и они будут утаивать всю информацию, которая поддерживает то, что вы их услышали. Так что они держатся в секрете, и вы не можете… Вы не знаете, где вы стоите с человеком, который не дает вам достаточно информации.Но это информационный блок, поскольку не предоставляется достаточно информации, чтобы коммуникация продолжалась дальше.

Стивен Карпман: И последний блок — это человек, с которым вы говорите уклончиво. Они говорили быстро, они быстро меняли тему, они сбивали вас с пути к другой теме, которая на самом деле была более интересной, и вы забыли свою первоначальную мысль. Так что блокировка C-A-S-E или CASE помешает вашей эффективности. Но если вы знаете четыре разных блока, возможно, вы сможете обратиться к одному из них и разбить его на части.Если вы можете сломать один из блоков, тогда вы сможете… Человек будет готов вас выслушать. И согласно анализу транзакций, положительно-отрицательным правилам, есть также положительное C-A-S-E, что вместо снисходительности вы будете заботиться о C; Вместо A, Abrupt, вы были бы доступны. Конечно, было бы неплохо поговорить с кем-нибудь, у кого есть доступный.

Стивен Карпман: И вместо S для скрытности человек будет делиться. «О, круто. Этот человек делится со мной информацией.Теперь мы можем двигаться дальше ». И вместо E за уклончивость, вы бы сказали, они заняты. «О, они продолжают обсуждать эту тему. У нас будет достаточно времени, чтобы обсудить это полностью, вместо того, чтобы внезапно останавливать тему через 30 или 5 секунд ». Итак, есть положительная петля. И на семинарах, которые я провожу, и я провожу семинары по всему миру, семинары… Мы выполняем это упражнение. Человек практикует каждый из этих четырех негативов, а затем другой занимается с ними, а затем вы переходите на другую сторону.Итак, на всех этих различных информационных и коммуникационных блоках люди могут их практиковать. А в семейной терапии вы можете заставить их фактически практиковать отрицательное C-A-S-E, а затем переключить его на положительное C-A-S-E. И все это может…

Стивен Карпман: Все эти вещи в последней половине книги… Можно практиковать. А также социальные навыки. Я мог бы упомянуть, что изначально в «Играх, в которые играют люди», игры были прописаны. Эрик Берн перечислил более 100 игр, и это была очень популярная книга.Но у него не было возможности выйти из игры. У него было то, что он назвал антитезисом. Например, одно или два предложения о четырех или пяти играх, которые вы могли бы сказать, просто остановили бы игру прямо здесь. Но дальше он не пошел. Я был единственным в области анализа транзакций, который действительно пошел дальше. И вся моя книга … Она о том, что с этим делать. Тренировка социальных навыков и построение отношений, тренинг и построение близости, тренинг, с которым вы можете выйти за рамки игр.

Нил Саттин: Отлично. Итак, давайте вытащим еще несколько из них, потому что их так много, что на самом деле … Что ж, мне нравится то, что это … То, как вы количественно оцениваете эти способы бытия, делает это действительно ясным. то, о чем я бы не подумал раньше. Прежде чем мы углубимся в один из них, я думаю, мы должны упомянуть две важные вещи. Во-первых, мне интересно, если вы, мы упоминали транзакционный анализ несколько раз, это ваша область.Можете ли вы дать нам такую ​​же панораму с высоты 10 000 футов, чтобы люди слушали, если вы не знаете, что такое транзакционный анализ, вот что это такое?

Стивен Карпман: Конечно. Первоначально область психотерапии находилась в области того, что открыл Фрейд. Фрейд был гипнотизером, и он был психиатром, и он … Со своим умом как гипнотизер, он полагал, что если бы вы могли вернуть людей в детство и высвободить все травмы и все подавленные энергии детства, это освободит увеличение энергии позволит им быть более свободными в своей жизни.Итак, это называлось психодинамическим подходом или так… Или на более высоком профессиональном уровне это психоаналитический подход. И все, что вам нужно сделать, это вернуться в детство и понять вещи. Эрик Берн пришел в Сан-Франциско в очень революционные времена, в 1960-е, в очень революционные времена, когда все переосмысливалось, и он сказал: «Почему вы должны вернуться только в детство? Давайте посмотрим, что на самом деле происходит на социальном уровне. Что на самом деле происходит между людьми здесь и сейчас, с чем им приходится иметь дело? »

Стивен Карпман: Например, вы можете говорить о своем детстве сколько угодно, но что, если вы разводитесь, или что, если начальник понизил вас в должности и поставил ваш стол в коридоре или что-то в этом роде, когда вы были в отпуске, или какая игра тебе приходилось иметь дело? Поэтому он упомянул игры и дал им очень запоминающиеся названия, например: «Я только пытаюсь тебе помочь», или «Теперь ты у меня есть, сука», или игра «Пни меня».Итак, он пришел… Итак, книга, конечно же, была бешено популярной, конечно, люди читали ее, чтобы понять, в какие игры играют другие люди [смеется], и не обязательно использовали ее для выяснения своих игр. Но он поднял весь уровень, социальный уровень. Итак, транзакционный анализ имел социальный уровень, так называемый ТА, ТА для транзакционного анализа. А потом психологический уровень. Психологический уровень — это когда вы погружаетесь в глубину, в детство, которое сейчас называется сценарием, когда люди пишут свои жизненные сценарии в молодости, а затем они разыгрывают свои жизненные сценарии, как если бы они играли.

Стивен Карпман: И анализ транзакций имеет много общего с анализом сценариев. И у меня есть, может быть, средний раздел моей книги посвящен анализу сценария. Как узнать свою жизненную позицию? Например, возможно, у вас есть жизненная позиция «Я в порядке, ты не в порядке» или «Я не в порядке, ты в порядке», что было написано в книге Тома Харриса «Я в порядке, ты». «Re Okay», который был еще одним большим бестселлером 60-х и 70-х годов. Таким образом, транзактный анализ стал важной силой в психологии и психиатрии, и ему преподают во всем мире.У нас есть учебные центры в 30-40 странах и конференции по всему миру, так что это важная область психологии. Но из-за преобладания психоаналитического подхода в некоторых школах его фактически не обучают.

Стивен Карпман: Итак, это одна из игр, в которую люди играют, чтобы защитить свою территорию. Но он становится все более популярным, и моя книга продается, я, вероятно, продаю около 10 в неделю или около того. И книги по транзакционному анализу и конференции по всему миру постоянно.Так что это стало довольно популярным, и все больше людей смотрят на то, что происходит между людьми, а не на то, что происходило в детстве.

Нил Саттин: Верно, поэтому идея состоит в том, что вы анализируете то, что на самом деле происходит между двумя людьми в настоящий момент, как…

Стивен Карпман: Справа. И единственный прецедент этого был еще в начале 1960-х годов в районе залива, когда они начали семейную терапию, и у них фактически стали называться названия того, чем люди занимались в кругу семейной терапии.Типа, люди, которые … Были диады, триады и тому подобное. Но Эрик Берн просто прыгнул в будущее, назвав игры, в которые играл каждый отдельный человек, и поднял их на разных уровнях. В некоторых из этих игр он написал о шести или семи разных уровнях, объясняющих, почему люди в них играют. И это привлекло тех, кто более ориентирован на глубину, которые осознали, что в…

есть много глубины.

Стивен Карпман: В том, что люди делают друг с другом, есть много глубины, как и в том, что они делали в детстве, что, я думаю, психодинамически было похоже на то, что есть дюжина защитных механизмов, которые люди использовали бы, которые были довольно глубоко, но в ТА у вас столько же или даже больше механизмов социальной защиты, как вы удерживаете людей от близости, как вы не позволяете людям высказывать свою точку зрения, как вы удерживаете людей в одиночестве.Так что это своего рода ТА, в первую очередь моя книга, больше пошла в этом направлении.

Нил Саттин: Да, и я думаю, что это определенно одна из ценных вещей: как только вы видите, что находитесь в определенной игре, вы говорите о названии, которое может быть напечатано на чьей-то свитер типа «Это игра, в которую я играю с тобой», которая дает вам подсказку типа: «О, на самом деле я на самом деле не общаюсь с этим человеком. Мы просто танцуем этот танец, который на самом деле мешает нам общаться друг с другом.”

Стивен Карпман: Да, я рад, что вы упомянули об этом. Толстовка была идеей, о которой Эрик Берн говорил на наших семинарах, и я тренировался с Эриком Берном на его еженедельных семинарах в Сан-Франциско в течение почти шести лет. И он имел обыкновение шутить о толстовке, но я пошла намного дальше. На самом деле он говорит вам, в какую игру играет человек. Представьте, что вы пытаетесь дозвониться до кого-то, и вы смотрите на его толстовку, и там написано: «Меня не волнуют вы или то, что вы говорите», и вдруг вы говорите: «Боже мой, посмотри при этом.«Я подумал, что есть пара…

Стивен Карпман: Я свел это к двум толстовкам. Один из них — притворимся толстовкой, давайте притворимся, что меня волнует то, что вы говорите. А другой был «попробуй и… попробуй и… попробуй и заставь меня слушать тебя». Так что «давай притворимся» и «попробуй и попробуй» тебе ничего не подадут. Открывает игру. Иногда вы не понимаете этого до тех пор, пока не уйдете, и думаете: «Черт возьми, у этого человека была толстовка, в которой мне все равно, что вы говорите, или я никогда не собираюсь никого слушать», а затем вы понимаете: «Вау, это игра.Таким образом, вся суть игры может быть завернута в их толстовку. В ТА много работы над интуицией, ее использованием и чтением того, что делают люди, а также способами проверки своей интуиции.

Нил Саттин: Да, так что если бы у меня было… Допустим, я был с кем-то, и я подумал, что их толстовка была такой: «Давайте представим, что мы… Что мы будем вместе работать над нашими проблемами», может быть, это было бы хорошо. Откуда мне знать, что этот человек на самом деле просто играет со мной в игру, потому что на спине его толстовки это было бы на самом деле, я здесь главный, или что-то в этом роде.

Стивен Карпман: Ну, это была оригинальная толстовка Эрика Берна, вот передняя часть толстовки и то, что вы видите, а задняя часть — после переключателя. Переключатель очень важен в играх, как будто вы думаете, что видите что-то, а затем вы переключаетесь, и внезапно вы говорите: «Боже мой, вот что случилось». Таким образом, в этом свитере может быть алкоголик, одетый в толстовку: «Давай представим, что я собираюсь бросить пить на этот раз», или «Давай представим, что твои мысли дошли до меня.А затем спасатель или помощник могут сказать: «Давайте притворимся, что я собираюсь действовать эффективно, а вы меня слушаете» или «Давайте представим, что мы все будем жить долго и счастливо. ” Но это интуиция, о которой вы, возможно, не сможете подумать в пылу игры, но когда вы уходите из игры, вы говорите: «Боже мой, я говорю с толстовкой, которая говорит:« Мне все равно. о тебе », и я никогда не буду», на спине ».

Нил Саттин: Да, как бы вы это проверить? Как вы узнаете, если … Потому что я думаю, что можно легко отойти от человека и просто сказать: «О, хорошо, у меня есть история об этом человеке, а именно, они никогда не будут заботиться обо мне или они на самом деле меня не интересуют.На самом деле, это может быть хорошо. Я думаю о том, чтобы пойти на первое свидание с кем-то и попытаться справиться с неловкостью этого, и, возможно, уйти от этих мыслей типа: «Да, этот человек, они просто не заботиться обо мне.» Как бы вы узнали, правда ли это на самом деле?

Стивен Карпман: Ну, наверное, со временем это выйдет или скажет… Вы упомянули, что есть это… Что если парень думает… Видит толстовку девушки и говорит: «Я не мужчина, я» я не испытываю к тебе романтического влечения », ну тогда он двигается иначе.Он говорит с ней иначе, чем предполагает: «Я красотка, а ты мой мужчина», думая, что это именно то, что происходит. Так что это способ понять, что происходит, что это за игра … Есть ли игра и каковы реальные позиции? Итак, можно надеяться и желать, и, может быть, это сработает, все будет хорошо, но только тогда, когда есть игра и один способ узнать, что это за игра, — увидеть толстовку, а затем вы идите оттуда, вы можете поднять это.

Стивен Карпман: Существует новый тип терапии, называемый терапией отношений, в которой терапевт делится своими чувствами со своим клиентом, и они могут фактически сказать клиенту: «Я чувствую, что вас не интересует все, что я говорю», это могло бы начать разговор, но это нормально выражать свои чувства по поводу того, что, по вашему мнению, происходит, пока существует договор открытости … Договор о том, чтобы быть открытыми и делиться друг с другом без игр.

Нил Саттин: О боже, вы просто напоминаете мне о стольких вещах из вашей книги.Итак, прежде чем мы погрузимся в это, просто вернемся к делу, блокам общения, о которых вы говорили: C — снисходительный, A — резкий, S — скрытный, E — уклончивый. Если я чувствую, что одна из этих вещей происходит с моим партнером или с человеком, с которым я разговариваю, какая стратегия, по вашему мнению, была эффективной… потому что вы упомянули, иногда вы можете взять один из этих блоков и сломать это вниз, а затем вы проходите, и затем вы снова возвращаетесь к общению с этим человеком.

Стивен Карпман: Итак, первый шаг в изучении игр, в которые играют люди, в изучении интимного общения и т. Д., — это определить это. Итак, если вы определили человека как снисходительного, вы бы сказали: «Подождите, мне нужно немного больше уважения к тому, что я говорю, вот мои соображения». Так что вы могли пойти на это. Если вы слышали, что человек резок, то заранее скажите: «Мне нужно как минимум пять минут, чтобы поговорить с вами. Вы дадите мне пять минут? » Итак, у вас есть способ справиться с этим.Что касается секретного блока, вы бы сказали: «Мне нужно, чтобы ты сказал мне, почему ты это делаешь, и я скажу тебе, почему я это делаю, чтобы ты создал замену для совместного использования».

Стивен Карпман: А затем для… Для Е, уклончивого, вы говорите: «Я не хочу начинать менять тему», или как только они меняют тему, вы говорите: «Подожди, ты» меняете тему обо мне, вас здесь нет, или вы меня не слышите, или давайте останемся на одном моменте, это важно ». Так что, зная, что такое блоки, вы можете решить каждый из них, и это будет более эффективно, чем если бы вы просто вскинули руки и сказали: «Ну, это невозможно.Я не могу с тобой разговаривать.

Нил Саттин: Справа.

Стивен Карпман: Что тоже может сработать.

Нил Саттин: Хорошо, я думаю, это работало бы по-другому, сохраняя вещи такими, какие они есть. Мне любопытно. Вы упомянули ранее очень кратко, я думаю, вы называете их состояниями эго, критическим родителем, заботливым родителем, взрослым, свободным ребенком, приемным ребенком, я думаю, что я правильно помню их. И то, как каждый из них дает нам некоторую гибкость и то, как мы взаимодействуем с другими людьми, и, возможно, также то, как мы застреваем в том или ином режиме.Можем ли мы поговорить об этом немного, а затем я бы хотел сделать своего рода мост, который соединяет вашу карту близости и то, как люди могут думать об уровне близости, шкале близости между ними и другим человеком.

Стивен Карпман: Хорошо. Таким образом, эго-состояния были способом Берна экстернализовать супер-эго, эго и ид Фрейда, которые являются тремя факторами внутреннего разума: у человека есть супер-эго, критически настроенное по отношению к себе, или у него есть эго, которое имеет дело с миром, или у него есть Идентификатор могущественной силы.Итак, фрейдистская динамика была основана на том, что Эрик Берн перенес ее в реальный мир и сказал, что в реальном мире есть люди, которых вы видите своими родителями, взрослыми или детьми, и это дало ты способ смотреть на людей. Это было отправной точкой. Теперь каждое эго-состояние немного подразделяется, и они могут быть положительными или отрицательными. Как будто родитель подразделяется на матрон и покровителей, я думаю, это отец и мать, вы знаете, разные типы систем по всему миру.

Стивен Карпман: Таким образом, критически настроенный родитель будет авторитетным родителем, который поддерживает правила общества, корректность и этику. Но отрицательно-критичный родитель — это тот, кто будет просто бесконечно критиковать людей. Итак, у всех состояний эго есть положительные и отрицательные стороны. Гибкий человек — это тот, кто гибко поддерживает контакт со всеми состояниями эго. Они могут легко входить и выходить. И одна из дюжины книг Эрика Берна, полдюжины книг, называется «Движущееся я».Во время. В вашем разговоре с кем-нибудь. Если вам нужно пойти к… Хорошо, критически настроенный родитель, вы говорите: «Погодите, вы нарушаете наши правила». Или вам нужно пойти к мятежному ребенку, вы можете сказать: «Да ладно, давай повеселимся. Это глупо.» Итак, вам нужно иметь возможность передвигаться, или вы можете войти в взрослого и сказать: «Подожди минутку. Я не понимаю, что происходит. Давайте посмотрим на процесс. А давайте посмотрим, куда мы идем с информацией ». Итак, вам нужно уметь перемещаться по всем состояниям эго.Итак, это гибкий человек.

Стивен Карпман: Человек, которого запирают, он может запереться с критическим родителем, запереть только в свободном ребенке, он всего лишь отрицательный свободный ребенок, где он все время просто глуп, и вы никогда не можете говорить им. Или это может быть заперто в негативном заботящемся родителе, который просто хочет спасти жертв, все, что их волнует в мире, — это жертвы, и все, что вы делаете, является симптомом чего-то. Таким образом, вы можете сами попасть в определенное состояние эго.И с вами можно поговорить с кем-то еще, кто заблокирован только одним состоянием эго, и это называется состоянием исключенного эго. Итак, Эрик Берн много пишет об эго-состояниях в своих ранних книгах. Хороший способ…

Нил Саттин: И…

Стивен Карпман: Эго утверждает, что это хороший способ определить, с кем вы разговариваете. Есть отличная идея доктора Дьюси, называемая эгограммой, и вы смотрите на кого-то и видите эту вертикальную гистограмму, показывающую, насколько критично настроен родитель, насколько заботливым является их родитель, заботливый родитель, взрослый протянул руку, приемный ребенок и вы получить представление о том, кто они.Мы говорим с настоящим крутым человеком, человеком, чей критически настроенный родитель может быть первым на гистограмме, их взрослый может быть вторым, и, возможно, ваш свободный ребенок или они уязвимы, у них есть ребенок, который очень низкий. Или это может быть разговор с очень гибким, легко управляемым человеком, они могут быть полностью в своем ребенке, и все либо игривы, либо печальны, либо обижены, и у них нет ни родителей, ни силы, на которую они могут положиться.

Стивен Карпман: Итак, в ТА много говорится о состояниях эго, и я тоже говорю об этом в своих книгах, потому что у меня есть один вариант этого варианта, эта статья, которую я назвал, назвал вариантами и показывает вам, как вы можете переключаться между различными состояниями эго, чтобы справиться с ситуацией с кем-то другим.

Нил Саттин: Ага, что бы было примером этого?

Стивен Карпман: Хм?

Neil Sattin: Итак, если бы я хотел, скажем, я пытался оценить, где кто-то был, и мне нравится, как вы подняли это с точки зрения того, как смотреть на них и видеть, где они появляются на баре. На графике они высокие в одном измерении или низкие в другом? Есть ли у вас предложения, как выявлять разные состояния у других людей?

Стивен Карпман: Ну, есть два пути.В моей книге «Жизнь без игр» есть краткое изложение статьи «Опции». А затем, в моей последней книге «Сборник статей и транзакционный анализ», у меня есть копия исходной статьи о вариантах, в которой приведены все примеры. Это отличается от эгограммы, которая представляет собой интуитивное прочтение другого человека, в котором вы можете сказать, сколько энергии эго-состояния находится в другом человеке, с которым вы имеете дело. Итак, это упражнение на интуицию, интуиция, читающая, как толстовка, или просто эгограмма, а толстовка — способы читать человека, с которым вы разговариваете.

Нил Саттин: Понятно. Понятно. Хорошо, давай, если сможем … В наши последние несколько минут здесь. Одна вещь, которую, я думаю, вы очень красиво описываете в своей книге, — это способы, которыми мы создаем близость по отношению к другому человеку, и две концепции, которые приходят мне на ум здесь, — это контракты доверия, которые мы заключаем с другими. А потом близость. Я думаю, вы называете это шкалой близости, которая помогает вам увидеть, где вы находитесь с точки зрения вашего уровня близости с другим человеком.Так что да, давайте нырнем туда.

Стивен Карпман: Хорошо, спасибо, что упомянули об этом. За прошедшие годы у меня появилось много разных идей. У меня была старшая сестра, которая преподавала, каждый год у меня возникала одна новая идея или один новый проект, который ты осваиваешь. Она говорила: «Ну, в один год ты овладеваешь боулингом, в другой год — мастером рукоделия». Поэтому я поставил перед собой задачу каждый год создавать новую теорию. Так что обе это новые теории.

Стивен Карпман: Пять договоров доверительного управления для пар… Может оказаться, что это одна из самых популярных идей, которые я реализовал.То есть вы рисуете два набора состояний эго, обращенных друг к другу, и доверительный контракт между нормальным критическим родителем и нормальным критичным родителем, другим человеком, является контрактом без коллапса. Вы согласились на заключенные вами контракты, вы не перестаете работать внезапно. Вы не прекращаете свою гигиену внезапно, вы не нарушаете сразу все правила, вы не… Итак, договор о недоверии заключается между критически настроенными родителями, между двумя заботливыми родителями.

Нил Саттин: Справа.Это также как если бы вы не угрожали покинуть другого человека или…

Стивен Карпман: Между двумя заботливыми родителями пара соглашается в контракте о защите, что вы думаете защитить другого человека от чрезмерного стресса. Между взрослыми заключен договор открытости. Поднимите, обсудите, завершите это в удобное время, а не просто в любое время. А потом между свободным ребенком. Это договор об удовольствии, в котором вы действительно хотите доставить другому человеку много удовольствия и все, что вы можете, и другое в их жизни, и вам двоим.

Стивен Карпман: А между адаптированным ребенком есть договор гибкости, на который вы соглашаетесь уступить. Вам не нужно побеждать 51% всех аргументов. Итак, это идеал, которым они живут. Каждый человек должен жить этим сам, и они также хотят, чтобы это поддерживалось в другом человеке, но все они могут очень быстро сломаться. У меня был один пример, когда алкоголик вышел и напился в ресторане и кричал. Он сразу же разорвал контракт о недопустимости краха.Он просто сломался и устроил сцену. Он нарушил договор о воспитании и защите. Все смущались, все дети стеснялись, и это было нарушено, и договор открытости был нарушен, потому что с ним нельзя было обсудить вещи, он был в менталитете не думающего.

Стивен Карпман: А потом свободный ребенок, договор удовольствия, в том ужине в ресторане не было ничего приятного, когда он устроил сцену с рестораном, которая была бы довольна даже Джеку Николсону в одной из своих книг, фильмы.А затем между приемным ребенком — договор гибкости. Здесь нет гибкости. Он не уступал людям, которые просили его остановиться или что-то в этом роде. Значит, весь договор может быть разорван. А когда рушатся брачные или долгосрочные отношения, иногда один за другим, контракты разрываются. Может быть, сначала прерывается контакт с удовольствием. Они просто слишком много говорят о проблемах и тянутся вниз. Или, может быть, контракт без коллапса нарушен. Они выходят и заводят партнера где-то еще, поэтому контракты могут быть заключены один за другим, но они также могут быть разорваны.Вы также упомянули, что это шкала близости?

Нил Саттин: Ага.

Стивен Карпман: Хорошо, я составил каталог тем, о которых говорят. Я никогда не видел, чтобы кто-нибудь так делал. Я иду по пяти уровням от 20%, 40%, 60% до 100%. И это актуальные темы, о которых говорят. Некоторые темы могут сблизить людей, что находится справа от шкалы на 100%, или они могут отдалить людей. Эрик Берн однажды привел пример очень неловкого первого свидания.Парень оглядывается, смотрит на комнату и спрашивает: «Ой, разве стены сегодня не перпендикулярны?» Это не так уж далеко. Итак, на первом уровне, на уровне 20%, это тишина. Практически ничего не сказано, но это может быть нормальная тишина, перерыв во времени, просто передышка.

Neil Sattin: Вы можете молча смотреть друг другу в глаза, что на самом деле может показаться очень интимным.

Стивен Карпман: Да, верно. Но это тема для разговора, а не тема для разговора, кроме молчания.Вы не понимаете, что происходит. Так что на самом деле это не создает близости, может, и может. Следующим уровнем будет 40%, то есть вещи, предметы и места, то есть парень говорит: «Ой, разве сегодня стены не перпендикулярны?», Или люди могут просто говорить о ресторанах в городе, как бы неловко пытаясь придумывают один за другим, пока разговор не утихнет, или он не услышит в закусочной, как водители грузовиков говорят о разных стоп-сигналах и полиции … Это не способствует развитию близости.Это не дает людям понять, кто они есть и во что верят, но это достигается на уровне 60%. И у меня есть несколько разных ИП. Вы говорите о людях и идеях, или философии, и проблемах, или психологии, вы говорите о том, о чем люди думают и во что верят, и они понимают самих себя, и это становится немного более близким.

Стивен Карпман: Теперь, на 80%, я разделил его на M, Y, меня или вас. Вы на самом деле берете интервью у другого человека, узнаете много нового о том, кто он, каковы его убеждения, каковы его хобби, их семья, и они много говорят о себе.Это становится неравномерным, если один человек говорит только о себе или берет интервью у другого человека, поэтому другой человек говорит только о себе. Но это становится близко, когда вы много узнаете о человеке, но это не то же самое, что 100%. На 100% уровне вы, мы, говорите о нас. Что мы чувствуем друг к другу? Что случилось, когда мы впервые встретились? Что мы будем делать вместе? Что между нами происходит? И вы говорите о нас на уровне США, и вы делитесь своими чувствами друг к другу и к вам двоим.

Стивен Карпман: Чтобы все можно было практиковать в мастерских или между парами. Вы можете практиковать каждый из разных уровней. Так вы получите представление о разговорах. В основном это полезно, когда люди впервые встречаются друг с другом, когда разговоры могут прекратиться или они могут пойти правильно. Я имею в виду, что какая-то вечеринка может прыгать слишком быстро, человек … Парень на первом свидании может прыгнуть ко мне, тебе и нам и предложить ей или кому-то, что может … А потом она могла бы вернуть это к вещам, например, к украшениям на обоях или что-то.[хихикает] Таким образом, это дает представление о различных темах, о которых говорят люди, сближает ли это их или сближает… Разделяет их.

Нил Саттин: Да, и я мог видеть, что это было поучительно, как если бы вы были с другим человеком, например, о, они в своем критичном родителе? Они по-взрослому? Они в своем свободном ребенке? Вы могли бы так же легко сказать, хорошо, о чем мы говорим и что это такое, если я хочу установить более близкие отношения с этим человеком, тогда я могу использовать это, чтобы попытаться выяснить его философию, идеи и интересы и, в конечном итоге, проникнуть в наши самые глубокие убеждения, во что они верят, во что я верю, и это на самом деле помогает приблизить вас в ситуации, когда вы чувствуете себя немного далеким от того, с кем вы были в течение долгого времени, или от кого-то, с кем вы просто встреча.

Стивен Карпман: Справа. Да, и, кстати, ничто из этого не должно называться манипулятивным, но типа: «Хорошо, теперь я собираюсь перейти на уровень 20%, теперь я собираюсь перейти на уровень 60%». На самом деле люди просто определяют, что такое хороший разговор. Теперь, конечно, продавец мог бы изучить это немедленно и сразу перейти к 100%, и заставить вас думать, что новое пылесосное устройство — это то, что их объединяет … Два из них вместе. Но все эти вещи, вы знаете, варианты, как переключать состояния эго или различные уровни общения, все эти вещи — вещи, которым вы учитесь и в конечном итоге становитесь частью вас.Потому что есть люди, которые автоматически знают все эти вещи, поэтому нормально ходить в школу и изучать свои социальные навыки, если это то, что вам нужно, когда вы идете на терапию, или вы читаете книгу о построении отношений, что является моей игрой Книга «Свободная жизнь».

Нил Саттин: Да, поэтому я хочу сообщить вам, что, хотя сегодня мы так много затронули в этой беседе, это даже не половина того, о чем [смеется] в этой книге. И это … Меня действительно поражало каждые несколько страниц, типа, вау, есть еще один ценный ресурс, вау, есть другой способ подумать об этом и извлечь некую суть того, что происходит в каждой … В конкретной ситуации, чтобы получить к чему-то значимому.Итак, Стивен Карпман снова создал Драматический Треугольник. Его книга «Жизнь без игр», в которой рассказывается о драматическом треугольнике, треугольнике сострадания, а затем обо всех этих инструментах для создания близости и решения проблем с общением. Потому что это книга не только для пар, она о том, как перемещаться по миру и как можно больше оставаться свободными от игр. Так что это действительно очень ценные вещи.

Стивен Карпман: Я должен вставить вилку, чтобы она была доступна на Amazon.

[смеется]

Нил Саттин: Да, да. Думаю, я упоминал об этом ранее, и мы позаботимся о том, чтобы у нас были ссылки на все это в примечаниях к шоу и стенограмме сегодняшнего выпуска, которые, в качестве напоминания, вы можете получить, посетив neilsattin.com/triangle, как в Драматический треугольник. Или вы можете написать слово страсть на номер 33444 и следовать инструкциям. И Стивен, что может быть хорошим способом, если люди хотят узнать больше о вашей работе, кроме как купить книгу на Amazon, какой у вас веб-сайт?

Стивен Карпман: Хорошо.У меня есть около 30 написанных мною статей, в которых гораздо более подробно рассматриваются идеи, изложенные в статье A Game Free. Я только что сказал об этом. Это называется сборник статей по транзакционному анализу, около 280 страниц. Я продаю его со своего веб-сайта, все, что вам нужно сделать, это ввести мое имя в Google, и вы перейдете на мой веб-сайт. И в конечном итоге это будет у Amazon. Но я очень ценю, что вы пригласили меня, Нейла, и поделились некоторыми из этих идей, и я бы хотел, чтобы у людей была жизнь без игр, и это то, над чем я работал, и я очень ценю время, которое вы потратили, и время, которое мы вместе потратили, чтобы это интервью состоялось, поэтому я действительно хочу поблагодарить вас и ваших зрителей, которые слушают.

Нил Саттин: Да, с удовольствием. Было так здорово иметь тебя, и над этим ты работаешь десятилетиями. Итак, какое удовольствие для того, что вы смогли вложить так много этого в свою книгу, а также то, что мы смогли встретиться и поговорить об этом с людьми сегодня, которые только узнают о вашей работе. У меня есть к вам последний быстрый вопрос, можно ли?

Стивен Карпман: Нет, я в порядке.

Нил Саттин: Хорошо.

Стивен Карпман: Спасибо.

Нил Саттин: Ага. Поэтому, когда мы говорили о трастовых контрактах, мне просто интересно, слушал ли я это и думал: «Хорошо, я слышу контракты, по которым я очень хорошо справился со своим партнером, скажем так, но я это видно… »Вот контракт. Например, контракт на получение удовольствия, который я только что позволил полностью развалить, или даже когда я чувствую, что мой партнер скатывается по одному из этих контрактов. Что бы вы посоветовали людям в качестве первого хорошего шага к разговору о «нас», который позволит им исправить нарушенный контракт?

Стивен Карпман: Ну, как правило, это снова будет общение и указание в чем проблема и ваших чувств, и если есть реальная проблема или ситуация, вы могли бы сделать треугольник сострадания и свои мотивации для этой ситуации, и их мотивации.Итак, это в первую очередь просто определение проблемы и работа над тем, что вы можете сделать, а что нет. Но в первую очередь, пять доверительных контрактов, вы должны применить к себе, что … И контракт на наслаждение, что вы действительно не будете хранить его в своем сердце, что вы хотите, чтобы другой человек был счастлив. И любая гибкость, которую вы можете сделать с помощью гибкого контракта, подойдет. Но есть вещи, которые вы не можете делать и от которых нельзя ожидать, а есть вещи, которые вы можете сделать, а, может быть, и сделаете.

Стивен Карпман: Но вы могли бы больше общаться со своим свободным ребенком, с более игровой стороной, с собой. Или, если у другого человека есть проблемы с пониманием своего свободного ребенка и его игривости, вы можете погладить его, а когда он действительно войдет в свободного ребенка, скажите ему, насколько вам это нравится. И мне не о чем говорить. Они довольно общие для людей, заключивших любой из пяти трастовых контрактов, это то, о чем можно поговорить, поговорить об этом со всеми правилами обмена и общения и … Вы знаете, я упоминал об этом: петля слушания.А еще есть информационный айсберг, о котором я упоминал. Есть четыре уровня того, как вы можете донести свою точку зрения, донести свою … Может быть, на собеседовании уже слишком поздно просто пройти через это, но …

Нил Саттин: Нет, дерзай.

Стивен Карпман: Один — это… Один, вы понимаете свою точку зрения, а затем под водой айсберга это первая ледяная информация. Вы хотите предоставить всю информацию, лежащую в основе вашей точки зрения, чтобы поддержать ее, и вы хотите получить возможность получить эту информацию до того, как человек прервет разговор.А потом следующее… Я… На айсберге важно. Вы хотите понять важность своей идеи и понять, почему важно, чтобы вас выслушали. Например, если вы разговариваете на заседании совета директоров, вы хотите понять важность того, почему ваша идея должна быть принята бизнесом или с кем-то, с кем вы разговариваете, почему так важно, чтобы этот разговор слышно.

Стивен Карпман: И затем, последнее «Я» в… Я в самом низу, на самом деле является треугольником травмы для нижней части айсберга, это намерение.Вы хотите убедиться, что знаете… Люди знают, что ваше намерение не преследовать или спасать жертву, а поделиться информацией, чтобы продвинуть отношения в пяти трастовых контрактах.

Нил Саттин: И вы на самом деле заставили меня подумать о том, чтобы просто вернуться вкратце к вопросу, который мы затронули в самом начале, а именно, по вашему опыту, мне любопытно, как узнать, когда кто-то просто застрял в игре? И вы пробуете все эти вещи и … Есть ли момент, когда вы думаете, что кто-то может сказать что-то вроде: «Хорошо, я думаю, что я дал этому то, что могу дать, и пора переходить к…» Вы знаете, «Этот человек застрял, что бы я ни делал.”

Стивен Карпман: Чтобы застрять, нужно время. Если вы спасатель и настойчивы, вы останетесь там. Если у вас есть драйверы, которые говорят: «Старайтесь изо всех сил, доставляйте им удовольствие и будьте совершенны в том, как вы им нравитесь», они могут удерживать вас в отношениях надолго. Так вот, вы могли бы, может быть, даже не участвовать в игре, и вы встречаете кого-то впервые, и вы просто говорите: «Вот и все», вы просто не хотите идти дальше. Вы можете сделать пару попыток, и тогда все будет кончено.Итак, это … Чтобы попасть в треугольник, нужно время, потому что тогда это усложняется, потому что все три роли начинают проявляться как мотивация в каждом человеке, и это усложняет ситуацию, … Но чтобы добраться до сути, нужно время. точка, где мы понимаем: «Эй, мы застряли». И тогда вы могли бы поговорить о том, что застряли.

Стивен Карпман: Может быть, исходя из треугольника сострадания, вы могли бы решить конкретную проблему, и как только вы ее решите, тогда вы расскажете о трех ваших мотивах для того, чтобы придерживаться этой проблемы.Но да, определение проблемы обычно помогает решить, можете ли вы двигаться дальше или нет.

Нил Саттин: Понятно. Да. И вы хорошо поработали, в какой-то момент в книге, говоря о том, что это было, я думаю, в рабочей ситуации с двумя людьми, у которых … для них невозможно ладить, и когда один из них просто желает чтобы слушать, а другой на самом деле вслух выполняет весь треугольник сострадания для себя и другого человека, чтобы помочь построить мост понимания между ними двумя.

Стивен Карпман: Что ж, если это рабочая ситуация, вам не обязательно делать это вслух, пока все слушают, потому что босс может потерять лицо или что-то в этом роде, но это, вероятно, будет в закрытой комнате, где люди приветствовали бы. Давайте посмотрим … Ничего страшного … Ну, во-первых, вы получите контакт … Договор на переговоры. «Ничего страшного, если мы поговорим об этом?» Это позволяет избежать ситуации спасения жертвы. Человек говорит: «Да. Все в порядке. Давай поговорим пять минут. Затем вы говорите: «Ну, я бы хотел пройти через то, что, как я чувствую, происходит и что, как я чувствую, происходит с вами, а затем вы можете поправить меня или рассказать мне, что происходит с вами.Но потом вы разделяете очень много чувств. Вы можете рассказать о своем преследователе, спасателе и жертве, а также о том, что, по вашему мнению, принадлежит им. Это исправление прямо здесь. А затем они рассказывают о своих преследователях, спасителях и жертвах, о том, что они думают о своей мотивации. А там…

Стивен Карпман: Они получили свои трое, а потом еще трое вокруг вас. Итак, на самом деле есть 12 чувств, которыми нужно поделиться. Я имею в виду, что после выполнения упражнения треугольника сострадания это может быть огромным чувством облегчения, но сначала вы должны получить контракт, соглашение, в котором: «Давайте пройдем через это», и сколько времени нужно выделить, и, возможно, даже соглашение о том, что делать, если коммуникация идет не так.

Нил Саттин: Да, в этом есть большой смысл. Что ж, Стивен Карпман, еще раз большое спасибо за то, что были здесь с нами сегодня. И вы поделились таким количеством ценной информации, и я с нетерпением жду возможности увидеть, что ждет наших слушателей, которые восприняли это и смирились с этим. Итак, большое спасибо за то, что дали нам больше взглядов на то, как применять драматический треугольник, треугольник сострадания и все эти другие замечательные способы построения доверия и близости.

Стивен Карпман: Отлично.Спасибо, Нил, и всем вашим слушателям за то, что они слушали, и мы поговорим позже.

Нил Саттин: Потрясающе. Спасибо.

Стивен Карпман: Еще раз спасибо.

Щелкните здесь, чтобы получить стенограмму Стивена Карпмана

Новый взгляд на драматический треугольник

Книга, которую мы рекомендуем всем, кто сталкивается с серьезными переменами

Задолго до появления смартфонов, ноутбуков и Netflix книги были горячим развлечением.В елизаветинскую эпоху шекспировские фолианты доводили читателей до слез; в 1850-х годах вымышленный кит Мелвилла терроризировал как персонажей, так и читателей. Теперь, в наше время, читатели могут выйти в Интернет, чтобы купить любой роман, который они хотят, и его слова волшебным образом появятся на их Kindle за секунды. Хотя доступ к литературе намного проще, чем это было когда-то давно, мы в ADLG считаем, что можно с уверенностью сказать, что книги — это единственное изобретение, которое действительно выдержало испытание временем.

В честь Национального дня чтения книги сентября.6, мы хотим поговорить о публикации, которая так нашла отклик у нашей команды, что мы часто предлагаем копии клиентам в случае необходимости. Дэвид Эмеральд написал «Сила TED * (* Динамика расширения прав и возможностей)» почти 13 лет назад в надежде предложить читателям более глубокий взгляд на то, как они подходят к переходным моментам в своей жизни.

Парадигма расширения прав и возможностей компании

Emerald основана на психологической теории, созданной доктором Стивеном Карпманом, известной как «драматический треугольник». Этот треугольник состоит из трех ролей: жертва (основная роль), преследователя (которого жертва винит в своих страданиях) и спасателя (который пытается избавить жертву от страданий).Когда отношения имитируют драматический треугольник, возникает множество дисфункций. В некотором смысле, чтобы выжить, все эти три роли нуждаются друг в друге. Без преследователя не было бы жертвы, а без жертвы не было бы спасателя и т. Д., И порочный круг повторяется.

«Сила TED» предлагает положительную альтернативу этой дисфункции, давая людям возможность жить более здоровой жизнью. Посредством аллегорического повествования Изумруд предлагает три новые роли для треугольника: создателя (вместо жертвы), претендента (вместо преследователя) и тренера (вместо спасателя).Из этой книги вытекает изобретательный способ жить своей жизнью и общаться с другими, что в конечном итоге увеличивает нашу способность делать лучший выбор независимо от наших обстоятельств.

Если вы ищете хорошее чтение, сталкиваетесь с важными переменами или нуждаетесь в помощи, чтобы создать что-то новое из своей борьбы, вместо того, чтобы поддаться жертвам, мы не могли бы больше порекомендовать эту книгу.

Треугольник жертвы, спасателя, преследователя — что это такое и как выбраться.

24 июля, 2017 Стивен Карпман, доктор медицины, разработал свой «драматический треугольник» — жертва, спаситель, преследователь — почти 40 лет назад, и я считаю, что это так же актуально и так же ново для многих людей, как и 40 лет назад.

Даже если вы не проводите много времени, играя какую-либо из этих трех ролей, вы, вероятно, ежедневно имеете дело с людьми, которые это делают.

Знание, как надеть штаны для «большой девочки» или «большого мальчика» и выбраться из треугольника, очень важно при общении с людьми, которые хотят нас втянуть.Использование собственного мудрого ума, чтобы распознать, когда мы сами регрессировали в одну из этих ролей (обычно из-за обычного виновника, которому необходимо играть эти роли на раннем этапе нашей изначальной обусловленности), также важно для принятия мудрых осознанных решений в наших интимных отношениях. и социальное взаимодействие с другими.

Пусть размышления и упражнения, предлагаемые ниже, избавят вас от многих горя и помогут вам наслаждаться здоровыми, свободными от игр отношениями.

ОТРАЖЕНИЯ

Драматический треугольник — это динамическая модель социального взаимодействия и конфликта, разработанная доктором Дж.Карпман, когда он был учеником Эрика Берна, доктора медицины, отца транзактного анализа.

[Карпман и другие клиницисты указывают, что «жертва, спаситель и преследователь» относятся к ролям, которые люди бессознательно играют или пытаются манипулировать другими людьми, чтобы они играли, а не к реальным обстоятельствам чьей-либо жизни. Могут быть реальные жертвы преступлений, расизма, жестокого обращения и т. Д.] Три роли драматического треугольника архетипичны и легко узнаваемы в их крайних версиях.

Жертвы

Позиция жертвы «бедный я!» Жертвы видят себя жертвами, угнетенными, бессильными, беспомощными, безнадежными, подавленными и стыдящимися и производят впечатление «сверхчувствительных», желающих лечить ребенка перчатками от других.Они могут отрицать какую-либо ответственность за свои негативные обстоятельства и отрицать обладание властью изменить эти обстоятельства.

Человек в роли жертвы будет искать спасителя, спасителя, чтобы спасти его (и если кто-то откажется или не сделает этого, он может быстро воспринять его теперь как преследователя).

Что касается подрыва устойчивости, жертвы испытывают реальные трудности с принятием решений, решением проблем, получением большого удовольствия от жизни или пониманием своего постоянного поведения.

Спасатели

Позиция спасателя: «Позвольте помочь вам!» Спасатели упорно трудиться, чтобы помочь и caretake других людей, и даже нужно, чтобы помочь другим людям, чтобы чувствовать себя хорошо о себе, игнорируя их собственные потребности или не брать на себя ответственность за удовлетворение своих собственных потребностей.

Спасатели классически взаимозависимы и помощники. Им нужны жертвы, чтобы помочь, и часто они не могут позволить жертве добиться успеха или выздороветь. Они могут использовать чувство вины, чтобы держать своих жертв в зависимости, и чувствовать себя виноватыми, если они никого не спасают.

С точки зрения устойчивости к сбоям, спасатели часто бывают измученными, перегруженными работой, уставшими, застигнутыми мученической охотой, в то время как негодование гноится под ними.

Преследователи

Позиция преследователя: «Это ты во всем виноват!» Преследователи критикуют жертву и обвиняют ее, устанавливают строгие ограничения, могут быть контролирующими, жесткими, властными, злыми и неприятными. Они заставляют жертву чувствовать себя угнетенной угрозами и издевательствами.

С точки зрения устойчивости, преследователи не могут сгибаться, не могут быть гибкими, не могут быть уязвимыми, не могут быть людьми; они опасаются риска сами стать жертвой.Преследователи кричат ​​и критикуют, но на самом деле они не решают никаких проблем и не помогают никому решить проблему.

Это самые крайние версии этих трех ролей, но мы можем встретить людей, играющих более мягкие версии этих ролей довольно регулярно.

Поскольку доктор Карпман изучал транзактный анализ в то время, когда он определил эти три роли в драматическом треугольнике, есть сходство с критическим родителем (преследователем), родителем зефира (спасатели) и раненым внутренним ребенком (жертвой) Эриком Берном. описан в Играх, в которые играют люди .

Что придает драматическому треугольнику большую часть его силы и значения, так это признание того факта, что люди будут меняться ролями и циклически повторять все три роли, никогда не выходя из треугольника. Жертвы зависят от спасителя; спасатели тоскуют по корзине; преследователям нужен козел отпущения.

Ловушка в том, что люди разыгрывают эти роли для удовлетворения личных (часто неосознаваемых) потребностей, а не для того, чтобы видеть картину в целом и брать на себя ответственность за свое участие в сохранении треугольника.

Пример из книги Линн Форрест «Три лица жертвы — обзор драматического треугольника»:

Папа возвращается с работы и видит, что мама и младший участвуют в битве. «Убери свою комнату, иначе», — угрожает мама (преследователь). Папа немедленно приходит на помощь Джуниору. «Мама, — мог бы он сказать, — дай мальчику отдохнуть. Он весь день в школе.

Может последовать одна из нескольких возможностей. Возможно (преследователь) мама, чувствуя себя жертвой со стороны папы, обратит на него свой гнев.В этом случае она переводит отца от спасателя к жертве. Затем они могут совершить несколько быстрых обходов треугольника с Джуниором в стороне.

Или, может быть, Джуниор присоединится к отцу в преследовании «Давай объединимся с мамой», или, с другой стороны, может быть, Джуниор обратится к папе, спасая маму с помощью «Не думай о своем деле, папа. Мне не нужна твоя помощь! » Так оно и есть, с бесконечными вариациями, но, тем не менее, по треугольнику из угла в угол. Для многих семей это единственный известный способ взаимодействия.

(дополнительные примеры см. В разделах «Истории, чтобы узнать из них»]

Что нужно, так это чтобы каждый в треугольнике «проснулся» от ролей, которые он играет постоянно. Смена ролей одного человека может побудить других отказаться от ролей и поведения. Что особенно полезно, так это то, что жертва начинает «взрослеть» и берет на себя ответственность за расширение своих возможностей и обеспечение себя ресурсами для удовлетворения своих потребностей.

[См. Упражнения для практики ниже] Каждая роль в драматическом треугольнике имеет свои собственные выплаты.О жертвах нужно позаботиться. Спасатели чувствуют себя хорошо, заботясь о них. Преследователи продолжают чувствовать свое превосходство как над жертвой, так и над спасителем.

Но цена состоит в том, чтобы увековечить дисфункциональную социальную динамику и упустить возможности (и обязанности) здоровых, резонансных, устойчивых отношений.

ПОЭЗИЯ И ЦИТАТЫ ДЛЯ ВДОХНОВЕНИЯ

Только когда мы убеждаемся, что не можем позаботиться о себе, мы превращаемся в жертву. Вера в то, что мы слабы, бессильны или неполноценны, заставляет нас нуждаться в спасении.Беспокойство заставляет нас всегда искать кого-то более сильного или способного позаботиться о нас. Это отбрасывает нас на всю жизнь в полной зависимости от наших основных взаимоотношений.

Жертвы отрицают как свои способности решать проблемы, так и свой потенциал самогенерируемой энергии. Это не мешает им испытывать сильную обиду по отношению к тем, от кого они зависят. Как бы они ни настаивали на том, чтобы о них позаботились их основные спасатели, они, тем не менее, не ценят, когда им напоминают об их несостоятельности.
— Линн Форрест

* * * * *

Спасатель — классический созависимый, способствующий, чрезмерно защищающий — тот, кто хочет «исправить это». Забота о других может быть лучшим планом спасателя, чтобы почувствовать себя стоящим. Нет лучшего способа почувствовать себя важным, чем стать спасителем!

Спасатели часто получают удовлетворение, отождествляя себя со своей ролью по уходу. Они вообще гордятся своими «помощниками» и «наладчиками». Часто их приветствуют в обществе и даже награждают за то, что можно рассматривать как «самоотверженные действия».Они верят в свою доброту как главные смотрители и считают себя героями.

За всем этим стоит магическое убеждение: «Если я буду заботиться о них достаточно долго, то рано или поздно они позаботятся и обо мне». Обычные фразы для мученика-спасителя: «После всего, что я для тебя сделал, это благодарность, которую я получаю?» или «Сколько бы я ни делал, этого никогда не бывает». или «Если бы ты любил меня, ты бы не стал так со мной обращаться!»

Наибольший страх спасателя заключается в том, что они останутся одни.Они считают, что их общая ценность зависит от того, как много они делают для других. Им трудно увидеть свою ценность помимо того, что они могут предложить в виде «вещей» или «услуг». Они верят: «Если я тебе понадоблюсь, ты меня не оставишь». Они изо всех сил стараются стать незаменимыми, чтобы не быть брошенными.
— Линн Форрест

* * * * *

Преследователь на самом деле основан на стыде. Эту роль чаще всего берут на себя те, кто в детстве подвергался явному психологическому и / или физическому насилию.В результате они часто тайно кипят внутри от гнева, основанного на стыде, который в конечном итоге уносит их жизнь.

Они могут предпочесть подражать своим основным обидчикам в детстве, предпочитая идентифицировать себя с теми, кто, по их мнению, обладает властью и силой, вместо того, чтобы становиться «выброшенными на поражение» в нижней части жизненной стопки. Преследователи, как правило, занимают позицию, которая гласит: «Мир жесток и низок; выживают только безжалостные. Я буду одним из них.

Преследователь преодолевает чувство беспомощности и стыда, подавляя других.Доминирование становится их наиболее распространенным стилем взаимодействия. Значит, они всегда должны быть правы! Их методы включают запугивание, проповедь, угрозы, обвинения, поучения, допросы и прямое нападение.

Преследователю нужно кого-то винить. Они отрицают свою уязвимость так же, как спасатели отрицают их нужды. Их самый большой страх — бессилие. Поскольку они осуждают и отрицают свою собственную неадекватность, страх и уязвимость, им нужно какое-то другое место, чтобы проецировать эти отрицаемые чувства.Другими словами, им нужна жертва.

Для кого-то в роли преследователя труднее всего брать на себя ответственность за то, как они причинили вред другим. По их мнению, другие заслуживают того, что получают. Эти враждующие личности склонны считать, что им приходится постоянно бороться за выживание. Они ведут постоянную борьбу за защиту в том, что они воспринимают как враждебный мир.
— Линн Форрест

* * * * *

[Выйти из треугольника….] Единственный способ «выбраться» из драматического треугольника — действовать как «взрослый» и не участвовать в игре.
— Джон Гуле, MFT, Разрушение драматического треугольника

* * * * *

Те, кто играет роль жертвы, должны научиться брать на себя ответственность и проявлять заботу о себе, а не искать спасителя извне. Они должны бросить вызов укоренившемуся убеждению, что они не могут позаботиться о себе, если хотят избежать треугольника. Вместо того, чтобы считать себя бессильными, они должны признать свое решение проблем, а также свои лидерские способности. Нет выхода, кроме как взять на себя полную ответственность за свои собственные чувства, мысли и реакции.

Конечно, можно помочь и поддержать, не будучи спасателем . Есть четкая разница между истинной помощью и спасением. Настоящие помощники действуют, не ожидая взаимности. Они наделяют тех, кому служат, а не лишают их возможности. То, что они делают, будет сделано для поощрения самоответственности, а не для поощрения зависимости. Верные сторонники считают, что другой может заняться своим делом. Они считают, что каждый имеет право делать ошибки и извлекать уроки из порой тяжелых последствий.Они верят, что у другого есть все необходимое, чтобы пережить трудные времена, и спасателям не нужно «спасать» их.

Самостоятельная ответственность — единственный выход для преследователя . Им должен быть какой-то прорыв, чтобы принять свою роль. К сожалению, из-за их большого нежелания это сделать, возможно, придется перерасти в кризис.
— Линн Форрест

ИСТОРИИ, УЧИТЫВАЕМЫЕ ИЗ

В то время, когда мы с дочерью жили с моей девушкой и ее дочерью, мне не хватало пары очень дорогих серег — стоимостью более 200 долларов, и я объявил всем, как они выглядели, и спросил, видели ли они их.Нет, их никто не видел.

Наконец, однажды, с подозрением относясь к дочери моей девушки, я вошел в ее комнату и заглянул в ее шкатулку с драгоценностями, а там — мои серьги! Я схватил их обратно. Позже, когда все были дома, я рассказала всем, где я нашла свои серьги.

Я был жертвой, верно? Преследователем явно была дочь моей подруги, а спасательницей могла быть либо моя девушка, либо моя дочь, которая была очень маленькой.

Ну … Моя девушка не могла отказаться от того, что ее дочь забрала серьги, а ее дочь отрицала, что взяла их, заявив, что понятия не имеет, как они оказались в ее шкатулке с драгоценностями, поэтому моя девушка начала злиться на меня за обвиняя свою дочь, преследуя меня, но делая меня преследователем, а ее дочь жертвой, а мою девушку спасительницей ее дочери.

Моя девушка и ее дочь, не берущие на себя ответственность, удерживают нас всех в треугольнике.
— Пэтти Флинер, MSW

* * * * *

Хорошим примером игры может быть этот вымышленный спор между Джоном и Мэри, супружеской парой. V = потерпевший, R = спасатель, P = преследователь

Джон: Не могу поверить, что ты сжег обед! Это уже третий раз за месяц! (P)
Мэри: Ну, маленький Джонни упал и содрал кожу с колена. Ужин горел, пока я накидывала ему повязку.(R)
Джон: Ты слишком, детка, этот мальчик! (P)
Мэри: Вы бы не хотели, чтобы он заразился, не так ли? В конечном итоге мне пришлось бы заботиться о нем, пока он был болен. (V)
Джон: Он достаточно большой, чтобы носить себе повязку. (R)
Мэри: Я просто не хотела, чтобы он залил кровью весь ковер. (R)
Джон: Вы знаете, что проблема с этими детьми? Они ожидают, что вы все сделаете. (R)
Мэри: Это только натуральный мед, они еще молодые. (R)
Джон: Я работаю как собака весь день на работе, которую ненавижу… (V)
Мэри: Да, ты действительно очень много работаешь, дорогая.(R)
Джон: И я даже не могу сесть за хороший обед! (V)
Мэри: Я могу приготовить что-нибудь еще, это не займет много времени. (R)
Джон: Пустая трата дорогого стейка! (P)
Мэри: Ну, может быть, если бы ты вытащил свою задницу на минутку, пока я был занят, она бы не сгорела! (P)
Джон: Вы ничего не сказали! Откуда мне было знать? (P)
Мэри: Как будто вы не слышите плач Джонни? Ты всегда игнорируешь детей! (P)
Джон: Я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Конечно, как будто забота о доме и детях — это не работа! (П)

Этот аргумент может продолжаться бесконечно.Интересно, как можно выйти из треугольника. Самый простой метод — это беззащитный ответ. Это работает в любой момент, независимо от роли, которую берет на себя другой человек, поскольку он не дает намек на следующий ответ.

Например:

Мэри: Ну, может, если бы ты на минутку вытащил свою задницу из кресла, пока я был занят, она бы не сгорела! (P
Джон: Да, это правда.

Хотя Мэри может попытаться возобновить цикл, продолжая ругать, если Джон будет продолжать в том же духе, Мэри в конечном итоге не будет что сказать.Спокойный ответ Джона скорее побуждает к дискуссии, чем к продолжению споров. Мэри могла бы понять, что она не просила его о помощи, и они вполне могли бы помочь разрешить ситуацию, спланировав план действий на случай, если что-то подобное произойдет в будущем.

Так же хорошо работает и для роли жертвы:

Иоанна, я не знаю. Мне просто нужно время, чтобы посидеть, расслабиться и расслабиться после целого дня работы! Вы не знаете, каково это… (V)
Мэри: Мне жаль, что вы так устали.

Это подтверждает любую реальную проблему, которая может возникнуть у другого человека, не продолжая танец.Опять же, другой человек может попытаться возобновить цикл, продолжая жаловаться, но, опять же, при продолжении не оборонительной реакции у другого человека не будет что сказать.

Точно так же можно относиться даже к роли спасателя.

Мэри: Это только натуральный мед, они молодые. (R)
Джон: Да, они молоды.

Другой отличный ответ без защиты:

«Ой».
«Понятно».
«Возможно, ты прав».
— Джон Гуле, MFT, Разрушение драматического треугольника

УПРАЖНЕНИЯ НА ПРАКТИКУ

Поскольку у всех нас есть подсознательные основные убеждения о себе и о том, как взаимодействовать с другими, приобретенные в динамике отношений наших исходных семей, выход из драматического треугольника требует сознательного осознания любых ролей, жертвы, спасителя, преследователя или любых других, которые мы отождествлять себя и, возможно, играть в настоящее время, способность различать более здоровые, не оборонительные, не стыдно-обвиняющие реакции, когда мы чувствуем, что нас втягивают в роли треугольника, и готовность взять на себя ответственность за наше восприятие, реакции и поведение, когда мы просыпаемся и знаем, что находимся в треугольнике.

Это базовое более мудрое самостоятельное применение нашей практики внимательности, чтобы замечать, признавать закономерности, отступать, чтобы размышлять о них и последствиях, а затем дезотождествлять себя с ними, а не увековечивать цикл, выбирать более мудрые ответы или модели поведения.

Не хочу уклоняться от предложения здесь соответствующих упражнений, но упражнения из главы 16: Использование рефлексии для определения вариантов в моей книге Возвращение назад: переоснащение вашего мозга для максимальной устойчивости и благополучия — это именно те виды применения вашей внимательности. Практика, которая поможет вам выйти из треугольника, или иметь дело напрямую с любым, кто пытается вас втянуть.

РЕСУРСЫ

Драматический треугольник Карпмана официальный сайт драматического треугольника доктора Стивена Карпмана

«Жизнь без игр: драматический треугольник и треугольник сострадания» Стефана Карпмана, доктора медицины, 2014 г.

Драматический треугольник Карпмана — Википедия

«Три лица жертвы — обзор драматического треугольника» Линн Форрест.

Нарушение драматического треугольника, Джон Гуле, MFT

Как прекратить отношения Драма: Часть 1

Это мой самый посещаемый и популярный блог / статья! Вот как его разработали я и мой друг-терапевт Риа Меронек.Риа работала в Уганде с Фондом Кибо, помогая развивать навыки и уверенность у молодых людей. Она пришла к выводу, что им нужен инструмент, чтобы лучше управлять драмой своих отношений.

Она обнаружила, что независимо от того, в какой части мира вы находитесь, в отношениях всегда есть сложная динамика. Она также обнаружила, что все мы хотим снять стресс в таких ситуациях. Нам нужен быстрый совет по отношениям. Но совет не так эффективен, как стратегия самосознания.

Я вспоминаю, как Риа сказала: «Патрисия, в Интернете мало ресурсов, которые были бы простыми и понятными.«Благодаря чудесам Skype мы вели диалоги и написали эту работу в соавторстве.

Напечатайте плакат «Остановите драму!»

Чтобы укрепить у молодых угандийцев жизнестойкость и коммуникативные навыки, мы с Рией разработали плакат-путеводитель. Попробуйте этот БЕСПЛАТНО и загружаемый 8 1/2 x 11 ″ Stop the Drama Poster.

Он содержит простые напоминания из частей 1 и 2 «Остановить драму», которые помогут вам перейти от плохого общения к самостоятельному общению.Это поможет вам выйти из болезненной психологической игры , играя в . Разместите его там, где вы можете его увидеть, особенно когда вы разговариваете по телефону.

После того, как вы прочтете этот блог / статью (Часть 1), в которой определены три основных коммуникационных ловушки, перейдите к Часть ВТОРАЯ . Второй блог / статья предлагает три здоровых и альтернативных стратегии общения.

Часть первая: Драматический треугольник

В теории транзакционного анализа (ТА) 1960-х годов, основанной на работе психиатра, доктора Ф.Эрик Берн был популярен. Берн упростил и сделал доступным для обычного человека работу Зигмунда Фрейда. Один из гениев Берна, доктор Стивен Карпман, разработал драматический треугольник , инструмент, который перевел ТА из теории в практическое применение.

Модель описывает три бессознательных и привычных поведенческих привычки или ролей , которые люди часто разыгрывают или разыгрывают в своих отношениях. Это помогает вам выйти из драмы взаимоотношений, сводя к минимуму вашу уязвимость к роли жертвы , злоумышленника или спасателя . Прежде чем мы исследуем эти три роли, полезно учесть, что злоумышленник и спасатель опасаются менее желательной роли жертвы . Однако они неизбежно окажутся в стране жертвы . Все три роли основаны на чувстве жертвы, наполненном чувством стыда и вины.

Если вы играете одну роль, вы, вероятно, в конечном итоге сыграете все три. Фактически, мы можем сыграть все три роли в своей голове. Я знаю, что у меня были драматические разговоры с самим собой.Я нападаю и критикую себя, чувствую себя жертвой собственного суждения и пытаюсь спастись от фактов своего бездействия. К счастью, я обычно делаю вдох, понимаю, что кружусь вокруг драматического треугольника в своей голове, и выхожу!

1. Жертва в драме о взаимоотношениях

Когда человек разыгрывает эту роль, он считает, что жизнь — через человека, условия или обстоятельства — несправедлива по отношению к ней. Эта позиция подкрепляется самореализующимися историями о несправедливости и негативном разговоре с самим собой, например: «Если бы не случилось X, я не был бы несчастным.”

Поведение может включать пассивность, сгибание в стороны и сутулую позу.

  • Жертва считает, что жизнь просто происходит с ней, что у нее нет власти над тем, что происходит, и что происходящее не в ее власти изменить.
  • Разговор с самим собой и убеждения жертвы включают Бедный я. Я безнадежен. Я беспомощен. Мне мало. Другое базовое убеждение: Я не в порядке, в то время как вы определенно в порядке.
  • Жертва отрицает собственную находчивость и стойкость.
  • Жертва чувствует себя безнадежной, беспомощной, маленькой и тревожной.
  • Музыкальную тему жертвы можно назвать «Я умру, если ты не решишь мою проблему»!

Задайте себе пять вопросов ниже, чтобы проверить, как часто вы играете жертву роль:

  1. Чувствую ли я себя безнадежным, бессильным или слабым?
  2. Верю ли я, что не могу принимать мудрые решения или вносить позитивные изменения?
  3. Верю ли я, что в моей жизни одна проблема за другой?
  4. Манипулирую ли я другими или использую чувство вины, чтобы получить помощь или получить то, что я хочу?
  5. Виню ли я в своих трудностях других или обстоятельства?
  6. Я сосредоточен на своих проблемах?
2.Атакующий (Преследователь или Обвинитель) в драме о взаимоотношениях

Человек, исполняющий роль злоумышленника , пытается контролировать, критиковать или запугивать жертву. Она считает, что имеет власть над жертвой. Поведение может включать в себя властность, критику, жесткость и настойчивость в том, как проблема должна быть решена.

  • Основное убеждение злоумышленника : Вы не в порядке. Я лучше, чем ОК. Так что делай то, что я тебе говорю.
  • Злоумышленник считает, что мир опасен.
  • жертва может воспринимать злоумышленника как состояние, такое как болезнь, смерть близкого человека или обстоятельства, такие как засуха.
  • Слова и поведение злоумышленника агрессивны, обвиняют, критикуют и настаивают на своей правоте.
  • Музыкальную тему злоумышленника можно назвать «Это все твоя вина: у меня проблема!»

Задайте себе четыре вопроса ниже, чтобы проверить, как часто вы играете роль злоумышленника :

  1. Могу ли я сказать другим, что делать, чтобы решить их проблемы?
  2. Считаю ли я других бессильными, неспособными и нуждающимися в исправлении?
  3. Критикую ли я других?
  4. Могу ли я говорить и действовать жестко, властно или властно?
3.Спасатель в драме о взаимоотношениях

Человек, исполняющий эту роль, вторгается в ситуации, заявляя о своем желании помочь. Примечание: Эта роль не относится к законному аварийному спасению или защите тех, кто уязвим; дети, немощные и тяжелобольные.

  • Спасатель чувствует, что его принуждают или им манипулируют, чтобы помочь пострадавшему. Она считает, что несет ответственность за решение проблемы жертвы .Вина часто является движущей силой. Часто основной мотивацией для спасти является чувство превосходства или контроля.
  • Спасатель считает, что «Мои потребности, желания и чувства не имеют значения».
  • Спасатель стремится делать других счастливыми и часто боится конфликта.
  • Основное убеждение спасателя : Ты не в порядке, но я хороший. Я тебе помогу.
  • Музыкальную тему rescuer можно было бы назвать «Ты так запуталась: позволь мне исправить проблему и ты».

Задайте себе пять вопросов ниже, чтобы проверить, как часто вы играете роль спасателя :

  1. Принимаю ли я ответственность за устранение не моих проблем?
  2. Считаю ли я, что не могу ответить нет на просьбу о помощи?
  3. Чувствую ли я себя виноватым, когда отвечаю на просьбу о помощи нет и тем не менее помогу?
  4. Считаю ли я других неспособными принимать правильные решения или помогать себе?
  5. Считаю ли я других людей, нуждающихся в исправлении или их жизнь нуждающихся в исправлении?

Обычно игроки перемещаются по треугольнику, меняя роли.Например, жертва может превратиться в преследователя или спасатель может переключиться на нападение.

На самом деле, каждый человек разыгрывает свой дисфункциональный паттерн. Они пытаются получить то внимание или контроль, которых каждый бессознательно желает. Подумайте о мелодраме о девушке, попавшей в беду, которая ищет принца, чтобы спасти ее, или о несчастной бабушке, желающей внимания со стороны своей семьи, или о критичном отце, который не чувствует себя оцененным.

Девять динамик отношений Драма

  1. Проблемы в центре внимания.
  2. Типичное поведение включает обвинение, жалобы, жалость, манипулирование, провокацию вины.
  3. Чувства включают разочарование, гнев, вину, негодование, право, безнадежность, угнетение.
  4. Власть — это чувство бессилия или власти над другими.
  5. Ответственность собственника не ясна.Люди могут винить себя, других или ситуацию, вместо того, чтобы брать на себя соответствующую ответственность за свою роль в этой ситуации.
  6. Границы отношений расплывчаты, неясны и непоследовательны.
  7. Ожидания от себя и других неизвестны и / или невысказаны.
  8. Действия реагируют на обстоятельства и проблемы.
  9. Результаты не влияют на реальные изменения и часто приводят к эмоциональной боли и неудовлетворительным отношениям.

Не указывайте другим, что они вошли в драматический треугольник. Лучшая стратегия — определить роль, в которую вы попали, и выйти из нее. Помните! Вы можете выйти из драмы отношений, больше не исполняя роли жертвы , нападающего или спасателя.

Пожалуйста, не останавливайтесь на этом. Перейти к «Как прекратить отношения» Драма, часть 2 (Нажмите здесь).

Связанные книги:

Если вам понравился или полезен этот блог, оставьте, пожалуйста, комментарий ниже и подпишитесь на мою электронную новостную рассылку Your Uplift.

031 — Работа со своими собственными эмоциями — Драматический треугольник Карпмана — Управление своим временем в качестве консультанта-стажера • Консультант-консультант

Как справиться с собственными эмоциями

Наши клиенты могут принести тяжелый материал, когда они приходят к нам за консультацией, и это действительно так. Для нас естественно — стоять с ними в этом — тоже испытывать сильные эмоции. Сочувствие очень важно для консультантов, поэтому хорошо ощущать эти эмоции (и завершать круг сочувствия, передавая это сочувствие), но важно поддерживать способность управлять сеансом в качестве консультанта.Как мы это делаем, если чувства становятся для нас непреодолимыми? Кен и Рори предлагают следующие советы:

  • Слеза на глазу — это нормально, и если вам придется тянуться за салфеткой самостоятельно. Клиенты выиграют от вашего сочувствия.
  • Однако всегда помните, что тяжелый материал вам не принадлежит.
  • Следите за параллельным процессом — когда материал, который клиент приводит в параллели, вы боретесь с самим собой.
  • Помните также о возможности контрпереноса, когда клиент напоминает вам кого-то из вашего прошлого.
  • Если ваше самосознание приводит вас к осознанию того, что происходит параллельный процесс или перенос, обсудите это со своим клиническим руководителем.
  • Если вы продолжаете бороться с определенным типом материала, подумайте о личной терапии, чтобы глубже изучить причины этого.

Драматический треугольник Карпмана

Это социальная модель общения, разработанная американским психиатром доктором Стивеном Карпманом. Он был учеником Эрика Берна, основавшего транзакционный анализ.Эта концепция была впервые описана в журнальной статье 1968 года.

Драматический треугольник объясняет, как мы иногда подсознательно берем на себя бесполезные роли. Три угла треугольника представляют роли — Жертва, Спасатель и Преследователь. Жертва, которая чувствует себя беспомощной, ищет Преследователя, чтобы усилить чувство угнетения, и Спасителя, чтобы спасти их. Преследователь счастлив обвинить Жертву, в то время как Спасатель испытывает чувство вины, если они не помогают Жертве (которая, таким образом, остается беспомощной).Эти три роли могут быть довольно плавными, и люди перемещаются между ними.

Хотя драматический треугольник часто не преподается на курсах, ориентированных на человека, он является полезной моделью для применения как в повседневной жизни, так и при консультировании.

Рори приводит наблюдаемый в реальной жизни пример нищего (Жертвы), просящего у прохожих денег, чтобы он мог купить билет на поезд обратно в его родной город. Женщина (Спасатель) останавливается и дает ему для этого 20 фунтов стерлингов.

На следующий день она проходит тем же путем и с удивлением и ужасом видит его там, все еще просящего милостыню.В этот момент она сердится на него и обвиняет его в том, что он обманул ее (таким образом, превратившись в Преступника).

Так как же нам не попасть в драматический треугольник? Самосознание здесь является ключевым. Например, те, кто заинтересован в том, чтобы стать консультантами, обычно имеют сильное желание помочь, но если это просто форма психологической медицины для нас, мы, скорее всего, лишим силы людей, которым пытаемся помочь. Личное развитие (достигнутое через саморефлексию, групповую работу, личную терапию и клиническое наблюдение) имеет жизненно важное значение.

Управление своим временем в качестве консультанта-стажера

В Великобритании до окончания летних курсов осталось всего около пяти месяцев, учитывая, что часто бывают перерывы на половину семестра и пасхальные каникулы. Консультантам может показаться довольно сложным думать, сколько им нужно вписаться в промежуток времени — например, экзамены, которые нужно пересмотреть, и внешние портфолио, чтобы собраться вместе.

Рори и Кен предлагают советы о том, как снизить уровень стресса в это напряженное время:

  • Помните, что вы не единственный, кто так чувствует — многие студенты-консультанты в это время года испытывают стресс из-за всего, что можно получить. сделано.
  • Слушайте подкаст Counseling Tutor 6, в котором мы даем вам идеи по выполнению заданий.
  • Разбейте то, что вам нужно сделать, на управляемые части. Помните: слона можно съесть по кусочку за раз!
  • Имейте в виду, что если вы откладываете дела на последний момент, у вас меньше возможностей для получения поддержки.
  • Попробуйте составить план на оставшуюся часть учебного года — выделение даже небольшого количества времени каждый день имеет огромное значение.
  • Если вы чувствуете, что у вас нет на это времени, подумайте, как вы сейчас проводите свое время.
  • Например, не могли бы вы отказаться от просмотра телевизора? BingeClock позволяет ввести название вашего любимого телешоу, а затем сообщает, сколько времени вы могли бы сэкономить, если бы не смотрели его: результаты могут быть пугающими!
  • Убедитесь, что вы используете все ресурсы и поддержку, доступные вам в вашем учебном заведении.
  • Если вы в последний год, узнайте заранее, когда ваши клинические и управленческие супервизоры собираются в отпуск, чтобы вы могли заставить их подписать любую документацию перед отъездом.
  • Если вы не можете уложиться в срок, поговорите со своим репетитором, как только вы это поймете, вместо того, чтобы торопиться и рисковать не пройти.
  • Постарайтесь позаботиться о себе, уделяя немного времени себе, когда можете.
  • Попробуйте наш ресурс по изучению консультирования! Это обеспечивает вклад, который является глобальным для всех уровней и присуждающих наград органов, и поэтому подходит для всех студентов, изучающих консультирование и психотерапию.

Ссылки и ресурсы

«Сказки и анализ драмы сценария» Стивена Карпмана, опубликованный в Бюллетене транзактного анализа в 1968 г. Как вырваться из драматического треугольника и сознания жертвы, Барри К.Weinhold

Признание влияния динамики драматического треугольника на вашу жизнь может сбить вас с толку или даже перевернуть вашу обувь. После прочтения этой книги мы можем гарантировать, что то, как вы видите окружающий мир, никогда не будет прежним.

Вы сможете увидеть Драматический Треугольник повсюду — в драматических драмах ваших друзей и семьи, в телевизионных ситкомах и ток-шоу, в фильмах, в мейнстриме.

Признание влияния динамики Драматического Треугольника на вашу жизнь может сбить вас с толку, или даже переверните обувь.После прочтения этой книги мы можем гарантировать, что то, как вы видите окружающий мир, никогда не будет прежним.

Вы сможете увидеть Драматический Треугольник повсюду — в драмах ваших друзей и семьи, в телесериалах и ток-шоу, фильмах, основных новостях, за тупиком Вашингтона, в болтовне вокруг кулера на работе и искажение ваших самых интимных разговоров (даже в спальне!).

Это потому, что три из каждых пяти социальных транзакций содержат динамику драматического треугольника.Неудивительно, что это вызов — освободиться от сознания жертвы!

Книга Содержание:

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: ЧТО ТАКОЕ ДРАМАТИЧЕСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК И СОЗНАНИЕ ЖЕРТВЫ?

Введение

Глава первая: наш личный опыт работы с драматическим треугольником и сознанием жертвы

Глава вторая: история драматического треугольника

Глава третья: как работает интеллектуальная игра драматического треугольника

Глава четвертая: причины развития Драматический треугольник и сознание жертвы

Глава пятая: Проблемы силы и бессилия

Глава шестая: Внутренний драматический треугольник

Глава седьмая: Религиозные убеждения, которые заманивают нас в ловушку драматического треугольника и сознание жертвы

Глава восьмая: Система необходимости / обязательности и драматический треугольник

ЧАСТЬ ВТОРАЯ: КАК ВЫБРАТЬСЯ ИЗ ДРАМАТИЧЕСКОГО ТРЕУГОЛЬНИКА И ЖЕРТВОГО СОЗНАНИЯ

Глава девятая: Шаги к выходу из драматического треугольника

Глава десятая: Как распознать, когда вы проектируете

Глава одиннадцатая Как излечить травму развития

Глава двенадцатая: Как выйти из драматического треугольника

9 0002 Глава тринадцатая: Функциональный семейный треугольник

Глава четырнадцатая: Как взять на себя ответственность за свою жизнь

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *