Содержание

Психология стыда

Прогрессирование аддиктивного процесса во многом связано со стремлением освободиться от психологического дискомфорта, обусловленного чувством стыда. Чувство стыда занимает центральное место в структуре аддикции, поэтому остановимся на нём более подробно.


      Анализ чувства стыда свидетельствует о том, что это чувство более деструктивно, чем чувство вины. Это связано с тем, что чувство вины носит более конкретный характер, касается определённого действия, поступка, активности или наоборот, отсутствия таковых. Чувство стыда затрагивает Я человека и формирует его низкую самооценку. («Я поступаю плохо и я не могу поступать хорошо, потому, что я плохой»).

      Все эмоциональные ощущения и состояния человека подвергаются когнитивной оценке. Рефлексия эмоциональных состояний в то же время является рефлексией Я-состояния, свидетельствуя о том, как человек оценивает себя самого. Испытываемые человеком первичные эмоции в дальнейшем оцениваются им во взаимосвязи с оценками других. Анализ с этой точки зрения чувства стыда требует первоначального сравнения поведения человека с какой-то условной нормой. Эта норма может быть субъективной, установленной самим человеком для себя, или общепринятой, навязанной ему обществом и другими людьми. Если поведение человека не соответствует субъективной или социальной норме, у него возникает чувство стыда.

      При аддиктивных состояниях мы имеем дело с несоответствием человека как одной, так и другой нормам. Несоответствия приводят к возникновению стыда. На возникновение чувства стыда влияет факт обращения внимания окружающих на поведение и состояние человека, на его собственное отношение к этому. Имеет значение фиксация внимания человека на том, как его воспринимают и оценивают окружающие. Если он испытывает чувство стыда в связи с несоответствием, ему кажется, что и другие замечают это несоответствие и считают его неполноценным. Это способствует усилению подозрительности в отношении того, что окружающие могут заметить нарушение нормы и осудить его.

      Большинство событий, вызывающих стыд, не являются автоматическим процессом и не возникают сами по себе. Например, оно может быть связано с ситуациями, когда успешное функционирование в рамках социально приветствуемого ролевого поведения противоречит собственным критериям морали. Для       понимания причин происхождения чувства стыда необходимо «читывать сложные социальные взаимодействия между людьми, так как компонент оценки другим, особенно значимым человеком, здесь всегда имеет большое значение.

      Осознание человеком обращенного на него внимания может приводить к нарастанию подозрительности, типичной для аддиктивных лиц. Такая подозрительность, связанная с чувством стыда, является одним из механизмов изоляции аддиктов. Страх быть до конца понятыми окружающими активизирует механизм разрыва контактов со многими людьми. С этим связано избегание аддиктами сколько-нибудь глубоких контактов, потому что чем глубже контакт, тем вероятнее факт опознания их аддиктивной сущности, и тем вероятнее усиление у аддикта реакции стыда.

Возникает страх возможных переживаний по поводу разрыва отношений. Следовательно, в проводимой с аддиктами коррекционной работе, необходимо анализировать механизм разрыва контактов с людьми и чувство стыда, которое эти люди могут испытывать.

      По мнению Чарльза Дарвина, чувство вины это сожаление о своей ошибке. Тому же автору принадлежит выражение, что чувство сожаления об ошибке, когда в этот процесс включаются другие люди, может превратить чувство вины в чувство стыда. Речь идет о необходимости анализа социального значения действия, в результате которого человек, воспринимаемый глазами других, может испытывать чувство стыда. Естественно, что, находясь в состоянии одиночества, человек также может испытывать чувство стыда, но в первом случае всегда присутствует оценка себя другими людьми, мысль о том, что другие подумали об его поведении.

      В феноменологической психиатрии описывается депрессия самомучения (Leonhard, Izard), которая строится на чувстве стыда. Ее развитию способствует постоянный анализ чувства стыда и возможного наказания.

      Стыд приводит к торможению и блокаде очень многих желаний. С точки зрения Tomkins (1963), стыд тормозит удовольствие и мотивации. Возникновение чувства стыда может быть вызвано многими причинами: неудачами, поражениями профессионального характера, потерей значимых отношений, дружбы и пр. Аддикты глубоко переживают эти потери, но не признаются в этом. Причиной стыда может быть собственная непривлекательность, когда человек теряет способность гордиться своим телом, видом и т.д.

      У человека, испытывающего чувство стыда, редуцируются сферы интересов. Izard (1972) обращает внимание на то, что стыд сопровождается повышенным осознанием селфа. Речь идет о необычной форме восприятия селфа, восприятия себя беспомощным, маленьким, ни к чему неспособным, застывшим, эмоционально ранимым.

      Lewis (1979,1993) отмечал, что стыд — это состояние потери ценности собственного Я. Причиной этого состояния являются текущие внешние воздействия, тем не менее, этот процесс более сложен, он может формироваться на ранних стадиях развития. Стыд имеет прямое отношение к осознанию Я, представлению о том, как это Я выглядит в восприятии и чувствах других людей. Автор выделяет чувство стыда, связанное с ощущением собственного Я и чувство вины, при котором речь идет о конкретном действии. К развитию чувства стыда приводит переживание о себе, о том, как ты выглядишь. Раздражителем, провоцирующим возникновение этого чувства являются размышления Я о самом себе, неодобрение чего-то очень важного в себе, снижение самооценки.

      Сопряжённым с чувством стыда является чувство собственной никчёмности, незначимости, презрения к себе. Это чувство закладывается в детстве и легко провоцируется специфическим поведением людей. Чувство стыда формируется под влиянием пренебрежительного отношения родителей, отсутствия необходимой интеллектуальной и эмоциональной поддержки, постоянного осуждения. На этом фоне любые отрицательные оценки, не имеющие отношения ни к родителям, ни к семье, воспринимаются как сверхценные и приводят к активации дремлющего рудимента.

      Диагностика наличия чувства стыда строится на обнаружении у человека желания быть незаметным, спрятаться, исчезнуть; на появлении непонятных вспышек гнева, на ощущении психологической боли, страха, чувства вины. Вспышки активности и агрессивности сменяются депрессией, подавленностью, отсутствием чувства радости, постоянной неудовлетворенностью. Чувство стыда может провоцировать суицидные мысли. Анализ депрессивных пациентов, совершающих суицидные попытки, проведенный Lewis (1993), показал наличие у этих лиц выраженного чувства стыда. Частые суицидные попытки у аддиктов также «завязаны» на этом чувстве. Таким образом, чувство стыда имеет прямое отношение к развитию аддиктивного поведения.

      Чувство стыда «ставит» селф в трудное положение. Селф теряет способность конструктивно действовать, поскольку стыд блокирует активность. Вместо необходимых действий, селф начинает концентрироваться на самом себе, оказывается погруженным в самооценки, что мешает проявлению активности.

Возникает нарушение адаптации, потеря способности ясно думать, высказываться и, тем более, рационально действовать.

      Чувство стыда способствует переоценке человеком всего происходящего. Он придает значение вещам, которые этого значения не имеют и, наоборот, недооценивает значения действительно важных для него явлений. Поэтому чувство стыда делает поведение иррациональным.

      Разница между чувством стыда и вины в структурном плане заключается в следующем. При наличии у человека чувства вины какая-то часть селфа является субъектом. Большая часть селфа находится как бы во вне и оценивает этот субъект как часть своего Я, поступившую неправильно.

      В противоположность этому чувство стыда «закрывает» селф-объектный круг. Носитель этого чувства рассуждает примерно так: «Как я могу оценить себя, если я недостоин того, чтобы оценивать себя?».

      Влияние чувства стыда на блокаду мотивации исследовано Plutchik (1980). Он сравнивает процесс со «стоп» сигналом. Если человек начинает что-то делать, у него срабатывает «стоп» сигнал, ставящий под сомнение уверенность в правильности предпринимаемой активности, прерывающий его действия. Если ограничиться анализом только этой части процесса, то речь в данном случае идет о чувстве вины по поводу конкретного нарушения. Дальнейший анализ может быть произведен с использованием следующих рассуждений: «

Ты поступаешь плохо потому, что ты не можешь так не поступать, просто в силу того, что ты сам — плохой человек». Так выглядит вторая система нарушения — второй «стоп» сигнал, который блокирует всякую активность. Следовательно, анализ чувства стыда должен проводиться не только с акцентом на конкретные действия человека, но, прежде всего, на исследование его Я.

      Чувство стыда может быть проанализировано через призму религиозной парадигмы. Тема стыда нашла свое отражение в Библии. Когда Бог спросил Адама и Еву, почему они прячутся, они ответили, что причина заключается в их наготе. Совершив первородный грех, съев яблоко с древа познания, они почувствовали,   что  должны  быть  осуждены. История непослушания Адама и Евы предопределяла наказание и важность возникшего у них чувства стыда.

      В этой теме на первый план выступают следующие моменты. Непослушание Богу со стороны Адама и Евы было связано с их любопытством, т.к. их, прежде всего, привлекало познание неизвестного. Любопытство привело их к знанию, овладение которым явилось пусковым механизмом появления чувства стыда. Обнаружив свою наготу, они стали стыдиться ее. И это было доказательством нарушения предписания Бога. Если бы они не приобрели знания, вкусив запретный плод, у них не возникло бы чувство стыда. Таким образом, любопытство привело к знанию, а знание привело к стыду.

      Анализ этой части Библии позволяет исследовать процесс возникновения стыда. Для самоанализа чувства стыда и других, связанных с Я эмоций, необходимы определенные знания о правилах, норме и целях, с которыми человек должен сравнивать своё поведение. Следовательно, появление чувства стыда основано на определённых знаниях.

      Ветхозаветный рассказ об Адаме и Еве является метафорической версией развития объективного самопознания. Древо познания дало возможность Адаму и Еве приобрести два вида знаний: знание о себе — объективное самопознание и знание о нормах, правилах и целях поведения.

      На ранних этапах развития ребёнка формируются его селф объектные отношения в виде первичных контактов с наиболее близкими людьми. Окружающие ребёнка люди, выступающие в качестве объектов контактов, являются для него образцом для дальнейшего подражания. Ребёнок зависит от них, он им доверяет. Интернализация ребенком возникших отношений влияет на атрибутирование (видение причин происходящих явлений).

      Процесс атрибутирования может носить как внешний, так внутренний характер. Внешнее атрибутирование связано с нахождением в ком-то или в чем-то причины собственного поражения, неудачи, произошедшей драмы или трагедии, имеющих к себе непосредственное отношение. Внешнее атрибутирование не приводит к возникновению чувства стыда.

Чувство стыда возникает при внутреннем атрибутировании, когда человек делает себя ответственным за произошедшее. Внутренняя атрибуция связана с концентрацией человека на самооценке своих поступков с позиции своего селфа.

      Внутреннее атрибутирование нельзя недооценивать, так как оно  оказывает  большое  влияние  как     на     психическое самочувствие, так и на развитие чувства стыда. Так, например, если в жизни возникает какое-то неприятное событие и при его внутренней атрибуции человек считает себя его причиной, то в таком случае это событие способствует  развитию чувства стыда.

      Например, пациентка испытывает чувство вины, связанное с инфарктом у её матери. Причину события она видит в недостаточном с её стороны внимании по отношению к матери. В связи с этим она считает себя непосредственной виновницей е болезни. Чтобы избавиться от возникшего у нее чувства никчемности и стыда к себе, она принимает большие дозы транквилизаторов, т.е. находит приемлемый для себя аддиктивный выход из этой ситуации. Внутреннее атрибутирование, возникшее в данном случае, приводит как к развитию чувства стыда, так и к поиску аддиктивного варианта избавления от этого чувства.

      При внешнем атрибутировании причины болезни будут объясняться по-другому: возрастом матери, с которой произошла катастрофа, не нездоровым образом жизни, наследственностью и пр. Чем большее количество внешних атрибуций используется для объяснения ситуации, тем в меньшей степени это приводит к развитию чувства стыда.

      Предпочтительность того или иного атрибутирования закладывается в детстве. В работе Morrison (1989) было показано, что родители, страдавшие различными формами депрессии, в ряде случаев способствовали развитию у своих детей чувства стыда и вины. Дети считали себя косвенными виновниками болезни родителей. Эти обвинения формулировались в процессе социальных контактов с детьми как результат упреков, что дети раздражают, мучают родителей, у которых нет сил заниматься ими. Таким образом, у детей возникало нереалистическое чувство вины, заключающееся в том, что их поведение привело к развитию депрессии у родителей, и они обязаны найти способ, который поможет родителям выздороветь. А поскольку они не в состоянии найти средства помощи, значит они недостаточно хорошо ищут, что свидетельствует о том, что они плохие.

      Иногда родителями внедряется в сознание детей, например, такая формула: «Я, как мать, забочусь о тебе и помогаю тебе. Почему же ты не отвечаешь мне тем же?». Так, при непосредственном участии родителей закладывается предрасположенность к возникновению у детей отрицательных эмоций, которые в дальнейших контактах с окружающими могут проявить себя с удвоенной степенью выраженности. Эти состояния могут способствовать возникновению различных психологических защит и выхода на аддиктивные реализации.

      Интернализация или экстернализация чувства ответственности оказывает непосредственное влияние на то, будет ли человек впоследствии испытывать чувство стыда при различных неудачах и катастрофах, которые могут произойти с ним в жизни. Чем более выражена способность человека искать в произошедшем событии внешнюю причину, тем менее вероятно развитие у него чувства стыда.

      Отрицательная сторона данного явления заключается в том, что постоянное стремление индивидуума к экстернализации происходящего может приобрести патологический характер. Так, например, известно, что аддикты в процессе аддиктивного поведения экстернально атрибутируют свои проблемы, связывая их наличие с причиной во внешнем мире. Таким образом, внешнее атрибутирование, с одной стороны, имеет положительное значение, избавляя человека от чувства стыда, а с другой, — отрицательное, проявляющееся в том, что таким образом он оправдывает своё деструктивное поведение. Иными словами, с одной стороны, у человека может быть глубокое внутреннее интернализированное чувство стыда, и он считает себя плохим, с другой — он избавляется от этого чувства, уходя в аддикцию, которая приводит к возникновению новых проблем, атрибутирующихся с внешними причинами. Таким образом проявляется сочетание внешнего и внутреннего атрибутирования.

      Если человека лишить возможности внешнего атрибутирования, он остается с внутренним чувством никчемности и неадекватности, справиться с которым значительно труднее. Это следует учитывать при проведении психотерапевтических подходов, т.к лишение человека его защитной системы в виде отрицательных проекций с доказательством их неправильности и необходимости самообвинения, а не обвинения окружающих не приведет автоматически к положительному результату. Лишившись психологической защиты, человек останется наедине со своими внутренними нерешёнными проблемами. Переживание такого состояния является крайне неприятным, более того, оно может приводить к развитию других отрицательных реакций, таких, например, как растерянность, депрессия, реакция гнева как на самого себя, так и на окружающих, возможно провоцирование какой-то другой формы деструктивного поведения.

      Существуют специфические условия, оказывающие разные влияния на формирование чувства стыда в зависимости от пола.

      Так, например, женщины в традиционных обществах воспитываются родителями и окружающей средой так, что они приучаются к взятию на себя ответственности за то, если они не справляются с каким-то заданием. Определённая дискриминация по полу, характерная для традиционных обществ, приводит к тому, что женщины, по сравнению с мужчинами, меньше награждаются за успехи и больше наказываются за неудачи. Это способствует большей возможности мальчиков фиксироваться на позитивном атрибутировании (Lewis,1993).

      В случае лишения родителями любви своих дочерей они концептуализируют свою позицию словами: «Я не люблю тебя, потому, что ты плохая». Селф такого ребенка испытывает чувство ответственности за то, что его не любят. Это провоцирует формирование у ребенка чувства стыда. В дальнейшем такая женщина будет оценивать свои межличностные отношения с другими как неадекватные, считая себя неспособной на продуктивные отношения. Таким образом, феномен лишения любви девочек приводит к трудностям в конструировании ими дальнейших межличностных отношений. Такие женщины считают, что, во-первых, они не могут выстраивать эти отношения, т.к. они хуже других, а во-вторых, они испытывают страх перед тем, что другие могут это понять.

      Так формируются различные стили поведения, которые объективно «примыкают» к аддикциям, а по существу являются последними (созависимость) или ведут к их развитию. Например, объяснения людей, которые посвящают свою жизнь заботе о других с целью компенсации чувства нехватки любви, выглядят примерно так: «Если я буду заботиться о других и помогать им и это будет моим жизненным кредо, значит меня будут принимать окружающие. Если же я буду вести себя по-другому, я обнаружу свои отрицательные качества. Следовательно, я должна/ен помогать другим и смысл моей жизни должен заключаться именно в этом». В случае неудачи возникает экзистенциальный кризис.

      Человек, неуверенный в качестве своих отношений с людьми, легко переходит к общению с событиями, активностями, неодушевленными предметами, «прилипает» к ним, уходя в аддиктивные реализации.

      Лишение любви формирует комплекс нежеланного ребенка, что в дальнейшем приводит к низкой самооценке и неумению человека любить себя.

      Анализ происхождения чувства стыда с акцентом на половые различия способствует лучшему пониманию межличностных конфликтов. Разница в социализации стыда у мужчин и женщин оказывает влияние на отношения мать-сын, отец-сын, мать-дочь и отец-дочь. Так, например, у женщин, воспитывающихся в традиционных обществах, где присутствует дискриминация по половому признаку (сексизм), легче возникает .чувство стыда, по сравнению с мужчинами. Возможно возникновение замещающих стыд реакций, таких, как печаль, грусть и гнев. Причем, если для женщин более характерными являются реакции печали и грусти, то для мужчин — реакции гнева.

      По мнению Lewis (1993), эти явления более представлены в традиционных обществах. Поскольку мальчик, воспитывается с акцентом на специфическую для него мужскую роль, в его отношениях с матерью может возникнуть конфликт следующего рода. Мать в традиционном обществе стремится к тому, чтобы ее сын испытывал чувства стыда в случае поведения, не соответствующего общепринятым нормам. Матери кажется, в связи с проекцией собственных переживаний (глубокое чувство стыда), что сын не испытывает достаточного чувства стыда за свой поступок, и, даже если он извинился, он все равно не пережил это чувство с необходимой степенью глубины. Он должен пережить его протрагированно. Сын испытывает чувство стыда, но в меньшей, чем бы этого хотелось матери, степени. И мать и сын не осознают происходящего. Конфликт, возникший между ними, может принимать различные формы, и зачастую он приводит к возникновению отдаленности сына от матери, т.к. мужская роль, характерная для сына, противоречит проявлению чувства стыда. Сын не хочет, чтобы к нему относились как к ребенку, а мать стимулирует его к отношениям зависимости, что провоцирует появление у сына реакции сопротивления.

      Мальчики, нарушающие нормы поведения, выдвигаемые родителями, могут проявлять сожаление по этому поводу, чувство вины и желание больше этого не делать. Мать рассматривает эти чувства с точки зрения женского, свойственного ей, традиционного отношения и ожидает от сына чего-то большего, например, возникновения протрагированного чувства стыда. Если она видит, что этого не происходит, она считает, что сын не выстрадал это по-настоящему, ею делается акцент на необходимость длительного страдания, что приводит к возникновению конфликта. Не осознавая происходящего, мать пытается заставить ребенка почувствовать те же ощущения, которые она сама ощущала или ощущает в подобных ситуациях. Мать ожидает, что ребёнок будет переживать это так же как она, а мальчик воспринимает желание матери добиться формирования у него чувства стыда как неприятное чувство. Он считает это несовместимым с его мужской ролью.

      Hoffman (1988) установил, что такой процесс начинается уже с трехлетнего возраста. Попытку матери вызвать в сыне эмоциональное состояние, более свойственное женщинам, воспитывающимся в традиционном обществе, следует рассматривать в контексте Эдипова конфликта: мальчик стремится к автономии, к редуцированию чувства стыда, а мать пытается социализировать этот процесс таким образом, чтобы он не ограничивал чувство вины, и считает это полезным.

      В отношениях мать-дочь этот конфликт представлен в меньшей степени, чем в отношениях между матерью и сыном. Меньшая интенсивность конфликта объясняется отсутствием разницы между полами, которая осложняет интеракцию. Дочери, как правило, реагируют на желания матери более адекватно, т.к. они выражают себя в соответствии с женской ролью. Так закладывается чувство стыда у девочек в традиционном обществе, где его формирование не встречает с их стороны большого сопротивления. Иногда при этом могут возникать малотипичные для этого состояния реакции злости.

      Для современных обществ характерна тенденция сглаживания связанного с полом ролевого поведения. Так, например, воспитанная в условиях современного общества мать, стараясь воспитать у девочки чувство стыда, встречает с её стороны сопротивление. Разделение ролей, свойственное современному обществу, делает менее типичным процесс атрибуции, связанный со стыдом в аспекте социализации.

      До сих пор не выделены основания, позволяющие установить наличие генетических отличий в развитии чувства стыда в зависимости от пола. Если такие различия диагностируются, то их возникновение может быть объяснено ролевым поведением, социализацией и социальными условиями. С другой стороны, в связи с изменением роли женщины в последние 25 лет, особенно в США и Канаде, некоторые конфликты, присущие отношениям мать-сын, по всей вероятности, должны обнаруживаться и во взаимоотношениях мать-дочь.

Что касается роли отца в формировании у ребенка чувства стыда, то, к сожалению, на протяжении длительного времени на ЭТУ сторону вопроса обращалось мало внимания. Роль отца в этом Процессе может быть прямой и косвенной. Исследователями, Изучающими этот вопрос, обращается внимание на то, что роль отца оказывается более важной и значительно менее пассивной, чем это представлялось ранее. Так, например, Bernstein (1983) обращает внимание на значение влияния отцов на возникновение чувства стыда в детском и подростковом периодах жизни. Считается, что роль отца состоит в смягчении конфликта мать сын; в обучении сыновей другому, более активному способу поведения, включающему в себя агрессивные реакции. Отцы во взаимоотношениях с сыновьями подсказывают им путь преодоления стыда по способу замены его гневом. Таким образом, происходит замена реакции переживания чувства стыда путем формирования другой реакции. В результате такого контакта сыновья начинают испытывать более глубокую привязанность к отцам, помогающим им освободиться от неприятного чувства стыда. В случае отсутствия такой поддержки возникает реакция отдаления ребенка от обоих родителей.

Психология чувства стыда. Виды стыда

Чувство стыда лежит в основе целого ряда эмоциональных состояний.

«Это стыд… который открывает мне взгляд Другого и самого меня на краю этого взгляда» — Жан-Поль Сартр

Как прекрасно подметил Сартр, испытывая чувство стыда, мы ощущаем себя овеществленными и выставленными напоказ словно изначально порочные или неполноценные перед пристальным взором рассматривающего, судящего другого. (Иногда мы сами можем быть этим судящим другим). Стыдясь, мы мучимы и становимся заложниками чужих глаз, мы принадлежим не себе, а им. В этом контексте, чувство стыда свидетельствует об утрате контроля над своей жизнью.

Виды стыда

Многие эмоциональные состояния являются вариациями чувства стыда или комбинациями стыда с другими аспектами эмоциональной феноменологии. Рассмотрим несколько примеров:

Моральный стыд (отличается от чувства вины) – ощущение собственного морального несовершенства перед другим человеком. Смущение – мягкая форма чувства стыда. Чувство неловкости – это предупреждающий или сигнализирующий вид стыда. Застенчивость – также предупреждающая разновидность стыда, которая заставляет человека скрываться от оценивающих взглядов окружающих, чтобы избежать полноценного чувства стыда. Унижение – переживание чужой оценки, используемой человеком с целью пристыдить другого, чтобы почувствовать себя на голову выше или подчинить себе униженного.

В случае ненависти или отвращения к себе, мы ненавидим или презираем себя за то, что опозорились перед окружающими. Уничижение – невыносимое, разрушительное чувство стыда. В чувстве бесполезности или никчемности нам кажется, будто имеющиеся недостатки определяют нашу сущность. Испытывая некоторые формы отчаяния, человек ощущает, будто присущие ему недостатки обрекают его на жизнь в постоянном позоре и вечном чувстве собственной никчемности. В адаптивной модели поведения услужливость и исполнение желаний других людей становятся способом компенсации недостатка собственной значимости и таким образом поддерживают связь с чужой оценкой. Снисходительность как защитная реакция и обесценивание, презрение, ярость или зависть по отношению к другому человеку нередко являются попыткой замаскировать или преодолеть чрезвычайно сильное чувство стыда.

Многие психологические расстройства имеют двухуровневую эмоциональную структуру, состоящую из болезненного чувства на переднем плане в сочетании с тем, что человек ощущает по отношению к этому чувству, на втором плане. Например, так называемые “панические расстройства” представляют собой комбинацию из циклов обостряющейся тревоги и чувства стыда за то, что эту тревогу (= несовершенство) увидят другие. Данное сочетание тревога-стыд настолько невыносимо, что приводит к соматизации тревоги и выражению ее в виде физических симптомов. Многие фобии – результат попыток предотвратить постыдные проявления тревоги. Точно так же некоторые виды клинической депрессии сочетают в себе нарастающие циклы естественных негативных переживаний (грусть, огорчение и т. д.) и чувство стыда по поводу их демонстрации (= несовершенство) в присутствии других людей. Аналогично тревоге при панических расстройствах, упомянутые негативные переживания также соматизируются, выражаясь на уровне вегетативной нервной системы.

Как избавиться от чувства стыда. Лечение панических расстройств, клинической депрессии и тревожных состояний

Терапевтический подход к лечению панических расстройств и клинической депрессии предполагает 1) ослабление чувства стыда по поводу внешнего проявления тревоги и депрессивных эмоций и 2) проживание этих чувств для того, чтобы они нашли место в контексте эмоционального понимания, в котором они могут быть созерцаемыми, лучше переноситься и в конечном счете быть интегрированными психикой переживающего их человека.

Роберт Столороу, доктор философии

8.4. Стыд. Психология общения и межличностных отношений

8.4. Стыд

Одним из проявлений смущения является стыд. О нем писал еще Аристотель в «Риторике» (гл. VI, параграф 1): стыд — это такое неприятное чувство, которое ведет к дурной славе. Он отметил важный момент в понимании природы стыда: никто не стыдится младенцев и животных, и стыд, ощущаемый нами в присутствии других людей, соразмеряется с тем уважением, которое мы имеем к их мнению. Известно, что римляне и римлянки не стыдились своих рабов. Спиноза понимал стыд как печаль, сопровождаемую представлением о своем действии, которое подлежит осуждению со стороны других. Но и Аристотель, и Спиноза, как отмечает К. Д. Ушинский (1974), не отличали стыд от раскаяния, а между тем, считает он, различия между ними весьма существенные. По этому поводу он пишет: «Раскаиваться мы можем и тогда, когда уверены, что никто не узнает о нашем поступке, и не имея в виду мнения других людей; стыд же при таком условии невозможен. Еще яснее выражается различие между раскаянием и стыдом в той борьбе между этими двумя душевными состояниями, которую мы нередко можем заметить и в себе, и в других. Весьма обыкновенно то явление, что чувство стыда побуждает человека скрывать свой поступок, а чувство раскаяния побуждает открыть его» (с. 409).

К. Изард (2000) пишет, что стыд — это осознание собственной неумелости, непригодности или неадекватности в некой ситуации или при исполнении некоего задания, сопровождаемое негативным переживанием — огорчением, беспокойством или тревогой. Это определение стыда мне представляется неправильным. Осознание собственной неумелости — это лишь повод для возникновения эмоции стыда, а не сам стыд, а основное негативное переживание при стыде — не огорчение и не беспокойство, а смущение. Не забив гол из трудного положения, футболист не испытывает стыда, но огорчается. Стыд у него может появиться в том случае, если он не попадет в пустые ворота с близкого расстояния, что сумел бы сделать и новичок в футболе. Точно так же, вопреки утверждению Изарда, не всякий проигрыш ведет к неловкости, к стыду.

Стыд — это сильное смущение от сознания совершения предосудительного поступка или попадания в унизительную ситуацию, в результате чего человек чувствует себя опозоренным, обесчещенным. Стыд — это унизительное переживание, или, как пишет С. Томкинс (Tomkins, 1962), внутреннее мучение, болезнь души.

Феноменология стыда. При стыде все сознание человека сфокусировано на этом чувстве или положении (ситуации), в котором он оказался. Ему кажется, что все то, что он скрывал от посторонних глаз, неожиданно оказалось выставленным на всеобщее обозрение и он оказался нагим, беззащитным, беспомощным. Человеку кажется, что он стал объектом презрения и насмешек. От этого человек, как писал Ч. Дарвин, теряет присутствие духа, говорит нелепые вещи, заикается, страшно гримасничает, становится неуклюжим. Неожиданную потерю самоконтроля при стыде отмечает и Э. Эриксон (Erikson, 1950). Поэтому стыд может вызывать отчаяние или гнев, которые иногда сопровождаются слезами. Гнев («ярость унижения») направлен в этом случае не только на себя, но и на осуждающего другого, поскольку именно он был сопричастен к ситуации, вызвавшей стыд, а следовательно, и он несет хотя бы частично ответственность за острое переживание стыда. По сути это защитная реакция, так как направляя гнев вовне, стыдящийся пытается восстановить ощущение владения ситуацией (Lewis, 1971; Scheff, 1987).

Внешним выражением стыда может быть опускание головы и век (иногда глаза совсем закрыты, а иногда «бегают из стороны в сторону» или часто мигают; поэтому Аристотель приводит греческую пословицу «стыд живет в глазах»), отведение взгляда (а если человек этого не делает, то в народе говорят «бесстыжие глаза»), отворачивание лица в сторону. Человек испытывает стремление сжаться, сделаться маленьким, незаметным, «провалиться сквозь землю».

Типичным выражением стыда Ч. Дарвин считал покраснение лица, однако многие люди, испытывая стыд, не краснеют. Очевидно, имеет значение индивидуальная вегетативная реакция, преобладание симпатического или парасимпатического реагирования. Кроме того, показано, что у детей и подростков покраснение наблюдается чаще, чем у взрослых. Очевидно, это связано с тем, что с возрастом человек научается контролировать экспрессию своих эмоций.

Помимо покраснения лица переживание стыда сопровождается и другими вегетативными изменениями. Люди, пережившие его, отмечают, что у них наблюдались учащение пульса («колотящееся сердце»), перебои дыхания, специфические ощущения в животе.

Порог эмоции стыда обусловлен тем, насколько чувствителен человек к отношению к себе и к мнению о нем со стороны окружающих его людей.

Стыд может иметь следующие причины.

1. Осознание допущенной ошибки при встрече с незнакомым человеком: многим приходилось переживать ситуацию, когда, увидев на улице человека, мы признаем в нем знакомого и здороваемся с ним, но потом неожиданно понимаем, что обознались.

2.  Критика, презрение, насмешка со стороны других или себя самого.

3. Осознание того, что высказанное или совершенное неуместно, неправильно или неприлично в данной ситуации.

Учитель истории, прежде чем выставить нарушителя дисциплины из класса, имел обыкновение делать замысловатый жест рукой, указующий на дверь. Этот жест очень нравился одному ученику, сидевшему напротив учителя на первой парте. Однажды, когда учитель назвал фамилию очередного нарушителя с намерением выставить его за дверь, ученик повернулся к этому нарушителю и, опередив учителя, проделал его знаменитый жест. Возникла долгая пауза, после которой ученик сообразил, что он передразнил учителя, и готов был сгореть от стыда.

4. Чрезмерная или неуместная похвала, о чем писал еще Ч. Дарвин. Правда, здесь нужно учитывать, что стыд вызовет лишь та похвала, которая воспринимается самим субъектом как незаслуженная. В противном случае похвала вызовет лишь смущение, сочетающееся с радостью, но не стыд.

Один школьник, поленившись прочитать литературное произведение, по которому нужно было написать домашнее сочинение, решил отделаться «малой кровью» и своими словами изложил то, что было написано по поводу этой книги в учебнике по литературе. Учительнице его сочинение почему-то понравилось, и на следующем уроке она стала хвалить его, сказав при этом: «Сразу видно, что ты, пожалуй, единственный в классе, кто до конца прочитал это произведение». Эта реплика очень смутила ученика, которому стало стыдно перед товарищами, знавшими, как он писал сочинение, и он стал доказывать учительнице, что не читал книгу, а сочинение писал на основе учебника. К сожалению, его выступление было не столь убедительным, как написанное им сочинение, и учительница осталась при своем мнении.

5. Раскрытый обман.

6. Грязные, аморальные мысли.

7. Переживание за дорогого и любимого человека, попавшего в неловкую для него ситуацию или совершившего проступок. Родители, например, могут испытывать стыд за поступок своего ребенка.

Однажды, принимая гостей, родители выставили к чаю коробку шоколадных конфет. Одна гостья открыла коробку и взяла конфету. Поднеся ее ко рту, она вдруг заметила, что конфета надкушена. Тогда она положила эту конфету обратно и взяла другую. Та тоже оказалась надкушенной, как и третья и все последующие. Гостья с обидой в голосе спросила родителей: зачем же они угощают надкусанными конфетами? Родители, ничего не подозревавшие о том, что их сын уже попробовал все конфеты, но так, чтобы этого не заметили, естественно, были очень смущены. Им было стыдно не только за свою оплошность, но и за поведение своего сына.

8. Несостоятельность человека в той или иной ситуации, невыполненные обещания и обязательства.

9. Негативное представление о какой-то своей особенности (полноте, длинном носе, оттопыренных ушах), привлекшей внимание других; при этом негативное представление об одной черте легко генерализуется до представления о своей личности в целом.

С точки зрения Х. Льюис (Lewis, 1971), универсальной предпосылкой стыда является невозможность соответствовать своему идеальному Я. Переживание стыда, отмечает она, возможно лишь на фоне эмоциональной связи с другим человеком, причем с таким, чье мнение и чьи чувства имеют особую ценность.

Природа стыда. Является ли стыд самостоятельной эмоциональной единицей или же он представляет модификацию другой базовой эмоции или эмоционального состояния — страха, тревоги, печали? Если рассматривать его как социальную эмоцию, то более правомочна вторая точка зрения, если же признать стыд биологической эмоцией, то верной должна быть первая точка зрения. Но тогда стыд должен быть и у животных, чему нет никаких прямых доказательств, хотя Ч. Дарвин полагал, что животные способны к проявлению смущения и стыда, и приводил примеры стыдливого и смущенного поведения собак.

К. Д. Ушинский настаивал на врожденной природе стыда и по этому поводу писал: «Отличив чувство стыда от чувства раскаяния и чувства совести… мы уже легко поймем, в чем состоит ошибка тех мыслителей, которые, замечая, как различны предметы стыда у различных людей и различных народов, считают самый стыд за какое-то искусственное произведение человеческой жизни: не признают его за самостоятельное, прирожденное человеку чувство, полагая, что чувство стыда образуется оттого, что человека стыдят тем, что признано постыдным в том или другом кругу людей, а не потому, что человеку врождено стыдиться. Это мнение, повторяющееся очень часто, ссылается обыкновенно на те несомненные явления, что то же самое, чего стыдятся одни, нисколько не кажется постыдным для других, и даже одни часто хвалятся тем, чего другие стыдятся. Это явление действительно не подлежит сомнению. Иной стыдится бездеятельности, другой стыдится труда и хвалится тем, что он ничего не делает. Один стыдится разврата, другой хвастает им, один стыдится женственности в характере, другой самодовольно выставляет ее напоказ. Это явление разнообразия и часто противоположности предметов стыда выразится еще яснее, когда мы будем изучать различие и часто противоположность представлений, вызывающих это чувство у различных народов, и особенно у народов, стоящих на различной степени образования. Трудно себе представить, что можно, например, стыдиться надеть платье, а между тем есть именно дикари, которые, не стыдясь своей наготы, стыдятся платья, и есть другие, которые почитают за величайший стыд открыть свое лицо и оставляют открытым все тело или, считая за позор невиннейшие действия в глазах европейца, считают в то же время невинными действиями такие, от которых краснеет самый беззастенчивый европеец.

Все эти факты, — продолжает Ушинский, — доказывая, что люди стыдятся не одного и того же, доказывают в то же время, что все люди чего-нибудь да стыдятся: всякий же стыдится того, что признается постыдным в кругу людей, мнение которых он уважает. Следовательно, предметы стыда даются человеку историей и воспитанием, но самое чувство стыда дано ему природою.

Словом, от чувства стыда так же нельзя отделаться, как нельзя отделаться от чувства страха. Самые понятия о предмете стыда могут быть страшно извращены, но стыд останется. И представления, возбуждающие гнев и страх, также часто бывают различны и даже противоположны, но от этого и гнев, и страх не перестают считаться чувствами, общими всем людям и даже животным» (с. 409–410).

Однако биологическая роль стыда в этом случае не вполне понятна. Легче обосновать, что стыд является трансформированной в результате социализации биологической эмоцией страха (тревоги) за свое Я. С этой точки зрения, стыд можно рассматривать как боязнь потерять самоуважение и уважение других (К. Д. Ушинский писал о «чувстве какой-то тревоги в нервах»). Не случайно клиническое понятие тревожности часто включает в себя застенчивость, а презрение со стороны другого или самого себя так легко вызывает переживание стыда (как указывает К. Изард, последнее особенно характерно для японцев по сравнению с другими нациями — американцами, немцами, французами, шведами и др., что еще раз демонстрирует роль социальных факторов в проявлении этой эмоции). В соответствии с такой трактовкой можно понять определение стыда А. Модильяни: стыд — это утрата ситуационного самоуважения.

Появление стыда в онтогенезе. С. Томкинс считает, что стыд может переживаться уже младенцами в возрасте 4–5 месяцев, т. е. с того момента, когда они научаются отличать чужие лица от материнского. Вначале ребенок радуется любому появляющемуся перед ним лицу. Когда же он начинает распознавать незнакомые лица, эта радость прерывается, так как он узнает, что вместо матери он видит чужое лицо и что, следовательно, он напрасно стал радоваться. По Томкинсу, это и является поводом для возникновения стыда. Если ребенок часто переживал такие неприятные ощущения, он постепенно понимает, что встреча с незнакомцем всегда вызывает стыд. Гипотеза довольно смелая, но малоправдоподобная. Вряд ли в таком раннем возрасте ребенок может переживать стыд. Да и позже ребенок может бояться незнакомого лица или смущаться при обращении к нему незнакомого человека (маленький ребенок прячется за юбку матери), но с какой стати ему стыдиться? Он еще недостаточно социализирован и не знает, «что такое хорошо, а что такое плохо». Это он еще должен узнать, усвоить установки, даваемые ему взрослыми. Взять хотя бы такой факт в познании друг друга мальчиками и девочками, как исследование половых органов у представителей противоположного пола: 4-5-летние дети охотно демонстрируют их друг другу, не испытывая при этом никакого стыда. Да и поведение взрослых нудистов тоже свидетельствует, что порог стыда устанавливается конкретным сообществом людей, т. е. социальными нормами поведения. По Томкинсу же получается, что стыд чуть ли не генетически обусловлен.

Очевидно, переживание стыда не может появиться раньше, чем начнет формироваться образ Я. Этой точки зрения придерживается Хелен Льюис. В одном из исследований (Lewis et al., 1989) было установлено, что признаки появления образа Я наблюдаются у детей лишь в возрасте 15–18 месяцев. Приблизительно этому же возрасту (22 месяца) соответствует и появление первых признаков поведенческого паттерна неловкости и стыда, и то не у всех наблюдавшихся детей, а только у четверти из них. Отсюда Х. Льюис с соавторами делают вывод, что переживание стыда базируется на чем-то вроде знания о самом себе. Вообще же вопрос об онтогенезе стыда остается белым пятном.

Роль стыда. К. Изард отмечает, что приспособительная роль стыда не так очевидна, как в отношении некоторых других эмоций. На первый взгляд эта эмоция имеет для человека только отрицательное значение. Однако такая оценка, по мнению автора, не совсем точна. Он предполагает, что стыд может выполнять некоторые жизненно важные функции. Стыд делает человека восприимчивым к эмоциям и оценкам окружающих. Он убеждает членов коллектива, что данный человек восприимчив к критике. Стыд способствует развитию и поддержанию конформности по отношению к групповым нормам. Он также способствует общительности, действуя как ограничитель эгоцентризма и эгоизма, и таким образом поощряет стремление к созданию положительных отношений с другими людьми.

Изард предполагает, что стыд играет важную роль в половой жизни. Несильно выраженная застенчивость женщин вызывает сексуальное возбуждение мужчин и, возможно, уменьшает их агрессию в отношении женщин. Эмоция стыда заставляет искать уединения для сексуальных отношений, что способствует укреплению социального порядка и гармонии.

Фиксация внимания на себе во время стыда усиливает самокритику, заставляет осознавать свои внутренние противоречия, что способствует формированию более адекватного образа Я. Человек начинает лучше понимать, как он выглядит в глазах других.

Мне представляется, что стыд также играет роль «внутреннего» наказания и именно поэтому так велико его значение в мотивационном процессе. Избегание стыда может быть мощным мотиватором поведения. Угроза стыда, позора заставляла в прежние времена идти на дуэль, а в настоящее время дает людям силы во время войны пренебрегать болью и идти на смерть. Во избежание стыда от своей никчемности человек начинает развивать свои физические и нравственные качества, приобретать знания, овладевать умениями и профессией. Наконец, во избежание стыда человек культурно развивается, соблюдает правила приличия и гигиены ит.д.

В то же время не следует злоупотреблять стыдом в процессе воспитания ребенка. Если ребенка часто стыдят или наказывают за проявление стыда, у него развивается недоверие и боязнь людей. Чрезмерные усилия ребенка, направленные на избегание стыда, могут привести к отгораживанию его от всех эмоций, что сделает его жестким и ограниченным. Последующие переживания стыда будут у него исключительно интенсивными и психотравмирующими.

Преодоление стыда. Для борьбы со стыдом используются защитные механизмы отрицания, подавления и самоутверждения (Lewis, 1971).

Отрицание выступает в роли оборонительного сооружения на пути стыда: человек отрицает существование или значимость источника стыда. Человек может отрицать и само наличие у него стыда. Однако при этом он должен убедить себя в этом.

Подавление как механизм защиты состоит в том, что люди стараются не думать о смущающих ситуациях, о ситуациях, связанных с переживанием стыда.

Самоутверждение заключается в том, что человек путем развития каких-то сторон своего Я пытается сделать себя более привлекательным, чтобы отвлечь внимание других от своих недостатков (например, маленького или слишком высокого роста), развивая интеллект, достигая высот в спорте и т. д.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Откуда в человеке стыд, почему от него не избавиться и при чем тут эволюция? Лекция бизнес-тренера Сергея Насибяна

Здравствуйте. Меня зовут Сергей Насибян, я психоаналитический коуч, бизнес-тренер, психолог, и в общем, еще наверное, можно много чего про меня сказать, чего говорить не стоит. Сегодня мы с вами поговорим о стыде, о таком чувстве, которое в общем-то, можно говорить точно, что если вы меня слушаете, или вы меня читаете, или вы меня видите в свободном мире, то вы обладаете этим чувством, потому что люди, у которых этого стыда нет, как правило, в общем-то находятся в местах лечения тяжелых психических заболеваний и отклонений. Потому что психбольницы, конечно, наполнены людьми, у которых не оттормаживается их лимбическая система, их мозгом не оттормаживаются реакции, и поэтому эти люди, действительно можем их назвать, что они не обусловлены этим самым стыдом. Если же мы с вами общаемся, если мы с вами находимся в каком-то социальном контакте, то мы можем говорить точно, что чувство стыда нам всем знакомо.

И конечно же, давайте так, люди будут делиться на две категории, говорят, люди делятся на две категории, одни делят людей на категории, другие не делят. Вот я сейчас буду делить, хотя стараюсь этого не делать. Люди будут делиться на две категории, одни из которых будут считать, что стыд это хорошо, и правильно, и здорово, и это будут, как правило, моралисты, чаще всего религиозного толка, которые будут связывать стыд с моралью, с какой-то этикой, с какими-то идеями внутри культуры. А вторые, это люди, которые будут считать, что стыд это плохо, и что стыд им мешает, и что стыд это вообще в принципе желательно было бы его не иметь. Но оба случая представляют какую-то крайнюю позицию, поэтому сегодня я бы хотел поговорить о такой центрированной или серединной позиции по отношению к стыду, а для этого мне необходимо выйти за границы морали, то есть стать аморальным на это время, пока мы будем об этом говорить, и возможно, занять немножко экспертную позицию человека, знакомого с идеями психоанализа, психологии и всего остального.

Я являюсь автором тренинга, семинара, который я писал на протяжении семи лет, изучая чувство стыда в разных культурах и в разных традициях, в разных философиях и в разных психоаналитических и психотерапевтических школах, методы, как с ним работать, методы, как он описывается, способы его проявления и все остальное, в результате чего у меня появился вот этот самый тренинг «Стыд, вина и одиночество», чуть позже, может быть, расскажу, почему именно такое название. Я пришел к интересному такому заключению, это не мое заключение, но я с ним солидарен абсолютно, что стыд является инфицированной эмоцией, инфицированным чувством, потому что если мы посмотрим на любого ребенка, то ребенку стыд абсолютно чужд до определенного возраста. Я смею утверждать, что ребенок не испытывает стыда, если его не насиловать в этом смысле, до трех лет вообще, то есть совершенно спокойно до трех лет ребенок будет, самая простая проверка, что до трех лет ребенок будет совершенно спокойно демонстрировать свои гениталии, если ему не бьют по рукам, как это делали в советских садиках, когда мы изучали свое тело и тело рядом лежащей девочки или мальчика, то конечно же у детей нет этого ограничения, нет этого стопора. Ребенок не может стыдиться, потому что, что есть стыд, стыд есть, понятно, что это разделение человека на себя, который какой-то, и на себя оценивающего. И это происходит, в этой дуальности внутри, такая дихотомия так называемая, дихотомия в сознании, и вот это разделение ребенку несвойственно, ребенок цельный. А потом появляются соответственно любящие мама и папа, которые рассказывают ребенку про то, что если он будет вести себя так или иначе, то им будет за него стыдно. Как я вчера сказал на одной встрече, что это единственное, что ваши дети никогда вам не простят. Когда вам стыдно за детей, ваши дети это чувствуют, запоминают, не могут вербализировать, для этого им понадобятся тренинги, психологи, психотерапевты, психоаналитики, чтобы до этого добраться. Потому что, слава богу, детская психика обладает фантастическими защитными механизмами, и конечно же, она эту эмоцию вытеснит, она эту эмоцию гнева, сожаления, страдания и всего остального каким-то образом контейнирует и уберет в бессознательное, но влиять это на ребенка будет все время, и на наши с ними отношения, на отношения наши с детьми, будет влиять все время.

Но родители появляются в жизни ребенка очередной раз в совершенно иной роли, в роли вот этого как раз инфицианта такого, то есть человека, который должен его инфицировать, это такая прививка. И дальше еще и родители будут проверять, насколько далеко прошла эта прививка, как Манту, помните, да, мочат, соответственно, будут проверять, будут все время мочить эту Манту, она все время будет чесаться, воспаляться и так далее, но это будет показывать, насколько ты реально адекватен к этой реакции. И как только ребенок начинает стыдиться, мама и папа говорят, «О, круто!», а дальше стыд начинает, скажем так, мимикрировать под нормальные адекватные слова, например, стеснение, скромность, то, что можно в общем-то назвать хорошими качествами человека. И дальше родители будут хвалить ребенка за то, что он скромный, за то, что он стеснительный, будут как-то ласково к нему в этом смысле относиться, но все, это означает, что ребенок инфицирован, это означает, что ребенок не съест последнюю конфету, не станет первым выскакивать в каких-то ситуациях, не будет выскочкой, но при этом при всем ребенок с этого момента навсегда будет понимать, что внутри него появилась такая ролевая модель, как судья, и этот судья всегда будет иметь голос.

Это происходит уже к пяти годам, и в пять лет это становится уже абсолютно законсервированной методикой внутреннего сознания нашего. И с этого момента можно говорить, что все, мы знаем уже про стыд все. Уже с этого момента нам стыдно появляться голыми на пляже, не знаю, нам стыдно каким-то образом себя проявлять. И дальше, дальше и дальше это начнет влиять на человека, и в итоге в общем-то сформирует его характер. Как говорил Юнг, мы характером в общем-то называем набор неврозов, потому что набор неврозов определяет наше поведение.

Стыд, наверное, является одной из самых ключевых эмоций, экзамен на владение которой нужно сдать для того, чтобы тебя выпускали в общество, то есть чтобы тебя можно было отправить к своим родителям, тебя можно было отправить, не знаю, к своей сестре, отпустить тебя куда-то с друзьями, потому что я теперь уже знаю, что ты нормально ешь, и мне не стыдно за то, как ты ешь, ты хорошо учишься, и поэтому мне не стыдно за то, как ты учишься, и ты послушный и так далее. И вот это слово «послушный», наверное, становится ключевым, потому что стыд необходим в любом обществе только для того, чтобы это общество могло быть спокойно, что его представитель не является таким источником проблемы, источником опасности, что мы все одинаковые, мы стыдимся за одно и то же. Вот почему это становится в общем-то критерием или, можно даже сказать, синонимом морали.

Но дело в том, что к стыду мораль, наверное, имеет очень опосредованное отношение, потому что мораль категория философская, стыд все-таки категория более личностная. И надо понимать, что стыд работает двумя формами, от стыда люди либо раздуваются, либо сужаются наоборот. Вот если представить себе воздушный шар, то есть люди, которые, как воздушный шар, надуваются еще больше, и они могут лопнуть, либо наоборот, сдуваются и становятся такими вялыми, потому что они теряют силы. Стыд забирает практически все силы у человека почему, потому что на проживание этого самого стыда уходит в общем-то вся та энергия, которую можно было бы направить на реализацию, не знаю, в отношениях, в творчестве, в чем угодно.

Второе пришествие этого стыда к человеку в период его становления, согласно моей такой теории эволюции эмоционального интеллекта в человеке, происходит, конечно, когда ребенок сталкивается с пубертатом, потому что как только ребенок столкнулся с пубертатом, это мы будем говорить, 12 лет девочка, 14 лет мальчик, когда ребенок уже не просто исследует свое тело, а он уже знает свое тело, он уже понимает, источником чего является его тело, но в этот момент ребенку, конечно, становится стыдно за то, что у него начинают формироваться вторичные половые признаки. А поскольку первичные половые признаки связаны со стыдом, вторичные связываются с ним автоматически. Я забыл, честно говоря, как в средние века в анатомии на латыни назывались женские половые органы, но в переводе они означали именно стыд, и поэтому в русский язык оно пришло со словом «срам». Это удивительно, дело в том, что если бы мы поговорили сейчас со средневековым каким-нибудь анатомом, то он бы точно говорил бы, называя женские, именно женские половые органы, называя их «стыдом». У этого есть целая теория, об этом отдельный должен быть, этому нужно посвящать отдельную целую сессию, чтобы об этом рассказать, но это уникальная на самом деле идея, когда ты начинаешь это исследовать, что даже в анатомии, в науке, это было связано со стыдом.

Поэтому стыд входит в человека дважды, вот первый раз инфицирован родителями, второй раз это уже получается соответственно замкнутый второй круг проходит, и все, и у человека практически нет шансов вырваться из этого плена. Еще один момент, если мы почитаем любую психологическую литературу, или зайдем в интернет, в «Википедию» или еще куда-то, то мы увидим, что описание стыда будет, я сейчас боюсь сбиться в терминах, но это будет как результат высокоорганизованной психической деятельности индивидов в социальных активностях, что-то вот такое там будет. Круто, потому что это правда, потому что стыд может быть только в связи с другими людьми. Вам не может быть стыдно одному, если вы ни с кем не общались.

И стыд очень часто связан в нашей культуре с двумя вещами, это секс и деньги. Людям очень стыдно, например, за то, что быть богатыми и как-то тратить деньги. Люди очень часто приходят ко мне на консультацию с тем, что они заработали деньги и теперь не знают, почему им так плохо, и в 90% случаях мы столкнемся со стыдом за то, что они богаты. Это тоже такая очень культурологическая интересная христианско-советско-русская такая теория воспитания, которая, конечно, на мой взгляд, глубоко ошибочна. А второе секс, об этом мы уже как бы коснулись этой темы. И поэтому стыд это чувство, которое появляется только тогда, когда общество эволюционирует, эволюционирует социально.

Если мы пойдем вообще к первоисточникам, с чего я, наверное, начал изучать понятие стыда, это Фрейд, его труд «Тотем и табу». Если не ограничиваться брошюркой, в которую превратился его труд, а посмотреть дальше, все что доступно, с точки зрения его лекций, его выступлений, его статей, то на мой взгляд, он проскочил эту идею. Ну, на мой взгляд, я, конечно, тот еще как сказать, оцениватель Фрейда. На мой взгляд, он проскочил эту тему, хотя она очень явно выражалась там, потому что он исследовал, в том числе, и поведение «колыбельных цивилизаций» так называемых. И почитав эту книжку, я начал исследовать «колыбельные цивилизации» в доступном мне формате, то есть через описания разного рода специалистов, путешественников, которые сталкивались, открывали и до сих пор открывают эти «колыбельные цивилизации». Последняя была открыта, по-моему, лет 26 назад нашим соотечественником Сундаковым, по крайней мере, я могу ошибаться, но по его заявлениям.

Что такое «колыбельная цивилизация»? Это люди, которые живут в общем-то первобытно-общинным строем. Они сегодня живут, они есть там где-то в Бразилии в лесах, они существуют в Папуа-Новой Гвинее точно, в Индонезии были и так далее. И у нас есть на самом деле прекрасно сохранившийся этнос австралийских аборигенов, которых действительно австралийские власти оберегают в их, так сказать, оригинальном формате. Соответственно, если посмотреть на это, то французские ребята в семидесятых, наверное, годах натолкнулись в Бразилии на такое племя, которое жило соответственно таким натуральным хозяйством, первобытно-общинным строем жило в лесах. И вот они их встретили и спустя какое-то время смогли с ними пообщаться, и самое важное, что они через двадцать лет сняли снова про это племя фильм. А племя, естественно, после контакта с европейцами стало умирать от банальной оспы, которой мы все болеем и носим, и соответственно, эти французы решили этих ребят срочно спасти, перевезли их в город, поселили в какой-то резервации, где почти все умерли, осталось там несколько человек. И вот очень интересно в этом фильме видеть разницу между вождем этого племени, который остался жив, каким он был, когда он жил дикарем в своих лесах, и каким он стал, когда он оказался в цивилизованном мире. И там есть один вопрос, который им задают: «Что вам принесли белые люди?», и он, как ребенок, естественно, развитие его достаточно низкое, рассказывает про то, что вот белые люди, они принесли нам часы, время, тра-та-та, пятое-десятое, какие-то цветные штучки, но самое интересное, что они принесли им стыд. У них не было стыда в культуре, они не стыдились своего тела, у них были очень простые законы, как нужно себя вести, эти законы были напрямую связаны с природой, как мы понимаем, а у природы нет стыда. Если мы посмотрим на природу, в природе стыда быть не может.

И конечно же, когда мы возвращаемся к научному определению стыда, мы столкнемся с тем, что это то, что отличает нас от животных. Это факт. Но насколько управляемо это чувство, вот это вопрос. И дело в том, что если мы не осознаем свой стыд, а осознавать его означает сталкиваться с ним, соединяться с ним, а это не очень приятно, то значит, оно управляет нами. И если мы научимся соединяться со своим стыдом, с этом чувством, то мы поймем его корни, мы поймем, откуда оно берется, мы поймем, кем оно нам инфицировано, и тогда у нас появляется выбор, что с этим делать.

На сегодняшний день, наверное, теме стыда посвящена большая часть моей работы, я действительно могу сказать, что я специалист в этой области, потому что ко мне действительно многие люди приходят именно с этим чувством, такое коллективное чувство, иногда оно бывает семейное чувство, и оно определяет в человеке то, что можно назвать «телом боли», человек живет в этом стыде. И понятно, что стыд еще напрямую связан с невозможностью получения удовольствия, не только сексуального. Это первое, с чем связывают стыд, но дело в том, что стыд зачастую не дает нам возможности получать удовольствие от жизни, вот почему так важно в нем разбираться максимально глубоко. И вот тут нужно понимать, что сама техника стыда, она всегда одна и та же, то есть алгоритм, который работает внутри тебя под названием «стыд», он всегда будет работать по одному и тому же методу, по одним и тем же критериям, и триггеры будут одни и те же. И вот чем больше человек узнает о своем стыде, тем больше он узнает о себе.

Вот почему, мне кажется это такой важной темой, и что я бы рекомендовал сделать. Избавиться от стыда невозможно, это надо просто сдаться в этом смысле, но есть тоже очень важный вопрос, которым я увлечен последние три года, что основным, ключевым, я бы даже сказал, внутренним конфликтом, лежащим в основе всех неврозов, смелое заявление, но все же, является конфликт между этикой и моралью. И вот этика, как набор внутренних правил твоих, это первое, что спасет тебя от стыда, потому что стыд всегда будет исходить от морали общества, а этика это внутренний набор твоих правил. И первое, что необходимо сделать, нужно выписать себе этические нормы, свои собственные, основанные на твоих принципах. Человек, обладающий принципами и знающий свою внутреннюю этику, не будет подвержен влиянию стыда со стороны других людей, а это единственное, от чего мы можем освободиться.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Стыд и вина

Часто  в процессе работы с клиентами приходится сталкиваться с их чувствами стыда и вины. Особенно часто с этими чувствами сталкиваются зависимые и созависимые люди. Стыд и вина – очень личные темы, и поэтому терапия, вторгающаяся в эту область, затрагивает эмоции обоих участников — и клиента, и терапевта.

Все общество пронизано стыдом и виной. Эти два понятия в нашем сознании зачастую перемешаны.

Чувство вины вызывается центральным конфликтом между нашими эгоистическими побуждениями и противостоящими им силами внутри нас, которые пытаются контролировать и перенаправлять эту энергию на социально приемлемые цели. Чувство вины наказывает индивида изнутри, когда он хотя бы задумывается о том, чтобы повести себя асоциальным образом. Стыд  появляется всякий раз, когда люди чувствуют себя глубоко смущенными, униженными или ничего не стоящими. И хотя и стыд, и вина имеют и позитивные функции, чаще всего приходится иметь дело с клиентами, которые сталкиваются с избыточными количествами этих чувств.

Такие «связанные стыдом» и «связанные виной» люди часто вырастают в семьях, излишне использующих стыд или вину в своем повседневном обиходе.

Самый простой способ различить эти два чувства – это помнить, что стыд затрагивает центральную идентичность клиента, его целостную структуру. В противоположность этому, вина относится к поведению человека. Стыдящийся человек думает: «Как Я мог совершить это?», а виновный – «Как я мог совершить Это?» Можно сказать, что стыд – это болезненное состояние осознания своей базовой дефективности как человеческого существа, тогда как вина – это болезненное состояние осознания, которое сопровождает свершившееся или замысленное попрание человеком общественных ценностей и правил.

При переживании неудачи стыдящимся человеком это событие ощущается как полный провал, конец жизни. Кризис стыда – духовный. Человек задается вопросом стоит ли ему жить дальше. Часто он чувствует несоответствие своим ожиданиям, которые в раннем возрасте были тем или иным способом внушены ему родителями. Например, с детства ему внушали, что он должен учиться только на «отлично», иначе его не будут любить.  И такой ребенок старается учиться на одни «пятерки». И вот если вдруг он получает «четыре» он испытывает огромный стыд. Он может быть уверен, что другие люди презирают его за его глупость.

Чувство вины – это реакция на этическое преступление, оно может быть сильно развито у некоторых людей и только минимально представлено у других. Чувство вины наиболее сильно у тех, кто вырос в высокоморальном окружении.

Отличительной особенностью стыда является то, что совершенно тривиальное и мелкое событие может вызвать непропорционально большую интенсивность этого чувства. Стыд ставит под сомнение базовую идентичность человека.

Виновного человека заботит в первую очередь то, что он совершил, а не его идентичность. Он может действительно удивляться, как он мог «пасть так низко», и ожидать сурового наказания за свое преступление, но обычно не станет задаваться вопросами о своем праве на существование. Чувство вины вызывается тем, что человек нарушает или собирается нарушить важные семейные или общественные нормы. Некоторые из них могут быть практически универсальными («Не убий», «Не укради»), другие – характерными для специфической субкультуры («Нельзя закладывать своих товарищей по группировке») или родительской семьи («Всегда слушайся своего отца»). Эти нормы описывают поведение, считающееся моральным: человек может уважать себя как моральную личность, если он им соответствует. Он может ожидать наказания, пропорционального тяжести вреда, нанесенного им сообществу, в случае, если он решает не подчиниться его командам.

Одной из причин, по которой стыд и вину можно спутать, является то, что человек может испытывать их одновременно. Тем не менее, определенные личности склонны больше к стыду или к вине. Одно и то же поведение может пробудить стыд в одном человеке, вину в другом и оба чувства в третьем.

Стыд и вина закладывается в период раннего развития ребенка. Стыд чаще всего ассоциируется с ранними эпизодами осознания ребенком, на стадии автономии, когда он осознает, что он – отдельный человек, который нуждается в родительском принятии и может легко его потерять. Основной страх развивающегося ребенка – это страх оставления. Он обнаруживает, что мир не вращается вокруг него, что есть желания и потребности, которые он не может удовлетворить сам. Оставление может быть физическим, когда ребенок не уверен, что мама вернется домой или эмоциональным, когда ребенок не чувствует заботы матери о себе; в виде пренебрежения  или злоупотребления. В результате  ребенок осознает, что любовь и привязанность, получаемая им в семье, может быть отобрана, возможно, неожиданно и несправедливо. Ребенок может прийти к выводу, что его невозможно любить. Часто родители прямо говорят: «Ты поступил нехорошо, ты  плохой, я не люблю тебя». Страх оставления, который он ощущает, невозможно уменьшить, потому что он больше не спрашивает себя, покинут ли его, а только когда и как это произойдет. Оставление становится несомненным для глубоко стыдящегося человека. Так или иначе, он, возможно, будет продолжать добиваться любви. Это может привести к погоне за эмоционально неподходящим партнером, чья любовь и принятие остаются недостижимыми или внезапно прекращаются. Строить близкие отношения может быть небезопасно, ведь всегда присутствует воображаемый страх отвержения. Взрослый стыдящийся человек будет испытывать сложности в интимных отношениях – ему стыдно доверить близкому свои мысли и чувства – ведь они ужасны.

Чувство вины развивается, когда ребенок начинает осознавать, что у него есть обязанности перед обществом или другими людьми, и поэтому он должен сдерживать свои эгоистические желания. Чувство вины связано с формированием совести.

Часто происходит перекрывание этих двух последствий развития. Например, когда ребенок демонстрирует агрессию, он, скорее всего, будучи наказан, услышит оба родительских комментария, как стыдящий («Посмотри на себя, как ты выглядишь? Тебе должно быть стыдно!»), так и обвиняющий («Не смей бить сестру, мальчики не должны бить девочек!»). Простое  критическое послание родителя: «Это плохо!» — может интерпретироваться ребенком и как стыдящее (что он в сущности своей дефектен), и как обвиняющее, если пресекается неприемлемое поведение. 

Стыд часто выражается в виде  мощных физических реакций: лицо вспыхивает, глаза опускаются вниз, в животе бурчит, колени слабеют. Жертва стыда может ощущать отсутствие контроля над своим собственным телом, что делает стыд еще более глубоким. Человек чувствует себя целиком видимым, как если бы каждый, кто смотрит на него, мог видеть его насквозь. Переживание стыда – это двойной удар: человек расстроен и тем, что он такой некчемный, и тем, что его дефективность всем очевидна.

Первичные же реакции на чувство вины – когнитивные и поведенческие. Человек непрерывно думает скорее о том, что он натворил, чем о том, кто он после этого. Боль виновности стимулирует его сделать что-нибудь, что улучшит ситуацию или компенсирует причиненный вред.

Умеренные чувства вины и стыда несут позитивные функции. Чувство вины служит сигналом, что человек находится в опасной зоне.  Его совесть, принявшая традиционные ценности, требует  отказа от своей агрессии или других неприемлемых в обществе проявлений. Основная ценность умеренного стыда в том, что он помогает  отслеживать наши отношения с миром. Когда мы оступаемся, теряя благосклонность мира, стыд говорит нам, что что-то всерьез не так —   такой стыд скорее активизирует, чем парализует.

Часто за помощью к специалисту обращаются люди, которым  излишний стыд или вина мешают функционировать на том уровне, на который они были бы способны, обладая оптимальным количеством этих чувств. Стыд часто «парализует» человека, и он как бы застывает в своем эмоциональном развитии. Причем, часто эти чувства не осознаются клиентом, с помощью тех или иных психологических защит человек пытается избежать той боли, которую приносит стыд. Люди жалуются на неудачу в  личных отношениях, неуспешность в карьере, излишнюю агрессивность, склонность к зависимому и созависимому поведению.  В результате психотерапии происходит осознание клиентом своих чувств стыда и вины, природы их происхождения, снижение чувств до переносимого уровня и освобождение от уничижающего их влияния на личность. Так же становится возможным принятие себя с этими чувствами. Взамен избытку вины и стыда появляется  здоровая гордость и чувство ответственности, способствующие улучшению качества жизни и в том числе преодоление зависимостей.

Анна Павлушкова


Что такое стыд?

Стыд — максимально противоречивый феномен: он может побуждать человека действовать, развиваться, когда он испытывает стыд за свои поступки, за свой образ жизни (примером является картина «Пробудившийся стыд») или ставить в тупик, как главного героя фильма «Цена измены».

Исследователи фольклорных особенностей языка определяют стыд как один из регуляторов жизни общества. В этом контексте он становится важен как некий критерий общественной оценки: насколько тот или иной член общества соответствует его правилам. Быть бесстыжим – значит, быть осуждаемым, непринятым.

Стыд выполняет защитную функцию. Он прикрывает самую интимную, уязвимую часть нашей личности, помогает сохранить социальные связи, без которых личность исчезает. Тем не менее, существует и другой архетипический полюс – стыд преследует проявления индивидуальности и любопытства, заставляя занимать безопасную позицию «как все».

Для психологии стыд является базовой эмоцией и резонирует природе человека. Но если стыд переходит все границы, если он начинает мешать индивидуации, то его называют «токсичным». Стыд является одним из составляющих негативного материнского комплекса. С одной стороны, стыд помогает человеку быть эффективной частью общества, с другой, является препятствием на пути индивидуации, которое нужно преодолеть и выйти на новый уровень личностной свободы и осознания себя.

В 2012 году исследователь Брене Браун прочитала лекцию TED о важности уязвимости, о том, как она влияет на отношения. 500 человек смотрели эту лекцию онлайн. На следующий день у неё случился срыв. Она не выходила из дома несколько дней, смотрела за тем, как растут цифры просмотров записи её выступления. Она осуждала себя за то, что один из слайдов был неудачным, сгорала от стыда, вынашивала план о том, как выкрасть свою запись с Youtube. Она была уверена, что если её посмотрят 700 человек, то жизнь будет кончена, но запись посмотрели 4 миллиона. 6 лет до этого она изучала стыд.

Стыд стал новым препятствием на пути развития человека, на пути его индивидуации. Стыд шепчет «Ты недостаточно хорош для этого» и «Кем ты себя возомнил».

Одним из ключевых понятий аналитической психологии является принцип индивидуации. Мюррей Стайн определяет его как «абсолютный, базовый импульс человеческого субъекта» [15, с. 21]. Он говорит о том, что каждый человек стремится к тому, чтобы отличать себя от других. «Стремление к специфичности, к становлению тем, кто ты есть по природе, укоренено в самом естестве человеческого сознания… Эта данность, хотя, разумеется, многие люди игнорируют ее, подавляют ее и коверкают себя, запутываясь в попытках отрицать ее присутствие из страха показаться нонконформистами или того, что в них будут видеть «иных» [15, с. 21]. Как стыд влияет на развитие человека? Как он взаимодействует и импульсом индивидуации?

Разработка темы стыда имеет научно-практическую ценность, потому что это чувство представляется сложным и противоречивым. Являясь одним из важнейших социальных регуляторов общества, оно может являться непреодолимым препятствием в развитии личности.

Джеймс Холлис в книге «Призраки вокруг нас» делится своим переживанием о том, что тема стыда им вытеснялась. Он, как и мы, вырос в атмосфере стыда, в мире, где эта эмоция является не только способом социального регулирования, но и одним из основных механизмов воспитания. Мучимый стыдом, человек становится узником коллективных суждений других. Отрицая часть своей личности, которая может вызвать стыд, человек может стать вполне успешным, но во второй половине жизни Тень обязательно накроет его. «Перед лицом непреодолимой вины и принижающего стыда человек не способен дышать свободно, не способен распустить крылья возможности. Шансы малы, только если однажды страдание не приведет его к знанию, пониманию, и он перерастет старые шаблоны» [17, с. 114].

Стыд в культуре

Стыд широко представлен в культуре, тем не менее, он редко выносится на первый план. Фильмы и книги, в которых тема «стыда» является ключевой, редко находят признание и любовь массового зрителя. И не удивительно – слишком болезненна и неприятна эта эмоция.

Чаще всего стыд оказывается одной из причин, по которой герой попадает в тяжелую жизненную ситуацию, оказывается в плену обстоятельств. Яркий пример – фильм «Цена измены» (оригинальное название «Derailed», 2005). Чарльз Шайн (Клайв Оуэн) поддается минутной слабости: будучи женатым, он знакомится с женщиной в поезде (Дженнифер Энистон) по имени Люсинда. У них завязывается роман. Пара уединяется в гостиничном номере, но измена не случается, потому что к ним проникает грабитель. Он избивает Чарльза, насилует Люсинду, забирает их кошельки и исчезает. Но появляется через несколько дней, чтобы начать шантажировать Чарльза.

Последующими поступками Чарльза руководят две эмоции – вина и стыд. Он винит себя за то, что не смог спасти Люсинду от изнасилования, и стыдится того, что пытался изменить жене. Его стыд оказывается таким сильным и разрушающим, что он отдает грабителю деньги, отложенные на лечение дочери. Мы видим, как меняется жизнь человека, попавшего на крючок стыда. Очень часто фигура грабителя оказывается внутри нас, и мы делаем все, чтобы хранить нашу тайну, замыкаемся и жертвуем своей свободой, как и герой этого фильма. По ходу развития сюжета Чарльз избавляется от чувства вины, и история заканчивается благополучно, но его постыдная тайна навсегда остается с ним.

Рассмотрим внимательно картину «Пробудившийся стыд» (оригинальное название «The Awakening Conscience», 1853) (ПРИЛОЖЕНИЕ А), созданную английским художником Уильямом Хантом. Он открывает нам другой аспект стыда: упущенную жизнь при отсутствии оного. На картине изображена падшая женщина в момент раскаяния: её щеки горят, глаза широко раскрыты, будто в этот момент её посетил инсайт. Вокруг мы видит символы упущенной жизни: кошка под столом играет с пойманной птицей; часы укрыты под стеклом; висящий на фортепиано гобелен не закончен; нити, разрозненно лежащие на полу; на стене висит картина Фрэнка Стоуна; на полу брошен текст музыкального оформления Эдварда Лира лирической поэмы Альфреда Теннисонса «Слёзы, праздные слезы», а на фортепиано стоит произведение «Часто в тихую ночь» Томаса Мура, рассказывающее об упущенных возможностях и грустных воспоминаниях о счастливом прошлом. Стыд здесь предстают в качестве целительного элемента, первого шага осознанности. И дает надежду.

Исследуемые примеры способны представить стыд как чувство, испытываемое отдельным человеком, и как этическую норму, характерную для целого народа. По сути, стыд – это некий вид общественной оценки, критерий, по которому человек может встроиться или не встроиться в общества. Стыд становится неким общественным регулятором. «За Другим стоит общество. Его оценки подвижны и исторически обусловлены» [1].

Тема совести, критика бесстыдства является очень важной в русской культуре. «Уже в «Повести временных лет» кротости племени полян противопоставляется «бесстыдство» древлян, радимичей и других более отсталых восточнославянских племен. В летописных текстах («Слово некоего христолюбца» (XII век), в других текстах) осуждаются различные формы полового бесстыдства, сохранявшиеся у славян с языческих времен» [6].

Архетипический стыд

Первый миф, о котором необходимо упомянуть, исследуя тему стыда, это, безусловно, библейская притча об Адаме и Еве. Первые люди создавали набедренную повязку из фиговых листков, чтобы прикрыть наготу, руководствуясь стыдом. Марио Якоби интерпретирует этот образ как «Персону». «Во снах, например, прикрытие для тела и одежда обычно интерпретируются как символы «персонной установки» сновидца. В этом контексте было бы полезно снова обратиться к этой важной юнгианской концепции, определяющей персону в качестве фигового листка для прикрытия нашей сущностной «голой правды», нашего самого интимного ядра. Следовательно, персона имеет самое тесное отношение к стыду, коллективная функция которого — защищать нас от смущающего обнажения. Иоланда Якоби называла персону «маской души». Непроизвольное «сбрасывание масок» из-за захватывающего опьянения любовью, алкоголем или гневом, может вызвать реакцию стыда. Об этом часто говорят, как о «потере лица»» [21, с. 105].

Марсель Мосс, племянник Эмиля Дюркгейма, подробно изучил связь символа «потери лица» и стыда у представителей разных народов мира. «…потерять лицо для китайцев, представителей народа квакиутль и народа хайда, американских индейцев северо-западного побережья. Для них «потерять лицо – это утратить дух, который на самом деле представляет собой «лицо», танцующую маску, право воплощать дух и носить символ или тотем». Для некоторых людей, в том числе и пациентов, это означает утрату образа понятного мира и своего собственного бытия и, следовательно, чувство уничтожающей дезорганизации и изоляции. Для Мосса то, что позволяет «сохранять лицо», – это, без сомнения, социальная связь, представленная общим полезным результатом, взаимными обязательствами, без которых индивидуум исчезает» [8, с. 27].

Важно отметить, что, впервые открыв для себя стыд, Адам и Ева испытывают его не друг перед другом, но перед Богом. Библия противопоставляет плотское начало человека («низ») и духовное начало («верх»). «Устыдившись низа, человек осознал свою духовность» [1]. Стыд предстает архетипическим полюсом духовности, механизмом по познанию собственной греховности.

Противоречивость стыда диктуется еще и тем, что он преследует процесс проявления индивидуальности и любопытства, как в случае Евы, рискнувшей открыть дверь познания Добра и Зла. Человеку свойственно стыдиться своих отличий. Механизм, который помогает обществу в регуляции отношений, мешает индивидуальности развиваться. Но в этом есть и позитивная сторона: стыд защищает индивидуальность, помогает находить безопасный путь проявления себя.

Стыд относится к женской природе больше, нежели к мужской. Мы можем сделать вывод об этом уже из библейского сюжета об Адаме и Еве. Само понятие стыда также больше ассоциируется со словами «девичий», «девический», «девичий», нежели «мужской». Выражение «потерять стыд» исторически также чаще используется в отношении женщин, нежели мужчин. Тем не менее в общественном сознании для женщины стыдно не соответствовать идеалу: матери, жены, работника, никогда не жалующейся и всегда улыбающийся. Для мужчины стыдно только одно – быть слабым [22].

Якоби говорит об архетипической природе стыда. Он подчеркивает противоречивость этого явления. «По мнению Аристотеля, мы должны различать причины стыда, когда человек нарушил общее соглашение, и ситуацией стыда из-за измены подлинной правде. В первом случае, мы нарушили правило поступать в соответствии с социальными нормами и ожиданиями; во втором – мы нарушаем внутреннюю психическую систему ценностей. В первом аспекте стыд помогает социальной адаптации, тогда как во втором аспекте он охраняет личностную интегрированность и цельность. Потенциальный конфликт между ними является фундаментальной чертой природы человеческих существ и ведет к противоречиям, лежащим в основе процесса индивидуации» [21, с. 90].

Килборн в книге «Исчезающие люди» вспоминает о мифе об Эдипе. Этот миф является иллюстрацией проживания сильнейшего стыда. Автор называет его «эдипальным». «Эдипальное поражение (нечестную конкуренцию и унизительную беспомощность), бесспорно, нельзя отделить от эдипального гнева, и драма Софокла иллюстрирует это как нельзя лучше. Даже если Эдип является царем, он по-прежнему должен противостоять своей брошенности во младенчестве и бороться со стыдом за свою эдипову победу (убийство собственного отца и сексуальные отношения с матерью). Он должен сопротивляться оглашению поражения, своей неспособности справиться с чудовищными бедствиями, потому что было необходимо продемонстрировать народу Фив, что он могущественный защитник. Его позорный крах и унижение в качестве царя эхом отразили горе и унижение, которые он пережил, будучи ребенком. Именно эти горе, унижение и боль – боль оттого, что у него были жестокие, бросившие его родители, обрекшие его на смерть, – сделали его эдипальный стыд невероятно токсичным, вызвав огромный гнев» [8, с. 22].

Психология стыда

Верена Каст следующим образом описывает зарождение стыда, опираясь на подход школы развития: «Ребенок нуждается в том, чтобы быть увиденным. Это самое важное в первичных отношениях ребенка и его опекуна. Доброжелательный, радостный, принимающий взгляд, подтверждаемый соответствующими действиями, является основой развития когерентного Эго-комплекса. Ребенок ощущает себя «достаточно хорошим» в мире, который также «достаточно хорош». Это и есть основа позитивного материнского комплекса. Если с ребенком обращаются недостаточно дружелюбно, в нем развивается негативный материнский комплекс, а вместе с ним чувства первичных вины и стыда. Дети еще не оказывались в ситуациях, которые могли бы повлечь за собой эти чувства, тем не менее уже их испытывают. Они чувствуют, что не имеют права на существование, и всегда неправы» [7, с. 6].

К. Изард относил стыд к фундаментальным (базовым) эмоциям. Он характеризовал стыд следующим образом: «Стыд – отрицательное состояние, выражающееся в осознании несоответствия собственных помыслов, поступков и внешности не только ожиданиям окружающих, но и собственным представлениям о подобающем поведении и внешнем облике» [2, с. 70].

Ильин выделяет следующие причины стыда:

1. Стыд как несоответствие неким моральным ориентирам, важным для определенного сообщества, для определенной культуры. Чаще всего человек испытывает стыд за набор пороков, осуждаемых обществом – пьянство, агрессия, ложь, похоть и т.д. В христианстве переживание стыда напрямую ассоциируется с плотским и телесным. Тело является как бы обязательной материальной формой, неким контейнером души, который тесно связан с грехопадением. Именно поэтому обнажение, демонстрация собственного тела, демонстрация физических желаний, особенно связанных с сексуальностью, являются постыдными, находятся под запретом.

2. Стыд как уязвимость. Это болезненное чувство приходит, когда человек раскрывает свою душу, но при этом не готов к этому или не хочет этого. Он чувствует, что его душа оголена, незащищена и уязвима. Человек испытывает стыд из-за своей незащищенности и открытости. Примером может служить чтение вслух дневника или интимного письма. Или разговор о тех наших чувствах, чертах характера, о которых мы не хотим говорить, которые мы стремимся скрыть. Вероятно, в этой информации нет ничего, что можно было бы осудить, но она не предназначена для чужих глаз. Стыд – это не только страх негативной обратной связи, но еще и наш внутренний механизм защиты самого хрупкого и уязвимого содержания нашей души. Он возводит стену перед «чужими».

3. Стыд как несоответствие стандартам общества. Раньше было стыдно нарушать принятые обществом обычаи, в наше же время мода нам диктует определенные стандарты. Стыдно отличаться от других, стыдно быть «белой вороной».

4. Стыд за другого. Человек испытывает его, когда поведение другого человека идет вразрез стандартам, принятым в обществе, вызывает негативную реакцию или насмешку. Подобный стыд может испытывать родитель за поведение своего ребенка. Стыд можно испытывать, если не соблюдаются нормы, принятые в группе, одним из членов этой группы. Особенно это распространено среди японцев. В одном из исследований было выявлено, что японки испытывали стыд как члены социальной группы, когда наблюдали за другими женщинами, обнажающимися в общественном месте. В таких случаях человек идентифицирует себя с тем, кто действует неподобающим образом и переживает его положение, как свое собственное. Идентификация при этом предполагает некую общность «мы», но не зависит от степени реальной близости к человеку: можно стыдиться не только за сына или друга, но и за учителя, и за главу государства, если их поступки и действия относятся к разряду стыдных [6].

Грановская характеризует стыд как социальную тревожность, это тревога за свою репутацию, когда есть вероятность не отвечать ожиданиям других. «Логика переходов здесь такова: от страха «что со мной сделают?» к стыду «что обо мне подумают?» и от него к вине «что я сам о себе подумаю?». Таким образом, стыд – это социальная форма страха – чувство, которое человек переживает в присутствие других людей, уличенный в некой непристойной деятельности и осознающий свою несостоятельность» [4, с. 215].

В подтверждение этой теории был проведен следующий эксперимент: была исследована реакция испытуемых на «приватный» или «публичный» успех или неудачу при выполнении интеллектуальных заданий. «Экспериментальные условия (неудача), вызывающие стыд, были одинаковы и при индивидуальном, и при групповом решениях. Самые высокие показатели стыда наблюдались у испытуемых, потерпевших публичную неудачу, а самые низкие – у испытуемых, оказавшихся успешными при публичном выполнении задания. Было обнаружено, что «приватная» неудача вызывает умеренный стыд, что было объяснено исследователями «предполагаемым отсутствием наблюдателя». Кроме того, отмечена значимая отрицательная корреляция между стыдом и частотой обмена взглядами (зрительного контакта) в ходе эксперимента» [6]. И здесь мы возвращаемся к концепции Сартра о наличии Другого.

Арутюнова относит стыд к разряду рикошетных эмоций. «Мое «действие», оцененное сначала Другим, а вслед за ним и мною, наносит мне удар двойной силы: мне стыдно перед Другим и перед собою» [1]. Она также выделяет «уединенный стыд» – эмоция, которую человек испытывает, находясь в одиночестве, прокручивая в голове постыдные сцены. В таком случае, Другой интегрируется и предстает в роли стыдящего. «Пост-стыд» характеризуется переживанием упущенных возможностей, например, сделать хорошее дело, воспользоваться стечением обстоятельств, отстоять свои границы.

Человек, который переживает стыд, ведет себя следующим образом: опускает или отворачивает голову, прячет взгляд, прикрывает глаза и заливается стыдливым румянцем, который зачастую обостряет переживание стыда, поскольку привлекает к лицу внимание как самого человека, так и окружающих его людей. «Отчеты о физиологических реакциях, сопровождающих переживание стыда, свидетельствуют о возбуждении симпатической нервной системы. Стыд заставляет человека почувствовать себя ничтожным, беспомощным и несостоятельным, вконец проигравшимся неудачником. Иногда даже искренняя похвала может вызвать у человека стыд» [2, с. 77]. Пример этой физиологической реакции мы видим на картине «Пробудившийся стыд». ПРИЛОЖЕНИЕ А

Основные функции стыда:

1. Стыд помогает человеку осознавать и учитывать мнения и чувства окружающих, а также быть более эффективным членом общества и понимать свою ответственность перед окружающими.

2. Стыд помогает человеку самоактуализироваться. Он является своего рода мотивацией для развития навыков социального взаимодействия. «Стыд обнажает «Я», делает прозрачным «границы эго». Но в то же время развивает навыки самоконтроля и обучения самостоятельности. Противостояние стыду и его преодоление помогают человеку в обретении чувства личностной идентичности и психологической свободы» [2, с. 77].

Стыд – это целый набор разнообразных аффектов: это и тревожность, и застенчивость, и патологическая скромность. Стыд напрямую связан с самооценкой человека и его предположение о том, как его оценивают окружающие, о том, достоин ли он уважения. Часто при невротическом переживании стыда на окружающих ложится проекция осуждения, каждое действие подтверждает собственное предположение личности о несоответствии, недостойности.

Важно разделять понятия вины и стыда. Если вина возникает как реакция на чрезмерное проявление силы и напора, то стыд – это реакция на собственную слабость и ничтожность. Мак-Вильямс формулирует отличия вины и стыда следующим образом: «Вина – это убежденность в том, что человек грешен или совершил проступки; её легко представить в терминах внутреннего критикующего родителя или Суперэго. Стыд – это ощущение, что человек выглядит плохим или неправым; здесь зрители находятся вне. Вина несет с собой ощущение возможности совершения плохих поступков, в то время как стыд несёт коннотации беспомощности, уродливости и бессилия» [10, с. 254]. Исследователь Брене Браун говорит о том, что вина – это способ адаптации к стыду. Она смещает угол ответственность с «я – плохой» на «я поступил плохо» [22].

Марио Якоби выделяет два вида стыда: поверхностный стыд и глубокий стыд. «В первом случае стыд является эмоциональной реакцией на нарушение социальных норм, а вторая форма стыда выявляется при нарушении внутренней системы ценностей, связанной с эго-идеалом» [21, с. 45]. В первом случае стыд служит нормой, регулирующей общественную мораль, во втором случае – стыд является рамкой, по которой себя оценивает индивид. В первом случае самоуважение атакуется снаружи, во втором – атака происходит изнутри.

Юнг уделял большое внимание теме стыда. Он относил его к доэдипальным проблемам. «Фрейд больше внимания уделял вопросам эдипальной вины и роли отца, тогда как Юнг сосредоточился на вопросах доэдипального стыда и роли матери» [5, с. 106].

Пайнз в статье, посвященной депрессии стыда, говорит о том, что состояние «пристыженности, униженности» мы испытываем при нападении на нашу Самость. Он приводит в пример карикатуры. В них «центральный персонаж совершенно унижен, у него нет положения, нет уважения к себе. Он нанизан на булавку холодной иронии окружающих. Они изображены с огромными злобными лицами, большими зубами, горящими глазами. Одно лишь осуждение, отвержение, отторжение. Мост коммуникации полностью разрушен и починке не подлежит. Эти яркие иллюстрации передают ужас ситуации раскрытия, которая приводит к ярости, направленной на раскрывшуюся самость и на раскрывшего ее другого. Эта ненависть ощущается как столь опасная, что ее следует глубоко прятать посредством вытеснения или отщепления. Так начинается процесс подчинения и адаптации, развитие ложной самости, защищающей человека от повторной травматизации, которой грозит повторение ситуаций стыда и осмеяния» [11, с. 60].

По мнению Верены Каст, лучший способ справиться со стыдом – это юмор. «Юмор, по сути, креативная реакция на сложные переживания: вы стараетесь хорошо выглядеть, но Тень все портит. Вместо того, чтобы погрузиться в чувство стыда с головой, вы смотрите на эту ситуацию с другой стороны, принимаете теневую часть и получаете здоровый смех в результате. Доброжелательный взгляд на самого себя, эмпатия и принятие своей Тени, в самом широком смысле, с помощью юмора – это основа приятного подхода к проживанию собственной жизни» [23, с. 7].

Стыд и насилие

Токсичный стыд является одним из последствий сексуальной травмы. Жертва не может найти объяснения тому, почему именно он или она оказались в такой ситуации и берет всю ответственность на себя: надела короткую юбку, гулял по опасному району и т. д. К сожалению, современное общество часто поддерживает эту позицию. В такой ситуации человек чувствует себя недостойным, хуже других, стыдится себя. Марио Якоби объясняет эту реакцию опытом пережитого унижения: «Унижение ощущается острее, чем смущение или стыдливое желание. В истоке этого чувства мы часто обнаруживаем посягательство или неприкрытое попрание нашего человеческого достоинства теми, кто сильнее. Например, кто-то мог оказаться жертвой физического или эмоционального насилия. В той ситуации он подавил свой гнев, который обычно встает на защиту своего достоинства. Ему очень стыдно за это. Такой непомерный стыд вызван осознанием того, что его унизили и надругались. Теперь он начинает думать, что другие смотрят на него презрительно, свысока, прикрывшись сожалением. Возможно, это объясняет, почему так много женщин предпочитают умалчивать о своем изнасиловании. Они не хотят выглядеть униженными и оскорбленными жертвами и терпеть бесконечный позор» [21, с. 132]. Верена Каст использовала термин «toxic shame» (пер. с англ. «токсичный стыд») для описания этого явления. Она отмечает, что этот тип стыда является патологическим и часто бывает диссоциирован [23, с. 3]. Переживший насилие человек не может рассказать родителям или кому бы то ни было о том, что с ним произошло, опасаясь реакции, боясь быть непринятмы и почувствовать себя униженным в очередной раз. Но хранить эту тайну невыносимо – целительной окажется встреча с психологом, который отнесется к рассказу с принятием и пониманием, и покажет, что полученная травма — лишь часть личностной истории, и то, что произошло, может не влиять на всю последующую жизнь.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Арутюнова, Н.Д. О стыде и стуже. Вопросы языкознания [Электронный ресурс] / Н.Д. Арутюнова. URL: http://www.issuesinlinguistics. ru/pubs/%D0%BE-%D1%81%D1%82%D1%8B%D0%B4%D0%B5-%D0%B8% D1%81%D1%82%D1%83%D0%B6%D0%B5 (дата обращения: 27.03.2018).

2. Вербина, Г. Психология эмоций: учеб. пособие / Г.Г. Вербина. – Чебоксары: Чувашский университет, 2008. – 308 с.

3. Гоббс, Т. Левиафан / Т. Гоббс. – М.: Мысль, 2006. – 620 с.

4. Грановская, Р. М. Элементы практической психологии. – 4-е изд., с изм. и доп. / Р. М. Грановская. – СПб.: Свет, 2000. – 647 с.

5. Догерти, Н. Матрица и потенциал характера / Н. Догерти, Ж. Вест. – М.: Когито-Центр, 2014. – 398 с.

6. Ильин, Е. П. Психология совести. Вина, стыд, раскаяние. [Электронный ресурс] / Е.П. Ильин. URL: http://www.klex.ru/m3p (дата обращения: 27.03.2018).

7. Каст, В. Психология нарциссической личности. Внутренний ребенок и самооценка / К.  Аспер. – М.: Добросвет, 2015. – 366 с.

8. Килборн, Б. Исчезающие люди: стыд и внешний облик / Б. Килборн. – М.: Когито-Центр, 2007. – 489 с.

9. Килборн, Б. Травма, стыд и страдание / Б. Килборн. – М.: Институт общегуматирных исследований, 2017. – 312 с.

10. Мак-Вильямс, Н. Психоаналитическая диагностика: понимание структуры личности в клиническом процессе / Н. Мак-Вильямс. – М.: Независимая фирма «Класс», 2016. – 592 с.

11. Пайнз М. Стыд как центральный аффект в психологии самости / М. Пайнз // Психоанализ депрессий / Сборник статей под редакцией проф. М.М. Решетникова. – СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2005. – С. 46–59.

12. Рыженкова Ю.В. Концепт СТЫД в русской картине мира / Ю.В. Рыженкова, Т.В. Гофман // В мире науки и искусства: вопросы филологии, искусствоведения и культурологии: сб. ст. по матер. X междунар. науч.-практ. конф. Часть I. – Новосибирск: СибАК, 2012. – С. 60–65.

14. Спиноза, Б. Этика [Электронный ресурс] / Б. Спиноза. URL: http://bds web.tripod.com/ru/eth/eth5.htm (дата обращения: 27.04.2018).

15. Стайн, М. Принцип индивидуации: О развитии человеческого сознания / М. Стайн. – М., Когито-Центр, 2009. – 176 с.

16. Хок, К. Фрагментация и нарциссизм. Переоценка / К. Хок // Юнгианский анализ. – 2015. – № 2 (21). – С. 41–72.

17. Холлис, Дж. Призраки вокруг нас. В поисках избавления / Дж. Холлис. – М.: Когито-Центр, 2015. – 192 с.

18. Шварц-Салант, Н. Черная ночная рубашка. Комплекс слияния и непрожитая жизнь / Н. Шварц-Салант. – М.: Институт консультирования и системных решений, 2008. – 237 с.

19. Эриксон, Э. Детство и общество / Э. Эриксон. – М.: Летний сад, 2000. – 416 с.

20. Юнг, К. Г. Психология переноса. Интерпретация на основе алхимических изображений / К.Г. Юнг. – М.: Издательство Медков С.Б., 2016. – 240 с.

21. Якоби, М. Стыд и истоки самоуважения / М. Якоби. – М.: Институт аналитической психологии, 2001. – 250 с.

23. Kast, V. Shame in supervision/ IAAP Supervision course «SUPERVISION OF SUPERVISION GROUPS. LECTURES ON SUPERVISION». – Prague, 2016.

ПРИЛОЖЕНИЕ А. Картина «Пробудившийся стыд» (The Awakening

Conscience), Уильям Хант, 1853

Что такое стыд и как к нему правильно относиться

У каждого есть то, что хотелось бы скрыть от других: некое убеждение, черта характера, странное желание или ужасная ошибка из прошлого. Мысль о том, что они откроются окружающим, приводит в ужас. От неё хочется свернуться в клубочек под одеялом и спрятаться от всего мира. Это ощущение и есть стыд, и все мы периодически его испытываем.

Чувство стыда, если подходить к нему неправильно, способно привести к неприятным последствиям вроде депрессии , приступов агрессии , ухудшения физического здоровья, а также превращения в самовлюблённого придурка.

По этой причине в книгах по психологической самопомощи стыд часто изображается каким‑то чудовищем. Нам советуют устранить его, освободиться от него, полностью выкорчевать его из своей жизни. Якобы лишь тогда мы достигнем земли обетованной, где царят любовь и благодать. Но давайте‑ка притормозим.

Что вообще такое стыд

Стыд — это универсальное человеческое чувство. Он присутствует во всех культурах — от современного глобализированного общества до небольших племён охотников и собирателей, которые ни разу в жизни не видели рекламу нижнего белья Calvin Klein. Стыд не был изобретён каким‑то предприимчивым дельцом, чтобы на вас нажиться (хотя многие и не прочь так поступить). Это естественная часть человеческого опыта.

Мы испытываем стыд — чувство разочарования или даже никчёмности, когда сталкиваемся с негативной оценкой себя. Он, как прожектор, высвечивает все тёмные, уродливые части нашей личности. Естественно, нам хочется поскорее спрятать то, чего мы стыдимся, будь то чувства или тайная коллекция телепузиков.

Сейчас читают 🔥

На стыд очень похоже чувство вины, но между ними есть одно существенное различие. Когда вы испытываете вину, вы тяготитесь тем, что сделали, а когда стыдитесь — тем, что вы за человек.

Оба ощущения могут возникнуть, когда вы совершили что‑то неправильное. Но вина появляется, если вы думаете: «Я вообще‑то не такой, я могу это исправить». А стыд — когда мысли следующие: «Я такой, и тут ничего не поделаешь». Если ничего не предпринимать, чувство вины постепенно превращается в стыд.

Перейдём к примерам. Допустим, вы не помогли другу с переездом или не позвонили маме в её день рождения. Это случилось впервые, но теперь вы, конечно, чувствуете себя виноватым. От вашей реакции на это чувство будет зависеть очень многое.

Если вы извинитесь и постараетесь быть лучше, ощущение вины пройдёт и вы станете жить дальше. Но если вы решите притвориться, что ничего не было, или начнёте обвинять друга в частых переездах, а маму в том, что она родилась в самый неподходящий день недели, чувство вины усилится и превратится в стыд. Станет чем‑то ужасным, что нужно ото всех скрывать.

И именно это скрытие и подавление, а не сам по себе стыд, вредит нам: приводит к психологическим проблемам, отравляет отношения с окружающими и подрывает амбиции. Ведь поверив, что какая‑то часть нас «плохая», мы начинаем прибегать к неудачным адаптационным стратегиям (читай: ведём себя как козлы), чтобы скрыть её и заглушить эту ужасную правду о себе.

Но, как и со всеми остальными эмоциями, со стыдом не всё так однозначно. Радость не всегда связана с позитивом, горе может принести мудрость, а стыд — быть полезным.

Зачем нам чувство стыда

Психологи различают базовые эмоции и остальные. Базовые появились, потому что нужны были для выживания. Самый яркий пример — страх. Боязнь змей и глубоких пропастей явно когда‑то помогала нам выжить.

Также к базовым эмоциям причисляют гнев, отвращение, грусть, радость и удивление. В других классификациях их четыре, а отвращение и удивление считаются подвидами гнева и страха. Но в любом случае они есть у каждого с первого дня жизни.

С возрастом наша палитра эмоций расширяется. Мы начинаем осознавать, что в мире есть другие люди и что их идеи и суждения влияют на нас. Это даёт начало так называемым эмоциям самосознания : стыду, чувству вины, смущению, гордости. Эти эмоции основаны на том, как, по нашему мнению, нас воспринимают окружающие и как мы воспринимаем сами себя. И появились эти эмоции тоже не просто так: они помогают людям сотрудничать и жить в группах.

Давайте представим, что мы дети. Я отнял у вас игрушечный грузовик, да ещё и стукнул им вас по голове. Если у меня пока не развились эмоции самосознания, то есть мне два года или меньше, я совершенно не буду из‑за этого переживать. Я просто ещё не способен постичь мысли и чувства других людей.

Узнайте больше 👂

Но если я старше, я буду испытывать чувство вины, а возможно, также немного смущения или стыда. Я верну вам игрушку и извинюсь. Я, может быть, даже предложу вам собственную машинку, и мы станем играть вместе. Теперь я буду испытывать гордость, оттого что я хороший мальчик.

Эмоции самосознания толкают нас к просоциальному поведению. Без них мы не смогли бы жить вместе. Они помогают регулировать поведение целой группы на уровне отдельной личности. Это благодаря им возможно существование городов, государств, экономики и проведение вечеринок. Говоря проще, стыд не даёт нам совершать глупые и ужасные вещи, а чувство вины мотивирует исправлять свои ошибки.

В чём парадокс стыда

Не бывает «плохих» и «хороших» эмоций. Бывают плохие и хорошие причины для эмоций. Например, счастье обычно считается позитивным чувством и многие говорят, что нужно стараться увеличивать его количество в жизни. Но если я счастливее всего, когда мучу соседского кота, то вряд ли здесь можно говорить о позитиве.

Точно так же и со стыдом. Если я по какой‑то причине стыжусь своей внешности и из‑за этого стараюсь не выходить из дома, это нездоровая форма стыда. А если я стыжусь того, что в университете изменял своей девушке, и это помогает мне не подрывать текущие отношения, то мой стыд полезен.

Возьмите на заметку 💞

Проблема в том, что многие испытывают стыд по неверным причинам. Большинство из них связаны с семьёй и культурой, в которых мы росли. Например, если в детстве вас критиковали за смешной нос, вы можете вырасти с жутким комплексом и потом делать одну пластическую операцию за другой. Если над вами смеялись из‑за вашей чувствительности, вы можете стать жёстким и эмоционально закрытым. Если вы выросли в религиозной секте, где стыдили за любую мысль о сексе, сексуальные желания и во взрослом возрасте могут вызывать стыд.

Что делать с чувством стыда

Откажитесь от нездорового подхода, к которому нас всех так и тянет, — закопать стыд поглубже и делать вид, что его нет. Подавление эмоций вообще вредно , а отрицаемый стыд будет только усиливаться.

Вместо этого сделайте всё наоборот: посмотрите на корни своего стыда и оцените, полезен он или нет. Если да, постарайтесь принять его, если нет — избавиться от него и начать сначала.

1. Отделите свой поступок от своей личности

У всех нас есть сожаления, все мы совершаем глупости, иногда подводим других или себя. Но то, что вы когда‑то облажались, ещё не значит, что вы полный неудачник и вообще плохой человек.

Вы можете учиться на ошибках, использовать свои провалы в качестве мотивации для роста и даже помогать другим, делясь своим опытом. Так что постарайтесь поменять мысль «Я плохой человек» на «Я совершил(-а) плохой поступок».

И в целом старайтесь быть добрее к себе. Когда ваш друг совершает ошибку, вы, скорее всего, не начинаете считать его негодяем, а понимаете, что он просто оступился. Но на самих себя такой подход почему‑то распространяется не всегда. Помните об этом и будьте себе другом.

2. Поймите настоящую причину своих действий

Вряд ли вы подорвали рабочий проект, потому что вы ужасный злодей. Может, вы чувствовали, что вас на работе не ценят и не уважают, и не хотели стараться. Может, вы злились на что‑то и приняли импульсивное решение. Может, вы три дня не спали и в самый неподходящий момент просто потеряли способность что‑либо делать.

В любом случае, приняв причину своего постыдного поступка, вы поймёте, что сделать, чтобы измениться к лучшему.

3. Извлеките урок

Стыд и чувство вины могут стать мощными источниками мотивации для работы над собой. Они побуждают нас становиться лучше. Указывают, что мы сделали не так в прошлом, чтобы мы не повторяли этого в будущем.

Так что стыд может стать мудрым учителем. Прислушивайтесь к его урокам, даже если его манера преподавания не очень‑то приятна.

Станьте мудрее 🧘

4. Поделитесь своими ощущениями

Вопреки тому, что говорят нам инстинкты, открытое признание своего стыда и смущения обычно вызывает сочувствие окружающих, а также укрепляет отношения. Подобный эффект мы получаем, когда, напившись вместе с другом, плачемся у него на плече.

Если ваш стыд иррационален, то есть вы стыдитесь того, чего и не стоило бы, — рассказав о нём, вы почувствуете, насколько он не обоснован. Вы увидите, что люди над вами не смеются, мир вас не ненавидит, а небеса не рушатся. Это может привести к переосмыслению своих взглядов, росту самооценки и улучшению самочувствия.

Если вы действительно совершили нечто постыдное, то, поделившись беспокоящим чувством, вы откроете себе дорогу к прощению. Теперь ваша ошибка будет помогать вам становиться лучше, а не тянуть вас назад.

5. Учитесь видеть в стыде отражение своих ценностей

То, какие у вас ценности, определяет то, чего вы стыдитесь. Здоровые ценности порождают здоровый стыд, и наоборот. Например, если вам стыдно оттого, что вы не помогли другу, когда он в вас нуждался, это говорит о том, что для вас важно быть человеком, на которого можно положиться. Стыд поможет вам действовать исходя из этого: честно поговорить, извиниться и быть рядом в будущем.

А если вам неловко потому, что у вас не такие дорогие туфли, как у коллег, это сигнализирует о том, что для вас важнее одобрение окружающих, чем уважение к себе и своим вкусам. Стыд поможет заметить это и пересмотреть свои ценности. Главное — помнить, что эмоции не корень ваших проблем, а отправная точка для их разрешения.

Читайте также 🧐

Что такое стыд и вина? Насколько они разные?

Стыд — это сильная эмоция, которая может заставить людей чувствовать себя неполноценными, неприемлемыми и даже не подлежащими восстановлению повреждениями. Но что вы знаете о стыде? Читайте дальше, чтобы узнать о влиянии стыда на самооценку и самооценку, а также о поведении, которое он может вызвать у людей с пограничным расстройством личности (ПРЛ).

Позор против. Вина

Иногда вы можете спутать стыд с чувством вины — родственной, но другой эмоцией.

  • Вина — это чувство, которое вы испытываете, когда делаете что-то не так или считаете, что сделали что-то не так.
  • Стыд — это чувство, что все ваше «Я», ошибочно, , и может не быть связано с конкретным поведением или событием.

Когда вы чувствуете себя виноватым из-за того, что сделали неправильно, вы можете предпринять шаги, чтобы исправить это и оставить это позади. Но чувство стыда или убежденность в том, что вы, , — это то, что неправильно, не предлагает четкого способа «вернуться» к более позитивному отношению к себе.Это одно различие между стыдом и виной.

Вина
  • Чувство раскаяния или ответственности за что-то, что вы сделали неправильно или считали, что сделали неправильно

  • Относится к определенному действию, например, к совершению ошибки, правонарушению или причинению кому-либо вреда (намеренно или непреднамеренно)

Стыд
  • Чувство себя плохим, достойным презрения или неадекватным человеком

  • Относится к нашему поведению или к себе, часто в связи с мнением других людей, не обязательно о конкретном поведении или событии

Как случается стыд

С того дня, как вы родились, вы учились чувствовать, что вы в порядке или нет, принимаете или не принимаете в своем мире.Ваша самооценка формировалась под влиянием повседневного опыта, когда вас хвалили или критиковали, с любовью дисциплинировали или наказывали, заботились о вас или пренебрегали им.

Люди, которые растут в условиях жестокого обращения, могут легко понять, что они недостойны, неадекватны и неполноценны — другими словами, им должно быть стыдно.

Со временем сильное чувство стыда может овладеть самооценкой человека и вызвать заниженную самооценку. Чувство стыда часто возникает из-за того, что думают другие люди.Человек может стать сверхчувствительным к тому, что кажется критикой, даже если это не так, и может чувствовать себя отвергнутым другими. Внутри они чувствуют болезненное презрение к себе и никчемность.

Исследователи, изучающие роль биологии в развитии низкой самооценки, основанной на стыде, сосредотачивают часть своего внимания на серотонине, нейротрансмиттере (химическом посланнике) в мозге. Они изучают возможность того, что низкий уровень серотонина может способствовать покорному поведению, ведущему к чувству стыда.

Растет количество свидетельств того, что серьезные проблемы могут возникнуть, когда стыд глубоко проникает в самооценку человека и его чувство собственного достоинства.

Позор людям с ПРЛ

Кто-то, кто чувствует глубоко укоренившийся стыд и низкую самооценку, может не осознавать, что это мотивация многих деструктивных форм поведения, которые могут включать злоупотребление психоактивными веществами, расстройства пищевого поведения, дорожную ярость, домашнее насилие и многие другие личные и социальные кризисы.

Люди, пережившие травмирующие события, также могут чувствовать стыд, особенно если они винят себя в случившемся.У людей с ПРЛ глубоко укоренившийся стыд может частично объяснить их более высокий уровень суицидального поведения и членовредительства.

Стыд также влияет на мужчин иначе, чем на женщин. Говорят, что мужчины с низкой самооценкой, основанной на стыде, склонны «действовать» через гнев и агрессивное поведение по отношению к другим, в то время как женщины «действуют», обращая свои чувства внутрь и ненавидя себя.

Стыд — IResearchNet

Определение стыда

Стыд — одна из самых недооцененных эмоций, по крайней мере, среди людей, живущих в западных культурах.Чувство стыда может сильно повлиять на уровень психологической адаптации человека и его отношения с другими, но, тем не менее, эти чувства часто остаются незамеченными. Люди редко говорят о пережитом стыде. Отрицание и желание утаить — часть феноменологии самого стыда. Люди уклоняются от собственного чувства стыда так же, как они отвращаются от других, переживая стыд. Еще больше усложняет ситуацию то, что стыд может маскироваться под другие эмоции, прятаться за виной, скрываться за гневом, подпитывая отчаяние и депрессию.

Склонность людей путать стыд с виной помогла превратить стыд в сноску в психологии первого века. В профессиональных трудах и в повседневных разговорах стыд и вина упоминаются на одном дыхании как синонимы эмоций, или (возможно, чаще) вина используется как общий термин для обозначения элементов обеих эмоций. Даже отец психоанализа Зигмунд Фрейд редко делал различие между стыдом и виной.

Разница между стыдом и виной

Многие психологи и антропологи пытались провести различие между этими моральными эмоциями.Рассуждения о различии между стыдом и виной делятся на три категории: (1) различие, основанное на типах событий, вызывающих эмоции, (2) различие, основанное на публичном и частном характере нарушения, и (3) ) различие, основанное на степени, в которой человек рассматривает вызывающее эмоции событие как провал себя или поведения.

Теоретики, которые сосредотачиваются на типах событий, предполагают, что одни виды ситуаций приводят к стыду, тогда как другие виды ситуаций приводят к вине.Например, поведение, которое причиняет вред другим, вызывает чувство вины, тогда как поведение, которое нарушает социальные условности (например, отрыжка на публике, плохие манеры за столом, необычное сексуальное поведение), вызывает стыд. Однако социально-психологические исследования показывают, что этот тип события на удивление мало связан с различием между стыдом и виной. Когда людей просят описать личный стыд и личный опыт вины, одни люди цитируют большинство типов событий (например, ложь, обман, воровство, секс, неспособность помочь другому, непослушание родителям) в связи с чувством стыда, а другие — с чувством стыда. люди в связи с чувством вины.Некоторые данные указывают на то, что стыд вызывается более широким кругом ситуаций, включая как моральные, так и неморальные неудачи и проступки (например, нанесение вреда другим и нарушение социальных условностей), тогда как вина более конкретно связана с проступками в моральной сфере, как это традиционно определяется. Но в целом типы ситуаций, вызывающих стыд и вину, очень похожи.

Еще одно часто упоминаемое различие между стыдом и виной — это давнее представление о том, что стыд — это более публичная эмоция, чем вина, возникающая в результате публичного разоблачения и неодобрения, тогда как вина — это более личный опыт, возникающий из самопроизвольных угрызений совести.Как оказалось, исследования не подтвердили это различие между частным и государственным с точки зрения фактических характеристик ситуации, вызывающей эмоции. Например, когда исследователи анализируют описанные людьми личные переживания стыда и вины, другие, вероятно, узнают о поведении, вызывающем стыд, не больше, чем о поведении, вызывающем чувство вины.

Откуда взялось представление о том, что стыд — это более публичная эмоция? Хотя ситуации, вызывающие стыд и чувство вины, одинаково публичны (вероятно, что другие присутствуют и знают о неудаче или проступке), люди обращают внимание на разные вещи, когда они чувствуют стыд, по сравнению с тем, когда они чувствуют вину.В частности, испытывая чувство вины, люди склонны осознавать свое влияние на других (например, насколько небрежное замечание задело друга или насколько они разочаровали своих родителей). Напротив, когда люди испытывают чувство стыда, они больше склонны беспокоиться о том, как другие могут их оценить (например, может ли друг подумать, что он или она придурок, или родители могут посчитать его или ее неудачником). Короче говоря, испытывая стыд, люди часто сосредотачиваются на оценках других, но фактическое публичное разоблачение не более вероятно, чем в случае вины.

Третье основание для различения стыда и вины основывается на объекте негативной оценки, и это различие наиболее убедительно подтверждается исследованиями в области социальной психологии. Когда люди чувствуют вину, они плохо относятся к конкретному поведению. Когда люди стыдятся, они плохо относятся к себе. Хотя этот дифференцированный акцент на самом себе («Я сделал эту ужасную вещь») по сравнению с поведением («Я сделал эту ужасную вещь») может показаться незначительным, он создает почву для совершенно разных эмоциональных переживаний и очень разных моделей мотивации и последующего поведения.

Стыд — это особенно болезненная эмоция, потому что проблема заключается не только в собственном поведении, но и в его сущности. Стыд включает в себя болезненную проверку всего себя, чувство, что «я недостойный, некомпетентный или плохой человек». Люди, испытывающие чувство стыда, часто сообщают о том, что они сжались и стали маленькими. Они чувствуют себя никчемными и бессильными. И они чувствуют себя незащищенными. Хотя стыд не обязательно подразумевает реальную наблюдающую аудиторию, присутствующую для того, чтобы засвидетельствовать свои недостатки, часто возникают образы того, как неполноценное «я» могло бы показаться другим — недостойным и предосудительным.

Мотивации и поведение, связанные со стыдом

Феноменологические исследования показывают, что стыд часто побуждает избегать, защищаться и отрицать. Люди, испытывающие чувство стыда, часто сообщают о желании убежать из вызывающей стыд ситуации, «провалиться в пол и исчезнуть». Отказ от ответственности (или от самого поведения) не редкость. Опозоренные люди мотивированы скрывать свои проступки и самих себя от других, чтобы избежать боли стыда.Исследования показывают, что помимо мотивации избегающего поведения, стыд часто вызывает экстернализацию вины и гнева. Во время переживания стыда враждебность изначально направлена ​​внутрь, на себя («Я такой неудачник»). Но поскольку это влечет за собой такую ​​глобальную негативную самооценку, человек в разгар эпизода стыда склонен чувствовать себя пойманным и подавленным. Как следствие, опозоренные люди склонны защищаться. Один из способов защитить себя и восстановить чувство контроля — перенаправить эту враждебность и обвинить вовне.Например, вместо того, чтобы брать на себя ответственность за то, что обидел друга, пристыженный человек склонен придумывать оправдания, отрицать, что он или она сказал что-нибудь оскорбительное, и даже обвинять друга в том, что он слишком остро отреагировал или неправильно истолковал. Не всякий гнев основан на стыде, особенно иррациональная ярость, и гнев, который, казалось бы, вырывается из ниоткуда, имеет свои корни в скрытом чувстве стыда.

В крайних случаях стыд может привести к агрессии и насилию с трагическими последствиями. Клиницисты и исследователи считают стыд обычным элементом ситуаций, связанных с домашним насилием.В течение месяцев, предшествовавших убийствам в Коломбине и другим расстрелам в школах, стрелки, похоже, испытывали глубокое чувство стыда. Коллективный позор и унижение даже упоминались историками и политическими обозревателями при анализе причин межнациональной розни, геноцида и международных конфликтов.

Стыд и психологические симптомы

Исследователи постоянно сообщают о взаимосвязи между стыдом и целым рядом психологических симптомов, включая депрессию, тревогу, посттравматическое стрессовое расстройство, злоупотребление психоактивными веществами, расстройства пищевого поведения, сексуальную дисфункцию и суицидальные мысли.Люди, которые часто испытывают стыд, подвергаются большему риску развития психологических симптомов по сравнению с их ровесниками, не склонными к стыду.

Действительно ли стыд — это моральное чувство?

Стыд часто называют моральным чувством, вызванным нарушением важных моральных или социальных стандартов. Широко распространено мнение о том, что болезненное чувство стыда помогает людям избегать плохих поступков, уменьшая вероятность проступка и неподобающего поведения. Как оказалось, на удивление мало доказательств этой тормозящей функции стыда.Стыд не так эффективен, как чувство вины, для того, чтобы вести человека по нравственному пути. Например, моральное поведение взрослых, о котором они сообщают, в значительной степени положительно коррелирует со склонностью к вине, но не связано со склонностью к стыду. Точно так же дети с хорошо развитой способностью чувствовать вину с меньшей вероятностью будут арестованы и заключены в тюрьму в подростковом возрасте. Дети, склонные к стыду, находятся в менее благоприятном положении. У заключенных преступников чувство вины, но не стыда, связано с понижением уровня «криминального мышления». Наряду с исследованиями, связывающими стыд с нарушением эмпатии, отрицанием ответственности и деструктивными проявлениями гнева, есть веские основания подвергнуть сомнению моральную саморегулирующую функцию стыда.

Адаптивные функции стыда

Теория и исследования, рассмотренные до сих пор, подчеркивают темную сторону стыда, подчеркивая его негативные последствия для психологической адаптации и межличностного поведения. Почему же тогда люди способны испытывать эти эмоции? Какой адаптивной цели он может служить? »

Психологи, придерживающиеся социобиологического подхода, сосредоточили свое внимание на функциях умиротворения стыда. В социальной иерархии обезьян стыд служит важным сигналом для доминирующих обезьян о том, что животные более низкого ранга признают свое место.Покорные, похожие на стыд реакции (сутулость, опущенные глаза) подтверждают социальную иерархию и, кажется, рассеивают агрессивные взаимодействия. Доминантные обезьяны с гораздо меньшей вероятностью нападают на подчиненных обезьян, когда подчиненные сигнализируют о подчинении таким образом. На более ранних этапах эволюции человека стыд, вероятно, выполнял аналогичные функции. Также было высказано предположение, что мотивация к отстранению, которая часто является компонентом переживания стыда, может быть полезна для прерывания потенциально угрожающих социальных взаимодействий до тех пор, пока пристыженный человек не получит шанс перегруппироваться.В целом, масса научных данных указывает на то, что вина — это более нравственная, адаптивная реакция на грехи и проступки в современном человеческом обществе, которое по своей структуре более эгалитарно, чем иерархично.

Артикул:

  1. Танни, Дж. П. (1990). Оценка индивидуальных различий в склонности к стыду и вине: развитие самосознательного аффекта и инвентаризации атрибуции. Журнал личности и социальной психологии, 59, 102-111.
  2. Танни, Дж.П., Миллер, Р. С., Фликер, Л., и Барлоу, Д. Х. (1996). Являются ли стыд, вина и смущение разными эмоциями? Журнал личности и социальной психологии, 70, 1256-1269.

5 факторов, которые заставят вас стыдиться

Стыд — это болезненная эмоция, которая возникает в результате чувства неспособности достичь идеального состояния. Стыд охватывает все «я». Мыслительный процесс стыда требует сосредоточенного внимания. Физические выражения стыда включают покрасневшее лицо, опущенную голову и отведенные глаза.Он порождает желание спрятаться, исчезнуть или даже умереть.

Смущение часто характеризовалось как легкая форма стыда. Это результат банальных социальных проступков, таких как спотыкание или отрыжка, когда человек не чувствует, что такие события затрагивают его самого. Стыд отличается от вины. Вина подразумевает отрицательную оценку определенного поведения. Обычно это менее болезненный опыт, потому что объектом неодобрения является конкретное поведение, а не все я. Вину можно рассматривать как более полезную эмоцию, побуждающую к конкретным корректирующим действиям, таким как извинения или попытки устранить причиненный вред.

Следующие вещи способствуют переживанию стыда.

1. Самосознание. Чтобы испытать стыд, вы должны осознавать, что другие выносят суждения. Вы в центре внимания. Вам известен набор правил (или социальных норм), которые определяют, являются ли ваши действия «правильными» или «неправильными». Например, если вы наденете костюм на светское мероприятие, где все остальные ведут себя непринужденно, вам кажется, что все смотрят на вас со смешным взглядом, недоумевая, почему вы такой гик.Люди также с большей вероятностью моют руки после посещения туалета в присутствии наблюдателя.

2. Самостоятельная вина. Стыд и вина — это эмоции самообвинения. В повседневной жизни неизбежно происходят плохие вещи. Согласно теории атрибуции, люди естественным образом тянутся к поиску причинных объяснений. Оценивая ситуацию, мы можем винить супруга, плохую погоду или многие другие причины. Но когда мы виним себя, мы больше всего склонны чувствовать стыд и вину.Например, неправильно приписывая ответственность за ожирение главным образом личному характеру, а не окружающей среде или контексту, тучные люди могут испытывать чувство стыда.

3. Стандарты. У всех нас есть представления о том, что является приемлемым стандартом в отношении действий, мыслей и чувств. Например, на похоронах мы знаем, что смеяться, выражать радость и радоваться тому, что человек умер, — это не норма. В большинстве районов владельцы собак берут с собой полиэтиленовые пакеты, когда выгуливают своих собак.Нарушение этих стандартов вызывает чувство стыда.

4. Личные качества. Люди с высокой чертой общественного самосознания склонны к стыду. С другой стороны, есть люди, которые склонны обвинять других или стараются не винить себя.

5. Самоуважение. Характеристика определяется как субъективное отношение к себе. Когда человек плохо думает о себе и сталкивается с негативными событиями, он склонен винить в этом свое «плохое я».Более того, частые и повторяющиеся переживания стыда склонны «подрывать» общий уровень самооценки.

Как избавиться от стыда? Из-за интенсивности стыда и боли человек испытывает сильную мотивацию избавиться от этого чувства.

Стремясь избежать болезненного чувства стыда, опозоренные люди склонны в качестве защиты проецировать вину и гнев на удобного козла отпущения. Таким образом, опозоренные люди могут вернуть себе чувство контроля и превосходства в своей жизни, но долгосрочные издержки зачастую очень высоки.Например, мужчины, которые жестоко обращаются с женщинами, могут поступать так, когда их положительное представление о себе находится под угрозой.

Если стыд остается непризнанным, человек может решить сосредоточиться на другом эмоциональном состоянии, акте эмоционального замещения. Например, пристыженный человек, не желающий признавать чувство стыда, может рассердиться на кого-то еще, сделав этого человека козлом отпущения для самообвинения. Гнев легче переживать, чем стыд. Однако подмена — это форма самообмана: она снимает боль и дискомфорт, но не меняет чувства, не сразу.Не сосредотачиваясь на стыде и не обращая внимания на другие эмоции, мы теряем возможность понять силы, действующие вокруг нас и внутри нас.

Люди, склонные к стыду, уязвимы перед проблемами, связанными с алкоголем и наркотиками. Часто злоупотребление психоактивными веществами помогает замаскировать или заглушить болезненные чувства стыда и отчаяния. Используя две выборки из студентов старших курсов и одну выборку из заключенных, предрасположенность к стыду была неизменно положительно связана как с алкоголем, так и с проблемами наркотиков, в то время как предрасположенность к чувству вины имела отрицательную связь.

Основные сведения о смущении

Самый здоровый способ справиться — это владеть этим и позволить стыду со временем улетучиться. Как и в случае с любыми другими событиями, стыд со временем исчезает и сменяется другими эмоциями. Никакая эмоция не длится вечно. Во-вторых, измените стандарты или правила. Если ни один стандарт не был нарушен, то нет причин беспокоиться о стыде. В-третьих, избегайте игры с самообвинением. Чем больше можно обвинить внешний источник, тем больше шансов избежать стыда.Наконец, признайся. На исповеди мы идем к другим и рассказываем им о событии, которое нас пристыдило. Исповедь связана с концепцией прощения и любви. Он служит способом растворения стыда посредством искупления.

Стыд: скрытая, заразительная и опасная эмоция

Стыд как эмоция самосознания сообщает нам о внутреннем состоянии несоответствия, недостойности, бесчестия, сожаления или разобщенности. Стыд — это явный сигнал о том, что наши позитивные чувства были прерваны.Другой человек или обстоятельства могут вызвать в нас стыд, но то же самое может и несоответствие нашим собственным идеалам или стандартам. Учитывая, что стыд может заставить нас чувствовать себя ущербным, плохим или подверженным исключению, он побуждает нас спрятаться или сделать что-то, чтобы сохранить лицо. Поэтому неудивительно, что избегание стыда может привести к абстиненции или зависимостям, которые пытаются замаскировать его влияние.

Стыд часто путают с чувством вины — эмоцией, которую мы можем испытать в результате проступка, по поводу которой мы можем испытывать угрызения совести и желать исправить это.Там, где у нас, вероятно, будет побуждение признать вину или поговорить с другими о ситуации, которая оставила у нас чувство вины, гораздо менее вероятно, что мы будем транслировать свой стыд. Фактически, мы, скорее всего, будем скрывать то, что чувствуем, потому что стыд не делает различия между действием и собой. Следовательно, со стыдом «плохое» поведение неотделимо от «плохого» я, как и с чувством вины.

Ситуация, реальная или воображаемая, может вызвать реакцию стыда. Например, можно нападать на себя, считая, что он уступает в конкурентной борьбе, или полагать, что другие узнают о каком-то скрытом недостатке.Стыд будет ощущаться, когда мы ожидаем, что нас сочтут недостаточными или неадекватными по нашему интеллекту, внешнему виду или способностям. Например, набравшей вес женщине было трудно выйти из дома, потому что она хотела избежать стыда, вызванного публичным присутствием. Она обесценила себя и ожидала, что другие будут ее строго осуждать.

Нападение на других часто означает отречение от того, что чувствует постыдный человек. Чтобы избежать самоуменьшающегося эффекта стыда, выражение презрения к другому человеку или его осуждение переносит свой собственный стыд на другого.Например, мужчина, который ожидал, что его сочтут неадекватным, будет манипулировать самооценкой своей партнерши, очерняя ее. Когда она стала слабой, застенчивой и нуждалась в его одобрении, он стал более уверен в себе, а также мог обвинить ее в любой неудаче с его стороны. Перемещение собственного стыда на другого человека — типичный маневр самозащиты среди нарциссов, поскольку в основе нарциссизма лежит невыносимый внутренний стыд, которому отказано в сознании. Нуждаясь в том, чтобы скрыть обесценившееся чувство собственного достоинства, нарциссы могут казаться самонадеянными или обладателями прав и провоцировать зависть у окружающих.

Стыд заразителен, если вы принимаете на себя смертельные проекции стыда со стороны партнера, особенно того, кто оскорбляет. Таким же образом стыд особенно труден, если не токсичен, для детей, потому что это эмоция, которую скрывают, особенно жертвы агрессии или жестокого обращения. Ожидание стыда со стороны сверстников вызывает у ребенка тревогу, если он или она стали жертвой издевательств. Как я обсуждал в предыдущем посте («Действительно ли хулиганы имеют низкую самооценку?») Стыд может восприниматься как такая негативная, сильная эмоция ненависти к себе, что может заставить человека отречься от него, а в случае того, кто ведет себя как хулиган, выдать это, вызывая эту эмоцию у других.Дети, которые запугивают и дразнят, могут легко понять, что заставляет других детей стыдиться, и они очень хорошо умеют вызывать эмоцию стыда у сверстников. И это делает стыд заразительной эмоцией.

Дети также подвержены передаче стыда, когда они связаны с кем-то, кто ведет себя постыдно. Когда дети эмоционально или физически брошены, подвергаются жестокому обращению или пренебрежению, они часто берут на себя стыд, который принадлежит оставившему их взрослому или причиняют им боль, полагая, что это потому, что они сами являются «плохими».Некоторые дети ведут себя виноватыми в стыде своих родителей.

С другой стороны, родители могут испытывать сильный стыд из-за поведения своих детей. Поскольку идеалом для родителей является то, что дети будут представлять все свои усилия и заслуги, ребенок, который не может достичь желаемых целей или поведение которого вызывает смущение, негативно отражается и вызывает реакцию стыда. Некоторые родители отрицают какую-либо вину за плохое поведение своих детей, пытаясь отречься от своего стыда.Другие родители берут на себя слишком много ответственности и стыда за проступки ребенка.

Любая ситуация, которая обесценивает личность и вызывает стыд, также может вызвать гнев или даже ярость. Сюда входят ситуации, которые, помимо прочего, вызывают зависть, вызывают сравнения, вызывают страх быть брошенным или вызывают фантазии об относительном счастье соперника. Гнев, испытываемый стыдливым человеком, подобен всепоглощающему яду, и он занимает много сознательных размышлений. Но если одному человеку, охваченному стыдом, удастся передать стыд другому, то этот человек испытает его подавляющие токсические последствия.Стыд, когда его принимает на себя партнер, любимый человек, друг или незнакомец, может физически и эмоционально сделать человека больным.

Независимо от триггера, когда испытывается стыд, ухудшение самооценки может иметь разрушительные последствия. В дополнение к типичным эмоциям, которые могут сопровождать стыд, таким как зависть, гнев, ярость и беспокойство, мы также можем включать в себя печаль, депрессию, истощение, одиночество и как результат. И здесь стыд может стать опасной эмоцией.Когда стыд приводит к нападению на себя, он ошеломляет и может негативно повлиять на то, как вы относитесь к себе и как вы оцениваете перспективы восстановления самооценки. Но даже в этом случае люди оправляются от стыда и многое узнают о себе, если могут сделать шаг назад и взглянуть на то, что происходит внутри них.

Основные сведения о смущении

Как и все эмоции, стыд требует перспективы, поскольку он помещается в контекст нашего окружения и текущих проблем.Однако наша реакция на стыд формируется всеми нашими эмоциональными воспоминаниями о том, когда он был ранее испытан. Накопление эмоциональных переживаний, которые хранятся в нашей памяти, являются сценарием наших реакций, когда конкретная эмоция активируется в настоящем. По большей части эти аккуратные маленькие наборы эмоциональных воспоминаний влияют на наши решения и то, как мы управляем своей жизнью. Тем не менее, в любом случае стыд побуждает нас сохранять лицо, и, таким образом, нужно всегда помнить о склонности прятаться, когда возникает эмоция.Скрытность часто сопровождает поведение, которое само по себе является спусковым крючком для дальнейшего стыда, например, зависимости, компульсивное поведение, резкая самокритика или самоуничижение. Самонаблюдение, которое часто вызвано стыдом и воспринимается как сожаление, дает возможность узнать, изменить, улучшить или сделать что-то по-другому в следующий раз.

Токсичный стыд: причины, симптомы и многое другое

Токсичный стыд — это чувство собственной никчемности. Это случается, когда другие люди плохо относятся к вам, и вы превращаете это обращение в веру в себя.Вы наиболее уязвимы для такого рода плохого обращения в детстве или в подростковом возрасте. Когда вы чувствуете токсичный стыд, вы видите себя бесполезным или, в лучшем случае, не таким хорошим, как другие.

В чем разница между стыдом и виной?

Эти две эмоции часто путают друг с другом. Вы чувствуете вину, когда знаете, что сделали что-то не так. Это может быть полезной эмоцией при поддержании отношений. Вина может держать вас в курсе, когда вы отходите от своих моральных норм.

Но вам становится стыдно, когда вы думаете, что вас недостаточно, обычно потому, что родители или сверстники постоянно говорят вам об этом.Ваша уверенность страдает от этой глубоко укоренившейся эмоции, которая влияет на то, как вы себя видите.

Вина говорит вам: «То, что вы сделали, было неправильным». Стыд говорит вам: «Из-за того, что ты так поступил, ты плохой человек».

Как стыд становится токсичным?

Вы, вероятно, испытывали и будете испытывать стыд в разное время своей жизни. Стыд может длиться несколько часов или даже несколько дней.

Но ядовитый стыд возникает из-за того, что вам постоянно говорят, что вам недостаточно. Это приводит к негативному внутреннему разговору, который остается с вами.

Токсичный стыд может начаться с того, как вам в детстве давали обратную связь об определенных инцидентах, обычно от родителей. Например, если вы намочили постель, родители могли отреагировать одним из двух способов: ‌

  • Они заверили вас, что все в порядке, и убрали без суеты.
  • Они набрасывались на вас и говорили что-то вроде: «Почему вы всегда это делаете? Что с тобой? »

Вторая реакция, вероятно, заставила бы вас поверить, что с вами что-то не так.Ваше чувство стыда может превратиться в ядовитый стыд, если повторяется вторая сцена. Другие повторяющиеся фразы, которые могут вызвать токсический стыд, в зависимости от происшествия:

  • «Почему вы так делаете? Ты не прав.»
  • «О чем вы думали?»
  • «Вы никогда не будете так хороши, как они».

Если вам говорят это достаточно часто, вы можете начать говорить себе, например: «Я недостоин любви». А цепляние за чувство неполноценности может нанести серьезный вред вашему психическому и физическому здоровью.

Опасности токсического стыда

За этими двумя общими симптомами стоит стыд:

  • Отмена . Возможно, вам захочется свернуться клубочком и исчезнуть, когда вам станет стыдно. Стыд заставляет нас чувствовать, что мы недостаточно хороши, и все, что мы хотим сделать, — это спрятаться.
  • Гнев. Из-за того, что вы чувствуете эмоциональную боль, вы сердитесь, пытаясь направить свою боль подальше от себя.

Токсический стыд также был связан со злоупотреблением психоактивными веществами, расстройствами пищевого поведения и членовредительством.

Эти нездоровые механизмы преодоления могут служить спасением от вашей эмоциональной боли или неспособности смотреть в лицо самому себе. ‌

Вы также можете стать перфекционистом или иметь нереалистичные ожидания, пытаясь избежать повторного стыда.

Как избавиться от токсического стыда

Можно преодолеть ядовитый стыд и изменить свой образ мышления. Самосострадание — ключ к процессу. Вам также нужны самосознание, внимательность и терпение. Попробуйте эти советы, чтобы преодолеть ядовитый стыд.

Взгляните на корень своего стыда. Важно понимать и исследовать свои чувства. Найдите причину своего стыда, чтобы двигаться вперед.

Осознайте, как вы разговариваете сами с собой. Постарайтесь наблюдать за своими мыслями, но не реагировать на них.

Сострадай к себе. У всех есть недостатки и ошибки. Даже если кажется, что ваши ошибки были огромными, примите то, что вы всего лишь человек. Учитесь на прошлом, но не зацикливайтесь на нем.

Практикуйте внимательность. Внимательность и медитация могут творить чудеса, если вы научитесь наблюдать за своими мыслями. Чувство стыда заставляет вас реагировать, поэтому просто замечать свои мысли и подвергать их сомнению может быть очень полезным.

Узнавайте, когда вам стыдно. Внимательность помогает предупредить вас о том, что вам стыдно. Если да, скажите об этом другу или партнеру. Стыд процветает в темных местах, поэтому посветите на него светом и наблюдайте, как его сила угасает.

‌ Обратитесь за поддержкой. Сеть поддержки может дать вам возможность поговорить, когда это необходимо, и укрепить ваше чувство принадлежности.

(PDF) Стыд и его особенности: понимание стыда

Неда Седигиморнани

СТЫД И ЕГО ОСОБЕННОСТИ: ПОНИМАНИЕ СТЫДА

Европейский журнал исследований в области социальных наук — Том 3, Выпуск 3, 2018 103

Leeming, D. , & Бойл, М. (2004). Стыд как социальный феномен: критический анализ

концепции диспозиционного стыда.Психология и психотерапия: теория, исследования

и практика, 77, 375-396.

Льюис М. (1995). Смущение: эмоция саморазоблачения и оценки. В J. P.

Tangney & K. W. Fischer (Eds.), Самосознательные эмоции: психология стыда,

вина, смущения и гордости (стр. 198–218). Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис М. (1998). Стыд и клеймо. В P. Gilbert & B. Andrews (Eds.), Shame:

Межличностное поведение, психопатология и культура (стр.126–140). Нью-Йорк:

Oxford University Press.

Льюис М. (2000). Застенчивые эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В

М. Льюис и Дж. М. Хэвиланд-Джонс (ред.), Справочник эмоций (2-е изд., Стр. 623–

636). Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис М. (2000). Застенчивые эмоции: смущение, гордость, стыд и вина. В

М. Льюис и Дж. М. Хэвиланд-Джонс (ред.), Справочник эмоций (2-е изд., Стр.623–

636). Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис М. (2003). Роль личности в стыде. Социальные исследования, 70, 1181-1204.

Льюис М. (2003). Роль личности в стыде. Социальные исследования, 70, 1181-1204.

Льюис М. (2007). Осознанное эмоциональное развитие. В J. L. Tracy, R.W. Robins, &

J. P. Tangney (Eds.), Самосознательные эмоции: теория и исследования (стр. 134-149).

Нью-Йорк: Гилфорд.

Льюис, М., И Рамзи Д. (2002). Кортизол в ответ на смущение и стыд. Детский

Развитие, 73, 1034-1045.

Льюис, М., Алессандри, С., и Салливан, М. В. (1992). Различия в стыде и гордости как функция

от пола детей и сложности задачи. Развитие ребенка, 63, 630–638.

Льюис, Х. Б. (1971). Стыд и вина при неврозах. Нью-Йорк: Пресса международных университетов.

Льюис М. (1992). Стыд: обнаженное «я». Нью-Йорк: Свободная пресса.

Ликель Б., Шмадер Т. и Спанович М. (2007). Эмоции группового сознания:

последствий чужих проступков для идентичности и взаимоотношений. В J. L. Tracy,

R.W. Robins, & J. P. Tangney (Eds.), Сознательные эмоции: теория и

Research (стр. 351-370). Нью-Йорк: Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Ликель, Б., Шмадер, Т., Кертис, М., Скарнье, М., и Эймс, Д. Р. (2005). Заместительный позор

и вина.Групповые процессы и межгрупповые отношения, 8, 145-157.

Ликель, Б., Шмадер, Т., Кертис, М., Скарнье, М., и Эймс, Д. Р. (2005). Заместительный позор

и вина. Групповые процессы и межгрупповые отношения, 8, 145-157.

Линдисфарн, Н. (1998). Гендер, стыд и культура: антропологическая перспектива. В

П. Гилберт и Б. Эндрюс (редакторы), Стыд: межличностное поведение, психопатология и культура

(стр. 246-260). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Линдси-Харц, Дж. (1984). Противопоставление переживаний стыда и вины. Американец

Бихевиорист, 27, 689–704.

Линдси-Харц, Дж., Де Ривера, Дж. Х., Масколо, М. Ф. (1995). Дифференциация вины и стыда

и их влияние на мотивацию. В J. P. Tangney & K. W. Fischer (Eds.), Self-

сознательные эмоции: психология стыда, вины, смущения и гордости (стр. 274–

300). Нью-Йорк: Гилфорд.

Стыд vs вина в выздоровлении | Что такое стыд

Хотя вы можете использовать стыд и вину, чтобы описать свои чувства как синонимы, между ними есть большая разница. Вина может помочь вам понять, как ваши действия влияют на других, но стыд — это внутренняя эмоция, которая отражает ваше отношение к себе. Во время выздоровления чувство вины может помочь вам двигаться вперед, в то время как стыд удерживает вас в прошлом.

7 Summit Pathways могут помочь вам распознать разницу между стыдом и чувством вины в выздоровлении и помочь вам продвинуться вперед, чтобы жить жизнью, которую вы любите.

Начать свое путешествие

What Is Shame

Словарное определение стыда — это болезненное чувство, возникающее из-за того, что вы или кто-то другой сделали что-то не так. Хотя это звучит очень похоже на чувство вины, это больше связано с ощущением того, как мы кажемся другим и самим собой. Однако это не всегда зависит от того, что вы делаете неправильно.

Подумайте о встрече с другом, который хочет извиниться за что-то обидное, что он сказал вам. Однако вы говорите что-то злое в ответ, намереваясь причинить вред тому человеку.Вы можете чувствовать себя виноватым за то, что сказали, но вам также может быть стыдно за то, что вы относитесь к тому типу людей, которые поступают так. Вы чувствуете вину из-за того, что причинили боль вашему другу, но ваш стыд коренится в ваших действиях.

Что такое вина

Вина проистекает из наших действий, даже действий, о которых вы можете только думать. Словарь определяет это как чувство ответственности или раскаяния за то, что вы сделали, например, за преступление или другой проступок. Вы должны признать человека, с которым вы обидели, как кого-то важного или кого-то, кто вам небезразличен, чтобы чувствовать вину.Поэтому иногда чувство вины свидетельствует о эмоциональном прогрессе, но слишком долгое сосредоточение на своей вине может в конечном итоге привести к стыду.

Разница между стыдом и виной в выздоровлении

Обсуждение стыда и вины в выздоровлении — важный аспект успеха. Чувство стыда может привести к самонаказанию и деструктивному поведению. Стыд коррелирует с зависимостью, депрессией, самоубийством, насилием и многим другим, в то время как вина обратно коррелирует со всеми этими вещами.Хотя вы, возможно, захотите наказать себя и всех остальных, борясь со своим стыдом, выздоровление непродуктивно.

С другой стороны, чувство вины может помочь излечиться во время выздоровления. Чувство вины является признаком того, что вы проходите здоровый процесс выздоровления, и позволяет вам взять на себя ответственность за свое поведение и обратить его вспять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *