Содержание

Социально-психологические проблемы семьи / Bulletin of PNU

Андриенко Ю. И., Андриенко О. Ю.

Социально-психологические проблемы семьи

Статья посвящена семейным социально-психологическим проблемам, которые возникают между мужчиной и женщиной при вступлении в брак. Создавая семью, будущие супруги часто бывают не готовыми к семейной жизни. У них отсутствуют знания и понимания о сферах семейной жизни. Поэтому супруги сталкиваются с множеством проблем, таких как: лидерство в семье и распределение ролей; неверность супруга; воспитание детей; взаимоотношения с родственниками; интимные отношения; насилие в семье; ограничения и проблемы с появлением ребенка с ограниченными возможностями, совместное удовлетворение потребностей и др.

Ключевые слова: conjugal roles, domestic violence, families with physically handicapped children, family-conjugal relations, family functions, family life cycle, psychical processes and personality properties, psychological incompatibility, жизненный семейный цикл, насилие в семье, психические процессы и свойства личности, психологическая несовместимость, семейно-супружеские отношения, семьи с детьми с ограниченными возможностями, супружеские роли, функции семьи

Психологические проблемы в семье — Семья, главное в нашей жизни

Любой специалист сможет назвать определенные психологические проблемы семьи, которые способны испортить взаимоотношения, а иногда становятся фактом разрыва таких отношений.

Давайте перечисли эти проблемы:

1. Неоправданные намерения мужа и жены в отношениях между собой.Различные понятия и воззрения у мужа и жены о правильном распределении обязанностей супруга, супруги, папы, мамы, лидера и главы семьи, которые получены еще в детском возрасте от родителей. Наши близкие не должны оправдывать наши надежды, хоть и есть варианты, при которых стоит огласить то, как бы вам хотелось увидеть проявление тех или иных чувств партнера в семье, отношения его к вам.

2. Эксперимент «взаимной корректировки», который нередко приводит к разногласиям, а также появляется возможность поссориться друг с другом. Мы со своими партнерами не являемся идеальными, у каждого человека есть свои определенные недостатки и, наоборот, положительные качества. Ни в коем случае не нужно подвергать попытке изменить своего партнера, важно принимать его таким, какой они есть.

3. Неурегулированные конфликты и трудности. У любой супружеской пары есть психологические проблемы семьи, которые совершенно необязательно скрывать, необходимо урегулировать их вовремя, чтобы потом не было поздно.

4. Бестактное общение мужа и жены, отсутствие взаимопонимания. Причина ссоры – различные образы жизни, увлечения, от которых чаще всего трудно отказаться. Решение этого вопроса – понять супруга(у) и, желательно, осуществить его(ее) желание.
Иногда важнее радоваться тому, что есть, а не предъявлять какие – то претензии.

5. Поиск сообщников в конфликте. Запрещено привлекать своих детей, родителей, друзей к конфликту. Каждый обязательно симпатизирует одной из сторон и примет его точку зрения. Плюс к этому возможно понижение авторитета партнера, даже в том случае, если он действительно не прав по отношению к вам.

6. Критика по отношению к родным супруга. В том случае, если родные партнера выводят вас из себя, лучше всего сдержаться – это оптимальный вариант. В противном случае вы подвергаетесь риску приобретения новых врагов.

7. Неудовлетворенность в сексе может дать повод для измены со стороны супруга(и). Секс играет очень важную роль в семейной жизни, где главное — доставить удовольствие своему партнеру. Пожалуйста, не забывайте об этом.

Психологические проблемы семьи

Автор психолог Кирилл Алексеев

Психологические проблемы семьи во всем их разнообразии, имеют, в конечном счете, три основные причины:

  • Нарушенная коммуникация между супругами
  • Неумение адекватно выражать агрессию
  • Тотальное несовпадение системы ценностей

Особняком я бы поставил различные нарушения в сексуальной жизни. Но секс является лишь продолжением отношений, поэтому здесь можно вынести его за скобки.

Нарушение коммуникации как предпосылка психологических проблем семьи

Представьте себе двух гребцов в лодке, каждый из которых гребет в свою сторону и даже не пытается присмотреться к тому, что делает его партнер. В лучшем случае лодка будет судорожно дергаться на месте. В худшем – посудина рано или поздно пойдет ко дну.

Так и с отношениями. Неумение или нежелание четко и ясно говорить партнеру о своих истинных потребностях приводит к бесконечным ссорам, неудовлетворению отношениями и, наконец, к разводу.

Это непросто: просить то, в чем нуждаешься. Трудно осознать свои подлинные потребности и сформулировать их так, чтобы партнер вас понял. Мешает и страх быть непринятым, искаженные представления о том, что допустимо просить, а что – нет.

Женщина хочет получать больше сочувствия, а вслух говорит мужу, что он «бесчувственный чурбан». Мужчина хочет одобрения и поддержки, но бросает жене: «Ты никогда меня не понимала!»

Первый шаг к нормализации отношений — осознавать свои потребности и прямо выражать их. Если хочется, чтобы муж чаще говорил комплименты, нужно попросить его чаще говорить комплименты, а не обвинять его в неумении обращаться с женщиной.

Человек слышит то, что ему говорят, а не то, что думает в глубине души говорящий.

Агрессия в семье

Агрессия это так же нормально, как чувство голода. Но в нашем обществе существует масса запретов на открытое выражение агрессии. Та же история и в семье. Раздражение, злость, гнев на супруга есть, но заявлять об этом напрямую как-то не принято.

Агрессия, не выраженная напрямую, всегда найдет лазейку. Слезы, хлопанье дверями, холодное молчание или скандалы из-за пустяков. Кое-как пар спускается, напряжение спадает, но истинная причина остается непроясненной, а к ней добавляется чувство вины: мы же приличные люди, а вели себя просто ужасно. Не за горами очередной бессмысленный конфликт.

Между тем, решение этой проблемы очевидно: нужно сделать агрессию в семье легитимной. То есть:

  • Признать и принять наличие и у себя, и у супруга негативных чувств. Злость – это нормально, человек имеет право злиться.
  • Договориться о том, что иногда позлиться друг на друга допустимо и даже нужно. Подписать своеобразный пакт о нападении. Агрессия должна выражаться открыто. И лучше, если она будет выражаться сразу, а не станет накапливаться. Раздражение не так разрушительно, как слепая ярость.
  • Помнить о том, что за раздражением и гневом супруга стоит невысказанная потребность. Сам по себе скандал не является полезным. Полезно, когда за скандалом следует прояснение подлинных причин конфликта.

Как только агрессия в семье перестает быть запретной темой, отношения заметно улучшаются. Такой вот парадокс.

Системы ценностей

Психологические проблемы семьи, вызванные этой причиной, решать труднее всего. Речь идет не просто о вкусах, а о мировоззренческих разногласиях. Если он убежденный чайлдфри, а она мечтает о троих детишках, договориться этим двоим будет трудновато.

Как правило, определенная корректировка ценностей происходит в каждой семье на первых этапах совместной жизни. Без этого никак – все мы очень разные.

Но чем глубже разногласия, тем больше нужно любви, терпения и мотивации, чтобы прийти к соглашению. И здесь как раз очень важно уметь разговаривать, слушать и слышать своего партнера.

Решение проблем семьи – дело рук самой семьи. Специалист бывает нужен только для того, чтобы помочь двоим любящим людям научиться говорить друг с другом на одном языке.

Но это при условии, что двое действительно любят друг друга и хотят быть вместе. В противном случае, даже самый опытный профессионал будет бессилен. Потому что, если нет любви и желания быть вместе, нет и семьи.

Социально-психологические проблемы современной семьи

В Армавирском государственном педагогическом университете при поддержке научно-образовательных центров «Семья -мой личностный ресурс», «Технологические стратегии образования» и Краснодарского регионального отделения Федерации психологов образования России 27-28 сентября 2018 года состоялась VIII Всероссийская (с международным участием) научно-практическая конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Социально-психологические проблемы современной семьи».

Конференция проводилась в рамках выполнения проекта конкурса РФФИ. Руководитель гранта — доктор психологических наук, профессор И.В. Ткаченко.

От лица ректора АГПУ доктора педагогических наук, профессора Амбарцума Робертовича Галустова на пленарном заседании конференции с приветственным словом выступил проректор по научно-исследовательской и инновационной деятельности АГПУ Ю.

П. Ветров.

В ходе работы пленарного заседания собравшиеся прослушали доклады «Личностный самоактуализационный потенциал современной молодежи» кандидата психологических наук, доцента кафедры психологии филиала Московского государственного университета в г. Севастополь (г. Севастополь, Россия) С.А. Наличаевой, «Специфика использования личностно-развивающих ресурсов в кризисном состоянии» аспиранта направления подготовки «Психологические науки» АГПУ (г. Армавир, Россия) Д.С. Синявина, «Формирование психологической готовности замещающих родителей к приему ребенка в семью» магистранта направления подготовки «Психология», программы «Психология семьи и личности» АГПУ (г. Армавир, Россия) М.Ю. Яготинцевой, «Компаративный анализ эмоциональных нарушений у детей-сирот и детей, воспитывающихся в семьях» студентки отделения клинической психологии, факультета социальной работы и клинической психологии ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации (г.

Волгоград, Россия) В.П. Дорджиевой, «Психологические особенности представлений современных студентов о факторах построения успешного брака» старшего преподавателя кафедры педагогической психологии ФГБОУ ВО «Адыгейский государственный университет» (г. Майкоп, Россия) А.К. Берсировой.

ПРОДОЛЖИЛАСЬ КОНФЕРЕНЦИЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИМИ СЕКЦИЯМИ И МАСТЕР-КЛАССАМИ, ПОСВЯЩЕННЫМИ ТЕМАМ «СЕМЬЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ», «СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ВОСПИТАНИЯ И РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ», «СИСТЕМА ПОДГОТОВКИ СПЕЦИАЛИСТОВ К РАБОТЕ С СЕМЬЕЙ», «ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ СЕМЬИ: ПОДХОДЫ, ТЕХНОЛОГИИ, ВОЗМОЖНОСТИ», «ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ С СЕМЬЕЙ»,«СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЕЖЬ: СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ, ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ», «ПОСТРОЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТРАЕКТОРИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С РЕБЕНКОМ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ ЕГО ЖИЗНЕННОГО РАЗВИТИЯ «РУКА В РУКЕ»», «АНАЛИЗ СЛУЧАЯ ТРУДНОГО ПОВЕДЕНИЯ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ В СВЕТЕ ТЕОРИИ ПРИВЯЗАННОСТИ», «МОЯ СЕМЬЯ» И ЗАКОНЧИЛСЯ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕМ КОНКУРСНЫХ ВИДЕОРОЛИКОВ И ПРОСМОТРОМ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ФИЛЬМА О СЕМЬЕ.

Экскурсия по Армавиру — отличное начало второго дня работы Конференции «Социально-психологические проблемы современной семьи». После прогулки по уютным улицам и достопримечательностям города участники посетили мастер-классы «Танцы с семьей», «Методы позитивной психотерапии в семейном консультировании», «Образование родителей — забота о будущем», «Психологическая поддержка детей в условиях ЧС», «Психологические особенности проявления эмоционального интеллекта у современной молодежи».

Итоги VIII Всероссийской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Социально-психологические проблемы современной семьи» подведены и были приняты рекомендации. Оргкомитет признателен всем тем, кого волнуют проблемы современной семьи в России и надеется на дальнейшее еще более продуктивное и плодотворное сотрудничество.

(PDF) Психологические проблемы современной семьи в выстраивании детско-родительских отношений: учебно-методическое пособие

ситуации неудач мужчин» (r=0,479, и β=0,720, при р≤0,05), «межличностный

оптимизм женщин» (r=0,581, и β=0,913, при р≤0,05) были получены значимые

регрессионные β-коэффициенты и корреляционные связи. Этот результат дает нам

возможность утверждать, что оптимистический настрой в отношениях с

окружающими жен, равно как и позитивное мышление супруга при попадании в

кризисную (неуспешную) ситуацию, оказывает влияние на эмоциональную связь

жены. Иными словами, для ощущения близости в семье женщинам важно самим

проявлять оптимистический настрой в отношениях с окружающими, и чтобы

супруг позитивно ощущал себя в кризисные моменты (таким образом, женщина

чувствует себя более защищенной).

В регрессионную модель по характеристике «семейные границы женщин»

вошли следующие показатели позитивного мышления: «межличностный оптимизм

женщин» (r=0,389, и β=0,641, при р≤0,05) «оптимизм ситуации достижения

женщин» (r=0,358, и β=0,720, при р≤0,05). Этот результат дает нам возможность

утверждать, что позитивное мышление в отношениях с окружающими и в ситуации

достижения жен оказывает влияние на гибкость семейной границы женщин.

При анализе модели по характеристике «интересы и отдых мужчин» мы

обнаружили, что по показателям позитивного мышления таким как «стабильность

мужчин» (r=0,424, и β=0,507, при р≤0,1), «глобальность мужчин» (r=0,463, и

β=0,706, при р≤0,1) были получены значимые регрессионные β-коэффициенты и

корреляционные связи. Этот результат дает нам возможность утверждать, что

стабильность и глобальность использования позитивного мышления у мужчин,

будет положительно влиять на совместное времяпрепровождение.

При анализе модели по характеристике «лидерство мужчин» мы

обнаружили, что по показателям позитивного мышления таким как: «глобальность

мужчин» (r=0,502, и β=0,731, при р≤0,05), «глобальность женщин» (r=0,591, и

β=0,573, при р≤0,05), «оптимизм ситуации успеха мужчин» (r=0,567, и β=0,681, при

р≤0,05) получены значимые регрессионные β-коэффициенты и корреляционные

связи. Этот результат дает нам возможность утверждать, что универсальность

использования позитивного мышления как мужей, так и жен, а так же оптимизм

мужчины в успехе, будут положительно сказываться на лидерских качествах мужа.

В регрессионную модель по характеристике «дисциплина мужчин» вошел

такой показатель позитивного мышления как «межличностный оптимизм мужчин»

(r=0,568, и β=0,413, при р≤0,1). Этот результат дает нам возможность утверждать,

что чем лучше мужчина использует позитивное мышление в отношениях с

окружающими, в том числе своей семьей, тем более конструктивно мужья могут

использовать дисциплину как систему поощрений и наказаний.

При анализе модели по характеристике «роли женщин» мы обнаружили, что

по показателю позитивного мышления «межличностный оптимизм женщин»

(r=0,480, и β=0,490, при р≤0,1) получен значимый регрессионный β-коэффициент и

корреляционная связь. Этот результат дает нам возможность утверждать, чем более

женщина использует позитивное мышление в отношениях с окружающими, тем

конструктивнее она может распределить роли в семье.

Таким образом, на формирование показателей сплоченности и адаптации

семьи у мужчин оказали влияние следующие показатели позитивного мышления:

«глобальность мужчин», «глобальность женщин», «стабильность мужчин»,

«межличностный оптимизм женщин», «оптимизм ситуации успеха мужчин». На

формирование показателей сплоченности и адаптации семьи у женщин оказали

Психологические проблемы в семьях, пути их решения

Некоторые психологические проблемы семей, в которых родственник страдает тяжелым психическим заболеванием. Пути их решения
А.И. Цапенко, Д.М. Шанаева

С незапамятных времен люди замечали, что семья обладает потенциалом помощи человеку в изменении его поведения к лучшему и облегчении страданий. Современные авторы также относят фактор семьи к основным в реабилитации больного. Около 50-60% пациентов, выписываемых из психиатрических стационаров, возвращаются домой и 50-90% из них сохраняют контакт с семьей. Отношения в семье могут способствовать как решению, так и сохранению, а порой, усугублению проблемы. Это подтверждают многочисленные исследования, демонстрирующие влияние социального окружения на течение и исход психических заболеваний.

В психиатрии и смежных науках накоплен огромный материал, касающийся проблем взаимоотношений в семьях больных. Рассмотрим наиболее типичные семейные проблемы, влияющие на жизнь и здоровье больного и его родственников, а также возможные пути их решения.

Тяжелые чувства родственников 

Чувство вины. В начале заболевания семья тяжело переживает процесс приспособления к новой ситуации, который порой растягивается на годы. Члены семьи испытывают шок, замешательство, страх, гнев и отчаяние: почему именно мы? кто виноват? В науке существуют только гипотезы, рассматривающие в качестве причин шизофрении вирусную инфекцию, стресс, родовую травму мозга, неправильное воспитание, психическую травму в раннем возрасте и т.п. Точного ответа на вопрос, почему возникает шизофрения, пока нет. Тем не менее, родственники часто винят себя в том, что сделали что-то не так. Им кажется, что, поступи они по-другому, все могло бы быть иначе. Однако человеку не дано предугадать всех последствий своих поступков, не всегда можно понять, какое действие окажется более верным. Каждый имеет право на ошибку, все люди неизбежно ошибаются. Обычно это не приводит к психическому расстройству у члена семьи. Вряд ли кто-то хотел, чтобы его близкий заболел. Это трагическая случайность, совокупность разных причин – биологических, психологических, социальных.

Если же семья погружается в вопросы виновности, само- и взаимные обвинения, атмосфера в ней становится крайне тягостной и напряженной. Чувство вины начинает определять поведение родственников.

Родственники не виноваты в заболевании .
Это трагическая случайность 

 В свою очередь больные порой даже неосознанно ощущают «груз вины» у близких и эксплуатируют их, нажимают на «больную мозоль», становятся чрезмерно требовательными. Родственники оказываются не в силах им отказать. В итоге формируется замкнутый круг шантажа и тревоги, что не способствует выздоровлению. Если не изменить позицию, семье будет трудно найти эффективные способы помощи больному родственнику. 

 Перегруженность чувством вины порождает дополнительные проблемы в семейных отношениях 

Ощущая мнимую вину, родственники стремятся ее искупить и ведут себя таким образом, будто причинили больному вред. Многие боятся разоблачения того, что они, по их мнению, сделали не так, и со страхом ждут обвинений общества. Ими мучительно решается вопрос, виноваты ли они и насколько. Это приводит к нескончаемому поиску того, кто еще виновен в болезни родственника, это как бы снимает часть вины с них самих. Поиск виноватого не дает пережить горе, потерю. Они остаются и не позволяют принять ситуацию такой, какова она есть, спокойно жить дальше и  конструктивно решать проблемы. Чтобы разобраться в этих вопросах, часто необходима помощь психотерапевта.

 Важно пережить горе, а не искать виновного и искупать вину 

Беспомощность и контроль, как две стороны одной медали. Созависимость. При столкновении с психическим заболеванием родственника семья  оказывается в тяжелой ситуации и переживает чувство беспомощности, особенно вначале, когда еще не имеет достаточного представления о болезни и ее лечении. Своевременное получение сведений у профессионалов, как правило, значительно снимает тревогу и вселяет надежду на будущее. Однако только информированием о болезни и  о том, как вести себя в сложившейся ситуации, эта сложная проблема не решается. Многие семьи постоянно или периодически испытывают ощущение беспомощности и на более отдаленных этапах заболевания родственника. Тому есть свои причины. Беспомощность, а вместе с ней ярость и отчаяние часто связаны с неразрешимостью самой проблемы заболевания. Это не отклонение, а нормальная человеческая реакция на сложную, раздражающую, непостижимую и явно не полностью подвластную человеку ситуацию. К сожалению, здесь приходится признать горькую истину, что не все зависит от родственников.  

 При тяжелом психическом заболевании родственники больного сталкиваются с горькой истиной – не все зависит от них 


Ощущение невозможности помочь близкому бывает столь невыносимо, что зачастую вынуждает родственников кидаться в крайности в попытках хоть как-то совладать с ситуацией.

 Две крайние позиции родственников:
 капитуляция перед болезнью и тотальный контроль

С одной стороны, могут возникнуть ощущение абсолютной бесперспективности, капитуляция перед болезнью. Любые усилия родственников начинают восприниматься ими самими как совершенно бесполезные. В результате у родных нарастает отстранение вплоть до полного отказа от контактов с больным, который тем самым лишается необходимой поддержки семьи.

С другой стороны, многие родственники впадают в иную крайность: стараются все контролировать, все брать на себя и за все отвечать. При этом часто непредсказуемость поведения больного, его неспособность решать жизненные проблемы самостоятельно все более укрепляют близких в такой позиции. Рано или поздно попытки контролировать всю жизнь больного терпят неудачу. И тогда вновь родственники ощущают полную беспомощность и отчаяние – столько усилий, и все тщетно.

Когда близкие больного взваливают на себя все бремя забот, считая его неспособным практически ни за что отвечать,  в семье происходит жесткое разделение ролей.  В научной литературе это называют созависимостью.

Созависимость это полярное разделение дополняющих друг друга ролей в семье, где здоровый родственник – сильный, контролирующий и компетентный, а больной – беспомощный, зависимый и безответственный 

Созависимость автоматически: 

·  вынуждает больного быть пассивным

·  заставляет отказаться от малейших усилий, поиска собственных ресурсов

· затормаживает его развитие

· «замораживает» в состоянии немощности и инвалидизирует 

 Довольно часто в одной семье эти крайности присутствуют одновременно. Например, мать полностью отказывается от своей жизни, сосредоточивается на больном ребенке, все за него делая, везде за ним следуя, забывая о муже. При этом отец все больше уходит в работу и отстраняется от заболевшего чада, а иногда просто оставляет семью. 

Что делать:
1. Получить информацию о болезни
2. Понять границы своих возможностей: что в Ваших силах, а что не зависит от Вас
3. Разделить ответственность: помогать больному, но не брать на себя ответственность за всю его жизнь                             
Человек не бывает полностью больным. Всегда есть и здоровые части личности. Более того, какие-то способности и навыки при соответствующем подходе могут развиться. Разделение ответственности будет стимулировать собственную активность больного – самообслуживание, появление и развитие интересов, установление социальных контактов и пр.

Принятие болезни
Принятие болезни семьей и осознание ее отдельных проявлений – важный фактор в лечении психического расстройства. 

Непринятие болезни приводит к конфликтам 


В семьях психически больных людей часто существует проблема понимания родственниками того, что человек болен, и тех изменений и ограничений, которые накладывает на него болезнь. В крайних  случаях встречается полное отрицание болезни. Например, отец больного считает, что сын психически здоров, а то, что он не может без сопровождения матери посещать институт, ездить в общественном транспорте и т.п., относит за счет избалованности.

Более распространенным вариантом является формальное принятие болезни. В этом случае родственники, признавая факт существования болезни, недооценивают ее отдельные проявления, а также тяжесть заболевания. Например, желание больного поспать подольше, его быстрая утомляемость могут восприниматься родными как лень, а не как снижение энергетического потенциала. Отстраненность  интерпретируется как нелюбовь. Недооценивая тяжесть заболевания, родственники невольно предъявляют завышенные требования к больному – такие же, как к здоровому, которые он не в состоянии выполнить. Это приводит к взаимным обидам, упрекам и к разочарованию, что в свою очередь может повлечь за собой ухудшение состояния больного.

Среди причин непринятия болезни можно выделить:

·  недостаток информации о болезни;

·  боль, связанную с потерей близкого – такого, каким его знали и любили;

·  боль от утраты надежд на будущее и несбывшихся ожиданий;

·  страх социальной изоляции;

·  непонятность поведения больного.

Приведем пример того, как осознание родителями симптомов болезни сына привело к улучшению отношений и принятию своевременных профилактических мер. 

Родители молодого человека, больного шизофренией, долгое время воспринимали его поведение как обидное. Когда он начинал подолгу замыкаться в своей комнате,  они объясняли такое отстранение недостаточной эмоциональной привязанностью к ним и нелюбовью. Немые упреки только обостряли атмосферу. После проведения курса психотерапии выяснилось, что перед приступом больной становился особо чувствительным и даже непродолжительное общение оказывалось для него тяжелым и утомительным.  Отношение к этому проявлению болезни у родственников изменилось: они стали понимать своего сына, сочувствовать и помогать ему. 

Особой ситуацией является сокрытие болезни членами семьи друг от друга. Зная диагноз и прогноз заболевания, родственники скрывают его от больного. Они опасаются, что эта информация для него будет разрушительна и повлечет ухудшение состояния. В свою очередь больной чувствует невыносимость своей болезни для родственников. Поэтому он начинает ее скрывать от самого себя (не признает себя больным) или винит себя в том, что причиняет боль своим родным. Он страдает от этого и не может обсуждать свои чувства по поводу болезни с семьей.

Часто за переживаниями родственников по поводу непереносимости для больного его болезни стоят собственная боль и невозможность принять заболевание и прогноз. В такой ситуации важно, чтобы чувства родственников не «разрушали» их самих. Это поможет и больному. Члены семьи должны понимать, что после установления диагноза хронического психического заболевания жизнь не заканчивается. Конечно, болезнь накладывает ограничения на пациента и его родных, требует пересмотра жизненных перспектив и уровня притязаний. Однако это не означает, что у пациента нет будущего. Впереди целая жизнь, он может создать семью и реализоваться как личность. 

Стили взаимоотношений матери и ребенка.
Гиперопека и отвержение. «Достаточно хорошая мать»

Во взаимоотношениях с родителями во многом формируется активность ребенка, его стремление  и умение решать возникающие проблемы. Первыми, наиболее важными и базовыми для любого человека являются его отношения с мамой.

Матери часто жалуются, что больные не могут оторваться от них, требуют слишком много времени, денег (больших, чем располагает семья), не дают заняться своими делами, ревнуют мать к другим членам семьи. Не получая желаемого, они могут шантажировать своим здоровьем, поведением, а в крайних случаях даже жизнью. Одновременно с этим больные тяготятся контактами с родными, раздражаются и обижаются при общении. Родственников угнетает и то, что больной пассивен, лежит, не помогает или полностью уходит в себя. Все эти черты больных, с одной стороны, являются результатом их заболевания. Однако, с другой стороны, многолетний опыт изучения семей больных шизофренией показывает, что в таких семьях часто существуют особенности семейных взаимоотношений, влияющие на формирование таких неблагоприятных черт.

Стили взаимоотношений, приводящие к психологическим сложностям. Осветим два стиля взаимоотношений матери и ребенка, чрезмерная выраженность которых способствует появлению психологических сложностей и влияет на течение заболевания.

Первый часто называют гиперопекой. 

 Гиперопека – снисходительное, балующее, излишне заботливое родительское поведение, предотвращающее переживание ребенком болезненных ситуаций, покровительствующее и приводящее к чрезмерной зависимости 


При гиперопеке у ребенка тормозится развитие нормальной независимости. В семьях, где есть физически или психически больные дети, эта проблема присутствует практически всегда. За больного ребенка всегда тревожнее, его хочется обезопасить, оградить от сложностей. Предупредительные родители стараются не допустить возникновения потенциально опасной ситуации, предотвратить ошибки ребенка.

Гиперопека – это забота о ребенке в случаях, когда он не нуждается в ней и мог бы справиться сам. Тревога родителей мешает им предоставить ребенку самостоятельность. Желание уберечь свое чадо от ошибок и проблем легко понять. Имея достаточный жизненный опыт, родители знают, как лучше  поступить. Дети многого недопонимают, но чтобы разобраться в жизни, они должны иметь шанс научиться. Известно, что «опыт – сын ошибок трудных». Если не давать человеку самому совершать ошибки, жизненный опыт у него так и не появится. И действительно, одна из наиболее частых жалоб больных самого разного возраста – на недостаток собственного опыта. Они связывают это с тем, что родители ограничивают их в активности, не дают жить собственной жизнью, диктуют свою волю. Гиперопекающие родители рискуют получить такой упрек от своих детей. Хорошо, если это происходит раньше. Хуже, когда это происходит в конце жизненного пути родителя, когда он стареет и начинает болеть. Перед взрослым ребенком встает проблема самостоятельной жизни, к которой он не приспособлен. Дети без опыта собственных ошибок могут осуждать родителей за то, что те покидают их, так и не научив жить самостоятельно. И эти ошибки они вынуждены делать уже в одиночестве, без поддержки. Чем тяжелее болен ребенок, тем для него важнее помощь родителя в отделении, в освоении самостоятельной жизни.

Проблема гиперопекающих родителей в том, что они не могут превозмочь тревогу, связанную с вероятными ошибками ребенка. Поэтому они берут на себя его дела, стараются сами принимать решения, часто даже не замечая, что делают это за него.

В некоторых случаях за родительским страхом доверить ребенку что-то сделать самому стоит опасение быть ненужным. Став самостоятельным, ребенок уже меньше нуждается в родителе. Он вырастает и отделяется, уходит в мир других людей, создает свою семью. Любая женщина обречена на переживание потери и разлуки со своим ребенком. Это особенно трудно, если нет другого существа в мире, которое нуждалось бы в ее любви. Тогда отдаление чада грозит ей одиночеством.

Иногда матери сопровождают своих детей на протяжении всей жизни, устраиваясь на работу сначала в его детский сад, потом в школу, институт и ожидая, что уже взрослые дети будут отдавать ей так же много. Обычно это приводит к разочарованию, поскольку дети в лучшем случае отдаляются и живут своей жизнью, а в худшем занимают  потребительскую позицию. Кроме того, у больных психическими заболеваниями при таком стиле детстко-родительских взаимоотношений может сформироваться патологическое представление, что мать всегда должна быть рядом с ними, даже на работе. Если это невозможно обеспечить, то больной может отказываться от трудовой деятельности.

Нормальная забота о ребенке и гиперопека – не одно и то же


Нормальная забота соответствует нуждам ребенка и помогает ему развиваться в том, в чем он еще несамостоятелен. Гиперопека, напротив, противоречит потребностям ребенка и блокирует развитие

Опишем второй стиль отношения матери к ребенку, который называют отвергающим или парадоксальным.  

Отвержение – родительское поведение, при котором потребности ребенка не удовлетворяются, отвергаются или удовлетворяются парадоксально – не тем, в чем он нуждается (пример: хочет спать, а его кормят) 

Крайний случай  отвержения – это  полный разрыв связей с ребенком. Более  мягкие формы – игнорирование его отдельных потребностей. Пример: потребность в эмоциональном контакте, понимании, внимании заменяется физическим и бытовым уходом – покормить, погладить вещи, обеспечить материально. Другим примером является отвержение потребности ребенка в автономии и независимости от матери, то есть то, что происходит при гиперопеке.

При «парадоксальном» удовлетворении мать неверно понимает потребность ребенка и соответственно предлагает ему не то, что он хочет. Например, ребенок получил двойку и расстроен, а мама, вместо того чтобы успокоить, отчитывает его и поучает, как избежать двойки. Это может быть важной информацией, но только после удовлетворения потребности ребенка в успокоении, защите и принятии матерью, даже когда он «не на высоте». Нужно сначала успокоить его, а уже потом анализировать ситуацию. Такая «рациональная» реакция может быть вызвана тем, что сами родители слишком болезненно воспринимают ситуацию и не могут справиться со своими чувствами. Поэтому они не могут разделить чувств ребенка, его нужд и заменяют это поучениями.

Таким образом, при «парадоксальном» удовлетворении ребенку предлагается не то, что ему нужно, а его реальные потребности оказываются отвергнутыми. Это может происходить как ввиду непонимания потребностей ребенка, так и из-за нежелания признавать их, когда они противоречат желаниям или убеждениям родителя. 

Нормальные взаимоотношения 

Ребенку нужна не «идеальная», а «достаточно хорошая» мать, способная чувствовать и понимать его потребности


Мамы часто хотят быть идеальными для своих детей, считают, что все должны делать наилучшим образом ради их блага. Однако, это не совсем так. Мать, как и любой человек, имеет свои потребности, устает, должна заботиться и о других членах семьи и потому не может обеспечить идеального ухода. Да это и не обязательно: чтобы ребенок нормально развивался, нужна «достаточно хорошая мать», которая чувствует и учитывает потребности ребенка.

Понять желания своего ребенка мама может, поставив себя на его место. Для этого она сама должна стать немножко ребенком. Но эта естественная способность матери может блокироваться в силу двух основных причин. Во-первых, если у нее есть собственный детский травмирующий опыт, связанный с неудовлетворением ее потребностей в детстве, к которому ей тяжело возвращаться, переживая все заново. Во-вторых, из-за недостатка поддержки окружения и в первую очередь мужа. Если матери приходится за все отвечать одной и не на кого положиться, она вынуждена всегда сохранять «взрослую», ответственную позицию.

Нет идеально гармоничных семей, в любой есть какие-то сложности. Проблемы появляются, когда семейная дисгармония становится выраженной.  Кроме того, ребенок с заболеванием повышенно чувствителен к любым психическим нагрузкам.  

Роль отца в семье 

Если, как говорилось выше, первые важные отношения устанавливаются с мамой, то вторые значимые взаимоотношения в жизни любого человека – это отношения с отцом (или лицом, его заменяющим).

Для нормального развития личности и формирования интереса к окружающему миру необходимо переключение части любви, испытываемой ребенком к матери,  на отца. Это первое переключение лишает человека сосредоточенности на одном лице – матери, и открывает для него мир других людей, а вслед за тем, и других интересов и увлечений.

Ребенку необходим опыт близких отношений одновременно и с мамой, и с папой. Он позволяет преодолеть страх потери материнской любви в случае, если ребенок полюбит еще кого-то, кроме мамы, – папу, няню, друга, а во взрослом возрасте жену (мужа). Людям с тяжелым психическим заболеванием особенно сложно переживать внутренний конфликт. Интерес к другому человеку ошибочно воспринимается ими как измена матери, с которой они очень близки.  

Мать должна поощрять привязанность ребенка к другим людям


В ряде случаев существует обоюдная трудность: у матери – доверить отцу воспитание ребенка, у отца – взять на себя воспитательные функции. Как правило, в семьях, где есть психически больной ребенок, существует эта проблема. В них отец часто занимает отстраненную позицию или не участвует в воспитании. Это происходит по разным причинам

Нередко матери кажется, что супруг не справляется с отцовскими обязанностями и что она лучше понимает нужды ребенка. Даже если это и так, ей нужно передать отцу часть воспитательных функций, чтобы он учился быть отцом. Если мать берет на себя все, то развитие взаимоотношений между ребенком и отцом блокируется.

Нередка и такая ситуация, когда муж имеет отличное от жены представление о воспитании ребенка. Это иное видение может ошибочно восприниматься супругой, особенно склонной к гиперопеке, как недостаток заботы или любви к ребенку со стороны мужа. Всё это приводит к тому, что жена чувствует себя единственно ответственной за ребенка и лишенной поддержки, а муж из-за упреков необоснованно испытывает чувство вины, злится и часто отстраняется.

Отец и мать разные: он мужчина, она женщина. Они могут быть более чувствительными и отзывчивыми к различным потребностям ребенка, предлагать способы решения жизненных задач, более свойственные для своего пола. И они оба правы.

Типичный пример. Когда ребёнок осваивает окружающий мир, мать в первую очередь заботится о его безопасности, в то время как отец может с большей уверенностью вовлекать его в активное взаимодействие с миром. Катаясь с ребенком на санках, мама в первую очередь заботится о сухости ног, о том, чтобы ребенок не пошел на очень крутой склон, не получил травму и пр. Отец же позволит большее – разрешит прокатиться с захватывающей дух горки, не потащит домой, если промокли ноги, доверит руль снегоката, а потом и машины. Приобретение такого нового опыта способствует развитию инициативности, уверенности при  освоении мира, подготавливает ребенка к взрослой жизни.  

Ребенку необходимо и женское, и мужское воспитание


Рассмотрим теперь сложности при активном участии отца в судьбе ребенка.

Психическое заболевание ребенка для отца может оказаться особенно травматичным по причине большей направленности мужчин на социальные достижения, карьеру. Болезнь ограничивает возможности ребенка и требует пересмотра честолюбивых планов на его будущее. С этим отцу часто смириться труднее, чем матери.

Мужчинам обычно сложнее понять, что бездействие ребенка, его безынициативность, отсутствие желаний не являются чем-то «плохим», – что это способ восстановления сил. Если больной истощен, деятельность и активный интерес являются не тем, что ему нужно. Когда родители в подобной ситуации пытаются возбудить в больном ребенке  интерес и желания, это может играть роль «кнута для загнанной лошади». Для любого истощенного, уставшего человека важно восстановить силы и, прежде всего, выспаться. В таком состоянии естественно и полезно избегать активной деятельности и желаний, не связанных с отдыхом. Для больного на этапе восстановления сил важно поспать, посмотреть в одну точку, посидеть одному в комнате и пр. Отличие больного человека от здорового в том, что ему необходим значительно более длительный период бездействия и пассивности для восстановления сил.

Сильному, защищающему семью мужчине крайне тяжело чувствовать себя беспомощным перед заболеванием. Это может в ряде случаев приводить к отдалению или конфликтам в семье и снижать способность отца к пониманию ситуации и адекватным действиям, которые могли бы помочь ребенку в адаптации к новым обстоятельствам.

Все эти проблемы не имеют простого решения, совладание с ними требует значительного времени, сил и, как правило, психологической помощи.  

Психологическая помощь родственникам. Основные подходы

В мировой практике существуют разные программы оказания психологической помощи родственникам психически больных людей. В них представлены следующие блоки: психообразование, психотерапия, тренинги навыков.

Психообразовательный подход заключается в предоставлении родственникам достоверной и полной информации о различных аспектах заболевания – медицинских, юридических, психологических и др. Это помогает родным  сориентироваться в текущей ситуации, получить сведения о  причинах и  течении заболевания, его лечении и прогнозе, понять, как следует себя вести при уходе за больным. Такой подход способствует уменьшению у родственников тревоги, возникающей в связи с неопределенностью в начале заболевания.

Психообразовательная программа – важный шаг в оказании помощи семье. Однако для успешного применения знаний, полученных в ходе психообразовательных занятий, родственникам часто необходимо  менять   свои привычки и приобретать новые навыки.  На решение этих задач направлены другие два блока психологической помощи.

Прежде всего, это психотерапия. Она расширяет представление человека о самом себе и об отношениях с другими людьми, помогает найти способы решения актуальных проблем, наладить отношения с близкими, найти свое место в социуме, повысить удовлетворенность жизнью, приобрести уверенность и устойчивость к стрессам.

Практикуются индивидуальная и групповая формы психотерапевтической помощи. Каждая имеет и достоинства и ограничения. Ряд специалистов отмечают особые преимущества групповой психотерапии для родственников психически больных людей. В группе быстрее проявляются и изменяются именно те специфические особенности, которые отличают данные семьи, например гиперопекающее поведение. Кроме того, психотерапевтическая группа предоставляет богатые возможности обмена опытом между участниками. Это, по словам многих родственников, оказывалось для них очень полезным. Дополнительным преимуществом групповой психотерапии перед индивидуальной является то, что она доступнее по цене.

Одним из эффективных и распространенных методов групповой психотерапии для родственников психически больных людей является групп-анализ.

Описанные выше проблемы родственников хорошо поддаются решению в рамках групп-аналитического метода. В процессе свободной дискуссии участники группы приходят к волнующим всех темам и находят пути решения проблем. По мере развития отношений между участниками каждый осознает свои особенности общения в группе. Как правило, они типичны для человека при нахождении в любом коллективе и в том числе в семье. Это понимание дает возможность родственникам найти новые способы поведения и изменить отношения с близкими к лучшему.

Групп-аналитическая психотерапия позволяет по-новому взглянуть на конфликты и научиться находить разумные компромиссы, учитывающие интересы всех сторон.

Если психотерапия направлена на изменения, затрагивающие личность человека, то тренинги используются для формирования отдельных навыков. Например, существуют тренинги управления симптомами болезни, снижения экспрессивности выражения эмоций для родственников, тренинги социальных навыков.

Необходимо понимать, что тренинги – важный, но недостаточный вид помощи для семьи психически больного человека. Характерные для таких семей проблемы, как правило, не могут быть решены только овладением конкретными навыками. Поэтому тренинги хороши как дополнение к долгосрочным психотерапевтическим программам.

Наиболее эффективным является комплексное применение всех трех видов психологической помощи: психообразования, психотерапии и тренингов

 

 

 

 

 

Психологические проблемы в семье

Каждая семейная пара рано или поздно сталкивается с такой ситуацией, когда чувства становятся более прохладными, а найти взаимопонимание бывает очень непросто. Бывают ситуации, когда женщина спустя некоторое время перестает интересоваться своим возлюбленным. Уходят нежные чувства и ласки, пропадает романтика. Чтобы супругам не стало скучно, необходимо постоянно работать над своими отношениями и всячески поддерживать их.

В тот момент, когда разговоры в семье становятся пустыми и исчезают общие интересы, могут начаться психологические проблемы. В некоторых случаях супруга совсем забывает о себе. Она ухаживает за малышом и своим избранником, начинает замыкаться в себе. При этом семейная жизнь становится рутинной, скучной. Это может повлиять на поведение мужчины. Когда женщина перестает интересоваться своим избранником, он становится немного другим. Его чувства постепенно охладевают.

Мужчины – существа, чей мир устроен так, что они постоянно должны охотиться на представительниц прекрасного пола и завоевывать. Посему супруга должна быть немного недоступной для своего возлюбленного, таить в себе некую загадку.

Некоторые мужчины перестают интересоваться своей супругой по той причине, что исчезает чувство новизны. Для того чтобы избежать возникновения такой психологической проблемы, супруга должна постараться сделать так, чтобы сохранить в себе ту женщину, которую полюбил в ней супруг. Для этого, возможно, придется немного измениться, сделать все возможное, чтобы супруг вновь стал испытывать к ней влечение и желание.

Для избавления от некоторых психологических проблем даме придется проявить все свои скрытые качества и таланты. К примеру, можно показать супругу свою независимость. Некоторое время супруг должен находиться в некотором напряжении. Дама может быть с ним доброй и в то же самое время злой, нежной и одновременно неприступной. Женщина должна постараться сделать так, чтобы супруг запутался, сбить его с толку. В таком случае ему вновь захочется изучать свою возлюбленную. Однако стоит во всем знать меру. Более того, супруг не должен знать, по какой причине в ней произошли такие перемены.

В некоторых случаях ревность может внести в отношения некоторое разнообразие. Дама должна очень деликатно намекнуть своему супругу на то, что он является не единственным представителем сильного пола, которому она может быть интересна. Новые друзья и знакомые, общение с людьми помогут даме осуществить свои планы. Женщина должна делать все так, чтобы у возлюбленного появились некоторые подозрения. Мужчина должен осознавать, что его супруга все еще интересна другим мужчинам. При этом она все еще продолжает любить его и быть с ним.

Пары, которые совсем недавно зарегистрировали свои отношения, также могут испытывать некоторые трудности, могут возникать психологические проблемы. Партнеры стараются жить вместе так, чтобы установился некоторый баланс во всем: в ответственности и обязанностях. При этом некоторые семейные пары начинают осознавать, что они совершили ошибку, так как они совершенно разные. В некоторых случаях молодые люди стараются не замечать натянутых отношений, сглаживают все углы в отношениях. Однако постоянное напряжение, которое при этом возникает, может привести к развалу семьи. Посему необходимо любые противоречия и проблемы необходимо обсуждать и решать вместе.

Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Indian J Psychol Med. 2017 июль-август; 39 (4): 457–463.

Анируддх Пракаш Бехере

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн, Управление поведенческой медицины, Рокленд, Мэн

2 Клинический инструктор, Медицинская школа TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

Правеш

Правеш

и подростковый психиатр, больница Пассавант, Джэксонвилл, США

Памела Кэмпбелл

4 Доцент, Университет Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн Поведенческая служба здравоохранения

, штат Мэн 2 Клинический инструктор, Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

3 Детский и подростковый психиатр, Больница Пассавант, Джексонвилл, США

4 Доцент Университета Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

Адрес для корреспонденции: Dr.Анируддх Пракаш Бехере, детский и подростковый психиатр, Отделение поведенческого здоровья штата Мэн, Рокленд, штат Мэн, США. Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2017 Индийское психиатрическое общество

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим создавать ремиксы, настраивать и использовать работать в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Выявить связь между структурой семьи и частотой госпитализаций как индикатором поведенческих проблем у детей.

Методы:

Ретроспективный обзор 154 пациентов, которые были госпитализированы в отделение предподросткового возраста в Центре психического здоровья Линкольн-Прери в период с июля по декабрь 2012 года.

Результаты:

Мы обнаружили, что только 11% детей происходили из целых семей. с биологическими родителями, в то время как у 89% были какие-то нарушения в структуре семьи.Две трети детей в исследуемой популяции подверглись травмам с физическим насилием, наблюдаемым в 36% случаев. Семьдесят один процент сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) по сравнению с другими типами семей.Была обнаружена сильная связь между воздействием травмы и определенными диагнозами госпитализации. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации с расстройством настроения, оппозиционно-вызывающим расстройством и физическим насилием, повышающим риск более чем в два раза.

Выводы:

Существенные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Наличие травм и семейного психиатрического анамнеза предсказывало более высокие показатели повторной госпитализации.Наше исследование подчеркнуло роль психосоциальных факторов, а именно структуры семьи и ее неблагоприятного воздействия на психическое благополучие детей.

Ключевые слова: Структура семьи , Частота госпитализаций , одиноких родителей , травма

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к структуре семьи и ее влиянию на психическое здоровье детей усилился в 1960-х и 1970-х годах, когда в стране возникли проблемы. резко увеличилось количество разводов и семей с одним родителем.Основное внимание уделялось разлуке и разводам и их влиянию на благополучие детей [1]. За прошедшие годы в структуре семьи произошли изменения, отраженные в увеличении доли детей, живущих в неполных семьях, которая изменилась с 12% в 1960 году до 28% в 2003 году [2]. Эти исследования также позволили документально подтвердить некоторые долгосрочные последствия стресса в результате разлуки для детей. [1] По оценкам Центров по контролю за заболеваниями (CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей живут со своими биологическими родителями.Этот показатель варьируется в зависимости от расы и падает почти до 24% при работе с афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучая литературу, становится ясно, что единоличное родительство становится явным фактором риска проблем с психическим здоровьем как для детей, так и для взрослых, что приводит к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение. дальнейшее повышение уровня стресса. [4] Несколько исследований также документально подтвердили связь между разлукой и депрессивными расстройствами, которая, скорее всего, является результатом как социальных, так и экономических причин.[5] Weisman и др. . 1987 год обнаружил, что одинокие женщины европеоидной расы почти в два раза чаще страдают депрессией по сравнению с замужними женщинами.

За прошедшие годы сложилось общее мнение о том, что неполные семьи находятся в более неблагоприятном положении по сравнению с более традиционными домами. Факторы, связанные с худшим исходом в неполных семьях, могут быть более сложными, чем очевидно. Также предполагается, что неполные семьи менее устойчивы к стрессу.Единоличное родительство создает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса, возможно, вызывая больше трудностей в отношениях между родителями и детьми. Распространенность бедности в неполных семьях оценивается в 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями [1]. Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают супружеский конфликт, воспитание в бедности, подростковое и неполное отцовство, родительскую депрессию и враждебное / гневное воспитание.Дисфункциональные семейные фоны и социально-экономические невзгоды также были связаны с самоубийствами среди молодых людей. Неблагоприятные условия детства, включая развод и нарушение родительских прав, по-видимому, вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные детские расстройства и, как следствие, депрессию во взрослом возрасте. Было обнаружено, что матери-одиночки в два раза чаще происходят из семей, у родителей которых были проблемы с психическим здоровьем. Исследования также сообщают о трехкратном риске депрессии и употребления психоактивных веществ у матерей-одиночек по сравнению с замужними матерями.Дети из неполной семьи более чем в два раза чаще сообщали о проблемах интернализации и более чем в три раза чаще сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с детьми из семей с двумя родителями [1]. Все больше и больше исследований подчеркивают важность раннего жизненного опыта для определения жизненных траекторий. [7] Серебро и др. . также предположили в своем исследовании, что дети, которые жили своей матерью и неродственным партнером, имели худшую адаптацию и самый высокий уровень проблем с поведением по сравнению с детьми, которые просто жили со своими матерями.Исследования также показали, что проблемы адаптации у детей в семьях, состоящих только из матери, сравнимы с проблемами матери и неродственного партнера или отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к ряду неблагоприятных событий, влияющих как на психическое здоровье детей, так и их родителей. Не все сбои имеют одинаковый эффект. В семьях, разрушенных разводом, возникает больше эмоциональных и поведенческих проблем, чем в семьях других типов, например, со смертью одного из родителей.Определенные характеристики лиц, осуществляющих уход, и самих детей являются факторами риска жестокого обращения. Факторами риска служат молодой возраст, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, бедность и случаи разлучения матерей со своими собственными матерями в детстве. Подобные факторы риска также наблюдаются у лиц, ухаживающих за больными, с неродственным партнером-мужчиной, находящимся дома, выступающим в качестве дополнительного фактора риска. Ожидается, что около 30% детей будут жить с неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления в 20-40 раз по сравнению с жизнью с матерями-одиночками, где риск был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью в биологически неповрежденной семье.Некоторые факторы риска также были выявлены у самих детей, такие как низкий вес при рождении, физические, умственные недостатки, агрессия и гиперактивность. Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны действовать агрессивно по отношению к своим собственным детям [2]. Однако исследования не смогли расшифровать и подробно задокументировать различные формы жестокого обращения, с которыми сталкиваются дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает детей к более частым проявлениям депрессии и других психопатологий по сравнению с детьми родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.Кроме того, исследования также показали, что течение депрессии у этих детей может быть более хроническим с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери оказывает на ребенка более глубокое влияние, чем болезнь отца, и разница является статистически значимой. Как упоминалось ранее, нарушения родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка и, вероятно, переплетаются с родительской психопатологией, что ведет к разногласиям в браке. [9]

Структура семьи и госпитализация

Необходимо изучить более глубокое понимание сети социальных и психосоциальных процессов, которые окружают связь между структурой семьи и показателями здоровья.Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности. Было проведено ограниченное количество исследований, изучающих структуру семьи как переменную. В 1960-е и 1970-е годы был большой приток исследований, но с годами интерес к этой области уменьшился. Существует также ограниченное количество исследований, в которых госпитализация рассматривается как переменная, и очень немногие из них были опубликованы в недавнем прошлом. Ямпольская, 2013, и др. . [10] обнаружили, что более одного психиатрического диагноза и тяжесть жестокого обращения увеличивают вероятность повторной госпитализации в психиатрическую больницу.Во время ротации стационаров было очевидно, что большое количество принятых детей были из какой-то нарушенной структуры семьи с дополнительным анамнезом жестокого обращения.

Основная цель этого исследования заключалась в том, чтобы изучить любую связь между структурой семьи и госпитализацией, поскольку этого никогда не было. Также были изучены несколько других факторов, зависимой переменной являлась госпитализация. Мы были заинтересованы в обнаружении какой-либо связи между этими факторами и в том, может ли определенный тип семейной структуры предсказать более высокий уровень госпитализаций, травм или конкретных диагнозов.

МЕТОДЫ

Это исследование было проведено в стационарном отделении Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери (LPBHC). Статус освобождения был получен от IRB / SCRIHS. Мы провели ретроспективный обзор карт 154 пациентов, поступивших в предподростковое отделение LPBHC. Одиннадцать графиков были исключены по разным причинам; доведя количество до 143 диаграмм. Критерии включения: в исследование были включены дети младше 12 лет, госпитализированные в период с июля по декабрь 2012 г., и психосоциальная оценка, проведенная терапевтом в течение 24 часов после госпитализации.Нашей зависимой переменной было количество госпитализаций, при этом структура семьи была основной независимой переменной. Семейный психиатрический анамнез, травмы и диагноз были классифицированы как вторичные независимые переменные.

Данные сначала вводились в формат Excel, а затем конвертировались в SPSS (IBM) для получения описательной статистики (частот). Другой набор данных Excel был преобразован в SAS для выполнения выводимой статистики. Анализ хи-квадрат проводился между зависимой переменной и первичной независимой переменной.Аналогичные тесты также проводились между зависимой переменной и вторичными независимыми переменными. Анализ хи-квадрат служил скрининговым тестом. Модель логистической регрессии применялась к любому результату, который оказался статистически значимым при анализе хи-квадрат, чтобы определить силу связи между двумя переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

После сбора данных в SPSS был проведен частотный анализ для оценки предварительных тенденций в данных.Данные частоты (режим) были рассчитаны вместе с соответствующим процентным соотношением.

Демографические характеристики

Наиболее частым возрастом в нашем исследовании был 12 лет, при этом большинство детей в возрасте от 7 до 12 лет составляли около 90% исследуемой популяции. Мужчины преобладали, составляя чуть более двух третей исследуемой популяции. Более 76% составляли представители европеоидной расы, а афроамериканцы составляли лишь 15% [рисунки и].

Распределение детей по возрасту

Распределение по полу и расе

Структура семьи

Одной из основных целей этого исследования было изучение структуры семьи и ее влияния на психическое благополучие детей.Удивительно, но только 11% детей происходили из полных семей, живущих с биологическими родителями, в то время как у остальных 89% были какие-то вариации в структуре семьи. Сорок четыре процента прибыли из неполных семей, включая родителей-одиночек и разведенных родителей. Около 23% находились на попечении государства, включая приемные семьи и интернаты, и 14% были из смешанных семей, состоящих из мачехи или отца. Был усыновлен очень небольшой процент (7%) детей [].

Семьи, состоящие из трех человек, были наиболее распространенными, составляя чуть более четверти случаев.Традиционная семья из четырех человек или менее составляла около 61% населения, а остальные составляли 5 человек (33%) [].

Госпитализация

Для одной трети детей это была их первая психиатрическая госпитализация, при этом 90% детей ранее были госпитализированы в психиатрические учреждения три или менее. Один ребенок перенес тридцать госпитализаций [].

Количество предыдущих госпитализаций

Жестокое обращение

Почти две трети детей в исследуемой популяции подвергались в прошлом каким-либо видам жестокого обращения, при этом почти такое же количество детей в той или иной степени участвовало в работе Департамента по делам детей и семьи либо в настоящее время, либо в прошлом.Физическое насилие выделяется как наиболее распространенная форма насилия, проявляющаяся в 36% случаев, за которой следуют пренебрежение, эмоциональное и сексуальное насилие [].

Диагнозы

Мы изучили тенденции как в первичных диагнозах, поставленных детьми, на основе того, что было указано в качестве первых диагнозов в их выписке, так и на общей частоте всех диагнозов, взятых вместе. Как и ожидалось, синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) присутствовал примерно у 60% детей в качестве первичного диагноза, за которым следовало расстройство настроения у 25% детей.Тревожные расстройства преобладали у <5% населения как первичное расстройство с поведением и оппозиционно-вызывающим расстройством (ODD), составляющим около 7% [].

Психиатрический диагноз среди исследуемой популяции

Когда было рассмотрено распределение общего диагноза, СДВГ снова стал наиболее заметным, охватывая около 76% детей. Шестьдесят шесть процентов детей страдали каким-либо расстройством настроения, включая депрессию и биполярное расстройство. Беспокойство и ODD одинаково присутствовали примерно в 30%, а PDD — в 10%.

Семейный психиатрический анамнез

Большинство детей (71%) сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Расстройство настроения было наиболее частой психической инвалидностью у матерей, присутствовавшей в 48% случаев, за которой следовали употребление психоактивных веществ и тревожность. У 21% отцов было расстройство настроения, а у 14% — проблемы с употреблением психоактивных веществ. Наиболее распространенной сопутствующей патологией среди братьев и сестер был СДВГ, за которым следовало расстройство настроения, а затем тревожное расстройство, отражающее аналогичную картину для самих детей.Двадцать два процента детей сообщили, что у братьев и сестер был психиатрический диагноз.

Восемьдесят семь процентов случаев имели страховку Medicaid.

Логическая статистика

Был проведен анализ хи-квадрат между структурой семьи и госпитализацией, которая была зависимой переменной. Госпитализация проводилась как абсолютное количество госпитализаций, так и как дихотомическая переменная (отсутствие предыдущей госпитализации по сравнению с одной или несколькими предыдущими госпитализациями). Абсолютный подсчет госпитализаций и дихотомическая группировка переменных также использовались для всех вторичных исходных переменных.

Не было обнаружено значительной статистической значимости между структурой семьи и госпитализацией. Однако статистически значимые результаты были обнаружены между семейным психиатрическим анамнезом, воздействием травмы и диагнозом, если рассматривать госпитализацию как зависимую переменную [].

Таблица 1

Госпитализация детской психиатрии как зависимая переменная

Далее была проведена логистическая регрессия для поиска силы связи. Не было обнаружено связи между семейным психиатрическим анамнезом и количеством госпитализаций.Была обнаружена сильная связь между определенным диагнозом и травмой в связи с госпитализацией. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации, при этом расстройство настроения и ODD увеличивают риск более чем в два раза [].

Таблица 2

Показатели госпитализаций, прогнозируемые диагнозом

Воздействие любого типа травмы и, в частности, физического насилия увеличивало вероятность более чем одной предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу в два раза.

Нам удалось запустить некоторые другие модели логистической регрессии, чтобы изучить связь между типами семейной структуры и историей жестокого обращения и диагнозом. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз СДВГ по сравнению с другими типами семей [].

Таблица 3

Структура семьи и ее связь с другими зависимыми переменными

ОБСУЖДЕНИЕ

Это было пилотное исследование, изучающее связь между психосоциальными факторами и риском госпитализации.Мы смогли изучить различные факторы, которые могли способствовать повторной госпитализации детей. В отношении структуры семьи были выявлены существенные различия среди детей, поступивших в стационар психиатрического отделения. Мы смогли выделить, что только 11% детей происходили из биологически неповрежденных семей, а у остальных 89% семейная структура была нарушена. Это, по-видимому, значительно контрастирует с данными CDC при рассмотрении распределения детей в возрасте до 18 лет и их семейной структуры.По разным оценкам, около 50% детей происходят из биологически здоровых семей. Это также может варьироваться в зависимости от расы с более высоким процентом биологически неповрежденных семей среди детей европеоидной расы по сравнению с детьми афроамериканского происхождения.

В нашем исследовании мы не смогли найти статистически значимой связи между структурой семьи и количеством госпитализаций. Тем не менее, мы смогли продемонстрировать сильную связь между определенными травмами и диагнозом в прогнозировании более высоких показателей повторной госпитализации.В нашем исследовании мы также смогли выделить неблагоприятное влияние определенных типов семей и их предрасположенность к более высокому уровню подверженности травмам или более высокому уровню того или иного диагноза.

Биопсихосоциальная модель здоровья широко использовалась для понимания роли различных факторов в функционировании человека в контексте здоровья или болезни. Эта взаимосвязь более важна в контексте психического здоровья. Психологические факторы не только взаимозависимы друг от друга, но также могут влиять на биологические факторы.Это было ясно продемонстрировано в исследовании, опубликованном исследователями из Университета Дьюка, которые продемонстрировали, что «дети, которые испытали как минимум два типа воздействия насилия, показали значительно большую эрозию теломер в возрасте от 5 до 10 лет, чем испытуемые из контрольной группы». Это показывает, что психосоциальные факторы могут влиять на биологические факторы, а стресс фактически приводит к значительным изменениям в хромосомах детей, когда они молоды и наиболее уязвимы.

«Изменение траектории» — это термин, который широко использовался в исследованиях, связанных со здоровьем детей.В этой концепции стали важными две важные переменные: одна — раннее выявление, а другая — раннее вмешательство. К тому времени, когда многие взрослые обращаются за психиатрическими услугами, им приходится переносить многолетний хронический стресс, и роль первичных и вторичных вмешательств становится устаревшей. В случае детей основной упор делается на первичную и вторичную профилактику, которая может привести к значительным изменениям в траектории их развития и привести к нормализации. Это было дополнительно подчеркнуто в недавнем заявлении CDC (2013 г.): «Необходим более комплексный надзор для разработки подхода общественного здравоохранения, который поможет предотвратить психические расстройства и укрепить психическое здоровье детей.”

Из нашего исследования мы пришли к следующим выводам:

  • Значительные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, поступающих на стационарную психиатрическую госпитализацию. Только 11% проживали в биологически здоровых семьях. Значительные различия были также очевидны между европейцами и неевропейцами в смешанных и постоянных группах

  • Наличие травмы и семейного психиатрического анамнеза предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • СДВГ, ODD, расстройства настроения и физические травмы предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • Дети из биологических семей были менее подвержены травмам

  • Дети из одиноких / разведенных семей чаще имели диагноз СДВГ, но реже подвергались сексуальному насилию.

Ограничения

  • Размер выборки был ограничен 143 диаграммами, что снизило эффективность исследования

  • В исследовании не было группы сравнения

  • Исследование основывалось на ретроспективном обзоре карт, что привело к смещению воспоминаний

  • Данные были основаны на отчете родителей, который мог привести к завышению или занижению факторов, и были собраны терапевтом, а не непосредственно исследователями.

В нашем исследовании мы подчеркнули роль психосоциальных факторов, а именно структуру семьи, травмы и семейный психиатрический анамнез, а также их неблагоприятное влияние на благополучие детей.Важность заключается в распознавании групп риска, включая детей и семьи, и своевременном вмешательстве, чтобы вернуться на нормальную траекторию. Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

ССЫЛКИ

1. Avison WR. Структура семьи и психическое здоровье. Гл. 12. Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио; 2002 г.[Google Scholar] 2. Оливер WJ, Kuhns LR, Pomeranz ES. Структура семьи и жестокое обращение с детьми. Clin Pediatr (Phila) 2006; 45: 111–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Черлин А.Дж., Фюрстенберг Ф.Ф., младший, Чейз-Лансдейл Л., Кирнан К.Э., Робинс П.К., Моррисон Д.Р. и др. Лонгитюдные исследования влияния развода на детей в Великобритании и США. Наука. 1991; 252: 1386–9. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холден К.С., Смок П.Дж. Экономические издержки расторжения брака: почему женщины несут непропорционально высокую цену? Annu Rev Sociol.1991; 17: 51–78. [PubMed] [Google Scholar] 5. Brown GW, Harris T. Стрессоры и этиология депрессии: комментарий к Hällström, 11 марта 1987 г. Acta Psychiatr Scand. 1987. 76: 221–223. [PubMed] [Google Scholar] 6. Offord DR, Boyle MH, Jones BR. Психиатрическое расстройство и плохая успеваемость в школе среди детей социального обеспечения в Онтарио. Может J Психиатрия. 1987. 32: 518–25. [PubMed] [Google Scholar] 7. Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А. Пожизненные травмы и психическое здоровье: значение совокупных невзгод. J Health Soc Behav.1995; 36: 360–76. [PubMed] [Google Scholar] 8. Келлам С.Г., Энсмингер МЭ, Тернер Р.Дж. Структура семьи и психическое здоровье детей. Параллельные и лонгитюдные исследования в масштабах всего сообщества. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34: 1012–22. [PubMed] [Google Scholar] 9. Келлер МБ, Бердсли В.Р., Дорер Д.Д., Лавори П.В., Самуэльсон Г., Клерман Г.Р. Влияние тяжести и хроничности аффективного заболевания родителей на адаптивное функционирование и психопатологию у детей. Arch Gen Psychiatry. 1986; 43: 930–7. [PubMed] [Google Scholar] 10.Ямпольская С., Мауэри Д., Доллард Н. Предикторы повторной госпитализации в детские стационары для лечения психических заболеваний. Общественное психическое здоровье J. 2013; 49: 781–6. [PubMed] [Google Scholar]

Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Indian J Psychol Med. 2017 июль-август; 39 (4): 457–463.

Анируддх Пракаш Бехере

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн, Управление поведенческой медицины, Рокленд, Мэн

2 Клинический инструктор, Медицинская школа TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

Правеш

Правеш

и подростковый психиатр, больница Пассавант, Джэксонвилл, США

Памела Кэмпбелл

4 Доцент, Университет Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн Поведенческая служба здравоохранения

, штат Мэн 2 Клинический инструктор, Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

3 Детский и подростковый психиатр, Больница Пассавант, Джексонвилл, США

4 Доцент Университета Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

Адрес для корреспонденции: Dr.Анируддх Пракаш Бехере, детский и подростковый психиатр, Отделение поведенческого здоровья штата Мэн, Рокленд, штат Мэн, США. Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2017 Индийское психиатрическое общество

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим создавать ремиксы, настраивать и использовать работать в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Выявить связь между структурой семьи и частотой госпитализаций как индикатором поведенческих проблем у детей.

Методы:

Ретроспективный обзор 154 пациентов, которые были госпитализированы в отделение предподросткового возраста в Центре психического здоровья Линкольн-Прери в период с июля по декабрь 2012 года.

Результаты:

Мы обнаружили, что только 11% детей происходили из целых семей. с биологическими родителями, в то время как у 89% были какие-то нарушения в структуре семьи.Две трети детей в исследуемой популяции подверглись травмам с физическим насилием, наблюдаемым в 36% случаев. Семьдесят один процент сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) по сравнению с другими типами семей.Была обнаружена сильная связь между воздействием травмы и определенными диагнозами госпитализации. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации с расстройством настроения, оппозиционно-вызывающим расстройством и физическим насилием, повышающим риск более чем в два раза.

Выводы:

Существенные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Наличие травм и семейного психиатрического анамнеза предсказывало более высокие показатели повторной госпитализации.Наше исследование подчеркнуло роль психосоциальных факторов, а именно структуры семьи и ее неблагоприятного воздействия на психическое благополучие детей.

Ключевые слова: Структура семьи , Частота госпитализаций , одиноких родителей , травма

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к структуре семьи и ее влиянию на психическое здоровье детей усилился в 1960-х и 1970-х годах, когда в стране возникли проблемы. резко увеличилось количество разводов и семей с одним родителем.Основное внимание уделялось разлуке и разводам и их влиянию на благополучие детей [1]. За прошедшие годы в структуре семьи произошли изменения, отраженные в увеличении доли детей, живущих в неполных семьях, которая изменилась с 12% в 1960 году до 28% в 2003 году [2]. Эти исследования также позволили документально подтвердить некоторые долгосрочные последствия стресса в результате разлуки для детей. [1] По оценкам Центров по контролю за заболеваниями (CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей живут со своими биологическими родителями.Этот показатель варьируется в зависимости от расы и падает почти до 24% при работе с афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучая литературу, становится ясно, что единоличное родительство становится явным фактором риска проблем с психическим здоровьем как для детей, так и для взрослых, что приводит к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение. дальнейшее повышение уровня стресса. [4] Несколько исследований также документально подтвердили связь между разлукой и депрессивными расстройствами, которая, скорее всего, является результатом как социальных, так и экономических причин.[5] Weisman и др. . 1987 год обнаружил, что одинокие женщины европеоидной расы почти в два раза чаще страдают депрессией по сравнению с замужними женщинами.

За прошедшие годы сложилось общее мнение о том, что неполные семьи находятся в более неблагоприятном положении по сравнению с более традиционными домами. Факторы, связанные с худшим исходом в неполных семьях, могут быть более сложными, чем очевидно. Также предполагается, что неполные семьи менее устойчивы к стрессу.Единоличное родительство создает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса, возможно, вызывая больше трудностей в отношениях между родителями и детьми. Распространенность бедности в неполных семьях оценивается в 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями [1]. Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают супружеский конфликт, воспитание в бедности, подростковое и неполное отцовство, родительскую депрессию и враждебное / гневное воспитание.Дисфункциональные семейные фоны и социально-экономические невзгоды также были связаны с самоубийствами среди молодых людей. Неблагоприятные условия детства, включая развод и нарушение родительских прав, по-видимому, вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные детские расстройства и, как следствие, депрессию во взрослом возрасте. Было обнаружено, что матери-одиночки в два раза чаще происходят из семей, у родителей которых были проблемы с психическим здоровьем. Исследования также сообщают о трехкратном риске депрессии и употребления психоактивных веществ у матерей-одиночек по сравнению с замужними матерями.Дети из неполной семьи более чем в два раза чаще сообщали о проблемах интернализации и более чем в три раза чаще сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с детьми из семей с двумя родителями [1]. Все больше и больше исследований подчеркивают важность раннего жизненного опыта для определения жизненных траекторий. [7] Серебро и др. . также предположили в своем исследовании, что дети, которые жили своей матерью и неродственным партнером, имели худшую адаптацию и самый высокий уровень проблем с поведением по сравнению с детьми, которые просто жили со своими матерями.Исследования также показали, что проблемы адаптации у детей в семьях, состоящих только из матери, сравнимы с проблемами матери и неродственного партнера или отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к ряду неблагоприятных событий, влияющих как на психическое здоровье детей, так и их родителей. Не все сбои имеют одинаковый эффект. В семьях, разрушенных разводом, возникает больше эмоциональных и поведенческих проблем, чем в семьях других типов, например, со смертью одного из родителей.Определенные характеристики лиц, осуществляющих уход, и самих детей являются факторами риска жестокого обращения. Факторами риска служат молодой возраст, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, бедность и случаи разлучения матерей со своими собственными матерями в детстве. Подобные факторы риска также наблюдаются у лиц, ухаживающих за больными, с неродственным партнером-мужчиной, находящимся дома, выступающим в качестве дополнительного фактора риска. Ожидается, что около 30% детей будут жить с неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления в 20-40 раз по сравнению с жизнью с матерями-одиночками, где риск был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью в биологически неповрежденной семье.Некоторые факторы риска также были выявлены у самих детей, такие как низкий вес при рождении, физические, умственные недостатки, агрессия и гиперактивность. Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны действовать агрессивно по отношению к своим собственным детям [2]. Однако исследования не смогли расшифровать и подробно задокументировать различные формы жестокого обращения, с которыми сталкиваются дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает детей к более частым проявлениям депрессии и других психопатологий по сравнению с детьми родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.Кроме того, исследования также показали, что течение депрессии у этих детей может быть более хроническим с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери оказывает на ребенка более глубокое влияние, чем болезнь отца, и разница является статистически значимой. Как упоминалось ранее, нарушения родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка и, вероятно, переплетаются с родительской психопатологией, что ведет к разногласиям в браке. [9]

Структура семьи и госпитализация

Необходимо изучить более глубокое понимание сети социальных и психосоциальных процессов, которые окружают связь между структурой семьи и показателями здоровья.Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности. Было проведено ограниченное количество исследований, изучающих структуру семьи как переменную. В 1960-е и 1970-е годы был большой приток исследований, но с годами интерес к этой области уменьшился. Существует также ограниченное количество исследований, в которых госпитализация рассматривается как переменная, и очень немногие из них были опубликованы в недавнем прошлом. Ямпольская, 2013, и др. . [10] обнаружили, что более одного психиатрического диагноза и тяжесть жестокого обращения увеличивают вероятность повторной госпитализации в психиатрическую больницу.Во время ротации стационаров было очевидно, что большое количество принятых детей были из какой-то нарушенной структуры семьи с дополнительным анамнезом жестокого обращения.

Основная цель этого исследования заключалась в том, чтобы изучить любую связь между структурой семьи и госпитализацией, поскольку этого никогда не было. Также были изучены несколько других факторов, зависимой переменной являлась госпитализация. Мы были заинтересованы в обнаружении какой-либо связи между этими факторами и в том, может ли определенный тип семейной структуры предсказать более высокий уровень госпитализаций, травм или конкретных диагнозов.

МЕТОДЫ

Это исследование было проведено в стационарном отделении Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери (LPBHC). Статус освобождения был получен от IRB / SCRIHS. Мы провели ретроспективный обзор карт 154 пациентов, поступивших в предподростковое отделение LPBHC. Одиннадцать графиков были исключены по разным причинам; доведя количество до 143 диаграмм. Критерии включения: в исследование были включены дети младше 12 лет, госпитализированные в период с июля по декабрь 2012 г., и психосоциальная оценка, проведенная терапевтом в течение 24 часов после госпитализации.Нашей зависимой переменной было количество госпитализаций, при этом структура семьи была основной независимой переменной. Семейный психиатрический анамнез, травмы и диагноз были классифицированы как вторичные независимые переменные.

Данные сначала вводились в формат Excel, а затем конвертировались в SPSS (IBM) для получения описательной статистики (частот). Другой набор данных Excel был преобразован в SAS для выполнения выводимой статистики. Анализ хи-квадрат проводился между зависимой переменной и первичной независимой переменной.Аналогичные тесты также проводились между зависимой переменной и вторичными независимыми переменными. Анализ хи-квадрат служил скрининговым тестом. Модель логистической регрессии применялась к любому результату, который оказался статистически значимым при анализе хи-квадрат, чтобы определить силу связи между двумя переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

После сбора данных в SPSS был проведен частотный анализ для оценки предварительных тенденций в данных.Данные частоты (режим) были рассчитаны вместе с соответствующим процентным соотношением.

Демографические характеристики

Наиболее частым возрастом в нашем исследовании был 12 лет, при этом большинство детей в возрасте от 7 до 12 лет составляли около 90% исследуемой популяции. Мужчины преобладали, составляя чуть более двух третей исследуемой популяции. Более 76% составляли представители европеоидной расы, а афроамериканцы составляли лишь 15% [рисунки и].

Распределение детей по возрасту

Распределение по полу и расе

Структура семьи

Одной из основных целей этого исследования было изучение структуры семьи и ее влияния на психическое благополучие детей.Удивительно, но только 11% детей происходили из полных семей, живущих с биологическими родителями, в то время как у остальных 89% были какие-то вариации в структуре семьи. Сорок четыре процента прибыли из неполных семей, включая родителей-одиночек и разведенных родителей. Около 23% находились на попечении государства, включая приемные семьи и интернаты, и 14% были из смешанных семей, состоящих из мачехи или отца. Был усыновлен очень небольшой процент (7%) детей [].

Семьи, состоящие из трех человек, были наиболее распространенными, составляя чуть более четверти случаев.Традиционная семья из четырех человек или менее составляла около 61% населения, а остальные составляли 5 человек (33%) [].

Госпитализация

Для одной трети детей это была их первая психиатрическая госпитализация, при этом 90% детей ранее были госпитализированы в психиатрические учреждения три или менее. Один ребенок перенес тридцать госпитализаций [].

Количество предыдущих госпитализаций

Жестокое обращение

Почти две трети детей в исследуемой популяции подвергались в прошлом каким-либо видам жестокого обращения, при этом почти такое же количество детей в той или иной степени участвовало в работе Департамента по делам детей и семьи либо в настоящее время, либо в прошлом.Физическое насилие выделяется как наиболее распространенная форма насилия, проявляющаяся в 36% случаев, за которой следуют пренебрежение, эмоциональное и сексуальное насилие [].

Диагнозы

Мы изучили тенденции как в первичных диагнозах, поставленных детьми, на основе того, что было указано в качестве первых диагнозов в их выписке, так и на общей частоте всех диагнозов, взятых вместе. Как и ожидалось, синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) присутствовал примерно у 60% детей в качестве первичного диагноза, за которым следовало расстройство настроения у 25% детей.Тревожные расстройства преобладали у <5% населения как первичное расстройство с поведением и оппозиционно-вызывающим расстройством (ODD), составляющим около 7% [].

Психиатрический диагноз среди исследуемой популяции

Когда было рассмотрено распределение общего диагноза, СДВГ снова стал наиболее заметным, охватывая около 76% детей. Шестьдесят шесть процентов детей страдали каким-либо расстройством настроения, включая депрессию и биполярное расстройство. Беспокойство и ODD одинаково присутствовали примерно в 30%, а PDD — в 10%.

Семейный психиатрический анамнез

Большинство детей (71%) сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Расстройство настроения было наиболее частой психической инвалидностью у матерей, присутствовавшей в 48% случаев, за которой следовали употребление психоактивных веществ и тревожность. У 21% отцов было расстройство настроения, а у 14% — проблемы с употреблением психоактивных веществ. Наиболее распространенной сопутствующей патологией среди братьев и сестер был СДВГ, за которым следовало расстройство настроения, а затем тревожное расстройство, отражающее аналогичную картину для самих детей.Двадцать два процента детей сообщили, что у братьев и сестер был психиатрический диагноз.

Восемьдесят семь процентов случаев имели страховку Medicaid.

Логическая статистика

Был проведен анализ хи-квадрат между структурой семьи и госпитализацией, которая была зависимой переменной. Госпитализация проводилась как абсолютное количество госпитализаций, так и как дихотомическая переменная (отсутствие предыдущей госпитализации по сравнению с одной или несколькими предыдущими госпитализациями). Абсолютный подсчет госпитализаций и дихотомическая группировка переменных также использовались для всех вторичных исходных переменных.

Не было обнаружено значительной статистической значимости между структурой семьи и госпитализацией. Однако статистически значимые результаты были обнаружены между семейным психиатрическим анамнезом, воздействием травмы и диагнозом, если рассматривать госпитализацию как зависимую переменную [].

Таблица 1

Госпитализация детской психиатрии как зависимая переменная

Далее была проведена логистическая регрессия для поиска силы связи. Не было обнаружено связи между семейным психиатрическим анамнезом и количеством госпитализаций.Была обнаружена сильная связь между определенным диагнозом и травмой в связи с госпитализацией. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации, при этом расстройство настроения и ODD увеличивают риск более чем в два раза [].

Таблица 2

Показатели госпитализаций, прогнозируемые диагнозом

Воздействие любого типа травмы и, в частности, физического насилия увеличивало вероятность более чем одной предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу в два раза.

Нам удалось запустить некоторые другие модели логистической регрессии, чтобы изучить связь между типами семейной структуры и историей жестокого обращения и диагнозом. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз СДВГ по сравнению с другими типами семей [].

Таблица 3

Структура семьи и ее связь с другими зависимыми переменными

ОБСУЖДЕНИЕ

Это было пилотное исследование, изучающее связь между психосоциальными факторами и риском госпитализации.Мы смогли изучить различные факторы, которые могли способствовать повторной госпитализации детей. В отношении структуры семьи были выявлены существенные различия среди детей, поступивших в стационар психиатрического отделения. Мы смогли выделить, что только 11% детей происходили из биологически неповрежденных семей, а у остальных 89% семейная структура была нарушена. Это, по-видимому, значительно контрастирует с данными CDC при рассмотрении распределения детей в возрасте до 18 лет и их семейной структуры.По разным оценкам, около 50% детей происходят из биологически здоровых семей. Это также может варьироваться в зависимости от расы с более высоким процентом биологически неповрежденных семей среди детей европеоидной расы по сравнению с детьми афроамериканского происхождения.

В нашем исследовании мы не смогли найти статистически значимой связи между структурой семьи и количеством госпитализаций. Тем не менее, мы смогли продемонстрировать сильную связь между определенными травмами и диагнозом в прогнозировании более высоких показателей повторной госпитализации.В нашем исследовании мы также смогли выделить неблагоприятное влияние определенных типов семей и их предрасположенность к более высокому уровню подверженности травмам или более высокому уровню того или иного диагноза.

Биопсихосоциальная модель здоровья широко использовалась для понимания роли различных факторов в функционировании человека в контексте здоровья или болезни. Эта взаимосвязь более важна в контексте психического здоровья. Психологические факторы не только взаимозависимы друг от друга, но также могут влиять на биологические факторы.Это было ясно продемонстрировано в исследовании, опубликованном исследователями из Университета Дьюка, которые продемонстрировали, что «дети, которые испытали как минимум два типа воздействия насилия, показали значительно большую эрозию теломер в возрасте от 5 до 10 лет, чем испытуемые из контрольной группы». Это показывает, что психосоциальные факторы могут влиять на биологические факторы, а стресс фактически приводит к значительным изменениям в хромосомах детей, когда они молоды и наиболее уязвимы.

«Изменение траектории» — это термин, который широко использовался в исследованиях, связанных со здоровьем детей.В этой концепции стали важными две важные переменные: одна — раннее выявление, а другая — раннее вмешательство. К тому времени, когда многие взрослые обращаются за психиатрическими услугами, им приходится переносить многолетний хронический стресс, и роль первичных и вторичных вмешательств становится устаревшей. В случае детей основной упор делается на первичную и вторичную профилактику, которая может привести к значительным изменениям в траектории их развития и привести к нормализации. Это было дополнительно подчеркнуто в недавнем заявлении CDC (2013 г.): «Необходим более комплексный надзор для разработки подхода общественного здравоохранения, который поможет предотвратить психические расстройства и укрепить психическое здоровье детей.”

Из нашего исследования мы пришли к следующим выводам:

  • Значительные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, поступающих на стационарную психиатрическую госпитализацию. Только 11% проживали в биологически здоровых семьях. Значительные различия были также очевидны между европейцами и неевропейцами в смешанных и постоянных группах

  • Наличие травмы и семейного психиатрического анамнеза предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • СДВГ, ODD, расстройства настроения и физические травмы предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • Дети из биологических семей были менее подвержены травмам

  • Дети из одиноких / разведенных семей чаще имели диагноз СДВГ, но реже подвергались сексуальному насилию.

Ограничения

  • Размер выборки был ограничен 143 диаграммами, что снизило эффективность исследования

  • В исследовании не было группы сравнения

  • Исследование основывалось на ретроспективном обзоре карт, что привело к смещению воспоминаний

  • Данные были основаны на отчете родителей, который мог привести к завышению или занижению факторов, и были собраны терапевтом, а не непосредственно исследователями.

В нашем исследовании мы подчеркнули роль психосоциальных факторов, а именно структуру семьи, травмы и семейный психиатрический анамнез, а также их неблагоприятное влияние на благополучие детей.Важность заключается в распознавании групп риска, включая детей и семьи, и своевременном вмешательстве, чтобы вернуться на нормальную траекторию. Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

ССЫЛКИ

1. Avison WR. Структура семьи и психическое здоровье. Гл. 12. Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио; 2002 г.[Google Scholar] 2. Оливер WJ, Kuhns LR, Pomeranz ES. Структура семьи и жестокое обращение с детьми. Clin Pediatr (Phila) 2006; 45: 111–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Черлин А.Дж., Фюрстенберг Ф.Ф., младший, Чейз-Лансдейл Л., Кирнан К.Э., Робинс П.К., Моррисон Д.Р. и др. Лонгитюдные исследования влияния развода на детей в Великобритании и США. Наука. 1991; 252: 1386–9. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холден К.С., Смок П.Дж. Экономические издержки расторжения брака: почему женщины несут непропорционально высокую цену? Annu Rev Sociol.1991; 17: 51–78. [PubMed] [Google Scholar] 5. Brown GW, Harris T. Стрессоры и этиология депрессии: комментарий к Hällström, 11 марта 1987 г. Acta Psychiatr Scand. 1987. 76: 221–223. [PubMed] [Google Scholar] 6. Offord DR, Boyle MH, Jones BR. Психиатрическое расстройство и плохая успеваемость в школе среди детей социального обеспечения в Онтарио. Может J Психиатрия. 1987. 32: 518–25. [PubMed] [Google Scholar] 7. Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А. Пожизненные травмы и психическое здоровье: значение совокупных невзгод. J Health Soc Behav.1995; 36: 360–76. [PubMed] [Google Scholar] 8. Келлам С.Г., Энсмингер МЭ, Тернер Р.Дж. Структура семьи и психическое здоровье детей. Параллельные и лонгитюдные исследования в масштабах всего сообщества. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34: 1012–22. [PubMed] [Google Scholar] 9. Келлер МБ, Бердсли В.Р., Дорер Д.Д., Лавори П.В., Самуэльсон Г., Клерман Г.Р. Влияние тяжести и хроничности аффективного заболевания родителей на адаптивное функционирование и психопатологию у детей. Arch Gen Psychiatry. 1986; 43: 930–7. [PubMed] [Google Scholar] 10.Ямпольская С., Мауэри Д., Доллард Н. Предикторы повторной госпитализации в детские стационары для лечения психических заболеваний. Общественное психическое здоровье J. 2013; 49: 781–6. [PubMed] [Google Scholar]

Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Indian J Psychol Med. 2017 июль-август; 39 (4): 457–463.

Анируддх Пракаш Бехере

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн, Управление поведенческой медицины, Рокленд, Мэн

2 Клинический инструктор, Медицинская школа TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

Правеш

Правеш

и подростковый психиатр, больница Пассавант, Джэксонвилл, США

Памела Кэмпбелл

4 Доцент, Университет Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн Поведенческая служба здравоохранения

, штат Мэн 2 Клинический инструктор, Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

3 Детский и подростковый психиатр, Больница Пассавант, Джексонвилл, США

4 Доцент Университета Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

Адрес для корреспонденции: Dr.Анируддх Пракаш Бехере, детский и подростковый психиатр, Отделение поведенческого здоровья штата Мэн, Рокленд, штат Мэн, США. Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2017 Индийское психиатрическое общество

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим создавать ремиксы, настраивать и использовать работать в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Выявить связь между структурой семьи и частотой госпитализаций как индикатором поведенческих проблем у детей.

Методы:

Ретроспективный обзор 154 пациентов, которые были госпитализированы в отделение предподросткового возраста в Центре психического здоровья Линкольн-Прери в период с июля по декабрь 2012 года.

Результаты:

Мы обнаружили, что только 11% детей происходили из целых семей. с биологическими родителями, в то время как у 89% были какие-то нарушения в структуре семьи.Две трети детей в исследуемой популяции подверглись травмам с физическим насилием, наблюдаемым в 36% случаев. Семьдесят один процент сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) по сравнению с другими типами семей.Была обнаружена сильная связь между воздействием травмы и определенными диагнозами госпитализации. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации с расстройством настроения, оппозиционно-вызывающим расстройством и физическим насилием, повышающим риск более чем в два раза.

Выводы:

Существенные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Наличие травм и семейного психиатрического анамнеза предсказывало более высокие показатели повторной госпитализации.Наше исследование подчеркнуло роль психосоциальных факторов, а именно структуры семьи и ее неблагоприятного воздействия на психическое благополучие детей.

Ключевые слова: Структура семьи , Частота госпитализаций , одиноких родителей , травма

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к структуре семьи и ее влиянию на психическое здоровье детей усилился в 1960-х и 1970-х годах, когда в стране возникли проблемы. резко увеличилось количество разводов и семей с одним родителем.Основное внимание уделялось разлуке и разводам и их влиянию на благополучие детей [1]. За прошедшие годы в структуре семьи произошли изменения, отраженные в увеличении доли детей, живущих в неполных семьях, которая изменилась с 12% в 1960 году до 28% в 2003 году [2]. Эти исследования также позволили документально подтвердить некоторые долгосрочные последствия стресса в результате разлуки для детей. [1] По оценкам Центров по контролю за заболеваниями (CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей живут со своими биологическими родителями.Этот показатель варьируется в зависимости от расы и падает почти до 24% при работе с афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучая литературу, становится ясно, что единоличное родительство становится явным фактором риска проблем с психическим здоровьем как для детей, так и для взрослых, что приводит к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение. дальнейшее повышение уровня стресса. [4] Несколько исследований также документально подтвердили связь между разлукой и депрессивными расстройствами, которая, скорее всего, является результатом как социальных, так и экономических причин.[5] Weisman и др. . 1987 год обнаружил, что одинокие женщины европеоидной расы почти в два раза чаще страдают депрессией по сравнению с замужними женщинами.

За прошедшие годы сложилось общее мнение о том, что неполные семьи находятся в более неблагоприятном положении по сравнению с более традиционными домами. Факторы, связанные с худшим исходом в неполных семьях, могут быть более сложными, чем очевидно. Также предполагается, что неполные семьи менее устойчивы к стрессу.Единоличное родительство создает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса, возможно, вызывая больше трудностей в отношениях между родителями и детьми. Распространенность бедности в неполных семьях оценивается в 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями [1]. Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают супружеский конфликт, воспитание в бедности, подростковое и неполное отцовство, родительскую депрессию и враждебное / гневное воспитание.Дисфункциональные семейные фоны и социально-экономические невзгоды также были связаны с самоубийствами среди молодых людей. Неблагоприятные условия детства, включая развод и нарушение родительских прав, по-видимому, вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные детские расстройства и, как следствие, депрессию во взрослом возрасте. Было обнаружено, что матери-одиночки в два раза чаще происходят из семей, у родителей которых были проблемы с психическим здоровьем. Исследования также сообщают о трехкратном риске депрессии и употребления психоактивных веществ у матерей-одиночек по сравнению с замужними матерями.Дети из неполной семьи более чем в два раза чаще сообщали о проблемах интернализации и более чем в три раза чаще сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с детьми из семей с двумя родителями [1]. Все больше и больше исследований подчеркивают важность раннего жизненного опыта для определения жизненных траекторий. [7] Серебро и др. . также предположили в своем исследовании, что дети, которые жили своей матерью и неродственным партнером, имели худшую адаптацию и самый высокий уровень проблем с поведением по сравнению с детьми, которые просто жили со своими матерями.Исследования также показали, что проблемы адаптации у детей в семьях, состоящих только из матери, сравнимы с проблемами матери и неродственного партнера или отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к ряду неблагоприятных событий, влияющих как на психическое здоровье детей, так и их родителей. Не все сбои имеют одинаковый эффект. В семьях, разрушенных разводом, возникает больше эмоциональных и поведенческих проблем, чем в семьях других типов, например, со смертью одного из родителей.Определенные характеристики лиц, осуществляющих уход, и самих детей являются факторами риска жестокого обращения. Факторами риска служат молодой возраст, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, бедность и случаи разлучения матерей со своими собственными матерями в детстве. Подобные факторы риска также наблюдаются у лиц, ухаживающих за больными, с неродственным партнером-мужчиной, находящимся дома, выступающим в качестве дополнительного фактора риска. Ожидается, что около 30% детей будут жить с неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления в 20-40 раз по сравнению с жизнью с матерями-одиночками, где риск был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью в биологически неповрежденной семье.Некоторые факторы риска также были выявлены у самих детей, такие как низкий вес при рождении, физические, умственные недостатки, агрессия и гиперактивность. Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны действовать агрессивно по отношению к своим собственным детям [2]. Однако исследования не смогли расшифровать и подробно задокументировать различные формы жестокого обращения, с которыми сталкиваются дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает детей к более частым проявлениям депрессии и других психопатологий по сравнению с детьми родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.Кроме того, исследования также показали, что течение депрессии у этих детей может быть более хроническим с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери оказывает на ребенка более глубокое влияние, чем болезнь отца, и разница является статистически значимой. Как упоминалось ранее, нарушения родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка и, вероятно, переплетаются с родительской психопатологией, что ведет к разногласиям в браке. [9]

Структура семьи и госпитализация

Необходимо изучить более глубокое понимание сети социальных и психосоциальных процессов, которые окружают связь между структурой семьи и показателями здоровья.Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности. Было проведено ограниченное количество исследований, изучающих структуру семьи как переменную. В 1960-е и 1970-е годы был большой приток исследований, но с годами интерес к этой области уменьшился. Существует также ограниченное количество исследований, в которых госпитализация рассматривается как переменная, и очень немногие из них были опубликованы в недавнем прошлом. Ямпольская, 2013, и др. . [10] обнаружили, что более одного психиатрического диагноза и тяжесть жестокого обращения увеличивают вероятность повторной госпитализации в психиатрическую больницу.Во время ротации стационаров было очевидно, что большое количество принятых детей были из какой-то нарушенной структуры семьи с дополнительным анамнезом жестокого обращения.

Основная цель этого исследования заключалась в том, чтобы изучить любую связь между структурой семьи и госпитализацией, поскольку этого никогда не было. Также были изучены несколько других факторов, зависимой переменной являлась госпитализация. Мы были заинтересованы в обнаружении какой-либо связи между этими факторами и в том, может ли определенный тип семейной структуры предсказать более высокий уровень госпитализаций, травм или конкретных диагнозов.

МЕТОДЫ

Это исследование было проведено в стационарном отделении Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери (LPBHC). Статус освобождения был получен от IRB / SCRIHS. Мы провели ретроспективный обзор карт 154 пациентов, поступивших в предподростковое отделение LPBHC. Одиннадцать графиков были исключены по разным причинам; доведя количество до 143 диаграмм. Критерии включения: в исследование были включены дети младше 12 лет, госпитализированные в период с июля по декабрь 2012 г., и психосоциальная оценка, проведенная терапевтом в течение 24 часов после госпитализации.Нашей зависимой переменной было количество госпитализаций, при этом структура семьи была основной независимой переменной. Семейный психиатрический анамнез, травмы и диагноз были классифицированы как вторичные независимые переменные.

Данные сначала вводились в формат Excel, а затем конвертировались в SPSS (IBM) для получения описательной статистики (частот). Другой набор данных Excel был преобразован в SAS для выполнения выводимой статистики. Анализ хи-квадрат проводился между зависимой переменной и первичной независимой переменной.Аналогичные тесты также проводились между зависимой переменной и вторичными независимыми переменными. Анализ хи-квадрат служил скрининговым тестом. Модель логистической регрессии применялась к любому результату, который оказался статистически значимым при анализе хи-квадрат, чтобы определить силу связи между двумя переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

После сбора данных в SPSS был проведен частотный анализ для оценки предварительных тенденций в данных.Данные частоты (режим) были рассчитаны вместе с соответствующим процентным соотношением.

Демографические характеристики

Наиболее частым возрастом в нашем исследовании был 12 лет, при этом большинство детей в возрасте от 7 до 12 лет составляли около 90% исследуемой популяции. Мужчины преобладали, составляя чуть более двух третей исследуемой популяции. Более 76% составляли представители европеоидной расы, а афроамериканцы составляли лишь 15% [рисунки и].

Распределение детей по возрасту

Распределение по полу и расе

Структура семьи

Одной из основных целей этого исследования было изучение структуры семьи и ее влияния на психическое благополучие детей.Удивительно, но только 11% детей происходили из полных семей, живущих с биологическими родителями, в то время как у остальных 89% были какие-то вариации в структуре семьи. Сорок четыре процента прибыли из неполных семей, включая родителей-одиночек и разведенных родителей. Около 23% находились на попечении государства, включая приемные семьи и интернаты, и 14% были из смешанных семей, состоящих из мачехи или отца. Был усыновлен очень небольшой процент (7%) детей [].

Семьи, состоящие из трех человек, были наиболее распространенными, составляя чуть более четверти случаев.Традиционная семья из четырех человек или менее составляла около 61% населения, а остальные составляли 5 человек (33%) [].

Госпитализация

Для одной трети детей это была их первая психиатрическая госпитализация, при этом 90% детей ранее были госпитализированы в психиатрические учреждения три или менее. Один ребенок перенес тридцать госпитализаций [].

Количество предыдущих госпитализаций

Жестокое обращение

Почти две трети детей в исследуемой популяции подвергались в прошлом каким-либо видам жестокого обращения, при этом почти такое же количество детей в той или иной степени участвовало в работе Департамента по делам детей и семьи либо в настоящее время, либо в прошлом.Физическое насилие выделяется как наиболее распространенная форма насилия, проявляющаяся в 36% случаев, за которой следуют пренебрежение, эмоциональное и сексуальное насилие [].

Диагнозы

Мы изучили тенденции как в первичных диагнозах, поставленных детьми, на основе того, что было указано в качестве первых диагнозов в их выписке, так и на общей частоте всех диагнозов, взятых вместе. Как и ожидалось, синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) присутствовал примерно у 60% детей в качестве первичного диагноза, за которым следовало расстройство настроения у 25% детей.Тревожные расстройства преобладали у <5% населения как первичное расстройство с поведением и оппозиционно-вызывающим расстройством (ODD), составляющим около 7% [].

Психиатрический диагноз среди исследуемой популяции

Когда было рассмотрено распределение общего диагноза, СДВГ снова стал наиболее заметным, охватывая около 76% детей. Шестьдесят шесть процентов детей страдали каким-либо расстройством настроения, включая депрессию и биполярное расстройство. Беспокойство и ODD одинаково присутствовали примерно в 30%, а PDD — в 10%.

Семейный психиатрический анамнез

Большинство детей (71%) сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Расстройство настроения было наиболее частой психической инвалидностью у матерей, присутствовавшей в 48% случаев, за которой следовали употребление психоактивных веществ и тревожность. У 21% отцов было расстройство настроения, а у 14% — проблемы с употреблением психоактивных веществ. Наиболее распространенной сопутствующей патологией среди братьев и сестер был СДВГ, за которым следовало расстройство настроения, а затем тревожное расстройство, отражающее аналогичную картину для самих детей.Двадцать два процента детей сообщили, что у братьев и сестер был психиатрический диагноз.

Восемьдесят семь процентов случаев имели страховку Medicaid.

Логическая статистика

Был проведен анализ хи-квадрат между структурой семьи и госпитализацией, которая была зависимой переменной. Госпитализация проводилась как абсолютное количество госпитализаций, так и как дихотомическая переменная (отсутствие предыдущей госпитализации по сравнению с одной или несколькими предыдущими госпитализациями). Абсолютный подсчет госпитализаций и дихотомическая группировка переменных также использовались для всех вторичных исходных переменных.

Не было обнаружено значительной статистической значимости между структурой семьи и госпитализацией. Однако статистически значимые результаты были обнаружены между семейным психиатрическим анамнезом, воздействием травмы и диагнозом, если рассматривать госпитализацию как зависимую переменную [].

Таблица 1

Госпитализация детской психиатрии как зависимая переменная

Далее была проведена логистическая регрессия для поиска силы связи. Не было обнаружено связи между семейным психиатрическим анамнезом и количеством госпитализаций.Была обнаружена сильная связь между определенным диагнозом и травмой в связи с госпитализацией. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации, при этом расстройство настроения и ODD увеличивают риск более чем в два раза [].

Таблица 2

Показатели госпитализаций, прогнозируемые диагнозом

Воздействие любого типа травмы и, в частности, физического насилия увеличивало вероятность более чем одной предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу в два раза.

Нам удалось запустить некоторые другие модели логистической регрессии, чтобы изучить связь между типами семейной структуры и историей жестокого обращения и диагнозом. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз СДВГ по сравнению с другими типами семей [].

Таблица 3

Структура семьи и ее связь с другими зависимыми переменными

ОБСУЖДЕНИЕ

Это было пилотное исследование, изучающее связь между психосоциальными факторами и риском госпитализации.Мы смогли изучить различные факторы, которые могли способствовать повторной госпитализации детей. В отношении структуры семьи были выявлены существенные различия среди детей, поступивших в стационар психиатрического отделения. Мы смогли выделить, что только 11% детей происходили из биологически неповрежденных семей, а у остальных 89% семейная структура была нарушена. Это, по-видимому, значительно контрастирует с данными CDC при рассмотрении распределения детей в возрасте до 18 лет и их семейной структуры.По разным оценкам, около 50% детей происходят из биологически здоровых семей. Это также может варьироваться в зависимости от расы с более высоким процентом биологически неповрежденных семей среди детей европеоидной расы по сравнению с детьми афроамериканского происхождения.

В нашем исследовании мы не смогли найти статистически значимой связи между структурой семьи и количеством госпитализаций. Тем не менее, мы смогли продемонстрировать сильную связь между определенными травмами и диагнозом в прогнозировании более высоких показателей повторной госпитализации.В нашем исследовании мы также смогли выделить неблагоприятное влияние определенных типов семей и их предрасположенность к более высокому уровню подверженности травмам или более высокому уровню того или иного диагноза.

Биопсихосоциальная модель здоровья широко использовалась для понимания роли различных факторов в функционировании человека в контексте здоровья или болезни. Эта взаимосвязь более важна в контексте психического здоровья. Психологические факторы не только взаимозависимы друг от друга, но также могут влиять на биологические факторы.Это было ясно продемонстрировано в исследовании, опубликованном исследователями из Университета Дьюка, которые продемонстрировали, что «дети, которые испытали как минимум два типа воздействия насилия, показали значительно большую эрозию теломер в возрасте от 5 до 10 лет, чем испытуемые из контрольной группы». Это показывает, что психосоциальные факторы могут влиять на биологические факторы, а стресс фактически приводит к значительным изменениям в хромосомах детей, когда они молоды и наиболее уязвимы.

«Изменение траектории» — это термин, который широко использовался в исследованиях, связанных со здоровьем детей.В этой концепции стали важными две важные переменные: одна — раннее выявление, а другая — раннее вмешательство. К тому времени, когда многие взрослые обращаются за психиатрическими услугами, им приходится переносить многолетний хронический стресс, и роль первичных и вторичных вмешательств становится устаревшей. В случае детей основной упор делается на первичную и вторичную профилактику, которая может привести к значительным изменениям в траектории их развития и привести к нормализации. Это было дополнительно подчеркнуто в недавнем заявлении CDC (2013 г.): «Необходим более комплексный надзор для разработки подхода общественного здравоохранения, который поможет предотвратить психические расстройства и укрепить психическое здоровье детей.”

Из нашего исследования мы пришли к следующим выводам:

  • Значительные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, поступающих на стационарную психиатрическую госпитализацию. Только 11% проживали в биологически здоровых семьях. Значительные различия были также очевидны между европейцами и неевропейцами в смешанных и постоянных группах

  • Наличие травмы и семейного психиатрического анамнеза предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • СДВГ, ODD, расстройства настроения и физические травмы предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • Дети из биологических семей были менее подвержены травмам

  • Дети из одиноких / разведенных семей чаще имели диагноз СДВГ, но реже подвергались сексуальному насилию.

Ограничения

  • Размер выборки был ограничен 143 диаграммами, что снизило эффективность исследования

  • В исследовании не было группы сравнения

  • Исследование основывалось на ретроспективном обзоре карт, что привело к смещению воспоминаний

  • Данные были основаны на отчете родителей, который мог привести к завышению или занижению факторов, и были собраны терапевтом, а не непосредственно исследователями.

В нашем исследовании мы подчеркнули роль психосоциальных факторов, а именно структуру семьи, травмы и семейный психиатрический анамнез, а также их неблагоприятное влияние на благополучие детей.Важность заключается в распознавании групп риска, включая детей и семьи, и своевременном вмешательстве, чтобы вернуться на нормальную траекторию. Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

ССЫЛКИ

1. Avison WR. Структура семьи и психическое здоровье. Гл. 12. Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио; 2002 г.[Google Scholar] 2. Оливер WJ, Kuhns LR, Pomeranz ES. Структура семьи и жестокое обращение с детьми. Clin Pediatr (Phila) 2006; 45: 111–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Черлин А.Дж., Фюрстенберг Ф.Ф., младший, Чейз-Лансдейл Л., Кирнан К.Э., Робинс П.К., Моррисон Д.Р. и др. Лонгитюдные исследования влияния развода на детей в Великобритании и США. Наука. 1991; 252: 1386–9. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холден К.С., Смок П.Дж. Экономические издержки расторжения брака: почему женщины несут непропорционально высокую цену? Annu Rev Sociol.1991; 17: 51–78. [PubMed] [Google Scholar] 5. Brown GW, Harris T. Стрессоры и этиология депрессии: комментарий к Hällström, 11 марта 1987 г. Acta Psychiatr Scand. 1987. 76: 221–223. [PubMed] [Google Scholar] 6. Offord DR, Boyle MH, Jones BR. Психиатрическое расстройство и плохая успеваемость в школе среди детей социального обеспечения в Онтарио. Может J Психиатрия. 1987. 32: 518–25. [PubMed] [Google Scholar] 7. Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А. Пожизненные травмы и психическое здоровье: значение совокупных невзгод. J Health Soc Behav.1995; 36: 360–76. [PubMed] [Google Scholar] 8. Келлам С.Г., Энсмингер МЭ, Тернер Р.Дж. Структура семьи и психическое здоровье детей. Параллельные и лонгитюдные исследования в масштабах всего сообщества. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34: 1012–22. [PubMed] [Google Scholar] 9. Келлер МБ, Бердсли В.Р., Дорер Д.Д., Лавори П.В., Самуэльсон Г., Клерман Г.Р. Влияние тяжести и хроничности аффективного заболевания родителей на адаптивное функционирование и психопатологию у детей. Arch Gen Psychiatry. 1986; 43: 930–7. [PubMed] [Google Scholar] 10.Ямпольская С., Мауэри Д., Доллард Н. Предикторы повторной госпитализации в детские стационары для лечения психических заболеваний. Общественное психическое здоровье J. 2013; 49: 781–6. [PubMed] [Google Scholar]

Влияние структуры семьи на психическое здоровье детей: предварительное исследование

Indian J Psychol Med. 2017 июль-август; 39 (4): 457–463.

Анируддх Пракаш Бехере

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн, Управление поведенческой медицины, Рокленд, Мэн

2 Клинический инструктор, Медицинская школа TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

Правеш

Правеш

и подростковый психиатр, больница Пассавант, Джэксонвилл, США

Памела Кэмпбелл

4 Доцент, Университет Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

1 Детский и подростковый психиатр, Мэн Поведенческая служба здравоохранения

, штат Мэн 2 Клинический инструктор, Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США

3 Детский и подростковый психиатр, Больница Пассавант, Джексонвилл, США

4 Доцент Университета Южного Иллинойса, Спрингфилд, Иллинойс, США

Адрес для корреспонденции: Dr.Анируддх Пракаш Бехере, детский и подростковый психиатр, Отделение поведенческого здоровья штата Мэн, Рокленд, штат Мэн, США. Школа медицины TUFTS, Бостон, Массачусетс, США. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © 2017 Индийское психиатрическое общество

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0, которая позволяет другим создавать ремиксы, настраивать и использовать работать в некоммерческих целях при условии указания автора и лицензирования новых произведений на идентичных условиях.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Справочная информация:

Выявить связь между структурой семьи и частотой госпитализаций как индикатором поведенческих проблем у детей.

Методы:

Ретроспективный обзор 154 пациентов, которые были госпитализированы в отделение предподросткового возраста в Центре психического здоровья Линкольн-Прери в период с июля по декабрь 2012 года.

Результаты:

Мы обнаружили, что только 11% детей происходили из целых семей. с биологическими родителями, в то время как у 89% были какие-то нарушения в структуре семьи.Две трети детей в исследуемой популяции подверглись травмам с физическим насилием, наблюдаемым в 36% случаев. Семьдесят один процент сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) по сравнению с другими типами семей.Была обнаружена сильная связь между воздействием травмы и определенными диагнозами госпитализации. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации с расстройством настроения, оппозиционно-вызывающим расстройством и физическим насилием, повышающим риск более чем в два раза.

Выводы:

Существенные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, госпитализированных в психиатрические стационары. Наличие травм и семейного психиатрического анамнеза предсказывало более высокие показатели повторной госпитализации.Наше исследование подчеркнуло роль психосоциальных факторов, а именно структуры семьи и ее неблагоприятного воздействия на психическое благополучие детей.

Ключевые слова: Структура семьи , Частота госпитализаций , одиноких родителей , травма

ВВЕДЕНИЕ

Интерес к структуре семьи и ее влиянию на психическое здоровье детей усилился в 1960-х и 1970-х годах, когда в стране возникли проблемы. резко увеличилось количество разводов и семей с одним родителем.Основное внимание уделялось разлуке и разводам и их влиянию на благополучие детей [1]. За прошедшие годы в структуре семьи произошли изменения, отраженные в увеличении доли детей, живущих в неполных семьях, которая изменилась с 12% в 1960 году до 28% в 2003 году [2]. Эти исследования также позволили документально подтвердить некоторые долгосрочные последствия стресса в результате разлуки для детей. [1] По оценкам Центров по контролю за заболеваниями (CDC) за 2001–2007 гг., Около половины детей живут со своими биологическими родителями.Этот показатель варьируется в зависимости от расы и падает почти до 24% при работе с афроамериканскими детьми.

Родители-одиночки

Изучая литературу, становится ясно, что единоличное родительство становится явным фактором риска проблем с психическим здоровьем как для детей, так и для взрослых, что приводит к еще большему психологическому стрессу и депрессии [3] и ставит женщин в невыгодное социально-экономическое положение. дальнейшее повышение уровня стресса. [4] Несколько исследований также документально подтвердили связь между разлукой и депрессивными расстройствами, которая, скорее всего, является результатом как социальных, так и экономических причин.[5] Weisman и др. . 1987 год обнаружил, что одинокие женщины европеоидной расы почти в два раза чаще страдают депрессией по сравнению с замужними женщинами.

За прошедшие годы сложилось общее мнение о том, что неполные семьи находятся в более неблагоприятном положении по сравнению с более традиционными домами. Факторы, связанные с худшим исходом в неполных семьях, могут быть более сложными, чем очевидно. Также предполагается, что неполные семьи менее устойчивы к стрессу.Единоличное родительство создает дополнительные экономические проблемы, усугубляющие уровень стресса, возможно, вызывая больше трудностей в отношениях между родителями и детьми. Распространенность бедности в неполных семьях оценивается в 50% по сравнению с примерно 5% в неполных семьях с двумя родителями [1]. Этот экономический недостаток может в дальнейшем привести к более высокому уровню эмоциональных и поведенческих проблем у детей. [6] Факторы, которые увеличивают вероятность того, что дети будут проявлять беспокойство с течением времени, включают супружеский конфликт, воспитание в бедности, подростковое и неполное отцовство, родительскую депрессию и враждебное / гневное воспитание.Дисфункциональные семейные фоны и социально-экономические невзгоды также были связаны с самоубийствами среди молодых людей. Неблагоприятные условия детства, включая развод и нарушение родительских прав, по-видимому, вызывают как краткосрочные, так и долгосрочные проблемы, различные детские расстройства и, как следствие, депрессию во взрослом возрасте. Было обнаружено, что матери-одиночки в два раза чаще происходят из семей, у родителей которых были проблемы с психическим здоровьем. Исследования также сообщают о трехкратном риске депрессии и употребления психоактивных веществ у матерей-одиночек по сравнению с замужними матерями.Дети из неполной семьи более чем в два раза чаще сообщали о проблемах интернализации и более чем в три раза чаще сообщали о проблемах экстернализации по сравнению с детьми из семей с двумя родителями [1]. Все больше и больше исследований подчеркивают важность раннего жизненного опыта для определения жизненных траекторий. [7] Серебро и др. . также предположили в своем исследовании, что дети, которые жили своей матерью и неродственным партнером, имели худшую адаптацию и самый высокий уровень проблем с поведением по сравнению с детьми, которые просто жили со своими матерями.Исследования также показали, что проблемы адаптации у детей в семьях, состоящих только из матери, сравнимы с проблемами матери и неродственного партнера или отчима. Риск немного снижается, если в семье есть еще один взрослый, например, дедушка или бабушка. [8]

Структура семьи и травмы

Нарушение структуры семьи может привести к ряду неблагоприятных событий, влияющих как на психическое здоровье детей, так и их родителей. Не все сбои имеют одинаковый эффект. В семьях, разрушенных разводом, возникает больше эмоциональных и поведенческих проблем, чем в семьях других типов, например, со смертью одного из родителей.Определенные характеристики лиц, осуществляющих уход, и самих детей являются факторами риска жестокого обращения. Факторами риска служат молодой возраст, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, бедность и случаи разлучения матерей со своими собственными матерями в детстве. Подобные факторы риска также наблюдаются у лиц, ухаживающих за больными, с неродственным партнером-мужчиной, находящимся дома, выступающим в качестве дополнительного фактора риска. Ожидается, что около 30% детей будут жить с неродным суррогатным отцом. [2] Исследования также показали, что присутствие отчима увеличивает риск злоупотребления в 20-40 раз по сравнению с жизнью с матерями-одиночками, где риск был примерно в 14 раз по сравнению с жизнью в биологически неповрежденной семье.Некоторые факторы риска также были выявлены у самих детей, такие как низкий вес при рождении, физические, умственные недостатки, агрессия и гиперактивность. Родители, подвергавшиеся жестокому обращению в детстве или домашнему насилию, также были более склонны действовать агрессивно по отношению к своим собственным детям [2]. Однако исследования не смогли расшифровать и подробно задокументировать различные формы жестокого обращения, с которыми сталкиваются дети, происходящие из различных типов нарушенных семейных структур.

Психическое здоровье родителей и его влияние на детей

История родительской психопатологии предрасполагает детей к более частым проявлениям депрессии и других психопатологий по сравнению с детьми родителей, не страдающих аффективными заболеваниями.Кроме того, исследования также показали, что течение депрессии у этих детей может быть более хроническим с повышенной частотой рецидивов. Также оказывается, что аффективное состояние матери оказывает на ребенка более глубокое влияние, чем болезнь отца, и разница является статистически значимой. Как упоминалось ранее, нарушения родительского брака также влияют на риск психопатологии ребенка и, вероятно, переплетаются с родительской психопатологией, что ведет к разногласиям в браке. [9]

Структура семьи и госпитализация

Необходимо изучить более глубокое понимание сети социальных и психосоциальных процессов, которые окружают связь между структурой семьи и показателями здоровья.Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности. Было проведено ограниченное количество исследований, изучающих структуру семьи как переменную. В 1960-е и 1970-е годы был большой приток исследований, но с годами интерес к этой области уменьшился. Существует также ограниченное количество исследований, в которых госпитализация рассматривается как переменная, и очень немногие из них были опубликованы в недавнем прошлом. Ямпольская, 2013, и др. . [10] обнаружили, что более одного психиатрического диагноза и тяжесть жестокого обращения увеличивают вероятность повторной госпитализации в психиатрическую больницу.Во время ротации стационаров было очевидно, что большое количество принятых детей были из какой-то нарушенной структуры семьи с дополнительным анамнезом жестокого обращения.

Основная цель этого исследования заключалась в том, чтобы изучить любую связь между структурой семьи и госпитализацией, поскольку этого никогда не было. Также были изучены несколько других факторов, зависимой переменной являлась госпитализация. Мы были заинтересованы в обнаружении какой-либо связи между этими факторами и в том, может ли определенный тип семейной структуры предсказать более высокий уровень госпитализаций, травм или конкретных диагнозов.

МЕТОДЫ

Это исследование было проведено в стационарном отделении Центра поведенческого здоровья Линкольн-Прери (LPBHC). Статус освобождения был получен от IRB / SCRIHS. Мы провели ретроспективный обзор карт 154 пациентов, поступивших в предподростковое отделение LPBHC. Одиннадцать графиков были исключены по разным причинам; доведя количество до 143 диаграмм. Критерии включения: в исследование были включены дети младше 12 лет, госпитализированные в период с июля по декабрь 2012 г., и психосоциальная оценка, проведенная терапевтом в течение 24 часов после госпитализации.Нашей зависимой переменной было количество госпитализаций, при этом структура семьи была основной независимой переменной. Семейный психиатрический анамнез, травмы и диагноз были классифицированы как вторичные независимые переменные.

Данные сначала вводились в формат Excel, а затем конвертировались в SPSS (IBM) для получения описательной статистики (частот). Другой набор данных Excel был преобразован в SAS для выполнения выводимой статистики. Анализ хи-квадрат проводился между зависимой переменной и первичной независимой переменной.Аналогичные тесты также проводились между зависимой переменной и вторичными независимыми переменными. Анализ хи-квадрат служил скрининговым тестом. Модель логистической регрессии применялась к любому результату, который оказался статистически значимым при анализе хи-квадрат, чтобы определить силу связи между двумя переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Описательная статистика

После сбора данных в SPSS был проведен частотный анализ для оценки предварительных тенденций в данных.Данные частоты (режим) были рассчитаны вместе с соответствующим процентным соотношением.

Демографические характеристики

Наиболее частым возрастом в нашем исследовании был 12 лет, при этом большинство детей в возрасте от 7 до 12 лет составляли около 90% исследуемой популяции. Мужчины преобладали, составляя чуть более двух третей исследуемой популяции. Более 76% составляли представители европеоидной расы, а афроамериканцы составляли лишь 15% [рисунки и].

Распределение детей по возрасту

Распределение по полу и расе

Структура семьи

Одной из основных целей этого исследования было изучение структуры семьи и ее влияния на психическое благополучие детей.Удивительно, но только 11% детей происходили из полных семей, живущих с биологическими родителями, в то время как у остальных 89% были какие-то вариации в структуре семьи. Сорок четыре процента прибыли из неполных семей, включая родителей-одиночек и разведенных родителей. Около 23% находились на попечении государства, включая приемные семьи и интернаты, и 14% были из смешанных семей, состоящих из мачехи или отца. Был усыновлен очень небольшой процент (7%) детей [].

Семьи, состоящие из трех человек, были наиболее распространенными, составляя чуть более четверти случаев.Традиционная семья из четырех человек или менее составляла около 61% населения, а остальные составляли 5 человек (33%) [].

Госпитализация

Для одной трети детей это была их первая психиатрическая госпитализация, при этом 90% детей ранее были госпитализированы в психиатрические учреждения три или менее. Один ребенок перенес тридцать госпитализаций [].

Количество предыдущих госпитализаций

Жестокое обращение

Почти две трети детей в исследуемой популяции подвергались в прошлом каким-либо видам жестокого обращения, при этом почти такое же количество детей в той или иной степени участвовало в работе Департамента по делам детей и семьи либо в настоящее время, либо в прошлом.Физическое насилие выделяется как наиболее распространенная форма насилия, проявляющаяся в 36% случаев, за которой следуют пренебрежение, эмоциональное и сексуальное насилие [].

Диагнозы

Мы изучили тенденции как в первичных диагнозах, поставленных детьми, на основе того, что было указано в качестве первых диагнозов в их выписке, так и на общей частоте всех диагнозов, взятых вместе. Как и ожидалось, синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) присутствовал примерно у 60% детей в качестве первичного диагноза, за которым следовало расстройство настроения у 25% детей.Тревожные расстройства преобладали у <5% населения как первичное расстройство с поведением и оппозиционно-вызывающим расстройством (ODD), составляющим около 7% [].

Психиатрический диагноз среди исследуемой популяции

Когда было рассмотрено распределение общего диагноза, СДВГ снова стал наиболее заметным, охватывая около 76% детей. Шестьдесят шесть процентов детей страдали каким-либо расстройством настроения, включая депрессию и биполярное расстройство. Беспокойство и ODD одинаково присутствовали примерно в 30%, а PDD — в 10%.

Семейный психиатрический анамнез

Большинство детей (71%) сообщили, что родители или братья или сестры страдали психическим расстройством. Расстройство настроения было наиболее частой психической инвалидностью у матерей, присутствовавшей в 48% случаев, за которой следовали употребление психоактивных веществ и тревожность. У 21% отцов было расстройство настроения, а у 14% — проблемы с употреблением психоактивных веществ. Наиболее распространенной сопутствующей патологией среди братьев и сестер был СДВГ, за которым следовало расстройство настроения, а затем тревожное расстройство, отражающее аналогичную картину для самих детей.Двадцать два процента детей сообщили, что у братьев и сестер был психиатрический диагноз.

Восемьдесят семь процентов случаев имели страховку Medicaid.

Логическая статистика

Был проведен анализ хи-квадрат между структурой семьи и госпитализацией, которая была зависимой переменной. Госпитализация проводилась как абсолютное количество госпитализаций, так и как дихотомическая переменная (отсутствие предыдущей госпитализации по сравнению с одной или несколькими предыдущими госпитализациями). Абсолютный подсчет госпитализаций и дихотомическая группировка переменных также использовались для всех вторичных исходных переменных.

Не было обнаружено значительной статистической значимости между структурой семьи и госпитализацией. Однако статистически значимые результаты были обнаружены между семейным психиатрическим анамнезом, воздействием травмы и диагнозом, если рассматривать госпитализацию как зависимую переменную [].

Таблица 1

Госпитализация детской психиатрии как зависимая переменная

Далее была проведена логистическая регрессия для поиска силы связи. Не было обнаружено связи между семейным психиатрическим анамнезом и количеством госпитализаций.Была обнаружена сильная связь между определенным диагнозом и травмой в связи с госпитализацией. СДВГ предсказал в 4 раза вероятность более чем одной предыдущей госпитализации, при этом расстройство настроения и ODD увеличивают риск более чем в два раза [].

Таблица 2

Показатели госпитализаций, прогнозируемые диагнозом

Воздействие любого типа травмы и, в частности, физического насилия увеличивало вероятность более чем одной предыдущей госпитализации в психиатрическую больницу в два раза.

Нам удалось запустить некоторые другие модели логистической регрессии, чтобы изучить связь между типами семейной структуры и историей жестокого обращения и диагнозом. Дети из биологической семьи реже подвергались травмам. Дети из одиноких / разведенных семей с меньшей вероятностью подвергались сексуальному насилию, но с большей вероятностью имели диагноз СДВГ по сравнению с другими типами семей [].

Таблица 3

Структура семьи и ее связь с другими зависимыми переменными

ОБСУЖДЕНИЕ

Это было пилотное исследование, изучающее связь между психосоциальными факторами и риском госпитализации.Мы смогли изучить различные факторы, которые могли способствовать повторной госпитализации детей. В отношении структуры семьи были выявлены существенные различия среди детей, поступивших в стационар психиатрического отделения. Мы смогли выделить, что только 11% детей происходили из биологически неповрежденных семей, а у остальных 89% семейная структура была нарушена. Это, по-видимому, значительно контрастирует с данными CDC при рассмотрении распределения детей в возрасте до 18 лет и их семейной структуры.По разным оценкам, около 50% детей происходят из биологически здоровых семей. Это также может варьироваться в зависимости от расы с более высоким процентом биологически неповрежденных семей среди детей европеоидной расы по сравнению с детьми афроамериканского происхождения.

В нашем исследовании мы не смогли найти статистически значимой связи между структурой семьи и количеством госпитализаций. Тем не менее, мы смогли продемонстрировать сильную связь между определенными травмами и диагнозом в прогнозировании более высоких показателей повторной госпитализации.В нашем исследовании мы также смогли выделить неблагоприятное влияние определенных типов семей и их предрасположенность к более высокому уровню подверженности травмам или более высокому уровню того или иного диагноза.

Биопсихосоциальная модель здоровья широко использовалась для понимания роли различных факторов в функционировании человека в контексте здоровья или болезни. Эта взаимосвязь более важна в контексте психического здоровья. Психологические факторы не только взаимозависимы друг от друга, но также могут влиять на биологические факторы.Это было ясно продемонстрировано в исследовании, опубликованном исследователями из Университета Дьюка, которые продемонстрировали, что «дети, которые испытали как минимум два типа воздействия насилия, показали значительно большую эрозию теломер в возрасте от 5 до 10 лет, чем испытуемые из контрольной группы». Это показывает, что психосоциальные факторы могут влиять на биологические факторы, а стресс фактически приводит к значительным изменениям в хромосомах детей, когда они молоды и наиболее уязвимы.

«Изменение траектории» — это термин, который широко использовался в исследованиях, связанных со здоровьем детей.В этой концепции стали важными две важные переменные: одна — раннее выявление, а другая — раннее вмешательство. К тому времени, когда многие взрослые обращаются за психиатрическими услугами, им приходится переносить многолетний хронический стресс, и роль первичных и вторичных вмешательств становится устаревшей. В случае детей основной упор делается на первичную и вторичную профилактику, которая может привести к значительным изменениям в траектории их развития и привести к нормализации. Это было дополнительно подчеркнуто в недавнем заявлении CDC (2013 г.): «Необходим более комплексный надзор для разработки подхода общественного здравоохранения, который поможет предотвратить психические расстройства и укрепить психическое здоровье детей.”

Из нашего исследования мы пришли к следующим выводам:

  • Значительные различия в структуре семьи были продемонстрированы в нашем исследовании детей, поступающих на стационарную психиатрическую госпитализацию. Только 11% проживали в биологически здоровых семьях. Значительные различия были также очевидны между европейцами и неевропейцами в смешанных и постоянных группах

  • Наличие травмы и семейного психиатрического анамнеза предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • СДВГ, ODD, расстройства настроения и физические травмы предсказывали более высокие показатели повторной госпитализации

  • Дети из биологических семей были менее подвержены травмам

  • Дети из одиноких / разведенных семей чаще имели диагноз СДВГ, но реже подвергались сексуальному насилию.

Ограничения

  • Размер выборки был ограничен 143 диаграммами, что снизило эффективность исследования

  • В исследовании не было группы сравнения

  • Исследование основывалось на ретроспективном обзоре карт, что привело к смещению воспоминаний

  • Данные были основаны на отчете родителей, который мог привести к завышению или занижению факторов, и были собраны терапевтом, а не непосредственно исследователями.

В нашем исследовании мы подчеркнули роль психосоциальных факторов, а именно структуру семьи, травмы и семейный психиатрический анамнез, а также их неблагоприятное влияние на благополучие детей.Важность заключается в распознавании групп риска, включая детей и семьи, и своевременном вмешательстве, чтобы вернуться на нормальную траекторию. Это может повлиять на стратегии раннего вмешательства, направленные на снижение заболеваемости и смертности.

Финансовая поддержка и спонсорство

Нет.

Конфликт интересов

Конфликта интересов нет.

ССЫЛКИ

1. Avison WR. Структура семьи и психическое здоровье. Гл. 12. Лондон, Онтарио, Канада: Университет Западного Онтарио; 2002 г.[Google Scholar] 2. Оливер WJ, Kuhns LR, Pomeranz ES. Структура семьи и жестокое обращение с детьми. Clin Pediatr (Phila) 2006; 45: 111–8. [PubMed] [Google Scholar] 3. Черлин А.Дж., Фюрстенберг Ф.Ф., младший, Чейз-Лансдейл Л., Кирнан К.Э., Робинс П.К., Моррисон Д.Р. и др. Лонгитюдные исследования влияния развода на детей в Великобритании и США. Наука. 1991; 252: 1386–9. [PubMed] [Google Scholar] 4. Холден К.С., Смок П.Дж. Экономические издержки расторжения брака: почему женщины несут непропорционально высокую цену? Annu Rev Sociol.1991; 17: 51–78. [PubMed] [Google Scholar] 5. Brown GW, Harris T. Стрессоры и этиология депрессии: комментарий к Hällström, 11 марта 1987 г. Acta Psychiatr Scand. 1987. 76: 221–223. [PubMed] [Google Scholar] 6. Offord DR, Boyle MH, Jones BR. Психиатрическое расстройство и плохая успеваемость в школе среди детей социального обеспечения в Онтарио. Может J Психиатрия. 1987. 32: 518–25. [PubMed] [Google Scholar] 7. Тернер Р.Дж., Ллойд Д.А. Пожизненные травмы и психическое здоровье: значение совокупных невзгод. J Health Soc Behav.1995; 36: 360–76. [PubMed] [Google Scholar] 8. Келлам С.Г., Энсмингер МЭ, Тернер Р.Дж. Структура семьи и психическое здоровье детей. Параллельные и лонгитюдные исследования в масштабах всего сообщества. Arch Gen Psychiatry. 1977; 34: 1012–22. [PubMed] [Google Scholar] 9. Келлер МБ, Бердсли В.Р., Дорер Д.Д., Лавори П.В., Самуэльсон Г., Клерман Г.Р. Влияние тяжести и хроничности аффективного заболевания родителей на адаптивное функционирование и психопатологию у детей. Arch Gen Psychiatry. 1986; 43: 930–7. [PubMed] [Google Scholar] 10.Ямпольская С., Мауэри Д., Доллард Н. Предикторы повторной госпитализации в детские стационары для лечения психических заболеваний. Общественное психическое здоровье J. 2013; 49: 781–6. [PubMed] [Google Scholar]

Психическое заболевание в семье

Психическое заболевание в семье

№ 39; Обновлено

март 2015 г.

Психические заболевания родителей представляют опасность для детей в семье. Эти дети имеют более высокий риск развития психических заболеваний, чем другие дети. Когда оба родителя психически больны, еще больше вероятность того, что ребенок может заболеть психическим заболеванием.

Риск особенно велик, если у родителей есть одно или несколько из следующих состояний: биполярное расстройство, тревожное расстройство, СДВГ, шизофрения, алкоголизм или злоупотребление другими наркотиками или депрессия. Риск может передаваться по наследству от родителей через гены.

Непоследовательная, непредсказуемая семейная среда также способствует развитию психических заболеваний у детей. Психическое заболевание одного из родителей может создать стресс для брака и повлиять на родительские способности пары, что, в свою очередь, может нанести вред ребенку.

Некоторые защитные факторы, которые могут снизить риск для детей, включают:

  • Знание о том, что их родители болеют и что они не виноваты
  • Помощь и поддержка членов семьи
  • Стабильная домашняя среда
  • Психотерапия для ребенка и родителя (ей)
  • Чувство любви больного родителя
  • От природы устойчивая личность ребенка
  • Положительная самооценка
  • Внутренняя сила и хорошие навыки совладания с собой у ребенка
  • Крепкие отношения со здоровым взрослым
  • Дружба, позитивные отношения со сверстниками
  • Интерес и успехи в школе
  • Здоровые интересы ребенка вне дома
  • Помощь извне для улучшения семейного окружения (например, семейная психотерапия или занятия для родителей)

Специалисты в области медицины, психического здоровья или социальных служб, работающие с психически больными взрослыми, должны узнать о детях и подростках, особенно об их психическом здоровье и эмоциональном развитии.Если есть серьезные опасения или вопросы о ребенке, может быть полезно пройти обследование у квалифицированного специалиста по психическому здоровью.

Индивидуальное или семейное психиатрическое лечение может помочь ребенку в направлении здорового развития, несмотря на наличие у родителей психического заболевания. Детский и подростковый психиатр может помочь семье работать с положительными элементами в доме и природными сильными сторонами ребенка. С помощью лечения семья может научиться уменьшать влияние психического заболевания родителей на ребенка.

К сожалению, семьи, специалисты и общество часто уделяют больше внимания психически больному родителю и игнорируют детей в семье. Обеспечение большего внимания и поддержки детям психически больного родителя является важным соображением при лечении родителя.

Психологические проблемы семьи

Семейные проблемы представляют собой уникальную, но распространенную категорию трудностей адаптации, которые заставляют людей обращаться за психологической помощью.Проблемы могут возникнуть в супружеских отношениях из-за медицинских или психологическая проблема либо у человека, либо у одного из их детей. Проблемы между родителями и детьми также могут создавать проблемы в семье. Плохое общение и проблемы с дисциплиной очень распространены. Иногда бывают постоянные ссоры между братьями и сестрами, и кажется, что родители не могут разрешить конфликты. Развод и создание сводных семей могут создать трудности в семье, иногда для всех членов семьи.Иногда отношения в паре сами по себе являются проблемой: плохое общение, постоянный конфликт, отсутствие близости, сексуальные проблемы или проблемы со свекровью — все это следует рассматривать как возможные проблемы.

Эти проблемы могут привести к развитию проблем адаптации у одного или нескольких членов семьи. Но поскольку семейные отношения являются частью проблемы, необходимо изменить структуру семейные отношения.Доктор Франклин проводит семейную терапию для решения этих проблем, а также помогает родителям в развитии родительских навыков.

Иногда возникают множественные проблемы: депрессия у одного из членов семьи и семейный конфликт. В этих обстоятельствах может потребоваться несколько подходов к лечению, в зависимости от характера проблем и готовность членов семьи участвовать в лечении.Как правило, психолог не проводит индивидуальную психотерапию одному члену семьи и посещает всю семью для семейной терапии или пара для терапии пары одновременно. Однако иногда семейная терапия проблем с поведением детей включает индивидуальные занятия с родителями, призванные помочь в развитии родительских навыков, а не индивидуальные занятия. терапия или супружеская терапия. Можно провести индивидуальную психотерапию для двух членов семьи, но иногда это создает проблемы, и психологи всегда должны оценивать эффективность этой терапии. подход.

Не все психологи проводят терапию для пар и семейную терапию, но те, кто это делает, например доктор Франклин, часто получали специальную подготовку по теории семейных систем, а также по семейной и семейной терапии. навыки и умения. Когда вы обращаетесь к психологу для семейной терапии, не стесняйтесь спрашивать о его / ее обучении семейной терапии.

Начало страницы

5 способов, которыми семейный анамнез влияет на ваше психическое здоровье

Когда дело доходит до психического здоровья / здоровья мозга, важен семейный анамнез.Научные исследования показали, что наличие у членов семьи депрессии, тревожности, СДВ / СДВГ, биполярного расстройства, обсессивно-компульсивного расстройства, шизофрении, зависимостей или слабоумия увеличивает ваш риск.

5 способов, которыми психические проблемы в вашей семье делают вас более восприимчивыми к проблемам с психическим здоровьем.

1. Генетический макияж

Ваша генетическая структура может увеличить ваше уязвимость. Для 36-летней Селины компульсивность и другие проблемы, казалось, стали неотъемлемой частью жизни. семья.Она была перфекционисткой, имела повторяющиеся негативные мысли и чтобы все рубашки в ее ящике были застегнуты определенным образом, иначе она расстройство. У ее 8-летней дочери Лизы была навязчивая запирание — каждый раз, когда кто-то выйдя из дома, Лиза будет прямо за ними, чтобы запереть дверь. То есть был 10-летним сыном Селины Самуэлем. Как только у него в голове возникла мысль, он не мог вытащить это, и он ходил за мамой по дому, спрашивая у нее одни и те же вопросы часами.

Все трое прошли обследование головного мозга с помощью ОФЭКТ, чтобы выяснить, есть ли в их проблемах генетический компонент.Сканирование мозга показало, что у всех троих была повышенная активность в области, называемой передней поясной извилиной.

2. Добавленное напряжение

Когда есть психическое здоровье проблемы в вашей семье, вполне вероятно, что вы подвергались стрессу ситуации на протяжении всей вашей жизни. Выросший в стрессовой семейной жизни или подвергается жестокому обращению со стороны родителей или родственников, увеличивает вероятность развитие депрессии или беспокойства.

3. Эпигенетика

Новая область генетики под названием эпигенетика показывает, что наши привычки и эмоции могут так сильно влиять на нашу биологию это фактически вызывает изменения в генах, которые передаются следующему несколько поколений.Это означает стресс, связанный с проблемами психического здоровья. в ваших родителях, бабушках и дедушках, прабабушках и дедушках на самом деле изменили ваше гены, чтобы стать более восприимчивыми к неприятностям. Кроме того, если ваши предки ели плохое питание, воздействие токсинов окружающей среды, хронический стресс или не питались здоровым пренатальным питанием, это изменило их гены — и впоследствии ваше — чтобы у вас больше шансов выразить проблемы с психическим здоровьем.

4. Когда члены семьи занимаются самолечением

Если члены вашей семьи занимаются самолечением с помощью вредных веществ — например, алкоголя, сигарет, наркотиков, марихуаны — или приобретают вредные привычки, вы с большей вероятностью усвоите некоторые из этих привычек.В конце концов, выдержка равняется предпочтению. Эти привычки способствуют возникновению проблем с психическим здоровьем / здоровьем мозга. Кроме того, у детей и внуков алкоголиков детская травма сбрасывает активность их мозга на более высокий, чем обычно, уровень, настраивая их на эмоциональные проблемы в более позднем возрасте.

5. Отсутствие любви к мозгу

Когда члены вашей семьи не любят себя и недостаточно любят свой мозг, чтобы изменить свое поведение, вам также может быть трудно научиться любить себя настолько, чтобы вести здоровый образ жизни.Это ставит под угрозу ваш мозг и психическое благополучие.

Как преодолеть генетический риск для Психическое здоровье

Наличие генетического риска — это не смерть приговор; это должно быть тревожным сигналом, чтобы вы узнали свои уязвимости и серьезно относитесь к заботе о своем мозге.

Подумайте об этом иначе. Ваши гены загружаются пистолет, но спусковой крючок вызывает ваше поведение и окружающая среда. Привлекательный здоровый образ жизни может помочь «выключить» или «выключить» гены, которые сделать вас более уязвимыми перед проблемами психического здоровья.

И помните, дело не только в вас, это о поколениях вас. Снижая риск, вы также изменяете гены ваших детей, внуков и других людей, чтобы сделать их менее восприимчивыми к проблемы.

Если ваша семья анамнез подвергает вас риску или способствует психическому здоровью / здоровью мозга проблемы, поймите, что в Amen Clinics мы лечим человека целиком. Кроме того В нашей передовой работе по визуализации мозга мы также оцениваем биологические, психологические, социальные и духовные факторы, влияющие на вашу жизнь и либо способствуют возникновению психических расстройств, либо помогают излечить их.

Чтобы получить дополнительную информацию о том, как мы можем помочь, позвоните сегодня, чтобы поговорить со специалистом по телефону 888-288-9834 или назначить визит онлайн.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *