Содержание

Эксперименты в психологии. Формирование страха и удары током. Часть 1

Самые интересные исследования, которые изменили представление о психологии человека.

{«id»:149894,»url»:»https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»title»:»\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»services»:{«vkontakte»:{«url»:»https:\/\/vk.com\/share.php?url=https:\/\/tjournal.

ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1&title=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»short_name»:»VK»,»title»:»\u0412\u041a\u043e\u043d\u0442\u0430\u043a\u0442\u0435″,»width»:600,»height»:450},»facebook»:{«url»:»https:\/\/www.facebook.com\/sharer\/sharer.php?u=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»short_name»:»FB»,»title»:»Facebook»,»width»:600,»height»:450},»twitter»:{«url»:»https:\/\/twitter.com\/intent\/tweet?url=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1&text=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438.
\u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»short_name»:»TW»,»title»:»Twitter»,»width»:600,»height»:450},»telegram»:{«url»:»tg:\/\/msg_url?url=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1&text=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438. \u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1″,»short_name»:»TG»,»title»:»Telegram»,»width»:600,»height»:450},»odnoklassniki»:{«url»:»http:\/\/connect.ok.ru\/dk?st.cmd=WidgetSharePreview&service=odnoklassniki&st.shareUrl=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»short_name»:»OK»,»title»:»\u041e\u0434\u043d\u043e\u043a\u043b\u0430\u0441\u0441\u043d\u0438\u043a\u0438″,»width»:600,»height»:450},»email»:{«url»:»mailto:?subject=\u042d\u043a\u0441\u043f\u0435\u0440\u0438\u043c\u0435\u043d\u0442\u044b \u0432 \u043f\u0441\u0438\u0445\u043e\u043b\u043e\u0433\u0438\u0438.
\u0424\u043e\u0440\u043c\u0438\u0440\u043e\u0432\u0430\u043d\u0438\u0435 \u0441\u0442\u0440\u0430\u0445\u0430 \u0438 \u0443\u0434\u0430\u0440\u044b \u0442\u043e\u043a\u043e\u043c. \u0427\u0430\u0441\u0442\u044c 1&body=https:\/\/tjournal.ru\/stories\/149894-eksperimenty-v-psihologii-formirovanie-straha-i-udary-tokom-chast-1″,»short_name»:»Email»,»title»:»\u041e\u0442\u043f\u0440\u0430\u0432\u0438\u0442\u044c \u043d\u0430 \u043f\u043e\u0447\u0442\u0443″,»width»:600,»height»:450}},»isFavorited»:false}

4764 просмотров

XX век выдался очень интересным. Именно в этот промежуток времени в психологию плотно вошёл экспериментальный метод. С одной стороны появились интереснейшие научные данные, но с другой стороны возникли проблемы с этической стороной этих экспериментов.

Поэтому сегодня я запускаю цикл рассказов про эксперименты в психологии.

Эксперимент «Маленький Альберт»

Этот эксперимент поставил Джон Уотсон, основатель бихевиоризма.

Бихевиоризм — это направление в психологии, которое изучает только поведение, поскольку именно оно поддаётся измерению и наблюдению. Согласно этому направлению, всё наше поведение состоит из рефлексов (реакции на раздражители) и наследственности.

Джон Уотсон считал, что наше поведение зависит от внешних стимулов и внешней среды, а не от внутренних психических процессов. И чтобы доказать правоту своей теории, он решил провести эксперимент.

В конце 1919 года Уотсон выбрал для эксперимента 11 — месячного Альберта. Ребёнок был здоров, по заявлению Уотсона. Они проверили реакции малыша, показывая ему белую крысу, белого кролика, вату, горящую газету и хлопковую пряжу. Ребёнок не испытывал страх перед этими предметами. Затем Уотсон приступил к формированию страха перед этими вещами.

Страх формировался по методу условных рефлексов. Одновременно с тем, как ребенку давали поиграть с белой крысой, экспериментатор сильно бил молотком по стальной полосе так, чтобы Альберт не видел молотка и полосы. Громкий звук пугал Альберта. После нескольких повторений, малыш начинал плакать при виде крысы, поскольку сформировалась устойчивая ассоциативная связь, между громким звуком и крысой.

Первый этап был завершен — условный рефлекс страха сформировался.

Процесс эксперимента:

Потом была взята пауза на несколько дней. Как только эксперимент возобновился, Уотсон проверил его реакцию — крыса всё еще вызывала страх. Теперь нужно было проверить — случился ли перенос реакции страха на других животных и похожие предметы. Выяснилось — ребёнок действительно боится кролика (сильно), собаки (слабо), мехового пальто, хлопковой пряжи (минимально).

После, Уотсон планировал снять реакцию страха, но не успел, поскольку ребёнка забрали из больницы, где проводилось исследование.

Вот что Уотсон написал о своём эксперименте:

Через двадцать лет фрейдисты, если их гипотезы не изменятся, анализируя страх Альберта перед пальто из меха морского котика (при условии, что он придет к ним на сеанс), возможно, будут упрашивать его пересказать им содержание его сна и скажут, что Альберт в возрасте трех лет пытался играть с волосяным покровом на лобке своей матери и получил за это взбучку. (Мы никоим образом не отрицаем, что это могло бы вызвать условную реакцию в любом другом случае.) Если бы психоаналитик в достаточной степени подготовил бы Альберта к признанию такого сна в качестве объяснения его избегательных тенденций и если бы психоаналитик обладал властью и личным авторитетом для того, чтобы добиться своей цели, то Альберт, возможно, был бы полностью убежден в том, что его сон действительно раскрыл все факторы, приведшие к возникновению этого страха

Джон Уотсон

психолог

Но всё оказалось не так гладко, как хотелось. Во-первых, эксперимент не повторялся, поэтому говорить о его надежности не приходится. Во-вторых, через пол года Уотсону пришлось покинуть свой университет, поскольку всплыл его роман с аспиранткой. В-третьих, дальнейшая судьба ребёнка неизвестна, есть утверждение, что у него была гидроцефалия и он умер.

Использованная литература:

Эксперимент Стэнли Милгрэма

Стэнли Милгрэм хотел выяснить, насколько далеко готов зайти человек, следуя приказам авторитетного лица.Тема такого исследования была навеяна военными преступлениями нацисткой Германии. Естественно, он планировал провести эксперименты в Германии, но при пробном тестировании оказалось, что повиновения авторитету достаточно и в США.

Я обнаружил столько повиновения, что не вижу необходимости проводить этот эксперимент в Германии

Стэнли Милгрэм

психолог

Участникам эксперимента настоящая цель исследования не сообщалась, а говорилось, что будет исследования влияния боли на память. Для опыта набирались реальные испытуемые, а также «актёр», который играл роль другого испытуемого. Один из участников («ученик») должен был заучивать пары слов из длинного списка, пока не запомнит каждую пару, а другой («учитель») — проверять память первого и наказывать его за каждую ошибку всё более сильным электрическим разрядом.

Естественно, в ходе «фейк — жребия», учителем становился реальный испытуемый, а учеником подставной «актёр». Ставшему «учителем» испытуемому давали легкий разряд тока, а затем он наблюдал, как его «ученика» привязывают к стулу и прикрепляют на нём электроды.

После, испытуемого уводили в другую комнату и сажали за пульт генератора тока с переключателем в диапазоне от 15 до 450 вольт с шагом переключения в 15 вольт.

Экспериментатор (E) требовал от «учителя» (T) давать «ученику» (L) простые задачи на запоминание и при каждой ошибке «ученика» нажимать на кнопку, якобы наказывающую «ученика» ударом тока

Учитель должен был зачитывать список ассоциативных пар слов ученику, а тот должен был их запомнить. В случае ошибки учитель сообщал, что ответ неверен, а также говорил, сколько вольт получит ученик, нажимал на кнопку, якобы наказывающую ученика ударом тока, и затем сообщал правильный ответ. Для лучшего понимания силы удара на переключателе проставили пометки: «слабый удар», «очень чувствительный», «опасный для жизни», а напротив уровней в 435 и 450 вольт поставили пометку «ХХХ».

Естественно, ученика никто не бил током, актёр лишь притворялся. Ответы ученика были стандартизованы и подбирались таким образом, чтобы в среднем на каждый верный ответ приходилось три ошибочных.

Если учитель сомневался, прежде чем дать очередной «разряд», экспериментатор заверял его, что берет на себя полную ответственность за происходящее с учеником, и говорил: «Продолжайте, пожалуйста. Опыт должен быть доведен до конца. Вы должны это сделать, у вас нет выбора».

Результат был таким, что из 40 мужчин разных возрастов, принявших участие в эксперименте, 63% дошли до использования разрядов 450 вольт, уступая требованиям экспериментатора.

Это конечно поразило Милгрэма, ведь он ожидал, что люди остановятся намного раньше. Поэтому попросил актёров играть ещё более артистичнее, ссылаясь на больное сердце. Но результаты были такими же: из 40 новых добровольцев, 65% следовали указаниям экспериментатора и доходили до 450 вольт.

Процесс эксперимента:

После этого эксперимента Милгрэм предположил, что человек не обладая возможностью или компетентностью для принятия решения, отдаёт его на волю группы и её иерархии. В данном случае влиял авторитет экспериментатора. Если сурового экспериментатора заменяли более добрым, ему отказывались подчиняться 80% «учителей».

Использованная литература:

6 необычных теорий из психологии

Психология личности еще не изучена до конца, постоянно проводятся различные исследования и эксперименты. Предлагаем вам изучить новые и интересные психологические теории, которые вы сможете применить в своей жизни.

Стоп кнопка или заморозка настроения

Считается, что сдерживать любые эмоции вредно для психики. Со времен небольшое раздражение может превратиться в бурю негатива, которая станет основой для психического расстройства. Но был проведен эксперимент под названием «заморозка эмоций». Суть эксперимента заключалась в следующем: испытуемым предложили принять волшебную таблетку, которая якобы замораживала все эмоции. Их специально доводили до точки кипения и потом давали плацебо. Большинство людей почувствовали себя намного лучше и негатив как будто сам исчез. Можно сделать вывод, что человеку не обязательно вымещать свой гнев на других или бить посуду, достаточно осознать причину раздражения и договориться с самим собой.

Аффирмации. Я — самая умная и красивая!

Наверняка вы слышали про то, что наши установки влияют на нашу самооценку, так у нас появляется больше мотивации и возможностей в достижении успеха. Но есть и другая сторона медали. Исследование психологов доказало, что люди с завышенной самооценкой более уязвимы в случае неудачи, им достаточно сложно вернуться в исходную точку и начать заново.

Витание в облаках

Витание в облаках у нас ассоциируется с ленью, не практичностью, чем-то плохим. Но ученые доказали, что иногда полезно отключиться от реальной жизни и помечтать. Так вы сможете лучше планировать будущее, решать сложные задачи, если иногда будете позволять себе отпускать действительность. Нередко в эти моменты приходит озарение.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Маленькое одолжение равно три больших задачи

Это простой трюк с подсознанием, который помогает манипулировать человеком так, что он будет готов сделать для вас самую сложную задачу. Как это работает: вы просите человека выполнить одну маленькую просьбу, затем средней сложности и потом сложную задачу. Такой длинный процесс помогает сделать последнюю просьбу не такой пугающей и плавно подвести человека к выполнению.

Игры — лучшие тренажёры

Когда мы сталкиваемся со сложными ситуациями и пытаемся найти выход из них, например, перейти дорогу с оживленным движением машин. То в этом нам помогает «шаблон целей». Чтобы развить этот шаблон, лучше всего подойдут компьютерные игры. Мы привыкли видеть в играх только минусы, но в ограниченном доступе игры оказывают положительное влияние. Например, они развивают способность выявлять и искать решения в опасных ситуациях.

Боязнь счастья

Все мы стремимся быть счастливыми и прикладываем для этого много усилий, но когда момент почти достигнут, мы откровенно начинаем бояться этого. Мы хотим быть финансово обеспеченными, иметь семью и хороших друзей, но когда мы это получаем, нам становится не по себе. Нередко те, кто достигают больших результатов, подвергаются критики общества, мало кто верит, что можно добиться успеха самостоятельно без посторонней помощи.

Используйте основные теории из психологии, чтобы избавиться от стереотипов, начать жить по новым принципам и сделать будни яркими и насыщенными. А если вы хотите узнать еще больше полезной информации, то переходите на платформу «Россия — страна возможностей».

8 психологических экспериментов, которые объясняют, что и почему мы выбираем

Кажется, что наши родители, бабушки и дедушки всегда делали рациональный выбор: готовили вкусно и недорого, одевали нас тепло и неброско, решали задачи вдумчиво и грамотно. У нас, следующего поколения, иногда так не получается. Исследования поведенческой экономики и психологии выбора, проведенные в XXI веке, объяснили: мы не стали хуже, просто увеличилось количество внешних факторов, мешающих делать рациональный выбор. Но, если знать, что именно влияет на нас извне, принимать верные решения будет проще.

Мы в AdMe.ru ознакомились с результатами ключевых исследований и пришли к выводу: эти 8 психологических экспериментов наиболее точно и емко объясняют, под влиянием каких факторов мы принимаем решения.

1. Эксперимент с кешью

Ричард Талер (Richard Thaler) получил Нобелевскую премию за революционное открытие в экономике — «теорию подталкивания». А вдохновился ученый обычным ужином с друзьями и тарелочкой с орехами кешью.

Чтобы занять друзей в ожидании основных блюд и коктейлей, Ричард поставил на стол тарелку с кешью. От нечего делать гости налегли на закуску и за пару минут уничтожили половину. Поняв, что так они перебьют себе аппетит, Талер унес тарелку на кухню. А когда вернулся, гости поблагодарили его за то, что тот избавил их от искушающего фактора.

Ученому это показалось очень странным: гости благодарили его за то, что он отобрал у них вкусные орешки. Он сразу же предложил исследовать этот феномен своим аспирантам. Группа поняла, что гости Талера попали в ситуацию тройного выбора: съесть все, поесть немного или не есть вообще. На эту тройную альтернативу наложилась ситуация возбуждения и искушения. Сделать рациональный выбор в такой ситуации очень сложно, ведь людям свойственно недооценивать внешние факторы выбора.

Проще говоря, когда мы находимся в ситуации искушения или возбуждения, нам сложно сделать рациональный выбор. Поэтому с научной точки зрения чем меньше у нас вариантов, тем лучше.

2. Эксперимент с джемом

Еще один эксперимент, доказывающий, что большой ассортимент парализует потребителя, провели исследователи Шина Айенгар (Sheena Iyengar) из Университета Колумбии и Марк Леппер (Mark Lepper) из Стэнфордского университета. Исследователи устроили промоакцию джема на продовольственном рынке. В первую субботу на дегустационный стенд выставили 24 вида варенья, во вторую — 6.

В первый раз люди охотнее подходили к стенду (60 %) и пробовали варенье, но почти ничего не покупали (3 %). Во второй — подходили реже (40 %), но покупали чаще (35 %). В течение последующих лет исследователи провели еще 99 экспериментов. Все они доказали: чем меньше у нас выбора, тем охотнее мы покупаем.

3. Эксперимент с кока-колой

В 2000 году американский ученый Рид Монтегю (Read Montague) провел эксперимент, который дал старт развитию нейромаркетинга как научной дисциплины. Вдохновила его собственная дочка, которой нужно было провести исследование для урока науки в школе.

Монтегю исследовал на томографе 67 человек, чтобы прекратить давний спор о том, что лучше: пепси или кола. Сначала ученый провел «слепое» тестирование — давал людям пробовать напитки, но не говорил, какие конкретно. Аппарат МРТ показал, что зона вознаграждения в мозге (она отвечает за удовольствие) сильнее активизировалась при приеме пепси.

Затем ученый дал испытуемым те же напитки, но уже в открытую, то есть люди знали, что они пьют, — пепси или колу. И результаты эксперимента кардинально изменились: зона вознаграждения стала «загораться» на коле.

По результатам эксперимента ученый сделал вывод, что поведенческие предпочтения могут обуславливаться не только осознанным выбором, но и подсознательными культурными установками и общественными стереотипами. Проще говоря, наш выбор порождается не только действительно важными, но и малозначимыми факторами, такими как бренд.

Следовательно, принимая любое решение, всегда стоит задумываться, действительно ли выбор является лучшим для нас самих или на нас воздействуют маркетологи с их уловками.

4. Эксперимент с попкорном

Диетолог из Чикаго Брайан Вансинк (Brian Wansink) провел эксперимент, в котором приняли участие 158 посетителей кинотеатра. Им выдали маленькие (100 г) и большие (240 г) упаковки несвежего попкорна. Обеим группам угощение не понравилось, но люди с бóльшими упаковками съели на 33,6 % больше засохшего попкорна.

Эксперимент еще раз подтвердил вывод: необдуманные решения, потенциально имеющие негативные последствия, мы чаще всего принимаем по инерции. Чтобы избежать таких последствий, нам достаточно избавиться от внешних проявлений этой инерции: взять тарелку поменьше или заменить белую посуду на голубую.

5. Эксперимент с кружками и ручками

Исследователи Даниел Канеман (Daniel Kahneman), Джек Кнеч (Jack Knetsch) и Ричард Талер провели эксперимент над группой студентов Корнеллского университета. Испытуемых разделили на 3 группы: первой выдали стаканчики с кофе, второй — плитки шоколада, третьим предложили сделать выбор — напитки или сладости.

В третьей группе предпочтения разделились примерно поровну: 56 % участников выбрали кофе, 44 % — шоколад. Когда студентам из первой и второй групп предложили поменяться: отдать кофе и получить шоколад или наоборот — казалось бы, примерно половина так же должна была согласиться. На деле на обмен пошли всего 10–11 %.

Затем тех же студентов разделили на две группы. Первой выдали шариковые ручки, второй — $ 4,5 (примерный эквивалент их стоимости). Когда участникам предложили поменяться, почти никто из владельцев ручек не согласился расстаться с ними.

Таким образом исследователи доказали эффект владения: нам свойственно ценить то, чем мы владеем или чем успели воспользоваться.

6. Эксперимент с будильником

В своей книге о сопротивлении соблазну Касс Санстейн (Cass Sunstein) и Ричард Талер объясняют: в эпоху изобилия в каждом человеке борются два начала — «планировщик» и «деятель». «Планировщик» ставит будильник рядом с собой на 6:15 и спокойно встает, когда тот звонит. «Деятель» заводит будильник на 6:15, выключает его звонок и просыпает. В следующий раз он ставит будильник в другой конец комнаты, встает, выключает его, ложится обратно и снова просыпает. Затем он покупает себе убегающий будильник, и только это становится для него оптимальным вариантом.

Зная, какой из типов в нас преобладает, мы можем принимать более рациональные решения. Если внутренний «планировщик» перестает справляться — необходимо помогать ему «снаружи». В наш век с помощью одной только силы воли почти невозможно принимать взвешенные решения.

7. Эксперимент с похудением

Двое исследователей-экономистов Джон Ромалис (John Romalis) и Дин Карлан (Dean Karlan) придумали хитрый способ избавиться от лишнего веса. Сначала они поспорили на $ 10 тыс., что похудеют на 13 кг за 9 месяцев. Тот, кто не сумеет достичь цели, выплачивает другому оговоренную сумму. По истечении срока эксперимента выяснилось, что успеха достигли оба участника.

Чтобы сохранить вес, исследователи договорились, что за каждый набранный килограмм они будут платить друг другу определенную сумму. В итоге меру наказания пришлось применить всего один раз — в остальное время обоим экспериментаторам удавалось поддерживать вес в норме.

Таким образом исследователи еще раз доказали важность факторов сдерживания для «деятелей» в нашу эпоху изобилия. Иногда внутренний «планировщик» не справляется, и бороться с искушениями нужно с помощью внешних ограничений.

8. Эксперимент с анаграммами

Оптимизм внушает исследование Шины Айенгар, которое доказало: мы становимся успешнее, когда делаем выбор сами. Женщина пригласила несколько десятков детей из разных стран, разделила их на 3 группы и предложила порешать анаграммы. Дети из первой группы сами выбирали карточки с анаграммами (конечно, вслепую) и маркеры, которыми будут писать ответы. За вторую группу выбор делала руководитель исследования, за третью — мамы.

Лучше всех с задачей справились дети из первой группы. Исследователь объясняет: этим ребятам никто не ставил ограничений и не диктовал, что делать. Они чувствовали одновременно свободу и ответственность, поэтому достигали наилучших результатов.

Согласны ли вы с выводами исследователей? Или считаете, что на ваш выбор влияет что-то другое?

Иллюстратор Igor Polushin специально для AdMe.ru

Шок Стэнфордского эксперимента не прошел и через 40 лет

  • Алистер Лейтхэд
  • Би-би-си, Сан-Франциско

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Филипп Зимбардо уверяет, что его эксперимент помог понять природу человеческой психологии

40 лет назад несколько американских студентов собрались в одном из подвалов Стэнфордского университета в Калифорнии в надежде немного подзаработать во время каникул. Однако в результате им пришлось принять участие в одном из самых шокирующих психологических экспериментов в истории.

Идея была очень простой – взять группу добровольцев, разделить ее на заключенных и надзирателей, поместить их в модель тюрьмы и понаблюдать за результатами.

Стэнфордский тюремный эксперимент, как он вошел в историю, должен был продлиться две недели, но его прервали через шесть дней – после того, как несколько его участников пережили нервные срывы, у «охранников» появились проявления садизма, а один из «заключенных» объявил голодовку.

«В первый день все это просто выглядело как маленькая тюрьма – с игрушечными камерами, но на второй день в сознании заключенных, охранников и наших сотрудников это уже была самая настоящая тюрьма», — говорит автор эксперимента, психолог Филипп Зимбардо.

Добровольцы узнали об эксперименте из объявления в местной газете. При этом для участия в нем были отобраны только самые сильные – как в физическом, так и психологическом смысле.

Хотя охранникам выдали униформу и зеркальные солнечные очки, те поначалу не могли как следует войти в роль, и Зимбардо опасался, что ему придется отменить эксперимент.

Однако, как оказалось, ждать пришлось совсем недолго.

«Когда закончился первый день, я увидел, что ничего не происходит. Мне стало скучно, и я решил, что теперь стану очень жестоким тюремным охранником», — говорит Дэйв Эшлеман, участник эксперимента, выступавший в роли главного надзирателя.

Пыточные приемы

В тот же день заключенные, которых называли только по номерам и с которыми обращались очень жестко, устроили бунт и забаррикадировались в камерах.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Эксперимент был проведен в Калифорнии в 1971 году

Надзиратели расценили такое поведение как вызов своему авторитету, пресекли акцию протеста и стали насаждать свою власть.

«Внезапно динамика полностью изменилась. Они поверили, что имеют дело с опасными заключенными, и на этом этапе все это перестало быть экспериментом», — вспоминает Зимбардо.

Узников стали унижать, раздевать догола, надевать им на их головы мешки; их заставляли отжиматься и делать другие физические упражнения.

«Самой эффективной тактикой было лишение сна, а это известный пыточный прием, — говорит один из «заключенных» Клэй Рамси. – Я просто не мог выполнить те физические упражнения, которых от меня требовали. И я считал, что всем этим управляют люди, на самом деле лишенные рационального восприятия. Так что я начал отказываться от пищи».

В результате Рамси поместили в кладовку уборщика, служившую одиночной камерой. Из-за голодовки также наказали и других заключенных. Ситуация стала очень напряженной.

Дэйв Эшлеман вспоминает, что эксперимент очень быстро вышел из-под контроля.

«Я постоянно пытался понять, где же предел, то есть дойти до точки, когда они меня остановят и скажут: «все, с меня достаточно, это всего лишь эксперимент». Но, мне кажется, этого так и не произошло», — говорит он.

Зимбардо, впрочем, рассказывает, что у многих заключенных произошли нервные срывы, и им пришлось прекратить участие в эксперименте. У одного из таких людей на нервной почве появилась сыпь по всему телу.

Подавление добрых намерений

Кроме того, руководитель эксперимента тоже оказался втянут в него в роли одного из участников, и поэтому потерял научную чистоту восприятия.

Автор фото, BBC World Service

Подпись к фото,

Дэйв Элшеман говорит, что во время эксперимента делал вещи, за которые ему теперь стыдно

«Эксперимент был правильной идеей, но его не стоило продолжать после второго дня, — признает Зимбардо. – Как только у заключенного произошел срыв, мы уже доказали свои предположения о том, что различные ситуации могут оказывать очень сильное влияние на людей. Я не закончил все это, когда следовало».

В результате досрочному прекращению эксперимента способствовал другой психолог – невеста Зимбардо Кристина Маслач. Ее явно шокировало происходившее в подвале Стэнфордского университета, и девушка обвинила своего приятеля в жестокости. Слова Маслач моментально отрезвили Зимбардо.

Вскоре после Стэнфордского эксперимента в нескольких американских тюрьмах произошли беспорядки, и о необычном психологическом исследовании стало широко известно как в США, так и по всему миру.

«Это исследование представляет классический пример того, каким образом различные ситуации и системы могут подавлять добрые намерения участников и превращать обычных, нормальных молодых людей в охранников-садистов», утверждает Зимбардо.

Эшлеман, игравший роль главного охранника, говорит, что в результате эксперимента узнал о себе много нового. «Я понял, что в определенной ситуации, я, вероятно, способен на вещи, о которых я позже вспоминал со стыдом», — говорит он.

Аналогии с «Абу-Грейб»

«Когда я увидел фотографии из тюрьмы «Абу-Грейб» в Ираке, я моментально понял, что мне все это очень знакомо, — продолжает Эшлеман. — И я сразу догадался, что [охранники], вероятно, были самыми обычными людьми, а не паршивыми овцами, которыми их пыталось представить министерство обороны».

Однако исполнявший роль заключенного Клэй Рамси считает, что Стэнфордский эксперимент проводить не стоило в принципе. По его мнению, он не имел реальной научной основы и противоречил этическим нормам.

«Самое ценное в этом эксперименте – это то, что он закончился раньше срока, — считает Рамси. – А самое плохое – что за 40 лет его автору, Зимбардо, досталось огромное внимание, и в результате людям показали пример того, как не надо заниматься наукой».

Впрочем, сам Зимбардо называет подобную точку зрения «наивной» и утверждает, что его исследование было очень ценным для исследования психологии человека, поскольку среди прочего позволило понять причины злоупотреблений в тюрьме «Абу-Грейб».

«Это показывает, что человеческая природа не всегда под контролем того, что принято называть свободным волеизъявлением, — заключает ученый. – На самом деле большинство из нас можно спровоцировать на такое поведение, которое будет совершенно противоречить нашим представлениям о себе».

Не повторяется такое иногда

Недавно в Science появились результаты крупнейшего эксперимента по проверке воспроизводимости опубликованных исследований в области когнитивной и социальной психологии. Его итоги оказались просто обескураживающими для научного сообщества — экспертам не удалось воспроизвести результаты более половины психологических работ. Однако дискуссия о спорности многих психологических исследований и скандалы по поводу мошенничества и подлога начались задолго до этого. N+1 решил разобраться, как и почему возникла идея этого проекта, что означают его результаты для психологии, и почему это скорее положительный сигнал, свидетельствующий о приверженности большинства ученых-психологов идеалам научного метода.

В 2006 году в голландском Университете Тилбурга на факультете социальных наук появился новый харизматичный, дружелюбный, безмерно талантливый сорокалетний профессор. Ректорат смотрел на него как на звезду мировой величины, которая поможет Тилбургу подтянуть социальные науки до уровня их всемирно признанной Школы экономики и права. Маэстро звали Дидрик Александр Штапель. Штапель вполне оправдал ожидания руководства – он основал в университете Институт исследований в области бихевиоральной экономики, а уже в 2010 году занял пост декана факультета. Вершиной его успеха стала опубликованная в апреле 2011 года в журнале Science статья «Справляясь с Хаосом». Не прошло и года после ее выхода, как хаос захлестнул самого Штапеля.

Срочная пресс-конференция, собранная Университетом 31 октября 2011 года, донесла до СМИ вполне шокирующее известие: Дидрик Штапель обвинялся в фальсификации экспериментальных данных как минимум в 30 из 130 опубликованных им статей (включая публикацию в Science), а также в нескольких главах из коллективных монографий. Имелись подозрения о махинации с данными и в ряде других его статей и работ, включая докторскую диссертацию, однако возможностей доказать подлог (как впрочем и обосновать невиновность Штапеля) специальная комиссия Университета Тилбурга не нашла. Среди дискредитированных публикаций оказалась и широко освещенная в медиа статья, доказывающая, что люди, употребляющие мясо, якобы являются более эгоистичными, чем вегетарианцы.

По результатам расследования у Штапеля были отозваны все научные степени и награды, а сам он выступил с заявлением, в котором признал свою вину и извинился перед коллегами и сотрудниками. Только благодаря этому Штапелю удалось избежать серьезных преследований. Отработав 120 часов общественных работ и потеряв ряд привилегий и бонусов (эквивалентных примерно его полуторагодовому доходу), он опубликовал наполненную рефлексией книгу мемуаров «Сошедший с рельсов» и в настоящее время возобновил свою преподавательскую деятельность.

«Дело Штапеля» и несколько менее громких, но похожих историй, которые произошли примерно в то же время с другими социальными психологами (Дирком Сместерсом, Апом Дейкстерхейсом и американцем Лоуренсом Санна), вызвали не только активную дискуссию об исследовательской этике, но и подняли вопрос о научном статусе социальной психологии вообще.

Нобелевский лауреат Даниэль Канеман (сам большой сторонник исследований социального прайминга, на котором специализировался Штапель) осенью 2012 года выступил на волне разгорающейся критики с открытым письмом, в котором предложил способ, который, по его мнению, мог бы защитить столь слабый и неуловимый эффект, в существовании которого он, тем не менее, был полностью убежден.

Канеман предложил отобрать пять лабораторий, возглавляемых наиболее уважаемыми и заслуженными специалистами, чья репутация не подлежит сомнению. Каждая лаборатория должна была выбрать один наиболее выраженный и легко воспроизводимый эффект и реплицировать его, причем работы лабораторий должны были образовать замкнутый круг (лаборатория B воспроизводит работу лаборатории A, С — работу B и так далее).

Увы, но эта инициатива не вызвала широкой поддержки среди ведущих социальных психологов, большинство из которых предпочли агрессивную полемику реальным шагам по оздоровлению собственной дисциплины и возвращению ей утраченной легитимности. О том, что под ударом находилась не просто судьба отдельного «сбившегося с пути» ученого, утверждалось даже в докладе по делу Штапеля: «это общий провал научной критики и исследовательской культуры внутри всего сообщества [социальных психологов], чрезмерно увлеченного некритическим подтверждением своих идей и поиском красивых, но теоретически поверхностных ad hoc результатов».

Реакция

Борьбу за спасение социальной психологии возглавил Брайан Носек — рядовой исследователь из Виргинского университета в Шарлотсвилле, который инициировал масштабный проект по оценке воспроизводимости исследований в области: Reproducibility Project: Psychology.

В августе 2012 Носек собрал 72 добровольца из 41 научно-исследовательской организации по всему миру. Он горячо поддержал инициативу Канемана, и это придало ему дополнительный вес. После письма Канемана число добровольцев в проекте выросло до 270 человек. В ноябре 2012 в журнале Perspectives on Psychological Science Носек разразился программной статьей, где описал весь будущий проект.

Ссылаясь на классиков, заложивших фундаментальные теоретические основы научного метода – от средневекового монаха Роджера Бэкона до Карла Поппера и Томаса Куна, а также опираясь на влиятельную статью Стефана Шмидта Носек провозгласил воспроизводимость как важнейший критерий достоверного научного результата, в том числе и в социальной психологии.

В общем случае воспроизводимость обозначает подтверждение того или иного эксперимента посредством его повторения (репликации), в ходе которой другой исследователь в другом месте получает те же самые, либо сходные или очень близкие результаты. В этом случае их можно считать объективным знанием и твердо установленным фактом. Таким образом, репликация эксперимента становится главным методологическим инструментом, позволяющим перевести индивидуальное убеждение (веру) в существование какого-либо явления в факт, и, следовательно, очередной небольшой, но достоверный кирпичик знания в здании науки. Чем больше и чаще какой-либо эксперимент воспроизведен, тем более надежным становится его результат. Он попадает в классический фонд дисциплины и во все учебные пособия.

Команда Носека решила ограничиться в своем исследовании 100 статьями, опубликованными на протяжении 2008 года в трех наиболее респектабельных рецензируемых журналах: Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition (работы в области общей или когнитивной психологии), Journal of Personality and Social Psychology (работы по социальной психологии и психологии личности) и Psychological Science (широкий профиль публикаций, аналог отечественных «Вопросов психологии» или «Психологического журнала»).

Чтобы избежать всевозможных искажений при выборе статьи, каждая исследовательская подгруппа (иногда в составе всего лишь одного человека) должна была выбрать одну из первых 30 статей какого-либо тома одного из журналов, соответствующую их научным интересам и наличным ресурсам (понятно, что если у ученого нет доступа к томографу, экспериментальным животным или людям с теми или иными особенностями развития, то он просто не в силах будет повторить работу, использующую такие инструменты или выборки).

Целью каждой группы было прямое воспроизведение выбранного исследования. Иными словами, полное, максимально возможное повторение оригинального эксперимента, включающее соответствующую выборку, процедуру опытов, стимульный материал и тот же, либо аналогичный статистический инструментарий. Репликация должна была иметь высокую статистическую мощность (1-β ≥ 0,80). По возможности каждая группа старалась контактировать и консультироваться с авторами оригинального исследования, особенно если какие-либо места в работе были не ясны или плохо задокументированы, а также, если были получены какие-либо неожиданные эффекты или результаты. Если в репродуцируемом исследовании использовался авторский стимульный материал, то при репликации необходимо было использовать его же.

Носека и его коллег интересовало, в первую очередь, сколько всего исследований они смогут воспроизвести и в каких аспектах. Каков процент успешно реплицированных работ будет для каждой отрасли психологии (общей и социальной). И, наконец, какие факторы могут быть использованы для предсказания успешной репликации исследования в будущем (например, размер выборки, величина эффекта, особенности дизайна эксперимента, исследовательский опыт автора и так далее).

Как это делалось

Рассмотрим вкратце один случайно выбранный пример репликации. Психолог-когнитивист из Канады Станка Фитнева попыталась воспроизвести исследование, описанное в статье двух психологов из Университета Джонса Хопкинса: Банчимлака Дессалена и Барбары Ландау. Авторы оригинальной статьи предположили, что вербальные инструкции помогают маленьким детям «удерживать» связи между различными визуальными характеристиками, например, между цветом и его локализацией на поверхности объектов.

Оригинальная работа была сделана на четырехлетних англоговорящих детях. Малышам показывали квадраты, одна прямоугольная половина которых была симметрично закрашена в зеленый цвет, а другая в красный. Затем, спустя непродолжительное время, детей просили найти ранее показанный квадрат среди нескольких других, включая квадраты, раскрашенные зеркально (по сравнению со стимульным) или поделенные по диагонали на два треугольника. На этом этапе количество ошибок при выборе было очень высоким.

На втором этапе работы детей инструктировали, описывая искомый квадрат при демонстрации. При этом использовались либо термины направления (например, «в этом квадрате красная половина находится слева от зеленой»), либо соотношения («красная половина соприкасается с зеленой»).

Станка Фитнева воспроизвела именно последний сравнительный эксперимент. Она использовала стимульный материал, любезно предоставленный авторами оригинальной работы, а также перезаписала заново все аудиоинструкции для испытуемых.

В итоге репликация отличалась от оригинальной работы в двух аспектах: различия в языковом бэкграунде испытуемых (в американском исследовании у всех детей родной язык был только английский, а в канадском участвовали билингвы). Второе, более существенное отличие – это использование другого статистического анализа (t-критерия вместо ANOVA — оба показывают, насколько надежно отличаются средние значения в выборках) и исключение из анализа результатов детей, не понявших задание вообще или со временем реакции на задание более 5 секунд.

По результатам своей репликации Фитнева пришла к следующим выводам. Во-первых, изначально, в отличие от оригинальной работы, она не получила значимых отличий между группой, получившей инструкцию в терминах направления, от группы получившей задание в терминах соотношения. Еще раз проанализировав экспериментальные данные, Фитнева обнаружила, что двое детей из группы «терминов направления» не понимают значения слов «справа» и «слева». Связавшись с американскими авторами, она выяснила, что они исключали такие результаты из выборки. И только после того, как данные от этих двух детей были выброшены, удалось «вытащить» исследуемый эффект до нужного уровня значимости: t(43)=2,161, p=0,036, d=0,67.

В целом, работу удалось реплицировать лишь частично: эффект от инструкции действительно присутствует, однако он «мимолетный» и не настолько явно выражен, как заявлялось в статье американских психологов. Кроме того, Фитнева приводит в пример новую работу Дессалена и Ландау от 2013 года, где авторы сами реплицировали свое исследование на детях другого возраста: трехлетних и шестилетних. Выяснилось, что первые вообще почти не справляются с заданием, так как плохо понимают любые устные инструкции, а шестилетки справляются равно хорошо вне зависимости от формулировок инструкций.

Таким образом, если заявленный исследователями из США феномен и существует, то только для детей 4-5 лет. Однако для того, чтобы твердо установить его наличие требуется, по мнению Фитневой, новый эксперимент с гораздо большей выборкой, более жестким дизайном и разработанной, а также ясно оговоренной системой правил исключения результатов из анализируемой выборки.

Стоит отметить, что выше приведен далеко не худший, скорее типичный результат репликации. Всего же из 100 оригинальных статей в 97 случаях авторы заявляли о статистически значимых результатах (р < 0,05), однако при воспроизведении сходной статистической значимости удалось добиться лишь для 36 работ. При этом хуже всего дело обстояло в области социальной психологии – 75 процентов работ реплицировать не удалось. В когнитивной психологии критерий воспроизводимости провалило только около 50 процентов исследований. Впрочем, как мы могли убедиться выше, это вовсе не означает, что описанных феноменов не существует вовсе.

Помимо статистической значимости репликаторы также оценивали величину эффекта (разность между сравниваемыми средними). Упрощенно можно сказать, что она обозначает выраженность какого-либо феномена (например, мы установили, что запах апельсинов улучшает способность решать задачи – в этом случае коэффициент величины эффекта покажет нам, насколько увеличилась эта способность). И вновь результаты воспроизведения оказались провальными. В среднем при репликации величина эффекта оказалась вдвое ниже, чем заявленная в оригинальных статьях.

Помимо объективных критериев экспертам из команды Носека предлагалось субъективно оценить – удалось ли им воспроизвести результаты того или иного исследования и в какой мере. Они могли отнести реплицированную работу к двум категориям «воспроизвести удалось» или «воспроизвести не удалось», а затем оценить успех или неудачу репликации по шкале из семи рангов: от высшего («практически идентичная») до низшего («какое-либо сходство отсутствует»). По субъективным оценкам экспертов, им не удалось воспроизвести 61 работу, при этом 15 полностью. И лишь четыре работы из ста оказались реплицированы в полной мере.

Преимущество в воспроизводимости исследований по когнитивной психологии (изучающей такие психологические процессы как восприятие, память, внимание и так далее) над социальной объясняется, по мнению Носека, более выраженными феноменами. «Зрение работает примерно одинаково у всех людей, тогда как самооценка может варьироваться в широких пределах и даже у одного и того же человека изменяться под воздействием разных внешних факторов», — объясняет разницу Ноcек.

Итоги

В опубликованной в Science статье Носек с коллегами так резюмирует итоги проекта: «После столь трудной работы по воспроизведению выборки из множества опубликованных психологических исследований, о каком количестве феноменов мы можем сказать, что они истинные? Ни об одном. Тогда о скольких феноменах мы можем сказать, что они ложны? Вновь ни об одном. Это из-за того, что наше исследование плохо спроектировано? Нет. Просто это реальность современного производства научного знания, даже если она не признается в повседневной практике».

Действительно, по итогам исследования можно лишь сказать, что для 36 работ были получены дополнительные доказательства существования описываемых в них феноменов, что вовсе не говорит о том, что в будущем они действительно станут «кирпичиком знания». Точно так же можно сказать, что изученные в остальных 64 статьях феномены не получили должного обоснования. Их существование поставлено под сомнение, но не может быть отвергнуто окончательно.

Это вновь возвращает к дискуссии о выработке критериев воспроизводимости, особенно для социальных и гуманитарных наук, а также такой пограничной области знаний как психология. Существует мнение, что в этих дисциплинах к статье должен прилагаться набор данных, с которым работал исследователь и описание способа их обработки (включая, например, программный код и алгоритмы). Если другой ученый, используя те же данные и тот же способ их обработки, получил сходные результаты – значит работа должна считаться воспроизводимой. В настоящий момент Носеку поступило предложение начать второй проект и попробовать реплицировать ряд классических и хорошо известных исследований, например работы по эффекту Струпа (для когнитивной психологии) или эффекту ореола (для социальной).

Хотя результаты проекта выглядят для психологии плачевно, эта ситуация характерна и для других областей знания. Например, существует похожий критический обзор для работ в области нейрофизиологии, исследования о манипуляции статистическими данными при обработке результатов функциональной компьютерной томографии мозга человека и животных, отсутствие воспроизводимости в современных исследованиях по раку и противоопухолевым препаратам, противоречивые результаты по итогам исследования эффективности многих лекарств. Так, The Center for Open Science в настоящий момент помимо Reproducibility Project: Psychology запустил также и Reproducibility Project: Cancer Biology, как раз посвященный проверке 50 авторитетных исследований рака и методов его лечения.

Дидрик Штапель признавался, что к подделке эмпирических данных и манипуляции со статистикой его подтолкнуло желание быстрого успеха и карьерного роста. «Я хотел всего и сразу, здесь и сейчас». И в принципе, ему это почти удалось.

Старинный лозунг американских аспирантов «publish or perish» актуален сейчас не меньше, чем когда он впервые появился на свет: всем нужны публикации. И не в «братских могилах», а в респектабельных журналах. На фоне бесконечной гонки за ресурсы это приводит к перекосу в публикациях и манипулированию результатами. Вы могли долго и нудно проводить эксперимент, проверять какую-то интересную гипотезу, потратить полгода или год жизни, а в итоге получить отрицательный результат, который никому не нужен, и который никто не хочет публиковать, или у вас окажется невысокий уровень значимости. Несколько манипуляций с выборкой и отрицательный результат превратится в небольшой, но положительный. Низкая значимость? Не вопрос! Будем наращивать выборку, или использовать другие методы для взлома p, пока не получим необходимое значение. Но является ли это проблемой самой психологии, и только ли психологии?

Очевидно во всей этой истории только одно: психология сейчас действительно переживает глубокий кризис, который, к счастью, большинством исследователей признается. Хотя бы по этой последней причине можно надеяться, что она имеет шансы на восстановление своего реноме, изрядно пошатнувшегося с начала XX века.

Даниил Кузнецов

Легендарные психологические эксперименты и их значение для входящего маркетинга (Inbound Marketing)

Как известно, психология — это наука, исследующая мышление и поведение человека с целью более глубокого понимания того, почему люди думают и ведут себя тем или иным образом.

Хотя психология и маркетинг являются, по сути, совершенно разными сферами деятельности, вы будете удивлены, как много общего они имеют друг с другом. В этой статье описываются 4 легендарных психологических эксперимента, а также их значение для входящего маркетинга.

1. Эксперимент Соломона Эша: влияние мнения окружающих и социального давления

Этот известный эксперимент 1951 года об искажении восприятия в зависимости от мнения окружающих представлял собой простое задание на сопоставление длины линий.

Цель эксперимента: Соломон Эш (Solomon Asch) хотел провести опыт, который позволил бы ему лучше понять, как мнение большинства и социальное давление влияют на конкретного человека.

Гипотеза: Эш предполагал, что даже мнение большинства не сможет убедить человека согласиться с тем, что очевидно неправильно.

В качестве участников эксперимента было отобрано 50 студентов мужского пола. Каждый раз Эш помещал одного ничего не подозревающего молодого человека в комнату, заранее предупредив, что тому предстоит простая проверка зрения. В помещении уже находилось 7 других «подставных» людей (они уже были проинформированы о том, какой ответ им нужно дать).

Каждый человек в комнате должен был сказать вслух, какая из линий — А, В или С — совпадает по длине с линией Х. Ответ был очевиден, однако 7 «подставных» участников эксперимента давали заведомо неправильный ответ. Восьмой и все еще ничего не подозревающий участник должен был отвечать последним. Опыт повторялся 18 раз.

Результат: В итоге, около 32% испытуемых давали неверный ответ, поддавшись влиянию большинства.

Какое отношение этот эксперимент имеет к входящему маркетингу?

Вспомните о том, как много вы делаете для того, чтобы поддержать репутацию своей компании. Вы собираете благодарственные письма клиентов, боретесь за положительные отзывы и места в рейтингах, организуете опросы с целью выявить степень удовлетворенности покупателей. Вероятно, вы даже разместили аватары покупателей на своем сайте или лендинге.

Все это вы делаете в надежде повлиять на потенциальных клиентов, чтобы они вслед за другими сделали выбор в пользу вашей компании. И вы несомненно правы — эксперимент Соломона Эша показал: люди склонны прислушиваться к мнению окружающих, особенно если это широко распространенная точка зрения.

Поэтому продолжайте демонстрировать тот факт, что клиенты доверяют вам. Позвольте положительным отзывам и рекомендательным письмам говорить о вашей компании за вас.

2. Эксперимент Нисбета и Уилсона: эффект ореола

Эффект ореола (Halo Effect) — это очень интересный психологический феномен. Данным термином обозначается влияние первого впечатления о человеке или группе людей на наше отношение к нему в дальнейшем. Например, если вы видите, что человек мил и всем нравится, то вы, скорее всего, решите, что он умен и успешен.

Цель эксперимента: Ученые Нисбет и Уилсон (Nisbett and Wilson) захотели выяснить, подвержены ли люди влиянию феномена ореола или нет, а также узнать, насколько они осведомлены об этом психологическом явлении.

Гипотеза: Оба исследователя были уверены, что люди не имеют никакого представления о том, что такое эффект ореола. Однако они предполагали, что феномен влияет на наши решения и суждения относительно других.

В качестве участников эксперимента были приглашены студенты колледжа. Им предстояло посмотреть запись лекции и оценить преподавателя по нескольким критериям. Всех испытуемых разделили на две группы, каждой из которых показали разное видео, но с одним и тем же преподавателем: на первом видео профессор читал лекцию в дружелюбной и теплой манере, в то время как на втором — вел себя резко и грубо.

После просмотра студентов попросили оценить лектора по следующим критериям: манера поведения, наличие или отсутствие акцента (он был бельгийцем) и внешность.

Результаты: Студенты должны были оценить преподавателя по шкале от 1 до 8, где 1 обозначало «категорически не нравится», а 8 — «безумно нравится». Многие из них были сильно удивлены, когда осознали, как характер просмотренной видеозаписи повлиял на их оценки.

Какое отношение этот эксперимент имеет ко входящему маркетингу?

Звезды шоу-бизнеса, известные политики или просто влиятельные люди — существует огромное количество исследований, доказывающих, что если к продукту или услуге имеют отношение известные бренды или авторитетные личности, то его ценность в глазах клиентов значительно возрастает.

Например, если вы продаете скейтборды, почему бы не изобразить, как Тони Хоук (Tony Hawk) катается на одном из них. Или если вы занимаетесь продажами теннисных мячей, было бы здорово, если бы в рекламе фигурировала Серена Уиллиамс (Serena Williams).

Постарайтесь связать ваш продукт или услугу с известным, надежным брендом. Либо позвольте представлять вашу компанию известному человеку, который точно заставит людей заинтересоваться вами.

3. Эксперимент Саноки и Сулмана: соотношение цветов

В этом эксперименте сравнивались группы похожих и разных цветов, а также оценивалось их влияние на визуальное восприятие человека.

Цель эксперимента: Участникам эксперимента были показаны цветовые таблицы с целью изучения сочетаемости цветов и ее влияния на кратковременную память. Испытуемым также предлагалось воспроизвести отдельные цветовые палитры.

Гипотеза: Основываясь на гипотезе о гармонии цветов, Томас Саноки (Thomas Sanocki) и Ноа Сулман (Noah Sulman) предположили, что участникам эксперимента будет легче запомнить и воспроизвести те таблицы, в которых цвета хорошо сочетались друг с другом.

Исследователи предлагали испытуемым группы небольших изображений, содержащих палитры, где цвета сочетались или не сочетались друг с другом. За раз показывались две палитры: сначала одна, а затем другая, которую они должны были сравнить с первой. Участникам нужно было определить или вспомнить, были ли эти палитры одинаковыми или разными. Также испытуемые должны были оценить, сочетались ли цвета друг с другом или нет:

Гармоничные (harmonious) — дисгармоничные (disharmonious) цвета и их сочетания

Результаты: Эксперимент показал, что люди лучше запоминают те палитры, в которых цвета сочетаются между собой. Также было замечено, что
лучшая запоминаемость характерна для наборов, содержащих сочетание только двух или менее цветов.

Какое отношение этот эксперимент имеет ко входящему маркетингу?

Результаты эксперимента действительно интересны. Поскольку контрастные цвета влияют на способность людей к запоминанию, использование цветовых различий между текстом и фоном может помочь посетителям сайта сконцентрироваться на контенте.

Как эта информация может пригодиться вам? Попробуйте:

1. Использовать как можно меньше различных цветов при оформлении лендингов с комплексным контентом.
2. Повысить контраст между фоном и визуальной информацией.
3. Выбирать темы с гармоничным сочетанием оттенков.

Проанализируйте свой лендинг на предмет сочетаемости цветов. Возможно, стоит внести некоторые изменения? Поэкспериментируйте с разными стилями оформления, чтобы выяснить, какой из них наиболее эффективен.

4. Эксперимент Шабри и Саймонса: избирательность внимания

Вам подвластна многозадачность? Умеете ли вы контролировать несколько действий за раз? Или, может быть, у вас узконаправленное мышление и, вы не способны ни на что отвлекаться, когда сконцентрированы на чем-то важном?

К какому бы типу людей вы ни относились, избирательность внимания характерна для каждого человека. Хотя бы раз в день мы фокусируемся на одном объекте и попутно игнорируем все происходящее вокруг.

Цель эксперимента: Кристофер Шабри (Christopher Chabris) и Дэниэл Саймонс (Daniel Simons) решили выяснить, как избирательность внимания влияет на восприятие человека в некоторых ситуациях.

Гипотеза: В исследовании не указано, были ли у ученых какие-либо предположения до проведения эксперимента.

Участникам эксперимента было предложено просмотреть видео, на котором группа людей в черных и белых футболках передавали друг другу баскетбольный мяч. Перед просмотром испытуемым был задан вопрос: сколько раз игроки в белых футболках передадут друг другу мяч?

Как только ролик закончился, участникам еще раз задали указанный ранее вопрос. Ответ был: 15 раз. А затем их спросили, видели ли они гориллу. В самом деле, в середине видеозаписи из-за кадра вышел человек в костюме гориллы и не спеша прошел между игроками.

Результаты: Подавляющее большинство испытуемых не заметили человека в костюме гориллы — феномен избирательности внимания вызвал у участников эксперимента временную слепоту. В повседневной жизни мы ненамеренно упускаем из вида множество вещей и даже не догадываемся об этом.

Какое отношение этот эксперимент имеет ко входящему маркетингу?

Проще говоря, не захламляйте ваш лендинг многочисленными элементами дизайна и не перегружайте его контентом. Если он будет перегружен, то люди не смогут сконцентрироваться на том, к чему вы хотите привлечь их внимание.

Протестируйте различные дизайнерские решения на вашем сайте, чтобы выяснить, какой из них наиболее успешен и способствует повышению коэффициента конверсии. Если вы создали страницу для того, чтобы пользователи скачивали вашу новую электронную книгу — не нужно добавлять боковую панель, где вы будете просить посетителей подписаться на рассылку. У пользователя должен быть один четкий и простой путь на вашем сайте.

Вместо заключения

Представьте себя на месте ваших потенциальных клиентов. Что бы вы хотели увидеть на своем лендинге? Оказался бы он полезным для вас? Открыли бы вы email с таким заголовком и т.д.?

Используйте психологию для того, чтобы лучше понимать вашу целевую аудиторию, изучайте ваших потенциальных покупателей, тестируйте различные варианты с учетом их влияния на поведение людей — и вы увидите, как изменятся показатели бизнеса.

Высоких вам конверсий!

По материалам: impactbnd.com, image source: Xavier J. Peg 

24-11-2015

Жестокие эксперименты в истории психологии — Look At Me

Здесь уже рассматривался один из самых жестоких экспериментов, рассказывающий о том, как из мальчика воспитали девочку (http://www.lookatme.ru/flows/psihologiya/posts/40044-samyiy-zhestokiy-eksperiment-v-istorii-psihologii). Но не он один существует в истории психологии. Предлагаю Вам ознакомиться с другими, не менее чудовищными, экспериментами.

Крошка Альберт (1920 год)

Джон Уотсон, отец бихевиористского направления в психологии, занимался исследованиями природы страхов и фобий. Изучая эмоции младенцев, Уотсон, среди прочего, заинтересовался возможностью формирования реакции страха применительно к объектам, которые ранее страх не вызывали. Ученый проверил возможность формирования эмоциональной реакции боязни белой крысы у 9-месячного мальчика Альберта, который крысу совсем не боялся и даже любил с ней играть. В ходе эксперимента в течение двух месяцев младенцу-сироте из приюта показывали ручную белую крысу, белого кролика, вату, маску Санта-Клауса с бородой и т.д. Через два месяца ребенка посадили на коврик посередине комнаты и разрешили поиграть с крысой. Вначале ребенок совершенно не боялся крысы и спокойно играл с ней. Через некоторое время Уотсон начал ударять железным молотом по металлической пластине за спиной ребенка каждый раз, когда Альберт прикасался к крысе. После повторения ударов Альберт начал избегать контакта с крысой. Спустя неделю опыт повторили — в этот раз по полосе ударили пять раз, просто помещая крысу в колыбель. Младенец плакал уже лишь при виде белой крысы. Еще через пять дней Уотсон решил проверить, будет ли ребенок бояться похожих объектов. Ребенок боялся белого кролика, ваты, маски Санта-Клауса. Поскольку громких звуков при показе предметов ученый не издавал, Уотсон сделал вывод о переносе реакций страха. Уотсон предположил, что очень многие страхи, антипатии и тревожные состояния взрослых формируются еще в раннем детстве. К сожалению, Уотсону так и не удалось избавить малыша Альберта от его беспричинного страха, который закрепился на всю оставшуюся жизнь.

Эксперимент Милгрэма (1974 год)

Эксперимент Стэнли Милгрэма из Йельского университета описан автором в книге «Подчинение авторитету: экспериментальное исследование». В опыте участвовал экспериментатор, испытуемый и актер, игравший роль другого испытуемого. В начале эксперимента между испытуемым и актером «по жребию» распределялись роли «учителя» и «ученика». В действительности испытуемому всегда доставалась роль «учителя», а нанятый актер всегда был «учеником». «Учителю» перед началом эксперимента объясняли, что цель опыта – якобы выявить новые методы запоминания информации. В реальности же экспериментатор исследовать поведение человека, получающего указания, расходящиеся с его внутренними поведенческими нормами, от авторитетного источника. «Ученика» привязывали к креслу, к которому был прикреплен электрошокер. Как «ученик», так и «учитель» получали «демонстрационный» удар током в 45 вольт. Дальше «учитель» уходил в другую комнату и должен был по громкой связи давать «ученику» простые задачи на запоминание. При каждой ошибке ученика испытуемый должен был нажимать на кнопку, и ученик получал удар током в 45 вольт. В действительности актер, игравший ученика, только делал вид, что получает удары током. Затем после каждой ошибки учитель должен был увеличивать напряжение на 15 вольт. В какой-то момент актер начинал требовать прекратить эксперимент. «Учитель» начинал сомневаться, а экспериментатор на это отвечал: «Эксперимент требует, чтобы вы продолжали. Продолжайте, пожалуйста». По мере увеличения напряжения актер разыгрывал все более сильный дискомфорт, затем сильную боль и наконец срывался на крик. Эксперимент продолжался до напряжения в 450 вольт. Если «учитель» колебался, экспериментатор заверял его, что берет на себя полную ответственность за эксперимент и за безопасность «ученика» и что эксперимент должен быть продолжен. Результаты оказались шокирующими: 65% «учителей» дали разряд в 450 вольт, зная, что «ученик» испытывает страшную боль. Вопреки всем предварительным прогнозам экспериментаторов, большинство испытуемых подчинились указаниям руководившего экспериментом ученого и наказывали «ученика» электрошоком, причем в серии опытов из сорока испытуемых ни один не остановился до уровня 300 вольт, пятеро отказались подчиняться лишь после этого уровня, а 26 «учителей» из 40 дошли до конца шкалы. Критики заявили, что испытуемых гипнотизировал авторитет Йельского университета. В ответ на эту критику Милгрэм повторил эксперимент, сняв убогое помещение в городке Бриджпорте (штат Коннектикут) под вывеской «Исследовательская ассоциация Бриджпорта». Результаты качественно не изменились: 48% испытуемых согласились дойти до конца шкалы. В 2002 году сводные результаты всех схожих экспериментов показали, что до конца шкалы доходят от 61% до 66% «учителей», независимо от времени и места эксперимента. Выводы из эксперимента следовали самые пугающие: неизвестная темная сторона человеческой натуры склонна не только бездумно подчиняться авторитету и выполнять самые немыслимые указания, но и оправдывать собственное поведение полученным «приказом». Многие участники эксперимента испытывали чувство превосходства над «учеником» и, нажимая на кнопку, были уверены, что «ученик», неправильно ответивший на вопрос, получает по заслугам. В конечном итоге, результаты эксперимента показали, что необходимость повиновения авторитетам укоренена в нашем сознании настолько глубоко, что испытуемые продолжали выполнять указания, несмотря на моральные страдания и сильный внутренний конфликт.

Здесь (http://narod.ru/disk/4518943000/povinuemost_DivX.avi.html) можно скачать документальный фильм «Повинуемость», составленный из видеоматериалов эксперимента Милгрэма (474 Мб, 49 минут). К сожалению, не очень хорошее качество.

Стэнфордский тюремный эксперимент (1971 год)

Эксперимент с «искусственной тюрьмой» не задумывался его создателем как нечто неэтичное или вредное для психики его участников, однако результаты этого исследования повергли в шок общественность. Известный психолог Филипп Зимбардо решил изучить поведение и социальные нормы индивидуумов, помещенных в нетипичные для них условия тюрьмы и вынужденных играть роли заключенных или надзирателей. Для этого в подвале факультета психологии оборудовали имитацию тюрьмы, а студентов-добровольцев в количестве 24 человек разделили на «заключенных» и «надзирателей». Предполагалось, что «заключенные» изначально помещены в ситуацию, в ходе которой они будут испытывать личностную дезориентацию и деградацию, вплоть до полной деперсонализации. «Надзирателям» не дали никаких специальных инструкций относительно их ролей. Вначале студенты не очень-то понимали, каким образом им следует играть свои роли, но уже на второй день эксперимента все встало на свои места: восстание «заключенных» было жестоко подавлено «надзирателями». С этого момента поведение обеих сторон в корне изменилось. «Надзиратели» разработали специальную систему привилегий, призванную разобщить «заключенных» и поселить в них недоверию друг к другу – поодиночке они не так сильны, как вместе, а значит, их легче «охранять». «Надзирателям» стало казаться, что «заключенные» в любой момент готовы поднять новое «восстание», и система контроля ужесточилась до крайней степени: «заключенных» не оставляли наедине с собой даже в туалете. В результате «заключенные» стали испытывать эмоциональные расстройства, депрессию, беспомощность. Через некоторое время навестить «заключенных» пришел «тюремный священник». На вопрос, как их зовут, «заключенные» чаще всего называли свои номера, а не имена, а вопрос, как они собираются выбираться из тюрьмы, приводил их в тупик. К ужасу экспериментаторов оказалось, что «заключенные» абсолютно вжились в свои роли и начали ощущать себя в настоящей тюрьме, а «надзиратели» испытывали настоящие садистские эмоции и намерения по отношению к «заключенным», еще несколько дней назад бывшими их добрыми друзьями. Казалось, обе стороны абсолютно забыли, что все это – всего лишь эксперимент. Хотя эксперимент был запланирован на две недели, он был прекращен досрочно, всего через шесть дней по этическим соображениям.

На основе этого эксперимента Оливер Хиршбигель снял фильм «Эксперимент» (2001).

«Чудовищный эксперимент» (1939 год)

В 1939 году Уэнделл Джонсон из университета Айовы (США) и его аспирантка Мэри Тюдор провели шокирующий эксперимент с участием 22 детей-сирот из Дэвенпорта. Детей разделили на контрольную и экспериментальную группы. Половине детей экспериментаторы рассказали о том, насколько чисто и правильно они говорят. Вторую половину детей ожидали неприятные минуты: Мэри Тюдор, не жалея эпитетов, язвительно высмеивала малейший недостаток их речи, в конце концов назвав всех жалкими заиками. В результате эксперимента у многих детей, которые никогда не испытывали проблем с речью и волею судьбы оказались в «негативной» группе, развились все симптомы заикания, которые сохранялись в течение всей их жизни. Эксперимент, позже названный «чудовищным», долго скрывали от общественности из страха повредить репутации Джонсона: схожие эксперименты позже проводились над заключенными концлагерей в нацистской Германии. В 2001 году университет штата Айова принес официальные извинения всем пострадавшим в ходе исследования.

Проект «Аверсия» (1970 год)

В армии ЮАР в период с 1970 по 1989 год осуществлялась секретная программа по очистке армейских рядов от военнослужащих нетрадиционной сексуальной ориентации. Вход шли все средства: от лечения электрошоком до химической кастрации. Точное число жертв неизвестно, однако, по утверждению армейских врачей, в ходе «чисток» различным запрещенным экспериментам над человеческой природой подверглись около 1000 военнослужащих. Армейские психиатры по поручению командования вовсю «искореняли» гомосексуалистов: тех, кто не поддавался «лечению», отправляли на шоковую терапию, заставляли принимать гормональные препараты и даже подвергали операциям по изменению пола. В большинстве случаев «пациентами» были молодые белые мужчины в возрасте от 16 до 24 лет. Руководитель «исследования», доктор Обри Левин, ныне является профессором психиатрии в университете Калгари (Канада). Занимается частной практикой.

Исследования о воздействии наркотиков на организм (1969 год)

Следует признать, что некоторые эксперименты, проводимые на животных, помогают ученым изобрести лекарства, которые в дальнейшем могут спасти десятки тысяч человеческих жизней. Однако некоторые исследования переходят все границы этики. Примером может служить эксперимент, призванный помочь ученым понять скорость и степень привыкания человека к наркотическим веществам. Эксперимент проводился на крысах и обезьянах, как на животных, наиболее близких к человеку по физиологии. Животных приучали самостоятельно впрыскивать себе дозу определенного наркотика: морфина, кокаина, кодеина, амфетаминов и т.д. Как только животные научились самостоятельно «колоться», экспериментаторы оставили им большое количество препаратов, предоставили животных самим себе и начали наблюдение. Животные настолько растерялись, что некоторые их них даже пытались бежать, причем, находясь под действием наркотиков, они калечились и не чувствовали боли. Обезьяны, принимавшие кокаин, начали страдать от конвульсий и галлюцинаций: несчастные животные вырывали себе фаланги пальцев. Обезьяны, «сидевшие» на амфетаминах, выдернули у себя всю шерсть. Животные-«наркоманы», предпочитавшие «коктейль» из кокаина и морфина, умирали в течение 2 недель после начала приема препаратов. Несмотря на то что целью эксперимента было понять и оценить степень воздействия наркотиков на организм человека с намерением дальнейшей разработки эффективного лечения наркозависимости, способы достижения результатов трудно назвать гуманными.

Эксперименты Лэндиса: спонтанные выражения лиц и подчиненность (1924 год)

В 1924 году Карини Лэндис из университета Миннесоты начал изучать человеческую мимику. Эксперимент, затеянный ученым, должен был выявить общие закономерности работы групп лицевых мышц, отвечающих за выражение отдельных эмоциональных состояний, и найти мимику, типичную для страха, смущения или других эмоций. Испытуемыми стали его собственные студенты. Чтобы сделать мимику более отчетливой, он нарисовал на лицах испытуемых линии жженой пробкой, после чего предъявлял им нечто, способное вызвать сильные эмоции: заставлял их нюхать аммиак, слушать джаз, смотреть на порнографические картинки и засовывать руки в ведра с жабами. В момент выражения эмоций студентов фотографировали. И все бы ничего, но последнее испытание, которым Лэндис подверг студентов, вызвало кривотолки в самых широких кругах ученых-психологов. Лэндис просил каждого испытуемого отрезать голову белой крысе. Все участники эксперимента сначала отказывались это сделать, многие плакали и кричали, но впоследствии большинство из них согласились это сделать. Хуже всего было то, что большинство участников эксперимента, что называется, в жизни и мухи не обидели и совершенно не представляли, каким образом осуществлять приказ экспериментатора. В результате животным причинили немало мук. Последствия эксперимента оказались гораздо более важными, чем сам эксперимент. Никакой закономерности в выражении лица ученым обнаружить не удалось, однако психологи получили доказательство того, как легко люди готовы подчиниться авторитетам и сделать то, что в обычной жизненной ситуации не проделали бы.

Приобретенная беспомощность (1966 год)

В 1966 году психологи Марк Селигман и Стив Майер провели серию экспериментов на собаках. Животных поместили в клетки, предварительно разделив на три группы. Контрольную группу через какое-то время отпустили, не причинив никакого вреда, вторую группу животных подвергали повторяющимся ударам тока, которые можно было прекратить нажатием рычага изнутри, а животных из третьей группы подвергали внезапным ударам тока, которые никак нельзя было предотвратить. В результате у собак выработалась так называемая «приобретенная беспомощность» – реакция на неприятные раздражители, основанная на убежденности в беспомощности перед окружающим миром. Вскоре у животных начали появляться признаки клинической депрессии. Через некоторое время собак из третьей группы выпустили из клеток и посадили в открытые вольеры, из которых легко можно было убежать. Собак вновь подвергли воздействию электрического тока, однако ни одна из них даже не подумала о бегстве. Вместо этого они пассивно реагировали на боль, воспринимая ее как нечто неизбежное. Собаки усвоили для себя из предыдущего негативного опыта, что бегство невозможно и больше не предпринимали никаких попыток выскочить из клетки. Ученые предположили, что человеческая реакция на стресс во многом напоминает собачью: люди становятся беспомощными после нескольких неудач, следующих одна за другой. Неясно только, стоил ли такой, вобзем-то, банальный вывод страданий несчастных животных.

«Источник отчаяния» (1960 год)

Свои жестокие эксперименты Гарри Харлоу проводил на обезьянах. Исследуя вопрос социальной изоляции индивидуума и методов защиты от нее, Харлоу отбирал детеныша обезьяны у его матери и помещал в клетку в полном одиночестве, причем выбирал тех детенышей, у которых связь с матерью была наиболее крепкой. Обезьяна содержалась в клетке год, после чего ее отпускали. У большинства особей обнаруживались различные психические отклонения. Ученый сделал следующие выводы: даже счастливое детство не является защитой от депрессий. Результаты, мягко говоря, не впечатляют: подобный вывод можно было сделать и без проведения жестоких экспериментов над животными. Впрочем, движение в защиту прав животных началось именно после опубликования результатов этого эксперимента.

Источник: Washington ProFile.

лабораторных экспериментов | tutor2u

Эксперименты ищут влияние, которое манипулируемые переменные (независимые переменные, или IV) оказывают на измеряемые переменные (зависимые переменные, или DV), то есть причинные эффекты.

Лабораторные эксперименты уделяют особое внимание устранению влияния других посторонних переменных путем их контроля (т. Е. Удаления или поддержания их постоянными) в искусственной среде. Это увеличивает вероятность для исследователей найти причинный эффект, будучи уверенными в том, что никакие другие переменные, кроме изменений в IV, не могут повлиять на результирующий DV.Лабораторные эксперименты — это наиболее строго контролируемая форма экспериментального исследования.

Участникам также может быть присвоено случайным образом по условиям эксперимента, чтобы избежать предвзятости экспериментатора (т.е. экспериментатора нельзя обвинить в выборе того, кто будет находиться в каждом экспериментальном состоянии, что может повлиять на результаты).

Оценка лабораторных экспериментов:

Сильные стороны

— Высокий контроль над посторонними переменными означает, что они не могут искажать результаты, поэтому часто предполагается «причинно-следственная» связь между IV и DV.

— Результаты лабораторных экспериментов обычно надежны, поскольку созданные условия (и, следовательно, полученные результаты) могут быть воспроизведены.

— Переменные можно точно измерить с помощью инструментов, доступных в лабораторных условиях, что в противном случае может быть невозможно для экспериментов, проводимых «в полевых условиях» (полевые эксперименты).

Слабые стороны

— Собранные данные могут не иметь экологической достоверности, поскольку искусственный характер лабораторных экспериментов может поставить под сомнение, отражают ли результаты характер реальных сценариев жизни.

— Существует высокий риск характеристик спроса, т.е.е. участники могут изменить свое поведение в зависимости от их интерпретации цели эксперимента.

— Существует также риск предвзятости экспериментатора, например Ожидания исследователей могут повлиять на то, как они взаимодействуют с участниками (влияя на поведение участников), или изменить их интерпретацию результатов.

границ | Фабрика экспериментов: стандартизация поведенческих экспериментов

1. Введение

Экспериментальные парадигмы — это распространенный способ количественной оценки человеческого поведения.Учитывая эту центральную роль, в идеале должны быть скоординированные усилия по разработке и внедрению стандартизированных парадигм. К сожалению, нет открытых, расширяемых усилий, и поэтому наборы поведенческих данных, как правило, имеют небольшой размер и не могут быть напрямую сопоставимы между исследованиями. Доступная технология является важным ограничивающим фактором; в то время как для конкретных этапов процесса экспериментов было разработано несколько фреймворков (например, jsPsych de Leeuw, 2015 для создания экспериментов, Psiturk McDonnell et al., 2012 для развертывания), эти инструменты требуют опыта программирования или работы с командной строкой и не имеют интегрированной инфраструктуры. Кроме того, в настоящее время нет большого открытого хранилища парадигм, которое могло бы служить ресурсом и стандартом для данной области. Без такого ресурса отдельные лаборатории должны либо тратить ненужное время на программирование, либо оплачивать коммерческие продукты, которые обеспечивают набор психологических оценок. Наука о поведении может извлечь выгоду из более концентрированных и сознательных усилий по внедрению современных технологий, включая мгновенный онлайн-доступ к развертыванию опросов (например,g., www.surveymonkey.com, www.qualtrics.com), интеграция с социальными сетями (например, Facebook, Twitter) и общее движение к быстрому и широкому сбору данных (Mason and Suri, 2011).

С появлением экспериментальных инструментов и поведенческих парадигм для исследования психических функций возникла необходимость в стандартизации и гармонизации в этой области. Исторически поведенческие эксперименты в психологии опирались на небольшое количество библиотек и программного обеспечения для генерации поведенческих задач: E-Prime (Schneider et al., 2012), Psych Toolbox (Brainard, 1997; Matlab), психопия (Peirce, 2007; Python), jsPsych (de Leeuw, 2015; JavaScript). В рамках нынешней системы совместное использование кода нечасто, документация, как правило, скудная, а формальное тестирование практически отсутствует. Ущерб исследовательскому процессу огромен. Во-первых, независимая разработка стандартных парадигм несколькими людьми приводит к избыточности усилий и увеличивает вероятность ошибок кодирования и концептуальных ошибок при разработке задач. Даже когда лаборатории делятся своим кодом, существует вероятность распространения ошибки по лабораториям, если благотворители не будут тщательно проверять парадигмы.Во-вторых, отсутствие открытого хранилища парадигм замедляет разработку стандартизированных поведенческих показателей; в то время как одни парадигмы могут быть популярны в подразделах психологии, они могут быть совершенно неизвестны в других. Точно так же отсутствие открытого обмена замедляет принятие и проверку новых парадигм, поскольку их использование требует либо независимой разработки, либо получения их из исходной лаборатории, что задерживает воспроизведение и расширение исходной работы. Наконец, отсутствие стандартизации усложняет интерпретацию парадигм, потенциально объединяя теоретически значимые различия в дизайне задач с случайностями реализации.

Многообещающей тенденцией для решения этих проблем является рост экспериментов на основе браузеров, когда поведенческие парадигмы доставляются онлайн или офлайн через веб-браузер. Хотя некоторые наборы инструментов ограничены работой с конкретным программным обеспечением (Brainard, 1997; Schneider et al., 2012), проведение экспериментов через Интернет с использованием таких платформ, как Amazon Mechanical Turk, становится все более популярным (Stewart et al., 2015), с результатами в соответствии с лабораторными условиями (Woods et al., 2015). Например, исследование Many Labs (Klein et al., 2014) успешно воспроизвело 10 из 13 выбранных классических парадигм с использованием 36 независимых выборок, чтобы показать, что эффекты устойчивы в разных выборках и условиях. Использование Интернета требует перехода к стандартным веб-технологиям, включая JavaScript, HTML и CSS. Основное преимущество веб-экспериментов заключается в том, что эксперименты можно проводить на разных платформах (например, компьютеры, мобильные телефоны, планшеты, проекционные экраны фМРТ) и средах (контролируемые и неконтролируемые настройки).Компании заметили эту тенденцию, и существует ряд продуктов с оплатой за услуги (например, http://www.millisecond.com предлагает «неявный», а http://www.nightingaleapp.com предлагает приложение для сбор данных в организациях). Хотя эти решения идеальны для контролируемого сбора, организации и доставки данных, в первую очередь основанных на опросах, эти продукты не идеальны для исследователей, которые обычно хотят прозрачности и максимального контроля над своими экспериментами, обеспечиваемых использованием программного обеспечения с открытым исходным кодом.Кроме того, объем развертываемых задач ограничен. Идеальным было бы опубликовать парадигмы, опросы и игры, в которых есть точное измерение задержки ответа, а также слуховые и визуальные стимулы. Идеальным было бы, чтобы этот общедоступный ресурс был открытым, гибким и находился под контролем исследователей, которые его используют, чего нельзя сказать о коммерческих решениях. С другой стороны, разработка эквивалента с открытым исходным кодом будет соответствовать этим требованиям.

Для решения этой задачи в разработке находится широкий спектр стандартных инфраструктур.Просто еще один инструмент для онлайн-исследований (JATOS) предоставляет инфраструктуру для настройки локального или серверного набора экспериментов JavaScript с соответствующей базой данных, но не решает проблему стандартизации или повторного использования парадигм (Lange et al., 2015) . Project Implicit Framework (PIP) (http://www.peoplescience.org) — это модульная структура, которая также развертывает эксперименты с JavaScript, но требует значительного опыта для разработки и настройки компонентов приложения. Пситурк (McDonnell et al., 2012) — это веб-фреймворк на основе Python (на основе микро-фреймворка Flask), который исследователи могут использовать для разработки экспериментов и развертывания на Amazon Mechanical Turk, но он ограничен этой реализацией и требует от исследователей разработки собственных парадигм.

Следует упомянуть коммерческое решение E-Prime (Schneider et al., 2012), поскольку оно было хорошо принято сообществом. В то время как E-Prime предлагает эквивалентный точно настроенный контроль представления стимулов, требование лицензии USB для его запуска, невозможность обслуживать эксперименты онлайн (например,g., на Amazon Mechanical Turk), а существенное обучение созданию экспериментов (MacWhinney et al., 2001) делает его непригодным для широкого и легкого развертывания экспериментальных парадигм. MacWhinney et al. (2001) имеют Систему обучения экспериментальной психологии (STEP), которая предназначена для максимального использования E-Prime как в учебных, так и в экспериментальных целях. STEP включает документацию и сценарии E-Prime для множества классических и часто используемых парадигм. Однако, поскольку он использует E-Prime, он наследует проблемы использования E-Prime, поэтому он также не подходит для широкого распространения и открытого сотрудничества.

Наконец, Tatool — это веб-инструмент для исследователей, позволяющий создавать и проводить эксперименты, предлагающий современные и доступные методы создания и анализа экспериментов. Хотя Tatool прост в использовании и является большим вкладом в технологию экспериментов с открытым исходным кодом, он не обеспечивает стандартизации для разработки экспериментов, совместного использования и разработки общих ресурсов или интеграции с существующими вариантами развертывания (например, Psiturk; Makin, 2016 ). Здесь мы представляем Experiment Factory, среду с открытым исходным кодом для разработки и развертывания веб-экспериментов.Центральное место в Experiment Factory занимает коллекция из более чем 80 стандартизированных парадигм, которые сразу же доступны для использования и могут быть легко расширены и улучшены за счет сотрудничества с открытым исходным кодом.

2. Экспериментальный завод

Важной и часто упускаемой из виду особенностью исследовательского рабочего процесса является различие между разработчиком и пользователем. Разработчик — это исследователь, заинтересованный в создании экспериментальных парадигм и инфраструктуры, а пользователь просто хочет использовать эти парадигмы.В то время как одни исследователи стремятся глубоко изучить код приложения, другие просто хотят его использовать, и успешная инфраструктура должна обслуживать и то, и другое. С этой целью Experiment Factory использует модульную стратегию, предоставляя отдельные компоненты (репозитории Github) для экспериментов, опросов, батареи и развертывания (см. Раздел 4, Инфраструктура Experiment Factory), и позволяет исследователям развертывать эксперименты в текущих инструментах, которые исследователи уже сочтены полезными (например, Psiturk, см. Глоссарий терминов в таблице 3) и при различных вероятных сценариях, таких как отсутствие доступа к Интернет-соединению или необходимость сохранения данных в частной базе данных.Сначала мы опишем некоторые сценарии использования, чтобы описать мотивацию этой работы, а затем более подробно опишем инфраструктуру. Мы сделали доступным руководство по началу работы, чтобы лучше познакомить пользователей с фреймворком (http://expfactory.readthedocs.org/en/latest/getting-started.html).

3. Примеры использования экспериментальной фабрики

3.1. Развертывание экспериментов

The Experiment Factory предлагает гибкость и структуру. Исследователь имеет полный контроль над средой развертывания (локальной или облачной), а также над инфраструктурой, используемой для развертывания (см. Раздел 4, Инфраструктура Experiment Factory).При любых обстоятельствах исследователь имеет полный контроль над набором выбранных экспериментов, а полученные данные предоставляются в нескольких выходных форматах. В этой рукописи мы рассмотрим несколько вариантов использования. Когда мы говорим о модуле, таком как «эксперименты», мы имеем в виду репозиторий Github, и дополнительная информация об этих компонентах доступна в Разделе 4.

3.1.1. Локальное развертывание экспериментов

Самый простой вариант использования — это когда исследователь хочет запустить участников локально через парадигмы, уже включенные в модуль экспериментов.Этот подход легко реализуется с помощью инструмента командной строки expfactory (Раздел 4.1 Программное обеспечение Experiment Factory). Используя этот инструмент, исследователь может в одной строке кода выбирать эксперименты, определять уникальный идентификатор участника и вызывать веб-интерфейс для развертывания набора связанных экспериментов, называемых «батареей» (например, «expfactory —run — -experiments stroop, nback —subid UID001 »). В случае, если пользователь хочет сохранить статическую папку для последующего запуска, аргумент «—generate» может использоваться аналогичным образом.В то время как поведение по умолчанию заключается в использовании последних экспериментов и шаблонов батарей из репозиториев, исследователь может гарантировать, что эксперименты и код батареи остаются неизменными, сохраняя (клонируя) репозитории на локальном компьютере и предоставляя пути к папкам в качестве аргументов для инструмент (подробности см. в документации на expfactory.readthedocs.org). Данные загружаются на локальный компьютер непосредственно в браузере после завершения эксперимента и называются в соответствии с уникальным идентификатором участника.

3.1.2. Развертывание экспериментов с использованием Psiturk

Инфраструктура Psiturk — это хорошо разработанная платформа для развертывания экспериментов на Mechanical Turk. Из-за обширной базы пользователей и документации было необходимо, чтобы наши эксперименты можно было легко развернуть на Psiturk. Используя инструмент командной строки expfactory без каких-либо аргументов, пользователь может открыть веб-интерфейс, чтобы выбрать эксперименты, спецификацию базы данных и развертывание. После выбора этих переменных пользователю предоставляется папка или файл для запуска виртуальной машины.Эта функция также возможна с помощью инструмента командной строки с «expfactory —generate —experiments stroop, nback —folder / home / output».

3.1.3. Локальная модификация эксперимента или батареи

Исследователи могут захотеть использовать эксперименты, включенные в модуль экспериментов, в качестве «базовой парадигмы», но внести изменения для своих собственных целей (например, изменить изображения стимулов, увеличить продолжительность эксперимента). Точно так же исследователи могут захотеть дополнить имеющиеся парадигмы своими собственными экспериментами.Если набор экспериментов уже был загружен в виде набора папок, изменение парадигмы просто требует изменения файлов в конкретной папке эксперимента. Хотя в настоящее время для этого требуются некоторые знания в области кодирования JavaScript, мы планируем разрешить изменение ограниченного набора переменных эксперимента с помощью переменных в файле конфигурации эксперимента (таблица 1) в будущем.

Таблица 1. Поля, необходимые в стандартном config.jsonž для Experiment Factory Experiment .

3.1.4. Разработка экспериментов и инфраструктуры

The Experiment Factory использует стратегию разработки с открытым исходным кодом, что означает, что весь код общедоступен на Github (http://www.github.com/expfactory), а вклады вносятся в любую из баз кода посредством разветвления репозиториев и извлечения Запросы. Доступна полная документация по этому процессу (http://expfactory.readthedocs.org/en/latest/development.html). База кода была разработана и протестирована в Linux (Ubuntu) и Mac OS.

3.1.5. Разработка эксперимента

Участие в новом эксперименте означает добавление новой папки в репозиторий экспериментов, которая отвечает минимальным требованиям для expfactory (то есть, включая файл JavaScript для запуска эксперимента и файл конфигурации для указания метаданных). Дополнительные файлы сценариев и стилей, а также изображения, звук или другие файлы, необходимые для развертывания, не являются обязательными. Мы предоставляем исследователям шаблон эксперимента, с которого можно начать, и рекомендуемая стратегия — скопировать и внести изменения в аналогичный эксперимент, который уже существует.Разработка эксперимента означает некоторое знакомство с JavaScript и HTML / CSS, а также возможность совместной работы над Github. Мы предоставляем как лучшие практики, так и подробные описания необходимых переменных для файла конфигурации (Таблица 1). Для тестирования экспериментов у пользователя есть несколько вариантов. Инструмент командной строки программного обеспечения Experiment Factory можно запустить из любой папки экспериментов, чтобы открыть веб-браузер и протестировать отдельный эксперимент вручную с помощью команды «expfactory —preview», чтобы протестировать отдельный эксперимент с экспериментальным роботом с помощью команды «expfactory —test». , »Или для проверки файла конфигурации с помощью« expfactory —validate.См. Полную документацию на http://expfactory.readthedocs.org.

3.1.6. Разработка документации и инфраструктуры

Инфраструктура и методы бесполезны без надлежащей документации. Experiment Factory использует инструмент документации sphinx, обслуживаемый репозиторием Experiment Factory Github, что означает, что он создается автоматически при обновлении базы кода. В этом стандарте документации используется синтаксис реструктурированного текста (rst) (http://docutils.sourceforge.net/rst.html).Был написан набор страниц, дополняющих функции, предоставляемые модулем, и мы также предоставляем документацию о том, как внести свой вклад в документацию (http://expfactory.readthedocs.org/en/latest/development.html#contributing-to- эта документация). Код Experiment Factory находится под лицензией MIT с открытым исходным кодом, которая представляет собой весьма разрешительную лицензию, которая накладывает несколько ограничений на повторное использование. Это гарантирует, что код будет использован наибольшим числом исследователей как в академических кругах, так и в промышленности.Мы приветствуем и поощряем вклад в любой из компонентов Experiment Factory от более широкого сообщества.

Полные руководства и дополнительные сведения представлены в нашей документации для разработчиков (http://expfactory.readthedocs.org/en/latest/development.html).

4. Инфраструктура экспериментальной фабрики

Этот раздел предназначен для более технических читателей и тех, кто интересуется разработкой модулей Experiment Factory, и мы предоставляем Глоссарий терминов (Таблица 3), чтобы объяснить более технический жаргон.Модульная стратегия инфраструктуры Experiment Factory означает предоставление отдельных репозиториев Github для экспериментов, скелетов для последовательности экспериментов («батарея» экспериментов) и развертываний. Experiment Factory стремится быть агностиком, когда дело доходит до развертывания, и обеспечивать поддержку текущих инфраструктур, которые исследователи считают полезными для развертывания своих экспериментов. Например, эксперименты могут быть легко развернуты в структуре папок для подключения к Psiturk либо локально на виртуальной машине, либо обслуживаются локально для изучения участников без подключения к Интернету.Эти статические компоненты отделены от программного обеспечения, которое обеспечивает интеграцию компонентов, и все компоненты и программное обеспечение имеют полностью открытый исходный код (Github, RRID: SCR_002630), что обеспечивает совместную специализацию. Исследователю, заинтересованному в разработке эксперимента, нужно только добавить новую парадигму в репозиторий экспериментов, и она будет доступна для всех приложений, использующих Experiment Factory. Исследователь, в первую очередь заинтересованный в дальнейшей разработке программного обеспечения, может сделать это, не касаясь статических компонентов.В настоящее время вся система доступна для развертывания любым исследователем как локально, так и с использованием облачного сервера; В конечном итоге мы также надеемся предоставить размещенную версию в качестве услуги, открытой для всех исследователей. Обзор инфраструктуры представлен на Рисунке 1.

Рис. 1. Ядро экспериментальной фабрики: эксперименты, каркас батареи и программное обеспечение находятся в открытом доступе на Github . Установка инструмента Experiment Factory позволяет исследователю запускать серию экспериментов на лету (справа) или создавать локальную папку или виртуальную машину для развертывания экспериментов в Amazon Mechanical Turk с помощью Psiturk (слева) .

4.1. Программное обеспечение экспериментальной фабрики

Контроллером Experiment Factory является программное обеспечение Experiment Factory Python (https://github.com/expfactory/expfactory-python), которое предоставляет функции для работы с компонентами, тестирования и проверки экспериментов, а также генерации окончательного вывода батареи на основе спецификации пользователей. Например, после установки этого инструмента исследователь может в одной строке указать эксперименты и необязательный уникальный идентификатор объекта, и браузер откроется с отображенной батареей.Помимо этой простой функциональности, программное обеспечение получает файлы экспериментов и батарей из Github, проверяет эксперименты и анализирует файлы конфигурации, чтобы преобразовать выбранные пользователем эксперименты в правильный синтаксис HTML. Готовый синтаксис HTML вместе с кодом эксперимента и статическими файлами сохраняется во временном каталоге, и открывается веб-сервер для запуска экспериментов в виде последовательности.

Инструмент также полезен для разработчиков тем, что любую функцию программного обеспечения можно использовать во внешнем приложении.Поскольку исполняемый файл является приложением Python Flask (см. Таблицу 3 для терминов Глоссарий), он также предоставляет RESTful API для обслуживания метаданных эксперимента, которые могут быть развернуты в среде локального или облачного сервера. Приложение легко устанавливается с помощью диспетчера пакетов (https://pypi.python.org/pypi/expfactory), и разработчики могут совместно работать над этим программным обеспечением для разработки дополнительных функций для использования со всем семейством компонентов Experiment Factory.

4.2. Экспериментальная фабрика Эксперименты и обзоры

Эксперименты фабрики экспериментов (https: // github.com / expfactory / expfactory-experts) и Опросы (https://github.com/expfactory/expfactory-surveys) являются ядром инфраструктуры: на момент публикации этой публикации доступно более 80 закодированных экспериментов и опросов, доступных для развертывания. . Каждый эксперимент представляет собой отдельную папку в репозитории Github expfactory-experts, содержащую файл структуры данных (config.json) со стандартным набором взаимосвязей «ключ-значение», которые предоставляют метаданные об эксперименте и позволяют его развертывание. В таблице 1 представлен обзор полей, требований и примеров, каждое из которых проверяется перед тем, как эксперимент считается действительным.Например, определение файлов, необходимых для запуска эксперимента, важно для инструмента expfactory-python для проверки и развертывания экспериментов, а определение переменных делает их доступными для приложений более высокого уровня. Каждому эксперименту присваивается уникальный идентификатор, переменная «exp_id», которая совпадает с именем папки в репозитории Github. Логическое поле «опубликовать» позволяет быстро отключить развертывание конкретного эксперимента, а поля «ссылка» и «участники» важны для предоставления кредита разработчикам.Наконец, поля, относящиеся к когнитивному атласу (Poldrack et al., 2011), позволяют найти общее место для документирования деталей и ссылок на эксперимент и определяют экспериментальную парадигму в онтологии, которая делает утверждения о когнитивных концепциях, измеряемых задачей. Это означает, что можно проводить сравнение между задачами в отношении измеряемых процессов или явлений (например, найти все задачи, которые, как считается, измеряют конструкцию «торможения реакции»). В поле «шаблон» указывается библиотека (например,g., функции JavaScript), в котором закодирован эксперимент, так что шаблон развертывания будет настроен для библиотеки. Хотя первоначальный выпуск включает эксперименты, закодированные с использованием jsPsych, библиотеки Javascript, которая упрощает создание экспериментов, модульная структура и спецификация этого шаблона означают, что инфраструктура готова к расширению для любых веб-технологий. Это чрезвычайно важно для проведения экспериментов с использованием самых современных веб-технологий.Как и в случае с экспериментами, каждый опрос представляет собой отдельную папку в репозитории expfactory-Survey на Github. Опросы полностью определяются двумя файлами: файлом структуры данных (config.json), идентичным тому, который использовался для экспериментов, и файлом TSV (survey.tsv), в котором указаны вопросы, ответы и оценка опроса.

4.3. Заводской экспериментальный аккумулятор

The Experiment Factory Battery (https://github.com/expfactory/expfactory-battery) представляет собой простой каркас, в котором эксперименты Experiment Factory могут быть развернуты в виде связного набора экспериментов, называемых «батареей.«Батарея поставляется с набором стандартного JavaScript и таблиц стилей, общих для всех шаблонов (например, jsPsych), что означает, что в этот репозиторий можно добавить код, который постоянно повторно используется в разных парадигмах. Конструкция батареи позволяет немедленное развертывание в нескольких инфраструктурах, включая Psiturk (локально или через виртуальную машину), на локальном компьютере для работы на лету или приложение Django (RRID: SCR_012855), которое может обслуживаться локально или на сервере. сервер (expfactory-docker). Это приложение Django управляет (www.expfactory.org) интерфейс.

4.4. Фабрика экспериментов Docker

Одна из основных целей Experiment Factory — предоставить возможность развертывать эксперименты и собирать данные без каких-либо знаний о программировании, базах данных или командной строке. В соответствии с этим требованием загрузка приложения из командной строки — это на один шаг слишком много, и по этой причине мы разработали контейнерное приложение, работающее на expfactory.org. Docker фабрики экспериментов — это набор контейнеров, обслуживающих приложение Django, которое можно запускать локально или на сервере, чтобы обеспечить интерфейс входа в лабораторию для проведения экспериментов локально или из облака.Приложение поддерживает как http, так и https (безопасные соединения). Приложение также настроено для развертывания экспериментов в Amazon Mechanical Turk. Простота развертывания достигается благодаря Docker, новой архитектуре на основе контейнеров, которая позволяет разрабатывать и развертывать приложения в контейнерах Linux (http://www.docker.com). Docker Compose (http://docs.docker.com/compose) — это контроллер для запуска многоконтейнерных приложений, таких как Experiment Factory, который использует отдельные контейнеры для веб-сервера nginx (nginx-proxy), базы данных postgresql (postgres ), работник диспетчера заданий Celery для выполнения трудоемких заданий (worker), база данных для заданий (redis) и основное приложение (expfactory) и протокол (uwsgi) для обслуживания приложения.Обзор этих контейнеров вместе с изображениями в Docker Hub представлен в Таблице 2 и на Рисунке 2, а краткое изложение терминов представлено в глоссарии (Таблица 3). Для более безопасного развертывания (например, expfactory.org) рекомендуется связать приложение с отдельной базой данных с зашифрованным соединением при запуске контейнера postgres на том же сервере. Django (https://www.djangoproject.com/) — это фреймворк на основе Python, который поставляется с сильной пользовательской базой, хорошо разработанными плагинами для аутентификации, безопасности и серверной базой данных, и, при желании, приложение Django может быть работать независимо от Docker.

Рисунок 2. Контейнеры Docker: Expfactory-docker включает в себя основной контейнер приложения (expfactory), базу данных для хранения данных приложения (postgres), очередь заданий (redis) и worker (Celery) для выполнения ресурсоемких задач, а также сеть сервер (nginx) для обслуживания приложения в сети .

Таблица 3. Глоссарий терминов для технического жаргона, ссылок на программное обеспечение и инструменты .

4,5. Фабрика Экспериментов ВМ

Развертывание аккумулятора на виртуальной машине, локально или в облаке, стало возможным благодаря репозиторию expfactory-vm.Этот репозиторий содержит файлы Vagrant, которые можно использовать с программным обеспечением Vagrant (http://www.vagrantup.com) для запуска локальной виртуальной машины или виртуальной машины, развернутой через Amazon Web Services. Файлы могут использоваться «как есть» для развертывания батареи со всеми экспериментами или сгенерированы с помощью исполняемого файла expfactory-python, чтобы пользователь мог определять собственный набор экспериментов.

5. Выбор дизайна и реализации

5.1. Модульная структура для открытой науки

Использование Github и разделение Experiment Factory на его базовые компоненты (эксперименты, батарея, докер, документация и виртуальная машина) было особым выбором, позволяющим специализацию и сотрудничество в разработке.Github предлагает контроль версий, управление кодом и сотрудничество между командами, а также такие функции, как отчеты о проблемах, обсуждение изменений и управление документацией. Все версии кода заархивированы, и любой исследователь, подключенный к Интернету, может одновременно работать над несколькими функциями. Github также обеспечивает непрерывную интеграцию или автоматическое тестирование кода, как для экспериментов, так и для expfactory-python, обсуждаемых далее.

5.2. Тестирование программного обеспечения для экспериментальной фабрики

Важным компонентом разработки программного обеспечения является постоянное тестирование всех функций всякий раз, когда в программное обеспечение вносятся изменения в случае, если изменение нарушает основные функции.Эта задача, называемая непрерывной интеграцией, может выполняться автоматически, когда предлагаются новые изменения в коде на Github с помощью таких сервисов, как CircleCI (https://circleci.com/) и Travis (https://travis-ci.com/). Базовое программное обеспечение для запуска Experiment Factory (expfactory-python) постоянно тестируется таким образом, однако серьезной проблемой при разработке этой инфраструктуры было обеспечение функциональности самих экспериментов. Ошибка в эксперименте во время выполнения приведет к разрядке батареи, и ее следует избегать любой ценой.Для достижения этой цели у Experiment Factory есть несколько стратегий тестирования кода эксперимента в среде непрерывной интеграции. Во-первых, тестирование экспериментов включает использование jshint, инструмента проверки качества JavaScript, для анализа файлов кода эксперимента на предмет статических ошибок. Проверка структур данных config.json экспериментов также происходит в среде непрерывной интеграции, как и тестирование экспериментов во время выполнения. Это стало возможным благодаря использованию автоматизированного веб-браузера selenium (http: //www.seleniumhq.org), управляемый функциями python из expfactory-python, которые реагируют на стимулы, подобно запуску экспериментального робота. Когда эксперименты изменяются, экспериментальный робот запускается над этими измененными экспериментами, чтобы гарантировать отсутствие ошибок времени выполнения, вызывая ошибку, чтобы не пройти тесты непрерывной интеграции, если будут обнаружены какие-либо ошибки. Во время этого процесса разработчики могут обсуждать изменения и проблемы, используя стандартные форумы для сообщения о проблемах и обсуждения разработки, предоставляемые Github. Эта среда совместного кодирования была важным компонентом для нашей группы при разработке, пилотировании и обсуждении приложения.Использование контроля версий было важным фактором для Experiment Factory, чтобы следовать видению воспроизводимой науки.

5.3. Когнитивный атлас

Когнитивный атлас (Poldrack et al., 2011) — это онтология, которая представляет современные знания о когнитивной науке. Интеграция стандартных терминов для описания задач и, следовательно, когнитивных концепций, которые ими измеряются, позволяет исследователям отображать все эксперименты в общем пространстве и использовать общий язык для описания поведения и измеряемых явлений.Это означает, что, например, исследователь может быстро найти эксперименты, которые, как утверждается, измеряют «стремление к риску», и такая особенность важна не только для определения этих экспериментов, но также для метаанализа и воспроизводимой науки. Портал экспериментов expfactory.github.io, наряду с документацией и тестированием экспериментов, предлагает возможность просмотра экспериментов, основанных на когнитивных концепциях, которые измеряются, как определено в Когнитивном Атласе. Сопоставление экспериментов с Когнитивным атласом и утверждения о когнитивных концепциях, измеряемых в ходе экспериментов, имеет большое значение, поскольку позволяет исследователям выбирать парадигмы на основе конкретных когнитивных функций, которые, как считается, они измеряют.

6. Обсуждение

Мы разработали экспериментальную фабрику с видением открытой совместной науки. Модульное приложение является гибким для использования как разработчиками, так и исследователями, не имеющими опыта разработки, и структурировано так, что эксперименты должны следовать рекомендациям, которые сделают их расширяемыми на несколько платформ. Мы интегрировали Когнитивный Атлас как способ обеспечить структуру для утверждений о том, что измеряют эксперименты — любой эксперимент, помеченный уникальным идентификатором в Когнитивном Атласе, можно сразу сравнить с другими экспериментами на уровне когнитивных концепций.Хотя мы с оптимизмом смотрим на наш подход, есть несколько ограничений.

6.1. Ограничения

6.1.1. Версии программного обеспечения

Ключевой проблемой любого развертывания подобного рода является управление версиями программного обеспечения. Например, текущие эксперименты и батарея соответствуют последней версии библиотеки JsPsych, и обновление этого программного обеспечения потребует от разработчиков обновления текущих экспериментов. Таким образом, стандарт в разработке программного обеспечения состоит в том, чтобы внушать заботу о том, чтобы сделать доступными различные версии программного обеспечения для поддержки устаревших реализаций.Значительные новые версии зависимостей могут быть интегрированы, когда сообщество разработчиков решит, что они необходимы, и те же самые разработчики берут на себя ответственность за обеспечение надлежащего функционирования компонентов. Это основание для непрерывной интеграции для запуска тестов функции программного обеспечения, которое было реализовано и предоставлено посредством интеграции CircleCI (www.circleci.com) с Github.

6.1.2. Разработка онтологий

Когнитивный атлас может не содержать всех желаемых экспериментальных парадигм, и поэтому от исследователя может потребоваться добавить новый эксперимент, расширить документацию по уже определенному эксперименту или лучше разработать утверждения о когнитивных концепциях, которые ставит задача. меры.Разработка онтологий — непрерывный процесс.

6.1.3. Поддерживаемые операционные системы и браузеры

Мы полностью протестировали эксперименты в браузерах Chrome и Firefox, работающих в системах Linux и Mac OS. Хотя мы планируем разработать настольное приложение, которое будет иметь кроссплатформенную поддержку (то есть, включая Windows), это настольное приложение еще не доступно. А пока мы рекомендуем пользователям использовать инструменты в Linux и Mac OS, в Chrome или Firefox, а также использовать виртуальную машину для поддержки в системах Windows.

6.1.4. Вклад сообщества

Серьезной проблемой при выпуске любой новой технологии является принятие сообществом. Хотя мы не можем гарантировать, что исследователи будут заинтересованы в участии в новых экспериментах, мы надеемся, что Фабрика экспериментов будет эффективно использоваться. Мы создали Experiment Factory с нуля для простоты и доступности как для пользователей, так и для разработчиков. Кроме того, несколько групп начали использовать наше программное обеспечение, участвовать в экспериментах или проявлять интерес до того, как предпринять какие-либо усилия по популяризации работы.

Второй момент, вызывающий беспокойство, — это качество реализаций. Мы разработали первоначальный набор экспериментов на основе внимательного изучения опубликованных парадигм в литературе, а также значительных отзывов как от других групп исследователей, так и от пилотных исследований. Хотя полный обзор надлежащего экспериментального дизайна (например, MacWhinney et al., 2001) выходит за рамки данного технического документа, мы предоставили эквивалентные «лучшие практики» для разработки новой парадигмы в нашей документации и настроены оптимистично. что наличие фреймворка с открытым исходным кодом гарантирует, что многие не замечают экспериментов, сводя к минимуму ошибки в реализациях.

6.1.5. Будущее развитие

Цель команды разработчиков Experiment Factory — поддерживать современный набор инструментов и экспериментов. Мы считаем, что те же технологии, которые доступны и используются в промышленности, должны быть распространены на исследователей, и по этой причине выбрали наш нынешний подход, в котором используются современные технологии, такие как Docker, Amazon Mechanical Turk и Amazon Web Services. Совпадая с этой целью, мы видим потенциальную возможность развертывания экспериментов через социальные сети, такие как Facebook, и планируем развивать эту способность.Мы также видим большой потенциал в развитии экспериментов за рамками jsPsych и планируем это сделать. В настоящее время мы разрабатываем «игровое» расширение для разработки и развертывания забавных интерактивных парадигм. Учитывая открытый характер этой работы, мы поощряем и приглашаем всех исследователей присоединиться к разработке экспериментов, шаблонов батарей и инфраструктур развертывания.

7. Заключение

The Experiment Factory — это модульная инфраструктура, которая применяет совместную платформу с открытым исходным кодом для разработки и развертывания психологических экспериментов.Мы рады предложить это в качестве ресурса для более широкого сообщества и рады дальнейшему развитию в соответствии с потребностями наших пользователей в направлении видения воспроизводимой науки.

Авторские взносы

Экспериментальная фабрика была задумана авторами В.С. и И.Е. Идея инфраструктуры была создана VS с более поздним вкладом IE. Эксперименты были разработаны авторами IE, AE, JL и протестированы авторами PB, IE, JL и AE при участии автора VS.Каркас Experiment Factory Battery был создан авторами IE и VS с небольшими расширениями AE. Кодовая база Experiment Factory (python, vm, docker, опросы) реализована автором VS. Текстовое содержание рукописи было подготовлено авторами VS, IE и RP при существенной обратной связи от PB и AE. Рисунки и оформление рукописи выполнены автором В.С. Все авторы одобрили окончательный вариант рукописи и несут ответственность за все аспекты работы.

Финансирование

Эта работа была поддержана Программой Общего фонда науки об изменении поведения Национального института здоровья (NIH) через грант Национального института по борьбе со злоупотреблением наркотиками (Uh3DA041713).VS поддерживается стипендией Уильяма Р. Хьюлетта Стэнфордского университета и Стипендией Национального научного фонда. PB был поддержан Национальным институтом злоупотребления наркотиками Национального института здравоохранения под номером награды F32 DA041773.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить всю лабораторию Poldrack за важные отзывы о Experiment Factory во время разработки, Джоша де Леу за jsPsych, а также Мэри Энн Грин и Сун Юнг Ким за тестирование экспериментов.

Список литературы

Кляйн Р. А., Ратлифф К. А., Вианелло М., Р. Б. А. младший, Бахник В., Бернштейн М. Дж., Босиан К. и др. (2014). Изучение вариабельности воспроизводимости. Soc. Psychol. 45, 142–152. DOI: 10.1027 / 1864-9335 / a000178

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ланге, К., Кюн, С., Филевич, Э. (2015). «Еще один инструмент для онлайн-исследований» (JATOS): простое решение для настройки и управления веб-серверами, поддерживающими онлайн-исследования. PLoS ONE 10: e0130834. DOI: 10.1371 / journal.pone.0130834

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

MacWhinney, B., St. James, J., Schunn, C., Li, P., and Schneider, W. (2001). ШАГ — система обучения экспериментальной психологии с использованием E-Prime. Behav. Res. Методы Instrum. Comput. 33, 287–296. DOI: 10.3758 / BF03195379

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мейсон В. и Сури С. (2011).Проведение поведенческих исследований на Amazon Mechanical Turk. Behav. Res. 44, 1–23. DOI: 10.3758 / s13428-011-0124-6

CrossRef Полный текст

Макдоннелл, Дж. В., Мартин, Дж. Б., Маркант, Д. Б., Коенен, А., Рич, А. С., и Гурекис, Т. М. (2012). Psiturk (Версия 1.02) [Программное обеспечение]. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нью-Йоркский университет.

Открытое научное сотрудничество (2015). ПСИХОЛОГИЯ. оценка воспроизводимости психологической науки. Наука 349: aac4716.DOI: 10.1126 / science.aac4716

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст

Poldrack, R.A., Kittur, A., Kalar, D., Miller, E., Seppa, C., Gil, Y., et al. (2011). Когнитивный атлас: к базе знаний для когнитивной нейробиологии. Фронт. Нейроинформ. 5:17. DOI: 10.3389 / fninf.2011.00017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шнайдер В., Эшман А. и Зукколотто А. (2012). E-Prime Руководство пользователя. Питтсбург, Пенсильвания: Psychology Software Tools, Inc.

Стюарт Н., Унгемах К., Харрис А. Дж. Л., Бартельс Д. М., Ньюэлл Б. Р., Паолаччи Г. и др. (2015). Средняя лаборатория производит выборку из 7300 рабочих Amazon Mechanical Turk. Судья. Decis. Мак. 10, 479–491.

Google Scholar

Вудс, А. Т., Веласко, К., Левитан, К. А., Ван, X., и Спенс, К. (2015). Проведение исследования восприятия через Интернет: обзор учебного пособия. PeerJ 3: e1058.DOI: 10.7717 / peerj.1058

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Переосмысление одного из самых печально известных экспериментов психологии

Хотя в то время этого термина не существовало, Милгрэм был сторонником того, что современные социальные психологи называют ситуационизмом: идея о том, что поведение людей во многом определяется тем, что происходит вокруг них. «Они не психопаты, они не враждебны, не агрессивны или невменяемы. Они такие же люди, как мы с вами, — сказал Миллер.«Если вы поставите нас в определенные ситуации, мы с большей вероятностью станем расистами или сексистами, или мы можем лгать, или мы можем обмануть. Это показывают исследования, тысячи и тысячи исследований, в которых задокументированы многие неприятные аспекты жизни большинства людей ».

Но если продолжить до логической крайности, ситуационизм «имеет реабилитирующий эффект», — сказал он. «В сознании многих людей это оправдывает плохое поведение … это не вина человека за то, что он сделал плохой поступок, а ситуация, в которую он попал.Исследования Милгрэма были известны тем, что их последствия также были разрушительными: если нацисты просто следовали приказам, то он доказал, что нацистом может быть любой человек. Если охранники в Абу-Грейб просто выполняли приказы, то пытать можно было любого.

Последнее, по словам Райхера, отчасти объясняет, почему интерес к работе Милгрэма возродился в последние годы. «Если вы посмотрите на акты человеческих злодеяний, то со временем они вряд ли уменьшатся», — сказал он, и новости о жестоком обращении в Абу-Грейб появились примерно в то же время, когда архивные материалы Йельского университета были оцифрованы, что стало прекрасным стимулом для ученых. чтобы еще раз обратить их внимание на вопрос о том, что вызывает зло.

Он и его коллега Алекс Хаслам, третий соредактор журнала The Journal of Social Issues ’Milgram edition и профессор психологии в Университете Квинсленда, придумали другой ответ. «Представление о том, что мы каким-то образом автоматически подчиняемся авторитету, что мы каким-то образом запрограммированы, не учитывает изменчивость [степени подчинения] в зависимости от условий», — сказал он; в одних версиях исследования Милграма уровень соблюдения был близок к 100 процентам, в то время как в других он был близок к нулю.«Нам нужна учетная запись, которая может объяснить изменчивость — когда мы подчиняемся, а когда нет».

«Мы утверждаем, что ответ на этот вопрос — это вопрос идентификации», — продолжил он. «Отождествляют ли они больше себя с делом науки и слушают экспериментатора как законного представителя науки, или они больше отождествляют ученика с обычным человеком? … Вы разрываетесь между этими разными голосами. Кого ты слушаешь? »

Он признал, что этот вопрос применим как к сегодняшним исследованиям Милгрэма, так и к тому, что происходило в его лаборатории.«Пытаться достичь консенсуса среди ученых — это как пасти кошек», — сказал Райхер, — но «если консенсус есть, значит, нам нужно новое объяснение. Я думаю, что почти все признают тот факт, что Милгрэм открыл замечательный феномен, но он не дал убедительного объяснения этого феномена ».

Вместо этого он задал сложный и глубоко неудобный набор вопросов — и его исследование, несмотря на его недостатки, продолжается не потому, что оно проясняет причины человеческих злодеяний, а потому, что оно больше сбивает с толку, чем дает ответы.

Или, как выразился Миллер: «Все дело в противоречии, в том, как оно взволновало одних и привело в ярость других. Люди пытались сбить его с ног, а он всегда поднимается стоя ».

все, что вам нужно знать

Статья Бена Хауэлла

Фото rawpixel.com с сайта Pexels

Добейтесь лучшего качества данных, большей статистической мощности и сокращения мошенничества в исследовательских опросах и психологических экспериментах, используя проверенных методов из научная литература .

Вооруженные знаниями, стратегиями, методами и непредвиденными обстоятельствами, обсуждаемыми в этой статье, исследователи могут повысить качество своих исследований, используя возможности онлайн-экспериментов и исследований.

В этой статье исследуются преимущества, ограничения и другие проблемы, связанные с онлайн-экспериментами, и предлагается набор из практических, действенных решений для некоторых сложных проблем при проведении онлайн-исследований.


Краткое содержание

  • Проведение поведенческих экспериментов в Интернете, а не в лаборатории, может обеспечить лучшую внешнюю валидность по двум важным причинам: более экологически обоснованный контекст и более разнообразный круг участников.
  • Экспериментальные артефакты, такие как то, как участники воспринимают гипотезы и изменяют свое поведение из-за эффектов наблюдателя, по-прежнему вызывают озабоченность в онлайн-экспериментах. Однако исследования показали, что даже выявление гипотез и предоставление явных намеков на предпочтительные ответы исследователей мало влияет на ответы участников. По-прежнему необходимы дополнительные исследования характеристик спроса в онлайн-исследованиях.
  • Предварительная проверка лжи может быть довольно эффективно обнаружена, а качество данных улучшено путем сочетания а) скринингового вопроса с низкой вероятностью в начале исследования и б) проверки инструкций в рамках самого исследования.
  • Чтобы гарантировать вовлеченность и уменьшить случайные ответы, можно использовать проверки манипулирования инструкциями. Однако использование таких проверок может привести к появлению характеристики спроса, проявляющейся в виде систематического мышления, а не обеспечения естественной реакции на стимулы. Такие эффекты могут привести к совершенно разным экспериментальным результатам, поэтому природу используемых проверок манипуляций следует учитывать с осторожностью.
  • Многочисленные исследования показывают, что участники служб найма очень редко обманывают, вероятно, из-за связанных с этим высоких альтернативных издержек.Самостоятельное сообщение об обмане является полезным агрегированным показателем мошенничества, и вопросы типа «обязательства» показали наибольшее влияние на снижение уровня мошенничества. Контекст, мотивация, окружение и возможности — важные факторы мошенничества, которые еще не до конца поняты.
  • Уровень отсева можно уменьшить, сделав эксперименты более увлекательными, предоставив отзывы об эффективности и результатах исследований, а также запросив личную информацию. Однако предоставление обратной связи может поставить под угрозу точность результатов, когда участники заинтересованы в самоанализе.Финансовые стимулы также снижают уровень отсева. Тем не менее, они также увеличивают вероятность многократных отправок, случайных ответов и лжи на предварительном просмотре. Требуются дальнейшие исследования для изучения распространенности и последствий отсева в онлайн-исследованиях.
  • Эксперименты на время реакции идеально подходят для проведения онлайн. Они оказались очень точными при измерении дисперсии как в исследованиях внутри субъектов, так и между субъектами. Только в очень редких случаях требуется специальное оборудование для синхронизации, например, когда миллисекундная синхронизация (а не изменчивость) является предметом исследования или когда необходимы короткие циклы предъявления стимулов (менее 50 мс).
  • Этика, в частности, вопросы, касающиеся информированного согласия, опроса, обратной связи и финансовых стимулов, возможно, наименее изученная тема в онлайн-исследованиях. Хотя большинство исследований, проводимых в Интернете, представляют минимальный риск, этические качества этих исследований все же следует тщательно изучить, прежде чем привлекать участников.

Содержание


Преимущества онлайн-психологических экспериментов

Проведение поведенческих экспериментов в Интернете дает множество преимуществ.Прежде всего, онлайн-эксперименты освобождают исследователя от ограничений лаборатории, что приводит к сокращению времени и затрат персонала, свободе от планирования участников и даже от необходимости в лаборатории и компьютерном оборудовании участников в целом. Теперь у исследователей есть возможность автономно проводить исследования одновременно, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю.

Онлайн-эксперименты — одно из самых многообещающих направлений развития воспроизводимой психологической науки в ближайшем будущем.

ван Стинберген и Боканегра, 2015.

Автоматизация с помощью онлайн-экспериментов освобождает исследователя от роли интервьюера, автоматизирует сбор данных и обеспечивает высокую статистическую мощность, позволяя набирать большое количество участников со всего мира.

Экологическая ценность

Онлайн-эксперименты обычно можно проводить на устройствах, которые участники используют в повседневной жизни. Это означает, что онлайн-эксперименты могут лучше отражать как окружающую среду, так и технические условия в реальном мире, чем эксперименты, проводимые в лаборатории.Более высокая экологическая обоснованность онлайн-экспериментов приводит к большей уверенности в возможности обобщения результатов в разных условиях (Dandurand, Shultz, & Onishi, 2008; Logie & Maylor, 2009).

Население Срок действия

Онлайн-эксперименты обычно приводят к относительно большим различиям в демографических характеристиках участников, надежной случайной выборке (поскольку участники самостоятельно регистрируются в удобное для них время) и большим размерам выборки. Напротив, лабораторные эксперименты часто заканчиваются пулом участников, состоящим из небольшой удобной выборки (например,ж., студенты вузов и / или местные жители) с пониженным демографическим разнообразием. Исследователи могут быть более уверены в возможности обобщения своих результатов в реальном мире в интерактивном контексте по сравнению с лабораторными экспериментами (Horswill & Coster, 2001).

Размер выборки и демографическое разнообразие

Проведение экспериментов в режиме онлайн позволяет получить доступ к огромному количеству участников из самых разных культурных, социально-экономических и этнических групп со всего мира. Определенные группы населения могут быть нацелены через онлайн-форумы, группы новостей, социальные сети, краудсорсинг и специализированные службы набора участников.Многие службы набора участников позволяют проводить скрининг и настраивать ограничения и критерии отбора для обеспечения точного таргетинга, предоставляя исследователю однородную популяцию, сохраняя при этом неоднородность нецелевых демографических групп (Paolacci, Chandler, & Ipeirotis, 2010). Однако важно помнить о более высокой вероятности отсутствия наивности при использовании услуг по набору участников, чем при наборе участников более прямыми способами (Chandler, Mueller, & Paolacci, 2013).

Масштабируемость

Проводя исследования с помощью онлайн-платформы для экспериментов (например, Psychstudio, 2019), исследователь может одновременно, круглосуточно, без выходных, в любой точке мира выбрать нескольких участников одновременно. Это освобождает исследователя от логистических ограничений, таких как оборудование, лабораторные помещения и наличие персонала. Эксперименты также можно оптимизировать для тестирования одного или небольшого количества испытаний или условий на тысячах участников, а не для большого количества испытаний на небольшом количестве участников.

Быстрые результаты

Онлайн-эксперименты позволяют нескольким участникам одновременно участвовать в исследовании без планирования лабораторного оборудования. Используя онлайн-сервисы найма, исследователь может собрать результаты от сотен участников всего за несколько часов (Crump, McDonnell & Gureckis, 2013). Это дает возможность сэкономить дни или недели времени тестирования по сравнению с проведением лабораторных экспериментов.

Упрощенная репликация

Онлайн-платформы для экспериментов, которые поощряют обмен и облегчают клонирование исследований, могут значительно облегчить тиражирование другими исследователями.Лабораторные эксперименты могут страдать от однородности обоих участников (т. Е. Отсутствия достоверности популяции) и условий из-за их сильно ограниченного окружения (т. Е. Отсутствия экологической достоверности), что приводит к необходимости тиражирования проектов во многих лабораториях (van Steenbergen & Боканегра, 2015). Онлайн-эксперименты не должны принимать во внимание эти смягчающие факторы, потому что они способствуют увеличению изменчивости в популяции и условиях.

Добровольное участие

И лабораторные, и онлайн-исследования могут страдать от недостатка добровольного участия из-за факторов, связанных с ситуативным спросом.Студенты, например, могут чувствовать давление, чтобы они участвовали в них из соображений заслуг или доверия, или из-за чувства долга и различных типов требований. С меньшей вероятностью участники отзовут согласие после прочтения формы согласия или прекратят участие (таким образом, отозвав согласие) во время эксперимента, в котором присутствует исследователь. Однако анонимность участников онлайн-исследований может помочь побудить участников проявлять свободную волю, но это также приводит к большему количеству выбывших (Dandurand et al., 2008).


Ограничения и способы их устранения

Наряду с очевидными преимуществами, которые дает проведение психологических экспериментов в Интернете, существуют также различные ограничения. Одним из потенциальных недостатков онлайн-сбора данных является отсутствие у экспериментатора контроля над обстановкой, в которой участники дают свои ответы. Это важно учитывать в случаях, когда шум, отвлечение, освещение и возможности вычислительного оборудования могут повлиять на результаты экспериментов.

В интернет-исследовании рисков сексуального поведения с использованием протокола строгой проверки ответов мы выявили 124 неверных ответа из 1150 (11% отклонений). Почти все из них (119) были связаны с повторной отправкой опроса одними и теми же участниками, а 65 из них поступили от одного участника.

Констан, Саймон Россер, Росс, Стэнтон и Эдвардс, 2005.

Этические вопросы, включая трудности с получением информированного согласия, предоставлением обратной связи и опросом, требуют тщательного рассмотрения и принятия соответствующих мер для противодействия мошенничеству, многократной подаче заявок, самостоятельному выбору и выбыванию.

Предварительный просмотр лжи

С ростом популярности краудсорсинга и услуг по набору участников исследователи могут сосредоточиться на конкретных чертах, подгруппах и факторах опыта при предварительном отборе участников. Однако некоторые участники могут намеренно ввести ложную информацию при предварительной проверке, чтобы получить доступ к исследованию, когда предлагаются финансовые стимулы. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ложь на предварительном обследовании — не редкость (Jones, House, & Gao, 2015), и частота случаев увеличивается с редкостью разыскиваемого населения.Этот рост мошенничества связан с небольшим количеством участников, действительно имеющих право на участие, и, следовательно, с низкой конкуренцией, когда предлагается финансовое вознаграждение. Даже минимальный уровень мошенничества на этапе предварительной проверки может существенно повлиять на ошибку выборки, особенно если участники-мошенники правдивы в самом исследовании (Chandler & Paolacci, 2017).

Teitcher et al. (2015) предлагают ряд методов для снижения частоты ложных предэкранных ответов:

  • Укажите, что участникам не будет выплачиваться компенсация в случае обнаружения мошенничества.
  • Предоставляйте информацию о компенсации только в конце исследования.
  • Сообщите участникам об их праве на участие в исследовании только после заполнения предварительной анкеты (без раскрытия критериев приемлемости).
  • Обеспечьте участие в розыгрыше призов или лотерее в качестве поощрения вместо того, чтобы платить каждому участнику.

Хотя эти методы могут удерживать мошенников от участия в исследовании, они также могут удерживать законных участников от участия в исследовании.Другие варианты предотвращения мошенничества включают в себя повторение вопросов при предварительной проверке (например, включение вопросов с обратной формулировкой), использование службы набора персонала, которая выполняет предварительную проверку и обнаружение мошенничества, а также использование проверочных вопросов, которые потребуют исследования, чтобы дать мошеннический ответ (например, , марка оправы для очков и прочность рецепта), что вызывает неприемлемые альтернативные издержки для участников.

Помимо профилактики, Jones et al. (2015) предлагают использовать следующие методы для выявления мошенничества на этапе предварительной проверки:

  • Проверка согласованности: два или более вопроса, которые могут выявить несоответствия в ответах участников.Например, предварительный отборочный вопрос, в котором задается вопрос о возрасте участника, а другой, более поздний, в ходе исследования — год его рождения.
  • Скрининговый вопрос с низкой вероятностью: вопрос, содержащий варианты ответа, которые, скорее всего, неверны. Вопросы с множественным выбором, допускающие множественный выбор, можно использовать для оценки диапазона вероятностей мошенничества, вероятность которого возрастает с увеличением количества выбранных вариантов ответа. Например, Jones et al. (2015) задали вопрос о покупках фруктов в прошлом году, включая свежий мускадный виноград, свежие ягоды годжи и свежую красную смородину.Поскольку крайне маловероятно, что участник действительно купил бы более одного варианта, исследователи применили средней вероятности мошенничества , если респонденты выбрали хотя бы два из трех вариантов, и высокой вероятности мошенничества , если все три были выбрано.

Jones et al. (2015) протестировали эти методы с участниками, набранными из Amazon Mechanical Turk. Они показали, что участники, которые выбрали наибольшее количество вариантов в вопросе скрининга с низкой вероятностью, показали более низкие показатели рациональности и вовлеченности, чем участники, выбравшие меньшее количество вариантов.Анализ показал, что некоторые опытные респонденты в погоне за финансовым вознаграждением, возможно, пытались максимизировать свои шансы на участие в исследовании, выбирая больше вариантов при предварительном отборе.

Исследователи пришли к выводу, что наиболее эффективная стратегия для выявления лжи до проверки и повышения качества данных заключалась в том, чтобы включить скрининговый вопрос с низкой вероятностью в начале исследования и проверку инструктивных манипуляций в самом исследовании.

Случайные ответы

Онлайн-исследования, особенно анкеты, уязвимы для случайных ответов (Chandler & Paolacci, 2017; Clifford & Jerit, 2014), и вероятность возрастает вместе с финансовым вознаграждением.В исследовании языкового перевода с участниками из службы набора участников Каллисон-Берч (2009) обнаружил, что ответы наиболее опытных участников были немногим лучше, чем случайность, которую они интерпретировали как убедительное указание на случайный ответ. Предполагается, что низкие показатели обмана среди участников из служб набора участников (которым платят за задание) связаны с альтернативными издержками поиска ответов (Clifford & Jerit, 2016). Вероятно, гипотеза альтернативных издержек может быть расширена для охвата случайных ответов.Другой потенциальный источник случайных ответов — это участие не-людей в форме компьютерных программ (также известных как ботов или автоматических заполнителей форм ). Участие нечеловека становится все более распространенным по мере увеличения количества онлайн-исследований, предлагающих финансовые стимулы (Dennis, Goodson, & Pearson, 2018). Эти программы многочисленны, просты в использовании и бесплатно доступны для загрузки из Интернета (Buchanan & Scofield, 2018). Даже небольшое количество случайных ответов — от людей или от ботов — может привести к значительным искажениям результатов (Credé, 2010).

Дюпюи, Мейер и Кунео (2018) протестировали ряд методов обнаружения наборов случайных ответов и рекомендуют следующие три индекса, основанные на простоте реализации и эффективности:

  • Согласованность ответов: Индекс корреляции, который показывает, являются ли ответы на вопросник ясными и понятными.
  • Расстояние Махаланобиса: индекс обнаружения выбросов, который указывает расстояние между одним набором ответов и набором всех других наборов ответов.
  • Корреляция между человеком и общим количеством: Индекс корреляции, который измеряет разницу между суммой баллов по каждому ответу на элемент и средним баллом ответов на этот элемент по всем остальным наборам ответов.

Однако, как ранее отмечали Даунс, Холбрук, Шенг и Кранор (2010), приведенные выше методы не являются оптимальными, когда многие участники дают случайные ответы.

Метод «приманки» — эффективный подход для обнаружения автоматических заполнителей форм на веб-страницах.Обычно он используется на форумах и в блогах для защиты от спам-ботов. В этом методе используются скрытые поля формы, которые невидимы для участников, но все же видны для заполнителей форм и ботов (поскольку они читают код страницы, а не контент, созданный этим кодом). Если участник оставил пустым поле , а не , то, скорее всего, это бот.

Предварительный отбор с использованием проверок манипуляций (Crump et al., 2013) и простых когнитивных задач, таких как вопросы CAPTCHA (e.g., von Ahn et al., 2003) может помочь обнаружить и предотвратить участие в исследовании случайных респондентов (Liu & Wronski, 2018). Однако, если участники со случайным ответом не согласны с этой стратегией, они могут просто сосредоточиться на предварительных проверках, прежде чем переходить к случайным ответам на остальную часть исследования. Включение проверочных проверок и заданий, периодически выполняемых на протяжении всего исследования, может помочь предотвратить это (Даунс и др., 2010).

Примечание автора: CAPTCHA считается устаревшей технологией, поскольку она раздражает пользователей, трудна или невозможна для тех, у кого есть проблемы с доступностью, и становится намного проще для ботов из-за достижений в технологиях.В настоящее время лучше всего использовать reCAPTCHA.

Несколько представлений

Ранние исследования показали, что несколько представлений одного и того же участника в онлайн-экспериментах были редкостью (например, Reips, 2002). Однако более поздние исследования показывают, что проблема вызывает гораздо большее беспокойство, чем предполагалось на первый взгляд. В онлайн-экспериментах возможность подачи нескольких заявок может возрасти, если участие имеет развлекательную ценность (Ruppertsberg, Givaty, Van Veen, & Bülthoff, 2001), когда участник имеет предвзятость, которая проявляется в эксперименте, или когда какая-либо форма стимула предлагается, например, финансовая выгода или участие в розыгрыше призов (Konstan et al., 2005).

Исследование, проведенное Bowen, Daniel, Williams и Baird (2008), показало, что участники, предлагавшие финансовые стимулы, в шесть раз чаще давали несколько ответов по сравнению с теми, кому не предлагалась компенсация. Мета-анализ, проведенный Teitcher et al. (2015) обнаружили, что частота подачи нескольких заявок в пяти исследованиях сексуального здоровья составляет от 8% до 33%.

Konstan et al. (2005) предлагают использовать следующие идентификаторы для обнаружения нескольких представлений:

  • Повторяющийся IP-адрес.
  • Повторяющийся адрес электронной почты.
  • Повторяющееся имя.
  • Повторяющаяся платежная информация.

Другие варианты предотвращения и обнаружения включают в себя предоставление каждому участнику уникального логина и пароля (Reips, 2002), предоставление каждому участнику уникального URL-адреса и отклонение заявок, отправленных с одного и того же геолокации (Kraut et al., 2004). Технику геолокации можно улучшить, сравнив разницу во времени отправки. Однако ложные срабатывания могут происходить при использовании этого метода, например, когда два члена семьи последовательно выполняют одно и то же исследование, используя одно и то же устройство, или когда студенты участвуют в исследовании из компьютерной лаборатории (Teitcher et al., 2015). Другой вариант — использовать службы набора участников, которые предоставляют показатели доверия участников в качестве критериев отбора (Peer, Vosgerau, & Acquisti, 2013), предотвращения множественных отправок и обнаружения мошенничества.

Обман

Без присмотра у участников больше возможностей обманывать. Участник может обмануть, делая письменные заметки в предполагаемом задании на память или используя поиск в Интернете для поиска ответов при участии в анкете, основанной на знаниях.Некоторые исследователи предполагают, что мошенничество не является серьезной проблемой для онлайн-исследований (Finley & Penningroth, 2015). Однако в реальности есть несколько более тонких нюансов, поскольку склонность к обману, по-видимому, больше зависит от таких факторов, как контекст и мотивация, чем просто от того, проводится ли исследование онлайн или в лаборатории.

Клиффорд и Джерит (2014) провели эксперимент по проверке политических знаний студентов, используя межпредметный план со случайным распределением между онлайн-группой или лабораторной группой.Студенты в онлайн-группе значительно лучше справились с задачами, основанными на знаниях, чем студенты из лабораторной группы. Этот результат привел исследователей к выводу, что мошенничество было более распространено в онлайн-группе.

В последующем исследовании Клиффорд и Джерит (2016) изучали самообман в онлайн-эксперименте между группами. Были протестированы 3 группы: группа студентов, группа из службы набора участников и онлайн-панель , состоящая из университетского городка и государственных служащих (эта группа здесь не обсуждается из-за небольшого размера выборки).В ходе 4 экспериментов исследователи обнаружили, что уровень самооценки участников службы набора персонала варьировался от 4% до 7% и от 24% до 41% для группы студентов. Было обнаружено, что участники, сообщившие о мошенничестве, гораздо дольше отвечали на вопросы о знаниях, что вместе с наблюдаемым эффектом свидетельствует об обращении за помощью извне.

Среди выборок студентов уровень самооценки читерства относительно высок — от 24% до 41%

Клиффорд и Джерит, 2016.

Клиффорд и Джерит (2016) исследовали следующие методы снижения уровня мошенничества с контрольной (без применения техники) уровнем обмана от 24% до 41% в группе студентов:

  • Прямая просьба: запретить участникам жульничать. Например, «Пожалуйста, дайте свое предположение и НЕ используйте внешние источники, такие как Интернет, для поиска правильного ответа».
  • Таймеры: тайм-ауты вопросов, ограничивающие время, в течение которого участники должны дать ответ.Например, «Пожалуйста, НЕ используйте внешние источники, такие как Интернет, для поиска правильного ответа. У вас будет 30 секунд, чтобы ответить на каждый вопрос».
  • Обязательство: Просить участника взять на себя обязательство не жульничать (требуется ответ «да» или «нет»). Например, «Для нас важно, чтобы вы НЕ использовали внешние источники, такие как Интернет, для поиска правильного ответа. Вы ответите на следующие вопросы без помощи внешних источников?»

Из перечисленных выше методов прямого запроса работали наименее хорошо, что привело к самооценке уровня мошенничества около 22%. Таймеры были значительно лучше, с самооценкой уровня мошенничества около 16%. Однако наиболее эффективным протестированным методом была методика приверженность , с самооценкой уровня мошенничества только 9,5%. Оценки знаний были значительно ниже для всех использованных методов по сравнению с контролем. Группа по подбору персонала с контрольным показателем самооценки обмана в 6,6% показала, что уровень обмана со стороны респондентов составляет 1,5% для техники обязательства (прямой запрос и таймеры не тестировались).Однако не было обнаружено статистически значимого снижения оценок знаний. Низкий уровень мошенничества, приписываемый этой группе, подтверждает аналогичные выводы других исследований (Berinsky, Huber, & Lenz, 2012; Chandler & Paolacci, 2017; Germine et al., 2012).

В общем, контекст, возможности и мотивация — все это способствует разному уровню мошенничества между группами и в разных условиях. Предполагается, что мошенничество в пулах участников кадровых служб невелико из-за альтернативных издержек.Участникам платят за каждый эксперимент, и мошенничество обходится слишком дорого. С другой стороны, у студентов небольшие альтернативные издержки, и они с большей вероятностью будут подвержены самообману в сетевых условиях, что приведет к более высокому уровню мошенничества. Предоставление участникам возможности самостоятельно сообщать о мошенничестве рекомендуется в качестве полезного агрегированного показателя мошенничества (Clifford & Jerit, 2016).

Информированное согласие

Участники могут быть действительно анонимными в онлайн-исследованиях, что затрудняет установление того, действительно ли они информированы.Даже если онлайн-участие не является анонимным, может быть трудно установить, являются ли участники тем, кем они себя называют. Уязвимые группы, включая детей, не всегда могут дать согласие. Особенно сложно подтвердить возраст участников, которые самостоятельно сообщают свою демографическую информацию, и поэтому может возникнуть двусмысленность относительно того, действительно ли кто-то имел возможность дать информированное согласие (Kraut et al., 2004).

Самостоятельный выбор

Самостоятельный выбор — проблема любого исследования, в котором участие является добровольным и анонимным по таким причинам, как личный интерес к теме или финансовые или другие стимулы.Предвзятость также может быть вызвана самовыбором, связанным с тем, где, когда и кому рекламируется исследование (Khazaal et al., 2014).

Следует проявлять осторожность при интерпретации исследований, основанных на онлайн-опросах, в которых использовалась процедура самостоятельного отбора. Необходимы эпидемиологические данные о пониженной репрезентативности выборки онлайн-опросов.

Khazaal et al., 2014.

Менее очевидная проблема заключается в смещении охвата, когда существует несоответствие между теми, у кого есть доступ к эксперименту, и теми, у кого его нет (например,g., предвзятость между людьми, имеющими и не имеющими доступ в Интернет). Предвзятость также может возникать при рекламе на платформах социальных сетей из-за специфических демографических характеристик тех, кто использует такие платформы, и тех, на кого могут быть нацелены рекламные объявления на таких платформах (Fenner et al., 2012). Влияние систематической ошибки самоотбора на записанные данные, как правило, трудно оценить для онлайн-экспериментов из-за отсутствия информации о неучастниках (Bethlehem, 2010). Однако метод множественного входа в сайт — это один из методов, который можно использовать для уменьшения вероятности смещения при самовыборе (Hiskey & Troop, 2002; Reips, 2002).

Отсев

Из-за характера использования людьми Интернета (в том числе случайного просмотра, разделения внимания и анонимности), процент отсева, как правило, намного выше в онлайн, чем в лабораторных экспериментах. Исследования с более высоким уровнем сложности и / или значительными временными затратами склонны к более высокому уровню отсева (Dandurand et al., 2008). Вероятность того, что участник выбывает из школы, можно снизить с помощью ряда методов. К ним относятся: сделать эксперименты более визуально привлекательными и приятными (Crump et al., 2013), предлагая своевременную обратную связь по индивидуальным показателям и общим результатам исследования (Michalak & Szabo, 1998) и, что, возможно, удивительно, запрашивая личную информацию (например, возраст, пол, адрес) до начала эксперимента (Frick, Bächtiger, & Reips, 2001). Финансовые стимулы также снижают процент отсева (Crump et al., 2013), причем метаанализ показывает, что такие стимулы могут привести к повышению показателей завершения веб-опросов до 27% (Göritz, 2006).

Было показано, что финансовые стимулы увеличивают вероятность подачи нескольких заявок (Konstan et al., 2005), случайные ответы и ложь до проверки (Chandler & Paolacci, 2017). Точно так же обратная связь может поставить под угрозу точность результатов, когда участники заинтересованы в самоанализе, что вызвано чувствительностью к их собственным ответам (Clifford & Jerit, 2015). Отказ от учебы также проблематичен в лонгитюдных исследованиях. Однако в литературе отсутствуют данные о распространенности и последствиях отсева в онлайн-исследованиях.

Помолвка и отвлечение

Для длительных и / или сложных задач вероятность потери данных из-за отвлечения внимания, забывчивости и невнимательности участников может возникать в большей степени в онлайн-экспериментах, чем в лабораторных экспериментах (Finley & Penningroth, 2015).

Для сложной задачи запоминания выполнения предполагаемого ответа памяти во время текущей задачи потеря данных была значительно больше для онлайн-участников, чем для лабораторных участников.

Финли и Пеннингрот, 2015.

Чтобы уменьшить когнитивные усилия, некоторые участники могут удовлетворить (Krosnick, 1991). Например, участники могут просматривать вопросы или инструкции или вообще не читать их, что приводит к неоптимальным, предположительным или неправдивым ответам.Их может быть труднее обнаружить, чем участников, которые явно выделяются (Oppenheimer, Meyvis, & Davidenko, 2009).

Для проверки вовлеченности и понимания можно использовать ряд стратегий, в том числе предоставление обратной связи о производительности после каждого испытания или блока испытаний, проведение манипуляций и проверки понимания инструкций, а также усиление стимулов (например, финансовых). В некоторых случаях проверка инструкций на понимание намного эффективнее, чем увеличение платы за улучшение качества данных.Более глубокое понимание и вовлеченность, а, следовательно, и лучшее качество данных, также могут быть достигнуты путем использования проверок манипуляций в инструкциях и разрешения продолжения эксперимента только после того, как будут даны правильные ответы (Crump et al., 2013). В тех случаях, когда понимание вряд ли будет проблемой, например, в простых экспериментах и ​​анкетах, для оценки вовлеченности участников можно использовать проверки манипулирования инструкциями в сочетании с критериями априорного исключения. Например, исследователь может намеренно включить вопрос в опрос, содержащий собственный ответ, или дать четкую инструкцию о том, как ответить на вопрос (несмотря на предпосылку вопроса).Если участник по-прежнему не может правильно ответить на вопрос, его можно исключить из эксперимента или их данные могут быть отброшены (Oppenheimer et al., 2009), что описано Crump et al. (2013) как коварного вопроса .

Использование проверок манипулирования инструкциями также может привести к эффекту характеристики спроса, если участники чувствуют, что им нужно действовать осторожно (например, «Это ловушка!» ). Этот эффект проявляется в том, что участники участвуют в систематическом мышлении, а не обеспечивают естественные реакции на стимулы, поскольку участники с большей вероятностью проанализируют цель задачи после того, как будут подвергнуты проверкам с помощью инструкций.Хаузер и Шварц (2015) показали, что это так, в тесте на когнитивную рефлексию (например, Frederick, 2005). Баллы за задания были выше, а время отклика больше (что приводило к лучшей производительности) для участников, чьи проверки на манипуляции с инструкциями проводились до теста когнитивной рефлексии, по сравнению с участниками, которые выполняли проверки инструкций после них.

Квалифицированная оценка

Возможный источник проблем в онлайн-исследованиях заключается в том, что нет исследователя, который мог бы прояснить задачу для участников, которые неправильно понимают или неверно истолковывают инструкции, или которые хотят задать вопросы до того, как они начнут.Эти проблемы можно несколько облегчить путем предварительного тестирования или предложения некоторой формы двустороннего диалога между исследователем и участником для разъяснения (Michalak & Szabo, 1998). Однако в сетевой среде это может оказаться сложным с точки зрения логистики.

Разбор полетов и обратная связь

Без присутствия исследователя разбор полетов в интерактивном режиме представляет собой проблему. Представление заметок для подведения итогов и обратной связи в конце эксперимента сначала кажется правдоподобным, но эти меры эффективны только в том случае, если участник понимает подведение итогов и обратную связь, и экспериментальный процесс не повлиял на него отрицательно.Если исследователь специально не свяжется с участником (или наоборот) в рамках обычного последующего наблюдения, исследователь не сможет выявить или отреагировать на какие-либо признаки связанных с экспериментом расстройств, замешательства или недопонимания, с которыми столкнулся участник. Более того, участники, которые отказываются от онлайн-исследования до его завершения, могут никогда не перейти на этап подведения итогов и обратной связи. Если преждевременный отказ происходит из-за неблагоприятных последствий участия, индивидуальный разбор полетов и обратная связь особенно важны.

Носек, Банаджи и Гринвальд (2002) предлагают некоторые методы для составления заметок и отзывов:

  • Включите постоянно присутствующую кнопку или ссылку «Прекратить исследование», по которой можно получить материалы для анализа и отзывы при нажатии.
  • Определите, когда участник пытается закрыть вкладку браузера, и предоставьте отчет и обратную связь в этот момент.
  • Требуйте, чтобы участники вводили адрес электронной почты перед началом эксперимента, чтобы участникам можно было отправить документацию по подведению итогов и отзывы.
Из перечисленных выше методов наиболее гибким оказывается кнопка Abandon study . Это связано с тем, что он предоставляет участнику простой и узнаваемый способ выйти из исследования, он поддерживает анонимность участника и позволяет персонализировать обратную связь и уточняющие вопросы, чтобы лучше определить состояние участника для разбора полетов.

Характеристики спроса

Экспериментальные артефакты, которые заставляют участников изменять свое поведение, могут изменить результаты эксперимента.Эти артефакты могут включать в себя тонкие подсказки и подсознательное влияние экспериментатора (так называемый эффект ожидания наблюдателя) или инструкции, процедуры или испытания, которые побуждают участника интерпретировать цель или гипотезу эксперимента. Ожидание наблюдателя может иметь место даже без присутствия экспериментатора, например, в письменной форме инструкций или в ходе самого эксперимента. Характеристики спроса также могут быть получены из слухов и слухов об эксперименте, особенно в классных группах.Однако вероятность вербального и физического общения или влияния снижается, когда экспериментатор отсутствует физически.

В литературе (например, Reips, 2002) широко цитируется, что онлайн-исследования снижают вероятность характеристик спроса из-за единообразия выполнения по сравнению с лабораторными исследованиями. Тем не менее, на сегодняшний день, похоже, мало или совсем нет доказательств этого утверждения.

Очевидно, что специализированные исследования внелабораторных применений характеристик спроса не привели к работе, которая могла бы внести существенный вклад в более широкое изучение эффектов участия в исследованиях…. Возможно, пришло время или уже пора для действительно междисциплинарных исследований этих явлений.

Маккембридж, де Брюин и Виттон, 2012.

Экспериментальные артефакты, такие как предполагаемые гипотезы и изменения поведения, связанные с эффектами наблюдателя, по-прежнему вызывают озабоченность в онлайн-исследованиях (McCambridge et al., 2012). Однако эксперименты, в которых проверялись такие эффекты, показали мало доказательств их воздействия (White, Strezhnev, Lucas, Kruszewska, & Huff, 2018), даже когда выдвигали гипотезы и давали явные намеки на предпочтительные ответы исследователей (Mummolo & Peterson, 2018). .

Несмотря на обнадеживающие данные, в литературе по-прежнему существует большой пробел, касающийся характеристик спроса в онлайн-исследованиях.


Точность времени и точность

Часто обсуждается точность часов в экспериментах, управляемых программным обеспечением, как в лаборатории, так и в Интернете. Дело в том, что часы различаются от машины к машине, и на точность синхронизации в экспериментах может влиять как аппаратная, так и программная среда, в которой эти эксперименты проводятся. Типичная компьютерная клавиатура и мышь имеют частоту опроса 125 Гц (~ 8 мс на опрос), а компьютерные мониторы могут работать до 60 Гц (~ 16.667 мс на кадр) и до 240 Гц (~ 4,167 мс на кадр). Кроме того, существует множество других аппаратных и программных факторов, которые могут внести неточность и непостоянство в представление стимулов и измерения времени отклика.

На первый взгляд, эти различные источники неточности могут показаться проблемой при измерении времени реакции (Plant, 2015). Верно, что когда абсолютные значения этих измерений являются предметом исследования, беспокойство может быть обоснованным (Четвериков и Управителев, 2015).Неточности, вызванные изменчивостью частоты и частоты опроса на аппаратных устройствах (например, клавиатурах), также могут иметь эффект там, где отсутствует статистическая мощность (Damian, 2010). Однако в подавляющем большинстве случаев, когда важна вариативность времени отклика между участниками и / или внутри участников, вариативность и неточность времени в экспериментах на основе программного обеспечения незначительны по сравнению с вариабельностью времени отклика между участниками и внутри них ( Ульрих и Гирей, 1989).

Временное разрешение часов реакции почти не влияет на обнаружение разницы среднего времени реакции, даже если временное разрешение составляет около 30 мс или хуже.

Ульрих и Гирей, 1989.

При сравнении времени реакции между участниками в лаборатории и онлайн, разница во времени не повлияла на стандартное отклонение между временем реакции (de Leeuw & Motz, 2015; Reimers & Stewart, 2007).

Онлайн-исследования — адекватный источник данных о времени отклика, сравнимый с обычной клавиатурной настройкой в ​​лаборатории.Более высокие размеры выборки и экологическая достоверность могут даже сделать такие исследования предпочтительными.

Четвериков и Управителев, 2015.

В онлайн-эксперименте с визуальными подсказками были точно измерены небольшие эффекты времени реакции (~ 20 мс), несмотря на неизвестные различия между фактическим и предполагаемым временем предъявления стимула, асинхронностью начала стимула и временем реакции (Crump et al., 2013). Crump et al. пришли к выводу, что только в очень специфических и редких случаях, когда важно обеспечить продолжительность представления стимула, не превышающую 50 мс, потребуется специальное оборудование.


Этика

Тема этики имеет решающее значение для всех исследований на людях, как онлайн, так и офлайн. Однако доступность онлайн-технологий означает, что этические вопросы особенно важно учитывать при онлайн-исследованиях, особенно когда используются вторичные данные (например, данные, собранные интернет-компаниями). Как упоминалось ранее, трудно быть полностью уверенным в информированном согласии, предоставленном анонимным участником. Однако потенциально большее беспокойство вызывает тип информированного согласия, известный как , эффективное согласие .Фактическое согласие дается, когда участник добровольно и автономно участвует в какой-либо деятельности, считается компетентным в принятии этого решения и понимает последствия этого участия (Faden & Beauchamp, 1986). В случае технологий информированное согласие обычно описывается в соглашении об условиях обслуживания (TOS). Используя технологию (программное обеспечение, веб-сайт, сервис и т. Д.), Пользователь соглашается с тем, что использование сервиса является подтверждением согласия. Это неявное согласие и предположение об эффективном согласии поднимает ряд серьезных этических вопросов.

В качестве примера можно привести печально известный эксперимент Facebook и Корнельского университета по массовому эмоциональному заражению (Kramer, Guillory, & Hancock, 2014). Исследователи манипулировали новостными лентами почти 700 000 ничего не подозревающих пользователей, чтобы отобразить разное соотношение положительных и отрицательных историй. Затем они проанализировали текущее поведение этих пользователей, чтобы определить, повлияли ли такие манипуляции на их активность в социальной сети. Реакция и критика этических стандартов, использованных в исследовании после публикации, была такой, что редактор журнала опубликовал в журнале Nature страстную просьбу, защищающую позицию исследователей об отсутствии информированного согласия в исследовании.Она выдвинула аргумент, что исследователи не должны придерживаться более высоких этических стандартов, чем стандарты коммерческого бизнеса (Meyer, 2014). Однако широко распространено мнение, что за этим экспериментом не было должного этического надзора. Флик (2015) дает анализ этических проблем, связанных с этим исследованием, а также дает рекомендации по этике интернет-исследований и информированному согласию.

Хотя по закону для этого исследования не требовалось одобрения институционального наблюдательного совета, для всех участников было бы лучше, если бы исследователи обратились за этической проверкой и впоследствии опрашивали участников.

Мейер, 2014.

Некоторые исследователи предполагают, что онлайн-эксперименты имеют меньший риск вреда, чем лабораторные, потому что социальное давление абстиненции снижается. Однако это небольшое преимущество в общем контексте вреда. Как и в случае с лабораторными экспериментами, онлайн-участникам могут напоминать о травмирующих событиях, они могут столкнуться с неприятными или тревожными проблемами или узнать о себе что-то нежелательное, и все это может привести к психическому расстройству. Исследователь должен проинформировать участника и как можно скорее предоставить обратную связь, и, если был использован обман, он или она должны объяснить природу и цель этого обмана.Кроме того, если исследователи узнают, что участнику был причинен какой-либо вред в ходе эксперимента, они должны предпринять разумные меры для исправления ситуации (Kraut et al., 2004). Помня об этих проблемах, подведение итогов и обратная связь становятся сложной этической проблемой. В ситуациях, когда участнику причинен вред или его обманывают, процесс разбора полетов может быть неадекватным, поскольку он по своей сути безличен и неконтролируемый.

Таким образом, при проведении онлайн-экспериментов необходимо принимать во внимание многие этические соображения, включая согласие, вред, обман, раскрытие информации, финансовые стимулы, разбор полетов и обратную связь.

Примечание автора: Справедливая компенсация участникам, привлеченным через службы найма, становится горячей темой в этических дебатах. Эти дебаты, вероятно, приведут к повсеместным изменениям в том, как определяются занятость, участие, стимулы, вознаграждения и компенсации применительно к участию в онлайн-экспериментах.


Дизайн эксперимента

Не все исследования по психологии должны быть действительно экспериментальными. Квазиэксперименты, феноменология, тематические исследования, полевые исследования, качественные исследования и многие другие планы исследований можно проводить в Интернете, и большая часть обсуждения в этой статье по-прежнему относится к этим планам.Чтобы лучше определить план исследования или объяснить исследование коллеге или классу, проекты высокого уровня могут быть созданы просто ручкой и бумагой с использованием обозначений плана исследования.


Заключение

Как показано в этой статье, многие преимущества онлайн-исследований также могут быть ограничениями (и наоборот), в зависимости от экспериментального контекста. Важно помнить, что многих обсуждаемых проблем можно избежать, зная, в чем заключаются подводные камни, и применяя методы, описанные в этой статье и в цитируемых источниках.

Наука о поведении находится на пороге революции в области открытого экспериментирования с большим пулом участников, широким демографическим разнообразием, доступом к быстрым результатам, автоматизацией и воспроизведением, которые были невозможны до появления повсеместного Интернета. Исследователи, вооруженные правильными знаниями, стратегиями и непредвиденными обстоятельствами, могут вывести свои исследования на новый уровень, используя возможности онлайн-экспериментов и исследований.


Список литературы

  1. Беринский А., Хубер Г., & Ленц, Г. (2012). Использование Mechanical Turk в качестве предметного инструмента для набора экспериментальных исследований. Политический анализ 20 (3), 351–368.
  2. Bethlehem, J. (2010). Предвзятость отбора в веб-опросах. International Statistical Review, 78 (2), 161–188. DOI: 10.1111 / j.1751-5823.2010.00112.x
  3. Боуэн, А., Дэниел, К., Уильямс, М., и Бэрд, Г. (2008). Выявление множественных представлений в интернет-исследованиях: сохранение целостности данных. СПИД и поведение, 12 (6), 964–973.DOI: 10.1007 / s10461-007-9352-2
  4. Бьюкенен, Э., Скофилд, Дж. (2018). Методы обнаружения данных низкого качества и их значение для психологических исследований. Методы исследования поведения, 50 (6), 2586–2596. DOI: 10.3758 / s13428-018-1035-6
  5. Каллисон-Берч, К. (2009). Быстро, дешево и творчески: оценка качества перевода с помощью Amazon Mechanical Turk, In Proceedings of EMNLP 2009, ACL and AFNLP (2009) , 286–295.
  6. Чендлер, Дж., Мюллер, П., & Паолаччи, Г. (2013). Ноннаивность среди рабочих Amazon Mechanical Turk: последствия и решения для поведенческих исследователей. Методы исследования поведения, 46 (1), 112–130. DOI: 10.3758 / s13428-013-0365-7
  7. Чандлер Дж. И Паолаччи Г. (2017). Обманите ни копейки: когда большинство предварительных ответов честны, но большинство участников исследования — самозванцы. Социально-психологическая наука и наука о личности, 8 (5), 500–508. DOI: 10.1177 / 1948550617698203
  8. Четвериков, А., & Управителев П. (2015). Онлайн или офлайн: Интернет как среда для сбора данных о времени отклика. Методы исследования поведения, 48 (3), 1086–1099. DOI: 10.3758 / s13428-015-0632-x
  9. Клиффорд, С., и Джерит, Дж. (2014). Есть ли плата за удобство? Экспериментальное сравнение качества данных в лабораторных и онлайн-исследованиях. Журнал экспериментальной политологии, 1 (2), 120–131. DOI: 10.1017 / xps.2014.5
  10. Клиффорд, С., Джерит, Дж. (2015).Увеличивают ли попытки улучшить внимание респондентов предвзятость социальной желательности? Public Opinion Quarterly, 79 (3), 790–802. DOI: 10.1093 / poq / nfv027
  11. Клиффорд, С., и Джерит, Дж. (2016). Обман на вопросы о политических знаниях в онлайн-опросах. Public Opinion Quarterly, 80 (4), 858–887. DOI: 10.1093 / poq / nfw030
  12. Креде, М. (2010). Случайный ответ как угроза достоверности оценок размера эффекта в корреляционных исследованиях. Образовательные и психологические измерения, 70 , 596–612.DOI: 10.1177 / 0013164410366686
  13. Крамп, М., Макдоннелл, Дж., И Гурекис, Т. (2013). Оценка Mechanical Turk от Amazon как инструмента для экспериментальных поведенческих исследований. PLoS ONE, 8 (3), e57410. DOI: 10.1371 / journal.pone.0057410
  14. Дамиан, М. (2010). Перевешивает ли изменчивость в действиях человека неточность реагирующих устройств, таких как компьютерные клавиатуры? Методы исследования поведения, 42 (1), 205–211. DOI: 10.3758 / BRM.42.1.205
  15. Дандуранд, Ф., Шульц, Т., & Ониши, К. (2008). Сравнение интерактивных и лабораторных методов в эксперименте по решению проблем. Методы исследования поведения, 40 (2), 428–434. DOI: 10.3758 / BRM.40.2.428
  16. Деннис, С., Гудсон, Б., и Пирсон, К. (2018). Использование работниками MTurk недорогих «виртуальных частных серверов» для обхода методов проверки: примечание к исследованию. Электронный журнал ССРН . DOI: 10.2139 / ssrn.3233954
  17. де Леу, Дж. И Моц, Б. (2015). Психофизика в веб-браузере? Сравнение времени отклика, полученного с помощью JavaScript и Psychophysics Toolbox в задаче визуального поиска. Методы исследования поведения, 48 (1), 1–12. DOI: 10.3758 / s13428-015-0567-2
  18. Даунс, Дж., Холбрук, М., Шенг, С., и Кранор, Л. (2010). Играют ли ваши участники в систему? Осмотр рабочих-механиков. В Труды 28-й международной конференции по человеческому фактору в вычислительных системах . 2399–2402. DOI: 10.1145 / 1753326.1753688
  19. Дюпюи М., Мейер Э. и Кунео Ф. (2018). Обнаружение сгенерированных компьютером случайных ответов в анкетных данных: сравнение семи показателей. Методы исследования поведения , 1–10. DOI: 10.3758 / s13428-018-1103-y
  20. Faden, R., Beauchamp, T., & King, N. (1986). История и теория информированного согласия . Oxford University Press, Incorporated.
  21. Феннер, Ю., Гарланд, С., Мур, Э., Джаясингх, Ю., Флетчер, А., Тебризи, С. и др. (2012). Интернет-набор для медицинских исследований с использованием сайта социальной сети: предварительное исследование. Журнал медицинских интернет-исследований, 14 (1), e20.DOI: 10.2196 / jmir.1978
  22. Финли А. и Пеннингрот С. (2015). Онлайн против лабораторных: плюсы и минусы онлайн-эксперимента с проспективной памятью. В A. M. Columbus (Ed.), Достижения в исследованиях психологии (стр. 135–161). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нова.
  23. Флик, К. (2015). Информированное согласие и исследование эмоциональных манипуляций в Facebook. Этика исследований, 12 (1), 14–28. DOI: 10.1177 / 1747016115599568
  24. Фредерик, С. (2005). Когнитивное размышление и принятие решений. Журнал экономических перспектив, 19 (4), 25–42. DOI: 10.1257 / 089533005775196732
  25. Фрик, А., Бэхтигер, М., и Рейпс, У. (2001). Финансовые стимулы, личная информация и прекращение онлайн-обучения. В У.-Д. Reips & M. Bosnjak (Eds.), Размеры интернет-науки (стр. 209–219). Ленгерих, Германия: Pabst.
  26. Germine, L., Nakayama, K., Duchaine, B., Chabris, C., Chatterjee, G., & Wilmer, J. (2012). Интернет так же хорош, как и лаборатория? Сравнимая производительность из Интернета и лаборатории в когнитивных / перцептивных экспериментах. Psychonomic Bulletin & Review, 19 (5), 847–857. DOI: 10.3758 / s13423-012-0296-9
  27. Göritz, A. (2006). Стимулы в веб-исследованиях: методологические вопросы и обзор. Международный журнал интернет-науки, 1 , 58–70.
  28. Хаузер Д. и Шварц Н. (2015). Это ловушка! Проверки с инструкциями побуждают к систематическому мышлению над «хитрыми» задачами. SAGE Open, 5 (2), 215824401558461. doi: 10.1177 / 2158244015584617
  29. Хиски, С., & Войска, Н. (2002). Онлайн-продольное исследование: жизнеспособность и участие. Компьютерный обзор социальных наук, 20 (3), 250–259. DOI: 10.1177 / 08939302020003003
  30. Хорсвилл, М., и Костер, М. (2001). Управляемые пользователем фотографические анимации, вопросы на основе фотографий и анкеты: три интернет-инструмента для измерения рискованного поведения водителей. Методы исследования поведения, приборы и компьютеры, 33 (1), 46–58. DOI: 10.3758 / bf03195346
  31. Джонс, М., Хаус, Л., и Гао, З. (2015). Скрининг респондентов и выявленные аксиомы предпочтений: тестирование методов карантина для повышения качества данных в панельных веб-опросах. Public Opinion Quarterly, 79 (3), 687–709. DOI: 10.1093 / poq / nfv015
  32. Khazaal, Y., van Singer, M., Chatton, A., Achab, S., Zullino, D., & Rothen, S. et al. (2014). Влияет ли самостоятельный выбор на репрезентативность выборки в онлайн-опросах? Исследование онлайн-исследований видеоигр. Журнал медицинских интернет-исследований, 16 (7), e164.DOI: 10.2196 / jmir.2759
  33. Констан, Дж., Саймон Россер, Б., Росс, М., Стэнтон, Дж., И Эдвардс, В. (2005). История нулевого предмета: поучительный, но оптимистичный рассказ об исследованиях в Интернете. Журнал компьютерных коммуникаций, 10. doi: 10.1111 / j.1083-6101.2005.tb00248.x
  34. Крамер А., Гиллори Дж. И Хэнкок Дж. (2014). Экспериментальные доказательства массового эмоционального заражения через социальные сети. Proceedings of the National Academy of Sciences, 111 (24), 8788-8790.DOI: 10.1073 / pnas.1320040111
  35. Краут Р., Олсон Дж., Банаджи М., Брукман А., Коэн Дж. И Купер М. (2004). Психологическое исследование онлайн: Отчет консультативной группы Совета по научным делам о проведении исследований в Интернете. Американский психолог, 59 (2), 105–117. DOI: 10.1037 / 0003-066x.59.2.105
  36. Кросник, Дж. А. (1991). Стратегии реагирования для совладания с когнитивными требованиями оценок отношения в опросах. Прикладная когнитивная психология, 5 , 213–236.
  37. Лю М. и Вронски Л. (2018). Вопросы-ловушки в онлайн-опросах: результаты трех экспериментов с веб-опросами. Международный журнал маркетинговых исследований, 60 (1), 32–49. DOI: 10.1177 / 1470785317744856
  38. Логи Р. и Мейлор Э. (2009). Интернет-исследование перспективной памяти в зрелом возрасте. Психология и старение, 24 (3), 767–774. DOI: 10.1037 / a0015479
  39. Маккембридж, Дж., Де Брюин, М., и Виттон, Дж. (2012). Влияние характеристик спроса на поведение участников исследования в внелабораторных условиях: систематический обзор. PLoS ONE, 7 (6), e39116. DOI: 10.1371 / journal.pone.0039116
  40. Мейер, М. (2014). Ошибочные суждения загонят социальные испытания в подполье. Nature, 511 (7509), 265–265. DOI: 10.1038 / 511265a
  41. Михалак Э. и Сабо А. (1998). Рекомендации по исследованию Интернета. Европейский психолог, 3 (1), 70–75. DOI: 10.1027 / 1016-9040.3.1.70
  42. Муммоло, Дж. И Петерсон, Э. (2018). Эффекты спроса в опросных экспериментах: эмпирическая оценка. Обзор американской политической науки, 113 (2), 517–529. DOI: 10,1017 / s0003055418000837
  43. Носек Б., Банаджи М. и Гринвальд А. (2002). Электронное исследование: этика, безопасность, дизайн и контроль в психологических исследованиях в Интернете. Journal of Social Issues, 58 (1), 161–176. DOI: 10.1111 / 1540-4560.00254
  44. Оппенгеймер, Д., Мейвис, Т., и Давиденко, Н. (2009). Проверки манипуляций с инструкциями: обнаружение удовлетворительных результатов для увеличения статистической мощности. Журнал экспериментальной социальной психологии, 45 (4), 867–872.DOI: 10.1016 / j.jesp.2009.03.009
  45. Паолаччи Г., Чандлер Дж. И Ипейротис П. Г. (2010). Проведение экспериментов на Amazon Mechanical Turk. Суждение и принятие решений, 5 (5), 411–419.
  46. Пир Э., Восгерау Дж. И Аккисти А. (2013). Репутация как достаточное условие качества данных на Amazon Mechanical Turk. Методы исследования поведения, 46 (4), 1023-1031. DOI: 10.3758 / s13428-013-0434-y
  47. Плант Р. (2015). Напоминание о миллисекундной точности отсчета времени и потенциальном отказе репликации в компьютерных психологических экспериментах: открытое письмо. Методы исследования поведения, 48 (1), 408–411. DOI: 10.3758 / s13428-015-0577-0
  48. Психостудия (2019). Psychstudio (Версия 2019) [Компьютерное программное обеспечение]. Австралия. Получено с https://www.psychstudio.com
  49. .
  50. Реймерс С. и Стюарт Н. (2007). Adobe Flash как среда для онлайн-экспериментов: тест на возможность измерения времени реакции. Методы исследования поведения, 39 (3), 365–70. DOI: 10.3758 / bf03193004
  51. Reips, U. (2002). Стандарты Интернет-экспериментов. Экспериментальная психология, 49 (4), 243–256. DOI: 10.1026 // 1618-3169.49.4.243
  52. Ruppertsberg, A., Givaty, G., Van Veen, H .., & Bülthoff, H. (2001). Игры как инструменты исследования визуального восприятия в Интернете. В У.-Д. Reips & M.Bosnjak (Eds.), Dimensions of Internet Science . С. 147–158. Ленгерих, Германия: Pabst.
  53. Тейтчер, Дж., Боктинг, В., Бауэрмейстер, Дж., Хёфер, К., Майнер, М., и Клитцман, Р. (2015). Выявление, предотвращение и реагирование на «мошенников» в интернет-исследованиях: этика и компромиссы. Журнал права, медицины и этики, 43 (1), 116–133. DOI: 10.1111 / jlme.12200
  54. Ульрих Р. и Гирей М. (1989). Временное разрешение часов: влияние на измерение времени реакции — хорошие новости для плохих часов. Британский журнал математической и статистической психологии, 42 (1), 1–12. DOI: 10.1111 / j.2044-8317.1989.tb01111.x
  55. ван Стинберген, Х., и Боканегра, Б. (2015). Обещания и подводные камни веб-экспериментов на пути к воспроизводимой психологической науке: ответ Планту (2015). Методы исследования поведения. 48 (4), 1713–1717. DOI: 10.3758 / s13428-015-0677-x
  56. фон Ан, Л., Блюм, М., Хоппер, Н., и Лангфорд, Дж. (2003). CAPTCHA: Использование сложных задач искусственного интеллекта для обеспечения безопасности. Лекционные заметки по информатике (включая подсерии Лекционные заметки по искусственному интеллекту и лекционные заметки по биоинформатике), 2656 , 294–311.
  57. Уайт, А., Стрежнев, А., Лукас, К., Крушевска, Д., и Хафф, К. (2018). Характеристики исследователя и поведение респондентов в онлайн-опросах. Журнал экспериментальной политологии, 5 (1), 56–67. DOI: 10.1017 / xps.2017.2

Готовы начать использовать самый простой в мире онлайн-конструктор экспериментов?

Проведите простые психологические тесты и опросы или сложные факторные эксперименты. Увеличьте размер выборки и автоматизируйте сбор данных с помощью программного обеспечения для экспериментов, которое программирует за вас.

Поведенческие эксперименты. Нет кода.

советов по разработке психологических экспериментов

Экспериментальная психология использует научные исследования основных психологических процессов у людей и животных для проверки и уточнения гипотез.Гипотезы — это «обоснованные предположения» о природе поведения или мыслительных процессов, которые необходимо проверить, чтобы определить, верны ли они. Проверка гипотез находится в сфере экспериментов. Планирование психологических экспериментов, дающих полезные, последовательные и надежные результаты, имеет решающее значение для способности исследователя устанавливать причинно-следственные связи во многих переменных, влияющих на поведение.

Все психологические эксперименты стремятся описать, объяснить и предсказать поведение или психические процессы.Чтобы иметь возможность предсказывать и делать выводы о поведении, мы должны хорошо понимать, как переменные действуют друг на друга. Все эксперименты в психологии руководствуются научным методом, набором широко согласованных принципов и процедур, которые регулируют все эксперименты в науке.

Шаги к проведению эксперимента в психологии

План эксперимента относится к тому, как отбираются люди для групп и как эти группы тестируются, а затем сравниваются друг с другом.Чаще всего используются схемы между предметами и внутри предметов.

Первым шагом в разработке психологического эксперимента является определение исследовательского вопроса. Вопрос исследования помогает сформулировать гипотезу. Вопрос исследования основан на наблюдениях за феноменом в психологии. Исчерпывающий поиск по всей профессиональной литературе по данной теме помогает уточнить и определить вопрос исследования. Это называется обзором литературы, и он может быть длинным. Исследователи смотрят академические журналы и книги.

Затем, после тщательного изучения литературы, исследователи формируют гипотезу для проверки. Хорошая гипотеза должна поддаваться количественной оценке; то есть его можно измерить. Он также должен поддаваться фальсификации. Фальсифицируемая гипотеза может быть опровергнута, если она не соответствует действительности.

Выбор групп выборки является третьим шагом в процессе и включает случайный выбор достаточно большой группы испытуемых, чтобы популяция была хорошо представлена ​​выбранной группой. Затем общая группа разбивается на контрольную группу и экспериментальную группу.

Проверка гипотезы — четвертый шаг. Он включает в себя описательные или экспериментальные исследования. Описательные методы исследования включают корреляционные исследования, опросы, натуралистические наблюдения и тематические исследования. Корреляционные исследования — это распространенные описательные виды психологических исследований. Исследования корреляции не позволяют исследователям определить причинно-следственную связь между переменными, но они превосходно раскрывают возможные связи.

Экспериментальное исследование исследует возможные причинно-следственные связи между переменными.Экспериментальное исследование включает в себя тщательное манипулирование одной переменной (независимой переменной) и измерение изменений другой переменной (зависимой переменной). Самый простой экспериментальный план использует контрольную группу и экспериментальную группу. Экспериментальная группа проходит лечение или состояние, которое исследуется, в то время как контрольная группа — нет.

После завершения эксперимента исследователи анализируют свои результаты и видят, какие выводы можно сделать. Обычно это фаза экспериментов, требующая большого количества статистических данных.Статистические данные можно использовать для описания результатов, а также сделать выводы из результатов исследований.

Советы по разработке психологических экспериментов

Цель экспериментов в психологии — выявить причинно-следственные связи между переменными. Это требует, чтобы эксперименты были узко структурированы, чтобы исключить систематические ошибки и мешающие переменные. Есть также некоторые различия между качественными и количественными исследованиями. По сути, количественное исследование дает результаты, которые являются числовыми и могут быть обработаны математически.Качественное исследование дает нечисловые результаты, часто в форме интервью, анкет и опросов.

Вот несколько советов по разработке наиболее эффективных количественных психологических экспериментов:

  • Уточните свой исследовательский вопрос и оптимизируйте свою гипотезу. У вас должно быть четкое представление о том, что вы тестируете и каковы ваши цели. Чем больше переменных вы включаете, тем сложнее контролировать смешивающие переменные и тем меньше у вас возможностей делать заявления о природе отношений между переменными.В большинстве экспериментальных исследований проверяется влияние одной независимой переменной на одну зависимую переменную.
  • Проведите тщательную операционализацию ваших мер и определите свои переменные. Например, если вы смотрите на «удовлетворенность работой», как это понятие будет измеряться в вашем эксперименте? Операционализация гарантирует, что ваши переменные могут быть оценены количественно, если взять концепцию «большой картины» и определить ее более узко, чтобы ее можно было измерить объективно. Дизайн, который пытается показать повышенное удовлетворение от работы после увеличения бонусов, потребует стандартизированной, признанной в отрасли метрики для оценки удовлетворенности работой.Если такой меры не существует, неплохо было бы еще раз подумать, как будут измеряться ваши переменные. У вас должны быть четко определенные и измеримые независимые переменные и зависимые переменные.
  • Независимо от общего плана вашего эксперимента, вы должны учитывать все мешающие переменные. Смешивающие переменные — это непредвиденные условия, которые уменьшают или исключают вашу способность делать выводы о влиянии вашей независимой переменной на вашу зависимую переменную. Смешивание переменных настолько сильно разрушает эксперименты, что на этапе разработки эксперимента необходимо тщательно следить за ними.
  • Устранение или контроль предвзятости исследователя. Предвзятость — это возможность исследователя повлиять на результаты эксперимента. В количественном исследовании предвзятость может быть устранена. Предвзятость — это скорее проблема качественных исследований, в которых ее нельзя полностью устранить.
  • Убедитесь, что ваши контрольные и экспериментальные группы тщательно рандомизированы. Чтобы иметь возможность экстраполировать ваши результаты, ваша контрольная группа и экспериментальные группы должны быть как можно более похожими.

Разработка звуковых экспериментов требует от исследователей точной и ясной ясности в том, что они хотят измерить и как это делать.Если эксперимент в психологии составлен правильно, он может быть воспроизведен другими исследователями и даст аналогичные результаты. Воспроизводимость важна, особенно при рассмотрении публикации исследовательского эксперимента в профессиональном журнале. Чем больше экспериментов могут проводить другие, и результаты которых подтверждают исходную гипотезу, тем сильнее эта гипотеза со временем усиливается.

Теории состоят из гипотез, которые прошли многочисленные проверки, включая воспроизводимость.Хороший дизайн исследования гарантирует, что теории в психологии поддерживаются строгими стандартами тестирования.

Клифтон штамп

B.S. Психология | Государственный университет Арканзаса

M.A. Консультации по реабилитации | Государственный университет Арканзаса

M.A. Английский | Государственный университет Арканзаса

Ноябрь 2019

Другие статьи интереса:

Проведение психологических исследований в реальном мире

Лабораторный эксперимент традиционно считается «золотым стандартом» в психологических исследованиях.Это потому, что только лабораторные эксперименты могут четко отделить причину от следствия и, следовательно, установить причинность. Несмотря на эту уникальную силу, также очевидно, что научная область, основанная в основном на контролируемых лабораторных исследованиях, оказывается однобокой. В частности, он аккумулирует много знаний о том, что может произойти с — в тщательно изолированных и контролируемых обстоятельствах, — но мало что может сказать о том, что на самом деле может происходить с в обстоятельствах, с которыми люди действительно сталкиваются в своей повседневной жизни.

Распространяются ли результаты исследований, полученные в изолированных, тщательно контролируемых лабораторных условиях, на реальный мир? [Изображение: Нессен Маршалл, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

. Например, представьте, что вы участник эксперимента, который изучает влияние хорошего настроения на щедрость, тема, которая может иметь много практического применения. Исследователи создают внутренне достоверный, тщательно контролируемый эксперимент, в котором они случайным образом поручают вам посмотреть либо счастливый фильм, либо нейтральный фильм, а затем вам предоставляется возможность помочь исследователю, оставаясь подольше и участвуя в другом исследовании.Если люди в хорошем настроении с большей готовностью остаются и помогают, исследователи могут быть уверены, что — поскольку все остальное оставалось неизменным — ваше позитивное настроение побудило вас быть более полезными. Однако что это говорит нам о поведении, помогающем в реальном мире? Распространяется ли это на другие виды помощи, такие как пожертвование денег на благотворительность? Будет ли такое поведение вызывать все виды счастливых фильмов или только это? А как насчет других положительных впечатлений, которые могут улучшить настроение, например, комплимента или хорошей оценки? А что, если бы вы смотрели фильм с друзьями в переполненном кинотеатре, а не в стерильной исследовательской лаборатории? Исследование реального мира может помочь ответить на некоторые из таких важных вопросов.

Как заметил один из отцов-основателей социальной психологии, «экспериментирование в лаборатории происходит, говоря социальным языком, на острове, совершенно изолированном от жизни общества» (Левин, 1944, стр. 286). В этом модуле подчеркивается важность выхода за рамки экспериментов, а также проведения исследований вне лаборатории (Reis & Gosling, 2010), непосредственно в естественной среде участников, а также рассматриваются существующие методологии изучения повседневной жизни.

Одна из важных задач, с которыми сталкиваются исследователи при разработке исследования, — это найти правильный баланс между обеспечением внутренней валидности или степени, в которой исследование допускает однозначные причинно-следственные выводы, и внешней валидностью, или степенью, в которой исследование обеспечивает применимость потенциальных результатов. к настройкам и образцам, отличным от изучаемых (Brewer, 2000).К сожалению, эти два типа достоверности, как правило, трудно достичь одновременно в одном исследовании. Это связано с тем, что создание контролируемой настройки, в которой контролируются все потенциально влиятельные факторы (кроме экспериментально управляемой переменной), неизбежно создает среду, которая сильно отличается от того, с чем люди сталкиваются естественным образом (например, использование счастливого видеоклипа для способствовать полезному поведению). Однако степень, в которой экспериментальная ситуация сопоставима с соответствующей реальной интересующей ситуацией, определяет, насколько обобщаемыми будут потенциальные результаты.Другими словами, если эксперимент очень далек от того, что человек обычно испытывает в повседневной жизни, вы можете обоснованно задаться вопросом, насколько полезны его результаты.

Из-за несовместимости двух типов действительности один часто — намеренно — имеет приоритет над другим. Из-за важности определения истинных причинно-следственных связей психология традиционно подчеркивает внутреннюю значимость, а не внешнюю. Однако, чтобы заявить о человеческом поведении, применимое к разным группам населения и средам, исследователи дополняют традиционные лабораторные исследования, когда участников приводят в лабораторию, с полевыми исследованиями, где, по сути, к участникам доставляется психологическая лаборатория.Полевые исследования позволяют провести важную проверку того, как психологические переменные и интересующие нас процессы «ведут себя» в реальных условиях (то есть, что действительно происходит , а не то, что может происходить ). Они также могут облегчить «последующую» операционализацию конструкций, которые измеряют интересующие результаты жизни непосредственно , а не косвенно.

Возьмем, к примеру, увлекательную область психонейроиммунологии, цель которой — понять взаимодействие психологических факторов, таких как черты личности или уровень стресса, и иммунной системы.Сложные и тщательно контролируемые эксперименты предлагают способы изолировать множество нервных, гормональных и клеточных механизмов, которые связывают психологические переменные, такие как хронический стресс, с биологическими исходами, такими как иммуносупрессия (состояние нарушенного иммунного функционирования; Сапольский, 2004). Хотя эти исследования впечатляюще демонстрируют, как психологические факторы могут влиять на биологические процессы, имеющие отношение к здоровью, они — из-за своего исследовательского плана — не раскрывают, в какой степени эти факторы действительно подрывают повседневное здоровье людей в реальной жизни.Безусловно, важно показать, что лабораторный стресс может изменить количество естественных клеток-киллеров в крови. Но не менее важно проверить, в какой степени уровень стресса, который люди испытывают изо дня в день, приводит к тому, что они чаще простужаются или дольше восстанавливаются. Поэтому целью исследователей должно быть дополнение традиционных лабораторных экспериментов менее контролируемыми исследованиями в реальных условиях. Термин экологическая значимость используется для обозначения степени, в которой эффект был достигнут в условиях, типичных для того, что происходит в повседневной жизни (Brewer, 2000).Таким образом, в этом примере люди могут вести тщательный ежедневный журнал о том, какой уровень стресса они испытывают, а также отмечать физические симптомы, такие как головные боли или тошнота. Хотя за эти симптомы могут быть ответственны многие факторы, помимо уровня стресса, этот более корреляционный подход может пролить свет на то, как взаимосвязь между стрессом и здоровьем проявляется за пределами лаборатории.

Запечатлеть «жизнь такой, какой она проживается» долгое время была важной целью некоторых исследователей. Вильгельм и его коллеги недавно опубликовали исчерпывающий обзор ранних попыток систематического документирования повседневной жизни (Wilhelm, Perrez, & Pawlik, 2012).Опираясь на эти оригинальные методы, исследователи за последние десятилетия разработали широкий набор инструментов для измерения опыта, поведения и физиологии непосредственно в повседневной жизни участников (Mehl & Conner, 2012). На рисунке 1 представлен схематический обзор методологий, описанных ниже.

Рис. 1. Схематический обзор методов исследования повседневной жизни

Изучение повседневного опыта

Начиная с середины 1970-х годов, движимые растущим скептицизмом в отношении строго контролируемых лабораторных исследований, несколько групп исследователей разработали набор новых методов, которые в настоящее время широко известны как метод выборки опыта (Hektner, Schmidt, & Csikszentmihalyi, 2007), мгновенная экологическая оценка (Stone & Shiffman, 1994) или метод дневника (Bolger & Rafaeli, 2003).Хотя в этом наборе методов существуют вариации, основная идея, лежащая в основе всех них, заключается в сборе актуальных (или близких к этому моменту) данных самоотчета непосредственно от людей, когда они занимаются своей повседневной жизнью. Обычно это достигается путем неоднократного (например, пять раз в день) запроса участникам в течение определенного периода времени (например, недели) сообщить о своих текущих мыслях и чувствах. В моментальных анкетах часто задается вопрос об их местонахождении (например, «Где ты сейчас?»), Социальной среде (например, «Где ты сейчас?»).g., «С кем ты сейчас?»), активность (например, «Чем ты занимаешься сейчас?») и переживания (например, «Как ты себя чувствуешь?»). Таким образом, исследователи получают снимок того, что происходило в жизни участников в то время, когда их просили сообщить.

Технологии сделали возможным такого рода исследования, а недавние технологические достижения изменили различные инструменты, которые исследователи могут легко использовать. Первоначально участники носили электронные наручные часы, которые издают звуковой сигнал в заранее запрограммированное, но, казалось бы, случайное время, когда они заполняли одну из стопки предоставленных бумажных анкет.С революцией в области мобильных вычислений и подсказки, и заполнение анкеты постепенно были заменены портативными устройствами, такими как смартфоны. Возможность собирать моментальные анкеты в цифровом формате и с отметками времени (т.е. иметь запись о том, когда именно участники ответили) имела серьезные методологические и практические преимущества и способствовала распространению опыта выборки (Conner, Tennen, Fleeson, & Barrett, 2009).

Использование современных технологий, таких как смартфоны, позволяет расширить выборку участников исследования.Будь то дома, на работе или просто сидя в кафе, новые технологии делают участие в психологических исследованиях проще, чем когда-либо. [Изображение: Владимир Яицкий, https://goo.gl/7sjXfq, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Со временем выборка опыта и связанные с ней методы моментального самоотчета стали очень популярны, и к настоящему времени они фактически являются золотым стандартом для изучения повседневной жизни. Они помогли добиться прогресса почти во всех областях психологии (Mehl & Conner, 2012). Эти методы обеспечивают получение множества измерений от многих участников и в дальнейшем вдохновили на разработку новых статистических методов (Bolger & Laurenceau, 2013).Наконец, и, возможно, самое главное, они достигли того, к чему стремились: привлечь внимание к тому, что психология в конечном итоге хочет и должна знать, а именно «что люди на самом деле делают, думают и чувствуют в различных контекстах своей жизни» ( Фундер, 2001, с. 213). Короче говоря, эти подходы позволили исследователям проводить исследования, которые являются более достоверными с внешней точки зрения или более обобщенными для реальной жизни, чем традиционный лабораторный эксперимент.

Чтобы проиллюстрировать эти методы, рассмотрим классическое исследование Stone, Reed и Neale (1987), которые отслеживали положительный и отрицательный опыт, связанный с респираторной инфекцией, с использованием ежедневных выборок.Они обнаружили, что нежелательные переживания достигают пика, а желательные исчезают примерно за четыре-пять дней до того, как участники заболеют простудой. Совсем недавно Киллингсворт и Гилберт (2010) собрали моментальные самоотчеты от более чем 2000 участников через приложение для смартфонов. Они обнаружили, что участники были менее счастливы, когда их ум находился в состоянии бездействия, блуждания ума, например, серфинг в Интернете или многозадачность на работе, чем когда он был занят, сосредоточен на задаче, например, усердно работая над бумагой. .Это всего лишь два примера, которые иллюстрируют, как исследования, основанные на опыте, привели к результатам, которые нельзя было получить с помощью традиционных лабораторных методов.

Недавно был разработан метод реконструкции дня (DRM) (Kahneman, Krueger, Schkade, Schwarz, & Stone, 2004) для получения информации о повседневных переживаниях человека без выполнения бремени сбора мгновенных данных выборки опыта. В DRM участники ретроспективно сообщают о своем опыте в течение данного дня после систематической эмпирической реконструкции дня на следующий день.Как участник этого типа исследования, вы можете оглянуться на вчерашний день, разделив его на серию эпизодов, таких как «приготовил завтрак», «поехал на работу», «имел встречу» и т. Д. Затем вы можете сообщить, кто вы были с вами в каждом эпизоде ​​и как вы себя чувствовали в каждом. Этот подход пролил свет на то, какие ситуации приводят к моментам положительного и отрицательного настроения в течение обычного дня.

Изучение повседневного поведения

Выборка опыта часто используется для изучения повседневного поведения (т.е., ежедневные социальные взаимодействия и действия). В лаборатории поведение лучше всего изучать с помощью прямого наблюдения за поведением (например, видеозаписи). В реальном мире это, конечно, намного сложнее. По словам Фундера, похоже, что для этого потребуется «отчет детектива, [который] будет подробно описывать все, что участник сказал и сделал, и с кем, во всех контекстах его жизни» (Фундер, 2007, стр. 41).

Каким бы сложным это ни казалось, Мель и его коллеги разработали аналогичную по духу методологию натуралистического наблюдения.Вместо того, чтобы следить за участниками — как детектив — с помощью видеокамеры (см. Craik, 2000), они снабжают участников портативным аудиомагнитофоном, который запрограммирован на периодическую запись коротких фрагментов окружающих звуков (например, 30 секунд каждые 12 минут). Участники носят с собой диктофон (первоначально микрокассетный диктофон, а теперь приложение для смартфона) и возвращают его в конце исследования. Диктофон предоставляет исследователям серию звуковых отрывков, которые вместе составляют акустический дневник дней участников, которые естественным образом разворачиваются, и представляют собой репрезентативную выборку их повседневной деятельности и социальных встреч.Поскольку это чем-то похоже на то, как ухо исследователя находится у лацкана участника, они назвали свой метод электронно-активированным записывающим устройством или EAR (Mehl, Pennebaker, Crow, Dabbs, & Price, 2001). Записи окружающего звука могут быть закодированы для многих вещей, включая местоположение участников (например, в школе, в кафе), действия (например, просмотр телевизора, прием пищи), взаимодействия (например, в группе, по телефону), и эмоциональные выражения (например, смех, вздох). Каким бы неестественным или назойливым это ни казалось, участники сообщают, что они быстро привыкают к EAR, и говорят, что вскоре обнаруживают, что ведут себя так, как обычно.

В кросс-культурном исследовании Рамирес-Эспарса и ее коллеги использовали метод EAR для изучения общительности в США и Мексике. Интересно, что они обнаружили, что, хотя американские участники оценили себя значительно выше мексиканцев по вопросу «Я считаю себя разговорчивым человеком», на самом деле они тратили почти на 10 процентов меньше времени на разговоры, чем мексиканцы (Рамирес-Эспарса, Мель, Альварес Бермудес и Пеннебейкер, 2009). Подобным образом Мел и его коллеги использовали метод EAR, чтобы развенчать давний миф о том, что женщины значительно разговорчивее мужчин.Используя данные шести различных исследований, они показали, что оба пола используют в среднем около 16 000 слов в день. Расчетная половая разница в 546 слов была тривиальной по сравнению с огромным диапазоном более 46000 слов между наименее и наиболее разговорчивым человеком (695 против 47016 слов; Mehl, Vazire, Ramírez-Esparza, Slatcher, & Pennebaker, 2007). Вместе эти исследования демонстрируют, как натуралистическое наблюдение может быть использовано для изучения объективных аспектов повседневного поведения и как оно может давать результаты, совершенно отличные от результатов других методов (Mehl, Robbins, & Deters, 2012).

Ряд других методов и творческих способов для непосредственной и ненавязчивой оценки поведения в реальном мире описан в основополагающей книге о реальных тонких мерах (Webb, Campbell, Schwartz, Sechrest, & Grove, 1981). Например, исследователи использовали покадровую фотографию для изучения потоков людей и использования пространства в городских общественных местах (Whyte, 1980). Совсем недавно они наблюдали за личным (например, комнаты в общежитии) и профессиональным (например, офисным) пространством людей, чтобы понять, как личность выражается и обнаруживается в повседневной среде (Gosling, Ko, Mannarelli, & Morris, 2002).Они даже систематически собирали и анализировали человеческий мусор, чтобы определить, что люди фактически потребляют (например, пустые бутылки из-под алкоголя или коробки из-под сигарет), а не то, что, по их словам, они потребляют (Rathje & Murphy, 2001). Поскольку люди часто не могут, а иногда и не хотят точно сообщать о том, что они делают, прямая — и в идеале нереагирующая — оценка поведения в реальном мире имеет большое значение для психологических исследований (Baumeister, Vohs, & Funder, 2007).

Изучение повседневной физиологии

Помимо изучения того, как люди думают, чувствуют и ведут себя в реальном мире, исследователей также интересует, как наши тела реагируют на меняющиеся потребности нашей жизни.Какие повседневные переживания заставляют нашу «кровь закипать»? Как наши нейротрансмиттеры и гормоны реагируют на стрессоры, с которыми мы сталкиваемся в нашей жизни? Какие физиологические реакции мы проявляем, когда нас любят или подвергают остракизму? Вы можете увидеть, как изучение этих впечатляющих переживаний в реальной жизни, как они происходят на самом деле, может предоставить более обширные и информативные данные, чем можно было бы получить в искусственных лабораторных условиях, которые просто имитируют эти переживания.

Стрессоры в реальном мире могут вызывать очень разные физиологические реакции, чем те же самые стрессоры, моделируемые в лабораторных условиях.[Изображение: Совхоз, https://goo.gl/FGYyVz, CC BY 2.0, https://goo.gl/9uSnqN]

Кроме того, отвечая на эти вопросы, важно помнить, что то, что вызывает стресс, привлекательный или скучный для одного человека может не быть так для другого. Частично по этой причине исследователи обнаружили лишь ограниченное соответствие между тем, как люди физиологически реагируют на стандартизованный лабораторный фактор стресса (например, произносят речь), и тем, как они реагируют на стрессовые переживания в своей жизни. В качестве примера Вильгельм и Гроссман (2010) описывают участника, у которого наблюдалось довольно минимальное увеличение частоты сердечных сокращений в ответ на лабораторный стрессор (примерно от 5 до 10 ударов в минуту), но довольно резкое увеличение (почти 50 ударов в минуту) позже в днем во время просмотра футбольного матча.Конечно, может произойти и обратная картина, например, когда у пациентов наблюдается высокое кровяное давление в кабинете врача, но не дома — это так называемая гипертония белого халата (White, Schulman, McCabe, & Dey, 1989).

Амбулаторный физиологический мониторинг, то есть мониторинг физиологических реакций людей в повседневной жизни, имеет долгую историю в биомедицинских исследованиях, и существует множество устройств для мониторинга (Fahrenberg & Myrtek, 1996). Среди биологических сигналов, которые теперь можно измерять в повседневной жизни с помощью портативных записывающих устройств, можно назвать электрокардиограмму (ЭКГ), артериальное давление, электродермальную активность (или «реакцию пота»), температуру тела и даже электроэнцефалограмму (ЭЭГ) (Wilhelm & Гроссман, 2010).Совсем недавно исследователи добавили в список амбулаторную оценку гормонов (например, кортизола) и других биомаркеров (например, иммунных маркеров) (Schlotz, 2012). Разработка все более изощренных способов отслеживания того, что происходит под нашей кожей, когда мы живем, — это увлекательная и быстро развивающаяся область.

В недавнем исследовании Lane, Zareba, Reis, Peterson и Moss (2011) использовали выборку опыта в сочетании с амбулаторной электрокардиографией (так называемый монитор Холтера), чтобы изучить, как эмоциональные переживания могут изменить сердечную функцию у пациентов с врожденным сердцем. аномалия (например,г., синдром удлиненного интервала QT). В соответствии с идеей о том, что в некоторых случаях эмоции могут вызвать сердечное событие, они обнаружили, что типичные — в большинстве случаев даже относительно низкой интенсивности — ежедневные эмоции оказывают измеримое влияние на реполяризацию желудочков, важный показатель сердечной деятельности, который в у этих пациентов связан риск сердечного приступа. В другом исследовании Смит и его коллеги (1998) объединили выборку опыта с мгновенной оценкой кортизола, гормона стресса. Они обнаружили, что мгновенные сообщения о текущем или даже ожидаемом стрессе предсказывали увеличение секреции кортизола через 20 минут.Кроме того, независимо от этого, опыт других видов негативного аффекта (например, гнева, разочарования) также предсказывал более высокий уровень кортизола, а опыт позитивного аффекта (например, счастливый, радостный) предсказывал более низкие уровни этого важного гормона стресса. Взятые вместе, эти исследования показывают, как исследователи могут использовать амбулаторный физиологический мониторинг для изучения того, как незначительный — и на первый взгляд тривиальный или несущественный — жизненный опыт оставляет объективные, измеримые следы в наших телесных системах.

Изучение онлайн-поведения

Еще одна область повседневной жизни, которая появилась совсем недавно, — это виртуальное повседневное поведение или то, как люди действуют и взаимодействуют с другими в Интернете. Независимо от того, окажутся ли социальные сети благословением или проклятием человечества (и ученые, и миряне в настоящее время разделились по этому вопросу), факт остается фактом: люди проводят все больше времени в Интернете. В свете этого исследователи начинают считать виртуальное поведение столь же серьезным, как и «реальное» поведение, и стремятся сделать его законной целью своих исследований (Gosling & Johnson, 2010).

Интернет-активность открывает исследователям много психологической информации. [Изображение: Сара К. Фрей, CC BY-NC-SA 2.0, https://goo.gl/Toc0ZF]

Один из способов изучения виртуального поведения — использовать тот факт, что большая часть того, что люди делают в Интернете — электронная почта, чат, твиты, блоги, публикации — оставляет прямые (и постоянные) словесные следы. Например, было обнаружено, что различия в способах использования людьми слов (например, тонкие предпочтения в выборе слов) несут в себе много психологической информации (Pennebaker, Mehl, & Niederhoffer, 2003).Следовательно, хороший способ изучить виртуальное социальное поведение — это изучить виртуальное языковое поведение. Исследователи могут загружать общедоступные устные выражения и сообщения людей и анализировать их с помощью современных программ анализа текста (например, Pennebaker, Booth, & Francis, 2007).

Например, Кон, Мель и Пеннебейкер (2004) загрузили блоги более тысячи пользователей lifejournal.com, одного из первых блоговых сайтов в Интернете, чтобы изучить, как люди отреагировали в социальном и эмоциональном плане на атаки 11 сентября. 2001 г.Пройдя «онлайн-путь», они могли бы обойти критическое ограничение исследования выживания — невозможность получить исходную информацию; то есть, как люди делали до , когда произошло травматическое событие. Через доступ к базе данных общедоступных блогов они загружали записи за два месяца до атаки и за два месяца после атаки. Их лингвистический анализ показал, что в первые дни после нападений участники ожидаемо выражали больше негативных эмоций и были более когнитивно и социально вовлечены, задавая вопросы и отправляя сообщения поддержки.Однако уже через две недели их настроение и социальная активность вернулись к исходному уровню, и, что интересно, их использование когнитивно-аналитических слов (например, «подумать», «вопрос») даже упало ниже их нормального уровня. В течение следующих шести недель их настроение колебалось примерно на уровне исходного уровня до 11 сентября, но их социальная активность и когнитивно-аналитическая обработка оставались на удивительно низком уровне. Это говорит о социальной и когнитивной усталости после атак. Используя виртуальное вербальное поведение в качестве маркера психологического функционирования, это исследование смогло нарисовать точную временную шкалу того, как люди справляются с бедствиями.

Отражая их быстро растущее значение в реальном мире, исследователи теперь начинают исследовать поведение на сайтах социальных сетей, таких как Facebook (Wilson, Gosling, & Graham, 2012). В большинстве исследований рассматриваются психологические корреляты онлайн-поведения, такие как личностные черты и качество социальной жизни, но, что немаловажно, также предпринимаются первые попытки экспортировать традиционные экспериментальные исследования в онлайн-среду. В новаторском исследовании социального влияния в Интернете Бонд и его коллеги (2012) экспериментально проверили влияние обратной связи со сверстниками на поведение при голосовании.Примечательно, что их выборка составила 16 миллионов (!) Пользователей Facebook. Они обнаружили, что онлайн-сообщения о политической мобилизации (например, «Я проголосовал» вместе с избранными фотографиями их друзей в Facebook) влияли на поведение при голосовании в реальном мире. Это было верно не только для пользователей, которые видели сообщения, но и для их друзей и друзей их друзей. Хотя влияние вмешательства на отдельного пользователя было очень небольшим из-за огромного количества пользователей и косвенных эффектов социального заражения, оно в совокупности привело к примерно 340 000 дополнительных голосов — достаточно, чтобы склонить к закрытию выборов.Короче говоря, хотя исследования виртуального повседневного поведения все еще находятся в зачаточном состоянии, они обязательно изменят социальную науку и уже помогли нам лучше понять как виртуальное, так и «реальное» поведение.

«Психология смартфона»?

Обзор методов исследования повседневной жизни был бы неполным без видения того, «что будет дальше». Учитывая, насколько они стали обычными, можно с уверенностью предсказать, что смартфоны останутся не только устройствами для повседневного онлайн-общения, но также станут устройствами для сбора научных данных и вмешательства (Kaplan & Stone, 2013; Yarkoni, 2012).Эти устройства автоматически хранят огромные объемы реальных данных о взаимодействии с пользователем, и, кроме того, они оснащены датчиками для отслеживания физического (например, местоположение, положение) и социального (например, беспроводные соединения по телефону) контекста этих взаимодействий. . Миллер (2012, стр. 234) заявляет: «Вопрос не в том, произведут ли смартфоны революцию в психологии, а в том, как, когда и где революция произойдет». Очевидно, что их огромный потенциал для сбора данных также ставит перед исследователями большие новые задачи (например,g., защита конфиденциальности, анализ и синтез данных). Тем не менее очевидно, что многие из методов, описанных в этом модуле — и многие из них еще предстоит разработать способы сбора реальных данных — в будущем будут интегрированы в устройства, которые люди естественно и с радостью носят с собой с этого момента. они встают с утра до того момента, как ложатся спать.

Этот модуль был призван обосновать необходимость психологических исследований, проводимых вне лаборатории. Если конечной целью социальных и поведенческих наук является объяснение человеческого поведения, то исследователи должны также — в дополнение к тщательно контролируемым лабораторным исследованиям — иметь дело с «беспорядочным» реальным миром и находить способы запечатлеть жизнь в естественном виде.

Мортенсен и Чалдини (2010) называют динамический компромисс между лабораторными и полевыми исследованиями «психологией полного цикла». По их мнению, полный цикл означает, что «исследователи используют натуралистическое наблюдение для определения наличия эффекта в реальном мире, теорию, чтобы определить, какие процессы лежат в основе эффекта, эксперименты для проверки эффекта и лежащих в его основе процессов, а также возвращение в естественную среду. для подтверждения экспериментальных результатов »(Mortensen & Cialdini, 2010, p.53). Для этого у исследователей есть доступ к набору исследовательских методов для изучения повседневной жизни, который теперь стал более разнообразным и универсальным, чем когда-либо прежде. Итак, все, что нужно, — это идти вперед и — буквально — воплотить науку в жизнь.

Экспериментальная психология | Университет Акрон

Онлайн-экспонаты

До Бельмона : Этика в экспериментальной психологии

В 1979 году, после серии громких споров, Отчет Бельмонта предоставил этические рекомендации для изучения людей в Соединенных Штатах.Посмотрите на эти ключевые этические принципы через медицинские и психологические эксперименты 20 -го и -го веков, которые проверяли и пересматривали их границы.

Открытая выставка | Доступ в Смитсоновскую учебную лабораторию

5-минутные уроки истории

Джеймс В. МакКоннелл

Джеймс В. МакКоннелл был психологом-экспериментатором, который провел свою карьеру в Мичиганском университете.Он наиболее известен своими работами в области сравнительной психологии и исследованиями плоских червей по передаче памяти. Но знаете ли вы, что он также был целью Унабомбера?

Работа по поиску мусора | Пособие для учителя

Эдмунд Делабарр

Эдмунд Делабарр был назначен первым профессором психологии Брауновского университета в 1891 году и вскоре после этого основал психологическую лабораторию Брауна. Делабарр кропотливо изучал «сознание, индуцированное веществом», используя только себя в качестве объекта исследования.Делабарр принимал коноплю в жидкой форме и детально подробно описал свой визуальный и сенсорный опыт и реакцию на раннее лабораторное оборудование. Его контроль? Его собственное нормальное состояние.

Работа по поиску мусора | Пособие для учителя

Лекции и панели

Психологический киноклуб: Стэнфордский тюремный эксперимент

Обсуждение фильма 2015 года Стэнфордский тюремный эксперимент , изображающего печально известное исследование тюремной жизни, проведенное доктором Дж.Филип Зимбардо (Билли Крадап).

Продолжительность: 59 минут

Первоначальная запись: 29 октября 2020 г.

Психологический киноклуб: экспериментатор: история Стэнли Милгрэма

Обсуждение эксперимента 2015 года Экспериментатор: История Стэнли Милгрэма , изображающая жизнь Стэнли Милгрэма (Питер Сарсгаард) и события, связанные с его знаменитыми экспериментами с послушанием.

Продолжительность: 61 минута

Первоначальная запись: 30 апреля 2020 г.

Др.Райан Твени: инструменты ранней американской психологии

Историк психологии, Д-р Райан Д. Твени , обсуждает появление инструментов и аппаратов в ранней истории американской психологии, уделяя особое внимание важности инструментов в этот период и тому, как они изменили эту область.

Продолжительность: 6 минут

Первоначальная запись: 2008

Архивные фильмы и записи

Аудио допроса Стэнфордского тюремного эксперимента

Аудио отрывок из беседы, проведенной исследователями и участниками Стэнфордского тюремного эксперимента.Член исследовательской группы рассказывает группе об этической дилемме, лежащей в основе этого — и многих других — экспериментов в области социальной психологии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.