Содержание

Что такое психотравмы и какими они бывают

Многие психические расстройства, проблемы в общении с людьми и даже заболевания, связанные с физиологией, появляются из-за психотравм, нанесенных человеку в детстве. «Афиша Daily» с помощью психотерапевтов составила список типичных психотравм, которые влияют на отношения человека с миром уже во взрослом возрасте.

Александра Меньшикова

Клинический психолог, психотерапевт, кандидат психологических наук, член Американской психологической ассоциации

Анфиса Белова

Психолог, психоаналитик

Дороти Берман

Врач-психиатр, психотерапевт клиники «Преображение»

Екатерина Василевская

Психотерапевт

Наталия Феоктистова

Психоаналитик, кандидат психологических наук

Психотравма — это результат переживания сильного стресса или совершенного по отношению к человеку насилия. Она может нарушить организацию психики и привести к пограничным или клиническим состояниям, неврозам, психосоматическим заболеваниям. Последние бывает сложно распознать без участия психиатра, потому что они проявляются на физиологическом уровне. Чаще всего жертвами физического или психологического насилия становятся дети, потому что они зависят от взрослых и не способны защитить себя.

Также именно в детском возрасте происходят самые сложные психотравмы — и они, как правило, связаны с насилием в семье. Психотерапевт Екатерина Василевская говорит, что у 90% процентов ее клиентов проблемы начались из-за детских травм. «Труднее всего скорректировать те, которые связаны с игнорированием ребенка», — добавляет она.

Исследования показывают, что дети, подвергшиеся насилию, в будущем страдают от тревоги, депрессии, низкой самооценки, симптомов ПТСР (посттравматическое стрессовое расстройство. — Прим. ред.) и суицидальных наклонностей, причем последствия эмоционального насилия по воздействию равны последствиям физического и сексуального или даже превышают его.

Тот факт, что детская травма влияет на физическое здоровье человека во взрослом возрасте, также доказан. Психиатр Дороти Берман говорит, что последствия психотравмы могут выходить на физиологический уровень: «Это такие психосоматические болезни, как нейродермит, стенокардия, инфаркт миокарда или язвенная болезнь желудочно-кишечного тракта». По словам Берман, такие последствия появляются из-за того, что психотравма не прожита, гештальт не завершен и эмоции продолжают давить на человека.

Психотерапевт Александра Меньшикова считает, что психотравма оказывает влияние на мозг, вследствие чего люди теряют способность адаптироваться к стрессу и получают повышенный уровень тревожности и депрессивности.

Люди с психотравмой в течение всей жизни переживают процесс ретравматизации, постоянно возвращаясь в одно и то же событие.

Меньшикова приводит такой пример: если ребенка в детстве били родители, то в будущем он может построить семью, где по отношению к нему тоже будут применять физическое насилие. К тому же травма не бывает одна: если происходило физическое насилие, значит, вместе с ним и эмоциональное.

Специалисты подчеркивают, что постоянно повторяющееся насилие намного тяжелее пережить, чем единичные случаи. «Нет ни одной семьи с идеальными родителями. Всегда недостает каких-то ресурсов, в которых нуждается ребенок, поэтому психотравмирующие события случаются в жизни каждого», — считает Берман.

Ниже мы приводим список типичных психотравм, которые чаще всего переживаются в детстве. Специалисты настаивают: если вы узнали себя в этих ситуациях и почувствовали, что травмирующие события до сих пор на вас влияют, обратитесь за профессиональной помощью.

6 типичных детских психотравм

«От тебя одни неприятности»

Оскорбления, обесценивания

Как выглядит: «Родители могут обесценивать ребенка открыто: оскорблять, обзывать, называть ничтожеством, — говорит психоаналитик Анфиса Белова. — То же самое можно делать в пассивно-агрессивной форме:

через сарказм и якобы шутливые прозвища. Взрослые могут оправдывать свое поведение тем, что таким образом пытаются мотивировать своих детей на какие-то достижения». Белова описывает типичный пример обесценивания так: ребенок приносит родителям показать свой рисунок, а вместо похвалы и одобрения слышит, что руки у него растут не из того места и что художник он от слова «худо», да и вообще лучше бы он занялся чем-то полезным.

Александра Меньшикова добавляет, что крик также является формой обесценивания: например, когда у отца на работе неприятности и он срывается на ребенке, чтобы разрядиться. Еще один вариант такого травмирования — когда ребенку задают высокие стандарты, например, в учебе, а он получает четверки, и ему повторяют, что он никто и ничего из себя не представляет.

К чему приводит: Берман и Белова говорят, что в такой ситуации происходит невротическое формирование личности, которое может перерасти в синдром отличника или перфекционизм — болезненное стремление быть во всем лучшим, когда человек втайне надеется все-таки заслужить любовь и признание родителей. Также обесценивание в семье может привести к неуверенности в своих силах, страху поражения и пассивности. Теряется связь с собой: человек не знает, как себя успокоить, не может понять, что придаст ему уверенности в себе. По словам Беловой, у ребенка формируется установка, что любое его дело обречено на провал и что он может встретить со стороны других людей только критику, поэтому будет безопаснее отказаться от активных действий и оставаться в тени. «Когда человек не может найти радость внутри, он ищет ее извне — это может вылиться, например, в стремление к потребительству, шопоголизм», — говорит Берман.

Как справиться: Белова считает, что обесценивание практически невозможно пережить самому, поэтому для глубинной проработки проблемы необходима поддержка специалиста, которая поможет двигаться в нужном направлении. В процессе психоанализа травма осознается и заново проживается: человек учится заново строить взаимоотношения с миром и окружающими людьми.

Подробности по теме

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

«Отец меня не любил»: почему взрослые люди все еще обижаются на своих родителей

«Давай потом»

Пренебрежение

Как выглядит: Вместо того чтобы общаться с ребенком, родители все свое время работают над тем, чтобы его обеспечить. Анфиса Белова называет это «подменой понятий», когда под любовью к ребенку подразумевается лишь содержание его в комфортных условиях. «Внешне такая семья может выглядеть вполне благополучно: ребенок сыт и одет, у него хорошие игрушки, он ходит на различные развивающие занятия, но при этом счастья они ему не приносят», — добавляет она.

Александра Меньшикова говорит, что в такой ситуации, если ребенок пытается поговорить о своих проблемах, ему отвечают: «Ты не видишь? Мы устали! Отстань!» Ребенка никто не слушает, он чувствует себя отвергнутым.

К чему приводит:

«Возникает ощущение одиночества, брошенности и недоверия, — говорит психотерапевт Екатерина Василевская. — Эти ощущения остаются с человеком в дальнейшей жизни. Он может вступать в отношения, но детское чувство брошенности никуда не уйдет». Меньшикова добавляет, что такой человек не будет находиться в контакте со своими эмоциональными потребностями, не сможет осознавать своих границ — это значит, что ему будет легче соглашаться на неудобные для себя условия. В будущем он может выбирать себе партнеров, которые также будут отвергать и игнорировать его чувства.

Психоаналитик Белова предупреждает, что нехватка внимания и общения дома может приводить к тому, что ребенок начнет искать его в другом месте, где он почувствует, что в нем нуждаются и его ценят. Часто дети, не получающие тепло в семье, рано вступают в романтические и сексуальные отношения. Чтобы справиться с одиночеством, некоторые прибегают к помощи алкоголя или наркотических средств.

Они могут использовать вызывающее или асоциальное поведение, для того чтобы завоевать любовь и внимание родителей.

Как справиться: Василевская и Белова говорят, что ощущение безопасности и заботы, которое не было получено в детстве, должно компенсироваться в будущем. Построение собственных гармоничных взаимоотношений может помочь справиться с этой травмой. Также компенсировать нехватку родительской любви могут и другие родственники (бабушки, дедушки). Если таких взаимоотношений нет, безопасную среду, в которой человек сможет получить недостающую заботу, может создать психотерапевт.

«Вместе ради ребенка»

Неблагополучная семейная обстановка

Как выглядит: «Это происходит в семьях, где люди несчастны друг с другом, но продолжают жить вместе ради ребенка, когда между родителями нет коммуникации и есть откровенная ненависть, — говорит психотерапевт Меньшикова. — 

Ребенок замечает эти страдания и получает сигнал, что источник зла — он сам». Анфиса Белова говорит, что в таких семьях родители приносят свою жизнь в жертву ради мнимого благополучия ребенка. Но даже если они стараются не проявлять свое отношение друг к другу открыто, напряжение все равно витает в воздухе, выражаясь в мелочах. И ребенок, конечно, все это чувствует. Еще хуже, если родители постоянно ругаются при ребенке или заставляют его вставать на чью-то сторону.

К чему приводит: «Ребенок учится чему-то на примере родителей, и если он не видит любви и коммуникации между мамой и папой, то и сам не научается любить и выражать свои чувства, — говорит Екатерина Василевская. — Такой человек будет эмоционально закрытым и холодным,

будет жить с ощущением, что он — проблема для других людей. Такая установка способствует появлению суицидальных мыслей и наклонностей».

Анфиса Белова считает, что в результате такого опыта человека часто преследует сильное чувство вины. Он может винить себя за то, что разрушил жизнь родителей, считать, что без него их жизнь была бы лучше. Неблагополучная семейная обстановка может приводить к различным невротическим расстройствам, депрессиям, проблемам в построении межличностных отношений, нежеланию и страху заводить собственную семью.

Как справиться: «Понять, что жизнь вместе — это выбор родителей

и ребенок за него ответственности не несет», — советует Белова. Психотерапевт Василевская утверждает, что с проблемой можно справиться, если удастся построить теплые доверительные отношения с другими людьми. Это могут быть родственники, друзья, учителя, наставники, любимый человек и все те люди, с которыми человек получает опыт принятия, поддержки и заботы. В роли такого человека может выступить психолог или психотерапевт.

Подробности по теме

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

«Мамино золотко»

Гиперопека

Как выглядит: «Со стороны гиперопека может выглядеть как сильная любовь родителей к ребенку и забота о его безопасности и благополучии, — говорит Белова. — Но за этой заботой скрывается нежелание отпускать ребенка от себя и видеть в нем личность, стремление реализовать собственные амбиции через ребенка, страхи и даже агрессия». Белова и Берман утверждают, что гиперопека — результат повышенной тревожности родителей.

Екатерина Василевская говорит, что в ситуации гиперопеки ребенок не участвует в принятии семейных решений, за него решают все: на какие кружки ходить, в какой университет поступать. От ребенка скрывают важные семейные события — например, похороны и развод. «Для ребенка гораздо более травмирующим опытом станет правда, которую он узнает спустя время, — говорит психоаналитик Наталия Феоктистова. — Если детей не берут на похороны близкого человека, у них не будет возможности пережить совершенно естественный процесс потери. Совсем недавно я наблюдала на детской площадке конфликт девочек пяти лет и девочек постарше. Одна из бабушек побежала спасать свою внучку от лап страшных взрослых девочек, тем самым формируя у нее позицию жертвы. Нужно дать возможность ребенку самому справиться с этой ситуацией или подсказать, как быть, но не решать конфликт за него».

К чему приводит: Василевская и Белова говорят, что в гиперопекающей семье ребенок часто не учится слышать себя, свои чувства и желания, потому что за него все решают родители. Он не знает, чего он хочет, и не может отделить свои желания от родительских установок. Ему кажется, что он не может на себя положиться.

Феоктистова считает, что из-за гиперопеки человек вырастает несамостоятельным. Он всегда будет ориентироваться на мнение других людей. «Подросший ребенок либо начнет бунтовать, чтобы отстоять свое право быть отдельной личностью, либо капитулирует и поплывет по течению, — говорит Анфиса Белова. — Во втором случае это может привести к депрессии, апатии, психосоматическим заболеваниям».

Как справиться: Екатерина Василевская советует учиться понимать свои желания, определять, что важно, а что второстепенно, ставить цели и принимать решения. Психоаналитик Анфиса Белова говорит, что в этом случае надо физически и эмоционально отделиться от родителей: иногда достаточно начать жить отдельно и начать обеспечивать себя.

«Для профилактики»

Физическое насилие

Как выглядит: Меньшикова и Белова говорят, что в нашей культуре насилие — это размытая категория. Многие считают, что бить детей нормально — мол, так они лучше усвоят урок. В российском обществе под физическим насилием до сих пор понимается лишь избиение ребенка до травм и синяков, хотя на самом деле любое посягательство на его личные границы (подзатыльник, шлепок по попе или битье ремнем) тоже является насилием. Единственное, чему учится ребенок в такой ситуации, — это бояться и ненавидеть наказующего.

Меньшикова и Феоктистова говорят, что если единственный контакт родителей с ребенком возникает, только когда они его бьют, у него возникает связь, что битье лучше безразличия. «Часто родители жалуются, что их дети нарочно делают что-то плохое. Возможно, это и есть та ситуация, когда ребенок вызывает вас на контакт, потому что это единственный способ получить внимание», — добавляет Меньшикова.

Феоктистова считает, что больший вред психологическому состоянию ребенка наносит не систематическое битье, а непредсказуемая реакция родителей. Когда за один и тот же проступок ребенка бьют, а через некоторое время этой же ситуации не придают никакого значения. В таком случае ребенок не знает, чего ожидать, он не может адаптироваться и понять, как ему поступать. «В так называемой благополучной семье ребенка могут наказывать ремнем за плохие оценки, считая это всего лишь методом воспитания, а в семье, где родители, например, страдают алкогольной зависимостью, ребенок может подвергаться насилию только за то, что он есть», — заключает Белова.

К чему приводит: Меньшикова и Белова говорят, что у ребенка может нарушиться контакт с телом: будет сложно расслабиться из-за высокого уровня тревоги и постоянного внутреннего напряжения.

Чаще всего, если физическое насилие есть дома, этот опыт продолжается и в школе: бьют его или он. Физическое насилие в семье может задавить личность ребенка, поставив его навсегда в положение жертвы. Есть много детей, которые не могут постоять за себя, потому что дома у них подчиненная позиция. Не имея возможности дать отпор родителю, ребенок может начать отыгрываться на тех, кто младше и слабее (в том числе на животных), а впоследствии, когда он станет взрослым, будет вести себя так же по отношению к своим детям.

Как справиться: Психоаналитик Белова и психотерапевт Василевская говорят, что в некоторых случаях с последствиями физического насилия в семье человек может справиться самостоятельно: через осознание причин такого поведения родителей и работы над собой. Но, как и при других детских травмах, здесь чаще всего необходима помощь специалиста, который поможет переосмыслить этот непростой опыт.

Подробности по теме

«Не ты — так тебя»: жертвы и агрессоры о том, как происходит школьная травля

«Не ты — так тебя»: жертвы и агрессоры о том, как происходит школьная травля

«Это будет нашим секретом»

Сексуальное насилие

Как выглядит: Психотерапевт Меньшикова говорит, что дети и подростки плохо осознают границы своего тела, ведь часто им никто не объясняет, что такое насилие, а что такое нормальная коммуникация. Из-за этого они могут подвергаться сексуальному насилию и оказаться в ловушке. По статистике каждая четвертая девочка и один из шести мальчиков сталкиваются с этим до 18 лет. Сексуальным насилием считается не только пенетрация, но и любое нарушение границ тела, например поглаживание.

«Взрослым человеком это может преподноситься как «игра», как нечто безобидное, ребенок же в силу своего возраста не всегда полностью осознает происходящее, не знает, как на это реагировать, боится сказать нет», — говорит Белова. Меньшикова и Белова уверяют, что чаще всего дети сталкиваются с сексуальным насилием от близких людей. «Все происходит за закрытыми дверями, когда все члены семьи знают и молчат, — рассказывает Александра Меньшикова. — Популярная история, когда дочь — расплата за счастье матери: мама делает вид, что дочку не насилуют, потому что боится, что от нее уйдет мужчина. Больше всего от сексуального насилия страдают девочки. Что касается мальчиков, то многие из них не воспринимают ранний сексуальный опыт как насилие, им кажется, что иметь секс до 14 лет со взрослой тетенькой якобы круто».

К чему приводит: Эксперты Белова и Меньшикова говорят, что люди, пережившие сексуальное насилие, достаточно негативно относятся к себе и своему телу. Их преследует чувство стыда, они считают себя грязными и недостойными любви. Тем, кто пережил сексуальное насилие в детстве, бывает сложно построить здоровые и гармоничные отношения во взрослом возрасте.

Последствиями сексуального насилия также могут быть невротические расстройства, страхи, фобии, депрессии. По некоторым данным, самым распространенным последствием сексуального насилия становится посттравматический стресс. Вызывающее поведение, низкая самооценка, гиперсексуальность и злоупотребление психоактивными веществами также часто встречаются среди жертв сексуального злоупотребления.

Как справиться: «С последствиями сексуального насилия справиться самостоятельно очень сложно. Для проработки этой травмы необходима индивидуальная или групповая работа с психологом или психотерапевтом», — говорит психоаналитик Белова. Психотерапевт Василевская также считает, что пережить опыт сексуального насилия необходимо с поддержкой специалиста, который поможет сформировать здоровое отношение к себе и своему телу.

11 неочевидных последствий детских травм, которые настигают взрослых людей

«Детство, этот огромный край, откуда приходит каждый! Откуда я родом? Я родом из моего детства, словно из какой-то страны», — писал Антуан де Сент-Экзюпери в своей книге «Военный летчик». Писатель был прав: события, которые переживает человек, будучи ребенком, в результате продолжают оказывать на него влияние даже тогда, когда он давно вырос. И если действие одних переживаний является очевидным, то следствие других бывает непросто распознать.

Нам в AdMe.ru захотелось больше узнать о том, какие детские переживания могут сказаться на отношениях с другими людьми, на здоровье и даже умении решать финансовые вопросы.

1. Насилие и отсутствие опеки в детстве — расстройства пищевого поведения во взрослом возрасте

У людей, переживших в детстве насилие в семье (по отношению к себе или другим родственникам) или невыполнение родителями своих обязанностей, выше риск заболеть ожирением в среднем возрасте. Кроме того, подростки и молодые люди, детьми прошедшие через подобное, в 5 раз более склонны к расстройствам пищевого поведения по сравнению с теми, кому не приходилось сталкиваться с жестоким обращением.

2. Родители с зависимостями в детстве — гиперответственность во взрослом возрасте

Если ребенок воспитывался в семье, где один или оба родителя злоупотребляли алкоголем или наркотиками, то он может вырасти слишком ответственным. Также таким людям бывает трудно расслабиться, и они не умеют веселиться. Это происходит в том случае, если ребенку приходилось быть «родителем» собственным маме или папе и быть втянутым в решение недетских проблем. В итоге такие дети лишаются радостей дважды: не только в юном возрасте, но и во взрослом.

3. Эмоциональный абьюз в детстве — желание скрывать свое настоящее мнение во взрослом возрасте

Эмоциональный абьюз, пережитый в детстве, также приводит к негативным последствиям. Люди, которые прошли через это, будучи детьми, часто не переносят любых конфликтов и боятся говорить то, с чем другие могут не согласиться. Кроме того, им может быть сложно постоять за себя, и они не спешат высказывать свое настоящее мнение.

4. Много времени за просмотром ТВ в детстве — проблемы в общении во взрослом возрасте

Родители часто переживают о вреде телевидения для детей, и эти опасения действительно могут быть оправданны, однако не по самой очевидной причине. Оказывается, время, проведенное перед ТВ-экраном, может сказаться на коммуникативных навыках ребенка. Причем дело даже не в содержании программ, которые смотрят дети.

Исследователи наблюдали за 3 группами мам и их детей (дошкольников): в первой группе читали книги, во второй смотрели передачу, а в третьей — играли. Просмотр ТВ негативно сказывался и на времени, и на качестве общения мам и детей. Тем временем для здорового развития ребенка важно общение с родителями. Его недостаток может навредить коммуникативным навыкам человека уже во взрослом возрасте.

5. Жестокое обращение в детстве — неумение устанавливать личные границы

Люди, которые пережили жестокое обращение в детстве, могут легко поддаваться манипуляциям и не умеют устанавливать личные границы с близкими (иногда даже с собственными детьми). Они часто становятся «опекунами» для друзей и родственников, заботясь о всех вокруг в ущерб себе.

6. Бедность в детстве — плохая кратковременная память во взрослом возрасте

В ходе исследования Орегонского университета было установлено, что у людей, выросших в бедных семьях, хуже кратковременная память. Это может объясняться тем, что стрессовая среда негативно влияет на развивающиеся исполнительные функции ребенка, то есть навыки, которые помогают думать, учиться, планировать, фокусироваться, развивать словарный запас. Таким образом, бедность лишает не только материальных благ в детстве, но и сказывается на уже взрослом человеке, даже если он больше не живет в стесненных условиях.

7. Отсутствие выбора в детстве — созависимые отношения во взрослом возрасте

Некоторые родители стараются следовать четкому плану в воспитании детей и всегда сами выбирают им игрушки, одежду, еду, а иногда даже друзей. «Я ведь хочу как лучше!» Однако, не предоставляя ребенку выбора, мама и папа дают ему понять, что тот не ответственен за свои решения, власть над ними находится у других людей. В итоге это может привести к тому, что во взрослом возрасте человек рискует оказаться в созависимых отношениях. Он будет выбирать партнеров, которые будут полностью контролировать отношения, и эмоционально зависеть от них. А это уже совсем не тот сценарий, которого родители хотели бы для своего ребенка.

В какой-то степени во всех отношениях люди эмоционально зависят друг от друга, но в созависимых люди жертвуют своими желаниями и ценностями из страха быть отвергнутыми или разозлить партнера.

8. Развод родителей в детстве — высокие требования к отношениям во взрослом возрасте

То, что дети видят и переживают во время неудачного брака родителей, становится частью их представления о себе и обществе. Это происходит потому, что конфликт мамы и папы и последующий развод приходится на период становления личности ребенка. Неудивительно, что во взрослом возрасте люди, чьи мама и папа развелись, могут придавать высокое значение поддержанию отношений, любви, верности и состраданию. И это хорошо, пока требования не становятся завышенными — тогда человеку может быть сложно найти свою пару.

9. Психологическая травма в детстве — аутоиммунные заболевания и хронические боли во взрослом возрасте

События, происходящие в детстве, влияют не только на характер человека и его общение с другими, но и на его здоровье. Так, люди, получившие психологическую травму в юном возрасте, могут быть подвержены более высокому риску аутоиммунных заболеваний, например ревматоидному артриту, а также бессоннице, депрессии и тревожности, хроническим болям. Более того, воздействие травмирующего стресса может вызвать изменения в иммунной системе.

10. Табу на вопросы о деньгах в детстве — неумение обращаться с финансами во взрослом возрасте

Дети не очень понимают, что такое деньги, но они многому учатся на эмоциях и отношениях родителей. Если в семье запрещено поднимать денежные вопросы или же эта тема всегда вызывает споры и беспокойство, то ребенок, выросший в таких условиях, может бояться иметь какое-либо дело с деньгами во взрослом возрасте. Отсюда неразумные траты, неумение планировать бюджет, долги или желание передать решение финансовых проблем другим людям.

11. Травма, полученная от родителей в детстве, — влечение к деструктивным отношениям во взрослом возрасте

Люди, травмированные родителями в детстве, во взрослом возрасте могут оказаться в отношениях, которые им вредят. Причем это могут быть как дружеские и романтические, так и рабочие отношения. Даже когда такие люди хотят избежать подобного опыта, они часто выбирают тех, кто соответствует их травматической идентичности. Это могут быть друзья-манипуляторы, партнеры-абьюзеры и деспотичные начальники. В итоге такой опыт приводит к повторным травмам через повторение прошлого.

Что делать

Если вы подозреваете, что ваши проблемы берут свое начало в детстве, то не стесняйтесь обратиться за помощью к психологу. Да, на то, чтобы разобраться с последствиями детской травмы, может уйти больше времени, чем хотелось бы. Но забота о себе стоит того. Каждый из нас заслуживает гармоничных отношений и возможности принимать решения, будучи свободным от груза психологических проблем.

Если же пока вы не готовы обратиться к специалисту, советуем почитать, почему стоит оставить обиды на родителей в детстве. Маленький шаг в направлении к изменениям — лучше, чем ничего.

Как вы считаете, какие другие события в детстве могут сказаться на человеке спустя много лет?

Иллюстратор Natalia Okuneva-Rarakina специально для AdMe.ru

«Подарок» из детства. Какие психологические травмы ребенок уносит во взрослую жизнь

У нас появился автор, который увлекается научной психологией. Это не его основная профессия. Но мы решили рискнуть и попросили его написать о детских психологических травмах на основании тех научных трудов, которые доступны в интернете. Этот обзор будет полезен родителям и молодым семьям, в которых скоро появятся дети. В нем мы говорим только о тех отношениях, которые не связаны с проявлением насилия в отношении детей. Проще говоря о тех травмах, которые могут возникнуть даже во вполне благополучных семьях.

«Жизнь для ребенка — один огромный эксперимент» – Альфред Адлер

Независимо от того, становятся дети свидетелями или, гораздо печальнее, переживают насилие в семье, а возможно родители обыкновенно пренебрегают эмоциональным или физическим состоянием, у детей возникают  психологические травмы, которые могут бессознательно проявляться впоследствии на протяжении всей взрослой жизни.

У детей свое особое умение видеть, думать и чувствовать, которое мы хотим подменить нашим, утверждал философ Жан Жак Руссо, и они готовы придавать смысл событиям, которые с ними происходят и свидетелями, которых они становятся. В дальнейшем для ребенка выстраивается внутренняя карта – как устроен мир вокруг него.

В первую очередь, детские травмы опечатываются на психологическом состояние ребенка и, если не создаётся новая внутренняя карта по мере взросления, старый способ интерпретации с детскими травами могут оказывать негативное влияние.

В зрелом возрасте мы редко помним детские травмы. Психика имеет защитный механизм, позволяющий вытеснить воспоминание о травме. Однако, существуют множество очевидных последствий детских психологических травм во взрослой жизни, и трудно отрицать тот факт насколько сильно они могут повлиять на судьбу человека.

Истинное и ложное «Я»

Согласно мнению психотерапевтов, многие пациенты несут собой эмоциональные раны детства во взрослую жизнь сами того не осознавая. Создание ложного «я» – является одним из способов проявления этих ран.

Будучи детьми всем хочется почувствовать любовь и заботу родителей, недостаток которых критически виляет на состояние ребенка. Когда родители не проявляют свою заботу и любовь должным образом, зачастую дети пытаются стать тем ребенком, которого готовы любить. Отрицая собственные чувства, которые могут помешать удовлетворять потребности и переживания, и получая любовь и заботу родителей, дети создают ложное «я».

Во взрослой жизни данная травма проявляется созданием ложного-удобного «я» во всех аспектах жизни, начиная с корпоративной, и в общественной, и даже в семейной, тем самым все больше увеличивая пропасть между истинным «я». Вследствие отрицания эмоцией связанных с истинным «я», люди зачастую теряют связь с внутренней сущностью самих себя.

Выяснилось, важно не только постоянная забота и любовь к ребенку, но также проявление этих чувств с пониманием детских волнений и переживаний. Воспринимать их детей такими какие они есть, а не каким хотели бы видеть, и не перестраивая их внутренней мир, мы помогаем им стать лучшей версией себя и быть счастливыми.

Комплекс жертвы

«Это нечестно! Ты всегда поступаешь так по отношению ко мне!» – если это реакция ребенка, когда вы говорите «нет», или пытаетесь применить правила, и ребенок постоянно отрицает обычные запросы и игнорируя ответственность за свое поведение – то возможно у ребенка комплекс жертвы.

У детей этот комплекс может развиваться по разным причинам, издевательство со стороны сверстников, неудачи в учебе или спорте, негативное отношение родителей или после эмоционального стресса. Дети начинают чувствовать себя совершенно беспомощными и ведут себя исключительно как неспособные к чему-либо.

Оказывая негативное влияние на психику, комплекс начинают выражаться в форме неповиновения. Как дети, так и взрослые, начинают избегать ответственности и возложенные на них обязательства. Приводить это в конечном счете к неспособности выстраивать здоровее отношение со сверстниками и родителями, а уже в самостоятельной зрелой жизни, к ряду психических расстройств и сложной личной жизни.

Стоит помогать ребенку научится брать на себя ответственность за свое поведение, также преодолевать встречающейся на пути сложности, особенно эмоциональные – ребенок почувствует себя лучше, сможет лучше находить решения проблемам и эффективно использовать свой нескончаемый запас энергии, ведь для него все только начинается.

Пассивно-агрессивное поведение

Порой, когда дети растут в семьях, где присутствует «нездоровое» проявления чувств, они вырастают с убеждением, что выражать, например, ярость и недовольства, категорически недопустимо.

Если дети становятся свидетелями насильственно-выраженных чувства ярости, они начинают думать, что ярость – это насильственный вид эмоции, и такие чувства не должны допускаться. Возможно дети вырастают в семье, которая подавляет всякое недовольство ребенка, и родители учат ребенка, что оно из списка чувств, которые он не должен испытывать. Дети начинают не выражать свои чувства прямо, но поскольку они не могут по-настоящему подавить ярость и недовольства, они выражают чувства через пассивно-агрессивное поведение.

Этот «психологический ход» используется в дальнейшем у взрослого человека. Если не в состоянии выражать недовольство будучи взрослыми, что может произойти, наверное, уже ответ очевиден: ничего. Мы дальше будем чувствовать недовольство, в конце концов, недовольство — это естественная, здоровая реакция, которую испытывает человек, но вместо анализа причины, что вызвало недовольства и решением ситуации, детская психологическая травма заставляет нас оставаться злыми или выражать все через агрессию.

Следует ребенку дать проявлять свои чувства, будь то ярость, недовольства или гнев, ведь они являются лишь ответом в виде эмоциональной реакции. Это позволить родителям понять их причину и происхождение. И кто как не родители, эмоционально зрелые, способны помочь своим детям достичь эмоциональный баланс.

Выученная беспомощность

В 60-е годах ХХ века в своих работах американские психолог Мартин Селигман дал системное описание феномену «выученная беспомощность» – это психологическое состояние проявляющейся в нарушении эмоциональных, мотивационных и когнитивных процессов.

Одним из факторов формирования этого состояния у детей являются – родители. Дети с раннего возраста проявляют инициативу, стремятся к самостоятельности, хотят узнавать больше и пользоваться всеми вещами вокруг них. Познавание мира у ребёнка протекает через его взаимодействие с материальным миром, а также подражанием и копированием поведения родителей. Если эти потребности не удовлетворяются, у детей начинает формироваться выученная беспомощность. Ребенок становится замкнутым, эмоционально неустойчивым, у него пропадает увлеченность, развивается низкая самооценка и т.д.

В зрелом возрасте такой человек будет предпочитать не браться за дело, ведь «все равно ничего не получится», теряет полностью мотивацию – «так это вообще невозможно», отсутствие желания менять свою жизнь – «такова моя судьба и ее уже не изменить».

Воспитывая детей необходимо в процессе помочь им устанавливать связь между действиями и результатами, и принципиально важно, чтобы они понимали, что каждое их действия влияют на что-то в этом мире. Необходимо, с одной стороны, позволить ребенку оставаться ребенком, но, с другой стороны, помогать ему постепенно и верно становиться взрослым, ведь этот процесс уже неизбежен.

А как вы готовы помочь ребенку в его «огромном эксперименте»?

Последствия детской психологической травмы у взрослого

То, что происходит с нами в детстве, часто определяюще влияет на всю нашу жизнь. Считая себя творцами своей жизни, мы, тем не менее, нередко ведём себя в соответствии со «сценарием», «написанным» для нас, когда мы были детьми. И далеко не всегда эти «сценарии» способствуют нашему благополучию и счастью.

К сожалению, довольно часто детские переживания и впечатления становятся причиной психологической травмы¸ способной оказать отрицательное влияние на всю нашу жизнь.

Основные причины детских психологических травм – это:

  • развод родителей (иногда – длительные и открытые для ребёнка ссоры родителей),
  • смерть близкого (как правило, матери или отца),
  • нападение или физическое (в том числе, сексуальное) насилие,
  • морально-нравственное унижение личности (например, травля в подростковой среде),
  • длительная болезнь,
  • серьёзные педагогические ошибки близких взрослых (чаще всего – матери), нездоровые отношения в семье.

Травмирующие отношения в паре: взрослый — ребенок

Педагогически неверное поведение близкого взрослого (обычно – мамы) – наиболее типичный и в то же время самый скрытый фактор, оказывающий травмирующее влияние на ребёнка. Именно детские психологические травмы, вызванные неправильным воспитанием, нездоровым отношением матери или отца к ребёнку, когда на малыша возлагаются чрезмерные надежды, связанные с тем, что что-то не сбылось в жизни его родителей и им хочется, чтобы успехи ребёнка компенсировали их прошлые неудачи, или когда ребёнок становится для матери сверхценностью и его балуют, или, наоборот, мать чрезмерно внутренне сосредоточена на своих проблемах, из-за чего у неё нет эмоционального контакта с ребёнком, – часто оказываются наиболее сложными и длительными, их причины непросто осознать, их также можно назвать самыми массовыми в наше время.

Можно назвать три основных психотравмирующих фактора такого рода:

— гиперопека,

— игнорирование физических или эмоциональных потребностей ребенка,

— эмоциональная холодность со стороны членов семьи (особенно матери, иногда – отца).

Ребёнок строит себя, свою личность — с помощью своих родителей. Он получает представление о самом себе от других людей, прежде всего – близких взрослых. Фактически мы все в той или иной мере становимся такими, какими видели нас наши мать и отец. Но далеко не всегда это представление правильное и педагогически полезное.

Разумеется, родители в подавляющем большинстве случаев не вредят своим детям сознательно. Однако собственные нерешённые психологические и личные проблемы, нередко – также вызванные детской психологической травмой – часто приводят и к неправильному отношению родителей к своему ребёнку.

Так как сценарии воспитания на неосознанном уровне копируются и воспроизводятся потом на своих детях, то травмирующие отношения переносятся из поколения в поколение. Проработав свои детские травмы и обиды, вы не только измените собственную жизнь, но и сможете сделать бесценный подарок всем вашим потомкам, которые в этом случае будут иначе строить отношения в своих семьях.

Влияние травмирующей ситуации на развитие личности

Когда Саше было 10 лет, её родители разошлись. Ещё задолго до этого они начали регулярно ссориться. После официального развода отцу и матери Саши пришлось ещё некоторое время жить вместе, так как им не удавалось разъехаться. Затем мама с Сашей перебрались в большой город.

Сейчас Саше 32 года. Она не замужем, у неё нет детей. Она часто находится в беспричинно угнетённом состоянии. Мало общается с людьми, несмотря на то, что очень привязана к своим немногочисленным друзьям. Однако и друзей она неделями и месяцами избегает, не отвечая на звонки и письма. Очень мнительна: ей кажется, что она может помешать, побеспокоить. Часто плачет над книгой (она любит читать).

Между тем, по словам её мамы, Саша до 10 лет была весёлой, общительной, любознательной и жизнерадостной девочкой. Она резко изменилась именно в период ссоры и последующего развода родителей.

* * *

Как видим, причинами проблем Саши стали ссоры и последующий развод родителей, и особенно то, что отец после развода полностью игнорировал свою дочь.

Чем младше ребенок, тем сложнее ему отделить себя от социальной ситуации, в которой он – как правило, случайно — оказался. Ему кажется, что всё происходящее с ним и его близкими непосредственно связано с его качествами, его человеческой сутью, что если мама и папа разводятся, то это он виноват, если его обзывают, унижают — то это он такой плохой и недостоин другого отношения к себе. Особенно характерно такое восприятие себя для детей дошкольного возраста.

Поэтому в результате травмы ребенок получает искажённые представления о себе, своих особенностях и способностях, которые потом нередко несёт во взрослую жизнь.

В результате формируются такие личностные особенности, как комплекс неполноценности (отсутствие уверенности в своём человеческом потенциале, в том, что меня будут принимать и любить, что я смогу стать полезным и успешным членом общества), слабоволие (неумение преодолевать трудности), недоверие к людям и т.д.

Кроме отмеченной выше особенности (неумения отделить себя от социальной ситуации), дети ещё и малы, слабы, зависимы от взрослых, не способны самостоятельно изменить свои отношения с ними. Отсюда характерный для детей конформизм. Ребёнок адаптируется практически к любой ситуации, к любым отношениям в своей семье и считает их нормальными, какими бы ненормальными на самом деле они ни были. Это часто становится причиной проблем уже во взрослой жизни.

Психотравма и жизненная активность

Давид очень много болел в детстве. У его бабушки была идея, что всех детей надо закаливать с раннего возраста. Старшую сестру Давида бабушка вывозила в коляске весьма легко одетую в прохладную погоду – и девочка действительно почти не болела простудными заболеваниями. Однако Дэвик родился совсем другим, и этого бабушка не учла. В результате – 7 воспалений лёгких и масса других проблем в первые 6 лет жизни. Мальчик не вылезал из кровати.

В конце концов, Дэвику понравилось, что все взрослые вьются вокруг него, щупают ему лобик, постоянно заботятся, уделяют ему внимание. И тогда, когда его здоровье более-менее нормализовалось (а от природы мальчик был здоровым), он уже сам не хотел проявлять инициативу, всегда ждал помощи от других. Был крайне застенчивым, неуверенным в себе.

А еще больше всего на свете Дэвид любил… болеть. Ведь это было самым эффективным способом получать внимание и поддержку. Неосознанное стремление привлекать болезнь привело к тому, что к 20 годам уже взрослый молодой человек имел массу психосоматических расстройств. Он нигде не учился и не работал, ведь комфорт и добрые взаимоотношения в его подсознании были четко связан с позицией жертвы. Успех, активность, достижения прямо противоречили его жизненному сценарию.

Чтобы разобраться со всем этим и измениться, Дэвиду понадобился длительный курс психотерапии

И это еще не все…

Как видим, естественное влияние социальной ситуации в детстве сказывается на уже взрослом человеке. Так, если девочка подверглась сексуальному насилию, она, став взрослой, может бояться близких отношений с мужчинами. Подросток, подвергшейся травле, может уйти в свой внутренний мир. Ребенок, который привык лезть из кожи для того, чтобы его родители обратили на него внимание, в будущем может стать эгоцентричным.

Таким образом, детские психологические травмы часто приводят к нарушениям социального и личностного развития. Люди, которым пришлось пережить такой отрицательный опыт в детстве, нередко менее успешны в карьере, им сложнее строить дружеские и семейные отношения, они чаще других не могут выстроить свою жизнь таким образом, чтобы им самим было в ней психологически уютно и комфортно.

К сожалению, психологическая травма часто оказывает формирующее влияние не только на подсознание, но и на сознание человека. Фактически такой человек – это плод своей травмы, её результат, хотя сам он этого не осознаёт.

В этом случае ему сложно рассчитывать на преодоление последствий своей травмы, если он не обратится к специалисту: психотерапевту или психологу. Только специалист может помочь такому человеку внутренне переработать последствия своей травмы, осознать, что в его личности является её результатом, – и найти пути преодоления этих отрицательных последствий.


Узнать подробнее об услугах Центра и записаться на прием можно по телефону (812) 640-38-55 или заполнив форму ниже.

как распознать и что делать родителям (а что категорически нельзя)

Здравствуйте. Меня зовут Алена Прихидько, я семейный психолог. Живу в США, в штате Флорида. И сегодня я расскажу вам о том, что такое детская травма и почему неправильно у нас толкуют это понятие вообще, и почему то, что травмой часто называют и чего родители боятся, на самом деле травмой может и не являться.

Сейчас я слышу часто от мам, особенно от тех, кто занимается детьми в русле теории привязанности: «Ах, я не могу не уложить ребенка спать вечером сама. Если я этого не сделаю, то я могу нарушить привязанность» и так далее. И мамы часто боятся, что они любым своим чихом могут детей своих травмировать. Вот я хочу всех мам сейчас успокоить, сказать, что травмировать ребенка на самом деле не так легко, как нам кажется. Одним каким-то окриком ребенка вы, скорее всего, не травмируете и даже, может быть, шлепком вы его не травмируете. Поэтому я хочу рассказать сегодня о том, что такое травма, и когда она возникает.

У детской травмы есть четыре ключевых признака. Это онемение, такое оцепенение, гипервозбуждение, сжатие и диссоциация. Я вот поясню, что это такое, чтобы было понятно, когда с ребенком что-то происходит, что потенциально может вызвать травму, чтобы вы обращали внимание на то, есть это или нет, и могли понять, травмирован он или нет, и что дальше с этим делать.

Когда ребенок травмирован, он, как правило, невербально, то есть на уровне тела, очень меняется. Предположим, ребенок очень сильно оказался испуган — на него бросилась собака. Вдруг ни с того, ни с сего, вы шли с ребенком по улице, гуляли — и откуда ни возьмись большая собака бросилась на вашего ребенка. И вы видите, что ребенок замер, то есть он оцепенел, он замер. Вы видите, что он смотрит непонятно куда, он как будто в прострации, после этого он может начать вести себя гипервозбужденно, как-то хаотично. И при этом бывает так, что у него может возникнуть вот эта диссоциация, это когда он говорит вам потом: «Я как будто видел себя со стороны».

Самая главная реакция, которая потенциально ведет к травме, — это оцепенение, замирание. И эта реакция — замирание — на самом деле, мы ее унаследовали от животных. Потому что животные в ситуации опасности, в ситуации угрозы могу что делать — они могут убегать, какая-нибудь косуля убегает, какое-нибудь другое животное, не косуля, может нападать на того, кто потенциальную угрозу представляет, также животные могут замирать. И часто они замирают, притворяются мертвыми, чтобы потом, когда хищник отвлекся, убежать куда-то.

Так вот человек от животных отличается тем, что он часто замирает в травмирующей ситуации, но потом никак не размораживается. И вот как говорит Питер Левин, исследователь травмы, эта замороженная энергия как бы застывает где-то и потом, не будучи размороженной, дает последствия негативные. В виде чего, какие могут быть последствия у травмы? Это может быть тревожное расстройство, это может быть в крайних случаях посттравматическое стрессовое расстройство, которое проявляется не сразу, а со временем, потому что ребенок не был разморожен. Со взрослыми тоже самое на самом деле происходит.

Поэтому вот эта вот замороженность — мы видим ее как оцепенение, онемение, шок, открытый рот, ребенок может побледнеть. То есть вы видите, что у него что-то с кожными покровами происходит, он бледный. И он смотрит, как мы говорим, в никуда. Американцы используют слово «glaze», глагол «to glaze», то есть он в прострации находится. И вот если он остается в таком состоянии достаточно долгое время, это значит, что вам нужно ему уделить внимание специальное, пристальное, свое родительское. Потому что родители на самом деле могут детям помочь.           

Если ребенок начинает плакать или дрожать — это хорошо, это значит, что вот эта вот энергия, которая была заморожена, она размораживается и выходит. Ей нужно выйти. И какая ошибка, которую родители совершают часто? Они детей начинают обнимать и сжимать, когда дети начинают дрожать от страха. Вот этого делать не нужно. Я так говорю: дайте ребенку подрожать. Потому что если ребенок дрожит, он сбрасывает вот эту энергию, которая заморожена была, вот эту вот энергию страха, шока, оцепенения, ужаса. Если он плачет, это тоже хорошо, это тоже помогает ему вот эту энергию сбросить.

Если ребенок так и остался замороженным, никуда ничего не сбросил, вы это будете замечать по тому, как он будет себя вести. По каким признакам это можно заметить? Вот, например, у детей повторяются в играх одни и те же сюжеты. Допустим, ребенок попал в аварию, и он очень сильно испугался, это прям неожиданно было. И он после этого оцепенел: бледный, рот открыт, не движется. Потом вдруг начинает бегать дома куда-то, ведет себя как-то не очень привычно, не очень адекватно. А потом начинает играть в аварию. И при этом вы видите, что в этой игре, которую называют по-английски reenactment trauma, он репродуцирует событие, которое его травмировало. Она очень интересная на самом деле. И вот вы смотрите, вы понимаете, что ребенок, он удовольствия никакого не получает от этой игры. Вот он берет машинки: бах-бах, стукает их одна о другую. И никакого удовольствия, никакой радости, ничего не происходит. То есть он повторяет, повторяет этот сюжет. Он возвращается все время мыслями туда. То есть что происходит? Он как будто там застревает. Вот он там оказался заморожен, и он там застрял, и когда он будет думать о том, что произошло, он будет переживать это снова, снова и снова.

Что в этом смысле очень-очень важно? Важно знать, какие потенциальные ситуации могут ребенка вот так вот травмировать, вызвать у него вот эти вот переживания. Это, конечно, зависит от возраста. Потому что младенцы, если вы очень громко накричите, прямо сильно, то его это может травмировать, потому что у него вообще нет никаких ресурсов для того, чтобы как-то от этого защитится. Чем младше ребенок, тем больше вы являетесь его ресурсом, вы как родитель. Для младенца, который вылез из маминого живота, где было очень тепло, уютно и комфортно, для него все, что происходит, крайне неприятно. Для него единственное, что приятно на ранних этапах его существования, — это мама, тепло, грудь, тело. У него нет никаких способов себя защитить от этого мира окружающего, который очень гремит, хотя в животе тоже шумно. В общем, не очень-то ему хорошо, и поэтому для него любые вот такие сильные воздействия могут стать травмирующими. Поэтому рядом с детьми не надо очень громко кричать, не надо громко как-то хлопать, не надо ругаться громко, интенсивно. Он может быть травмирован от сильных перепадов температур, то есть, например, в комнате было очень-очень тепло — и вдруг стало морозно, то это для младенца не очень хорошо.

Когда дети взрослеют, они становятся старше, у них появляются какие-то ресурсы для того, чтобы справиться с трудными ситуациями. Они понимают, что они могут пойти, что-то сказать или поплакать, мама пожалеет. Но все равно остаются ситуации, которые могут детей травмировать.

Что это такое? Во-первых, это физические разные падения. Казалось бы, если ребенок упал у вас с кровати или с лестницы, первое, о чем мы думаем всегда — это нет ли у него сотрясения мозга. Что очень, очень правильно, об этом всегда нужно думать в первую очередь и наблюдать за физическими реакциями. При этом реакции, которые связаны с сотрясением мозга, они могут также говорить о том, что у него психологическая травма была. Поэтому не надо давать ребенку сразу засыпать, нужно за ним наблюдать. Вот вы смотрите на эти вот признаки того, есть ли у него ужас, оцепенен ли он в страхе, нет ли у него какого-то гипервозбуждения, что он начинает бегать, прыгать, что-то вот говорить очень быстро, то есть вы видите какую-то неадекватность. Значит, физические ситуации: очень сильные падения, ушибы, он может навернуться сильно с велосипеда и быть шокирован и испуган. Это тоже потенциально может быть ситуацией, которая ребенка травмирует.

Это ситуации, связанные с потерей, с утратой. Например, развод родителей. И часто родители себя не очень правильно ведут при разводе, мы об этом поговорим отдельно. Это смерть, например, близкого человека, это смерть домашнего животного, это тоже может быть большой болью для ребенка, если он привязан к животному к своему домашнему. И мы знаем благодаря нашим психотерапевтам, Анна Яковлевна Варга говорит о том, какую роль большую животное играет в семейной системе, поэтому они могут быть как родственники для ребенка, он может их очеловечивать.

Значит, это ситуации, связанные с посещением врача. У меня были такие клиенты, их много причем было, которые были очень травмированы тем, как им, например, аденоиды вырезали в детстве. Особенно люди моего возраста, которые живут в России, помнят, как это делалось: никаких тебе наркозов, как говорят сейчас детям «пойдем, мы дадим тебе шоколадную трубу», имея в виду наркоз, никаких шоколадных труб, тебя привязывают к креслу и давай пилить эти аденоиды, реки крови. Ну, естественно, это не может бесследно проходить, если при этом еще маму к ребенку не пускают. И поэтому очень важно, когда вы в первый раз ведете ребенка делать прививки или сдавать кровь, к этой ситуации бережно отнестись, знать, к кому вы его ведете, заранее стараться с врачами договориться, чтобы все было как надо, чтобы у него не осталась травмирующая память об этом первом походе, понятно, что он тяжелый. В общем, эти ситуации врачебные.

Физические падения, физические травмы, ситуации утраты, ситуации, связанные с походом к врачам. Сексуальное насилие, о котором сейчас достаточно много говорят, но это травмирующая ситуация, в которой, конечно, если вы об этом узнаете, лучше идти к специалисту. Если с физическими травмами, врачами родители сами могут ребенку помочь, то с сексуальным насилием, конечно, лучше идти к специалисту. Отдельная серьезная тема. Эмоциональное насилие — это ситуация, когда ребенка унижают, оскорбляют — тоже может стать для него травмирующей.

И вот эти вот все типы ситуаций потенциально могут травмировать ребенка, но совсем необязательно он травмируется. Потому что это зависит от ряда характеристик его собственных: его темперамента, его ресурсов, доступности взрослого, который может ему помочь. И вот взрослый играет здесь ключевую роль, взрослый, который ребенку может помочь, может поддержать его, может быть рядом. Он играет ключевую роль именно потому, что у ребенка нет ресурсов для того, чтобы справиться самому, и взрослый выступает таким вот внешним ресурсом для ребенка.

Как говорит Питер Левин, задача взрослого — надеть ребенку пластырь. Потому что у ребенка есть свои собственные врожденные способности исцеляться. И задача взрослого — послужить вот таким вот пластырем, помочь вот этим внутренним ресурсам, способностям ребенка набрать сил и, соответственно, исцелится вот от этой вот травмы.

Когда мамы боятся, что они травмировали ребенка каким-то своим неосторожным словом или тем, что не дали ему какую-то вкусную конфету, а ребенок устроил скандал, бояться этого, конечно, не нужно. Потому что, если ребенок у вас не имеет вот этих вот признаков, которые я перечислила, скорее всего, с ним все в порядке. Мы говорим о психологической травме, когда ребенок в шоке, когда он сталкивается с каким-то событием, которое не может перенести, справиться с которым у него не хватает сил без посторонней помощи, вот тогда мы говорим о психологической травме.

И на сегодняшний день, конечно, это понятие очень затерто, его используют все сплошь и рядом кому не лень. Делать этого не нужно, не надо обесценивать важные психологические понятия детских травм.

Значит, когда мы с вами сталкиваемся с такой вот ситуацией, когда ребенок травмирован, наша первая задача, как это ни странно прозвучит — это не ребенок, а мы сами. Наша первая задача заключается в том, чтобы успокоиться самим, и вы знаете прекрасно вот эту фразу банальную, но не теряющую актуальности своей: сначала обеспечьте кислородной маской себя, а потом — ребенка. Эта универсалия из самолетов, которую мы можем применить вот ко всем этим ситуациям, когда вот наши дети страдают. Это очень-очень важно.

Почему это важно? Потому что есть такой механизм, он называется эмоциональное заражение. Эмоциональное заражение — это процесс передачи эмоций, который происходит автоматически, то есть мы с трудом можем его контролировать. Вот я, например, улыбнусь вам, и есть вероятность, что вы улыбнетесь мне в ответ. И этот механизм эмоционального заражения связан с нашей невербаликой, в первую очередь, с лицом, в первую очередь, с нашей мимикой. Поэтому, когда ребенок уже сам испуган, ему страшно, он дрожит, он видит лицо такое же испуганное своего родителя, он еще больше будет пугаться, он еще больше будет бояться, он будет от родителей заражаться вот этой вот родительской эмоцией страха.

Поэтому если с вашим ребенком произошло что-то, что его, как вам кажется, очень сильно напугало, шокировало, вам в первую очередь нужно подумать: так, что с моим лицом, оно что выражает, оно выражает страх, испуг, оно спокойно? Можно даже на секунду отвернуться просто в сторону, успокоить свое лицо. Вот мне, например, очень помогает представить себе, что я беру какую-то теплую ткань или просто руками себя трогаю, потому что я знаю, что у меня лицо цепенеет в моменты, когда мне страшно. Успокоиться и повернуться уже со спокойным лицом, то есть настроить себя на спокойствие, на стабильность, на уверенность, потому что это то, что вы должны транслировать своим детям. Это очень важно. Вот прежде, чем бежать к ним, и спрашивать: «Как ты себя чувствуешь, что произошло?». Вот это вообще делать не надо на самом деле. То есть можно спросить, что произошло, хотя это не самое важное, что нужно ребенку в тот момент, когда он в шоке. Что произошло — вы выясните потом. Вам важно к нему подойти спокойным и стабильным.

Я помню, как-то гуляла с ребенком в лесу и увидела, как девочка упала и очень сильно разбила себе коленку, была вся в крови, и я увидела ее маму, которая стояла в панике и плакала, и им обеим было очень плохо. Неизвестно кому хуже, но маме было так же плохо, как девочке, что понятно, потому что это наш ребенок. Мы переживаем, мы испытываем эмпатию, мы чувствуем то, что чувствует наш ребенок. И вот наша задача здесь, испытав ту эмпатию, поняв, что ему плохо, вернуться в стабильное свое состояние спокойное. Потому что мы ему нужны как ресурс, мы ему не нужны с этот момент как паникующее существо большого размера, большего, чем он. Ему нужно от нас успокоение, защита.

Очень важно лицо, в первую очередь, дальше — все остальное ваше тело. Что вам помогает успокоиться, вот это нужно использовать. У всех людей разные способы эмоциональной регуляции, успокоения. Кому-то, например, помогает представить себе, что рядом с ними стоит кто-то, кто очень их успокаивает, допустим, какой-то ваш партнер или, может быть, родитель. Кто угодно, какой-то человек, как будто он рядом с вами, он вас держит за руку или как-то гладит. И вы тогда выдыхаете. То есть нам важно выйти из тоннеля в этот момент, из тоннеля страха за своего ребенка, чтобы ему помочь, потому что мы же хотим ему помочь, мы же не хотим, чтобы он оставался замороженным на веки вечные. Вот это вот первая задача. И вот когда вы успокоились, вы идете к ребенку спокойным, и все ваше состояние должно транслировать уверенность в том, что вызнаете, что делать, даже если вы не знаете, вы знаете, что делать, и все в итоге будет хорошо. То есть вы рядом и все будет в порядке. Вот это вот ребенок должен чувствовать и слышать от вас.

Второй шаг: вам нужно обратить внимание на ребенка и оценить, есть у него эти признаки травмы, о которых я говорила, как-то их промониторить. Если они есть, то следующий момент, момент, который важно вам учесть — это обратить внимание на то, что происходит с его телом. Почему это очень важно? Потому что травма у нас происходит на уровне стволовых отделов нашего мозга, то есть у нас мозг условно можно разделить по одной из популярных сейчас теорий на триединый мозг. У нас есть стволовые отделы, которые называют мозгом рептилий, у нас есть лимбическая система, связанная с эмоциями, ее называют мозгом млекопитающих, у нас есть неокортекс, то есть это вот то, что есть у человека, чего нет у животных. И вот травма, она происходит на уровне мозга рептилий, на уровне мозга ящерицы. А этот кусок мозга говорит с нами на языке ощущений, он слов не понимает. Поэтому мы помогаем ребенку, обращая внимание на его ощущения. Это самое главное.

Как мы обращаем внимание ребенка на его ощущения? В идеале, если есть возможность, надо с ребеночком рядом сесть или лечь, при этом вы необязательно должны это делать прям сразу, а можно, чтобы прошло какое-то время, может быть даже на следующий день. Но нам нужно вот эту энергию, если она заморожена была, разморозить. И вы спрашиваете его, как он себя чувствует в теле своем. Он может сам начать вам рассказывать: «Мама, у меня болит живот» — вот это вот очень хорошо. И тогда вы спрашиваете его: «А где болит, покажи». Если он может показать, он показывает. А какого эта боль цвета? Какой она формы? А на что она похожа? Вы задаете такие вопросы, чтобы ребенок прочувствовал свое ощущение максимально, насколько это возможно. И вы увидите по мере того, как он будет вам отвечать, это от 5 минут до 20 минут может длиться, как у него будет меняться цвет лица, он может начать зевать, он может начать смеяться, улыбаться.

Он начнет, что важно для ребенка, который был травмирован, устанавливать с вами контакт глаз. Потому что сначала, помните, я говорила про прострацию, то есть он смотрит куда-то, а он начнет периодически смотреть на вас, то есть он будет, может быть, отворачиваться, потом опять смотреть на вас. Это признак того, что у него исцеление запустилось, процесс пошел.

Какую ошибку родители совершают? Когда ребенок травмирован, они его начинают спрашивать, что он чувствует. Вот очень важный момент. Травма связана со стволовым отделом мозга, мозг рептилий, его язык — ощущения. Он не может вам ничего сказать. Когда человек в шоке, у него нет слов. И вы знаете сами. Например, представьте, что кто-то умер, или вспомните, когда умирал близкий вам человек, вы в шоке. Вас кто-нибудь что-нибудь спросит — я не знаю, что сказать, у меня нет слов. Мы так говорим.

Вот у ребенка нет слов, когда он шокирован и когда он травмирован потенциально. Поэтому не надо его спрашивать о том, что он чувствует. Вы про это потом поговорите. Надо поговорить сначала про ощущения, про тело, чтобы он это отмониторил, помочь ему, чтобы он сбросил эту энергию. Потом уже можно будет порисовать, поговорить про эмоции. Но сначала нужно обратить внимание на ощущения, поговорить с ним на языке отделов мозга, которые похожи метафорически на крокодила и змею.     

И что еще важно — не спешить. Очень важно делать это спокойно. Потому что представьте себе ящерицу: она сидит, сидит, сидит, потом она побежала, а так она сидит, сидит, она медленная. То есть говорить об этом надо медленно, спокойно. И дети любят на самом деле вот это описывать. Они любят фантазировать, любят придумывать. И поговорят с вами, но обязательно нужно уделить им вот это время.

Еще один важный момент, особенно если ребенок упал, он как-то физически травмирован — прогонять всех родственников и вообще любопытствующих людей, которые набегают: «Ах, ой, что случилось? Ой, Ванечка упал, ой, бедный, ой, что такое». Вот это все вообще не нужно. Совсем. Просто им говорить: «Родственники, спасибо, потом приходите». И с ребенком побыть вдвоем, нежно, не унимать дрожь. Что вы можете сделать физически? Вы можете его как-то так гладить по плечу или по спине похлопать. Но не надо его сжимать ни в коем случае. Не пугайтесь, если он будет дрожать или плакать. Дайте ему, чтобы эта энергия вышла наружу.

Фото: DepositPhotos

Психологические травмы, которые мешают быть счастливыми в любви

Когда речь заходит о психологических травмах, то большинство людей думает, что к ним это не имеет отношения. Это связано с низкой осведомленностью о психологических травмах. А также с работой защитных механизмов, которые берегут нас от пережитой боли. Специалист, который работает с травмами, может судить об их наличии по тем проблемам, с которыми сталкивается человек.


Елена Дорош

Клинический психолог, специалист по работе с последствиями психологических травм, аккредитованный практик EMDR Europe

Важно понимать, что травма — это не событие, а то воздействие, которое событие оказало на психику. Одно и то же событие для одного человека окажется травмирующим, в то время как психика другого справится с ним без последствий.

Травмы бывают двух видов 

  1. Травма с большой буквы Т — это последствия серьезного единичного события. Таким событием может стать развод, авария, физическая травма, болезнь, потеря работы и даже свадьба или рождение ребенка. 

  2. Травмы с маленькой буквы т — последствия небольших, но каждодневных ситуаций. Если в один из вечеров мама не уделила внимания ребенку, это не отразится на его будущем, но если это происходит регулярно, это отразится на его самовосприятии, на отношениях с окружающими. Разве это похоже на психологическую травму? В распространенном понимании — нет, но на самом деле тоже является травмой, но травмой с маленькой «т».  

Рассмотрим основные проблемы в семейных отношениях. 

1. Эмоциональная зависимость

Проблема проявляется в сложности принятия решений независимо от партнера. Критика принимается крайне болезненно, человек подстраивается и ищет одобрения. Иногда женщина просто отказывается от своих решений, понимая, что партнер ее не поддержит. Таким образом она пытается как бы «добрать» то тепло, которого не хватило в детстве. Его отсутствие может быть связано с сильной занятостью родителей, их усталостью или даже депрессией.

Тогда это будет травмой с маленькой «т». Но чаще всего эмоциональная зависимость — это своеобразное «застревание» в детском возрасте, которое происходит при столкновении с серьезными испытаниями. Психика ребенка еще уязвима, и те события, которые не значимы с точки зрения взрослого, могут стать настоящим испытанием для ребенка. К эмоциональной зависимости часто приводят ранние потери и расставания, по причине развода или, например, госпитализации, длительное раздельное пребывание после родов, когда недоношенного малыша помещают в отдельный бокс, ранний выход родителей на работу и определение ребенка в ясли.

2. Созависимые отношения

Это отдельный подвид эмоциональной зависимости. Женщина выбирает для отношений мужчину с химической (алкогольной, наркотической) или поведенческой (игровой, сексуальной) зависимостью. В таких отношениях много сил уходит на то, чтобы вытащить партнера из западни зависимости. Это позволяет полностью переключиться от своих чувств, потребностей, от своей внутренней боли и неуверенности. Часто партнеры пытаются прекратить отношения, но не могут этого сделать. «И врозь нельзя, и вместе невыносимо». На самом деле партнеры нуждаются друг в друге и взаимно дополняют знакомые с детства сценарии. Обычно женщина отыгрывает знакомую с детства модель отношений с зависимым или холодным и отстраненным отцом. Попытки притупить собственную боль приводят к зависимостям и со стороны женщины. Часто это поведенческие зависимости — страсть к ненужным покупкам, чрезмерная, изматывающая погруженность в работу или невозможность сдержать излишний аппетит.   

Что делать?

С психологическими проблемами причина которых заключается в психологических травмах, не каждый психолог может помочь. Эта проблема фиксируется на глубинном, эмоциональном уровне мозга и плохо поддается нашему сознательному, волевому контролю. Именно поэтому так сложно справиться со своей эмоциональной зависимостью, уйти от пьющего мужа или мужа-абьюзера, даже если мы прекрасно понимаем, как это портит нашу жизнь. Тем не менее есть способы если не исправить, то хотя бы облегчить свое состояние. 

Во-первых, нужно признать что и эмоциональная, и поведенческая зависимость, и созависимость — все это попытки убежать от собственной боли. Чем больше вы бежите от нее, тем больше запутываетесь в клубок проблем. Остановитесь, посмотрите в эту боль. Что это за боль? С чем она связана? В большинстве случаев это будет чувство ненужности, беспомощности, неверие в свои силы. Это те чувства, которые застряли в вашем мозге, их нужно вытащить из подсознания и прожить. В этом помогают письменные методики, например, ведение дневника, прописывание своих чувств, написание писем маленькой себе и своим родителям. Естественно, эти письма не нужно отправлять, их задача — помочь вам выплеснуть все то, что долго сдерживалось внутри.

Во-вторых, важно укреплять свою взрослую позицию, свою способность принимать решения независимо от партнера. Поначалу будет страшно, но постепенно вы будете чувствовать себя все более и более уверенно. Начните с принятия решений в самых простых областях. Что сейчас вызывает наименьшую тревогу и страх осуждения? Возможно, это будет самостоятельный выбор чая или других покупок в магазине, выбор новых, непривычных блюд в кафе, эксперименты в одежде, встреча с подругами? Пригласите мастера, чтобы отремонтировать плиту или подтекающий кран. И постепенно расширяйте масштаб своих решений, делая небольшие шажочки в сторону непривычного и неизведанного. При проблеме созависимых отношений такие шаги должны предприниматься в сторону заботы о себе и переключения на свои интересы. Важно, чтобы эти шаги были небольшими, иначе излишний стресс вызовет обратную реакцию. 



Фото LightFieldStudios/ iStock / Getty Images Plus / Getty Images

3. Гиперконтроль и гиперответственность.

При этой проблеме сложно полагаться на других людей. Такие женщины взваливают на себя львиную долю ответственности, есть ощущение, что «никто не сделает лучше меня», стоит расслабиться, как вокруг начинаются сплошные проблемы. Присутствует также контроль партнера, стремление быть в курсе всех его дел и времяпрепровождения, частые, докучливые звонки и большое количество расспросов. 

Причины проблемы в том, что женщина пытается защитить себя от негативных последствий. В подсознании уже есть картинка, с чем придется столкнуться, если не сделаю это сама и/или не проконтролирую. Пережитый ранее негативный опыт держит психику в постоянном напряжении, создает ощущение небезопасности. Наши внутренние призраки оказываются страшнее объективных последствий. 

Часто к гиперконтролю склонны те, кому пришлось рано повзрослеть, кто с детства привык к ответственности из-за занятости взрослых, необходимости следить за младшими братьями/сестрами. Стремление не допустить ошибок часто связано с подсознательным страхом наказания или нежеланием подвести и без того уставших родителей. 

Что делать?

Волевые действия здесь не принесут результата. Недоверие к другим становится самореализующимся пророчеством, которое подтверждается, если ослабить бразды контроля. Это связано с особой работой внимания, которое цепляется за негативные ситуации, обесценивая позитивный вклад других людей. Зная эту особенность мышления, вы можете сознательно переключаться, фиксироваться на тех ситуациях, где помощь окружающих была полезной, где другие люди оправдали ваше доверие. Поможет в этом и осознание позитивных сторон сотрудничества. Конечно, никакая няня не сможет заменить материнского внимания, но, позволив себе несколько часов отдыха отдельно от семьи, вы сможете больше тепла дать своим детям.

Другая тактика заключается в том, чтобы раскручивать свой страх дальше и дальше, доводя его до абсурда. Это помогает увидеть самый глубинный страх, от которого вы пытаетесь себя защитить. Рациональный взгляд на этот страх позволяет увидеть, как далеки наши опасения от реальности. В вашем случае цепочка может отличаться, но для наглядности приведу пример.

Если я не буду звонить так часто любимому мужчине, что самое страшное случится?

Он найдет другую.

Если он найдет другую, что самое страшное?

Я не смогу устроить личную жизнь.

Что в этом самое страшное? 

Останусь одна — не выживу…

Глядя на последнюю фразу из взрослой позиции, вы видите, насколько она далека от реальности. Если и в этом случае страх остается, подготовьте для себя заранее стратегию решения проблемы, как можно выжить без мужчины.

Но обычно речь идет не о таких критических ситуациях:  муж не так приготовит ужин, ребенок где-то допустит ошибку, кот повредит цветок. Так ли это катастрофично? А сколько можно получить положительных эмоций, если перестать за этим следить? 

4. Ощущение покинутости, ненужности, требования от партнера подтверждения его чувств. 

Здесь нужно различать две ситуации: объективное, адекватное ощущение покинутости, которое возникает в ответ на холодность и равнодушие партнера и является отражением реальной ситуации, и неадекватную реакцию, когда женщина рационально понимает, что ее любят, но, несмотря на все проявления тепла, продолжает чувствовать себя одинокой и покинутой. Обе эти ситуации обусловлены травматичным опытом. В первом случае отсутствие тепла в детстве приводит к тому, что мы выбираем холодного, отстраняющегося партнера, как в случае с созависимыми отношениями. Вторая ситуация связана с чувством покинутости, которое продолжает фонить из прошлого, даже если мы находим теплого, внимательного партнера. Мы не можем принять, почувствовать то тепло, которое нас окружает в новых отношениях, пока не прожили обиду и покинутость, которая была в прошлом. Это могли быть небольшие ситуации, которые повторялись день за днем: например, вечерняя усталость родителей. Или серьезные ситуации, такие как развод, из которых ребенок делает выводы о своей ненужности и неспособности сохранить близкие отношения. 

Что делать? 

Независимо от того, что стало причиной чувства одиночества и покинутости, это отражает ваше глубинное внутреннее состояние. Мы находим множество способов не замечать это состояние, погружаясь в суету, занятость, работу, общение с другими людьми, но стоит нам остаться в одиночестве, как чувство покинутости и ненужности наваливается с удвоенной силой. Чтобы этого избежать, важно научиться строить отношения с собой. Представьте, что внутри вас живет маленькая девочка, которая отчаянно нуждается в вашем внимании. Погружаюсь в череду неотложных дел, вы отворачиваетесь от нее, оставляете ее без внимания. Чем больше вы ее не замечаете, тем больше она нуждается в отклике других. Но стоит вам развернуться к ней, как чувство одиночества и покинутости станет рассеиваться на глазах. Обратитесь к этой девочке внутри себя. Скажите ей, что вы ее видите, что вы рядом с ней, что вам важны ее чувства. Посмотрите, верит ли она вашим словам. Или она так привыкла к одиночеству, что ваши слова не вызывают доверия? Иногда нужно время, чтобы выстроить эти отношения. Дайте ей время убедиться, что вы не обманываете ее, несколько раз в день обращайтесь к ней с теплыми, поддерживающими словами, любящим взглядом.

5. Эмоциональные взрывы, вспышки, обидчивость, раздражительность

Здесь, как и в предыдущем пункте, нужно различать соразмерную и несоразмерную реакцию. В каких-то случаях вы можете среагировать на оскорбительные слова, а в других случаях — увидеть неуважение и пренебрежение, в  самой казалось бы безобидной шутке. Эмоционально взрывные люди часто отходчивы, спустя время сами удивляются, что такая пустяковая ситуация вызвала взрыв, но эмоциональные вспышки продолжают повторяться. В этом заключается основной признак психологических травм: мы знаем, как нужно, как должно быть, но поступить так не можем, происходит борьба разума и чувств. Женщина понимает, что мужчина не хотел ее обидеть, а пытался разрядить обстановку, тем не менее обижается.  

Что делать?

В нашей психике нет ничего беспричинного и безосновательного. Если вы не видите причин для эмоциональной реакции в нынешней ситуации, значит, эти эмоции приходят из прошлого. Проанализируйте, как давно стала проявляться такая эмоциональная реакция. Она была сколько вы себя помните или появилась после длительного унижения на работе? Кому из вашего прошлого были адресованы эти чувства? Какие слова хотелось бы сказать из этих чувств? Представьте этого человека напротив и выскажите все-все-все, что приходит в голову. Не стесняясь, не ограничивая себя в выражениях. Иногда стоит подключить и физическую активность, чтобы через пробежку или битье подушки выплеснуть то физическое напряжение, которое осталось замороженным в теле. 



Фото LuckyBusiness / iStock / Getty Images Plus / Getty Images

6. Проблемы в сексуальных отношениях

Могут быть самыми разнообразными. Это и невозможность вступать в близость из-за мышечного спазма, напряжения и боли, и отсутствие оргазма и удовольствия от близости, и принуждение себя или партнера к контакту, и просто сексуальная несовместимость и разные темпераменты. Спектр психологических травм, лежащих в основе сексуальных проблем, может быть очень широк. Начнем с того, что любая психологическая травма фиксируется не только в нервной системе, но и на телесном уровне. Любая невыраженная, непрожитая эмоция создает напряжение в теле, блокируя нашу способность чувствовать удовольствие. Поэтому, даже если у вас не было чисто специфических сексуальных травм, ваша способность получать телесное удовольствие может быть снижена просто за счет общего напряжения. Но есть события, которые имеют специфическое влияние именно на сферу сексуальных отношений. Это пренебрежение телесными потребностями ребенка, грубое обращение, физические наказания, физические травмы и врачебные вмешательства, особенно без применения анестезии. Все эти ситуации связаны с физическими страданиями, а значит, отключением сознания от телесных ощущений. Вследствие чего снижается восприимчивость к телесным ощущениям и удовольствиям. 

Что делать?

Важно учиться слышать и чувствовать свое тело. В этом помогают различные телесные практики: йога, цигун, контактная импровизация, спонтанный танец. Важно, чтобы практики были направлены на чувствование тела, на осознанность, а не на следование внешним инструкциям и их повторение. При этом нужно быть готовыми к тому, что застарелые эмоции, заблокированные в теле, будут выходить наружу. Это может проявиться в воспоминаниях давно минувших ситуаций, снах и даже эмоциональных всплесках. Полезно прописывать эти чувства в дневнике или проговаривать с подругами. Если не удается самостоятельно справиться с переживаниями, обратитесь к специалисту. Также я настоятельно рекомендую обратиться к специалисту, если сексуальные проблемы появились вследствие сексуального насилия. Насилие обычно создает много вины и стыда, что ограничивает возможность обратиться за помощью. Квалифицированный специалист, хорошо понимая это, будет вести работу максимально тактично. Для работы с последствиями психологических травм есть специально разработанное направление психотерапии — EMDR. В терапии EMDR работа происходит не за счет обсуждения, а за счет применения особых психофизиологических упражнений. Более того, в некоторых случаях возможна работа с «закрытым протоколом», когда вы не рассказываете о событии, а проговариваете только свои чувства и реакции на событие. 

С последствиями психологических травм редко удается справиться самостоятельно. Даже после применения описанных выше техник и упражнений глубоко записанная реакция продолжает включаться. Описанные техники помогут поддержать себя, но не переписать полностью те реакции и действия, которые включаются автоматически, неосознанно. Применяя терапию EMDR, мы можем переписать глубоко укоренившиеся реакции. Одно из последствий психологических травм заключается в страхе осуждения и чувстве безнадежности. Это создает препятствия для обращения за помощью. Не лишайте себя полноценной и яркой жизни, обращайтесь к специалистам! 

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter

как проработать детские психотравмы — Нож

— Давайте определимся с ключевыми понятиями — что вообще такое детская психотравма?

— Психологической травмой называют пугающее, опасное, угрожающее жизни или эмоциональному благополучию событие. Соответственно, детские травмы происходят в детском возрасте — до 18 лет.

Прежде всего важно разобраться, чем травма отличается от стресса. Эмоциональное или психологическое напряжение, вызванное повседневными ситуациями, принято называть стрессом. Ребенка невозможно вырастить без стресса. Любой ребенок в любой ситуации сталкивается с жизненными вызовами: это и выход на детскую площадку, и встречи с другими детьми, и различные ограничения — например, нельзя питаться только сладостями. Всё это стресс. Конечно, ситуации стресса для ребенка дискомфортны, но он в состоянии с ними справиться, приложив некоторые усилия.

Психологическая травма — это сильное негативное воздействие, справиться с которым ребенку не удается в силу возрастных особенностей. Это случается, когда событие превосходит способности ребенка к адаптации. Травму может спровоцировать одно событие — допустим, автомобильная авария. Второй вариант: травма может быть вызвана регулярным повторением одной и той же сложной ситуации — например, буллинг или жестокое обращение с ребенком в семье.

— Где проходит граница между стрессом и травмами, с которыми ребенок не может справиться?

— Травма прежде всего связана с переживанием угрозы, опасности для себя самого или окружающих. Кажется, всё очевидно: не купили очередную игрушку — это стресс, а столкновение с хулиганом в темном переулке — травма. На деле всё не так просто.

Представим бабушку, которая всё время рассказывает ребенку, что он бестолковый. Ко мне приходила заниматься десятилетняя девочка, ее забирала бабушка и каждый раз говорила: «А как сегодня наша бестолковая девочка?» Я боролась с этим и отвечала ей: «Не знаю, кого вы имеете в виду, ко мне ходят только толковые девочки». Представьте, что девочка слышит подобное каждый день. Когда тебя один раз назвали бестолковым, это может остаться стрессом. Когда такое происходит регулярно, то вполне может привести к травме.

Важно понимать: ситуацию не всегда можно объективно охарактеризовать как травму. Ребенок может оценить ситуацию как травмирующую или как нормативную — восприятие во многом будет определяться индивидуальными особенностями ребенка и реакцией окружающих его взрослых. Что для одного человека станет психотравмой, другой воспримет спокойно.

— Как понять, что ребенок получил травму?

— Реакции ребенка на травму могут быть краткосрочными и отсроченными. Краткосрочные — это эмоциональные и поведенческие изменения. В эмоциональном плане ребенок может стать капризным, плаксивым, возбудимым, агрессивным. У него будет эмоционально неустойчивый фон. В поведенческом плане дети, которые переживают травму, могут давать широкий спектр реакций. Кто-то становится пассивным и заторможенным — ребенок может воспринимать происходящее вокруг как опасное и стараться избегать неприятных ситуаций. С другой стороны, ребенок может, наоборот, демонстрировать излишнюю поведенческую активность — становиться агрессивным, непослушным, трудно управляемым.

Порой складывается впечатление, что ребенок легко и быстро справляется с травмой. Здесь важно не торопиться и помнить, что последствия могут проявиться позднее.

В долгосрочной перспективе психологическая травма накладывает отпечаток на всё личностное развитие и может сказаться по-разному: кто-то будет стремиться к излишнему контролю, чтобы избежать непредсказуемых ситуаций, а кто-то — избегать близких отношений, ведь «меня всё равно не полюбят, зачем к кому-то привязываться».

— Какие дети находятся в группе риска?

— Поскольку психологические травмы не ограничиваются происходящим в семье, то однозначно на этот вопрос ответить невозможно. Любой ребенок может столкнуться с природным катаклизмом или пожаром, а это вполне себе травма.

Если же сфокусироваться на травмах, полученных в семье, прежде всего это дети из дисфункциональных семей, в которых родители демонстрируют асоциальное или антисоциальное поведение. Большое внимание стоит уделять детям из семей, в которых родители разводятся.

Есть такая шутка: если у вас есть мама и папа — у вас уже два повода ходить на психотерапию.

Нужно понимать: мы не можем предугадать, что именно для ребенка окажется травмой. Внешне в семье всё может выглядеть благополучно — и родители любящие, и все поддерживают друг друга. А что на самом деле там происходит и как ребенок это воспринимает — большой вопрос.

— Как правильно вести себя родителям, чтобы минимизировать риск травмы?

— Часто первое и вполне понятное желание родителей — защитить ребенка от любых негативных воздействий. Однако в результате ребенок не учится справляться с жизненными вызовами, и малейшая неприятность может казаться ему непреодолимой.

Например, я сейчас занимаюсь с семилетним мальчиком из полной и очень любящей семьи. Он пошел в школу, впервые оказался в детском коллективе и любое разногласие между детьми воспринимает как опасность.

Подстелить соломку не получится, но можно заложить фундамент, благодаря которому многие стрессовые ситуации не превратятся в травмирующие.

Детско-родительские отношения — то, насколько родители помогают ребенку почувствовать себя любимым и принятым, — это основа, на которой складывается способность справляться с жизненными сложностями.

Важна профилактика травмы — ощущение безусловной любви и безусловной поддержки.

Когда ребенок знает, что его любят и никакие его действия не могут стать поводом лишиться этой любви, он будет лучше справляться со стрессовыми ситуациями.

Кроме того, надо развивать у ребенка способности справляться с жизненными вызовами. Здесь я бы хотела подчеркнуть два момента — умение переживать негативные эмоции и умение искать альтернативные выходы из ситуации.

Во-первых, не надо бояться того, что ребенок испытает негативные чувства, будет расстроен, обижен или рассержен. Это неотъемлемая часть его развития и взросления. Не нужно защищать его от подобных переживаний, но и утешать и обесценивать не стоит. Вместо фраз типа «Ну что ты так расстроился, это всего лишь игра» лучше сказать «Да, это и правда обидно».

Во-вторых, важно учить ребенка искать выходы из трудных ситуаций. Необходимо не решать проблему за ребенка, а помогать ему найти ресурсы, чтобы справиться с ней. Мы говорим: «Да, это неприятно, но что можно сделать в этой ситуации? Как ты считаешь? Как можно поступить, какие есть варианты поведения?» С одной стороны, мы всегда поддержим и поможем. С другой — мы верим в его возможности справляться с возрастными стрессовыми ситуациями самому.

«Я знаю, что справлюсь. В меня верят, меня любят, и я могу справиться» — вот это очень важно.

Психологическая травма может быть связана с завышенными ожиданиями от ребенка со стороны взрослых. Когда мы ждем от ребенка, что он заговорит по-английски раньше, чем начнет ходить. И, если говорить о профилактике травмы, серьезное внимание стоит уделить тому, какой уровень ожиданий мы предъявляем ребенку и как реагируем на его неудачи. Важно дать ребенку почувствовать, что ошибка и неудача — это не страшно, а нормально.

— Что делать, если ребенок буквально на наших глазах попал в травмирующую ситуацию? Как помочь?

— Прежде всего, необходимо обеспечить ребенку ощущение защищенности, максимальной стабильности и предсказуемости. Будьте рядом, найдите способ поддержания физического контакта — обнимайте ребенка или держите за руку. Изменения привычного образа жизни лучше отложить на будущее.

Часто дети много спрашивают про травмирующее событие. Важно дать им ответы на все вопросы, с учетом возраста, ситуации и индивидуальных особенностей.

Ситуация травмы связана с сильными переживаниями, и важно дать ребенку возможность эти переживания проговаривать. Не утверждать, что ничего в этой ситуации страшного нет. Наоборот — да, это страшно, ты очень испугался, но я рядом, я тебя поддержу.

Когда первая реакция на острую травму пройдет, можно искать способы, как справиться с последствиями. Если ситуация очень сложная и решения вы не видите, стоит обратиться к психологу.

— Как на переживание травм влияют гендерные стереотипы и установки?

— Мужчины «должны быть» сильными, им нельзя проявлять чувства, поэтому они чаще реагируют путем подавления и сверхконтроля. Мальчики зачастую выбирают вариант не чувствовать, подавить, заблокировать для себя возможность эмоционального реагирования.

Женщинам социум разрешает эмоционально реагировать и не требует от них быть сильными, поэтому они чаще выбирают вариант зависимого поведения и беспомощности. Но это именно результат социальных норм.

Воспитание в семье алкоголиков будет травматично для всех — и для мальчиков, и для девочек. Вопрос в том, что из этого извлекает ребенок.

Психолог Альфред Адлер считал, что на нас влияют не события как таковые, а тот смысл, который мы им придаем. Вот ребенок вырос в дисфункциональной семье и сформировал ощущение «Я ничего не могу, я беспомощен, я не могу ни на что влиять». Хорошая новость в том, что здесь очень многое связано с детскими выводами, поэтому в процессе психотерапии можно разобраться и сформировать устойчивую внутреннюю позицию с более конструктивными для себя, работающими выводами и научиться на нее опираться.

Что бы ни произошло, что бы ни случилось с нами в детстве, это не повод сказать: «Я ничего не могу сделать, потому что мои родители развелись». Это повод сказать: «Мои родители развелись, я придал этой ситуации такое-то значение и вот так с этим живу. Я могу попробовать отнестись к этому по-другому сейчас, когда я взрослый и у меня есть больше жизненного опыта».

— Как сформировать для себя эти новые устойчивые позиции?

— Психологи работают в нескольких разных моделях, и некоторые стратегии могут отличаться. В своей практике я стараюсь сначала обеспечить безопасность — атмосферу принятия, в которой человек сможет выражать любые свои переживания. Важно, чтобы ему было безопасно и комфортно со мной работать. На следующем этапе мы будем прорабатывать и вытаскивать, что именно произошло в детстве, анализировать истории. Попробуем реконструировать выводы, к которым клиент пришел в детстве, и найти пути к освобождению от травмы.

На всех этапах я работаю над тем, чтобы усилить у человека ощущение взрослости. Это очень важно. Я стараюсь поддерживать у клиента чувство, что он хорошо справляется. Так у него появится уверенность в собственной состоятельности. Когда мы начинаем обсуждать, как можно изменить устойчивые реакции, которые сложились из-за травмы, это ощущение помогает найти альтернативные стратегии поведения.

— Какие способы можно использовать, чтобы помочь себе без обращения к психологу?

— Если есть негативный детский опыт, с ним порой можно справиться самостоятельно, анализируя историю своего развития и пробуя новые модели поведения. Если же речь идет именно о травме, ощущении угрозы и сверхсильном воздействии, самому справиться довольно сложно — без помощи психолога вряд ли обойтись.

Несмотря на это, помочь себе можно. Важно признать, что вы переживаете последствия травмы. Часто взрослые могут вытеснять, направленно забывать историю своего взросления или обесценивать ее. Так, одна моя клиентка долго не могла вспомнить ни одного события, произошедшего с ней до пятнадцати лет, настолько успешно она вытеснила из памяти физическое и эмоциональное насилие в своей семье.

Травма всегда сопряжена с сильными переживаниями. Легализуйте свои чувства — разрешите себе чувствовать то, что чувствуете.

Понимание, что именно происходит внутри вас, очень важно. Ведь частая реакция на травму — блокирование этих эмоциональных проявлений.

Связанное с травмой переживание угрозы и невозможности с ней справиться нередко приводит к ощущению собственной несостоятельности. Поэтому забота о себе — важнейший навык для переживающих последствия детской травмы. Стоит уважать свои интересы, осознавать свои потребности и стремиться их удовлетворять. Это не значит, что вы должны в любой ситуации ставить себя на первое место. Но умение позаботиться о себе и держать в фокусе собственные переживания — очень важная составляющая в преодолении травм.

Ну и наконец, важно найти для себя новую историю. Если вы столкнулись с травматической историей, попробуйте разобраться, какой багаж из нее вы для себя вынесли. Попробуйте проанализировать себя, посмотреть, есть ли ситуации, в которых ваше поведение обусловлено детским опытом. Периодически напоминайте себе, что ваши детские выводы — не объективная реальность, а реакция на то, что когда-то с вами случилось. И начните искать новые варианты поведения, которые мог бы выбрать взрослый и уверенный человек.

— Теперь понятно, что можно сделать для себя. А что можно сделать для другого? Допустим, вы начинаете жить с человеком и оказывается, что у него есть детская травма, которая омрачает совместную жизнь.

— Ключевой момент — партнер не может быть психотерапевтом. Вы можете помочь близкому человеку понять, что происходит, и поддержать его в намерении получить квалифицированную помощь. А вот вылечить его у вас не получится. Разобраться со своей травмой и вылезти из нее человек может только самостоятельно. От вас необходимо просто безусловное принятие и ощущение безопасности. Очень ценно иметь возможность откровенно разговаривать.

— То есть главное — не становиться в позу спасателя или спасителя?

— Да, лучший вариант — создать и поддерживать атмосферу, в которой станет возможным делиться переживаниями. Важно не нападать на человека и не обесценивать произошедшее с ним. Иногда можно встретить мнение: «Ну и что такого особенного с ним произошло? У меня тоже был папа-алкоголик, и что?» Но такая обесценивающая позиция никому еще по-настоящему не помогла.


Этот текст мы подготовили вместе с образовательным комплексом «Точка будущего». Там особое внимание уделяют психологическому развитию детей — не только преподают предметы школьной программы, но и учат справляться с жизненными вызовами. В центре вместе обучаются дети из полных семей и дети-сироты, которые живут с профессиональными родителями в поселке при центре. Больше об этом проекте вы можете прочесть в нашем репортаже из «Точки будущего».

Специальный проект Образовательного комлекса «Точка» и журнала «Нож»

Национальная сеть детского травматического стресса

Дети, чьи семьи и дома не обеспечивают постоянной безопасности, комфорта и защиты, могут выработать способы выживания, которые позволят им выживать и функционировать изо дня в день. Например, они могут быть чрезмерно чувствительны к настроениям других, всегда наблюдая за тем, что чувствуют окружающие их взрослые и как они будут себя вести. Они могут скрывать свои эмоции от других, никогда не позволяя им видеть, когда они боятся, грустят или злятся.Подобные усвоенные адаптации имеют смысл, когда физические и / или эмоциональные угрозы присутствуют постоянно. По мере того, как ребенок растет и сталкивается с безопасными ситуациями и отношениями, такая адаптация перестает быть полезной и может на самом деле быть контрпродуктивной и мешать способности жить, любить и быть любимой.

Сложная травма может повлиять на детей по-разному. Вот некоторые общие эффекты.

Привязанность и отношения

Невозможно переоценить важность близких отношений ребенка с опекуном.Благодаря отношениям с важными фигурами привязанности дети учатся доверять другим, регулировать свои эмоции и взаимодействовать с миром; они развивают представление о мире как о безопасном или небезопасном, и приходят к пониманию собственной ценности как личности. Когда эти отношения нестабильны или непредсказуемы, дети понимают, что они не могут рассчитывать на помощь других. Когда основные воспитатели эксплуатируют и жестоко обращаются с ребенком, ребенок узнает, что он или она плохой, а мир — ужасное место.

Большинство детей, подвергшихся жестокому обращению или оставшихся без присмотра, испытывают трудности с развитием сильной и здоровой привязанности к опекуну.Было показано, что дети, у которых нет здоровых привязанностей, более уязвимы к стрессу. Им сложно контролировать и выражать эмоции, они могут бурно или неадекватно реагировать на ситуации. Наша способность развивать здоровые, поддерживающие отношения с друзьями и близкими людьми зависит от того, впервые мы разработали такие отношения в наших семьях. У ребенка со сложной историей травм могут быть проблемы в романтических отношениях, в дружбе и с авторитетными фигурами, такими как учителя или полицейские.

Физическое здоровье: тело и мозг

С младенчества до подросткового возраста биология тела развивается. Нормальная биологическая функция частично определяется окружающей средой. Когда ребенок растет в страхе, находится в состоянии постоянного или сильного стресса, иммунная система и системы реакции организма на стресс могут не развиваться нормально. Позже, когда ребенок или взрослый подвергается даже обычному уровню стресса, эти системы могут автоматически реагировать, как если бы человек испытывал сильный стресс. Например, человек может испытывать значительную физиологическую реактивность, такую ​​как учащенное дыхание или учащенное сердцебиение, или может полностью «отключаться» в стрессовых ситуациях.Эти реакции, хотя и являются адаптивными при столкновении со значительной угрозой, непропорциональны в контексте нормального стресса и часто воспринимаются другими как «чрезмерно остро реагирующие» или как неотзывчивые или отстраненные.

Стресс в окружающей среде может нарушить развитие мозга и нервной системы. Отсутствие умственной стимуляции в небрежной обстановке может ограничить развитие мозга в полной мере. У детей со сложными травмами в анамнезе могут развиваться хронические или повторяющиеся физические жалобы, такие как головные боли или боли в животе.Было показано, что у взрослых, перенесших травмы в детстве, больше хронических физических состояний и проблем. Они могут участвовать в рискованном поведении, которое усугубляет эти условия (например, курение, употребление психоактивных веществ, а также привычки в отношении диеты и физических упражнений, которые приводят к ожирению).

Сложно травмированные молодые люди часто страдают от дисрегуляции тела, что означает, что они чрезмерно или недостаточно реагируют на сенсорные стимулы. Например, они могут быть сверхчувствительными к звукам, запахам, прикосновениям или свету, или они могут страдать от анестезии и обезболивания, при которых они не осознают боли, прикосновения или внутренних физических ощущений.В результате они могут травмироваться, не чувствуя боли, страдать от физических проблем, не подозревая о них, или, наоборот, они могут жаловаться на хроническую боль в различных областях тела, для которой невозможно найти физическую причину.

эмоциональных откликов

Дети, которые пережили сложную травму, часто испытывают трудности с распознаванием, выражением и управлением эмоциями, а также могут иметь ограниченный язык для описания состояний чувств. Они часто интернализируют и / или экстернализируют стрессовые реакции и в результате могут испытывать значительную депрессию, беспокойство или гнев.Их эмоциональные реакции могут быть непредсказуемыми или взрывоопасными. Ребенок может реагировать на напоминание о травмирующем событии дрожью, гневом, грустью или избеганием. Для ребенка со сложной историей травм напоминания о различных травмирующих событиях могут быть повсюду в окружающей среде. Такой ребенок может часто реагировать, реагировать мощно и с трудом успокаиваться, когда он расстроен. Поскольку травмы часто носят межличностный характер, даже легкие стрессовые взаимодействия с другими могут служить напоминанием о травме и вызывать интенсивные эмоциональные реакции.Узнав, что мир — опасное место, где даже близким нельзя доверять, чтобы защитить вас, дети часто проявляют бдительность и осторожность в своих взаимодействиях с другими и с большей вероятностью будут воспринимать ситуации как стрессовые или опасные. Хотя эта защитная поза является защитной, когда человек подвергается нападению, она становится проблематичной в ситуациях, которые не требуют такой интенсивной реакции. С другой стороны, многие дети также учатся «отключаться» (эмоциональное оцепенение) от угроз в их окружении, что делает их уязвимыми для повторной виктимизации.

Трудности с управлением эмоциями широко распространены и возникают также при отсутствии отношений. Так и не научившись успокаиваться, когда они расстроены, многие из этих детей легко становятся подавленными. Например, в школе они могут настолько разочароваться, что откажутся даже от небольших задач, которые представляют собой проблему. Дети, которые пережили ранние и сильные травматические события, также имеют повышенную вероятность постоянно и во многих ситуациях испытывать страх. Они также более склонны к депрессии.

Диссоциация

Диссоциация часто наблюдается у детей с историей сложных травм. Когда дети сталкиваются с подавляющим и ужасающим опытом, они могут отделиться или мысленно отделить себя от этого опыта. Они могут ощущать себя оторванными от своего тела, на потолке или где-то еще в комнате, наблюдая за тем, что происходит с их телами. Им может казаться, что они находятся во сне или в каком-то измененном состоянии, которое не совсем реально, или как будто это переживание происходит с кем-то другим.Или они могут потерять все воспоминания или ощущение пережитого с ними опыта, что приведет к пропускам во времени или даже к пробелам в их личной истории. В крайнем случае ребенок может отрезать или потерять связь с различными аспектами себя.

Хотя дети могут быть неспособны к преднамеренной диссоциации, как только они научатся диссоциировать в качестве защитного механизма, они могут автоматически диссоциировать во время других стрессовых ситуаций или при столкновении с напоминаниями о травмах. Диссоциация может повлиять на способность ребенка в полной мере участвовать в повседневных делах и может значительно нарушить у ребенка чувство времени и непрерывности.В результате это может отрицательно сказаться на обучении, поведении в классе и социальном взаимодействии. Для других не всегда очевидно, что ребенок диссоциирован, и иногда может казаться, что ребенок просто «отстраняется», мечтает или не обращает внимания.

Поведение

Ребенок со сложной историей травм может быть легко спровоцирован или «запущен» и, скорее всего, будет очень интенсивно реагировать. Ребенок может бороться с саморегуляцией (т. Е. Со знанием того, как успокоиться), ему может не хватать контроля над импульсами или способности обдумывать последствия, прежде чем действовать.В результате дети со сложной травмой могут вести себя непредсказуемо, оппозиционно, неустойчиво и экстремально. Ребенок, который чувствует себя бессильным или вырос, опасаясь оскорбительного авторитета, может защищаться и агрессивно реагировать на предполагаемое обвинение или нападение, или, наоборот, иногда может быть чрезмерно контролируемым, негибким и необычно послушным взрослым. Если ребенок часто диссоциирует, это также повлияет на его поведение. Такой ребенок может казаться «космическим», отстраненным, отстраненным или оторванным от реальности.Сложно травмированные дети более склонны к поведению, сопряженному с повышенным риском, например, к членовредительству, небезопасным сексуальным практикам и чрезмерному риску, например к управлению транспортным средством на высокой скорости. Они также могут заниматься незаконной деятельностью, например употреблять алкоголь и психоактивные вещества, нападать на других, воровать, убегать и / или заниматься проституцией, тем самым повышая вероятность того, что они попадут в систему ювенальной юстиции.

Познание: мышление и обучение

Дети со сложной историей травм могут иметь проблемы с ясным мышлением, рассуждением или решением проблем.Они могут быть не в состоянии планировать наперед, предвидеть будущее и действовать соответственно. Когда дети растут в условиях постоянной угрозы, все их внутренние ресурсы идут на выживание. Когда их тело и разум научились находиться в режиме хронической реакции на стресс, у них могут возникнуть проблемы с обдумыванием проблемы спокойно и с рассмотрением нескольких альтернатив. Им может быть трудно приобрести новые навыки или усвоить новую информацию. Им может быть сложно удержать внимание или любопытство, или они могут отвлекаться на реакции на напоминания о травме.Они могут демонстрировать недостатки в развитии речи и абстрактных мышлении. Многие дети, пережившие сложную травму, испытывают трудности с обучением, что может потребовать поддержки в академической среде.

Я-концепция и ориентация на будущее

Дети узнают о своей самооценке по реакции других, особенно самых близких. Воспитатели оказывают наибольшее влияние на чувство собственного достоинства и ценности ребенка. Жестокое обращение и пренебрежение заставляют ребенка чувствовать себя никчемным и подавленным.Ребенок, подвергшийся насилию, часто винит себя. Может быть безопаснее обвинять себя, чем признавать родителя ненадежным и опасным. Стыд, чувство вины, заниженная самооценка и плохая самооценка распространены среди детей со сложной историей травм.

Чтобы планировать будущее с надеждой и целеустремленностью, ребенок должен ценить себя. Чтобы планировать будущее, требуется чувство надежды, контроля и способность видеть в собственных действиях смысл и ценность. Дети, окруженные насилием в своих домах и общинах, с раннего возраста узнают, что они не могут доверять, мир небезопасен и что они бессильны изменить свои обстоятельства.Убеждения о себе, других и мире уменьшают их чувство компетентности. Их негативные ожидания мешают позитивному решению проблем и исключают возможность изменить свою жизнь к лучшему. Сложно травмированный ребенок может считать себя бессильным, «поврежденным» и может воспринимать мир как бессмысленное место, в котором планирование и позитивные действия бесполезны. У них проблемы с надеждой. Научившись действовать в «режиме выживания», ребенок живет от момента к моменту, не останавливаясь, чтобы думать, планировать или даже мечтать о будущем.

Долгосрочные последствия для здоровья

Травматические переживания в детстве были связаны с обострением заболеваний на протяжении всей жизни людей. Исследование неблагоприятного детского опыта (ACE) — это лонгитюдное исследование, в котором изучается долгосрочное влияние детской травмы на взрослую жизнь. В исследовании ACE приняли участие более 17 000 участников в возрасте от 19 до 90 лет. Исследователи собирали истории болезни с течением времени, а также собирали данные о подверженности субъектов жестокому обращению, насилию и лицам с ограниченными возможностями в детстве.Результаты показали, что почти 64% участников испытали по крайней мере одно воздействие, и из них 69% сообщили о двух или более случаях детской травмы. Результаты продемонстрировали связь между воздействием детских травм, поведением с высоким риском (например, курение, незащищенный секс), хроническими заболеваниями, такими как болезни сердца и рак, и ранней смертью.

Экономическое влияние

Совокупное экономическое и социальное бремя сложной травмы в детстве чрезвычайно велико. Основываясь на данных из различных источников, консервативная годовая стоимость жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы о них оценивается в 103 доллара.8 миллиардов, или 284,3 миллиона долларов в день (в ценах 2007 года). Это число включает как прямые затраты — около 70,7 миллиарда долларов, — которые включают неотложные потребности детей, подвергшихся жестокому обращению (госпитализация, психиатрическая помощь, системы защиты детей и правоохранительные органы), так и косвенные затраты — около 33,1 миллиарда долларов, которые являются вторичными или долгосрочными. долгосрочные последствия жестокого обращения с детьми и отсутствия заботы (специальное образование, преступность среди несовершеннолетних, психическое здоровье и медицинская помощь, система уголовного правосудия для взрослых и потеря продуктивности для общества).

Недавнее исследование, посвященное подтвержденным случаям жестокого обращения с детьми в Соединенных Штатах, показало, что предполагаемые общие пожизненные затраты, связанные с жестоким обращением с детьми за 12-месячный период, составляют 124 миллиарда долларов. В 1740 смертельных случаях жестокого обращения с детьми расчетная стоимость одного случая составила 1,3 миллиона долларов, включая медицинские расходы и потерю производительности. Для 579 000 случаев без смертельного исхода расчетная средняя стоимость жизни жертвы жестокого обращения с детьми составила 210 012 долларов, что включает расходы, связанные с медицинским обслуживанием на протяжении всей жизни, потерей производительности, благополучием детей, уголовным правосудием и специальным образованием.Затраты на эти несмертельные случаи жестокого обращения с детьми сопоставимы с другими дорогостоящими заболеваниями (например, 159 846 долларов для жертв инсульта и от 181 000 до 253 000 долларов для лиц с диабетом 2 типа).

К этим затратам добавляются «нематериальные потери» в виде боли, горя и снижения качества жизни жертв и их семей. Такие неизмеримые потери могут стать самой значительной ценой жестокого обращения с детьми.

О детской травме | Национальная сеть детского травматического стресса

Что такое травматическое событие?

Травмирующее событие — это пугающее, опасное или жестокое событие, представляющее угрозу жизни или телесной целостности ребенка.Наблюдение за травмирующим событием, которое угрожает жизни или физической безопасности близкого человека, также может быть травмирующим. Это особенно важно для маленьких детей, поскольку их чувство безопасности зависит от предполагаемой безопасности их привязанных фигур.

Травматический опыт может вызвать сильные эмоции и физические реакции, которые могут сохраняться долгое время после события. Дети могут чувствовать ужас, беспомощность или страх, а также физиологические реакции, такие как сердцебиение, рвота или потеря контроля над кишечником или мочевым пузырем.Дети, которые испытывают неспособность защитить себя или которые лишены защиты от других, чтобы избежать последствий травмирующего опыта, также могут чувствовать себя подавленными интенсивностью физических и эмоциональных реакций.

Даже если взрослые упорно трудиться, чтобы держать детей в безопасности, опасные события, все еще случаются. Эта опасность может исходить из-за пределов семьи (например, стихийное бедствие, автомобильная авария, стрельба в школе или насилие в обществе) или внутри семьи, например, насилие в семье, физическое или сексуальное насилие или неожиданная смерть близкого человека. .

Какие переживания могут быть травматичными?

  • Физическое, сексуальное или психологическое насилие и отсутствие заботы (включая торговлю людьми)
  • Стихийные бедствия и техногенные катастрофы или терроризм
  • Насилие в семье или сообществе
  • Внезапная или насильственная потеря любимого человека
  • Расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ (личное или семейное)
  • Беженцы и опыт войны (включая пытки)
  • Серьезные несчастные случаи или опасное для жизни заболевание
  • Военные стрессоры, связанные с семьей (например,g., развертывание, потеря или травма родителей)

Когда дети оказывались в ситуациях, когда они опасались за свою жизнь, считали, что они будут ранены, стали свидетелями насилия или трагически потеряли любимого человека, у них могут появиться признаки детского травматического стресса.

Что такое детский травматический стресс?

Дети, страдающие детским травматическим стрессом, — это те, кто в течение своей жизни подвергался одной или нескольким травмам и у которых развиваются реакции, которые сохраняются и влияют на их повседневную жизнь после того, как события закончились.Травматические реакции могут включать в себя различные реакции, такие как сильное и продолжающееся эмоциональное расстройство, депрессивные симптомы или беспокойство, изменения в поведении, трудности с саморегуляцией, проблемы, связанные с другими людьми или формирование привязанностей, регресс или потеря ранее приобретенных навыков, внимания и академической успеваемости. трудности, кошмары, трудности со сном и едой, а также физические симптомы, такие как ломота и боли. Дети старшего возраста могут употреблять наркотики или алкоголь, вести себя рискованно или вступать в нездоровую половую жизнь.

Дети, страдающие от травматического стресса, часто имеют такие симптомы, когда им каким-то образом напоминают о травмирующем событии. Хотя многие из нас могут время от времени испытывать реакции на стресс, когда ребенок испытывает травматический стресс, эти реакции мешают повседневной жизни ребенка и его способности функционировать и взаимодействовать с другими. Дети ни в каком возрасте не застрахованы от последствий травматических переживаний. Даже младенцы и малыши могут испытывать травматический стресс. Способы проявления травматического стресса будут различаться от ребенка к ребенку и будут зависеть от возраста и уровня развития ребенка.

Без лечения повторяющиеся травматические события в детстве могут повлиять на мозг и нервную систему и усилить опасное для здоровья поведение (например, курение, расстройства пищевого поведения, употребление психоактивных веществ и занятия с высоким риском). Исследования показывают, что дети, пережившие травмы, с большей вероятностью могут иметь долгосрочные проблемы со здоровьем (например, диабет и болезни сердца) или умереть в более раннем возрасте. Травматический стресс также может привести к более широкому использованию медицинских и психиатрических услуг и более активному участию в системах защиты детей и ювенальной юстиции.Взрослые, пережившие травматические события, также могут испытывать трудности с установлением полноценных отношений и сохранением работы.

Напоминания и невзгоды

Травматические переживания могут привести в движение каскад изменений в жизни детей, которые могут быть сложными и трудными. Сюда могут входить изменения в месте проживания, месте посещения школы, с кем они живут, а также в их распорядке дня. Теперь они могут жить с травмой или инвалидностью для себя или других.Могут быть продолжены уголовные или гражданские дела.

Травматические переживания оставляют в наследство напоминания, которые могут сохраняться годами. Эти напоминания связаны с аспектами травмирующего опыта, его обстоятельствами и последствиями. Детям могут напоминать люди, места, вещи, ситуации, годовщины или такие чувства, как возобновленный страх или печаль. Напоминанием также могут служить физические реакции, например учащенное сердцебиение или телесные ощущения. Выявление реакции детей на напоминания о травмах и потерях — важный инструмент для понимания того, как и почему страдания, поведение и функционирование детей часто меняются с течением времени.Напоминания о травмах и потерях могут отражаться в семьях, среди друзей, в школах и в разных сообществах таким образом, что это может сильно повлиять на способность детей, семей и сообществ выздороветь. Обращение к напоминаниям о травмах и потерях имеет решающее значение для улучшения постоянной адаптации.

Факторы риска и защиты

К счастью, даже когда дети переживают травмирующее событие, у них не всегда развивается травматический стресс. Многие факторы способствуют возникновению симптомов, в том числе переживал ли ребенок травму в прошлом, а защитные факторы на уровне ребенка, семьи и сообщества могут уменьшить неблагоприятное воздействие травмы.Некоторые факторы, которые следует учитывать, включают:

  • Серьезность события. Насколько серьезным было событие? Насколько сильно физически пострадал ребенок или кто-то, кого она любит? Им или их близким нужно было лечь в больницу? Была ли замешана полиция? Были ли дети разлучены со своими опекунами? Были ли они опрошены директором школы, полицейским или советником? Умер друг или член семьи?
  • Близость к месту проведения мероприятия. Был ли ребенок на том месте, где произошло событие? Видели ли они, что событие произошло с кем-то другим, или они были жертвой? Смотрел ли ребенок мероприятие по телевизору? Слышали ли они, как любимый человек рассказывал о том, что произошло?
  • Реакция воспитателей. Считала ли семья ребенка, что он или она говорит правду? Серьезно ли относились к реакции ребенка воспитатели? Как воспитатели отреагировали на потребности ребенка и как они сами справились с этим событием?
  • Травмы в анамнезе. Дети, постоянно подвергающиеся травматическим событиям, более склонны к развитию реакций на травматический стресс.
  • Семейные и общественные факторы. Культура, раса и этническая принадлежность детей, их семей и их сообществ могут быть защитным фактором, а это означает, что дети и семьи обладают качествами и / или ресурсами, которые помогают противостоять пагубным последствиям травматических переживаний и их последствий.Одним из таких защитных факторов может быть культурная самобытность ребенка. Культура часто оказывает положительное влияние на то, как дети, их семьи и их сообщества реагируют, восстанавливаются и исцеляются от травматического опыта. Однако опыт расизма и дискриминации может повысить риск развития у ребенка симптомов травматического стресса.

Обновление для специалистов в области психического здоровья

Специалисты в области психического здоровья играют важную роль в облегчении выздоровления детей, подростков и семей в случае травмирующих событий.Возможности для оказания помощи могут появиться благодаря работе с службами экстренного реагирования и общественными организациями, которые обслуживают семьи с детьми, путем работы с существующими клиентами, которые переживают травмы, и путем обращения за помощью к детям и семьям, пострадавшим от травмы в их сообществе. Психологи и другие поставщики услуг в области психического здоровья также могут зарегистрироваться в сети реагирования на стихийные бедствия Американской психологической ассоциации (APA) или оказывать свои услуги через местное отделение Американского Красного Креста.

Кроме того, поставщики психиатрических услуг могут пройти обучение методам лечения детских травм, соответствующих их развитию и культуре, с целью эффективного лечения тех детей, которые не выздоравливают самостоятельно. Возможность помочь не ограничивается теми, кто специализируется на работе с детьми. Специалисты в области психического здоровья, лечащие взрослых, имеют возможность выявлять потенциально пострадавших от травм потомков взрослых и оказывать им поддержку. Специалисты в области психического здоровья могут консультировать других специалистов (в школах, медицинских учреждениях, духовных учреждениях и других системах обслуживания) по вопросам реагирования на детей, подростков и семьи, подвергшихся травмам.Пройдя специальную подготовку и подготовившись, специалисты в области психического здоровья могут участвовать в группах реагирования на стихийные бедствия или чрезвычайные ситуации в своем районе.

Поддержите ребенка, семью и общество

Опираясь на существующие сильные стороны и ресурсы ребенка, семьи и сообщества, специалисты в области психического здоровья могут помочь снизить стресс и способствовать использованию существующих адаптивных стратегий выживания детьми и родителями. Специальная помощь в решении проблем может быть полезна детям и их семьям для снятия стресса.Травматические события часто приводят к другим факторам стресса или вторичным травмам, таким как полицейское расследование; судебное разбирательство; похороны; нарушение школьной и другой повседневной жизни и отстранение от нее; вопросы жилья и опеки; потеря имущества, друзей и домашних животных; и финансовый стресс. Специалисты в области психического здоровья могут помочь семьям справиться с проблемами реальной жизни и выступить в качестве защитников социальной справедливости.

Во время экстремального стресса люди часто не используют свои проверенные способы справиться с ситуацией.Таким образом, можно помочь детям и семьям понять, как применить свои существующие навыки в новом и незнакомом типе событий. В других случаях людям необходимо приобрести новые навыки, чтобы справиться с травмирующим событием. Обучение навыкам преодоления трудностей и решению проблем часто является частью лечения, основанного на доказательствах. Специалисты в области психического здоровья должны внимательно относиться к предоставлению обучения, которое соответствует уровню развития детей и культурному / этническому происхождению семьи.

Просвещать о реакциях на травмы и надеяться на полное выздоровление

Хотя детей формирует их жизненный опыт, большинство детей восстанавливаются после травм.Некоторые даже сообщают об обнаружении новых сильных сторон и навыков, позволяющих справиться с ситуацией. Передача информации об общих реакциях на травму часто может быть полезной не только для ребенка, но и для окружающих его людей, включая родителей, учителей, тренеров, духовенство и лидеров сообщества. Знание того, чего ожидать и какие реакции наиболее часты, может облегчить опасения взрослых по поводу того, что ребенок не выздоровеет или получит навсегда. Эта информация также может быть полезна перед травматическим событием и, таким образом, может использоваться в превентивном формате.Взрослым важно знать, что дети и подростки понимают травмирующие события и реагируют на них в зависимости от уровня своего развития. Ожидания родителей должны соответствовать тому, что типично для возраста их ребенка. Если люди, работающие в системе поддержки ребенка, понимают его или ее поведение и страдания как нормальную реакцию на ненормальные события, они могут лучше поддерживать ребенка в период выздоровления. По этой теме доступно множество полезных материалов, в том числе те, что перечислены в конце этой веб-страницы.

Помогите детям, семьям и сообществам вернуться или создать нормальные роли и распорядок дня

Помощь детям, семьям и сообществам в восстановлении распорядка дня и ролей может помочь вернуть нормальную жизнь ребенка, придавая уверенность и чувство безопасности. В этом отношении может помочь возобновление регулярного приема пищи и отхода ко сну, возвращение в школу, возобновление дружеских отношений и проведения досуга, а также игры в безопасной обстановке.

Понимать культурные перспективы ребенка и семьи, связанные с травмой, реакциями на травму, а также необходимостью и типом вмешательства

Поскольку каждый ребенок реагирует на травмирующие события по-своему, важно прислушиваться и пытаться понять уникальные взгляды и проблемы детей, а также их семьи.Культура играет важную роль в том значении, которое мы придаем травме, и в наших ожиданиях выздоровления. Таким образом, попытка понять опыт ребенка (с собственной точки зрения), а также опыт семьи и сообщества ребенка может помочь направить усилия по вмешательству. Те, кто не знаком с психиатрической помощью, могут неохотно обращаться за помощью, и им может потребоваться время, чтобы выразить свои опасения по поводу лечения, прежде чем они будут готовы за ним. Кроме того, дети и семьи из групп этнических и расовых меньшинств могут столкнуться с дополнительными препятствиями, включая ограниченный доступ к услугам по охране психического здоровья и невосприимчивость культуры большинства к влиянию расизма и бедности на их переживания травмирующих событий.

В некоторых сообществах, в которых травма широко распространена как в настоящее время, так и исторически, особое внимание следует уделять контексту травмы. Привлечение лидеров сообщества, таких как священнослужители и другие духовные лидеры, школьный персонал, медицинские работники и лица, обеспечивающие уход, поможет каждому понять стоящие перед ним проблемы и способы, которыми сообщество готово их решать.

Оценить потребность и оказать помощь в соответствии с уровнем потребностей ребенка и временем, прошедшим с момента травмирующего события

В разное время и для разных уровней тяжести симптомов требуются разные стратегии.Например, поскольку большинство детей испытывают дистресс сразу после травмирующего события, поддерживающий подход, ориентированный на проблему, может быть полезен в острой фазе выздоровления. Позже, однако, тот же уровень дистресса, переживаемого ребенком, может указывать на то, что необходим более интенсивный подход, сфокусированный на травме, например такой, который подчеркивает как обучение навыкам, так и возможность для ребенка пересмотреть травму. Точно так же полезно различать универсальную помощь, которая может быть полезна всем детям и семьям, подвергшимся травмам (например,g., базовая информация о том, чего ожидать, поддержка существующих ресурсов выживания) и целевые вмешательства, которые подходят только для тех, у кого продемонстрирована потребность (например, формальное психологическое вмешательство)

Хотя поведенческие проблемы легко замечают родители и учителя, тревожность и депрессивные симптомы у детей — нет. Таким образом, хорошей практикой является оценка тревожности и депрессии путем непосредственного опроса детей и получения их собственных отчетов об этих симптомах. Рекомендуется регулярный скрининг на предмет травматических воздействий при поступлении, а также могут быть оправданы более масштабные усилия по скринингу для выявления детей, подвергшихся травмам, которые испытывают проблемы.

Уважать готовность и готовность ребенка и семьи к лечению / Держать двери для лечения открытыми

Дети и семьи не всегда готовы к лечению, когда оно предлагается, а некоторые могут вообще отказаться от лечения. Будь то сразу после острого события или когда продолжающееся травматическое воздействие или симптомы изначально выявляются профессионалом, помощь, предлагаемая специалистами в области психического здоровья, может не прийти в нужное время для этого ребенка или семьи.В частности, когда травматические события привели к другим факторам стресса или вторичным травмам, семья может быть сосредоточена на том, чтобы справиться с этими проблемами, прежде чем у них появится энергия обратиться к потребностям психического здоровья. Важно проинформировать детей и семьи о вариантах лечения и сообщить людям, что лечение будет доступно им в будущем, на случай, если они станут более восприимчивыми в будущем. Самое главное, чтобы двери для лечения оставались открытыми для ребенка и семьи.

Учитывать конфиденциальность и вопросы конфиденциальности

Специалисты в области психического здоровья имеют обширную подготовку по вопросам конфиденциальности и тому, как обеспечить конфиденциальность своих клиентов, но при работе с детьми, подвергшимися травме, может быть сложно защитить конфиденциальность за пределами традиционной офисной обстановки.Например, после стихийного бедствия или травмы, полученной в школе, специалисты в области психического здоровья могут работать с детьми и их семьями в школе или сообществе и могут быть не в состоянии применять обычные меры безопасности для защиты частной жизни. Кроме того, многие дети, страдающие дистрессом, связанным с травмой, могут быть выявлены в системе ювенальной юстиции или социальной защиты детей, а не в психиатрических учреждениях. Специалисты по психическому здоровью должны быть осторожны, чтобы получить разрешение от детей и родителей, прежде чем передавать информацию школьному персоналу или другим членам сообщества.

Защитник лечения, направленного на лечение травм, для тех, кто не полностью выздоровел

Поскольку такие методы лечения, как когнитивно-поведенческая терапия, эффективны для детей со стойким посттравматическим стрессовым расстройством и связанными с ним симптомами, такими как тревога или депрессия, специалисты в области психического здоровья должны пропагандировать этот тип лечения, когда они сталкиваются с ребенком с такими симптомами. Внедрение этих методов лечения может быть гибким, позволяя адаптировать его к уровню развития и культуре ребенка, если основные концепции передаются с верностью этим моделям лечения.В областях, где немногие специалисты в области психического здоровья имеют такую ​​подготовку, психологи могут помочь разработать возможности для обучения и наблюдения, чтобы повысить способность сообщества оказывать такую ​​помощь. Знание того, кто в сообществе имеет опыт лечения травм, может помочь даже неспециалистам подготовиться к тому, чтобы предоставить детям надлежащий вид помощи. В этой быстро развивающейся и расширяющейся области психологам и другим специалистам в области психического здоровья необходимо будет идти в ногу с достижениями в области оценки и лечения, чтобы быть в курсе последних событий и постоянно обучаться новым методам вмешательства.Специалисты в области психического здоровья должны пропагандировать программы и методы лечения травм, которые были изучены, имеют эмпирическую поддержку и могут быть реализованы с детьми и семьями из разных слоев общества и культурного опыта.

Береги себя и берегись выгораний

Эмоциональная травма может сказаться на профессионалах, а также на детях и семьях, которым они служат. Некоторые виды травм затрагивают все сообщество, таким образом, прямо или косвенно влияя на оказывающих помощь специалистов, через опыт их клиентов.Самопомощь для профессионалов важна и включает в себя наблюдение за признаками выгорания (например, истощение, онемение или дистанцирование от других, чрезмерное взаимодействие с пережившими травму). Выделение времени на то, чтобы позаботиться о себе, ограничение часов, потраченных на то, чтобы сосредоточиться на травмах, и консультации со сверстниками могут быть эффективными способами облегчить этот тип стресса.

Долговременное влияние детской травмы на психическое и физическое здоровье — основы здоровья от клиники Кливленда

Травматический события не всегда оставляют физические шрамы, но они часто оставляют эмоциональные и психологические.Эти отпечатки могут повлиять на умственное и физическое состояние ребенка. здоровье на долгие годы — и даже в зрелом возрасте.

Клиника Кливленда — некоммерческий академический медицинский центр. Реклама на нашем сайте помогает поддерживать нашу миссию. Мы не поддерживаем продукты или услуги, не принадлежащие Cleveland Clinic. Политика

Психолог Кейт Эшлеман, PsyD, говорит, что часто дети могут уйти от травмирующих событий и добиться успеха. Но им может понадобиться рука помощи. «Есть вещи, которые родители и опекуны могут сделать, чтобы поддержать ребенка после травмы.”

Понимание неблагоприятных детские переживания

Ребенок эксперты в области здравоохранения часто говорят о неблагоприятных детских переживаниях (иногда называемых ACEs) — травмирующие события в жизни ребенка.

Некоторые ACE явно устрашающие — например, жестокое обращение, свидетельство крайнего насилия или выживание. стихийное бедствие.

Но дети видят мир иначе, чем взрослые, и могут страдать от — вещи, которые взрослым могут показаться не такими уж страшными, — говорит доктор Эшлеман.События как хронические издевательства в школе, смерть члена семьи или развод могут также травмировать ребенка.

«Родители должны помнить, что даже если событие может показаться им не травмирующим, это могло быть травмой для их ребенка », — говорит она.

Затяжные эффекты стресса: факторы риска

Многие у детей, переживших неблагоприятное событие, не наблюдается долгосрочных последствий. Тем не менее, некоторые факторы увеличивают вероятность возникновения проблем в будущем, доктор Эшлеман. говорит:

Возраст

Травма штамп можно оставить в любом возрасте.Но дети, у которых возникло неблагоприятное событие до 8 лет могут быть особенно уязвимыми.

Уровень травмы

Нет все переживают травму одинаково. Некоторые дети могут оправиться от основных стрессоры, в то время как другие больше подвержены влиянию вещей, которые на первый взгляд кажутся менее тяжелый. В целом, чем серьезнее травма, тем выше риск длительные трудности.

Продолжительность травмы

хроническая или повторное воздействие неблагоприятных событий увеличивает риск длительного здоровья проблемы.Дети, ставшие свидетелями повторного насилия в небезопасном районе, или у тех, кто подвергается жестокому обращению, больше шансов иметь долгосрочные проблемы, чем у ребенка кто переживает разовое событие, например, автокатастрофу.

Последствия детской травмы

Прошлое травмы могут остаться с ребенком — и даже повлиять на его физическое здоровье. Дети пережившие травматические события имеют больше шансов на улучшение здоровья условия, в том числе:

Там д-р.Эшлеман объясняет:

Физические реакции

«The тело реагирует на эмоциональный стресс так же, как и на физическое. стресс », — говорит д-р Эшлеман.

Повышенные белки: После физических травм головы, таких как как сотрясение мозга, уровень белка под названием S100B может резко возрасти в мозгу. Исследователи обнаружили аналогичный высокий уровень этого белка у детей, у которых пережил эмоциональную травму. S100B связан с потенциально опасным воспаление в головном мозге.

Высокий уровень гормонов стресса: Стресс влияет на организм с головы до пят. Когда происходит что-то страшное, гормоны стресса заставляют твое сердце гонки и заставят вас покрыться холодным потом. Но если эти гормоны останутся повышенные в течение длительного времени, они могут вызвать воспаление в организме и привести к длительные проблемы со здоровьем. «Стрессовая реакция может сказаться на нашем теле», — сказал доктор Эшлеман говорит.

Эмоциональные ответы

«Иногда, значительный стресс или травма могут привести к расстройствам психического здоровья, таким как беспокойство и депрессия », — говорит д-р.Эшлеман. И люди с нелеченным психическим здоровьем проблемы:

  • Группа повышенного риска заболевания.
  • Менее склонны делать здоровый выбор, например регулярно посещать врача или хорошо питаться.
  • С большей вероятностью обратятся к нездоровым механизмам выживания, таким как алкоголь и курение.

Поддержка и лечение детская травма

Если вы ухаживаете за ребенком, пережившим травму, вы можете быть ошеломлены всеми возможными последствиями.Стоит повторить: эти результаты не неизбежны. Как опекун вы можете предпринять шаги, чтобы снизить риски для вашего ребенка:

Послушайте, кто ваш ребенок говоря

«Иногда, взрослые минимизируют значимость травмирующего события, такого как издевательства », — Эшлеман говорит. Возможно, вы пытаетесь помочь своему ребенку, говоря «это не так плохой »подход.

Но травма может заставить вашего ребенка отключиться — когда вы хотите, чтобы он вас впустил. Подтвердите опыт своего ребенка.Дайте им понять, что вы понимаете, как тяжело опыт был, и что вы здесь, чтобы помочь.

Часы для подсказок

Детям не всегда легко объяснить, о чем они думают. После неприятного события обратите внимание на изменения в поведении. Это может быть признаком того, что вашему ребенку трудно. Вот некоторые общие изменения, на которые стоит обратить внимание:

  • Есть больше или меньше обычного.
  • Изменения сна, в том числе проблемы со сном или необходимость спать больше, чем обычно.
  • Регресс (например, дошкольник, приученный к горшку, снова попадает в аварию, или малыш, который спал всю ночь, теперь часто просыпается).
  • Раздражительность и сварливость.
  • Привязанность и тревога разлуки — особенно у детей младшего возраста.
Говорите

«Поощрять возможности для обсуждения и позволяют детям выражать свои мысли и чувства », — говорит д-р Эшлеман.

Обратиться за помощью

Ментальный медицинские работники могут использовать такие инструменты, как лечение травм, чтобы помочь дети восстанавливаются после травм.Не уверен, где начать? Доктор Эшлеман рекомендует поговорите со своим педиатром за рекомендациями.

Береги себя

Если ваш ребенок пережил травму, велика вероятность, что она была стресс для вас тоже. «Убедитесь, что вы получаете необходимую поддержку и вести здоровый образ жизни. Если вы не можете справиться, обратитесь за помощью для себя тоже », — говорит д-р Эшлеман.

Взрослые: еще не поздно справиться с детской травмой

ли все это звучит слишком знакомо? Не все получают необходимую поддержку в детстве.Вы можете понять, что ваши собственные ACE сделали вам плохую руку. А также вы все еще можете иметь дело с эмоциональными и физическими последствиями.

Помощь доступна в любом возрасте. «Существует множество методов лечения, которые очень эффективны при лечении тревожности, депрессии и посттравматического стрессового расстройства», — говорит д-р Эшлеман. «Никогда не поздно работать со специалистом в области психического здоровья».

Последствия детской травмы

Хотя взрослые часто говорят что-то вроде: «Он был так молод, когда это случилось; он даже не вспомнит об этом, будучи взрослым, «детская травма может иметь последствия на всю жизнь.И хотя дети выносливы, они не каменные.

Это не значит, что ваш ребенок будет эмоционально травмирован на всю жизнь, если он переживет ужасный опыт. Но важно понимать, когда вашему ребенку может потребоваться профессиональная помощь в борьбе с травмой. Раннее вмешательство может даже помешать вашему ребенку переживать продолжающиеся последствия травмы во взрослом возрасте.

Что такое детская травма?

Есть много разных переживаний, которые могут составлять травму.Детская травма — это событие, пережитое ребенком, которое угрожает его жизни или телесной целостности. Например, физическое или сексуальное насилие может быть явно травмирующим для детей. Одноразовые события, такие как автомобильная авария, стихийное бедствие (например, ураган) или медицинская травма, также могут нанести психологический урон детям.

Постоянный стресс, например, проживание в опасном районе или стать жертвой издевательств, может быть травмирующим, даже если взрослому он кажется повседневной жизнью.

Детская травма также не обязательно должна происходить непосредственно с ребенком.Например, наблюдение за страданиями любимого человека также может быть чрезвычайно травматичным. Воздействие агрессивных СМИ также может травмировать детей.

Однако то, что переживание расстраивает, не делает его травмирующим. Например, развод родителей, скорее всего, повлияет на ребенка, но не обязательно травмирует.

Детская травма и посттравматическое стрессовое расстройство

Многие дети в тот или иной момент подвергаются травматическим событиям. Хотя большинство из них испытывают дистресс после травмирующего события, подавляющее большинство из них возвращаются к нормальному состоянию жизнедеятельности за относительно короткий период времени.На одних детей обстоятельства влияют гораздо меньше, чем на других.

Дети с посттравматическим стрессовым расстройством могут снова и снова переживать психологическую травму. Они также могут избегать всего, что напоминает им о травме, или могут воспроизвести свою травму в своей игре.

Иногда дети считают, что они пропустили предупреждающие знаки, предсказывающие травмирующее событие. Стремясь предотвратить будущие травмы, они проявляют повышенную бдительность в поисках предупреждающих знаков того, что что-то плохое снова произойдет.

У детей с посттравматическим стрессовым расстройством также могут быть проблемы с:

  • Гнев и агрессия
  • Беспокойство
  • Депрессия
  • Проблемы с доверием другим
  • Страх
  • Чувства замкнутости
  • Низкая самооценка
  • Саморазрушительное поведение

Даже дети, у которых не развивается посттравматическое стрессовое расстройство, могут по-прежнему проявлять эмоциональные и поведенческие проблемы после травматического опыта. Вот некоторые вещи, на которые следует обратить внимание в течение недель и месяцев после неприятного события:

  • Проблемы гнева
  • Проблемы с вниманием
  • Изменения аппетита
  • Развитие новых страхов
  • Повышенные мысли о смерти или безопасности
  • Раздражительность
  • Потеря интереса к обычной деятельности
  • Проблемы со сном
  • Печаль
  • Отказ в школе
  • Соматические жалобы, такие как головные боли и боли в животе

Долгосрочные последствия для здоровья

Травматические события могут повлиять на развитие мозга ребенка и иметь последствия на всю жизнь.Исследование, опубликованное в 2015 году, показало, что чем больше неблагоприятных переживаний в детстве у человека, тем выше риск возникновения проблем со здоровьем и самочувствием в более позднем возрасте.

Детская травма может увеличить риск:

  • Астма
  • Ишемическая болезнь сердца
  • Депрессия
  • Диабет
  • Ход

В исследовании, опубликованном в 2016 году в журнале Psychiatric Times , было отмечено, что распространенность попыток самоубийства была значительно выше у взрослых, которые в детстве пережили травмы, такие как физическое насилие, сексуальное насилие и насилие со стороны родителей.Взаимодействие с другими людьми

Привязанность и отношения

Отношения ребенка с опекуном — будь то родители, бабушка и дедушка или кто-либо другой — имеют жизненно важное значение для его эмоционального и физического здоровья. Эти отношения и привязанность помогают малышу научиться доверять другим, управлять эмоциями и взаимодействовать с окружающим миром.

Однако когда ребенок переживает травму, которая учит его, что он не может доверять этому опекуну или полагаться на него, он, скорее всего, поверит, что окружающий его мир — страшное место, а все взрослые опасны — и это делает невероятно трудным формирование отношения на протяжении всего детства, в том числе со сверстниками их возраста, и во взрослом возрасте.Взаимодействие с другими людьми

Дети, которые изо всех сил пытаются сохранить здоровую привязанность к опекунам, также могут испытывать трудности с романтическими отношениями в зрелом возрасте. Австралийское исследование, проведенное в 2008 году с участием более 21 000 жертв жестокого обращения с детьми в возрасте 60 лет и старше, показало более высокий уровень неудачных браков и отношений.

Как помочь

Поддержка семьи может стать ключом к уменьшению воздействия травмы на ребенка. Вот несколько способов поддержать ребенка после неприятного события:

  • Поощряйте ребенка рассказывать о своих чувствах и подтверждать свои эмоции.
  • Честно отвечайте на вопросы.
  • Заверьте ребенка, что вы сделаете все возможное, чтобы обезопасить его.
  • Как можно больше придерживайтесь своего распорядка дня.

В зависимости от возраста и потребностей вашего ребенка его могут направить для получения таких услуг, как когнитивно-поведенческая терапия, игровая терапия или семейная терапия. Лекарства также могут быть вариантом лечения симптомов вашего ребенка.

Слово от Verywell

Обратиться за помощью никогда не поздно.Если вы усыновили подростка, который подвергся жестокому обращению более десяти лет назад, или вы никогда не получали помощи из-за травм, пережитых 40 лет назад, лечение все равно может быть эффективным.

Понимание детской травмы | SAMHSA

Загрузить инфографику Understanding Child Trauma:

Понимание детской травмы

Детские травмы случаются чаще, чем вы думаете.

Более , две трети детей сообщили по крайней мере об 1 травматическом событии к 16 годам.К потенциально травмирующим событиям относятся:

  • Психологическое, физическое или сексуальное насилие
  • Насилие в обществе или школе
  • Свидетель или испытал насилие в семье
  • Национальные бедствия или терроризм
  • Сексуальная эксплуатация в коммерческих целях
  • Внезапная или насильственная потеря любимого человека
  • Беженец или война
  • Военные факторы стресса, связанные с семьей (например, развертывание, потеря родителей или травма)
  • Физическое или сексуальное насилие
  • Пренебрежение
  • Серьезные несчастные случаи или опасное для жизни заболевание

Среднее число жертв жестокого обращения с детьми и безнадзорности по стране в 2015 г. составило 683 000, или 9.2 жертвы на 1000 детей.

Ежегодно количество молодых людей, нуждающихся в стационарном лечении в связи с физическими травмами, составит на каждое место на 9 стадионах .

Каждый четвертый школьник участвовал хотя бы в одной драке.

Каждый пятый школьник подвергался издевательствам в школе; Каждый шестой сталкивался с киберзапугиванием.

Посттравматическое стрессовое расстройство страдает 19% травмированных и 12% физически больных молодых людей.

Более половины U.Семьи S. пострадали в результате какого-либо стихийного бедствия (54%).

Важно распознавать признаки травматического стресса и его краткосрочные и долгосрочные последствия.

Признаки травматического стресса могут быть разными у каждого ребенка. Маленькие дети могут реагировать иначе, чем дети старшего возраста.

Дети дошкольного возраста

  • Страх разлучения с родителем / опекуном
  • Плачь или кричи много
  • Ешьте плохо или худейте
  • Кошмары

Детей начальной школы

  • Стать тревожным или напуганным
  • Чувствовать вину или стыд
  • Трудно сосредоточиться
  • Трудно спать

Ученики средней и старшей школы

  • Чувствую себя подавленным или одиноким
  • Развитие расстройства пищевого поведения или причинения себе вреда
  • Начать злоупотребление алкоголем или наркотиками
  • Причастность к рискованному сексуальному поведению

Система телесной сигнализации

В теле каждого человека есть сигнализация, предназначенная для защиты от повреждений.При активации этот инструмент подготавливает тело к сражению или бегству. Сигнал тревоги может быть активирован при любом видимом признаке проблемы, и дети будут чувствовать себя напуганными, злыми, раздражительными или даже замкнутыми.

Здоровые шаги, которые могут предпринять дети, чтобы отреагировать на сигнал тревоги

  • Распознать, что активирует будильник и как на него реагирует тело
  • Определите, есть ли настоящие проблемы, и обратитесь за помощью к взрослому, которому вы доверяете
  • Практикуйте глубокое дыхание и другие методы релаксации

Влияние травмы

Влияние травматического стресса на ребенка может продолжаться и после детства.Фактически, исследования показали, что дети, пережившие травмы, могут испытать:

  • Проблемы с обучением, включая более низкие оценки и более частые отстранения от занятий и отчисления
  • Более широкое использование медицинских и психиатрических услуг
  • Расширение участия в системах защиты детей и ювенальной юстиции
  • Долгосрочные проблемы со здоровьем (например, диабет и болезни сердца)

Травма является фактором риска почти всех расстройств поведения и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.

Есть надежда. Дети могут выздоравливать и восстанавливаются после травмирующих событий, и вы можете сыграть важную роль в их выздоровлении.

Важнейшей частью выздоровления детей является наличие поддерживающей системы ухода , доступа к эффективным методам лечения и систем обслуживания, основанных на информации о травмах.

Получить помощь

Локатор служб психического здоровья SAMHSA

Национальная сеть детского травматического стресса: получите помощь

Набор инструментов для здравоохранения: основы оказания медицинской помощи при травмах

Не все дети испытывают детский травматический стресс после переживания травмирующего события.При поддержке многие дети могут выздороветь и развиваться.

Как заботливый взрослый и / или член семьи вы играете важную роль.

Не забудьте:

  • Убедите ребенка, что он или она в безопасности.
  • Объясните, что он не несет ответственности. Дети часто винят себя в событиях, которые находятся вне их контроля.
  • Будьте терпеливы. Некоторые дети выздоравливают быстро, а другие — медленнее. Убедите их, что им не нужно чувствовать себя виноватыми или плохими из-за каких-либо чувств или мыслей.
  • Обратитесь за помощью к квалифицированному специалисту. При необходимости специалист в области психического здоровья, обученный методам лечения травм на основе фактических данных, может помочь детям и их семьям справиться с ситуацией и добиться выздоровления. Попросите вашего педиатра, семейного врача, школьного психолога или священника получить направление.

Для получения дополнительной информации посетите следующие веб-сайты:

Миссия

SAMHSA — уменьшить влияние токсикомании и психических заболеваний на американские сообщества.

Последствия детских травм и жестокого обращения

Как детская травма влияет на развитие мозга и здоровье?

Травма влияет на развитие мозга . Это, в свою очередь, может негативно повлиять на многие системы организма. Это включает в себя психологическое И физическое здоровье. Чем больше тяжесть и продолжительность детской травмы , «тем серьезнее последствия для психологического и физического здоровья» (Миддлтон В., в Blue Knot Foundation, 2012). Людям, пережившим сложную детскую травму, часто ставят несколько диагнозов. Это может произойти без того, чтобы работники идентифицировали или осознавали свою глубинную травму. Это может повредить человеку и его переживаниям.Это также может травмировать их снова и снова (повторно травмировать). Это также может быть неэффективным (Jennings, 2004; Fallot & Harris, 2009).

Как травмы в детстве влияют на физическое здоровье?

Взрослые, пережившие детские травмы, чаще обращаются к врачу по поводу физических проблем (Draper et al., 2007). Новое понимание нейробиологии показывает, что продолжающийся стресс или травма влияют на структуру и функции развивающегося мозга.Он также влияет на него химически, со временем высвобождая гормоны стресса. Высокий уровень гормонов стресса может вызвать воспаление. Воспаление, в свою очередь, может вызвать болезнь. Выжившие после жестокого обращения с детьми подвергаются повышенному риску болезней, госпитализаций, хирургических операций и несчастных случаев.

Как травмы в детстве влияют на когнитивные функции?

Важно, чтобы правое и левое полушарие мозга работали вместе. Детская травма может нарушить связь между процессами левого и правого мозга.Высокий уровень стресса может изменить уровень активации мозга. Это может варьироваться от гипервозбуждения до гиповозбуждения, многократно, с течением времени. Эти вариации могут повлиять на мышление, концентрацию, внимание и память. Они также могут быть связаны с диссоциацией.

Как детская травма может повлиять на поведение?

Многие дети, пережившие повторную детскую травму, живут в состоянии гипервозбуждения или «сверхбдительности». Они также часто живут в страхе; они беспокоятся о том, что будет дальше.Эта «нормальная» реакция на продолжающуюся угрозу может усложнить их поведение.

Некоторым из них поставлен диагноз: синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), оппозиционно-вызывающее расстройство (ODD), прогулы и агрессия. У многих детей с этим диагнозом сложная история детских травм. Однако их поведение имеет смысл в контексте травмы.

Исследование неблагоприятного детского опыта (ACE) показывает, что стратегии выживания вначале являются защитными, то есть постоянно бдительными, чтобы защититься от опасности.Однако со временем они часто становятся менее защитными. Они также могут угрожать эмоциональному и физическому здоровью взрослого. Например, пребывание в состоянии повышенной бдительности воспринимается как постоянное беспокойство, бессонница или трудности с расслаблением. Это может быть утомительно.

Хотя стратегии выживания со временем могут стать менее конструктивными, они являются «сильными сторонами», которые помогли ребенку выжить. Это очень важно признать. Лечение часто пытается остановить поведение, не учитывая его функцию.Важно уважать такое поведение и понимать его в контексте травмы, одновременно поощряя альтернативы.

Как детская травма может повлиять на эмоциональное и психическое здоровье?

Дети учатся успокаивать себя и управлять большими чувствами (регулировать аффект), когда они живут в безопасных условиях с опекунами, которые приспособлены к их потребностям. Дети, растущие в небезопасной среде, более склонны к развитию тревожности и депрессии (Fergusson & Mullen, 2007).Дети, а также взрослые, выросшие в небезопасных ситуациях, могут быть импульсивными, пассивными и чрезмерно уступчивыми. Они также могут быть сверхбдительными, легко испуганными (гипервозбужденными) и / или онемевшими и отключенными (гиповозбужденными). Многие могут использовать психоактивные вещества и другие механизмы преодоления, чтобы попытаться справиться с болезненными чувствами, притупить или избежать их.

Девяносто процентов людей, обратившихся в государственные службы охраны психического здоровья, испытали сексуальные, физические или психологические травмы (Cusack et al., 2006). Двое из трех пациентов, обращающихся в службы экстренной, стационарной или амбулаторной психиатрической помощи, в детстве подвергались физическому или сексуальному насилию (Read et al., 2005). Исследования показали, что детские травмы и жестокое обращение повышают вероятность депрессии, тревожных расстройств, зависимостей или расстройств личности (Spila al., 2008), расстройств пищевого поведения, сексуальных расстройств и суицидального поведения (Draper et al., 2007). Недавнее исследование показало, что почти 76% взрослых, сообщающих о физическом насилии над детьми и пренебрежении вниманием, были диагностированы по крайней мере одним психическим расстройством в течение своей жизни, и почти 50% были диагностированы три или более психических расстройства (Harper et al., 2007).

Как детская травма влияет на отношения и социальные взаимодействия?

Мир маленьких детей вращается вокруг их родителей или опекунов. В идеале опекуны обеспечивают безопасность, защиту, любовь, понимание, заботу и поддержку. Межличностная травма в детстве прерывает надежную привязанность. Это потому, что травма нарушает границы ребенка. Это означает, что они небезопасны и не уважаемы. Это может быть особенно опасно для лиц, осуществляющих первичный уход.В результате ребенку и взрослому, которым он становится, становится трудно доверять. Иногда они могут слишком легко доверять.

Когда в первую очередь отношения связаны с предательством, у ребенка формируется набор негативных убеждений. Это часто означает, что они борются с другими привязанностями на протяжении всей жизни. Многие выжившие переживают противоречивые отношения и хаотичный образ жизни. У них часто возникают проблемы с установлением взрослых интимных отношений, поскольку их реакции угрожают и действительно разрушают близкие отношения (Henderson, 2006).

Многие выжившие борются со своей идентичностью, со своим основным чувством себя и своим чувством собственного достоинства. Некоторым выжившим трудно учиться и завершить свое образование. Или выполнять работу, соответствующую их природным способностям. Из-за этих ударов многие выжившие пытаются найти цель и значимую роль в обществе.

Многие выжившие часто переживают кризисы, например разочарования в работе, переезды, неудачные отношения и финансовые неудачи. Это из-за множества хаотичных взлетов и падений.Это может помешать им установить какую-либо регулярность, предсказуемость и последовательность. Многие выжившие действуют в «кризисном режиме». Это отражает их биологические реакции на повторяющиеся травмы. Это может утомлять и унывать, а также способствовать чувству беспомощности и безнадежности.

Как детская травма может повлиять на наше чувство смысла?

Пострадавший от другого человека / людей и необходимость жить «на страже» или «диссоциироваться» может создать ощущение выживания здесь и сейчас.Это может повлиять на способность мечтать о будущем. Надеяться и развивать амбиции. Многие выжившие считают, что люди и жизнь не заслуживают доверия или «справедливы», и что жизнь стоит очень мало. Придать смысл ужасным переживаниям — это вызов и отличительный признак исцеления. Жестокое обращение в религиозных сообществах может особенно запятнать представления о Боге и создать дополнительную путаницу.

Австралийское исследование (Draper et al., 2007) показало, что жертвами жестокого обращения с детьми являются:

· почти в два с половиной раза выше вероятность плохого психического здоровья,

· в четыре раза больше шансов быть несчастным даже в более зрелом возрасте

· с большей вероятностью будет иметь плохое физическое здоровье.

· с риском трех и более заболеваний

· с повышенным риском разрыва отношений

· вероятно, будет меньше социальной поддержки

· с большей вероятностью будут жить одни

· более склонны к суицидальному поведению

· чаще курит, употребляет вещества

· большая вероятность быть физически неактивным

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *