Содержание

Экспериментальный метод в психологии — Экспериментальная психология

Смысл текущего состояния российской психологии заключается в поисках идентичности, или места в новом социально-экономическом, культурном и политическом устройстве страны. Решая проблемы современного общества, психология сама становится необходимым элементом новой жизни и одним из факторов прогресса. В этих процессах особую роль играет экспериментальный метод, утверждающий нормы и идеалы современного естествознания, обусловливающий запас прочности накапливаемого знания и возможности его практической реализации. Говоря об эксперименте, автор будет иметь в виду главным образом лабораторный (аппаратурный) эксперимент, который в силу разных обстоятельств оказался в нашей науке на «вторых ролях».

Общая характеристика экспериментального метода

Экспериментальный метод в психологии представляет собой фиксированную систему средств, приемов и процедур, позволяющих получать достоверное и надежное знание о психических явлениях.

Он основывается на том факте, что человек реализует свой внутренний потенциал в форме активности (поведения, деятельности, общения, игры и др.), которая осуществляется в конкретной ситуации. Анализируя активность, соотнося ее, с одной стороны, с человеком как субъектом, с другой – с ситуацией, исследователь получает возможность реконструировать структуры и процессы внутреннего мира, без которых наблюдаемая активность была бы невозможна.

Обращаясь к эксперименту, исследователь не ждет возможности наблюдать за интересующим его явлением, а многократно моделирует его самостоятельно. Он сам конструирует желательный тип ситуации, систематически изменяет одно или несколько условий ее развития, регистрирует, измеряет и сравнивает активность испытуемых. Смысл проведения эксперимента заключается в том, чтобы установить детерминанты исследуемого процесса, т.е. определить характер связи между ситуацией (ее структурой и элементами), явлениями психики и активностью (состояниями) испытуемых.

Важнейшее назначение процедуры эксперимента состоит в том, чтобы наиболее полно объективировать психологическое содержание изучаемого явления, преодолев излишние степени свободы – многозначность между внешним (регистрируемым) актом и его внутренней, собственно психологической природой. На это направлен подбор ситуаций, способов варьирования и оценки переменных.

Логика развития науки показывает, что изучение психических явлений в специально создаваемых, контролируемых и управляемых условиях относится к числу ключевых средств познания природы психики и поведения. Это прямой путь, обнажающий причинноследственные связи изучаемых явлений. На основе данных, полученных в эксперименте, конституируется как общая психология, так и специальные отрасли науки: психофизиология, инженерная психология, клиническая психология и др. От уровня экспериментальных исследований зависит уровень развития психологической науки в целом и ее роль в жизни общества.

Экспериментальный метод имеет ряд характерных особенностей. Прежде всего, это аналитическая направленность. Эксперимент предназначен для изучения отдельного психического явления либо его стороны. Иные стороны, а также другие психические явления, несмотря на их взаимосвязь, как бы выносятся «за скобки» и специально не рассматриваются. Только при этом условии внешнее воздействие (независимая переменная) и регистрируемый акт (зависимая переменная) могут быть проинтерпретированы как отношение причины и следствия. Какая сторона психики или поведения человека будет абстрагирована исследователем, зависит от решаемой им научной задачи, концептуальных представлений и используемых средств. В любом случае изучается активность человека в ситуации определенного типа и устанавливается ближайший круг детерминант выделяемого явления.

Аналитичность лабораторного эксперимента сопровождается искусственностью условий, в которых он проводится. Имеется в виду не просто обеднение ситуаций реальной жизни, а исключение обстоятельств, существенных для порождения изучаемого феномена. В результате выявляемые закономерности носят очень общий, нередко абстрактный характер и малоприменимы в общественной практике. Требование экологической валидности экспериментального метода (Brunswik, 1956) предполагает использование ситуаций, соответствующих условиям жизни и деятельности человека и включенных в более широкий социальный (либо биологический) контекст. При этом испытуемый может не знать о своем участии в исследовании. Достаточно полно данному требованию отвечает естественный эксперимент как в версии А. Ф. Лазурского, так и в версии К. Левина. Сюда же можно отнести варианты формирующего эксперимента, представленные в разработках П. Я. Гальперина, В. В. Давыдова, Д. Б. Эльконина и др. Выполнение требований экологической валидности метода не лишает его, однако, аналитической природы и не ведет к противопоставлению естественного эксперимента лабораторному.

Каждый из них предназначен для решения определенных задач и имеет характерные ограничения.

Наконец, существует взаимовлияние экспериментатора и испытуемого, которое так или иначе отражается на результатах исследования. Например, в ходе лабораторного эксперимента трудно избавиться от негативного отношения испытуемого к экспериментатору или роли оценок последнего, которые меняют самооценку испытуемого и его уверенность в собственных действиях; неоднозначно реагируют испытуемые и на условия проведения эксперимента, сконструированные исследователем. Это означает, что, организуя исследование, необходимо учитывать массу дополнительных обстоятельств, в том числе способы включения экспериментатора в исследовательский процесс и особенности его общения с испытуемым. Ситуация лабораторного исследования приобретает статус социальной

, а процедура эксперимента выступает как разновидность совместной деятельности, в которой испытуемый и экспериментатор выполняют различные функции. Не случайно в научной литературе все чаще используется обобщенный, в какой-то мере нейтральный термин «участник эксперимента», относящийся и к экспериментаторам, и к испытуемым.

С точки зрения эпистемологии эксперимент не просто один из возможных способов исследования, используемых психологами наряду с другими методами – тестированием, опросом, анализом продуктов деятельности и т. п.: речь идет о системообразующем элементе логики научного познания как такового, согласно которому проникновение в сущность вещи опосредовано ее преобразованием («расформированием») и воссозданием («формированием»). Согласно И. Канту, новоевропейский разум мыслит экспериментально, причем это мышление реализуется не только в науках о природе, но и в науках о человеке. В центре внимания оказываются состояния наблюдаемого объекта (живого существа, события и т.п.) в зависимости от меняющихся условий его существования, а решающее значение придается предельным (критическим, пограничным) состояниям, которые в реальной жизни могут не встречаться.

В отличие от естественного наблюдения, в эксперименте совершается переход от чувственно-предметной данности ситуации к работе с идеальными объектами (действием, образом, понятием и др., взятыми изолированно, в «чистом виде»), с которыми соотносятся теоретические утверждения. Вместе с тем через эксперимент реализуется эмпирическая интерпретация идеальных объектов и причинное (шире: детерминистическое) объяснение реальных психических явлений. Это позволяет использовать результаты и процедуры эксперимента в интересах общественной практики. Отталкиваясь от теоретических представлений, эксперимент обеспечивает верификацию научных гипотез, а его процедура становится основой методов диагностики либо воздействия. Теория, эксперимент и практика замкнуты в единый цикл движения психологического знания, эффект которого всегда оказывается трояким. На «полюсе» теории – понятийная реконструкция явления, на «полюсе» эксперимента – эмпирические технологии его исследования, на «полюсе» практики – методы решения конкретных практических задач.
Движение системы «теория – эксперимент – практика» является необходимым условием развития психологической науки, обеспечивающим непрерывное расширение объема совокупного знания, смену его форм и типов (Ломов, 1984).

В конкретных психологических исследованиях эксперимент может занимать различное место. При изучении, например, познавательных процессов он играет роль основного метода, при изучении структуры личности – вспомогательного средства; в каких-то случаях эксперимент не нужен или невозможен. Широко варьируют типы и экспериментальные планы исследований (Готтсданкер, 1982; Солсо, Маклин, 2006; Campbell, Stanley, 1969).

Этапы развития экспериментальной психологии

Экспериментальный метод вводился в психологию с середины XIX столетия как дополнение к интроспективным процедурам исследования. В 1860 году увидела свет книга Густава Фехнера «Элементы психофизики», в которой доказывалась производность ощущений от воздействия среды на органы чувств, описывались объективные методы исследования сенсорной чувствительности и сформулирован основной психофизический закон, устанавливающий логарифмическое отношение между рядами физических и сенсорных величин.

Согласно автору, элементы внутреннего мира можно описывать и измерять, соотнося их с элементами мира внешнего, физического, причем делать это почти так же, как поступают более зрелые науки – физика, химия или физиология. Открывался новый путь развития психологии, которая из философско-умозрительной становилась лабораторной, т. е. использовала специализированные приборы и оборудование, вводила в исследовательский процесс количественные методы, опиралась на верифицируемые данные. Благодаря институализации, проведенной В. Вундтом на основе экспериментального метода (первая психологическая лаборатория, официально открытая в 1879 году, в 1882-м преобразована в Институт экспериментальной психологии при Лейпцигском университете), психология выделилась в самостоятельную дисциплину, а позднее вошла в число фундаментальных наук.

Родившись на периферии психологической науки – в психофизике (Э. Вебер, Г. Фехнер) и психофизиологии органов чувств (И. Мюллер, Г. Гельмгольц, Э. Геринг) при изучении элементарных психических функций, – эксперимент проникает в центральные области: в психологию памяти, мышления, личности и т.п. и распространяется на прикладные дисциплины (В. Вундт, Э. Титченер, Г. Эббингауз, К. Штумкоф, О. Кюльпе, А. Бине и др.). С самого начала он опирался на процедуры измерения (объема внимания и кратковременной памяти, времени реакции, интенсивности ощущений и др.) и методы математической обработки данных. В ходе развития науки значение и характер эксперимента меняются. Предметом изучения становится не соотношение раздражителя и его переживания специально подготовленным испытуемым, а закономерности протекания самих психических процессов, свойственные любому нормальному человеку. Объективные процедуры измерения соотносятся с субъективными, а количественная обработка получаемых данных становится все более разнообразной и дифференцированной. Если на первых порах изучаемое явление рассматривалось изолированно, как бы само по себе, то на более поздних этапах – в контексте взаимоотношений человека со средой (миром), с учетом участия других психических процессов и функций.

Траектория развития экспериментальной психологии носит противоречивый, нередко запутанный характер. Энтузиазм исследователей неоднократно сменялся разочарованием, а абсолютное доверие эмпирическим данным – сомнением в их познавательной и особенно практической ценности.

Важные шаги в развитии экспериментального метода сделаны гештальтпсихологией (М. Вертхаймер, В. Келер, К. Коффка, Э. Рубин), динамической психологией (К. Левин), исследователями поведения (Дж. Уотсон, Э. Торндайк, Э. Толмен, Р. Сперри, Б. Скиннер), в последние десятилетия – когнитивной психологией (Д. Норман, У. Найссер, Дж. Миллер, Дж. Андерсон). На сегодняшний день эксперимент имеет многообразные формы и широко применяется в большинстве областей психологической науки. Благодаря экспериментальным исследованиям в психологии накоплен огромный фактический материал, раскрывающий закономерности психики.

Свой вклад в развитие экспериментально-психологического метода внесла и отечественная наука, прежде всего, исследования школ выдающихся физиологов И. М. Сеченова, В. М. Бехтерева, И. П. Павлова, А. А. Ухтомского и др., реализовавших рефлекторный подход в изучении психики и поведения. В. М. Бехтерев вошел в историю науки как основатель первой российской лаборатории экспериментальной психологии (Казань, 1885). В 1907 году по инициативе Бехтерева в Санкт-Петербурге создается Психоневрологический институт, главной задачей которого становится объективное изучение человека и его психики. С именем Бехтерева связано основание журнала, публиковавшего первые экспериментальные исследования российских авторов, – «Обозрение психиатрии, неврологии и экспериментальной психологии» (1896).

Другая линия экспериментальных исследований была представлена сторонниками психологии сознания (Н. Н. Ланге, Г. И. Челпановым, В. Ф. Чижом, А. П. Нечаевым, А. Ф. Лазурским и др.), которые открыли лаборатории в Москве, Санкт-Петербурге, Одессе, Дерпте и других городах России. Важно отметить, что деятельность первых русских лабораторий не ограничивалась разработкой академических тем и тесно связывалась с решением практических задач: обучения и воспитания, психического здоровья и др. Благодаря незаурядным организаторским способностям Г.И. Челпанова в 1912 году при Московском университете начал работать Психологический институт, который на многие годы стал флагманом российской экспериментальной психологии. По техническому оснащению, психологическому инструментарию, масштабу исследований и кадровым возможностям его относили к числу лучших психологических учреждений в мире.

В советский период эксперимент активно применяется при изучении реакций человека на воздействия среды, а позднее – строения сознания и взаимоотношений психики и деятельности. Важную роль в отечественной науке сыграл экспериментально-генетический метод (Л. С. Выготский), ориентированный на исследования психического развития. Далеко не случайным является тот факт, что сразу же после окончания Второй мировой войны С. Л. Рубинштейн – крупнейший теоретик советской психологии – предпринял ряд серьезных инициатив по созданию экспериментально-психологического центра в Академии наук СССР. Выдающиеся деятели отечественной науки Б. Г. Ананьев, П. К. Анохин, Н. А. Бернштейн, А. В. Запорожец, С. В. Кравков, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, В. С. Мерлин, А. А. Смирнов, Б. М. Теплов, П. А. Шеварев не только ратовали за развитие экспериментального подхода, но и лично участвовали в разработке экспериментальных методик и проведении конкретных исследований.

Качественный скачок в развитии лабораторного эксперимента происходит в 60 – 70-е годы прошлого столетия в связи с научно-технической революцией и бурным развитием инженерной психологии. Экспериментальные исследования познавательных процессов, состояний и деятельности активно ведутся на факультетах психологии Московского, Ленинградского и Ярославского университетов, в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (сегодня – Психологический институт РАО), в Институтах физиологии им. И. П. Павлова и ВНД АН СССР, в НИИ технической эстетики, а также во множестве отдельных лабораторий министерств и ведомств. Особое внимание аппаратурным исследованиям уделяется в открытом в 1971 году Институте психологии Академии наук СССР. Решение проблем согласования человека и сложной техники, требующее включения в исследовательский процесс инженеров и математиков, привело к техническому перевооружению самой психологии. Появилась возможность использования электронных средств предъявления информации испытуемому, эффективной регистрации его состояний и действий, применения ЭВМ для контроля переменных и обработки данных. Это позволило существенно расширить объем экспериментальных данных и предложить ряд оригинальных концепций (К. В. Бардин, А. А. Бодалев, А. И. Бойко, Л. М. Веккер, Л. А. Венгер. Н. Ю. Вергилес, Ю. Б. Гиппенрейтер, В. П. Зинченко, О. А. Конопкин, Б. Ф. Ломов, В. Д. Небылицын, Д. А. Ошанин, Н. Н. Поддъяков, В. А. Пономаренко, В. Н. Пушкин, Е. Н. Соколов, О. К. Тихомиров, Т. Н. Ушакова, Н. И. Чуприкова, В. Д. Шадриков и многие др. ). По общему признанию, до середины 80-х годов уровень проводимых в СССР исследований был сопоставим с аналогичными исследованиями в развитых странах Европы и США.

С сожалением приходится констатировать, что в последние десятилетия объем и относительный уровень экспериментальных исследований в России снизились. На фоне общего роста методической сферы (широкого использования и разработки тестов, тренингов, психотерапевтических техник, восстановления статуса наблюдения, активного обращения к идиографическим и экспириентальным процедурам) доля лабораторного эксперимента, с которым связаны значительные достижения русской и советской психологии в прошлом, зримо сократилась. В данном пункте отставание отечественной науки от европейской и американской особенно ощутимо.

Имидж отечественной психологии как фундаментальной науки заметно потускнел. Представление экспериментальных работ российских участников на международных форумах, включая конгрессы Международного союза психологической науки (IUPsys), стало скорее исключением, чем правилом. Мало исследований, выполняемых российскими учеными совместно с зарубежными коллегами. Редки публикации отечественных авторов в авторитетных иностранных изданиях. В итоге привлекательность России как родины уникальных научных школ теряется, а современная российская психология неизвестна ни на Западе, ни на Востоке.

Опыт европейских и американских исследователей показывает, что в условиях «академического капитализма», когда наука принимает форму коммерческого предприятия, именно эксперимент позволяет наиболее быстро включиться в международное научное пространство и занять в нем достойное место. Хотелось бы напомнить также, что первая награда за выдающиеся достижения в области психологии, недавно учрежденная Международным союзом психологической науки, присуждена Майклу Познеру (США) за экспериментальное изучение внимания.

Пренебрежение аппаратурными методами в России вызвано двумя обстоятельствами. Во-первых, остаточным принципом финансирования науки, существенно ограничивающим доступ к современному оборудованию и технологиям. Во-вторых, падением интереса к лабораторному эксперименту в самом психологическом сообществе и недооценкой его значения, тесно связанными со стихийной гуманитаризацией психологии и освоением ее собственных практик (психотерапии, психоанализа и др.). Обе тенденции наглядно проявляются на стадии подготовки профессиональных психологов. Так, число вузов, включающих в учебные программы аппаратурный практикум по психологии, можно пересчитать по пальцам, но даже там используемое оборудование и предлагаемые методики с трудом можно отнести к числу современных. Офисный компьютер и упрощенные средства регистрации ответов (состояний) испытуемых – традиционный набор инструментов, которыми обычно комплектуются специализированные лаборатории и НИИ. Не стоит удивляться, что выпускники психологических факультетов не имеют ни мотивации, ни навыков серьезной экспериментальной работы и не всегда понимают смысл фундаментальных исследований.

Сегодня мы оказались перед необходимостью восстановления ценности лабораторного эксперимента, что невозможно сделать без усиления роли естественнонаучной традиции в изучении психических явлений и поведения и использования достижений научнотехнического прогресса.

Тенденции развития науки и экспериментальный метод

Современный уровень развития науки характеризуется рядом общих тенденций, которые накладывают отпечаток на всю методическую (инструментальную) сферу психологии, обусловливают ее прогресс и стиль научных разработок. В их число входят: тотальная компьютеризация исследовательской деятельности и наращивание медиаресурсов; метризация науки, т.е. интенсивное развитие методов измерения и обработки данных; математизация знания, под которой имеют в виду вычислительное сопровождение научных исследований и нестандартное математическое моделирование. Результатом этих процессов являются изменения инструментария и технологий экспериментальной работы, существенно расширяющих возможности исследования.

Появление компьютера на линии эксперимента уже давно не удивляет. Показателем прогресса является использование мощных компьютеров и оригинального программного обеспечения. Развитые базы данных существенно расширяют потенциал и перспективу исследований. Благодаря «всемирной паутине» открываются возможности транспортировки экспериментальных данных, их обработки и анализа в тех научных центрах, где существуют наиболее подходящие условия и технологии. Исследования выходят за рамки отдельных организаций и все чаще принимают интернациональный характер.

Наряду с медиаресурсами и телекоммуникационными технологиями прогресс обеспечивается совершенствованием периферийных технических устройств. Прежде всего это те из них, которые формируют (с заданными параметрами) информационную среду человека, или, в более специальных терминах, потоки стимуляции. Сюда относятся различного рода дисплеи, информационные панели, гибкие экраны, синтезаторы звуков, акустические системы, игольчатые матрицы, виртуальные комнаты и многое другое. Важную роль играет качество оборудования, регистрирующего состояние испытуемого и систем его организма (ЭЭГ, ЭМГ, окулография, магнитоэнцефалография и др. ). Наконец, прогресс экспериментальной психологии связан с наличием современных устройств регистрации деятельности и общения людей, начиная с кнопочных пультов и джойстиков и заканчивая камерами видеонаблюдения.

Совершенствование вычислительной техники подтолкнуло развитие процедур измерения и обработки данных. Получили распространение методы многомерного шкалирования, кластерного анализа, использование «мягких вычислений», анализ латентных структур, аппарат качественного интегрирования. Открылась возможность применения новой стратегии научного исследования, ориентированной на выявление многокачественности и динамизма психических явлений, а также роли «вторичных», или многократно опосредованных, детерминант, выявление которых требует больших массивов данных.

Экспериментальные исследования в психологии изначально носят комплексный междисциплинарный характер. Решение собственно психологических задач обеспечивается знаниями, полученными в медицине, физиологии, информатике, биоинженерии, оптике, акустике, механике, электронике, которые в конечном счете замыкаются на организацию конкретной экспериментальной ситуации, способы регистрации и оценки поведения людей. При этом наряду с совершенствованием собственно психологических методов постоянно расширяется круг инструментов, разработанных в смежных дисциплинах (генетике, нейрофизиологии, биологии, социологии и пр.). Нелишне напомнить, что усиление междисциплинарности психологического эксперимента ведет к росту морально-этических проблем, за которыми стоит ответственность ученых перед обществом и конкретными людьми.

К числу общих тенденций современной науки, отчетливо выраженных в экспериментальной психологии, можно отнести методологический и концептуальный плюрализм, интерес к новым формам идей целостности и развития, а также сближение естественнонаучной и социокультурной парадигм ведущихся исследований. В фундаментальной области преобладают исследования психофизиологических механизмов поведения, закономерности организации и развития познавательных процессов и структур, а также их связей с состояниями и свойствами личности. В прикладной области приоритетными все чаще становятся работы, связанные с качеством жизни человека: его здоровья, образования, безопасности, окружающий среды, экономии ресурсов. Новые познавательные и практические ориентиры задают новые типы интеграции ученых и новые формы совместной экспериментальной работы.

Технологическое переоснащение экспериментальной психологии

Технологическое переоснащение психологии приводит к интенсивному росту методического арсенала и повышению качества выполняемых исследований.

Благодаря развитию компьютерной графики появилась возможность конструирования практически любого визуального стимульного материала. К подобным методам относятся: пространственный морфинг и варпинг сложных изображений, техники прототипирования, модели морфируемого синтеза трехмерных изображений, создаваемые на основе лазерного сканирования реального объекта, восстановление и компьютерная анимация сложных изображений по отдельным фрагментам и многое другое.

Использование цифровых форматов записи и воспроизведения звука позволяет оперативно создавать любые оттенки акустических сред, так или иначе обусловливающих активность человека.

На новый качественный уровень подняты психофизиологические методы (ЭЭГ, МЭГ, МРТ и др.), среди которых важную роль играет магнитоэнцефалография. Специалисты получили возможность регистрировать магнитоэнцефалограмму относительно высокого качества со всей поверхности головы человека, удалять магнитные артефакты и учитывать движения головы. Метод магнитно-резонансной томографии позволяет визуализировать процессы, протекающие в любой области мозга, с миллиметровым разрешением.

Результатом технического переоснащения становится реорганизация всей инструментальной базы психологии. Так, 30–40 лет назад видеорегистрация глаз (айтрекинг) считалась грубым, очень трудоемким и малоперспективным методом исследования. Сегодня, благодаря созданию высокоскоростных видеокамер, снимающих состояние поверхности глаз в инфракрасном световом диапазоне, и использованию специализированных медиаресурсов, это – один из удобных и достаточно точных инструментов, часто применяемых как в фундаментальных, так и в прикладных исследованиях. Благодаря телекоммуникационным технологиям в новом качестве открылся метод наблюдения. Установка миниатюрной видеокамеры (субкам) на голове или очковой оправе испытуемого дополнила съемку его поведения, ведущуюся с внешних пространственно разнесенных камер. Возник новый метод исследования – полипозиционное наблюдение, позволяющий учитывать позицию и индивидуально-психологическое содержание деятельности людей в условиях повседневной жизни. Без мощного программного обеспечения синхронизация аудио- и видеоматериалов и их последующий анализ были бы невозможны.

Несмотря на безусловные достижения в инструментально-технической области, существует немало обстоятельств, ограничивающих оптимизм экспериментаторов. Становится очевидным, что при использовании универсальных офисных операционных систем Windows высокая точность дозирования (менее 10 мс) времени экспозиции сложных изображений или измерения времени реакции в принципе недостижима. В силу больших задержек сигнала экспериментатор не имеет возможности непосредственно включиться в контур управления двигательных систем для изучения их характеристик. Непросто обстоят дела с программным обеспечением айтрекеров: существуют сложности в дифференциации малоамплитудных саккад и ускоренных дрейфов, не отлажена калибровка величины раскрытия зрачка, не решена проблема «шумов», порождаемых самим программным обеспечением. Немалые трудности связаны с эффективным использованием мобильных видеорегистрирующих систем.

Конечно, не каждый психологический эксперимент требует современного оборудования и высоких технологий; иногда достаточно ручки и листа бумаги. Речь идет об уровне развития экспериментального метода и профессиональной культуре его использования. За ними стоят высокие требования к содержанию информационной среды, в которую погружается испытуемый, к точности измерений и оценки его ответов, к адекватности применяемых вычислений, критериев валидности и надежности, а также к уровню подготовки самого экспериментатора. Современный инструментарий задает планку качества лабораторного психологического исследования, существенно расширяет его горизонт и готовность использования получаемых результатов в решении практических задач.

Внутренняя проблемность экспериментального метода

Глубинные основания методических проблем психологии лежат не столько в технической или вычислительной, сколько в предметно-содержательной плоскости экспериментальных исследований, прежде всего, в природе человека, способного к саморегуляции, саморазвитию, самореализации и самосовершенствованию. До сих пор эта способность – центральная с точки зрения психологической науки – является слабо контролируемым фактором. В ходе эксперимента испытуемый не остается нейтральным ни по отношению к процедуре, ни по отношению к используемому оборудованию, ни по отношению к исследователю. Он по-своему понимает инструкцию, ставит перед собой дополнительные задачи, актуализирует уникальное поле личностных смыслов, использует защитные механизмы личности, произвольно переходит от одной стратегии поведения к другой. Повторяя, казалось бы, заученные действия, он каждый раз вносит в их исполнение все новые и новые оттенки. В этом существенное отличие психологии от большинства естественных наук и принципиальное ограничение экспериментально-психологического метода. Участие в психологическом исследовании и в качестве испытуемого, и в качестве экспериментатора – всегда событие в жизни человека, факт биографии, не только раскрывающий, но, так или иначе, меняющий его самого. Организуя эксперимент, психолог вынужден балансировать между альтернативными требованиями: либо контролировать заранее определяемые переменные и ответы на них (что соответствует нормам естественнонаучного познания), либо доверять своему внутреннему опыту, интуиции, интерпретируя внутренний мир другого (что отвечает требованиям гуманитарного познания, родственного искусству и литературе). В первом случае возникает опасность потерять субъектность, или активное начало человека, во втором – возможность установить строгие и точные (в математическом смысле) зависимости.

Мастерство исследователя заключается в том, чтобы удержать обе крайности вместе. С данной тенденцией связан возросший интерес к качественным методам, которые выстраиваются на иных (по сравнению с количественным анализом) принципах. Современные технологии позволяют сблизить качественный и количественный подходы в рамках конкретных исследований и расширить объем полезной информации путем обращения к базам данных.

Другое основание методических проблем связано с системной организацией и развитием психических явлений. Они обладают исключительной вариативностью, динамизмом, взаимопроникают друг в друга и онтологически неотделимы. Это противоречит аналитичности исследовательских процедур, ориентированных на выделение определенной детерминанты или группы детерминант. Поэтому эмпирически вводимые дифференциации психических явлений часто условны, а возможность их изолированного изучения, как бы в «чистом виде», крайне ограничена. Каждый эмпирический факт по своему психологическому содержанию оказывается многозначным. Преодоление неопределенности требует от исследователя контроля не только за отдельным аспектом (срезом или моментом) изучаемого явления, но и за способами его включения в более масштабное целое. Сделать это безотносительно к другим аспектам (срезам или моментам) психики или поведения не представляется возможным. Эффективность исследований связана с согласованной оценкой ряда параметров и ключевых измерений психических явлений, которую трудно достичь без дополнения процедуры эксперимента наблюдением, тестированием, глубинным интервью, дебрифингом и другими методами. С этой точки зрения перспектива использования, например, методов окулографии или полипозиционного наблюдения лежит на пути не столько повышения их точности, надежности и удобства, сколько модификации методического принципа: создание средств, учитывающих многозначность отношений направленности глаз либо головы с другими проявлениями познавательных процессов, состояний и деятельности человека.

Конечным результатом исследований любого феномена психики является раскрытие подвижной системы его детерминант, которая конституируется не только средой или миром, но и самим человеком, формами его активности. Наряду с причинно-следственными связями в число детерминант входят общие и специальные предпосылки психических явлений, опосредствующие звенья, внешние и внутренние условия, факторы и т.п. Они действуют как последовательно, так и параллельно; каждый из них имеет в структуре целого ограниченную «зону влияния» и «вес». В ходе взаимодействия человека с миром соотношение между детерминантами перманентно меняется. То, что в одной ситуации выступает в роли предпосылки, в других ситуациях может оказаться причиной, фактором или опосредствующим звеном. Любой результат развития (когнитивный, личностный, операциональный) включается в совокупную детерминацию психического, открывая возможность его перехода на новую ступень. Сказанное означает, что и при организации экспериментального исследования, и при объяснении конкретного феномена необходимо учитывать не только отдельные характеристики, но и собственную организацию детерминационных процессов и ее свойств: гетерогенность, нелинейность, динамичность, многократную опосредованность, гетерохронность. Возникает необходимость разработки собственной логики движения детерминант, их взаимопереходов и взаимовключений как важнейшего условия получения нового эмпирического знания. Складываются предпосылки стратегий исследования, ориентированных на анализ порождения психических явлений. Этой тенденции соответствуют возможности современных технологий, позволяющие контролировать большое количество переменных и изменять информационное содержание ситуации в зависимости от развития изучаемого процесса.

Возрождение лабораторного эксперимента в российской психологии

В последнее время появились признаки, указывающие на восстановление интереса российских психологов к аппаратурному эксперименту, стремление сделать его современным, эффективным и привлекательным. Организационным оформлением потребности в экспериментальном методе стало создание в 2007 году в рамках Московского городского психолого-педагогического университета Центра экспериментальной психологии, оснащенного современным исследовательским инструментарием и технологиями. В Институте психологии РАН открылся хорошо оборудованный психоакустический центр. Экспериментальная парадигма заявлена в качестве основной в недавно созданном Институте когнитивных исследований ГНЦ «Курчатовский институт». Целенаправленная работа по восстановлению аппаратурного эксперимента проводится на факультетах психологии МГУ, ВШЭ, ЯрГУ, ЮФУ, в Институте возрастной физиологии РАО и в других учреждениях.

С 2008 года в МГППУ издается научный журнал «Экспериментальная психология», а в ПИ РАО – «Теоретическая и экспериментальная психология»; оба журнала входят в перечень изданий, рекомендуемых ВАК соискателям ученых степеней, и имеют электронные версии. Расширяются соответствующие рубрики в центральных российских журналах. Налаживается выпуск научных трудов (прежде всего монографий) по экспериментальнопсихологическим исследованиям.

Формируются запросы к экспериментальной психологии со стороны практических организаций. Заказчиков интересует экспертиза товарных знаков и рекламной продукции, способы идентификации людей и событий на видеоизображениях низкого качества, определение состояний и индивидуально-психологических особенностей людей по их внешним проявлениям, совершенствование стилей управления современными транспортными средствами, анализ эффективности электронных приборов, установленных в кабинах летательных аппаратов, разработка методик обучения операторов нефтеперерабатывающих комплексов, оценка потребительских качеств средств телекоммуникации, акустического оборудования и др. Главным основанием практических обращений является наличие современного оборудования, телекоммуникационных технологий и подготовленного персонала, способного решать соответствующие задачи.

За последние четыре года в стране прошли локальные конференции по психофизике, математической психологии, когнитивной психологии, современным методам психологического исследования, а также ряд тематических симпозиумов и семинаров (в Москве, СанктПетербурге, Казани, Томске, Ростове-на-Дону, Ярославле, Смоленске и других городах), так или иначе касающиеся проблем психологического эксперимента (Современная психофизика, 2009; Познание в структуре общения, 2008; Познание и общение: теория, эксперимент, практика, 2009; Математическая психология: школа В. Ю. Крылова, 2010; Психофизика сегодня, 2007). В ноябре 2010 года в Москве состоялась Всероссийская научная конференция, специально посвященная эксперименту в психологии, – «Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы» (организаторы: Институт психологии РАН, Психологический институт РАО и Московский городской психолого-педагогический университет). В работе конференции приняли участие 360 специалистов из 26 городов РФ. По содержанию и составу участников это самый масштабный и представительный форум из числа тех, которые когда-либо проходили в стране по сходной тематике (Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы, 2010). Участники конференции обсудили широкий круг вопросов, касающихся прошлого, настоящего и будущего экспериментальной психологии, условий создания в России современной исследовательской базы, особенности интеграции теории, эксперимента и практики в психологии, соотношение экспериментальных и неэкспериментальных методов познания, специфику экспериментальных планов и процедур в различных областях психологической науки, и многое другое. Прошедшие конференции показали, что в России существует неплохой экспериментально-психологический исследовательский потенциал, который, однако, нуждается в поддержке и развитии.

В ходе дискуссий высказана целесообразность расширения разработок инновационных методов экспериментального исследования, необходимость создания инфраструктуры, обеспечивающей их появление и развитие, а также внедрение новейших технологий в практику подготовки и переподготовки профессиональных психологов. Очевидно, что нужна продуманная модернизация и значительное расширение материально-технической базы российской психологии. Крайне желательно создание сети исследовательских и образовательных центров экспериментальной психологии в высшей школе, связанных как с академической наукой (прежде всего РАН и РАО), так и с практическими организациями (особенно в промышленности и в передовых отраслях экономики). Важнейшую роль в развитии отрасли играет подготовка психологов, владеющих современной техникой, программированием, новейшими методами обработки данных и моделирования психических явлений. Требуется более активное привлечение в психологию специалистов из смежных областей науки и техники, а также глубокое освоение зарубежного опыта. По общему мнению, время созерцания событий на мировой арене экспериментальных исследований и их пересказа подрастающему поколению психологов проходит.

Интенсивное развитие экспериментально-психологических исследований в России, особенно аппаратурного эксперимента, на сегодняшний день является важнейшей стратегической задачей. От эффективности ее решения зависит будущее отечественной науки и ее вклад в совершенствование российского общества.

Лабораторный эксперимент в психологии Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

ЛАБОРАТОРНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ В ПСИХОЛОГИИ*

В.А. Барабанщиков

Лаборатория познавательных процессов и математической психологии Институт психологии Российской академии наук ул. Ярославская, 13, Москва, Россия, 129366

Дается характеристика экспериментального метода в психологии. Рассматриваются этапы становления и развития, а также место лабораторного эксперимента в современной российской психологии. Обсуждаются ориентиры движения и условия технологического переоснащения экспериментальной базы психологической науки в России.

Ключевые слова: экспериментальный метод в психологии, лабораторный эксперимент, единство теории, эксперимента и практики в психологии, методы психологического познания, системная детерминация психики.

В 2010 году психологи отметили две знаменательные даты: 150 лет психофизике и 125 лет первой русской психологической лаборатории. Обе даты тесно связаны с возникновением экспериментальной психологии и побуждают более внимательно приглядеться к современному состоянию лабораторного эксперимента.

Классический труд Густава Фехнера «Элементы психофизики» увидел свет в 1860 г. В нем излагались способы оценки сенсорной чувствительности человека и основной психофизический закон, связывающий ряды физических и сенсорных величин. Фехнер утверждал, что элементы внутреннего мира можно не только описывать, но и измерять, соотнося их с элементами мира внешнего, физического. Открывался новый путь развития психологии, которая из философско-умозри-тельной становилась лабораторной, т.е. использовала специализированные приборы и оборудование, вводила в исследовательский процесс количественные методы, опиралась на верифицируемые данные.

Значение работы Фехнера трудно переоценить. Она ознаменовала собой новый статус психологии и ее ориентацию на ценности естественный наук. Неслучайно ряд историков, подчеркивая длительность становления психологической

* Работа выполнена при поддержке РФФИ, грант № 08-06-00316а, РГНФ № 09-06-01108а.

науки, в качестве первой даты ее рождения называют 1860 г. Более известна другая дата — 1879 г., фиксирующая момент институциализации психологии. Однако величие В. Вундта состоит не в том, что он открыл первое психологическое учреждение, а в том, что лаборатория физиологический психологии стала активным проводником экспериментального метода. Всего через шесть лет подобная лаборатория появилась в Казани усилиями молодого тогда невролога и психиатра В.М. Бехтерева. Начинание быстро распространилось по университетам и клиникам России, которая к 1914 г. вошла в число стран, эффективно использующих экспериментальные методы исследования внутреннего мира человека.

Логика развития науки показывает, что изучение психических явлений в специально создаваемых, контролируемых и управляемых условиях относится к числу ключевых средств познания природы психики и поведения. Это прямой путь, обнажающий причинно-следственные связи изучаемых явлений. На основе данных, полученных в эксперименте, конституируется как общая психология, так и специальные отрасли науки: психофизиология, инженерная психология, клиническая психология и др. От уровня экспериментальных исследований зависит уровень развития психологической науки в целом и ее роль в жизни общества.

Экспериментальный метод в психологии представляет собой фиксированную систему приемов, правил и процедур, позволяющих получать достоверное и надежное знание о психических явлениях. Он основывается на том факте, что человек реализует свой внутренний потенциал в форме активности (поведения, деятельности, общения, игры и др.), которая осуществляется в конкретной ситуации. Анализируя активность, соотнося ее, с одной стороны, с человеком как субъектом, с другой — с ситуацией, исследователь получает возможность реконструировать структуры и процессы внутреннего мира, без которых наблюдаемая активность была бы невозможна.

Обращаясь к эксперименту, исследователь не ждет возможности наблюдать за интересующим его явлением, а многократно моделирует его самостоятельно. Он сам конструирует желательный тип ситуации, систематически изменяет одно или несколько условий ее развития, регистрирует, измеряет и сравнивает активность испытуемых. Смысл проведения эксперимента заключается в том, чтобы установить детерминанты исследуемого процесса, т.е. определить характер связи между ситуацией (ее структурой и элементами), явлениями психики и активностью (состояниями) испытуемых.

Важнейшее назначение процедуры эксперимента состоит в том, чтобы наиболее полно объективировать психологическое содержание изучаемого явления, преодолев излишние степени свободы, т.е. многозначность между внешним (регистрируемым) актом и его внутренней, собственно психологической природой. На это направлен подбор ситуаций, способов варьирования и оценки переменных.

Хотелось бы подчеркнуть, что лабораторный эксперимент не претендует на универсальность и имеет ряд серьезных ограничений. Это, в частности, аналитичность исследования, искусственность условий, в которых оно проводится, и неустранимое влияние экспериментатора на испытуемого.

Вместе с тем с точки зрения эпистемологии эксперимент — не просто один из возможных инструментов исследования, используемых наряду с другими —

тестированием, опросом, анализом продуктов деятельности и т.п. Речь идет о системообразующем элементе логики научного познания как такового, согласно которому проникновение в сущность явления или вещи опосредовано их преобразованием («расформированием») либо воссозданием (порождением). В центре внимания оказываются состояния наблюдаемого субъекта в зависимости от меняющихся условий его существования, при этом решающее значение придается предельным (критическим, пограничным) состояниям, которые в реальной жизни могут и не встречаться. Согласно И. Канту новоевропейский разум мыслит экспериментально’, это мышление реализуется не только в науках о природе, но и в науках о человеке. В историко-гуманитарных дисциплинах естественно-научному эксперименту соответствует критика источников (М. Хайдеггер).

Эксперимент внутренне связан как с теорией, так и с психологической практикой. Отталкиваясь от теоретических представлений, он обеспечивает верификацию научных гипотез, а его процедура становится основой методов диагностики либо воздействия. Теория, эксперимент и практика замкнуты в единый цикл движения психологического знания. Соответственно эффект этого движения оказывается трояким. На «полюсе» теории — понятийная реконструкция явления, на «полюсе» эксперимента — эмпирические технологии и проверенные данные, на «полюсе» практики — метод решения конкретной практической задачи. Движение системы «теория — эксперимент — практика» является необходимым условием развития психологии, обеспечивающим непрерывное расширение объема совокупного знания, смену его форм и типов.

Экспериментальный метод вводился в психологию с середины XIX столетия как дополнение к интроспективным процедурам исследования. Родившись на периферии психологической науки — в психофизике (Э. Вебер, Г. Фехнер) и психофизиологии органов чувств (И. Мюллер, Г. Гельмгольц, Э. Геринг) при изучении элементарных психических функций, лабораторный эксперимент проникает в центральные области — в психологию памяти, мышления, личности и т.п. и распространяется на прикладные дисциплины.

В ходе развития науки значение и характер эксперимента меняются. Предметом изучения становится не соотношение раздражителя и его переживания специально подготовленным испытуемым, а закономерности протекания самих психических процессов, свойственные любому нормальному человеку. Объективные процедуры измерения дополняются субъективными, а количественная обработка получаемых данных становится все более разнообразной и дифференцированной. Если на первых порах изучаемое явление рассматривалось изолированно, то на более поздних этапах — в контексте взаимоотношений человека со средой (миром) с учетом участия других психических процессов и функций.

Траектория развития экспериментальной психологии носит противоречивый, нередко запутанный характер. Энтузиазм исследователей неоднократно сменялся разочарованием, а абсолютное доверие эмпирическим данным — сомнением в их познавательной и особенно практической ценности.

Важные шаги в развитии экспериментального метода сделаны гештальтпси-хологией (М. Вертхаймер, В. Келер, К. Коффка, Э. Рубин), исследователями по-

ведения (Э. Торндайк, Э. Толмен, Р. Сперри, Б. Скиннер), в последние десятилетия — когнитивной психологией (Д. Норман, У. Найссер, Дж. Миллер, Дж. Андерсон). На сегодняшний день эксперимент имеет многообразные формы и применяется в большинстве областей психологической науки.

Свой вклад в развитие экспериментально-психологического метода внесла и отечественная наука. Прежде всего это исследования школ выдающихся физиологов И.М. Сеченова, В.М. Бехтерева, И.П. Павлова, А.А. Ухтомского и др., реализовавших рефлекторный подход в изучении психики и поведения.

Другая линия экспериментальных исследований была представлена сторонниками психологии сознания, которые открыли лаборатории в Москве, Санкт-Петербурге, Одессе, Ревели, Дерпте и других городах России (Н.Н. Ланге, В.Ф. Чижом, А.П. Нечаевым, А.Ф. Лазурским и др.). Важно отметить, что деятельность первых русских лабораторий не ограничивалась разработкой академических тем и тесно связывалась с решением практических задач обучения и воспитания, психического здоровья и др. Благодаря незаурядным организаторским способностям Г.И. Челпанова в 1912 г. при Московском университете начал работать Психологический институт, который на многие годы стал флагманом российской экспериментальной психологии. По техническому оснащению, психологическому инструментарию, масштабу исследований и кадровым возможностям его относили к числу лучших психологических учреждений в мире.

В советский период экспериментальный метод активно применяется при изучении реакций человека на воздействия среды, а позднее — взаимоотношений сознания и деятельности. Далеко не случайным является тот факт, что сразу же после окончания Второй мировой войны С.Л. Рубинштейн, крупнейший теоретик советской психологии, предпринял ряд важных инициатив по созданию экспериментально-психологического центра в рамках Института философии Академии наук СССР. Выдающиеся деятели отечественной науки Б.Г. Ананьев, П.К. Анохин, Н.А. Бернштейн, А.В. Запорожец, С.В. Кравков, А.Н. Леонтьев, А.Р. Лурия, В.С. Мерлин, В.Н. Мясищев, А.А. Смирнов, Б.М. Теплов, П.А. Шеварев не только ратовали за развитие экспериментального подхода, но и лично участвовали в разработке экспериментальных методик и проведении конкретных исследований.

Качественный скачок в развитии лабораторного эксперимента происходит в 60—70-е гг. прошлого столетия в связи с научно-технической революцией в СССР и бурным развитием инженерной психологии. Экспериментальные исследования познавательных процессов, состояний и деятельности активно ведутся на факультетах психологии Московского, Ленинградского и Ярославского государственных университетов, в НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР (сегодня — Психологический институт РАО), в Институте физиологии им. И.П. Павлова и Институте ВНД АН СССР, в НИИ технической эстетики, а также во многих отдельных лабораториях министерств и ведомств. Особое внимание аппаратурным исследованиям уделяется в открытом в 1971 г. Институте психологии Академии наук СССР.

Решение проблем согласования человека и сложной техники, требующее включения в исследовательский процесс инженеров и математиков, привело к тех-

ническому перевооружению самой психологии. Появилась возможность использования электронных средств предъявления информации испытуемому, эффективной регистрации его состояний и действий, применения ЭВМ для контроля переменных и обработки данных. Список экспериментаторов насчитывает сотни фамилий: К.В. Бардин, А.А. Бодалев, А.И. Бойко, Н.Ю. Вергилес, Ю.Б. Гиппенрей-тер, В.П. Зинченко, О.А. Конопкин, Б.Ф. Ломов, В.Д. Небылицын, Д.А. Ошанин, В.Н. Пушкин, Е.Н. Соколов, О.К. Тихомиров, Т.Н. Ушакова, Н.И. Чуприкова, В.Д. Шадриков и многие другие. По общему признанию, до середины 80-х гг. уровень проводимых в СССР исследований был сопоставим с аналогичными исследованиями в развитых странах Европы и США.

С сожалением приходится констатировать, что в последние десятилетия объем и относительный уровень экспериментальных исследований в России снизились. На фоне общего роста методической сферы (широкого использования и разработки тестов, тренингов, психотерапевтических техник, восстановления статуса наблюдения, активного обращения к идеографическим и экспириентальным процедурам) доля лабораторного эксперимента, с которым связаны значительные достижения русской и советской психологии в прошлом, существенно сократилась. В данном направлении отставание отечественной науки от европейской и американской особенно ощутимо. Представление экспериментальных работ российских участников на международных форумах, включая конгрессы Международного союза психологической науки (IUPsyS), стало скорее исключением, чем правилом. Мало исследований, выполненных российскими учеными совместно с зарубежными коллегами. Редки публикации отечественных авторов в авторитетных иностранных изданиях. В итоге современная российская психология не известна ни на Западе, ни на Востоке. Опыт европейских и американских исследователей показывает, что в условиях «академического капитализма», когда наука принимает форму коммерческого предприятия, именно эксперимент позволяет наиболее быстро и непосредственно включиться в международное научное пространство. Хотелось бы напомнить также, что первая награда за выдающиеся достижения в области психологии, недавно учрежденная Международным союзом психологической науки, была присуждена Майклу Познеру за экспериментальное изучение внимания.

Пренебрежение аппаратурными методами в России вызвано двумя обстоятельствами: во-первых, остаточным принципом финансирования науки, существенно ограничивающим доступ к современному оборудованию и технологиям; во-вторых, падением интереса к лабораторному эксперименту в самом психологическом сообществе и недооценкой его значения. Обе тенденции наглядно проявляются на стадии подготовки профессиональных психологов. Очень мало вузов, включающих в учебные программы аппаратурный практикум по психологии, но даже там используемое оборудование и предлагаемые методики с трудом можно отнести к числу современных. Не стоит удивляться, что выпускники психологических факультетов не имеют ни навыков серьезной экспериментальной работы, ни мотивации к ней и не всегда понимают смысл фундаментальных исследований.

Сегодня мы оказались перед необходимостью восстановления ключевой роли лабораторного эксперимента, что невозможно сделать без активного исполь-

зования новейшей аппаратуры, оригинальных инженерных и программных решений, без привлечения специалистов, владеющих инновационными подходами и методами исследования.

Современный уровень развития науки характеризуется рядом общих тенденций, которые накладывают отпечаток на всю методическую (инструментальную) сферу психологии, обусловливают ее прогресс и стиль научных разработок. В их число входят: тотальная компьютеризация исследовательской деятельности и наращивание медиаресурсов; метризация науки, т.е. интенсивное развитие методов измерения и обработки данных, и математизация знания, под которой понимают вычислительное сопровождение научных исследовании и нестандартное математическое моделирование.

Появление компьютера на линии эксперимента уже давно не удивляет. Показателем прогресса является использование мощных компьютеров и оригинального программного обеспечения. Развитые базы данных существенно расширяют потенциал и перспективу исследований. Благодаря Всемирной паутине открываются возможности транспортировки экспериментальных данных, их обработки и анализа в тех научных центрах, где существуют наиболее подходящие условия и технологии. Исследования выходят за рамки отдельных организаций и все чаще принимают интернациональный характер.

Наряду с медиаресурсами и телекоммуникационными технологиями прогресс обеспечивается совершенствованием периферийных технических устройств. Прежде всего это те из них, которые формируют (с заданными параметрами) информационную среду человека, или (в более специальных терминах) потоки стимуляции. Сюда относятся различного рода дисплеи, информационные панели, гибкие экраны, синтезаторы звуков, акустические системы, игольчатые матрицы, виртуальные комнаты и многое другое. Важную роль играет качество оборудования, регистрирующего состояние испытуемого и систем его организма (ЭЭГ, ЭМГ, оку-лография, магнитоэнцефалография и др.). Наконец прогресс экспериментальной психологии связан с наличием современных устройств регистрации деятельности и общения людей начиная с кнопочных пультов и джойстиков и заканчивая камерами видеонаблюдения.

Совершенствование вычислительной техники подтолкнуло развитие процедур измерения и обработки данных. Получили распространение методы многомерного шкалирования, кластерного анализа, использование «мягких вычислений», анализ латентных структур, аппарат качественного интегрирования. Открылась возможность применения новой стратегии научного исследования, ориентированной на выявление многокачественности и динамизма психических явлений, а также роли «вторичных», или многократно опосредованных детерминант, выявление которых требует больших массивов данных.

Экспериментальные исследования в психологии изначально носят комплексный, междисциплинарный характер. Решение собственно психологических задач обеспечивается знаниями, полученными в медицине, физиологии, информатике, биоинженерии, оптике, акустике, механике, электронике, которые в конечном счете замыкаются на организацию конкретной экспериментальной ситуации, регистрацию и оценку поведения людей. При этом наряду с совершенствованием собст-

венно психологических методов постоянно расширяется круг инструментов, разработанных в смежных дисциплинах (генетике, нейрофизиологии, биологии, социологии и пр.). Не лишне напомнить, что усиление междисциплинарности психологического эксперимента ведет к росту морально-этических проблем, за которыми стоит ответственность ученых перед обществом и конкретными людьми.

К числу общих тенденций современной науки, отчетливо выраженных в экспериментальной психологии, можно отнести методологический и концептуальный плюрализм, интерес к новым формам идей целостности и развития, а также сближение естественно-научной и социокультурной парадигм ведущихся исследований. В фундаментальной области преобладают исследования психофизиологических механизмов поведения, познавательных процессов и структур, а также их связей с состояниями и свойствами личности. В прикладной области приоритетными все чаще становятся работы, связанные с качеством жизни человека: его здоровья, образования, безопасности, окружающий среды, экономии ресурсов. Новые познавательные и практическое ориентиры задают новые типы интеграции ученых и новые формы совместной экспериментальной работы.

Как показывает опыт, технологическое переоснащение психологии приводит не только к росту методического арсенала и повышению его качества, но и к реорганизации всей инструментальной базы. Так, 30—40 лет назад видеорегистрация глаз считалась грубым, очень трудоемким и малоперспективным методом исследования. Сегодня благодаря созданию высокоскоростных видеокамер, снимающих состояние поверхности глаз в инфракрасном световом диапазоне, и использованию специализированных медиаресурсов это один из удобных и достаточно точных инструментов, часто применяемых как в фундаментальных, так и в прикладных исследованиях. Благодаря телекоммуникационным технологиям в новом качестве открылся метод наблюдения. Установка миниатюрой видеокамеры (субкам) на голове или очковой оправе испытуемого дополнила съемку его поведения, ведущуюся с внешних пространственно разнесенных камер. Возник новый метод исследования — полипозиционное наблюдение, позволяющий учитывать позицию и индивидуально-психологическое содержание деятельности людей в условиях повседневной жизни. Без мощного программного обеспечения синхронизация аудио- и видеоматериалов и их последующий анализ были бы невозможны.

Благодаря развитию компьютерной графики появилась возможность конструирования практически любого визуального стимульного материала. К подобным методам относятся пространственный морфинг и варпинг сложных изображений, техники прототипирования, модели морфируемого синтеза трехмерных изображений, создаваемые на основе лазерного сканирования реального объекта, восстановление и компьютерная анимация сложных изображений по отдельным фрагментам и многое другое. Использование цифровых форматов записи и воспроизведения звука позволяют оперативно создавать любые оттенки акустических сред, так или иначе обусловливающих активность человека.

На новый качественный уровень подняты психофизиологические методы (ЭЭГ, МГ и др.), среди которых важную роль играет магнитоэнцефалография

^М, ШШ). Специалисты получили возможность регистрировать магнитоэнце-фалограмму относительно высокого качества со всей поверхности головы человека, удалять магнитные артефакты и учитывать движения головы.

Несмотря на безусловные достижения в инструментально-технической области, существует немало обстоятельств, ограничивающих оптимизм экспериментаторов. В частности, трудно добиться экспозиции сложных изображений, длящихся менее 10—12 мсек (особенно в формате 3D). Не просто обстоят дела с программным обеспечением айтрекеров: существуют сложности в дифференциации малоамплитудных саккад и ускоренных дрейфов, не отлажена калибровка величины раскрытия зрачка, не решена проблема шумов, порождаемых самим программным обеспечением. Немалые трудности связаны с эффективным использованием мобильных видеорегистрирующих систем.

Однако глубинные основания методических проблем психологии лежат не столько в технической или вычислительной, сколько в предметно-содержательной плоскости экспериментальных исследований, прежде всего в природе человека, способного к саморегуляции, саморазвитию, самореализации и самосовершенствованию. В ходе эксперимента испытуемый не остается нейтральным ни по отношению к процедуре, ни по отношению к используемому оборудованию, ни по отношению к исследователю. Он по-своему понимает инструкцию, ставит перед собой дополнительные задачи, актуализирует уникальное поле личностных смыслов, использует защитные механизмы личности, произвольно переходит от одной стратегии поведения к другой. Повторяя, казалось бы, заученные действия, он каждый раз вносит в их исполнение все новые и новые оттенки. В этом существенное отличие психологии от большинства естественных наук и принципиальное ограничение экспериментально-психологического метода. Участие в психологическом исследовании и в качестве испытуемого, и в качестве экспериментатора всегда событие жизни человека, факт биографии, не только раскрывающий, но так или иначе меняющий его самого. Поэтому, организуя эксперимент, психолог вынужден балансировать между альтернативными требованиями: либо контролировать заранее определяемые переменные и ответы на них (что соответствует нормам естественно-научного познания), либо доверять своему внутреннему опыту, интуиции, интерпретируя внутренний мир другого (что отвечает требованиям гуманитарного познания, родственного искусству и литературе). В первом случае возникает опасность потерять субъектность, или активное начало человека, во втором — возможность установить строгие и точные (в математическом смысле) зависимости. Мастерство исследователя заключается в том, чтобы удержать обе крайности вместе. С данной тенденцией связан возрастающий интерес к качественным методам, которые выстраиваются на иных принципах. Ставится вопрос о необходимости новой математики, которая была бы более адекватна природе психических явлений.

Другое основание методических проблем связано с системной организацией и развитием психических явлений. Они обладают исключительной вариативностью, динамизмом, взаимопроникают друг в друга и онтологически неотделимы. Это противоречит аналитичности исследовательских процедур, ориентированных на выделение определенной детерминанты или группы детерминант. Поэтому

эмпирически вводимые дифференциации психических явлений часто условны, а возможность их изолированного изучения как бы в «чистом виде» крайне ограничена. Каждый эмпирический факт по своему психологическому содержанию оказывается многозначным. Соответственно преодоление неопределенности требует от исследователя контроля не только за отдельными аспектом (срезом или моментом) изучаемого явления, но и за способами его включения в более масштабное целое. Сделать это безотносительно к другим аспектам (срезам или моментам) психики или поведения не представляется невозможным. Эффективность исследований связана с согласованной оценкой ряда параметров и ключевых измерений психических явлений, которую трудно достичь без дополнения процедуры эксперимента наблюдением, тестированием, глубинным интервью, дебрифингом и другими методами. С этой точки зрения перспектива использования, например, методов окулографии или полипозиционного наблюдения лежит на пути не столько повышения их точности, надежности и удобства, сколько модификации самого методического принципа: создание средств, учитывающих многозначность отношений направленности глаз либо головы с другими проявлениями познавательных процессов, состояний и деятельности человека.

Конечным результатом исследований любого феномена психики является раскрытие подвижной системы его детерминант, которая конституируется не только средой или миром, но и самим человеком, формами его активности. Наряду с причинно-следственными связями в число детерминант входят общие и специальные предпосылки психических явлений, опосредствующие звенья, внешние и внутренние условия, факторы и т.п. Они действуют как последовательно, так и параллельно, каждый из них имеет в структуре целого ограниченную «зону влияния» и «вес». В ходе взаимодействия человека с миром соотношение между детерминантами перманентно меняется. То, что в одной ситуации выступает в роли предпосылки, в других ситуациях может оказаться причиной, фактором или опосредствующим звеном. Любой результат развития (когнитивный, личностный, операциональный) включается в совокупную детерминацию психического, открывая возможность его перехода на новую ступень. Сказанное означает, что и при организации экспериментального исследования, и при объяснении конкретного феномена необходимо учитывать не только характеристики, но и собственную организацию детерминационных процессов: их гетерогенность, нелинейность, динамичность, многократную опосредованность, гетерохронность. Возникает необходимость разработки собственной логики движения детерминант, их взаимопереходов и взаимовключений как важнейшего условия получения нового эмпирического знания. Складываются предпосылки стратегий исследования, ориентированных на анализ порождения психических явлений.

Смысл текущего состояния российской психологии заключается в поисках идентичности, или места в новом социально-экономическом, культурном и политическом устройстве страны. Решая проблемы современного общества, психология сама становится необходимым элементом новой жизни и одним из факторов прогресса. В этих процессах особую роль играет экспериментальный метод, утверждающий нормы и идеалы современного естествознания, обусловливающий запас прочности накапливаемого знания и возможности его практической реали-

зации в жизни общества. С этой точки зрения призывы к модернизации и инновациям применительно к психологии означают прежде всего реорганизацию ее экспериментальной базы на основе новейших достижений науки и техники.

Организационным оформлением потребности в экспериментальном методе стало создание в 2007 г. в рамках Московского городского психолого-педагогического университета Центра экспериментальной психологии, оснащенного современным исследовательским инструментарием и технологиями. В Институте психологии РАН открылся хорошо оборудованный психоакустический центр. Экспериментальная парадигма заявлена в качестве основной в недавно созданном Институте когнитивных исследований Государственного научного центра «Курчатовский институт». Целенаправленная работа по восстановлению аппаратурного эксперимента проводится на факультетах психологии МГУ, ЯрГУ, ЮФУ и в других учреждениях. Формируются запросы к экспериментальной психологии со стороны практических организаций.

С 2008 года в МГППУ издается научный журнал «Экспериментальная психология», а в ПИ РАО — «Теоретическая и экспериментальная психология»; оба журнала входят в перечень изданий, рекомендуемых ВАК соискателям ученых степеней. Расширяются соответствующие рубрики в центральных российских журналах. Налаживается выпуск научных трудов (прежде всего монографий) по экспериментально-психологическим исследованиям.

За последние четыре года в стране прошли локальные конференции по психофизике, математической психологии, когнитивной психологии, современным методам психологического исследования, а также ряд тематических симпозиумов и семинаров (в Москве, Санкт-Петербурге, Казани, Томске, Ростове-на-Дону, Ярославле, Смоленске и других городах), так или иначе касающиеся проблем психологического эксперимента. В ноябре 2010 г. в Москве состоялась Всероссийская научная конференция, специально посвященная эксперименту в психологии: «Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы» (организаторы: Институт психологии РАН, Психологический институт РАО и Московский городской психолого-педагогический университет). В работе конференции приняли участие 340 специалистов из 26 городов РФ. По содержанию и составу участников это самый масштабный и представительный форум из числа тех, которые когда-либо проходили в стране по сходной тематике [1]. Участники конференции обсудили широкий круг вопросов, касающихся прошлого, настоящего и будущего экспериментальной психологии, условий создания в России современной исследовательской базы, новые возможности теории, эксперимента и практики в психологии, соотношение экспериментальных и неэкспериментальных методов познания, специфику экспериментальных планов и процедур в различных областях психологической науки и многое другое.

В ходе дискуссий было признано целесообразным расширение разработок инновационных методов экспериментального исследования, подчеркнута необходимость создания инфраструктуры, обеспечивающей их появление и развитие, а также внедрение новейших технологий в практику подготовки и переподготовки профессиональных психологов. Очевидно, что нужна продуманная модернизация и зна-

чительное расширение материально-технической базы российской психологии. Крайне желательно создание сети исследовательских и образовательных центров экспериментальной психологии в высшей школе, связанных как с академической наукой (прежде всего РАН и РАО), так и с практическими организациями (особенно в промышленности и в передовых отраслях экономики). Важнейшую роль в развитии отрасли играет подготовка психологов, владеющих современной техникой, программированием, новейшими методами обработки данных и моделирования психических явлений. Требуется более активное привлечение в психологию специалистов из смежных областей науки и техники, а также глубокое освоение зарубежного опыта. Время созерцания событий на мировой арене экспериментальных исследований и их пересказа подрастающему поколению психологов проходит.

ЛИТЕРАТУРА

[1] Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы / Под ред. В.А. Ба-рабанщикова. — М.: ИПРАН-МГПППУ, 2010.

LABORATORY EXPERIMENT IN PSYCHOLOGY

VA. Barabanschikov

Laboratory of Cognitive Processes and Mathematical Psychology Institute of Psychology of the Russian Academy of Sciences Yaroslavskaya str., 13, Moscow, Russia, 129366

The characteristic of the experimental method in psychology is given. The stages of the making and development, and also the place of the laboratory experiment in modern Russian psychology are considered. The guiding lines and conditions of the technological re-equipment of the machinery of the psychological science in Russia are discussed.

Key words: the experimental method in psychology, laboratory experiment, the unity of the theory, experiment and practice in psychology, methods of psychological cognition, system determination of psychics.

эксперимент, психологические эксперименты, научный эксперимент, эксперимент в психологии, метод эксперимента, аспирантура.рф

Экспериментальная часть диссертации по психологии (эксперимент в психологии)


Экспериментальная часть диссертационного исследования выполняется с целью подтверждения или опровержения гипотезы, выдвинутой автором в ходе его исследований, приведенных в теоретической части диссертации.
На первом этапе экспериментального исследования выбирается метод решения поставленной задачи.
К основным методам, применяемым в психологии для решения задач относятся следующие методы:
-лабораторный и естественный эксперимент;
-наблюдение;
-исследование продуктов деятельности;
-анкетирование и тестирование;
-биографический метод;
-психологическое моделирование;
-сравнительно-генетический метод и др.
Основным методом психологии на современном этапе является метод эксперимента. При поведении эксперимента специально создаются условия, которые стимулируют проявление исследуемого психического явления. При проведении эксперимента изучается и оценивается влияние отдельных факторов на возникновение и динамику исследуемого психического явления, с целью выявления соответствующей закономерности.
При проведении лабораторного эксперимента для определения психических реакций, возникающих вследствие внешних воздействий, применяется специальное лабораторное оборудование, причем поведение испытуемых определяется специальными заданиями и инструкциями. При проведении естественного эксперимента деятельность человека направляется в соответствии с целью эксперимента, но сам эксперимент проводится в обычных условиях жизнедеятельности человека, причем испытуемый обычно не знает о свеем участии в эксперименте.
Методы наблюдения предполагают объяснение психического явления в процессе специально организованного его восприятия.
Методом тестирования исследуются способности, навыки, склонности испытуемого.
Биографический метод исследования на основе анализа жизненного пути человека спрогнозировать возможные события в будущем.
Сравнительно-генетический метод — способ изучения психических закономерностей посредством сравнения отдельных фаз психического развития индивидов.
Следующим этапом является определение зависимых и независимых переменных. Независимая переменная — это переменная, которой исследователь манипулирует с целью определения влияния ее динамики на динамику зависимой переменной. Выбранный метод должен позволять регистрировать динамику зависимой переменной.
Дальнейшим этапом является выбор дополнительных переменных, после чего формируется план экспериментального исследования.
Для воплощения плана производится обоснование выборки и формирование контрольных и экспериментальных групп исследуемых, после чего с испытуемыми проводится инструктирование и мотивирование.
В процессе эксперимента все полученные результаты фиксируются и готовятся для обработки.
Для обработки результатов исследования необходимо обосновать выбор метода статистической обработки данных.
После статистической обработки результатов исследования проводится сравнительный анализ гипотезы и полученных результатов. Иногда требуется увеличение объемов выборки, после чего результаты проведенных исследований фиксируются в виде таблиц, графиков, рисунков.
По результатам выполненных исследований составляется текстовая часть диссертации, в которой описываются, как методы исследований и характеристики испытуемых, так и результаты исследований. Текстовая часть заканчивается выводами по главе.
Также можно посмотреть консультации аспирантам по вопросам поступления в аспирантуру, обучения и написания диссертации.

Поступление в аспирантуру

Главная Выбор аспирантуры Номенклатура специальностей Очная аспирантура Заочная аспирантура Аспирантуры Москвы Аспирантуры России Поступление в аспирантуру Реферат в аспирантуру Соискательство

Учеба в аспирантуре

Учеба в аспирантуре Индивидуальный план Кандидатский минимум

Написание диссертации

Как написать диссертацию Тема диссертации Концепция диссертации Актуальность диссертации Степень разработанности проблемы Научная новизна Объект и предмет исследования Методы исследования Цели и задачи диссертации Достоверность научных положений Научные положения Практическая значимость работы Апробация и внедрение результатов Структура диссертации Оформление диссертации Введение диссертации Написание текста диссертации Заключение Титульный лист диссертации Библиография Приложение к диссертации

Научные статьи

Научные статьи

Защита диссертации

Заслушивание диссертации Заключение о предварительной защите Отзыв ведущей организации Отзыв официального оппонента Отзыв руководителя Автореферат диссертации Текст и структура автореферата диссертации Оформление автореферата диссертации Отзыв на автореферат Защита диссертации на совете Документы для сдачи в диссертационный совет Рассмотрение диссертации в ВАК Помощь аспирантам

Распространенные вопросы

Аспирантура и отсрочка от армии Где опубликовать научную статью Книга диссертация

Эксперимент в психологии. Лабораторный эксперимент

Литература

1. Бабанский, Ю. К. Педагогический эксперимент. Введение в науч. исследование по педагогике. — М.: Просвещение, 1988.

2. Барабанщиков В.А. Лабораторный эксперимент в психологии //

КиберЛенинка: https://cyber**ninka.ru/article/n/laboratornyy-eksperiment-v-psihologii

3. Возрастная и педагогическая психология./ Под ред. М.В. Гамезо. М.: Просвещение. – 2003. С. 232

4. Волков Б.С., Методы исследования в психологии. – М.: Пед. о-во России, 2003. – 208с.

5. Выготский Л.С. Собрание сочинений. В 6 т. Т. 1. М.: Педагогика, 2002. – С. – 40, 56, 59.

6. Гальперин П.Я. Введение в психологию. – М.: Книжный дом «Университет», 2009. С. 336.

7. Годфруа

8. Головин С.Ю. Словарь практического психолога Минск: Харвест, 2014

9. Гудвин Дж. Исследование в психологии: методы и планирование / Дж. Гудвин. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2004. – 558с.

10. Дружинин В.Н., Экспериментальная психология. – СПб.: Питер, 2015. – 320с.

11. Корнилова Т.В., Экспериментальная психология: Учебник. – М.: Аспект Пресс, 2016. – С.639.

12. Куликов Л.В. Психологическое исследование. — СПб, 2008.- С.138

13. Кэмпбелл Д. Модели экспериментов в социальной психологии и прикладных исследованиях / Д. Кэмпбелл. – М.: Прогресс 1996. — 391 с.

14. Константинов, В. В. Экспериментальная психология: учебник и практикум для академического бакалавриата / В. В. Константинов. — 2-е изд., испр. и доп. — Москва : Издательство Юрайт, 2018. — 255 с.

15. Ломов Б.Ф., Проблемы и стратегия психологического исследования. Монография – М.: Наука, 1999. – 204с.

16. Мартин Д. Психологические эксперименты / Д. Мартин. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2015. — 477 с.

17. Немов Р.С. Общая психология. СПб.: Питер, 2007. — 304 с

18. Никандров В.В., Экспериментальная психология. – СПб.: Речь, 2003. – 480с.

19. Ратанова Т.А., Психология общая: экспериментальная психология. – М.: Моск. психол.-социал. ин-т Флинта, 2014. – 464с.

20. Рубинштейн С.Л., Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2017. – 720с.

21. Павлов И.П. Письмо И.П. Павлова молодежи. 1934г // Молодежный интернет-журнал МГУ «Татьянин день» // Электронный ресурс. http://www.t**ay.ru/text/164449.html

22. Титченер Э. Методы психологических исследований // Хрестоматия по вниманию. – М.: Изд-во МГУ, 1976. – 26-46 с

23. Узнадзе Д.Н. Основы экспериментальной психологии. СПб.: Питер, 2014. – 480с.

24. Фресс П., Экспериментальная психология. – СПб.: Питер, 2003. – 160с.

25. Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы / Под ред. В.А. Барабанщикова. — М.: ИПРАН-МГПППУ, 2014.

Психологический эксперимент

Особенности личности человека являются объектом интереса и изучения ученых многих поколений. Для получения достоверных данных в этой области можно воспользоваться большим количеством разных способов и методов исследования в психологии. Наиболее популярным и зарекомендовавшим себя является метод психологического эксперимента, небольшая информация о котором была помещена в предыдущей статье. В этой статье рассмотрим данный метод подробнее.

Метод эксперимента применяется и в других областях науки, но психологический эксперимент от них сильно отличается.

В психологическом эксперименте быть уверенным, что изучается то, что надо изучить, очень трудно. Если экспериментаторы в области физики и химии, знают, что изучают, то, что изучает психолог, когда изучает психику? Классический учебник по экспериментальной психологии Р. Вудвортса, вышедший в 1938 г. определял эксперимент как упорядоченное исследование. Исследователь в ходе эксперимента изменяет какой-то фактор, оставляя другие неизменными и, наблюдает результаты систематических изменений. Вудвортс считал отличительной особенностью эксперимента управление экспериментальным фактором.

Достижение главной цели эксперимента, по мнению В.В. Никандрова происходит благодаря основным характеристикам этого метода:

  • Экспериментатор проявляет инициативу в области интересующих его психологических фактов;
  • Варьирование условий возникновения и развития психических явлений;
  • Контроль и фиксация условий процесса их протекания;
  • Изоляция одних факторов и акцентирование других, что дает возможность определения закономерностей их существования;
  • Существует возможность повторения условий эксперимента, что является важным моментом для многократной проверки получаемых научных данных;
  • Возможность варьирования условий для количественных оценок выявляемых закономерностей.

Психологический эксперимент, таким образом, можно определить как метод, в результате которого исследователь сам вызывает явления, его интересующие и, сам изменяет условия их протекания. Целью является установление причин возникновения этих явлений и закономерностей их развития.

Получаемые научные факты при этом можно неоднократно воспроизводить с целью их проверки и на основе этого судить о типичности или случайности изучаемых явлений.

Виды психологического эксперимента

Специалисты выделяют несколько видов экспериментального метода. Виды эксперимента выделяются в зависимости от способа организации, от цели исследования, от характера влияния на испытуемого и от возможности влияния экспериментатора на независимую переменную. Рассмотрим эти виды экспериментов.

Способы организации эксперимента

В зависимости от способа организации выделяют лабораторный эксперимент, естественный и полевой эксперимент:

  • Лабораторный эксперимент. Он проводится в специальных условиях. Исследователь воздействует на объект изучения планово и целенаправленно с целью изменения его состояния. Достоинством является строгий контроль над всеми условиями эксперимента и применение специальной аппаратуры. Недостаток заключается в сложности переноса полученных данных на реальные условия. Причиной мотивационных искажений может стать осведомленность испытуемого об участии в эксперименте;
  • Естественный эксперимент. В отличие от предыдущего проводится в реальных условиях. Изучение объекта проходит в контексте повседневной жизни, что позволяет полученные данные легко переносить в реальность. Мотивационных искажений здесь нет, потому что испытуемый не всегда проинформирован о своем участии в эксперименте. Непредвиденные помехи, искажения, невозможность контролировать все условия относятся к его недостаткам;
  • Полевой эксперимент. В его основе лежит схема естественного эксперимента. Привычная обстановка снижает уровень мотивационных искажений, несмотря на то, что испытуемые проинформированы о своем участии в эксперименте. Возможно использование портативной аппаратуры для более точной регистрации получаемых данных.

Цели исследования

Специалисты различают поисковый, пилотажный, подтверждающий эксперименты в зависимости от цели исследования:

  • Поисковый эксперимент. Как правило, он направлен на поиск причинно-следственной связи между явлениями и проводится на начальном этапе исследования. Поисковый эксперимент позволяет сформулировать гипотезу, выделить независимую, зависимую и побочную переменные, а также определить способы их контроля;
  • Пилотажный эксперимент или пробный, первый в серии. Он проводится без строгого контроля переменных на небольшой выборке. Данный вид эксперимента дает возможность устранить грубые ошибки в формулировке гипотезы, а также конкретизировать цель и уточнить методику проведения эксперимента;
  • Подтверждающий эксперимент. Данный вид направлен на уточнение количественных отношений между переменными и на установление вида функциональной связи. Он проводится на заключительном этапе исследования.

Характер влияния на испытуемого

В зависимости от этого фактора можно выделить констатирующий, формирующий, контрольный эксперименты:

  • Констатирующий эксперимент – это один из видов, цель которого заключается в изменении одной или нескольких независимых переменных и их влияние на зависимые переменные;
  • Формирующий эксперимент. Суть его в том, что человек или группа людей принимают участие в организованном обучении и формировании каких-либо качеств и навыков. Формирующий эксперимент широко применяется в отечественной психологии, потому что через создание специальных ситуаций позволяет раскрыть закономерности, механизмы, динамику, тенденции развития психического становления личности;
  • Контрольный эксперимент, суть его состоит в повторном измерении состояния объекта и сравнение с первоначальным состоянием, кроме этого сравнение состояния контрольной группы, не получившей экспериментального воздействия.

Результаты более половины психологических исследований оказались невоспроизводимы

Первые психологические эксперименты в лаборатории Вильгельма Вундта.

Фотография: Universität Leipzig

Группа психологов, возглавляемая специалистом в области социальной психологии Брайаном Ноузеком (Brian Nosek) из Center for Open Science (США) попыталась в рамках «Проекта по изучению воспроизводимости научных работ: Психология» повторить 100 различных исследований в разных отраслях психологии, опубликованных в ведущих научных журналах. Результат получился просто шокирующим – по мнению ученых, им удалось воспроизвести с разной степенью близости к оригинальному исследованию только 39 из 100 работ. А полный анализ, опубликованный сегодня в Science, показал, что статистически значимые результаты были получены только в 36 процентах работ, при этом уровень значимости был в среднем в два раза ниже, чем декларируемый в статьях.

Проект по проверке воспроизводимости результатов психологических работ начался в ноябре 2011 года на фоне нескольких отчетов о мошенничествах, натяжках и ошибках в области статистического анализа в статьях по психологии. Независимая группа отобрала 100 статей, опубликованных в ведущих специализированных журналах. Их тематика затрагивала разные отрасли психологического знания – от реакций детей и взрослых на страх, до сравнительного изучения разных методов обучения арифметике.

Затем исследователи попытались воспроизвести описанные исследования. В апреле 2015 года группа опубликовала предварительные результаты. Проводившие повторные работы ученые должны были оценить по ряду критериев – удалось или не удалось им воспроизвести то или иное исследование. Суммировав оценки, группа присуждала каждой работе один из семи рангов – от высшего («практически идентичная») до низшего («какое-либо сходство отсутствует»). В итоге 15 работ воспроизвести не удалось вообще, а всего нереплицируемыми были признаны результаты 61 статьи.

Опубликованный сегодня полный отчет выявил еще более печальную картину: вопреки заявленным в 97 процентах работ статистически значимым результатам, при воспроизведении они были повторены только в чуть больше трети случаев, а средняя оценка значимости эффекта снизилась почти вдвое.

В то же время ряд ученых выдвинул предположение, что невоспроизводимыми могут быть до 80 процентов всех исследований в области психологии, так как команда Нозека отбирала статьи только из наиболее уважаемых и рецензируемых журналов.

Результаты первого этапа исследований воспроизводимости 100 психологических работ.

Инфографика: Reproducibility Project: Psychology

Воспроизводимость результатов исследования считается одним из важнейших критериев научности знания (наряду с критерием фальсифицируемости Карла Поппера). В общем случае ее можно определить как близость результатов повторных экспериментов, при условии, что все их условия были повторены (метод, дизайн исследования, средства, инструменты, алгоритм, выборка испытуемых и прочее).  Для обеспечения возможности повторения экспериментов в научных статьях считается обязательным привести их подробные, детальные описания. Результат считается достоверным и надежным, если несколько разных независимых групп ученых смогли повторить эксперимент и получить близкие результаты. В настоящий момент идет отдельная дискуссия о воспроизводимости в социальных и гуманитарных науках, а также такой пограничной области знаний как психология. Считается, что необходимо развести понятия репликация (воспроизводимость исследования так как она описана выше) и воспроизводимость для социальных наук. В этом случае к работе прилагается набор данных, с которым работал исследователь и описания способа их обработки (включая, например, программный код и алгоритмы). Если другой ученый, используя те же данные и тот же способ их обработки, получил сходные результаты – значит работа должна считаться воспроизводимой.

Даниил Кузнецов

Sibirica

Вы находитесь здесь:

  • Главная
  • Экспериментальная психология

Экспериментальная психология

Быть может, вы искали «Экспериментальная психология»?

Эксперимента́льная психоло́гия(англ. experimental psychology) — общее обозначение всех видов научно-психологических исследований, осуществляемых посредством различных экспериментальных методов. Экспериментальная психология представляет собой не какой-то особый вид психологии, а общий методологический подход, охватывающий самые различные области психологической науки.Экспериментальная методика в психологии сводится по преимуществу к лабораторным (реже — к естественным) исследованиям, в ходе которых осуществляется предварительное планирование и последующая организация максимально корректных (валидных) в научно-методологическом отношении экспериментов, имеющих то или иное отношение к самым различным областям психологической науки, включая почти все направления прикладной психологии.
В частности, очень большое значение для успешного развития экспериментальной психологии имеет разработка эффективных экспериментальных методов изучения различных проблем и вопросов, связанных с психофизиологией ощущений, восприятия, развития, внимания, сознания, обучения, памяти, мышления, языка.
В последнее время экспериментальные подходы стали активно применяться в социальной психологии, а также при исследовании психологических мотиваций и эмоций.
Методология экспериментальной психологии основывается на следующих принципах:
1.Общенаучные методологические принципы: 1.Принцип детерминизма. Экспериментальная психология исходит из того, что поведение человека и психические явления являются следствием каких-либо причин, то есть принципиально объяснимы.
2.Принцип объективности. Экспериментальная психология считает, что объект познания независим от познающего субъекта; объект принципиально познаваем через действие.
3.Принцип фальсифицируемости — предложенное К. Поппером требование наличия методологической возможности опровержения теории, претендующей на научность, путём постановки того или иного принципиально возможного реального эксперимента.

2.Специфичные для психологии принципы 1.Принцип единства физиологического и психического. Нервная система обеспечивает возникновение и протекание психических процессов, однако сведение психических явлений к физиологическим процессам невозможно.
2.Принцип единства сознания и деятельности. Сознание деятельно, а деятельность сознательна. Экспериментальный психолог изучает поведение, которое образуется при тесном взаимодействии личности с ситуацией. Выражается следующей функцией: R=f(P,S), где R — поведение, P — личность, а S — ситуация.
3.Принцип развития. Также известен, как принцип историзма и генетический принцип. Согласно данному принципу психика субъекта — результат продолжительного развития в филогенезе и онтогенезе.
4.Системно-структурный принцип. Любые психические явления должны рассматриваться как целостные процессы. (Воздействие производится всегда на психику в целом, а не на какую-то изолированную её часть.)

Основные события в создании[править исходный текст] XVI век — первые сведения о психологических экспериментах.
XVIII век — начало систематической постановки психологических экспериментов с научной целью (большей частью, опыты с элементарными зрительными ощущениями).
1860 — публикация книги Г. Т. Фехнера «Элементы психофизики», основавшей психофизику и считающейся первой работой по экспериментальной психологии.
1874 — публикация книги В. Вундта «Физиологическая психология».
1879 — основание психологической лаборатории Вундта, в которой была создана первая научная психологическая школа.
1885 — публикация работы Г. Эббингауза «О памяти», в которой автор приходит к пониманию задачи экспериментальной психологии в качестве установления функциональной связи между определёнными явлениями и определёнными факторами посредством решения каких-либо задач.
Методы исследования в психологии
В основе приведённой здесь классификации — классификация Б. Г. Ананьева, который объединил в ней все этапы психологического исследования, начиная от организационного и заканчивая интерпретационным. [Классификация Ананьева дана здесь с некоторыми изменениями.] 1.Организационная группа: Сравнительный метод
Лонгитюдный метод
Комплексный метод (использование в комплексе и сравнительного, и лонгитюдного метода)

2.Группа эмпирических способов добывания данных (зависит от выбранного организационного метода): Наблюдение и самонаблюдение (интроспекция)
Экспериментальные методы Лабораторный эксперимент
Естественный эксперимент
Формирующий, или психолого-педагогический эксперимент
Патопсихологический эксперимент

Психодиагностические методы Социометрия
Стандартизированные и проективные тестовые методики тест Люшера
графология

Вербально-коммуникативные методы Метод беседы Интервью Клиническое интервью

Метод опроса Анкеты и вопросники
Личностные тесты

Методы анализа процессов и продуктов жизнедеятельности (или праксиметрические методы) Хронометраж
Циклография
Профессиография
Метод моделирования
Биографический метод
3.Все методы и приёмы обработки эмпирических данных: Методы математической статистики
Методы качественной характеристики полученного материала
4.Интерпретационные методы Генетический метод (анализ фаз развития)
Структурный метод (анализ систем и типов межсистемных связей) Психография
Критика экспериментальной психологии
С самого создания экспериментальной психологии ведутся дискуссии о применимости такого метода исследования, как эксперимент, в психологии. Существует две полярных точки зрения:
1.в психологии применение эксперимента принципиально невозможно и недопустимо;
2.психология как наука без эксперимента несостоятельна.

Первая точка зрения — о невозможности применения эксперимента — опирается на следующие положения:
Предмет исследования в психологии слишком сложен.
Предмет исследования в психологии слишком непостоянен, что приводит к невозможности соблюдать принцип верификации.
В психологическом эксперименте неминуемо субъект—субъектное взаимодействие (испытуемый—экспериментатор), что нарушает научную чистоту результатов.
Индивидуальная психика абсолютно уникальна, что лишает смысла психологическое измерение и эксперимент (невозможно обобщить полученные данные на всех индивидов).
Психика обладает внутренним свойством спонтанности, что затрудняет её предсказуемость.
И др.

Противниками экспериментальных методов выступают многие приверженцы герменевтического подхода в психологии, основанного на методе понимания В. Дильтея.

Сторонники второй точки зрения, обосновывающей целесообразность введения эксперимента в науку, утверждают, что эксперимент позволяет обнаружить принцип, лежащий в основе какого-либо явления. Эксперимент рассматривается как попытка лабораторного воссоздания упрощённой реальности, в которой её важные характеристики можно моделировать и контролировать. Цель эксперимента — оценить теоретические принципы, лежащие в основе психологического явления.

Существует также точка зрения, которую можно воспринимать, как компромисс между двумя выше упомянутыми, — идея об уровнях психической организации[1]. Согласно ей, есть шесть уровней психической регуляции (0 — физиологический уровень, 1 — психофизиологический уровень, 2 — уровень сенсорно-перцептивных процессов, 3 — интегративный уровень психики, 4 — уровень личности, 5 — уровень индивидуальности). Мощность естественно-научного метода имеет самое высокое значение при рассмотрении физиологических процессов и постепенно падает, стремясь к нулю на уровне индивидуальности. Соответственно, мощность герменевтического метода повышается, от нулевого значения на физиологическом уровне, до своего максимального значения на уровне индивидуальности. На диаграмме это отображается следующим образом:

Задачи исследований в психологии[править исходный текст]

Четыре общие взаимосвязанные задачи, стоящие перед научным исследованием: описать поведение, спрогнозировать поведение, объяснить поведение, управлять поведением.

Описание поведения[править исходный текст]

Выявление регулярных последовательностей событий, включая стимулы или внешние факторы и ответные реакции или поведение. Составление ясных и точных описаний — первый шаг в любых научных изысканиях, без которого невозможно предсказание и объяснение поведения.

Прогнозирование поведения[править исходный текст]

Обнаружение законов поведения (наличия постоянных и предсказуемых взаимосвязей между переменными) должно привести к осуществлению прогнозирования с той или иной степенью вероятности.

Объяснение поведения[править исходный текст]

Нахождение причин возникновения рассматриваемого поведения. Процесс установления причинно-следственных связей сложен и включает многие аспекты.

Управление поведением[править исходный текст]

Применение на практике законов поведения, открытых в ходе психологических исследований.

Этические проблемы психологических исследований[править исходный текст]

При работе с испытуемым необходимо соблюдать этику психологических исследований. В большинстве случаев нужно:
Получить согласие потенциального испытуемого, объяснив ему цель и задачи исследования, его роль в эксперименте в той мере, чтобы он был в состоянии принять ответственное решение о своём участии.
Защитить испытуемого от вреда и дискомфорта.
Позаботиться о конфиденциальности информации об испытуемых.
Полностью объяснить смысл и результаты исследования после окончания работы.
При работе с животными:
Нельзя наносить животному вред и причинять страдания, если это не вызвано задачами исследования, определёнными утверждённой программой.
Необходимо обеспечить достаточно комфортабельные условия содержания.
Примечания
1.↑ Дружинин В. Н. Структура и логика психологического исследования. — М.: ИП РАН, 1993. — С.88-95.

Список литературы[править исходный текст] Зароченцев К. Д., Худяков А. И. Экспериментальная психология: учеб. — М.: Изд-во Проспект, 2005. ISBN 5-98032-770-3
Исследование в психологии: методы и планирование / Дж. Гудвин. — 3-е изд. — СПб.: Питер, 2004. ISBN 5-94723-290-1
Корнилова Т. В. Экспериментальная психология. Теория и методы. -М.: Аспект-Пресс, 2005. ISBN 5-7567-0373-X
Мартин Д. Психологические эксперименты. СПб.: Прайм-Еврознак, 2004. ISBN 5-93878-136-1
Солсо Р. Л., Джонсон Х. Х., Бил М. К. Экспериментальная психология: практический курс. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001.

См. также[править исходный текст] Эксперимент Милгрэма
Закон Вебера — Фехнера
Закон Йеркса — Додсона

Классификации методов исследования в психологии
Методы исследования понятий

Ссылки[править исходный текст] Выписка из образовательного стандарта по дисциплине «Экспериментальная психология»
Journal of Experimental Psychology: Applied
Journal of Experimental Psychology: General
Journal of Experimental Psychology: Human Perception and Performance
Journal of Experimental Psychology: Learning, Memory, and Cognition
Вопросы психологии и психиатрии
Журнал «Экспериментальная психология»
Теоретическая и экспериментальная психология
Психологический словарь.
Зароченцев К. Д., Худяков А. И. Экспериментальная психология: учеб. — М.: Изд-во Проспект, 2005. С. 30
American Psychological Association. Ethics Office: Ethics Information
Обсуждение проекта этического кодекса Российского психологического

ru.wikipedia.org

Что такое экспериментальная психология? | CSP онлайн

Опубликовано: 13 июля 2018 г. | Автор: csponline

Наука психология охватывает несколько областей. В психологии есть десятки дисциплин, включая аномальную психологию, когнитивную психологию и социальную психологию.

Один из способов рассмотреть эти области — разделить их на два типа: прикладная психология и экспериментальная психология. Эти группы описывают практически любой вид психологической работы.

В следующих разделах исследуется, что такое экспериментальная психология, и некоторые примеры того, что она охватывает.

Что такое экспериментальная психология?

Экспериментальная психология стремится исследовать и лучше понимать поведение с помощью эмпирических методов исследования. Эта работа позволяет использовать полученные результаты (прикладная психология) в реальных приложениях в таких областях, как клиническая психология, педагогическая психология, судебная психология, спортивная психология и социальная психология.

Экспериментальная психология способна пролить свет на личности и жизненный опыт людей, исследуя, как люди ведут себя и как поведение формируется на протяжении всей жизни, а также другие теоретические вопросы.По данным Американской психологической ассоциации (APA), эта область рассматривает широкий спектр поведенческих тем, включая ощущения, восприятие, внимание, память, познание и эмоции.

Исследования — это центр экспериментальной психологии. Используя научные методы для сбора данных и проведения исследований, экспериментальная психология сосредотачивается на определенных вопросах и, одно исследование за раз, раскрывает информацию, которая способствует более крупным открытиям или заключению. Из-за широты и глубины определенных областей исследования исследователи могут посвятить всю свою карьеру изучению сложного исследовательского вопроса.

Узнайте больше о карьере в области психологии

Получение степени бакалавра психологии может начать вашу успешную карьеру в этой области и подготовить вас к работе в аспирантуре.

Узнать степень

Экспериментальная психология в действии

НАСА

Один экспериментальный психолог Роберт Макканн сейчас на пенсии после 19 лет работы в НАСА. Во время своего пребывания в НАСА его работа была сосредоточена на пользовательском опыте — на земле и в космосе — где он применил свой опыт к дисплеям кабины, навигационным системам и дисплеям безопасности, используемым астронавтами на космических кораблях НАСА.

Знания Макканна в области обработки информации человеком позволили ему помочь НАСА в разработке дисплеев для шаттлов, которые могут повысить безопасность полетов шаттлов. Он изучил человеческие ограничения внимания и обработки изображений, чтобы оценить, что люди могут достоверно видеть и правильно интерпретировать на приборной панели. Макканн сыграл ключевую роль в определении характеристик дисплеев в кабине, не перегружая пилота и не напрягая его внимание.

«Одна из целей дисплея состояла в том, чтобы предупредить астронавтов о наличии сбоя, который прервал подачу электроэнергии в определенном регионе», — сказал Макканн.«Самый очевидный способ изобразить это прерывание — просто удалить (или затемнить) белые линии, соединяющие затронутые компоненты. Фундаментальные исследования визуального внимания показали, что люди не очень легко замечают удаление какой-либо функции дисплея, когда дисплей сильно загроможден. Мы гораздо лучше замечаем функцию или объект, которые внезапно добавляются к дисплею ».

Valve Corporation

Другой психолог-экспериментатор, Майк Амбиндер, использует свой опыт в разработке видеоигр.Он является старшим психологом-экспериментатором в Valve Corporation, разработчике видеоигр и разработчике платформы распространения программного обеспечения Steam.

Амбиндер рассказал Orlando Weekly , что его карьера, связанная с игровыми хитами, такими как Portal 2 и Left 4 Dead , олицетворяет собой пересечение научных инноваций и электронных развлечений. Его карьера началась, когда он выступил с презентацией для Valve о применении психологии в игровом дизайне; это произошло, когда он заканчивал диссертацию по экспериментальному дизайну.

«Мне очень повезло, что я попал в компанию, где ценятся свобода, автономия и аналитическое принятие решений», — сказал он. «Я понял, насколько мне повезло работать в компании, которая поощряла кого-то с психологическим опытом увидеть, что они могут внести в области, в которой у них не было предыдущего опыта».

Амбиндер тратит свое время на анализ данных, исследования оборудования, методологии игрового тестирования и на любые аспекты игр, где знание человеческого поведения может быть полезным.Амбиндер охарактеризовал процесс улучшения продукта Valve как простой. «Мы придумываем игровой дизайн (наша гипотеза) и показываем его людям, не имеющим отношения к компании (наш игровой тест или эксперимент). Мы собираем их отзывы, а затем повторяем и улучшаем дизайн (уточняя теорию). По сути, это научный метод, применяемый к игровому дизайну, и конечный результат — это результат многих часов применения этого процесса ».

Для сбора данных игровых тестов Амбиндер занимается новой областью технологии биологической обратной связи, которая позволяет количественно оценить удовольствие геймеров.Его исследование рассматривает ненавязчивые измерения мимики, которые могут достичь таких целей. Ambinder также рассматривает отслеживание глаз как метод ввода следующего поколения.

Достигайте своих карьерных целей в области психологии

Развивайте более глубокое понимание концепций и приложений психологии с Concordia, онлайн-бакалавриатом по психологии Святого Павла. Наслаждайтесь небольшими группами с персональной учебной средой, ориентированной на ваш успех, и учитесь у знающих преподавателей, имеющих опыт работы в отрасли.Начните работу с CSP сегодня.


Также опубликовано на Medium.

7 знаменитых психологических экспериментов | Королевский университет онлайн

Многие известные эксперименты по изучению человеческого поведения повлияли на наше фундаментальное понимание психологии. Хотя некоторые из них не удалось повторить сегодня из-за нарушения этических границ, это не умаляет значимости их результатов. Некоторые из этих важных открытий включают большее понимание депрессии и ее симптомов, того, как люди учатся поведению в процессе ассоциации и как люди подчиняются группе.

Ниже мы рассмотрим семь известных психологических экспериментов, которые сильно повлияли на область психологии и наше понимание человеческого поведения.

Эксперимент Маленького Альберта, 1920 год

Профессор Университета Джона Хопкинса, доктор Джон Б. Уотсон и аспирант хотели протестировать процесс обучения, называемый классическим обусловливанием. Классическая обусловленность включает в себя обучение непроизвольному или автоматическому поведению по ассоциации, и доктор Ватсон считал, что это составляет основу человеческой психологии.

Девятимесячный малыш по кличке «Альберт Б.» был вызван добровольцем для эксперимента доктора Ватсона и Розали Рейнер. Альберт играл с белыми пушистыми предметами, и поначалу малыш проявлял радость и привязанность. Со временем, играя с предметами, доктор Ватсон издавал громкий звук у головы ребенка, чтобы напугать его. После многочисленных испытаний Альберт был приучен бояться, когда видел белые пушистые предметы.

Исследование доказало, что люди могут быть приучены наслаждаться чем-то или бояться чего-то, что, по мнению многих психологов, может объяснить, почему у людей есть иррациональные страхи и как они могли развиться в раннем возрасте.

Стэнфордский тюремный эксперимент, 1971 год

Профессор Стэнфорда Филип Зимбардо хотел узнать, как люди соответствуют социальным ролям. Он, например, задавался вопросом, связаны ли напряженные отношения между тюремными надзирателями и заключенными в тюрьмах больше с личностями каждого из них или с окружающей средой.

Во время эксперимента Зимбардо 24 студента мужского пола были назначены либо заключенными, либо охранниками. Заключенные содержались в импровизированной тюрьме в подвале психологического факультета Стэнфорда.Они прошли стандартный процесс бронирования, призванный лишить их индивидуальности и заставить чувствовать себя анонимными. Охранникам были предоставлены восьмичасовые смены, и им было поручено обращаться с заключенными так же, как и в реальной жизни.

Зимбардо довольно быстро обнаружил, что и охранники, и заключенные полностью адаптировались к своим ролям; Фактически, он был вынужден прекратить эксперимент через шесть дней, потому что он стал слишком опасным. Зимбардо даже признал, что начал думать о себе как о суперинтенданте полиции, а не как о психологе.Исследование подтвердило, что люди будут соответствовать социальным ролям, которые от них ожидают, особенно стереотипным, таким как тюремные охранники.

«Мы поняли, как обычные люди могут быть легко превращены из доброго доктора Джекила в злого мистера Хайда», — писал Зимбардо.

Исследование соответствия Asch, 1951 год

Соломон Аш, польско-американский социальный психолог, был полон решимости посмотреть, будет ли индивид соответствовать решению группы, даже если индивид знал, что оно неверно.Конформность определяется Американской психологической ассоциацией как корректировка мнений или мыслей человека таким образом, чтобы они соответствовали мнениям других людей или нормативным стандартам социальной группы или ситуации.

В своем эксперименте Аш отобрал 50 студентов колледжа мужского пола для участия в «тесте на зрение». Отдельные лица должны будут определить, какая линия на карте длиннее. Однако участники эксперимента не знали, что другие участники теста были актерами, которые следовали сценариям, и иногда специально выбирали неправильный ответ.Аш обнаружил, что в среднем за 12 испытаний почти треть наивных участников соответствовала неправильному большинству, и только 25 процентов никогда не соответствовали неправильному большинству. В контрольной группе, в которую входили только участники и не было актеров, менее одного процента участников когда-либо выбирали неправильный ответ.

Эксперимент

Аша показал, что люди будут соответствовать группам, чтобы соответствовать (нормативное влияние), потому что верили в то, что группа была информирована лучше, чем индивидуум.Это объясняет, почему некоторые люди меняют поведение или убеждения, находясь в новой группе или социальной среде, даже если это идет вразрез с прошлым поведением или убеждениями.

Эксперимент с куклой Бобо, 1961, 1963

Профессор Стэнфордского университета Альберт Бандура хотел претворить в жизнь теорию социального обучения. Теория социального обучения предполагает, что люди могут приобретать новые формы поведения «на собственном опыте или наблюдая за поведением других». Используя куклу Бобо, которая представляет собой надувную игрушку в форме кегли для боулинга, Бандура и его команда проверили, будут ли дети, ставшие свидетелями актов агрессии, копировать их.

Бандура и двое его коллег отобрали из детского сада Стэнфордского университета 36 мальчиков и 36 девочек в возрасте от 3 до 6 лет и разделили их на три группы по 24. Одна группа наблюдала, как взрослые агрессивно ведут себя по отношению к кукле Бобо. В некоторых случаях взрослые испытуемые били куклу молотком или подбрасывали ее в воздух. Другой группе показали, что взрослый играет с куклой Бобо неагрессивно, а последней группе вообще не показали модель, только куклу Бобо.

После каждого занятия детей отводили в комнату с игрушками и изучали, как меняются их игровые модели.В комнате с агрессивными игрушками (молоток, дротики и кукла Бобо) и неагрессивными игрушками (чайный сервиз, мелки и пластмассовые сельскохозяйственные животные) Бандура и его коллеги заметили, что дети, которые наблюдали за агрессивными взрослыми, были более здоровыми. может имитировать агрессивные ответы.

Неожиданно Бандура обнаружил, что дети женского пола ведут себя более агрессивно физически после наблюдения за мужчиной и более агрессивно вербально после наблюдения за женщиной. Результаты исследования подчеркивают, как дети учатся поведению, наблюдая за другими.

Эксперимент обретенной беспомощности, 1965 год

Мартин Селигман хотел исследовать под другим углом зрения исследования классической обусловленности доктором Ватсоном. Изучая кондиционирование с собаками, Селигман сделал проницательное наблюдение: испытуемые, которые уже были приучены ожидать легкого поражения электрическим током, если услышат звонок, иногда сдавались после другого отрицательного результата, вместо того, чтобы искать положительный результат.

В нормальных условиях животные всегда стараются избежать негативных последствий.Когда Селигман проверил свой эксперимент на животных, которые ранее не подвергались кондиционированию, животные попытались получить положительный результат. Напротив, собаки, которые уже были приучены ожидать отрицательной реакции, предполагали, что их ждет еще одна отрицательная реакция, даже в другой ситуации.

Обусловленное поведение собак стало известно как приобретенная беспомощность, идея о том, что некоторые испытуемые не будут пытаться выйти из негативной ситуации, потому что прошлый опыт заставил их поверить в свою беспомощность.Результаты исследования проливают свет на депрессию и ее симптомы у людей.

Подходит ли вам диплом психолога?

Развивайте свои силы в психологии, общении, критическом мышлении, исследованиях, письме и многом другом.

Просмотр сведений о степени

Эксперимент Милгрэма, 1963 год

После ужасающих зверств, совершенных нацистской Германией во время Второй мировой войны, Стэнли Милгрэм хотел проверить уровень подчинения властям. Профессор Йельского университета хотел изучить, будут ли люди подчиняться командам, даже если это противоречит совести человека.

участников сокращенного исследования, 40 мужчин в возрасте от 20 до 50 лет, были разделены на учащихся и учителей. Хотя это казалось случайным, актеры всегда выбирались в качестве учеников, а ничего не подозревающие участники всегда были учителями. Ученик был привязан к стулу с электродами в одной комнате, а экспериментатор — другой актер — и учитель — в другой.

Учитель и ученик просмотрели список пар слов, которые ученику было предложено запомнить.Когда ученик неправильно сочетал набор слов вместе, учитель шокировал ученика. Учитель полагал, что шоки варьировались от легких до опасных для жизни. На самом деле ученик, который намеренно ошибался, не был шокирован.

По мере того, как напряжение разряда увеличивалось, и учителя осознавали причиняемую ими боль, некоторые отказались продолжать эксперимент. По настоянию экспериментатора 65% возобновили. На основе исследования Милгрэм разработал теорию агентности, которая предполагает, что люди позволяют другим руководить своими действиями, потому что они верят, что авторитетная фигура компетентна и возьмет на себя ответственность за результаты.Выводы Милгрэма помогают объяснить, как люди могут принимать решения против своей совести, например, участвуя в войне или геноциде.

Эксперимент с эффектом гало, 1977 год

Профессора Мичиганского университета Ричард Нисбетт и Тимоти Уилсон были заинтересованы в продолжении исследования, проведенного 50 годами ранее и посвященного концепции, известной как эффект ореола. В 1920-х годах американский психолог Эдвард Торндайк исследовал феномен в армии США, который показал когнитивную предвзятость. Это ошибка нашего мышления, которая влияет на то, как мы воспринимаем людей и принимаем суждения и решения, основанные на этих представлениях.

В 1977 году Нисбетт и Уилсон протестировали эффект ореола на 118 студентах колледжа (62 мужчины, 56 женщин). Студенты были разделены на две группы и попросили оценить бельгийского учителя-мужчины, который говорил по-английски с сильным акцентом. Участникам показали одно из двух видеозаписей интервью с учителем на телеэкране. Первое интервью показало, что учитель сердечно взаимодействует с учениками, а второе интервью показало, что учитель ведет себя негостеприимно. Затем испытуемых просили оценить внешность, манеры и акцент учителя по восьмибалльной шкале от привлекательного до раздражающего.

Нисбетт и Уилсон обнаружили, что 70 процентов испытуемых оценили учителя как привлекательного, когда он проявлял уважение, и раздражали, когда ему было холодно, только по внешнему виду. Когда учитель был груб, 80 процентов испытуемых оценили его акцент как раздражающий, по сравнению с почти 50 процентами, когда он был добрым.

Обновленное исследование эффекта ореола показывает, что когнитивные предубеждения присущи не только военной среде. Когнитивная предвзятость может помешать принять правильное решение, будь то во время собеседования или при принятии решения о покупке продукта, одобренного знаменитостью, которой мы восхищаемся.

Как эксперименты повлияли на психологию сегодня

Современные психологи опираются на результаты этих исследований, чтобы лучше понять человеческое поведение, психические заболевания и связь между разумом и телом. За свой вклад в психологию Уотсон, Бандура, Нисбетт и Зимбардо были награждены Золотыми медалями за жизненные достижения Американского психологического фонда. Станьте частью следующего поколения влиятельных психологов со степенью бакалавра психологии в Университете Кинга.Воспользуйтесь гибким онлайн-графиком King University и завершите основной курс обучения всего за 16 месяцев. Кроме того, в качестве специалиста по психологии King University подготовит вас к поступлению в аспирантуру с оригинальными исследованиями студенческих проектов, поскольку вы преследуете свою цель стать психологом.

Что такое «настоящие» эксперименты в психологии?

Настоящий эксперимент часто считают лабораторным. Тем не менее, это не всегда так. Настоящий эксперимент определяется как проводимый эксперимент, в котором делается попытка установить контроль над всеми другими переменными, кроме исследуемой.Такой контроль зачастую проще установить в лабораторных условиях. Таким образом, настоящие эксперименты часто ошибочно идентифицируются как лабораторные.

Чтобы понять природу эксперимента, мы должны сначала определить несколько терминов:

Экспериментальная или лечебная группа — это группа, которая получает экспериментальное лечение, манипуляцию или отличается от контрольной группы по исследуемой переменной.

Контрольная группа — эта группа используется для проведения сравнений.Интересующее лечение намеренно удерживается или манипулируется, чтобы обеспечить базовую эффективность, с которой можно сравнить эффективность экспериментальной или экспериментальной группы.

Независимая переменная — это переменная, которой экспериментатор манипулирует в исследовании. Это может быть любой аспект среды, который эмпирически исследуется с целью изучения его влияния на зависимую переменную.

Зависимая переменная — переменная, которая измеряется в исследовании. Экспериментатор не контролирует эту переменную.

Случайное распределение — в исследовании каждый субъект имеет равную вероятность быть выбранным для лечения или для контрольной группы. Вы можете использовать методы выборки, такие как выборка по возможности или стратифицированная выборка из более широкой целевой группы, но после выбора субъектов их необходимо случайным образом распределить по группам лечения и субъектам. Если вы не уверены, что это значит, дайте мне знать.

Двойной слепой — ни испытуемый, ни экспериментатор не знают, проходит ли испытуемый лечение контрольного состояния.

Теперь, когда мы определили эти термины, мы можем дальше исследовать структуру настоящего эксперимента. Во-первых, в каждом эксперименте должно быть как минимум две группы: экспериментальная и контрольная. Каждая группа получит уровень независимой переменной. Зависимая переменная будет измерена, чтобы определить, оказывает ли влияние независимая переменная. Как указывалось ранее, контрольная группа предоставит нам исходные данные для сравнения. Все испытуемые должны быть случайным образом распределены по группам, тестироваться по возможности одновременно, а эксперимент должен проводиться двойным слепым методом.

Подпишитесь на нашу ежемесячную рассылку, чтобы быть в курсе всех последних новостей Pamoja.

Что такое экспериментальная психология? — Онлайн-справочник по психологии

Экспериментальная психология не является отдельной отраслью психологии, а скорее относится к стандартным методам и техникам, которые психологи с научной подготовкой используют для сбора и анализа данных. Продолжайте читать, чтобы узнать, как этот уникальный подход к пониманию человеческого поведения используется всеми психологическими школами.

История экспериментальной психологии

Эксперименты всегда были частью области психологии. Отец современной психологии Вильгельм Вундт использовал математические вычисления в своих экспериментах в начале 19 века. На протяжении многих лет разные психологи разрабатывали экспериментальную психологию. Например, экспериментальная психология была введена в Америку одним из знаменитых профессоров Йельского университета Джорджем Лэддом. Он построил исследовательскую лабораторию, опубликовал первый учебник экспериментальной психологии и провел различные эксперименты.В наше время экспериментальные психологи работают во всех школах психологии, чтобы проводить лабораторные и клинические эксперименты.

Методология экспериментальной психологии

Экспериментальная психология зависит от строгих и хорошо контролируемых экспериментов. Во время этих испытаний люди или животные подвергаются воздействию внешних раздражителей или получают определенные поведенческие инструкции. Почти каждый знаком с определенными экспериментами, такими как мышь, пытающаяся перемещаться по лабиринту, или примат, пытающийся разгадать головоломку.Однако эксперименты над людьми намного сложнее. Например, психолог-экспериментатор должен учитывать посторонние переменные, условия окружающей среды и предвзятость экспериментатора. Кроме того, они должны выбрать подходящий размер выборки, правильно определить операции и использовать надежный статистический анализ. Эксперименты должны полностью контролироваться и выполняться безупречно, чтобы выдерживать экспертную оценку, которая является одной из основ всех научных усилий.

Наука, лежащая в основе экспериментальной психологии

Экспериментальная психология — это больше, чем просто отдельная дисциплина, потому что она включает в себя научные исследования для каждой школы психологии, от социальной психологии до педагогической психологии.Все экспериментальные психологи и ученые верят в одни и те же четыре основных принципа. Во-первых, детерминизм означает, что все явления имеют какую-то систематическую причину. Во-вторых, эмпиризм означает, что объективное наблюдение является ключом к интерпретации окружающего мира. В-третьих, экономия означает, что ученые предпочитают минималистский подход к разработке и исследованию теорий. То есть наука принимает принцип бритвы Оккама, а это означает, что теория с наименьшим количеством предположений должна быть логическим выводом.Наконец, четвертый принцип — проверяемость. Все теории должны быть проверены эмпирически с применением опровержимости.

Примеры экспериментов

Поскольку экспериментальная психология задействована во всех областях психологии, существует впечатляющее разнообразие категорий экспериментов. Социальная психология использует полевые эксперименты и объективное наблюдение, чтобы понять коллективное поведение. Например, они могут создать смоделированный сценарий, который проверяет, как участники проявляют альтруистическое поведение, например, помогают раненому незнакомцу.С другой стороны, когнитивные психологи могут использовать сложное оборудование и программное обеспечение для анализа неврологических реакций участников, просматривающих страшные или жестокие изображения. Наконец, психологи, изучающие ненормальное поведение, такое как фобии или расстройства личности, могут тестировать участников с этими состояниями на группах психически здоровых людей.

Карьера в области экспериментальной психологии

По данным Американской психологической ассоциации, психологи-экспериментаторы стремятся ответить на основные вопросы о человеческом поведении с помощью прикладных исследований.Например, наиболее популярные темы исследований включают память, эмоции, восприятие и ощущения. Эти научные специалисты обычно работают в исследовательских центрах университетов, но также работают в частных компаниях или даже в правительстве. Они также могут работать в других сферах, таких как образование, человеческие ресурсы и здравоохранение.

Ресурс по теме: Карьера в инженерной психологии

Таким образом, экспериментальная психология включает стандартные процедуры научных исследований, которые охватывают различные дисциплины и школы психологии.Экспериментальные психологи обычно проводят контролируемые эксперименты и анализ данных в университетских условиях. Все отрасли психологии зависят от экспериментальной психологии для получения эмпирических данных, исследований и экспериментов.

Проведение исследований в области социальной психологии — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Объясните, почему социальные психологи полагаются на эмпирические методы для изучения социального поведения.
  2. Приведите примеры того, как социальные психологи измеряют интересующие их переменные.
  3. Просмотрите три типа дизайна исследования и оцените сильные и слабые стороны каждого типа.
  4. Рассмотрите роль валидности в исследовании и опишите, как следует оценивать исследовательские программы.

Социальные психологи — не единственные люди, заинтересованные в понимании и прогнозировании социального поведения, и не единственные люди, которые его изучают. Социальное поведение также рассматривается религиозными лидерами, философами, политиками, писателями и другими, и это обычная тема в телешоу.Но социально-психологический подход к пониманию социального поведения выходит за рамки простого наблюдения за человеческими действиями. Социальные психологи считают, что истинное понимание причин социального поведения может быть получено только с помощью систематического научного подхода, и поэтому они проводят научные исследования. Социальные психологи считают, что исследование социального поведения должно быть эмпирическим, — то есть , основанным на сборе и систематическом анализе наблюдаемых данных .

Важность научных исследований

Поскольку социальная психология касается взаимоотношений между людьми, и поскольку мы часто можем найти ответы на вопросы о человеческом поведении, используя собственный здравый смысл или интуицию, многие люди думают, что нет необходимости изучать это эмпирически (Lilienfeld, 2011). Но хотя мы действительно узнаем о людях, наблюдая за другими, и поэтому социальная психология на самом деле частично является здравым смыслом, социальная психология не является полностью здравым смыслом.

Чтобы проверить на себе, является ли социальная психология просто здравым смыслом, попробуйте пройти небольшой тест в Таблице 1.1 «Является ли социальная психология просто здравым смыслом?» и ответьте на каждое утверждение «Верно» или «Ложно». Основываясь на ваших прошлых наблюдениях за поведением людей, а также на собственном здравом смысле, вы, вероятно, получите ответы на каждый из вопросов викторины. Но насколько вы уверены? Готовы ли вы поспорить, что все или даже большая часть ваших ответов была подтверждена научными исследованиями? Если вы похожи на большинство людей, вы получите по крайней мере некоторые из этих ответов неправильно.(Чтобы увидеть ответы и краткое описание научных исследований в поддержку каждой из этих тем, перейдите к Резюме главы в конце этой главы.)

Таблица 1.1 «Является ли социальная психология просто здравым смыслом?»

Ответьте на каждый из следующих вопросов, используя свою интуицию, как истинный или ложный.

Противоположности притягиваются.
Спортсмен, завоевавший бронзовую медаль (третье место) в каком-либо виде спорта, более доволен своими выступлениями, чем спортсмен, завоевавший серебряную медаль (второе место).
Хорошие друзья, на которых можно положиться, убережут вас от простуды.
Подсознательная реклама (т. Е. Убедительные сообщения, которые отображаются вне нашего понимания на телеэкранах или в кино) очень эффективна для того, чтобы побудить нас покупать товары.
Чем больше будет обещано вознаграждение за действие, тем больше будет удовольствия от этого занятия.
Физически привлекательные люди считаются менее умными, чем менее привлекательные люди.
Удар по подушке или громкий крик — хороший способ уменьшить разочарование и склонность к агрессии.
Люди больше тянут в перетягивании каната, когда они тянут в одиночку, чем в группе.

Одна из причин, по которой мы можем подумать, что социальная психология — это здравый смысл, заключается в том, что как только мы узнаем о результате данного события (например, когда мы читаем о результатах исследовательского проекта), мы часто думаем, что смогли предсказать результат заранее.Например, если половине учеников говорят, что исследования, касающиеся притяжения между людьми, продемонстрировали, что «противоположности притягиваются», а другой половине говорят, что исследование показало, что «птицы перья стекаются вместе», большая часть учащиеся обеих групп сообщают, что верят в то, что результат верен, и что они могли бы предсказать результат до того, как услышали о нем. Конечно, оба этих противоречивых результата не могут быть правдой. Проблема в том, что простое чтение описания результатов исследования заставляет нас задуматься о многих известных нам случаях, которые подтверждают результаты и, таким образом, заставляют их казаться правдоподобными. Тенденция думать, что мы могли предсказать то, что мы, вероятно, не смогли бы предсказать , называется смещением задним числом .

Наш здравый смысл также приводит нас к мысли, что мы знаем, почему мы участвуем в поведении, которым занимаемся, хотя на самом деле мы не можем этого сделать. Социальный психолог Даниэль Вегнер и его коллеги провели множество исследований, показывающих, что мы не всегда понимаем причины наших собственных действий. Когда мы думаем о поведении, прежде чем вступить в него, мы полагаем, что мышление руководило нашим поведением, даже если оно не имело (Morewedge, Gray, & Wegner, 2010).Люди также сообщают, что они вносят больший вклад в решение проблемы, когда им внушают, что они усерднее работали над ней, даже если эти усилия не увеличили их вклад в результат (Preston & Wegner, 2007). Эти и многие другие открытия демонстрируют, что наши представления о причинах социальных событий и даже о наших собственных действиях не всегда совпадают с истинными причинами этих событий.

Социальные психологи проводят исследования, потому что они часто обнаруживают результаты, которые нельзя было предсказать заранее.Проверяя наши догадки, мы подвергаем наши идеи проверке. Научный подход приносит много сюрпризов, но он также помогает нам тщательно проверять наши объяснения поведения. Для вас важно понимать методы исследования, используемые в психологии, чтобы вы могли оценить достоверность исследования, о котором вы читаете здесь, на других курсах и в повседневной жизни.

Социальные психологи публикуют свои исследования в научных журналах, и ваш преподаватель может попросить вас прочитать некоторые из этих исследовательских статей.Наиболее важные журналы по социальной психологии перечислены в «Журналах социальной психологии». Если вас попросят выполнить поиск литературы по исследованиям в области социальной психологии, вам следует поискать статьи в этих журналах.

Журналы социальной психологии

  • Журнал личности и социальной психологии
  • Журнал экспериментальной социальной психологии
  • Бюллетень личности и социальной психологии
  • Социальная психология и наука о личности
  • Социальное познание
  • Европейский журнал социальной психологии
  • Социальная психология Ежеквартально
  • Фундаментальная и прикладная социальная психология
  • Журнал прикладной социальной психологии

Примечание.Научные статьи из этих журналов, вероятно, будут доступны в библиотеке вашего колледжа или университета. Более полный список можно найти здесь: http://www.socialpsychology.org/journals.htm#social

В этой книге мы обсудим эмпирический подход и рассмотрим результаты многих исследовательских проектов, а пока давайте взглянем на основы того, как ученые используют исследования, чтобы делать общие выводы о социальном поведении. Однако, читая эту книгу, имейте в виду, что, хотя социальные психологи довольно хорошо разбираются в причинах поведения, наши прогнозы далеки от идеальных.Мы не можем контролировать умы или поведение других или точно предсказывать, что они будут делать в той или иной ситуации. Человеческое поведение сложно, потому что люди сложны и потому что социальные ситуации, в которых они оказываются каждый день, также сложны. Именно эта сложность — по крайней мере для меня — делает изучение людей таким интересным и увлекательным.

Измерение аффекта, поведения и познания

Одним из важных аспектов использования эмпирического подхода к пониманию социального поведения является необходимость измерения представляющих интерес концепций (Рисунок 1.7, «Оперативное определение»). Если мы заинтересованы в том, чтобы узнать, насколько Сара любит Роберта, то нам нужно оценить ее симпатию к нему. Но как именно нам измерить широкое понятие «симпатия»? С научной точки зрения характеристики , которые мы пытаемся измерить , известны как концептуальные переменные , а конкретный метод , который мы используем для измерения интересующей переменной , называется операционным определением .

Для всего, что мы могли бы захотеть измерить, существует множество различных операционных определений, и какое из них мы используем, зависит от цели исследования и типа ситуации, которую мы изучаем.Чтобы лучше понять это, давайте рассмотрим пример того, как мы могли бы операционально определить «Саре нравится Роберт».

Рисунок 1.7 Операционное определение. Идея или концептуальная переменная (например, «насколько Сара любит Роберта») превращается в меру через операционное определение.

Один из подходов к измерению заключается в том, чтобы напрямую спрашивать людей об их восприятии с помощью самоотчетов. Меры самоотчета — это меры , в которых людей просят ответить на вопросы, заданные интервьюером или в анкете .Как правило, из-за того, что любой вопрос может быть неправильно понят или на него дан неверный ответ, для обеспечения лучшего измерения задается несколько вопросов, и ответы на вопросы усредняются. Например, рабочее определение симпатии Сары к Роберту может включать в себя просьбу выполнить следующую меру:

  1. Мне нравится быть рядом с Робертом.
    Совершенно не согласен 1 2 3 4 5 6 Полностью согласен
  2. Я в хороших отношениях с Робертом.
    Совершенно не согласен 1 2 3 4 5 6 Полностью согласен
  3. Мне нравится Роберт.
    Совершенно не согласен 1 2 3 4 5 6 Полностью согласен

Оперативное определение — это среднее значение ее ответов на три вопроса. Поскольку каждый вопрос оценивает отношение по-разному, и, тем не менее, каждый вопрос должен каким-то образом измерять отношение Сары к Роберту, среднее из трех вопросов, как правило, будет лучшим показателем, чем любой отдельный вопрос.

Хотя можно легко задать много вопросов о мерах самоотчета, эти меры имеют потенциальный недостаток.Как мы видели, понимание людьми своего мнения и собственного поведения может быть несовершенным, и они также могут не захотеть говорить правду — возможно, Сара действительно любит Роберта, но она не желает или не может сказать нам об этом. Следовательно, альтернативой самоотчету, которая иногда может предоставить более достоверную оценку, является измерение самого поведения. Поведенческие меры — это меры, предназначенные для непосредственной оценки того, что люди делают . Вместо того, чтобы спрашивать Сару, насколько ей нравится Роберт, мы могли бы вместо этого измерить ее симпатию, оценив, сколько времени она проводит с Робертом, или закодировав, насколько она улыбается ему, когда разговаривает с ним.Некоторые примеры поведенческих показателей, которые использовались в социально-психологических исследованиях, показаны в Таблице 1.3, «Примеры рабочих определений концептуальных переменных, которые использовались в социально-психологических исследованиях».

Таблица 1.3 Примеры рабочих определений концептуальных переменных, которые использовались в социологических исследованиях.
Концептуальная переменная Операционные определения
Агрессия
  • Количество секунд, затраченных на гудок у идущей впереди машины после того, как светофор стал зеленым
  • Число нажатий кнопки, применяющей электрический ток к другому учащемуся
Межличностное влечение
  • Число миллиметров расширения зрачка, когда один человек смотрит на другого
  • Количество раз, когда человек смотрит на другого человека
Альтруизм
  • Количество часов волонтерской работы в неделю, в которых человек участвует
  • Количество листов бумаги, которые человек помогает поднять другому
Навыки принятия групповых решений
  • Количество секунд, в течение которых группа правильно решает проблему
  • Количество групп, способных правильно решить групповое задание
Предубеждение
  • Количество групп, способных правильно решить групповую задачу
  • Количество негативных слов, использованных в творческом рассказе о другом человеке

Социальная неврология: измерение социальных реакций в мозге

Еще один подход к измерению мыслей и чувств — это измерение активности мозга, и недавние достижения в науке о мозге создали для этого широкий спектр новых методов.Один из подходов, известный как электроэнцефалография (ЭЭГ) , представляет собой метод , который регистрирует электрическую активность, производимую нейронами головного мозга, с помощью электродов, помещаемых вокруг головы участника исследования. Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) может показать, спит ли человек, бодрствует или находится под наркозом, поскольку известно, что характер мозговых волн различается в каждом состоянии. ЭЭГ также может отслеживать волны, которые возникают, когда человек читает, пишет и разговаривает с другими.Особым преимуществом этого метода является то, что участник может перемещаться во время записи, что полезно при измерении активности мозга у детей, которым часто трудно сохранять неподвижность. Более того, отслеживая электрические импульсы по поверхности мозга, исследователи могут наблюдать изменения в очень быстрые периоды времени.

Рисунок 1.8 Ограничение ЭЭГ (http://commons.wikimedia.org/wiki/File%3AEEG_cap.jpg) от Thuglas находится в общественном достоянии (http://en.wikipedia.org/wiki/Public_domain).

Хотя ЭЭГ могут предоставить информацию об общих паттернах электрической активности в головном мозге, и хотя они позволяют исследователю быстро увидеть эти изменения, поскольку они происходят в реальном времени, электроды должны быть размещены на поверхности черепа, и каждый электрод измеряет мозговые волны от больших участков мозга. В результате ЭЭГ не дает очень четкой картины структуры мозга.

Но существуют методы, позволяющие получить более конкретные изображения мозга. Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) — это метод нейровизуализации , который использует магнитное поле для создания изображений структуры и функций мозга .В исследованиях с использованием фМРТ участник исследования лежит на кровати внутри большой цилиндрической конструкции, содержащей очень сильный магнит. Активные нервные клетки мозга используют больше кислорода, и потребность в кислороде увеличивает приток крови к этой области. ФМРТ определяет количество кровотока в каждой области мозга и, таким образом, является индикатором того, какие части мозга являются активными.

Очень четкие и подробные изображения структур мозга (см. Рисунок 1.9, «ЖИРНАЯ активация МРТ в эмоциональной задаче Струпа») можно получить с помощью фМРТ.Часто изображения имеют форму поперечных «срезов», которые получаются при прохождении магнитного поля через мозг. Изображения этих срезов делаются многократно и накладываются на изображения самой структуры мозга, чтобы показать, как активность различных структур мозга изменяется с течением времени. Обычно участника исследования просят выполнять задачи, пока он находится в сканере, например, чтобы сделать суждение об изображениях людей, решить проблемы или принять решение о надлежащем поведении.Изображения фМРТ показывают, какие части мозга связаны с какими типами задач. Еще одно преимущество фМРТ — это неинвазивность. Участник исследования просто входит в машину, и начинается сканирование.

Рисунок 1.9 «Активация MRI BOLD в эмоциональной задаче Stroop» (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:FMRI_BOLD_activation_in_an_emotional_Stroop_task.jpg) Шима Овайсикия, Халида А. Тахира, Джейсона Л. Чана и Джозефа Ф. Десуза, использованного под CC-BY-2.5 (http: // creativecommons.org / licenses / by / 2.5 / deed.en). Источник: «Varian4T» (http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Varian4T) от A314268 находится в открытом доступе (http://en.wikipedia.org/wiki/Public_domain).

Хотя сами сканеры дороги, фМРТ имеют существенные преимущества, и теперь сканеры доступны во многих университетах и ​​больницах. ФМРТ в настоящее время является наиболее часто используемым методом изучения структуры мозга, и он использовался социальными психологами для изучения социального познания, отношения, морали, эмоций, реакции на то, что другие отвергают, и расовых предрассудков, и это лишь некоторые из них. темам (Eisenberger, Lieberman, & Williams, 2003; Greene, Sommerville, Nystrom, Darley, & Cohen, 2001; Lieberman, Hariri, Jarcho, Eisenberger, & Bookheimer, 2005; Ochsner, Bunge, Gross, & Gabrieli, 2002; Richeson et al. al., 2003).

Наблюдательные исследования

После того, как мы решили, как измерить наши переменные, мы можем начать сам процесс исследования. Как вы можете видеть в Таблице 1.4, «Три основных плана исследования, используемые социальными психологами», социальные психологи используют три основных подхода к проведению исследований: метод наблюдения , , корреляционный подход , и экспериментальный подход . подход . У каждого подхода есть свои преимущества и недостатки.

Таблица 1.4 Три основных исследовательских проекта, используемых социальными психологами

Исследования и разработки

Гол

Преимущества

Недостатки

Наблюдательный Для создания снимка текущего состояния дел Предоставляет относительно полную картину того, что происходит в данный момент. Позволяет разрабатывать вопросы для дальнейшего изучения. Не оценивает отношения между переменными.
Корреляционный Для оценки взаимосвязи между двумя или более переменными Позволяет тестировать ожидаемые взаимосвязи между переменными и делать прогнозы. Можете оценить эти отношения в повседневных жизненных событиях. Не может использоваться для вывода о причинно-следственных связях между переменными.
Экспериментальный Для оценки причинного воздействия одной или нескольких экспериментальных манипуляций на зависимую переменную Позволяет делать выводы о причинно-следственных связях между переменными. Невозможно экспериментально манипулировать многими важными переменными. Может быть дорогостоящим и требует много времени на проведение.

Самый фундаментальный план исследования, обсервационное исследование , — это исследование, которое включает в себя наблюдение за поведением и запись этих наблюдений в объективной манере . Хотя в некоторых случаях можно использовать данные наблюдений, чтобы сделать выводы о взаимосвязях между переменными (например, сравнивая поведение детей старшего и младшего возраста на игровой площадке), во многих случаях метод наблюдения используется только для получения картины что происходит с данной группой людей в данный момент времени и как они реагируют на социальную ситуацию.В этих случаях наблюдательный подход включает создание своего рода «снимка» текущего положения дел.

Одним из преимуществ исследования методом наблюдений является то, что во многих случаях это единственно возможный подход к сбору данных по интересующей теме. Исследователь, заинтересованный в изучении воздействия землетрясения на жителей Токио, реакции израильтян на теракт или действий членов религиозного культа, не может создавать такие ситуации в лаборатории, но должен быть готов к их выполнению. систематические наблюдения, когда такие события происходят сами по себе.Таким образом, обсервационное исследование позволяет изучать уникальные ситуации, которые исследователь не мог создать. Еще одно преимущество наблюдательных исследований состоит в том, что люди, поведение которых измеряется, делают то, что делают каждый день, а в некоторых случаях они могут даже не знать, что их поведение записывается.

Об одном раннем наблюдательном исследовании, которое внесло важный вклад в понимание человеческого поведения, было сообщено в книге Леона Фестингера и его коллег (Festinger, Riecken, & Schachter, 1956).В книге под названием When Prophecy Fails сообщается об наблюдательном исследовании членов культа «судного дня». Члены секты считали, что они получили информацию, якобы отправленную посредством «автоматического письма» с планеты под названием «Кларион», о том, что миру наступает конец. В частности, члены группы были убеждены, что Земля будет разрушена в результате гигантского наводнения незадолго до рассвета 21 декабря 1954 года.

Когда Фестингер узнал о культе, он подумал, что это будет интересный способ изучить, как люди в группах общаются друг с другом, чтобы укрепить свои крайние убеждения.Он и его коллеги наблюдали за членами культа в течение нескольких месяцев, начиная с июля того года, когда ожидалось наводнение. Исследователи собрали различные поведенческие критерии и показатели самоотчета, наблюдая за культом, записывая разговоры между членами группы и проводя с ними подробные интервью. Фестингер и его коллеги также записали реакцию членов секты, начиная с 21 декабря, когда конец света не наступил, как они предсказывали.Это наблюдательное исследование предоставило обширную информацию о моделях идеологической обработки членов культа и их реакциях на опровергнутые прогнозы. Это исследование также помогло Фестингеру разработать его важную теорию когнитивного диссонанса.

Несмотря на свои преимущества, планы наблюдательных исследований также имеют некоторые ограничения. Что наиболее важно, поскольку данные, собранные в ходе наблюдательных исследований, представляют собой только описание происходящих событий, они ничего не говорят нам о взаимосвязи между различными переменными.Однако именно на этот вопрос и призваны ответить корреляционные и экспериментальные исследования.

Гипотеза исследования

Поскольку социальные психологи обычно интересуются взаимосвязями между переменными, они начинают с формулирования своих прогнозов в форме точного утверждения, известного как исследовательская гипотеза . Исследовательская гипотеза — это конкретный прогноз о взаимосвязи между интересующими переменными и о конкретном направлении этой взаимосвязи .Например, исследовательская гипотеза «Люди, которые больше похожи друг на друга, будут больше привлекаться друг к другу», предсказывает, что существует связь между переменной, называемой сходством, и другой переменной, называемой притяжением. Согласно исследовательской гипотезе «Отношения членов культа становятся более экстремальными, когда их убеждения подвергаются сомнению», переменные, которые, как ожидается, будут связаны, — это крайность убеждений и степень оспаривания верований культа.

Поскольку исследовательская гипотеза утверждает, что существует взаимосвязь между переменными и направлением этой взаимосвязи, она считается опровергнутой, что означает , что результаты исследования могут эмпирически продемонстрировать либо наличие поддержки гипотеза (т.е., взаимосвязь между переменными была указана правильно) или что на самом деле взаимосвязи между переменными нет, или что фактическая взаимосвязь не в том направлении, которое было предсказано . Таким образом, исследовательская гипотеза о том, что «люди будут больше привлекаться к другим, похожим на них», является опровергнутой, поскольку исследование могло показать либо отсутствие связи между сходством и влечением, либо то, что люди, которых мы считаем похожими на нас, считаются на меньше. привлекательнее тех, кто не похож.

Корреляционные исследования

Корреляционное исследование предназначено для поиска и проверки гипотез о взаимосвязях между двумя или более переменными. В простейшем случае корреляция существует только между двумя переменными, например, между сходством и симпатиями или между полом (мужчина или женщина) и помощью.

В корреляционном дизайне гипотеза исследования состоит в том, что существует связь (т. Е. Корреляция) между измеряемыми переменными.Например, многие исследователи проверили исследовательскую гипотезу о существовании положительной корреляции между использованием жестоких видеоигр и уровнем агрессивного поведения, так что люди, которые чаще играют в жестокие видеоигры, также будут демонстрировать более агрессивное поведение.

Рисунок 1.10 Корреляционный дизайн. Гипотеза исследования о том, что существует положительная корреляция между использованием жестоких видеоигр и частотой агрессивного поведения

Статистика, известная как коэффициент корреляции Пирсона (обозначается буквой r ), обычно используется для обобщения ассоциации, или корреляция между двумя переменными .Коэффициент корреляции Пирсона может варьироваться от -1 (указывает на очень сильную отрицательную связь между переменными) до +1 (указывает на очень сильную положительную взаимосвязь между переменными). Недавние исследования показали, что существует положительная корреляция между использованием жестоких видеоигр и частотой агрессивного поведения, и что размер корреляции составляет около r = 0,30 (Bushman & Huesmann, 2010).

Одно из преимуществ корреляционных исследовательских планов состоит в том, что, как и исследования с использованием наблюдений (и по сравнению с экспериментальными исследовательскими планами, в которых исследователь часто создает относительно искусственные ситуации в лабораторных условиях), они часто используются для изучения людей, которые делают то, что они делают каждый раз. день.Планы корреляционных исследований также имеют то преимущество, что позволяют делать прогнозы. Когда две или более переменных коррелированы, мы можем использовать наши знания о баллах человека по одной из переменных, чтобы предсказать его или ее вероятный балл по другой переменной. Поскольку оценки в средней школе коррелируют с оценками в университете, если мы знаем оценки человека в средней школе, мы можем предсказать его или ее вероятные оценки в университете. Точно так же, если мы знаем, во сколько жестоких видеоигр играет ребенок, мы можем предсказать, насколько агрессивно он или она будет вести себя.Эти прогнозы не будут идеальными, но они позволят нам сделать лучшее предположение, чем мы могли бы сделать, если бы мы не знали заранее оценку человека по первой переменной.

Несмотря на свои преимущества, корреляционные планы имеют очень важное ограничение. Это ограничение заключается в том, что их нельзя использовать для выводов о причинно-следственных связях между измеренными переменными. Наблюдаемая корреляция между двумя переменными не обязательно означает, что одна из переменных вызвала другую.Хотя многие исследования обнаружили корреляцию между количеством жестоких видеоигр, в которые играют люди, и количеством агрессивного поведения, которое они совершают, это не означает, что просмотр видеоигр обязательно вызвал агрессию. Хотя есть вероятность, что агрессивные игры увеличивают агрессию,

Рис. 1.11. Жестокие видеоигры приводят к агрессивному поведению.

другая возможность состоит в том, что причинное направление прямо противоположно тому, что было предположено.Возможно, повышенная агрессивность вызывает больший интерес к жестоким играм и, как следствие, увеличение количества просмотров. Хотя эта причинно-следственная связь может показаться не такой логичной, невозможно исключить возможность такой обратной причинной связи на основе наблюдаемой корреляции.

Рис. 1.12. Повышенная агрессивность вызывает больший интерес к жестоким играм и, как следствие, увеличение количества просмотров.

Еще одно возможное объяснение наблюдаемой корреляции состоит в том, что она была произведена присутствием другой переменной, которая не измерялась в исследовании.Общие причинные переменные (также известные как третьи переменные ) — это переменных, которые не являются частью исследовательской гипотезы, но которые вызывают как предиктор, так и переменную результата и, таким образом, создают наблюдаемую корреляцию между ними (Рисунок 1.13, «Корреляция и Причинность »). Было замечено, что ученики, которые сидят в передней части большого класса, получают более высокие оценки, чем те, кто сидит в конце класса. Хотя это может быть связано с тем, что сидение впереди заставляет учащегося лучше делать заметки или лучше понимать материал, взаимосвязь также может быть связана с общей причинно-следственной переменной, такой как интерес или мотивация учащихся преуспевать в учебе. класс.Поскольку интерес ученика к классу приводит его или ее к получению более высоких оценок и к тому, что он садится ближе к учителю, положение для сидения и оценка в классе взаимосвязаны, даже если ни одно из них не является причиной другого.

Рисунок 1.13 Корреляция и причинно-следственная связь. Корреляция между тем, где учащиеся сидят в большом классе, и их оценкой в ​​классе, вероятно, вызвана влиянием одной или нескольких общих причинных переменных.

Возможность наличия общих причинных переменных всегда должна приниматься во внимание при рассмотрении корреляционных планов исследования.Например, в исследовании, которое обнаруживает корреляцию между игрой в жестокие видеоигры и агрессией, возможно, что взаимосвязь порождает общая причинная переменная. Некоторые возможности включают семейное происхождение, диету и уровень гормонов детей. Любая или все эти потенциальные общие причинные переменные могут создавать наблюдаемую корреляцию между жестокими видеоиграми и агрессией. Например, более высокий уровень мужского полового гормона тестостерона может привести к тому, что дети будут смотреть телевизор более агрессивно и вести себя более агрессивно.

Вы можете рассматривать общие причинные переменные в планах корреляционных исследований как «загадочные» переменные, поскольку их присутствие и идентичность обычно неизвестны исследователю, потому что они не были измерены. Поскольку невозможно измерить каждую переменную, которая могла бы вызвать обе переменные, всегда возможно, что существует неизвестная общая причинная переменная. По этой причине мы остаемся с основным ограничением корреляционного исследования: корреляция не подразумевает причинно-следственной связи.

Экспериментальные исследования

Цель многих исследований в области социальной психологии — понять причинно-следственные связи между переменными, и для этого мы используем эксперименты. Экспериментальное исследование дизайнов — это исследовательских планов, которые включают манипулирование данной ситуацией или опытом для двух или более групп людей, которые изначально созданы как эквивалентные, с последующим измерением эффекта этого опыта .

В плане экспериментального исследования интересующие переменные называются независимыми переменными и зависимыми переменными.Независимая переменная относится к ситуации, которая создается экспериментатором посредством экспериментальных манипуляций , а зависимая переменная относится к переменной, которая измеряется после того, как манипуляции произошли . В плане экспериментального исследования гипотеза исследования состоит в том, что управляемая независимая переменная (или переменные) вызывает изменения в измеряемой зависимой переменной (или переменных). Мы можем схематически изобразить прогноз таким образом, используя стрелку, указывающую в одном направлении, чтобы продемонстрировать ожидаемое направление причинности:

просмотр насилия (независимая переменная) → агрессивное поведение (зависимая переменная)

Рассмотрим эксперимент, проведенный Андерсоном и Диллом (2000), который был разработан для непосредственной проверки гипотезы о том, что просмотр жестоких видеоигр вызовет усиление агрессивного поведения.В этом исследовании студенты мужского и женского пола из Университета штата Айова получили возможность сыграть либо в жестокую видеоигру (Wolfenstein 3D), либо в ненасильственную видеоигру (Myst). Во время экспериментальной сессии участники играли в предоставленную им видеоигру в течение 15 минут. Затем, после игры, они участвовали в соревновательном задании с другим учеником, в котором у них была возможность доставить белый шум через наушники своего противника. Оперативное определение зависимой переменной (агрессивное поведение) — это уровень и продолжительность шума, подаваемого противнику.План и результаты эксперимента показаны на рис. 1.14, «Схема экспериментального исследования (по материалам Anderson & Dill, 2000)».

Рис. 1.14. Схема экспериментального исследования (по Андерсону и Диллу, 2000 г.). Два преимущества плана экспериментального исследования: (а) гарантия того, что независимая переменная (также известная как экспериментальная манипуляция) возникает до измеряемой зависимой переменной, и (б) создание начальной эквивалентности между условиями эксперимента (в данном случае случай, используя случайное присвоение условиям).

У экспериментальных образцов есть две очень приятные особенности. Во-первых, они гарантируют, что независимая переменная возникает до измерения зависимой переменной. Это исключает возможность обратной причинно-следственной связи. Во-вторых, экспериментальные манипуляции позволяют исключить возможность общих причинных переменных, которые вызывают как независимую, так и зависимую переменную. В экспериментальных планах влияние общих причинных переменных контролируется и, таким образом, устраняется путем создания эквивалентности между участниками в каждом из экспериментальных условий до того, как произойдет манипуляция.

Наиболее распространенный метод создания эквивалентности экспериментальных условий — это случайное присвоение условиям перед началом эксперимента, что включает в себя определение отдельно для каждого участника, с каким состоянием он или она столкнется с помощью случайного процесса, , например, числа рисования из конверта или с помощью такого веб-сайта, как http://randomizer.org. Андерсон и Дилл сначала случайным образом распределили около 100 участников в каждую из двух групп.Назовем их группой A и группой B. Поскольку они использовали случайное распределение условий, они могли быть уверены, что до того, как произошла экспериментальная манипуляция, , студенты в группе A были в среднем , что эквивалентно студентам в группе B на все возможные переменные , включая переменные, которые могут быть связаны с агрессией, такие как семья, сверстники, уровень гормонов и диета — и, фактически, все остальное.

Затем, после того как они создали начальную эквивалентность, Андерсон и Дилл создали экспериментальную манипуляцию — они заставили участников группы A сыграть в жестокую видеоигру, а участников группы B сыграть в ненасильственную видеоигру.Затем они сравнили зависимую переменную (белый шум) между двумя группами и обнаружили, что студенты, которые смотрели жестокую видеоигру, давали значительно более длительные шумовые импульсы, чем студенты, которые играли в ненасильственную игру. Когда исследователи наблюдали различия в продолжительности вспышек белого шума между двумя группами после экспериментальной манипуляции, они могли сделать вывод, что это была независимая переменная (а не какая-то другая переменная), которая вызвала эти различия, потому что они создали первоначальную эквивалентность между группы.Идея состоит в том, что единственное, что отличалось от между учениками двух групп, — это то, в какую видеоигру они играли.

Когда мы создаем ситуацию, в которой ожидается, что группы участников будут эквивалентны до начала эксперимента, когда мы манипулируем независимой переменной перед измерением зависимой переменной, и когда мы изменяем только характер независимых переменных между условиями, тогда мы можем быть уверены, что именно независимая переменная вызвала различия в зависимой переменной.Утверждается, что такие эксперименты имеют высокую внутреннюю валидность , где внутренняя валидность составляет — степень, в которой изменения зависимой переменной в эксперименте можно уверенно отнести к изменениям в независимой переменной .

Несмотря на преимущество определения причинно-следственной связи, планы экспериментальных исследований имеют ограничения. Во-первых, эксперименты обычно проводятся в лабораторных условиях, а не в повседневной жизни людей. Таким образом, мы не знаем, будут ли результаты, полученные в лабораторных условиях, сохраняться в повседневной жизни.Чтобы противостоять этому, исследователи иногда проводят полевых эксперимента , из которых являются экспериментальными исследованиями, которые проводятся в естественной среде , такой как школа или фабрика . Однако, их сложно проводить, потому что они требуют средств создания случайного присвоения условиям, а это часто невозможно в естественных условиях.

Второе и, возможно, более важное ограничение дизайна экспериментальных исследований состоит в том, что некоторыми из наиболее интересных и важных социальных переменных нельзя экспериментально манипулировать.Если мы хотим изучить влияние размера толпы на деструктивность ее поведения или сравнить личностные характеристики людей, присоединяющихся к суицидным культам, с характеристиками людей, которые не присоединяются к суицидным культам, эти отношения должны быть оценены с использованием корреляционных методов. дизайн, потому что просто невозможно манипулировать размером толпы или принадлежностью к культу.

Факторные исследовательские проекты

Социально-психологические эксперименты часто предназначены для одновременного изучения влияния более чем одной независимой переменной на зависимую переменную. Факторные исследовательские планы — это экспериментальных планов, которые имеют две или более независимых переменных . Используя факторный план, ученый может изучить влияние каждой переменной на зависимую переменную (известное как основных эффектов переменных), а также то, как переменные работают вместе, чтобы влиять на зависимую переменную (известное как взаимодействие между переменными). Факторные дизайны иногда демонстрируют человека через взаимодействие с ситуацией.

В одном из таких исследований Брайан Мейер и его коллеги (Meier, Robinson & Wilkowski, 2006) проверили гипотезу о том, что употребление слов, связанных с агрессией, может усилить агрессивную реакцию по отношению к другим. Хотя они напрямую не манипулировали социальным контекстом, они использовали метод, распространенный в социальной психологии, в котором они запускали (т.е.активировали) мысли, относящиеся к социальным условиям. В своем исследовании половина участников была случайным образом назначена для просмотра слов, относящихся к агрессии, а другая половина — для просмотра нейтральных слов, не относящихся к агрессии.Участники исследования также выполнили измерение индивидуальных различий в доброжелательности — личностной переменной, которая оценивает степень, в которой люди считают себя сострадательными, готовыми к сотрудничеству и склонными к заботе о других.

Затем участники исследования выполнили задание, в котором они думали, что соревнуются с другим студентом. Участникам сказали, что они должны нажимать пробел на клавиатуре компьютера, как только они услышат звуковой сигнал в наушниках, и человек, который нажимал пробел быстрее всех, становился победителем испытания.Перед первым испытанием участники устанавливали интенсивность взрыва белого шума, который будет доставлен проигравшему испытание. Участники могли выбрать интенсивность от 0 (без шума) до наиболее агрессивного ответа (10 или 105 децибел). По сути, участники управляли «оружием», которое можно было использовать, чтобы поразить противника отталкивающим шумом, и этот параметр стал зависимой переменной. На этом эксперимент закончился.

Рис. 1.15. Взаимодействие человека и ситуации.В этом эксперименте Мейера, Робинсона и Вилковски (2006) независимые переменные представляют собой тип прайминга (агрессия или нейтральный) и согласия участников (высокая или низкая). Зависимой переменной является выбранный уровень белого шума (мера агрессии). Участники с низким уровнем уступчивости стали значительно более агрессивными после того, как увидели агрессивные слова, а участники с высоким уровнем согласия — нет.

Как вы можете видеть на Рисунке 1.15, «Взаимодействие человека и ситуации», взаимодействие было индивидуальным.Использование слов, связанных с агрессией (ситуативная переменная), увеличивало уровень шума, выбранного участниками с низким уровнем уступчивости, но прайминг не увеличивал агрессию (фактически, он немного уменьшал ее) для учащихся с высокой степенью согласия. В этом исследовании социальная ситуация была важна для создания агрессии, но она имела разный эффект для разных людей.

Обман в экспериментах по социальной психологии

Вы, возможно, задавались вопросом, были ли участникам исследования видеоигр, которое мы только что обсудили, заранее рассказали о гипотезе исследования.Фактически, оба этих эксперимента использовали прикрытие, — ложное заявление о том, что на самом деле было исследованием . Студентам, участвовавшим в исследовании видеоигр, не сказали, что исследование было посвящено влиянию жестоких видеоигр на агрессию, а скорее, что это было исследование того, как люди учатся и развивают навыки при выполнении двигательных задач, таких как видеоигры, и как эти навыки влияют на других. задачи, такие как соревновательные игры. Участникам исследования выполнения заданий не сказали, что исследование посвящено выполнению заданий.В некоторых экспериментах исследователь также использует экспериментального союзника человека, который на самом деле является частью экспериментальной группы, но притворяется еще одним участником исследования . Соучастник помогает создать правильное «ощущение» исследования, делая историю на обложке более реальной.

Во многих случаях в экспериментах по социальной психологии невозможно рассказать участникам исследования о реальных гипотезах исследования, поэтому могут использоваться прикрытия или другие типы обмана .Вы можете представить себе, например, что если исследователь хотел изучить расовые предрассудки, он или она не могли просто сказать участникам, что это была тема исследования, потому что люди могут не захотеть признать, что они предубеждены, даже если они действительно находятся. Хотя участникам всегда сообщают — через процесс информированного согласия — все, что возможно, об исследовании до его начала, тем не менее иногда они могут быть обмануты до некоторой степени. Однако в конце каждого исследовательского проекта участники всегда должны получать полный отчет , в котором дается вся соответствующая информация, включая реальную гипотезу, природу любого использованного обмана и способы использования данных.

Устные исследования

Независимо от того, насколько тщательно оно проводится или какой тип дизайна используется, все исследования имеют ограничения. Любой исследовательский проект проводится только в одной обстановке и оценивает только одну или несколько зависимых переменных. И в любом исследовании используется только одна группа участников. Исследования социальной психологии иногда критикуют за то, что они часто используют в качестве участников студентов университетов из западных культур (Henrich, Heine, & Norenzayan, 2010).Но отношения между переменными действительно важны только в том случае, если можно ожидать, что они будут снова обнаружены при тестировании с использованием других исследовательских схем, других рабочих определений переменных, других участников и других экспериментаторов, а также в другое время и в других условиях.

Внешняя валидность относится к степени, в которой отношения, как можно ожидать, сохранятся, когда они будут снова проверены разными способами и для разных людей . Наука в первую очередь полагается на репликацию, т. Е. повторение исследования , чтобы изучить внешнюю достоверность результатов исследования.Иногда оригинальное исследование воспроизводится в точности, но чаще репликации включают использование новых рабочих определений независимых или зависимых переменных или планов, в которых новые условия или переменные добавляются к исходному плану. И чтобы проверить, ограничен ли вывод конкретными участниками, используемыми в данном исследовательском проекте, ученые могут проверить одни и те же гипотезы с использованием людей разного возраста, происхождения или культур. Репликация позволяет ученым проверять внешнюю валидность, а также ограниченность результатов исследований.

В некоторых случаях исследователи могут проверять свои гипотезы, не проводя собственное исследование, а рассматривая результаты многих существующих исследований, используя метаанализ статистическую процедуру, в которой результаты существующих исследований вместе, чтобы определить, какие выводы можно сделать на основе всех исследований, рассматриваемых вместе . Например, в одном метаанализе Андерсон и Бушман (2001) обнаружили, что во всех исследованиях, которые они смогли найти, включая детей и взрослых, студентов и людей, не учившихся в колледже, а также людей из самых разных культур, была четкая положительная корреляция (около r =.30) между жестокими видеоиграми и агрессивными действиями. Сводная информация, полученная с помощью метаанализа, позволяет исследователям делать еще более четкие выводы о внешней достоверности результатов исследования.

Рисунок 1.16. Некоторые важные аспекты научного подхода

Важно понимать, что понимание социального поведения, которое мы получаем, проводя исследования, — это медленный, постепенный и кумулятивный процесс. Результаты исследования одного ученого или одного эксперимента не являются самостоятельными — ни одно исследование не подтверждает теорию или исследовательскую гипотезу.Скорее, исследование предназначено для развития, дополнения и расширения существующих исследований, проводимых другими учеными. Вот почему всякий раз, когда ученый решает провести исследование, он или она сначала читает журнальные статьи и главы книг, описывающие существующие исследования в данной области, а затем разрабатывает свое исследование на основе предыдущих результатов. Результатом этого кумулятивного процесса является то, что со временем результаты исследований используются для создания систематизированного набора знаний о социальной психологии (Рисунок 1.16, «Некоторые важные аспекты научного подхода»).

  • Социальные психологи изучают социальное поведение, используя эмпирический подход. Это позволяет им обнаруживать результаты, которые нельзя было надежно предсказать заранее и которые могут противоречить нашему здравому смыслу и интуиции.
  • Переменные, которые формируют исследовательскую гипотезу, известные как концептуальные переменные, оцениваются с помощью измеряемых переменных, таких как самооценка, поведенческие или нейровизуализационные показатели.
  • Наблюдательное исследование — это исследование, которое включает в себя наблюдение за поведением и объективную запись этих наблюдений.В некоторых случаях это может быть единственный подход к изучению поведения.
  • Планы корреляционных и экспериментальных исследований основаны на разработке поддающихся опровержению исследовательских гипотез.
  • Планы корреляционных исследований позволяют делать прогнозы, но не могут использоваться для утверждения причинно-следственной связи. Планы экспериментальных исследований, в которых манипулируют независимой переменной, можно использовать для утверждения причинно-следственной связи.
  • Социально-психологические эксперименты часто представляют собой планы факторных исследований, в которых изучается влияние более чем одной независимой переменной на зависимую переменную.
  • Все исследования имеют ограничения, поэтому ученые пытаются воспроизвести свои результаты, используя различные меры, группы и параметры, и суммировать эти результаты с помощью метаанализа.

  1. С помощью Google Scholar найдите журнальные статьи, в которых описываются схемы наблюдательных, корреляционных и экспериментальных исследований. Укажите план исследования, гипотезу исследования, а также концептуальные и измеряемые переменные в каждом плане.
  2. Для каждой из следующих переменных (а) предложите исследовательскую гипотезу, в которой переменная выступает в качестве независимой переменной, и (б) предложите исследовательскую гипотезу, в которой переменная выступает в качестве зависимой переменной.
    • Помогая
    • Напор
    • Предубеждение
    • Мне нравится другой человек
    • Удовлетворенность жизнью
  3. Посетите веб-сайт http://www.socialpsychology.org/expts.htm и примите участие в одном из перечисленных там онлайн-исследований.

Список литературы

Андерсон К. А. и Дилл К. Э. (2000). Видеоигры и агрессивные мысли, чувства и поведение в лаборатории и в жизни. Журнал личности и социальной психологии, 78 (4), 772–790.

Бушман, Б. Дж., И Хьюсманн, Л. Р. (2010). Агрессия. В С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберте и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том 2, стр. 833–863). Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Эйзенбергер, Н. И., Либерман, М. Д., и Уильямс, К. Д. (2003). Больно ли отказ? ФМРТ-исследование социальной изоляции. Science, 302 (5643), 290–292.

Festinger, L., Riecken, H. W., & Schachter, S. (1956). Когда пророчество не оправдывается: социальное и психологическое исследование современной группы, предсказавшей разрушение мира .Миннеаполис, Миннесота: Университет Миннесоты Press.

Грин, Дж. Д., Соммервилл, Р. Б., Нистром, Л. Е., Дарли, Дж. М., и Коэн, Дж. Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Science, 293 (5537), 2105–2108.

Генрих Дж., Гейне С. Дж. И Норензаян А. (2010). Самые странные люди в мире? Поведенческие науки и науки о мозге, 33 (2–3), 61–83.

Либерман, М. Д., Харири, А., Ярчо, Дж. М., Эйзенбергер, Н.И., и Букхаймер, С. Ю. (2005). ФМРТ-исследование активности миндалины, связанной с расой, у афроамериканцев и людей европейского происхождения. Nature Neuroscience, 8 (6), 720–722.

Лилиенфельд, С.О. (13 июня 2011 г.). Общественный скептицизм психологии: почему многие люди считают изучение человеческого поведения ненаучным. Американский психолог. DOI: 10.1037 / a0023963

Мейер, Б. П., Робинсон, М. Д., и Вилковски, Б. М. (2006). Подставляя другую щеку: доброжелательность и регулирование преступлений, связанных с агрессией. Психологическая наука, 17 (2), 136–142.

Морведж, К. К., Грей, К., и Вегнер, Д. М. (2010). Избавьтесь от предусмотрительности: преднамеренность порождает неправильное представление о личном контроле. В R. R. Hassin, K. N. Ochsner, & Y. Trope (Eds.), Самоконтроль в обществе, разуме и мозге (стр. 260–278). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Окснер, К. Н., Бунге, С. А., Гросс, Дж. Дж., И Габриэли, Дж. Д. Э. (2002). Переосмысление чувств: исследование когнитивной регуляции эмоций с помощью фМРТ. Journal of Cognitive Neuroscience, 14 (8), 1215–1229

Престон Дж. И Вегнер Д. М. (2007). Ошибка эврики: непреднамеренный плагиат из-за неправильной атрибуции усилий. Журнал личности и социальной психологии, 92 (4), 575–584.

Richeson, JA, Baird, AA, Gordon, HL, Heatherton, TF, Wyland, CL, Trawalter, S., Richeson, JA, Baird, AA, Gordon, HL, Heatherton, TF, Wyland, CL, Trawalter, S. и др. № 8230; Шелтон, Дж. Н. (2003).ФМРТ-исследование влияния межрасового контакта на исполнительную функцию. Nature Neuroscience, 6 (12), 1323–1328.

Экспериментальная психология | Encyclopedia.com

Научное исследование основных поведенческих процессов, включая ощущения, эмоции и мотивацию, а также таких когнитивных процессов, как восприятие, память, обучение, решение проблем и язык.

Экспериментальные психологи работают, чтобы понять основные причины поведения, изучая людей и животных.Животные изучаются в лабораторных условиях и за их пределами по разным причинам. Исследователь может пожелать узнать больше о конкретном виде, изучить, как разные виды взаимосвязаны, изучить эволюционное значение определенного поведения или узнать больше о поведении человека.

Экспериментальная психология процветала во второй половине девятнадцатого века благодаря работам таких деятелей, как Г. Т. Фехнер (1801-1887), чей Элементы психологии Психология (1860) считается первым исследованием в этой области, и Вильгельм Вундт (1832-1920), основавший первую психологическую лабораторию в 1879 году.Другие, в том числе Hermann Ebbinghaus и E.B. Титченер (1867-1927) использовал лабораторные методы для исследования таких областей, как ощущения, память, , время реакции , и элементарные уровни обучения. Хотя контролируемые лабораторные исследования продолжают вносить большой вклад в область психологии, экспериментальные методы также используются в таких различных областях, как развитие ребенка , клиническая диагностика и социальные проблемы. Таким образом, концепция экспериментирования не может больше ограничиваться лабораторией, и «экспериментальная психология» теперь определяется методом и видами исследуемых процессов, а не его установкой.

Эксперимент в любых условиях проверяет гипотезу, предварительное объяснение наблюдаемого явления или предсказание исхода конкретного события, основанное на теоретических предположениях. Все эксперименты состоят из независимой переменной , которой манипулирует исследователь, и зависимой переменной , результат которой будет связан с независимой переменной. Например, в эксперименте по тестированию свойств гормона мелатонина вызывать сон, введение гормона будет независимой переменной, а результирующее количество сна будет зависимой переменной.

Проще говоря, влияние независимой переменной определяется путем сравнения двух групп, которые максимально похожи друг на друга, за исключением того, что только одна группа подвергалась воздействию проверяемой независимой переменной. Эта группа называется экспериментальной группой ; другая группа, которая обеспечивает базовый уровень для измерения , называется контрольной группой .

Хотя в идеале экспериментальная и контрольная группы должны быть максимально похожи, на практике большинство психологических исследований осложняется множеством факторов.Например, некоторые случайные переменные — различия как в самих испытуемых, так и в условиях тестирования — неизбежны и могут помешать эксперименту. Кроме того, многие эксперименты включают более одной группы субъектов, и создание истинной контрольной группы невозможно. Один из методов решения этих проблем — случайное распределение субъектов в каждую группу, таким образом, как можно более равномерно распределяя влияние неконтролируемых переменных.

Отношение испытуемых к экспериментальной ситуации — еще одно условие, которое может повлиять на результаты.Этот феномен лучше всего демонстрируется так называемым эффектом плацебо . Субъекты в экспериментах, которые проверяют медицинское и психологическое лечение, часто показывают улучшение только потому, что они считают, что лечение было проведено. Таким образом, введение плацебо (предполагаемое лечение, которое фактически не содержит активного ингредиента) контрольной группе может раскрыть экспериментатору, было ли улучшение состояния субъектов вызвано самим лечением или только убеждением субъектов в том, что их состояние улучшится.Помехи могут возникать из-за дополнительной переменной, предвзятости экспериментатора, непреднамеренного воздействия отношения, поведения или личных интересов экспериментатора на результаты эксперимента. Экспериментатор может, например, по-разному читать инструкции двум группам субъектов исследования или непреднамеренно дать одной группе немного больше или меньше времени для завершения эксперимента. Особенно сильным типом предвзятости экспериментатора является самоисполняющееся пророчество , тогда как ожидания исследователя влияют на результаты.В хорошо известном примере, когда лаборантам, работающим с двумя группами случайно выбранных крыс, сказали, что одна группа ярче, чем другая, они обращались с крысами таким образом, что предположительно более «умная» группа научилась преодолевать лабиринт быстрее. чем другая группа. Незначительные различия в том, как помощники обращались с «более умной» группой, привели к ожидаемым результатам.

В экспериментах с использованием плацебо предвзятость экспериментатора может быть предотвращена с помощью двойного слепого плана, в котором не только субъекты, но и лица, проводящие эксперимент, не знают, какая группа является контрольной и какие результаты ожидаются.В общем, экспериментаторы могут минимизировать предвзятость, предпринимая бдительные попытки распознать ее, когда она появляется, а также сопротивляться искушению намеренно повлиять на результат любого эксперимента. Результаты экспериментов обычно представлены в отчете или статье, в которой используется стандартный формат введения, метода, результатов и заключения.

Экспериментальные исследования также могут проводиться с помощью квазиэкспериментов, исследований, которые не контролируются истинным экспериментом, потому что одно или несколько его требований не могут быть выполнены, например, преднамеренное использование независимой переменной или случайное распределение испытуемых по разным группы.Например, исследования воздействия лекарств на беременных женщин основаны на данных о женщинах, которые уже были беременны и принимали или не принимали лекарства. Таким образом, исследователь не имеет никакого контроля над назначением субъектов или выбором, с которым они представлены, но он или она все еще может измерить различия между двумя популяциями и получить важные результаты. Эти результаты становятся достоверными, если они основаны на данных, полученных от большого числа субъектов, и когда их результаты могут быть воспроизведены несколько раз.Такие исследования создают основу для исследований, которые в противном случае были бы невозможны.

См. Также Экспериментальный план; Методология исследования

Дополнительная литература

Д’Амато, М. Р. Экспериментальная психология: методология, психофизика и обучение. Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1970

Кантовиц, Барри Х. Экспериментальная психология: понимание психологических исследований. 5-е изд. Сент-Пол: West Publishing Company, 1994.

Рождение экспериментальной психологии: как измерить начало?

Когда психология зародилась как наука? Изображение предоставлено: Хориа Варлан, Creative Commons.

В четверг, 26 июля, был запущен SciLogs.com, новый англоязычный научный блог-сеть. SciLogs.com, новый дом для блоггеров Nature Network, является частью международной коллекции блогов SciLogs, которая уже существует на немецком, испанском и голландском языках. Чтобы отметить это прибавление к семье научных блоггеров NPG, некоторые из блогов NPG публикуют сообщения, посвященные «началу».

Участие в этом фестивале межсетевого блоггинга — это природа.com’s Soapbox Science, блог Scitable Student Voices и блоггеров с SciLogs.com, SciLogs.de, Scitable и Scientific American’s Blog Network. Присоединяйтесь к нам, когда мы исследуем различные интерпретации истоков — от научных примеров, таких как стволовые клетки, до первых опытов, таких как публикация вашей первой статьи. Вы также можете следить за обсуждениями в социальных сетях и участвовать в них, используя хэштег #BeginScights.

***

1879 год, вот-вот родится психология.Место: Лейпцигский университет. Биологический родитель: Вильгельм Вундт. Дело: основание первой официальной университетской лаборатории по изучению психологии, событие, которое многие воспринимают как линию, знаменующую неофициальные исследования эмпирической, общепринятой науки.

В лаборатории четыре комнаты и несколько студентов. К началу 1880-х годов он вырастет до поразительных , шести комнат и в общей сложности 19 студентов. В 1883 году он присудит свою первую докторскую степень первому из советников Вундта, Максу Фридриху, по теме динамики индивидуальных психологических процессов.В том же году будет опубликован первый выпуск Journal Philosophische Studien , первого журнала экспериментальной психологии, основанного — и это уместно — не кем иным, как Вундтом.

С этого момента будущее этой дисциплины будет обеспечено: психология выживет и, возможно, даже будет процветать с наступлением нового столетия. Это не будет очередным провальным экспериментом.

Это, по крайней мере, самая простая история.

Трудно указать дату зарождения психологии как таковой.Эта лаборатория 1879 года — всего лишь один претендент, а Вундт — лишь один возможный отец. Но только подумайте, сколько людей проложило путь к достижениям Вундта. Справедливо ли называть его началом, или он скорее является точкой слияния (если это так)? И как далеко мы должны уйти, если мы хотим быть действительно справедливыми?

Начнем ли мы с древних греков и их размышлений о разуме и теле — и о связях между ними? Конечно, психология была бы невозможна без этих ранних философских размышлений.Или мы начнем с Рене Декарта и его размышлений о природе сознания и мышления? В конце концов, Декарт действительно превратил душу в нечто гораздо более физическое, чем когда-либо прежде, с местом для причины и следствия, источника и проявления (в частности, он утверждал, что душа воздействует на тело в определенном органе мозга. , шишковидная железа).

Или, может быть, нам лучше начать с Томаса Гоббса и его взглядов на материализм: все является материей и энергией, а все наше поведение является продуктом мозга и физических процессов.Логика Гоббса звучит довольно современно — и она действительно вдохновила концепцию эмпиризма , представление о том, что все знания приходят через органы чувств, — безусловно, научно обоснованное утверждение о нашей внутренней жизни.

Конечно, все эти начинания в каком-то смысле глупы. Они заходят слишком далеко в концепции происхождения. На самом деле, когда мы говорим о зарождении психологии, как мне кажется, мы имеем в виду рождение психологии как актуальной науки. Тот момент, выходящий за рамки теории и размышлений (хотя, конечно, они были важны), когда была внедрена элементарная методология, чтобы подвергнуть эти теории и размышления эмпирической проверке — и делать это снова и снова.

Но даже с этой суженной областью мы все равно сталкиваемся с той же проблемой: можем ли мы действительно назвать Вундта отправной точкой?

Есть Густав Фехнер, которому часто приписывают проведение первых экспериментов, которые можно идентифицировать как психологические, и это еще в 1839 году, когда Вундту было всего семь лет. Фехнера можно смело назвать отцом психофизики, которая сегодня является одной из самых строгих областей психологических исследований. (Интересно, что сегодня работа ведется в основном в поле зрения, и то, что первоначально вызвало интерес Фехнера, было повреждением его глаз, полученным из-за слишком долгого взгляда на солнце, из-за которого он временно ослеп.)

Между 1851 и 1860 годами Фехнер разработал три метода нахождения разницы между двумя отдельными ощущениями: просто заметные различия, правильные и неправильные случаи и средняя ошибка. Методы, описанные в Elemente der Psychophysik, , используются до сих пор — и предшествуют более чем двадцатилетним исследованиям самого Вундта. Является ли это достижение — демонстрация того, что действительно возможно измерять психические события, причем делать это в физически понятных терминах — недостойным основополагающего статуса?

Есть также те ученые, которые в начале-середине 1800-х годов начали экспериментировать с локализованными функциями мозга: Пьер Флоранс, который показал, что повреждение различных частей мозга животных приводит к различным типам двигательного дефицита; Поль Брока, который продемонстрировал, что повреждение определенной области мозга (которая теперь носит его имя) приводит к потере речи, но не к потере понимания.Разве это не ранняя психология — и гораздо более нейробиологическая и биологическая, чем многое из того, что последует за ней?

Еще есть Иван Павлов, один из тех, у кого слюноотделение, и у истоков этих центральных концепций в истории психологии, бихевиоризма и обусловленности. (А он , в свою очередь, в долгу перед соотечественником И. М. Сеченовым, который написал монографию « Рефлексы мозга » и утверждал, что даже самые сложные на вид поведения можно понимать как рефлекс.Возможно, Павлов получил Нобелевскую премию по физиологии, но его работа была важна для многих ведущих психологов двадцатого века — Джона Б. Уотсона, Б. Ф. Скиннера и многих других.

И, конечно же, есть Уильям Джеймс, еще один человек, который часто ассоциируется с самым выдающимся титулом — отец психологии. Ему также приписывают создание первой лаборатории экспериментальной психологии: согласно некоторым источникам, его деятельность действовала уже в 1874 или 5 годах. А что можно сказать о его монументальном тексте « Принципы психологии »? Является ли он менее, если не намного более влиятельным, чем собственный Вундт?

Помимо приоритетов, рассмотрим общую позицию двух ученых.Когда Вундт основал свою лабораторию, он, в частности, надеялся найти способ измерить скорость мыслительных процессов, чтобы обнаружить элементы, из которых складывается мысль. Он утверждал, что чем быстрее процесс, тем более «базовый» элемент. Типичный эксперимент: попросите людей выполнить два задания на время реакции, одно сложнее другого. Вычтите более простое из более сложного. Получите дополнительные умственные усилия в единицах времени, которые требуются для выполнения более сложной задачи.

Джеймс, с другой стороны, не верил, что разум состоит из такого множества элементарных частей, которые можно легко измерить и идентифицировать.Он писал, что Вундт все делал неправильно — во многом как человек, который анализирует состав кирпичей, чтобы понять природу дома. Но это, сказал Джеймс, ничего не говорит вам о доме; не совсем. Вместо этого необходимо, прежде всего, определить, для чего предназначен дом, а затем посмотреть, как он в целом достигает этой цели. Этот подход известен как функционализм : акцент на функции в противоположность структуре разума.

Чтобы увидеть, насколько эта точка зрения отличается от точки зрения Вундта, рассмотрим следующий отрывок из книги Джеймса « Принципы психологии» :

Ромео хочет Джульетту, как документы нуждаются в магните; и если нет препятствий, он движется к ней по такой же прямой линии, как и они. Но Ромео и Джульетта, если между ними будет построена стена, не оставайтесь идиотски прижимая свои лица к противоположным сторонам, как магнит и опилки с картой. Вскоре Ромео находит окольный путь, перелезая через стену или иным образом, напрямую касаясь губ Джульетты.Опилками путь фиксируется; Достигнет ли оно конца, зависит от случайностей. У любовника фиксируется конец; путь может изменяться бесконечно.

Джеймс, возможно, был менее методичен, чем Вундт, но, в конце концов, именно его идеи, полученные в результате экспериментов или личного опыта и размышлений, оказали большее влияние на развитие психологии. Значит, это делает его более отправной точкой? Имеет ли значение, что его Принципы теперь читаются гораздо шире, чем учебник Вундта Принципы физиологической психологии (Grundzüge der Physiologischen Psychologie) ?

А как насчет других направлений мысли, не исходящих ни от одного человека? Можно ли действительно говорить о зарождении современной психологии без хотя бы упоминания Зигмунда Фрейда, гештальтистов, Ватсона и Скиннера и бихевиористов, не говоря уже о гуманистах (а-ля Карл Роджерс) и социальных психологах (Гордон Олпортс и Курт Левинс), когнитивные психологи и психологи животных, специалисты по развитию и физиологи (ныне нейробиологи)?

***

Все восходит к Марку Твену, не так ли? «По существу, все идеи являются вторичными, сознательно и бессознательно взяты из миллиона внешних источников, — писал Твен Хелен Келлер, — и ежедневно используются собирателем с гордостью и удовлетворением, рожденным суевериями, которые он их породил; тогда как нигде в них нет ни малейшей оригинальности, за исключением небольшого обесцвечивания, которое они получают из-за его умственных и моральных качеств и его темперамента, что проявляется в характеристиках формулировок.Он продолжил провозглашением, что «требуется тысяча человек, чтобы изобрести телеграф, или паровой двигатель, или фонограф, или телефон, или любую другую важную вещь». И это не говоря уже о целом поле мысли.

Давайте на время забудем о цели определения исходной точки. И давайте закончим на другой ноте: психологии в ее нынешнем обличье.

Если есть что-то, что нам следует помнить, так это следующее. Психология, условно говоря, все еще довольно маленький, хотя и не по годам развитый ребенок.И хотя он уже начал ходить, может быть, даже в своих ужасных двойках, некоторые из его суб-дисциплин — например, нейробиология — едва открыли глаза. Для сравнения: один из моих старых профессоров однажды сравнил нынешнее состояние нейробиологических исследований и методологии с астрономией времен Галилея: многообещающе, но еще многое предстоит изучить, и инструменты, которые, хотя и являются новыми и интересными, остаются примитивными. и нуждаются в доработке.

Психология полна энергии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *