Содержание

Жизнь с одним легким: о чем стоит знать? | Сеть клиник «Евроонко»

Легкие – жизненно важные органы человека. Но иногда одно из них приходится удалять, например, если оно поражено злокачественной опухолью. Такую операцию называют пневмонэктомией, или пульмонэктомией.

Правильная реабилитация помогает вернуться к полноценной жизни после того, как у пациента было удалено одно легкое.

Эта статья, посвященная жизни с одним легким, в первую очередь предназначена для людей, которым предстоит операция, но, возможно, в ней найдут полезную информацию и те, кто уже перенесли хирургическое вмешательство.

Жизнь без одного легкого – насколько она полноценна?

Мы не случайно привели в подзаголовке именно такую формулировку. Она отсылает к знаменитому приему в психологии: «стакан наполовину пуст или наполовину полон»? Даже если одного легкого больше нет, второе осталось, и оно продолжает обеспечивать организм кислородом. Жизнь продолжается.

Конечно, было бы идеально, если бы остались оба органа. Но даже с одним можно жить полноценной жизнью.

Конечно, в жизни человека происходят некоторые изменения, несколько ограничиваются функциональные возможности, способность переносить физические нагрузки. Но известны примеры спортсменов, оставшихся с одним легким, и это не помешало им продолжать тренировки и даже выступать на соревнованиях.

Организм человека удивителен, он может приспособиться ко многим изменениям. Оставшееся легкое немного расширяется, чтобы занять свободное место в грудной клетке, и начинает более эффективно насыщать кровь кислородом.

Процесс восстановления после пневмонэктомии небыстрый, он может продолжаться недели и месяцы. Поначалу функциональные возможности пациента сильно ограничены. Важна правильная программа реабилитации.

Насколько полным будет восстановление? Это зависит от конкретной ситуации. Влияют многие факторы: возраст, общее состояние организма, сопутствующие хронические заболевания, курение.

Как проводят реабилитацию после удаления легкого?

Если операция прошла без осложнений, обычно пациенту через 12 часов разрешают садиться в постели, а через несколько дней – прогуливаться по коридору стационара.

Физические упражнения – важнейший элемент реабилитации после операции удаления легкого.
После пульмонэктомии пациента стараются как можно быстрее активизировать. Физические нагрузки – самый важный компонент реабилитации, потому что они помогают оставшемуся легкому и сердечно-сосудистой системе быстрее приспособиться к изменившемуся состоянию организма.

Сначала пациент выполняет простейшую дыхательную гимнастику и упражнения для разминки мышц ног, со временем нагрузки повышаются. Тут важны постепенность и разумный подход, а также регулярность и систематичность. Если забросить физические упражнения, в течение трех недель эффект от них сойдет на нет.

После выписки реабилитацию нужно продолжать дома. Важное правило — «каждый день делать немного больше»:

  • каждый день выполнять упражнения и постепенно наращивать нагрузки, в соответствии с рекомендациями врача;
  • меньше сидеть, лежать и больше ходить;
  • чаще выходить на улицу и гулять вокруг дома.

После лечения рака жизнь продолжается, и нужно стремиться к тому, чтобы она была максимально полноценной.

К сожалению, в России направление реабилитации онкологических больных пока развито недостаточно хорошо. В клиниках «Евроонко» ему уделяется большое внимание, с пациентами работают опытные врачи и инструкторы.

Записаться на консультацию к онкологу «Евроонко» можно по телефону 8 (800) 301-11-35

Мы написали для вас другие статьи о раке и онкологии:

Можно ли жить с одним легким или одной почкой?

Кажется, что удаление аппендикса или миндалин практически не оказывает негативного влияния на жизнь пациентов. А что можно сказать об удалении легкого или почки?

В жизни случает разное – из-за болезней и несчастных случаев людям приходится ампутировать конечности или удалять некоторые органы. Ученые занимаются созданием искусственных органов, которыми можно будет заменить поврежденные или утраченные – уже проводятся испытания искусственного сердца, проверяется эффективность искусственной поджелудочной железы и предпринимаются попытки выращивания в лаборатории печени и легких.

Кажется, что удаление аппендикса или миндалин практически не оказывает негативного влияния на жизнь пациентов. А что можно сказать об удалении легкого или почки?

Оказывается, удаление одного легкого вовсе не приводит к сокращению дыхательного объема вдвое – обычно этот показатель уменьшается лишь на 20-30%. Оставшееся легкое берет на себя функции удаленного и, при условии выполнения специальных упражнений, довольно быстро становится способно компенсировать отсутствие парного органа. У пациентов, перенесших удаление легкого, могут возникнуть сложности при выполнении действий, связанных с повышенной физической нагрузкой, однако, как правило, в обычной жизни они не испытывают проблем с дыханием. Одним из наиболее серьезных побочных эффектов пневмоэктомии является перекос тела –внутренние органы смещаются, развивается искривление позвоночника.

Одна почка (при условии, что она нормально функционирует) вполне способна справиться с фильтрацией всей крови. Те, кто перенес удаление почки, став, например, донором этого органа, довольно быстро восстанавливаются и не испытывают практически никаких осложнений, связанных с удалением.

Так, летом 2015 году в Сан-Франциско прошел целый «марафон», в котором приняло 18 человек – 9 доноров и 9 реципиентов. Близкий родственник пациента, который прошел операцию по пересадке почки, решил стать реципиентом для других людей, ожидающих трансплантацию. Его поступок вдохновил и других людей – в результате было сделано девять трансплантаций. Трансплантолог Эндрю Поссельт (Andrew Posselt) подчеркнул, что организму здорового человека донорство одной почки никак не вредит и это «совершенно безопасный поступок».

При гастрэктомии функции удаленного желудка берет на себя часть тонкого кишечника. В ходе такой операции кишечник сшивают с пищеводом. Пациенту рекомендуют есть небольшими порциями и принимать ряд добавок, способствующих пищеварению.

В некоторых случаях операция по удалению желудка проводится с превентивными целями – например, если у человека и членов его семьи обнаружена мутация, ассоциированная с агрессивной формой рака. Пациенты принимают решение согласиться на такую операцию, чтобы свести к минимуму возникновение опухоли.

Специалисты из Клиники Мейо поясняют, что и спленэктомия при разрыве селезенки существенно увеличивает восприимчивость пациента к различным инфекциям. Особенно велик риск заразиться вскоре после операции.

Для того, чтобы снизить риск возникновения инфекций, врачи рекомендуют тем, кто перенес такую операцию, прививаться от пневмонии, гриппа, менингококковой и гемофильной инфекций. В группу высокого риска входят дети до пяти лет и пациенты со сниженным иммунитетом.

Источник:

Not all organs are created equal. Our body parts aren’t just different shapes and sizes — some of them are also far more necessary than others.

MedicalDaily

Жизнь с одним лёгким. От чего умер Станислав Говорухин

Сегодня стало известно о смерти известного российского режиссёра, политика, общественного деятеля Станислава Говорухина. Ему было 82 года. Это трагическое сообщение появлялось в СМИ ещё вчера, 13 июня, однако представители Станислава Сергеевича и члены его семьи категорически опровергали эту информацию.

Фото: © L!FE / Павел Баранов

Жена Говорухина Галина даже рассказывала, что её супруг в прекрасном состоянии и занят работой.

— Я вам хочу сказать одно: ну хорошо я, мне смешно было, потому что человек дольше проживёт, что называется. Мне родственников жалко и друзей. Один уже взял билет, летит из Германии, — говорила она.

Надежду на то, что со Станиславом Сергеевичем всё в порядке, давали и его коллеги из Госдумы. Первый зампред Комитета Госдумы по культуре, который возглавлял Говорухин, Елена Драпеко сообщала, что состояние режиссёра не такое тяжёлое, а сам он сейчас находится в санатории.

Первый зампред Комитета Госдумы по культуре Елена Драпеко. Фото: © РИА Новости / Сергей Мальгавко

— Он находится в санатории «Барвиха». У него не такое тяжёлое состояние, чтобы говорить о госпитализации. Чувствует он себя терпимо, находится не в больнице, а в санатории. Проверили час назад, позвонили жене, — сообщила Драпеко.

Журналисты МК смогли узнать подробности о состоянии Говорухина от близких друзей его семьи: «Это не кома. Не знаю, откуда взялись разговоры об этом. Просто от слабости Станислав Сергеевич впадает в бессознательное состояние, но иногда приходит в себя, открывает глаза, реагирует. Правда, вчера он уже не разговаривал, но мог ещё пожать руку. Его состояние врачи оценивают как критическое, тяжёлое».

К сожалению, оправдались самые печальные прогнозы. Станислав Говорухин скончался сегодня, 14 июня, на 83-м году жизни.

— В 10:37 в санатории «Барвиха» после тяжёлой продолжительной болезни ушёл из жизни наш коллега Станислав Сергеевич Говорухин, — сообщил спикер Госдумы Вячеслав Володин.

Вячеслав Володин. Фото: © L!FE / Алексей Голенищев

Он подчеркнул, что Станислав Говорухин боролся с болезнью до конца, «но она его победила».

По данным СМИ, в декабре прошлого года Станислав Сергеевич перенёс тяжелейшую операцию по удалению лёгкого. Причина такого радикального оперативного вмешательства неизвестна, но очевидно, что поводы для этого были более чем серьёзные.

— Чаще всего причиной для такого рода операции (она называется пульмонэктомия) становится опухолевое поражение — проще говоря, рак лёгких, — объяснил хирург Владимир Хорошев. — Ещё возможные причины: туберкулёз, гнойно-воспалительные заболевания (абсцесс лёгкого).

Лёгкие человека. Фото: © pexels.com

По словам врача, в таком возрасте (напомним, Говорухину во время операции было уже за 80) любое хирургическое вмешательство может быть опасным, но конкретно у пульмонэктомии есть свои особенности.

— Как вы знаете, лёгкое располагается в грудной клетке, и, когда его целиком удаляют, образовывается, так скажем, пустое место. Но природа пустоты не терпит, поэтому после операции происходит дислокация близлежащих органов — оставшееся лёгкое начинает занимать место другого лёгкого, которое отрезали. Кроме того, все правые отделы сердца (которые находятся ближе всего к лёгким) тоже начинают перестраивать свою работу. Всё это — огромная нагрузка на организм, в особенности — на сердечно-сосудистую систему, — рассказал хирург.

Если операция прошла благополучно, то через год-полтора оставшееся лёгкое полностью начинает «работать за двоих». По словам Владимира Хорошева, после таких операций люди могут жить полной жизнью и не один десяток лет. Однако всё зависит от способности организма компенсировать потери — возраст Станислава Сергеевича, очевидно, в том числе повлиял на то, что с момента операции ему удалось прожить всего полгода.

Фото: © L!FE / Марат Сайченко

Говорухин всегда говорил, что рад жить полной жизнью, ни в чём себе не отказывая. «Я много курю, много пью, у меня нет никакого распорядка дня. И мне хорошо», — вот одна из его цитат. И несмотря на тяжёлые проблемы со здоровьем, Говорухин старался жить и работать. Но, увы, век режиссёра с одним лёгким оказался слишком коротким.

Свои соболезнования в связи с кончиной Говорухина уже выразил президент России Владимир Путин. Вместе с семьёй великого режиссёра скорбит многотысячная армия поклонников его творчества.

Подпишитесь на LIFE

Я умирал четыре раза. История человека, который 30 лет борется с раком

На полках польских книжных магазинов появилось биографическое издание «Я умирал четыре раза» («Umar?em cztery razy»). Герой книги Юлии Ляхович — Петр Погон, человек с одним легким, тридцать лет сражающийся с раком. На его теле — 94 шрама от операций, он пережил клиническую смерть, был бездомным, терял близких, однако не перестал радоваться жизни и бороться за каждую ее минуту.

«После операции, когда мне удалили пораженное метастазами легкое, я не приходил в сознание трое суток. Когда пришел в себя, сбежал из больницы, сел на велосипед и поехал к брату — сорок километров. Потом я спал два дня, а когда проснулся, осознал, что могу все». Об испытаниях, о силе, которая есть в каждом из нас и необходимости плакать и радоваться с Петром Погоном разговаривал Евгений Климакин.

 

Первый раз в онкологическом отделении

Евгений Климакин: Твоя борьба за жизнь началась, когда ты был подростком?

Петр Погон: Да. Когда мне было шестнадцать лет, врачи обнаружили опухоль. После одного из походов в горы у меня начало сильно болеть горло. Мы пошли с мамой к врачу. Он осмотрел меня и попросил выйти в коридор. Спустя несколько минут мама вся в слезах выбежала из кабинета. Опухоль была настолько большой, что врач поставил диагноз даже без специальных обследований. Рак.

ЕК: Как ты это переживал?

ПП: Я тогда не слишком понимал, что со мной происходит и какими могут быть последствия. Помню больничные окна. Одно выходило на общежитие для рабочих, где люди часто выпивали и били друг другу морды, а второе — на похоронное бюро. В больнице со мной никто не цацкался. Во время биопсии мне, например, сломали челюсть. Когда надо было сделать рентген, оказалось, что стол неисправен. Техник, недолго думая, велел мне лечь головой вниз. Помню, как тогда в голове что-то хлюпнуло, полилась кровь — и все.

ЕК: Клиническая смерть?

ПП: Началось сильное кровотечение, после которого сердце остановилось и наступила клиническая смерть. Должен тебе сказать, что я тогда не видел никакого туннеля и старца с ореолом и бородой. Мне просто стало хорошо и легко, а потом «фильм» прервался.

 

Сорок километров, которые изменили жизнь

ЕК: Это была первая смерть…

ПП: Да. Я прошел цикл сильнейших облучений и болезнь отступила. А в 1991 году я пошел на обследование, и оказалось, что в моем левом легком — затемнение. Врачи быстро приняли решение удалить его. Нельзя было медлить. Боялись, что метастазы поразят второе легкое. Потом — операция, три дня без сознания. После этого я в полной мере осознал, какой ужас со мной происходит. Мне было 23 года, у меня была прекрасная молодая жена, планы. Я понял, что не хочу существовать, чувствовать себя неполноценным. После операции мне было очень тяжело…

ЕК: Ты хотел покончить с собой?

ПП: Да. Но желание жить победило. После того, как врачи сняли швы, я сбежал из больницы, взял велосипед и поехал из Кракова в Бохню к брату. Сорок километров. Я хотел доказать себе, что, несмотря на болезнь, могу полноценно жить. Я ехал вдоль бетонного завода, вдоль пущи, плевал кровью, но не останавливался.

ЕК: Ты ведь мог себя убить.

ПП: Если бы не доехал до Бохни, то упал бы где-то по дороге, да. Тем не менее, я доехал. Это были самые важные сорок километров в моей жизни. Я приехал к брату и лег отдыхать. Так я проспал два дня. А когда открыл глаза, понял, что для человека нет ничего невозможного. Тогда время ускорило свой бег. Как сказал один врач, у меня началась онкологическая гиперактивность. За три-четыре года я сделал то, что люди делают всю жизнь.

ЕК: Что именно?

ПП: Я начал новые проекты. Например, участвовал в открытии первого в Польше жилищного кооператива для людей с инвалидностью. Мы построили первый польский многоквартирный комплекс, оборудованный для жилья людей с ограниченными возможностями. В Германии я увидел посуду с рекламными логотипами разных фирм и решил открыть первую такую фирму в Польше. У нас было по двести больших заказов в год. Мы производили тарелки, чашки с логотипами кафе, ресторанов, авиаперевозчиков, магазинов и т.д. У нас работали люди с инвалидностью.

ЕК: Ты стал бизнесменом.

ПП: Да. Я работал по двадцать часов в сутки, стал очень богатым человеком. Меня просто «накрыл» этот успех. Я ведь родился в бедной рабочей семье, а тут мне улыбнулась фортуна! Я мог себе покупать дорогую одежду, автомобили, ездить на каникулы в Италию. Но судьба меня баловала недолго. В 2000-м году началась черная полоса. Мой мир перевернулся с ног на голову, когда умер мой старший брат, Кшиштоф. Ему было 39 лет. Мне пришлось сказать его сыну-подростку, что папа никогда больше не вернется домой. Я тогда рассердился на того, кто находится сверху, над всеми нами. Я не мог понять, почему Бог забрал Кшиштофа, а не меня. Я очень любил брата. До сих пор, когда я закрываю глаза, вижу, как он учит меня поднимать паруса на яхте, как мы вместе едем в харцерский (харцерство — польское молодежное движение наподобие скаутинга, прим.ред.) лагерь. Можно сказать, что я пережил тогда свои собственные похороны.

ЕК: Что ты имеешь в виду?

ПП: Многие люди приходили на похороны, думая, что умер не Кшиштоф, а его младший, болезненный брат, то есть я. На некоторых венках даже было написано «Петр, мы будем помнить тебя. Скорбим». Жуткое ощущение! Брат был исключительным человеком: идеальным, прекрасным сыном, я всегда хотел быть на него похож. Мне было очень тяжело осознать, что Кшиштофа уже нет. Потом началась депрессия и все пошло по наклонной. Фирма развалилась.

 

Банкротство и бродяжничество

ЕК: Почему твоя фирма обанкротилась?

ПП: Крупная фирма, которая занималась продажей чая, не заплатила нам за очень большую партию товара. Я начал погашать долги за счет собственных сбережений и имущества. Мой отец всегда повторял: «Жить надо так, чтобы в день похорон 388 человек из 400 говорили о тебе хорошо». Вот я и решил сам все уладить, сделать всем хорошо. Сегодня ничуть об этом не жалею, но тогда это решение привело меня к нищенскому существованию. В то же время один из моих сотрудников вынес с работы жесткий диск с информацией о клиентах и продал его моим конкурентам, от меня ушла жена, из очень состоятельного человека я превратился в бомжа. Я совершил тогда очень серьезную ошибку.

ЕК: Какую?

ПП: Сказал себе, что сам со всем справлюсь. Я так хорошо «справился», что четыре месяца жил под открытым небом. Спал на каких-то чужих безлюдных дачных участках, ночевал на улице, был бродягой, страшно пил.

ЕК: Никто не хотел тебе помочь?

ПП: Некоторые люди, которым я раньше помогал, делали вид, что не узнают меня на улице, отворачивались. Но я и сам, честно говоря, не просил помощи. Думал, что сильный. Сейчас бы я пошел к людям и сказал: «Протяните мне руку, я упал», но тогда мне мешала эта никому не нужная мужская гордость. Для меня, как для мужчины, это был очень важный период.

ЕК: Что помогло тебе не потерять веру в человека?

ПП: Период бездомности помог мне лучше увидеть другого человека. Я бродяжничал, спал на улице с людьми, которые когда-то были инженерами, профессорами университетов, литературоведами. Эти люди когда-то просто сдались, сказали «баста», махнули на себя рукой. Их победили обстоятельства, и они поплыли по течению.

ЕК: Что им мешало вернуться к нормальной жизни?

ПП: Алкоголь. Человек, который злоупотребляет алкоголем, не может вернуться к нормальной жизни. Алкоголик ведь теряет чувство собственного достоинства. Тем, кто бросает пить, проще завязать с бродяжничеством.

ЕК: Чему тебя научил этот период?

ПП: Никогда нельзя закрываться, прятаться от внешнего мира. Нельзя ни в коем случае превращаться в улитку. Если случилась беда, надо просить людей о помощи. Мой папа учил меня, что мужчина всегда должен быть сильным, за всех должен нести ответственность, справляться со всеми несчастьями сам. Это огромная ошибка. Сложности и кризисы бывают у всех.

 

Жизнь с нуля

ЕК: Что помогло тебе вернуться к нормальной жизни?

ПП: Одна моя приятельница была знакома с актрисой, общественным деятелем, основательницей фонда «Несмотря ни на что» Анной Дымной. Она рассказала ей обо мне, и Дымна приняла меня на работу. Я проводил занятия для умственно отсталых людей. Вставал в 4.20 утра и ехал в этот центр, шефство над которым взял фонд Анны  Дымной.

ЕК: А где ты жил?

ПП: Я поселился тогда у родителей. Они выделили мне комнату. Приходил вечером, ночевал, а на рассвете ехал на работу.

ЕК: Чем ты занимался?

ПП: Педагогическое образование помогло мне. Я проводил для этих людей разные занятия. Кто-то называет их сумасшедшими, чокнутыми, но мне эти люди были очень дороги. Я работал с ними восемь месяцев. В группе были 26 человек в возрасте от 19 до 40 лет. Каждое утро они целовали меня в губы. Я говорил, что взрослые так не целуются, а они смотрели мне в глаза и говорили: «Но мы ведь тебя любим». Для меня тогда открылся другой мир. Мы ездили вместе на природу. Господи, с каким восторгом они бегали за курицами на ферме, с какой нежностью гладили животных! Что тут говорить, благодаря этим людям я восстанавливался и заново учился жить.

ЕК: Какой момент запомнился больше всего?

ПП: Со мной разводилась жена. Мне было очень плохо. Я пришел на работу и попросил Сабинку, девочку с серьезнейшим расстройством психики, нарисовать то, что она видит за окном. Шел дождь, было серо, противно, а Сабинка, у которой рот не закрывался и все время текла слюна, нарисовала мне мелками яркое дерево, у которого крона была раскрашена шестью красками. Меня тогда осенило. Я понял, что все — в нашей голове. «Сабинка, ты правда это видишь?». «Ааа», — утвердительно промычала она. Меня как током ударило! Я пошел к Ане Дымной и попросил, чтобы она позволила мне заниматься тем, что я хорошо умею делать, то есть работать с бизнесменами. Так я начал связываться с представителями разных фирм, убеждать их в необходимости выделять средства на благотворительность. Я стал профессиональным попрошайкой, который добывает деньги для неправительственных организаций.

ЕК: Ты помогал разным организациям?

ПП: Да. Мы недавно даже посчитали, что за 12 лет мне удалось привлечь для 60 разных благотворительных организаций 28 миллионов злотых (около 7 млн евро — прим. ред.). Сейчас я собираюсь наконец-то открыть собственный фонд. У меня много идей, которыми я заражаю окружающих. Люди мне доверяют, поэтому со спокойной душой дают деньги.

 

Невозможное возможно

ЕК: Ты часто устраиваешь спортивные мероприятия, чтобы привлечь средства на благотворительные цели.

ПП: Так было в случае благотворительного марафона для детей солдат, погибших в Ираке и Афганистане. Мы устроили забег и собрали у спонсоров 300 тысяч злотых для сирот. Я в принципе люблю спорт. Эту любовь мне привил отец. Ему сейчас 82 года, и еще пять лет назад он садился на шпагат. В детстве мы с утра до вечера играли в футбол, катались на коньках, в свободное время покоряли горные вершины. Несмотря на болезнь, я не отказался от этих приятных вещей. Помню, я узнал о том, что группа незрячих итальянцев поднялась на Килиманджаро. Я сразу начал искать спонсоров, чтобы поляки с инвалидностью тоже покорили эту вершину.

ЕК: Удалось найти?

ПП: В 2008 году группа из восьми человек была на Килиманджаро. Люди с разными отклонениями. Кто-то без руки, кто-то на инвалидной коляске…

ЕК: На Килиманджаро — на инвалидной коляске?

ПП: Существуют специальные горные инвалидные коляски. На финальном этапе одну из участниц экспедиции, Анжелику, мы несли в рюкзаке, в котором были прорезаны два отверстия для ее ног. Четверо из восьми человек покорили вершину, хотя я считаю, что каждый участник был победителем. Это путешествие обошлось в копеечку, поэтому некоторые критиковали нас, говорили, что эти средства можно было потратить на более благородные цели. Тем не менее, я храню письмо от парня с параличом конечностей, которое я получил после нашего восхождения. Он написал: «Друзья, спасибо вам за то, что вы сделали. Теперь я уверен в том, что когда-то также покорю свое Килиманджаро — на собственных ногах дойду до умывальника». Понимаешь, такое в принципе невозможно переоценить. Надежда ведь дороже всех сокровищ мира.

ЕК: Это было не последнее твое восхождение?

ПП: Потом я поднимался на Эльбрус. Оттуда я спустился на лыжах, стал первым человеком без легкого, который это сделал. Самый большой резонанс в СМИ вызвало восхождение в 2011 году на Аконкагуа. На самую высокую вершину Южной Америки (6962 метра — прим. ред.) я поднялся с моим незрячим другом Лукашем Желиховским.

ЕК: Многие оттуда не возвращаются.

ПП: Смерть ходила за нами по пятам. Как бы страшно это ни прозвучало, мы спаслись, потому что когда-то там погиб другой человек. До этого на Аконкагуа трагически погибла итальянка Элена, и родители этой девушки финансировали строительство перевалочного пункта на вершине горы. Он появился всего за две недели до нашего восхождения. Я очень хочу когда-нибудь встретиться с этими людьми, потому что во время непогоды мы спаслись от смерти именно в этом лагере. Позже «National Geographic» назвал наше восхождение «Событием 2011 года»

ЕК: Ты также бегаешь марафоны.

ПП: Да, весь дом в медалях. Я участвовал уже в тридцати с лишним марафонах: в Нью-Йорке, Токио, Берлине и других городах. Везде с благотворительной миссией. Спонсоры платили за каждый преодоленный километр, поэтому я не мог сойти с дистанции. Как минимум 42 километра пробегал всегда.

ЕК: Но это далеко не самое изнурительное из всего, что ты делал.

ПП: Да, есть еще триатлон. Там без перерыва надо проплыть около 4 км, проехать 180 км на велосипеде и потом еще пробежать 42 км. Триатлон Ironman («железный человек» — прим. ред.) считается одним из самых сложных однодневных соревнований в мире. С медицинской точки зрения, человек с одним легким не может это сделать. Оказалось, что может! Мне удалось это сделать дважды.

ЕК: Какую самую мудрую вещь ты услышал в жизни?

ПП: Самые важные слова я услышал от нетрезвого дровосека, когда я остановился, чтобы отдохнуть во время изнурительной 60-километровой поездки на велосипеде. Я тогда сел и начал сетовать на усталость. «Что ты такой хиляк? — спросил пожилой мужчина — Запомни, все трудности и испытания — это узлы на веревке нашей жизни. Если будешь ерзать туда-сюда, задница разболится очень быстро. Но, если будешь мудрым, используешь узлы, чтобы подняться по ним выше».

ЕК: Звучит!

ПП: Не только звучит. Каждая очередная болезнь, новые осложнения делали меня сильнее.

ЕК: Как ты себя чувствуешь сейчас?

ПП: Из-за сильной дозы облучения, полученной 30 лет назад, я перестал различать вкусы, сейчас теряю слух. Мне должны установить кохлеарный имплант, который позволит его восстановить. В 2015 году я поехал на очередные, третьи, соревнования по триатлону. Сошел с них на первом же этапе. Во время заплыва один из участников соревнования нечаянно очень сильно ударил меня ногой в лицо. Для меня это был знак — надо притормозить.

 

Слезы горя и счастья

ЕК: Ты говорил, что после смерти брата обиделся на того, кто свыше. Потом ты с ним примирился?

ПП: Мы планировали с братом поехать в горы покататься на лыжах, но не успели. Спустя три месяца после смерти Кшисека один из его лучших друзей взял меня в альпийский Куршевель. Шел сильный снег, мы с самого утра ездили на лыжах. Я катался и все время плакал. Смотрел на невероятно прекрасные горные вершины, снег, вспоминал брата, думал о жизни и ревел. От горя, от счастья… Друг брата в какой-то момент заметил мои слезы и сказал: «Перестань», но я не перестал. Человек должен плакать, когда ему хочется. Горы, вызвавшие этот поток слез, помогли мне примириться с Богом и принять смерть брата.

ЕК: Вера в Бога — что это для тебя?

ПП: Я отношусь к вере, к Богу, по-францискански: стараюсь, как святой Франциск, видеть прекрасное в мелочах, в окружающем мире. Для меня Бог — это красивая панорама с высокой горы, я вижу его в улыбке девушки, возможности выпить летом в парке, потанцевать. Бог проявляется в том, что собака радостно виляет хвостом, видя меня. Одни называют его Иисусом, другие — Буддой, третьи — еще как-то… Он — везде. Он меня никогда не предавал. Бог — это друзья, это слезы счастья…

ЕК: Вижу, что ты не стесняешься слез.

ПП: Некоторые говорят, что слезы — это проявление слабости. Все наоборот. Неумение плакать, неумение видеть прекрасное — это слабость. В восприимчивости, открытости — наша сила. В 2009 году во время снежной бури я с незрячим другом поднялся на Эльбрус. Когда буря утихла, мы сели на вершине горы и Лукаш попросил меня: «Расскажи, что ты видишь. Опиши то, что находится вокруг нас». В тот момент кругом настолько прояснилось, что видна была панорама Кавказа. Я минуты три описывал горы, небо, тучи, солнце, а потом расплакался и сказал: «Лукаш, прости, но мне не хватает слов. Это так красиво, что у меня перехватывает дыхание. Мы в небе! Благодарю тебя, что ты, мой незрячий друг, открыл мне глаза. Я увидел эту красоту благодаря тебе».

 

Самая страшная смерть

ЕК: Думая о своей жизни, ты, наверное, задавал себе вопрос «почему все так сложно»?

ПП: У меня есть своя псевдо-теологическая теория, согласно которой Бог — еще тот шутник. Он сидит со святым Петром и говорит: «Ну хорошо, дадим Погону еще одну жизнь. Но она будет сложнее предыдущей! Если он так хочет, пусть переходит на следующий уровень». Я, конечно же, спрашивал себя, почему моя жизнь так сильно отличается от жизни других людей. Думаю, у высших сил есть план, который нам сложно понять. Надо перестать об этом думать, потому что у нас нет ответа на эти вопросы. Есть масса вещей, которые невозможно объяснить. Мы не знаем, почему одни умирают молодыми, а другие живут до старости. Как объяснить ситуацию, когда мы поднимаемся на Монблан в Альпах, нас накрывает снежная лавина, выживают все тридцать человек, которые участвовали в восхождении, но погибает наш молодой инструктор? Почему он? Почему не кто-то другой, постарше? Почему не я? Почему сиротой становится его десятимесячная дочь? Это необъяснимые вещи. Это все ужасно, но обрати внимание на одну вещь: этот парень погиб в горах — своем любимом месте на земле, занимаясь любимым делом.

ЕК: Ты не боишься смерти?

ПП: А чего ее бояться? Смерть — это переход из одной комнаты в другую. Как шутит один мой знакомый ксендз, во второй комнате точно не будет идиотов. Самое ужасное, когда умирает человек, который убежден в том, что жизнь прошла зря.

ЕК: Ты такое видел?

ПП: В больнице. Если честно, это самое страшное, что я видел в своей жизни. Мужчина умирал две недели, без конца повторяя, что его жена — гулящая, дочь — неудачница, потому что связалась с дурным человеком, сын — бестолочь, потому что не пошел по его стопам, а его жизнь — полное дерьмо. Это ужасно, но, когда этот человек умер, окружающие облегченно вздохнули. Я видел и другую смерть. У мужчины был рак кишечника на последней стадии. Врачи, наверное, и не верили в то, что его можно спасти. Спустя три дня после операции он прямо в больничном халате пошел в магазин и купил себе чекушку вишневой наливки. Вернулся в больницу, выпил ее, упал на пол и сказал мне, улыбаясь: «Пётрек, зови медсестру. Я жил в свое удовольствие, пил, а сейчас настало время уходить. Было так здорово! Прощай!». Пока медсестры добежали, он скончался с застывшей на лице улыбкой. Эти две смерти перевернули мою жизнь.

 

Рак — не приговор

ЕК: С тобой связываются люди, которым помог твой пример борьбы с недугами?

ПП: Довольно часто. Недавно позвонил мой врач и рассказал о 33-летнем мужчине, у которого он нашел рак. Вместо того, чтобы расстроиться, пациент сказал: «Я недавно читал об одном типе, который пережил несколько онкологических заболеваний, с одним легким поднимался в горы, бегал марафоны. Ничего страшного, переживу! Буду бороться!» Звонила, например, мать парня с инвалидностью, который участвовал со мной в марафоне. Сказала, что не узнает сына. Он полон оптимизма, не хочет снимать медаль даже когда моется. Ради такого стоит жить, работать, бороться.

ЕК: Что ты говоришь людям, которые заболели раком?

ПП: В 1984 году, когда я впервые попал в онкологическое отделение, большинство пациентов умирало. Сейчас ситуация очень изменилась. Я говорю людям, что рак — это цивилизационная проблема, с которой можно справиться. Рак лечится. В каждом из нас дремлет энергия, благодаря которой можно восстановиться. Главное понимать, что и успехи, и поражения — в голове. По своему опыту я знаю, что у каждого человека есть силы справиться с этим недугом. Я, без одного легкого, пробегаю 80 километров. Этого невозможно достичь только благодаря физической подготовке. На 40-м, 50-м километре сил уже нет, и тогда включается голова, которая начинает тащить за собой тело. В каждом из нас — масса неиспользованной энергии.

ЕК: Многие люди панически боятся рака. Как не бояться этой болезни и ее последствий?

ПП: Если это произошло, ни в коем случае нельзя оставаться одному. Онкологи говорят, что раком болеет не один человек, а вся его семья. Главное — не закрываться, не изолировать себя от внешнего мира. Надо разговаривать о болезни, не стесняться рассказывать о своих фобиях. Мне лично очень помогла и помогает поддержка родных и близких.

ЕК: Ты побывал в разных странах. Успел увидеть даже СССР.

ПП: У меня вышло довольно-таки экстремальное знакомство с этой страной. Стоял 1989 год, я собирался жениться, но понимал, что у меня нет денег на свадьбу. Один знакомый предложил мне поработать челноком. В то время по решению президента Рейгана была запрещена продажа западных компьютеров в СССР. Тем не менее, частные лица могли привозить их с собой. Мы ехали из Польши в Германию, брали там компьютеры, садились в самолет Берлин-Москва, отдавали аппаратуру каким-то людям из СССР, получали деньги и возвращались обратно. Мы были международными спекулянтами, которые три раза в неделю, используя липовые приглашения, прилетали в Советский Союз.

ЕК: Такие истории обычно плохо заканчиваются.

ПП: Это точно. Однажды нас задержали в аэропорту, повели на допрос. Я был единственным, кто немного говорил по-русски, поэтому военный сразу обратился ко мне: «Приглашения в СССР у вас подделанные. Гражданин Погон, хочешь на Лубянку?». Я расплакался и начал просить, чтобы нас не наказывали. Они посадили нас в самолет и мы вернулись в Берлин. По иронии судьбы именно в этот день пала Берлинская стена. Немцы тогда от счастья побросали работу, везде было пусто. В аэропорту в зале ожидания мы встретили только одного китайца, который искал свой багаж.

ЕК: Ты был также и в Украине?

ПП: Мы провели там с другом, его и моим сыновьями 38 дней. Объехали всю страну вдоль и поперек. Это было одно из моих самых лучших путешествий. Горы, море, открытые люди — было очень здорово.

 

Главное — не останавливаться

ЕК: Петр, твоя жизнь — история сильного человека, который все время проводит в борьбе и из любой ситуации выходит победителем. Какой должна быть женщина, которая может все это вынести, находясь с тобою рядом?

ПП: С личной жизнью у меня проблемы. Последняя девушка, с которой я встречался, сказала, когда уходила: «Я думала, что рядом с тобой буду, как у теплого домашнего огня, а оказалась в горящем лесу». Женщинам, к сожалению, тяжело со мной долго выдержать.

ЕК: У тебя есть дети?

ПП: Да. Сын от первого брака. Ему сейчас 23 года. Я мечтал о том, чтобы успеть до 50 лет родить еще одного ребенка. Успел. Моей малышке Эмильке почти три годика. С ее мамой мы расстались и не живем вместе, но два раза в неделю я проезжаю 200 км, чтобы забрать дочку из садика и провести с ней время. Эмилька уже умеет плавать, кататься на коньках.

ЕК: Чему еще ты ее учишь?

ПП: Я хотел бы, чтобы она не плыла по течению, не жила как-нибудь. Что остается в нашей памяти? Интересные люди, яркие ситуации, красивые отношения, победы. Надо видеть и создавать такие ситуации. Не каждый должен покорять семитысячные вершины. Можно быть просто отличным водителем автобуса, позитивным и доброжелательным продавцом, добросовестным сантехником. Я сейчас повторяю банальные вещи, но мы редко говорим друг другу «спасибо», «ты мне нужна», «я тебя люблю», «как хорошо, что ты есть в моей жизни», а ведь это нам необходимо, это греет наше сердце.

ЕК: Как сейчас выглядит твоя жизнь?

ПП: Я не могу остановиться, не могу насытиться жизнью, чувствую постоянный голод, желание что-то делать. В 2016 году мне удалили щитовидную железу, на которой была обнаружена опухоль. Борьба продолжается. Сплю по 24 часа в неделю. Три часа в сутки мне хватает. Просыпаюсь, чищу на рассвете зубы и думаю о том, что со мной будет происходить сегодня. Главное — не останавливаться!

 

Разговаривал Евгений Климакин

P.S. В конце интервью Петр попросил опубликовать свой электронный адрес. Писать Петру Погону можно на адрес: [email protected]

Источник: culture.pl

Жизнь с одним легким: Немного вдохновения

Здравствуйте!
Если вы вдруг на секунду, минуту, день, два или даже год ушли в депрессию, думая, что все кончено и «это не для вас», хочу показать вам примеры реальных людей. Хочу показать как важно жить своей жизнь, как важно жить своими целями. Мы хотим восстановить свою физическую активность, улучшить качество жизни. И мы можем это сделать. Удивительные истории людей доказывают еще и еще то, что пора брать ответственность за свою жизнь на себя.
 Материал взят из популярного зарубежного ресурса www.steadyhealth.com. Я не выбираю только положительные истории. Потому что самое время учиться  на чужих ошибках и успехах.
Будьте внимательны и умейте фильтровать информацию. Вот, например, такие комментарии очень сомнительны (перевод следом):

«Having one lung is not my case, but I know someone who is in that situation. It is my friend who had her lung removed almost 15 years ago. She says, in numerous occasions, that she is leading a perfectly normal life, except for the physical activity. She only takes walks, she is not capable of hard exercises. Then again, considering your father’s age, that would not be a problem.»
«У меня не одно легкое, но я знаю кое-кого, кто попал в такую ситуацию. Это моя подруга, которой удалили легкое 15 лет назад. Она говорит, что обычно она ведет прекрасную размеренную жизнь, за исключением физической активности. Она только ходит, не способна выполнять тяжелые упражнения. Но опять же таки, учитывая возраст вашего отца (в теме говорится о дедушке 67 лет) это не будет проблемой».

«Одна баба сказала» — я отношу подобные посты к этому варианту. Люди часто убеждают и себя и друг-друга, что этого они сделать не могут. К тому же, не думаю, что эта «подруга» существует в действительности.

«Yes, it’s possible to survive on one lung, but life as it WAS is over for him. Good news though- It’s like being able to start over. New attitudes, new pastimes and hopefully- new ways of tackling problems: Ah, those ‘pesky stairs’ you say, being exhausted after taking a shower — I know. Things will never be the same, so forget the past and embrace the future. There’s more than one way to solve the problem. If you are the caregiver, be patient. If you’re the patient, learn patience. Good things happen to good people, in good time. Good luck!»
«Да, жить с одним легким возможно, но жизнь, которой она была, закончится. Хотя есть хорошие новости: это словно начать все сначала. Ах, эти «противные лестницы» о которых вы говорите, после душа, мне это знакомо. (речь о спайках, о которых мы еще поговорим с вами). Вещи больше не будут прежними. Так что стоит забыть о прошлом и принять будущее. И в нем есть много путей решения проблем. Если вы близкий человек — будьте терпеливы, а если пациент — учитесь терпению.  Хорошие вещи случаются с хорошими людьми, в свое время. Удачи!»

Часто мы начинаем думать какие свершения могли бы сделать, не настигни нас операция. Но что нам по сути мешает сделать это с одним легким? Мы сами. Принять будущее, взять на себя ответственность за него и действовать. Не отчаиваться. 

«I have one lungs AND was born with it 

I am Carl DeForest and i am 18 year old. I was born with one lung. if you don’t belived me it alright, my real mother was/is drug addivct with cocaine. I have not seen her for 18 year. but let me get back to the point. At frist it a HUGES problem.. have to breath harder, have to be a machine to breath.. it might take year…. i got use to it and look at me now I am doing everything as a normal as a person with two lungs. would do… I run track, lift weight, play basketball, i do all other stuff to prove doctors thatone lung is not dangous only for breathing but you will get use to it..

My aol E-mail is [email protected]»«У меня одно легкое и я родился таким.

Меня зовут Карл ДэФорест, мне 18 лет. Я родился с одним легким. Если вы не верите мне — это нормально. Моя мать была (есть) зависимой от кокаина. Я не видел ее все 18 лет. Но позвольте вернуться к идее сообщения. Вначале это БОЛЬШАЯ проблема… дышать тяжело, для полноценного дыхания нужен аппарат. Так может продолжаться год… Я прошел все это и посмотрите на меня сейчас, я делаю все, словно обычный человек с двумя легкими. Я бегаю, подымаю тяжести, играю в баскетбол, делаю все остальные вещи доказывая врачам, что одно легкое не опасно (для полноценной жизни) и вы можете приспособиться к этому.

Мой эмейл [email protected]»

Это очень важное сообщение всем, кто еще сомневается. Границы в нашей голове. Надеюсь вам понравилась эта рубрика, Буду продолжать выкладывать реальные истории и расширять ваше восприятие ситуации. Мы с вами одной крови, не забывайте этого. 

На Алтае начали выполнять бронхопластику при раке легкого

В Алтайском краевом онкологическом диспансере провели первые на Алтае бронхопластические операции при раке легкого. Заведующий отделением торакальной хирургии №1 Александр Агеев радикально пролечил двух пациентов, сохранив им легкие. Уникальной методике он обучался в прошлом году в Санкт-Петербургском НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова у знаменитого российского хирурга-онколога Евгения Левченко.

Коварство рака легкого заключается в том, что часто опухоль располагается в очень неудобном с точки зрения хирургического лечения месте – в бронхах, которые соединяют дыхательную трахею с самим органом. Раньше, чтобы решить проблему кардинально, приходилось удалять не только пораженную часть бронха, но вместе с ней и примыкающее к нему легкое. Или же таким пациентам вовсе отказывали в хирургическом лечении, заменяя его лучевой терапией.

«Оба варианта – это Сцилла и Харибда для больных с тяжелыми сопутствующими патологиями органов дыхания и сердечнососудистой системы, а также курильщиков со стажем. Лучевая нагрузка крайне изнурительно действует на и без того натруженные органы, а жизнь с одним легким и вовсе накладывает массу ограничений», — пояснил Александр Агеев. 

Бронхопластика позволяет радикально пролечить рак и при этом сохранить здоровое легкое. Для этого хирург вырезает пораженный участок бронха выше и ниже опухоли, а оставшиеся концы сшивает между собой.

По признанию хирурга, главная сложность операции заключается в том, что чаще всего культи бронхов не совпадают по диаметру. Приходится их вставлять друг в друга и обшивать «заплаткой» из лоскута межреберной мышцы.

«Это собственная разработка Евгения Левченко, с помощью которой можно надежно стыковать бронхи и не бояться нагноения из-за попадания в рану воздуха и микробов», — рассказал врач.

Врач также отметил, что успех таких операций зависит от слаженной работы хирурга и анестезиолога, ведь для проведения бронхопластики нужна особая анестезиологическая методика раздельной интубации легких. В 2019 году в онкодиспансер по программе «Борьба с онкологическими заболеваниями» поступили новые наркозно-дыхательные аппараты, позволяющие успешно решать подобные задачи.   

Оба пациента Александра Агеева после операции чувствуют себя хорошо. Андрей Ш. из Барнаула, уже готовится к выписке, а Юрий С. по рекомендации врачей активно «расхаживается» после удаления дренажных трубок. Кстати, оба они — заядлые курильщики, но накануне операции пагубную привычку бросили, по их собственному признанию, «окончательно и бесповоротно».

На Алтае примерно 10% пациентов с раком легкого нуждаются в подобном лечении.  Так что теперь Александру Агееву предстоит обучить и других врачей своего отделения с тем, чтобы все больные могли получить необходимую помощь. 

Легкого дыхание: новая методика позволит спасти тысячи онкобольных | Статьи

У пациентов с раком легких появился шанс на повышение выживаемости и улучшение качества жизни — в санкт-петербургском НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова модифицировали существующую методику операций. Нововведение позволяет удалять лишь одну долю легкого. Сейчас в России до 50% пациентов с операбельным раком легкого подвергаются пневмонэктомии — полному удалению пораженного органа. Хотя у половины из них можно удалять лишь одну его долю. В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова сделано уже 260 таких операций, и опыт решено распространить по всей стране. На днях в центре провели первый бесплатный мастер-класс для врачей, которые решили перенять эту методику. Проводить такие показательные операции будут и в регионах.

Ежегодно в России выявляется более 60 тыс. больных раком легкого, 70–80% из которых — пациенты с IV стадией болезни, для которых хирургическое вмешательство неприемлемо, рассказал «Известиям» заведующий хирургическим торакальным отделением НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова Евгений Левченко.

— Остается примерно 20–30% пациентов, которым показано хирургическое вмешательство. В половине случаев (при периферическом расположении опухоли) удается выполнить лобэктомию. А остальным (при центральном ее расположении) обычно проводят пневмонэктомию, хотя в 80% случаев можно провести бронхопластическую лобэктомию — то есть сохранить здоровую часть органа, — пояснил он.

Только за 2018 год Евгений Левченко провел 50 таких операций. Всего же на его счету 260 бронхопластик — это самый большой опыт для торакального хирурга во всем мире. В НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова количество таких операций в разы превосходит количество пневмонэктомий. А в среднем по стране бронхопластические операции при раке легкого составляют 5–10% от общего количества хирургических вмешательств.

Рак легкого чаще всего развивается у длительно и интенсивно курящих людей преимущественно старше 60 лет с целым рядом сердечно-сосудистых, бронхолегочных и других сопутствующих заболеваний. Именно у этой категории больных после пневмонэктомий отмечается высокая частота осложнений, дающих плохой прогноз.

— Частичное удаление легкого позволяет улучшить качество жизни пациента, условия реабилитации больных и отдаленные результаты лечения. Ведь многие больные после удаления всего легкого умирают не от прогрессирования онкологического заболевания, а от сопутствующей сердечной патологии. Потому что легкие и сердце находятся в очень тесном взаимодействии, — рассказал Евгений Левченко.

В процесс проведения реконструктивных операций хирурги НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова добавили две тонкости, которые позволяют улучшить результат именно для онкобольных. Евгений Левченко формирует анастомоз (соединение двух полых органов, в данном случае бронхов), на одно полукольцо вводя бронх меньшего диаметра в бронх большего диаметра — как бы «прикрывает» полученное соустье собственным мышечным лоскутом пациента на сосудистой ножке.

Такое соединение бронхов обладает большим запасом прочности и меньшими рисками осложнений, чем при полном удалении легкого. Получается двойная выгода для пациента — лучшее качество жизни при увеличенной надежности операции. Метод уже зарекомендовал себя на практике. По словам врача, не исключено, что и другие хирурги опытным путем пришли к этому же решению проблемы, просто их работа не описана в медицинской литературе.

Такие операции — вершина торакальной хирургии, для их проведения требуется очень опытный хирург и слаженный тандем анестезиологической и реанимационной бригад. Впрочем, по словам Евгения Левченко, в последние 5–7 лет ситуация стала меняться в лучшую сторону. Так, на днях в центре провели первый мастер-класс для врачей, и в нем захотели поучаствовать более ста медиков.

— Я в торакальной онкологии около 30 лет, но именно из этого мастер-класса почерпнул для себя пару ранее мной не используемых приемов, которые могут существенно влиять на ход операции и определять благоприятное течение послеоперационного периода, — сказал «Известиям» замдиректора по научной работе Научно-практического центра клинических исследований и оценки медицинских технологий департамента здравоохранения Москвы, доктор медицинских наук, профессор Александр Завьялов.

Он подчеркнул, что проведение таких мастер-классов очень полезно для всего онкологического хирургического сообщества.

Справка «Известий»

Евгений Левченко — мировой лидер по выполнению изолированной химиоперфузии легкого и плевры. В 2009 году он провел химиоперфузию 17-летней пациентке с многочисленными метастазами в легких. Во время вмешательства он удалил в общей сложности 70 метастазов и добился стойкой ремиссии, несмотря на агрессивность первичной опухоли — остеогенной саркомы. Пациентка до сих пор благополучно живет без признаков прогрессирования болезни.

За девять лет — с 2010 по 2018 год — хирург провел 180 перфузий. Это больше, чем во всех европейских клиниках, выполняющих этот вид операции, вместе взятых. В 2017 году за одну из таких операций он был удостоен премии фонда имени академика В.Н. Перельмана.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Можете ли вы жить с одним легким?

Рак или другие проблемы со здоровьем могут привести вас и вашего врача к решению удалить одно из ваших легких. В большинстве случаев одно здоровое легкое должно быть в состоянии доставлять достаточно кислорода и удалять достаточно углекислого газа, чтобы ваше тело оставалось здоровым.

Врачи называют операцию по удалению легкого пневмонэктомией.

После того, как вы оправитесь от операции, вы сможете вести довольно нормальную жизнь с одним легким. Вы по-прежнему сможете без проблем выполнять обычные повседневные задачи.Операция не вызывает никаких проблем с оставшимся легким.

Тем не менее, объем ваших легких будет вдвое меньше, чем был, поэтому вы можете заметить, что у вас легче задыхается, особенно когда вы тренируетесь. У вас также больше шансов получить боль, усталость, проблемы с сердцем и некоторые другие проблемы со здоровьем. А если у вас есть заболевание, которое влияет на ваше оставшееся легкое, например эмфизему или хронический бронхит, вам, вероятно, будет труднее, чем раньше, перевести дыхание. Вам нужно будет поговорить со своим врачом о любых симптомах, которые вы заметите, и о методах лечения, которые помогут вам легче дышать.

Зачем может понадобиться удаление легкого

Рак легкого — самая частая причина. Обычно рак начинается в легких, но это также может произойти, когда опухоль распространяется туда из другой части тела.

Не всем больным раком легких требуется удаление легкого. Это может быть вариант для людей с опухолями, которые особенно велики или растут около центра легкого.

Другие проблемы со здоровьем, которые могут потребовать лечения с помощью пневмонэктомии, включают:

Что происходит во время пневмонэктомии?

Вам дадут лекарство, которое полностью усыпит вас перед операцией.

Хирург разрезает ту сторону груди, которая ближе всего к легкому, которую нужно удалить. Они разрушат ваше легкое, закроют более крупные кровеносные сосуды вокруг него, перережут главный бронх как можно ближе к дыхательному горлу и удалят легкое. Затем они закроют то, что осталось от разрезанного бронха, и убедитесь, что воздух не пропускает воздух.

При «экстраплевральной» пневмонэктомии хирург также удалит слизистую оболочку грудной стенки (называемую плеврой) вместе с частями других близлежащих тканей и залатает их прочными, стерильными искусственными материалами.

Что происходит после пневмонэктомии?

Обычно вам необходимо оставаться в больнице в течение недели или двух после операции, чтобы ваша медицинская бригада могла следить за вашим пульсом, дыханием и артериальным давлением и проверять вас на наличие инфекции.

Хотя вы можете болеть, у вас не должно быть серьезной боли. Сообщите своему врачу, если почувствуете что-либо, особенно если оно возникло внезапно.

Вы можете работать с обученным специалистом, называемым респираторным терапевтом, чтобы научиться специальным дыхательным упражнениям, которые вам нужно будет делать несколько раз в день.Это поможет вам укрепить дыхание и удалить жидкость, которая скапливается в результате операции.

Вам понадобится кто-нибудь, кто отвезет вас из больницы и поможет вам по дому в первые несколько дней. Сначала расслабьтесь — никакой тяжелой работы. Вы быстрее устанете, но ваша сила и выносливость должны вернуться в течение следующих нескольких недель или месяцев.

Позвоните своему врачу, если вы заметили что-либо, похожее на инфекцию, или если у вас жар, кашель, отек или усиливающаяся боль.Позвоните по номеру 911, если у вас есть боль в груди, боль при дыхании, одышка или другие проблемы с дыханием.

Можете ли вы жить с одним легким? Выживание и мировоззрение

Можно иметь только одно легкое и при этом функционировать относительно нормально.

Хотя легкие являются жизненно важными органами в организме, некоторые состояния могут привести к потере функции легких или необходимости их удаления.

Тем не менее, каждый человек будет индивидуальным, и в каждом случае есть свои особенности, в зависимости от функции легких человека и любых других проблем, с которыми они сталкиваются.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше.

Легкие — ключевые органы человеческого тела, отвечающие за доставку кислорода в организм и помогающие избавляться от отработанных газов при каждом выдохе.

Хотя идеально иметь оба легких, можно жить и функционировать без одного легкого. Одно легкое по-прежнему позволяет человеку жить относительно нормальной жизнью.

Однако наличие одного легкого может ограничивать физические возможности человека, например, способность выполнять упражнения. Тем не менее, многие спортсмены, которые теряют способность использовать одно легкое, все еще могут тренироваться и продолжать заниматься спортом.

Организм приспосабливается к этому изменению несколькими способами. Например, оставшееся легкое немного расширится, чтобы занять пространство, оставшееся от отсутствующего легкого. Со временем организм также научится восполнять потерю кислорода.

Однако у человека не будет полной емкости легких, как это было с двумя легкими, и ему, вероятно, придется научиться замедляться и адаптироваться к этим изменениям.

Хотя большинство людей ожидают, что у них будет постоянное дыхание или неспособность функционировать без одного легкого, обычно этого не происходит.Человеку, возможно, придется научиться до некоторой степени замедлять свои нормальные функции, но он должен уметь вести относительно нормальную жизнь с одним легким.

Хотя можно жить без легких, здесь есть несколько рисков.

В исследовании, опубликованном в журнале Journal of Cancer , отмечается, что пневмонэктомия или операция по удалению одного из легких — это операция с высоким риском, которая может привести к осложнениям и даже смерти.

Возможные осложнения, связанные с пневмонэктомией, включают:

Анестетик после операции также несет в себе определенные риски.

Фактический процесс пневмэктомии включает в себя разрез сбоку тела для удаления пораженного легкого.

Пространство, оставшееся после удаления легкого, заполнится воздухом. Во время выздоровления человек может чувствовать временную боль в животе или давление, поскольку этот воздух перемещается и ассимилируется в организме. Со временем другое легкое немного расширится, чтобы занять часть этого пространства. Оставшееся пространство естественным образом заполнится жидкостью.

После успешной операции человеку еще нужно время, чтобы выздороветь.Полное выздоровление без осложнений может занять недели или даже месяцы.

Во время выздоровления и даже после него человеку нужно будет осознавать свои ограничения и, возможно, придется значительно снизить уровень своей активности.

Некоторые вещи могут вызвать у человека более сильное дыхание и могут подвергнуть его риску снижения кровотока или обморока. Даже повседневные действия, такие как вставание с постели по утрам, вставание из положения лежа или подъем по лестнице, могут вызывать у человека сильное запыхание.

Дополнительные факторы также будут влиять на риск человека. Например, их общее состояние здоровья до операции, их возраст и любые другие состояния здоровья могут повлиять на их индивидуальные риски.

Людям, в анамнезе которых курят или имеют другие легочные заболевания, ограничивающие их функцию легких, необходимо соблюдать особую осторожность. Им может потребоваться дополнительная помощь во время выздоровления, и им следует тесно сотрудничать с врачом, чтобы понять свои риски.

Ряд проблем может привести к необходимости пневмэктомии, в том числе:

Хотя в прошлом основной причиной удаления легких были инфекции, сейчас это встречается гораздо реже.Тем не менее, при тяжелых инфекциях, которые вызывают обширные повреждения или очень трудно поддаются лечению, удаление легких по-прежнему может быть лучшим способом действий.

Для здорового человека удаление легкого не должно вызывать серьезных ограничений. Каждому человеку придется изучить свои собственные ограничения в каждой ситуации, поскольку нет двух абсолютно одинаковых случаев.

Человеку с другими проблемами, которые влияют на легкие или затрудняют дыхание, может быть труднее жить с одним легким.

Осложнения, вызванные заболеванием легких или курением в анамнезе, могут повысить вероятность того, что человек испытывает такие симптомы, как одышка или затрудненное дыхание.

Тем не менее, индивидуальные взгляды могут сильно различаться. Хотя людям не следует ожидать восстановления нормальной функции легких после удаления легкого, в большинстве случаев они все еще могут работать относительно нормально.

Процедура удаления легкого обычно является лишь частью лечения человека.Их приверженность другим схемам лечения также повлияет на их общее мнение.

Такие методы лечения, как легочная реабилитация, являются важными факторами выздоровления человека и общей функции легких. Врач также порекомендует пациенту выполнять дыхательную гимнастику дома.

Всегда работайте с врачом во время процесса выздоровления, чтобы обсудить возможные методы лечения, поскольку эти методы лечения могут быть важными шагами к выздоровлению.

Можно жить с одним легким. Однако способность человека заниматься спортом, скорее всего, снизится.

Операция по удалению легкого — серьезная процедура, при которой удаляется часть или все легкое.

Людям с сопутствующими заболеваниями, поражающими легкие, возможно, потребуется уделять больше внимания своим индивидуальным рискам.

Сама операция сопряжена с определенным риском, как и процесс выздоровления. Индивидуальное мировоззрение человека может сильно различаться в зависимости от ряда факторов, но наличие одного легкого не должно уменьшать продолжительность жизни человека.

Любой, кому может потребоваться удаление легкого, заранее поговорит с врачом, чтобы обсудить все возможности операции и жизнь после процедуры.

Процедуры восстановления и легочная реабилитация могут помочь укрепить оставшееся легкое и помочь людям постепенно улучшить их функцию легких.

Можете ли вы жить с одним легким? Выживание и мировоззрение

Можно иметь только одно легкое и при этом функционировать относительно нормально.

Хотя легкие являются жизненно важными органами в организме, некоторые состояния могут привести к потере функции легких или необходимости их удаления.

Тем не менее, каждый человек будет индивидуальным, и в каждом случае есть свои особенности, в зависимости от функции легких человека и любых других проблем, с которыми они сталкиваются.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше.

Легкие — ключевые органы человеческого тела, отвечающие за доставку кислорода в организм и помогающие избавляться от отработанных газов при каждом выдохе.

Хотя идеально иметь оба легких, можно жить и функционировать без одного легкого. Одно легкое по-прежнему позволяет человеку жить относительно нормальной жизнью.

Однако наличие одного легкого может ограничивать физические возможности человека, например, способность выполнять упражнения. Тем не менее, многие спортсмены, которые теряют способность использовать одно легкое, все еще могут тренироваться и продолжать заниматься спортом.

Организм приспосабливается к этому изменению несколькими способами. Например, оставшееся легкое немного расширится, чтобы занять пространство, оставшееся от отсутствующего легкого. Со временем организм также научится восполнять потерю кислорода.

Однако у человека не будет полной емкости легких, как это было с двумя легкими, и ему, вероятно, придется научиться замедляться и адаптироваться к этим изменениям.

Хотя большинство людей ожидают, что у них будет постоянное дыхание или неспособность функционировать без одного легкого, обычно этого не происходит.Человеку, возможно, придется научиться до некоторой степени замедлять свои нормальные функции, но он должен уметь вести относительно нормальную жизнь с одним легким.

Хотя можно жить без легких, здесь есть несколько рисков.

В исследовании, опубликованном в журнале Journal of Cancer , отмечается, что пневмонэктомия или операция по удалению одного из легких — это операция с высоким риском, которая может привести к осложнениям и даже смерти.

Возможные осложнения, связанные с пневмонэктомией, включают:

Анестетик после операции также несет в себе определенные риски.

Фактический процесс пневмэктомии включает в себя разрез сбоку тела для удаления пораженного легкого.

Пространство, оставшееся после удаления легкого, заполнится воздухом. Во время выздоровления человек может чувствовать временную боль в животе или давление, поскольку этот воздух перемещается и ассимилируется в организме. Со временем другое легкое немного расширится, чтобы занять часть этого пространства. Оставшееся пространство естественным образом заполнится жидкостью.

После успешной операции человеку еще нужно время, чтобы выздороветь.Полное выздоровление без осложнений может занять недели или даже месяцы.

Во время выздоровления и даже после него человеку нужно будет осознавать свои ограничения и, возможно, придется значительно снизить уровень своей активности.

Некоторые вещи могут вызвать у человека более сильное дыхание и могут подвергнуть его риску снижения кровотока или обморока. Даже повседневные действия, такие как вставание с постели по утрам, вставание из положения лежа или подъем по лестнице, могут вызывать у человека сильное запыхание.

Дополнительные факторы также будут влиять на риск человека. Например, их общее состояние здоровья до операции, их возраст и любые другие состояния здоровья могут повлиять на их индивидуальные риски.

Людям, в анамнезе которых курят или имеют другие легочные заболевания, ограничивающие их функцию легких, необходимо соблюдать особую осторожность. Им может потребоваться дополнительная помощь во время выздоровления, и им следует тесно сотрудничать с врачом, чтобы понять свои риски.

Ряд проблем может привести к необходимости пневмэктомии, в том числе:

Хотя в прошлом основной причиной удаления легких были инфекции, сейчас это встречается гораздо реже.Тем не менее, при тяжелых инфекциях, которые вызывают обширные повреждения или очень трудно поддаются лечению, удаление легких по-прежнему может быть лучшим способом действий.

Для здорового человека удаление легкого не должно вызывать серьезных ограничений. Каждому человеку придется изучить свои собственные ограничения в каждой ситуации, поскольку нет двух абсолютно одинаковых случаев.

Человеку с другими проблемами, которые влияют на легкие или затрудняют дыхание, может быть труднее жить с одним легким.

Осложнения, вызванные заболеванием легких или курением в анамнезе, могут повысить вероятность того, что человек испытывает такие симптомы, как одышка или затрудненное дыхание.

Тем не менее, индивидуальные взгляды могут сильно различаться. Хотя людям не следует ожидать восстановления нормальной функции легких после удаления легкого, в большинстве случаев они все еще могут работать относительно нормально.

Процедура удаления легкого обычно является лишь частью лечения человека.Их приверженность другим схемам лечения также повлияет на их общее мнение.

Такие методы лечения, как легочная реабилитация, являются важными факторами выздоровления человека и общей функции легких. Врач также порекомендует пациенту выполнять дыхательную гимнастику дома.

Всегда работайте с врачом во время процесса выздоровления, чтобы обсудить возможные методы лечения, поскольку эти методы лечения могут быть важными шагами к выздоровлению.

Можно жить с одним легким. Однако способность человека заниматься спортом, скорее всего, снизится.

Операция по удалению легкого — серьезная процедура, при которой удаляется часть или все легкое.

Людям с сопутствующими заболеваниями, поражающими легкие, возможно, потребуется уделять больше внимания своим индивидуальным рискам.

Сама операция сопряжена с определенным риском, как и процесс выздоровления. Индивидуальное мировоззрение человека может сильно различаться в зависимости от ряда факторов, но наличие одного легкого не должно уменьшать продолжительность жизни человека.

Любой, кому может потребоваться удаление легкого, заранее поговорит с врачом, чтобы обсудить все возможности операции и жизнь после процедуры.

Процедуры восстановления и легочная реабилитация могут помочь укрепить оставшееся легкое и помочь людям постепенно улучшить их функцию легких.

Можете ли вы жить с одним легким? Выживание и мировоззрение

Можно иметь только одно легкое и при этом функционировать относительно нормально.

Хотя легкие являются жизненно важными органами в организме, некоторые состояния могут привести к потере функции легких или необходимости их удаления.

Тем не менее, каждый человек будет индивидуальным, и в каждом случае есть свои особенности, в зависимости от функции легких человека и любых других проблем, с которыми они сталкиваются.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше.

Легкие — ключевые органы человеческого тела, отвечающие за доставку кислорода в организм и помогающие избавляться от отработанных газов при каждом выдохе.

Хотя идеально иметь оба легких, можно жить и функционировать без одного легкого. Одно легкое по-прежнему позволяет человеку жить относительно нормальной жизнью.

Однако наличие одного легкого может ограничивать физические возможности человека, например, способность выполнять упражнения. Тем не менее, многие спортсмены, которые теряют способность использовать одно легкое, все еще могут тренироваться и продолжать заниматься спортом.

Организм приспосабливается к этому изменению несколькими способами. Например, оставшееся легкое немного расширится, чтобы занять пространство, оставшееся от отсутствующего легкого. Со временем организм также научится восполнять потерю кислорода.

Однако у человека не будет полной емкости легких, как это было с двумя легкими, и ему, вероятно, придется научиться замедляться и адаптироваться к этим изменениям.

Хотя большинство людей ожидают, что у них будет постоянное дыхание или неспособность функционировать без одного легкого, обычно этого не происходит.Человеку, возможно, придется научиться до некоторой степени замедлять свои нормальные функции, но он должен уметь вести относительно нормальную жизнь с одним легким.

Хотя можно жить без легких, здесь есть несколько рисков.

В исследовании, опубликованном в журнале Journal of Cancer , отмечается, что пневмонэктомия или операция по удалению одного из легких — это операция с высоким риском, которая может привести к осложнениям и даже смерти.

Возможные осложнения, связанные с пневмонэктомией, включают:

Анестетик после операции также несет в себе определенные риски.

Фактический процесс пневмэктомии включает в себя разрез сбоку тела для удаления пораженного легкого.

Пространство, оставшееся после удаления легкого, заполнится воздухом. Во время выздоровления человек может чувствовать временную боль в животе или давление, поскольку этот воздух перемещается и ассимилируется в организме. Со временем другое легкое немного расширится, чтобы занять часть этого пространства. Оставшееся пространство естественным образом заполнится жидкостью.

После успешной операции человеку еще нужно время, чтобы выздороветь.Полное выздоровление без осложнений может занять недели или даже месяцы.

Во время выздоровления и даже после него человеку нужно будет осознавать свои ограничения и, возможно, придется значительно снизить уровень своей активности.

Некоторые вещи могут вызвать у человека более сильное дыхание и могут подвергнуть его риску снижения кровотока или обморока. Даже повседневные действия, такие как вставание с постели по утрам, вставание из положения лежа или подъем по лестнице, могут вызывать у человека сильное запыхание.

Дополнительные факторы также будут влиять на риск человека. Например, их общее состояние здоровья до операции, их возраст и любые другие состояния здоровья могут повлиять на их индивидуальные риски.

Людям, в анамнезе которых курят или имеют другие легочные заболевания, ограничивающие их функцию легких, необходимо соблюдать особую осторожность. Им может потребоваться дополнительная помощь во время выздоровления, и им следует тесно сотрудничать с врачом, чтобы понять свои риски.

Ряд проблем может привести к необходимости пневмэктомии, в том числе:

Хотя в прошлом основной причиной удаления легких были инфекции, сейчас это встречается гораздо реже.Тем не менее, при тяжелых инфекциях, которые вызывают обширные повреждения или очень трудно поддаются лечению, удаление легких по-прежнему может быть лучшим способом действий.

Для здорового человека удаление легкого не должно вызывать серьезных ограничений. Каждому человеку придется изучить свои собственные ограничения в каждой ситуации, поскольку нет двух абсолютно одинаковых случаев.

Человеку с другими проблемами, которые влияют на легкие или затрудняют дыхание, может быть труднее жить с одним легким.

Осложнения, вызванные заболеванием легких или курением в анамнезе, могут повысить вероятность того, что человек испытывает такие симптомы, как одышка или затрудненное дыхание.

Тем не менее, индивидуальные взгляды могут сильно различаться. Хотя людям не следует ожидать восстановления нормальной функции легких после удаления легкого, в большинстве случаев они все еще могут работать относительно нормально.

Процедура удаления легкого обычно является лишь частью лечения человека.Их приверженность другим схемам лечения также повлияет на их общее мнение.

Такие методы лечения, как легочная реабилитация, являются важными факторами выздоровления человека и общей функции легких. Врач также порекомендует пациенту выполнять дыхательную гимнастику дома.

Всегда работайте с врачом во время процесса выздоровления, чтобы обсудить возможные методы лечения, поскольку эти методы лечения могут быть важными шагами к выздоровлению.

Можно жить с одним легким. Однако способность человека заниматься спортом, скорее всего, снизится.

Операция по удалению легкого — серьезная процедура, при которой удаляется часть или все легкое.

Людям с сопутствующими заболеваниями, поражающими легкие, возможно, потребуется уделять больше внимания своим индивидуальным рискам.

Сама операция сопряжена с определенным риском, как и процесс выздоровления. Индивидуальное мировоззрение человека может сильно различаться в зависимости от ряда факторов, но наличие одного легкого не должно уменьшать продолжительность жизни человека.

Любой, кому может потребоваться удаление легкого, заранее поговорит с врачом, чтобы обсудить все возможности операции и жизнь после процедуры.

Процедуры восстановления и легочная реабилитация могут помочь укрепить оставшееся легкое и помочь людям постепенно улучшить их функцию легких.

Можете ли вы жить с одним легким? Выживание и мировоззрение

Можно иметь только одно легкое и при этом функционировать относительно нормально.

Хотя легкие являются жизненно важными органами в организме, некоторые состояния могут привести к потере функции легких или необходимости их удаления.

Тем не менее, каждый человек будет индивидуальным, и в каждом случае есть свои особенности, в зависимости от функции легких человека и любых других проблем, с которыми они сталкиваются.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше.

Легкие — ключевые органы человеческого тела, отвечающие за доставку кислорода в организм и помогающие избавляться от отработанных газов при каждом выдохе.

Хотя идеально иметь оба легких, можно жить и функционировать без одного легкого. Одно легкое по-прежнему позволяет человеку жить относительно нормальной жизнью.

Однако наличие одного легкого может ограничивать физические возможности человека, например, способность выполнять упражнения. Тем не менее, многие спортсмены, которые теряют способность использовать одно легкое, все еще могут тренироваться и продолжать заниматься спортом.

Организм приспосабливается к этому изменению несколькими способами. Например, оставшееся легкое немного расширится, чтобы занять пространство, оставшееся от отсутствующего легкого. Со временем организм также научится восполнять потерю кислорода.

Однако у человека не будет полной емкости легких, как это было с двумя легкими, и ему, вероятно, придется научиться замедляться и адаптироваться к этим изменениям.

Хотя большинство людей ожидают, что у них будет постоянное дыхание или неспособность функционировать без одного легкого, обычно этого не происходит.Человеку, возможно, придется научиться до некоторой степени замедлять свои нормальные функции, но он должен уметь вести относительно нормальную жизнь с одним легким.

Хотя можно жить без легких, здесь есть несколько рисков.

В исследовании, опубликованном в журнале Journal of Cancer , отмечается, что пневмонэктомия или операция по удалению одного из легких — это операция с высоким риском, которая может привести к осложнениям и даже смерти.

Возможные осложнения, связанные с пневмонэктомией, включают:

Анестетик после операции также несет в себе определенные риски.

Фактический процесс пневмэктомии включает в себя разрез сбоку тела для удаления пораженного легкого.

Пространство, оставшееся после удаления легкого, заполнится воздухом. Во время выздоровления человек может чувствовать временную боль в животе или давление, поскольку этот воздух перемещается и ассимилируется в организме. Со временем другое легкое немного расширится, чтобы занять часть этого пространства. Оставшееся пространство естественным образом заполнится жидкостью.

После успешной операции человеку еще нужно время, чтобы выздороветь.Полное выздоровление без осложнений может занять недели или даже месяцы.

Во время выздоровления и даже после него человеку нужно будет осознавать свои ограничения и, возможно, придется значительно снизить уровень своей активности.

Некоторые вещи могут вызвать у человека более сильное дыхание и могут подвергнуть его риску снижения кровотока или обморока. Даже повседневные действия, такие как вставание с постели по утрам, вставание из положения лежа или подъем по лестнице, могут вызывать у человека сильное запыхание.

Дополнительные факторы также будут влиять на риск человека. Например, их общее состояние здоровья до операции, их возраст и любые другие состояния здоровья могут повлиять на их индивидуальные риски.

Людям, в анамнезе которых курят или имеют другие легочные заболевания, ограничивающие их функцию легких, необходимо соблюдать особую осторожность. Им может потребоваться дополнительная помощь во время выздоровления, и им следует тесно сотрудничать с врачом, чтобы понять свои риски.

Ряд проблем может привести к необходимости пневмэктомии, в том числе:

Хотя в прошлом основной причиной удаления легких были инфекции, сейчас это встречается гораздо реже.Тем не менее, при тяжелых инфекциях, которые вызывают обширные повреждения или очень трудно поддаются лечению, удаление легких по-прежнему может быть лучшим способом действий.

Для здорового человека удаление легкого не должно вызывать серьезных ограничений. Каждому человеку придется изучить свои собственные ограничения в каждой ситуации, поскольку нет двух абсолютно одинаковых случаев.

Человеку с другими проблемами, которые влияют на легкие или затрудняют дыхание, может быть труднее жить с одним легким.

Осложнения, вызванные заболеванием легких или курением в анамнезе, могут повысить вероятность того, что человек испытывает такие симптомы, как одышка или затрудненное дыхание.

Тем не менее, индивидуальные взгляды могут сильно различаться. Хотя людям не следует ожидать восстановления нормальной функции легких после удаления легкого, в большинстве случаев они все еще могут работать относительно нормально.

Процедура удаления легкого обычно является лишь частью лечения человека.Их приверженность другим схемам лечения также повлияет на их общее мнение.

Такие методы лечения, как легочная реабилитация, являются важными факторами выздоровления человека и общей функции легких. Врач также порекомендует пациенту выполнять дыхательную гимнастику дома.

Всегда работайте с врачом во время процесса выздоровления, чтобы обсудить возможные методы лечения, поскольку эти методы лечения могут быть важными шагами к выздоровлению.

Можно жить с одним легким. Однако способность человека заниматься спортом, скорее всего, снизится.

Операция по удалению легкого — серьезная процедура, при которой удаляется часть или все легкое.

Людям с сопутствующими заболеваниями, поражающими легкие, возможно, потребуется уделять больше внимания своим индивидуальным рискам.

Сама операция сопряжена с определенным риском, как и процесс выздоровления. Индивидуальное мировоззрение человека может сильно различаться в зависимости от ряда факторов, но наличие одного легкого не должно уменьшать продолжительность жизни человека.

Любой, кому может потребоваться удаление легкого, заранее поговорит с врачом, чтобы обсудить все возможности операции и жизнь после процедуры.

Процедуры восстановления и легочная реабилитация могут помочь укрепить оставшееся легкое и помочь людям постепенно улучшить их функцию легких.

Можете ли вы жить с одним легким? Выживание и мировоззрение

Можно иметь только одно легкое и при этом функционировать относительно нормально.

Хотя легкие являются жизненно важными органами в организме, некоторые состояния могут привести к потере функции легких или необходимости их удаления.

Тем не менее, каждый человек будет индивидуальным, и в каждом случае есть свои особенности, в зависимости от функции легких человека и любых других проблем, с которыми они сталкиваются.

Продолжайте читать, чтобы узнать больше.

Легкие — ключевые органы человеческого тела, отвечающие за доставку кислорода в организм и помогающие избавляться от отработанных газов при каждом выдохе.

Хотя идеально иметь оба легких, можно жить и функционировать без одного легкого. Одно легкое по-прежнему позволяет человеку жить относительно нормальной жизнью.

Однако наличие одного легкого может ограничивать физические возможности человека, например, способность выполнять упражнения. Тем не менее, многие спортсмены, которые теряют способность использовать одно легкое, все еще могут тренироваться и продолжать заниматься спортом.

Организм приспосабливается к этому изменению несколькими способами. Например, оставшееся легкое немного расширится, чтобы занять пространство, оставшееся от отсутствующего легкого. Со временем организм также научится восполнять потерю кислорода.

Однако у человека не будет полной емкости легких, как это было с двумя легкими, и ему, вероятно, придется научиться замедляться и адаптироваться к этим изменениям.

Хотя большинство людей ожидают, что у них будет постоянное дыхание или неспособность функционировать без одного легкого, обычно этого не происходит.Человеку, возможно, придется научиться до некоторой степени замедлять свои нормальные функции, но он должен уметь вести относительно нормальную жизнь с одним легким.

Хотя можно жить без легких, здесь есть несколько рисков.

В исследовании, опубликованном в журнале Journal of Cancer , отмечается, что пневмонэктомия или операция по удалению одного из легких — это операция с высоким риском, которая может привести к осложнениям и даже смерти.

Возможные осложнения, связанные с пневмонэктомией, включают:

Анестетик после операции также несет в себе определенные риски.

Фактический процесс пневмэктомии включает в себя разрез сбоку тела для удаления пораженного легкого.

Пространство, оставшееся после удаления легкого, заполнится воздухом. Во время выздоровления человек может чувствовать временную боль в животе или давление, поскольку этот воздух перемещается и ассимилируется в организме. Со временем другое легкое немного расширится, чтобы занять часть этого пространства. Оставшееся пространство естественным образом заполнится жидкостью.

После успешной операции человеку еще нужно время, чтобы выздороветь.Полное выздоровление без осложнений может занять недели или даже месяцы.

Во время выздоровления и даже после него человеку нужно будет осознавать свои ограничения и, возможно, придется значительно снизить уровень своей активности.

Некоторые вещи могут вызвать у человека более сильное дыхание и могут подвергнуть его риску снижения кровотока или обморока. Даже повседневные действия, такие как вставание с постели по утрам, вставание из положения лежа или подъем по лестнице, могут вызывать у человека сильное запыхание.

Дополнительные факторы также будут влиять на риск человека. Например, их общее состояние здоровья до операции, их возраст и любые другие состояния здоровья могут повлиять на их индивидуальные риски.

Людям, в анамнезе которых курят или имеют другие легочные заболевания, ограничивающие их функцию легких, необходимо соблюдать особую осторожность. Им может потребоваться дополнительная помощь во время выздоровления, и им следует тесно сотрудничать с врачом, чтобы понять свои риски.

Ряд проблем может привести к необходимости пневмэктомии, в том числе:

Хотя в прошлом основной причиной удаления легких были инфекции, сейчас это встречается гораздо реже.Тем не менее, при тяжелых инфекциях, которые вызывают обширные повреждения или очень трудно поддаются лечению, удаление легких по-прежнему может быть лучшим способом действий.

Для здорового человека удаление легкого не должно вызывать серьезных ограничений. Каждому человеку придется изучить свои собственные ограничения в каждой ситуации, поскольку нет двух абсолютно одинаковых случаев.

Человеку с другими проблемами, которые влияют на легкие или затрудняют дыхание, может быть труднее жить с одним легким.

Осложнения, вызванные заболеванием легких или курением в анамнезе, могут повысить вероятность того, что человек испытывает такие симптомы, как одышка или затрудненное дыхание.

Тем не менее, индивидуальные взгляды могут сильно различаться. Хотя людям не следует ожидать восстановления нормальной функции легких после удаления легкого, в большинстве случаев они все еще могут работать относительно нормально.

Процедура удаления легкого обычно является лишь частью лечения человека.Их приверженность другим схемам лечения также повлияет на их общее мнение.

Такие методы лечения, как легочная реабилитация, являются важными факторами выздоровления человека и общей функции легких. Врач также порекомендует пациенту выполнять дыхательную гимнастику дома.

Всегда работайте с врачом во время процесса выздоровления, чтобы обсудить возможные методы лечения, поскольку эти методы лечения могут быть важными шагами к выздоровлению.

Можно жить с одним легким. Однако способность человека заниматься спортом, скорее всего, снизится.

Операция по удалению легкого — серьезная процедура, при которой удаляется часть или все легкое.

Людям с сопутствующими заболеваниями, поражающими легкие, возможно, потребуется уделять больше внимания своим индивидуальным рискам.

Сама операция сопряжена с определенным риском, как и процесс выздоровления. Индивидуальное мировоззрение человека может сильно различаться в зависимости от ряда факторов, но наличие одного легкого не должно уменьшать продолжительность жизни человека.

Любой, кому может потребоваться удаление легкого, заранее поговорит с врачом, чтобы обсудить все возможности операции и жизнь после процедуры.

Процедуры восстановления и легочная реабилитация могут помочь укрепить оставшееся легкое и помочь людям постепенно улучшить их функцию легких.

Жизнь с одним легким: чего ожидать

Согласно Johns Hopkins Medicine, рак легких является наиболее частой причиной хирургического удаления легкого — пневмонэктомии. Удаление легкого также может быть рекомендовано в некоторых случаях травматического повреждения легких, туберкулеза, тяжелой инфекции или заболевания легких.Чтобы научиться жить с одним легким, нужно время и терпение. Понимание того, чего ожидать после удаления легкого, может помочь вам справиться с предстоящими проблемами.

Удаление легкого — это серьезная операция, которая сильно влияет на функционирование организма. После операции по удалению легкого их объем уменьшается вдвое. Со временем ваше оставшееся легкое компенсирует большую часть этой уменьшенной емкости. Однако сразу после операции вы, вероятно, почувствуете боль, одышку и сильную усталость.

Большинство пациентов после пневмонэктомии проводят в больнице около недели. Обычно первую ночь проводят в отделении интенсивной терапии (ОИТ). Когда вы будете стабильны и сможете дышать без помощи машины, вы перейдете в обычную медицинскую часть. Медсестры при необходимости будут вводить обезболивающие и следить за вашими жизненно важными показателями, включая уровень кислорода.

Когда легкое удаляется, жидкость накапливается в грудной полости, которая раньше удерживала удаленное легкое. Обычно в первые дни после операции в груди движется жидкость.(Со временем это чувство ослабевает по мере заживления тела.)

Полное заживление и выздоровление могут занять месяцы. Ваш врач посоветует вам ограничить подъем тяжестей и физическую активность в первые недели после операции. Скорее всего, поначалу вы очень легко устанете, так как ваше тело не будет получать столько кислорода с каждым вдохом, как когда у вас было два легких. Одышка, особенно при физической активности, является нормальным явлением при восстановлении после удаления легких. Остановка того, что вы делаете, и преднамеренные несколько медленных глубоких вдохов могут успокоить вас и облегчить одышку.

Со временем вы научитесь регулировать темп и адаптировать свою деятельность. Реабилитация после операции на легких, включая физиотерапию грудной клетки и респираторную терапию, поможет вам восстановить силы, получить максимальную отдачу от каждого вдоха, эффективно кашлять и многое другое. При необходимости терапевты также назначат дополнительный кислород. Поговорите со своим лечащим врачом о типах терапии, которые они рекомендуют после удаления легкого.

Возможные осложнения жизни с одним легким

Большинство людей чувствуют себя хорошо после удаления легкого.Тем не менее, возможны осложнения, которые могут включать:

Если вы испытываете необычную боль в груди, учащенное сердцебиение или ненормально медленное сердцебиение или у вас появляется лихорадка, новый кашель или затрудненное дыхание, обратитесь к своему врачу. Своевременная диагностика и лечение, если необходимо, могут предотвратить повреждение оставшегося легкого.

Продолжительность жизни с одним легким

Трудно оценить, сколько вы проживете после удаления легких, поскольку продолжительность жизни зависит от вашего возраста и общего состояния здоровья.Во многих случаях удаление легких действительно может увеличить продолжительность вашей жизни и улучшить ее качество. Например, если у вас рак легких, удаление легкого может быть вашим лучшим шансом продлить жизнь. Если у вас есть заболевание легких, отличное от рака, то насколько хорошо ваши оставшиеся легкие повлияют на вашу продолжительность жизни. Следование вашему плану лечения и прием всех ваших лекарств в соответствии с указаниями поможет защитить ваши легкие и респираторную систему.

Ваша жизнь после удаления легкого, вероятно, будет немного отличаться от жизни до операции.Возможно, вам придется больше спать и двигаться медленнее. Вы можете обнаружить, что не можете работать в своем саду так долго, как раньше. Возможно, вам придется изменить свой подход к физической активности, в том числе к сексуальной близости.

Если вы не можете приспособиться к жизни с одним легким, сообщите об этом своему врачу. Медицинское лечение, в том числе ингаляционные препараты, может помочь вам легче дышать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *