Содержание

От «клепальщицы Рози» до Бриджит Джонс История женской эмансипации в России и за границей: Lenta.ru

8 марта 2005 года президент Путин провел, как и положено, встречу с российскими женщинами. Симптоматично, что в Кремль к президенту были приглашены не секретарши и домохозяйки, а бойцы морской пехоты и спецназа, летчицы, фронтовые разведчицы — ветераны Великой Отечественной войны и войны в Афганистане, а также дамы, проходящие сейчас службу в Чеченской республике. Таким образом, к началу XXI века в России, как и на Западе, женское равноправие стало суровой реальностью. Правда, последствия «освобождения женщин» для всего общества оказались гораздо более масштабными, чем это можно было предполагать.

Во всем виноват Джон Милль

Суфражистки — участницы движения за предоставление женщинам равного с мужчинами права на участие в выборах всех уровней. Не путать с «феминистками», круг требований которых гораздо шире.

Когда первые женские движения начинали свою деятельность, ничто не предвещало потрясений, которыми современный мир обязан феминизму. В конце XVIII — начале XIX века требования дам были весьма скромны — они всего лишь добивались права на получение образования, продуктивный труд и участие в политическом процессе.

Хотя мысль о том, что существа женского пола способны работать, учиться и вообще отвечать за свои действия, приходила в голову еще философам эпохи Просвещения, а первое Женское научное общество было основано в голландском городе Миддлеберг еще в 1785 году, официальная история борьбы за равноправие полов началась в 1869 году с публикации книги Джона Стюарта Милля «Порабощение женщин», автор которой решил доказать, что общество может выиграть, если с женщин спадут вековые оковы.

Вдохновленные Миллем жительницы США и Европы в превую очередь принялись бороться за избирательные и имущественные права. Хотя уже в конце XIX столетия некоторые прогрессивные барышни отказывались от корсетов и приезжали в Цюрих и Сорбонну, чтобы получить высшее образование, на серьезную борьбу женщин подвигло не желание носить брюки и получать ученую степень, а стремление принимать участие в выборах. Женский вопрос впервые попал на первые полосы газет благодаря суфражисткам из британского Социально-политического союза женщин.

О сексуальной революции — для одних она является символом долгожданного освобождения женщин от пут патриархальной морали, для других — придуманным мужчинами способом добиваться сексуальной близости с большим, чем прежде, количеством лиц противоположного пола.
О месте женщины в мире — часть феминисток уверена, что женщины ничем не отличаются от мужчин, часть считает, что различия полов существуют объективно, но вовсе не говорят о мужском превосходстве.

Любопытно, что члены этого союза взяли на вооружение весьма радикальные методы борьбы за право заполнять бюллетень. С 1906 года они проводили демонстрации и голодовки, требуя принятия парламентом нового Билля о голосовании. Зачастую акции союза заканчивались битьем витрин магазинов или поджогами общественных зданий. Властям приходилось арестовывать разъяренных дам, в ответ на что они объявляли тюремные голодовки, а сотрудники тюрем были вынуждены прибегать к принудительному кормлению. В 1913 году фотографии женщин с питательными трубками в носу попали в СМИ, что заставило парламент принять Акт о кошках и мышках, позволивший отпускать голодавших суфражисток из тюрьмы и вновь арестовывать их, как только они прекращали голодовку. Вся эта история позволила суфражисткам снискать сочувствие в обществе, однако возможность голосовать британские женщины получили лишь в 1918 году, причем право голоса давалось только замужним дамам, достигшим 30 лет.

Клепальщица Рози

Плакат с изображением «клепальщицы Рози» и надписью «Мы это можем!», иллюстрация с сайта www.samesexmarriage.ca

Lenta.ru

Так или иначе, но к началу 1920-х годов женщины в США и многих странах Европы получили избирательные и имущественные права. Первая и Вторая мировые войны также дали им возможность попробовать себя на традиционно мужских рабочих местах. В сороковые годы в США огромной популярность пользовался образ «клепальщицы Рози» — женщины, вышедшей на производство, чтобы заменить ушедших на фронт мужчин. Годы Второй мировой войны также стали в США временем появления Женской бейсбольной лиги. Правда, в сороковые и пятидесятые бейсболистки выходили на поле в юбках и были обязаны красить губы помадой.

Хотя с окончанием войны женщинам пришлось сдать многие позиции и уступить рабочие места вернувшимся домой солдатам, большинство юридических препятствий для их активного участия в экономической и общественной жизни к началу шестидесятых годов были сняты. Однако для достижения полного равноправия полов было необходимо окончательно устранить различия в положении мужчин и женщин, причем не только перед лицом закона, но и в головах людей. Этим и занялись феминистки «второй волны», благодаря которым феминизм стал одиозным понятием.

В 1960-е годы широкое распространение получил радикальный феминизм, сторонницы которого считали порабощение женщин главной формой порабощения в обществе и подавали в суд на порнографические журналы за превращение женского тела в товар. Одна из радикальных феминисток — Андреа Дворкин — даже стала героиней порнографических комиксов, опубликованных журналом «Хастлер» в отместку за поданный ею судебный иск. Именно представительницы этого направления феминизма организовали в 1968-м году знаменитую демонстрацию против проведения конкурса «Мисс Америка», во время которой они выбрасывали в мусорные баки бюстгалтеры, шелковые чулки и косметику.

В это время в России

Количество работающих женщин в США и Европе в среднем увеличилось на 113 процентов с 1970-х годов, а к 2010 году женщины будут составлять в развитых странах 48 процентов рабочей силы. За прошедшие годы снизилась и разница в средних мужских и женских зарплатах — в США она сейчас составляет всего 33 цента с доллара.

На одной шестой части света под названием Российская империя с правами женщин, как и со всем остальным, дела обстояли несколько иначе. Первая женская общественная организация появилась здесь в 1812 году и называлась Женским патриотическим обществом. Настоящая же борьба за равноправие женщин началась в России в 1859 году с появлением основанного аристократками М.В. Трубниковой и Н.В. Стасовой «Общества дешевых квартир». О борьбе за избирательные права здесь речи не шло за отсутствием выборов как таковых. Основным интересом участниц российского женского движения было достижение представительницами слабого пола экономической самостоятельности.

Если вы читали роман Чернышевского «Что делать?», то примерно представляете себе деятельность «Общества дешевых квартир». Его клиентки — в основном малообразованные работницы, жили в нанятых на кооперативные деньги помещениях, занимались рукоделием, которое шло на продажу, усердно самообразовывались и соблюдали установленные обществом правила. Что касается представительниц российской интеллигенции, то именно благодаря деятельности Стасовой они получили возможность посещать Высшие женские курсы. К 1878 году в России было уже пять подобных заведений, включая вошедшие в историю Бестужевские курсы. Для завершения высшего образования россиянки уезжали в Европу, и в конце XIX века из 1200 иностранных студенток Цюрихского университета 700 имели российский паспорт.

Уже в конце позапрошлого века российское женское движение (а россиянки почти никогда не называли себя «феминистками») заметно отличалось от своих западных аналогов. Во-первых, женщины в России всегда считали себя «помощницами мужчин» и не собрались бороться с ними. Кстати, и количество мужчин, занятых решением «женского вопроса», в дореволюционной России было беспримерно высоким. Во-вторых, борьба за права женщин в России всегда являлась частью борьбы за права других категорий граждан, что также делало мужчин и женщин «доброй воли» скорее союзниками, чем противниками.

САМАЯ ИЗВЕСТНАЯ ФЕМИНИСТКА СССР АЛКЕСАНДРА КОЛЛОНТАЙ

Lenta.ru

В 1917 году после Февральской революции женщины впервые получили право на участие в выборах и составили 12 процентов кандидатов в Учредительное собрание от кадетов и 10 процентов — от большевиков. После Октябрьской революции большевики объявили, что все женские вопросы будут решены в ближайшее время и запретили феминистские организации. Действительно, в 1918 году был принят декрет «О гражданском браке», впервые в Европе давший женщинам право сохранять девичью фамилию, в 1920 году советская власть легализовала аборты, в 1926 году для развода одному из супругов стало достаточно отправить открытку в ЗАГС.

Однако к 1930-м годам ситуация с рождаемостью стала настолько критической, что процесс пошел в обратную сторону. К 1948 году развестись можно было только через суд, 12 годами ранее были запрещены аборты (вновь разрешены в 1955-м году), в 1935-м году в СССР полностью прекратилось производство контрацептивов. При этом начиная с 1935 года женщины были обязаны наравне с мужчинами работать на заводах и в шахтах. Зато доля женщин в советских руководящих органах к началу восьмидесятых годов достигала всего 5 процентов, а в Политбюро ЦК КПСС вообще не было ни одной дамы, за исключением Екатерины Фурцевой. Кстати, как гласит легенда, и эта советская леди стала жертвой полового неравенства — рядом с кабинетом, где заседало Политбюро, не было женского туалета, и ей приходилось надолго покидать заседания, чтобы дойти до женской уборной, расположенной в другом крыле здания.

В 1980-х годах, на пике диссидентского движения, в СССР появились первые феминистские организации, скроенные по западному образцу. Их основали участницы правозащитного движения после того, как поняли, что их соратников-мужчин совершенно не интересует «женский вопрос». В 1979 году состоялась попытка издания независимого журнала «Женщины и Россия», весь тираж которого был арестован, в 1981-м -1982-м годах в РФ издавался еще один феминистский журнал под названием «Мария».

Самым значительным событием в женской политической истории постсоветской России стала победа движения «Женщины России» на выборах в Госдуму в 1993 году. Однако впоследствии женские вопросы были вытеснены из сознания россиян проблемами выживания.

Издержки равноправия

Хотя большинство женщин в США и Европе не последовали примеру радикальных феминисток, почти все они получили возможность воспользоваться плодами полного равноправия полов. В период с начала шестидесятых по конец восьмидесятых годов женщины добились разрешения широкой продажи противозачаточных таблеток (в США соответствующий закон вступил в силу в 1960-м году, а во Франции — в 1967-м году) и абортов, введения в употребление понятия «развод по обоюдному согласию» (в первой половине двадцатого века при любом расторжении брака суд был обязан найти виновника происходящего) и признания обществом того факта, что у женщины, как и мужчины, может быть несколько половых партнеров.

Современные американские феминистки настаивают на том, что в основе неравенства полов лежит язык, в котором слово «мужчина» часто употребляется вместо слова «человек». Некоторые из них даже настаивают на введении нового термина — «womyn» — в отношении как мужчин, так и женщин. Феминистская цензура не обошла даже Библию — в 1975 году свет увидела первая феминистская версия Священного Писания, в котором после слов «Бог-отец» в скобках было написано — «и мать».

Однако результат деятельности борцов за права женщин к началу XXI века несколько превзошел ожидания матерей-основателей этого движения. В недавно опубликованном социологическом исследовании Лии Мако и Керри Рубин «Кризис 30 лет» рассказывается о том, какое множество беременных или недавно родивших женщин страдают по вине своих начальниц, презирающих их за решение стать матерью несмотря на успешную карьеру. Современные женщины знают, что обязаны «получить все сполна» (то есть — и создать семью, и сделать не менее удачную, чем муж, карьеру). Поэтому средний возраст рождения первого ребенка в развитых странах колеблется от 26 лет в Канаде до 30 лет во Франции, а падение рождаемости давно стало одной из главных проблем ЕС.

Борьба против превращения женской любви в товар привела к появлению таких экзотических понятий, как «сексуальные домогательства на рабочем месте». 8 февраля 2005 года компания FedEx заплатила 1 миллион долларов женщине, пожаловавшейся суду на отказ менеджера наказать сотрудника, несколько раз предлагавшего ей романтические отношения. Под угрозой исков мужчины не рискуют заниматься поиском любви на работе, что не оставляет тысячам проводящих в офисе по 12 часов в день Бриджит Джонс ничего лучшего, чем писать тоскливые дневники.

Женщиной не рождаются, ею становятся

Тем временем феминистки «третьей волны» разрабатывают теории, в которых слово «пол» заменяется словом «гендер» и указывает уже не на врожденные биологические признаки, а лишь на установки, навязанные ему обществом. Согласно вошедшей в моду в 90-х годах прошлого века Queer Theory, в мире вообще не существует мужчин и женщин. Просто людям, рожденным с одним типом гениталий, общество предписывает думать о себе как о «женщинах», а людям, рожденным с другим типом гениталий — как о «мужчинах». Стоит избавиться от этой обидной ошибки, и вопрос равноправия исчезнет вместе с самими гендерами. Правда, вместе с ними канут в лету семья, секс, модные журналы, родильные отделения больниц и публичные дома.

Зато жители РФ могут не беспокоиться: благодаря своебразной форме женского равноправия, принятой в СССР, и суровым реалиям постсовесткой жизни для большинства современных россиянок ненавидимый западными феминистками патриархат стал скорее сулящей благополучие мечтой, чем системой, с которой надо бороться.

Женская эмансипация в Германии: а как на самом деле? | Информация о Германии и советы туристам | DW

Сабине Лёйтёйсер-Шнарретбергер, депутат Бундестага:

«Сегодня женщины более самоуверенные, чем это было 20-лет назад, они раньше начинают верить в свои силы и охотно берут власть в свои руки».

Соня Бишоф, ученый:

«Нет существенной разницы в том, как руководят предприятием мужчины и женщины».

Кристине Бергманн, ведущий политик партии СдПГ:

«Мужчинам сегодня, как и раньше, трудно делиться властью».

В Германии и вообще в Европе все чаще можно услышать разговоры о том, что женщины неуклонно идут к власти, стараются добиться постов в аппарате правительства, возглавить крупные концерны и так далее. Действительно, сегодня почти треть всех новых предприятий в Германии основывается женщинами, в частности, потому, что на своей фирме легче совмещать семейную жизнь и карьеру.

Какая будет краска для волос, решают мужчины

Постоянно увеличивается число женщин-парламентариев, причем в политику идут все больше молодые женщины. Ту же ситуацию, впрочем, можно, наблюдать и в России. Лидируют в этой области Швеция и Норвегия. Правительства этих стран почти на половину состоят из представительниц слабого пола. Но вот куда путь слабой половине человечества пока заказан – так это в руководящие сферы крупных компаний. Здесь действует принцип так называемого «стеклянного потолка». Видимых преград нет, а пробиться наверх не представляется возможным. Сами посудите, из тридцати самых крупных предприятий Германии лишь в трех женщины входят в состав совета директоров — это 1 процент от общего числа руководителей. Ни в «Даймлер-Крайслере», ни в «Сименсе», ни даже в фирме по производству косметики «Велла» в директорском составе нет ни одной представительницы прекрасной половины человечества. Конечно, активистки феминистских движений всю вину за такое положение вещей перекладывают на мужчин. Но так ли это оправданно? Может быть, виной тому все-таки собственные страхи и комплексы? Об этом сегодня мы поговорим с выпускницами немецких средних школ и гимназий.

Вместо своего дела – на биржу труда

«Мне бы хотелось стать специалистом по продажам. Это связано с работой в сфере торговли, ты сидишь в бюро — это то, что мне очень нравится. Остальные профессии, мужские, меня не интересуют», — рассказывает 17-летняя Джессика. Первое, что она хочет сделать после окончание школы, это встать на учет на кёльнской бирже труда. На свои силы не надеется. Сначала Джессика мечтала стать врачом, но, пройдя практику и увидев, сколько трудностей в Германии стоит на пути врачей, желающих своё дело, она испугалась и выбрала профессию специалиста по продажам.

Так поступает большинство ее сверстниц. Армия менеджеров низшего звена и продавцов-консультантов неуклонно растет, а это значит, что большинство девушек в будущем столкнутся с проблемой безработицы. Между тем в Германии насчитывается 375 профессий средне-специального звена, не говоря уже о высшем. Но молодые женщины это многообразие игнорируют. 80 процентов из них выбирают классические «женские» профессии. Консультант по трудоустройству, Сабине Рихтер, рассказывает:

— Можно установить, что большая часть девушек, выпускниц школ, которых я консультирую, стремятся овладеть традиционными женскими профессиями. К ним относятся, в частности, розничная торговля, менеджмент низшего звена, все профессии социальной сферы, а также специальности медсестер, парикмахеров, косметологов.

Руководить? Нет уж…

Эмансипированные в повседневной жизни немки в профессиональной сфере о борьбе за равноправие забыли. Большинство девушек считает, что руководство производством – это работа тяжелая, а порой и «грязная» – значит, мужская. Быть специалистом в области компьютерных технологий – это тоже не женского ума дело. Так думает и 19-летняя Диткёль: «Я лично буду учиться на парикмахера. Потом пойду в школу визажистов. Работать в бюро я не хочу, а сфера производства и тому подобное, это, по-моему, не для женщин».

Особенно пугают девушек технические профессии. В сфере информационных технологий (IT) женщин очень мало. Но ведь именно здесь открываются широкие перспективы для карьеры. В Германии, последовавшей примеру США, чтобы хоть как-то привлечь слабую половину человечества к работе в области IT, были организован даже специальный «день будущего для девушки», если переводить название дословно. Но помогло это мало. Женщины компьютеров сторонятся. 18-летняя Еле представляет собой редкое исключение: «Мне нравится сидеть за монитором, а может, я взяла пример с сестры. Она в свое время изучала информатику. Я посмотрела, мне понравилось, поэтому, я тоже решила изучать информационные технологии».

100:5 не в пользу женщин

Из всего школьного выпуска Еле была единственной девушкой, сделавшей выбор в пользу информатики. На вопрос, почему ее сверстницы сторонятся этой сферы, выпускница отвечает так: «Не знаю, может быть, работа продавца легче, поэтому, вероятно. В любом случае, большинство девчонок из моего класса пошли учится на страховщиков или же на продавцов».

В сфере науки в Германии лишь скромные шесть процентов женщин-ученых имеют свою кафедру, а в сфере производства делают карьеру всего один процент. На самый же верх женщины пробиваются лишь в исключительных случаях. Из ста руководителей крупных компаний Германии, лишь пятеро – дамы.

Тема женской эмансипации в классической русской литературе — Статьи — Конкурс молодёжной журналистики от Ревизора.ru — Спецпроекты — Литература

 Мы предлагаем авторский вариант типологии женских образов в русской литературе XIX – начала XX века. В основу типологии положена степень приверженности той или иной героини идее эмансипации. Самые далекие от указанной идеи героини – тургеневские Фенечка и Дуняша.

 Фото: kino-teatr.ru

Если Дуняша, по сути дела, – собрание всех «общих мест», связанных с образом крестьянки, и вводится скорее для «колорита», то Фенечка – совсем другое дело. Показательно, что она нравится всем: от Павла Петровича до Базарова. Интересно также, что она не живет в соответствии с патриархальным укладом (согласно которому должно сначала жениться, а уже потом заводить детей). Нет, в ней есть нечто более старинное, первозданное, соединяющая ее с самой природой. Существование Фенечки оправдывается тем, что она следует природным (для Базарова биологическим) инстинктам, соответствует «статусу» «самки». Она целиком и полностью (и притом гармонично) погрузилась в тот мир, куда ее поместили, и всем довольна. Неизвестно, насколько глубоко она может любить, но точно умеет быть благодарной (Кирсанова она чаще всего называет «благодетелем»). Она легка в общении, любой чувствует себя с ней умнее и сильнее. Именно на нее Базаров обращает внимание после Анны Сергеевны, замечая, что женщины из высшего общества не стоят и одного ее локтя. Однако любопытно проследить, насколько часто эпитет «глупый» применяется именно к Фенечке. «Поцелуй же ручку у барина, глупенькая, – сказала ей Арина»; «Прелестно было выражение ее глаз, когда она глядела как бы исподлобья да посмеивалась ласково и немножко глупо» и т.д.

 Фото: interesnoznat.com

Образ «своей Фенечки» есть и в голове у Ильи Ильича Обломова, мечта о которой, кажется, сопровождала самые первые его мысли о любви и женитьбе: «Одна из них, с загорелой шеей, с голыми локтями, с робко опущенными, но лукавыми глазами, чуть-чуть, для виду только, обороняется от барской ласки, а сама счастлива… тс!.. жена чтоб не увидела, боже сохрани! «. Агафья Матвеевна Пшеницына, на мой взгляд, один из самых страшных, удушающих образов. Любовь, верность, искренность, а, главное, счастье Пшеницыной и рядом – полная деградация и медленное умирание главного героя (чего Пшеницына, разумеется, не замечает).

 Фото: 24smi.org

Далее можно расположить Марью Алексеевну – мать Веры Павловны из романа «Что делать? » Чернышевского. Эта женщина прошлого, не эмансипированного поколения, однако кто откажет ей в силе и воле? Именно она – «хозяин дома», именно ее слово является последним. Но эта другая власть – матриархальная. У Марьи Алексеевны нет уважения к мужчинам. Она только вежлива с претендентом на руку дочери, а за его спиной угрожает «согнуть в бараний рог», если он не захочет жениться. Безусловно, Марья Алексеевна не образована, в ней «есть сила, но нет содержания». Но нельзя не отдать ей должное: забота (пусть и своеобразно понимаемая) о семье для нее действительно на первом месте.

 
Фото: gym1505.ru

Ольга Сергеевна Ильинская нисколько не похожа на предыдущую героиню. Однако она далеко не столь независима, как может показаться на первый взгляд. При наличии образования, при желании развиваться она так и осталась в прежней патриархальной системе ценностей, не найдя в ней для себя места. Более того, она, вопреки устоявшемуся мнению, скорее слаба, нежели сильна. В будущем муже она хочет видеть учителя (таким человеком для нее становится Штольц). Заинтересовавшись Обломовым, Ольга мечтает о том, как возьмется за его воспитание, «как «прикажет ему прочесть книги», которые оставил Штольц, потом читать каждый день газеты и рассказывать ей новости…» Но роль учителя она не вынесла. Зато стала отличной ученицей. Однако после первого, счастливого периода семейной жизни Ольга осознала, что и в браке со столь прогрессивной и трудолюбивой личностью, как Штольц, от нее требуется исполнение все тех же функций. По Гончарову, русское общество, вообще весьма редко к чему-то готовое в срок, оказалось неподготовленным и к новым женщинам. Надо заметить, что Гончарову были близки взгляды Жорж Санд, и образ Ольги во многом перекликается с персонажами французского автора: она так же горда и так же исповедует любовь-долг.

 
Фото: eksmo.ru

Анна Сергеевна Одинцова – «баба с мозгом» – по праву «располагается» в центре предлагаемой типологии-шкалы. Это наиболее гармоничный образ новой женщины в реалиях патриархальной России конца XIX века. Она свободна и финансово независима; она обрела душевное спокойствие, не разочаровавшись в жизни, как предыдущая героиня. Однако спокойствие ее несколько гипертрофировано и граничит с совершенной неподвижностью: она как бы сливается с описываемым интерьером ее дома, ее двора и т. д. Анна Сергеевна умна (только ей удается в споре завести Базарова в тупик), но не выставляет этого напоказ. Сильной ее сделали не романы Жорж Санд и не новаторские идеи, а жизненные обстоятельства (раннее вдовство).

 Фото: eksmo.ru

Виктория Павловна – главная героиня одноименного романа А.В. Амфитеатрова, прозаика, принадлежащего уже следующей эпохе. Это произведение больше напоминает не классический роман, а манифест: «Предки наши были грубы и откровенны: держали «бабу» в тереме. Отцы «бабу» из терема вывели,.. наговорили ей… хороших слов и любезно предоставили ей возможность пройтись – все, впрочем, вокруг да около того же терема». Амфитеатров, пожалуй, наиболее ясно сформулировал проблему эмансипации женщины именно в России. Неспроста свою героиню он переносит в некое необыкновенное пространство, похожее на остров Лесбос, а саму ее сравнивает с Сапфо. Она бедна, она свободна, она окружена восхищающимися мужчинами, но она человек несемейный. Интересно, что писатель вырывает ее из системы тогдашней семьи, полагая, что для подобной женщины там места нет, а есть – только для сварливых жен ее почитателей. Из-за искусственности и нереальности нарисованной Амфитеатровым картины быт Виктории Павловны выглядит неосуществимой утопией, что волей-неволей дискредитирует идею эмансипации, выставляя ее как нечто невозможное в данное время.

 

Фото: prezentacii.org

Утопией можно назвать и швейную мастерскую Веры Павловны Розальской из романа Чернышевского «Что делать? «. Освобождение женщин – просто неотъемлемая черта созданной утопии. Мастерская главной героини – первая попытка построения социальной модели будущего. Все швеи работают, получают образование, воспитывают детей и отдыхают вместе. Но за всеобщую поддержку достаточно заплатить собственной личностью. Примечательно, что все работницы получают равное вознаграждение, независимо от сложности их задач, и это считается справедливым.

 Фото: ppt-online.org

Но наиболее приближенной к эталону эмансипированной женщины следует считать Кукшину. Именно она, на мой взгляд, самый интересный персонаж «Отцов и детей». Да, это жестокая насмешка и пародия, но на кого? На тех девушек, которые, как Софья Ковалевская, уехали за границу ради обучения и последующего образования? Да, не все из них «умели отличить кислород от азота». Но решимость одинокой девушки отправиться в другую страну ради знаний все равно вызывает уважение, чего не скажешь о молодом, но уже обрюзгшем барине, который не в силах даже встать с дивана. За, безусловно, комическим образом Кукшиной невозможно не заметить реальных людей, которые действительно стремились чего-то добиться, используя новые возможности. Жаль, что им-то больше всего и досталось от Тургенева, который решил представить их лишь малообразованной и взбалмошной Кукшиной. Из ее же уст звучит имя Жорж Санд, из чего можно заключить, что Тургенев, скорее всего, не разделяет взглядов французской писательницы. Автор акцентирует неестественность и неухоженность Кукшиной: «Невольно хотелось спросить у ней: «Что ты, голодна? Или скучаешь? Или робеешь? Чего ты пружишься? » «В вину» ей вменяется и то, что она явилась «на бал безо всякой кринолины и в грязных перчатках, но с райскою птицею в волосах.. «

 Фото: twitter.com

По этому поводу вспоминается научный «анекдот»: когда Джеймса Уотсона спросили, почему он украл у своей коллеги Розалинд  Франклин первые фотографии ДНК и выдал за свое открытие, Уотсон ответил, что Франклин была «вызывающе непривлекательна» и «даже не пользовалась губной помадой». 

Несомненно, эмансипация женщин – глобальный процесс, пронизавший все сферы человеческой жизни, процесс, связанный с болезненным переосмыслением основ патриархального уклада жизни, веками казавшегося незыблемым. В русской классической литературе данная тема осмыслена всесторонне, в самых разных ракурсах – социальном, психологическом, философском, а воссозданные женские образы обнаруживают всю сложность, глубину, а подчас и драматизм происходящих в обществе и сознании изменений.

 

Русская литература и женская эмансипация

Dr. Carolina De Маеgd-Soep, The Emancipation of Women in Russian Literature and Society. A contribution to the knowledge of the Russian Society during tre 1860’s, Ghent State University, 1978, 402 p.

Тема, предложенная бельгийской исследовательницей, на первый взгляд не является новостью для нашего литературоведения. Однако достаточно просмотреть библиографию по эпохе 60-х годов, чтобы убедиться в отсутствии специальной монографии, посвященной данной проблеме. Это, конечно, не означает, что тема женской эмансипации в русской литературе прошлого века не рассматривалась советскими учеными, однако, как правило, она присутствовала лишь в контексте иных тем и проблем. Это заставляет с большим вниманием подойти к исследованию, предлагающему не использованный ранее ракурс в анализе эпохи.

Феминистское движение на Западе сегодня переживает новый подъем: сотни книг и статей, разрабатывающих проблемы феминизма (от социальных до сексуальных), выходят ежегодно. Понятен и интерес к истории феминистского движения в разных странах и регионах. Видимо, появление книги Каролины де Мэгд-Соеп в какой-то степени объясняется этой причиною. Однако, в отличие от собственно феминистских книг, рецензируемая работа целиком находится в рамках литературоведческой науки, я бы даже сказал, строго академического литературоведения: это не история феминизма в России, а проблема эмансипации женщин как тема русской литературы. Автор не делает никаких сенсационных открытий, но сам поворот известного вроде бы материала, специфический угол зрения позволяют подобрать и суммировать факты, не всегда попадавшие в круг интересов наших литературоведов. Вместе с тем осмысление, анализ этих фактов, на наш взгляд, необходимы для более широкого и полного представления об общественно – литературных процессах в России прошлого века.

Удачным и плодотворным представляется сам принцип анализа проблемы, избранный исследовательницей. Поскольку тема женской эмансипации есть тема социальная, даже социологическая, необходим широкий общественный фон, анализ реально протекавших в обществе процессов, и только после такого анализа возможно обращаться к отображению этих процессов в литературе.. Автор так и поступает. Книга делится на две части; первая часть – меньшая по объему, но не по значению – посвящена обсуждению реальных проблем женской эмансипации, тому, как эти проблемы ставились и решались в реальной общественной жизни. Но следует сразу отметить, что при анализе этих процессов автор обращается к прессе той поры, к публицистам и писателям, и перед нами мелькают знакомые имена: Чернышевский, Писарев, М. Михайлов, В. Слепцов и т. д. Это обстоятельство подкрепляет основной тезис автора о тесной связи в России общественного движения с литературой, о том, что при царизме литература «была практически единственным каналом для проведения новых идей. Вот почему так много русских молодых людей пыталось строить новые формы жизни под влиянием литературы» (стр. 11).

Эмансипация в семье, право на профессиональную работу, право на высшее образование, проблема эмансипации чувств, личности женщины, равноправия мужчин и женщин – вот общественные проблемы, рассматриваемые автором. Говоря о борьбе передовой публицистики за женское равноправие, автор справедливо подчеркивает наличие разных подходов к этой проблеме. Например, Михайлов говорил, что «совершенная реорганизация общества невозможна без изменения его базиса: семьи. Все же не все радикалы были согласны с этими взглядами, Чернышевский, Добролюбов, Писарев и Слепцов рассматривали женский вопрос только как один из многих социальных вопросов, которые должны решаться все вместе» (стр. 44). Второй подход, как нам представляется, более характерен для русской общественной мысли, полагавшей, что поэтапное разрешение всех вопросов невозможно. Это не случайно, ибо в отличие от Западной Европы (с ее сравнительно постепенным развитием) в России капитализм появился, когда передовым русским мыслителям были уже ясны его теневые стороны, поэтому выступали они сразу и против бюрократически-крепостнических стеснений, и против капитализма одновременно. Поэтому проблема женского равноправия, как проблема все-таки сравнительно развитого буржуазного общества, не могла решаться изолированно от ликвидации последствий крепостничества, – скажем, элементарной неграмотности, в которую были погружены минимум 90 процентов всего российского населения, как мужчин, так и женщин.

Автор показывает, что феминистское движение развивалось прежде всего в высших и так называемых привилегированных классах русского общества, поскольку его проблемы в основе своей пока что были чужды народу, боровшемуся не за право на цивилизованную жизнь, а за самое существование, народу, который лишь недавно приобрел элементарные права человеческого существа: право не считаться вещью, пригодной для продажи. Показательны в этом смысле рассуждения автора о борьбе за равноправие в труде для женщин. Так, «для женщины привилегированных классов профессиональная активность в первую очередь означала интеллектуальную работу. Но такую работу вообще было нелегко найти в России. Там было, конечно, много ручной работы… Но… трудности найти подходящую интеллектуальную работу в аграрной и экономически едва развитой стране были огромны. Даже мужчина из интеллигентного слоя сталкивался с проблемой применения своих сил» (стр. 51). Как мы понимаем, для крестьянства с его каждодневным, тяжелым, изнурительным трудом, где женщина работала наравне с мужчиной, такая проблема по существу не стояла.

Однако проблема феминизма, трудности феминистского движения лишь на первый взгляд затрагивали только высшие и грамотные слои русского общества. Дело в том (и дальше это становится ясно, особенно, когда автор начинает говорить о литературных героинях русских писателей), что собственно феминистские проблемы были в России как бы первой ступенью для включения женщин из интеллигентного слоя в революционную борьбу. Все эти курсистки, первые женщины – врачи, медсестры («акушерки» в антинигилистической литературе), устроительницы земских школ и больниц – все они, по сути дела, рассматривали свою деятельность как оппозиционную самодержавному государству. Не случайно русские писатели-демократы столько сил отдали борьбе за женскую эмансипацию.

Вместе с тем мне кажется, что исследовательница несколько упрощает процесс взаимодействия литературы и жизни, когда замечает, что «даже прежде, чем реальная женщина могла воплотить свей идеалы в жизнь, русские авторы уже изображали такие явления. Таким образом, литература была часто впереди общества, предлагая прогрессивным женщинам примеры, которые общество им предложить не могло. Так пленительные героини часто вели реальную женщину к новой жизни» (стр. 119). Действительно, еще Л, Толстой как-то обмолвился, что в жизни он не встречал тургеневских девушек, но после появления романов Тургенева появились и женщины, похожие на его героинь, иными словами, влияние искусства «а общество было в России огромным, это факт достаточно известный. Однако разумно ля все же ставить жизнь в такую прямую зависимость от искусства, тем более, что даже я в деталях, не говоря уж об общем направления социальной я духовной жизни в России, исследовательница сама постоянно, и видно, что с интересом, показывает прототипы, с которых, конечно, сгущая в типизируя, писатели срисовывали своих героинь.

Вообще-то, наверное, закономерно, что, говоря о проблеме женской эмансипации в русской литературе, автор анализирует подробно творчество трех писателей: Гончарова, Тургенева и Чернышевского, – рассматривая произведения остальных либо как фон, либо как предвестие. Иногда, правда, эта феминистская направленность толкает автора на выводы, пожалуй, прямолинейные, упрощенные. Например! «…Татьяна, дитя патриархального общества, не прокладывала новых путей, и по этой причине едва ли может быть помещена в галерею прогрессивных женщин…» (стр. 327). И хотя дальше автор к говорит, что Татьяна продемонстрировала богатые возможности русской женщины, что она была любимым женским образе» всех больших русских писателей, предыдущая фраза оставляет чувство неудовлетворенности, представляется неточной. Исследовательница лишь мимоходом рассматривает творчество писателей, неодобрительно или сложно подходивших к проблеме женской эмансипации, таких, как Толстой, Достоевский.

Автор искусно и последовательно выявляет в своем исследовании переход от непосредственных, чувствительных и искренних уездных барышень, от жорж-сандовских героинь с их эмансипацией чувства к тем героиням русских писателей, которые шли к высоким идеалам, искали их, желали самой своей жизнью претворить их в реальность. Ольга Ильинская, не принявшая обломовскую жизнь, несмотря на любовь и жалость к Илье Ильичу Обломову, Елена Стахова, страстно искавшая деятельной жизни, связавшая свою судьбу с болгарином Инсаровым, а затем посвятившая себя борьбе за дело умершего мужа, и, наконец, Вера Павловна, не только и не просто подруга «новых людей», но и сама ставшая «новым человеком», – вот те героини, образы которых прежде всего привлекают бельгийскую исследовательницу, героини, рвавшие с закоснелым, патриархальным бытом, встававшие вровень с мужчинами и даже цельнее и последовательнее, нежели герои, осуществлявшие в жизни свои идеалы. Если продолжить наблюдение де Мэгд-Соеп, то окажется, что не только «новые женщины», но и героини, подобные Татьяне Лариной, Наташе Ростовой, Сонечке Мармеладовой, – скорее именно они, – оказывались выразителями авторского идеала, нежели мужчины (Онегин, Пьер Безухов или Родион Раскольников), мятущиеся, мечущиеся и лишь в итоге обретающие ту душевную цельность, которой героини (несмотря на житейские и жизненные срывы и передряги) обладали исходно. Это проблема весьма неожиданная, сложная и тесно примыкающая к проблеме рецензируемой книги, но освещенная здесь недостаточно, она требует, на наш взгляд, специального исследования. Утверждая жизненность героинь русских, писателей, Каролина де Мэгд-Соеп подкрепляет, как мы уже отмечали, свои литературоведческие соображения рассказом о реальных их прототипах.

Заканчивая свою работу, автор пишет: «Многие русские писатели верили, что женщины должны и способны содействовать гуманизации русского общества» (стр. 340). Наблюдение верное, к тому же являющееся лейтмотивом всего исследования, подкрепленное многими фактами. Однако не в этой, в общем-то, известной мысли, а в том обилии материала, заново прочитанного в непривычном для нашего литературоведения ракурсе, видим мы ценность труда, проделанного бельгийской исследовательницей.

Парадоксы женской эмансипации? | Библиотека Островов

[Опубликовано в журнале «37». 1980. №19]

Недавно вышел в свет первый номер свободного женского журнала «Женщина и Россия». Это первый в Самиздате журнал «о женщинах и для женщин». Мало кому посчастливилось еще держать в руках эту прекрасно оформленную книжку, столь непохожую на то, к чему мы привыкли в Самиздате — к аккуратно-переплетенным, напоминающим диссертации  фолиантам «Часов» или к потрепанным и разваливающимся в руках номерам «37».

Итак, журнал «Женщина и Россия» оформлен с большим вкусом и любовью. Статьи в нем предваряются иллюстрированными заставками и фотографиями авторов. Но что скрывается за привлекательной формой? Мы бы сказали — ад. Статьи /почти все, за редким исключением/ кричат и обличают, недоумевают и проклинают. Апокалиптичность их тона бросается в глаза с первых же строк. Вот, например, как начинается статья о родах:

«Этот кошмар не кончится. Он теперь не кончится никогда. Он остался в тебе. Как остается вопиющее преступление, как замирает в нас ужас, как в нашем сознании застывает смерть./Р.Баталова «Роды человеческие»/

Или:

«Вот теперь уже все, вот теперь я уже видела самое страшное. Больше мне ничего не покажут, можно уже и назад возвращаться: дошла до предела и за предел заглянула. Читайте…» /Ю.Вознесенская/

Женщина — наиболее уязвимый элемент общества. И ее страдания отражают бедственное положение нашего общества с наибольшей остротой. Удивляешься только, и почему раньше никто не додумался издавать женский журнал? Ведь многие понимали, как важна проблема «женщин» тем более женщины в России. В проблему эту вкладывали глубокий, эсхатологический смысл: «В России ничего не произойдет, пока в ней не заговорят женщины» — сказал один из наших писателей. Другой же полушутливо заметил: «Если евреи стали креститься, а женщины издавать свой журнал, то скоро будет конец света».

Некоторые же прямо высказываются за наступление нового матриархата, невольно вспоминаются древние апокрифические пророчества /Евангелие от Фомы, например/ — в конце времен не будет ни женщины, ни мужчины… В духе этого пророчества высказался еще один деятель нашей культуры: «Я не встретил в Ленинграде ни одного мужчины, кроме женщин». Журнал доказывает, что женщина у нас отнюдь не «декоративный пол». На ее плечи возложено все. Они — современные мученицы. Их положение представляется столь невыносимым, что чудом кажется сам факт их физического выживания. Смело, остро и конкретно ставит журнал самые насущные вопросы нашей жизни. Женщин касается все:

Проблема детского воспитания:
«Детские ясли и сады — самые губительные учреждения в системе здравоохранения страны» /В.Голубева «Обратная сторона медали»/
«После этого я этот лагерь назвал пионерский концлагерь» /Из воспоминаний Вани Пазухина «Золотое детство»/

Проблема «материнской» семьи:
«Женщины — независимо от образования, от социального и материального положения — стремятся избавиться от своих пьяниц-мужей. Мужчина перестает быть отцом, становясь лишь производителем. Чаще всего семья рушится не оттого, что новая любовь затмевает старую, а оттого, что дети просят мать избавить их от такого отца». /Н.Малаховская «Материнская семья»/.

Проблема бесчеловечного обращения в роддомах:
«Ты попала в полную зависимость от тех, кого сначала презирала — они разгадывали глупые кроссворды, — от тех, кого ненавидела потом — они беседовали о посторонних вещах под крики ужаса…»
«Красные простыни. Огромные от боли глаза. Искусанные губы /ногти предусмотрительно остригают в приемной/. Взмокшие рубашки. Спутанные волосы.
— Почему все вместе?
— Таких много.
— Но ведь это человеческие существа!
— Оставьте философию. Ложитесь и рожайте.
— Вы грубы.
— Здесь иначе нельзя.
— Напротив, эти женщины как никто иной нуждаются во внимании и добром слове.
— У нас много работы…»
/Р.Баталова «Роды человеческие»/

Проблемы женских тюрем и женского образования, и уродливого воспитания в советской школе, проблемы абортов и пьянства — все они уже как-то затронуты в первом номере женского журнала.

Нам представляется, однако, что не будет излишним преувеличением, если мы скажем, что в журнале есть не только описание катастрофы, но и попытки выйти из «шока», взглянуть на создавшееся положение по возможности не предвзято и объективно. В журнале — пр всем единстве настроения — существует /быть может, еще в скрытом виде/ многообразие смысловых перспектив и плюрализм точек зрения. На некоторых из них нам хотелось бы остановиться подробнее. Бросается в глаза, что в большинстве статей преобладает дух бунта. Понятно, что женщина хочет изменить сложившиеся социальные и психологические условия существования. Но бунт женщины идет дальше: это бунт не только против нашего бесчеловечного общества, но и против патриархата вообще, и, наконец, это бунт не только против общества, но и против природы: женщины изгоняют мужчин и остаются в идеальном государстве вместе с детьми /первая стадия бунта/, женщины отказываются от деторождения и, пытаясь сохранить свою самостоятельность, не хотят более быть женщинами /следующая ступень/.

Бунтующий и негативный характер большинства статей навязан тем, против чего бунтуют — самим нигилизмом советской жизни. Первый шаг на пути женской «эмансипации» сделан с оглядкой на ту реальность, в которой выросли с детства и яд которой сильно проник в сознание. Советскому человеку с детства внушают мысль о том, что он свободен. И хотя жизнь каждодневно разрушает эти иллюзии, идеал свободы остается сильнее многих других идеалов.

Итак, женщины стремятся заново эмансипироваться. Теперь уже по-настоящему, как кто умеет, стать свободными в той степени, в какой позволяет тебе твое чувство личности, твоя духовность, твой ум, твой талант. Советское общество /как всякое тоталитарно-филистерское общество вообще/ провозглашает семью ячейкой общества, для простого советского человека не существует другого прибежища и другого жизненного идеала. Грядущее поколение — вот оправдание моей в остальном бессмысленной жизни, вот забава в непроходимой скуке существования. И странно, если женщина вовремя не вышла замуж и не родила ребенка! — «…везде тебе уготована кара. Если ты не мать /с грязнейшей грязью смешали они святое это имя/, то или «старая дева» или потаскушка. Не мечись по лабиринтам, которые они построили для тебя — там тебя ждут лишь тупики!» /Р.Баталова/

Естественно, что на фоне такого понимания брака лучшие представительницы женского пола стремятся подняться над обыденностью и сохранить свою личную свободу любой ценой. Естественно, что беременность в этом контексте воспринимается как уродство, как чудовищная закрепощенность и несвобода: «Он же продолжает воспевать материнство. Он одарит тебя этим уродством, этой болезнью». /Баталова/

И совсем не вспоминается евангельское: «Женщина, когда рожает, терпит скорбь, потому  что пришел час ее, но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир». Вместо этого: «Этот кошмар не кончился. Он теперь не кончится никогда».
Итак, первое, что делает бунтующая женщина — это отказывается быть женщиной и стремится стать выше «условностей» пола. Пример тому — статья Жанны Ивиной «С гомеровским величием и сафической чистотой».

«Я избрала поэтов истинных, — пишет автор, — для коих не важны ни принадлежность к той или иной нации, к тому или другому полу, к тому или иному земному возрасту». Далее: «Душа не имеет пола — вот основной тезис истинного Поэта. То, что нынче на Западе загадочно обозначают знаком «би»». Би-сексуальность следовательно — это полнота жизни и независимость от предрассудков. Статья Ивиной нам понравилась, но, пусть простит нам автор, мы используем эту статью как предлог для того, чтобы высказать несколько решительных мыслей против идеала «бесполости» и указать на те опасности, которые этот идеал несет с собой. Бисексуальность инфантильна /ведь ребенок не определен в поле./ Платоническая, «внеполовая», вневременная и внепространственная свобода — чаще всего продукт незрелости и невыявленности. Если детство затягивается, то взрослый может /что прекрасно показано в психоанализе/ стать откровенным или неоткровенным гомосексуалистом. Совершая открытость «би» роковым образом преобразуется в болезненное одиночество невротика, двусмысленность становится до скуки понятною.
Платонический андрогизм /в его культурном, а не монастырски-аскетическом варианте/ насквозь двусмыслен и гомосексуален. Улыбка Монны Лизы /к тому же усатой/ светится сквозь строки цитируемых стихов:

Есть женщины — их волосы, как шлем,
их веер пахнет гибельно и тонко
им тридцать лет, зачем тебе, зачем,
моя душа спартанского ребенка?

В цитируемых стихах находим весь «демонический» арсенал: и «вдохновенные соблазны», и «ироническую прелесть» и «темный рок». Соединение детского с бисексуальным еще раз мелькнет нам в  них:

не женщина и не мальчик
но что-то сильнее меня

или:

В форме каждого злого пальчика
нежность женщины, дерзость мальчика.

«Это не пресловутый «секс»» — пишет автор — «это динамика пола, эквивалентная динамике души». Вот опять двусмысленное место. Исчезают, плавятся границы между телом и душой. Исчезают оттого, что ни тело, ни душа еще не созрели до самостоятельного существования, потому что эрос в младенчестве всегда нечист, всегда сублимирован, а душа живет за счет тела, а не за счет духа. Такова «полиморно-перверзная» динамика демонического. Демоническое — это одна из ступеней на пути женской эмансипации. Притягательный идеал для многих советских женщин, сверх-я которых воспитано на поклонении «прекрасной незнакомке» /архетип мазохистический — «Офелия»/ или на идентификации с Настасьей Филипповной /архетип садистический «Монна Лиза»/.

Интересно, что феминистическое движение на Западе /например, в Америке/ часто находит свою «спиритуальную» основу в возвращении к религиям матриархата. Поклоняются Деметре, Изиде, называют себя жрицами, устраивают шабаши ведьм, организуют общества Дианы, колдуют и ворожат. В самом деле, о чем мечтают западные женщины? — «Отказ от абсолютного постулата рациональности, допущение желаний, мечты, наслаждения, независимо от того, нарушают ли они общественные табу планомерности и организованности» /Сабина Цурмюль, Кураж 6/ Стать ведьмой — идеал западной феминистки.

И у нас этот идеал присутствует на первых стадиях процесса «освобождения», хотя бы в завуалированной форме — женщина ищет экзистенциальной раскрепощенности, она предается блуду, она издевается над условностями морали, опускается в стихию иррационального. Бессознательная, дионисийская стихия повсюду разлита в нашей жизни. Жажда опьянения и хаоса, смерти и безумия пронизывает все слои нашего общества, общества, потерявшего ориентир и лишенного возможности сознательно управлять своими действиями. Возвращение демонической, темной и ведьмовской спиритуальности — то, о чем мечтают западные феминистки — мы можем наблюдать на каждом шагу, женщины у нас давно перестали быть нежными и женственными, давно превратились в ведьм /«имя твое прозвучит в подворотнях, его упомянут в грязнейшей брани» — Баталова/.

С другой стороны, женщина обретает большую власть, она — повсюду рядом с мужчиной, она не боится самой грубой и грязной работы, кроме того, в обществе, лишенном целей и перспектив, у женщины всегда остается хотя бы «биологическое» оправдание — она может родить ребенка, на что не способен мужчина.

В нашем обществе, следовательно, парадоксальным образом осуществляется программа западных поклонниц Дианы: женщина, говорят они, всегда творец /она рожает/, мужчина — всегда тварь, он — вечный ребенок, его нужно жалеть и питать, но всерьез воспринимать вряд ли стоит.
Но здесь мне хотелось бы перейти к другой грани парадокса и назвать те явления, которые отличают развитие женского сознания в России от того, с чем мы встречаемся на Западе. Дело в том, что для множества женщин в нашей стране период «эмансипации» остался где-то в прошлом. В прошлом остался и бунт, и жажда свободы /негативной/, и презрение к условностям жизни. Период «демифологизации» кончился. И кончился не потому, что женщины остепенились, устали или смирились со своим рабским положением. Из состояния эмансипации вышли как раз те женщины, у которых чувство протеста было наиболее сильным, а жажда свободы совершенно безмерной. Они вышли из негативного, потому что как раз там не могли обрести себя как личности, как творцы. Женская эмансипация привела к парадоксальным результатам: самые эмансипированные женщины России оказались в наши дни в церкви. Заново открылись для них некогда осмеянные ценности, те, кто не мог подчиниться воле человеческой, с радостью подчинился Воле Божьей, те, кто не признавал ни богов, ни людей, покорились христианскому Богу, потому что нашли в нем Жизнь, и Истину, и Путь, и покорились Ему с готовностью отдать все, пожертвовать всем.

И новой, неотразимой красотой засияло имя Женщины-матери, женщины-Девы. Родившая Бога держит покров свой над Россией. Она — Царица Небесная — ныне невидимая Царица России, ибо по преданию приняла корону последнего, убиенного царя.
Вот кто поднимет наш ум и наше сердце над сомнительными и темными идеалами женщин-демонов, женщин-ведьм, вот, кто откроет нам вновь великую тайну и великий смысл брака, кто поднимет имя женщины выше других имен, ибо в Богородице впервые женщина поставлена выше ангелов. Кончился для русских женщин период хаоса и опьянения, начался период творчества, творчества в браке и монашестве. Кончился период обиды и отчаяния, пришло время любви, ответственности и жертвы. В церковь приходят ныне не только вышедшие из жизни старушки, но и интеллигентные женщины, глубже других пережившие весь жуткий опыт скепсиса, падения и отчаяния — опыт того, что у нас именуется эмансипацией.

То, что в западном феминистическом движении квалифицируется как унижение женщины, т.е. традиционные добродетели послушания, целомудрия и скромности, приобретают в современной русской жизни неожиданную привлекательность и силу. В самом деле — послушание абсолютной воле Бога выводит нас из состояния бесплодного эгоизма, открывает Реальность, делает слушателями бытия, целомудрие — возвращает единство нашей личности, а скромность и смирение помогают обрести внутреннюю красоту, преодолеть инфантильную истерию. В журнале «Женщина и Россия» будет существовать постоянный раздел «Женщина и Церковь», отдел, существенно отличающий русский феминистический журнал от западных.

Уже первый номер журнала выявил парадоксальность и сложность вопросов, связанных со становление женского самосознания в России, он выявил и разрушительные и созидательные тенденции в этом сознании, дал образ женщины бунтующей и женщины, пережившей бунт, женщины, отвергшей любовь, и женщины, открывающей ценность новой Любви, Любви, которая всему верит, на все надеется, все переносит.

Мы знаем, что журнал поможет нашим женщинам не только осознать мрак и несправедливость сложившейся ситуации, но и побороть свое чувство обиды, не ослепиться своей скорбью и болью, открыть свое сердце всем страдающим и победить страдания Любовью, ибо без любви — мы ничто.  

Источник: Centre des Archives diplomatiques de Nantes. Inventaire: Saint-Pétersbourg consulat. 1973–1991. 599PO/2-33

Разрешение «женского вопроса»: но проблемы остались. Правовые расследования РАПСИ | Российское агентство правовой и судебной информации

Одной из главных особенностей советской власти мирового масштаба стала насильственная эмансипация женщин. Облегчение процедуры разводов и первая в европейской истории практика легализации абортов сделала СССР ведущим государством в вопросе гендерного равенства прав. Однако падение рождаемости и злоупотребление женскими правами мужчинами привело новому витку ухудшения социального положения женщин. Об истоках возникновения двойного бремени рассказывает в заключительном, пятнадцатом, эпизоде своего расследования кандидат исторических наук, депутат Госдумы первого созыва Александр Минжуренко.


Идея всеобщего абсолютного равенства людей во всех сферах и отношениях выступает главной несущей идеей коммунистической доктрины. Поэтому большевики, став правящей партией в России, усердно и искренне осуществляли ее на практике и в своем законодательстве. 

При этом они часто не учитывали степень зрелости тех или иных отношений и их готовность к коренным преобразованиям. Идеолог партии Николай Бухарин сам остроумно называл таких партийных деятелей, пытавшихся форсировать все естественные процессы развития, «садовниками, дергавшими растение за верхушку, чтобы оно скорее росло». Так, например, произошло с прогрессивным кооперативным движением крестьян России, бурно и успешно развивавшееся в дореволюционный период, которое большевики превратили в ускоренную насильственную коллективизацию. 

Отчасти то же самое случилось и с решением «женского вопроса». Строго говоря, он был по большому счету решен уже в первых законодательных актах Советской власти и в Конституциях 1918 и 1924 годов. Однако, как известно, от правовых деклараций до реализации их на практике – «дистанция огромного размера». И советские руководители задались целью как можно быстрее преодолеть данную дистанцию, не обращая внимание на наличие в обществе предпосылок для этого. 

Можно сказать, что советская власть приступила к насильственной эмансипации женщин. Считая прежнюю патриархальную семью противником и препятствием в построении коммунистического общества, Советская власть вступила с ней в самую настоящую войну, разрушая ее устои. Все браки, заключавшиеся в церкви обрядом венчания, новой властью объявлялись недействительными.

Декрет о разводе, направленный якобы на «освобождение женщины» и называемый в коммунистической печати «предпосылкой к раскрепощению женщин», вызвал лавинообразное нарастание количества разводов. Число разводов значительно превысило число заключаемых браков. 

Но, вопреки ожиданиям, воспользовались этим правом главным образом мужчины. А так как новая власть не создала эффективных механизмов, защищающих интересы женщин в случае развода, то множество женщин с детьми были просто брошены своими мужьями, которые в массовом порядке легко и без волокиты оформляли развод, снимая с себя ответственность за содержание детей.

Также на эмансипацию женщин была направлена легализация абортов. Постановление Наркомата здравоохранения и Наркомата юстиции 1920 года, разрешавшее искусственное прерывание беременности в медицинских учреждениях, было первой в европейской истории практикой легализации абортов, что стало, действительно, большим шагом в части расширения прав женщин. 

Введение бесплатного аборта в медицинских учреждениях оказалось весьма востребованным в новых сложных материальных условиях гражданской войны, голода и разрухи. Большинство из женщин шли на такой шаг из-за нужды и сложностей быта, а также из-за отсутствия постоянного и надежного партнера. 

И в дальнейшем потребность в бесплатных абортах стала настолько велика, что стали формироваться абортные комиссии, которые устанавливали очерёдность на производство бесплатной и легальной операции аборта в медицинских учреждениях.

Все эти преобразования привели к тому, что отношение к семье, браку и, соответственно, к женщине изменилось и в обществе, и в государстве к худшему. Женщина – «хранительница очага» — естественно пыталась защитить устойчивость семьи, но это считалось несовременным, и государство не способствовало ей в этих усилиях.

И только стремительное падение рождаемости заставило властей поменять свое отношение к семье. В стране, которая понесла огромные людские потери в Первой мировой и Гражданской войнах, а также во время голода 1921 года сложившаяся демографическая ситуация была недопустимо критической. К тридцатым годам в среднем на одну женщину в СССР приходилось менее одного ребенка.

Как и практиковалось в условиях господства командно-административной системы, в целях исправления положения последовали жесткие прямые правовые шаги. В 1935 году было прекращено производство контрацептивов, а в 1936 году – запрещены аборты. Одновременно была увеличена материальная помощь роженицам, установлена государственная помощь многодетным семьям и расширена сеть родильных домов. 

Советская власть взяла курс на поддержание семьи. В 1936 году был принят закон, затрудняющий процесс развода, а в 1944 году разводы было разрешено осуществлять только через суд. Практика развода значительно усложнилась, особенно для мужчин. Гражданские браки приравнивались к внебрачным связям и не находили поддержки со стороны государства. 

Материнство расценивалось как социалистическая обязанность женщины, которая дополнялась обязанностью трудиться наравне с мужчиной. Таким образом на женщину накладывалось двойное бремя, которое значительно усложняло ей жизнь, хотя этот факт умалчивался в общественных обсуждениях и не признавался.

 В 1943 году было снова введено раздельное образование с целью воспитывать девочек и мальчиков с разной ролью в обществе: мальчиков — как воинов и бойцов тыла, а девочек — как матерей и воспитательниц. Однако советское руководство не отказывалось от программы по социальному уравнению женщин, что создавало явные противоречия в советской женской политике и праве. 

Тяжелейшим ударом по правам и интересам женщин явился Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства…» Указ был задуман в целях экономии средств, ранее тратившихся на пособия сиротам. 

Вдруг в июле 1944 года государственные деятели чрезвычайно озаботились формальной стороной дела по назначению детских пособий. Этим указом все дети-сироты, рожденные вне брака, не признавались детьми погибших солдат. А ведь огромный процент сельских браков в 20-30-е годы не был зарегистрирован должным образом. 

Как известно, в России, а особенно в российской деревне, «настоящим» браком ранее считался лишь церковный брак и потому «расписываться» в ЗАГСе долгое время было не принято. Не очень еще прижилась на селе эта процедура. Там, где еще сохранились церкви — там венчались и тем более не ехали в ЗАГС, а там, где церкви были порушены — там играли свадьбы и на этом считали брак заключенным. 

Очень часто люди просто «сходились», как это называлось в деревне. Это тоже было очень распространенным видом брака, особенно повторного. В общем, когда грянула война, то миллионы мужчин крестьян ушли на фронт, так и не оформив свой брак или отцовство. И вот этим-то и воспользовались законодатели. На этом они и решили сэкономить. А это огромное число обездоленных детей и несчастных овдовевших женщин!

Но отцовство-то можно установить и задним числом. Ведь крестьяне годами жили в незарегистрированных браках, вели общее совместное хозяйство, имели детей, и этому была масса свидетелей-односельчан. Доказать отцовство в суде в 99% случаев не представляло никакого труда. Но в том-то и дело, что упомянутым Указом отменялось право обращения матери в суд с иском об установлении отцовства. И миллионы детей сирот остались без всякой помощи, без всяких пособий!

Таким образом советское государство, декларируя заботу о женщинах, проводило непоследовательную политику в этом направлении. И далеко не всегда правовые решения принимались в их интересах. 

В эпоху оттепели и далее в 60-80-е годы советское руководство отстранилось от попыток жёсткого контроля и регулирования жизни и жизненных установок женщин. Происходит частичная реабилитация личной жизни и автономности семьи. В 1955 году образование становится снова смешанным, в том же году аборты были повторно разрешены. 

В 1965 году процедуру развода облегчили, а в 1967 году женщина получила право получать алименты минимум 25% от заработка распавшейся семьи. В 1968 году были введены оплаченные отпуска по беременности и родам, пособие на детей матерям-одиночкам и разведенным женщинам. Эти законы в общем значительно улучшали положение женщины, но не решали проблему бытового неравенства, затруднённых возможностей для профессионального роста, более низких зарплат.

Собственно, и в новейшее время указанные проблемы остались нерешенными. Дело остается за малым: необходимо добиться того, чтобы предоставленные законодательством широкие и равные с мужчинами права женщин реализовывались на практике. 

 

Сто лет эмансипации

8 марта в юбилейный, сотый раз в истории многие в мире отмечают Международный женский день – причем, в некоторых странах официально.

Идея такого дня появилась в 1910 году на Второй Международной социалистической женской конференции, проходившей в Копенгагене в рамках Восьмого конгресса Второго Интернационала. По мысли автора замысла, немецкой социал-демократки Клары Цеткин, в этот день женщины могли бы устраивать митинги и шествия, привлекая внимание общественности к своим проблемам. Дата 8 марта была предложена в честь так называемого «Марша пустых кастрюль» который якобы провели в этот день в 1857 году работницы текстильных фабрик в Нью-Йорке в знак протеста против тяжелых условий труда.

Однако в первый раз Международный женский день отмечался в Германии, Австрии, Дании и Швейцарии 19 марта 1911 года, так как 19 марта 1848 года король Пруссии дал обещание провести реформы, в том числе ввести избирательное право для женщин, – но обещание не выполнил. Позднее, впрочем, Днем женщин утвердилось все-таки 8 марта.

После объединения Германии женщины восточной и западной частей страны сошлись во взглядах на то, за какие именно свои права они считают необходимым бороться. Уже многие годы в этот день здесь проходят демонстрации в поддержку прав женщин, за их равноправие с мужчинами, по всей стране в этот день проводятся различные доклады и лекции.

В последнее время у женщин Германии появилась символическая цель – добиться полноправного представительства в высших эшелонах большого бизнеса. Действительно, в советах директоров и наблюдательных советах крупнейших немецких компаний женщин почти нет. А вот в политике их много. Например, в правительстве Ангелы Меркель министерства юстиции, науки, сельского хозяйства, семьи, а также министерство труда возглавляют женщины. И они недавно публично вступили в спор: как именно следует сдвинуть руководителей-мужчин с привычных им позиций в закрытых мужских бизнес-сообществах.

Вначале министр труда Урсула фон дер Ляйен выступила за немедленное введение законодательно прописанной 30-процентной квоты на представительство женщин в руководстве бизнес-корпораций. Но эту идею отвергли представители свободных демократов – второй партии в правящей коалиции.

Потом министр по делам семьи, 33-летняя Кристина Шредер, которая вскоре намерена впервые родить и обещает пробыть в отпуске не более месяца, в споре с более старшей и опытной коллегой Урсулой фон дер Ляйен, матерью 7 детей и к тому же аристократкой, предложила предоставить бизнес-структурам возможность самим «добровольно-принудительно» взять на себя обязательства по обеспечению того или иного процента участия женщин в руководстве:

– Моя цель – увеличить к 2013 году представительство женщин на вершинах бизнеса в три раза. Если этого не произойдет, то я внесу предложения о гибких квотах с 2013 года, – заявила Кристина Шредер.

Что это за гибкие квоты, пока неизвестно. Нынешнее статус-кво готова терпеть до 2013 года и Урсула фон дер Ляйен:

– Если к 2013 году представительство женщин не вырастет до 30 процентов, то введение квот станет неизбежным, сказала Урсула фон дер Ляйен.

Мы хотим иметь свободу выбора жизненных моделей, в том числе и таких, которые не отвечают представлениям некоторых, называющих отступниц эгоистками или трусихами

На этой неделе правительственные дамы будут обсуждать свои намерения с бизнес-элитами. Фон дер Ляйен и Шредер сходятся еще в одном: эти квоты должны быть предписаны только фирмам, выпускающим ценные бумаги. Представителям и особенно представительницам оппозиционных партий – социал-демократов и зеленых – это кажется недостаточным для поддержки прав женщин. А министр юстиции, представительница Партии свободных демократов Сабина Лойтхойзер-Шнаренбергер уже выразила сомнение в том, что введение подобного рода квот не нарушит принципы конституции Германии.

Ангела Меркель на правах главы правительства подвела временный итог дискуссии женщин-министров, заявив: «Не думаю, что у нас в будущем появятся законом предписанные квоты представительства женщин».

Интересно, что женщины, делающие карьеру в бизнесе, также не восторге от идеи квот. Говорит их представительница Мари-Кристине Остерманн, возглавляющая одну из фирм среднего звена:

– Я, вне зависимости от того, какие именно квоты были бы введены, чувствовала бы себя неловко, как некая женщина по квоте, по разнарядке, со снисходительной скидкой, так сказать, по половому признаку, – считает Мари-Кристине Остерманн.

В целом же празднование Международного женского дня 8 марта, хотя в современной Германии это и обычный рабочий день, – само собой разумеющееся и укоренившееся в народной памяти событие. Однако лозунги, с которыми немки и немцы выйдут на улицы, весьма различны.

Так как с правами женщин в самой Германии (за минусом высших сфер бизнеса) все обстоит относительно неплохо, то многие демонстранты и докладчики обращают внимание на положение женщин в мусульманских и африканских странах, в частности, на насильственное обрезание девочек, а также на положение женщин в мусульманских семьях, живущих в Германии — на насильственные браки, на наказания «ради спасения чести семьи», вплоть до убийства, за «ведение западного образа жизни» и так далее.

Есть у этого дня и противники, причем среди женщин. Одна из членов Еврокомиссии от Люксембурга еще в 2008 году сказала: «До тех пор, пока мы будем отмечать этот день, мы будем подтверждать, что равноправие женщин пока не достигнуто. Цель же равноправия в том, чтобы в этом дне отпала необходимость».

В прошлом году известная немецкая феминистка Алиса Шварцер предложила забыть о дате 8 марта, заявив: «Давайте отменим этот снисходительно покровительствующий нам день, и объявим все 365 дней в году днями борьбы за права человека, права людей, как мужчин, так и женщин!» Этой позиции Алиса Шварцер придерживается еще с 1994 года.

Бундестаг провел накануне столетия 8 марта специальное заседание. Выступившая на нем уже упомянутая Кристина Шредер, в частности, сказала:

– Сотый международный женский день для моего поколения – это день для выражения благодарности за все то, чего достигли женщины других поколений за эти сто лет борьбы. Я имею в виду избирательные права для женщин, формально узаконенное равноправие женщин с мужчинами, самоопределение и независимость женщин, что для моего поколения – уже само собой разумеющееся. И поэтому сотый день 8 марта – это праздник женской эмансипации. Эмансипации не только от традиционных ролевых стереотипов. Мы, молодые женщины, дистанцируемся также и от некоторых заслуженных борцов за женскую эмансипацию. Многие женщины моего поколения не хотят больше действовать по предписаниям других заслуженных дам, поучающих нас, как именно должна жить эмансипированная женщина. Мы хотим иметь свободу выбора жизненных моделей, в том числе и таких, которые не отвечают представлениям некоторых, называющих отступниц эгоистками или трусихами, – заявила Кристина Шредер.

Эмансипация женщин — обзор

3 Масштабы и структура женской преступности в Словении

Как и во всем мире, преступность женщин в Словении представляет гораздо меньшую проблему, чем преступность мужчин, и по этой же причине гораздо менее изученная область. Криминологические исследования показали, что женщины наказываются более мягко и приговоры к тюремному заключению выносятся им реже, чем мужчинам. Однако подобная информация, рассматриваемая с гендерной точки зрения, дает совершенно иное представление о положении женщин в системе уголовного правосудия.Феминистски ориентированные исследования доказали, что женщины подвергаются гендерной системе уголовного правосудия, характеризующейся гендерной организационной логикой и гендерными агентами власти (Heidensohn, 1996). Криминалисты, ориентированные на феминизм, пытаются представить более сложную картину женщин в системе уголовного правосудия и обратить внимание на несоответствие между риторикой снисхождения и практикой в ​​действительности, показывая женщину как получателя рыцарства, защищенную от всех суров. наказания (Silvestri & Crowther-Dowey, 2008).

Словенская статистика также показывает, что женщины наказываются более мягко, что, согласно Eaton, указывает на тот факт, что женщины подвергаются патерналистской форме индивидуализированного правосудия (Eaton, 1986). Масштабы и структура преступности могут быть определены на основе информации о количестве обвинительных приговоров за преступные деяния в обычных судах за определенный период времени. Эти данные не отражают точное состояние масштабов преступности, поскольку они не включают в себя отклоненные дела и оправдательные приговоры, а только окончательные приговоры.Ниже приводятся выводы, основанные на информации Статистического управления Республики Словения и относящиеся к осужденным, достигшим совершеннолетия.

Преступные действия женщин составляют 4% всех преступных деяний. В 2007 году было вынесено 39 приговоров к тюремному заключению (Годовой отчет, 2008). За последние несколько лет большинство преступных деяний было совершено в сфере имущественного права (51%), телесных и опасных для жизни преступлений (14%) и экономических правонарушений (11%). В последнее время наблюдается рост экономических и имущественных преступлений, что можно объяснить социальными изменениями, которые позволяют женщинам получить доступ к более влиятельным позициям в обществе и предоставляют новые возможности для совершения преступных действий.Несмотря на это, эмансипация женщин не могла оказать решающего влияния на феномен женской преступности, поскольку она имела наименьшее социальное влияние на те слои общества, из которых происходит подавляющее большинство преступников. В этих социальных классах по-прежнему преобладает вера в традиционную роль женщин. Для женщины гораздо более социально приемлемыми являются паттерны эскапизма и пораженческое приспособление, особенно саморазрушительного характера (особенно психические расстройства и болезни), чем преступная или девиантная деятельность, что указывает на тот факт, что система контроля и надзора за женщинами , несмотря на общепризнанное равенство и эмансипацию, (все еще) очень эффективен (Kanduč, 2001).

Самая большая возрастная группа осужденных женщин — это возраст от 30 до 39 лет. Уровень образования за последнее десятилетие повысился: большинство осужденных женщин закончили среднюю профессионально-техническую школу, за которой следует законченное или незаконченное начальное образование. . Образование связано с типом совершаемой преступной деятельности, при этом виновниками насильственных действий являются в основном безработные женщины с низким уровнем образования, в то время как виновные в воровстве обычно окончили среднюю школу (хотя, как правило, они не имеют работы), а виновные в хищениях обычно имеют более высокий уровень образования (Николич-Ристанович, 1991).Анализируя штрафные санкции, мы видим, что суд выносит в основном условные приговоры (около 80%), за которыми следуют финансовые штрафы (около 7%) и тюремные сроки (около 5%). Статистика показывает, что женщины получают условные приговоры чаще, чем мужчины, хотя процент условных приговоров в последние годы увеличился для обоих полов. Заметная разница видна, в частности, в сроках тюремного заключения, которые значительно выше для мужчин (около 18% от всех вынесенных приговоров) и намного ниже для женщин (прибл.5%). Основываясь на анализе вынесения приговоров женщинам, мы видим, что суды чаще всего выносят приговор условно (около 80%), а лишение свободы составляет лишь около 5% всех приговоров.

Сексизм, который проявляется при вынесении приговоров, присутствует в тонких механизмах, которые консолидируют и воспроизводят гендерные роли в системе уголовного правосудия. В статье о категоризации и стереотипах и их значении для криминологии Шугман (2006) указывает на распространение гендерных стереотипов в Словении, как и во всем остальном мире.Она показывает, что судьи выносят разные решения по делам об изнасиловании и по-разному наказывают такие действия. В частности, в отношении сексуальности и уголовного преступления изнасилования существуют «мифы», стереотипные как о преступнике, так и о жертве (Šugman, 2006).

Еще один пример гендерных стереотипов — это невероятно высокие санкции за уголовные преступления, которые отклоняются от мнения судьи о стереотипных женских ролях (Šugman, 2006). Исследование «Восприятие женской преступности посредством вынесения приговора», проведенное словенскими криминалистами Петровцем и Плесничаром (2009a, 2009b), также выявляет несоответствия в приговорах, вероятно, связанные со стереотипом подчиненной женщины.Авторы акцентируют внимание на насилии в отношении женщин как на криминогенном факторе, который может привести человека от жертвы к совершению преступления, и их исследования выявили некоторые интересные аспекты вынесения приговора. Основываясь на анализе 9 случаев, когда женщины отбывали наказание за убийство в течение последних трех лет, подробный анализ автора показывает заметную разницу в отдельных приговорах. В случае, когда суд констатировал явное насилие в мужчине и единичное проявление насилия в отношении женщины, окончательная ссора привела к семи годам лишения свободы.В другом случае, когда жертва не сделала ничего, чтобы стать причиной своей собственной виктимизации, а само действие было «беспричинным», проистекающим исключительно из импульсивности преступника, вызванной воздействием алкоголя, приговор составлял 2 года и 8 месяцев (Petrovec & Plesničar, 2009a. , 2009b). Такая непоследовательность в приговоре допускает несколько толкований. Однако автор подчеркивает комментарий к приговорам, в которых проявляются мачизм и сексистские взгляды судей, как бы говоря, что женщина привыкла к страданиям, что напоминает патриархальный образец подчинения жены перед муж (Petrovec & Plesničar, 2009a, 2009b).Таким образом, исследования показывают важное различие в определении наказания за совершение одного и того же деяния.

Женская эмансипация. — The New York Times

Защитники прав женщин будут рады узнать, что только что завершается реформа закона, касающегося собственно замужних женщин. Акт 1848 года был первым вторжением в старую доктрину общего права, согласно которой право собственности на все, чем женщина владела на момент замужества, или что она впоследствии приобрела в виде подарка или завещания, покупки или труда, принадлежала ее мужу. Руки.Согласно этому правилу, единственным способом для женщины спасти то, чем она могла владеть на свадьбе, от того, чтобы сразу передать ее мужу и нести ответственность за его долги, было специальное соглашение об урегулировании; и это единственное средство, к которому женщины в Англии, а также во многих государствах Союза могут прибегнуть в данный момент, чтобы обезопасить себя от материального риска супружеского блаженства. В Нью-Йорке то, что представляет собой незамужняя женщина при замужестве, теперь остается ее собственностью после замужества, и все, что она впоследствии приобретает, даром или изобретением, попадает в ту же категорию.Но по странной аномалии акт 1848 года не сделал ничего, чтобы обеспечить ей получение доходов от своего труда, хотя женщины, которые обязаны трудиться, несомненно, больше всего нуждаются в правовой защите, и хотя женские приобретения сделаны таким образом, бесспорно и решительно принадлежат ей больше, чем какие-либо другие. Пьяный, праздный или бродячий муж мог регулярно лишать самую трудолюбивую жену плодов ее труда — мог конфисковать и удерживать ее недельную заработную плату, оставив себя и их детей без средств к существованию.Правда, если кто-то оставил ей наследство или сделал ей подарок, она могла оставить его себе и бросить вызов супружескому спойлеру; но женщины, имеющие никчемных мужей и вынужденные упорно трудиться, чтобы зарабатывать себе на жизнь, редко бывают благословлены желчными дядями из Индии или старыми кузенами-холостяками, восхищающимися рождественской щедростью. Таким образом, реформа в законе, хотя она, несомненно, была реформой и была большой, мало что сделала для того класса женщин, который доктрина общего права наиболее сильно подавляла. То, что между первым шагом к эмансипации женщин и законопроектом, находящимся сейчас на рассмотрении Законодательного собрания, должно пройти двенадцать лет, является исключительной иллюстрацией того, с какой медлительностью всегда происходят правовые изменения, когда они серьезно препятствуют социальным предрассудкам.Отмена канцелярии была осуществлена ​​за гораздо меньшее время, чем потребовалось для обеспечения бедной прачки возможности пользоваться плодами собственного труда и защиты от самых жестоких грабежей.

Когда этот закон будет принят, замужняя женщина будет иметь в отношении своего имущества еще большую независимость, чем ее муж; ибо, пока он продолжает отвечать по ее долгам, она не будет нести ответственности по его. Он не будет иметь ни малейшего права на то, чем она владеет, что не будет основано на ее привязанности, и если он окажется мошенником, она сможет заняться бизнесом, зарабатывать себе на жизнь и храбро свистеть его по ветру.

Мы не очень понимаем, что еще, кроме этой миссис ЛЮСИ СТОУН, может попросить у штата Нью-Йорк. Законодательное собрание сделало все, что в его силах, и мы опасаемся, что, если она пожелает устранить любые другие невзгоды или обиды, от которых страдают женщины, ей придется вести войну против самой человеческой природы и таинств Высокого Неба. Мы не знаем способа воспрепятствовать тому, чтобы жены дарили своим мужьям свое имущество или свои заработки, если они так расположены, и мы не сомневаемся, что жены будут продолжать это делать, пока жены будут женщинами, а мужья — мужчинами.Закон защищает женщину, если она решает носить свой кошелек, но если она предпочитает передать его своему дорогому тирану, мы должны предоставить миссис СТОУН найти средство от любого зла, которое может возникнуть в результате такой прискорбной слабости. Новый законопроект предоставляет полное лекарство для этого большого класса случаев — к сожалению, очень большого числа во всех крупных городах — в которых пьяные или распутные мужья пытаются жить в праздности и пороке на доходы от труда своих жен. таким образом положить конец одному из самых необоснованных и абсурдных злоупотреблений нашего времени.

Но теперь мы чувствуем себя обязанными сказать, что любые другие изменения к лучшему в положении женщин должны быть делом самих женщин. Ни Законодательная власть, ни суды не могут сделать больше, чем они сделали. В настоящее время не существует ни призвания, ни профессии, кроме армии или флота, в которые женщинам запрещено поступать по закону, помимо закона; и что касается этого, мы опасаемся, что поправка к Конституции, разрешающая допуск молодых девушек к юриспруденции, не приблизит многих представителей пола к прибыльной юридической практике, чем они сейчас есть.Если предположить, что их логическая сила возрастет в четыре раза, а их естественный способ воздействия на судей и присяжных претерпеть самые существенные изменения, чтобы поставить их мужчин-конкурентов на равных с этими симпатичными Портиасами, успех в баре сопровождается большим физическим и физическим успехом. нервное напряжение больше, чем любая женщина, по крайней мере с тех пор, как дочери мужчин, которые на заре истории вышли замуж за сыновей богов, смогли выдержать. Им открыты искусства проповеди и исцеления, и они начали практику обоих: — теперь у нас в изобилии женщины-проповедники и врачи; и все женщины, которые становятся теми или иными, не имеют большей инвалидности, чем те, с которыми все мы работаем в начале своей карьеры.К сожалению, успех — это не вопрос секса. Женщины, как и мужчины, попирают это из-за того, что они вынуждены делать все, что они собираются делать, намного лучше, чем их сосед. Количество раздражения и досады, которое это волнующее обстоятельство вызвало у большого числа отличных холостяков, не поддается подсчету, и если бы мы знали какие-либо способы избавить старых дев от неприятных последствий конкуренции, мы бы с радостью упомянули об этом. Но мы не можем избежать того факта, что служители, у которых больше всего собраний, — это те, кто проповедует лучше, чем их братья; и что врачи, у которых есть большинство пациентов, — это те, кто больше всего излечивает.Более того, и это самое худшее, мир не будет беспокоиться о том, чтобы выяснить, кто из представителей какой-либо профессии наиболее квалифицирован или наиболее способен. Это дает им возможность раскрыть свои таланты наилучшим образом, а если им это не удается, позволяет им безжалостно тосковать в безвестности.

Краткая история женской эмансипации — Verlagshaus Jacoby & Stuart

В большинстве исторических цивилизаций и обществ женщины не имели тех же прав, что и мужчины, но в очень значительной степени были отстранены от публичных сфер политики и экономики.Их место было дома, и их задача заключалась в том, чтобы растить детей и заботиться о своем муже, их хозяине.

Только после появления современной демократии в Европе и ее претензий на политическое равенство женщины высказали свои собственные требования участвовать в этом «равенстве всех мужчин». Они не добились большого успеха во Французской революции, но в Англии, которая предотвратила революцию путем демократизации государства, женщины-аристократы находились в привилегированном положении, которое позволяло им успешно бороться не только за себя, но и за своих буржуазных и рабочих классов. гендер-ест.Английские «синие чулки» присоединились к борьбе за демократию и всеобщее избирательное право. К началу двадцатого века женщины стали неотъемлемой частью капиталистической индустриализации; особенно в качестве конторского служащего или фабричных рабочих они были теперь практически незаменимы. В результате Германия и другие крупные западные страны ввели голосование за женщин после Первой мировой войны. Однако в большинстве европейских стран полное юридическое равенство было достигнуто лишь во второй половине столетия.Несмотря на это, движение за свободу женщин шестидесятых и семидесятых годов указывало, что юридическое равенство женщин ни в коем случае не то же самое, что их фактическое равенство в областях культуры, экономики и политики — утверждение, продемонстрированное и поддержанное многими высокопоставленными лицами кампания. Факт остается фактом: в Европе 21 века до полного равенства женщин еще далеко — а что касается других частей земного шара, ну…

Загрузите информационный бюллетень со всеми характеристиками

От того же художника

Дело о… Софи Шолль

Чтобы рискнуть своей жизнью ради истины, ради своих личных убеждений, это действительно требует мужества! С большим сочувствием и чуткостью Барбара Зихтерманн стремится выяснить тайну того, как молода…


Дополнительная информация

Барбара Зихтерманн

Родилась в 1943 году. Барбара Зихтерманн училась актерскому мастерству в Бохуме, где впоследствии работала в театре с 1965 по 1968 год. Затем она переехала в Берлин, чтобы изучать общественные науки и экономику. Она работает журналистом-фрилансером и писателем с 1978 года, регулярно публикуется в еженедельной газете Zeit, а также работает на радио. Она опубликовала ряд весьма успешных книг.Барбара Зихтерманн живет в Берлине.

Эмансипация женщин — за пределами иностранцев

Содержание
  1. Введение
  2. Женщины-аболиционисты
  3. Декларация настроений
  4. Избирательное право: прогресс и оппозиция

Введение

Большинство из нас считает равенство мужчин и женщин само собой разумеющимся. Это не произошло просто так. И даже сегодня это не универсально. Сотни лет женщины (и мужчины) работали над освобождением женщин.Многие все еще работают над достижением более равноправного мира для женщин. Тысячелетиями женщины угнетались всеми обществами:

Свобода женщин — величайшая революция не только нашего времени, но и всех времен, поскольку она разрывает оковы, стары как мир.

(Луиза Дитмар 1848)

Как и другие движения за человеческое равенство, понимание того, как проводилась работа, может дать ценную информацию в решении проблемы грубого неравенства в сегодняшнем мире.История, рассказанная ниже, в основном касается первых лет движения в Соединенных Штатах. Но это только часть истории даже в этой стране. Соджорнер Трут, афроамериканский аболиционист и эмансипционист, был еще одним в Соединенных Штатах, кто боролся за те же цели. Ее роль помнят как значительную.

В 2016 году Казначейство США объявило о выпуске новой банкноты, на которой она будет изображена вместе с Лукрецией Мотт, Сьюзен Энтони и Элизабет Кэди Стэнтон, о которых говорится ниже.

Более того, примерно в то же время, что и в Соединенных Штатах, те же идеи распространялись по всему миру. Такие деятели, как баби-поэтесса Тахири в Персии, У Мэнбанг, Ли Рун и Хуан Цзиньюй в Китае, Тошико Кишида в Японии, Роза Герра в Латинской Америке — все они боролись за равенство женщин в девятнадцатом веке. Худа Шараави в Египте был другим в начале двадцатого века. Ранее в Италии эпохи Возрождения многие писательницы были частью движения за большее гендерное равенство.В мире было бесчисленное множество других людей, которые также являются частью этой истории.

Памятник Лукреции Мотт, Элизабет Стэнтон и Сьюзан Энтони: лидерам движения за эмансипацию женщин в США

В 1840 году Лукреция Мотт (квакер-аболиционист) посетила Всемирную конвенцию против рабства в Лондоне в качестве представителя аболиционистов Соединенных Штатов. Ей и другим женщинам было отказано в праве говорить, и они должны были сидеть в зоне, отдельной от представителей мужского пола. Исключение было глубоко несправедливым, потому что женщины так много сделали для дела отмены смертной казни в Америке (что было признано их избранием в качестве представителей Соединенных Штатов).Мотт встретил молодую женщину, Элизабет Кэди Стэнтон, и они решили, что должны что-то сделать для женщин. Их исключение отражает преобладающее мнение о том, что женщинам не место в общественной жизни и их следует заставить замолчать. Как выразился один человек, пытаясь заставить Эбби Фостер замолчать на митинге против рабства:

Ни одна женщина не может говорить или голосовать, если я модератор. Я не потерплю такого оскорбления порядочности. Я не позволю, чтобы женщины господствовали над мужчинами на публичных собраниях.Женщинам достаточно править дома … Там, где слышно соблазнительное красноречие женщины, мужчины не способны на правильные и эффективные действия. Она обольщает мужчин и ослепляет мужчин своими улыбками … Мне уже хватило женского контроля в детской. Теперь я мужчина, я не подчинюсь этому ».

Собрание проголосовало за то, чтобы заставить ее замолчать.

Элизабет Стэнтон и Сьюзен Энтони были двумя ведущими женщинами в первом поколении эмансипаторов в Соединенных Штатах.Последующие поколения женщин будут развивать свой труд.

Заявление о чувствах

К 1848 году Элизабет Стэнтон была молодой матерью, которая жила в небольшом городке Сенека-Фолс в штате Нью-Йорк. Она чувствовала себя изолированной от общества. Мотт и другие поддержали ее в созыве конференции за эмансипацию женщин. Конференция (включая женщин и мужчин) сформулировала декларацию, названную Декларацией настроений. Он документирует способы, которыми общества середины 19 века (в данном случае европейское и американское общества) угнетали женщин:

История человечества — это история неоднократных травм и узурпаций со стороны мужчины по отношению к женщине, имеющей прямую цель установления абсолютной тирании над ней.Чтобы доказать это, давайте представим факты откровенному миру.

Он никогда не позволял ей воспользоваться своим неотъемлемым правом на избирательное право.

Он заставил ее подчиниться законам, в формировании которых она не имела права голоса.

Он отказался от ее прав, которые даны самым невежественным и униженным людям — как местным жителям, так и иностранцам.

Лишив ее этого первого права как гражданина, избирательного права, тем самым оставив ее без представительства в законодательных залах, он угнетал ее со всех сторон.

Он забрал у нее все права собственности, даже на заработную плату, которую она зарабатывает.

Он монополизировал почти все прибыльные занятия, и от тех, которыми ей разрешено заниматься, она получает лишь мизерное вознаграждение.

Он закрывает для нее все пути к богатству и славе, которые он считает наиболее достойными для себя. Она не известна как учитель теологии, медицины или права.

Он отказал ей в возможности получить полное образование — все колледжи были закрыты против нее.

Он всеми силами пытался разрушить ее уверенность в своих силах, уменьшить ее самоуважение и заставить ее вести зависимую и жалкую жизнь.

Принимая во внимание полное лишение избирательных прав половины населения этой страны, их социальную и религиозную деградацию, — ввиду вышеупомянутых несправедливых законов, а также из-за того, что женщины действительно чувствуют себя обиженными, угнетенными и обманным путем лишены их самые священные права, мы настаиваем на том, чтобы они немедленно получили все права и привилегии, которые принадлежат им как гражданам этих Соединенных Штатов.

(выдержки из Заявления)

Избирательное право: прогресс и противодействие

Вместо того, чтобы вызвать положительный отклик со стороны окружающего общества, женщины, борющиеся за эмансипацию, столкнулись с резким, организованным и хорошо финансируемым противодействием. Их движение было названо аморальным, их собрания подверглись нападкам, и они стали объектами словесных оскорблений. Алкогольная промышленность, используя свою национальную сеть салонов, неустанно работала, чтобы помешать женщинам получить право голоса.Они опасались, что женщины будут сторонниками запрета из-за воздействия алкоголя на семьи. Однако общество в целом (тогда в значительной степени контролируемое мужчинами) мобилизовалось против эмансипации женщин.

В результате только в 1919 году женщины получили право голоса в Соединенных Штатах (после целого ряда стран). Соединенные Штаты были не первыми.

Ранняя работа, о которой говорилось выше, не должна приводить к предположению, что равенство является установленным фактом.Действительно, женщины продолжают бороться за равенство, будь то доступ к принятию решений, равная заработная плата, свобода в обществе или доступ к образованию, в зависимости от страны или региона мира. Нельзя сказать, что ни одна часть мира достигла равенства мужчин и женщин.

Статьи по теме

Лукреция Мотт — участник кампании за отмену смертной казни, защитник прав женщин, Quaker Visionary

Собирается Национальная конвенция о правах женщин

Элизабет Кэди Стэнтон (1815-1902): активистка, аболиционистка, феминистка

Он для нее на протяжении всей истории

ТРАГЕДИЯ ЖЕНСКИХ ЧУВСТВ

Текст взят из моей копии книги Эммы Гольдман «Анархизм и другие эссе ».Второе исправленное издание. Нью-Йорк и Лондон: Издательская ассоциация «Мать-Земля», 1911. стр. 219-231.

Я НАЧИНАЮ с признания: независимо от всех политических и экономических теорий, рассмотрение фундаментальных различий между различными группами внутри человеческого рода, независимо от классовых и расовых различий, независимо от всех искусственных границ между правами женщин и правами мужчин, я считаю что есть точка, где эти различия могут встретиться и превратиться в одно совершенное целое.

Этим я не хочу предлагать мирный договор. Общий социальный антагонизм, охвативший сегодня всю нашу общественную жизнь и вызванный силой противоположных и противоречащих интересов, рассыплется вдребезги, когда реорганизация нашей общественной жизни, основанная на принципах экономической справедливости, станет реальность.

Мир или гармония между полами и индивидами не обязательно зависит от поверхностного уравновешивания людей; он также не требует устранения индивидуальных черт и особенностей.Проблема, которая стоит перед нами сегодня и которую предстоит решить в ближайшем будущем, заключается в том, как быть самим собой и при этом оставаться в единстве с другими, глубоко чувствовать со всеми людьми и при этом сохранять свои собственные характерные качества. Мне кажется, что это основа, на которой масса и личность, истинный демократ и истинная индивидуальность, мужчина и женщина, могут встретиться без антагонизма и противодействия. Девизом не должно быть: прощайте друг друга; скорее, поймите друг друга. Часто цитируемая фраза мадам де Сталь: «Все понять — значит все простить» никогда меня особенно не привлекала; от него пахнет исповедальней; прощение ближнего передает идею фарисейского превосходства.Достаточно понять свое ближнее. Признание частично отражает фундаментальный аспект моих взглядов на эмансипацию женщины и ее влияние на весь пол.

Эмансипация должна позволить женщине быть человеком в прямом смысле слова. Все внутри нее, жаждущее утверждения и активности, должно достичь своего наиболее полного выражения; все искусственные преграды должны быть сломаны, а путь к большей свободе должен быть очищен от всех следов многовекового подчинения и рабства.

Это было первоначальной целью движения за эмансипацию женщин. Но достигнутые до сих пор результаты изолировали женщину и лишили ее источников того счастья, которое так важно для нее. Простая внешняя эмансипация превратила современную женщину в искусственное существо, напоминающее один из продуктов французского садоводства с его причудливыми деревьями и кустарниками, пирамидами, колесами и венками; что угодно, кроме форм, которые могли бы быть достигнуты выражением ее собственных внутренних качеств.Таких искусственно выращенных растений женского пола можно найти в большом количестве, особенно в так называемой интеллектуальной сфере нашей жизни.

Свобода и равенство для женщины! Какие надежды и чаяния пробудили эти слова, когда они впервые были произнесены некоторыми из самых благородных и смелых душ тех дней. Солнце во всем своем свете и славе должно было взойти в новом мире; в этом мире женщина должна была иметь право распоряжаться своей собственной судьбой — цель, несомненно, достойная огромного энтузиазма, мужества, настойчивости и неустанных усилий огромного множества мужчин и женщин-пионеров, которые поставили все на карту против мира предрассудков и предубеждений. невежество.

Мои надежды также движутся к этой цели, но я считаю, что эмансипация женщины, как ее интерпретируют и практически применяют сегодня, не достигла этой великой цели. Теперь женщина сталкивается с необходимостью освободиться от эмансипации, если она действительно хочет быть свободной. Это может показаться парадоксальным, но, тем не менее, это слишком верно.

Чего она достигла благодаря своему освобождению? Равное избирательное право в нескольких штатах. Очистило ли это нашу политическую жизнь, как предсказывали многие благонамеренные защитники? Конечно нет.Между прочим, действительно пора людям с ясным и здравым суждением перестать говорить о коррупции в политике тоном школы-интерната. Коррупция в политике не имеет ничего общего с моралью или слабостью нравов различных политических деятелей. Причина его в целом материальна. Политика — это отражение делового и индустриального мира, девизы которого: «Брать блаженнее, чем отдавать»; «купи дешево — продай дорого»; «одна грязная рука моет другую». Нет никакой надежды, что даже эта женщина с ее правом голоса когда-либо очистит политику.

Эмансипация принесла женщине экономическое равенство с мужчиной; то есть она может выбрать себе профессию и ремесло; но поскольку ее прошлые и настоящие физические тренировки не дали ей необходимой силы, чтобы конкурировать с мужчинами, она часто вынуждена исчерпывать всю свою энергию, израсходовать свою жизненную силу и напрягать все нервы, чтобы достичь рыночной стоимости. Очень немногие когда-либо добиваются успеха, поскольку это факт, что женщины-учителя, врачи, юристы, архитекторы и инженеры не встречают такого же доверия, как их коллеги-мужчины, и не получают равного вознаграждения.А те, кто действительно достигают этого заманчивого равенства, обычно делают это за счет своего физического и психического благополучия. Что касается огромной массы работающих девушек и женщин, то насколько независимость достигается, если теснота и отсутствие свободы дома заменяются теснотой и несвободой фабрики, потогонной фабрики, универмага или офиса? Кроме того, на многих женщин ложится бремя заботы о «домашнем, милом доме» — холодном, унылом, беспорядочном, непривлекательном — после тяжелого рабочего дня.Славная независимость! Неудивительно, что сотни девушек так охотно принимают первое предложение руки и сердца, уставшие от своей «независимости» за прилавком, за швейной или пишущей машинкой. Они так же готовы к браку, как и девушки из среднего класса, которые стремятся сбросить ярмо родительского превосходства. Так называемая независимость, которая ведет только к заработку на минимальное существование, не настолько заманчива, не настолько идеальна, чтобы можно было ожидать, что женщина пожертвует всем ради нее. В конце концов, наша восхваляемая независимость — это медленный процесс притупления и подавления женской природы, ее любовного инстинкта и материнского инстинкта.

Тем не менее положение работающей девушки гораздо более естественное и человечное, чем положение ее, казалось бы, более удачной сестры в более культурных профессиональных сферах жизни учителей, врачей, юристов, инженеров и т. внешний вид, в то время как внутренняя жизнь становится пустой и мертвой.

Узость существующей концепции женской независимости и эмансипации; страх любви к мужчине, не равному ей в обществе; страх, что любовь лишит ее свободы и независимости; ужас того, что любовь или радость материнства только помешают ей в полной мере реализовать свою профессию — все это вместе делает эмансипированную современную женщину обязательной весталкой, перед которой жизнь с ее великими проясняющими скорбями и ее глубокими, очаровательными радостями , катится, не касаясь и не захватывая ее душу.

Эмансипация в понимании большинства ее сторонников и сторонников слишком узка, чтобы позволить безграничную любовь и экстаз, содержащиеся в глубоких эмоциях истинной женщины, возлюбленной, матери, на свободе.

Трагедия самодостаточной или экономически свободной женщины заключается не в слишком большом, а в слишком небольшом количестве переживаний. Правда, она превосходит сестру прошлых поколений в познании мира и человеческой природы; именно из-за этого она глубоко чувствует отсутствие сущности жизни, которая одна может обогатить человеческую душу и без которой большинство женщин превратились бы в просто профессиональных автоматов.

То, что такое положение вещей должно было наступить, предвидели те, кто понимал, что в области этики еще осталось много разлагающихся руин того времени, когда было бесспорно превосходство человека; руины, которые до сих пор считаются полезными. И, что важнее, немалая часть эмансипированных не может без них обойтись. Каждое движение, направленное на разрушение существующих институтов и замену их чем-то более продвинутым, более совершенным, имеет последователей, которые теоретически отстаивают самые радикальные идеи, но, тем не менее, в своей повседневной практике похожи на обычных людей. Филистимлянин, притворяющийся респектабельным и требующий хорошего мнения своих противников.Есть, например, социалисты и даже анархисты, которые отстаивают идею, что собственность — это грабеж, но которые возмутятся, если кто-то должен им полдюжины булавок.

Такого же филистимлянина можно найти в движении за эмансипацию женщин. Желтые журналисты и литераторы-молочники рисовали картинки эмансипированной женщины, от которых волосы у порядочного гражданина и его тусклого спутника дыбом встают дыбом. Каждый член движения за права женщин изображался как Жорж Санд, полностью игнорирующий мораль.Для нее не было ничего священного. Она не уважала идеальные отношения между мужчиной и женщиной. Короче говоря, эмансипация означала только безрассудную жизнь в похоти и грехе; независимо от общества, религии и морали. Сторонники прав женщин были крайне возмущены таким искажением фактов, и, лишенные юмора, они приложили всю свою энергию, чтобы доказать, что они вовсе не так плохи, как их изображали, а наоборот. Конечно, пока женщина была рабыней мужчины, она не могла быть доброй и чистой, но теперь, когда она была свободной и независимой, она докажет, насколько хороша она может быть, и что ее влияние окажет очищающий эффект на все институты в стране. общество.Конечно, движение за права женщин сломало многие старые оковы, но оно также заковало новые. Великое движение настоящего освобождения еще не встретило великой расы женщин, которые могли бы смотреть свободе в глаза. Их узкое, пуританское видение изгнало человека, как нарушителя спокойствия и сомнительного характера, из их очаровательной жизни. Человека нельзя было терпеть ни за что, кроме разве что как отца ребенка, поскольку ребенок не может нормально ожить без отца. К счастью, самые жесткие пуритане никогда не будут достаточно сильными, чтобы убить врожденную тягу к материнству.Но свобода женщины тесно связана со свободой мужчины, и многие из моих так называемых эмансипированных сестер, кажется, упускают из виду тот факт, что ребенок, рожденный на свободе, нуждается в любви и преданности каждого человека, окружающего его, как мужчины, так и женщины. К сожалению, именно эта узкая концепция человеческих отношений привела к большой трагедии в жизни современных мужчины и женщины.

Около пятнадцати лет назад вышло произведение пера гениальной норвежки Лауры Мархольм под названием Женщина, исследование характера .Она была одной из первых, кто обратил внимание на пустоту и ограниченность существующей концепции женского освобождения и ее трагическое влияние на внутреннюю жизнь женщины. В своем произведении Лаура Мархольм рассказывает о судьбе нескольких одаренных женщин с мировым именем: гениальной Элеоноры Дузе; великий математик и писательница Соня Ковалевская; художница и поэтесса Мария Башкирцева, умершая в таком раннем возрасте. В каждом описании жизни этих женщин с таким необычным складом ума проходит заметный след неудовлетворенной тяги к полной, разносторонней, законченной и красивой жизни, а также беспокойства и одиночества, возникающих из-за ее отсутствия.Из этих мастерских психологических набросков нельзя не видеть, что чем выше умственное развитие женщины, тем меньше для нее возможностей встретить близкого по духу партнера, который увидит в ней не только пол, но и человека, друга, товарищ и сильная индивидуальность, которая не может и не должна терять ни одной черты своего характера.

Обычный мужчина с его самодостаточностью, его смехотворно высокомерным покровительством женскому полу невозможен для женщины, как это показано в исследовании Character Study Лауры Мархольм.Столь же невозможен для нее мужчина, который не видит в ней ничего, кроме ее умонастроения и ее гения, и которому не удается пробудить ее женскую природу.

Богатый интеллект и тонкая душа обычно считаются необходимыми атрибутами глубокой и красивой личности. В случае современной женщины эти атрибуты служат препятствием на пути к полному утверждению ее бытия. Более ста лет старая форма брака, основанная на Библии, «пока смерть не разлучит», осуждается как институт, олицетворяющий суверенитет мужчины над женщиной, ее полное подчинение его прихотям и приказам. , и абсолютная зависимость от его имени и поддержки.Снова и снова было убедительно доказано, что старые супружеские отношения ограничивали женщину функцией слуги мужчины и носительницей его детей. И все же мы находим много эмансипированных женщин, которые предпочитают брак со всеми его недостатками ограниченности незамужней жизни: узкой и невыносимой из-за цепей моральных и социальных предрассудков, сковывающих и сковывающих ее природу.

Объяснение такой непоследовательности со стороны многих продвинутых женщин следует искать в том факте, что они никогда по-настоящему не понимали значение эмансипации.Они думали, что все, что нужно, — это независимость от внешней тирании; внутренние тираны, гораздо более вредные для жизни и роста — этические и социальные условности — были предоставлены сами себе; и они позаботились о себе. Кажется, они так же прекрасно уживаются в головах и сердцах наиболее активных сторонников женской эмансипации, как и в головах и сердцах наших бабушек.

Эти внутренние тираны, будь они в форме общественного мнения или того, что скажет мать, или брат, отец, тетя или любой родственник; что будет миссисГранди, мистер Комсток, работодатель, Совет по образованию говорит? Все эти хулиганы, моральные сыщики, тюремщики человеческого духа, что они скажут? Пока женщина не научится сопротивляться им всем, твердо стоять на своей собственной земле и настаивать на своей неограниченной свободе, прислушиваться к голосу своей натуры, требует ли он величайшего сокровища жизни, любви к мужчине или ее самой большой любви. славная привилегия, право родить ребенка, она не может называть себя эмансипированной. Сколько эмансипированных женщин достаточно храбры, чтобы признать, что голос любви зовет, дико бьет их в грудь, требует, чтобы их услышали, чтобы они были удовлетворены.

Французский писатель Жан Рейбрах в одном из своих романов «Новая красота» пытается изобразить идеальную, красивую, эмансипированную женщину. Этот идеал воплощен в молодой девушке-медике. Она очень умно и мудро говорит о том, как кормить младенцев; Она добрая и бесплатно раздает лекарства бедным матерям. Она разговаривает со своим знакомым молодым человеком о санитарных условиях будущего и о том, как будут уничтожены различные бациллы и микробы с помощью каменных стен и полов, а также отказа от ковров и драпировок.Она, конечно, очень просто и практично одета, в основном в черном. Молодой человек, который при их первой встрече был поражен мудростью своего эмансипированного друга, постепенно учится понимать ее и в один прекрасный день признает, что любит ее. Они молоды, она добра и красива, и, хотя она всегда в строгой одежде, ее внешний вид смягчается безупречно чистым белым воротничком и манжетами. Можно было бы ожидать, что он расскажет ей о своей любви, но он не из тех, кто совершает романтические абсурды.Поэзия и любовный энтузиазм скрывают их покрасневшие лица перед чистой красотой дамы. Он заглушает голос своей натуры и остается правым. Она тоже всегда точна, всегда рациональна, всегда хорошо себя ведет. Боюсь, если бы они образовали союз, молодой человек рисковал бы замерзнуть насмерть. Должен признаться, что не вижу ничего прекрасного в этой новой красавице, которая холодна, как каменные стены и полы, о которых она мечтает. Я бы предпочел любовные песни романтических эпох, скорее Дон Жуан и мадам Венеру, скорее побег по лестнице и веревке в лунную ночь, за которым следовали бы проклятия отца, стоны матери и моральные комментарии соседей, чем правильность и приличие. измеряется мерками.Если любовь не умеет давать и брать без ограничений, это не любовь, а сделка, в которой всегда подчеркиваются плюсы и минусы.

Самый большой недостаток эмансипации сегодняшнего дня заключается в ее искусственной жесткости и ее узкой респектабельности, которые создают в душе женщины пустоту, которая не позволяет ей пить из источника жизни. Однажды я заметил, что, казалось, между старомодной матерью и хозяйкой, всегда находившимися начеку для счастья своих малышей и комфорта тех, кого она любила, и действительно новой женщиной, были более глубокие отношения, чем между последней и ее средняя эмансипированная сестра.Ученики эмансипации в чистом виде объявили меня язычником, годным только для костра. Их слепое рвение не позволяло им увидеть, что мое сравнение старого и нового было просто для того, чтобы доказать, что у многих наших бабушек в жилах больше крови, больше юмора и остроумия и, конечно, больше естественности, доброты. — сердечность и простота, чем у большинства наших эмансипированных женщин-профессионалов, которые заполняют колледжи, учебные залы и различные офисы. Это не означает желания вернуться в прошлое и не обрекает женщину на ее старую жизнь, кухню и детскую.

Спасение заключается в энергичном марше к светлому и ясному будущему. Мы нуждаемся в беспрепятственном росте старых традиций и привычек. Движение за женскую эмансипацию пока сделало лишь первый шаг в этом направлении. Остается надеяться, что оно соберет силы, чтобы сделать еще один. Право голоса или равные гражданские права могут быть хорошими требованиями, но истинная эмансипация не начинается ни на избирательных участках, ни в судах. Это начинается в душе женщины. История говорит нам, что каждый угнетенный класс добился подлинного освобождения от своих хозяев своими собственными усилиями.Необходимо, чтобы женщина узнала этого Иессона, чтобы она осознала, что ее свобода достигнет того уровня, на котором она сможет достичь своей свободы. Поэтому для нее гораздо важнее начать с внутреннего возрождения, чтобы освободиться от груза предрассудков, традиций и обычаев. Требование равных прав во всех сферах жизни справедливо и справедливо; но, в конце концов, самое важное право — это право любить и быть любимым. В самом деле, если частичная эмансипация должна стать полной и истинной эмансипацией женщины, ей придется покончить с нелепым представлением о том, что быть любимым, быть возлюбленным и матерью синонимично тому, чтобы быть рабом или подчиненным.Придется покончить с абсурдным представлением о дуализме полов или о том, что мужчина и женщина представляют два антагонистических мира.

Мелочность отделяет; широта объединяет. Давайте будем широкими и большими. Не будем упускать из виду жизненно важные вещи из-за массы стоящих перед нами пустяков. Истинная концепция отношения полов не допускает победителя и побежденного; он знает только одну великую вещь: бесконечно отдавать себя, чтобы найти себя богаче, глубже, лучше.Только это может заполнить пустоту и превратить трагедию женского освобождения в радость, безграничную радость.

Имеет ли это значение? | К эмансипации?

Ниже, в произвольном порядке, ответы студентов на следующие два вопроса :

  1. Имеет ли значение история старого и нового европейского женского движения сегодня?
  2. Каковы основные проблемы гендерного равенства сегодня?

Эрик Шмидт: Понимание прошлого приведет к лучшему результату в будущем.В случае старого и нового европейского женского движения отдельные женщины объединились, чтобы изменить восприятие предполагаемой роли женщины в обществе. Используя идеи Новой женщины, республиканского материнства и социалистические идеи о защите работающих женщин, женщины постепенно увеличивали свою свободу действий в определении того, что на самом деле означает равенство. Изучая предмет, посвященный феминизму, важно отметить разную степень стратегии и взглядов женщин. Хотя мужчины опасались, что женщины нарушат общественные нормы, получив право голоса, правда в том, что женщины, как правило, придерживаются почти тех же политических взглядов, что и их супруги.Это красноречиво свидетельствует о необоснованном страхе мужчин, который заставлял их подавлять женщин. По мере того как основные права женщин обеспечиваются, может иметь место более глубокий разговор о проблемах, с которыми сталкиваются женщины. Однако общества, в которых доминируют мужчины, часто решают, что приемлемо для обсуждения, из-за непропорционального распределения власти.

Хотя женщины достигли гораздо более высокого уровня равенства доходов, многое еще предстоит сделать. По разным оценкам, женщины зарабатывают около 75-80% каждого доллара мужчины.Эта проблема связана, но явно отличается от той работы, которую предлагают женщинам. Например, в технологических отраслях обычно нанимают мужчин, а не женщин. Главные исполнительные директора и другие руководящие должности решительно отдают предпочтение мужчинам, хотя некоторый прогресс был достигнут. Думая о прошлых проблемах финансов, движение MeToo является прекрасным примером того, как женщинам удалось использовать современные технологии для решения проблемы сексуальных домогательств в самых разных условиях. В некоторых штатах США наблюдается регресс в предоставлении женщинам услуг, на контроль над которыми она имеет право.В частности, Техас закрыл почти все клиники по абортам, в результате чего женщинам пришлось много часов ехать, чтобы сделать аборт. Заглянув в прошлое, мы можем увидеть из истории европейских женщин, что аборты случались часто и приводили к чрезвычайно опасному поведению женщин. Вопросы равенства переплетаются с вопросами власти.


Бейли Олдридж: Эта история старого и нового европейского женского движения имеет значение сегодня. Эти движения были неотъемлемой частью борьбы за права женщин.Они важны для женской истории и для истории в целом. Часто история сосредотачивается на мужчинах и их достижениях, но изучение старых и новых европейских женских движений показывает, что женщины сделали много важных вещей. Это также показывает, что борьба за права женщин началась очень давно. Борьба за равенство не новость, и важно понять, с чего она началась.

Я думаю, что сегодня главными проблемами гендерного равенства являются равная оплата труда и неравенство в медицинском обслуживании. Женщины по-прежнему зарабатывают меньше, чем мужчины.Это проблема, которая порождает другое неравенство. Здравоохранение сегодня также является одним из основных вопросов гендерного равенства. Здравоохранение женщин не так ценится, как здравоохранение мужчин, потому что мужчины по-прежнему в основном берут на себя ответственность и делегируют то, что исследуется, и то, что является приоритетным в мире здравоохранения. Женщины в развитых странах с передовыми медицинскими услугами и технологиями по-прежнему умирают от осложнений, связанных с беременностью или родами, чаще, чем следовало бы. Это то, что можно и нужно легко предотвратить.Доступ женщин к контролю над рождаемостью, который многие женщины вынуждены использовать по причинам, не связанным с предотвращением беременности, также находится под угрозой.


Эмма Хэзли : История старых и новых европейских женских движений имеет значение сегодня по многим важным причинам. Прежде всего, они служат маркером прогресса или его отсутствия по вопросам, касающимся женщин. Поскольку цели женских движений со временем меняются или остаются неизменными, историки могут видеть, как общества, порождением которых они являются, также изменились или нет.Это полезно в наше время, потому что люди часто забывают, как далеко продвинулись женщины и сколько времени им потребовалось, чтобы добраться до этого исторического пункта с точки зрения прав и равенства. Особенно для тех, кто говорит, что женщины сегодня полностью равны и что нет необходимости в защите прав женщин или феминизме, эти истории служат доказательством того, что истинного равенства никогда не существовало и что женщины должны постоянно отстаивать свои права и равенство. История — это не линейный процесс; есть прогресс, а затем бывают неудачи.В особенности права женщин и других меньшинств и исторически угнетенных групп людей являются ненадежными. В зависимости от социального или политического климата права могут быть легко отняты или проигнорированы. Например, женщины в Советской России перестали иметь право на аборт (1920 г.), перестали иметь его (1936 г.) и снова сделали его на ограниченных условиях (1955 г.). Старые и новые европейские женские движения также предоставляют современным женским движениям платформу для развития. Женские организации сегодня могут заглянуть в прошлое и увидеть, какие стратегии были более успешными, чем другие, и какие вопросы были проигнорированы или недостаточно подчеркнуты.Наследие этих движений и упорство женщин в худших условиях, чем современная женщина, — вот что побуждает современные женские движения продолжать борьбу.

В то время как женщины во всем мире в большинстве своем считаются равными с мужчинами гражданами по закону, реальный опыт женщин во всем мире таков, что с ними не обращаются как с равными. Хотя сегодня существует много вопросов, связанных с гендерным равенством, некоторые из тех, которые выделяются лично для меня, — это образование, сексуальное насилие и труд.Девочки и женщины во всем мире не имеют равного доступа к образованию по многим причинам, но большинство из них связано с тем, что интеллект женщин не так высоко ценится, как интеллект мужчин. Сексуальные посягательства, изнасилования и домогательства — это проблемы равенства, потому что они являются системными проблемами, которые способствуют интернализации подчинения у женщин и выражению доминирования у мужчин. Что касается труда и занятости, женщины не имеют равных возможностей получить и преуспеть на всех должностях, даже если они имеют такую ​​же квалификацию, как и мужчины, на той же работе.Одна из самых больших проблем гендерного равенства сегодня — это неравенство женщин разных рас, этнических групп, социально-экономических уровней и сексуальной ориентации. Некоторые группы женщин гораздо менее равны, чем другие группы, и необходимо уделять больше внимания доведению всех этих женщин до уровня равенства, который испытывают другие женщины.


Шана Лоудермелк : История европейских женских движений, безусловно, имеет значение сегодня.Прогресс никогда не бывает внезапным, и женщины, которые участвовали в борьбе за такие основные права, как независимость от мужчин, заложили основу для дальнейшего прогресса. Мы никогда не сможем обесценить историю, в которой эти женщины сыграли решающую роль. Они подавали примеры и боролись за права, которые мы считаем основными, но которых у них не было в то время. Движения также помогают активистам сегодня увидеть наиболее успешные методы проведения кампаний. Понимание аргументов и точек зрения, окружающих основные проблемы женщин на протяжении всей истории, является неотъемлемой частью понимания того, как изменить мировоззрение общества сегодня, зная, откуда они берутся.

Основные проблемы равенства женщин сегодня сосредоточены на равной оплате труда и представлениях о деторождении. Женщины недооценены на рынке труда, потому что им приходится брать отпуск по беременности и родам. Часто эти отпуска по беременности и родам недостаточны или ставят их в положение, в котором они не могут продвигаться по карьерной лестнице или в компании. По-прежнему существует проблема равной оплаты труда и дебаты о доступе к контролю над рождаемостью. Еще одна серьезная проблема, которая все еще наблюдается сегодня, — это гендерное разделение труда. Гораздо больше мужчин занимают руководящие должности, занимают политические должности и работают в области науки или математики.Женщины гораздо чаще, чем мужчины, могут быть медсестрами, секретарями и учителями более низкого уровня. Тем не менее, в университетах мужчины с гораздо большей вероятностью будут профессорами, что подчеркивает, что гендерная иерархия все еще присутствует в обществе.


Карина Очоа: Женщины внесли большой вклад в жизнь общества, но важно не забывать, что когда-то они были ограничены во всех измерениях, политическом и социальном. Несмотря на ограничения, они неуклонно поднимались над общественным мнением и добивались своих прав.В своем стремлении добиться прав они использовали различные методы, мирные демонстрации, а также воинственную тактику. Все в попытке заставить простых людей обратить внимание на их потребности. Хотя они встретили большое сопротивление, у них также появилось много сторонников. Несмотря на ограничения в технологиях и социальных сетях, женщины смогли организовать и распространить свою повестку дня во многих разных странах. Чтобы добиться своих прав, женщины должны быть волевыми и решительными, и мы сможем у них поучиться, только если заглянем в их прошлое.

В настоящее время мы видим, что женщины берут на себя все больше ролей в обществе, но на самом деле они не были приравнены к своим коллегам-мужчинам. Как специалист по женским и гендерным исследованиям, я всегда должен отвечать, насколько женские проблемы по-прежнему актуальны сегодня, а также сталкиваться с критикой, которая сопровождается объявлением моей специальности. Многие люди в обществе ошибочно полагают, что благодаря получению женщинами избирательного права и их возрастающему вкладу в жизнь общества они равны во всех отношениях. Однако наиболее распространенной проблемой, с которой все еще сталкиваются женщины, является гендерный разрыв в оплате труда.В среднем женщины выигрывают 75 центов на доллар мужчины. К тому же проблемами цветных женщин продолжают пренебрегать. Важно признать, что раса и этническая принадлежность женщины являются сильными силами, которые способствуют ее угнетению и неравенству в обществе. Я бы даже сказал, что наша неспособность как общества проголосовать и избрать женщину-президента показывает, что в целом общество все еще должно смириться с идеей могущественной и умной женщины.


Оливия Портер: Я считаю, что историю женщин важно помнить, поскольку их часто исторически игнорировали.По словам Джорджа Сантаяна, испанского философа, «те, кто не может вспомнить прошлое, обречены его повторять». Женщинам особенно важно помнить о несправедливостях, совершенных в отношении их собственного пола. В первую очередь, учитывая доступ к контролю над рождаемостью и безопасный доступ к абортам, важно помнить, почему у нас вообще есть доступ к этим ресурсам. Женщины должны продолжать добиваться успехов в таких областях, как наука и образование, в дополнение к другим областям работы, в которых женщинам приходится бороться за признание.Если женщины предпочитают не помнить, они могут снова жить в мужском мире.

Основные вопросы гендерного равенства сегодня особенно актуальны в рабочей силе. Поскольку женщины зарабатывают 76 центов с каждого доллара, который зарабатывает мужчина, женщины по-прежнему не могут добиться равной оплаты труда. Также гораздо меньше женщин-генеральных директоров возглавляют компании из списка Fortune 500, при этом женщины составляют лишь 5% генеральных директоров по сравнению с их коллегами-мужчинами, которые составляют 91%. Этих женщин, которые пытаются продвинуться в компании, часто принижают и говорят, что женщины слишком эмоциональны, чтобы справляться с такими стрессовыми ситуациями.Та же критика применяется к женщинам в политике. Когда Рут Бейдер Гинзбург, судью Верховного суда США, спросили, сколько женщин будет в Верховном суде, она ответила: девять. Девять мужчин судей Верховного суда считаются нормальными, а девять женщин — шокирующими. Это всего лишь один пример того, как предположительно странно видеть, что на рабочем месте преобладают женщины. Работающие женщины должны добиться вдвое большего, чтобы получить признание. Пока женщины не смогут занять место во главе стола без вопросов, женщины будут продолжать сталкиваться с проблемами неравенства.


Кейт Николсон: История старого и нового европейского женского движения имеет значение сегодня, потому что оно способствует пониманию изменений и продолжений в истории женщин. Из записи интервью Симоны де Бовуар ясно, что Женское движение во Франции вдохновило то, как феминистские движения действуют сегодня. Цели женского движения аналогичны тем, которые существуют сегодня. Женское движение во Франции в 1968 году изменило то, как женщины отделились от организаций, в которых доминируют мужчины, и стали активными участниками.В документе подчеркивается, как женщины должны работать индивидуально и коллективно для достижения равенства. Как личность, де Бовуар рекомендовал женщинам работать и оставаться незамужними, чтобы добиться независимости. Она также призвала женщин помочь друг другу осознать свое положение в обществе и взять меры в свои руки.

Некоторые из основных проблем гендерного равенства сегодня — это равная оплата труда и дискриминация женщин в силе. Хотя женщины добились прогресса в получении права голоса и дополнительных возможностей для получения образования, в политическом, экономическом и частном мире все еще очевидно, что мужчины по-прежнему имеют преимущество.


Джессика Томпсон: История старого и нового европейского женского движения все еще имеет значение сегодня по множеству причин. Осознание того, как женщины обрели, потеряли и восстановили права в обществе, необходимо для понимания того, как мы защищаем и отстаиваем свои права сегодня. Следует помнить о вкладе женщин в прошлые движения из-за рисков, на которые они пошли, придерживаясь противоположного мнения и работая над соблюдением прав, которые мы часто принимаем как должное. Взгляд на историю также может показать современным активистам, какие меры и аргументация были эффективными, а какие неэффективными в прошлом.В конечном счете, мы обязаны правами, которые мы считаем такими основными, как право голоса и автономия в браке, в прошлом активистам за права женщин. Если мы забудем или потеряем сознание об их вкладе, это лишь сделает нас уязвимыми для потери этих прав.

Несмотря на то, что в нашем обществе были достигнуты большие успехи в улучшении гендерного равенства, в нашей культуре все еще есть остатки, которые ставят женщин в подчинение по отношению к мужчинам в политическом, социальном и экономическом плане. Чаще всего современные феминистки и эгалитаристы указывают на отсутствие женского политического руководства и гендерный разрыв в заработной плате как на примеры продолжающегося гендерного неравенства.Я, безусловно, считаю, что это ключевые проблемы, я также считаю, что действительно важная проблема гендера в современном обществе заключается в социальном неравенстве между женщинами и мужчинами. Социальные роли в обществе по-прежнему в значительной степени гендерно обусловлены, часто женщины ставятся на второе место или второстепенные по отношению к мужчинам. Недавно мы стали свидетелями того, как такие движения, как MeToo, бросают вызов этой динамике, но я думаю, что очевидно, что женщинам еще предстоит сделать гораздо больше, чтобы быть социально равными с мужчинами в качестве авторитетных фигур, друзей и так далее. Кроме того, мы по-прежнему видим, что цветные женщины и представители ЛГБТК идентифицируют маргинализированных женщин чаще, чем другие группы женщин.Уделение этим демографическим характеристикам большего внимания при обсуждении гендерного равенства позволило бы добиться большего равенства в обществе в целом.


Кейтлин Кэппс: Я считаю, что понимание истории старых и новых европейских женских движений имеет решающее значение для успеха будущих женских движений. Взгляд в прошлое может помочь будущим лидерам лучше понять, какие движения в прошлом потерпели неудачу и преуспели в этом. Прошлые движения также служат историческими маркерами. И женщины, и мужчины забывают, какой была жизнь женщин до этих движений.Оглядываясь назад на старые и новые женские движения, можно напомнить миру, как далеко женщины продвинулись. Осознание усилий, предпринятых женщинами-лидерами прошлых движений, также может вдохновить женщин или мужчин стать лидерами будущих движений. Кроме того, изучение этих движений поможет осознать тот факт, что женские движения не достигли всего, чего они хотели, и что предстоит еще много работы! Есть еще много способов, с помощью которых женщины и мужчины могут уменьшить гендерное неравенство в обществе.

В целом за последние 250 лет женщины добились большого прогресса. Однако сегодня вокруг гендерного равенства по-прежнему существует много проблем. Учитывая, что женщины составляют половину всего населения мира, эти вопросы необходимо решать сейчас. Несмотря на то, что женщины добились значительных успехов в рабочей силе, неравенство доходов мужчин и женщин по-прежнему остается серьезной проблемой. По состоянию на 2016 год в США разрыв в оплате труда мужчин и женщин, работающих полный рабочий день, составлял 20%. Кроме того, актуальной проблемой является гендерное разделение труда.Женщины исторически занимали рабочие места, которые общество считало сферой «женского труда», например, работу, которая включает работу с детьми, работу с текстильными изделиями или приготовление пищи. Большинство женщин не поощрялось к карьере в области науки, техники, инженерии или математики. Таким образом, в науке и математике преобладают мужчины.


Лорен Овертон: Я твердо верю, что история европейского женского движения имеет значение сегодня. Я думаю, что достоинства изучения истории заключаются в способности адаптироваться к настоящему.В частности, по этой причине я считаю, что важно понимать, откуда возникают проблемы, которые мы наблюдаем сегодня, и извлекать уроки из решений, которые привели к различным формам гендерного неравенства. Для меня наиболее проясняющим аспектом было наблюдение за исторически сложившимся разрывом в заработной плате в Европе. Считаю, что изучая этот материал

Он дает голос женщинам прошлого. На каждом уроке истории, который я когда-либо посещал, кроме этого, женщины почти всегда ограничивались сноской или крошечной рамкой в ​​таблице.В истории ожидается, что достойные женщины будут еще более исключительными, несмотря на свои обстоятельства. История женщин — это часть истории, и голоса женщин должны быть вновь задействованы на благо всех, кто ее изучает.

Я думаю, что главными проблемами гендерного равенства сегодня являются разрыв в заработной плате, домашнее насилие (особенно в отношении женщин и трансгендеров), возможность доступа к бесплатным или доступным по цене средствам контроля над рождаемостью, общее управление собственными репродуктивными правами. Гендерные предубеждения и стереотипы также являются важными проблемами.


Роза Бестманн: К вопросу об исторической значимости по отношению к нашим нынешним реалиям всегда следует относиться с крайним вниманием. Несомненно, нельзя отрицать то, как история сформировала и сформулировала наше настоящее. Утверждать, что европейское женское движение не имеет значения в наши дни, было бы равносильно дискредитации сотен лет активности и жизней, которые были потеряны в борьбе за равенство и эмансипацию женщин.Наши сегодняшние реалии, особенно женские, были сформированы историями женщин, которые были до нас. Почти каждое взаимодействие, которое мы имеем в наших личных сферах, можно отнести к лежащему в основе общественному пониманию этого. Это остается верным, когда дело доходит до того, как история старого и нового европейского женского движения сформировала наше взаимодействие и понимание настоящего. Будь то гендерный разрыв в оплате труда, институциональная дискриминация, сексуальное насилие, ожидания общества или спрос на женский труд, мы постоянно видим корреляцию между этими сексистскими идеалами в нынешнем обществе и их постоянным присутствием почти во всех аспектах истории.Чтобы понять, каким образом эти дискриминационные понятия интерпретируют наше настоящее, крайне важно сначала понять прошлое.

Что касается основных проблем гендерного равенства в наши дни, можно утверждать, что они остаются довольно распространенными по сравнению с проблемами восемнадцатого века. Однако с течением времени эти вопросы тоже развиваются и проявляются по-разному в современном обществе. Одна из основных проблем гендерного равенства сегодня — это гендерная дискриминация с экономической точки зрения.Гендерная дискриминация является серьезным препятствием для роста стран, поскольку не позволяет странам достичь максимального потенциала производительности. По данным исследовательского центра Pew Research Center, хотя женщины составляют 40% глобальной рабочей силы, тем, кто работает, обычно платят намного меньше, чем мужчинам, несмотря на то, что они одинаково способны и квалифицированы. Кроме того, их статус и продвижение по службе ограничены средними или нижестоящими званиями, их сокращают до пенсионного возраста чаще, чем мужчин, у них ограниченные возможности получения образования, и они, как правило, управляют небольшими компаниями с менее прибыльными предприятиями.Из-за этих очевидных ограничений во многих странах наблюдается потеря производительности, которая составляет 25% из-за дискриминации по признаку пола. Эта гендерная дискриминация также привела к превосходству мужчин над женскими телами в результате домашнего насилия, эмоционального насилия, сексуальной эксплуатации, несправедливого обращения в карьере и низкого социального статуса. Гендерная дискриминация дорого обходится странам во всем мире и вынуждает женщин страдать от тяжелых эмоциональных и экономических последствий. Чтобы опровергнуть эти представления, крайне важно систематически признавать эти проблемы и, кроме того, принимать активные меры по их устранению.


Рэйчел Аренас: Европейские женские движения заслуживают изучения, чтобы увидеть, как далеко продвинулось общество на пути к гендерным ожиданиям и равенству, а также для изучения остающихся проблем. Работа таких пионеров, как Симона де Бовуар и Эммелин Панкхерст, была проделана не напрасно, и их работа, а также большие возможности, которые они заработали для женщин сегодня, должны быть оценены по достоинству. И наоборот, изучение этих историй имеет решающее значение для понимания корней сегодняшних проблем гендерного равенства.

Основными проблемами гендерного равенства сегодня являются разрыв в заработной плате и микроагрессии. Независимо от того, сколько у женщин образования или опыта, их коллеги-мужчины на рабочем месте продолжают зарабатывать больше денег. Этот выпуск отражает общественное мнение о том, что работа женщин не так важна, как работа мужчин, или что они не выполняют такую ​​тяжелую работу. Микроагрессия — это тонкости, которые могут включать в себя то, что люди говорят или ожидания, которые раскрывают дискриминацию в отношении определенной группы. На рабочем месте это могут быть мужчины, которые просят своих равных женщин выполнить «традиционно женские» задачи, такие как секретарские обязанности, или мужчина, объясняющий очевидную концепцию или что-то, что, как предполагается, женщина не поймет.Микроагрессия пронизывает и школы; Уже в средней школе можно ожидать, что мальчики возьмут на себя руководство проектами или выступят от имени других в группе, что подрывает уверенность девочек в себе. Эти тонкости имеют далеко идущие последствия: те, которые появляются в школах, совпадают с тем фактом, что в Соединенных Штатах еще не было женщины-президента, и небольшая доля женщин по сравнению с мужчинами, которые занимают правительственные или руководящие должности в целом. Микроагрессии, какими бы незначительными они ни казались, являются ключевой частью социального неравенства между полами.


Кайла Трэвис: История движения старого и нового Европы имеет значение сегодня. Важно изучить историю как старых, так и новых европейских женских движений, потому что она показывает прогресс, достигнутый в направлении гендерного равенства, но в то же время она также показывает, что новые европейские женские движения все еще борются за то же самое. вещи, за которые боролись старые женские движения. Изучение обоих движений в ретроспективе показывает, насколько мало борьба за гендерное равенство прошла и что это все еще постоянная борьба сегодня.Эти движения также показывают условия, которые общество навязывает женщинам, и насколько общество неохотно меняет свою точку зрения. Старое и новое европейское женское движение имеет значение сегодня из-за продолжающейся борьбы женщин за равенство, и они помогают нам понять общественные взгляды на женщин на протяжении всей истории.

Некоторые из основных проблем гендерного равенства сегодня — это разрыв в заработной плате и ограниченные возможности на рынке труда. Гендерный разрыв в заработной плате показывает, что женщинам платят меньше, чем мужчинам, за ту же работу и тот же объем работы.Возможности трудоустройства для женщин также ограничены из-за разделения труда по признаку пола и отсутствия доступа к высшему образованию.


Эллисон Седберри: Женские движения в Европе, которые сегодня почти во всех смыслах сформировали жизнь женщин, будут и дальше опираться на грядущие поколения феминисток. Предварительно заложенная основа — это то, что способствует сохранению прав женщин, будь то экономические, политические или социальные права. Чтение о той работе, которую проделали женщины, чтобы довести нас до наших дней, шокирует и вдохновляет.Основными проблемами феминизма сегодня по-прежнему остаются экономическое неравенство, которое является движущей силой многих других аспектов жизни, а также сексуальные домогательства и злоупотребления в отношении женщин, которые проистекают из более серьезной проблемы социального неравенства и последующей объективизации женщин со стороны мужчины. Безусловно, предстоит решить множество вопросов, но нынешний прогресс был бы невозможен без работы женского движения и движения за освобождение женщин, которые не приблизили нас к достижению гендерного равенства.


Anne Nachman: Короткий ответ — да, история старых и новых европейских женских движений сегодня определенно имеет значение. Они важны, потому что они помогают нам понять современное общество и потому, что они иллюстрируют, как люди могут осуществить изменения в своем обществе. Как молодая женщина в современном мире и как человек, который идентифицирует себя как феминистка, я постоянно прыгаю между отвращением к несправедливости, которая сохраняется в современном мире, и впечатляющей работой феминисток старшего возраста.Правда заключается в том, что несправедливость и неравенство существуют во всем мире во всех аспектах общества, от культуры, которая оправдывает или прощает сексуальное насилие, до разницы в заработной плате, розового налога, отсутствия услуг по охране репродуктивного здоровья и отпуска по беременности и родам, нехватки женщин в STEM. , или в административных ролях верхнего уровня. Наши культурные предубеждения слишком глубоко укоренились в нашем понимании самих себя и наших сообществ, чтобы их можно было обратить вспять без решительной и самоотверженной работы женщин и их союзников по обеспечению гендерного равенства.Одна из самых интересных частей изучения женских и гендерных исследований для меня — это чтение работ старших поколений и осознание того, что, хотя я согласен с их желанием улучшить положение женщин, я часто не соглашался с их методами или логикой, лежащими в основе необходимости изменять. Изучение старых и новых европейских женских движений помогло мне лично распознать предубеждения, о которых я не подозревала, и критически осмыслить свои конкретные причины, по которым я хочу перемен, и то, как этих изменений можно достичь.Меня по-прежнему вдохновляют и бросают вызов слова европейских феминисток, поскольку они показывают нам важность твердого, изящного и настойчивого отстаивания своего мнения, чтобы улучшить положение женщин будущих поколений.


Лиза Мейсон: Эта история старого и нового европейского женского движения определенно имеет значение сегодня. Многие из женщин в прошлом заложили основу и были пионерами феминизма и женских движений, которые действуют в современном мире.Хотя некоторые из проблем, с которыми женщины сталкивались в восемнадцатом, девятнадцатом и 20-м, -м, -м веках, могут показаться неприменимыми к сегодняшнему 21-го, -го и -м векам, есть некоторые проблемы, с которыми женщины сталкивались в прошлом, но которые все еще остаются проблемами для женщин настоящее время. Чтобы понять глубоко укоренившийся гендерный порядок, который управляет нашим обществом, необходимо взглянуть на историю старого и нового европейского женского движения. Чтобы понять сегодняшний день, нужно оглянуться в прошлое, чтобы понять историю, которая привела к сегодняшней социальной, политической и культурной структуре.Это также поможет женскому движению организовать свои действия и свободу действий, что приведет к развитию женского движения.

Некоторые из основных проблем гендерного равенства сегодня сосредоточены в рабочей силе. Сексуальные домогательства, гендерное разделение труда и гендерный разрыв в заработной плате — это три основных проблемы, которые остаются проблемами в мире. В Соединенных Штатах женщинам платят только 80% от заработка мужчин, что составляет 20% разницы. Точно так же в европейских странах разница в заработной плате составляет 16.2% (2016). По мере того, как движение Me-Too продолжает повышать осведомленность о сексуальных домогательствах, происходящих в повседневных рабочих местах, знаменитости, которые подвергались сексуальной эксплуатации со стороны мужчин, находящихся у власти, также начали рассказывать свои истории. Гендерное разделение в разных профессиях остается проблемой гендерного равенства сегодня. Возможности трудоустройства для женщин ограничены: к этим профессиям относятся политики, STEM-карьера и руководители компаний.


Рози Тран: Европейское женское движение на протяжении многих лет бросало вызов нормам того, что значит быть женщиной и что значит быть женщиной.Наш курс начался с Французской революции, когда женщины среднего класса яростно протестовали против неравного обращения с ними, а марш на Версаль, акт воинствующего феминизма, был бунтом из-за нехватки хлеба и цен. Эти женщины насильно сказали обществу, что они больше, чем простые домохозяйки и матери — они были и остаются ключевыми членами нашего общества. Олимпи де Гуж написала Декларацию прав женщины и гражданина в ответ на грубое исключение женщин из конституции Франции, разработанной после революции.По мере того, как курс подходит к концу, и мы потратили много времени на изучение действий женщин во время Первой и Второй мировых войн, снова подчеркивается, что женщины — это сила, с которой нужно считаться, поскольку такие лидеры, как Софи Шолль, протестовали против Третьей Reich или Special Operatives Executives, где многие женщины-шпионы пожертвовали своими жизнями в надежде на мир. Эта история важна, потому что она демонстрирует, что женщины более чем способны быть сильными и могущественными. Что мы можем найти лидеров и в женщинах.Это история, которая постоянно бросает вызов стереотипам, установленным в отношении женщин. Это дает возможность отстаивать не только равенство женщин из всех классов, но также их свободу, безопасность и справедливость, поскольку эти женщины, которые участвовали в различных движениях, проложили путь для будущих поколений для продолжения и прогресса.

То, о чем должны беспокоиться сегодняшние и завтрашние поколения, сильно варьируется, но я должен сказать, что это интерсекциональность. Жизнь женщин различается в зависимости от расы, класса, сексуальности и многого другого.Уместно, что женщины понимают, что эти различия очень распространены и меняют представление о том, что могут означать равенство и справедливость. Равенство с матерью-иммигранткой может выглядеть иначе для студента университета. Чтобы бороться за равенство и справедливость, необходимо понимание множества идентичностей, составляющих человека. Непонимание этой взаимосвязанности может затруднить организацию и протест. Мы должны бороться за чернокожих женщин, цветных женщин, трансгендерных женщин, лесбиянок, пожилых женщин, женщин-инвалидов, женщин из рабочего класса, женщин-иммигрантов, женщин-беженцев, религиозных женщин, нерелигиозных женщин и многих других.Сегодня важно то, что мы боремся за то, чтобы у всех женщин было право голоса, и мы будем делать это, обучаясь и организовывая. Мы сделаем это, отказавшись отступать. Мы не первые, кто борется за равенство и справедливость, и не будем последними, но важно не сдаваться. Будущее за нами. Будущее за феминисткой.


Николь Сотело: История движения пожилых женщин сегодня имеет огромное значение, потому что она помогает нам понять основы современного женского движения.Хотя сегодня мы можем не увидеть такого же философского подхода к эмансипации женщин, это не означает, что этих идей нет. Я думаю, это просто означает, что о них прямо не говорится, хотя они все еще информируют лидеров и участников сегодняшнего женского движения. В этом нет ничего плохого — прежние женские движения не всегда были доступны для женщин, которые в них больше всего нуждались: работающих и бедных женщин, которые не умели читать или были необразованными. Современные женщины в наши дни гораздо более образованы, но все еще существует значительный разрыв в образовании между различными социально-экономическими и расовыми группами.Тот факт, что современное женское движение менее философски настроено, делает его более доступным для всех женщин. Было бы трудно оценить это развитие, не понимая, как движение функционировало на ранних стадиях.

Возможно, одна из наиболее актуальных проблем в области гендерного равенства сегодня — это неравенство в доступе к контролю над рождаемостью и половому воспитанию среди женщин с низким доходом, из числа меньшинств и их более богатых, более образованных, а также белых сверстников. С guttmacher.org:

«Уровень нежелательной беременности наиболее высок среди бедных и малообеспеченных женщин, женщин в возрасте 18–24 лет, сожительствующих женщин и женщин из числа меньшинств.[8] Как правило, самые низкие показатели среди женщин с более высоким доходом, белых женщин, выпускников колледжей и замужних женщин. Например, в 2011 году уровень нежелательной беременности среди белых женщин с более высоким доходом был менее половины национального показателя (18 против 45 нежелательных беременностей на 1000 женщин в возрасте 15–44 лет). [8] »

Обычно гендерное неравенство относится к проблемам неравенства между мужчинами и женщинами, но мы также не можем забывать о неравенстве, которое существует между различными группами женщин. Подобно тому, как женское движение становится более доступным с идеологической точки зрения для всех женщин, оно должно начать действительно служить всем женщинам.Еще предстоит много работы по устранению разрыва между мужчинами и женщинами, но столько же остается и для преодоления разрыва между женщинами и женщинами.


Francisco Nguyen: История старого и нового европейского женского движения сегодня важна как никогда. Без истории невозможно получить знания, и вместе с этими знаниями приходит восприятие, а затем прогресс. Что касается истории европейского женского движения, это позволяет нам понять исторические социальные отношения с феминистской точки зрения.От идей Мэри Уоллстонкрафт, отвергающей понятие естественной женской неполноценности, до современных конфессий Малалы Юсафзай, которой хватило смелости говорить о праве женщин на образование в Пакистане, роль истории женского движения можно рассматривать как коммуникатор и слушатель. Чтобы взять на себя обязательство измениться, мы, как ученые, должны принимать во внимание гендерно-специфические характеры. История женского движения, нового или старого, позволяет нам узнать о достижениях и трудностях женщин, чтобы добиться прогресса и пересмотреть ожидания равенства по сравнению с тем, что было раньше.

Отрицать, что в наши дни нет никаких проблем, связанных с гендерным равенством, — значит принимать неудачи и игнорировать прошлое и настоящее. Хотя вокруг нас постоянно происходят изменения, гендерное равенство еще не достигнуто — даже в нашей собственной стране. Равенство определяется как состояние равенства, особенно в отношении статуса, прав и возможностей. Когда по статистике женщины получают в среднем 80% заработной платы мужчины, равенства нет. Когда уровень материнской смертности в Соединенных Штатах постоянно растет по сравнению с любой другой страной, которая снижается, нет такого понятия, как равенство.Хотя это всего лишь несколько примеров вопросов гендерного равенства, этот список будет продолжать расти до тех пор, пока мы, как человеческая раса, не поймем свое участие в этом типе общества и нашу ответственность бороться с любым невежеством и отрицанием.


Дамарис Осорио: История — это то, что делает нас такими, какие мы есть. Мои предки, безусловно, были затронуты законами о подчинении женщин в Старой Европе, и в те времена им приходилось испытывать крайние репрессии по отношению к женщинам. Если бы не множество движений знаковых женщин, таких как Клара Цеткин, Эммелин Панкхерст и Мари Джухач (среди многих других), Европа никогда бы не преодолела законы, которые явно подрывают женщин.

Как женщина, я определенно сталкивалась с дискриминационным поведением со стороны мужчин, которое, как мне казалось, было непослушным. Женщин во всем мире по-прежнему объективируют как сексуальные объекты, принижают и используют в своих интересах. Я считаю, что женщины становятся сильнее и активнее, хотя многое еще предстоит сделать. Я не думаю, что мы полностью достигнем гендерного равенства в течение моей жизни, что мне очень грустно, но я считаю, что мы на правильном пути.


Кэтрин Тротт: Важно не принимать то, что у нас есть, как должное.Вот почему так важно узнать о женских движениях прошлого. Нам необходимо осознавать важность прав и возможностей, доступных нам, не только для того, чтобы воспользоваться ими и ценить их, но и для того, чтобы защищать их. Он служит, чтобы показать нам важность политической и социальной борьбы и влияние, которое могут иметь коллективные действия. Более того, изучение предыдущих проблем, с которыми сталкивались женщины как группа, демонстрирует, насколько важны равные возможности и права и что они должны быть предоставлены всем, а не только избранным.Другими словами, история женского движения показывает, почему нужно прислушиваться и поддерживать другие виды борьбы за равенство. Это заставляет нас противостоять нашим собственным предрассудкам, потому что мы учимся и размышляем над, казалось бы, нелепыми предрассудками прошлого.

Что касается проблем, которые затрагивают меня сегодня, одна вещь, которая меня сильно разозлила, — это, с точки зрения статистики, худшее, что женщина может сделать для своей карьеры — это забеременеть и родить ребенка. Однако, когда мужчины становятся отцами, их часто вознаграждают повышением заработной платы и продвижением по службе.Я не могу понять, насколько это несправедливо. Это очень разозлило меня, потому что это проблема, которая затрагивает меня лично как образованную женщину с большими амбициями. Однако то, что я прекрасно осознаю, — это привилегия моей ситуации. Я понимаю, что во всем мире женщины сталкиваются с гораздо более опасными и вредными формами неравенства и угнетения. Об этих формах часто не говорят в западном феминистском дискурсе.

Поэтому я думаю, что сегодня одним из наиболее важных вопросов является то, что феминизм должен охватывать все формы неравенства, с которыми сталкиваются женщины всех рас, классов, национальностей, формы или размера и т. Д.Мы должны признать, что гендерное неравенство проявляется во всех этих вариациях, и борьба с ним одинаково важна.


Nikhil Komirisetti: Есть много разрекламированных причин, почему нужно изучать историю. Воистину неправильно указывать какую-либо единственную причину для изучения истории, поскольку существует так много широких причин и оправданий для понимания прошлого. Моей личной мотивацией было изучать историю, чтобы мы могли понять и проанализировать ошибки прошлого.И в дополнение к этому, надеюсь, не повторять ошибок прошлого. Я всегда говорил это и понимал это как личную мотивацию к изучению истории, но, по правде говоря, это никогда не значило для меня много.

Эта точка зрения изменилась после того, как я начала изучать женское движение в Европе. Мне очень повезло, что я взял этот курс, так как он позволил мне установить глубокие связи между прошлым и настоящим таким образом, который я, вероятно, никогда бы не смог сделать иначе. Есть много способов потенциально изучить прошлые женские движения в Европе.Вы можете посмотреть на это через призму фактов, критическую линзу и так далее. Одна точка зрения, которую я выбрала, заключалась в том, чтобы посмотреть, как проблемы, которыми занимаются эти движения, соотносятся с проблемами, которыми женщины занимаются сегодня. Чрезвычайно удивительно не только то, насколько сильно изменилось, но и то, как мало изменилось. От движений в Германии и Великобритании в начале 1900-х годов, которые требовали равной оплаты за равный труд, до даже ранее в тех же странах, которые призывали к улучшению условий труда для женщин на фабриках, эти движения сформировали основу для сегодняшних движений.

Многие из этих проблем обсуждаются сегодня, и это почти печально, учитывая, как мало изменений мы увидели, несмотря на сто лет. Один из аспектов, который также подчеркивал этот класс, — это идея гендерной иерархии, которая пронизывает общество дома, на работе и в социальной сфере. Такое структурирование аргументов в пользу женских движений — мощный инструмент, и я считаю, что он лежит в основе ключевой проблемы, против которой сегодня борются женские движения. Женщин всегда ценят меньше, чем мужчин.Пока мы не взялись за гендерную иерархию, реального равенства между полами быть не может.


Стивен Поттер: Я считаю, что история старых и новых европейских женских движений сегодня имеет большое значение. Изучая эти движения и то, как они развивались, мы сможем лучше решать проблемы несправедливости, сохраняющейся в нашем обществе сегодня. Память о великих лидерах и о том, насколько они преданы своему делу, может придать нам силы и вдохновить нас быть храбрыми и отстаивать то, во что мы верим, несмотря ни на что.

Сегодня основные проблемы гендерного неравенства заключаются в неблагоприятном институциональном положении женщин-сотрудников и студентов. Наше американское общество сегодня по-прежнему демонстрирует влияние гендерных ролей и неравенства в образовании. Сегодня у женщины, работающей в сфере STEM, гораздо меньше шансов получить поддержку и помощь со стороны начальства и сверстников, чем у мужчины. В социологии это называется стеклянным потолком. Мужчины испытывают противоположный эффект, работая в классически определенной женской карьере, они испытывают более высокую скорость продвижения по службе, которая называется стеклянным эскалатором.Этот эффект обусловлен тем, что большинство руководителей компаний — мужчины, и психологической концепцией, согласно которой люди естественным образом хотят помочь другим в достижении успеха, когда они напоминают им о себе. Поскольку большинство руководителей сегодня — это мужчины из-за прошлого неравенства в возможностях и образовании, мужчины, естественно, с большей вероятностью будут помогать другим мужчинам в достижении успеха. Хотя сегодня существует много вопросов, касающихся гендерного равенства, я считаю, что наиболее важными проблемами являются институциональное неравенство, многие из которых остаются незамеченными и нерегулируемыми, продолжая увековечивать неравенство.


Грейсон Холмс: История европейского женского движения является важной темой, которую нужно знать сегодня. Есть несколько социальных элементов, которые имеют такое же влияние, как гендер. Люди идентифицируют себя по своему полу, и это важный фактор жизни. Мужчинам и женщинам по-прежнему присуще разделение по половому признаку. Очень важно знать историю гендерных отношений и понимать, как гендерные отношения стали такими, какие они есть сегодня.

Основными проблемами сегодня являются сексизм и гендерное неравенство.Однако я думаю, что ситуация улучшается и со временем будет улучшаться. Я думаю, что самая большая проблема в будущем — это преподавание истории женщин, особенно мужчин. Большинству мужчин не нравится изучать это, потому что им это не интересно, они чувствуют себя мишенью или не видят в этом важности. Но я думаю, что гендерная история очень важна, и это то, что сегодня сильно влияет на наше общество, и поэтому очень важно учиться.

Я считаю, что женская история перестала быть заметной, потому что не было серьезных драматических событий.Если кто-то изучает войну, там сражения или движение за гражданские права США, там были массовые марши и убийства. Однако женское движение незаметно, следует за многими другими движениями и не имеет того «вау» фактора, который есть в других исторических исследованиях. Хотя это, очевидно, не делает его менее важным, это не привлекает людей, которые не изучают историю.


% PDF-1.6 % 1768 0 объект >>> эндобдж 1765 0 объект > поток uuid: b3ff80ed-f182-40fc-8257-eeeed9a864aaadobe: docid: indd: 10d1daba-ac87-11db-8403-dfbd2fb50385xmp.ID: 3E4F1E13D296E611ACC4E48D2F62BC7Eproof: pdfxmp.iid: B281E76B066AE611B82FC2398993A71Cxmp.did: 69EDEB9ACE28E611BE46F6F923166BF6adobe: DocId: INDD: 10d1daba-ac87-11db-8403-dfbd2fb50385default

  • convertedfrom применение / х-InDesign к применению / pdfAdobe InDesign CS6 (Windows) / 2016-10-20T15: 34: 31 + 01: 00
  • 2016-10-20T15: 34: 31 + 01: 002016-10-20T16: 23: 14 + 01: 002016-10-20T16: 23: 14 + 01: 00Adobe InDesign CS6 (Windows) application / pdfAdobe PDF Library 10.0.1False конечный поток эндобдж 1769 0 объект > эндобдж 914 0 объект > эндобдж 1666 0 объект > эндобдж 1669 0 объект > эндобдж 1806 0 объект > эндобдж 1810 0 объект > эндобдж 1811 0 объект > эндобдж 1812 0 объект > эндобдж 1813 0 объект > эндобдж 1823 0 объект > эндобдж 1824 0 объект > эндобдж 1825 0 объект > эндобдж 1826 0 объект > эндобдж 1827 0 объект > эндобдж 1828 0 объект > эндобдж 1829 0 объект > эндобдж 1830 0 объект > эндобдж 1831 0 объект > эндобдж 1832 0 объект > эндобдж 1833 0 объект > эндобдж 1834 0 объект > эндобдж 1835 0 объект > эндобдж 1836 0 объект > эндобдж 1837 0 объект > эндобдж 1838 0 объект > эндобдж 1839 0 объект > эндобдж 1840 0 объект > эндобдж 1841 0 объект > эндобдж 1842 0 объект > эндобдж 1843 0 объект > эндобдж 1844 0 объект > эндобдж 1845 0 объект

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *