Содержание

СКЕПТИК — это… Что такое СКЕПТИК?

  • Скептик — Скептик: Скептик сторонник скептицизма. Скептик (фильм)  фильм ужасов США 2009 года …   Википедия

  • скептик — маловер, пессимист, фома неверующий, фома неверный, нигилист Словарь русских синонимов. скептик маловер; Фома неверный (или неверующий) (книжн.) см. также пессимист Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский яз …   Словарь синонимов

  • скептик — а, м. sceptique, гр. skeptikos. Тот, кто во всем сомневается, ко всему относится недоверчиво. БАС 1. Ежели давать баталию, то должно в Вене доложиться. Экивок, энигма, аллегория, дипломатик, сцептик, скабистин <?>, сии стали покровом… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • СКЕПТИК — СКЕПТИК, скептика, муж. (греч. skeptikos). 1. Сторонник скептицизма, скептического направления в философии. (филос.). Античные скептики. 2. Человек, во всем сомневающийся, ко всему относящийся с недоверием. «Не прочь был повольнодумствовать в… …   Толковый словарь Ушакова

  • скептик — СКЕПТИК, а, муж. 1. Последователь скептицизма (в 1 знач.). 2. Человек, к рый ко всему относится скептически, недоверчиво. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • скептик — СКЕПТИК1, а, м Человек, критически недоверчиво относящийся к чему л. Хороший писатель одновременно и скептик, и оптимист. СКЕПТИК2, а, м Человек, который во всем сомневается, ко всему относится недоверчиво, скептически. Не верю, не верю, ни во… …   Толковый словарь русских существительных

  • скептик — • безнадежный скептик …   Словарь русской идиоматики

  • скептик — ни во что не верующий, во всем сомневающийся Скептицизм. Ср. Скептически относиться к чему не верить, сомневаться. Ср. Иван Андреевич отнесся к нему с большим скептицизмом.

    Он говорил: обыкновенно такого то принято называть великим… но если… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Скептик — Скептикъ ни во что не вѣрующій, во всемъ сомнѣвающійся. Скептицизмъ. Ср. «Скептически относиться къ чему» не вѣрить, сомнѣваться. Ср. Иванъ Андреевичъ отнесся къ нему съ большимъ скептицизмомъ. Онъ говорилъ: «обыкновенно такого то принято… …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • Скептик — I м. 1. Приверженец скептицизма [скептицизм I]. 2. Представитель скептицизма [скептицизм I]. II м. Тот, кто во всем сомневается, ко всему относится скептически, недоверчиво. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000 …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • кто это такой, как его распознать и какие бывают

    Всем еще с детства знакомо выражение «Фома неверующий». Причем, редко этим самым Фомой человека называют в позитивном смысле. Зачастую скептик воспринимается, как человек упрямый и даже «бронелобый». Но справедливо ли такое утверждение? Возможно, стоит больше доверять окружающим? Могут ли быть негативные последствия для скептика из-за его манеры поведения? Или же недоверчивость, наоборот, облегчает жизнь человека, оберегая его от негативных последствий? В таком случае скептиком быть даже лучше. Но почему тогда их не сильно любят? Обо всем этом доверительно пообщаемся дальше.

    Кто такой скептик?

    Скептик — это человек, который относится с недоверием к любой поступающей информации. Справедливости ради стоит отметить, что все мы в детстве немного скептики, проверяя предостережения взрослых на своей «шкуре». Пока свои собственные «шишки» не набьем, не начинаем становиться более осторожными.

    Это качество личности называется скепсис.

    Затем, несколько раз убедившись в дельности чужих советов, люди делятся на два противоположных лагеря. В одном собираются доверчивые представители человечества. В другом лагере – закоренелые скептики. Кто-то предпочитает прислушиваться к окружающим, другие же и дальше набивают «шишки» своими собственными усилиями. Сказать, что это хорошо или плохо не будет корректным, поскольку все зависит от конкретной ситуации. О плюсах и минусах скептиков поговорим чуть дальше. Главное усвоить, что раз они не вымерли в результате социальной эволюции, значит, этот тип личности имеет свои конкурентные преимущества. Более того, они оформились на уровне общественного мышления, претендуя на один из способов мировосприятия.

    Пройти тест на тип личности

    Так скептицизм, как философское учение, зародился в Древней Греции, в период после Аристотеля. Истоками этого направления можно считать труды философа Ксенофана. Далее скептицизм формировался под влиянием Пиррона, Аркесилая, Энесидия, Агриппа и Секста Эмпирика, которые усомнились в возможности найти истину. Если этого достичь не возможно, то лучше руководствоваться критериями практичного поведения, основываясь на «разумной вероятности». Совокупность знаний и взглядов, оформленных в процессе повседневной жизни, называются здравым смыслом. На него люди и должны опираться в любой непонятной ситуации.

    Новый виток развития скептицизм получил в эпоху Возрождения, когда европейские философы вновь заинтересовались учениями древних греков. Это было вызвано стремительным ростом знаний и расширением человеческого мировоззрения, которые требовали взвешенного подхода в своей интерпретации.

    Научно-техническая революция, начавшаяся в ХХ столетии, только усилила появление скептиков. В 1992 году даже возникло международное Общество скептиков, которое выпускает свой журнал Skeptic, аудио- и видео материалы, проводит выступления и конференции, активно распространяет свои идеи в Интернете. Больше всего от них достается астрологам, оккультистам, гомеопатам, уфологам и другим представителям нетрадиционной науки. С одной стороны – это пресекает деятельность различных шарлатанов, но с другой – усложняет работу талантливых ученых, которые пытаются раздвинуть границы науки.

    Не стоит путать пессимиста и скептика. Если первый пытается сгущать краски и находить плохое, то второй просто ищет правду. Например, в случае знакомства с девушкой. Пессимист решит, что она проявляет интерес, только ради денег. Скептик же поставит под сомнение ее искренность, но после ряда проверок и жизненных ситуаций, может перестать сомневаться.

    Быть скептиком – не плохо, но если в меру. Допуская перебор, можно заметно усложнить свою и чужую жизнь. К счастью, крайние проявления скептицизма распространены не так широко. Чаще встречаются умеренные формы этого способа мышления. Более подробно о классификации этого типа личности поговорим в следующем разделе.

    Виды скептиков.

    На бытовом уровне скептики бывают нескольких видов. Это довольно обобщенная классификация. Условно их можно

    разделить на сомневающихся, умеренных и ярко выраженных. Первые не сильно отличаются от обычного человека, просто чуть более подозрительные. Вторые намного чаще проявляют скепсис и недоверие, при этом, не перешагивая некоторую грань благоразумия. Тритий вид демонстрирует все «прелести» настоящего скептика, порой впадая в паранойю и всеобщее отрицание.

    Пройти тест на паранойю

    Одной из разновидностей скептиков можно считать циничных людей, которые не верят в позитивность мотивов человеческого поведения. Цинизм развивается в ответ на жизненные ситуации, демонстрирующие справедливость подобных суждений. Он не характерен детям, появляясь и прогрессируя уже во взрослые годы. Многие лидеры, как правило, – люди недоверчивые и циничные, которые всегда просчитывают скрытые мотивы.

    Крайней степенью скепсиса можно считать нигилизм – полное отрицание любых видов познания. Этот подход оказывает деструктивное действие, поскольку отвергает любые истины и устои. Человек с таким типом мышления отличается шаткостью своих взглядом, крайней степенью недоверия и полным отрицанием всего, что только можно.

    Если говорить о скептиках в глобальном философском контексте, то наибольшее распространение получил научный скептицизм, отвергающий все суждения, которые не могут быть доказаны экспериментально.

    Эта разновидность наиболее продуктивна, поскольку составляет фундамент науки. Скептик, по большому счету, – это классический ученый, отрицающий все псевдонаучные гипотезы. Один из инструментов научного скепсиса называется «бритвой Оккама» – логическим принципом, отсекающим любые несостоятельные взгляды на мир.

    Скептик – явление распространенное и есть вероятность наткнуться на него где угодно. О том, как быстро распознать этот тип личности в собеседнике, поговорим дальше.

    Пройти тест на самооценку

    Как распознать скептика?

    То, что перед тобой скептик, можно определить достаточно быстро. Прежде всего, по манере общения. У такого человека снижена эмоциональность. Он проявляет упрямство, недоверие, которое может даже граничить с грубостью. Любую новую информацию моментально требует подтвердить фактами, конкретными примерами, ситуациями из жизни. Ему не достаточно услышать, что Земля круглая. Скептик хочет убедиться в этом собственными глазами, хотя бы на фотографиях из космоса.

    Хотя, в случае крайне выраженного скепсиса, он не поверит даже в фото, считая, что это подделка и монтаж.

    Специалисты физиогномики утверждают, что скептика можно распознать и внешне. Такому типу личности соответствует худощавое телосложение, заостренные черты лица. Абсолютизировать такой подход не стоит, но рациональное зерно в нем присутствует.

    Хорошо или плохо быть скептиком?

    Главный вопрос этой темы – хорошо ли быть скептиком? Однозначно – лучше, чем наивным простофилей. Возможно, постоянные сомнения периодически усложняют жизнь, но они оберегают человека от необдуманных действий.

    Преимущества скептиков.

    Скептик в значительно меньшей степени подвержен внушению и манипуляциям. Он реже становится жертвой мошенников и рекламных трюков. Вряд ли такой человек поверит в искренность уличной гадалки, очередного кандидата в президенты, либо торгового агента, навязчиво пропагандирующего свой товар. Тем более, скептик не поверит в то, что тонна бензина случайно испарилась из цистерны, а несколько гектаров леса сами по себе исчезли с лица Земли.

    Эти качества делают такой тип темперамента подходящим для контролирующих и правоохранительных органов, а также аудиторов. Но имеет он и свои недостатки, ведь не каждый хочет жить с «инспектором» под одной крышей.

    Пройти тест на темперамент

    Недостатки скептиков.

    Наибольшее проявление недостатков этого типа личности приходится на сферу межличностных отношений. Крайняя подозрительность и недоверчивость усложняет общение с противоположным полом, друзьями и родственниками. Дотошность скептика порой утомляет его собеседников. Ведь люди не всегда держат в голове источник своих знаний, не могут по первому требованию сослаться на фактический материал. Особенно, когда речь идет об общепринятых истинах.

    Скептик и сам время от времени не рад своему характеру. Например, когда надо быстро принять решение, без анализа и длительного обдумывания. И, если на крики «отойди, дерево падает», скептик со свойственной ему манерой начнет дотошно анализировать правоту кричащего, он рискует превратиться в «героя» очередного выпуска новостей. Так что, скепсис далеко не всегда оберегает человека от печальных последствий.

    Как себя вести со скептиком?

    Прежде всего, необходимо обзавестись целым арсеналом доводов и фактов. Скептик любит четкие обоснования. Если предложить ему что-то сделать, желательно предусмотреть все возможные риски. Например, появилась «горящая» путевка в Турцию на двоих. Почему она такая дешевая? Возможно, от нее просто отказались другие? А вдруг на море сейчас не сезон? Вопросов может быть миллион, и надо быть готовым ответить на все.

    С другой стороны, получив скептика в свою команду, можно быть уверенным в том, что он скрупулезно просчитает все варианты развития событий, предостережет от возможных «подводных камней». Это качество очень полезно в любом коллективе, поскольку помогает корректировать действия романтиков и идеалистов, «приземляя» их бурную фантазию.

    Как воспитывать скептика?

    Для начала стоит ответить на вопрос, зачем скептика вообще воспитывать? Точнее, зачем развивать в человеке скепсис? Безусловно, учить детей тому, что не стоит доверять посторонним – это правильно. Но вырабатывать цинизм и недоверчивость ко всем и вся – тоже не выход.

    Социализация человека опирается на взаимодействие с другими. Доверие – важный компонент этого процесса. Без него невозможно построить нормальную семью, дружбу, сотрудничество. Конечно, доверять всем без разбору – это не правильно. Но и отталкивать людей чрезмерной подозрительностью – чревато плохими последствиями.

    Лучше всего воспитывать ребенка в духе гармонии с самим собой и окружающим миром, развивая в нем помимо навыков критического мышления, умение доверять людям.

    Не стоит думать, что скептик – человек обязательно черствый и грубый. Все зависит от степени выраженности этого качества. Порой умение сомневаться помогает избежать махинаций и обмана. Такой тип личности менее подвержен внешнему влиянию, тем самым всегда имея свое мнение. С другой стороны чрезмерные сомнения мешают налаживать связи и строить отношения, что следует учитывать всем недоверчивым людям. Лучше всего, доверять в меру, а не угнетать окружающих своей подозрительностью.

    Пройти тест на уверенность в себе

    Почему люди предпочитают руководителей-скептиков — Ведомости

    Всем нравятся вдохновляющие, великодушные и оптимистично настроенные руководители. Но в последние 10 лет число начальников, известных злобным, едким и негативным нравом, только растет. Это противоречие заставляет задуматься, как позитивная или негативная риторика влияет на наше восприятие лидера. Проведенные мною исследования показывают: мы только верим, что предпочитаем лидеров, полных энтузиазма, инстинктивно нас тянет именно к скептикам.

    Люди создают социальные иерархии, чтобы поддерживать порядок и предсказывать поведение сильных мира сего. В ходе эволюции мы стали особо чувствительны к поведенческим сигналам, которые связаны с властью и влиянием. Я решила изучить, воспринимают ли люди негативные высказывания – отрицание, опровержение или критику (без явно выраженного намерения обидеть собеседника) – как сигналы силы и власти.

    Результаты 11 проведенных экспериментов показали, что причинно-следственная связь между негативными высказываниями и восприятием власти действительно существует. В ходе исследования я попросила 518 американцев, имеющих право голоса, прочитать четыре пары заявлений, сделанных кандидатами в президенты США во время теледебатов с 1980 по 2008 г. Участники эксперимента не знали ни имен кандидатов, ни года проведения конкретных дебатов. Каждая пара включала в себя одно позитивное и обнадеживающее заявление касательно будущего Америки (например, в 1988 г. Джордж Буш-старший сказал: «Я прошу вашей поддержки. Работая вместе, мы сможем сделать много прекрасного на благо Соединенных Штатов и всех стран свободного мира») и одно критическое и негативное заявление (например, высказывание Джона Андерсона 1980 г.: «Это было время иллюзий и ложных надежд, и чем дальше, тем опаснее становится наше положение»). По этим цитатам участники должны были оценить, насколько сильным и влиятельным им представляется каждый кандидат, его предполагаемую эффективность на посту президента и сказать, за кого из каждой пары они бы проголосовали.

    Участники эксперимента не только сочли негативно настроенных кандидатов более влиятельными, но и предсказали им больший успех на посту президента. Они также были более склонны проголосовать за скептически настроенного кандидата, а не за политика-оптимиста.

    Этот эффект распространяется не только на политическую сферу. В последующих исследованиях мы просили участников оценить отзывы на художественные произведения и мнения по социальным вопросам. Всякий раз негативные высказывания ассоциировались с силой и авторитетом. И хотя скептики нравились участникам меньше и они не считали их более компетентными, чем оптимистов или тех, кто высказывался нейтрально, люди все равно предпочитали видеть скептиков в роли лидеров, о каком бы сообществе ни шла речь – от дискуссионной группы в интернете до правительства США. Результат оставался неизменным, даже когда участникам говорили, что им самим придется подчиняться скептикам.

    Так почему люди одобряют и поддерживают негативно настроенных лидеров? Причина в человеческой психологии. Когда скептик активно критикует, отрицает или опровергает слова другого человека или организации, нам кажется, что он действует независимо, по своему собственному усмотрению, а это один из ключевых признаков власти и авторитета. Данные, полученные в четырех проведенных нами исследованиях, подтверждают: свобода мысли – один из ключевых факторов, которые лежат в основе этого феномена.

    Но помогает ли негативный настрой самим лидерам чувствовать себя более влиятельными? Я провела серию экспериментов, в которых участники играли роли скептиков, оптимистов или нейтрально настроенных людей. Результаты показали, что скептики действительно чувствовали себя сильнее и увереннее, чем участники двух других групп, хотя сам факт негативного высказывания не вызывал у них ощущения компетентности в обсуждаемой области.

    Связь власти и негативного поведения особенно актуальна в цифровую эпоху: огромная часть коммуникации происходит удаленно и в текстовом формате, поэтому риторика сильнее, чем когда-либо, влияет на наше восприятие.

    Амбициозным руководителям может показаться, что критическая риторика – наиболее эффективный вариант взаимодействия с окружающими. И все же надо быть крайне осторожными. Хотя люди способны изначально принять свободу мысли за силу и могут выбрать скептика на роль лидера вне зависимости от его компетентности, со временем они, возможно, изменят мнение. Также люди вряд ли будут поддерживать критика в долгосрочной перспективе, ведь из-за сплошного негатива окружающие будут воспринимать его как слишком раздражительного и нерассудительного человека.

    Об авторе: Эйлин Чоу – доцент кафедры государственной политики в Школе лидерства и государственной политики им. Баттена при Виргинском университете

    Скептицизм и мудрость как лучшие друзья аналитика

    (перевод статьи Авинаша Кошика)

    Вот кое-что важное, что я постиг за все то время, когда работал с данными и изменял компании своими идеями: Великие Аналитики — всегда скептики. Воистину.

    Это всегда было так, конечно. Но за последние годы, когда глубина, широта, объем и любые другие метрики, которые можно применить к объему данных, переживают взрывообразный рост, навыки скептицизма и мудрости стали критичными для успеха работы. Просто слишком много данных. Слишком много таблиц, графиков, «инсайтов» проталкиваются к вам в голову. Кроме того, количество «экспертов» тоже растет взрывообразно.

    Если вы не будете скептиком, то вы непременно умрете (с профессиональной точки зрения).

    И все же… Скептицизм не должен парализовать решения. В какой-то момент все равно придется принимать решение (и прыгать в неизвестность), или вы будете мертвы (с профессиональной точки зрения).

    Давайте разобьем эту статью на две части.

    Первая: призыв быть скептиками везде и во всем, проиллюстрированный примером данных одного из самых уважаемых источников. Дальше я приведу рекомендации, как принять решение и не оказаться одним из тех несчастных аналитиков, которых постиг «паралич принятия решений».

    Во второй части, раз уж мы говорим о великих аналитиках, хочу поделиться способом понять, являетесь ли вы одним из таких. И если да — то в чем ваша ценность для компании.

    Заинтригованы? Конечно!

    #1A: Скептицизм — ваш лучший друг, навсегда

    Как-то раз я встретил две цифры: 42% онлайн-покупателей просматривают видео до покупки продукта и 64% используют YouTube для поиска информации о продуктах.

    Немедленно после того, как я это узнал, я понял, что эти цифры — полная шляпа.

    Однако они преподносились как неоспоримые факты, буквально как Моисеевы заповеди.

    Возможно, у вас еще недостаточно навыков, чтобы сразу распознавать, можно ли верить конкретной цифре, возможно вы развиваетесь. Но если вы действительно инвестируете усилия в собственное образование, осознанность, если голодны до всего, что можно раскопать чуть поглубже, то вы сможете распознавать такие «шляпные цифры» очень быстро.

    Возможно, вы читали исследование NADA (национальная ассоциация автомобильных дилеров — прим.ред.), в котором сообщается: «85% покупателей принимают решение о покупке автомобиля до того, как выходят из дома, чтобы совершить покупку». Ваш радар скептика должен начать бибикать: биип, Биип, БИип, БИИп, БИИИП, и вам следует остановиться и послушать его. Не имеет значения, насколько большая контора эта NADA, сколько аналитиков там работает — поскольку принятие неточной информации может разрушить вашу карьеру.

    Вот прекрасный пример, как быстро научиться «надевать шапочку скептика».

    [ОБНОВЛЕНИЕ: Как Мауро Авелло заметил ниже, этот пример мог быть первоапрельской шуткой команды журнала The Economist. Я обратил внимание на дату, когда я писал свой пост, прочел комменты и пост-обсуждение под статьей и не нашел никаких признаков того, что это действительно была шутка. Поэтому я привожу эту ситуацию в качестве примера ниже. Уроки, которые вы выучили, все равно останутся с вами, но, пожалуйста, примите во внимание, что этот пример все-таки может оказаться шуткой.]

    Команда визуализации данных The Economist подготовила вкуснейшую статью: Мороженое и IQ.

    Сложно на такое не кликнуть, правда?

    Это короткая статья, содержащая небольшой график, на котором отражается объем потребления мороженого по оси Х и уровень чтения по шкале PISA (международная программа по оценке образовательных достижений учащихся — прим.ред.).

    Зависимость уровня чтения по шкале PISA от объема потребления мороженого.

    Команда (на которую ссылается статья, как на авторов) очень серьезно подошла к визуализации утверждения, что большое потребление мороженого может являться причиной плохой успеваемости студентов. Они аккуратно сравнили австралийцев с финнами, отдали должное канадцам и утопили перуанцев в дерьме.

    Итак. Вы же Умный Аналитик.

    Ваш первый «флажок скептика» должен быть следующим: так, в заголовке они говорят про IQ. Давайте-ка быстренько загуглим, можно ли по PISA судить об уровне IQ? Ответ — нет!

    Красный флаг!

    Ваш второй «флажок скептика»: если внимательно посмотреть на набор данных, то он скорее опровергает, чем подтверждает основную гипотезу. Обратите внимание на Гонконг, Сингапур — их соседи имеют низкое потребление мороженого, но очень высокий рейтинг PISA.

    Красный флаг!

    Ваш третий «флажок скептика» (для Умных Аналитиков этот флажок должен быть первым) — это базовая парадигма: корреляция и причинно-следственная связь — не одно и то же!

    Вы читаете статью, чтобы убедиться, что это правило не было нарушено. Есть ли что-то, показывающее наличие причинно-следственной связи? Нет.

    Гигантский красный флаг!

    В этом месте некоторая часть читателей должна была умереть, так как они очень любили эту команду из журнала The Economist.

    Для обычных людей (не аналитиков) эта статья и график выглядят вполне убедительно. В конце концов, это весьма уважаемый источник и крутая команда с отличной репутацией. Да и смотрите-ка, тут есть красная линия, которая похожа на доверительный интервал и R-квадрат! Большинство обычных людей воспримут это как истину (и многие из них начнут комментировать статью и веселиться над «доказанной» связью IQ и мороженого).

    Вам не следует это делать.

    Единственное, над чем вам следует задуматься — это… причинно-следственная связь. Почему такое могло случиться?

    Вот, например, одна гипотеза: люди, которые действительно заботятся об образовании своих детей, происходят из семей, где достаток родителей — чуть больше среднего, они могут позволить себе фокусироваться на детях. Такие семьи часто вознаграждают детей за успехи в учебе. Логично предположить, что мороженое может быть частым вариантом награды!

    Помните, это всего лишь гипотеза. Мы можем поискать еще данные. И если вдруг окажется, что это правда… то выяснится, что причиной высоких рейтингов окажется не мороженое, а определенный доход семей. Или то, что такие семьи в целом лучше структурируют свое время, что дает родителям больше времени на контроль или самостоятельное обучение детей.

    Помимо этих может быть масса других причин. Погода. Количество женщин в стране. Долгота. Количество работающих детей. Уровень преступности. Честно говоря — что угодно.

    Смотрите на причинно-следственные связи. Их отсутствие — преступное использование данных против человечества.

    И в качестве вишенки на торте — еще один пример, чуть более забавный.

    Есть очень плотная взаимосвязь между бюджетом, который США тратят на науку, и самоубийствами через повешение… R-квадрат=0.097 (высокая связь между показателями — прим.перев.).

    Корреляция между бюджетом США на науку и самоубийствами через повешение.

    Если вы еще со мной, то тоже уже наверное кричите во весь голос, что между этими двумя факторами нет причинно-следственной связи!

    И вы наверняка правы. Большие траты на науку (да, потратьте еще больше!) не приводят к большему числу самоубийств. Эти факторы связаны ничуть не больше, чем пара любых других вещей в природе.

    [График выше — от Тайлера Вайгена. Его сайт и книга — «Ложные Корреляции» (Spurious Correlations) просто великолепны. Вы найдете там гораздо больше таких корреляций и будете рыдать и смеяться, потом опять рыдать и опять смеяться. Начните с того, что фильмы с участием Николаса Кейджа заставляют людей топиться!]

    Давайте посмотрим еще на один пример, просто потому что он совсем свежий, только из печатного станка.

    Все мы путешествуем, и для нас особенный интерес представляет то, какие авиакомпании имеют наивысшие «рейтинги качества», когда дело доходит до их использования.

    Рейтинг качества авиакомпаний.

    Большинство упоминаний в прессе, которые вы прочтете про эти рейтинги, будут без остановки рассказывать о позициях и о том, как изменилась позиция той или иной авиакомпании в рейтинге. И ни одного упоминания о том, как именно этот рейтинг был рассчитан. Но вы же Умный Аналитик с включенным радаром скептика, и вы будете копать!

    Вашей начальной точкой поиска может быть вот этот пресс-релиз из источника. Там гораздо больше данных, которые можно раскопать.

    Потом вы переключитесь на понимание того, как оценивается своевременность вылетов и прилетов — кто задает эти стандарты и формулы, какой контроль используют авиалинии, когда планируют расписание рейсов, кто решает, какие данные использовать для построения рейтинга, кто аудирует их и много еще других деталей до того, как вы согласитесь с выводами.

    Когда вы начнете копать, вы обнаружите, что на самом деле нет единого определения «задержки рейса». Авиалинии самостоятельно определяют, случилась у них «задержка рейса» или нет, кроме того, они вольны самостоятельно менять длительность полета. К примеру, мои перелеты в JFK (международный аэропорт имени Джона Кеннеди — прим.ред.) на United регулярно прибывают «вовремя», несмотря на то, что отправляются с задержкой на 20 минут, так как United добавляет полчаса к «запланированному времени полета». Это размывает данные, которые включаются в отчет (в итоге — в отчет попадает ерунда). Среди авиакомпаний нет стандарта, как должно рассчитываться время в пути между двумя пунктами назначения — так что, строго говоря, приведенный выше рейтинг — это сравнение мартышек, яблок и астероидов. Авиакомпании, такие как Frontier, которые выставляют самые короткие времена перелетов, фактически наказываются низким рейтингом за свою честность.

    И это только начало проблемы.

    Очень скоро вы осознаете, что рейтинги в общем и данные, на основе которых они построены — в основном бесполезный мусор. И, в конце концов, если цель этих данных — помочь вам принять решение, то эта цель безнадежно провалена по причинам, описанным выше.

    Скептицизм. Хорошая черта Аналитиков, т.к. вы знаете, что можно использовать в качестве источника информации для принятия решения, а что — нет.

    Большинство данных, которые вы встретите в реальном мире, необязательно будут настолько же кривыми, как и перлы, собранные Bad Fox Graphics. Примеры, которые вы встретите, будут более тонкими и изящными, будут выглядеть так, как будто они действительно имеют смысл. Они будут поступать из источников, которым вы доверяете, из инструментов, которыми вы пользуетесь, и, мало того, самостоятельно внедрили и т.п. Это тот момент, когда вам особенно нужно проявить бдительность, чтобы оставаться Отличным Аналитиком.

    Вот несколько приемов, которыми можно пользоваться:

    1. Посмотрите, есть ли связь вывода («инсайта») с теми данными, которые использованы для его подтверждения. Это займет всего несколько минут, честно говоря.
    2. И вот важный вопрос: откуда взялись эти данные? Инструменты, страны, люди, устройства и так далее. Известные ограничения по использованию этих данных (это только частично подходит для digital-мира).
    3. Еще одно, что вам точно понравится: какие могут быть допущения в данных? Допущения в примере (выборке)? Допущения при отборе выборки? Что может привести к тому, что данные неполноценны?
    4. Какие принципы, которым вы обучены, нарушаются приведенным анализом? Причинно-следственная связь, например — мы это разбирали выше.
    5. Всегда, всегда, всегда задавайте вопрос: какие предположения сделаны во время этого анализа?
    6. Ваш личный опыт. У вас его — море. Просто не дайте ему превратиться в мусор.
    7. (добавлено из комментария): Кто выигрывает и кто проигрывает от этого анализа? Подумайте про политику, деньги, власть и вещи, связанные с ними.

    Пункты с 8 по 12 подсказаны Айаном Францем:

    1. Правда ли, что был подготовлен план сбора данных, и данные собирались в соответствии с планом?
    2. Данные изначально готовились для этого исследования, или они побочный продукт какой-то другой деятельности?
    3. Учтено ли затухание при сборе данных заданным способом?
    4. Были ли установлены статистически разумные границы, когда выбирались произвольные данные?
    5. Если вы передадите мне все исходные данные, порядок действий, софт, использованный для расчета, смогу ли я воспроизвести результат?

    Пункты с 13 по 16 подсказал Род Джека:

    1. Проясните причину исследования.
    2. Протестируйте альтернативные объяснения, которые могут быть извлечены из данных или исследования.
    3. Попробуйте расковырять цепочку влияний и следствий. Последует ли это, если … произойдет из-за …?
    4. Ну и перед всеми вопросами — вопрос, который поставлен перед исследователями 🙂

    Пункты с 17 по 24 подсказаны Джоном Брейзером:

    1. Если исходные данные представлены в соотношениях, то какие были абсолютные цифры (50% рост количества атак акул может оказаться ростом абсолютного количества атак с 2 до 3).
    2. Если данные представлены в исходном, сыром виде, то какие соотношения? (На станции метро, через которую я прохожу каждый день, висит предупреждение, что в год там случается 19 инцидентов, связанных с эскалатором. Поскольку в год на этой станции случается порядка 90 миллионов входов-выходов, число инцидентов ничтожно мало.)
    3. Могло быть такое, что выборка исследовалась несколько раз (если вы десять раз прогоните группу из 20 женщин через тест продукта по уходу за волосами, вы наверняка найдете прогон, который покажет достаточно высокую удовлетворенность, чтобы ее рекламировать).
    4. Возникают ли проблемы из-за закона больших чисел? (веб-сайт в UK подготовил статистику о времени отклика членов парламента Британии. В среднем, «Зеленая партия» отзывалась быстрее всех, но их результаты были собраны только за год, а по остальным партиям — за 50 лет).
    5. Не получается ли, что пропорция данных может показать вас в невыгодном свете? (Ваша невероятно крутая конверсия в 60% на веб-сайте может разрушиться, если сайт попадет в новости, и на него свалится трафик в 100 000 некачественных визитов? Что, кстати, может и неплохо!)
    6. Вы делаете правильное сравнение? («Просмотры» на Facebook — это совсем не то же самое, что «просмотры» на YouTube)
    7. Что вам могли не договорить? (Если в новости о благотворительном событии не говорится об объеме собранных средств, скорее всего, его стараются спрятать, так как он оказался слишком скромен.)
    8. Человек, который обрабатывает статистику, действительно понимает ее? (Статистика из вторых рук часто не содержит критически важных оговорок.)

    Я уверен, что еще есть много других техник.

    Когда вы видите фрагмент данных из вашей компании или откуда-то снаружи, будьте скептиком. Это хорошая привычка для Аналитика.

    #1B: Скептицизм не должен парализовать вас

    Вам может показаться, что я сейчас спущу все сказанное выше в унитаз. Попробуйте проследить за моей мыслью, пожалуйста.

    Мир несовершенен, и вам платят за то, чтобы ваша компания (коммерческая или некоммерческая) принимала наилучшие, самые умные решения каждый день (ну, я надеюсь). И какой же фактор у нас начинает участвовать в игре? Решение, которое необходимо принять.

    Новички-аналитики нередко попадают в ловушку «паралича решений» из-за скептицизма, потому что если ты чуть-чуть заглянешь «под капот» цифровой аналитики, то способ, которым собирались данные, может напугать настолько, что того и гляди душа покинет тело. Оффлайн-аналитика? В миллион раз хуже! И размеры выборок в разы меньше — это как гвоздь в крышку гроба.

    Отличные Аналитики особенно хороши в одном из самых критических мест: своевременности. Способности донести инсайт (специфическую рекомендацию) в тот момент, когда она сможет оказать влияние на бизнес.

    Ошибка, которая чему-то научила — это гораздо лучше, чем вообще отсутствие каких-либо действий.

    Наша работа — быть скептичными, копать и разбираться, подталкивать и направлять, отбрасывая возмутительно неправильное, и разбираться с тем, как собрать из не очень неправильного то, что поможет принять осознанное решение.

    Этот пост — родом из 2006 года: Data Quality Sucks, Let’s Just Get Over It, из него вы сможете научиться шести шагам, которые помогут преодолеть вам паралич принятия решений.

    Вот простой путь, как все-таки принимать решения, оставаясь скептиком:

    • Если вы на 100% уверены в своих данных, то вам немедленно стоит рекомендовать вашей компании начать строительство лунной колонии.
    • Если вы на 80% уверены в своих данных, то вам стоит порекомендовать компании изменить стратегию в пользу начала с коротких визитов на Луну с международной космической станции.
    • Если вы на 40% уверены в своих данных, вам стоит порекомендовать инвестировать средства в земные предприятия, которые изучают вопросы проживания на Луне.
    • Если вы на 20% уверены в своих данных, то вам следует вернуться к своей команде и разобраться с тем, что же нужно сделать, чтобы получить, как минимум, 40% уверенности.

    Это ровно то, что я подразумеваю под «быть скептиком» — ваш квест в том, чтобы научиться более точно ощущать, где же лежит определенность. Под тем, чтобы не быть парализованным в поисках совершенства, я понимаю способность давать рекомендации, отражающие степень уверенности в данных, потому что бизнесу нужны решения, привязанные к срокам.

    Мы все стремимся стать Отличными Аналитиками. Вот еще один путь к этому, вдобавок чуть расширяющий тему статьи.

    #2: Разница между Знанием, Инсайтом и Мудростью

    Как некоторые из вас знают, я веду короткую рассылку, которая выходит дважды в неделю: «Пересечение маркетинга и аналитики». Вы можете (должны!) подписаться на нее.

    Я часто обнаруживаю, что люди, в должности которых есть слово «аналитик», на деле являются этакими «сборщиками данных» или «трансформаторами данных», вся добавленная ценность от работы которых — это сведение данных в результирующие таблички или графики.

    В одной рассылке я поделился восхитительным скетчем, очень точно показывающим разницу между данными, информацией, знаниями, инсайдом и мудростью. Этот скетч, смею сказать, добавил еще один уровень понимания — выделив ценность работы, зарплаты и того, насколько вы незаменимы, как сотрудник.

    Вот эта рассылка, я предлагаю посмотреть вам на эту историю теперь с другой стороны.

    Великий скептик

    Когда Кант прочел Юма, он сказал, что этот опыт пробудил его «от догматического сна».

    Можно сказать, что Юм оказал самое серьезное влияние на таких мыслителей и ученых как Джон Милль, Томас Гексли, Герберт Спенсер, Эрнст Мах, Рихард Авенариус, Бертран Рассел.

    Первый и самый верный последователь Юма — Эрнст Мах — был философом и физиком. Как ученый Мах разделял эмпиризм Юма и его теорию познания. По мнению Маха, именно так работает — или должна работать — наука. А несколько позже уже Эйнштейн заявил, что на его теорию относительности повлияли идеи Маха о времени: «Вполне вероятно, что без чтения этих философских трудов я бы никогда не пришел к своим выводам», — признавался он.

    Кроме того, идеи Маха оказали большое влияние на одно из важных направлений современной философии — логический позитивизм, который был создан группой ученых, философов и математиков, регулярно собиравшихся в венских кафе, и поэтому получил название «Венского кружка». Одним из участников этого кружка был Людвиг Витгенштейн. А уже логический позитивизм предложил свою версию философии науки, которая была поддержана Эйнштейном и Бором.

     

    Несостоявшийся юрист

    Давид Юм родился 7 мая 1711 года в Эдинбурге. Его отец умер, когда Давиду было три года. Известно, что многие выдающиеся философы лишились отца в раннем возрасте, и этот факт толкуют на все лады разные психоаналитические теории, которые утверждают, что недостаток мужской доминирующей фигуры формирует стремление к созданию чего-то, на что можно опереться, приводит к попыткам создания теоретической системы, занимающей место «абстрактного» родителя. Все может быть.

    Ко времени, когда Давид Юм появился на свет, ветвь его вообще-то выдающегося семейного древа деградировала до такой степени, что Юмы жили в небольшом и неустроенном поместье в Найнвеллсе.

    Условия в Найнвеллсе по современным стандартам покажутся примитивными и крайне суровыми: босые слуги, коровы и цыплята, ютящиеся зимой на нижнем этаже дома, диета, основанная во многом на овсянке, просяной каше и кале (питательная традиционная похлебка или отвратительный водянистый суп из капусты, в зависимости от вашего вкуса). Но Юм не считал, что его детство было тяжелым, ни тогда, ни впоследствии.

    Он обучался в доме местного учителя вместе с крестьянскими детьми в шотландских традициях равенства, намного опережающих британское образование. Затем, с двенадцати до пятнадцати лет, учился в университете Эдинбурга. (Столь ранний возраст поступления в университет в то время не был чем-то необычным.)

     На свой двадцать четвертый день рождения он вернулся в Найнвеллс, где вскоре заработал плохую репутацию за свое «высокомерное и нерелигиозное поведение»

    После университета Юм должен был заниматься юриспруденцией. Но он уже мечтал о другом. Постепенно его круг чтения стал все больше касаться философии, пока ему однажды не показалось, что перед ним «открылось совершенно новое поле мысли». Теперь законы казались ему «тошнотворными», и постепенно Юм решил отказаться от изучения права.

    Решение далось непросто. Оно означало отказ от профессиональной карьеры и шанса заработать какие-то деньги. Долгая внутренняя борьба по поводу этого решения привела Юма к нервному срыву.

    Он вернулся в Найнвеллс, но его выздоровление не было окончательным. Между приступами депрессии он продолжал развивать свои идеи. Несколько раз вызывали местного доктора, который пришел к выводу, что Юм страдает от «болезни ученых». Врач посоветовал ему выпивать пинту красного вина каждый день и регулярно заниматься физическими упражнениями в форме продолжительных прогулок верхом. До этого времени Юм был худым и долговязым молодым человеком с длинными руками. Но несмотря на режим и упражнения, он начал набирать вес, постепенно превращаясь в очень полного человека, каковым и остался. А некоторые загадочные эпизоды в поздние периоды жизни позволяют предположить наличие постоянных проблем с психикой.

    Юм не хотел всю жизнь жить с матерью в Найнвеллсе. В 1734 году друг семьи нашел ему работу на должности клерка у портового купца в Бристоле. Но отношения с работодателем постепенно ухудшались, и со временем он оставил работу. На свой двадцать четвертый день рождения он вернулся в Найнвеллс, где вскоре заработал плохую репутацию за свое «высокомерное и нерелигиозное поведение».

    Эдинбургский университет

    marj3.com

     

    Философские поиски и приключения

    Примерно в это же время Юм унаследовал небольшой доход в сорок фунтов стерлингов в год, что позволяло ему экономно жить, не работая.

    Он начал задумываться о философских занятиях и решил создать новую философскую систему, которая сделала бы его знаменитым. Вскоре Юм решил отправиться во Францию. Здесь он мог сносно существовать на свой маленький доход, а изоляция позволила ему сконцентрировать внимание на своей новой философии, размышления о которой не прерываются необходимостью решать более практические вопросы.

    Сначала Юм жил в Реймсе, но потом переехал в Ла-Флеш, почти наверняка из-за связи этого места с именем Декарта, который воспитывался там в иезуитском колледже. За три года Юм завершил свой «Трактат о человеческой природе».

    Впоследствии он назвал эту работу плодом юношеской горячности. Но не отказался от ее философии, содержащей почти все его оригинальные идеи, которые ценятся и сегодня. Бертран Рассел в своей «Истории западной философии» утверждал, что эта книга содержит лучшую часть философии Юма.

    В «Трактате о человеческой природе» Юм попытался определить основные принципы человеческого знания. Как мы можем знать что-то наверняка? И что же это такое, в чем мы можем быть уверены? Пытаясь ответить на эти вопросы, он пошел по стопам эмпиризма, считающего, что все знание основано на опыте. С точки зрения Юма, опыт состоит из восприятий, которых можно выделить два вида. «Те восприятия, которые входят в сознание с наибольшей силой и неудержимостью, мы назовем впечатлениями, под этим именем я буду подразумевать все наши ощущения, аффекты и эмоции, как они впервые появляются в душе. Под идеями же я понимаю слабые образы этих впечатлений в мышлении и рассуждении».

     «Когда мы выходим из нашего кабинета и занимаемся общественными делами, сделанные в нем умозаключения растворяются, как ночные призраки при наступлении утра; и нам нелегко сохранять даже те убеждения, которых мы достигли с трудом»

    И он объясняет: «Каждая простая идея имеет простой отпечаток, который ее напоминает». Но мы также можем создавать сложные идеи. Они происходят из впечатлений, как и простые идеи, но не обязательно имеют под собой единое впечатление. Например, мы можем представить себе русалку, соединив в сознании идею рыбы и девушки.

    Твердо придерживаясь этих понятий идеи и впечатления как единственной основы нашего знания, Юм приходит к удивительному умозаключению.

    Объекты, продолжительность, наше «я», даже причина и следствие — все это оказывается ложными понятиями. Мы никогда не воспринимаем объект, только впечатления о его цвете, форме, вкусе, материале и так далее. У нас также нет впечатления, которое соответствовало бы понятию о продолжительности. События просто происходят одно за другим. Мы даже не можем сказать, что одно событие вызывает появление другого. Мы можем наблюдать, что одно явление постоянно следует за другим (зажигание пороха, взрыв), но между ними нет логической связи, а также логического обоснования, почему это будет происходить в будущем. «У нас нет другого понятия о причине и следствии, чем постоянное появление вместе двух определенных событий». Индукция путем простого перечисления не имеет логической силы.

    «Когда мы выходим из нашего кабинета и занимаемся общественными делами, сделанные в нем умозаключения растворяются, как ночные призраки при наступлении утра; и нам нелегко сохранять даже те убеждения, которых мы достигли с трудом». Фактически Юм указывал на недостаточность человеческих возможностей в отношении знания: мы думаем, что знаем многое, но на самом деле многое из нашего знания является только предположением. Надежным — но тем не менее предположением.

    В каком-то смысле это казалось разрушением основ науки, но, несмотря на это, Юм высоко ценил Ньютона и его экспериментальный подход. Размышления Юма о впечатлениях во многом были вдохновлены главой из «Оптики» Ньютона о лучах света и объектах.

    Если Коперник лишил человека и Землю привилегии быть центром Вселенной, то солипсистский эмпиризм Юма восстановил человека в его праве быть центром всего, что происходит вокруг (хотя в случае Юма речь шла не о Земле, а о целом мире).

    В 1739 году Юм вернулся в Британию и опубликовал свой «Трактат». Он приготовился к атакам и насмешкам критиков, которые неизбежно должны были последовать. Увы, этого не произошло. Великое произведение Юма «сошло с печатного станка мертворожденным», как он сам сказал. Его работу постигла ужасная судьба: остаться незамеченной.

    Какова же была реакция Юма? «Будучи по натуре своей веселым сангвиником, я очень скоро оправился от удара». Он вернулся в Эдинбург и начал писать эссе по вопросам морали и политики. Эти работы получили некоторое признание, и в 1744 году Юм выдвинул свою кандидатуру на пост заведующего кафедрой моральной философии Эдинбургского университета. К несчастью, оказалось, что по крайней мере один человек прочитал его «Трактат о человеческой природе». Против его кандидатуры были выдвинуты возражения с приведением цитат из трактата, из которых следовало, что это еретический и атеистический труд.

    Таким обвинениям было трудно противостоять, особенно потому, что они исходили от человека, внимательно прочитавшего книгу. Юму не дали места в его родном университете, и он вынужден был уехать.

    С 1741 по 1742 год Юм опубликовал свою книгу «Моральные и политические очерки (эссе)», посвящённую политическим и политико-экономическим темам. Именно эта работа принесла автору известность и популярность

    buddenbrooks.com

    Тогда он решил найти работу, которая больше соответствовала бы его способностям. Со временем ему предложили место учителя у не вполне здорового маркиза Аннандейла в его доме около Сент-Олбанса в Северо-Восточной Англии. Пост показался привлекательным, и Юм согласился. В те периоды, когда лорд не был способен воспринимать философские наставления (которые считались последним его прибежищем), Юм писал историю Англии, но скоро он настолько отчаялся, что оставил эту работу, пообещав себе вернуться к ней позже.

    В 1745 году произошло восстание якобитов против британского правления в Шотландии. Шотландская армия из пяти тысяч человек вторглась в Англию, затем спешно отступила и была разбита в битве под Каллоденом. К счастью для Юма, все это время он был в Англии и мог наблюдать за восстанием со стороны.

    Части его друзей в Эдинбурге пришлось примкнуть к той или другой стороне, что было чревато небезопасными последствиями. Комментарий Юма по поводу этих событий: «Восемь миллионов людей (могли быть) подчинены и обречены на рабство пятью тысячами, самыми смелыми, но все же самыми бесполезными из них».

    Это событие оказало сильное воздействие на Юма. Он видел, что вокруг вершится история, даже если он непосредственно не участвует в ней. Его положению стороннего наблюдателя скоро пришел конец, так как он поступил на службу секретарем к генералу Джеймсу Сент-Клеру, который ожидал приказа отправиться в военную экспедицию против французов в Канаде. Корабли и армия для этой кампании ждали в Портсмуте уже несколько месяцев.

    После множества недоразумений, одним из которых было отсутствие карт Франции, куда для начала должен был отправиться флот, британские корабли наконец прибыли в Л’Ориент, где был высажен десант (пока Юм делал свои записи будущей истории Англии). Целью генерала было взять в осаду важную гавань, но, к несчастью, вскоре начался дождь. Поэтому его трехтысячное войско погрузилось обратно на корабли.

     Если Коперник лишил человека и Землю привилегии быть центром Вселенной, то солипсистский эмпиризм Юма восстановил человека в его праве быть центром всего, что происходит вокруг

    В результате этой военной кампании, которая в результате ограничилась крейсированием около берегов Франции, генерал Сент-Клер заслужил высокий пост главы важной дипломатической миссии в Вене и Турине. И он отправился туда в сопровождении своих советников и своего секретаря.

    Генерал Сент-Клер и его секретарь со временем привели миссию к успешному завершению, проехав через всю Европу и не достигнув ничего. И Юм решил, что с него хватит. Он решил вновь заняться философией. Первую часть своего трактата он переделал и назвал «Исследование о человеческом разумении», и именно эта работа обеспечила ему известность в Европе. Последнюю часть он назвал «Исследование о принципах морали» и считал ее лучшей своей работой. Его идеи в дальнейшем были развиты Локком, который уделял главное внимание общественному договору, гарантирующему гражданам равные права перед законом. Идеалы Юма оказали влияние на утилитаристов XIX века, таких как Бентам и Милль, воплотивших его принципы в формуле «максимальное счастье для максимального числа людей».

    В 1752 году Юм стал хранителем Библиотеки адвокатов в Эдинбурге. Это не слишком утомительное занятие дало ему возможность писать больше философских эссе по различным вопросам.

    Его эссе по экономическим вопросам содержали много идей, важных для этой формирующейся науки. А эссе о чудесах и самоубийстве вызвали сенсацию, когда наконец были опубликованы.

    Британские корабли прибыли в Л’Ориент, где был высажен десант (пока Юм делал свои записи будущей истории Англии)

    Wikipedia

     

    От философии к истории

    Работая у Сент-Клера, Юм воочию увидел, как делается история. Вдохновленный этим открытием, он сделал еще одну попытку заняться историей Англии. На этот раз он начал ее с вторжения Юлия Цезаря в 55 году до н. э. и закончил Славной революцией 1688 года.

    Наконец в 1762 году он завершил этот труд, описывая век за год, тем же самым темпом, которым шел Гиббон, автор книги «История упадка и разрушения Римской империи», опубликованной четыре года спустя. По рейтингу произведение Юма уступало только работе Гиббона, но продавалось значительно большим тиражом и оставалось бестселлером почти в течение века.

    А через год после опубликования «Истории Англии» Юм был удостоен чести занесения всех своих работ в список книг, запрещенных католической церковью.

     Из-за своих необычайных размеров он был освобожден от необходимости кланяться при дворе, а после одного несчастного случая — и от обязательного правила идти спиной к выходу

    В 1763 году Юм был назначен секретарем британского посла во Франции. Место в Париже было для Юма огромной удачей. Его считали английским Вольтером и принимали в высшем обществе. Посол быстро понял, что присутствие его секретаря в салонах гораздо лучше поддерживает интересы Британии, чем что-либо другое, и посоветовал ему как можно больше бывать в общественных местах.

    К этому времени Юм выглядел довольно неважно. Его лицо было толстым и красным, он много ел и пил, был тучен и неуклюж. Но он обладал блестящим интеллектом и остроумием. Из-за своих необычайных размеров он был освобожден от необходимости кланяться при дворе, а после одного несчастного случая — и от обязательного правила идти спиной к выходу.

    Юм познакомился с Руссо. Тот был полной противоположностью Юму — как в философии, так и по темпераменту. И все же они были по одну сторону. Они оба стремились к реформам. Руссо занимался тем, что размышлял об индивидуальности, о путях ее самовыражения и реализации. Юм изучал возможности самостоятельного мышления и изучения мира при помощи разума, очищенного от старых предрассудков.

    Руссо подвергался нападкам после публикации романа «Эмиль», выступающего за демократию и отрицающего божественное право королей, и Юм предложил ему свою помощь. К сожалению, когда Руссо приехал в Англию, он уже был доведен до безумия своими преследователями. Он обнял Юма, сказав, что сильно любит его, и почти без перехода стал утверждать, что философ находится в заговоре с его врагами и замышляет против него зло. Юм делал для него все, что мог, Руссо — все, чтобы испортить его старания.

    Памятник Юму на Королевской Миле в Эдинбурге

    Wikipedia

     

    Против софистики и иллюзий

    В 1769 году Юм окончательно вернулся в Англию и поселился в Эдинбурге. Он продолжал много работать, переписывал свою «Историю» и философские работы, писал эссе. Кроме того, он создал на редкость объективную и вместе с тем уклончивую автобиографию. В Эдинбурге Юм был известным почтенным джентльменом. Он наслаждался трапезами в компании друзей, ставшей известной как «Едоки». Но он продолжал также обсуждать свои идеи с коллегами-интеллектуалами, например со своим другом Адамом Смитом.

    Юм и Смит разделяли многие идеи относительно развития общества; предполагается, что Юм повлиял на теорию Смита о «невидимой руке» — конкуренции, которая управляет интересами общества.

     «Мир — это не что иное, как идея слепой природы, пронизанной великим принципом жизни, текущей куда-то и не знающей родительских чувств по отношению к своим искалеченным детям»

    Во многих других отношениях идеи Юма опередили свое время и оказались востребованы уже в конце XIX — начале ХХ века. Характерны такие его высказывания: «Взяв в руки любую книгу, например по религии или школьной метафизике, спросите: содержатся ли в ней какие-то теоретические размышления относительно количества или числа? Нет. Содержит ли она какие-либо экспериментальные суждения, касающиеся фактов и существования? Нет. Тогда предайте эту книгу огню, потому что в ней нет ничего, кроме софистики и иллюзии». Или: «Мир — это не что иное, как идея слепой природы, пронизанной великим принципом жизни, текущей куда-то и не знающей родительских чувств по отношению к своим искалеченным детям». Такие мнения были редкостью в середине XVIII века.

    Постепенно физическое состояние и образ жизни Юма начали давать о себе знать. Он заболел, и его здоровье постепенно ухудшалось, он начал терять вес. Распространился слух, что Юм при смерти, и многие люди захотели узнать, что этот великий атеист скажет на своем смертном ложе. Когда его спросили, верит ли он в возможность загробной жизни, он ответил: «Это так же возможно, как то, что уголь, положенный в огонь, не загорится».

    Юм умер 25 августа 1776 года.

    Книга на выходные: «Скептик» Майкла Шермера о пользе сомнений

    Майкл Шермер
    «Скептик»

    Издательство «Альпина нон-фикшн», 2017 г.

    Майкл Шермер не верит в НЛО, лунный заговор, конспирологию, креационизм и еще много чего. Он издает журнал «Скептик» и возглавляет «Общество скептиков». Его книга — о сомнениях.

    «В колледжах и университетах на моих лекциях по проблемам науки и лженауки, когда я бросаю вызов мнениям, распространенным среди студентов, меня неизбежно спрашивают: «А вам-то мы почему должны верить?». Я отвечаю: «Вы не должны!».

    Все потому, что Шермер — скептик. Он долго, местами нудно, но в целом довольно остроумно объясняет, чем отличается наука от лженауки, а ученый от лжеученого. Например, ученый может признаться, что был не прав. Лжеученый — никогда.

    © Издательство «Альпина нон-фикшн»

    Для желающих разобраться подробнее, Шермер приводит десять заповедей, с помощью которых можно отличить науку от лженауки. Среди них есть очевидные: «Насколько надежен источник утверждения?», «Подтверждены ли заявления другими источниками?». Есть и те, о которых вы могли не задумываться: «Пытался ли кто-то опровергнуть это утверждение или собраны только подтверждающие свидетельства?».

    Если вы не поленитесь прочесть книгу Шермера, у вас будет универсальная шпаргалка, с помощью которой можно выявлять псевдонаучный бред.

    Впрочем, даже в случае с лженаукой Шермер остается скептиком. Он призывает отличать откровенные фальсификации от научных ошибок. Говорит, что многие нелепые теории выдвигаются лишь на основании небрежности ученных: «В науке больше бардака, чем можно себе представить».

    Я хочу верить. И вы, конечно, тоже. Это наше стандартное свойство. Мы верим в самые разные вещи. Верить — естественно. Недоверие, скептицизм, наука — противоестественные явления. Они гораздо сложнее. Не верить во что-либо для нас неудобно

    Майкл Шермер

    автор книги «Скептик»

    Еще Шермер атеист. «Я хочу верить. И вы, конечно, тоже, — говорил он во время одной из своих публичных лекций. — Это наше стандартное свойство. Мы просто верим. Мы верим в самые разные вещи. Верить — естественно. Недоверие, скептицизм, наука — противоестественные явления. Они гораздо сложнее. Не верить во что-либо для нас неудобно».

    Шермер — человек, которые идет по сложному, противоестественному пути. Религии посвящен последний раздел книги, в которой он довольно аккуратно объясняет, почему в научной картине мира нет места богу. Но, в отличии от повелителя всех атеистов Ричарда Докинза, который настроен по отношению к религии агрессивно, Шермер просто не верит. И даже посвящает небольшую главку острожной похвале религии.

    На эту тему

    Забавно, что при этом он часто использует в своей книге религиозные понятия. Например, называет Стивена Хокинга «святым от науки» и пишет про него так: «В 1998 году Бог явился в Калифорнийском технологическом институте. Точнее, ученый эквивалент божества в виде Стивена Хокинга». В общем, Шермер умеет смеяться над собой и своими убеждениями. Что, видимо, еще один важный аспект, отличающий ученого от лжеученого.

    Книга Шермера — это такое душеспасительное чтение для скептиков и атеистов. Усомнился в своих убеждениях? Броня аргументов в спорах с оппонентами начала давать трещины? Нужно прочитать перед сном буквально пару страниц из Шермера на любую тему, и все сразу станет на свои места.

    Климатические скептики: доклады МГЭИК — это просто фарс!

    В период между стартом промышленной революции, которая началась в Великобритании в последней трети 18 века, и нашим временем (2014 год) содержание углекислоты в атмосфере выросло на 142%. Вопрос – от чего считать проценты и каковы критерии, которые могли бы помочь ответить на вопрос, это много или мало? Keystone

    Эксперты Межправительственной группы по изменению климата (МГЭИК, Intergovernmental Panel on Climate Change, IPCC), указывают в своем очередном обобщающем докладе, что глобальное потепление вызвано воздействием человека. Однако этот тезис разделяется не всеми экспертами. Так называемые «климатические скептики» уверены, что нынешние изменения климатических параметров планеты являются следствием природных процессов циклического характера. Каковы аргументы «скептиков» и как реагирует на них «традиционная» наука?

    Этот контент был опубликован 31 октября 2014 года — 10:30
    Луиджи Йорио

    Журналист из Тичино, живущий в Берне, освещаю вопросы науки и общества в репортажах, статьях, интервью и аналитических материалах. Меня интересуют проблематика климата, энергетики и окружающей среды, а кроме того – все, что связано с миграцией, с помощью в целях развития и с правами человека.

    Больше материалов этого / этой автора | Италоязычная редакция

    Луиджи Йорио ( Луиджи Йорио), swissinfo.ch

    Доступно на 7 других языках

    «Это просто несусветная  дерзость, полагать, что мы в состоянии качественно повлиять на глобальный климат», — считает известный швейцарский эксперт Вернер Мунтер (Werner Munter), специалист в области изучения снега и лавин и горный проводник. Сейчас ему 73 года, официально он ученый на пенсии, а всю свою жизнь он плотно изучал именно вопросы климата.

    Особенно интенсивно этой проблематикой он занимался три последние года, перелопатив гору литературы и научных докладов. Его вывод очевиден: «Я нигде не нашел подтверждения тезиса о том, что углекислота способна разогреть наш климат, не нарушая фундаментальных законов физики».

    Вернер Мунтер принадлежит в Швейцарии к довольно малочисленному лагерю людей, открыто возражающих распространенному тезису о том, что так называемое глобальное потепление является делом рук человеческих. Сам Вернер в выражениях не стесняется. Для него выводы экспертов МГЭИК о рукотворном происхождении изменений климата являются ни чем иным, как «фарсом».

    МГЭИК поднимает тревогу

    Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК), в которую также входят швейцарские исследователи, разработала и представила свой «Пятый Доклад об изменении климата».

    Документ, в котором кратко изложена вся информация, накопленная на данный момент по данной теме, был опубликован в несколько этапов.

    Первая часть («Научная база изменения климата») была представлена в сентябре 2013 года. В ней говорится, в частности, о том, что глобальное потепление однозначно имеет место и вызвано оно деятельностью человека (по крайней мере, на 95%).

    Вторая часть («Последствия, адаптация и уязвимость») была опубликована 31 марта 2014 года. Она посвящена анализу влияния изменения климата на природные системы, такие, как леса, экосистемы, водные ресурсы, и на человека.

    Третья часть («Смягчение последствий изменения климата») была опубликована 13 апреля 2014 года. Окончательные общие тезисы Пятого Доклада были представлены в Копенгагене 27-31 октября 2014 года.

    В соответствии с информацией, просочившейся в прессу, в частности, в газету «New York Times»Внешняя ссылка, общие тезисы Пятого докладаВнешняя ссылка выдержаны в очень тревожных тонах.

    В частности, утверждается, что достигнутая средняя температура атмосферы неизбежно приведет к полному таянию ледников Гренландии и остановить этот процесс уже невозможно. Одним из последствий этого процесса может стать подъем уровня мирового океана примерно на 7 метров.

    End of insertion

    «Можно найти сотни докладов и статей, которые опровергают или ставят под сомнение этот тезис. Никакого единства мнений в ученом мире по этому поводу нет и в помине», — говорит Вернер Мунтер. Бывший сотрудник «Федерального Института исследования снега и лавин» («SLFВнешняя ссылка»)» в Давосе идет даже дальше, в целом ставя под сомнение само наличие такого феномена, как «глобальное изменение климата». В любом случае, человек, по его мнению, играет во всех этих процессах далеко не главную роль.

    Во всем виновато Солнце


    Стараясь подкрепить свои тезисы убедительными доказательствами, Вернер Мунтер предлагает совершить путешествие в доисторическую эпоху. «В период голоцена — то есть в нашу эпоху, начавшуюся 10 тыс. лет назад — имело место пять фаз, когда средняя температура на планете была такой же, как сейчас, а то и выше», — указывает он, подчеркивая, что если внимательно ознакомиться с данными палеоклиматологии, то можно увидеть, что на протяжении миллионов лет на Земле не наблюдалось никакой корреляции (взаимозависимости) между содержанием СО2 в атмосфере и ее температурой.

    Его второй аргумент касается собственно углекислоты. «СО2 не является вредным газом, напротив, без него на Земле просто не было бы никакой жизни», — убежден он. В настоящее время доля углекислоты в составе атмосферы находится на уровне 0,04%, и только пять процентов от этого объема носят антропогенный характер, то есть являются результатом человеческой деятельности. Данный тезис В. Мунтер озвучил, в частности, в докладе, прочитанном этим летом в рамках торжественного празднования 125-ой годовщины со дня основания Университета Фрибура. «И вот это количество углекислоты и должно нести ответственность за глобальное изменение климата?» — задает он риторический вопрос.

    В. Мунтер убежден, что причиной так называемого «парникового эффекта» является отнюдь не углекислота. При этом он ссылается на результаты, полученные в ходе научных исследований американским профессором Робертом Вудом (Robert W. Wood), который указал, что то, что мы называем «парниковым эффектом» с чисто физической точки зрения отнюдь не имеет ничего общего с собственно процессами, происходящими в настоящем парнике.

    Напомним, что, согласно признанным теориям, Земля излучает тепло в инфракрасном диапазоне волн. Молекулы СО2 абсорбируют это излучение и перенаправляют его в разные стороны. При этом выделяются два основных направления: одна часть тепла, якобы, выходит в открытый космос, что оказывает на планету охлаждающее воздействие, а другая часть возвращается на Землю и подогревает ее параллельно с солнечным излучением.

    «Но ведь это же противоречит второму началу термодинамики, в соответствии с которым процесс, единственным результатом которого являлась бы передача тепла от более холодного тела к более горячему, невозможен», — подчеркивает В. Мунтер. Но в чем же тогда заключаются причины изменений климата и глобального потепления? «Солнце является единственным источником энергии для Земли. И если планета начинает остывать или, наоборот, разогреваться, то единственной причиной этого является Солнце, при этом учитывать надо не только солнечное излучение, но и магнитное поле нашей звезды», — утверждает В. Мунтер.

    Насколько влиятельны климатические скептики?

    Вернер Мунтер отнюдь не единственный эксперт, критикующий доклады МГЭИК. «В Соединенных Штатах к лагерю климатических скептиков относится от 20 до 30% населения, то есть это люди, ставящие под вопрос либо само явление глобального изменения климата, либо рукотворные причины этого потепления, либо принятый характер его последствий», — говорит Майк Шефер (Mike SchäferВнешняя ссылка), профессор кафедры научной, кризисной и рисковой коммуникации (Abteilung Wissenschafts-, Krisen- und Risikokommunikation) Научно-исследовательского института публицистики и СМИ (Institut für Publizistikwissenschaft und Medienforschung) цюрихского Университета. 

    Глобальное потепление является природным явлением, человек и его производственная деятельность здесь не при чём. В этом убежден эксперт в изучении снега и лавин Вернер Мунтер (Werner Munter). srf

    Майк Шефер является одним из авторов подробного исследования, посвященного феномену климатических скептиков в Германии. В ФРГ доля таких людей в общей структуре населения находится на уровне 13-14 процентов, что гораздо меньше, чем в США. «Швейцарию мы специально не изучали, но, как представляется, ситуация здесь, скорее всего, во многом схожа с немецкой», — предполагает ученый. В разговоре с порталом swissinfo он отметил, что в Германии почти нет СМИ — если не брать в расчет некоторые маргинальные исключения — которые можно было бы назвать настоящей трибуной климатических скептиков.

    А вот по словам Марко Ковича (Marko Kovic), председателя швейцарского «Объединения критической мысли «Скептики Швейцарии» («Verein für kritisches Denken „Skeptiker SchweizВнешняя ссылка“»), в Швейцарии насчитывается всего несколько человек, имеющих сомнения в связи с результатами современной климатологии. «Все они, как правило, являются постоянными читателями соответствующих американских сайтов и блогов», — говорит он.

    Широкий научный консенсус

    В Европе сейчас существует широкий научный консенсус на предмет изменения климата и его причин. Значительная, если не подавляющая, часть населения следует за этим консенсусом, считая, что основной причиной потепления является негативное воздействие на атмосферу результатов производственной деятельности человека. Об этом нам рассказывает Мартин Бенистон (Martin BenistonВнешняя ссылка), климатолог из Университета Женевы.

    «В США, Австралии и других англосаксонских странах число климатических скептиков куда выше, но вот интересный факт — большая часть таких людей находится в той или иной связи с мощными отраслевыми группами лоббистов, будь то нефтяная отрасль, сфера производства автомобилей или добычи угля. Эти-то лобби как раз, — понятно почему — и отрицают негативное воздействие выбросов СО2 на ситуацию с климатом», — подчеркивает М. Бенистон.

    Вернер Мунтер рассматривает этот вопрос, разумеется, совершенно иначе. Он подозревает ученых МГЭИК в продажности, в том, что их подкупили политические и деловые круги. Все мы помним известный фильм Эла Гора «Неудобная правда» («An Inconvenient Truth», 2006 г.), в котором в качестве главной причины глобального потепления называется именно СО2. Но что же теперь? Неужели общество стоит на пороге новой «неудобной правды»?

    Противоречия в аргументации

    В ответ на запрос портала swissinfo.ch швейцарский ученый Томас Штокер (Thomas StockerВнешняя ссылка), сопредседатель экспертной группы МГЭИК, решительно отвергает критику со стороны «климатических скептиков». Все вопросы, которые ставят эти люди «давно известны науке и получили детальные ответы», — указывает Т. Штокер, ссылаясь на опубликованный в 2013 году обзорный доклад МГЭИК. 

    Стабильность?

    К одним из самых спорных тезисов относится утверждение о том, что в последние примерно 20 лет, начиная с 1998 года, средняя температура земной атмосферы не повышается, стабильно оставаясь на одном и том же уровне.

    По данным Рето Кнутти (Reto KnuttiВнешняя ссылка), профессора кафедры физики климата Высшей технической школы Цюриха (ETH Zürich), существует две основных причины этого явления.

    Во-первых, следует учитывать такие природные явления как «Эль Ниньо», которые невозможно было предсказать. Во-вторых, в последние годы значительно снизилась интенсивность солнечного излучения. Об этом Р. Кнутти пишет в научном докладе, опубликованным в 2014 году.

    End of insertion

    Швейцарский форум по вопросам климата и глобальных экологических изменений «ProClimВнешняя ссылка» («Schweizer Forum für Klima und globale Umweltveränderungen») указывает со своей стороны на противоречия в аргументации климатических скептиков. «Некоторые из них говорят, что, мол, средняя температура атмосферы прекратила повышаться, другие говорят, что потепление есть, но виновато в нем Солнце», — говорит директор форума «ProClim» Урс Ной (Urs Neu).

    По его мнению, фундаментальная ошибка «скептиков» состоит в их манере концентрироваться на отдельных факторах, — например, на Солнце или на космических излучениях, — упуская из виду необходимость рассматривать проблему в совокупности всех аспектов. «Единственная на сегодня теория, объединяющая в себе все известные аспекты, процессы и вопросы и способная дать широкий и непротиворечивый взгляд на проблему потепления, признана большинством ведущих ученых-климатологов» — подчеркивает У. Ной.

    Он указывает на то, что, если проанализировать примерно 12 тыс. научных публикаций по теме климата, изданных в общей сложности в период с 1991 по 2011 гг., то окажется, что 97 процентов авторов усматривают причину изменения климата именно в хозяйственной деятельности человека.

    Мартин Бенистон согласен, конечно же, что естественные феномены, такие, как извержения вулканов, также оказывают влияние на климат. «Однако, опираясь на математические модели, мы уже давно поняли, что, если учитывать только природное воздействие и вычесть из него фактор человека, то тогда окажется, что атмосфера сейчас должна была бы быть намного холоднее, чем в реальности».

    Полезные скептики

    «Конечно, это очень непросто, плыть против течения», — говорит Вернер Мунтер, который сам себя считает «прагматичным мыслителем», делающим ставку на способность природы к самоочищению и регенерации. Он указывает, что в такой области, как исследования климата, любое инакомыслие подавляется очень быстро и эффективно.

    Мартин Бенистон, однако, уверен в том, что скептицизм как таковой способен при определенных обстоятельствах сослужить науке очень полезную службу, по крайней мере в том случае, если скептическая точка зрения располагает соответствующим запасом солидных фактов и отталкивается от тщательно проработанных рабочих гипотез.

    «Скептики заставляют и мотивируют ученых более тщательно подходить к своей аргументации и если надо проводить дополнительные исследования с тем, чтобы иметь возможность возразить критикам со знанием дела. Скептики — это как оппозиция в политике, без нее не было бы прогресса и всех тех результатов, которых мы добились в изучении климата. Без оппозиции был бы один застой, и за это эти люди заслуживают как минимум благодарности».

    Статья в этом материале

    Ключевые слова:

    Эта статья была автоматически перенесена со старого сайта на новый. Если вы увидели ошибки или искажения, не сочтите за труд, сообщите по адресу [email protected] Приносим извинения за доставленные неудобства.

    определение скептиков от The Free Dictionary

    Хотя некоторые скептики улыбались, когда рассказывали о достоинствах Берга, нельзя отрицать, что он был кропотливым и храбрым офицером, находился в прекрасных отношениях со своим начальством и нравственным молодым человеком с блестящей карьерой перед ним и уверенным положением в обществе.

    И это в десять раз больше, если к школьнику прибавить скептика, который обычно является чем-то вроде низкорослого школьника.

    Но что касается святых, реликвий и прочего, боюсь, я немного вольтерьян; то, что вы бы назвали скептиком.»

    Я не могу претендовать на то, чтобы пересказывать все, что он мне сказал, но я понял из того, что он сказал, что он был гением, который руководил бедами человечества и чья задача заключалась в том, чтобы вызывать странные случайности, которые постоянно удивляют скептиков. Раз или два, когда я решился выразить свое полное недоверие по поводу его претензий, он действительно очень рассердился, так что в конце концов я счел более разумным поступком вообще ничего не говорить и позволить ему действовать по-своему. Конечно, было бы лучше, если бы Мерлин отказался от этикета и бросил курить и назвал бы это полдня, так как он никогда не смог бы запустить эту воду, потому что он был настоящим волшебником того времени, то есть , большие чудеса, те, которые принесли ему репутацию, всегда удавалось творить, когда никого, кроме Мерлина, не было; он не мог начать это хорошо, когда вокруг была вся эта толпа; толпа была так же плоха для чудо мага в тот день, как это было для чуда спиритуалиста в ине; наверняка найдется скептик, который в решающий момент включит газ и все испортит.В «Точке кипения» немногое по этой важной теме, за исключением косвенной ссылки на Кристи, описанную как одного из «нескольких давних климатических« скептиков »», которые «давно цитировали спутниковые записи, чтобы преуменьшить реальность изменения климата». Гелбспан говорит, что «аргумент о спутниках развалился в 1998 году», когда независимые исследователи применили оценку ожидаемых распадов на спутниковых орбитах и ​​обнаружили «явное потепление». Как однажды написал Томас Джефферсон: «Бог, который дал нам свободу и жизнь, дал их нас одновременно.<< Моральная ясность - важнейшая добродетель в нашем современном мире, и на протяжении шестидесяти лет циники и скептики доказывали, что мы искали ложный выбор на Ближнем Востоке. Текущие события вступают в игру, когда мы рассматриваем эти чудеса, что также касается и верующих, скептики, религиозные фанатики и другие. Проповедническая группа ответила, что «мы живем с уверенностью, что это подготовка к тому, что грядет». Но что бы мы сказали скептикам? Если бы эти скептики пришли из сообщества верующих, к которому я принадлежу , мы бы указали на жизнь и смерть Кена Филлипса.Обсуждая канонические тексты Эйзенштейна, Базена и Барта, я надеюсь пробудить некоторое представление о том, как можно побудить студентов «испытать себя по-другому» через их участие в теории кино - как страстных продюсеров, а не холодных потребителей, как верующих. Вместо поверхностных скептиков и как воплощенных, а не бестелесных мыслителей. Отвечая на этот вызов, Розен пришел к выводу, что его первая задача должна заключаться в том, чтобы убедить скептиков в необходимости сбалансированного подхода.Конечно, скептики могут спросить, не является ли это изменением всего лишь витриной, когда те же самые руководители просто придерживаются новой партийной линии, обращаясь к более критическим массам.

    Декартов скептицизм — Библиография — PhilPapers

    Резюме

    Картезианские скептики приглашают нас объяснить, как знание (или обоснованное убеждение) о внешнем мире возможно с учетом проблемы, заключающейся в том, что мы не можем знать (или обоснованно поверить) в опровержения скептических гипотез, таких как мечта или мозг. в чане.Источником проблемы является книга Рене Декарта «Размышления о первой философии » и, в частности, «Первая медитация ».

    Например, Декарт рассматривает гипотезу о существовании могущественного злого демона, который делает его представления о мире ложными, в то же время заставляя его думать, что они истинны. Проблема, которую ставит Декарт, заключается в следующем: как мы можем узнать, что гипотеза злого демона ложна? Скептицизм внешнего мира — это мнение о том, что знание (или обоснованное убеждение) о внешнем мире невозможно.Скептик внешнего мира — это декартовский скептик , если они апеллируют к скептическим гипотезам, чтобы показать, что мы ничего не можем знать (или по праву верить) о внешнем мире. Декартовский скептический аргумент часто представляется следующим образом: (1) Если вы знаете, что утверждение P внешнего мира истинно, то вы знаете, что скептическая гипотеза SH ложна. Но (2) вы не знаете, что SH ложно. Следовательно, (3) вы не знаете, что P.

    Ответы на декартовский скептический аргумент можно разделить на те, которые утверждают, что посылка 1 ошибочна, и те, которые утверждают, что посылка 2 ошибочна. Mooreans отвергает предпосылку 2, утверждая, что мы можем знать опровержения скептических гипотез путем компетентного вывода из наших обычных знаний о внешнем мире. Различные теоретики пытались поддержать точку зрения Мура по-разному (например, догматики, релайабилисты, ориентированные на знания и дизъюнктивисты). Теоретики относительных альтернатив утверждают, что скептические гипотезы не являются релевантными альтернативами нашим обычным знаниям. Многие теоретики соответствующих альтернатив отвергают принцип замыкания и, следовательно, предпосылку 2. Контекстуалисты утверждают, что условия истинности наших приписываний знания чувствительны к контексту, допуская, что в обычных контекстах приписывание «S знает, что P» может быть истинным, даже если в скептических контекстах приписывание «S» знает, что P ‘ложны.

    Некоторые философы утверждают, что существует прагматических причин с по , поддерживающих наши обычные убеждения, даже если они в некотором роде эпистемически ошибочны, согласно картезианским скептикам. Веридикалисты утверждали, что некоторые скептические гипотезы, такие как BIV или гипотеза симуляции, совместимы с истинностью наших обычных убеждений.

    13,7: Космос и культура: NPR

    Назвать кого-то «скептиком» можно как в похвалу, так и в осуждение.

    Слишком часто он выражает одобрение, когда целью скептицизма является утверждение, которое мы отвергаем, и неодобрение, когда целью является утверждение, которое мы дорожим.Я могу похвалить скептицизм по отношению к гомеопатической медицине, но пренебречь скептицизмом по отношению к эволюции человека. Кто-то с совершенно другим набором убеждений может похвалить скептицизм в отношении высадки на Луну, но презирать скептицизм в отношении существования Бога.

    Иногда, однако, скептицизм воспринимается как здоровое отношение к вере — характеристика, которую мы можем похвалить независимо от ее цели. Предполагается, что скептицизм отражает готовность задавать вопросы и сомневаться — ключевую характеристику научного мышления.Скептицизм побуждает нас критически относиться к свидетельствам; это допускает возможность того, что мы ошибаемся. Таким образом, кажется победой узнать, что курсы скептицизма могут уменьшить веру в паранормальные явления или, как сообщается в статье, готовящейся к выпуску в Science & Education , что обучение студентов критическому мышлению об истории может уменьшить веру в лженауку и прочее. необоснованные претензии.

    Но если зайти слишком далеко, скептицизм не достигает цели. Важно избегать ошибки веры в то, во что мы не должны верить, но также важно избегать ошибки неверия в то, во что мы должны.Если целью является обнаружение сигнала, а не просто отклонение шума, то образовательная победа потребует большего различения между обоснованными и необоснованными заявлениями, а не просто отклонение необоснованных. Этот момент иногда упускается из виду, когда превозносят скептицизм и скептическое мышление, делая упор на то, что мы отвергаем, а не на том, что мы поддерживаем.

    Важно сказать, что это не является критикой скептического движения или скептической философии, которые поддерживают более тонкие версии того, что влечет за собой скептицизм.Однако это критика того, как скептицизм (используемый в повседневной беседе) иногда воспринимается как добродетель. Добродетели, которых мы действительно должны отстаивать — и для которых скептицизм является лишь косвенным ориентиром — это то, что я назову отслеживанием истины и смирением .

    Отслеживание истины помогает понять все правильно: идентифицировать сигнал среди шума. Мы не хотим, чтобы нас обманул шум (например, о связи между вакцинами и аутизмом), но мы также не хотим упускать сигнал (о реальных преимуществах вакцинации).Отслеживание истины — это не (только) отказ от шума, а о различении сигнала от шума.

    Смирение — это признание возможности ошибки и, следовательно, предварительное (или «оспоримое») сохранение убеждений. Но признание неопределенности не означает, что все ставки отменены. Некоторые ставки по-прежнему намного лучше других. Например, вы не знаете, кто выиграет следующие скачки, но это не значит, что вы приписываете всем участникам равные вероятности. Точно так же мы можем количественно оценить неопределенность, приписывая степени уверенности различным утверждениям.Я мог бы подумать, что жизнь на других планетах маловероятна, и что экстрасенсорное восприятие маловероятно, но приписать более высокую вероятность первой, чем второй. Точно так же я мог бы подумать, что завтра дождь и эволюция человека весьма вероятны, но приписать второму гораздо более высокую вероятность, чем первому. Количественная оценка неопределенности позволяет нам придерживаться даже сильных убеждений с некоторой долей сомнений, одновременно признавая, что они гораздо более вероятны, чем альтернативы, которые мы отвергаем.

    Скептицизм — плохой пример следования за истиной и смирения.Это дает нам половину возможности отслеживать истину (отвергать шум) и дает нам некоторую долю смирения (вопросы и сомнения). Чего он нам не дает, так это сигнала со степенью веры или, что более амбициозно, истины в неопределенном мире. Мне это кажется более достойной целью.

    Таня Ломброзо — профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли. Она пишет о психологии, когнитивной науке и философии, время от времени делая набеги на воспитание детей и веганство. Вы можете быть в курсе того, что она думает, в Twitter: @TaniaLombrozo

    Что такое скептицизм — CFI

    Слово «скептицизм» происходит от древнегреческого skepsis, что означает «исследование.Таким образом, скептицизм — это не циничное неприятие новых идей, как гласит популярный стереотип, а, скорее, позиция как непредвзятого, так и критического взгляда.

    Древние скептики просто сомневались, что люди могут достичь определенных знаний, и предпочитали быть агностиками в отношении ряда понятий, которые, по их мнению, мы просто не усвоили надежно.

    Эта философская традиция в конечном итоге послужила основой для зарождения науки в 17 и 18 веках, и лучше всего это отражено советом Дэвида Юма о том, что мудрые люди соизмеряют свои убеждения с фактами.Или, как выразился Карл Саган много позже, экстраординарные утверждения требуют экстраординарных доказательств.

    Современное скептическое движение — это массовое явление, цель которого — помочь публике ориентироваться в сложных пограничных областях между смыслом и бессмыслицей, наукой и псевдонаукой.

    Скептицизм делает это посредством исследования предполагаемых экстраординарных явлений, внимательного развития критического мышления и честного отношения к интеллектуальному исследованию.

    Бремя скептицизма

    Ниже приводится выдержка из архива Skeptical Inquirer (т.12 Выпуск №1), где Карл Саган описывает скептицизм своими словами.

    Что такое скептицизм?

    Ничего особенного. Мы сталкиваемся с этим каждый день. Когда мы покупаем подержанную машину, если мы хоть немного мудры, мы проявим некоторые остаточные скептические силы — все, что нам оставило наше образование. Можно сказать: «Вот честный парень. Я просто возьму все, что он мне предложит.

    Или вы можете сказать: «Ну, я слышал, что иногда при продаже подержанного автомобиля случаются небольшие обманы, возможно, непреднамеренные со стороны продавца», и затем вы что-то делаете.Пинаешь шины, открываешь двери, заглядываешь под капот. (Вы можете пройти через движения, даже если не знаете, что должно быть под капотом, или можете привести с собой механически склонного друга.)

    Вы знаете, что требуется некоторый скептицизм, и понимаете, почему. Обидно, что вам, возможно, придется не соглашаться с продавцом подержанных автомобилей или задавать ему вопросы, на которые он не хочет отвечать. Покупка подержанного автомобиля предполагает хотя бы небольшую степень межличностного противостояния, и никто не утверждает, что это особенно приятно.Но для этого есть веская причина — потому что, если вы не проявляете некоторого минимального скептицизма, если у вас есть абсолютно неограниченная доверчивость, вероятно, вам придется заплатить некоторую цену позже. Тогда вы пожалеете, что не слишком рано проявили скептицизм. Это не то, что вам нужно пройти четыре года в аспирантуре, чтобы понять.

    Все это понимают. Проблема в том, что подержанный автомобиль — это одно, а телевизионная реклама или заявления президентов и партийных лидеров — другое.Мы скептически настроены в одних областях, но, к сожалению, в других нет.

    Скептики и отрицатели науки

    Публичное обсуждение научных тем, таких как глобальное потепление, сбивает с толку из-за неправильного употребления термина «скептик». В статье New York Times от 10 ноября 2014 г. сенатор Джеймс Инхоф неправильно назван «выдающимся скептиком изменения климата». Двумя днями позже Скотт Хорсли из Morning Edition NPR назвал его «одним из ведущих отрицателей изменения климата в Конгрессе». Это не эквивалентные утверждения.

    Есть опасения, что слова «скептик» и «отрицатель» были объединены. Правильный скептицизм способствует научному исследованию, критическому исследованию и использованию разума при рассмотрении спорных и экстраординарных утверждений.

    Это основа научного метода. С другой стороны, отрицание — это априорное отклонение идей без объективного рассмотрения.

    Как научные скептики, мы хорошо осведомлены о политических попытках подорвать климатологию со стороны тех, кто отрицает реальность, но не занимается научными исследованиями и не рассматривает доказательства того, что их глубоко укоренившиеся мнения ошибочны.

    Наиболее подходящим словом для описания поведения этих людей является «отрицание». Не все люди, называющие себя скептиками изменения климата, отрицают это.

    Скептики — это те, кто посвятил большую часть своей карьеры практике и продвижению научного скептицизма.

    CFI и скептицизм

    CFI стремится к научному скептицизму как части нашей основной миссии.

    Через нашу программу TIES CFI предоставляет учителям средних школ инструменты, необходимые для эффективного обучения детей эволюции.Наше видение состоит в том, чтобы создать поколение мыслителей, которые смотрят на мир природы через призму науки.

    Если вы нашли это определение полезным, вы можете помочь Центру расследований, разместив его в Facebook или Twitter.

    Скептика: действительно ли это плохо? — Бартлетт, Прингл и Вольф

    Мы все встречали людей, которых мы сочли бы «Дебби Даунер» или «Сомневающимся Томасом». Эти люди известны своим скептицизмом и сомнением почти во всем.Иногда с этими скептиками сложно работать, поскольку прогресс всегда вызывает сомнения, но действительно ли скептицизм — это плохо?

    Нет, быть скептиком — неплохая вещь, и здоровая доза профессионального скептицизма необходима в борьбе с мошенничеством, даже если кажется неестественным или неудобным скептически относиться к тем, кому мы привыкли доверять. По словам Карла Сагана, американского астронома и писателя, «скептическое рассмотрение — это средство … с помощью которого можно отделить глубокие мысли от глубокой чепухи.”

    Слово «скептический» определяется как «нелегко убедить»; есть сомнения или оговорки. Профессиональный скептицизм — основа профессии CPA; Однако профессиональный скептицизм важен не только для CPA. Члены правления, финансовые руководители и руководители организаций получат хорошую услугу, если увеличат их профессиональный скептицизм. Джон Маркс, автор недавнего официального документа под названием «Скептицизм: основное оружие в борьбе с мошенничеством», хорошо резюмировал его, написав: «Один из ключевых факторов — это то, что мы привыкли к людям.Мы даем людям преимущество сомнения вместо того, чтобы сбрасывать уровень скептицизма. Тот, кто заинтересован в мошенничестве, будет опираться на доверие ».

    Что мы можем сделать, чтобы повысить наш профессиональный скептицизм? Другими словами, можно ли научить скептицизму? Основываясь на академических исследованиях за последние 10 лет, профессиональный скептицизм был сведен к шести фундаментальным характеристикам: вопрошающий ум, непредвзятость суждений, поиск знаний, межличностное понимание, уверенность в себе и самоопределение.Более того, недавние исследования показывают, что профессиональному скептицизму действительно можно научить.

    Вот несколько шагов, которые могут предпринять все профессионалы бизнеса, чтобы повысить свой профессиональный скептицизм:

    1. Сыграйте роль независимого рецензента ваших собственных предположений. Профессиональный скептик постоянно бросает вызов убеждениям и оценкам риска, основанным на убеждениях. Критическая самооценка необходима, чтобы продемонстрировать другим, почему и как убеждения и оценки оправданы.
    2. Не поддавайтесь самоуспокоенности. Задайте вопрос, не придаете ли вы чрезмерное значение предыдущим оценкам рисков или дисконтируете доказательства, не соответствующие вашим ожиданиям.
    3. Будьте внимательны к давлению. Обратите особое внимание на необходимость сократить процедуры оценки рисков или сделать необоснованные предположения ради соблюдения установленных сроков.
    4. Разберитесь в источниках доказательств. Выявление и оценка аудиторских рисков с разных точек зрения с использованием нескольких источников доказательств.
    5. Помните об относительной надежности типов доказательств.В целом документация из внутренних документов — особенно тех, которые созданы вручную или не связаны с другими системами отчетности — менее надежна в качестве доказательства, чем документы, созданные из внешних источников, таких как банки или поставщики.

    Для помощи в определении областей, в которых ваша организация может усилить свой профессиональный скептицизм, или для планирования тренинга по профессиональному скептицизму для вашей организации, свяжитесь со мной по телефону (805) 963-7811 или [email protected]

    скептик.mtx

    skeptik.mtx Мифы скептицизма.

    20 марта 2002 г.

    Что такое скептик? Если вы спросите скептика, вы, вероятно, получите ответ, который включает в себя науку, приливы бессмыслицы и разоблачение паранормальных явлений. Если вы спросите уфолога или парапсихолог, вы наверняка услышите что-нибудь о негативном скептики и закрытые критики.

    В этой статье меня интересует, как скептики определяют себя, и точность этих определений.Скептики образуют субкультуру в западное общество, и, как и все культуры, у них есть свой основной набор верования и мифология. Меня интересуют именно эти мифы, как скептик.

    Культура скептиков не совсем ускользнула от внимания академики. Дэвид Гесс написал «Наука в новую эпоху» после того, как вернулся с полевых работ в Бразилии, где изучал духовных медиумов. В Парапсихологами Бразилии были скептики, которые использовали науку и рациональный запрос для изучения паранормальных явлений.Гесс был удивлен возвращением в США и обнаружите, что парапсихолог описывается как доверчивый верующих Комитетом научных исследований г. Заявления о паранормальных явлениях (CSICOP). 1

    Science in New Age , однако, имеет дело только с опубликованными труды национально организованных скептиков, особенно CSICOP. Более В последнее время Стефани Холл изучает скептиков в местных группах. Неудивительно, что она нашла некоторые отличия в подходе и сути. убеждения людей, которые присоединяются к местной группе, по сравнению с теми, кто пишет для Скептический исследователь . 2

    Когда вы читаете о скептицизме, описанном скептиками, два атрибута выделяются: защита рационализма и применение науки. Так вы можете встретить скептиков, описывающих как: Защита науки и разума от нарастающая волна иррациональности; защита неинформированной общественности, которая вводят в заблуждение и лишают их здоровья и тяжело заработанных денег бессовестные шарлатаны и аферисты; Применение научных метод « развенчания » утверждений лженауки и паранормальных явлений; А также, обращать холодный взор разума на примитивные суеверия и вздор.

    Наука занимает видное место в основных скептических убеждениях, но это особенно скептическое определение науки, которое встречается в большинстве их сочинения. Например, скептик может определить науку как: лучший метод получения объективных знаний; Или как самокорректирующийся система, которая применяет логические и эмпирические методы для проверки теорий природа против наблюдаемых данных. Скептик может обсудить научные метода и настаивают на том, что для того, чтобы быть « научной теорией », теория должна быть могут быть опровергнуты.Теории, которые нельзя опровергнуть, называемые ненаучными или псевдонауками, или относящиеся к вере системы.

    Эти определения воплощают в себе ряд предположений и мифов скептицизма. Мифы эпистемологии, философия науки, природа действительности и социология и психология людей, которые верят в паранормальные явления. или в утверждениях крайних научных интересов. Миф — это распространенное мнение или традиция который вырос вокруг чего-то или кого-то, воплощая идеи и институты сегмента общества.Мифы могут быть основаны на звуке принципов или содержат зерно истины, но они предназначены больше для передают традицию или веру.

    Цель этой статьи — « развенчать » некоторые из этих мифов с помощью указывая на слабость простых версий реальности, которые они описывать. Цель состоит в том, чтобы предоставить рекомендации для более сильных и надежных и применимые версии тех же воплощенных « идей и институтов » в первоначальном мифе. Самостоятельное обследование — это хорошо. Эта статья попытка исследовать некоторые предположения скептицизма.

    Мифы о науке и научном методе.

    Наука занимает центральное место в вопросах того, как мы узнаем то, что знаем и не знаю. Если, как скептики, мы обратимся к науке, чтобы понять природу, она важно, чтобы мы понимали сильные и слабые стороны наука. 3

    Миф № 1: Теории нельзя доказать, их можно только опровергнуть.

    \ corollary Если данные не соответствуют прогнозам, теория должна быть заброшенный.

    \ corollary Так мы приходим к истине.

    Это называется наивной фальсификацией. следствия — это распространенный среди скептиков миф, который следует отдыхать.

    Фальсификацию обычно приписывают философу Карлу. Поппер. 4 Поппер действительно уделял большое внимание фальсификация в его запрете на науку, но он не верил что именно так и работают ученые. Вместо этого Поппер предложил фальсификация как способ устранения ошибок. Некоторые теории мало что сказать, а уязвимость — это научная добродетель.Но, фальсификация это не последнее (и даже не первое) слово о том, что составляет хорошую теорию.

    Логическая основа фальсификации состоит в том, что теории имеют наблюдательный последствия — они предсказывают Данные. Если теория Т верна и делает предсказание D, то мы должны ожидать увидеть данные D. В противном случае Т ложно. Обратите внимание: предположение теории T из данные D, поскольку несколько теорий предсказывают одни и те же данные.

    Проблема с этой моделью в том, что теории никогда не проверяются на практике. изоляция.Скорее, они тестируются в пакетах, которые включают гипотеза, представляющая интерес, теории о том, как гипотеза отображается на реальную мира, и вспомогательные предположения (другие теории). Если D не наблюдается, исследователь логически оправдан в сохранении веры в T, предполагая, что отображение или вспомогательная гипотеза ошибочны. В история науки полна общепринятых теорий, которые потерпели неудачу или незначительно пройдены, начальные испытания. Ньютоновская физика, например, не удалось точно предсказать орбиту Сатурна.Сторонники Ньютона сначала предполагаемые орбитальные измерения были неточными (они были). Позже, когда орбитальные измерения улучшились, вспомогательная гипотеза в форма предполагаемой новой планеты. Этот вспомогательный гипотеза была проверена и признана верной в том, что считается одним из самые впечатляющие предсказания, когда-либо сделанные научной теорией.

    Однако ньютоновская физика провалила важное раннее предсказание. Это имели ясные, однозначные, наблюдательные последствия, и они не были наблюдаемый.При наивной фальсификации от него бы отказались. Очевидно, что это не так, но не потому, что он прошел все тесты или решил все нерешенные проблемы. Фактически, как указали Кун и другие Изначально ньютоновская физика предсказывала меньше, чем некоторые конкурирующие теории. 5

    Помимо отрицания теорий, которые мы принимаем как науку, наивное фальсификация принимала бы теории, которые, без сомнения, плохие наука. Например, мистик излагает свою теорию так: целостность в центре тишины.» Это его центральная теория, это лежит в основе его взгляда на мир. 6

    « Но, — возражаете вы, — теория не имеет следствий для наблюдения, и следовательно, не может быть опровергнуто. Это не научная теория. »

    « Вздор », — отвечает мистик. « Есть много наблюдательных последствия моей теории. Например, если тишина — это целостность в центре тишины, то весной распускаются цветы, пчелы собирают пыльцу, и недалекие скептики отвергают мою теорию.Как ты Я вижу, что все эти наблюдения верны, поэтому моя теория не опровергнута ».

    Что происходит сейчас? Поскольку любое утверждение может быть добавлено как наблюдательные последствия любого другого утверждения, должно быть больше хорошая теория, чем с наблюдательными последствиями. Некоторые предлагают теория должна иметь « сильные » наблюдательные последствия. То есть, ничто особенно не придает мистических последствий его центральному теория. Это, однако, предполагает, что наши взгляды на причинно-следственную связь, времена года и эволюция, верны.Короче говоря, мы применяем собственные вспомогательная гипотеза к мистической теории. Почему это оправдано он применяет свою собственную вспомогательную гипотезу к нашим теориям. В конце концов мы остаемся размахивать руками и кричать: « Но это не теория! » Что ж, это не так, но не потому, что это невозможно сфальсифицировать.

    Наконец, существует проблема с понятием сходимости к правильному теория через процесс исключения. У нас всегда есть только конечное число наблюдений, подтверждающих любую данную теорию.Ньютоновская механика может потенциально могут иметь бесконечное число наблюдательных последствий, но при в любой момент времени мы проверили только конечное число. В результате там потенциально бесконечное количество теорий, которые могут предсказывать одно и то же набор данных, и мы не можем исключить их все в конечном итоге время. 7 Поскольку \ infty — N по-прежнему бесконечность, мы не можем логически обосновать требуя конвергенции.

    Однако заметьте, что у хороших теорий есть большое количество наблюдательных последствия, и повторный успех укрепляет уверенность в теориях, в то время как повторная неудача подрывает поддержку.Однако очень мало « критические » тесты в истории науки. Безусловно лучшие тесты теории записываются, записываются в учебники и изучаются будущие практики. Но это создает ложное ощущение прогресса за счет критические испытания и устранение конкурирующих теорий. Реальность в том, что во время открытия, когда теория является новой, поддержка менее определенны, и результаты часто рассматриваются как менее убедительные современные критики.

    Миф № 2: Наука — это самокорректирующаяся система.

    \ corollary Неотъемлемой частью этой самокорректирующейся системы является процесс экспертной оценки.

    Открытый анализ со стороны критического сообщества — важная часть науки (возможно, самый важный), и экспертная оценка является важной частью этого процесс. Так что это не столько миф, сколько предупреждение не размещать слепая вера в экспертную оценку.

    Рассмотрим это исследование Майкла Махони. 8 Он подготовил две статьи, которые были идентичны в методология, но другая теория, подтверждающая результаты.Он разослали эти статьи на рецензирование рецензентам, ранее высказавшим поддержка любой теории, подтвержденной экспериментальными результатами, или теория, опровергнутая экспериментальными результатами.

    Махони обнаружил две вещи: во-первых, рецензенты с большей вероятностью отвергали статьи, которые не поддерживали теорию, которую они отдали. Во-вторых, рецензенты в среднем более критично относились к методологии в статьях, не поддерживают их предыдущие взгляды — даже если методологии идентичный.То есть рецензенты в исследовании Махони пришли к противоречивым выводам. теории к более высокому стандарту.

    К счастью, рецензируемые журналы — не единственное средство научные результаты. Обычная реакция на отклонение статьи — рассмотреть жалобы рецензентов, возможно, запустив дополнительные экспериментируйте и повторно отправьте новую статью. Если это не сработает, есть журналы второго уровня, отчеты конференций, главы книг, семинары, Ксерокс и, все чаще, веб-страницы. Некоторые из самых влиятельные научные статьи прошли несколько раундов отказы и доработка перед поиском издателя.

    При рецензировании также возникает вопрос о том, кто такие коллеги? Если журнал обзоров исследований НЛО коллегами-уфологами? Парапсихология журнал парапсихологов? Можно было бы возразить, основываясь на результаты, что для наилучшего критического обзора рецензенты должны быть решительная критика поддерживаемой теории. Это не было бы работоспособным система. Это было бы равносильно отказу от публикации до тех пор, пока не будет достигнут консенсус. достиг — удушающей практики, если она когда-либо была.

    Скорее, цель экспертной оценки — служить минимальным контролем качества, и чтобы отсеять наши ошибки и улучшить аргументы.Большинство экспертных обзоров эффективность, однако, наступает до того, как статья будет отправлена ​​на публикация. Ученые предвидят возражения и аргументы, пока планирование экспериментов, зная, что он будет изучен, формально и неофициально, своими сверстниками. Но экспертная оценка — не панацея аргумент для подтверждения позиции. По крайней мере, вы должны учитывать сообщество рецензентов.

    Миф № 3: Данные говорят сами за себя.

    Это взгляд на науку по принципу « только факты, мадам »; вера в то, что ученый бесстрастно ищет объективные данные и позволяет фишкам упасть где они могут.Фактически, некоторые обвинения в адрес науки из его более эксцентричных критиков состоит в том, что они не хотят просто «смотреть по моим данным.

    Проблема в том, что данные не говорят сами за себя, и опровергать это утверждение мясо и картошка философской школы, известной как когнитивная релятивизм. 9 Решаем, какие данные искать на основе теории, выбираем свой метод измерение основано на теории, и мы используем теорию, чтобы организовать и представить наши данные.

    Часто говорят, что увидеть — значит поверить, но поверить — тоже степень, видя.Найти что-то гораздо проще, если знать, куда смотрите, и хорошие теории помогают нам искать в нужном месте. 10 Кто, например, мог бы искать топ-кварк без теория говорит нам, что он должен быть там.

    Я хочу подчеркнуть, что, несмотря на утверждения некоторых когнитивных релятивистов, у нас есть надежная проверка теорий. Некоторые наблюдения более надежны или « похожи на факты », чем другие. Некоторые наблюдения хорошо полагаются устоявшиеся теории (например, оптика).Другие зависят от более слабых теорий (например, меры агрессии). Однако важно не выбросить ребенка с водой для ванны. Релятивизм следует рассматривать как меры предосторожности, чтобы не упустить наши собственные предубеждения, использовать лучшую цель методы, имеющиеся в нашем распоряжении, и знать, когда на наши данные распространяются интерпретация. 11

    Миф № 4: Необычная гипотеза требует необычных доказательств.

    Это миф, который, как гласит миф, не так уж и плох.Все сущее равное, более экстраординарное утверждение, утверждение, которое делает предсказания что противоречит устоявшимся теориям, требует лучшего свидетельство. Но, как правило, не все равно, и скептик подойдет. хорошо, чтобы лучше понять предположения, лежащие в основе этого лозунг. Теодор Шик написал об этом хорошую статью для Skeptic. я рассмотрит некоторые из его критических замечаний и добавлю один или два моих собственный. 12

    Самая большая проблема этого мифа в том, что он поддерживает консерватизм или сохраняя устоявшуюся теорию.Это и хорошо, и плохо. Мы должны сохраняйте то, что работает, пока не появится что-нибудь лучшее. Но, новый теории требуют времени, чтобы развиваться, проверяться, доказывать себя против старых теорий. Если ученые не будут изучать новые теории, и если финансирование не будет доступно для проведения экспериментов, новые теории будут не смогут собрать экстраординарные доказательства. Когда это произойдет, наука не может развиваться. Очевидно, что для когда конкурирующая теория достаточно многообещающая, чтобы требовать дальнейших исследований до того, как станут доступны чрезвычайные доказательства.

    Вот некоторые рекомендации, которые следует учитывать: объем теории или насколько данные, относящиеся к другой теории, которую объясняет новая теория; в плодотворность нового — сколько новых идей оно порождает; количество предположений для новой теории по сравнению со старой. Там склонность отдавать предпочтение теориям, дающим удивительные результаты, Есть также модные теории, привлекающие внимание исследователей, потому что они новы и интересны по сравнению с устоявшимися теориями.

    Наконец, какова цена, если мы ошибаемся? Если хорошо зарекомендовавший себя теория принимается на менее чем экстраординарных доказательствах какой вред приходят в виде перенаправленных исследовательских усилий или воздействия на общество.Если вред минимален, новая конкурирующая теория более эффективна. скорее всего будет рассмотрен.

    Шик резюмировал; миф не дает достаточного условия для достаточные доказательства. На практике обычно лучше не говорить « Чрезвычайные претензии требуют исключительных доказательств » в конкретных аргументы — это не свершившийся факт . Вместо этого спросите, какие доказательства истец имеет или предполагает, чего не хватает в представленных доказательствах и какие бы доказательства были более убедительными. Найдите время, чтобы объяснить какие хорошо установленные теории опровергаются.Это не всегда помогает, но обычно не больно.

    Миф № 5: Есть один универсальный научный метод.

    Часто делается ссылка на « Научный метод », как если бы один хорошо зарекомендовавший себя универсальный инструмент для решения проблем. Правда в том, что мы у нас нет хорошего описания того, чем на самом деле занимаются ученые, и мы даже близко к универсальным рецептам, какими они должны быть делает. Вместо универсального метода у нас есть коллекции техники, практические правила и методологии.Различные области наука по-разному акцентирует внимание на теории, а не на данных, контролируется эксперименты против наблюдений, предсказания против описания и т. д. на. Некоторые науки имеют теории настолько хорошо обоснованные, что исследователь оправдано отбрасывание экспериментальных результатов. Другие полагаются на статистические выборки и общие тенденции.

    Генри Бауэр обсуждает различные методы науки и то, как дисциплины различаются в зависимости от качества данных, области учеба, уровень зрелости и так далее.Он применяет модель открытого обзора, обмен выводами и фильтрация теорий, чтобы абстрагироваться от общая модель общего между науками. 13

    Другие предлагают практические правила для хороших и плохих теорий (например, Лауден, 1990; Китчер, 1982; и Шик, 1995). Но практические правила и открытый обзор не определяет алгоритм, гарантирующий успех. Вместо этого они являются частью методов ученого в разных дисциплинах. использовать для оценки теорий, исходя из критерия их индивидуального области обучения и трудности, с которыми они сталкиваются.

    Миф № 6: Наука — наш лучший метод получения знаний.

    Является ли наука нашим лучшим методом получения знаний? Ну, это зависит от какие знания вы пытаетесь получить. Обычно при вызове этот миф, у скептиков действительно есть какие-то конкретные научные или квазинаучные, знания в уме. Например, наука может быть применена к знанию того, передаются ли мысли паранормальными средствами. Таким образом, миф хорош, если тавтологичен — в области научный поиск, научные методы лучше всего.Но скептики часто занимаются тем, что называется сциентизмом или возвышением наука системе убеждений, отдавая ей приоритет во всех областях понимание или принятие науки только в интеллектуальных аргументах (отказ от искусства, политики, культуры, религии и т. д.), или сокращение или превращая все проблемы в научные. 14

    При этом скептики отклоняют утверждения, основанные на личном опыте, или от установленных норм или основанных на религиозных убеждениях. Это нормально, если обсуждаемое утверждение является научным, если область исследования находится в науки, или разумное расширение.Но часто скептики спорят с люди, которые не приняли арену науки, в результате чего два стороны, которые спорят друг с другом. Моя соседка может поверить, что видела призрак в детстве. Это личный важный опыт, который повлиял на ее жизнь. Я мог бы представить научные аргументы в пользу того, что может на самом деле произошло, возможно, чтобы объяснить, почему, несмотря на ее показания, я все еще скептически относится к призракам. Но кроме объяснения основы моей собственное убеждение (или неверие) в чем будет смысл? Людям, личному опыт может быть очень убедительным и служит эмпирическим доказательством использовать для оправдания убеждений.

    Кроме того, есть много важных практических проблем, которые затрагивают нас. каждый день, к которому предъявляются строгие, требовательные и особые требования науку трудно или невозможно применить. Наука может помочь сформировать проблемы, дайте ответы о влиянии политики и т. д. Но мы обычно оставляли принимать решения без полного знания.

    Обычно скептик вместо науки означает « рациональное исследование » или применение общепринятых причинно-следственных, логических, звуковых правил принципы рассуждения, навыки решения проблем и так далее.Но как Часто наш оппонент в дебатах отказывается от рационального исследования? Мы можем не согласны с применяемыми предположениями и теориями — настаивая они не рациональны, но обычно предположения и теории применяются с использованием обычных правил рационального исследования, которые во многом менее требовательны, чем научные.

    Мифы решения проблем и принятия решений.

    Скептики обычно более осведомлены об исследованиях, чем широкая публика. демонстрируя ошибочность человеческого мышления, решения проблем и памяти, Обычно они в меньшей степени осведомлены об исследованиях, показывающих те же рассуждения. проблемы среди ученых, и некоторые действуют так, как будто они сами каким-то образом невосприимчив к этим ограничениям.

    Миф № 7: Ученые умнее среднего и лучше среднего решатели проблем.

    \ corollary Ученые, занимающиеся « точными » науками, такими как физика умнее тех, кто занимается « мягкими » социальными науками.

    Недвижимость несколько иная. Ученые в первую очередь люди, и люди не очень хороши в принятии решений, когда даны сложные задачи — даже с обучением. Фактически, многие методы науки призваны лишить власти принятия решений люди и вместо этого используют объективные — если ограниченные — механические методы.

    Когда исследования интеллекта и решения проблем действительно используют ученых как у испытуемых результаты примерно такие же, как у населения в целом. В науке высокий интеллект встречается не чаще, чем в других поля. 15 Это неудивительно, поскольку для того, чтобы хороший инвестиционный банкир, врач, политик, машинист и так далее. Кроме того, наука не всегда хорошо оплачивается, а количество вакансий ограничено. так что можно утверждать, что разумнее не быть ученым.

    Махони и Кимпер обнаружили, что многие ученые не понимают основных принципы логики, лежащие в основе научного метода. 16 Махони и ДеМонбрен обнаружили, что ученые преимущественно используют подтверждающие стратегии. 17 В этом исследовании представители духовенства использовали опровергающие стратегии. чаще, чем ученый, хотя редко в обеих группах. Подумать о это на секунду. Согласно стандартной точке зрения Поппера, опровержение вот к чему должен стремиться ученый. По правилам рассуждений как мы их понимаем, опровержение — это мощная стратегия исключения гипотезы, которые неверны.И все же ученые не применяют это в логике. проблемы? 18

    Что касается жесткой и мягкой науки, это зависит от задаваемого вопроса. Lehman, Lempert & Nisbett обнаружили, что выпускник факультета психологии и медицины студенты лучше, чем студенты-химики и студенты-юристы, в задачах, которые проверены статистические и методологические рассуждения. 19 Это не удивительно. В целом экспертиза узкая; эксперт знает много о немного. Оказавшись вне сферы их компетенции, эксперты » производительность падает до нормальной.Многовариантные планы с использованием статистических рассуждения относятся к сфере компетенции психолога. Такой результаты также объясняют, почему психологи гораздо реже верят в ESP по сравнению с профессорами других колледжей. 20

    Миф № 8: Люди могут не быть идеальными в рассуждении, но могут обучаться их использованию. формальных методов рассуждения, и особенно знания науки улучшают это рассуждение.

    Есть много демонстраций того, что даже когда эксперт обладают знаниями предметной области, они не всегда применяют их в повседневных рассуждениях, или даже во всех профессиональных условиях, где это применимо.Например, врачи не принимают во внимание исходный уровень, когда постановка диагноза. 21 Неудивительно, что большинство людей тоже этого не делают. 22

    Кроме того, простые методы статистической диагностики превосходят людей в медицинская и психиатрическая диагностика; 23 Статистики переоценивают вероятность результата, основываясь на на небольшом образце, задерживающемся в большом образце; 24 И многие другие, показывающие иллюзорную корреляцию из-за подтверждающая предвзятость и т. д. 25

    Короче говоря, наука работает вопреки людям, а не благодаря им. Оно работает из-за открытого обзора (для выявления ошибок) с упором на простые формальные методы — не как замена неформальным методам, а как дополнение к ним. Наука изучает сложные проблемы, и есть когнитивные ограничения того, что могут делать люди (даже ученые).

    Миф № 9: Скептицизм делает человека менее уязвимым для логических ошибок или нелогичности.

    Любой, кто читает sci.скептик или другие онлайн-форумы быстро избавляют себя от этой веры. Есть много « горячих кнопок » такие вопросы, как глобальное потепление, население, экономические системы, атеизм против агностицизма и т. д., которые приводят к кажущимся бессмысленным спорам далеко удалено из данных. Многие вопросы являются сложными, и данные подлежат к интерпретации. Мое собственное неофициальное наблюдение состоит в том, что скептики, как скептик, не более рациональны, чем средний человек. Но многие скептики (особенно те, кто онлайн) — ученые, и у них есть экспертиза в определенных областях.Из этого не следует (см. Выше), что их знания и навыки рассуждений лучше, чем у типичного эксперта в то же поле. Скептики также являются экспертами-любителями в самых разных областях. претензий, и поэтому у вас есть конкретные знания в предметной области, чтобы внести свой вклад.

    Иногда вы найдете людей, которые утверждают, что они более рациональны, потому что они чистые и простые скептики. Например, у нас когда-то был член ISUNY (пытливые скептики Верхнего Нью-Йорка), который примерно так же скептически настроены. Он атеист и считает, что нельзя быть настоящим скептиком, но не атеистом (см. ниже).Он скажет истории о вызове двойника лозоискателя или о том, что отводить воду нечего его подвал. Он посещал уроки местного колледжа, чтобы побеспокоить инструкторы. Он и его жена пришли на нашу вторую встречу в значки « скептик номер один » и « скептик номер два ». Он также считает, что холокост — это миф, созданный сионистским заговором, и увековечены государством Израиль с целью вымогательства денег от правительства Германии. В конце концов, он был совершенно ISUNY — я думаю, мы были недостаточно скептически настроен для него.

    Мифы о системах верований.

    Скептики часто высказывают мнение о тех, кто « верит ». Как точны, насколько научны эти мнения?

    Миф № 10: Верующие в паранормальные явления думают примитивно, по-детски, ошибочные и неосведомленные способы.

    Люди, которые придерживаются паранормальных или неэмпирических убеждений, я просто выражающие культурные, личные или духовные взгляды, и не более того. Это не значит, что они менее умны, более примитивны, ребячливы или иррационально.Они способны применять рациональные и умные мысли о самых разных повседневных ситуациях — когда это важно, и без сомнения, сделайте это, не задумываясь.

    Личные, донаучные верования могут быть ближе к народным теориям в том смысле, что они используют правила симпатической магии, наивные эмпиризм и народная психология, но отношение, выраженное этим мифы упрощены, антагонистичны и снисходительны. В лучшем случае это плохая наука, в худшем случае это провал для провозглашенной цели скептики — просвещать и информировать общественность.

    Наконец, системы убеждений, кто во что верит и как соотносятся убеждения. с уровнем интеллекта или образования могут и были изучены эмпирически. Результаты неубедительны — есть умные и хорошо образованные верующие и менее умные и необразованные атеисты. В США, например, быстрый рост альтернативных медицина — это во многом феномен хорошо образованного среднего класса. 26

    Миф № 11: Верующие в паранормальные явления не хотят сдаваться их удобная система убеждений.Боятся мыслить самостоятельно и нуждаются в одеяле безопасности, которое обеспечивают все такие системы убеждений.

    \ следствие Промоутеры паранормальных явлений манипулятивные и неэтичные шарлатаны. Эти тупицы берут преимущество у людей « потребности верить », чтобы лишить их денег и здоровье.

    Эти мифы подозрительны. Что такого утешительного в вере в вечное проклятие за неэтичное поведение? Что утешает в религия, поощряющая самопожертвование ради блага других? Как экологические убеждения « Нью Эйдж » служат одеялом безопасности? К напротив, слепая вера в способность науки и техники Решить все проблемы может удобное защитное одеяло.

    Кроме того, хотя это может быть правдой в отношении некоторых сторонников паранормальных явлений, в нем только для прибыли, это никоим образом не точная характеристика например, мануальных терапевтов или натуропатов. Многие практикующие и пропагандисты альтернативной медицины или духовных убеждений разыгрывают беспокойства и сострадания.

    Миф № 12: Непринятие результатов науки или общего склонность верить в паранормальные или второстепенные утверждения — признак интеллектуальной слабости, психического заболевания или небрежного мышления.

    Если вы хотите, чтобы люди принимали научный метод при оценке претензий, вы должны понять, почему они придерживаются своих убеждений в первую очередь место. Например, Тейлор, Ева и Харролд нашли доказательства двух разные причины для веры среди креационистов и последователей Нью Эйдж. Последнее связано с отказом от традиционной религии и наука. То есть неприятие властей. Как ученые-скептики, гуманисты и агностики, которые также иногда отвергают традиционные власти — можем ли мы сделать паузу и спросить себя, в какой момент отказ авторитета становится патологией? 27

    Что касается психического здоровья верующих, в последнее время многое было сделано. Фэнтезийная склонная личность (FPP) как « объяснение » инопланетянина похищения. 28 Проблема в том, что данные нечеткие и интерпретация подозреваемого. Спанос и др., Например, обнаружили, что среди НЛО похищают тех, кто соответствует критерию ГЛП, рассказали ярче истории. Однако показатель FPP среди похищенных был не выше среди населения в целом. 29 Однако это не помешало некоторым продвигать FPP как всеобъемлющее объяснение этого сложного социально-психологического явления. 30

    Мифы о скептиках.

    Наконец, есть мифы, которые скептики придерживаются о самих себе, о том, что они верят, и что делают или должны делать скептики.

    Миф № 13: Просто покажите мне данные, и я поверю.

    Проблема с этим в том, что скептикам очень часто « показывают данные » и очень часто не верю этому. Вместо этого они распаковывают исследования и ищите ошибки. Это называется хорошей наукой. Когда результат противоречит принятой теории или фундаментальному предположению естествознание хороший исследователь, хороший скептик даст ему больше чем пристальное внимание.

    Например, результаты PEAR или auto-ganzfield на любом отрезке воображение необыкновенное свидетельство.Это большие мета-исследования включающий сотни отдельных экспериментов. Они « доказательство » пси-эффектов для скептиков и всех остальных. я прочитал эти исследования и по-прежнему не убеждены. Однако меня убедит тот же уровень данных для множества других эффектов. Каким образом PEAR не выполнила своего бремени доказывания? 31 Я по-прежнему не убежден из-за что я считаю процедурными и статистическими проблемами с мета-исследования, или совокупность экспериментов, составляющих мета-исследования.Я также остаюсь неубедительным, потому что не вижу, что вера дала бы мне? Какая теория движет верой в пси? Как поможет ли это собрать воедино другие данные или сгенерировать новые идеи? Какие явления (помимо этих метаисследований) можно было бы объяснить пси-гипотеза?

    Предыдущие убеждения влияют на наше принятие данных, и это можно оспорить. что скептики, такие как Гарднер, Класс и Никелл, являются хорошими скептиками из-за своих прежних убеждений. Они знают, что расследование что есть прозаическое объяснение, и полны решимости его найти.Что случилось с этим? Что ж, это может (и в некоторых случаях приводило) к неверные или преждевременные выводы. 32 Это тоже мало помогает репутация скептицизма, когда исследователь ложно указывает, и очевидно, так, провозглашая нейтралитет. Почему бы просто не быть честным и не сказать: « Я не верю в это. Меня можно убедить, но я не думаю это произойдет, потому что по моему опыту, мир не работает туда ».

    Миф № 14: Скептик также должен быть атеистом или, по крайней мере, агностиком, поскольку вера в божество несовместима с истинно скептическим умом.

    Мы в ISUNY много слышим об этом, и, судя по тому, что я слышал, мы не одиноки. Во-первых, честно говоря, многие скептики, называющие себя агностик. 33 Но не все или даже большинство членов местные скептические группы агностики, и существует очень сильная обязательство со стороны местных групп не исключать и не отчуждать религиозные люди. 34

    Что касается того, является ли атеист необходимым предшественником того, чтобы быть атеистом? истинный скептик, я уже приводил один встречный пример ( скептический атеист, который также является ревизионистом холокоста).Так ясно, атеист не делает человека хорошим скептиком, зачем быть хорошим скептиком делает человека атеистом? Есть множество отношение и мнения по вопросам личной веры, выраженные в скептическое сообщество. Есть также множество способов, которыми люди примирить свою веру с наукой, обществом и политикой. Мы не должны больше ожидают, что скептики будут атеистами, чем республиканцы, либертарианцы или какой бы ни была ваша любимая « рациональная » политическая позиция.

    Мы также не должны недооценивать теизм как мотиватор скептическое отношение.Бейнбридж и Старк, например, нашли сильную склонность фундаменталистов отвергать оккультизм и лженауку верования. 35 И утверждения Майка Вернке о том, что он сатанинский культ были « развенчаны » Гертенштейном и Троттом за Журнал Cornerstone — евангелическое издание. 36 Основные религии также естественные союзники скептиков в противодействии попыткам креационистов преподавать свою религию в классе естественных наук.

    Кроме того, вопросы богов и деймонов не касаются группы скептиков по веским практическим причинам.И есть ничего более разочаровывающего для тех, кто усердно работает над созданием местного группа скептиков, чем атеисты приходят и прогоняют участников, пытаясь преобразовать их.

    Миф № 15: Быть хорошим скептиком — значит быть разоблачителем.

    Некоторые люди действительно хотят развенчать. Почему? Я могу понять желание « защитить » людей от шарлатанов, но эта характеристика верующих и пропагандистов паранормальных явлений, я подозреваю. Это также очень агрессивный подход к скептицизму, очень конфронтационный и доставляющий неудобства многим людям.(И, возможно, одна из причин, по которой скептиков так мало женщин организаций.)

    Если есть веские доказательства мошенничества, есть правоохранительные и регулирующие органы, чтобы справиться с этим. Если они не делают свою работу ваше удовлетворение, есть правительство, открытое для лоббирования и выборов. Скептические организации могут продвигать науку и рационализм в самых разных сферах. способов, не требующих личных усилий по опровержению.

    Миф № 16: Скептики защищают науку и разум от прилива иррациональности.

    \ corollary Набирает обороты иррациональность.

    Это одно из моих любимых. Это почти в каждом сборе средств CSICOP запросов, он повторяется в Skeptical Inquirer и воспринимается как нечто вроде вопроса Вера. И вера — это то, что есть, потому что пока я не могу найти доказательств увеличения иррациональности или суеверий. В следующий раз кто-нибудь упоминает этот « прилив », спросите его или ее, когда иррациональность была в это низкая точка и какая жизнь была в те безмятежные дни.Или спросите как они измеряют иррациональность и ее рост. Даже опросы опубликованные на протяжении многих лет в { Skeptical Inquirer , указывают, самое большее, смещение акцента как одна вера заменяет другую в народном воображении.

    В целом я подозреваю, что иррациональность, вера и доверчивость недопустимы. примерно на том же уровне, что и всегда, просто распределены в различные пути. Я также подозреваю, что термины, использованные для описания убеждения других больше связаны с тем, насколько новое, а не установленное, вера в обществе.Когда скептики атакуют New Age qua New Возраст, у меня всегда было неприятное ощущение, что верования Нью Эйдж выделяются. Кто-нибудь делает проверяемое заявление? Хорошо, протестируй. Кто-то исповедует веру в единство жизни? Пусть они ладят свою жизнь, и найдите себе другое хобби.

    Где мы сейчас?

    Где мы? Что такое скептицизм и что такое наука? я надеюсь Я убедил вас, что это не то, что было охарактеризовано в дебюте. описания.Но было бы неплохо дать некоторые определения на их месте. Некоторое описание мы можем предложить нашим бабушкам и дедушкам, когда они спрашивают о нашем хобби.

    Лично я бы описал скептицизм так:

    Скептики пытаются понять цели, методы, ценности и утверждения системы убеждений. Они применяют критические методы рассуждения, в том числе но не ограничиваясь методами науки, паранормальным явлениям; к крайняя наука; и к модам общества. Они также исследуют те утверждения из основной науки, которые наиболее подвержены предвзятость исследователя, и которые влияют или зависят от взглядов общество в целом.

    Скептики способствуют пониманию науки — как ее методов, так и выводы. Но что еще более важно, они продвигают идею, что формальные и критические методы рассуждения могут быть плодотворно применены к широкий спектр явлений и может внести положительный вклад в общественные дебаты. С точки зрения скептика более важно, чтобы аргумент должен быть хорошо аргументирован, а утверждения критически оценены, тогда что выводы и убеждения людей согласуются с этим скептиков, науки или общества.

    Я думаю, что эту точку зрения разделяют многие читатели Skeptical Inquirer и Skeptic, хотя может и не большинство. Это также точка зрения, с которой, вероятно, согласятся многие неорганизованные скептики.

    Наука по-прежнему занимает центральное место в этом описании, и это было упрощенное взгляд на науку и научный метод, что я тратил больше времени разоблачение. Что его заменяет? Определение, которое соответствовало бы то, что часто называют прагматической школой философии, может введите что-то вроде:

    Наука — это применение формальных и неформальных методов рассуждения понимать и предсказывать естественные и искусственные миры, в которых люди живут.Центральное место в науке занимает вера в то, что мир природы заказал; что это можно понять; и это можно объяснить через естественных процессов, не прибегая к особым причинам, или вмешательства сверхъестественного. Наука также ставит очень высокие приоритет в том, что можно наблюдать и измерять. Теории наука должна быть плодотворной, всеобъемлющей, простой и, насколько это возможно, прошли независимые испытания.

    Однако наука — это прежде всего деятельность человека. Как таковой, его методы и выводы подлежат психологическому, социологические, исторические, религиозные и политические допущения отдельные и коллективные ученые.Это не отменяет наука или ее выводы, но это означает, что ученый должен применять те же формальные методы к их собственным рассуждениям, которые они применяют к объект исследования. Ученые-этики обязаны сделать так, чтобы их собственные предубеждения, известные при запросе исследовательской поддержки, и когда объявляя выводы этого исследования.

    Это соответствует моему собственному взгляду на науку. Это вид подразумевается во многих посткуновских работах по истории и философии наука.Я не утверждаю, что все философы или историки науки согласен с этим. Вы больше не можете заставить группу философов договориться о что такое наука, тогда вы можете убедить группу ученых договориться о том, что наука есть.

    Однако эти отрывки гораздо менее надежны, чем те, которые они заменяют. Откровенно говоря, они в некотором роде менее удовлетворительны. Мне кажется что скептики и ученые, как и все остальные, хотели бы иметь некоторая уверенность в своих взглядах на мир. Они хотят какую-то область, в которой они могут схватить и найти утешение, и в какой-то степени то, что я сделал, некоторые из них, или, по крайней мере, показать, что картина не так ясна, как вы могли предположить.

    Однако я считаю, что в конечном итоге эти определения лучше. Вопросы, поднятые релятивистом, хороши. Я не согласен с их ответ, но наука и общество не так просты, как взгляд выражается критиками релятивизма. Вряд ли будет простой и эффективный способ узнать правдивость любого заявления, но у нас есть множество критериев, которые нужно применить, и набор простых и сложные инструменты, которые могут помочь нам оценивать претензии. Мы должны их использовать.

    1 Гесс, D. Наука в новую эпоху: паранормальное явление, его защитники и Разоблачители и американская культура, , Университет Висконсина, 1993.

    2 Холл, Стефани, « Фольклор и рост умеренности Среди организованных скептиков », Новые направления фольклора, , грядет, январь 2000 г.

    3 Со времени моего первоначального выступления журнал Skeptic опубликовала отличную статью Уильяма МакКомаса « Мифы науки » Skeptic , 5 (2), 888-95, 1997.МакКомас больше занимается вводящее в заблуждение упрощение науки, используемое в образовании, в то время как я занимаюсь больше с философской основой науки.

    4 Например, Поппер К., Логика научной открытие , 1959.

    5 Кун, Т. Структура научных революций , Издательство Чикагского университета, 1976; Лауден Л. Наука и Релятивизм: некоторые ключевые противоречия в философии науки , Издательство Чикагского университета, 1990; Китчер, П. Злоупотребление наукой: Дело против креационизма , MIT Press, стр. 42-50, 1986.

    6 Пример взят из Китчера, 1986.

    7 Я оставляю это читателю в качестве упражнения.

    8 Махони, М.Дж., Публикационные предубеждения: экспериментальное исследование подтверждающей предвзятости в система рецензирования. Когнитивная терапия и исследования , 1, 1977, С. 161—175.

    9 Вместо этого часто используется термин постмодернист. когнитивного релятивиста.Постмодернист может опираться на теории В когнитивном релятивизме это не одно и то же. В частности, взгляды постмодернизма больше опираются на литературные и художественные движения, в то время как когнитивные релятивисты — философы науки и, вероятно, как озадаченный постмодернизмом, как и все мы.

    10 Вспоминается пьяница, потерявший ключи у лестничной клетки продолжает искать их под уличным фонарем « Потому что здесь свет лучше ».

    11 См., Например, Faust, D. Пределы Scientific Reasoning , University of Minnesota Press, 1984 для одного пример того, как знание когнитивных ограничений может ведут к более объективной науке, и Kitcher, P. The Advancement наук: наука без легенд, объективность без иллюзий , Oxford University Press, 1993 за реалистичное построение науки который включает более сильные аргументы когнитивного релятивизма.

    12 Шик, Т. младший, Требуют ли чрезвычайные претензии Необычайные доказательства? Переоценка классической аксиомы скептика, Skeptic , 3 (2), 1995, стр.30-33.

    13 Бауэр, Генри Научная грамотность и миф о научном методе , University of Illinois Press, год = 1994

    14 См. Запись для сциентизма в The Oxford Companion to Philosophy , Honderich, T., ed., Oxford University Press, 1995.

    15 Роу, А., Работа ученого , Додд, Мид, Нью-Йорк, 1953 год.

    16 Махони, М.Дж. и Кимпер, Т.П., От этики к логике: А опрос ученых. В книге «Ученый как субъект » М.Дж. Махони. Баллинджер, Кембридж, Массачусетс, 1976.

    17 Махони, M.J. и DeMonbreun, B.G., Психология ученого: анализ предвзятости при решении проблем. Когнитивная терапия и исследования , 1, 1977, стр. 229-238.

    18 На самом деле существует долгое изучение литературы. неспособность людей решать логические задачи, связанные с опровержением. А обзор большей части этого исследования можно найти в Johnson-Laird, P.Н. и Вейсон, P.C., eds., Thinking: Readings in Cognitive Science , Кембридж University Press, 1983.

    19 Леман, Д.Р., Лемперт, Р.О. И Нисбетт Р.Э. Эффекты аспирантуры по рассуждению: формальная дисциплина и мышление о повседневных событиях. Американский психолог , 43, 1988, С. 431-442.

    20 Вагнер М.В. и Моне М. Отношение профессоров колледжей К экстрасенсорному восприятию, Zetetic Scholar , 5, 1979, стр.7-16. Паджетт В.Р., Бенасси В.А. И Зингер, Б., Вера в ESP среди психологов. В Frazier, K. (ed.), Paranormal Borderlands of Science , 1981, стр. 66-67.

    21 Meehl, P.E. И Розен, А. Антецедент вероятность и эффективность психометрических признаков, закономерностей, или сокращение счёта. Психологический бюллетень , 52, 1955, С. 194—216.

    22 Гилович, С. 106—111. Паулос, Дж. А., Здоровье Статистика может быть плохой для нашего психического здоровья, скептически Inquirer , 20 (1), 1996, стр.41-44.

    23 Meehl, P.E., Клиническое и статистическое предсказание: теоретический анализ и обзор доказательств., Миннеаполис, Университет Миннесота Пресс, 1954.

    24 Тверски А. и Канеман Д. Вера в закон небольшого числа. Психологический бюллетень , 76, С. 105-110, 1971.

    25 Например, Chapman, L.J. & Chapman, J.P. Генезис популярных, но ошибочных психодиагностические наблюдения. Журнал аномалий Психология , 72, 193-204, 1967.Чепмен Дж. П. Иллюзорный корреляция как препятствие для использования достоверных психодиагностических знаки. Журнал аномальной психологии , 74, 271-280, 1969. Mitroff, I. Субъективная сторона науки , Амстердам, Издательство Elsevier Scientific Publishing, 1974.

    26 см. Hess, D. Оценка альтернативных методов лечения рака: Руководство по науке и политике в новой области медицины , Издательство Университета Рутгерса, 1999.

    27 Тейлор, Дж.Х., Ева, Р.А. И Харролд, Ф. Б., Почему креационисты не ходят на ярмарки экстрасенсов: Дифференциальные источники псевдонаучных убеждений, Скептический Справочник , 19 (6), 1995.

    28 Бейкер, Роберт А. 1987-1988. Пришельцы среди нас: Возвращение к гипнотической регрессии. Skeptical Inquirer 12 (2) (Зима): С. 147-162. Уилсон, Шерил К. и Теодор X. Барбер. 1983 г. склонная к фантазиям личность: последствия для понимания образов, гипноз и парапсихологические явления. В образах, современная теория, Исследования и применение, под ред.Анис А. Шейх, Нью-Йорк: Wiley, С. 340-390.

    29 Спанос, Николас П., Патрисия А. Кросс, Кирби Диксон и Сьюзен К. ДюБрей. 1993. Близкие встречи: Изучение переживаний НЛО. Журнал аномальной психологии 102 (4): 624-632.

    30 Никель, Джо., 1986, Исследование фэнтезийной проницательности в Тринадцать случаев предполагаемой встречи с похищением Джона Мака, Skeptical Inquirer, 20 (3). Это исследование страдает от массового отбора эффекты как в исследуемой популяции, так и при применении FPP критерий.Это также допускает логическую ошибку обратного следования. В лучшем случае это наводящее на размышления наблюдение, но оно так расходится с лучшими В контролируемых исследованиях маловероятно, что оно может пройти экспертную оценку.

    31 Рабин и Нельсон, Основы физики , 19 (12), 1989. Бем и Хонортон, Психологический бюллетень , 115 (1), 1994.

    32 Камманн, Ричард., Истина Не верящие: эффект Марса сводит скептиков к иррациональности (Часть I и II), Zetetic Scholar , 10, pp.50-62, декабрь 1982 г. Хроники один случай в начале истории CSICOP.

    33 Опрос, проведенный журналом Skeptic , показал, что 31% их читателей исповедовали сильный атеизм, 18,5% — слабый атеизм, и 21,3% агностицизм. Тем не менее, это очень самостоятельный выбор. образец. То есть эти люди — самоидентифицированные скептики, читающие гуманистический журнал.

    34 Это мнение было почти единодушным на собрание лидеров скептиков Восточного побережья в Буффало.Эмоции усилились во время обсуждения, как неоднократно подчеркивалось присутствующим гуманист, что скептики не гуманисты и не занимают вопросы веры. Ребекка Лонг из скептиков Джорджии обнаружила, что трое из 109 участников считали гуманизм и скептицизм то же самое.

    35 Бейнбридж, У.С. И Старк Р. Суеверия: старые и New., In Frazier, K., Paranormal Borderlands of Science , Прометей, Буффало, штат Нью-Йорк, 1981.

    36 Гертенштейн, М.& Тротт, Дж., Продажа сатаны: трагическая история Майка Вернке , Cornerstone Press, Чикаго, Иллинойс. 1993 г.

    Скептицизм и концепции: может ли скептик мыслить?

    Страница из

    НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 24 августа 2021 г.

    Глава:
    (п.140) 6 Скептицизм и концепции: может ли мыслить скептик?
    Источник:
    Вера и правда
    Автор (ы):

    Катя Мария Фогт

    Издатель:
    Oxford University Press

    DOI: 10.1093 / acprof: oso / 97801999168183 утверждал, что среди древних антискептических возражений одно обвинение выделяется как особенно осуждающее для скептической философии: без формирования убеждений скептик не может думать .В частности, обвинение гласит, что концептуальное мышление включает в себя представление о вещах определенным образом, то есть в нем есть то, чего, по словам скептиков, они не придерживаются. Это обвинение недостаточно изучено, и Секст почти скрывает его, возможно, прекрасно понимая, что на него особенно трудно ответить. Конечно, если скептик не может думать, что скептик не может исследовать, а это значит, что скептик не скептик. Я утверждаю, что PH 2 и M 8 предлагают разные стратегии, и что PH 2 успешно предлагает ответ — ответ, который также объясняет важный отрывок в PH 1, согласно которому скептик может воспринимать и думать, руководствуясь природой (1). .23–4).

    Ключевые слова: исследование, концепции, верования, скептицизм, относительная хронология сочинений Секста, мысли, предубеждения

    Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

    Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

    Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

    Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

    Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *