Дисморфомания: основные проявления, лечение | Компетентно о здоровье на iLive

Явное недовольство своей внешностью, особенно если на то есть определенные причины, еще не говорит о психическом расстройстве, именуемом дисморфоманией. Даже о развитии дисморфофобии есть смысл говорить лишь тогда, когда идея физического недостатка становится постоянной и превалирующей. При этом наблюдаются определенные отклонения в поведении подростка: он избегает незнакомых компаний и развлекательных мероприятий в кругу сверстников, вопреки своему интересу отказывается от публичных выступлений, хотя в кругу друзей и знакомых чувствует себя вполне в «своей тарелке».

На развитие дисморфомании указывает триада показательных симптомов:

  • Навязчивая убежденность в наличии физического недостатка. При этом почвой для нее может послужить как некий незначительный дефект внешности, так и отсутствие такового, или же в качестве физического недостатка выступает наиболее привлекательная черта (чаще всего шикарная грудь у девочки или большой размер полового члена у мальчика, привлекающие посторонние взгляды).

Идея физического недостатка при дисморфомании затмевает собой все другие мысли и определяет поступки больного.

  • Идея отношения, основанная на убежденности, что окружающие обращают внимание лишь на физический недостаток пациента, и их отношение к нему строится именно на осуждении и неприязни.
  • Депрессивное настроение. Пациент постоянно находится в угнетенном состоянии, поглощенный мыслями о своем «уродстве» и способах его исправления.

Убежденность в своей физической непривлекательности вследствие некоторых особенностей организма может развиваться по нескольким направлениям:

  • Недовольство своей внешностью в целом
  • Неудовлетворенность некоторыми чертами лица или особенностями фигуры
  • Преувеличение физического недостатка (его внешнего вида и значимости)
  • Идея о наличии воображаемого дефекта внешности
  • Болезненные мысли о том, что организм пациента склонен распространять неприятные запахи, такие как запах пота или мочи, запах изо рта в связи с болезнью или порчей зубов и т.п.

Все эти моменты свойственны и для дисморфофобии, но переживания сопровождаются критикой со стороны пациента по поводу болезненных мыслей, при том, что преодолеть свои страхи самостоятельно человек зачастую не в силах. Мысли о физическом недостатке являются важным, но не решающим моментом в жизни и поступках подростка, он не погружается в переживания целиком, лишая себя радостей жизни.

При дисморфофобии все эти моменты переживаются намного глубже, поглощая собой все мысли и желания человека. Навязчивая идея приобретает характер бреда при отсутствии критики со стороны больного. Темы болезненных переживаний в течение болезни могут оставаться неизменными, или переходить от одной идеи к другой по мере развития патологического процесса (сначала пациенту кажется, что у него узкие губы, затем он забрасывает эту идеи и начинает беспокоиться о запахе тела, «торчащих» ушах и т.п.).

К идее физического недостатка присоединяется идея о том, чтобы исправить его любыми средствами. При этом в беседе с психиатром такие пациенты старательно скрывают и мысли о физическом уродстве, и желание его исправить, зато они с удовольствием делятся своими идеями и пожеланиями с косметологом и хирургом.

Проявляя удивительную изобретательность и настойчивость, досморфоманам часто удается убедить в своем физическом недостатке и других. Добившись согласия на операцию со стороны родителей и врачей, они все равно не успокаиваются. Исправив один «дефект», они обязательно обнаружат другой и будут активно добиваться его исправления.

Нередки случаи, когда дисморфоманы пытаются исправить свои «недостатки» самостоятельно, садясь на жесткие диеты, придумывая схемы изматывающих физических упражнений и даже нанося себе увечья (подрезают уши и нос, спиливают выпирающие зубы и т.д.). Если же «страшный дефект» им исправить не удается, они склонны отважиться на суицид.

Синдром дисморфомании может иметь постепенное развитие или возникнуть внезапно. Первыми признаками возможного психического расстройства наряду с вышеописанными симптомами можно считать:

  • Ограничение контактов с людьми, которые, по мнению пациента, относятся с неприязнью к его внешности и имеющимся в ней дефектам.
  • Изменение прически с целью скрыть с ее помощью имеющиеся на голове дефекты.
  • Замкнутость в общении с близкими людьми, нежелание обсуждать вопросы внешности.
  •  Ношение одежды бесформенной свободной или слишком обтягивающей одежды якобы для того, чтобы скрыть недостатки фигуры.
  • Повышенное стремление к уходу за телом (очень частое бритье и коррекция бровей, беспричинное прибегание к помощи косметики).
  • Частое ощупывание участка тела, на котором, по мнению больного, имеется физический недостаток.
  • Навязчивое желание сесть на диету или заниматься физическими упражнениями без упора на саморазвитие.
  • Отказ от прогулок при дневном свете.
  • Нежелание участвовать в общественных мероприятиях.
  • Употребление лекарств без назначения врача и видимой на то причины.
  • Повышенная тревожность, раздражительность.
  • Проблемы с учебой, ухудшение внимания.
  • Зацикленность на своих мыслях и переживаниях.
  • Мысли о том, что другие к ним плохо относятся в связи с определенным физическим недостатком, которыми пациент может поделиться с близкими.
  • Холодное отношение к близким людям.
  • Неадекватная реакция на беды и радости других вследствие сосредоточенности на своих переживаниях.

Но основными признаками, помогающими поставить диагноз «дисморфомания», являются:

  • повышенный интерес к своему отражению в зеркале (больные пытаются узреть «дефект» в своей внешности, подбирают позу, при которой по их мнению недостаток менее заметен, обдумывают всевозможные способы коррекции и желаемый результат),
  • категорический отказ фотографироваться, чтобы не увековечивать свое уродство и по причине убежденности в том, что на фото «дефект» будет отчетливее виден для других.

На первом этапе развития болезни дисморфомания может быть практически незаметной для окружающих. Пациенты склонны скрывать свои переживания, в зеркало смотрятся часто, но лишь тогда, когда думают, что этого никто не видит, отказ от фото и видео объясняют плохим настроением или неготовностью к съемке (одет не по случаю, нет соответствующего макияжа, «мешки» под глазами, сегодня плохо выгляжу и т.п.).

Но когда болезненные переживания усиливаются и симптомы приобретают постоянный характер, плюс к ним присоединяется навязчивая идея исправления недостатка любыми способами и средствами, скрывать болезнь становится все труднее.

[11], [12]

ilive.com.ua

причины и симптомы синдрома дисморфомании

Дисморфомания представляет собой болезненную убежденность в собственной непривлекательности. Расстройство часто сравнивают с дисморфофобей. Но во втором случае речь идет об излишней озабоченности определенным недостатком внешности. Причем этот дефект может быть надуманным. Человек с синдромом может быть недоволен, своей фигурой, горбинкой на носу, узкими губами или даже веснушками. Это ощущение, как правило, возникает в подростковом возрасте. При этом дисморфофобия предполагает повышенную озабоченность мнением окружающих.
Но дисморфомания куда более серьезный недуг, который можно назвать следующей стадией проблемы. Неудовлетворенность своим телом превращается в бредовые переживания, зачастую никак не связанные с реальными физическими несовершенствами. Синдром может привести к ненависти даже к своим привлекательным чертам.

Содержание:

 

Описание заболевания, код по МКБ-10

Биологические предпосылки развития

Симптомы заболевания

Как заметить болезнь

Как диагностировать

Формы лечения болезни

Осложнения, запущенные случаи

 

Описание заболевания, код по МКБ-10

Согласно классификации ВОЗ, синдром дисморфомании имеет код МБК F22.8. В данную категорию входят другие стойкие бредовые расстройства, которые не подходят под диагноз шизофрении. Расстройство является психической патологией, при которой обеспокоенности физическими несовершенствами занимают все мысли больного.
В зависимости от формы протекания болезнь может проявляться следующим образом:

  • как привычные подростковые реакции, которые усиливаются из-за острых акцентуаций или психопатического типа личности;
  • в виде обратимого расстройства психики;
  • как отдельный синдром, характерный для больных шизофренией;
  • в форме синдрома нервной анорексии, когда основным недостатком является идея лишнего веса.

Различают дисморфоманию двух видов. Косметическая заключается в зацикленности на физических дефектах, а парфюмерная – на идее неприятного запаха. В обоих случаях протекание и симптоматика патологии идентичны.

 

Биологические предпосылки развития

Даже наличие реальных физических недостатков далеко не всегда становится причиной навязчивой идеи недовольства внешностью. Более того, претензии подростка к своему телу необязательно считаются болезненными. Чтобы критика перешла в форму патологической уверенности в собственной неполноценности, нужны предпосылки.
Расстройство может развиваться под воздействием биологических факторов:

  • пониженный уровень серотонина, из-за чего возникает подавленное состояние и восприимчивость к критике или шуткам;
  • наследственность – при наличии в семье людей с аналогичным диагнозом есть определенный риск развития патологии у родственников;
  • возможные аномалии головного мозга, но из-за недостатка исследований версия остается неподтверждённой.

Отдельно стоит отметить, что расстройство нередко проявляется в затяжной период шизофрении. При отсутствии грамотного лечения бредовые мании могут затронуть и недовольство своей внешностью.

 

Симптомы заболевания

Характерны такие симптомы синдрома, как постоянная зацикленность на физическом недостатке. Необходимо лечение, если подросток слишком озабочен реальным или надуманным дефектом внешности. В этом случае все поступки так или иначе связаны именно с навязчивым состоянием. При данной форме психической болезни ребенок уверен, что все окружающие оценивают его только через призму внешности. Он ощущает постоянное осуждение и неприязнь со стороны сверстников, родных, и зачастую это никак не связано с реальным положением дел.

Дисморфомания распознается по депрессивному состоянию из-за мыслей о собственном «уродстве» и поисках способа его устранения. Недовольство может касаться всей внешности, определенных черт лица или фигуры. Возможно и значительное преувеличение реального недостатка.

 

 

Как заметить болезнь

В начальной форме проблему сложно обнаружить со стороны, поскольку все подростки иногда критикуют себя, говорят о мнимых недостатках. При развитии синдрома появляется зацикленность на своем отражении в зеркале, отказ от фото. Также появляются следующие признаки дисморфомании:

  • разрыв связей с людьми, которые якобы плохо относятся к внешности пациента;
  • избегание вопросов о внешности при общении с близкими и друзьями;
  • навязчивые желания заниматься спортом до изнеможения, увлеченность диетами;
  • раздражительность и ощущение тревоги;
  • сильная замкнутость на себе и своих переживаниях;
  • отсутствие адекватных реакций на несчастья и успехи других.

Любой из признаков – причина для консультации со специалистом. Лучше начать лечение синдрома дисморфомании как можно раньше.

 

Как диагностировать

Синдром, как и другие психические расстройства, сложно диагностировать, потому что пациент отрицает факт наличия заболевания. Больной всячески маскирует все признаки, пытаясь утаить свои переживания от близких и врача.
Дисморфомания определяется на основании анамнеза, жалоб родных и самого пациента. Обычно родственники начинают подозревать проблемы из-за замкнутости, изменений в поведении.

Для психиатра серьезным поводом заподозрить синдром является «симптом зеркала». Человек либо слишком рьяно изучает себя и недостаток, либо полностью избегает собственного изображения, отказывается фотографироваться.
Нередко подросток начинает серьезно задумываться о косметических процедурах и даже операциях.

 

 

Формы лечения болезни

Синдром дисморфомании лечится симптоматически, так как единого подхода не существует. Выбор методик зависит от того, на фоне какой болезни развивалось расстройство.

Синдром успешно лечится, если пациент обращается к специалисту. Зачастую терапия проводится без госпитализации. Исключение могут составлять острые приступы шизофрении или запущенная форма анорексии – в этих случаях дисморфомания становится опасной для жизни самого пациента или окружающих.

Если синдромом занимается опытный психиатр, приступы маниакальной заботы о своей внешности купируются.
После лечения дисморфомании подросток успешно возвращается к полноценной жизни и налаживает социальные контакты.
Дисморфомания как форма психического расстройства имеет менее благоприятные прогнозы, когда развивается на фоне шизофрении. Тут не обойтись без назначения курса лекарств и длительной психотерапии, а успех напрямую связан с эффективностью борьбы с основным заболеванием.

 

Осложнения, запущенные случаи

Синдром опасен для здоровья и жизни больного, потому что может подвигнуть к опасным попыткам улучшения внешности. Речь идет как о неконтролируемом приеме медикаментов, так и болезненном увлечении косметическими процедурами, пластическими операциями, жесткими диетами. Из-за дисморфомании нередко случаются нервные срывы. На фоне болезни развиваются психозы, депрессия. Пациент может наносить себе травмы, в запущенных случаях возможны и попытки суицида.
Получить больше информации о расстройстве и способе помощи близким можно в ЦИРПП в Москве. Для записи звоните по телефону +7(499) 703-20-51 или заполните онлайн-форму.

Автор: Чупеев Владислав Андреевич

Заведующий амбулаторным отделением.

Врач-психиатр, психотерапевт

cirpp.ru

Диагностика дисморфомании у подростков, лечение дисморфофобии в ЦМЗ «Альянс»

Почти каждый подросток в какой-то момент начинает придавать большое значение своей внешности, и очень часто, в результате сравнения с современными эталонами красоты, находит у себя те или иные несоответствия, которые воспринимаются им как физические недостатки. На этом фоне у него возникают вполне понятные стремления исправить, скрыть или как-то компенсировать это несоответствие, чтобы стать более успешным в своём окружении. В норме эти стремления, хоть и занимают значительную часть жизни, но остаются лишь одним из её аспектов. Со временем, острота этих переживаний угасает, а пережитой опыт трансформируется в общую картину восприятия себя и окружающего мира, участвует в формировании адекватной самооценки.

Однако, бывают ситуации, когда тема физической привлекательности принимает патологический характер. Формируется болезнь, которая не только мешает нормальному развитию личности, но и угрожает здоровью и даже жизни. Речь идёт о дисморфофобии (дисморфомании).

Дисморфомания и дисморфофобия подростков

Дисморфомания (дисморфофобия) — это психическое расстройство, включающее 3 основных компонента:

  1. убежденность (дисморфомания) или подозрения и страх наличия (дисморфофобия) какого-либо уродства или физического недостатка, вымышленного или реально существующего, но сильно преувеличенного;
  2. присутствие в мышлении идей отношения;
  3. наличие депрессивного аффекта.

Хотя дисморфофобия (дисморфомания) может развиться и во взрослом возрасте, преимущественно это заболевание начинается в возрасте 13-20 лет. Дисморфофобия подростков встречается как у мальчиков, так и у девочек.

Клинические проявления

В отличие от обычных подростковых переживаний о своей внешности, при дисморфофобии мысли по поводу физического несовершенства полностью завладевают сознанием подростка, вытесняя другие сферы жизни, и становятся главным фактором, определяющим поведение.

Все его мысли и действия подчинены желанию избавиться от своего «уродства» или скрыть его от окружающих. Эти желания подросток может выражать открыто, например, настаивая на пластической операции, или утаивать своё истинное состояние, при этом не оставляя попыток «улучшить» внешность любыми способами. В случае дисморофомании, это может становиться опасным для жизни и здоровья. Например, длительные голодовки или отрезание части слишком больших, по мнению подростка, ушных раковин. Фиксация может происходить не только на внешности, но и на физиологических функциях, например, на запахах (пота, запах изо рта и т.д.).

Ещё одним фактором, который может привести к ситуациям угрозы для жизни, является депрессия. Она в той или иной степени всегда присутствует при дисморфомании (дисморфофобии) и от её глубины и стадии зависит, будет ли подросток совершать суицидальные попытки.

Вот почему при этом заболевании так важно вовремя обратиться к специалисту. Лишь своевременное, правильно назначенное лечение способно предотвратить возникновение опасного для жизни и здоровья поведения.

Третий ключевой симптом заболевания — идеи отношения, — проявляется в том, что подросток считает, будто окружающие придают его физическому недостатку такое же огромное значение. По его мнению, это становится причиной насмешек, плохого мнения и отношения к нему. Даже если окружающие люди не делают никаких высказываний и доброжелательно относятся, подростку всё равно будет казаться, что на него «косо смотрят», высмеивают за спиной, обсуждают его внешность. В особо тяжёлых случаях идеи отношения могут достигать степени бреда отношения, могут появиться слуховые галлюцинации: подросток будет «слышать» как о нём говорят гадости, смеются и т.д.

Болезненные переживания могут выражаться открыто, а могут утаиваться. В последнем случае, заподозрить дисморфоманию (дисморфофобию) можно по следующим характерным для этого заболевания симптомам:

  • «cимптом зеркала» проявляется в частом, длительном разглядывании себя в зеркало. При этом подросток ищет удачный ракурс, при котором «уродство» наименее заметно или, наоборот, всматривается, убеждаясь в его существовании, ищет другие недостатки внешности. Бывает и обратная ситуация — страх и избегание видеть своё отражение в зеркале или других отражающих поверхностях. В любом случае, дисморфофобия (дисморфомания) часто сопровождается особым, ярко выраженным отношением к зеркалам;
  • «симптом фотографии» заключается в том, что подросток категорически избегает фотографироваться. Для него фотография — это фиксация, способ запечатления его уродства.

Причины развития заболевания

Дисморфомания (дисморфофобия) — это симптомокомплекс, который может развиться при психической патологии различного генеза и степени тяжести: от невроза до шизофрении. От этого будет во многом зависеть индивидуальная картина заболевания у конкретного пациента, прогноз болезни и тактика лечения. Для того чтобы дифференцировать эти заболевания, необходимо обратиться к специалисту — врачу-психиатру.

Лечение и прогноз

В лечении дисморфомании (дисморфофобии) подростков могут быть использованы различные методы — это зависит от тяжести заболевания и причины. Применяется медикаментозная терапия (антидепрессанты, нейролептики) и психотерапия. При раннем обращении и не эндогенной природе заболевания, лечение осуществляется амбулаторно; в случаях особой тяжести состояния может потребоваться госпитализация.

В центре ментального здоровья «Альянс» работают высококвалифицированные врачи, имеющие на вооружении передовые методики обследования (патопсихологическое и нейропсихологическое исследование, анализ «Нейротест» и др.) и огромный опыт в лечении психических заболеваний у подростков. Наши специалисты подберут оптимальное лечение, исходя из индивидуальных особенностей случая. Наш центр располагает полным спектром возможностей по эффективному лечению дисморфомании (дисморфофобии). Тщательное ведение случая и индивидуальный подход обеспечат максимально эффективное и бережное лечение с последующей реабилитацией и профилактикой рецидивов.

Дисморфофобия (дисморфомания) — это серьёзное психическое расстройство, которое в «запущенных» случаях может угрожать здоровью и жизни. Попытки разубедить подростка или, напротив, идти на поводу, соглашаясь на пластические операции, дорогостоящие косметические процедуры и т.д. в данном случае не только неэффективны, но и усугубляют состояние больного. Это ситуация, требующая квалифицированной медицинской помощи.

cmzmedical.ru

Дисморфоманический синдром — DoctorMind.Ru-психологическое консультирование

Этот синдром характеризуется триадой признаков, к которым относятся:
1) страстная убежденность в наличии у себя какого-то воображаемого физического недостатка, неприятного для окружающих, а вслед за этим — 2) идеи отношения и 3) угнетенное настроение.
Мысль о физическом недостатке может созревать постепенно или вспыхивать внезапно, как озарение, под действием случайных обстоятельств, порою имеющих весьма отдаленное отношение к воображаемому дефекту. Иногда в основе могут лежать действительные, но незначительные недостатки во внешности, Так, например, у мальчика при едва заметном намеке на гинекомастию однажды, случайно подслушанный им разговор о гермафродитах породил убежденность, что у него «женские груди».
Подобные переживания часто касаются лица («уродливое», «кривое», «круглое, как луна») или своей фигуры («толстые ляжки», «жирные ягодицы», «соломинки-ноги», слишком большие «медвежьи лапы» и т. п.). У мальчиков встречаются подобные же мысли о недостатках в строении полового члена — «слишком маленький», «кривой», «загибается в сторону» и т. п.
Рожденная как сверхценная идея, подобная мысль о физическом недостатке нередко постепенно достигает бредовой убежденности.
К дисморфомании присоединяются идеи отношения. Они нередко начинаются с непереносимости чужого взгляда (симптом Бехтерева). Подростки не выносят, когда на них смотрят посторонние, полагая, что разглядывают их недостаток. Они стараются остаться незамеченными, держаться в стороне, избегают появления перед глазеющей по сторонам публикой — в фойе, в вагонах транспорта, на пляже. Не ходят на уроки физкультуры, чтобы не появляться в обтягивающей тело спортивной форме, если воображаемый недостаток касается фигуры. Всячески стараются «прикрыть» свой недостаток: «слишком большой нос» постоянно закрывают шарфом, надевают чрезмерно просторную или наоборот очень туго обтягивающую тело одежду, которая, по их мнению, должна замаскировать или исправить дефект фигуры. При дисморфомании, касающейся гениталий, мальчики избегают общественных туалетов и бань. Под влиянием своих переживаний больные иногда требуют косметических операций («вырезать лишний жир из ягодиц», «выпрямить нос», «выровнять половой член» и т. п.). Реже они сами совершают над собой калечащие манипуляции. Убежденность в отталкивающей полноте может послужить основой для развития аноректического синдрома. Реже дисморфомании отходят на задний план, уступая другим обсессиям и фобиям [Морозов П. В., 1977].
Дисморфоманические переживания нередко диссимулируются.
О них стараются не говорить, при расспросах даже отрицают.
Заподозрить наличие подобных переживаний можно по описанным особенностям поведения и по двум специальным симптомам.
Один из них получил название симптома «зеркала» АбелиДельма [Abely Р., 1930]. Больные подолгу, иногда часами, разглядывают в зеркале свое лицо или фигуру — в разных позах и ракурсах, снова проверяя и снова убеждаясь в наличии дефекта. Часто стараются делать это тайком от окружающих.
Другой симптом описан М. В. Коркиной (1959) — «симптом фотографии»: больные избегают фотографироваться даже в случае крайней нужды, например для того, чтобы получить паспорт, так как, по их мнению, на фотографии их «уродство» выступает особенно ярко. Следствием дисморфомании может быть нарастающая замкнутость, необщительность, а также негативное отношение к близким, на которых «срывают зло».

При вялотекущей шизофрении дисморфомания может держаться на протяжении ряда лет в качестве своеобразного «моносимптома», но чаще отмечается «полиморфизм дисморфоманий» — подростки находят у себя несколько физических недостатков сразу или то один, то другой. При всем этом они могут продолжать учебу, начинают работать, обнаруживают относительную социальную приспособленность, но остаются замкнутыми и необщительными. Эмоциональные изменения невелики и сказываются иногда лишь в раздраженно-холодном отношении к близким да в снижении эмоционального резонанса на волнения, беды и особенно радости окружающих, что сами подростки считают следствием сосредоточенности на своих переживаниях.
Д и ф ф е р е н ц и а л ь н ы й д и а г н о з проводится в нескольких направлениях. Дисморфомания, переходящая в бред физического недостатка, встречается также при прогредиентной шизофрении в рамках острого полиморфного, галлюцинаторно-параноидного, депрессивно-параноидного синдромов — но в этих случаях дисморфомании сочетаются с рядом других психотических симптомов.
Транзиторные дисморфофобические явления у здоровых подростков носят порою мимолетный характер, имеют отчетливую ситуационную обусловленность и определенные обоснования в действительных недостатках внешности, которые, однако, преувеличиваются. Эти дисморфофобии никогда не поглощают подростка целиком, не отражаются на всем его поведении.
Например, при покрытом юношескими угрями лице подросток избегает общества девочек, но совершенно свободно держится в мальчишеской компании. И, главное, эти дисморфофобии поддаются психотерапии.
Затяжные подростковые эндореактивные дисморфомании поначалу бывают очень сходными с дисморфоманиями при вялотекущей форме. Они чаще развиваются на определенном преморбидном фоне — при сенситивной или сенситивно-шизоидной акцентуации после субъективно значимых психических травм и нередко имеют под собой действительный, хотя обычно и незначительный недостаток внешности. Способы маскировки дефекта никогда не бывают ни вычурными, ни нелепыми — наоборот, в этом отношении обнаруживается большая изобретательность. Замкнутость, отгороженность, отрешенность от семейных дел не достигают тяжелой степени, обычно удается найти ситуации, в которых подросток чувствует себя свободно и раскованно.
Дисморфоманический синдром — один из весьма частых при неврозоподобной форме у подростков (около 30 % этой формы) .
Синдром философической (метафизической) интоксикации.
Проявляется погружением подростка в размышления и «разработку» философских проблем — о смысле жизни и смерти, о материи и душе, о предназначении человечества, о самосовершенствовании личности, о переустройстве общества, о пятом и шестом измерениях и т. п. Развиваемые «философские», «этические», «социологические» теории отличаются не только доморощенной примитивностью, но и явной внутренней противоречивостью, вычурностью, порою просто нелепостью, которых сами не замечают. Например, один подросток считал, что главным средством борьбы за мир должно быть распространение вегетарианской диеты, так как от мясной пищи человек становится хищником, в нем пробуждается агрессивность. Все доводы против, вроде того, что вегетарианцем был Гитлер, голословно отвергались как не имеющие значения.
Подросток бывает целиком поглощен «своей проблемой», ради нее все забрасывается — учеба, работа, развлечения, домашние обязанности. Много читают, делают какие-то выписки, строчат трактаты. В беседе же обнаруживается поразительная неосведомленность в той области знаний, которая их привлекает.
Прочитанное пересказывается сумбурно, основного смысла в нем не улавливают, выхватывают второстепенные детали.
Творчество всегда непродуктивно.
Наряду с этим бросаются в глаза замкнутость, отрешенность от окружающего, холодность к близким, безразличие к сверстникам, контактов с которыми практически не ищут, создать компанию единомышленников не стремятся. Желание воплотить свои «идеи» В жизнь высказываются, но никаких активных действий не предпринимается или выбираются явно не способные достичь цели и даже нелепые приемы. Например, письменные воззвания следовать придуманной им новой философской системе подросток расклеивает в кабинах общественных туалетов.
Будучи госпитализированными, держатся особняком от других подростков или устанавливают избирательный контакт с одним-двумя больными шизофренией или шизоидными психопатами, наделенными высоким интеллектом, держатся около них, пытаются излагать им свои теории. В мышлении выступают витиеватость, склонность к заумным высказываниям, тенденция к резонерству.
в преморбиде обычно выражены шизоидная или психастеническая акцентуация. Развитие синдрома постепенное, чаще в старшем подростковом возрасте.
«Философические» идеи нередко относят к сверх ценным, однако при них отсутствует психогенный фактор, который бы послужил толчком для их развития. По содержанию они иногда приближаются к паранойяльному бреду, но отличаются от него отсутствием борьбы за претворение их в жизнь, сочетанием с общей неактивностью, вялостью.
Дифференциальный диагноз проводится с транзиторной «философической интоксикацией», которая в подростковом возрасте может возникать чаще при шизоидной или психастенической акцентуации. Однако в последних случаях обнаруживается продуктивность занятий в области избранной любимой проблемы. Приобретаются действительные, порою глубокие, даже исчерпывающие знания. Нередко предпринимается активный поиск единомышленников. В их среде, подростки обнаруживают эмоциональную живость, хороший контакт, лидерские тенденции, умение четко формулировать мысль, интересно и увлекательно говорить о любимом предмете. В общении с единомышленниками как бы на время утрачиваются шизоидные черты. Развиваемые теории не выглядят нелепыми, обычно содержат какое-то рациональное зерно (например, подмеченные недостатки в жизни общества, которое хотят переустроить, или пробелы в какой-то распространенной доктрине). Но рассуждения всегда отличаются однобокостью, преувеличениями, негибкостью, неспособностью критически оценить недочеты своих суждений, отсутствием гостеприимства к чужим мыслям.
Философическая интоксикация как симптом в подростковом возрасте может встречаться при разных психотических и непсихотических синдромах. Лишь при неврозоподобной шизофрении она становится ведущим симптомом, определяющим синдром, что встречается, однако, не так уж часто (около 10 % при данной форме заболевания).

doctormind.ru

11. Дисморфофобический синдром

Синдром
дисморфомании-дисморфофобии характеризуется
обычно триадой М. В. Коркиной, состоящей
из идей физического недостатка («ноги
такие уродливые», «нос, как у Буратино»,
«уши как лопухи» и т. д.), бреда отношения
(«все смотрят и смеются», «кому приятно
смотреть на урода», «люди на улице
пальцем показывают») и пониженного
настроения, иногда вплоть до тяжелой
депрессии с мыслями о самоубийстве.

Сама
идея физического недостатка чаще всего
является бредом паранойяльного типа
(когда мысли об уродстве касаются
совершенно правильной части лица или
тела), реже — сверхценной идеей (в этом
случае небольшой дефект, например
несколько искривленные ноги, воспринимается
как «потрясающее уродство», «позор»).
Больным с идеями физического недостатка
чрезвычайно свойственно стремление к
«исправлению», «коррекции» тем или иным
путем своего мнимого или резко
переоцениваемого физического недостатка.
Особенно активно они посещают хирургов,
добиваясь непоказанной им косметической
операции.

Значительно
реже мысли о том или ином физическом
дефекте носят характер навязчивых
образований. Поэтому более правомерно
в большинстве наблюдений говорить не
о дисморфофобии (гр. dys
— приставка, означающая расстройство,
morphe
— форма) — навязчивом страхе по поводу
неправильной формы той или иной части
тела (хотя такие наблюдения тоже имеются),
а о дисморфомании (гр. mania
— безумие, страсть, влечение).

Ипохондрическому
кругу расстройств близок бред физического
недостатка — дисморфомания: стойкое,
недоступное коррекции убеждение в
уродливом строении своего тела, отдельных
его частей или неправильных отправлениях
организма (дисморфофобия, по терминологии
Е. Kraepelin,
1912). При таком расстройстве больные
утверждают, что форма и величина их
носа, подбородка уродливы, у них слишком
низкий лоб, короткие ноги, слишком
маленькие (или большие) половые органы
и т. д. В других случаях больные уверены,
что из их рта постоянно исходит дурной
запах, от них пахнет потом, незаметно
для себя они выпускают газы и т. п. Все
окружающие из-за этого обращают на них
внимание, сторонятся, отворачиваются.
Никакие доказательства противоположного,
попытки разубедить не достигают цели.
Такие больные нередко упорно добиваются
хирургической операции для устранения
своего мнимого недостатка.

Дисморфофобический-дисморфоманический
синдром встречается в рамках невротических
расстройств, шизофрении.

ЗАДАЧА.

Больной
Р., 23 лет. Три года тому назад стал ощущать
постоянный неприятный запах от своих
ног и из подмышечной области. Затем ему
стало казаться, что запах кала, мочи и
гнили исходит из половых органов и
заднего прохода. Замечал, что будто бы
находящиеся рядом с ним люди «поводят
носами», отворачиваются. В разговорах
окружающих слышались слова: «Запах…
Свинья…» Чувствовал себя виноватым,
по нескольку раз в день мылся, менял
белье, но «запах» не исчезал. В связи с
этим не мог находиться среди людей,
старался быть в одиночестве. Появились
мысли о самоубийстве. Все попытки врача
убедить больного в том, что никто из
окружающих не ощущает неприятного
запаха, больной встречает с полным
недоверием, утверждая, что запах чувствуют
все, но хотят это от него скрыть.

Что
это такое?

ОБРАЗЕЦ
ПРАВИЛЬНОГО ОТВЕТА

Дисморфофобический
синдром (или дисморфофобия) представляет
собой такую форму нарушений психики,
когда у больного возникает ложная
убежденность в наличии у него каких-либо
уродств или нарушений функций того или
иного органа. В описанном случае речь
идет о бредовой дисморфофобии, поскольку
ложная убежденность больного в том, что
от него исходит неприятный запах, с
самого начала нелепо и грубо искажает
понимание реальных событий. Она сочетается
с бредом отношения (люди отворачиваются,
«поводят носами»), обонятельными
галлюцинациями и вербальными иллюзиями
(в разговорах окружающих слышатся
бранные слова).

Отграничение
дисморфофобии от ипохондрического
бреда довольно условно. В основном, оно
заключается в том, что при бреде имеется
тревога, страх за свое здоровье, ожидание
неми­нуемой гибели. При дисморфофобии
опасения больного направлены вовне и
выражаются в том, что «недостаток» или
«уродство» якобы замечается окружающими
людьми. Отсюда вытекают и бредовые идеи
отношения.

studfiles.net

СИНДРОМ ДИСМОРФОФОБИИ И ДИСМОРФОМАНИИ — КиберПедия

Суть этих нарушений состоит в опасении (дисморфофобия) или страстной убежденности без критического отношения (дисморфомания) в наличии у себя физического недостатка, неприятного для других.

Дисморфофобия — навязчивый страх невротического (непсихотического) характера; дисморфомания — сверхценная или бредовая идея (психотического уровня).

Данный синдром свойственен преимущественно подростковому возрасту, более 80% случаев падает на период полового созревания. Однако он не так специфичен для этого периода, как аноректический синдром, потому что дисморфофобия или дисморфомания могут встречаться и у взрослых и у детей.

Дисморфофобии и дисморфомании чаще возникают у девочек. Развиваются они, как правило, в среднем и старшем подростковом возрасте.

Чаще всего недостаток видится у себя на лице — крупный, уродливый нос (» комплекс Сирано де Бержерака»), оттопыренные уши, круглое «как луна» лицо, большой рот и т.п. В других случаях опасения сосредоточены на фигуре — чрезмерная полнота или худоба, слишком большие ягодицы, кривые или тонкие «как соломинка» ноги. Для подростков женского пола болезненные мысли нередко касаются размеров груди, талии, живота, бедер. У мальчиков же опасения иногда касаются гениталий — слишком маленький или «кривой» и уродливый половой член. Такие мальчики не могут мочиться в присутствии посторонних, избегают общественных туалетов.

У подростков мужского пола дисморфофобии и дисморфомании часто сочетаются с задержанным или недостаточным сексуальным развитием. Поэтому темой для переживаний служит малый рост, евнухоидные пропорции тела, слаборазвитые вторичные половые признаки. У девочек же данный синдром часто развивается на фоне акселерации и болезненно переживается чрезмерно большой рост, гирсутизм и т.д.

К кругу дисморфофобических и дисморфоманических расстройств многие также относят болезненные мысли больного о том, что он постоянно распространяет неприятные запахи, наиболее часто — запах кишечных газов.

Переживания о наличии у себя физического недостатка возникают чаще остро, под действием ситуации, в которой подросток становится объектом неблагожелательного внимания окружающих или нелестного замечания в свой адрес (подростка обозвали «толстым», «нос крючком или картофелиной» и т.п.). Так, например, действительно крупный, но отнюдь не уродливый нос, после реплики одной из подруг («Не суй свой здоровенный нос в мои дела») начинает казаться огромным и отвратительным.


В некоторых ситуациях провоцирующего толчка обнаружить не удается и переживания вызревают постепенно или вспыхивают внезапно, как озарение.

Дисморфофобический синдром может встречаться у подростков как:

1. Преходящие (транзиторные) подростковые дисморфофобии. Эти явления могут встречаться как преходящие у практически здоровых подростков, особенно если те отличаются повышенной ранимостью, впечатлительностью. Эти переживания были точно подмечены и мастерски описаны у себя еще Чарльзом Дарвиным. Ломающийся голос, покрытое юношескими угрями лицо, нескладная фигура в период интенсивного роста, колебания массы тела — все это создает благоприятную почву для дисморфофобических переживаний с преувеличением значений недостатков во внешности. отношение к этим переживаниям первое время практически не критичное.

Однако преходящие (транзиторные) дисморфофобии существенно отличаются от иных дисморфофобий и дисморфоманий 2-мя следующими особенностями:

а) Они не сказываются на всем поведении подростка. Например, мальчик, лицо которого покрыто юношескими угрями, избегает общества девочек, но свободно чувствует себя в своей мальчишеской компании. Действительно, очень худощавый подросток избегает пляжей, бассейнов и бань, не ходит на занятия физкультурой, но в других местах забывает о своей худобе.

б) Подобная дисморфофобия поддается психотерапии, а с возрастом вообще проходит.

Таким образом, подобные дисморфофобии имеют под собой какие-то реальные основания, психогенный генез и вполне благоприятный исход.

2. Встречаются случаи, когда переживания по поводу своих физических недостатков существуют в качестве крайне стойкого «моносимптома». Их принято оценивать как своеобразные реактивные заболевания — затяжные реактивные состояния подросткового возраста (однако их генез не чисто психогенный — не меньшую роль играют эндогенные предпосылки, одной из которых является сенситивная акцентуация характера — пугливость, чрезмерная впечатлительность, чувство собственной неполноценности).


По содержанию такие дисморфофобии не отличаются от транзиторных дисморфофобий, но им присуща страстная, не поддающаяся никаким психотерапевтическим воздействиям убежденность в наличии дефекта — чисто воображаемого или преувеличенного. Эта убежденность может достигать уровня настоящего паранойяльного бреда.

Дисморфофобии целиком овладевают больным, становятся главенствующими в его жизни, именно они определяют, регулируют все поведение больного. Они заслоняют все другое — волнения за близких, планы на будущее, прежние увлечения; превращают подростка в замкнутого, уклоняющегося от контактов, занятого только самим собой, озлобленного и раздражительного субъекта. Эти состояния могут приводить к утрате работоспособности и социальной дезадаптации. Иногда присоединяются идеи отношения.

Дисморфофобии нередко диссимулируются. Тогда о них приходится догадываться по поведению подростка. Например, по стремлению часто и подолгу в отсутствии посторонних подозрительно рассматривать себя в зеркало — «симптом зеркала» Абели-Дельма. По той же причине подростки могут упорно отказываться фотографироваться, даже для того, чтобы получить паспорт.

Больные могут упорно добиваться косметических операций — требовать » исправить нос», «вырезать жир из ягодиц» и т.п.

Прогноз в этих случаях менее благоприятен. Полного выздоровления часто не наступает. Однако с годами больные приучаются настолько хорошо скрывать свои переживания от посторонних, что эти переживания почти не сказываются на их поведении или же забота о своей внешности утрачивает прежнюю актуальность.

3. Дисморфофобии при вялотекущей и прогредиентной шизофрении. Здесь речь уже нередко идет не об одном проявлении дисморфомании, а о нескольких, причем также нередко очень вычурно излагаемых. Болезненная симптоматика в этих случаях развернута и включает в себя:

  1. наличие подавленного настроения;
  2. маскировку больными (с элементами нелепости) своих переживаний;
  3. активную деятельность, направленную на исправление мнимого дефекта (вплоть до хирургических операций), причем иногда сами больные выполняют у себя калечащие операции;
  4. тенденцию к возникновению и развитию идей отношения.

Наряду с дисморфоманией обычно скоро начинают вырисовываться и другие психопатологические симптомы — появляются галлюцинации, бред, который, как правило, так или иначе связан с мнимым дефектом («тощая фигура — из-за онанизма», «длинный нос служит антенной для радиостанции инопланетян»). Т.е. здесь уже, как правило, довольно отчетливая, заметная симптоматика шизофрении.

По началу психогенез дисморфомании сходен с описанным при аноректическом синдроме. Как отмечалось ранее, в подростковом возрасте собственная внешность, желание быть привлекательным становится предметом особого внимания и заботы. Бурный рост изменяет телесные ощущения. Возникающие диспропорции в росте частей тела, неуклюжесть и неловкость в ходе освоения его новых особенностей рождают недовольство своими физическими данными.

Вместе с тем у детей с невропатическими состояниями, а также избалованных в условиях неправильного воспитания, невротическая анорексия может приобретать затяжное течение с длительным упорным отказом от еды. В этих случаях возможно снижение массы ребенка.

Лечение дисморфофобий и дисморфоманий зависит от их вида.

АНОРЕКТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

Так же, как и у взрослых, отказ от пищи, как симптом психического заболевания у подростков, бывает связан с различными причинами, например, с бредовой мотивацией — при бреде самообвинения больной считает себя недостойным пищи, тех денег, которые на нее затрачены; при бреде преследования и, особенно, отравления, возникают подозрения, что пища отравлена и ее естественно нельзя есть.

Причиной отказа от пищи могут стать и галлюцинации — императивные слуховые, приказывающие «не есть» или обонятельные, когда кажется, что от пищи исходит странный и неприятный запах.

Отказ от пищи может быть проявлением истерической реакции, но тогда он непродолжителен и всегда носит явно демонстративный характер. Подросток не ест, когда едят другие члены семьи или товарищи по интернату, но наедине или тайком охотно поглощает пищу. Этот отказ чаще всего обусловлен инфантильной реакцией оппозиции, носит символический характер. Таким поступком подросток как бы призывает обратить на него особое внимание, в чем-то ублажить.

Протестный отказ от пищи может быть одной из форм группового нарушения поведения («голодовка») и также бывает сопряжен с предъявлением каких-либо требований. Групповые отказы у подростков всегда непродолжительны.

С протестным отказом от пищи приходится также сталкиваться в случаях принудительной госпитализации подростков. Но и в таких случаях подросток вскоре начинает есть — как только убеждается, что путем отказа от еды он ничего не достигнет.

Однако в особых случаях отказ от пищи становится ведущим и чрезвычайно упорным синдромом, тогда говорят об анорексии или об аноректическом синдроме.

Собственно говоря, это обозначение неточно — в дословном переводе с древнегреческого an orexis — отсутствие аппетита. Здесь же аппетит обычно бывает сохранен и даже наоборот, подросток может испытывать мучительный голод и, тем не менее, упорно отказываться от пищи.

Хотя начало научному исследованию анорексии положено У.Гуллом в 1868г. и наблюдается все усиливающееся число исследований этой проблемы, однако и до настоящего времени сохраняются многочисленные дискуссии, касающиеся ее этиологии, патогенеза, нозологической принадлежности. Сторонники психоаналитических концепций пытаются объяснить анорексию у подростков его подсознательным желанием задержать голодом половое созревание, «остаться в детстве».

Все же синдром анорексии считается характерным для подросткового возраста и встречается в двух случаях — при вялотекущей шизофрении (одно из проявлений неврозоподобной формы) и при особом подростковом заболевании, которое в психиатрической литературе фигурирует под названием anorexia nervosa — нервная (психическая) анорексия, которая в подавляющем большинстве случаев наблюдается у девочек.

В обоих случаях ведущим является прогрессирующее ограничение себя в еде. Начинается оно чаще всего с исключения из пищевого рациона отдельных видов пищи, либо калорийных (масла, хлеба, сладкого), либо по своеобразному и прихотливому выбору. Далее вообще перестают есть по утрам или за ужином, едят только раз в день. Затем диета включает лишь узкий набор пищевых продуктов и то в небольшом количестве, например, только яблоки или только огурцы и капуста. Наконец, диета доводится до крайности, когда в день съедается, например, корочка хлеба или половина яблока.

Все это делается во имя того, чтобы «похудеть», «согнать жир», «исправить фигуру», а при похудании продолжение диеты объясняется стремлением «не располнеть» или странными маловразумительными мотивами.

Аппетит при этом не утрачен, чувство голода перебарывается. Иногда бывают «срывы» — не удержавшись, подросток наедается досыта. Но сразу же за этим происходит «ожесточение» рациона. Чтобы побороть голод, дети иногда часами жуют маленький кусочек пищи. Подавляемый голод нередко толкает подростка к разного рода заместительной деятельности. Девочки охотно готовят для других, приготавливают изысканные блюда, угощают, даже силком кормят младших братьев и сестер. Лишь при далеко зашедшем истощении аппетит действительно пропадает.

Ни уговоры, ни просьбы, ни угрозы или принуждения близких не могут заставить таких больных достаточно есть. Чтобы избежать скандалов дома, насильственного кормления и помещения в больницу, подростки с анорексией идут на обман и различные ухищрения, обнаруживая при этом большую выдумку и изворотливость — стараются размазать пищу по тарелке; съедают еду и тут же, уйдя в туалет, вызывают рвоту; тайком принимают слабительное, иногда до изнурения делают физические упражнения, моют и перемывают полы.

Следствие голодания является прогрессирующее истощение. На протяжении недель и месяцев развивается картина алиментарной дистрофии. Лицо становится бледным, с сероватым или желтоватым оттенком, кожа сухой, конечности холодными, иногда синюшными. Подкожная клетчатка исчезает, мышцы истощаются. У девочек наступает аменорея.

Несмотря на истощение, может сохраниться достаточная и даже повышенная активность. Интеллектуальные способности, память, успехи в учебе заметно не страдают.

Госпитализации в больницу сопротивляются, рыдают. В больнице постоянно разговаривают о выписке, требуют её, врачам и родственникам дают постоянные обещания «дома начать все есть», а родственникам еще и про тяжелые условия в больнице, часто при этом обманывая, что их в больнице избивают и корят родителей, что те их бросили, хотят избавиться от них (часто врачи даже не разрешают свидания родителей с такими больными).

Настроение при аноректическом синдроме обычно несколько снижено, но отчетливой депрессии нет. Интересы больных сосредоточены на диете.

Аноректический синдром нередко сочетается с дисморфофобией, т.е. с опасением располнеть, стать уродливым от избытка жира.

С известной долей условности можно выделить 3 этапа болезни

а) первый этап — дисморфоманический, когда у больных могут иметь место идеи отношения («они слишком жирные и окружающие с осуждением смотрят на них») и подавленное настроение;

б) второй этап — аноректический, период активной коррекции «излишней полноты» — идеи отношения уже полностью исчезают и депрессивные переживания становятся все менее выраженными;

в) третий этап — кахектический.

Особенностью психогенеза аноректического синдрома является его несомненная связь с процессом полового созревания. В этом периоде возникает интерес к своей внешности, болезненная чувствительность к ее оценке со стороны, опасения по поводу своей непривлекательности. Чрезмерная полнота тела в сознании подростка ассоциируется с пассивностью, неповоротливостью, служит предметом постоянных насмешек сверстников. отсюда стремление избавиться от «излишнего» веса и боязнь располнеть. Сторонники психоаналитических концепций пытаются объяснить анорексию у подростков подсознательным желанием задержать голодом половое созревание, «остаться в детстве».

Для нервной анорексии характерны довольно типичные преморбидные особенности личности — пунктуальность, аккуратность, упрямство, стремление к самоутверждению, сочетающиеся с неспособностью к решительным поступкам, очень большая привязанность к матери.

Начало голодания, как правило, связано с реальной психотравмирующей ситуацией (обидные замечания, не принята в спортивную или хореографическую секцию, желание походить на ограничивающую себя в еде мать, известную актрису и т.д.), т.е. причина психологически понятна, в отличие от шизофрении, где причина странная, вычурная.

При шизофрении также и нередко странная, вычурная диета, необычные физические упражнения (например, 3 раза в день по 15 минут сидеть на корточках).

О шизофреническом процессе говорит и нарастающая аутизация таких больных, когда они теряют друзей, становятся безразличными к своим прежним увлечениям, появляется склонность к бесплодному мудрствованию при объяснении своего поведения, более значительная выраженность идей отношения. Если анорексия развивается у мальчиков, то это, как правило, означает наличие у них шизофренического процесса.

Невротическая анорексия нередко наблюдается у детей раннего и дошкольного возраста. Как правило, в этих случаях этиологическую роль играют разнообразные психотравмирующие моменты : разлука с матерью, помещение в детское учреждение, неровный воспитательный подход к ребенку, физические наказания, недостаточное внимание к ребенку, реже — шоковые и субшоковые психические травмы. Непосредственным поводом часто является попытка матери насильственно накормить ребенка при отказе его от еды, перекармливание, случайное совпадение кормления с каким-либо неприятным впечатлением (резкий окрик, испуг, ссора родителей).

Способствующими факторами являются резко повышенная вегетативная возбудимость, соматическая ослабленность ребенка, чрезмерная тревожность родителей в отношении питания ребенка и процесса его кормления, а также неправильное воспитание с удовлетворением всех прихотей и капризов ребенка, ведущее к его чрезмерной избалованности.

Клинические проявления анорексии при этом довольно однотипны и просты. У ребенка отсутствует желание есть любую пищу или он проявляет большую избирательность в еде, отказываясь от многих обычных продуктов. Как правило, он неохотно садится за стол,, очень медленно ест, подолгу «перекатывает» пищу во рту. В связи с повышенным рвотным рефлексом, часто во время еды возникает рвота. Прием пищи вызывает у ребенка пониженное настроение, капризность, плаксивость.

Течение невротической анорексии может быть непродолжительным, не превышая 2-3-х недель, что чаще наблюдается после острых или подострых психических травм, сопровождающихся испугом.

cyberpedia.su

Синдром дисморфофобии (дисморфомании) — Медицинский портал EUROLAB

Подросткам свойственно «тщательное» наблюдение за собственным телом, его пропорциями, строением отдельных черт лица и т.д. Сравнивая себя с окружающими (чаще всего со сверстниками), они зачастую преувеличивают какие-либо реально существующие незначительные дефекты, либо у них имеют место переживания по поводу мнимых уродств. Дисморфофобия — навязчивые опасения, страхи, связанные с переживанием какого-либо физического недостатка. Если же имеется болезненная убежденность в наличии физического недостатка с признаками сверхценной или бредовой идеи, а также обнаруживается настойчивое стремление к исправлению физического дефекта, речь идет о дисморфомании. М.В.Коркина объединяет симптомы дисморфомании в триаду признаков: патологические идеи физического недостатка с тенденцией к диссимуляции этих переживаний, идеи отношения, депрессивные расстройства с суицидальными тенденциями.

Мысль о физическом недостатке может созревать постепенно или вспыхивать внезапно, как озарение, под действием случайных обстоятельств, порой имеющих весьма отдаленное отношение к воображаемому дефекту. Иногда в основе могут лежать действительные, но незначительные недостатки во внешности. Например, у 12-летнего мальчика при едва заметном намеке на гинекомастию однажды случайно подслушанный им разговор о гермафродитах породил убежденность, что у него «женские груди». Дисморфомания часто возникает в ответ на замечания окружающих по поводу имеющихся физических недостатков, которые, однако, объективно являются весьма незначительными. В последующем данная идея приобретает стойкий характер, возникает полная убежденность в наличии выраженного дефекта. Вместе с тем, особенно на ранних этапах, бывает трудно решить, имело ли место внешнее психотравмирующее воздействие, поэтому квалифицировать дисмор-фоманию как сверхценную либо как бредовую идею бывает весьма непросто. По данным М.В.Коркиной, в 50% случаев дисморфомания имеет бредовой характер, причем мысли о наличии физического недостатка в некоторых случаях отличаются парадоксальностью: больные убеждены в «уродстве» той части тела, где по объективным признакам отсутствуют значимые физические отклонения, в то время как действительные физические недостатки остаются незамеченными. В 26% случаев, по данным того же автора, мысли о наличии физического дефекта носят сверхценный характер, а в 15% — они занимают промежуточное положение между сверхценными и бредовыми идеями.

Переживания часто касаются лица («кривое», «уродливая» форма ушей, носа) или строения тела — полноты или, наоборот, худобы («толстые ляжки», «жирные ягодицы», «ноги-соломинки», «большая или маленькая грудь» и т.п.). У мальчиков-подростков подобные мысли чаще касаются недостатков в строении полового члена — «слишком маленький», «кривой», «втянутый» и т.п. К дисморфомании присоединяются идеи отношения. Они нередко начинаются с непереносимости чужого взгляда (симптом Бехтерева). Подростки не выносят, когда на них смотрят посторонние, полагая, что разглядывают их недостаток. Они стараются остаться незамеченными, держаться в стороне, избегают появления перед смотрящей по сторонам публикой — в фойе, в вагонах транспорта, на пляже. Не ходят на уроки физкультуры, чтобы не появляться в обтягивающей тело спортивной форме, если воображаемый недостаток касается фигуры. Всячески стараются «прикрыть» свой недостаток: закрывают лицо шарфом, надевают «специальные» головные уборы, чрезмерно просторную или, наоборот, очень туго обтягивающую тело одежду, которая, по их мнению, должна замаскировать или исправить дефект фигуры. При дисморфомании, касающейся гениталий, мальчики избегают общественных туалетов и бань. Подростки с синдромом дисморфомании настойчиво требуют обследования у различных специалистов: урологов, косметологов, хирургов и др. Они настаивают на исправлении имеющихся «недостатков», включая оперативное вмешательство: «откачать лишний жир из ягодиц», «выпрямить нос», «выровнять или увеличить половой член» и т.п. Реже они сами совершают над собой калечащие манипуляции. Убежденность в отталкивающей полноте может послужить основой для развития аноректического синдрома.

Дисморфоманические переживания нередко диссимулируются, вследствие чего окружающие, в том числе и родители, зачастую не знают о существовании у своего ребенка подобного рода проблем. О них стараются не говорить, при расспросах даже отрицают. Заподозрить наличие подобных переживаний можно по описанным особенностям поведения и по двум специальным симптомам. Один из них получил название симптом зеркала Абели-Дельма. Больные подолгу, иногда часами, разглядывают в зеркале свое лицо или фигуру — в разных позах и ракурсах, снова проверяя и снова убеждаясь в наличии дефекта. Часто стараются делать это тайком от окружающих. Другой симптом описан М.В.Коркиной и назван ею симптом фотографии: больные избегают фотографироваться даже в случае крайней нужды, например для того, чтобы получить паспорт, так как, по их мнению, на фотографии их «уродство» выступает особенно ярко. В то же время подростки весьма откровенно обсуждают эти вопросы в кабинетах врачей различных специальностей, к которым они обращаются за «помощью», исключая психиатра.

Для этих подростков характерны депрессивные состояния, в том числе глубокие, с появлением суицидальных мыслей, раптоидных состояний. Также нередки идеи отношения, подозрительность, убежденность в том, что окружающие насмехаются над ними, «замечают» их недостатки. Следствием дисморфомании может быть нарастающая замкнутость, необщительность, а также негативное отношение к близким, на которых «срывают зло».

Нозологическая принадлежность синдрома дисморфомании (дисморфофобии)

Нестойкие, эпизодические дисморфофобические переживания пубертатного возраста встречаются и в норме. Они возникают в связи с реальными, но незначительными недостатками и никогда не достигают бредовой убежденности, не определяют все поведение подростка. Транзиторные дисморфофобические явления у здоровых подростков носят порой мимолетный характер, имеют отчетливую ситуационную обусловленность и определенные обоснования в действительных недостатках внешности (невысокий рост, некрасивые ноги, нос с горбинкой и т.д.), которые, однако, преувеличиваются. Эти дисморфофобии никогда не поглощают подростка целиком, не отражаются на всем его поведении. Например, при покрытом юношескими угрями лице подросток избегает общества девочек, но совершенно свободно держится в мальчишеской компании. И, главное, эти дисморфофобии поддаются психотерапевтической коррекции, а по миновании пубертатного периода бесследно проходят.

Дисморфофобические расстройства невротического регистра хотя и влияют на поведение подростка, но не подменяют всех сторон жизни и не приводят к стойкой социальной декомпенсации. Больные стесняются своего «дефекта», но не бросают учебу, при необходимости появляются в обществе и т.п. Они настаивают на косметической операции, но отказ встречают не слишком драматично, с годами начинают успешно скрывать свои болезненные переживания (компенсаторная диссиму-ляция), а затем забота о внешности теряет актуальность. Замкнутость, отгороженность, отрешенность от семейных дел не достигают тяжелой степени, обычно удается найти ситуации, в которых подросток чувствует себя свободно и раскованно.

Дисморфоманический синдром — один из весьма частых при неврозо-подобной форме шизофрении у подростков (около 30% этой формы). Дисморфомания может держаться на протяжении ряда лет в качестве своеобразного «моносимптома», но чаще отмечается «полиморфизм дисморфомании»: подростки находят у себя несколько физических недостатков сразу или то один, то другой. При всем этом они могут продолжать учебу, начинают работать, обнаруживают относительную социальную приспособленность, но остаются замкнутыми и необщительными. Эмоциональные изменения невелики и сказываются иногда лишь в раздраженно-холодном отношении к близким и снижении эмоционального резонанса на волнения, беды и особенно радости окру-» жающих, что сами подростки считают следствием сосредоточенности на своих переживаниях.

Дисморфомания, переходящая в бред физического недостатка, встречается также при прогредиентной шизофрении в рамках острого полиморфного, галлюцинаторно-параноидного, депрессивно-параноидного синдромов, но в этих случаях синдром дисморфомании сочетается с рядом других психотических симптомов.

Затяжные подростковые эндореактивные дисморфомании поначалу бывают очень сходными с дисморфоманиями при вялотекущей форме шизофрении. Они чаще развиваются на определенном преморбидном фоне — при сенситивной или сенситивно-шизоидной акцентуации после субъективно значимых психических травм и нередко имеют под собой действительный, хотя обычно и незначительный, недостаток внешности. Способы маскировки дефекта никогда не бывают ни вычурными, ни нелепыми — наоборот, в этом отношении обнаруживается большая изобретательность.

www.eurolab.ua

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о