Содержание

Самоповреждения: зачем себе вредят подростки

Когда дети достигают подросткового возраста, родители встречаются с целым набором проблем в их поведении. Как известно, все дети разные, и особенно их разница становится видна именно в этот период. Кто-то проходит этот этап взросления проще, у кого-то возникают сложности. Конечно, родители в первую очередь сейчас бояться, что их сына или дочь вовлекут в какую-то криминальную деятельность, либо, что он или она станет зависимым от алкоголя, наркотиков, превратится в игромана. Это, конечно, ужасно, но, тем не менее, и это еще не все.

Об этом явлении не очень принято говорить. Для окружающих такое поведение является глупостью, дурью или «дешевым способом привлечь к себе внимание». Семьи обычно пытаются скрыть этот факт, расценивая как позор и дефект их воспитания. Однако эта проблема гораздо сложнее и шире, чем кажется на первый взгляд.

К самоповреждениям относится широкий ассортимент различных видов вредного воздействия на себя. И хоть в принципе, курение тоже можно отнести к самоповреждению, термин в первую очередь относится к нанесению различного рода ранений и ушибов. И самое главное в этом случае – отсутствие суицидальных намерений. То есть, подросток ранит себя, но убить не хочет. 

Всего в популяции самоповреждениями занимаются 1-4% населения. Подавляющее большинство их них — подростки, но встречаются и взрослые. Конечно, есть те, кто наносит себе какой-то вред только один раз за всю жизнь. Однако у части людей такое поведение становится привычным.

Среди подростков практикующих самоповреждения 13% делают это более 1 раза в неделю, 20% несколько раз в месяц под воздействием определенного вида стресса (например, только после ссоры с любимой девушкой или парнем). Но для части подростков поводом к самоповреждению может быть что угодно, любая ситуация, вызывающая волнение или напряжение.

Обычно повреждения себе наносятся по 2 основным причинам. У подростка либо слишком много эмоций, с которыми он не может справиться и, боль от самоповреждения дает им выход. Либо эмоций нет совсем, он ощущает себя бесчувственным и нанесение себе раны или ушиба дает ему возможность почувствовать себя живым. Как бы то ни было, после причинения себе боли подросток чувствует не только облегчение, но и эйфорию. Некоторые говорят, что боль и текущая кровь вызывают очень приятные переживания, перебивающие те негативные эмоции, которые мучили до акта самоповреждения.

Существует 3 основных теории, которые объясняют, по какой причине такое поведение может повторяться:

  1. Серотониновая – у части людей недостаточный уровень серотонина в головном мозге и, поэтому они хуже справляются со стрессовыми ситуациями. Боль вызывает подъем серотонина и улучшает общее самочувствие.

  2. Опиатная – во время нанесения раны или ушиба начинает действовать противоболевая система мозга ( антиноцицептивная). Опиаты, вырабатываемые в мозге, являются основным нашим природным обезболивающим. Благодаря им сильная боль может «притупляться. Кроме того, эти вещества способны вызывать эйфорию. Человек, регулярно наносящий себе травмы, может «подсаживаться» на эти эффекты и повторять их снова и снова.

  3. Кортизоловая – кортизол является гормоном стресса. Для того чтобы организм справился с вредными воздействиями среды, этот гормон должен достичь определенного уровня и задействовать другие системы организма в «стрессовом каскаде». Благодаря ему каждое звено и каждый орган начинают работать в «стрессовом режиме» защищая нас от вредностей извне.

    «Вредность» — это не только яды, токсины или инфекции, это еще и психосоциальный стресс, так часто развивающийся у подростков. При исследованиях было показано, что у части подростков после острой реакции на стресс, которая характеризуется резким подъемом кортизола, как должно быть в норме, уровень этого гормона падает ниже нормы. С одной стороны, это адаптация к постоянному стрессу, с другой — ситуация, когда переработать стресс полностью не удается. Ушибы и порезы, являющиеся острым стрессом, поднимают уровень кортизола и могут становиться тем «пинком», помогающим подростку «переварить» его социальные проблемы.

Внешними причинами самоповреждений могут быть:

1. Дисфункциональная семья ( развод или ситуация «будем жить вместе только ради детей»)

2. Перфекционизм подростка и его окружения. Если ты не сделал все идеально, ты достоин наказания и нет тебе прощения.

3. Влияние друзей. Бывают ситуации, когда друзья дают образец поведения в сложных жизненных случаях.

4. Пережитое сексуальное насилие.

5. Информация в СМИ, когда самоповреждения преподносятся, как решение проблемы. «Мальчик порезал себе вены, и сразу все окружающие осознали, что были неправы»

В целом выделяют 3 типа самоповреждений:

  1. Импульсивное – когда подросток наносит себе повреждение под влиянием сильного наплыва эмоций. Происходит это автоматически, без обдумывания и даже без созревания намерения это сделать.

  2. Стереотипное – монотонное нанесение чаще всего ушибов. Такое самоповреждение часто характерно для лиц с умственной отсталостью и тех кто страдает аутизмом различной степени тяжести.

  3. Компульсивное – происходящее под воздействием навязчивых мыслей.

Кроме того, по силе тяжести самоповреждения могут быть:

  1. Тяжелыми – угрожающими жизни.

  2. Средней тяжести — требующими медицинского вмешательства и лечения.

  3. Легкими – такими, которые не требуют медицинского вмешательства или же такими, где требуется минимальный объем помощи.

    Состояния, которые могут привести к нанесению себе повреждений, далеко не всегда бывают связаны с плохо переносимым стрессом.

    Наиболее тяжелые раны, типа перерезанного горла и введение швейных иголок в вены, наносят себе подростки, страдающие психическими заболеваниями, такими как шизофрения, биполярное аффективное расстройство, деперсонализационное расстройство, посттравматический стрессовый синдром, депрессия.

    Но даже если эти болезни исключены, все равно подростку требуется помощь.

Почему подростку нужно помогать, даже если он не болен психически?

  1. У некоторых людей может развиться зависимость от данного поведения , учитывая вовлеченность в процесс эндогенных опиатов. Соответственно, самоповреждение может использоваться для получения удовольствия.

  2. Формирование привычки решать проблемы через самоагрессию.

    Что и говорить, люди вокруг пугаются и становятся более сговорчивыми.

  3. Формирование поведенческой схемы , которая включается во всю жизнедеятельность и самоагрессия становится обыкновенной рутиной.

  4. Самоповреждения становятся способом ответа на стресс. Т.е. легче ранить себя, чем что-то конструктивно решить.

Несмотря на то, что может сложиться впечатление того, что подросток делает все это целенаправленно, он действительно нередко затрудняется сказать, почему он себя порезал или сделал что-то в этом роде. В момент атаки на свое тело сознание может сужаться и осознание поведения значительно падать.

Другими словами, если ребенок не может рассказать родителям про то, как он дошел до жизни такой, вполне вероятно, что он действительно не знает. Да, можно сказать, что «довели», но на самом деле это не всегда будет ответом на вопрос.

Часть подростков совершает агрессивные действия по отношению к себе действительно демонстративно. Если говорить о самопорезах в таких случаях, то они обычно тонкие и поверхностные. Видно, что человек себя щадил. Их часто делают на видных местах, но никогда на лице или на кистях. При этом обращает на себя внимание поведение, при котором подросток стремится вызвать в окружающих жалость и вину, пытается открыто манипулировать, угрожает снова повредить себе что-то, если окружающие будут вести себя так, как ему не нравится.

В народе бытует мнение, что на таких манипуляторов и провокаторов не нужно обращать внимания. Однако подросток это делает не для того, чтобы насолить родителям, а тоже по причине личностных проблем. Это значит то, что он не справляется со своими жизненными сложностями по-другому. Часто родители с таким ребенком начинают играть в игру, кто сильнее по воле и характеру, и ребенок, в попытке доказать, что его угрозы не пустые, а самые настоящие, наносит себе ощутимый вред или совершает невольный суицид. Т.е. смерть не планируется как таковая, просто так выходит.

Чаще же демонстративности в самоповреждениях нет. Подростки прячут шрамы от самопорезов, стесняются о них говорить. Даже если повреждения привычные, все равно выбирается область, которая не очень видна посторонним и легко может быть спрятана под одеждой.

Если подросток нанес себе раны или любые другие повреждения, особенно если это случилось уже не первый раз, родители должны обратить на это самое пристальное внимание. Не нужно ждать, что «все само пройдет» и «израстется». Даже если один из родителей сам резал вены или бился головой об стены в юном возрасте, и у него все прошло, не значит, что с ребенком все тоже обойдется. Даже если все пойдет со временем на лад, шрамы от самопорезов могут быть стигмой на всю оставшуюся жизнь.

Если это случилось, желательно ребенка проконсультировать у психиатра. Если кто-то боится постановки на учет, можно обратиться к частнопрактикующему доктору. Это необходимо для решения вопроса о том, есть ли у ребенка психическое заболевание или же это нарушение адаптации или проблемы в его жизни, которые ему решить не под силу. В зависимости от того, что обнаружит доктор, можно будет решить, какой именно объем помощи понадобится.

Возможно, это будет психотерапия, а возможно потребуется применение психотропных веществ. В основном в этом случае речь идет о курсе антидепрессантов, транквилизаторов или нормотимиков (препараты, уравнивающие настроение). Я сама — не большой сторонник транквилизаторов, так как они тоже способны вызывать зависимость. И, конечно, таблетки проблемы не решают и новым навыкам не учат. Нужна психотерапия.

И все это будет довольно плохо работать, если у подростка не будет поддержки семьи. Если на него будут смотреть как на предателя и сумасшедшего, которому нельзя доверять. Возможно родителям самим нужно будет посмотреть на себя со стороны и предпринять шаги к изменениям внутри семьи.

letidor.ru

Самопорезы у подростков, причины самоповреждений кожи

Подросток устраивает дома истерики, заявляет, что его никто не любит, что он никому не нужен. Угрожает выпрыгнуть с балкона, порезать руки и тому подобное. И режет. А потом мама или папа находят его с окровавленными предплечьями в полуобморочном состоянии. Пытаются оказать помощь, остановить кровь, вызывают скорую помощь, а он вдруг вскакивает, рвется в окно… Разобраться в мотивах поведения таких детей помогает системно-векторная психология Юрия Бурлана.

0 1937 2 Апреля 2018 в 14:01

Автор публикации: Екатерина Крестникова, врач – психиатр-нарколог
Редакторы: Евгения Алексеева, врач; Диана Кирсс, семейный врач

Часть 1

На приеме я часто вижу мальчиков и девочек, на руках у которых имеются самоповреждения и самопорезы. Их приводят родители и педагоги — замечая самопорезы на руках, они начинают бить тревогу. В этой статье мы поговорим о демонстративном поведении подростков, которые охотно показывают свои самоповреждения другим ребятам.

Учителя рассказывают, что такие дети нарочно обращают на это внимание других, словно хвастаются. Такие дети часто отличаются и по поведению в школе: ведут себя демонстративно, могут срывать уроки, дерзить, прогуливать занятия. Всячески стараются, чтобы их заметили. В среде подростков подобное поведение может считаться «крутым», мол, посмотрите, какой я смелый. А дома? Дома ребенок истеричен, требователен и способен нанесением самопорезов и самоповреждений на руках угрожать суицидом перед родственниками.

Почему подростки демонстративно наносят себе самопорезы и самоповреждения на руках? По какой причине они это делают?

В своей практике я наблюдаю, что самоповреждения кожи с целью привлечения внимания окружающих причиняют себе подростки, обладающие зрительным и кожным векторами. При этом у них могут быть и другие вектора, но кожно-зрительная связка будет ведущей в описанном выше случае.

Разобраться в мотивах поведения таких детей помогает системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Встревоженные родственники приводят такого подростка на прием к психиатру не зря. Не каждый ребенок будет угрожать суицидом через «вскрытие вен», самопорезы и самоповреждения на руках. Подросток устраивает дома истерики, заявляет, что его никто не любит, что он никому не нужен. Угрожает выпрыгнуть с балкона, порезать руки и тому подобное. И режет. А потом мама или папа находят его с окровавленными предплечьями в полуобморочном состоянии. Пытаются оказать помощь, остановить кровь, вызывают скорую помощь, а он вдруг вскакивает, рвется в окно…

Самопорезы и самоповреждения у подростков картинка

Я наблюдаю детей, которым был выставлен психиатрический диагноз. В результате навязчивых самоповреждений кожи и нарушений поведения они неоднократно лечились в психиатрическом стационаре. Я читаю выписки: «угроза суицидом 2015 год, угроза суицидом 2017 год»…

Почему ребенок готов добровольно причинять себе вред, нанося самоповреждения, самопорезы на руках? Чтобы разобраться в причинах такого поведения подростков, обратим внимание на особенности их психики.

Причины самопорезов и самоповреждений у подростков. Роль зрительного вектора

Человек, наделенный зрительным вектором, имеет огромный эмоциональный потенциал и чувственность. Каким образом она будет проявляться — зависит от степени развития и реализованности свойств зрительного вектора.

Человек желает наслаждаться, получать для себя. Дети еще только нарабатывают различные умения, и чаще их желания исполняют родители. Если ребенок со зрительным вектором с детства привык закатывать истерики с криками и морем слез, чтобы получать желаемое, то вместо развития навыков взаимодействия закрепляется такая примитивная модель поведения. Доведенные криками родители готовы дать ему все, лишь бы успокоился. Не понимая особенностей ребенка, они беспомощны как-либо повлиять на ситуацию.

Зрительный вектор — это особая составляющая психики человека. Зрительному ребенку, как в прочем и любому другому, необходимо правильное воспитание, которое согласуется с его психическими особенностями.

Зрительный ребенок, как никто другой, нуждается в создании эмоциональных связей. Сначала, в раннем возрасте, с родителями, особенно с мамой. Далее, в детском саду и школе, он создает эмоциональные связи со сверстниками. Дружба между зрительными девочками не разлей вода. И с кожно-зрительными мальчиками — так же. Они делятся друг с другом секретиками, переживают чувства друг друга, как свои собственные.

Исключительное значение для зрительных детей имеет чтение классической литературы — переживая в своем воображении все происходящее с героями книг, дети научаются сострадать и любить других людей, развиваются чувственно и интеллектуально.

Ребята с кожно-зрительной связкой векторов талантливы и в актерском мастерстве, охотно посещают театральный кружок, участвуют в школьной самодеятельности. При правильном развитии к подростковому возрасту они научаются выносить свои чувства и эмоции наружу, на благо других людей — помогать оказавшимся в беде, сострадая им.

Эмоциональная амплитуда зрительного вектора огромна. Больше, чем у всех других векторов. Это его желание — испытывать яркие эмоции. Именно зрительный вектор дан человечеству для развития культуры и искусства — как средства, побуждающего других людей к сопереживанию себе подобным и тем самым снижению неприязни в обществе.

Склонность к самоповреждениям картинка

Что же получается, если не происходит правильного развития ребенка со зрительным вектором?

В подростковом возрасте уже почти завершено развитие психики человека. Если зрительный мальчик или девочка не были воспитаны должным образом, то у них не формируется навык учитывать других людей, их чувства и желания. Такие дети и во взрослой жизни продолжают использовать инфантильные модели получения желаемого — например, через эмоциональный шантаж и угрозы самоповреждений.

Зрительный вектор так или иначе добудет себе эмоции. Для него это вопрос жизни и смерти, постоянное глубокое переживание чувств и их выражение — это его воздух. Иногда способом добыть себе эмоции становится нанесение самоповреждений и самопорезов на руках. Из бесед с подростками я вижу причину в детстве.

Часто девочке, и особенно мальчику, запрещали плакать. Или в семье не было принято выражать свои чувства. В своей практике я видела семьи, внешне благополучные, в которых разговаривали глаголами, а о чувствах, переживаниях — не говорили вообще. Ребенок не научается выносить свои чувства наружу, другим людям, как он делал бы это, имея возможность искреннего общения с родителями, прежде всего с мамой, читая книги, играя на сцене, играя во дворе на гитаре, помогая тем, кому нужна помощь, выражая любовь. Если зрительный ребенок не научен плакать за других, тогда он будет плакать за себя. Будет выражать себя в истериках, суть которых одна: «Обрати на меня внимание! Дайте мне то, что я хочу!».

И поднимается волна самопорезов, самоповреждений, чаще на руках, у подростков. Угрозы суицидом, демонстративный шантаж, эмоциональный прессинг — все это они делают с целью раскачки себя в эмоциях, ведь близкие люди к такому поведению не остаются равнодушными и «подпитывают» зрительный вектор подростка вниманием к его проблеме, склонности к самоповреждению и угрозам суицидом.

Внешне подростки со зрительным вектором могут выглядеть весьма примечательно. Их демонстративная внешность так и кричит: «Обрати на меня внимание!».

Зрительные подростки страдают, не получая эмоций, страдают, не умея выражать их. Им приходится очень непросто. Они бы и сами рады не поступать так! Но ими движет бессознательное, то есть зрительный вектор, который желает переживать эмоции любой ценой.

Когда истерики и всяческие демонстрации исчерпывают себя, подросток находит иной, более «действенный» способ привлечения внимания к себе через самоповреждения кожи. И все-таки не каждый подросток будет это делать таким образом.

Роль кожного вектора в причине нанесения самопорезов и самоповреждений у подростков

Не все зрительные подростки будут наносить себе самопорезы и иные самоповреждения.

В своей практике я наблюдаю, что самопорезы и самоповреждения кожи наносят себе с целью эмоционального шантажа прежде всего те подростки, которые подвергались физическому наказанию в детстве.

Ребенок, рожденный с кожным вектором, нуждается в ласке и нежности. Все его биохимические процессы получения удовольствия настроены на это. Когда его бьют, шлепают, его нежная кожа испытывает боль намного большую, чем у ребенка без кожного вектора. Если такое повторяется часто, то ребенок переучивается получать удовольствие не от нежности, а от боли. Кожный вектор — гибкий, приспосабливающийся. Биохимические процессы перестраиваются, и вот, в ответ на боль происходит выделение гормонов удовольствия — эндорфинов, формируется склонность к мазохизму.

Подросток сам не понимает того, что с ним происходит. Кто-то будет угрожать выпрыгнуть из окна, кто-то — броситься под поезд, кто-то — отравиться таблетками, раз «меня не любят». А подросток с битым кожным вектором будет бессознательно стремиться наносить себе самопорезы и самоповреждения, чаще на руках, демонстративно угрожая суицидом. Подобное поведение может быть настолько закреплено, что психиатр выносит диагноз: синдром самоповреждений или болезнь самоповреждения.

Кроме зрительного и кожного векторов, подростки могут обладать еще и звуковым вектором, тогда клиническая картина усугубляется. Читайте об этом в первой части статьи.

Как помочь подростку избежать самопорезов и самоповреждений на руках

Чтобы помочь подростку, очень важно понять его, что с ним происходит и почему, просто «приструнить» его не получится. Очень важно и состояние самих родителей, прежде всего мамы — именно от нее ребенок с рождения и до окончания подросткового возраста получает ощущение безопасности и защищенности. Или не получает, и это становится важным фактором, тормозящим его развитие.

Подросток, который наносит самопорезы и самоповреждения кожи на руках, находится в большом эмоциональном страдании, и в ваших силах ему помочь. Регистрируйтесь на бесплатные лекции по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, чтобы узнать больше о психике своего ребенка и наладить с ним связь. 

Корректор: Наталья Коновалова

Автор публикации: Екатерина Крестникова, врач – психиатр-нарколог
Редакторы: Евгения Алексеева, врач; Диана Кирсс, семейный врач

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

www.yburlan.ru

Самоповреждения: что это и как помочь ребёнку

Фото: Unsplash (Brian Patrick Tagalog)

Иногда подростки начинают вести себя деструктивно. Самоповреждения — это то, о чём открыто стали говорить как о проблеме не так давно. Наши блогеры из проекта «Выбери жизнь» благотворительного фонда «Дорога к дому» рассказывают, как родителям себя вести, если их ребёнок наносит себе порезы или ожоги.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Самопорезы, выдёргивание волос, нанесение себе ожогов, обкусывание ногтей до крови — всё это формы самоповреждающего поведения. По большому счёту татуировки, пирсинг — это тоже самоповреждение, но социально приемлемое.

Чаще всего к порезам в сложных для себя ситуациях прибегают девочки 13–16 лет, мальчики 12–18 лет. Дети младшего школьного возраста тоже наносят себе повреждения: бьют себя кулаками по голове, обкусывают до крови ногти, могут биться головой об стену.

Есть мнение, что самопорезы — лайтовая версия суицида. На самом деле это не так. При суициде мотив один — лишение себя жизни. У самоповреждающего поведения, к которому относятся порезы, совершенно другие мотивы, причины:

  • Желание принадлежать группе (татуировки, например: у байкеров свои тату). Они могут отражать статус, положение молодого человека в группе. Для подростка актуальна проблема сепарации — отделения от родителей. Ему нужно как-то выделиться в своей референтной группе. Если в ней кто-то порезался, он тоже будет это делать, просто для того чтобы продемонстрировать принадлежность к коллективу: «Смотрите, я делаю как вы». Если родители подростка нарушают его личностные границы, жёстко контролируют жизнь, то порезы могут быть реакцией протеста: «Хотя бы со своим телом я могу делать что хочу».
  • Подсознательное желание ребёнка проверить, а жив ли он вообще (в моральном смысле), может ли он испытывать эмоции. Такая ситуация может сложиться после психологических травм, будь то семейное насилие, конфликтная ситуация с друзьями или травля в учебном заведении. Какова реакция человека, получившего психологическую травму? Происходит некая эмоциональная заморозка, на эмоции как бы ставится щит. Ребёнок — опять же в силу незнания и отсутствия опыта — не понимает, что с ним происходит. У него возникает ощущение «Я не живу. Ничего не чувствую». Что происходит дальше? Как вариант — он себя порезал, и сделал это для того, чтобы почувствовать, что он живой.
  • Стремление уменьшить чрезмерное напряжение в ситуации стресса.
  • Физическое выражение эмоциональной боли, перевод с эмоционального уровня на телесный.
  • Кроме того, самопорезы могут рассматриваться как забота о себе. Это так называемый синдром Мюнхгаузена (симуляция, преувеличение). Подросток привлекает к себе внимание, чтобы о нём позаботились, стремится получить поддержку. Причём неважно, что эта забота будет в негативном ключе. Для ребёнка хуже всего безразличие, поэтому даже конфликты, телесные наказания для него лучше: это всё-таки общение, телесный контакт, хоть и такой перевёрнутый.
  • Самопорезами подростки могут наказывать себя, проявлять таким образом негативное отношение к своему телу.
  • Попытка восстановить контроль над собственным телом. У подростка появляется иллюзия контроля над своим телом и жизнью (особенно когда он пребывает в гиперконтролирующей ситуации или жёсткой зависимости от родителей).

Немаловажную роль в формировании самоповреждающего поведения, в том числе самопорезов, играет чувство гнева, возникающее в детстве в ответ на агрессию и физическое насилие, которое в условиях хроничности накапливается, вытесняется и кристаллизуется в бессознательном, проявляясь в стремлении уничтожить ту часть себя, которая была «виновата в беспомощности». Часто подобное находит отражение у подростков, систематически подвергающихся избиениям, травле и/или насилию. Причинение себе боли — заменитель гнева к насильнику и/или агрессору (особенно это актуально в ситуациях культурного запрета на выражение эмоций по отношению к обидчику).

Когда мать или отец осуществляют насилие, возникает жёсткая диссоциация. С одной стороны, я люблю, это моё, близкое, а с другой стороны — это агрессор. Получается двоякая объект-репрезентация родителей в сознании ребёнка. Всё это очень ломает психику, вызывает диффузию идентичности и приводит к самоповреждающему поведению.

Будьте внимательны!

Любому подростку хуже всего тогда, когда к нему безразличны. Необходимо внимание — любое, даже негативное. Через самоповреждение ребёнок решает психологические проблемы, которые не может решить другим способом. Если подростка лишить этого, не предоставив конструктивную альтернативу, он может выбрать ещё более деструктивные варианты поведения. То есть порез — это своеобразный маячок, сигнализирующий, что в душевном состоянии подростка что-то не так. Этот знак родителям нужно истолковать верно.

Попытки отругать, запугать подростка последствиями такого поведения, взывать к чувству вины, стыда, совести не просто не помогают, а обычно усугубляют ситуацию

Например, ребёнок использует самопорезы как доступный способ справиться с чувством злости, тревоги, вины. Родитель, обнаружив это, начинает обвинять: «Ты представляешь, как я себя чувствую!», «Из-за тебя вся семья мучается!», запугивает: «У тебя останутся шрамы! Это же некрасиво! Ты занесёшь инфекцию!» Это снова рождает чувство тревоги и вины, снова подростку необходим способ с ними совладать, потребность в привычных помогающих действиях появляется снова. Это становится похоже на замкнутый круг.

Что делать, обнаружив на теле ребёнка порезы?

  • Не паниковать и не устраивать скандалов.
  • Не запугивать.
  • Предпринять попытку поговорить. Скажите: «Я чувствую, что тебе плохо, так бывает. Мы все время от времени переживаем тяжёлые моменты».
  • Начать проявлять интерес к жизни ребёнка. Главное — не перегнуть палку и не докучать вопросами по поводу и без.
  • Пересмотреть своё отношение к воспитанию. Попытаться разобраться, что именно вы делали не так. Нужно не просто что-то сделать (действие ради действия), а полностью изменить стиль воспитания.
  • Проанализировать взаимоотношения в семье, насколько они открыты.

Любые попытки ограничить и лишить подростка помогающих действий обычно не приносят никаких результатов, если у него не появится другой, новый способ справиться с эмоциональным напряжением или решить психологический конфликт. Полезно понимать, что на данный момент это не самый лучший, но самый доступный способ для ребёнка временно делать непереносимые переживания выносимыми или получать для себя что-то, что не может быть обеспечено другим способом.

Часто родителям самостоятельно понять, как реагировать в такой ситуации и как помогать подростку, довольно сложно. Именно потому, что они сильно напуганы, эмоционально включены и воспринимают ситуацию сугубо субъективно. Мы рекомендуем в данных ситуациях обращаться за помощью к медицинскому психологу или психотерапевту для получения поддержки, консультации и сопровождения семьи.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

mel.fm

«Родители видят порезы и хватаются за голову» – как не сделать хуже, если подросток повреждает себя

Демонстрирует, манипулирует или нуждается в помощи что делать, если подросток режет себе руки, откуда берется это желание, насколько это страшно и как оказать грамотную помощь рассказывает врач-психотерапевт, ведущий специалист в Mental Health Center Дмитрий Пушкарев.

Он нуждается в помощи, а на это реагируют

— Как правильно охарактеризовать ситуацию, при которой люди наносят себе различные порезы или другие повреждения?

Дмитрий Пушкарев

— Имеет смысл разделить понятия самоповреждения и суицидального поведения. Во-первых, есть самоповреждение без суицидального намерения (англ. non-suicidal self-injury). По-английски его еще называют self-harm — термин перекочевал в культуру подростков, которые используют англицизм — «селфхарм». И есть суицидальное поведение. Это две разные вещи. В нашем случае мы говорим о селфхарме.

— И почему с людьми это случается?

— У самоповреждения, как и у любого поведения, как правило, есть некая функция.

Существует несколько моделей, объясняющих самоповреждающее поведение. Одна из них, которая мне ближе всего, говорит, что такое поведение чаще всего служит двум вещам. Первая — это саморегуляция. Когда у меня плохое настроение, я, как и все люди, обычно делаю что-то, чтобы почувствовать себя лучше — пойду поиграю в компьютерную игру или съем вкусный ужин, пообщаюсь с друзьями. Этому мы обучаемся с детства. Это то, что наши родители делают с нами с самого раннего детства: ребенок заплакал, мама по голове погладила, сказала — смотри, птичка полетела, а сейчас пойдем, на самокате покатаемся.

И когда родители так делают с нами раз за разом, регулируют нас, мы учимся и сами себя регулировать определенным образом — учимся просить о помощи, чтобы другие люди нас поддержали, или сами себя утешаем, делая какие-то приятные нам вещи.

Так вот, самоповреждение имеет такую интересную механику: в текущем моменте оно может помогать человеку отрегулироваться. Каким образом? Когда человек себя повреждает, в мозге выделяются так называемые эндогенные опиоиды — эндорфины, вещества, с точки зрения биохимии аналогичные морфину и героину. Они выделяются у каждого человека, это обезболивающая система — вы сильно переволновались, у вас очень стрессовая ситуация, вы можете сильно пораниться и даже не заметить этого поначалу, слишком вы захвачены ситуацией, боль придет потом. Это и есть работа такой обезболивающей системы в мозге.

Люди, употребляющие опиоидные наркотики, злоупотребляют этой системой, извне вводят вещества, которые создают ощущение покоя, комфорта и отсутствия физической и эмоциональной боли. И вот есть исследования, показывающие, что когда человек намеренно повреждает свое тело, у него происходит выработка эндорфинов. Как это ни парадоксально, но когда человек (я говорю в мужском роде, но это работает для обоих полов в равной степени) специально причиняет себе боль, он может испытывать общее ощущение облегчения страдания. Люди, которые этим занимаются, нередко говорят: я делаю так, когда испытываю сильную эмоциональную боль, и мне становится легче.

Другой механизм — отвлечение. Когда я очень сильно расстроен, я делаю себе больно, и мое внимание отвлекается: вместо того, чтобы переживать о расставании с молодым человеком, увольнении с работы, я могу сфокусироваться на боли.

В эту же копилку — самонаказание и самомотивация. Это особенно свойственно детям, воспитанным в жестких семьях с довольно жестокими родителями. Они встраивают это в свою картину мира — какой есть способ заставить меня что-то сделать? Прикрикнуть, угрожать — то, как меня заставляли взрослые в детстве. Если я не выполнил что-то, то я должен быть наказан. Если я не буду наказан, то буду чувствовать себя полным ничтожеством, а если я сам себя наказал — вроде уже полегче. То есть все это, если обобщить, про субъективную невыносимость эмоции.

— А вторая функция?

— Вообще у людей чаще всего присутствует смешение причин и функций, и нельзя четко выделить только одну-единственную. Но не всегда. Для некоторых — часто подростков — работает еще коммуникативная функция.

Фото: aeon.co

Например, ребенок растет в семье, в которой его интересы по каким-то причинам не очень эффективно удовлетворяются. Может быть, ребенок просто довольно замкнутый и не может рассказать о проблеме. Возможно, родители другого темперамента — и они просто не понимают таких проблем. Подросток тихий, в школе травят или никто с ним не общается, он приходит к родителям, у них никогда таких проблем не было, и они говорят: хм, да что такого, ну пойди поговори с кем-то или просто дай сдачи. Таким образом, просьбы о помощи или поддержке не срабатывают. Или у родителей свои собственные проблемы — уволили с работы, развод, еще какие-то вещи, из-за которых они не могут уделить подростку внимание и ресурсы.

А подростки в принципе склонны эмоционально дисрегулироваться — нервная система меняется, гормональная система меняется, эмоции становятся сильнее, и большинство подростков испытывает эмоции более сильные, чем они бы сами хотели и чем для них было бы комфортно. И в какой-то момент такой подросток может себя порезать. Подсмотрел где-то — в классе, в интернете, в книгах — где угодно, этого стало сейчас много. Не нужно иметь какую-то особую патологию или проблему, чтобы попробовать это сделать.

Недавняя статистика по западным странам — около 30% подростков сейчас имеют хотя бы однократный опыт самоповреждения.

И вот подросток по тем или иным причинам порезал себя, ну, накипело, родители видят порезы, хватаются за голову — Боже мой, у нашего ребеночка, оказывается, проблемы! Они становятся крайне внимательными, начинают какие-то активные действия, переводят его в другой класс или школу. Понятно, что такие вещи не бывают надолго — месяц-два, а потом все возвращается к тому, как все было.

Но мозг ребенка уже помнит, что есть способ, которым он может получить то, чего не получается добиться никак иначе. И тогда самоповреждения могут повторяться. И если окружающие его люди ведут себя таким образом: до самоповреждения — игнорируют и не поддерживают, а после — становятся теплыми, ласковыми и помогающими — это определенная дрессировка, и самоповреждение становится заученным способом коммуникации.

Зачастую коммуникативная функция и саморегуляция сопутствуют друг другу: я не могу себя отрегулировать, поэтому чувствую себя плохо и в связи с этим нуждаюсь в помощи, я режусь и окружение реагирует таким, нужным, образом. Так что резаться, получается, эффективно. Важно понимать, что это не обязательно рефлексируется самим подростком: часто человек сам не понимает, почему так неудержимо хочется снова и снова делать это, ругает себя за «плохое поведение», даже пытается сам себя наказывать… Иногда тоже посредством способов, ухудшающих ощущение эмоциональной боли и провоцирующих новые эпизоды самоповреждения.

Удовольствие посреди боли но если эту боль убрать

— Чаще всего систематическое поведение берет начало в подростковом возрасте?

— Да, в этом возрасте эмоции становятся сильными, и эти дефициты — неумение себя успокоить или утешить другими способами — проявляются особенно ярко. Поэтому подростки экспериментируют с новыми способами — алкоголь, наркотические вещества, туда же — компьютерные игры, импульсивные покупки, переедание, диеты, многое другое.

Эти способы иногда помогают, да, но у них негативная оборотная сторона, все понятно: жизнь пройдет мимо, станешь алкоголиком и зависимым. В то же время, выпил — и чувствуешь себя более уверенным в компании; не знаешь, куда деться, скучно и не с кем погулять, потому что тебя недолюбливают одноклассники — пошел на компьютере играть, там прикольно.

Это становится работающими методами, когда уже есть довольно мощные эмоциональные потребности, но нет других понятных способов их удовлетворять.

У большинства со временем это проходит или отходит на второй план — они находят другие, более экологичные способы как-то справляться. Некоторые не находят и продолжают это делать — в результате, например, спиваются или продолжают резаться.

— Есть примерная статистика — у какой доли людей такое поведение сохраняется и во взрослом возрасте, когда оно уже причиняет социальный дискомфорт?

— Самоповреждение — довольно неприятный процесс. Если спросить человека: представь, ты себя хорошо чувствуешь, у тебя нет к себе каких-то серьезных претензий, ты вполне удовлетворен тем, какой ты человек, у тебя есть ощущение собственного достоинства, есть взаимопонимание и тебя устраивают отношения с близкими и друзьями, ты способен в достаточной степени контролировать себя и свое поведение, умеешь при необходимости успокоиться, ты умеешь себя развлечь и ведешь ту жизнь, какую бы ты хотел. Если бы все это у тебя было, стал бы ты заниматься самоповреждением? Я не видел человека, который бы ответил утвердительно при такой формулировке.

Но если спросить просто — тебе это нравится? — многие говорят: да, я получаю от этого удовольствие, мне это нравится. Но это удовольствие на контрасте: мне становится легче, я чувствую себя сильным, я шрамами показываю другим людям, как я страдаю.

То есть это удовольствие посреди боли — но если эту боль убрать… Последние данные говорят, что клинически значимое расстройство в течение жизни отмечается у 4-6% людей в общей взрослой популяции, в более молодых группах процент выше: у молодых взрослых — 10%, у подростков — около 20-30%.

— Люди, как правило, повреждают себя в незаметных местах?

— Очень по-разному и зависит от контекста. Кто-то режет себя там, где никто не может заметить, кому-то важно, чтобы другие люди видели, что у него есть внутренняя боль, это такая часть идентичности.

Ты что-то скажешь, а они будут шмонать твой рюкзак

— Что может сделать сам человек, занимающийся самоповреждениями, если он осознает, что он сам, вероятно, не в порядке?

— Во-первых, это психотерапия — она для этого и предназначена. Кроме того, есть очень неплохие руководства для самопомощи — это обычно такие тексты с достаточно простыми навыками «как себя успокоить», «что делать, если у вас эмоциональный кризис».

Есть две часто рекомендуемые практики. Во-первых, это разные способы отвлечься, переключиться во время кризиса. Это не глубокие вещи — как менять стиль мышления, а простые способы: стиснуть в кулаке кубик льда, он вызывает сильные физические ощущения, но не повреждает при этом. Или, например, съесть лимон.

Второе — выбрать близких людей, к которым можно обращаться и которые будут поддерживать и не будут ругать. Чтобы можно было позвонить кому-то и была возможность поделиться в момент, когда есть желание порезаться. То есть, помимо терапии — социальная поддержка и способы отвлечения.

Иногда рекомендации такого круга кажутся довольно примитивными, но это не значит, что они очевидны всем. Приведу пример: в школьном возрасте я ходил в секцию по карате и случайно обнаружил, что, когда я злюсь и много раз отжимаюсь, мой гнев уменьшается. Потом я вырос, и когда сильно злился на кого-то, уходил в другую комнату — отжиматься. Это работающая стратегия, и мне сейчас она кажется очевидной — но если бы у меня не было этого опыта в школьной секции, мне бы это, наверное, и в голову не пришло. Про кубик льда, например, я узнал, только когда стал заниматься темой самоповреждения профессионально.

Но важно понимать, что самопомощь имеет свои ограничения, и зачастую, конечно, нужна систематическая поддержка и помощь других людей, в том числе — профессионалов, чтобы научиться справляться с такими вещами.

Фото: PhotoStock-Israel

— Близкие или партнеры такого человека могут что-то сделать? Как им правильнее реагировать?

— Если говорить про близких — советы, как поступать правильно, дать легко, гораздо сложнее их выполнить. Экспериментируют с самоповреждениями многие подростки, но в систематическое поведение это переходит не у всех, а обычно как раз у тех людей, в окружении которых нет достаточного ресурса, чтобы адекватно отреагировать и поддержать. То есть зачастую близкие просто не имеют возможности отреагировать именно таким, необходимым, образом — если бы могли, уже давно бы это сделали.

Главная рекомендация, конечно, в том, что не нужно остро реагировать сразу после эпизода самоповреждения, нужно вести себя максимально спокойно, без ажиотажа, не усугубляя таким образом ситуацию.

Я знал одну девушку, которая при недопонимании или ссоре с молодым человеком повреждала руки и приходила с этим к нему. Он становился ласковым, добрым, понимал, как ей плохо, бинтовал.

Так вот — так делать не нужно. Это увеличивает шансы, что в следующий раз, когда человек почувствует себя плохо или ему нужна будет поддержка, самоповреждение станет инструментальным способом ее получить. Ощущение заботы не должно увеличиваться непосредственно после самоповреждения. Нужно оказать физическую помощь, если это необходимо — вызвать скорую, например. Но на практике это не у всех получается — как же я могу не пожалеть свое дитятко родное.

— Не будешь ли ты, как партнер или родитель, при таком поведении казаться человеком холодным и отстраненным?

— О том и речь, поэтому многим сложно это сделать. И это большая проблема: чтобы не быть холодным и отстраненным, нужно больше заботиться до начала самоповреждения.

Систематическая проблема возникает там, где окружение не способно обеспечивать это не в экстремальном режиме. Смотрите: мать в одиночку воспитывает дочь-подростка, работает по 12 часов, девочка чувствует себя заброшенной. Маме говорят: дайте ей почувствовать, что дочка вам нужна, проводите больше времени с ребенком — например, испеките вместе торт. А мама домой приходит к полуночи, ей хочется упасть в кровать и умереть, а ей говорят — испеките торт. Проблема зачастую в этом — как найти и достать эти ресурсы.

Так или иначе, суть в следующем: прежде чем вкладывать свои ресурсы, нужно понять, в чем заключается функция при самоповреждении в конкретном случае. У одного это может быть — «мне нужно, чтобы обо мне позаботились, потому что меня обижают в школе, обеспечили некую безопасность». Кому-то, наоборот, нужна свобода — потому что 10 кружков и секций, каждый шаг расписан, «я чувствую себя как в тюрьме, а когда режусь, обретаю внутреннюю свободу».

Другому очень нужно дать понять, что его любят. То есть, пока мы не поймем, что человеку нужно на самом деле, какая функция у такого поведения, с самим поведением сложно что-то сделать. Нужно разобраться или самостоятельно, или со специалистом — а что происходит-то вообще? За таким поведением у каждого человека стоят конкретные и уникальные потребности.

И тут есть еще одна проблема — часто разобраться очень сложно, потому что подросток не хочет говорить. Или он и хотел бы, но не имеет возможности. Привожу пример: религиозная мама, неверующая или в кризисе веры дочь — вдруг всплывают, допустим, ее откровенные фотографии, которые кто-то угрожает слить в интернет. Девочка чувствует себя ужасно, но вы думаете, она маме скажет? Той маме, которая уже давно вслух лишь ужасается грехам молодежи.

Поэтому важнейшая профилактика – это строить отношения с близким таким образом, чтобы человек не боялся рассказать, что реально его беспокоит.

Помните, несколько лет назад была история с «синими китами», и многие родители бросились проверять переписку своих детей.

— И сделали еще хуже?

— Ну конечно. Это именно та история: ты что-нибудь скажешь, а тебе потом прилетит, начнут шмонать твой рюкзак и так далее. То есть должна быть атмосфера, дающая понять — после того, как ты что-то откровенно расскажешь, не случится последствий, которых ты вовсе не хотел.

Поэтому специалисты, психологи здесь в удобном положении — они в нейтралитете, они не заинтересованные лично люди. И им часто рассказывают вещи, которые не говорят родителям, мужу, близкому человеку.

Важно, чтобы терапевт имел опыт работы с этой проблемой

— Если родители или партнер сами не справляются и аккуратно предлагают близкому терапию, то какой она должна быть — к кому идти?

— Есть нюансы. Важно понимать, что стадия развития психотерапии сейчас такова, что личность специалиста зачастую более важна, чем модель, в которой он работает. Есть универсальные вещи, которые делают хорошие специалисты, работающие при этом в разных терапевтических школах и разных модальностях.

В принципе существует терапия, специально разработанная под помощь людям с самоповреждениями — это диалектическая поведенческая терапия, которой я как раз занимаюсь. Изначально она была разработана для женщин с самоповреждениями, специально «заточена» под эту тему, потом ее «докрутили» и для работы с мужчинами. Протоколы для работы с самоповреждениями есть и в когнитивно-поведенческой терапии. Это более широкий термин, а диалектическая поведенческая терапия — это ее узкое ответвление. Но это не значит, что другие методы терапии не эффективны.

Существуют проблемы с исследованиями, есть проблема так называемого вердикта птицы Додо — по аналогии с «Алисой в стране чудес», где герои играли в крокет и птица Додо затем сказала: все победили и все должны получить призы.

Примерно так сейчас обстоят дела в психотерапии — мы можем найти исследования, подтверждающие эффективность практически каждого вида терапии. Все победили и все должны получить призы. И сейчас в профессиональном сообществе пытаются понять, где тот или иной метод действительно эффективен, а где его просто сильнее пролоббировали или он по историческим причинам оказался популярен в конкретной стране или в определенных профессиональных советах, отвечающих за рекомендации. Много копий ломается на эту тему.

Важно, чтобы терапевт имел опыт работы с этим кругом проблем, в какой бы модальности он ни работал — то есть опыт работы с самоповреждениями, а не только с паникой или тревогой, например.

Плюс при выборе психотерапевта важны рекомендации и репутация, свидетельствующие о том, что это вменяемый специалист, который не будет говорить что-нибудь из серии: «А про свою маму ты подумал?»

Потому что случается, сами терапевты иногда приходят в ужас от самоповреждения или суицидальных попыток и мыслей. Не все имеют, с одной стороны, достаточную смелость, а с другой — достаточную подготовку, чтобы работать с такими вещами.

www.pravmir.ru

Самоповреждения среди подростков – причины и терапия

В подростковом возрасте особенно обостряются реакции ребенка на стрессовые факторы, с которыми он не может справиться самостоятельно. Это приводит зачастую к деструктивному поведению подростков, в том числе к членовредительству. MedAboutMe расскажет об аутоагрессии подростков.

Подростки не могут справиться с негативными эмоциями

Подростковый возраст характеризуется повышенной конфликтностью с учителями, сверстниками, родителями, проблемами в школе и семье. Мало кто из подростков может адекватно на них реагировать и самостоятельно справиться с ними посредством увлечений, хобби, спортивных занятий. Вместо этого многие подростки демонстрируют аутодеструктивное поведение, имеющее разрушительный характер, отклоняющееся от общепринятых норм и приводящее к искажению восприятия действительности, снижению самокритичности, эмоциональным нарушениям. В современном мире деструктивное поведение все чаще и чаще находит свое проявление в образе жизни молодежи, в ее увлечениях, в субкультурах, пропагандирующих депрессивные мысли и идеализирующих смерть. Многократно повысилось увлечение экстремальными видами спорта, такими, как паркур, бейсджампинг или зацепинг. Многие психологи говорят об отсутствии у современных детей подросткового возраста одних из главных инстинктов человека — инстинкта самосохранения и целостности тела. Одним из таких проявлений разрушительного поведения является самоповреждение, как ответ на невозможность высказать негативные эмоции другим способом.

Родители последними узнают правду о ребенке

Родители последними узнают правду о ребенке

Большинство родителей таких детей не замечают самоповреждений своего отпрыска в течение долгого периода времени. Поскольку те тщательно скрывают свои раны — носят одежду с длинным рукавом даже в летнее время и не посещают бассейн или баню, закрывают комнату, а при заходе взрослых в нее быстро одеваются. Хотя, с другой стороны, есть подростки, наоборот, демонстрирующие свои ранения с целью привлечь внимание окружающих. Порою только необходимость оказания медицинской помощи в случае инфицирования раны или открывшегося кровотечения заставляет родителей узнать всю правду о своем ребенке. И в этом случае им надо проявить адекватные реакции на происходящее, хотя, конечно, это нелегко сделать, ведь мотив таких поступков им неизвестен и пугает возможность последующего суицида. Однако, по данным психологов, подростки, прибегающие к аутоагрессии, не ставят своей конечной целью покончить жизнь самоубийством. Они просто не видят другого способа для сброса излишних эмоций, снятия напряжения от внешнего давления, поэтому прибегают к членовредительству как отвлекающему маневру. Таким образом, душевный дискомфорт заглушается физической болью.

Аутоагрессия — поведение подростков, направленное на нанесение ран самому себе

Психологи выделяют перечень самоповреждений, наносимых в процессе аутоагрессии. Поведение подростков в этом случае направлено на членовредительство или модификацию своего тела.

  • Пирсинг, татуировки и перфорация различных частей тела с помещением туда посторонних предметов (создание тоннелей).
  • Расчесывание швов, родинок, ран, язв. Действия непрерывного и навязчивого характера, например, обкусывание до крови ногтей и губ, теребление мочек ушей, щипание и чесание кожи, вывихи пальцев и т. д.
  • Самопорезы.
  • Битье головой, ногой или кулаком о стены или мебель, самоизбиение.
  • Уколы подручными средствами: гвоздями, проволокой, ручкой и т. д.
  • Ожоги окурками сигарет или нагретыми на огне предметами.
  • Расстройство пищевого поведения (анорексия, булимия).
  • Злоупотребление алкоголем и прием психостимулирующих препаратов.

По статистике, примерно один из пяти подростков наносит себе раны, причем девочки занимают в этом объеме 70%. Первое проявление аутоагрессии приходится на возраст 12-13 лет.

Подростковый возраст — трудности самореализации

Подростковый возраст — это период не только гормональных изменений, когда переизбыток одних гормонов и недостаток других приводят к изменениям на физиологическом и психологическом уровне. Это также период самопознания своих возможностей, экспериментов и борьбы за самостоятельность. Именно в подростковом возрасте так необходимо выделиться из общей «серой» массы. Поэтому поведение подростков по нанесению самоповреждений в их среде часто поддерживается и стимулируется, рассматривается как смелый и неординарный поступок. Зачастую к этому методу прибегают дети из одной социально-возрастной группы или молодежной субкультуры.

Терапия самоповреждения у подростков

Терапия самоповреждения у подростков

Поведение подростков, прибегающих к членовредительству, обязательно должно корректироваться. Опасность суицида очень высока, даже если ребенок не ставит это своей целью. Риск повышается в несколько раз при наличии у него психических заболеваний. Длительность аутоагрессии является основополагающим фактором в терапии. Чем дольше практикуется такое поведение, тем сложнее отказаться от вредоносной практики замещения эмоций. Поэтому так важна внимательность родителей и ранняя психотерапевтическая работа не только с подростком, но и с членами семьи. Подход в лечении самоповреждений может включать в себя психоанализ, когнитивно-поведенческую и психодинамическую терапию, фармакологию.

Какой бы метод не выбирался, на главном месте, помимо длительности этого периода, остается определение истинных первопричин деструктивного поведения подростков. Определив их правильно, можно рассчитывать на более эффективную результативность лечения.

Общие принципы психотерапии заключаются в следующем:

  • уменьшение частоты и интенсивности самоагрессии;
  • предотвращение хронизации;
  • закрепление в сознании подростка безопасных и жизнелюбивых паттернов (шаблон или модель поведенческих реакций).

Необходимо научить подростка прогнозировать негативную стрессовую ситуацию, прибегать к альтернативным способам ее решениям, пользоваться методами релаксации. Высокое эмоциональное напряжение, резкие перепады настроения или депрессивный синдром успешно снимаются применением психотропных препаратов. В рамках психотерапии должны учиться правильно и адекватно реагировать на аутоагрессивное поведение подростка все члены его семьи.

medaboutme.ru

Самоповреждение — причины, симптомы и лечение

Оставьте заявку и в течение нескольких минут мы подберем вам проверенного врача и поможем записаться к нему на прием. Или подберите врача самостоятельно, нажав на кнопку «Найти врача».

Найти врача

Причины

Выделяют три вида самостоятельного истязания: серьезное, стереотипическое и умеренное.

Серьезное самоповреждение – это удаление органов или частей тела (глаз, ушей, конечностей, гениталий). Оно встречается очень редко и в большинстве случаев имеет определенный символический смысл. Его основными причинами являются:

  • шизофрения;
  • маниакальный синдром;
  • глубокая депрессия;
  • транссексуализм;
  • острая наркотическая или алкогольная интоксикация.

Стереотипическое самоповреждение – ритмичные монотонные действия, наносящие вред человеку (удары головой о стену, укусы). Оно характерно для людей с задержкой в развитии, аутизмом и синдромом Туретта.

Умеренное самоповреждение проявляется в виде поверхностного травмирования собственного тела (порезов, расцарапываний, вырывания волос). Им занимается около 4% населения. Основная часть из них – дети подросткового возраста (в большинстве случаев – девочки). Кроме того, склонность к самоповреждению наблюдается среди:

  • ветеранов войны;
  • заключенных;
  • гомосексуалистов;
  • воспитанников интернатов;
  • людей, подвергавшихся насилию в детстве.

Основные причины умеренного самоповреждения – различные эмоциональные проблемы: душевная боль, внутренняя пустота, чувство вины, желание привлечь к себе внимание. Кроме того, членовредительство может быть следствием приема психоактивных веществ или одним из проявлений психических дисфункций:

  • пограничного расстройства личности;
  • посттравматического синдрома;
  • антисоциального расстройства;
  • депрессии;
  • биполярного аффективного расстройства;
  • расстройства пищевого поведения (анорексии, булимии) и так далее.

Патогенез

Существует три основных теории, которые объясняют, почему самоповреждение становится повторяющимся поведением:

  • серотониновая;
  • опиатная;
  • кортизоловая.

Согласно серотониновой теории у некоторых людей в организме вырабатывается недостаточный уровень серотонина, поэтому они хуже справляются со стрессовыми ситуациями. При нанесении аутоповреждений происходит активизация синтеза этого гормона, и у человека улучшается самочувствие.

Опиатная теория состоит в следующем. Травма запускает противоболевую систему головного мозга: начинают вырабатываться естественные обезболивающие вещества – опиаты. Они притупляют неприятные ощущения и вызывают эйфорию. В результате возникает зависимость, заставляющая человека повторять самоповреждение.

Кортизол – гормон, который синтезируется в стрессовые моменты и запускает каскад реакций, способствующих защите организма от внешних агрессивных факторов. Но у части людей происходит наоборот – в проблемных ситуациях уровень кортизола снижается. Они сознательно причиняют себе боль, чтобы изменить гормональный фон и справиться с трудностями.

Психологические механизмы самоповреждения:

  • замещение боли – физический дискомфорт приводит к притуплению эмоциональных страданий;
  • усиление ощущений – боль помогает заполнить внутреннюю пустоту, а также доказывает пациенту, что он еще жив;
  • самонаказание – завышенные требования окружающих или реальные проступки заставляют человека наказывать себя.

Иногда с помощью нанесения повреждений подростки пытаются привлечь внимание родителей или друзей. Особенностью этой ситуации является демонстративность травм, в то время как в остальных случаях люди тщательно скрывают следы членовредительства.

Симптомы

Самоповреждение у подростков может проявляться в таких формах, как:

  • порезы кожи острыми предметами;
  • саморасцарапывание кожи;
  • ожоги;
  • препятствование заживлению ран;
  • ущемление частей тела;
  • вырывание волос;
  • ломание костей;
  • втыкание иголок.

Кроме того, многие специалисты относят к самоповреждению употребление токсических веществ, переедание и голодание.

Чаще всего травматизации поддаются руки, ноги и передняя часть туловища. Человек может использовать несколько способов нанесения повреждений. Поводом для членовредительства является любая ситуация, вызывающая тревогу или напряжение. Как правило, люди истязают себя в одиночестве. В редких случаях подростки делают это в небольших группах.

Основной признак самоповреждения кожи – наличие следов (порезов, гематом, шрамов, ожогов). Обычно человек скрывает их под одеждой или объясняет неосторожным поведением. Зачастую он носит с собой острые предметы.

Как правило, расстройство сопровождается другими симптомами, среди которых:

  • трудности с установлением межличностных связей;
  • склонность к рефлексии;
  • импульсивность, тревожность, поведенческая нестабильность;
  • недовольство жизнью и так далее.

Диагностика

Обнаружив у подростка признаки самоповреждения острыми предметами, необходимо проконсультироваться с психологом. В ходе беседы врач проведет опрос и установит причины аутоагрессивного поведения. При необходимости он направит пациента к психиатру для постановки клинического диагноза.

Кроме того, может потребоваться осмотр у дерматолога, травматолога или терапевта для определения характера и тяжести повреждений.

Лечение

Как избавиться от склонности к самоповреждению? Прежде всего необходимо, чтобы пациент признал проблему, а также выяснил ее причины совместно с психологом. Зачастую подросток не может объяснить, почему он ранит себя. Узнать глубинные предпосылки аутоагрессивного поведения получается только с помощью психоанализа.

Алгоритм лечения самоповреждения подбирается индивидуально. Он может включать одно или несколько направлений психотерапии:

  • когнитивно-поведенческую терапию;
  • диалектическую поведенческую терапию;
  • техники, целью которых является развитие внутренней осознанности.

Могут использоваться медикаменты – антидепрессанты, транквилизаторы, нейролептики и так далее. Их прием должен обязательно контролироваться врачом.

Для того чтобы эффективно бороться с самоповреждением, пациенту необходимо корректировать свое поведение. Специалисты рекомендуют постепенно заменять привычку резать или царапать себя в тревожных ситуациях на менее травматичные действия. Например, надевать на запястье резинку и дергать за нее при возникновении желания нанести себе травму. Другие варианты замещения – крик, удары по боксерской груше, разрывание бумаги

Кроме того, пациенту следует отвлекаться от навязчивых мыслей с помощью физических упражнений, прогулок, танцев, занятий музыкой и так далее. Если человек страдает от внутренней опустошенности, в качестве усилителя ощущений можно использовать холодный душ.

Самоповреждение у подростков требует участия всей семьи. Необходимо поддерживать ребенка и обсуждать с ним его чувства.

Прогноз

Возможные последствия самоповреждения в подростковом возрасте:

  • закрепление поведенческой схемы, в основе которой лежит использование аутоагрессии вместо конструктивных решений в сложных жизненных ситуациях;
  • инфицирование ран;
  • формирование шрамов и увечий;
  • нанесение повреждений, несущих угрозу для жизни.

Грамотная психотерапевтическая помощь позволяет скорректировать поведение и устранить склонность к самоповреждению.

Профилактика

Профилактика самоповреждения заключается в своевременном решении психологических проблем и лечении расстройств поведения.

Liqmed напоминает: чем раньше вы обратитесь за помощью к специалисту, тем больше шансов сохранить здоровье и снизить риск развития осложнений.

Найти врача

liqmed.ru

Самопорезы на руках у подростков, причины самоповреждений

В подростковом возрасте ребенок учится самостоятельно решать задачи, которые перед ним стоят, — часто методом проб и ошибок. Подростки без звукового вектора (обладатели любых других семи векторов) имеют вполне понятные материальные желания, и точка приложения усилий для них более очевидна. А что делать подросткам со звуковым вектором, желания которого никак не связаны с материальным миром?

0 3531 31 Марта 2018 в 02:08

Автор публикации: Екатерина Крестникова, врач – психиатр-нарколог
Редакторы:Евгения Алексеева, врач;
Диана Кирсс, семейный врач

В своей практике детского психиатра я часто сталкиваюсь с подростками, у которых при осмотре обнаруживаются самопорезы на руках и следы от самоприжиганий сигаретами и других способов самоповреждения. Если это мальчики 14-16 лет, то часто они поступают по линии военкомата. Если девочки, значит, самопорезы и самоповреждение у подростка заметили родные или педагоги и забили тревогу. Скорее всего, таких девочек даже больше, чем я вижу на приеме. В этой статье я расскажу о тех детях, которые скрывают подобные действия. Они понимают, что сделали что-то не то. Носят длинные тугие рукава, чтобы скрыть самопорезы на руках от родных и в школе. Иногда делают поверх шрама татуировку, чтобы замаскировать самопорезы, самоповреждения и ожоги. Что происходит с такими детьми? Почему они наносят себе самоповреждения?

Почему подростки наносят себе самопорезы и самоповреждения на руках?

Никто не причиняет себе физического вреда вдруг, ни с чего! Родители часто комментируют это по-своему: «Дурак, потому и сделал/сделала!» Так ли это? Или: «Это от стресса!» От какого такого стресса ребенок будет резать себя добровольно?

Каждый человек стремится получать радость от жизни. Делать те действия, от которых ему хорошо жить. Но в случае с этими детьми так не получается. У них не получается жить в удовольствие!

Из бесед с подростками, которые приходят с самопорезами, самоповреждениями на руках, я понимаю, что это обладатели кожно-звуковой связки векторов. Иногда есть и другие вектора, например зрительный, анальный. Современные подростки в крупных городах и особенно мегаполисах сложно устроены, часто они полиморфы, обладатели 3-5 векторов, с большим объемом психики, и разобраться в причинах их поведения бывает трудно. Но с помощью системно-векторной психологии Юрия Бурлана это возможно.

Значение подросткового возраста. Причины самопорезов и самоповреждений у подростков. Роль звукового вектора

После подросткового возраста развитие векторов заканчивается, и в дальнейшем человек реализует тот объем психического, что наработал в процессе развития до пубертата. В подростковом возрасте ребенок учится самостоятельно решать задачи, которые перед ним стоят, — часто методом проб и ошибок. Подростки без звукового вектора (обладатели любых других семи векторов) имеют вполне понятные материальные желания, и точка приложения усилий для них более очевидна. А что делать подросткам со звуковым вектором, желания которого никак не связаны с материальным миром? При этом у них нет информации о себе, о своей психике и они не понимают, что с ними происходит.

Самопорезы фото

Звуковой вектор — это психическая доминанта. Именно звуковой вектор стремится к раскрытию нематериального мира, замысла Мироустройства. Это его главное желание, и когда оно не исполняется, человек испытывает душевное страдание. Часто оно начинается именно в подростковом возрасте. В этот период происходит много нового для ребенка. Начинается гормональная перестройка организма, появляется желание понравиться противоположному полу, стремление утвердиться в подростковом коллективе, найти свое место. А тут еще возникает вопрос о смысле жизни.

Если раньше философия, музыка, физика облегчали состояния звуковиков, занимали их ум, то теперь уже нет. Так постепенно начинает нарастать неудовлетворенность в звуковом векторе подростка. Особенно если он рос или растет в неблагоприятной звуковой обстановке — слышит крики и ссоры родителей, нежелательные смыслы в свой адрес.

Подростку со звуковым вектором необходимо напрягать свой абстрактный интеллект, данный ему от природы, но он не знает особенностей своей психики, часто не знает своих способностей. Не понимает, где хочет учиться, — ему все «не то», поэтому поступает в учебное заведение по совету родителей или туда, куда придется.

Может получиться, что прежде отличник, победитель олимпиад по математике и физике, идя наугад, попадает в окружение, где ему не удается применить должным образом врожденные свойства звукового вектора. И звуковая нехватка в нем растет и растет, придавливая все больше. Про таких детей говорят: «раньше был надеждой школы, но ничего путного из него не выросло, ничего не добился». В смысле, не смог реализовать себя в социуме из-за страдания в его звуковом векторе, с которым он сам не знает, что делать.

Общаясь в компании сверстников, подросток замечает, что он не такой, как все, как бы не от мира сего. У него не получается жить, как другие (люди без звукового вектора), как бы он ни пытался!

Я часто сталкивалась с подростками, которые в депрессивных состояниях уходили по ночам бродить по городу, по кладбищам. Их искали родители, искала полиция. Им приписывали девиантное поведение и бродяжничество. Часто они ищут места, где темно, тихо и никого больше нет. Кладбище оказывается одним из таких мест, где только ты и твои мысли о смысле жизни. «Оставьте меня в покое!» — это желание звукового человека не в самом хорошем состоянии.

Человек со звуковым вектором, который не может наполнить свое стремление к нематериальному в материальном мире досуга и развлечений, даже если в нем есть учеба и подработка, может заболеть настоящей звуковой депрессией. Депрессия у подростков со звуковым вектором — частое явление. Редко кто из родителей и даже самих детей это осознает.

У меня на приеме были всего лишь единичные обращения подростков с жалобами на депрессию и ее симптомы. Чаще всего девочка или мальчик пытаются подражать окружению. Веселиться и жить, как они. Но не выходит. Ненаполненный звуковой вектор болит нестерпимо так, что не существует большей душевной боли. И тогда они находят некий выход, временно облегчающий их состояние, — причиняют себе самоповреждения.

Роль кожного вектора в причине нанесения самопорезов и самоповреждений у подростков

Склонность к самоповреждениям и самопорезам встречается у кожно-звуковых подростков, которые подвергались физическим наказаниям в детстве.

Самопорезы на руках картинка

Человек с кожным вектором обладает очень нежной кожей с низким болевым порогом. И если, наказывая, его бьют — то он переучивается получать удовольствие не от нежности и ласки, как положено, а от боли. Меняются биохимические процессы в головном мозге ребенка. Измененный принцип удовольствия бессознательно толкает ребенка вести себя так, чтобы его опять наказали физически. И хотя ему больно, он будет стремиться к боли именно из-за перестройки системы эндорфинов его организма.

Про таких говорят: «Специально ведет себя так, как будто еще получить хочет!» Именно поэтому в подростковом и уже взрослом возрасте нанесение себе самопорезов и иных самоповреждений, то есть причинение себе физической боли, способствует выделению эндорфинов, гормонов удовольствия, и это становится неким средством для снижения остроты душевной боли, связанной с неудовлетворенным звуковым вектором. Дети пытаются гасить боль души телесно, сами не понимая, зачем они это делают.

Когда это уже навязчивое самоповреждение кожи, психиатром может быть диагностирован синдром самоповреждений или болезнь самоповреждения.

Импульсивно, находясь во власти удушающей звуковой депрессии, в момент отчаянной душевной муки, хуже которой ничего нет, подросток со звуковым вектором наносит себе самопопорезы и самоповреждение на руках, реже ногах, других частях тела. Те, кто курят — тушат о себя сигареты. Тем самым они причиняют боль своему телу, которая на время приглушает боль души. Ведь боль души самая-самая сильная! Временно она уходит. Чтобы потом вернуться вновь.

Именно человек со звуковым вектором разделяет в своем восприятии тело и душу. Тело — это не я. Я — это бесконечная душа. Душа, не находящая ответа на свои вопросы… Которая болит, мечется, не знает, куда податься… А тело? А кому оно нужно, это тело, все равно скоро умрет — так приходят первые суицидальные мысли. Может начать развиваться синдром деперсонализации-дереализации и другие симптомы звукового вектора в болезненном состоянии: нежелание общаться, выходить из дома, чрезмерный сон или бессонница, головные боли, отрешенность от всего и так далее.

Роль других векторов в причинах самопорезов и самоповреждений на руках у подростков

Кроме звукового и кожного, подростки могут обладать еще и зрительным вектором, то есть иметь большую эмоциональную амплитуду. И в случае неправильного воспитания в детстве развитие их чувственной сферы затормаживается, такие дети могут вести себя демонстративно, «вскрывать вены», шантажировать суицидом. Но это совсем другой случай, он будет рассмотрен в следующей статье.

Значение эмоциональной связи между родителем и подростком

Замечая самоповреждения на руках подростка, родители часто бывают в шоке и не могут понять, что происходит. Еще недавно был хороший мальчик или девочка и вдруг превращается не пойми во что! Не слушается, гуляет допоздна, грубит, а тут еще эти самопорезы на руках, странные изменения поведения. Что делать, если продуктивного диалога с подростком не добиться? Как вернуть доверие подростка?

Важно понять особенности психики вашего ребенка и переходного возраста как такового. Это особенный этап, как для подростка, так и для родителей. Понимание того, что с ним происходит, позволит наладить доверительный диалог между вами и помочь ему справиться со сложностями. Даже если ранее с ребенком не было создано качественной эмоциональной связи, то сейчас это можно сделать с помощью тренинга Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Ниже лишь небольшая подборка результатов от матерей, прошедших тренинг:

«Почему твой ребенок ищет смысл жизни и при этом режет свою кожу… И ничего не помогало, ни психологи, ни разговоры по душам, ни запреты, ни угрозы, ничего! И только когда я начала познавать себя с помощью СВП, познавать свою дочь, приняла и поняла, произошел перелом, и вот уже 3 месяца ни одного пореза, а шрамы наконец-то зажили!…начала общаться со мной, мы просто разговариваем! а этого не было больше года, она была полностью закрыта, я не могла пробиться к ней, а теперь она идет на контакт. Это чудо!»

Анна Л., менеджер в цветочной фирме

«Наш сын не изменился, а стал, наконец, собой»

Наталья О., переводчик, инженер

«Можно сказать, что СВП сняла меня с подоконника»

«Бесследно ушли депрессии, страдания, суицидальные мысли…»

Изображение самопорезы у подростков

Регистрируйтесь на бесплатный онлайн-тренинг «Системно-векторная психология», чтобы лучше понимать себя и своего ребенка. Дайте шанс звуковой душе понять себя.

Продолжение следует…

Корректор: Наталья Коновалова

Автор публикации: Екатерина Крестникова, врач – психиатр-нарколог
Редакторы:Евгения Алексеева, врач;
Диана Кирсс, семейный врач

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология»

www.yburlan.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о