Содержание

Психосоматические расстройства

Виды психосоматических расстройств

Учитывая большое разнообразие клинических проявлений и многолетнюю историю изучения данной патологии, на сегодняшний день разработано несколько классификаций психосоматических расстройств. Наиболее распространенная классификация включает 4 основные группы:

  • Классические психосоматические заболевания;
  • Соматоформные расстройства;
  • Нозогении;
  • Соматогении.

Хотя и эта классификация не получила широкого распространения у практикующих врачей, она позволяет наиболее логично и понятно систематизировать все психосоматические расстройства. В практике западной психиатрии понятие «психосоматических расстройств» и «соматоформных расстройств» отождествляется.

Психосоматические заболевания в классическом проявлении

К классическим психосоматическим заболеваниям относят те заболевания, причиной которых являются психологические травмы, хронический стресс, хроническая усталость, отсутствие полноценного отдыха и другие психогенные воздействия. Огромную роль в развитии психосоматических заболеваний играет и тип личности человека, особенности эмоционального реагирования на внешние раздражители. Изначально под классическими психосоматическими заболеваниями подразумевали семь патологий («чикагская семерка» или «святая семерка»):

  • Эссенциальная артериальная гипертензия;
  • Язвенная болезнь 12-перстной кишки;
  • Неспецифический язвенный колит;
  • Бронхиальная астма;
  • Тиреотоксикоз;
  • Ревматоидный артрит;
  • Нейродермит.

Позже к психосоматическим заболеваниям добавлены сахарный диабет 2 типа, ожирение и даже ишемическая болезнь сердца. В настоящее время рассматривается вопрос о причислении к данной группе радикулитов, мигрени, синдрома раздраженного кишечника, дискинезии желчного пузыря, псориаза и некоторых других заболеваний.

Соматоформные расстройства

При соматоформных расстройствах пациент предъявляет большое количество серьезных жалоб со стороны органов и систем при одновременном отсутствии в них каких-либо объективных патологических изменений. Это подтверждается многочисленными лабораторными и инструментальными исследованиям, на прохождении которых настаивают сами пациенты. Учитывая отсутствие органической патологии, а иногда даже и функциональных изменений, назначенная терапия оказывается неэффективной. Больной жалуется на непрофессионализм доктора, а доктор относит такого пациента в особую категорию «надоедливых» или «нежелательных» клиентов. К сожалению, такая практика довольно распространена, хотя и неправильная. Данным пациентам показана не «особая категория», а консультация психотерапевта.

Нозогении

Нозогения – патологическая психологическая реакция человека (чаще в виде невроза, астении) в ответ на возникновение у него соматического заболевания. Чаще всего нозогения встречается при болезнях сердечно-сосудистой системы (ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия), при выявлении злокачественных новообразований, при ожидании тяжелого лечения (оперативные вмешательства, длительная иммобилизация после травм или ожогов, химиотерапия).

Соматогении

Соматогении – нервно-психические расстройства, возникающие в результате прямого патологического воздействия на центральную нервную систему и высшую нервную деятельность инфекций, интоксикаций, травм головного мозга, лучевого воздействия, опухолей. Соматогении могут развиваться после гемодиализа, некоторых оперативных вмешательств, после перенесения или в периодах между обострениями тяжелых психических заболеваний.

Лечение психосоматических заболеваний

Для начала давайте разберемся, что такое психосоматические заболевания. Это болезни или болезненные состояния, в формировании которых эмоциональные факторы играют ключевую роль. Толчком к их развитию обычно являются стрессы, внутренние конфликты, напряжение. О таких заболеваниях еще говорят: «на нервной почве».

Психосоматические заболевания имеют совершенно реальные физические симптомы.

Сложность лечения этих заболеваний в том, что только традиционными методами с ними не справиться. Лекарственными средствами можно улучшить состояние, но пока не решена психологическая проблема, высока вероятность рецедивов.

Поэтому наиболее эффективный подход к психосоматическим заболеваниям – одновременно с лечением проводить работу над проблемой с психотерапевтом.

К психосоматическим заболеваниям относятся:

  • ишемическая болезнь сердца и гипертоническая болезнь
  • язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки и хронический неспецифический язвенный колит
  • бронхиальная астма и вазомоторный ринит
  • сахарный диабет и тиреотоксикоз, ожирение
  • ревматоидный артрит
  • мигрень
  • нейродермит, экзема и псориаз
  • склонность к травмам

Все чаще говорят о роли эмоций в возникновении и течении некоторых онкологических заболеваний.

К психосоматическим расстройствам невротического происхождения относят:

  • Вегетативные нарушения, проявляющиеся головокружениями, тошнотой, подъемом или снижением артериального давления, потливостью, побледнением или покраснением кожных покровов, учащенным сердцебиением. Чаще всего такие состояния диагностируются как вегето-сосудистая дистония или нейроциркуляторная дистония.
  • аэрофагия (заглатывание воздуха и отрыжка воздухом)
  • гипервентиляция (или симптом недостаточности вдоха)
  • невротическая гастропатия (боли в области желудка), нарушение моторной функции желудка
  • невротическая кардиопатия (боли в области сердца, спровоцированные страхом сердечного заболевания)
  • синдром раздраженной толстой кишки
  • нейрогенный мочевой пузырь – психологически обусловленное учащенное мочеиспускание.

Как лечить?

Для лечения психосоматических заболеваний применяются различные виды психотерапии. Сразу следует оговорить, что в зависимости от болезни, психотерапия может быть более или менее эффективной. То есть в ряде случаев психотерапия может применяться как один из методов в комплексном лечении, наряду с лечением фармакологическими препаратами или как основной и, реже, единственный и лучший метод.

При ишемической болезни сердца и гипертонической болезни психотерапия применяется исключительно как симптоматическое средство, позволяя снизить артериальное давление, уменьшить кардиологическую боль или снять страх повторных болей. Для этой цели лучше всего подходит гипноз и некоторые виды поведенческой психотерапии.

При лечении язвенной болезни желудка и неспецифического колита применяются те же методы, но их эффективность в данном случае куда выше: в ряде случаев удается добиться полного излечения язвы и профилактики рецидивов.

При лечении

бронхиальной астмы применяется гипноз (традиционный и современный), техники НЛП и терапии линейного времени, поведенческая терапия, гельштат-терапия. В ряде случаев удается добиться значительного улучшения состояния и профилактики рецидивов болезни.

Вазомоторный ринит может быть полностью излечен психотерапией. Здесь особенно эффективен гипноз.

В лечении сахарного диабета психотерапия занимает подчиненное положение, но может быть, как и при тиреотоксикозе, (при котором ее эффективность намного выше) применена в комплексной терапии наряду с лечением лекарственными препаратами. Здесь даже чаще и успешнее других методов применяются техники гипноза.

В лечении переедания и лишнего веса в ряде случаев психотерапия может выступать как единственный или основной метод лечения.

В этой области самым эффективным методом себя зарекомендовала гипнотерапия, НЛП, терапия линейного времени, поведенческая терапия, когнитивная терапия, позитивная психотерапия.

В лечении мигрени применяются чаще и с наибольшим эффектом разные виды поведенческой терапии и гипноза. В ряде случаев удается добиться уменьшения или полного исчезновения мигренозных приступов.

При ревматоидном артрите психотерапевтическая помощь исключительно симптоматическая и сводится к обучению самопомощи для уменьшения боли и других признаков воспаления суставов, а так же к коррекции некоторых личностных установок. Применяется гипноз и когнитивная терапия.

Лечение кожных болезней, таких как псориаз, нейродермит и экзема с помощью психотерапевтических методов эффективно в разной степени. Иногда можно добиться стойкой ремиссии заболевания и научить предотвращать рецидивы, иногда – только уменьшения зуда или количества высыпных элементов. Применяемые здесь методы: гипноз, символдрама, терапия образами, некоторые виды поведенческой психотерапии.

Склонность к травмам лечится с помощью гипноза и различных видов психодинамической психотерапии, включая психоанализ.

Психотерапевтическая помощь при онкологических заболеваниях сугубо симптоматическая и сводится к уменьшению болей, коррекции личностных установок и уменьшению симптомов интоксикации. Здесь применяется гипноз, образные техники (например, техника Саймонтонов), недирективная терапия Роджерса, гельштат–терапия, экзистенциальная терапия.

В лечении психосоматических нарушений в рамках неврозов применяются все виды психотерапии и здесь их эффективность в равной степени высока, так как они создавались прежде всего для лечения именно этих состояний.


Реальные страдания от воображаемых болезней

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Подсознание человека загадочным образом обрабатывает и толкует информацию

Как сказать пациенту, что паралич, слепота или приступы судорог, от которых он страдает, вызваны психологическими причинами? Обозреватель BBC Future поговорил с доктором Сюзанной О’Салливан о том, как наши мысли и чувства воздействуют на наш организм непредсказуемым и порой пугающим образом.

Вскоре после окончания медицинского университета в Дублине Сюзанна О’Салливан познакомилась с пациенткой по имени Ивонн, страдающей от загадочной болезни, с которой доктору еще не приходилось сталкиваться.

Выяснилось, что Ивонн работала в супермаркете и занималась укладкой товара в холодильники. Однажды коллега Ивонн нечаянно брызнула жидкостью для мытья стекол ей в глаза.

Девушка попыталась промыть глаза, ушла с работы и легла спать пораньше, надеясь, что на следующий день все пройдет. Но когда она проснулась, ее зрение только ухудшилось.

Все вокруг было как в тумане, и она едва могла увидеть время на часах. Через сутки она уже не могла отличить день от ночи.

Тем не менее, после полугода обследований врачи пришли к выводу о том, что глаза Ивонн абсолютно здоровы.

В итоге ее перевели в неврологическое отделение, где работала доктор О’Салливан.

Во время обследований Ивонн переводила взгляд со своего мужа на врачей и обратно. Когда доктор поднес офтальмоскоп к ее глазам, она моргнула.

«Все в голове»

У врачей не осталось сомнений, что ее глаза реагировали на окружающую обстановку. Однако Ивонн настаивала на том, что ее окружает полная темнота.

Коллеги доктора О’Салливан предположили, что Ивонн симулирует болезнь, — возможно, чтобы получить денежную компенсацию в судебном порядке. «За такую актерскую игру «Оскар» ей не дадут», — сказал один из них, выходя из палаты.

Однако у доктора О’Салливан оставались сомнения. «Я симпатизировала Ивонн, и мне было жаль ее. Но я не верила в то, что она ослепла», — пишет она в своей новой книге «Это все в вашей голове» (It’s All in Your Head), недавно номинированной на премию Wellcome Book Prize (вручается за лучшие произведения, посвященные медицине. — прим. переводчика).

Теперь О’Салливан понимает, в чем было дело. За годы работы в Королевской лондонской больнице она стала экспертом в области психосоматических заболеваний.

Она лечила пациентов с параличом нижней части тела и с сильнейшими спазмами рук, из-за которых человек не мог пошевелить пальцами.

Одна женщина не могла опорожнить мочевой пузырь без специального катетера.

Когда их обследовали врачи, они не находили физиологических причин этих заболеваний.

Это и дало основание предположить, что проблема заключается не в теле, а в подсознании.

Таким образом, Ивонн вполне могла не знать о том, что с ее зрением все в порядке. Каким-то загадочным образом ее бессознательное отвергало эту информацию прежде, чем она успевала получить ее.

Эта тема показалась мне очень интересной, и я попросил доктора О’Салливан рассказать о ее карьере и недавно написанной книге, в которой описываются эти удивительные случаи.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Пациенты зачастую не могут понять, как их реальные физические симптомы могут иметь психологические причины

Доктор О’Салливан сталкивалась с такими пациентами, как Ивонн, с самого начала своей карьеры. Впрочем, по-настоящему она заинтересовалась ими после того, как начала специализироваться на эпилепсии.

К ней часто обращались пациенты, страдающие от тяжелых приступов. Во время приступа они падали на пол, их тело сводили страшные судороги, и они ничего не могли с этим поделать.

Но когда они приходили на неврологическое обследование, в их мозгу не обнаруживали никаких нарушений, характерных для больных эпилепсией. Эти приступы имели психогенный характер.

«Стало понятно, что об этих довольно распространенных проблемах никто не говорит. О них не пишут в медицинских журналах, их не обсуждают на медицинских конференциях, — рассказывает Сюзанна. — Эту тему незаслуженно обходят стороной».

Подобное пренебрежение ведет к стигматизации людей, страдающих психосоматическими заболеваниями, и в результате многие пациенты, узнав свой диагноз, чувствуют себя оскорбленными.

«Они сразу начинают говорить: «вы думаете, что я это делаю нарочно» или «вам кажется, что это все выдумки, или что я могла бы прекратить это, если бы захотела», — продолжает доктор О’Салливан.

Если вам трудно поверить в реальность этих симптомов, подумайте о том, как ваш организм реагирует на эмоции.

Больные и симулянты

Доктор О’Салливан подчеркивает, что каждый из нас хотя бы раз испытал психосоматические явления на себе.

Так, например, мы плачем, смеемся или дрожим от гнева; горюем так сильно, что не можем подняться с постели; чувствуем тошноту, узнав об отравлении друга.

Известно, что до 30% людей, посещающих семейного врача или терапевта (и 50% женщин, посещающих гинеколога), жалуются на симптомы, которые невозможно объяснить физиологическими причинами.

Это означает, что они могут иметь психосоматическую природу. Разница заключается в том, что у большинства из нас эти чувства проходят, и мы возвращаемся к нормальной жизни, но у пациентов доктора О’Салливан они носят гипертрофированный и хронический характер.

Такое расстройство может длиться месяцы, годы и даже целую жизнь.

Сюзанна подчеркивает, что слепота, апатия, судороги и паралич, имеющие психологическое происхождение, не приносят меньше страданий.

Эти пациенты действительно больны — даже больше, чем многие пациенты с физическими заболеваниями.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Консультации психологов помогли Ивонн восстановить зрение

В качестве примера рассмотрим случай юриста из Лондона по имени Камилла, которой первоначально поставили диагноз «эпилепсия», однако позднее доктору О’Салливан удалось доказать, что болезнь носит психогенный характер.

Камилла поделилась с ней тем, как унизительны для нее эти приступы, как люди, пытаясь помочь, садятся ей на руки или на ноги, чтобы зафиксировать их, и засовывают пальцы ей в рот, чтобы не дать задохнуться.

Однажды в момент приступа над ней склонился мужчина и спросил, все ли у нее в порядке. А затем просто украл ее телефон.

«Но знаете, что происходит чаще всего? Люди снимают меня на видео и уходят, громко смеясь», — рассказала она доктору О’Салливан.

Чем больше мы узнаем об этих пациентах, тем труднее поверить, что кто-нибудь стал бы нарочно подвергать себя подобному унижению.

Впрочем, доктору О’Салливан встречались и симулянты.

Пациентка по имени Джудит жаловалась на приступы судорог — побочный эффект химиотерапии, которую она прошла несколько лет назад, лечась от лейкемии.

Чтобы проверить, так ли это, доктор О’Салливан поместила ее в палату с камерой, которая зафиксировала бы приступ.

Он не заставил себя ждать: в 21:15 медсестра нашла Джудит лежащей на полу без сознания.

Все выглядела так, будто она очень неудачно упала и при падении повредила руку. Но на видео доктор О’Салливан увидела, что никакого приступа не было.

Джудит просто ударила рукой о стену четыре раза, потом аккуратно легла на пол, сбросив на пол тарелку, чтобы привлечь внимание медсестры. Позже обнаружилось, что Джудит никогда не страдала лейкемией.

Из-за пациентов с несуществующими болезнями такие люди, как Камилла или Ивонн, подвергаются осуждению. Тем не менее доктор О’Салливан сочувствует и им.

Диагноз — не приговор

Какие же душевные муки заставляют вести себя подобным образом? Джудит не болела лейкемией, но, возможно, она видела страдания другого человека и так отреагировала на них?

«Симуляция заболеваний, или синдром Мюнхгаузена, — это одно из наиболее серьезных известных мне расстройств», — говорит Сюзанна.

Автор фото, Getty

Подпись к фото,

Власть мозга над телом легко недооценить

В настоящее время крайне мало исследований на тему оптимальных методов лечения психосоматических заболеваний.

Несмотря на это, доктор О’Салливан направляет своих пациентов к психиатрам или специалистам по когнитивно-поведенческой терапии, которые могут обнаружить причину расстройства, будь то травма или сильный стресс.

Иногда им удается добиться положительных результатов. Не во всех случаях заболевание можно связать с конкретным событием, но, например, Камилла сумела понять, что судороги могли возникнуть в качестве реакции на смерть ее младшего сына. Это помогло ей поправиться.

Ивонн же испытывала сильный стресс, пытаясь совместить работу с уходом за детьми, и постоянно подвергалась критике со стороны мужа-деспота.

Как только она научилась справляться с этим, ее зрение начало возвращаться.

Пациентам с параличом или мышечными спазмами может помочь физиотерапия. «Им нужно заново учиться ходить», — говорит доктор О’Салливан.

Это очень тяжело, особенно в случае судорог, которые часто возвращаются. «Нам нужно постоянно поддерживать и подбадривать таких людей».

Доктора О’Салливан очень беспокоит количество неправильных диагнозов. Врачи часто игнорируют психологическую природу этих заболеваний и выписывают пациентам лекарства или даже назначают операции, которые приносят им только вред.

Она говорит, что это можно объяснить опасениями врачей. Им кажется, что упустить физическую причину заболевания намного хуже, чем психологическую.

Тем не менее в обоих случаях пациенту можно нанести непоправимый ущерб.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Игнорирование психологической природы симптомов только продлевает страдания

«Человеку говорят, что у него эпилепсия, пару лет он принимает вредные лекарства, но они не помогают».

За это время болезнь становится неотъемлемой частью жизни пациента: о ней знают его друзья, родственники и работодатель, и принять новый диагноз становится намного сложнее.

«И вы, и ваш доктор уверены в этом диагнозе, и вам никуда от него не деться, — говорит доктор О’Салливан. — Вас лечат от несуществующей болезни, и у вас нет возможности получить необходимую помощь. Вас не направляют на [нужную вам] когнитивно-поведенческую терапию, к физиотерапевту или психиатру».

Сюзанна считает необходимым рассказывать студентам-медикам о психосоматических заболеваниях на самых ранних этапах обучения.

«На мой взгляд, эту тему нужно включить в университетскую программу, — говорит она. — Скорее всего, мне встречались тысячи подобных пациентов, но мне никто не рассказал, как им можно помочь».

А пока она надеется, что ее книга хотя бы привлечет внимание к этому вопросу. Она выяснила, что некоторые пациенты уже не так сильно переживают по поводу своего диагноза и не боятся осуждения.

«Я всей душой желаю, чтобы эта тема обсуждалась в широких кругах и чтобы людям не приходилось испытывать чувство стыда».

Страница не найдена |

Страница не найдена |

404. Страница не найдена

Архив за месяц

ПнВтСрЧтПтСбВс

12131415161718

19202122232425

2627282930  

       

       

       

     12

       

     12

       

      1

3031     

     12

       

15161718192021

       

25262728293031

       

    123

45678910

       

     12

17181920212223

31      

2728293031  

       

      1

       

   1234

567891011

       

     12

       

891011121314

       

11121314151617

       

28293031   

       

   1234

       

     12

       

  12345

6789101112

       

567891011

12131415161718

19202122232425

       

3456789

17181920212223

24252627282930

       

  12345

13141516171819

20212223242526

2728293031  

       

15161718192021

22232425262728

2930     

       

Архивы

Май

Июн

Июл

Авг

Сен

Окт

Ноя

Дек

Метки

Настройки
для слабовидящих

Психосоматические расстройства в общей практике | Медичний часопис

Резюме. В статье уточнены понятия «психосоматические расстройства» и «психосоматические заболевания», описаны синдромология, течение и терапия психосоматических расстройств на современном этапе развития клинической медицины.

УДК 616.89:616.61-008.6

Введение

Актуальность проблемы связана с высокой распространенностью психосоматических расстройств (ПСР), которые практически во всех случаях сопровождаются психопатологической симптоматикой (Михайлов Б.В. и соавт., 2002; Вітенко І.С., 2007). Вне эпидемии респираторных вирусных заболеваний до 60% амбулаторного приема врача общей практики — семейной медицины составляют пациенты с ПСР и психическими расстройствами (ПР) (Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж., 1994). Лечение пациентов с ПСР в кардиологии, гастроэнтерологии и онкологии является одной из нерешенных проб­лем современной медицины и медицинской психологии (Вітенко І.С., 2007).

Традиционно выделяют понятия психосоматического влияния психического состояния на деятельность внутренних органов (в том числе развитие патологических состояний) и соматопсихического влияния функционального состояния внутренних органов и систем (в том числе патологических процессов в них) на психическое состояние пациента (Ушаков Г.К., 1987; Александровский Ю.А., 1993). ПСР включают широкий спектр заболеваний внутренних органов и систем, в возникновении и развитии которых ведущее значение имеет влияние психологических факторов, прежде всего, психических травм (Гельдер М. и соавт., 1997; Педак А.А., 2011).

Собственно ПСР представляют более узкий спектр болезней, которые входят в исторически сложившийся перечень (Казакова С.Є. та співавт., 2004). В классической немецкой и российской психиатрии к ПСР относят бронхиальную астму (БА), гипертоническую болезнь (ГБ), ишемическую болезнь сердца (ИБС), атеросклероз сосудов головного мозга, хронический гиперацидный гастрит, язву двенадцатиперстной кишки, спастический энтероколит, фибромиому матки, сахарный диабет 2-го типа, нейродермит и экзему (Ушаков Г. К., 1987). В синопсисе по психиатрии США — Диагностическом и статистическом руководстве по ПР и нарушениям поведения — кроме ГБ, БА, ИБС, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, к ПСР относят синкопальные состояния, ревматоидный полиартрит, неспецифический язвенный колит и болезнь Крона (Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж., 1994; American Psychiatric Association, 2000).

Клиническая картина

Клиническая картина ПСР включает ряд взаимосвязанных групп синдромов. К ним относят признаки органной патологии (соматические), неврологические и психопатологические проявления (Карвасарский Б.Д., 1990). Соматические симптомокомплексы заболеваний органов и систем включают характерные вегетативные и иммунологические нарушения (Казакова С.Є. та співавт., 2004; Юр’єва Л.М. та співавт., 2005).

Психосоциальные стресс-факторы, вызывая общую адаптационную реакцию, являются значимыми для развития обширного ряда расстройств органов и систем, в частности: патологии сердечно-сосудистой сис­темы, пищеварительной системы, системы крови, иммунологических нарушений (Нуллер Ю.Л., 1998; Юр’є­ва Л.М. та співавт., 2005).

Психопатологическая симптоматика ПСР включает три группы психопатологических синдромов (Карвасарский Б.Д., 1990).

Астенический синдром (АС) является осевым проявлением психопатологии ПСР. Доминируют утомляемость, истощаемость, непереносимость высоких физических и психических нагрузок. Характерны нарушения сна с затрудненным засыпанием и поверхностным сном, не приносящим полноценного отдыха, с желанием поспать подольше по утрам и дневной сонливостью. Состояние закономерно ухудшается к вечеру и облегчается после отдыха. Важным компонентом АС является гиперестезия с повышением чувствительности анализаторов ко всем раздражителям, включая эмоциональные. Характерное проявление — астенопия с появлением рези в глазах и непереносимости яркого света при утомлении. Отмечают вегетативную неустойчивость, метео- и эмоциональную лабильность с неустойчивостью настроения, слезливостью, сентиментальностью. Характерный признак АС — раздражительная слабость со вспышками гнева без жестоких агрессивных действий с последующей разбитостью и сожалением о допущенной несдержанности. Диагностически значимый феномен — «усталость, не ищущая покоя» с тревожной озабоченностью проблемами и стремлением решать их, даже жертвуя временем отдыха. В эмоциональной сфере доминируют подавленность и тревожность (Тиганов А.С. и соавт., 1999).

Аффективные расстройства включают в первую очередь депрессивную симптоматику — неглубокую депрессию с доминированием тревоги и угрюмой ворчливости, ощущение беспокойства на душе, нехватки воздуха, ожидания неприятностей с суетливостью, ухудшением состояния к вечеру, затруднениями при засыпании, нарушениями сна в первую половину ночи. Отметим тенденцию к своеобразной биполярности аффекта со сменой сниженного настроения сентиментальной восторженностью (Марута Н.А., 2000).

Неврозоподобные расстройства (НПР) включают три группы симптомокомп­лексов:

1. Тревожные, тревожно-фобические и обсессивно-компульсивные состояния с общей напряженностью, вегетативными кризами, близкими к паническим атакам, опасениями по типу агорафобии резкого ухудшения состояния в ситуациях, когда невозможно быстро получить помощь, фобиями и обсессиями ипохондрического содержания.

2. Истероформные расстройства с конверсионными нарушениями в виде трансформации психотравмирующих переживаний и эмоциональных нарушений в сомато-вегетативные феномены. Характерны гистрионные проявления в виде демонстративности, преувеличения тяжести страданий, стремления привлечь внимание, вызвать сочувствие, получить поддержку, усиления симптоматики в присутствии наблюдателя, элементами манипулятивного поведения. Отмечают диссоциативные симптомы в виде «кома в горле», дисфонии, парестезий по типу «перчаток и чулок», шаткости при ходьбе и приступов дурноты с «подкатыванием глаз».

3. Соматоформные расстройства с усилением (по конверсионным механизмам) присущих органной патологии сенсорных феноменов, соматовегетативных нарушений и ипохондрических идей (Ушаков Г. К., 1987; Карвасарский Б.Д., 1990; Гельдер М. и соавт., 1997; Тиганов А.С. и соавт., 1999; Казакова С.Є. та співавт., 2004; Педак А.А., 2011).

НПР при ПСР могут сочетаться с АС как проявления акцентуации личности (с тревожно-мнительными, ананкастными, демонстративными чертами) (Ушаков Г.К., 1987; Карвасарский Б.Д., 1990; Казакова С.Є. та співавт., 2004; Юр’єва Л.М. та співавт., 2005). Кроме того, НПР могут быть проявлениями депрессивной симптоматики по типу «фасада» маскированных депрессий (Марута Н.А., Мороз В.В., 2002; Подкорытов В.С., Чайка Ю.Ю., 2003; Мішиєв В.Д., 2004).

Характер психопатологической симп­томатики зависит от нозологической принадлежности органной патологии. Так, для ИБС характерна тревожно-фобическая, для язвы двенадцатиперстной кишки — дисфорическая, для неспецифического язвенного колита — истероформная симп­томатика. Течение ПСР включает закономерное развитие как психопатологической симптоматики, так и органной патологии. Эти компоненты оказывают друг на друга соответственно психосоматическое и соматопсихическое влияние, формируя «порочный круг». При этом в одних случаях ведущее значение имеет психосоматическое влияние психогенной непсихотической симптоматики, как при ГБ, в других — соматопсихическое влияние органной патологии, как при неспецифическом язвенном колите (Ушаков Г.К., 1987; Вітенко І.С., 2007; Дмитриева Т.Б. и соавт., 2009).

Психопатологическая симптоматика имеет определенную этапность развития, соответствующую этапам развития общего невроза. Так, в течение 1-го года заболевания под влиянием психических травм возникают обратимые кратковременные непсихотические расстройства, сочетающиеся с начальными проявлениями органной патологии, что соответствует понятию реакций (соответственно психосоматических или соматопсихических). В клинической картине превалируют гиперстенические астенические расстройства в сочетании с соматовегетативными. В дальнейшем повторные реакции формируют состояния или преходящие развития (Ушаков Г. К., 1987; Карвасарский Б.Д., 1990; Казакова С.Є. та співавт., 2004).

На этапе острого состояния длительностью 1–3 года от начала заболевания в структуре психопатологического симптомокомплекса доминируют гипостенические астенические расстройства, которые дополняются неврозоподобной симптоматикой, отражающей преморбидную акцентуацию личности пациента.

Следующий этап динамики болезни длительностью 3–5 года от первых клинических проявлений определяют как затяжное состояние (Ушаков Г.К., 1987; Казакова С.Є. та співавт., 2004). Отличительной особенностью клинической картины психопатологического компонента болезни является доминирование аффективных, прежде всего, депрессивных расстройств. Имеет место стойкая синдромологически оформленная неврозоподобная симптоматика, формирующая «фасад» маскированной депрессии (Марута Н.А., 2000; Марута Н.А., Мороз В.В., 2002).

Спустя 5 лет отмечают феномен амальгамирования, когда психопатологическая симптоматика сливается с нарастающими изменениями личности, формируя свое­образную личностную аномалию. Эту стадию динамики болезни определяют как психосоматическое или соматопсихическое развитие (Ушаков Г.В., 1987; Дмитриева Т.Б. и соавт., 2009).

Лечение пациентов с ПСР

Лечение включает терапию органной патологии, в соответствии с клиническими протоколами оказания медицинской помощи по соответствующим специальностям, и психопатологической симптоматики, согласно Критериям диагностики и лечения психических расстройств и Клиническим протоколам оказания медицинской помощи по специальности «Психиатрия» (Панько Т.В. та співавт., 2000).

Фармакологическое лечение включает несколько групп препаратов (Александровский Ю.А. и соавт., 2000).

Малые нейролептики: сульпирид, флупентиксол, тиоридазин, алимемазин (Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж., 1994). Антидепрессанты применяют для лечения при депрессивной симптоматике и коморбидной депрессии неврозоподобной симптоматики (ингибиторы обратного захвата серотонина, селективные ингибиторы обратного захвата моноаминов, агонисты мелатониновых рецепторов, препараты зверобоя) (Подкорытов В. С., Чайка Ю.Ю., 2003; Мішиєв В.Д., 2004). Анксиолитики эффективны при АС, тревоге и вегетативных расстройствах. Чаще применяют так называемые дневные транквилизаторы, обладающие активирующим действием и не вызывающие релаксации и сонливости (Вальдман А.В., Александровский Ю.А., 1987; Александровский Ю.А., 1993). Противосудорожные препараты с нормотимической активностью устраняют колебания аффекта и уменьшают продолжительность депрессивной симптоматики (Педак А.А., 2011). Нейрометаболические препараты применяют при органическом поражении структур правого полушария и промежуточного мозга. Отметим ноотропные, вазоактивные препараты, комплексные фитоконцентраты (Підкоритов В.С., 2011).

При астенических и соматовегетативных расстройствах применяют растительные седативные средства: препараты валерианы, пустырника, мяты. Отметим также растительные гомеопатические препараты, оказывающие седативное, вегетостабилизирующее и нормотимическое действие (Панько Т.В. та співавт., 2000). Адаптогены повышают устойчивость нервной, иммунной, а также других систем к действию стрессоров. К ним относят препараты женьшеня, лимонника китайского, аралии маньчжурской, стрекулии. Эффективны производные мелатонина, устраняющие нарушения биологических ритмов и нормализующие сон (Александровский Ю.А., 1993).

Немедикаментозное лечение включает общие физиотерапевтические и бальнеологические методы (Карвасарский Б.Д., 1990; Кутько И.И. и соавт., 1992). В частности применяют д’арсанвализацию волосистой части головы, франклинизацию, гальванический воротник по Щербаку, общую гальванизацию по Вермелю, ионофорез брома и кальция, морские, хвойные, йодобромные ванны, массаж воротниковой зоны, лечебную физкультуру (Карвасарский Б.Д., 1990). Широко используют рефлексотерапию, включая иглорефлексотерапию, электроакупунктуру, электростимуляцию и точечный массаж биологически активных точек (Кутько И.И. и соавт., 1992).

Отдельным направлением лечения непсихотических расстройств при ПСР является латеральная терапия (Чуприков А. П. и соавт., 1994).

Психотерапевтическая помощь при ПСР включает три вида мероприятий. Психологическое консультирование используют с целью формирования позиции личности, которая не восприимчива к психогенным расстройствам, или способна разрешить внутренний конфликт личности. Психокоррекция направлена на создание навыков оптимальной для индивида и эффективной психической деятельности, которая способствует адаптации в обществе. Собственно психотерапия направлена на купирование психопатологической симп­томатики и достижение внутренней и внешней гармонии личности (Михайлов Б.В. и соавт., 2002; Юр’єва Л.М. та співавт., 2005; Дмитриева Т.Б. и соавт., 2009; Кострикин А., 2014).

Психотерапия предоставляет помощь в решении психологических проблем при расстройствах личности легкой/средней степени тяжести, содействие в пре­одолении психологических трудностей и актуализации резервов роста личности. Эффективны следующие варианты психотерапии: когнитивно-бихевиоральная (краткосрочная), семейная, динамическая, экзистенциальная, групповые методы психотерапии (психодрама, гештальт-психотерапия) (Панько Т.В. та співавт., 2000; Михайлов Б.В. и соавт., 2002; Юр’єва Л.М. та співавт., 2005; Дмитриева Т.Б. и соавт., 2009).

При расстройствах, вызванных психотравмирующими ситуациями, проводят выявление возможных психологических причин и источников тревоги, выявление и расширение значимых для больного межличностных связей, необходимых для поддержки и помощи, выведение пациента из сложившейся ситуации или дезактуализация последней, использование релаксационных методов (аутогенная тренировка, эриксоновский метод) (Титаренко Ю.А. и соавт., 2005).

Согласно критериям диагностики и лечения ПР и расстройств поведения у пациентов с различной коморбидной органной патологией, невротическими, связанными со стрессом и соматоформными расстройствами в структуре ПСР, рекомендованы:

  • при агорафобии, социальных фобиях, специфических (изолированных) фобиях, паническом, генерализованном тревожном, обсессивно-компульсивном расстройстве — поведенческая, индивидуально ориентированная психотерапия, аутогенная тренировка, трансактный анализ, гипнотерапия. Индивидуально ориентированную психотерапию, гипнотерапию, аутогенную тренировку применяют при ПСР, спровоцированной реакцией на тяжелый стресс, и при нарушении адаптации, острой реакции на стресс, посттравматическом стрессовом расстройстве, расстройстве адаптации;
  • при диссоциативных (конверсионных) расстройствах — гипнотерапия, индивидуально ориентированная психотерапия, аутогенная тренировка;
  • при соматоформных расстройствах, соматизированном, ипохондрическом расстройстве, соматоформном вегетативном расстройстве — рациональная, групповая, индивидуально ориентированная, семейная, поведенческая психотерапия, аутогенная тренировка;
  • при неврастении — индивидуально ориентированная психотерапия, аутогенная тренировка;
  • при синдроме деперсонализации-­дереализации в рамках невротического расстройства — гипнотерапия, индивидуально ориентированная психотерапия (Панько Т.В. та співавт., 2000).

С помощью психотерапевтических методов воздействуют не только на психопатологические нарушения в структуре ПСР, но и корригируют соматовегетативные функционально-динамические расстройства (со стороны сердечно-сосудистой, дыхательной, пищеварительной и других систем) (Михайлов Б.В. и соавт., 2002; Кострикин А., 2014). Так, при ГБ эффективны гипнотерапия, аутогенная тренировка, методы релаксации с биологической обратной связью. В комплексном лечении пациентов с БА применяют гипнотерапию, аутогенную тренировку, рациональную и групповую, поведенческую и семейную психотерапию. Гипнотерапию, аутогенную тренировку и групповую психотерапию эффективно используют при язве двенадцатиперстной кишки. В терапии нейродермита наряду с суггестивными методами эффективны методы «психотерапии новой волны», включая эриксоновскую психотерапию и метод прогрессирующей мышечной релаксации по Джекобсону.

Курс психотерапии ПСР завершают освоением пациентом методов саморегуляции вегетативных функций путем аутотренинга (Михайлов Б.В. и соавт., 2002).

Организация медицинской помощи

Проведение лечебно-реабилитационных мероприятий пациентам с ПСР предполагает участие в лечебно-реабилитационной работе бригады из нескольких специалистов (Педак А. А., 2011; Підко­ритов В.С., 2011).

Врач общей практики — семейной медицины осуществляет диспансерное наблюдение пациента, лечение органной патологии, в соответствии с клиническими протоколами оказания специализированной помощи, медикаментозное и немедикаментозное лечение ПР, в соответствии с рекомендациями врача-психиатра, реализует программу психотерапевтической помощи и реабилитационных мероприятий, составленную на основе рекомендаций врача-психотерапевта и клинического психолога.

Психиатр консультирует пациента для синдромологической диагностики ПР в клинической картине ПСР и рекомендации лечебно-реабилитационных мероприятий, в соответствии с Критериями диагностики и лечения ПР и клиническими протоколами оказания медицинской помощи по специальности «Психиатрия». Обратим внимание, что, в соответствии с действующим законодательством и Международными статистическими классификациями и диагностическими руководствами, диагностика ПР является прерогативой врача-психиатра.

Психотерапевт консультирует пациента для уточнения особенностей связанной с ПСР социально-психологической дез­адаптации и рекомендаций по проведению психотерапевтического лечения, направленного на симптоматику и коррекцию нарушений личности.

Клинический психолог проводит психологическое консультирование пациента для выявления нарушений личности и предоставления рекомендаций по оптимальной адаптации к неблагоприятным социальным воздействиям.

Выводы

1. Клиническая картина ПСР включает симптоматику органной патологии и психопатологические расстройства.

2. Психопатологическая симптоматика ПСР включает АС, аффективные (депрессивные) расстройства и НПР (тревожно-фобические и обсессивные, конверсионные и диссоциативные, соматоформные).

3. Течение ПСР одновременно с развитием органной патологии предполагает закономерную смену этапов динамики психопатологической симптоматики.

4. Лечение пациентов с ПСР наряду с терапией органной патологии предполагает комплексное лечение коморбидной психопатологической симптоматики.

5. Организация помощи пациентам с ПСР предполагает совместную работу бригады специалистов.

Список использованной литературы

  • Александровский Ю.А. (1993) Пограничные психические расстройства: Руковод. для врачей. Медицина, Москва, 400 с.
  • Александровский Ю.А., Барденштейн Л.М., Аведисова А.М. (2000) Психофармакотерапия пограничных психических расстройств. ГЭОТАР-Медиа, Москва, 250 с.
  • Вальдман А.В., Александровский Ю.А. (1987) Психофармакотерапия невротических расстройств: Эксперим.-теорет. и клин.-фармакол. анализ. Медицина, Москва, 288 с.
  • Вітенко І.С. (2007) Медична психологія: Підручник. Здоров’я, Київ, 208 с.
  • Гельдер М., Гэт Д., Мейо Р. (1997) Оксфордское руководство по психиатрии. Сфера, Киев, Т. 1, 297 с., Т. 2, 433 с.
  • Дмитриева Т.Б., Краснов В.Н., Незнанов Н.Г. и др. (2009) Психиатрия: Национ. руководство. ГЭОТАР-Медиа, Москва, 992 c.
  • Казакова С.Є., Ліньов О.М., Ромашова Т.І. та ін. (2004) Невротичні розлади (клініка, динаміка, систематика): Метод. посіб. Луган. держ. мед. ун-тет, Луганськ, 112 с.
  • Каплан Г.И., Сэдок Б.Дж. (1994) Клиническая психиатрия: из синопсиса по психиатрии. Медицина, Москва, Т. 1, 672 с., Т. 2, 528 с.
  • Карвасарский Б.Д. (1990) Неврозы. Медицина. Москва, 576 с.
  • Кострикин А. (2014) Самоисцеление. СИМ, Харьков, 352 с.
  • Кутько И.И., Стефановский В.А., Букреев В.И. и др. (1992) Депрессивные расстройства. Здоровье, Київ, 130 с.
  • Марута Н.А. (2000) Эмоциональные нарушения при невротических расстройствах. Арсис ЛТД, Харьков, 159 с.
  • Марута Н.А., Мороз В.В. (2002) Невротические депрессии (клиника, патогенез, диагностика и лечение). Арсис ЛТД, Харьков, 144 с.
  • Михайлов Б.В., Табачников С.И., Витенко И.С., Чугунов В.В. (2002) Психотерапия (учебник для врачей-интернов высших медицинских учебных заведений III–IV уровней аккредитации). Око, Харьков, 768 с.
  • Мішиєв В.Д. (2004) Сучасні депресивні розлади: Керівництво для лікарів. Видавництво МС, Львів, 208 с.
  • Нуллер Ю.Л. (1998) Парадигмы в психиатрии. Изд-во Ассоциации психиатров Украины. Киев, 40 с.
  • Панько Т.В., Явдак І.О., Колядко С.П. та ін. (2000) Критерії діагностики і лікування психічних розладів та розладів поведінки у дорослих: Клін. посіб. Арсис ЛТД, Харків, 303 с.
  • Педак А.А. (2011) Психические и психосоматические расстройства в клинике врача общей практики — семейной медицины. Илион, Николаев, 695 с.
  • Підкоритов В.С. (2011) Сучасна діагностика і лікування в психіатрії: Довідник лікаря. Доктор-Медіа, Київ, 292с.
  • Подкорытов В.С., Чайка Ю.Ю. (2003) Депрессии. Современная терапия: Руковод. для врачей. Торнадо, Харків, 352 с.
  • Тиганов А.С., Снежневский А.В., Орловская Д.Д. и др. (1999) Руководство по психиатрии. Медицина, Москва, Т. 1, 712 с., Т. 2, 745 с.
  • Титаренко Ю.А., Чуприкова Е.Г., Чуприков А.П. (2005) Психологический стресс и стресс-анализ. Киев, 74 с.
  • Ушаков Г.К. (1987) Пограничные нервно-психические расстройства. Медицина, Москва, 304 с.
  • Чуприков А.П., Линев А.Н., Марценковский И.А. (1994) Латеральная терапия: Руковод. для врачей. Здоров’я, Киев, 174 с.
  • Юр’єва Л.М., Носов С.Г., Мамчур О.Й. та ін. (2005) Невротичні, соматоформні розлади та стрес: Навч. посіб. ТОВ ММК, Київ — Дніпропетровськ, 96 с.
  • American Psychiatric Association (2000) Diagnostic and statistical manual of mental disorders. 4th ed. text revision. DSM-IV-TR, Washingtonm, 943 p.

І.І. Кутько, О.А. Панченко, О.М. Ліньов

Резюме. У статті уточнено поняття «психосоматичні розлади» та «психосоматичні захворювання», описано синдромологію, перебіг та терапію психосоматичних розладів на сучасному етапі розвитку клінічної медицини.

Ключові слова: психосоматичні розлади, психосоматичні хвороби, психотерапія.

I.I. Kutko, O.A. Panchenko, A.N. Linev

Summary. The definition of «psychosomathic disorder» and «psychosomathic illness» was clarified in the article. The syndromology, course of psychosomathic disorders and its therapy at the present stage of clinical medicine development were described.

Key words: psychosomathic disorders, psychosomathic illness, psychotherapy.

Адрес для переписки:
Линев Алексей Николаевич
62411, Харьковская обл.,
с. Стрелечья, ул. Белгородская, 1
Харьковская областная
психиатрическая больница №1
E-mail: [email protected]

Получено 02.06.2015

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психосоматические расстройства››

Отграничение психосоматических расстройств от других заболеваний проводится в двух направлениях — путем дифференциации от соматической патологии и исключения эндогенных психических заболеваний, маскирующихся соматизированными и ипохондрическими проявлениями.

Психиатр, работающий в области психосоматической патологии, должен быть в достаточной мере осведомлен о клинических проявлениях заболеваний внутренних органов, которые следует дифференцировать от основного. Наибольшие диагностические трудности вызывают соматические и неврологические заболевания, сопровождающиеся (особенно на начальных этапах) стертыми проявлениями (рассеянный склероз, хронические системные инфекции, системные болезни соединительной ткани, альвеолиты). При этом в качестве опорных пунктов, позволяющих исключить соматическое заболевание, выступают такие характерные для соматизированных и конверсионных расстройств признаки, как чрезмерность, экспрессивность, полиморфизм клинических проявлений; сочетание различных симптомокомплексов, никогда не встречающихся при одном и том же заболевании; особая динамика (изменчивость, подвижность, внезапность появления и исчезновения), видоизменение и нарастание симптомов под влиянием новой (и особенно индивидуально значимой) информации.

Необходимость в отграничении от соматической и неврологической патологии возникает и при алгиях (цефалгиях, кардиалгиях, алгиях в опорно-двигательной сфере). В случаях цефалгий, сочетающихся с головокружениями, явлениями астазии-абазии или диссоциативными расстройствами, необходимо исключить опухоли мозга, рассеянный склероз, а также поражения базальных ганглиев. Отсутствие признаков топической локализации и изменчивость проявлений на протяжении болезни, а также тесная связь манифестаций алгий с ситуационными и стрессорными факторами свидетельствуют о вероятности функциональной природы страдания.

Правильная оценка болевого синдрома, выступающего в рамках соматизированных психических реакций в виде нейроциркуляторной дистонии, позволяет исключать наличие не только ишемической болезни сердца, но и других форм экстракардиальной патологии [Сыркин А. Л., 1992]. При дифференциации «ишемических» и «невротических» болей необходимо помнить, что приступ стенокардии обычно для каждого больного стереотипен по всем параметрам: обстоятельства возникновения, характер болей, локализация, иррадиация. При нейроциркуляторной дистонии эти параметры изменчивы. Появление болей при быстрой ходьбе и прекращение при остановке свидетельствуют о вероятности стенокардии.

В случаях экстракардиальной патологии диагностические ошибки чаще всего возникают при дифференциации нейроциркуляторной дистонии и корешкового синдрома нижнешейной или верхнегрудной локализации. При этом гипердиагностика корешкового синдрома основана на преувеличении клинической ценности рентгенологических изменений соответствующих отделов позвоночника. При отграничении от нейроциркуляторной дистонии должны учитываться локализация боли, определенные болевые точки, связь боли с теми или иными позами и движениями, сопутствующие симптомы (мышечная слабость, цианоз кисти и др.).

При дифференциации психосоматической патологии и суставных болей следует помнить, что алгические проявления при ревматических заболеваниях, как правило, не связаны с неблагоприятными физическими раздражителями (за исключением барометрических влияний), а их выраженность не подвержена суточным колебаниям (например, уменьшение боли в ночное время и усиление в утренние часы). Не характерны для рассматриваемой соматической патологии ни свойственные психалгиям повышенная чувствительность при надавливании, ни «мигрирующий» их характер (например, ломота в плечевом суставе предшествует болям в зоне надколенника, а затем алгические ощущения распространяются на крестцовую область).

Известные сложности представляет отграничение начальных проявлений бронхиальной астмы и так называемого синдрома гипервентиляции, предпочтительного для психических реакций. Для нарушений дыхания при бронхиальной астме характерны «дистанционные» (свистящие, жужжащие) хрипы, изменение соотношения между продолжительностью вдоха и выдоха (более чем 1:1). Синдром гипервентиляции может выражаться в равномерном учащении дыхания, либо в периодических «глубоких вдохах», либо в попеременной смене учащенного, но неглубокого дыхания на замедленное, глубокое.

Значительные сложности в плане диагностики может вызвать оценка астенического синдрома. Признаки астении чаще всего обнаруживаются при соматизированных психических реакциях и нозогениях. При этом нельзя упускать из виду возможности соматогенной природы расстройства и наличия эндогенного заболевания. В случаях, когда астения носит стойкий характер и приобретает психопатологическую завершенность, в клинической картине преобладают явления утомляемости, вялости, а не общей психической гиперестезии с повышенной чувствительностью к нейтральным внешним воздействиям, следует исключить миастению и приобретенные миопатии, а также признаки анемии.

При дифференциации психосоматических расстройств и эндогенных заболеваний чаще всего возникает необходимость отграничения психосоматических расстройств от стертых проявлений аффективного заболевания (дистимия, циклотимия), а также от шизофрении. При клинических проявлениях, способствующих распознаванию того или иного эндогенного заболевания, присоединившегося к соматической патологии, существенную роль играет оценка психосоматических корреляций. В этом плане обращает на себя внимание прежде всего несоответствие проявлений соматовегетативных расстройств тяжести и характеру соматического заболевания (например, резкое снижение массы тела и нарушение менструального цикла при гипертиреозе, несмотря на незначительное повышение уровня гормонов щитовидной железы в крови; длительные алгии в грудной клетке, не характерные для стенокардии напряжения; стойкая агрипния при отсутствии ночных приступов бронхиальной астмы). Имеет значение также несоответствие

между стереотипом развития соматовегетативных расстройств и динамикой соматического заболевания (например, отсутствие аппетита, персистирующие тошнота и боли в верхней половине живота и другие гастроинтестинальные жалобы при зарубцевавшейся язве желудка и двенадцатиперстной кишки; расстройства сна, снижение либидо, сохраняющееся в клинической картине, несмотря на успешное лечение гипотиреоидизма).

Проблема исключения циркулярной депрессии может возникнуть при нозогенных аффективных реакциях. Стертые гипотимические расстройства, свойственные ларвированным депрессиям, нередко развертываются и под маской соматовегетативных проявлений, относящихся к патологии внутренних органов. Особые трудности в этом плане представляет «депрессия без депрессии», в клинической картине которой доминируют явления отчуждения базисных витальных влечений — сна, аппетита, либидо, в то время как собственно гипотимия редуцирована [Зеленина Е. В., 1996; Schneider К., 1925]. При разграничении психосоматических и аффективных расстройств в качестве основных могут выступать следующие признаки депрессии: патологически сниженное настроение выражается в подобных случаях преимущественно феноменами негативной эффективности — апатией, ангедонией; эти проявления гипотимии наряду с другими симптомами депрессивной триады (когнитивными, двигательными) подчинены в своей интенсивности суточному ритму; выявляется типичный содержательный комплекс депрессии (идеи малоценность, виновности, суицидальные мысли). При решении диагностической альтернативы должны также приниматься во внимание свойственные больному на протяжении жизни черты дистимии или хронической гипертимии, а также перенесенные в прошлом аффективные фазы и/или суицидальные попытки.

Дифференциация с шизофренией чаще всего проводится при соматизированных психических реакциях; необходимость в таком отграничении может возникнуть и при нозогениях. Среди признаков, подтверждающих диагноз ипохондрической шизофрении, может быть выделено два ряда психопатологических проявлений: позитивные и негативные. К расстройствам позитивного ряда относятся гетерономные патологические ощущения — сенестопатии, сенестезии, телесные галлюцинации (нередко с аутоагрессивным поведением), явления соматопсихической деперсонализации, ипохондрические фобии, приобретающие характер панфобий и сочетающиеся с фобиями отвлеченного содержания, ипохондрический бред (нозомания). К расстройствам негативного ряда в первую очередь относится аутохтонная астения, предпочтительная для процессуально обусловленных дефектных состояний. В плане отграничения от астенических состояний, возникающих по механизму реактивной или симптоматической лабильности (неврастения, соматогенно обусловленная астения), необходимо обращать внимание на следующие признаки: быстро нарастающее вне связи с динамикой соматической болезни и генерализующееся утомление с жалобами на сохраняющуюся в течение всего дня изнуряющую слабость; диспропорцию гиперестетических проявлений астении, приобретающих избирательный и даже вычурный характер и смещающихся в сферу расстройств соматопсихики с обостренным контролем за деятельностью собственного организма. Среди других расстройств этого ряда должны быть названы нарушения самосознания активности [Кронфельд А. С., 1940; Снежневский А. В., 1983] с преобладанием анергии, выражающейся (в отличие от свойственного неврастении чувства утомления) явлениями физической и умственной несостоятельности, чувством неполноты собственных действий, речи, мышления, деятельности внутренних органов. К расстройствам негативного ряда относится также псевдобрадифрения [Смулевич А. Б., Воробьев В. Ю., 1988] — уменьшение спонтанности и замедление всех психических процессов, обеднение ассоциативных связей, нарастающая инертность когнитивных функций, значительно нарушающие профессиональную деятельность и ограничивающие общую активность. Псевдобрадифрения сопоставима с формирующимися при органических поражениях мозга явлениями брадифрении, но рассматривается в структуре астенического дефекта при шизофрении.

В том же ряду могут рассматриваться признаки астенического аутизма [Снежневский А. В., 1983] — снижение стремления к общению, происходящее вместе с упадком сил, нарушение контактов, ограничение межличностных связей узкими рамками семьи. И, наконец, к расстройствам негативного ряда относятся психопатоподобные изменения с нарастанием ранее не свойственного эгоцентризма, угасанием привязанностей и построением интерперсональных отношений на сугубо рациональной основе.

Психосоматическая медицина в России: достижения и перспективы — 2019 — Мероприятия

Психосоматическая медицина в России: достижения и перспективы — 2019

Место проведения: МоскваДата мероприятия: 23-03-2019 — 23-03-2019Подача тезисов до: 22-02-2019

Уважаемые коллеги!

Приглашаем Вас принять участие в V ежегодной межвузовской научно-практической конференции

  «ПСИХОСОМАТИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА В РОССИИ: ДОСТИЖЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ-2019»

 

23 марта 2019 г. с 10.00 до 18.00

ОРГАНИЗАТОРЫ

  • ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
  • Кафедра психиатрии, психотерапии и психосоматической патологии ФНМО медицинского института ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов»
  • МОО «Профессиональное медицинское объединение психотерапевтов, психологов и социальных работников»
  • МПНКО «Ассоциация Молодых Медицинских Специалистов»
  • Филиал ГБУЗ г. Москвы «ПКБ № 4» ДЗ г. Москвы «Психиатрический стационар им. В. А. Гиляровского»
  • ГБУЗ «Психиатрическая больница №13» ДЗ г. Москвы
  • ООО «Международный институт психосоматического здоровья»

 

МЕСТО ПРОВЕДЕНИЯ

Москва, Отель «Золотое кольцо» (Golden Ring Hotel), 119121,  Смоленская улица, д. 5

ВХОД: свободный для специалистов

Мероприятие Аккредитовано в Совете по НМО (6 зач.ед.).

На странице Конференции http://web-local.rudn.ru/web-local/kaf/rj/index.php?id=212p=5944 размещены Предварительная Программа и тезисы, принятые к публикации.

 

НАПРАВЛЕНИЯ И ТЕМАТИКА ДОКЛАДОВ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ:

 

Организация медицинской помощи

  • Интеграция психиатрической помощи в общую медицинскую службу
  • Диагностика и терапия психических расстройств в общей медицине
  • Коморбидность психической и соматической патологии
  • Особенности применения психотропных средств у пациентов с соматическими заболеваниями

Психокардиология

  • Психические расстройства — факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний
  • Кардионевроз — соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы
  • Тревожно-депрессивные расстройства при сердечно-сосудистых заболеваниях
  • Нозогении и соматогении у кардиологических больных

Психоневрология

  • Дифференциальная диагностика нарушений сна
  • Астения как междисциплинарная проблема
  • Когнитивные расстройства смешанного генеза
  • Деменция и её терапия
  • Психические расстройства, осложняющие органические заболевания ЦНС (ЧМТ, ОНМК, болезнь Альцгеймера, рассеянный склероз)

Психогастроэнтерология

  • Синдром раздраженного кишечника
  • Расстройства пищевого поведения
  • Язвенная болезнь, гастрит и другие психосоматические заболевания
  • Болезни печени как осложнение психических расстройств и их лечения

Психоэндокринололия

  • Ожирение – междисциплинарная проблема
  • Психические факторы (личность депрессия, тревога) развития сахарного диабета

Гинекология

  • Психосоматические предикторы и проявления, связанные с генеративным циклом (предменструальный синдром, менопауза, постклимактерий)

Психодерматология

  • Аутодеструктивное поведение в дерматологии
  • Трихотилломания
  • Невротические экскориации
  • Дерматозойный бред
  • Психосоматические заболевания в дерматологии (псориаз, акнэ, атопический дерматит)

Стоматология, челюстно-лицевая и пластическая хирургия

  • Клинико-диагностическое значение показателей психоэмоционального состояния у пациентов с деформациями внешнего облика
  • Дисморфофобия
  • Патологические телесные сенсации челюстно-лицевой области
  • Тревога в пред- и постоперационный периоды

Наркология

  • Выявление больного алкоголизмом: общемедицинские маски
  • Сомато-вегетативные проявления злоупотребления алкоголем
  • Нелекарственные аддикции: диагностика и терапия

Методы комбинированной (психофармакология, психотерапия) терапии

Психотерапия в общей медицине

 

Аккредитация

Программа конференции будет подана на аккредитацию в Координационный совет НМО при МЗ РФ для получения зачетных единиц (кредитов) в рамках Программы по непрерывному медицинскому и фармацевтическому образованию.

 

Электронная регистрация

Предусмотрена предварительная электронная регистрация участников на сайте конференции

www.forum-moscow.com

 

Материалы и тезисы

Конференции будут опубликованы в Сборнике материалов, размещенном в базе данных РИНЦ.

Требования к тезисам: шрифт Times New Roman, 12шр., интервал полуторный, объем – до 3 600 знаков с пробелами и заголовком. Заглавие, авторы и учреждения, где выполнена работа, указываются на русском и английском  языке.

Тезисы должны содержать разделы:  актуальность, цель, материалы и методы, результаты, заключение/выводы.

Прием тезисов:  до 22 февраля (включительно)  2019 г. по  e-mail: [email protected] и  [email protected]

Оплата за публикацию НЕ взимается.

 

Тэги:

психосоматическая медицина (34)

Психосоматические синдромы и нервная анорексия | BMC Psychiatry

  • 1.

    Ey H, Bernard P, Brisset C: Manuel de Psychiatrie. 1960, Париж: Массон

    Google Scholar

  • 2.

    Haynal A, Pasini W: Medicina psicosomatica. 1979, Милан: Masson

    Google Scholar

  • 3.

    Минучин С., Росман Б.Л., Бейкер Л. Психосоматические семьи. 1978, Кембридж: издательство Гарвардского университета

    Google Scholar

  • 4.

    Parling T, Mortazavi M, Ghaderi A: Алекситимия и эмоциональное осознание при нервной анорексии: время для сдвига в измерении концепции ?. Ешьте поведение. 2010, 11 (4): 205-210. 10.1016 / j.eatbeh.2010.04.001.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 5.

    Фокс Дж. Р., Фрум К.: Расстройства пищевого поведения: базовая эмоциональная перспектива. Clin Psychol Psychother. 2009, 16 (4): 328-335. 10.1002 / cpp.622.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 6.

    Tagay S, Schlegl S, Senf W. Травматические события, симптоматика посттравматического стресса и соматоформные симптомы у пациентов с расстройствами пищевого поведения. Eur Eat Disord Rev.2010, 18 (2): 124-132. 10.1002 / erv.972.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 7.

    Ключи А., Брозек Дж., Хеншель А., Микелесен О., Тейлор Х. Л.: Биология человеческого голода. 1950, Миннеаполис: University of Minnesota Press

    Google Scholar

  • 8.

    Кэй В. Расстройства пищевого поведения: надежда, несмотря на смертельный риск. Am J Psychiatry. 2009, 166 (12): 1309-1311. 10.1176 / appi.ajp.2009.024.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 9.

    Фассино С: Психосоматический подход — это новое лекарство, адаптированное к индивидуальным особенностям пациента с акцентом на этику, экономичность и качество. Panminerva Med. 2010, 52 (3): 249-264.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 10.

    Fassino S, Pierò A, Gramaglia C, Abbate-Daga G: Клинические, психопатологические и личностные корреляты интероцептивной осведомленности при нервной анорексии, нервной булимии и ожирении. Психопатология. 2004, 37 (4): 168-174. 10.1159 / 000079420.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 11.

    Поллатос О., Курц А.Л., Альбрехт Дж., Шредер Т., Климанн А.М., Шёпф В., Копиц Р., Висманн М., Шандри Р. Снижение восприятия телесных сигналов при нервной анорексии.Ешьте поведение. 2008, 9 (4): 381-388. 10.1016 / j.eatbeh.2008.02.001.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 12.

    Kaye WH, Fudge JL, Paulus M: Новое понимание симптомов и функции нейросхемы нервной анорексии. Nat Rev Neurosci. 2009, 10 (8): 573-584. 10.1038 / номер 2682.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 13.

    Фассино С., Дага Г.А., Пьеро А., Делседиме Н: Психологические факторы, влияющие на расстройства пищевого поведения.Adv Psychosom Med. 2007, 28: 141-168.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 14.

    Фава Г.А., Фаббри С., Сирри Л., Уайз Т.Н.: Психологические факторы, влияющие на состояние здоровья: новое предложение для DSM-V. Психосоматика. 2007, 48 (2): 103-111. 10.1176 / appi.psy.48.2.103.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 15.

    Американская психиатрическая ассоциация: Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам DSM-IV-TR.2000, Вашингтон: American Psychiatric Publishing Inc, четвертый

    Google Scholar

  • 16.

    Fava GA, Wise TN: Вопросы для DSM-V: психологические факторы, влияющие на выявленные или опасные медицинские состояния: решение соматоформных расстройств. Am J Psychiatry. 2007, 164 (7): 1002-1003. 10.1176 / appi.ajp.164.7.1002.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 17.

    Wise TN: Диагностические критерии психосоматических исследований необходимы для DSM V.Psychother Psychosom. 2009, 78 (6): 330-332. 10.1159 / 000235735.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 18.

    Sirri L, Fabbri S, Fava GA, Sonino N: Новые стратегии в оценке психологических факторов, влияющих на медицинские условия. J Pers Assess. 2007, 89 (3): 216-228. 10.1080 / 002238

    629649.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 19.

    Нойес Р., Стюарт С., Уотсон Д.Б., Лангбен Д.Р.: Различение ипохондрии и соматизационного расстройства: обзор существующей литературы.Psychother Psychosom. 2006, 75 (5): 270-281. 10.1159 / 000093948.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 20.

    Пиловский И.: Аномальное болезненное поведение. 1997, Чичестер, Англия: Wiley

    Google Scholar

  • 21.

    Фава Г.А., Сонино Н .: Психосоматическая оценка. Psychother Psychosom. 2009, 78 (6): 333-341. 10.1159 / 000235736.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 22.

    Fava GA, Offidani E: Психосоматическое обновление здравоохранения. Panminerva Med. 2010, 52 (3): 239-248.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 23.

    Porcelli P, De Carne M, Fava GA: Оценка соматизации при функциональных желудочно-кишечных расстройствах: интеграция различных критериев. Psychother Psychosom. 2000, 69 (4): 198-204. 10.1159 / 000012394.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 24.

    Fava GA, Mangelli L, Ruini C: Оценка психологического стресса в условиях соматического заболевания. Psychother Psychosom. 2001, 70 (4): 171-175. 10.1159 / 000056249.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 25.

    Гранди С., Фаббри С., Тоссани Э., Мангелли Л., Бранци А., Магелли С. Психологическая оценка после трансплантации сердца: интеграция различных критериев. Psychother Psychosom. 2001, 70 (4): 176-183.10.1159 / 000056250.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 26.

    Рафанелли К., Ронкуцци Р., Финос Л., Тоссани Е., Томба Е., Мангелли Л., Урбинати С., Пинелли Г., Фава Г. А.: Психологическая оценка в кардиологической реабилитации. Psychother Psychosom. 2003, 72 (6): 343-349. 10.1159 / 000073031.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 27.

    Сонино Н., Наваррини С., Руини С., Оттолини Ф., Паолетта А., Фалло Ф, Боскаро М., Фава Г. А.: Устойчивый психологический стресс у пациентов, получающих лечение по поводу эндокринных заболеваний.Psychother Psychosom. 2004, 73 (2): 78-83. 10.1159 / 000075538.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 28.

    Mangelli L, Bravi A, Fava GA, Ottolini F, Porcelli P, Rafanelli C, Rigatelli M, Sonino N: Оценка соматизации с помощью различных диагностических критериев. Психосоматика. 2009, 50 (1): 38-41. 10.1176 / appi.psy.50.1.38.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 29.

    Porcelli P, Rafanelli C: Критерии психосоматического исследования (DCPR) в медицинских учреждениях. Curr Psychiatry Rep. 2010, 12 (3): 246-254. 10.1007 / s11920-010-0104-z.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 30.

    Mangelli L, Semprini F, Sirri L, Fava GA, Sonino N: Использование диагностических критериев для психосоматических исследований (DCPR) в выборке сообщества. Психосоматика. 2006, 47 (2): 143-146. 10.1176 / appi.psy.47.2.143.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 31.

    Fava GA, Porcelli P, Rafanelli C, Mangelli L, Grandi S: спектр тревожных расстройств у больных соматическим заболеванием. J Clin Psychiatry. 2010, 71 (7): 910-914. 10.4088 / JCP.10m06000blu.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 32.

    Guidi J, Fava GA, Picardi A, Porcelli P, Bellomo A, Grandi S, Grassi L, Pasquini P, Quartesan R, Rafanelli C, et al: Подтип депрессии у больных соматическим заболеванием с помощью кластерного анализа. J влияет на Disord.2011, 132 (3): 383-388. 10.1016 / j.jad.2011.03.004.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 33.

    Porcelli P, Bellomo A, Quartesan R, Altamura M, Iuso S, Ciannameo I, Piselli M, Elisei S: Психосоциальное функционирование у пациентов психиатрических консультаций: влияние психосоматических синдромов, психопатологии и соматизации. Psychother Psychosom. 2009, 78 (6): 352-358. 10.1159 / 000235739.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 34.

    Фассино С., Дага Г.А., Пьеро А., Леомбруни П., Ровера Г.Г.: Гнев и личность при расстройствах пищевого поведения. J Psychosom Res. 2001, 51 (6): 757-764. 10.1016 / S0022-3999 (01) 00280-X.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 35.

    Skårderud F: Поедание своих слов, часть I: «Конкретные метафоры» и рефлексивная функция при нервной анорексии — исследование интервью. Eur Eat Disord Rev.2007, 15 (3): 163-174. 10.1002 / erv.777.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 36.

    Stanghellini G, Castellini G, Brogna P, Faravelli C, Ricca V: идентичность и расстройства пищевого поведения (IDEA): анкета, оценивающая идентичность и воплощение у пациентов с расстройствами пищевого поведения. Психопатология. 2012, 45 (3): 147-158. 10.1159 / 000330258.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 37.

    Американская психиатрическая ассоциация: Лечение пациентов с расстройствами пищевого поведения, 3-е изд. Am J Psychiatry. 2006, 163 (Прил.): 4-54.

    Google Scholar

  • 38.

    First MB, Spitzer RL, Gibbon M, Williams JBW: Структурированное клиническое интервью для DSM IV Axis I Disorders (SCID-I), Clinical Version, Administration Booklet. 1997, Вашингтон: American Psychiatric Publishing Inc

    Google Scholar

  • 39.

    Porcelli P, Sonino N: Психологические факторы, влияющие на состояние здоровья. Новая классификация для DSM-V. 2007, Базель: Karger

    Google Scholar

  • 40.

    Купер П.Дж., Тейлор М.Дж., Купер З., Фэйрберн К.Г.: Разработка и проверка анкеты по форме тела. Int J Eat Disord. 1987, 6: 485-494. 10.1002 / 1098-108X (198707) 6: 4 <485 :: AID-EAT2260060405> 3.0.CO; 2-O.

    Артикул Google Scholar

  • 41.

    Франко Д.Л., Дженкинс А., Рериг Дж. П., Люс К. Х., Кроутер Дж. Х., Роджерс Р. Ф.: Психометрические свойства показателей риска расстройства пищевого поведения у студенток колледжа Латинской Америки. Int J Eat Disord. 2012, 45 (4): 592-596.10.1002 / есть.20979.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 42.

    Rosen JC, Jones A, Ramirez E, Waxman S: Анкета по форме тела: исследования достоверности и надежности. Int J Eat Disord. 1996, 20: 315-319. 10.1002 / (SICI) 1098-108X (199611) 20: 3 <315 :: AID-EAT11> 3.0.CO; 2-Z.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 43.

    Бек А.Т., Уорд С.Х., Мендельсон М., Мок Дж., Эрбо Дж. Инвентарь для измерения депрессии.Arch Gen Psychiatry. 1961, 4: 561-571. 10.1001 / archpsyc.1961.01710120031004.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 44.

    Бек А.Т., Стир Р.А., Гарбин М.Г.: Психометрические свойства описи депрессии Бека: оценка за двадцать пять лет. Clin Psychol Rev.1988, 8 (1): 77-100. 10.1016 / 0272-7358 (88)

  • -5.

    Артикул Google Scholar

  • 45.

    Groth-Marnat G: Справочник по психологической оценке. 1990, Нью-Йорк: John Wiley & Sons, 2-я

    Google Scholar

  • 46.

    Гарнер DM: Опись расстройств пищевого поведения 2: Профессиональное руководство. 1993, Одесса: Psychol Assess Res

    Google Scholar

  • 47.

    Тиль А., Пол Т.: Тест-ретест достоверности перечня расстройств пищевого поведения 2. J Psychosom Res. 2006, 61 (4): 567-569.10.1016 / j.jpsychores.2006.02.015.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 48.

    Cloninger CR, Svrakic DM, Przybeck TR: Психобиологическая модель темперамента и характера. Arch Gen Psychiatry. 1993, 50 (12): 975-990. 10.1001 / archpsyc.1993.01820240059008.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 49.

    Сун С.М., Ким Дж. Х., Ян Э, Абрамс К. Ю., Лю И. К.: Надежность и достоверность корейской версии описи темперамента и характера.Компр Психиатрия. 2002, 43: 235-243. 10.1053 / comp.2002.30794.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 50.

    Fava GA, Freyberger HJ, Bech P, Christodoulou G, Sensky T, Theorell T, Wise TN: диагностические критерии для использования в психосоматических исследованиях. Psychother Psychosom. 1995, 63 (1): 1-8. 10.1159 / 000288931.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 51.

    Галеацци Г.М., Феррари С., Маккиннон А., Ригателли М.: Межэкспертная надежность, распространенность и связь с диагнозами МКБ – 10 диагностических критериев для психосоматических исследований у пациентов психиатрической клиники консультации. Психосоматика. 2004, 45: 386-393. 10.1176 / appi.psy.45.5.386.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 52.

    Бересневайте М., Тейлор Дж., Бэгби Р.М.: Оценка алекситимии и тип поведения у пациентов с ишемической болезнью сердца: мультиметодный подход.Psychother Psychosom. 2007, 76: 186-192. 10.1159 / 000099846.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 53.

    Фукуниси И., Хосака Т., Аоки Т., Азекава Т., Ота А., Мияока Х .: Критерийная валидность диагностических критериев алекситимии в психиатрических условиях больницы общего профиля. Psychother Psychosom. 1996, 65: 82-85. 10.1159 / 000289051.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 54.

    Сонино Н., Наваррини С., Руини С., Оттолини Ф., Паолетта А., Фалло Ф., Боскаро М., Фава Г. А.: Постоянный психологический стресс у пациентов, получающих лечение от эндокринных заболеваний. Psychother Psychosom. 2004, 73: 78-83. 10.1159 / 000075538.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 55.

    Пикарди А., Паскини П., Абени Д., Фассоне Дж., Маццотти Е., Фава Г. А. Психосоматическая оценка кожных заболеваний в клинической практике. Psychother Psychosom. 2005, 74: 315-322.10.1159 / 000086323.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 56.

    Fairburn CG, Cooper Z, Doll HA, O’Connor ME, Bohn K, Hawker DM, Wales JA, Palmer RL: Трансдиагностическая когнитивно-поведенческая терапия для пациентов с расстройствами пищевого поведения: двухцентровое исследование с участием 60 человек. -недельное наблюдение. Am J Psychiatry. 2009, 166 (3): 311-319. 10.1176 / appi.ajp.2008.08040608.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 57.

    Abbate-Daga G, Gramaglia C, Amianto F, Marzola E, Fassino S: ненадежность привязанности, личность и неудовлетворенность телом при расстройствах пищевого поведения. J Nerv Ment Dis. 2010, 198 (7): 520-524. 10.1097 / NMD.0b013e3181e4c6f7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 58.

    Fairburn CG: Когнитивно-поведенческая терапия и расстройства пищевого поведения. 2008, Нью-Йорк: Guilford Press

    Google Scholar

  • 59.

    Eddy KT, Dorer DJ, Franko DL, Tahilani K, Thompson-Brenner H, Herzog DB: Диагностический кроссовер при нервной анорексии и нервной булимии: значение для DSM-V. Am J Psychiatry. 2008, 165 (2): 245-250. 10.1176 / appi.ajp.2007.07060951.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 60.

    Nordbø RH, Espeset EM, Gulliksen KS, Skårderud F, Geller J, Holte A: Нежелание выздоравливать при нервной анорексии. Eur Eat Disord Rev.2012, 20 (1): 60-67.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 61.

    Фассино С., Пьеро А., Томба Е., Аббате-Дага Г.: Факторы, связанные с прекращением лечения по поводу расстройств пищевого поведения: всесторонний обзор литературы. BMC Psychiatry. 2009, 9: 67-10.1186 / 1471-244X-9-67.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 62.

    Oldershaw A, Hambrook D, Stahl D, Tchanturia K, Treasure J, Schmidt U: социально-эмоциональный поток обработки при нервной анорексии.Neurosci Biobehav Rev.2011, 35 (3): 970-988. 10.1016 / j.neubiorev.2010.11.001.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 63.

    Wildes JE, Marcus MD: Разработка поведенческой терапии принятия эмоций при нервной анорексии: серия случаев. Int J Eat Disord. 2011, 44 (5): 421-427. 10.1002 / ешь.20826.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 64.

    Бардоне-Коун А.М., Вандерлих С.А., Фрост Р.О., Булик С.М., Митчелл Дж. Э., Уппала С., Симонич Х .: Перфекционизм и расстройства пищевого поведения: текущее состояние и будущие направления.Clin Psychol Rev.2007, 27 (3): 384-405. 10.1016 / j.cpr.2006.12.005.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 65.

    Godart NT, Perdereau F, Rein Z, Berthoz S, Wallier J, Jeammet P, Flament MF: исследования коморбидности расстройств пищевого поведения и расстройств настроения. Критический обзор литературы. J влияет на Disord. 2007, 97 (1-3): 37-49.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 66.

    Daga GA, Gramaglia C, Bailer U, Bergese S, Marzola E, Fassino S: Большая депрессия и избегающие черты личности при расстройствах пищевого поведения. Psychother Psychosom. 2011, 80 (5): 319-320. 10.1159 / 000324761.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 67.

    Тернер Х., Брайант-Во Р., Певелер Р.: Новый подход к кластеризации пациентов с расстройствами пищевого поведения: оценка внешней достоверности и сравнения с диагнозами DSM-IV. Ешьте поведение. 2010, 11 (2): 99-106.10.1016 / j.eatbeh.2009.10.005.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 68.

    Peñas-Lledó E, Jiménez-Murcia S, Granero R, Penelo E, Agüera Z, Alvarez-Moya E., Fernández-Aranda F: Конкретные группы расстройств пищевого поведения, основанные на социальной тревоге и стремлении к новизне. J Беспокойство. 2010, 24 (7): 767-773. 10.1016 / j.janxdis.2010.05.010.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 69.

    Fassino S, Abbate-Daga G, Amianto F, Leombruni P, Boggio S, Rovera GG: Темперамент и профиль характера расстройств пищевого поведения: контролируемое исследование с описанием темперамента и характера. Int J Eat Disord. 2002, 32 (4): 412-425. 10.1002 / есть.10099.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 70.

    Вестен Д., Харден-Фишер Дж .: Профили личности при расстройствах пищевого поведения: переосмысление различия между осью I и осью II.Am J Psychiatry. 2001, 158 (4): 547-562. 10.1176 / appi.ajp.158.4.547.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 71.

    Томпсон-Бреннер Х., Эдди К.Т., Франко Д.Л., Дорер Д.Д., Ващенко М., Касс А.Е., Херцог Д.Б .: Система классификации личности для расстройств пищевого поведения: лонгитюдное исследование. Компр Психиатрия. 2008, 49 (6): 551-560. 10.1016 / j.comppsych.2008.04.002.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 72.

    Steinhausen HC: исход нервной анорексии в 20 веке. Am J Psychiatry. 2002, 159 (8): 1284-1293. 10.1176 / appi.ajp.159.8.1284.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 73.

    Abbate Daga G, Campisi S, Marzola E, Rocca G, Peris C, Campagnoli C, Peloso A, Vesco S, Rigardetto R, Fassino S: аменорея при расстройствах пищевого поведения: плохая стабильность симптома после одного- год лечения. Ешьте расстройство веса. 2012, 17 (2): e78-85.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 74.

    Бойд С., Абрахам С., Келлоу Дж .: Появление и исчезновение функциональных желудочно-кишечных расстройств у пациентов с расстройствами пищевого поведения. Нейрогастроэнтерол Мотил. 2010, 22 (12): 1279-1283. 10.1111 / j.1365-2982.2010.01576.x.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 75.

    Абрахам С., Келлоу Дж .: Изучение расстройств пищевого поведения, качества жизни и функциональных желудочно-кишечных расстройств среди пациентов с расстройствами пищевого поведения.J Psychosom Res. 2011, 70 (4): 372-377. 10.1016 / j.jpsychores.2010.11.009.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 76.

    Нодзаки Т., Такао М., Такакура С., Корееда-Аримура С., Исидо К., Ямада Й, Кавай К., Такии М., Кубо С. Психопатологические особенности пациентов с длительной нервной анорексией по оценке многофазной личности из Миннесоты. инвентарь. Ешьте расстройство веса. 2006, 11 (2): 59-65.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 77.

    Wilhelmsson M, Andersson AL: Попытка выделить подгруппы женщин с нервной анорексией и нервной булимией с помощью модифицированной техники защитного механизма (DMTm) и перечня расстройств пищевого поведения (EDI). Ешьте расстройство веса. 2005, 10 (3): 175-186.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 78.

    Кей У.Х., Булик С.М., Торнтон Л., Барбарич Н., Мастерс К. Коморбидность тревожных расстройств с нервной анорексией и нервной булимией.Am J Psychiatry. 2004, 161 (12): 2215-2221. 10.1176 / appi.ajp.161.12.2215.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 79.

    Уэйд Т.Д., Фрейн А., Эдвардс С.А., Робертсон Т., Гилкрист П.: Мотивационные изменения в популяции стационарной нервной анорексии и последствия для лечения. Aust N Z J Psychiatry. 2009, 43 (3): 235-243. 10.1080 / 00048670802653356.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 80.

    Cockram CA, Doros G, de Figueiredo JM: Диагностика и измерение субъективной некомпетентности: клинический признак деморализации. Psychother Psychosom. 2009, 78 (6): 342-345. 10.1159 / 000235737.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 81.

    Guidi J, Fava GA, Picardi A, Porcelli P, Bellomo A, Grandi S, Grassi L, Pasquini P, Quartesan R, Rafanelli C, Rigatelli M, Sonino N: Подтип депрессии у больных с медицинской точки зрения по кластерам анализ.J влияет на Disord. 2011, 132 (3): 383-388. 10.1016 / j.jad.2011.03.004.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 82.

    Сперанца М., Лоас Дж., Гильбо О., Коркос М.: Связаны ли варианты лечения с алекситимией при расстройствах пищевого поведения? Результаты трехлетнего натуралистического лонгитюдного исследования. Biomed Pharmacother. 2011, 65 (8): 585-589. 10.1016 / j.biopha.2010.01.009.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 83.

    Sansone RA, Sansone LA: пограничная личность: контекст первичной медико-санитарной помощи. Психиатрия (Эдгмонт). 2004, 1 (2): 19-27.

    Google Scholar

  • 84.

    Витаусек К., Ватсон С., Уилсон Г.Т.: Повышение мотивации к изменениям в лечении устойчивых к лечению расстройств пищевого поведения. Clin Psychol Rev.1988, 18 (4): 391-420. 10.1016 / S0272-7358 (98) 00012-9.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Психосоматическое расстройство — обзор

    БЕССОННИЦА

    Бессонница — это симптом, который отражает восприятие пациентом или опекуном того, что засыпание занимает слишком много времени или что ему трудно поддерживать сон.Такие термины, как бессонница, бессонница, и беспокойство, могут быть фактически используемыми словами. Разные люди могут замечать разные клинические особенности. Например, родитель ребенка может прокомментировать ночные трудности ребенка, в то время как школьный учитель может заметить, что недосыпающий ребенок засыпает в классе или демонстрирует признаки гиперактивности.

    У детей могут быть расстройства любой из основных категорий, перечисленных в Таблице 2-1. Клиницист решает, с какими из них наиболее вероятно столкнуться, и ставит диагноз.

    Поведенческие и психофизиологические расстройства

    Некоторые поведенческие и психофизиологические расстройства возникают у детей, но не у взрослых. Например, при ограниченных нарушениях сна лица, осуществляющие уход, могут жаловаться на то, что дети постоянно «кричат ​​через занавес» или отказываются ложиться спать. При расстройствах, связанных с началом сна, лица, осуществляющие уход, могут жаловаться на то, что ребенок плачет во время сна, если взрослый не раскачивает ребенка или не спит с ним. Дети либо слишком малы, чтобы сформулировать проблему, либо не видят в поведении проблемы.

    Психиатрические расстройства

    У детей может быть практически любое из основных психических расстройств. Бессонница может быть вызвана самим психическим расстройством 8 или лечением этого расстройства. 9 Например, антидепрессанты могут вызывать затруднения при засыпании или повышать подвижность во время сна (см. «Употребление наркотиков и злоупотребление ими» ниже).

    Хотя психические расстройства действительно могут вызывать проблемы со сном, не менее важна возможность ошибочного диагноза расстройства сна как психического расстройства 10, 11 или даже как эпилепсии. 12 Например, у пациентов, у которых изначально была диагностирована шизофрения, впоследствии обнаруживалась нарколепсия. 11 Их очень яркие и иногда пугающие гипнагогические галлюцинации были ошибочно приняты за психотические галлюцинации. Взрослые с нарколепсией обычно могут различать сновидения как «нереальные», но дети с нарколепсией могут быть не в состоянии определить, были ли гипнагогические галлюцинации «реальными» (то есть галлюцинациями, которые казались реальными) или сновидениями.Точно так же у детей может быть диагностирована депрессия, когда на самом деле у них есть сонливость, которая является результатом нарушения сна, такого как одно из двигательных расстройств.

    Употребление наркотиков и злоупотребление ими

    Большое количество детей лечатся лекарствами, которые могут вызвать бессонницу. Эти лекарства могут включать стимуляторы (используемые для лечения синдрома дефицита внимания / гиперактивности 13 ) или антидепрессанты. 9 Необходимо также оценить использование незаконных наркотиков, предупреждающих об опасности. 14 Клиницист, наблюдающий за подростками, должен знать о запрещенных наркотиках, используемых в обществе, которые могут привести к бессоннице и другим нарушениям сна. Таким образом, если родитель приводит на обследование подростка, у которого изменилась личность и, возможно, похудела, и которому приходится часто стирать одежду из-за явного и повышенного потоотделения, употребления наркотиков, таких как 3,4-метилендиоксиметамфетамин (MDMA, Экстази »). У таких детей также может быть синдром беспокойных ног и бессонница. 15

    Нарушение дыхания, вызванное сном

    Бессонница, по-видимому, является редким проявлением нарушений дыхания во время сна у детей. Воспитатели могут жаловаться на то, что ребенок «беспокойный» и много двигается, но бессонница сама по себе необычна. С другой стороны, дети с такими расстройствами, как астма, или дети с хроническими заболеваниями, такими как муковисцидоз, которые могут сильно кашлять, могут испытывать трудности с засыпанием и поддержанием сна из-за основного респираторного расстройства.

    Двигательные расстройства

    Двигательные расстройства, такие как синдром беспокойных ног и периодические движения во сне, возникают у детей и могут вызывать тяжелую бессонницу. Как и у взрослых, заболевание может быть вторичным, например, вызванным снижением запасов железа. 3 Удивительно, но другие двигательные расстройства — например, удары головой или покачивание тела (ритмические нарушения сна) — реже проявляются при бессоннице, чем можно было бы ожидать. Пациентов с нарушениями ритмического сна часто привлекает внимание врача опекун, который очень обеспокоен опасностями, которые, по их мнению, могут быть вызваны порой энергичными движениями.

    При подозрении или подтверждении наличия у ребенка двигательного расстройства, особенно синдрома беспокойных ног, стоит определить, существует ли снижение запасов железа. 3 Необходимо измерить ферритин сыворотки, железо и железосвязывающую способность. Общий скрининговый анализ крови не позволяет исключить снижение запасов железа. Если подтверждены пониженные уровни запасов железа, следует определить источник потерь железа. Следует изучить неправильное питание, кровопотерю во время менструации или кровопотерю из желудочно-кишечного тракта.Если присутствуют желудочно-кишечные симптомы, врач должен выявить нарушения, которые могут вызывать мальабсорбцию, например целиакию.

    Расстройства времени цикла сна-бодрствования

    Родители очень маленьких детей могут полагать, что существует проблема синхронизации цикла сна-бодрствования, но часто это происходит из-за необоснованных ожиданий относительно сна детей, в частности, относительно того, когда им следует уметь спать всю ночь.

    У подростков может развиться расстройство задержки фазы сна.Пациенты с этим заболеванием ложатся спать, но не могут заснуть очень поздно. Если им разрешено поспать, они будут спать до обеда или позже. Им очень трудно встать с постели по утрам — например, чтобы пойти в школу. Этот диагноз на самом деле является одним из исключений, и важно, чтобы клиницист определил, что другие причины трудностей с засыпанием отсутствуют — например, двигательное расстройство, использование стимуляторов или игра в видеоигры и прослушивание музыки на позднем этапе. ночь.Также следует исключить депрессию и уклонение от школы.

    Дети со слепотой или неврологическими нарушениями могут иметь временную проблему, связанную с их неспособностью использовать ретиногипоталамические пути для синхронизации своего цикла сна-бодрствования с 24-часовым днем. 16

    Parasomnias

    Лунатизм, спутанное возбуждение, ужас во сне и хождение во сне не обязательно сами по себе вызывают бессонницу. На самом деле, обычно они этого не делают. Однако у ребенка может развиться страх заснуть после того, как такой эпизод произошел.Это может быть очень неприятно. Например, ребенок, который, как известно, часто ходит во сне, может быть не в состоянии заснуть, находясь в доме друга, из-за боязни, что у него случится эпизод лунатизма.

    Заболевания центральной нервной системы

    Заболевания центральной нервной системы могут вызывать бессонницу. Вероятно, разумно включить в эту категорию такие расстройства, как аутизм, из-за которых ребенок часто бодрствует и активен по ночам. 17, 18 Как это часто бывает с нарушениями сна в детском возрасте, редко ребенок жалуется на проблему, а тот, кто за ним ухаживает.

    Психосоматические и соматоформные расстройства: информация, типы и лечение

    Опубликован: 06 апреля 2015 г. — Обновлено: 3 мая 2019 г.
    Автор: Томас К. Вайс — Контактное лицо: Disabled World

    🛈 Сводка: Информация о психосоматических заболеваниях Заболевания, включая виды и методы лечения.

    Main Digest

    Слово «психосоматика» означает разум или «психику» и тело или «сома». Другими словами, психосоматическое расстройство — это заболевание, затрагивающее как разум, так и тело.Считается, что некоторые физические заболевания особенно подвержены обострению из-за психических факторов, таких как беспокойство и стресс. Текущее психическое состояние человека может повлиять на степень тяжести физического заболевания в любой конкретный момент.

    Психосоматические заболевания можно разделить на три основные формы.

    • Первая форма включает тех, кто страдает как психическим, так и медицинским заболеванием; эти болезни усложняют симптомы и лечение друг друга.
    • Вторая форма включает тех, кто испытывает психиатрическую проблему, которая является прямым результатом соматического заболевания или его лечения; например, депрессия из-за рака и его лечение.
    • Третья форма психосоматического заболевания — это «соматоформные» расстройства. Соматоформные расстройства — это психические расстройства, которые проявляются через физические проблемы. Это означает, что физические симптомы, которые испытывают люди, связаны с психологическими факторами, а не с медицинской причиной.

    Соматоформные расстройства могут включать следующее:

    • Расстройство соматизации: расстройство, при котором человек испытывает физические жалобы, такие как диарея, головные боли, преждевременная эякуляция, или жалобы, не имеющие физической причины.
    • Конверсионное расстройство: расстройство, при котором человек испытывает неврологические симптомы, влияющие на его движения и чувства, которые не имеют физической причины. Симптомы могут включать слепоту, судороги или паралич.
    • Дисморфическое расстройство тела: одержимость или озабоченность воображаемым или незначительным недостатком, таким как морщины, маленькая грудь или размер или форма другой части тела человека. Дисморфическое расстройство тела вызывает серьезную тревогу и может повлиять на способность человека нормально функционировать в повседневной жизни.
    • Ипохондрия: фиксация или одержимость страхом серьезной формы заболевания. Люди с ипохондрией неверно истолковывают обычные функции организма или незначительные симптомы как серьезные или даже опасные для жизни. Персона; например, при ипохондрии могут убедиться в том, что у них рак толстой кишки, при временном метеоризме после употребления капусты.

    Психосоматические заболевания

    В некоторой степени большинство болезней действительно психосоматические; они затрагивают тело и разум человека.У каждого физического заболевания есть психический аспект. То, как человек реагирует на болезнь и справляется с ней, сильно различается от человека к человеку. Сыпь при псориазе; например, может не слишком беспокоить некоторых людей. Тем не менее, сыпь, покрывающая одни и те же части тела у другого человека, может вызвать у него депрессию и еще большее недомогание.

    Психическое заболевание может вызвать физические последствия. Например; некоторые люди с психическими заболеваниями могут не заботиться о себе, не питаться должным образом или не заботиться о себе, что может вызвать физические проблемы.Термин «психосоматическое расстройство»; однако в основном используется для обозначения физического заболевания, которое, как считается, вызвано или усугубляется психическими факторами.

    Считается, что некоторые физические заболевания особенно подвержены обострению психических факторов, таких как тревога и стресс. Примеры включают экзему, псориаз, высокое кровяное давление, язвы и болезни сердца. Считается, что на реальную физическую часть болезни человека могут влиять психические факторы; то, что трудно доказать.

    Многие люди; однако, с этими и другими физическими заболеваниями говорят, что их текущее психическое состояние может повлиять на тяжесть их физического заболевания в любой конкретный момент. Некоторые люди также используют термин «психосоматическое расстройство», когда психические факторы вызывают физические симптомы, но при этом нет физического заболевания. Боль в груди; например, это может быть вызвано стрессом, а соматического заболевания не обнаружено. Хорошо известно, что разум может вызывать физические симптомы. Когда человек встревожен или напуган; например, они могут развиться:

    • Тремор
    • Тошнота
    • потеет
    • Сухость во рту
    • Головные боли
    • Боли в груди
    • Сердцебиение
    • Учащение пульса
    • А, узелок в животе
    • Учащение дыхания

    Физические симптомы возникают из-за повышенной активности нервных импульсов, посылаемых из мозга человека в различные части его тела, а также из-за выброса адреналина в кровоток человека, когда он тревожится.

    Причины

    Остается неясным, каким образом разум человека может вызвать определенные дополнительные симптомы. Как разум человека может влиять на реальные физические заболевания, доподлинно неизвестно. Это может иметь какое-то отношение к нервным импульсам, идущим в тело человека, что до конца не изучено. Есть некоторые свидетельства того, что мозг может иметь способность влиять на определенные клетки иммунной системы, которые участвуют в различных физических заболеваниях.

    Точная причина соматоформных расстройств до конца не изучена.Считается, что соматоформные расстройства являются «семейными», что означает, что генетика может играть роль. Соматоформные расстройства также могут быть вызваны сильными эмоциями, такими как тревога, травма, горе, депрессия, стресс, вина или гнев. Люди, страдающие соматоформными расстройствами, обычно не осознают роль этих эмоций в их физических симптомах. Они не; однако, намеренно вызывая физические симптомы или придумывая свои физические проблемы. Их физические симптомы реальны, но вызваны психологическими факторами.

    Женщины чаще, чем мужчины, страдают соматоформными расстройствами. Симптомы часто начинаются до того, как человек достигает тридцатилетнего возраста, и сохраняются в течение нескольких лет. Выраженность симптомов может варьироваться от года к году, но редко бывают случаи, когда симптомы отсутствуют.

    В настоящее время «лекарства» от соматоформных расстройств не существует. Лечение сосредоточено на установлении постоянных и поддерживающих отношений между пациентом и его врачом.Направление к психиатру может помочь человеку с соматоформными расстройствами справиться с симптомами. Несмотря на то, что лечение может быть трудным, те, кто испытывает соматоформные расстройства, могут жить хорошо, даже если они продолжают испытывать симптомы.

    Симптомы

    Соматоформные расстройства — основные формы психосоматических заболеваний. Физические симптомы соматоформных расстройств слишком реальны, они имеют психологические корни, а не физические причины. Симптомы часто напоминают симптомы соматического заболевания.Люди, страдающие соматоформными расстройствами, могут пройти обширное обследование и медицинское обследование, чтобы выяснить причину симптомов, которые они испытывают. Соматоформные расстройства включают:

    • Ипохондрия
    • Конверсионное расстройство
    • Соматизирующее расстройство
    • Дисморфическое расстройство тела

    Расстройства могут вызывать трудности в повседневной жизни человека, включая академические, социальные и профессиональные проблемы. Люди, страдающие дисморфическим расстройством тела, могут быть одержимы тем, что на самом деле является незначительными недостатками своего внешнего вида, или могут воспринимать недостатки там, где их нет.Общие проблемы включают потерю волос, форму и размер телесных особенностей, таких как нос, грудь или внешний вид глаз, а также морщины и увеличение веса. Симптомы и связанное с ними поведение дисморфического расстройства тела могут включать следующее:

    • Избегать зеркал
    • Депрессия и тревога
    • Избегать появления на публике
    • Уход из социальных ситуаций
    • Постоянный контроль внешности в зеркале
    • Желание заверить других в том, как выглядит человек

    Симптомы конверсионного расстройства

    Симптомы конверсионного расстройства обычно выглядят как неврологические проблемы и могут включать двоение в глазах или слепоту, потерю чувствительности, трудности с глотанием и нарушение координации или равновесия.Симптомы, которые может испытывать человек с конверсионным расстройством, также включают судороги, проблемы с задержкой мочи, неспособность говорить, паралич или слабость.

    Симптомы ипохондрии

    Ипохондрия — это состояние, при котором люди думают, что обычные функции организма или незначительные симптомы представляют собой серьезное заболевание. Человек с ипохондрией может интерпретировать головную боль как опухоль головного мозга или болезненность мышц как признак надвигающегося паралича. Общие симптомы ипохондрии могут включать:

    • Беспокойство
    • Депрессия
    • Повторные посещения врача до постановки диагноза
    • Ощущение, что врач сделал ошибку, не установив причину симптомов
    • Постоянное стремление к уверенности членов семьи и друзей относительно симптомов, которые они испытывают

    Симптомы соматического расстройства

    Расстройство соматизации характеризуется физическими симптомами без физической причины.Соматизирующее расстройство может иметь разные симптомы. Эти симптомы могут включать следующее:

    • Боль
    • Усталость
    • Тошнота
    • Диарея
    • Рвота
    • Головная боль
    • Запор
    • Боль в животе
    • Болезненный половой акт
    • Менструация болезненная

    Люди с соматоформными расстройствами и признаками серьезного или опасного для жизни состояния:

    Люди, страдающие соматоформными расстройствами, подвержены риску суицидальных мыслей и действий.Немедленно обратитесь за медицинской помощью, если вы или человек, с которым вы находитесь, пытались причинить себе вред или убить себя либо у вас возникли мысли о том, чтобы навредить себе или убить себя. Люди с соматоформными расстройствами также подвержены риску развития большой депрессии. Немедленно обратитесь за медицинской помощью, если вы или кто-то из ваших близких испытываете какие-либо из следующих симптомов:

    • Усталость или недостаток энергии
    • Беспокойство или раздражительность
    • Устойчивое чувство пустоты или печали
    • Чувство вины, безнадежности или никчемности
    • Проблемы со сном, такие как чрезмерный сон или бессонница
    • Трудности с запоминанием или концентрацией
    • Потеря интереса к хобби и занятиям, в том числе к сексу
    • Изменения в привычках питания, такие как потеря аппетита или переедание

    Лечение психосоматических расстройств

    Лечение соматоформных расстройств, которые составляют большинство психосоматических заболеваний, может быть сложной задачей.После исключения физических причин симптомов человека он обычно концентрируется на установлении доверительных и поддерживающих отношений между человеком и его врачом. Врач порекомендует вам регулярные осмотры как одну из самых важных частей лечения.

    Врач человека может направить его к психиатру за помощью в лечении расстройства. Психотерапия; особенно когнитивно-поведенческая терапия, может быть эффективной для облегчения некоторых основных психологических факторов, вызывающих физические симптомы человека.Изучение того, как справляться со стрессом здоровым образом с помощью методов управления стрессом, может быть частью терапии человека. Если можно выявить конкретное психическое расстройство, такое как депрессия, лечение также может помочь.

    Симптомы соматоформного расстройства могут сохраняться, несмотря на усилия по когнитивно-поведенческой терапии. Когда это происходит, лечение может быть направлено на облегчение симптомов и помощь людям в их жизни. Могут быть назначены лекарства, которые помогут облегчить такие симптомы, как усталость, головная боль или проблемы с пищеварением.Лекарства; однако может потребоваться не во всех случаях.

    Чтобы улучшить расстройство человека, пытаясь контролировать свои соматоформные симптомы, можно включать несколько разных вещей. Это включает в себя отработку методов управления стрессом, проведение регулярных плановых осмотров и соблюдение плана лечения, разработанного для него человеком и его врачом.

    Документы, связанные с психологическими расстройствами

    Вы читаете Disabled World. Не забудьте заглянуть на нашу домашнюю страницу, чтобы узнать больше об информативных новостях, обзорах, эксклюзивных историях и практических рекомендациях по инвалидности.Вы также можете следить за Disabled World в социальных сетях, таких как Twitter, Facebook и LinkedIn.

    Заявление об ограничении ответственности: Disabled World предоставляет только общую информацию. Представленные материалы никоим образом не предназначены для замены профессиональной медицинской помощи квалифицированным практикующим врачом и не должны рассматриваться как таковые. Любое стороннее предложение или реклама на disabled-world.com не означает одобрения Disabled World. Ознакомьтесь с нашей рекламной политикой для получения дополнительной информации. Сообщите нам устаревшую или неточную информацию.

    Цитируйте страницу: Журнал: Мир инвалидов . Язык: английский (США). Автор: Томас К. Вайс. Дата публикации в электронном виде: 06.04.2015 - Пересмотрено: 03.05.2019. Название: Психосоматические и соматоформные расстройства: информация, типы и лечение , Источник: Психосоматические и соматоформные расстройства: Информация, Виды и лечение . Проверено 2021-04-11, с номера https: // www.disabled-world.com/disability/types/psychological/psychosomatic.php - Ссылка: DW # 255-11372.

    Ипохондрия и психосоматические заболевания: объяснение очень реальной воображаемой проблемы — All In The Mind

    Симптомы психосоматических заболеваний вполне реальны.

    Изображение:

    Getty Images, Научная библиотека фотографий

    Симптомы психосоматических заболеваний вполне реальны.

    Изображение:

    Getty Images, Научная библиотека фотографий

    Мы все задавались вопросом, может ли боль быть признаком чего-то более зловещего.Для большинства из нас это мимолетное беспокойство, которое быстро забывается, когда симптом исчезает. Однако для ипохондриков это чувство тревоги никогда не проходит. Еще есть психосоматическое заболевание: люди бессознательно считают себя больными. Оливия Уиллис и Линн Малкольм докладывают.

    «Думаю, я, наверное, думал, что у меня рак почти во всех частях моего тела, от рака кожи, рака груди, рака костей, лимфомы, лейкемии. Иногда меня беспокоят другие заболевания, такие как рассеянный склероз или заболевание двигательных нейронов, менингит, сепсис… но рак — это самое большое, что меня беспокоит ».

    Мел, у которой недавно диагностировали ипохондрию, с пяти лет мучило навязчивое беспокойство, что с ней что-то не так.

    Психосоматическое заболевание настолько же серьезно и требует такого же внимания и наших ресурсов, как и физическое заболевание.

    «Я буквально часами проверял симптомы, просто тыкал и тыкал одну и ту же часть тела, чтобы увидеть, изменилась ли она, ощущалась ли она по-другому или выглядела иначе.’

    Как и многие другие люди, обеспокоенные состоянием здоровья, Мел стыдно и смущало ее состояние.

    ‘Ипохондрия до сих пор имеет настоящее клеймо. Я думаю, что многие люди либо не понимают этого, либо находят это довольно забавным, либо думают, что мы тратим время ».

    По словам невролога Сюзанны О’Салливан, ипохондрики становятся инвалидами из-за своего беспокойства, а не из-за каких-либо симптомов, которые у них могут быть.

    «Сам по себе симптом может быть очень незначительным, это может быть очень небольшая головная боль или очень незначительное ощущение одышки.Причина, по которой человек не может функционировать, заключается в том, что он очень беспокоится о симптоме », — говорит она.

    В отличие от ипохондрии, люди с психосоматическими заболеваниями имеют реальные симптомы, но не имеют медицинского объяснения.

    «Психосоматическое заболевание — это расстройство, при котором люди имеют реальную инвалидность со значительным уровнем страданий, но при котором инвалидность не может быть объяснена медицинскими тестами или физическим обследованием», — говорит О’Салливан.

    Психосоматические симптомы в их менее тяжелой форме чрезвычайно распространены, и многие из нас будут затронуты в какой-то момент нашей жизни, хотя и незначительными и временными.

    «Самые тяжелые формы, такие как крайний паралич или судороги, к счастью, встречаются реже, но когда они случаются, они абсолютно разрушительны».

    Интерес О’Салливан к психосоматическим заболеваниям был вызван большим количеством пациентов, у которых нейробиологические симптомы, такие как судороги, головные боли и онемение, не имели медицинского объяснения.

    Скорее их тело, казалось, физически — но неосознанно — проявляло что-то, происходящее на психологическом уровне.

    «Все, что с нами происходит, например, плач и смех, — это физическая реакция на эмоциональные явления», — говорит она. «Когда мы смеемся, наша диафрагма сжимается, наше дыхание меняется, мышцы лица сжимаются, а из глаз текут слезы».

    Психосоматическое заболевание проявляется примерно так же: физическая реакция тела.

    «Очень немногое должно произойти, чтобы наши тела изменились, чтобы вызывать смех. Если наши тела могут это делать, я не понимаю, почему они не могут в более экстремальных обстоятельствах вызывать более серьезные симптомы, такие как паралич, судороги и так далее.’

    Невролог говорит, что, хотя умеренные психосоматические симптомы, такие как учащенное сердцебиение или дефекация, можно объяснить физическими изменениями, происходящими в ответ на эмоции, многие из более серьезных симптомов не могут.

    «Мы действительно не знаем, что именно происходит в мозге, что приводит к более тяжелым версиям этой болезни, и это камень преткновения для пациентов».

    Важно отметить, что О’Салливан говорит, что мозг людей с психосоматическими заболеваниями обрабатывает информацию иначе, чем большинство людей.

    «Итак, когда мы смотрим на них с помощью функциональной МРТ … мы можем видеть, что разные области мозга выделяются у людей с психосоматическими заболеваниями по сравнению с людьми, которые совершенно здоровы, и по сравнению с людьми, которые симулируют болезнь.

    «Что-то происходит в мозгу, но мы этого еще не понимаем».

    Возможно, самым удивительным является то, насколько распространена эта так называемая «воображаемая болезнь».

    «Приблизительно одна треть пациентов, которых ежедневно посещают терапевты, страдает необъяснимыми с медицинской точки зрения болезнями — то же самое относится и к специализированным клиникам, таким как неврологи, ревматологи и гинекологи.’

    Интересно, что О’Салливан говорит, что, хотя врачи принимают множество пациентов с психосоматическими расстройствами, им не уделяется особого внимания во время медицинского обучения.

    «Даже врачу может быть очень трудно по-настоящему оценить, насколько серьезны эти состояния и насколько сильно страдают эти пациенты».

    «Я же говорил, что заболел» — надгробие, прославленное Спайком Миллиганом.

    «Я же говорил, что болен» — надгробие, прославленное Спайком Миллиганом.

    Хотя болезнь обычно является результатом существующего психологического состояния или переживания травмы, психосоматическое заболевание проявляется бессознательно, часто сбивая пациентов с толку и отчаянно требующих объяснения того, что происходит.

    «Людям очень трудно принять этот диагноз, и я думаю, что это вполне понятно. Прежде всего, если у вас развивается что-то вроде слепоты, судорог или паралича и вы идете к неврологу, вы ожидаете, что они скажут вам, что у вас заболевание мозга или нервное заболевание, — говорит О’Салливан.

    Если вам скажут, что ваш мозг совершенно не поврежден и что проблема, скорее всего, носит психологический характер, это может стать «ужасным шоком».

    Крупномасштабные исследования распространенности психосоматических расстройств показывают, что частота, с которой люди сталкиваются с ними, одинакова, независимо от их финансового положения или состояния здоровья.

    «Единственное, что меняется, — это то, что симптомы могут быть определены культурно. Так, например, такие заболевания, как синдром хронической усталости, распространены в Штатах и ​​Великобритании, но менее распространены в таких странах, как Франция », — говорит О’Салливан.

    Психосоматические симптомы, которые чаще всего представляются врачам, включают боль, усталость и головные боли, которые не могут быть объяснены с медицинской точки зрения.

    «Поскольку я невролог, я вижу некоторые из наиболее необычных форм этого заболевания, поэтому я очень часто вижу людей с припадками в результате психологического стресса или поведенческого расстройства.Такая крайняя версия этого не будет распространена в обществе, но для невролога это будет то, с чем они будут сталкиваться очень часто ».

    О’Салливан говорит, что психосоматические заболевания могут быть вызваны различными типами психологического стресса.

    «Я думаю, что у некоторого процента людей есть депрессия или беспокойство, а процент людей перенес серьезную травму, иногда в далеком прошлом. Иногда эти заболевания проявляются спустя годы после травмы, и это происходит потому, что люди зарыли эту травму глубоко внутри, и требуется много времени, чтобы она стала известна.

    «Для некоторых людей это скорее поведенческое расстройство, симптомы которого возникают в результате того, как они реагируют на травмы, болезнь, стресс на работе или стрессы в своей домашней жизни и т. Д.

    «Думаю, теперь мы знаем, что для некоторых людей существует стрессор или травма, а для других это больше похоже на то, как мы воспринимаем свое тело».

    Из-за различий между причинами необходимо индивидуальное лечение.

    «Давным-давно все, кто страдал таким образом, полагали, что им нужна какая-то психологическая помощь.Итак, все пошли к психиатру или психологу. Но может случиться так, что к некоторым из этих вещей следует относиться как к физическим, а не психологическим болезням ».

    В конечном счете, О’Салливан считает, что для лучшего понимания и лечения людей с психосоматическими заболеваниями требуется широкий сдвиг в перспективе.

    «Работая с людьми, страдающими подобным образом, я узнал, что многие из них страдают больше, чем люди с физическими заболеваниями. Их симптомы чрезвычайно реальны.Боль от психосоматического заболевания столь же реальна, как и боль от болезни, но, тем не менее, широкая публика не понимает ее, и ее очень трудно лечить ».

    По словам О’Салливана, практикующие врачи перестают думать о мозге и разуме как о отдельных сущностях. Вместо этого она считает, что различные медицинские специальности должны сотрудничать для создания более многопрофильных схем оказания помощи.

    «Нам нужны неврологи, которые интересуются этим заболеванием, которые работают вместе с психиатрами и психологами, интересующимися этим заболеванием, а также работают вместе с такими людьми, как физиотерапевты, эрготерапевты и социальные работники.

    «Психосоматическое заболевание столь же серьезно и требует такого же внимания и наших ресурсов, как и физическое заболевание».

    Исследование всего ментального, All in the Mind посвящен мозгу и поведению, а также увлекательным связям между ними.

    Соматоформные расстройства: симптомы, типы и лечение

    Расстройство соматических симптомов (SSD, ранее известное как «соматизирующее расстройство» или «соматоформное расстройство») — это форма психического заболевания, которое вызывает один или несколько телесных симптомов, включая боль.Симптомы могут быть связаны или не быть связаны с физической причиной, включая общие медицинские состояния, другие психические заболевания или злоупотребление психоактивными веществами. Но, тем не менее, они вызывают чрезмерные и непропорциональные страдания. Симптомы могут затрагивать один или несколько различных органов и систем организма, например:

    • Боль
    • Неврологические проблемы
    • Жалобы со стороны желудочно-кишечного тракта
    • Сексуальные симптомы

    Многие люди с ССД также страдают тревожным расстройством.

    Люди с SSD не симулируют свои симптомы. Бедствие, которое они испытывают из-за боли и других проблем, которые они испытывают, реальны, независимо от того, можно ли найти физическое объяснение. А дистресс, вызванный симптомами, значительно влияет на повседневное функционирование.

    Перед диагностикой SSD врачи должны выполнить множество тестов, чтобы исключить другие возможные причины.

    Диагностика SSD может вызвать у пациентов много стресса и разочарования. Они могут чувствовать себя неудовлетворенными, если нет лучшего физического объяснения их симптомов или если им говорят, что их уровень дистресса из-за физического заболевания чрезмерен.Стресс часто заставляет пациентов больше беспокоиться о своем здоровье, и это создает порочный круг, который может сохраняться годами.

    Расстройства, связанные с соматическими симптомами Расстройства

    Некоторые состояния, связанные с SSD, теперь описаны в психиатрии. К ним относятся:

    • Болезнь тревожное расстройство (ранее называвшееся ипохондрией). Люди этого типа озабочены тем, что у них серьезное заболевание. Они могут полагать, что незначительные жалобы являются признаком очень серьезных проблем со здоровьем.Например, они могут полагать, что обычная головная боль является признаком опухоли головного мозга.
    • Конверсионное расстройство (также называемое функциональным неврологическим симптомом). Это состояние диагностируется, когда у человека наблюдаются неврологические симптомы, которые нельзя связать с медицинской причиной. Например, у пациентов могут быть такие симптомы, как:
      • Слабость или паралич
      • Аномальные движения (например, тремор, неустойчивая походка или судороги)
      • Слепота
      • Потеря слуха
      • Потеря чувствительности или онемение
      • Судороги (так называемые неэпилептические припадки
      10)

      обычно усугубляет симптомы конверсионного расстройства.

      • Другие специфические соматические симптомы и связанные с ними расстройства. Эта категория описывает ситуации, в которых соматические симптомы проявляются в течение менее шести месяцев или могут включать определенное состояние, называемое псевдоциезом, которое является ложным убеждением женщин в том, что они беременны, наряду с другими внешними признаками беременности, включая расширенный живот; ощущение схваток, тошноты, шевеления плода; изменения груди; и прекращение менструального цикла.

      Лечение расстройств соматических симптомов

      Пациенты, у которых наблюдается SSD, могут цепляться за убеждение, что их симптомы имеют физическую причину, несмотря на отсутствие доказательств физического объяснения.Или, если есть какое-либо заболевание, вызывающее их симптомы, они могут не осознавать, что количество страданий, которые они испытывают или демонстрируют, чрезмерно. Пациенты также могут отклонить любые предположения о том, что психические факторы играют роль в их симптомах.

      Крепкие отношения между врачом и пациентом — ключ к получению помощи с SSD. Посещение единственного поставщика медицинских услуг с опытом управления SSD может помочь сократить ненужные тесты и лечение.

      Лечение направлено на улучшение повседневного функционирования, а не на устранение симптомов.Снижение стресса часто является важной частью выздоровления. Также могут быть полезны консультации для семьи и друзей.

      Когнитивно-поведенческая терапия может помочь облегчить симптомы, связанные с ССД. Терапия направлена ​​на исправление:

      • Искаженных мыслей
      • Нереалистичных убеждений
      • Поведение, подпитывающее тревогу

      Сюзанна О’Салливан Интервью Психосоматические расстройства

      Когда Сюзанна О’Салливан, доктор медицины, работала неврологом в Королевской лондонской больнице в 2004 году, ей было поручено лечить пациентов с эпилепсией, которым, по необъяснимым причинам, просто не стало лучше.Из-за того, что у нее закончились стандартные методы лечения, она заподозрила, что, возможно, их боль вовсе не связана с физическими проблемами. О’Салливан исследовала и обнаружила, что многие из ее пациентов действительно страдали психосоматическими расстройствами, с психологическим стрессом, проявляющимся в припадках и других состояниях. телесные проблемы. Эта работа в конечном итоге привела к публикации ее новой книги Is It All in Your Head? Правдивые истории о мнимой болезни . Мы спросили ее, что всем нужно знать об этих расстройствах.

      Q: Каковы наиболее распространенные симптомы психосоматических расстройств?
      A: Головные боли, головокружение, потеря памяти, боли в животе, судороги — что угодно. Психосоматические состояния определяются тем фактом, что они не могут быть связаны с медицинской проблемой, такой как травма, болезнь или опухоль. Однако важно то, что симптомы реальны.

      Q: Как диагностировать такие нарушения?
      A: Я часто основываю свой диагноз на признаках, которые не подходят для болезни, но хорошо подходят для психосоматического состояния.Например, если я прошу психосоматического пациента, у которого дрожь в левой руке, постучать правой по столу, обе руки будут дрожать с одинаковой частотой. Этого не произойдет с пациентом, у которого из-за болезни Паркинсона тремор в одной руке, потому что это заболевание включает в себя разрушение и гибель нервных клеток в головном мозге.

      Q: Что вызывает симптомы?
      A: Это может быть настолько серьезным, как отстранение от детской травмы, так и связано с недавним стрессом, например, с потерей работы.

      Q: А что происходит в мозгу пациента?
      A: Когда исследователи использовали функциональную МРТ для сканирования мозга людей с психосоматическим параличом, они обнаружили, что область мозга, которую пациенты пытаются задействовать, когда они хотят двигаться, отличается от той области, которая обычно вовлеченный. Как будто они тренировали свой мозг негативным образом. Как только пациент осознает, что проблема является психосоматической, мы можем работать над тренировкой мозга, чтобы он снова нормально функционировал.

      Q: Трудно ли пациентам принять психосоматический диагноз?
      A: Это может стать ужасным потрясением. Некоторые люди думают, что психосоматический означает: «О, вы говорите, что со мной все в порядке».

      Q: Связано ли заболевание с ипохондрией?
      A: Проблема людей с ипохондрией больше связана с их непропорциональной тревогой по сравнению с симптомом, который зачастую довольно незначителен.Люди с психосоматическим заболеванием также могут быть обеспокоены, но они имеют дело с физическими симптомами, которые мешают им нормально функционировать.

      Q: Что должны делать члены семьи, если они подозревают, что корень проблем любимого человека находится в их голове?
      A: Не рекомендуется внушать любимому человеку, что вы считаете его проблемы психологическими, до тех пор, пока она сама не будет готова с этим согласиться. Я рекомендую посоветовать человеку обратиться к врачу, который специализируется на любых физических симптомах, например, к кардиологу при учащенном сердцебиении или неврологу при онемении или треморе, но также открыт для лечения психосоматических расстройств.

      Q: Почему так важно понимать эти расстройства?
      A: Потому что непонимание их приводит к ненужным страданиям. Изменения должны начинаться с врачей. Мы боимся пропустить болезнь, но этот страх может означать, что нужно потратить месяцы на поиск физической причины, не рассматривая другие возможности. В это время пациент мог получить надлежащее лечение, например психологическую, профессиональную или физиотерапию.Чем раньше вы поставите правильный диагноз, тем больше вероятность, что человеку станет лучше.

      По номерам
      256 миллиардов долларов: сумма, на которую, по оценкам, ежегодно обходится системе здравоохранения США лечение людей, которые могут иметь психосоматические расстройства (которые часто обращаются к многим врачам).

      Хотите, чтобы на ваш почтовый ящик доставили еще больше подобных историй? Подпишитесь на информационный бюллетень Oprah.com о здоровом теле!

      — Думаете, я злюсь? — правда о психосоматических заболеваниях | Психическое здоровье

      Я был младшим врачом, когда встретил Ивонн.Ей было 40 лет, она работала в супермаркете. Однажды во вторник она реорганизовывала продукты в холодильнике, а ее коллега мыла стекло. Ивонн повернулась, чтобы поговорить с ней, когда она выпустила небольшую струю средства для мытья окон. Ивонна почувствовала брызги жидкости на лице и жжение в глазах. Другой коллега отвел ее в ванную и промыл глаза водой. Ивонн была доставлена ​​на машине скорой помощи в больницу, где ее обследовали и вымыли глаза. Вызвали ее мужа, и к тому времени, когда он приехал, она почувствовала себя лучше.Ее глаза были красными и полными слез, но она могла нормально видеть, и боль уменьшилась. Ее муж отвез ее домой.

      Он сказал ей не идти на работу на следующий день, и утром Ивонн заметила, что ее зрение затуманивается. К обеду она изо всех сил пыталась прочитать цифровые часы. В тот вечер ее муж и дети пришли домой и посоветовали ей лечь пораньше. Когда Ивонн проснулась и открыла глаза, все было черным. Она кричала о помощи и слышала шум людей, входящих в комнату, но не могла их видеть.Она была полностью слепой.

      Когда я встретил ее, прошло шесть месяцев, и, несмотря на несколько посещений больницы и анализов, врачи сказали Ивонн, что они не могут найти ничего плохого. В крайнем случае ее направили к неврологу.

      В то время я был стажером. С тех пор я работаю консультантом более 10 лет, сначала в Королевской лондонской больнице, а теперь в Национальной больнице неврологии и нейрохирургии.

      Я с самого начала знал, что хочу стать неврологом.Мне понравилась детективная драма этой работы, раскрывающая тайны того, как нервная система передает свои сообщения. Но я не мог предсказать, насколько сильно я буду вовлечен в заботу о людях, чьи болезни зарождаются не в теле, а в разуме. Некоторые примеры того, как разум влияет на тело, обычны: мы знакомы с дрожью в руке, когда мы берем ручку, чтобы подписать регистр брака, или капелькой пота на лбу, когда мы встаем, чтобы провести презентацию. Это физиологические реакции организма на стресс.Но мы менее знакомы с частотой, с которой люди могут бессознательно считать себя больными. До одной трети людей, наблюдаемых в средней общей неврологической клинике, имеют симптомы, которые нельзя объяснить медицинскими тестами или обследованием. У таких людей часто подозревают эмоциональную причину.

      Ивонн сидела на кровати, крохотная женщина, ссутулив плечи, плотно прижав локти к бокам, скрестив пальцы на коленях. Она выглядела намного старше 40 лет. Ее пустые глаза смотрели далеко за пределы нас.Ее муж сидел у кровати, скрестив руки на широкой груди, его глаза были настороже.

      Нас было девять человек — смесь младших врачей, студентов-медиков и медсестры — когда консультант начал анализировать историю Ивонн. Ее муж часто поправлял. «Нет, это был не просто средство для мытья окон, это было моющее средство на основе отбеливателя. Да, коллега пыталась промыть глаза, но вытерла их влажным полотенцем, а не проточной водой ». Он сказал, что связался с компанией, производящей моющее средство, и они сказали, что оно может вызвать повреждение нервов, если попадет в глаза.Он хотел бы, чтобы это задокументировали. Я обменялся легкой улыбкой с одним из младших врачей.

      Консультант спросил Ивонн, достаточно ли у нее хорошего зрения, чтобы различать свет или тьму или различать формы. Она сказала, что иногда может сказать, что был включен свет, но это все. Он посветил ей в глаз и спросил, заметила ли она какие-нибудь изменения. Она сказала, что не может быть уверена.

      Сначала, отвечая на вопросы консультанта, Ивонн, казалось, смотрела направо от него, как будто не могла сказать, где он.Но по мере развития разговора ее взгляд начал метаться, иногда к его лицу или к ее мужу, а затем возвращался в точку на среднем расстоянии.

      Мы наблюдали, как консультант работает над своим экзаменом. Ученики Ивонны живо отреагировали на свет, как и должны были. Но когда он попросил ее следить за светом глазами, она не смогла. Он достал из сумки небольшой вращающийся барабан, раскрашенный в черно-белые полосы. Он поднес его к Ивонн и быстро повернул.В ответ на это ее глаза метались из стороны в сторону, невольно обращая внимание на вращающиеся полосы.

      Когда консультант в последний раз поднес офтальмоскоп к глазу Ивонн, она моргнула. Я услышал легкий острый смех где-то в комнате. Ивонна, должно быть, тоже это слышала, потому что была поражена. «Есть ли здесь кто-нибудь еще с вами?» она спросила.

      На этот раз хихиканье было менее подавленным. В коридоре один человек прошептал общую мысль: «Оскара за этот спектакль не будет.


      Ивонн лежала в больнице неделю, ожидая анализов. Я провел с ней немного больше времени, чем другие пациенты, потому что она мне была интересна. Она выросла в сельской Ирландии, в любящем, но защищенном доме. В 20 лет она вышла замуж за своего первого парня Джеральда, который был на 10 лет старше. Через 10 месяцев после свадьбы у нее родился первенец. К 30 годам у нее было шестеро детей младше 10 лет.

      Ивонн провела большую часть своей взрослой жизни, посвящая заботе о своей семье.Ее муж работал полный рабочий день. «Мы хорошая команда», — сказала она. Только когда старшие дети ушли из дома, а самые младшие учились в средней школе, она впервые испытала, каково это — иметь свободное время. Вдохновленная старшей дочерью, она решила устроиться на работу в местный супермаркет. Джеральд был против этой идеи, опасаясь, что у нее будет меньше времени для семьи. Она заверила его, что будет работать только в школьные часы и что они даже не узнают, что она была где-нибудь еще.

      Я все чаще замечал, что когда она говорила, она смотрела мне в глаза. Это было больше, чем взгляд; Я почувствовал, как наши глаза соединяются.

      Во время пребывания Ивонн в больнице она узнала мой голос и шаг и тепло поприветствовала меня, когда я позвонил ей. Шли дни, и я все чаще замечал, что, когда она говорила, она смотрела мне в глаза. Это было больше, чем просто взгляд; Я почувствовал, как наши глаза соединяются.

      Ивонн провела в больнице две недели. В день выписки Джеральд был там, когда консультант сообщил ей результаты.Каждый тест был нормальным. Целостность ее зрительного пути не была нарушена, ее мозг был в норме, и мы не смогли найти никаких неврологических причин ее проблемы. Единственное возможное объяснение ее потери зрения — функциональная слепота, вызванная стрессом.

      «У моей жены не было ни дня стресса. — Вы несете чушь, — ответил Джеральд.

      Снова объяснили, что все проспекты были исследованы и другого возможного объяснения нет. В конце концов, ее муж неохотно согласился, что Ивонн встретится с психиатром; лишь бы доказать, что мы неправы, как он выразился.

      Я вернулся в палату с выпиской Ивонны. «У меня есть кое-что для тебя», — сказала она и протянула мне открытку. Впереди было цветущее поле, над которым возвышалось единственное дерево. Он был нарисован цветным карандашом. Слова внутри говорили «спасибо», было приятно каждый день с кем-нибудь болтать.

      «Я сделала карту», ​​- сказала Ивонн.

      «Вы сделали это!» Я не мог скрыть своего удивления.

      «Да, я одолжила карандаши и бумагу у женщины в постели рядом со мной», — ответила Ивонн.

      «Но если ты не видишь, как ты мог рисовать?»

      «Я чувствую карандашные отметки на бумаге», — ответила она. Она не выглядела ни в малейшей степени обиженной.

      Появился Джеральд и увел ее. Я снова посмотрел на картинку. Все цвета были правильными — дерево зеленое, кора коричневая. Ни одного очертания не было нарушено, ни одного листа или цветка не на своем месте.


      Одна из самых серьезных проблем для большинства врачей — это борьба за то, чтобы поверить в поистине подсознательную природу психосоматических симптомов их пациентов.Пьер Жане, французский философ и психолог конца 19 века, сыграл решающую роль в развитии того, что мы называем подсознанием. Он описал сознание как те чувственные переживания и мысли, которые мы активно осознаем, тогда как наше подсознание — это место для хранения информации, не доступной непосредственно сознательному уму.

      Джанет думала, что наше сознание может расширяться и сжиматься и выбирать, что мы воспринимаем, а что игнорируем. Примеры этого есть в повседневной жизни — например, поиск друга в толпе.Они прямо перед вами, машут, но вы почему-то смотрите мимо них. «Вы, должно быть, видели меня», — говорят они потом. «Вы смотрели прямо на меня!» Но вы этого не сделали. На мгновение ваш разум задействовал избирательное внимание и заблокировал что-то из вашего поля зрения.

      Джанет сказала, что разделение между подсознанием и сознанием позволяет увидеть, что воспоминания и чувства существуют в параллельных частях разума, не зная друг друга. Он называл это диссоциацией, утверждая, что психологическая травма может заставить подсознание ускользнуть, поэтому оно больше не доступно.В его модели Ивонн могла бы видеть и не осознавать видение одновременно.

      Я видел Ивонн еще раз, чтобы организовать ее психиатрическое обследование. То немногое, что я узнаю позже, будет в переписке с психиатром. Эти письма были основаны на фактах, написаны четко, но всегда слегка запутаны, как и должно быть. В первом письме говорилось, что авария на работе Ивонн на работе привела к ссоре дома. Джеральда вызвали с работы, чтобы забрать ее из больницы.Когда он узнал, что случилось, он настоял на том, чтобы она немедленно уволилась. Ивонн, чье зрение не пострадали сразу после инцидента, пыталась заявить об обратном, но он позвонил ее работодателю и предложил ей уволиться. Позже тем же вечером спор стал спорным, когда Ивонн обнаружила, что потеряла зрение.

      В письме говорилось, что Ивонн испытывает трудности дома. Джеральд нанял домработницу, которая выполняла всю работу по дому и помогала с детьми, но не брала на себя ответственность за Ивонн.Это заставило ее почувствовать себя излишней и напуганной.

      После встречи с психиатром Ивонн согласилась попасть в психиатрическое отделение для интенсивной реабилитации и разговорной терапии.

      Последнее письмо пришло несколько месяцев спустя:

      Я рад сообщить вам, что зрение Ивонн нормализовалось. Она хорошо перенесла лечение, хотя и ей, и ее мужу все еще трудно принять диагноз полностью. Недавно она вернулась в семейный дом и сообщает, что все идет хорошо.Настолько, что она решила, что было бы неправильно возвращаться к работе.

      Ивонн несколько раз приходила мне в голову с тех пор, и я чувствую, что оказал ей медвежью услугу. Я был дураком, ставя под сомнение ее мотивы и понимание, потому что она, подозрительно или ничего не подозревая, рассказала мне, как именно обстоят дела, когда она вручила мне сделанную ею карточку. Женщина, которая хочет солгать и притворяться, носит темные очки, носит трость и спотыкается. Эта женщина, конечно, не рисует картину. Рисунок Ивонн был доказательством не вины, а невиновности, и в тот момент, когда она вручила его мне, это я не мог видеть.


      Болезнь Шахины началась за шесть месяцев до нашей встречи после инцидента в университете. Однажды она опоздала на лекцию и обнаружила, что все крайние места в длинных многоярусных рядах заняты. Вместо того, чтобы проталкиваться мимо одноклассников, Шахина сняла пальто и села на ступеньку позади ряда других опоздавших, положив руки на пол за спину. В течение следующих пяти минут дверь лекционного зала время от времени распахивалась, и в нее ныряли другие студенты.

      Шахина наклонилась в сторону, вытянувшись, чтобы увидеть лектора, когда почувствовала сокрушительную боль. Она громко вскрикнула, и ученики, стоявшие поблизости, хихикнули. Краснолицый мальчик, стоявший у нее на руке, смущенно пробормотал извинения. Слеза упала, когда она прижала руку к груди. Всю оставшуюся лекцию Шахина не могла сосредоточиться, наблюдая, как образовался большой темный синяк.

      Семья Шахины не сочувствовала ей в тот вечер, когда она пожаловалась на боль и отказалась помогать по хозяйству.Они по-разному отреагировали, когда на следующее утро увидели, насколько опухла и покрыта синяками ее рука. Мать Шахины отвезла ее прямо в отделение неотложной помощи, где было обнаружено, что у нее волосяной перелом пястной кости. Ее рука была перевязана, и ее рука была перевязана. В течение трех недель Шахина не могла пользоваться правой рукой. Она печатала одной рукой и записывала лекции на диктофон.

      Когда шину наконец сняли, из-за недостаточного использования рука Шахины стала тонкой и бесполезной. Врач назначил ей встречу с физиотерапевтом, который посоветовал ей сделать ряд упражнений.Она была рада, что снова могла пользоваться рукой.

      Примерно две недели спустя Шахина сидела на лекции, когда почувствовала судорогу в руке. Ручка выскользнула из ее пальцев и с грохотом упала на пол. Она наклонилась, чтобы поднять его, но обнаружила, что бесполезно лапает ручку, когда она скользнула между ее пальцами и откатилась. Когда лекция закончилась, Шахина показала своим друзьям руку. Указательный и средний пальцы согнуты внутрь. Она могла легко растянуть их другой рукой, но как только она отпустила, пальцы снова медленно согнулись.Ее подруги засмеялись, когда увидели это, и в течение получаса играли в игру «сгибайся и раскручивайся» пальцами Шахины. Шахине тоже было смешно, но ненадолго.

      Когда мы встретились в амбулаторном отделении месяц спустя, ее рука была на перевязке, и все четыре пальца были загнуты внутрь, указательный и средний полностью сложены, а их ногти были скрыты от глаз. Когда я попытался их выпрямить, было сопротивление. Было больно, но можно было вытянуть пальцы наружу, так что ладонь была оголена.Там, где ногти вонзились в кожу, были видны четыре красных рубца. Когда я отпустил пальцы, они снова вернулись в свое свернутое положение.

      «Вы когда-нибудь видели что-нибудь подобное? Знаете ли вы, что это такое?» — спросила ее мать.

      «Похоже, у Шахины развилась фокальная дистония», — сказал я. «Это состояние, при котором мышцы человека сокращаются. Это может быть вызвано травмой, но нам нужно искать другие причины ».

      Когда мы с Шахиной снова встретились, она была госпитализирована в палату.Ее рука была такой же, как когда я видел ее в последний раз. Анализы крови, генетические тесты и сканирование мозга, предназначенные для выявления основного неврологического заболевания, были в норме. Но доминирующая рука Шахины теперь была для нее бесполезна, и ей нужно было, чтобы ее мать застегивала пуговицы и нарезала еду.

      Специалист-невролог порекомендовал ей пройти терапевтическое испытание ботулинического токсина. Ботокс предназначен не только для косметических целей: он давно используется для лечения неврологических расстройств. У людей, у которых мышечный спазм по какой-либо причине возникает болезненный спазм, он может парализовать мышцы, и они расслабятся.Парализованная мышца может оказаться бесполезной, но если это приведет к уменьшению боли и деформации, это все равно того стоит.

      Я сопровождал Шахину на процедуру. В мышцы предплечья поместили небольшой игольчатый электрод. Электрод регистрировал избыточную электрическую активность, вызванную неистово чрезмерно сокращающимися мышцами, ведущими к ее пальцам. Компьютер преобразовал электрическую активность в шум, так что, когда игла вставлялась в руку Шахины, комната наполнялась диким потрескивающим звуком.Врач, проводивший тест, наклонился и уменьшил громкость.

      «Это моя рука издает такой шум?» — спросила Шахина.

      «Да».

      «Это то, как это должно звучать?»

      «Нет, если вы пытаетесь расслабиться. Если бы мышцы, идущие к вашим пальцам, могли расслабиться, воцарилась бы тишина ».

      Врач взял небольшой шприц, наполненный ботулиническим токсином, прикрепил его к игле и медленно ввел. Шахина смотрела на экран компьютера. Мы все слушали.Статическое потрескивание, которое присутствовало с момента введения электрода, утихало. Взгляд Шахины переместился с экрана на ее руку. Ее глаза были заворожены, когда ее пальцы медленно разворачивались.

      Неужели вы думаете, что моя дочь может так держать руку неделями? Ей больно. Я знаю своего ребенка

      «Это сработало!» воскликнула она.

      Врач, сделавший укол, посмотрел на меня, приподняв брови.

      В тот же день я пошел в палату, чтобы посмотреть, сохранилось ли улучшение у Шахины.Я обнаружил, что она стучит по клавиатуре своего компьютера.

      «Больно, и моя рука немного ослабла, но посмотрите, как хорошо». Она разжала и сжала кулак. «Я вылечился, могу я пойти домой?»

      О том, что я сделал дальше, я бы много раз пожалел.

      «Мне нужно кое-что тебе объяснить, Шахина». Я сидел рядом с ней на кровати, пока говорил. «Ботулинический токсин отравляет нервные окончания и в результате расслабляет мышцы. Но обычно это не срабатывает мгновенно. На это уходит день-два.

      Шахина недоуменно посмотрела на меня. Она не поняла всего смысла того, что я сказал.

      «Но у меня это сработало сразу. Это хороший знак, правда?

      «Да, это все, что действительно важно».

      «Хорошо, я могу пойти домой».

      Шахина предложила мне отступить, но я проигнорировал ее.

      «Я пытаюсь сказать, что не думаю, что ботулинический токсин сделал вас лучше. Восстановление было слишком быстрым.

      Шахина смотрела на свою руку, наблюдая, как ее кулак открывается и сжимается перед ней.

      «Думаешь, я сошел с ума?»

      «Конечно, нет».

      Настроение в комнате изменилось. Проходящие мимо люди услышали повышенный голос и заглянули внутрь.

      «Я не могу поверить в это! Я пришел в эту больницу с мышечным спазмом в руке, а теперь мне говорят, что я делаю это специально ».

      Следующие 10 минут были деликатными. Я объяснил ей психосоматические симптомы.

      «Что это меня оставит? Моя рука останется лучше? Мне снова понадобится ботулотоксин? »

      «Я думаю, что, поскольку ваша рука сейчас лучше, она, вероятно, останется лучше.«Я предлагал надежду, потому что ожидания имеют значение.

      «Простите, что крикнул».

      «Мне жаль, что вам пришлось так нелегко».

      Я ушел, понимая, что Шахина уедет домой и мы еще встретимся в клинике в будущем. Через час меня снова вызвали в палату.

      Мать Шахины стояла прямо в дверях.

      «Моя дочь сказала мне, что вы сказали, что она делает это намеренно. Вы действительно думаете, что молодая девушка могла бы держать руку в таком положении неделями? На руке у нее рубцы.Ей больно.

      «Судороги руки Шахины являются непроизвольными и очень тяжелыми, мы все согласны с этим».

      «Я знаю своего ребенка. Она умная девушка, на полпути к юристу. Она много работает, никогда не болеет. Я гарантирую вам, что если бы она могла это контролировать, этого бы не произошло.

      Через неделю пришло письмо с жалобой. Он был напечатан на бланке адвокатского бюро, где работала мать Шахины. Он закончился тем, что Шахина встретилась с другим врачом, который заверил ее, что нет никакой возможности, что проблема может быть психосоматической.

      Более чем через год я получил письмо от другого невролога из другой больницы, который сообщил мне, что дистония Шахины вернулась и что она хорошо отреагировала на дальнейшее введение ботокса, но позже дистонические сокращения переместились в левую руку и распространилась на ее туловище. «Я начинаю задаваться вопросом, могут ли некоторые, если не все, ее проблемы иметь психологическое происхождение», — говорится в нем.

      Даже если диагноз психосоматического заболевания поставлен тщательно, гнев является обычной реакцией, и он может помешать пациенту получить необходимую помощь.Я часто задавался вопросом, мог ли бы результат для Шахины быть другим, если бы мне удалось лучше выразить свои подозрения.


      В 2011 году три врача общей практики в Лондоне выявили 227 пациентов с наиболее тяжелой формой симптоматического психосоматического расстройства. Эти 227 человек составляют всего 1% от общего числа практикующих врачей, но по оценкам, до 30% ежедневных обращений к терапевту приходится на пациентов с менее тяжелой формой заболевания. Если психосоматические симптомы настолько распространены, почему мы так плохо подготовлены, чтобы справиться с ними?

      Врачи должны меньше бояться этого диагноза, с большей готовностью противостоять ему и проявлять больше сострадания к больным.Но для нас, чтобы рассматривать психологическую причину серьезного заболевания, жизненно важно, чтобы мы верили, что такое возможно. Может быть, если бы мы лучше поняли, как наше собственное тело теряет контроль, вызванное только внутренним чувством, тогда более экстремальные реакции не могли бы показаться такими неприемлемыми. Подумайте о смехе: это физическое проявление эмоции, механизм которой плохо понят; он не всегда находится под нашим контролем, он влияет на все наше тело, он останавливает наше дыхание и ускоряет наше сердце; снимает напряжение и передает чувства.Если мы можем рухнуть от смеха, разве это не так, что тело может делать еще более необычные вещи, сталкиваясь с еще более необычными триггерами?


      Мэтью был продуктом эпохи Интернета. Когда он пришел ко мне, его исследования полностью убедили его в том, что у него рассеянный склероз. На протяжении всего нашего первого разговора он продолжал употреблять слова «мой рассеянный склероз». «Мой рассеянный склероз более серьезен, чем у других людей? Как мой рассеянный склероз повлияет на мою страховку жизни? »

      Проблема Мэтью началась с ощущения иголки в одной ноге.Сначала это действовало на него, только если он сидел подолгу. После того, как симптомы сохранялись в течение почти двух недель, Мэтью пошел к своему врачу. Ему посоветовали делать регулярные перерывы в работе и не сидеть слишком долго.

      Мэтью заметил, что его симптомы изменились и распространились. Булавки и иглы теперь двигались по его телу: один день в руке, другой по переносице, затем в затылке, затем в нижней губе. Он исследовал возможности в Интернете. Интернет сообщил ему, что диабет может повредить нервы и привести к образованию булавок и игл.Врач сказал ему, что у него нормальный уровень сахара в крови. Он читал, что защемление нервов было частой причиной его симптомов. Хиропрактик поинтересовался, может ли диск у него на шее неуместен, но лечение помогло лишь ненадолго. Мэтью начал регулярно заниматься спортом. Когда это не помогло, он попытался как можно больше отдыхать.

      Ничто из того, что сделал Матфей, ​​не сделало его лучше. К настоящему времени ему было трудно работать. Сидеть длительное время было невозможно. Его рабочее место оценило его офисное пространство и внесло изменения, но это не имело значения.Он сократил свое рабочее время. В то же время он активизировал свои исследования. Именно тогда он обнаружил, что рассеянный склероз может вызывать сенсорные аномалии, которые перемещаются по телу.

      Модель: Шарифа Сафия в Уродливом. Прическа и макияж: Johanna Dalemo

      Однажды, проснувшись, Мэтью обнаружил, что его ноги полностью потеряли силу. Он не чувствовал и не двигался. Его поместили в больницу, где он прошел серию обследований, не дающих никаких объяснений. При люмбальной пункции у него был взят образец спинномозговой жидкости, и это было нормально.Анализы крови и электрические исследования его нервов и мышц не показали ничего плохого.

      Три недели спустя, после двухнедельного пребывания в больнице без ответов, жена Мэтью отвезла его в мой офис. Элегантно одетый, с пачкой бумаг на коленях, он весело приветствовал меня, когда его жена придвинула стул и села рядом с ним. Я попросил его рассказать свою историю с самого начала.

      «Я знаю, что у меня рассеянный склероз», — начал он.

      «Не будем делать никаких предположений», — сказал я.

      Его история была подробно описана, но он был до странности небрежен в отношении степени инвалидности для человека, который три месяца назад был активным и работал полный рабочий день.Я осмотрел его. Хотя он был в инвалидном кресле, он мог ходить на короткие расстояния и с трудом передвигался к дивану. Когда он лег, я тестировал силу его мускулов одну за другой. Я попросил его снять ногу с дивана. Он не мог. Его лицо исказилось от усилия. Его правая нога сдвинулась на несколько сантиметров, затем он зажал ладонями бедро, чтобы поднять его дальше.

      Не могу поверить! Я пришел в эту больницу с мышечным спазмом, и теперь мне говорят, что я делаю это специально.

      «Покажи пальцем ноги», — спросил я его затем.

      Нога Мэтью лежала неподвижно, но его лицо говорило мне, что он пытается. Когда я прижал тупую булавку к его ноге, он этого не почувствовал. Когда я приложил вибрирующий камертон к его коже, он ничего не почувствовал ниже пояса. Но способность двигаться или воспринимать ощущения — это вещи, над которыми как сознательный, так и подсознательный разум имеют некоторый контроль, поэтому затем я проверил вещи, где это не так. Несмотря на безжизненность ног, рефлексы сработали как положено. Тонус его конечностей казался нормальным.

      Мэтью снова встал, и я попросил его пройти. Он плотно сомкнул колени и ходил с прямыми ногами с большим трудом. Я попросил его сесть на стул и встать со скрещенными руками, и после нескольких попыток ему это удалось. Он не понимал, что я тестировал одни и те же группы мышц по-разному: каждый раз они вели себя по-разному.

      Далее ему сделали МРТ головного мозга и позвоночника — стандартные тесты для рассеянного склероза — и электрическое исследование его нервов. Его неврологические пути остались нетронутыми.Когда все результаты были получены, Мэтью, его жена и я встретились снова. Я знал, что его беспокоят, и пытался решить их с самого начала. Я объяснил, как мы ставим диагноз РС, и сказал, что ни один из его тестов не показал никаких доказательств этого. Какие фантастические новости, — предположил я; РС — серьезное заболевание, но оно было исключено. Я видел, как лицо Мэтью потемнело, слева от него вздымались плечи его жены, и я видел, как она закатила глаза.

      «Я знаю, что ты страдаешь, Мэтью. Я не хочу отвлекаться от этого.Но у вас нет рассеянного склероза ».

      Я сказал, что меня интересует психологическая причина.

      «Как ты можешь так сказать? Ты считаешь, что я сошел с ума только потому, что тесты нормальные. Так говорят врачи, когда не знают, что случилось ».

      «Это больше, чем просто тесты», — ответил я. «Слабость в ногах не соответствует неврологическому заболеванию. Он должен сопровождаться другими клиническими признаками, измененными рефлексами или истощением мышц ».

      «Но это так реально, что не может быть ничем».

      «Это кажется реальным, потому что это реально.Ваш паралич не является воображаемым, но это не обязательно означает, что это в первую очередь физическое расстройство «.

      «Я не уверен, что РС исключен».

      Я не ответил, и он покачал головой.

      «Ради всего святого, Мэтт, сколько раз она должна это повторять?» — внезапно сказала его жена. «У вас нет рассеянного склероза. Вы пришли сюда узнать мнение врача, так почему бы вам не попробовать ее послушать? »

      «ОК». Мэтью неохотно согласился.


      Шесть недель спустя я снова встретил его, и меня встретило преобразование.У меня еще не было письма от психиатра, и я не знал, чего ожидать, но даже на расстоянии он выглядел более довольным. Его жена шла за инвалидным креслом, когда Мэтью вошел в комнату, и, хотя она не улыбнулась и не признала меня, я подумал, что могу заметить в ней проблеск чего-то положительного.

      Когда Мэтью рассказал мне, как у него дела, это были только хорошие новости. Его жена посоветовала ему встретиться с психиатром и провести собственное исследование, и каким-то образом ему удалось прийти к пониманию того, что в моем странном диагнозе действительно может быть доля правды.

      Фантастические новости: ни один из его тестов не показал доказательств РС. Я видел, как его лицо потемнело, а глаза его жены закатились.

      «Как прошла встреча с психиатром?»

      «Ну, сначала мне это не понравилось, но я понял, что в нем есть смысл. Он сказал, что нервная система похожа на компьютер, что мое оборудование не повреждено, но у меня есть проблема с программным обеспечением, из-за которой мои ноги не получают команду двигаться ».

      Мэтью получил ярлык и объяснение, к которому он мог относиться.При любой болезни первый шаг к выздоровлению — это принять диагноз, и Мэтью научился этому.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *