Содержание

ТЕРАПИЯ ТРЕВОЖНЫХ РАССТРОЙСТВ У ПАЦИЕНТОВ С СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТЫМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ (ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ АФОБАЗОЛА) | Медведев

1. Бутко Д.Ю. и соавт. Опыт диагностики и лечения тревожного расстройства в постинсультном периоде у больных, перенёсших ишемический инсульт // РМЖ. 2008. № 5. С. 266–270.

2. Горшунова Н.К. Лечение тревоги у пациентов старших возрастных групп: клиническая эффективность применения анксиолитика небензодиазепинового ряда Афобазола // Справочник поликлинического врача. 2007. № 3. С. 67–70.

3. Дробижев М.Ю. Нозогении (психогенные реакции) при соматических заболеваниях. Автореф. … дисс. докт. мед. наук. М., 2000.

4. Жидких Б.Д., Колесникова О.Е., Барбашина Т. А. и др. Влияние Афобазола на качество жизни кардиологических больных в процессе стационарного лечения // РМЖ. 2007. № 16. С. 1241–1245.

5. Калинина С.Ю. Влияние анксиолитика Афобазола на эффективность лечения гипертонической болезни у пожилых женщин // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. Бехтерева. 2009. № 4. С. 37–42.

6. Колюцкая Е.В. Тревожные расстройства: диагностика и терапия // РМЖ. 2005. № 13(15). С. 1019–1021.

7. Копылов Ф.Ю., Медведев В.Э., Никитина Ю.М. Прогностическое значение психических и патохарактерологических расстройств в прогрессировании ИБС // Кардиология и сердечно-сосудистая хирургия. 2008. № 3. С. 24–27.

8. Медведев В.Э., Копылов Ф.Ю., Троснова А.

П. и др. Психосоматические соотношения при кризовом течении гипертонической болезни // Психические расстройства в общей медицине. 2007. № 1. С. 10–13.

9. Медведев В.Э., Троснова А.П., Добровольский А.В. Препарат Афобазол в лечении невротических и соматизированных расстройств у больных с сердечно-сосудистой патологией // Врач. 2006. № 14. С. 19–22.

10. Медведев В.Э., Троснова А.П., Добровольский А.В. Психофармакотерапия тревожных расстройств у больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями: применение Афобазола // Журнал неврологии и психиатрии. 2007. № 7. С. 25–29.

11. Медведев В.Э. Терапия пограничных психических расстройств в кардиологическом стационаре (Опыт применения Афобазола) // Российский национальный конгресс кардиологов и конгресс кардиологов стран СНГ.

Материалы симпозиума «Проблемы современной психокардиологии». M., 2007. С. 13–19.

12. Медведев В.Э., Мартынов С.Е., Зверев К.В. и др. Психосоматические заболевания в кардиологии (типология и клинико-динамические характеристики) // Психиатрия и психофармакотерапия. 2012. № 4. С. 34–41.

13. Михайлова Н.М., Сиряченко Т.М. Тревожное расстройство в позднем возрасте // РМЖ. 2006. № 14(29). С. 2080–2084.

14. Незнамов Г.Г., Сюняков С.А., Чумаков Д.В. и др. Новый селективный анксиолитик Афобазол // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2005. № 4. С. 35–40.

15. Петрова Н.Н. Тревожные расстройства и их коррекция в амбулаторной психиатрической практике // Психиатрия и психофармакотерапия. 2011. № 6. С. 30–35.

16. Подхомутников В.М. Применение Афобазола у больных с инфарктом миокарда // Психические расстройства в общей медицине. 2007. № 4.

17. Серединин С.Б., Воронин М.В. Нейрорецепторные механизмы действия Афобазола // Экспериментальная и клиническая фармакология. 2009. № 1. С. 3–11.

18. Соловьева Э.Ю. Диагностика и лечение тревожных расстройств врачом общей практики // Справочник поликлинического врача. 2008. № 6. С. 43–47.

19. Смулевич А.Б., Сыркин А.Л., Дробижев М.Ю. и др. Психокардиология. М., 2005.

20. Сыркин А.Л., Копылов Ф.Ю., Попова Е.А. и др. Психические расстройства на разных этапах течения фибрилляции предсердий // Психические расстройства в общей медицине. 2007. № 4. С. 10–14.

21. Татарский Б.А., Бисерова И.Н. Использование Афобазола при лечении пароксизмальной формы фибрилляции предсердий // РМЖ. 2007. № 9. С. 760–766.

22. Цорин И.Б., Палка И.П., Чичканов Г.Г. Особенности действия селективного анксиолитика Афобазола на сердечно-сосудистую систему // Экспериментальная и клиническая фармакология. 2009. № 1. С. 41–45.

23. Чумаков Д.В. Клинико-фармакологическая характеристика нового анксиолитика афобазола. Дисс. … канд. мед. наук. M., 2004.

24. Nielsen O.W. Patient differences related to management in general practice and the hospital: a cross-sectional study of heart failure in the community // Eur. Heart J. 2004. Vol. 25. P. 1718–1725.

Применение Афобазола у больных с инфарктом миокарда — Психические расстройства в общей медицине №04 2007

Ишемическая болезнь сердца – ИБС (в частности, инфаркт миокарда – ИМ), вызывает у больных значительный психоэмоциональный стресс. Не случайно тревожно-депрессивные расстройства (ТДР) встречаются у этой категории пациентов чаще, чем в среднем в населении (30% против 2,5–10%) [1, 2]. Эти расстройства не только значительно отягощают клиническое течение ИМ, но и влияют на прогноз заболевания, являясь мощным независимым предиктором смертности у этой категории больных. Уровень смертности у больных, перенесших ИМ и страдающих ТДР, в 3–6 раз выше, чем у больных, перенесших ИМ, но не имеющих этих расстройств [3, 4]. В этой связи купирование ТДР у больных ИМ является актуальной темой. Учитывая тот факт, что в остром и подостром периодах ИМ больные принимают достаточно много различных медикаментозных препаратов, выбор медикаментозного средства для коррекции ТДР у этой категории больных является весьма актуальным.
Очень важно, чтобы назначаемый препарат не влиял на гемодинамику, сочетался с другими медикаментами и не вызывал при этом значимых побочных эффектов. Кроме того, немаловажное значение имеет и отсутствие у такого препарата синдрома отмены. Учитывая эти предпосылки, мы поставили себе цель изучить распространенность ТДР у больных ИМ и оценить эффективность афобазола у этих пациентов.
Дизайн исследования. В исследование включали пациентов обоего пола в возрасте от 40 до 80 лет с диагнозом ИБС, ИМ (G21 по МКБ-10). Это были пациенты, поступившие в специализированное инфарктное отделение в первые часы от начала заболевания с четкими клиническими признаками ИМ, подтвержденными электрокардиографическими и лабораторными данными. В зависимости от состояния пациента в первые 2 сут с момента поступления в стационар проводили анкетирование по шкале Цунга. При сумме баллов по использованной шкале 50 и более больным назначали Афобазол в суточной дозе 30 мг.
В исследование не включали больных с зависимостью от психоактивных веществ (алкоголизм, наркомании).
Пациента преждевременно исключали из исследования при выявлении признаков серьезных побочных явлений и/или индивидуальной непереносимости препарата и нарушении протокола исследования; самостоятельного решения пациента прекратить участие в исследовании.
Динамику состояния пациентов регистрировали ежедневно. Оценивали общее самочувствие, состояние гемодинамики, уровень раздражительности, беспокойства, страха, бессонницы. На 14-й день приема Афобазола проводили повторное анкетирование по шкале Цунга.
Критерием эффективности считали снижение суммы баллов от исходных значений на 10 и более. С целью оценки переносимости и безопасности учитывали следующие показатели:
  1. Нежелательные явления, выявленные в результате спонтанных жалоб пациентов и целенаправленного расспроса при каждом осмотре пациента.
  2. Изменения в стартовых лабораторных и инструментальных показателях соматического статуса при терапии Афобазолом. Методы исследований соответствовали стандартам курации больных в клинических отделениях, на базе которых проводилось обследование: масса тела, артериальное давление (АД), частота сердечных сокращений (ЧСС), электрокардиография (ЭКГ), лабораторные показатели (общий клинический и биохимический анализы крови, коагулограмма).

С целью оценки риска лекарственных взаимодействий Афобазола и препаратов соматотропного действия регистрировали случаи манифестации/усиления побочных эффектов Афобазола и соматотропных средств, потенциально связанные с изменениями метаболизма одного лекарственного средства под влиянием другого препарата, из числа назначаемых в рамках комбинированной фармакотерапии.
Для статистической обработки данных использовали программу InStat II (Sigma, США). Достоверность различий оценивали с использованием критерия Стъюдента.
Характеристика выборки. В общей сложности анкетирование было проведено у 140 пациентов с ИМ. Среди них 81 (58%) мужчина, 59 (42%) женщин. Средний возраст обследованных составил 68±2,3 года.
ТДР были выявлены у 27 (19,2%) человек, среди них 20 женщин и 7 мужчин, перенесших ИМ. Мелкоочаговый ИМ зарегистрирован у 19 больных, крупноочаговый и трансмуральный – у 8. С повторным ИМ было 13 пациентов. Сопутствующую артериальную гипертензию наблюдали у 21, сахарный диабет – у 5 больных.


Все больные получали соматотропную терапию: антиангинальную (пролонгированные нитраты, b-адреноблокаторы, антагонисты кальция), гипотензивную (ингибиторы АПФ и др.), антикоагулянтную (гепарин или его аналоги), антиагрегантную (ацетилсалициловая кислота и пр.).

Результаты
Среди всех обследованных мужчин ТДР выявлены у 7 (9%) человек, в то время как у женщин эти расстройства встречались гораздо чаще – в 34% случаев (p<0,001). Средний возраст мужчин составлял 55,7±3,9 года, женщин – 68,9±2,3 года.
Уровень ТДР был равен в среднем 55,2±1,0 балла по шкале Цунга. При этом у мужчин он равнялся 51,4±1,2 балла, а у женщин – 56,5±1,1 балла (p=0,02).

Все включенные в исследование пациенты полностью завершили курс лечения Афобазолом.
Средняя эффективная доза Афобазола в остром и подостром периодах ИМ составила 30 мг/сут.
На 5–6-й день приема препарата наблюдали клиническое улучшение, сопровождавшееся снижением выраженности или полным исчезновением тревоги (озабоченность, плохие предчувствия, ипохондрические опасения, раздражительность), напряженности (плаксивость, чувство беспокойства, бессонница, страх). Максимальный эффект достигался к концу 2-й недели лечения. Уровень ТДР после лечения Афобазолом в среднем снизился до 36,3±1,4 балла (p<0,0001). Такую динамику наблюдали как у мужчин, так и у женщин.
Все пациенты, принимавшие Афобазол, переносили его хорошо; какие-либо побочные явления не зарегистрированы.
Установлен кардиологически благоприятный профиль безопасности препарата. На момент окончания терапии у больных изученной выборки не зафиксировано появления жизнеопасных аритмий и/или внутрисердечных блокад. В ходе исследования не отмечено клинически значимого изменения АД, а также существенных изменений ЧСС; не обнаружено и влияния на показатели крови.
Ни в одном из наблюдений не зарегистрированы также клинически значимые взаимодействия между препаратом Афобазол и средствами, направленными на коррекцию сердечно-сосудистой патологии.
У 9 (30%) пациентов через 30 дней после прекращения приема Афобазола было оценено общее самочувствие, проведено повторное анкетирование по шкале Цунга. Средний балл по этой шкале у них не превышал 35–37, не было признаков синдрома отмены препарата (усиление раздражительности, нарушения сна, усиление тревоги), самочувствие оставалось удовлетворительным.

Заключение
В результате проведенного исследования установлено, что ТДР встречаются у 19% больных с ИМ, при этом женщины достоверно чаще подвержены этим расстройствам по сравнению с мужчинами и у женщин достоверно значительнее тяжесть ТДР.
Получены достоверные доказательства эффективности и безопасности препарата Афобазол при терапии тревожных расстройств у больных с ИМ.
Терапевтический эффект препарата реализуется быстро. Клинически значимая редукция психопатологических нарушений наряду с общим улучшением самочувствия пациентов начинается уже на 1-й неделе терапии. При использовании у больных кардиологического стационара Афобазол обнаруживает благоприятный профиль переносимости и безопасности, не оказывает отрицательного влияния на течение ИБС, в частности ИМ.
Афобазол не вступает в клинически значимые взаимодействия с препаратами, применяющимися для лечения ИМ.
Прекращение приема Афобазола не сопровождается развитием синдрома отмены.
Таким образом, Афобазол является эффективным и безопасным препаратом, который может быть рекомендован для терапии легких или умерено выраженных тревожных расстройств у больных с ИМ. При этом рекомендуемый диапазон доз составляет 30 мг/сут при продолжительности терапии не менее 2 нед.

Список исп. литературыСкрыть список

1. Зайцев В.П., Айвазян Т.А., Погосова Г.В. и др. Кардиология. 1997; 8: 29–30.
2. Carney RM, Rich MW, Teveide A et al. Am J Cardiol 1987; 60: 1273–5.
3. Frasure-Smith N, Lesperance F, Talajic M. Circulation 1995; 91: 999–1005.
4. Barefoot JC, Scholl M. Circulation 1996; 93: 1976–80.

Опыт применения Афобазола в терапии патологической тревоги у больных общесоматической практики

Раздел только для специалистов в сфере медицины, фармации и здравоохранения!

АГАМАМЕДОВА И. Н. к.м.н., НИКИТИНА Т.Е. к.м.н., Московский НИИ психиатрии МЗ РФ

Изучена эффективность Афобазола в суточной дозе 30 мг у 35 пациентов   (26 женщин и 9 мужчин) в возрасте от 18 до 60 лет (средний возраст — 44,7 лет) с патологической тревожностью. К концу 4-й недели лечения терапевтическая ремиссия отмечена у 68,6% больных: выраженное улучшение ― у 22,9% пациентов, умеренное улучшение – у 45,7% пациентов. Терапия Афобазолом практически не сопровождалась побочными эффектами, не наблюдалось седативного действия, что позволяло пациентам сохранять привычную активность и способствовало высокой приверженности к лечению.

Тревожные расстройства являются одними из наиболее часто выявляемых психопатологических нарушений у пациентов общесоматической практики. Клинические проявления патологической тревоги разнообразны. Она может носить приступообразный характер (паническое расстройство, соматоформная вегетативная дисфункция, агорафобия, социальная фобия, специфическая фобия)   или быть практически постоянной (генерализованное тревожное расстройство, расстройства адаптации в виде смешанной, тревожной и депрессивной реакции, стрессовые расстройства). Большинство авторов считают наиболее оправданной стратегией лечения тревожных расстройств долгосрочную фармакотерапию [7, 9, 10].

Для терапии тревожных расстройств в настоящее время широко используются антидепрессанты (селективные ингибиторы обратного захвата серотонина,   селективные ингибиторы обратного захвата серотонина и норадареналина) и транквилизаторы бензодиазепиновой структуры. Антидепрессанты особенно эффективны при сочетании тревожной и депрессивной симптоматики [4, 8], но существенным их недостатком является отсроченный по времени терапевтический эффект. Одним из отличительных свойств бензодиазепинов является быстрота развития и выраженность анксиолитического эффекта. Однако побочные эффекты (седативное действие, мышечная слабость), а также высокий риск злоупотреблений, привыкания и зависимости ограничивают сроки применения бензодиазепинов 2-4 неделями, что, безусловно, недостаточно для проведения эффективной терапии тревожных расстройств [2, 3].

Поиск селективных анксиолитиков, лишенных подобных побочных эффектов, привел к созданию отечественного препарата Афобазол, который был разработан специалистами НИИ фармакологии РАМН. По химической структуре препарат относится к производным меркаптобензимидазола, не являясь агонистом бензодиазепиновых рецепторов. Афобазол восстанавливает структуру ГАМК-бензодиазепинового рецепторного комплекса через систему «ремонтного комплекта нейронов» — сигма-1-рецепторы, что приводит к нормализации связывания ГАМК с рецепторами. В экспериментальных исследованиях было показано, что препарат проявляет анксиолитическое действие у животных с «пассивным» фенотипом эмоционально-стрессовой реакции и, в отличие от бензодиазепинов, не вызывает седативного эффекта у животных с активным поведением в эмоционально-стрессовых условиях. По данным экспериментальных исследований, Афобазол обладает анксиолитическим действием, не сопровождающимся в широком диапазоне доз седативными эффектами, мышечной слабостью и негативным влиянием на показатели памяти. Афобазол относится к «короткоживущим» препаратам, период полувыведения составляет 0,82 ± 0,54 ч, а удержание препарата в организме – в среднем 1,6 ± 0,86 ч. При длительном применении Афобазол не накапливается в организме и не вызывает привыкания и зависимости.
Результаты рандомизированных сравнительных клинических исследований показали, что Афобазол является эффективным анксиолитиком и по результативности действия не уступает диазепаму и оксазепаму [1, 5, 6]. Вместе с тем Афобазол, в отличие от бензодиазепинов, характеризуется хорошей переносимостью и отсутствием «синдрома отмены». Также в проведенных исследованиях было показано отсутствие негативного влияния на эффективность и безопасность терапии сопутствующих соматических заболеваний.

Представленное в данной статье исследование проводилось на базе филиала № 2 Московской многопрофильной клиники медицинской реабилитации. Целью настоящей работы являлось изучение терапевтической эффективности Афобазола при лечении патологической тревоги у соматических пациентов.

Пациенты и методы исследования

В исследование были включены 35 пациентов в возрасте от 18 до 60 лет (26 женщин и 9 мужчин; средний возраст 44,7 лет). В соответствии с критериями МКБ-10 их состояние оценено как: F06.4 – органическое тревожное расстройство, F43.2 – пролонгированная тревожная реакция, обусловленная (расстройство адаптации), F45.3 – соматоформная вегетативная дисфункция, F41.1 – генерализованное тревожное расстройство. Спектр коморбидной соматической патологии и распределение больных по МКБ-10 отражены в табл. ицах 1 и 2.

Диагностика тревожного синдрома начиналась со скрининговых вопросов: «Чувствовали ли Вы большую часть времени за последние 4 недели беспокойство, напряжение или тревогу? Часто ли у Вас бывает напряженность, раздражительность и нарушения сна?». Вопросы задавались лечащим врачом при первичном осмотре пациентов, поступивших в стационар. Отрицательные ответы на оба вопроса исключали наличие патологической тревоги, при положительном ответе хотя бы на один из них пациенты направлялись на дальнейшее обследование в психотерапевтический кабинет.

В исследование не включались пациенты со сложной структурой тревожного синдрома – с фобическими, деперсонализационными, ипохондрическими расстройствами, а также злоупотребляющие алкоголем и пациенты с выраженными нарушениями сна.

Основные методы обследования ― клинико-психопатологические с использованием психометрических шкал:   тревоги Гамильтона (HARS), общего клинического впечатления (CGI) и методики многостороннего исследования личности (ММИЛ). У пациентов, включенных в исследование, средний показатель по шкале HARS составил 32,5 ± 7,7 баллов.

Афобазол назначался в суточной дозе 30 мг в виде монотерапии пациентам с уровнем тревоги более 20 баллов по HARS. При нарушениях ночного сна допускалось кратковременное (от 2 до 5 дней) назначение доксиламина (Донормила)   в дозе 15 мг на ночь. Для лечения соматических заболеваний использовались препараты, не обладающие психотропной активностью. Динамика состояния регистрировалась в ходе 4 визитов: визит 1 – стартовая оценка, визит 2 – оценка состояния через 1 неделю, визит 3 –   оценка состояния через 2 недели, завершающий визит 4 ― после 4-х недель терапии   перед выпиской из стационара (пациенты находились на лечении соматического заболевания).

Критериями эффективности лечения являлись снижение на 50% и более от исходных значений среднего балла по HARS (терапевтическая ремиссия??), показатели «значительное улучшение» и «умеренное улучшение» по CGI, а также достоверное снижение показателей по 1 (соматизация тревоги) и 7 (фиксация тревоги и ограничительное поведение) шкалам ММИЛ.

Результаты и их обсуждение

Терапевтический эффект Афобазола начинал проявляться уже в конце первой недели лечения. Больные начинали «справляться» с тревогой, снижалось ощущение напряженности и раздражительность. На 2-й неделе терапии улучшались концентрация внимания и ночной сон, вегетативные проявления теряли мучительный характер. При этом когнитивные проявления тревоги редуцировались более интенсивно, чем вегетативные. К концу 4-й недели исследования уровня терапевтической ремиссии (снижение общего балла по HARS ниже 20 баллов и «значительное», «умеренное» улучшение по шкале общего клинического впечатления) достигли 24 (68,6%) пациента. Анализ динамики показателей HARS у этих пациентов показал, что все они подверглись значительной редукции в процессе лечения Афобазолом. Общий балл HARS за 4 недели терапии сократился на 54,1%, балл психической тревоги – на 53,5%, а соматической – на 55,9% (рис. 1). Афобазол в равной степени действовал как на психические, так и соматические компоненты тревоги, при этом его положительное действие достоверно (p < 0,05) проявлялось уже через 2 недели   и становилось более выраженным на фоне дальнейшей терапии с непрерывным улучшением показателей вплоть до последней 4-й недели (p < 0,01).

При оценке динамики состояния по шкале Общего клинического впечатления, к моменту завершения исследования выраженное улучшение по шкале CGI отмечалось у 8 (22,9%) пациентов, умеренное улучшение – у 16 (45,7%) пациентов (рис. 2). Нормализовались соматовегетативные показатели и межличностное общение, что нашло отражение в динамике усредненного профиля ММИЛ (рис. 3). К концу 4-й недели достоверно снижались значения по 1-й шкале (соматизация тревоги, p < 0,01), 7-й (фиксация тревоги и ограничительное поведение, p < 0,05) и 0-й (межличностные контакты, p < 0,05).    Почти у половины (45,7%) этих пациентов перед выпиской из стационара только при расспросе выявлялись элементы психической истощаемости, повышенной озабоченности здоровьем с чувством внутреннего напряжения. Актуальным оставалось снижение трудоспособности и концентрации внимания.

Терапия Афобазолом   не сопровождалась побочными эффектами. У больных отсутствовали седативные проявления, что позволяло им сохранять привычную активность и способствовало высокой приверженности к лечению.

У 11 пациентов (31,4%), получавших Афобазол, не было зафиксировано положительной динамики ни по одному из симптомов тревоги. 6 пациентов (17,1%) не отметили никаких изменений в своем состоянии, а 5 (14,3%) пациентов почувствовали различной степени ухудшение: более выраженными стали расстройства сна, усилились тревожные опасения, головные боли и раздражительность.   К концу 4-й недели пациенты не отмечали улучшения в сфере социально-психического функционирования, испытывали опасения и сомнения в возможности решения профессиональных, бытовых, семейных и других межличностных проблем.

   Таким образом, полученные нами результаты свидетельствуют о том, что Афобазол является эффективным препаратом для терапии патологической тревоги у больных общесоматической практики, что согласуется с данными других авторов [1, 5, 6].   Препарат оказывает достаточно быстрое действие: клинически значимая редукция психопатологических нарушений, наряду с улучшением самочувствия, начинается со 2-й недели терапии.   Афобазол характеризуется хорошей переносимостью, простой схемой применения, отсутствием седации и положительным влиянием в равной степени на психические и соматические компоненты тревоги.

Литература

1.    Аведисова А.С., Чахава В.О., Лесс Ю.Э., Малыгин Я.В. Новый анксиолитик «Афобазол» при терапии генерализованного тревожного расстройства (результаты сравнительного исследования с диазепамом) // Психиатрия и психофармакотерапия. – М., 2006. – Т. 8, № 3, С. 16-19.
2.    Бородин В.И. Побочные эффекты транквилизаторов и их роль в пограничной психиатрии // Психиатрия и психофармакология. 2000. № 3. С. 72–74.
3.    Лоуренс Д.Р., Бенитт П.Н. Побочные эффекты лекарственных веществ. Клиническая фармакология: в 2 т. / Пер. с англ. М., 1993. Т. 1. С. 254–94. Т. 2. С. 54–80.
4.    Мосолов С.Н. Клиническое применение современных антидепрессантов. СПб., 1995. 565 с.
5.       Незнамов Г.Г., Сюняков С.А., Чумаков Д.В., Маметова Л.Э. Новый селективный анксиолитик афобазол // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. –2005. – №4. – С. 48–54.
6.    Смулевич А.Б., Андрющенко А.В., Романов Д.В. Психофармакотерапия тревожных расстройств пограничного уровня (сравнительное исследование анксиолитического эффекта афобазола и оксазепама у больных с расстройствами адаптации и генерализованным тревожным расстройством) // Русский медицинский журнал. –2006. –№ 9. – С. 725–729.
7.    Cottraux J. Recent developments in the research on generalized anxiety disorder. // Curr Opin Psychiatry 2004;17: 49–52.
8.    Rickels K, Downing R, Schweizer E, et al. Antidepressants for the treatment of generalized anxiety disorder. A placebo-controlled comparison of imipramine, trazodone, and diazepam. // Arch Gen Psychiatry 1993;50:884–95.
9.    Rouillon F. Long term therapy of generalized anxiety disorder. Eur J Psychiatry 2004;19(2): 96–101.
10.    Roy-Byrne PP, Katon W. Generalized anxiety disorder in primary care: the precursor/modifier pathway to increased health care utilization. // J   Clin Psychiatry 1997; 58(Suppl. 3):34–38.

Применение Афобазола в системе реабилитации больных пожилого возраста, перенесших ишемический инсульт

У больных с сердечно-сосудистой патологией тревожные расстройства являются одним из самых распространенных нарушений эмоциональной сферы, значительно осложняющим течение заболевания и затрудняющим проведение реабилитации [2]. По данным N. Andreason и D. Black, распространенность тревожных расстройств у больных, перенесших инсульт, составляет 85 %, у больных с кардиальной патологией — 51 %, при сахарном диабете — 36 % [9]. Формирование тревожных расстройств у больных, перенесших инсульт, обусловлено как эндогенными факторами (функционально-биохимическими нарушениями в ЦНС), так и наличием экзогенных, таких как ограничение социально-бытовой активности и диапазона общения в связи с заболеванием [3].

Тревожные расстройства сопровождаются изменением активности симпатоадреналовой, гипоталамо-надпочечной и ренин-ангиотензин-альдостероновой систем, которые влияют на состояние углеводного, белкового и липидного обменов, прокоагулянтные свойства крови [8]. Эти изменения приводят к усилению прогрессирования атеросклероза, повышению тонуса мозговых и коронарных сосудов, что усугубляет течение заболевания [1]. Терапия повышенной тревожности предусматривает психотерапию и фармакологическое воздействие, направленное на устранение или уменьшение выраженности основных симптомов: тревоги, мышечного напряжения, раздражительности, вегетативной гиперактивности, нарушения сна [5]. Препараты с противотревожным эффектом должны соответствовать следующим требованиям: эффективность, безопасность и хорошая переносимость при длительном приеме, минимальные лекарственные взаимодействия, быстрое начало действия, отсутствие возникновения синдрома отмены [6].

Высокоселективным анксиолитиком, лишенным побочных действий, является препарат Афобазол. Афобазол — 5-этокси-2-[2-(морфолино)-этилтио] бензимидазола дигидрохлорид (ОАО «Валента-Фармацевтика», Россия), который относится к производным 2-меркаптобензимидазола. Препарат препятствует развитию мембранозависимых изменений в ГАМК-бензодиазепиновом рецепторном комплексе, наблюдаемых при формировании эмоционально-стрессовых реакций и приводящих к снижению доступности бензодиазепинового рецепторного участка для лиганда. Афобазол относится к короткоживущим лекарственным средствам (период полувыведения — 0,82 ± 0,54 ч) с высоким клиренсом, обеспечивающим быстрое перераспределение из плазмы крови в хорошо васкуляризированные ткани и органы. Результаты клинических испытаний показали, что Афобазол обладает сочетанным противотревожным, вегетостабилизирующим и умеренно выраженным активирующим эффектами, устраняет болезненные телесные ощущения, связанные с тревогой и тревожно-депрессивными нарушениями [9]. Афобазол характеризуется хорошей переносимостью, не вызывает дневной сонливости, миорелаксации, не ухудшает, а в ряде случаев и восстанавливает нарушенные когнитивные функции, при приеме препарата не развивается привыкания и синдрома отмены, эффективность препарата не зависит от пола и возраста пациентов. Препарат отличается высокой эффективностью, особенно у больных с тревожными и тревожно-астеническими расстройствами и преморбидными личностными особенностями, соответствующими «пассивному», «слабому» фенотипу [7]. Наличие активирующего компонента в действии Афобазола позитивно влияет на некоторые психофизиологические показатели (сенсомоторное реагирование, координация, внимание, кратковременная зрительная память), хотя препарат не обладает свойствами психомоторного стимулятора [10]. Мониторинг показателей безопасности свидетельствует о возможности применения Афобазола у пожилых, ослабленных больных в общемедицинской сети, в частности у пациентов с сердечно-сосудистой патологией [4].

Высокая распространенность тревожно-депрессивных расстройств у больных пожилого возраста, перенесших ишемический инсульт, определяет актуальность анализа эффективности анксиолитика нового поколения Афобазола у этой категории больных [8].

Цель исследования — определение влияния Афобазола на эмоционально-мнестические функции, церебральную гемодинамику и биоэлектрическую активность головного мозга у больных пожилого возраста в восстановительном периоде ишемического инсульта и разработка рекомендаций по применению данного препарата в системе реабилитации этой категории больных.

Клиническая характеристика больных

В исследование были включены 30 пациентов пожилого возраста (от 60 до 72 лет, средний возраст 67,4 ± 2,9 года), перенесших ишемический инсульт в каротидном бассейне, до 1 года после острого периода. Больные были разделены на подгруппы по принципу полушарной локализации ишемического очага: 16 пациентов с локализацией очага в правом полушарии и 14 — в левом полушарии.

Методы исследования

Методы исследования включали клинико-неврологический осмотр, общеклинические методы обследования (общий анализ крови, общий анализ мочи, биохимия крови, ЭКГ). Всем больным проводился анализ состояния церебральной гемодинамики в экстра- и интракраниальных сосудах каротидного бассейна по данным линейной систолической скорости кровотока (ЛССК) и линейной диастолической скорости кровотока (ЛДСК), индекса резистентности сосудистой стенки (Ri) и пульсаторного индекса (Pi) в экстракраниальных (общая (ОСА) и внутренняя сонная (ВСА) артерии) и интракраниальных (передняя (ПМА), средняя мозговая (СМА), задняя мозговая (ЗМА) артерии) сосудах каротидного бассейна, позвоночных (ПА) и базиллярной (БА) артериях на приборе EN VISOR (Philips), анализ биоэлектрической активности головного мозга на 16-канальном электроэнцефалографе Neurofax EEG-1100 (Nihon Kohden, Япония). При формализованной оценке результатов исследования использовали батарею психометрических шкал: шкалу тревоги Гамильтона (HARS), геронтологическую шкалу тревоги и депрессии, тест Мини-Ментал (MMSE), госпитальную шкалу тревоги и депрессии (HAD).

Статистическую обработку полученных данных проводили с использованием критерия Стьюдента и непараметрического метода χ2. При оценке достоверности полученных результатов был принят уровень значимости р ≤ 0,05.

После проведения общеклинического, неврологического и нейропсихологического исследований, анализа состояния церебральной гемодинамики и биоэлектрической активности головного мозга пациенты получали препарат Афобазол по 10 мг три раза в день после еды в течение 30 дней. С целью достижения достоверных результатов исключался прием других препаратов, обладающих психотропной и антидепрессантной активностью, а также сосудистых, ноотропных, антиоксидантных препаратов. На время лечения Афобазолом пациенты принимали только антигипертензивную и антиагрегантную терапию. По завершении курса следовали повторные исследования состояния когнитивной сферы, неврологических симптомов, показателей церебрального кровотока и биоэлектрической активности головного мозга.

Результаты и обсуждение

У больных, перенесших ишемический инсульт, Афобазол вызывает значительное улучшение эмоционально-мнестических функций, несколько более выраженное у пациентов с локализацией очага в правом полушарии.

По данным теста MMSE, у больных с право- и левополушаным инсультом под влиянием Афобазола статистически достоверно улучшается ориентация (до лечения — 7,07 ± 0,70 и 6,5 ± 0,9, после лечения — 9,2 ± 0,3 и 9,0 ± 0,4 соответственно) и восприятие (до лечения — 2,5 ± 0,2, после лечения — 3,0 ± 0,0001 соответственно). При локализации ишемического очага в правом полушарии также улучшаются внимание (до лечения — 3,5 ± 0,5, после лечения — 4,9 ± 0,2) и память (до лечения — 1,4 ± 0,3, после лечения — 2,7 ± 0,1) (рис. 1).

При локализации ишемического очага как в правом, так и в левом полушарии у больных по шкале HAD уменьшается психологическая (до лечения — 13,2 ± 0,9 и 11,9 ± 0,1, после лечения — 7,07 ± 0,50 и 5,2 ± 0,9 соответственно) и соматическая (до лечения — 9,4 ± 0,8 и 7,2 ± 0,6, после лечения — 6,3 ± 0,5 и 5,5 ± 0,4 соответственно) тревога, а также по шкале Гамильтона — психологическая (до лечения — 26,9 ± 0,8 и 25,8 ± 0,8, после лечения — 14,2 ± 0,2 и 12,3 ± 0,2 соответственно) и соматическая (до лечения — 17,3 ± 0,5 и 14,8 ± 0,4, после лечения — 9,2 ± 0,2 и 9,9 ± 0,5 соответственно) тревога (рис. 2, 3).

Анализ состояния церебральной гемодинамики у больных, перенесших ишемический инсульт, до и после курсового приема Афобазола показал наличие особенностей изменения показателей гемодинамики в отдельных сосудах в зависимости от полушарной локализации инсульта (рис. 4).

Так, у больных с локализацией ишемического очага в правом полушарии увеличивается линейная систолическая (до лечения — 67,5 ± 2,7 см/с, после лечения — 77,3 ± 2,1 см/с) и линейная диастолическая скорость кровотока (28,9 ± 3,5 и 39,1 ± 1,8 см/с соответственно) в ПМА и линейная систолическая скорость кровотока в ЗМА (до лечения — 35,6 ± 2,5 см/с, после лечения — 42,3 ± 2,4 см/с) пораженного каротидного бассейна, а также линейная диастолическая скорость кровотока в ПМА интактного полушария (27,7 ± 2,1 и 31,7 ± 1,7 см/с соответственно). Под влиянием Афобазола у больных, перенесших инсульт с локализацией ишемического очага в правом полушарии, снижается Pi в двух позвоночных артериях (до лечения — 1,3 ± 0,1 и 1,3 ± 0,1, после лечения — 1,1 ± 0,1 и 1,0 ± 0,2 соответственно).

У больных с локализацией ишемического очага в левом полушарии увеличивается линейная систолическая скорость кровотока в ПМА (до лечения — 82,2 ± 2,8 см/с, после лечения — 92,7 ± 2,2 см/с) и СМА (85,4 ± 4,4 и 94,3 ± 2,5 см/с соответственно) пораженного полушария и линейная диастолическая скорость кровотока в ПА (до лечения — 11,9 ± 1,5 см/с, после лечения — 17,1 ± 1,7 см/с) и СМА (39,1 ± 1,9 и 46,2 ± 2,3 см/с соответственно) интактного полушария, снижение Pi отмечается только в ПМА пораженного полушария (до лечения — 1,09 ± 0,10, после лечения — 0,8 ± 0,1).

Под влиянием Афобазола происходит и реорганизация частотно-амплитудных параметров основных ритмов ЭЭГ. У больных с локализацией ишемического очага в правом полушарии снижается интенсивность в диапазоне дельта-ритма в центральной (до лечения — 1,40 ± 0,01, после лечения — 1,04 ± 0,04), височной (1,07 ± 0,01 и 0,50 ± 0,02 соответственно) и затылочной (1,20 ± 0,01 и 0,80 ± 0,04 соответственно) областях пораженного полушария и в диапазоне тета-ритма в височной области пораженного (до лечения — 0,80 ± 0,01, после лечения — 0,60 ± 0,03) и затылочной области интактного (1,40 ± 0,01 и 0,90 ± 0,05 соответственно) полушарий. Также Афобазол вызывает увеличение интенсивности в диапазоне альфа-2-ритма в затылочной области пораженного (до лечения — 1,10 ± 0,01, после лечения — 1,30 ± 0,03) и интактного (1,10 ± 0,01 и 1,30 ± 0,09 соответственно) полушарий на фоне увеличения частоты альфа-ритма в центральной (до лечения — 8,60 ± 0,02, после лечения — 9,20 ± 0,05) и височной (9,70 ± 0,04 и 10,80 ± 0,07 соответственно) областях пораженного полушария.

У больных с локализацией ишемического очага в левом полушарии курсовой прием Афобазола вызывает снижение интенсивности в диапазоне дельта-ритма в височной (до лечения — 0,70 ± 0,01, после лечения — 0,40 ± 0,05) и затылочной (0,90 ± 0,01 и 0,70 ± 0,08 соответственно) областях пораженного полушария, а также тета-ритма в пораженном полушарии в височной (до лечения — 0,80 ± 0,02, после лечения — 0,60 ± 0,06) и затылочной (1,30 ± 0,02 и 0,90 ± 0,01 соответственно) областях и в затылочной области интактного полушария (до лечения — 1,30 ± 0,02, после лечения — 1,10 ± 0,01).

В отличие от больных с локализацией ишемического очага в правом полушарии у больных с локализацией ишемического очага в левом полушарии увеличивается интенсивность в диапазоне как альфа-1-ритма, так и альфа-2-ритма. Так, интенсивность альфа-1-ритма увеличивается в интактном полушарии в центральной (до лечения — 1,80 ± 0,03, после лечения — 2,01 ± 0,05) и затылочной (2,10 ± 0,04 и 2,50 ± 0,07 соответственно) областях, альфа-2-ритма — в лобной области пораженного полушария (до лечения — 0,90 ± 0,01, после лечения — 1,10 ± 0,01) и затылочной (до лечения — 1,30 ± 0,02, после лечения — 1,70 ± 0,02) и височной (1,00 ± 0,03 и 1,20 ± 0,03 соответственно) областях интактного полушария. У больных с локализацией ишемического очага в левом полушарии, как и у больных с локализацией очага в правом полушарии, увеличивается частота альфа-ритма в височной (до лечения — 9,70 ± 0,04, после лечения — 11,20 ± 0,03) и затылочной (9,10 ± 0,01 и 10,00 ± 0,01 соответственно) областях пораженного полушария.

Таким образом, у больных с локализацией ишемического очага как в правом, так и в левом полушарии Афобазол снижает интенсивность в диапазоне дельта- и тета-ритмов и увеличивает в диапазоне альфа-ритма на фоне увеличения частоты альфа-ритма в пораженном полушарии.

Под влиянием Афобазола у больных, перенесших ишемический инсульт, происходит реорганизация в структуре взаимосвязей церебральной гемодинамики с показателями биоэлектрической активности головного мозга.

У больных с левополушарным и правополушарным инсультом усиливаются взаимосвязи показателей церебральной гемодинамики с частотно-амплитудными показателями альфа-ритма (рис. 5) на фоне уменьшения взаимосвязи с показателями интенсивности в диапазоне тета-ритма (рис. 6), что в определенной степени свидетельствует о регулирующем и гармонизирующем влиянии препарата на функционально-биохимическое состояние ретикуло-диэнцефальных структур мозга.

В заключение следует отметить, что у больных пожилого возраста, перенесших ишемический инсульт, Афобазол оказывает выраженное противотревожное и антидепрессивное действие. Механизм, определяющий это действие, в значительной степени обусловлен как улучшением церебральной гемодинамики, особенно в пораженном полушарии, так и положительной реорганизацией биоэлектрической активности головного мозга как в пораженном, так и в интактном полушариях.

Учитывая положительное влияние Афобазола на эмоционально- мнестические функции, церебральную гемодинамику, биоэлектрическую активность головного мозга больных пожилого возраста, перенесших ишемический инсульт, целесообразно применять данный препарат в системе реабилитации этой категории больных.

Выводы

1. У больных пожилого возраста, перенесших ишемический инсульт, Афобазол уменьшает соматическую и психологическую тревогу, улучшает ориентацию и восприятие, а также улучшает память и внимание у больных с локализацией ишемического очага в правом полушарии.

2. Под влиянием Афобазола у больных, перенесших ишемический инсульт, увеличивается линейная средняя скорость кровотока в отдельных интракраниальных сосудах пораженного каротидного бассейна: при локализации ишемического очага в правом полушарии — в ПМА и ЗМА, в левом — в ПМА и СМА.

3. У больных, перенесших ишемический инсульт, изменения линейной диастолической скорости кровотока под влиянием Афобазола имеют полушарные особенности: у больных с локализацией ишемического очага в правом полушарии ЛДСК увеличивается в ПМА пораженного и интактного полушария, при локализации ишемического очага в левом полушарии — в ПМА и СМА интактного полушария.

4. Афобазол вызывает положительную динамику частотно-амплитудных показателей ЭЭГ, уменьшает интенсивность в диапазоне медленных ритмов (дельта- и тета-) и увеличивает в диапазоне альфа-ритма.

5. У больных, перенесших инсульт, под влиянием Афобазола увеличение частоты альфа-ритма имеет полушарные особенности: при локализации ишемического очага в правом полушарии частота альфа-ритма увеличивается в центральной и височной области пораженного полушария, в левом полушарии — в височной и затылочной областях пораженного полушария.

6. Афобазол оказывает регулирующее влияние на состояние ретикуло-диэнцефальных структур мозга, о чем свидетельствует реорганизация взаимосвязей церебральной гемодинамики и биоэлектрической активности головного мозга.

7. У больных пожилого возраста, перенесших ишемический инсульт, Афобазол уменьшает уровень тревоги, улучшает церебральную гемодинамику и вызывает положительную реорганизацию частотно-амплитудных показателей биоэлектрической активности головного мозга, что дает основание рекомендовать включение этого препарата в систему реабилитации больных, перенесших инсульт.

(PDF) ТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ «НИША» АФОБАЗОЛА В ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ: ОБОСНОВАНИЕ

12

В 2012 году был опубликован исчерпывающий систематический обзор клинических

исследований Афобазола при различных тревожных расстройствах

и протекающих

коморбидно с тревогой соматических заболеваниях

[15]. Основным выводом, который

можно сделать по приведенным в обзоре данным, является то, что применение Афобазола

эффективно и безопасно при купировании проявлений тревоги вне зависимости от их

первичности или коморбидной взаимосвязи с соматической патологией. При этом следует

учитывать, что купирующая эффективность терапии Афобазолом существенно варьирует в

зависимости от структуры синдрома, достигая максимума при генерализованном

тревожном расстройстве (вплоть до 89%) и снижаясь по мере усложнения

психопатологического состояния. Эти данные принципиально соответствуют

представлениям о терапевтической нише препарата, сформулированным по результатам

как ранних [4,71], так и более поздних исследований Афобазола [72] о преимущественной

эффективности Афобазола при структурно простых тревожных и тревожно-астенических

расстройствах, особенно при неврастении (F48.0), а также при аффективно-насыщенных

чувственных фобиях, лишенных идеаторной переработки и метакогнитивных надстроек.

При этих состояниях спектральные характеристики фармакологической активности

препарата комплементарны основным проявлениям психопатологического синдрома.

Недостаточная эффективность Афобазола выявляется при более комплексной структуре

состояния, когда тревога сопряжена с расстройствами более глубоких

психопатологических регистров: идеаторными (в том числе фобическими и/или

ипохондрическими) расстройствами сверхценного или обсессивного круга. Другим

важным наблюдением является то, что продолжительность психопатологического

состояния является значимым предиктором результативности терапии Афобазолом: чем

меньше длительность заболевания, тем выше вероятность высокой эффективности.

Это соотносится с данными о взаимосвязи длительности заболевания с содержанием

малонового диальдегида (МДА) – маркера активности перекисного окисления липидов

(ПОЛ) – в плазме крови больных различными тревожными расстройствами [72]. В свою

очередь, содержание МДА достоверно коррелировало с выраженностью редукции

психопатологических расстройств под влиянием терапии Афобазолом. При этом

В обзор вошли исследования афобазола при генерализованном тревожном расстройстве, расстройствах

адаптации, тревожно-фобическом, ипохондрическом, соматоформном, паническом, тосттравматическом

стрессовом расстройствах, нозогенных реакциях и др.

В обзор вошли исследования афобазола при ишемическом инсульте, инфаркте миокарда, гипертонической

болезни, пароксизмальной форме фибрилляции предсердий, хроническом гастрите, хронической ишемии

головного мозга, хроническом панкреатите, язвенной болезни 12-перстной кишки, травмах опорно-

двигательного аппарата.

Заказать Афобазол 10мг 60 шт таб (Фармстандарт) в интернет-аптеке

Аптеки города:

Видное, Строительная ул, д. 3, пом. 19-25
пн-вс 8:00-20:00
8 (495) 419-24-84

г. Домодедово аэропорт, 2 этаж
пн-вс круглосуточно
8-495-419-12-81

Голиково, Усковский пр-д, 2
пн-вс 9:00-22:00
+7 495 419-15-65

Жуковский, Клубная ул, 4/8
пн-вс 9:00-21:00
+7 495 221-53-88

Москва, Автозаводская ул., 13/1
пн-пт 8:00-22:00, сб-вс 9:00-22:00
+7 (495)419-24-50

Москва, Живописная ул, 12
пн-пт 8:00-22:00, сб 8:00-21:00, вс 9:00-21:00
+7 495 419-06-22

Москва, Нижняя Красносельская ул, д 35, с 49
пн-пт 9:00-22:00, сб-вс 10:00-22:00
+7 495 419 13 48

Москва, Самора Машела ул, 2А
пн-пт 9:00-22:00, сб-вс 9:00-21:00
+7 495 419-12-51

Ногинск, 1-ая Ильича ул, строение 6/29
пн-вс 9:00-22:00
+7 495 221-53-85

Ногинск, Дмитрия Михайлова ул, 1
пн-вс 9:00-22:00
+7 495 419-06-21

Одинцовский городской округ, Трехгорка, ул. Трехгорная, 4
пн-вс 09:00-21:00
+7(495)419-12-85

Химки, Ленинский пр, 1к1
пн-вс 8:00-21:00
+7 495 419 12 97

Состав

Состав на одну таблетку:

Действующее вещество: фабомотизол (фабомотизола дигидрохлорид) – 10 мг.

Вспомогательные вещества: крахмал картофельный – 48 мг, целлюлоза микро-кристаллическая – 35 мг, лактозы моногид-рат – 48,5 мг, повидон среднемолекуляр-ный (поливинилпирролидон среднемоле-кулярный медицинский, коллидон 25) – 7 мг, магния стеарат – 1,5 мг.

Лекарственная форма

таблетки

Описание

круглые плоскоцилиндрические таблетки, белого или белого с кремоватым оттенком цвета, с фаской.

Действие

анксиолитическое средство (транквилизатор).

Фармакодинамика

Афобазолa — селективный небензодиазепиновый анксиолитик.

Действуя на сигма-1-рецепторы в нервных клетках головного мозга, Афобазолa стабилизирует ГАМК/бензодиазепиновые рецепторы и восстанавливает их чувствительность к эндогенным медиаторам торможения. Афобазолa также повышает биоэнергетический потенциал нейронов и оказывает нейропротективное действие: восстанавливает и защищает нервные клетки.

Действие препарата реализуется преимущественно в виде сочетания анксиолитического (противотревожного) и легкого стимулирующего (активирующего) эффектов. Афобазолa уменьшает или устраняет чувство тревоги (озабоченность, плохие предчувствия, опасения), раздражительность, напряженность (пугливость, плаксивость, чувство беспокойства, неспособность расслабиться, бессонница, страх), депрессивное настроение, соматические проявления тревоги (мышечные, сенсорные, сердечно-сосудистые, дыхательные, желудочно-кишечные симптомы), вегетативные нарушения (сухость во рту, потливость, головокружение), когнитивные расстройства (трудности при концентрации внимания, ослабленная память), в т.ч. возникающие при стрессорных расстройствах (расстройствах адаптации). Особенно показано применение препарата у лиц с преимущественно астеническими личностными чертами в виде тревожной мнительности, неуверенности, повышенной ранимости и эмоциональной лабильности, склонности к эмоционально-стрессовым реакциям.

Эффект препарата развивается на 5-7 день лечения. Максимальный эффект достигается к концу 4 недели лечения и сохраняется после окончания лечения в среднем 1-2 недели.

Афобазолa не вызывает мышечную слабость, сонливость и не обладает негативным влиянием на концентрацию внимания и память. При его применении не формируется привыкание, лекарственная зависимость и не развивается синдром «отмены».

Фармакокинетика

После перорального приема Афобазолa хорошо и быстро всасывается из желудочно-кишечного тракта.

Максимальная концентрация препарата в плазме (Cmax) – 0,130+0,073 мкг/мл; время достижения максимальной концентрации (Тmax) – 0,85+0,13 ч.

Метаболизм: Афобазолa подвергается «эффекту первого прохождения» через печень, основными направлениями метаболизма являются гидроксилирование по ароматическому кольцу бензимидазольного цикла и окисление по морфолиновому фрагменту.

Афобазолa интенсивно распределяется по хорошо васкуляризированным органам, для него характерен быстрый перенос из центрального пула (плазмы крови) в периферический (сильно васкуляризованные органы и ткани).

Период полувыведения Афобазолаa при приеме внутрь составляет 0,82+0,54 часа. Короткий период полувыведения обусловлен интенсивной биотрансформацией препарата и быстрым распределением из плазмы крови в органы и ткани. Препарат выводится преимущественно в виде метаболитов и частично в неизмененном виде с мочой и калом.

Показания к применению

Афобазолa применяется у взрослых при тревожных состояниях: генерализованные тревожные расстройства, неврастения, расстройства адаптации, у больных с различными соматическими заболеваниями (бронхиальная астма, синдром раздраженного кишечника, системная красная волчанка, ишемическая болезнь сердца, гипертоническая болезнь, аритмии), дерматологических, онкологических и др. заболеваниях. При лечении нарушений сна, связанных с тревогой, нейроциркуляторной дистонии, предменструального синдрома, алкогольного абстинентного синдрома, для облегчения синдрома «отмены» при отказе от курения.

Противопоказания

Индивидуальная непереносимость препарата. Непереносимость галактозы, дефицит лактазы или глюкозо-галактозная мальабсорбция. Беременность, период лактации. Детский возраст до 18 лет.

Применение при беременности и кормлении грудью

Применение препарата Афобазол® противопоказано при беременности. При необходимости применения препарата в период лактации грудное вскармливание следует прекратить.

Применение у детей

Применение препарата Афобазол® противопоказанодетям до 18 лет

Побочные действия

Возможны аллергические реакции.

Редко головная боль, которая обычно проходит самостоятельно и не требует отмены препарата.

Взаимодействие

Афобазол не взаимодействует с этанолом и не оказывает влияния на гипнотическое действие тиопентала. Усиливает противосудорожный эффект карбамазепина. Вызывает усиление анксиолитического действия диазепама.

Способ применения и дозы

Применяется внутрь, после еды.

Оптимальные разовые дозы — 10 мг; суточные — 30 мг, распределенные на 3 приема в течение дня. Длительность курсового применения препарата составляет — 2-4 недели.

При необходимости, по рекомендации врача, суточная доза препарата может быть увеличена до 60 мг, а длительность лечения до 3 месяцев.

Передозировка

При значительной передозировке и интоксикации возможно развитие седативного эффекта и повышенной сонливости без проявлений миорелаксации. В качестве неотложной помощи применяется кофеин 20% раствор в ампулах по 1,0 мл 2-3 раза в день подкожно.

Особые указания

Препарат не оказывает отрицательного влияния на вождение автотранспорта и выполнение потенциально опасных видов деятельности, требующих повышенной концентрации внимания и быстроты психомоторных реакций.

Влияние на способность к вождению автотранспорта и управлению механизмами

Препарат не оказывает отрицательного влияния на вождение автотранспорта и выполнение потенциально опасных видов деятельности, требующих повышенной концентрации внимания и быстроты психомоторных реакций.

Форма выпуска

Таблетки, 10 мг.

По 10, 20, 25 или 30 таблеток в контурную ячейковую упаковку.

По 30, 50, 100 или 120 таблеток в банки полимерные из полиэтилена низкого давления, укупоренные крышками навинчиваемыми из полиэтилена низкого давления или банки полимерные из полиэтилена высокого давления и крышки полимерные из полипропилена.

Каждую банку или 3, 5 или 10 контурных ячейковых упаковок по 10 таблеток, или по 1, 2, 3, 4 или 6 контурных ячейковых упаковок по 20 таблеток, или 2 или 4 кон-турные ячейковые упаковки по 25 таблеток, или 1, 2, 3 или 4 контурные ячейковые упаковки по 30 таблеток вместе с инструкцией по применению помещают в пачку из картона.

Условия отпуска из аптек

Отпускается без рецепта

Условия хранения

В сухом, защищенном от света месте, при температуре не выше 25 C

Срок годности

3 года.

Не применять по истечении срока годности, указанного на упаковке.

Производитель и организация, принимающие претензии потребителей

Владелец регистрационного удостоверения/ организация, принимающая претензии потребителей

АО «Отисифарм», Россия

123112, г. Москва, ул. Тестовская, д.10

Эт. 12, пом. II, ком. 29

Тел.: +7(800) 775-98-19

Факс: +7(495) 221-18-02

Производитель:

ОАО «Фармстандарт — Лексредства», 305022, Россия, г. Курск, ул. 2-я Агрегатная, 1а/18

тел./факс: (4712) 34-03-13

Спектр применения современных анксиолитиков в психиатрии и общей медицине (систематический обзор клинических исследований селективного анксиолитика Афобазола)

В статье представлен систематический обзор клинических исследований селективного анксиолитика небензодиазепинового ряда Афобазола, подтверждающих эффективность и безопасность его применения в психиатрии, неврологии и общей медицине (гинекология, гастроэнтерология, кардиология и др.).

Таблица 1. Исследования Афобазола в терапии генерализованного тревожного расстройства

Таблица 2. Исследования Афобазола в терапии расстройства адаптации

Таблица 3. Основные клинические исследования Афобазола у пациентов с соматическими и неврологическими заболеваниями

Введение

Потребность в клиническом применении анксиолитиков определяется высокой распространенностью тревожных расстройств. По современным эпидемиологическим оценкам, данный показатель в популяции составляет 9,7–17,2% в течение 1 года и 19,3–24,9% на протяжении жизни [1]. Частота тревожных расстройств, значительно превышающая популяционные показатели, установлена у лиц, страдающих соматическими и неврологическими заболеваниями. Так, по данным масштабного клинико-эпидемиологического исследования СИНТЕЗ, тревожная симптоматика, требующая фармакологической коррекции, включая субклинические расстройства, выявляется более чем у 60% пациентов с соматической патологией [2].

Известные недостатки бензодиазепиновых транквилизаторов (поведенческая токсичность, риск злоупотребления и развития зависимости) существенно ограничивают возможности их практического применения, что обусловливает необходимость разработки и внедрения эффективных анксиолитиков с иным механизмом действия и с более благоприятным профилем переносимости и безопасности.

В НИИ фармакологии им. В.В. Закусова РАМН синтезирован оригинальный противотревожный препарат (производное 2-меркаптобензимидазола). В отличие от производных бензодиазепина, фармакологическое действие Афобазола реализуется за счет восстановления доступности бензодиазепинового рецепторного участка для лиганда – гамма-аминомасляной кислоты (ГАМК). Афобазол® характеризуется коротким периодом полувыведения (0,82 ± 0,54 ч) и быстрым перераспределением из плазмы крови в ткани и органы.

Афобазол® в психиатрической практике

Эффективность Афобазола верифицирована при широком спектре психических расстройств, протекающих с тревожной симптоматикой, в рамках двух масштабных исследований [3, 4]. Исследования, в которых в общей сложности участвовали 380 больных, сопоставимы по объемам выборок, основным демографическим (пол, возраст) и клиническим характеристикам (диагностические категории, длительность заболевания), методам оценки. В мультицентровом открытом исследовании монотерапию Афобазолом в течение 6 недель получали 194 пациента (149 женщин и 45 мужчин в возрасте от 19 до 66 лет, средний возраст 41,1 ± 11,7 года) [3]. При включении в исследование у пациентов выявлялся легкий/умеренный уровень тревожной симптоматики: в среднем по выборке 3,8 балла по шкале общего клинического впечатления CGI-S (тяжесть), 25 баллов по шкале тревоги Гамильтона (HARS). По критериям МКБ-10 симптомы тревоги формировались преимущественно в рамках генерализованного тревожного расстройства (ГТР), тревожно-депрессивного расстройства, расстройства адаптации (РА) и неврастении (16,5, 20, 21,6 и 19,6% соответственно; в сумме 78%). Кроме того, в 22% наблюдений диагностировано органическое тревожное или астеническое расстройство, паническое расстройство, агорафобия, социальная, специфические и другие фобии, острая стрессовая реакция и др. [3].

В открытой мультицентровой натуралистической программе приняли участие 186 пациентов (125 женщин и 61 мужчина в возрасте 18–65 лет, средний возраст 41,1 ± 13,8 лет), которые получали 6-недельный курс терапии Афобазолом в дозах от 15 до 60 мг/сут [4]. Как и в приведенном выше исследовании, у пациентов отмечался легкий/умеренный уровень тревожности, преобладали (79%) невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства (F40–F48 по МКБ-10), преимущественно с нарушением адаптации (30,6%) и ГТР (14,5%). В остальных случаях диагностировались органические психические расстройства (10,8%), расстройства личности (8,1%), поведенческие синдромы (1,1%), аффективные (0,5%) и смешанные расстройства поведения и эмоций (0,5%). В обоих исследованиях подавляющее большинство (до 90%) пациентов перед назначением Афобазола получали психофармакотерапию, преимущественно бензодиазепиновые транквилизаторы (феназепам, тофизопам, диазепам) и антидепрессанты (амитриптилин, тианептин и др.), а также барбитуратсодержащие препараты (Валокордин, Корвалол).

Несмотря на столь выраженный полиморфизм тревожных расстройств, получены высокие показатели эффективности Афобазола. За 6 недель лечения большинство пациентов достигли полной или частичной ремиссии, о чем свидетельствует уменьшение показателей CGI-S до 1,7 балла (норма/пограничное расстройство) и выраженное/очень выраженное улучшение по шкале общего клинического впечатления CGI-I (улучшение) [3]. Доли респондеров, частичных респондеров и нон-респондеров (редукция стартового балла HARS на ≥ 50%, на 25–50% и

В обоих исследованиях наблюдался сравнительно быстрый эффект Афобазола с отчетливым улучшением состояния пациентов к концу первых 7 дней лечения: значительное (на 22%) ослабление симптомов тревоги как за счет психического, так и соматического компонентов – 20 и 23% редукции соответственно [3]. В соответствии с оценками по шкале CGI-I, на 7-й день приема Афобазола у 63,4% пациентов отмечалась «небольшая», а у 11,3% – «большая» степень улучшения состояния [4]. Наряду с общей характеристикой клинической эффективности Афобазола в терапии широкого спектра тревожных расстройств, выполнен ряд специальных исследований диагностических подгрупп, в которых Афобазол® назначался при отдельных формах патологической тревоги. В результате были получены дополнительные данные, позволяющие более детально представить спектр клинической эффективности Афобазола.

Генерализованное тревожное расстройство

В общей сложности в 6 исследованиях участвовали 137 амбулаторных и госпитализированных больных с ГТР, завершивших плановый 30–42-дневный курс терапии Афобазолом в дозах 15–60 мг/сут (табл.1) В трех исследованиях проводилось сравнение Афобазола (в сумме n = 63) с бензодиазепиновыми транквилизаторами диазепамом или оксазепамом (в сумме n = 40). В двух исследованиях использовался гибкий режим дозирования Афобазола [5, 6].

Во всех исследованиях использовались диагностические критерии DSM-IV-TR для ГТР и одинаковые психометрические инструменты для оценки эффективности терапии (HARS, CGI-S и CGI-I). Следует также отметить, что во всех исследованиях состояние пациентов при включении оценивалось по шкале CGI-S как легкое или умеренно выраженное (в соотношении 1/3). Сходство методологии и однородность полученных результатов позволяют обобщить полученные данные. Установлена высокая эффективность Афобазола, что подтверждается высокими долями респондеров и пациентов, достигших ремиссии: 77,5–90% и 30–40% соответственно (по CGI-S). Признаки терапевтического эффекта Афобазола проявляются с первых дней лечения, выраженное улучшение достигается к концу 2-й недели и далее неуклонно нарастает до завершения курса лечения.

Особенностью терапевтической динамики при лечении Афобазолом является последовательность редукции психопатологической симптоматики: когнитивные проявления тревоги угасают в более ранние сроки и интенсивнее, чем соматовегетативные. Собственно анксиолитическое действие препарата реализуется в течение первых 3–10 дней терапии: наряду с редукцией генерализованной тревоги уменьшается выраженность свойственных ГТР ситуационно провоцированных тревожных опасений и сомнений. Позднее, на 2–3-й неделе, проявляются дополнительные клинические свойства Афобазола – сочетание соматорегулирующего и мягкого активирующего действия. В эти сроки нивелируется вегетативная лабильность, наблюдается обратное развитие соматизированных и соматоформных расстройств, таких как чувство нехватки воздуха, сердцебиение, головная боль, гипергидроз, раздражительность, слабость и др. Воздействие на симптомы, амплифицированные личностными расстройствами, проявляется быстрой компенсацией обостренной сенситивности, мнительности, впечатлительности.

Как показано в исследовании А.С. Аведисовой и соавт. [7], у пациентов с хорошим результатом купирующей 42-дневной терапии Афобазолом 30–60 мг/сут, продолжавших поддерживающее лечение препаратом до 6 месяцев, стабильно сохранялся первичный эффект без признаков рецидива/усиления психических и соматических проявлений. При сопоставимой скорости развития терапевтического действия в сравнительных исследованиях прослеживается тенденция к превосходству Афобазола над производными бензодиазепина при легком/умеренном ГТР. Так, к концу лечения число пациентов в состоянии практического здоровья/пограничном состоянии (CGI-S) составило 78% в группе Афобазола и лишь 42% в группе диазепама [6], 75% в группе Афобазола и 70% в группе оксазепама [5]. В исследовании Г.Г. Незнамова и соавт. [8] различий в выраженности терапевтического эффекта не выявлено, однако 20% пациентов, получавших диазепам, преждевременно выбыли из исследования из-за побочных реакций (будут рассматриваться ниже), тогда как в группе Афобазола все пациенты полностью завершили запланированный курс терапии.

Расстройство адаптации

Детальный анализ эффективности Афобазола при РА выполнен в сравнительных исследованиях А.Б. Смулевича и соавт. (табл. 2) [5, 9]. В исследованиях участвовали 50 пациентов с РА (средний возраст 41,9 ± 3,2 года; 73% – женщины), из них 30 получали Афобазол® (30 мг/сут), 10 – диазепам (30 мг/сут) и 10 – оксазепам (30 мг/сут) в течение 28–42 дней. РА были легкими/умеренными по выраженности (шкала CGI-S), варьировали по длительности (от 2 до 18 месяцев) и были представлены клинически гетерогенными состояниями, включая реакции с кататимными комплексами (сенситивными, сверхценными) и с преобладанием тревожной, соматоформной или неврастенической симптоматики. Клиническая картина дополнялась признаками субдепрессии с аффективной лабильностью или эпизодической дисфорией.

В результате проведенного исследования установлена высокая терапевтическая эффективность Афобазола. По завершении лечения полная редукция симптомов РА (норма/пограничное расстройство) достигнута в 80% случаев, в остальных 20% сохранялось лишь «легкое расстройство» по CGI-S. У 90% пациентов полностью восстановился свойственный им ранее уровень социальной и трудовой адаптации. Положительные результаты по окончании терапии Афобазолом у пациентов с РА также были получены в уже цитированном выше масштабном натуралистическом исследовании: 82% респондеров, редукция суммарного стартового балла HARS на 61% [4].

При сопоставимости выраженности и динамики редукции клинической симптоматики Афобазол® превосходил оксазепам и диазепам по стабильности улучшения состояния и уровню восстановления социально-трудовой адаптации [5, 9]. Примерно у 1/3 пациентов, получавших бензодиазепины, в ходе лечения (2–4-я неделя) отмечались признаки рецидивирования симптоматики, тогда как в группе Афобазола подобных случаев не наблюдалось. Кроме того, при применении оксазепама и диазепама число пациентов с полным восстановлением уровня адаптации было в среднем на 10% меньше, чем среди больных, получавших Афобазол® [5].

Предикторы эффективности Афобазола

Выполненные в ряде исследований анализы связи различных социально-демографических и клинических факторов с результатами применения Афобазола позволяют представить в обобщенном виде потенциальные предикторы терапевтического действия этого анксиолитика.

Афобазол® одинаково эффективно редуцировал тревогу у мужчин и женщин, а также обеспечивал полностью сопоставимый эффект в разных возрастных группах (19–41 год в сравнении с 42–66 годами) [3]. Афобазол® обеспечивал достаточно выраженное снижение уровня тревожности в рамках различных расстройств – от 70 до 96,3% респондеров [4]. Однако уровень эффективности, особенно вероятность ремиссии, может значительно варьировать в зависимости от диагностической категории. По данным сравнительного анализа [4], максимальная частота ремиссий выявляется при ГТР (88,9%), а также поведенческих синдромах и расстройствах личности (72,2%). При связанных со стрессом (РА, посттравматическое стрессовое расстройство и др.), тревожно-депрессивных и тревожно-фобических (паническое расстройство, социальная фобия, специфические фобии и др.) состояниях ремиссии достигли 46,2–47,1% пациентов. При органическом тревожном расстройстве вероятность ремиссии снижалась до 40% и была минимальной при соматоформном расстройстве (29%) [4].

В исследовании А.Б. Смулевича и соавт. [5] недостаточная эффективность Афобазола отмечалась при сложных психопатологических синдромах, в структуре которых тревожная симптоматика дополнялась сенсо-ипохондрическими, обсессивно-фобическими или деперсонализационными нарушениями. Сходные данные получены в исследовании А.С. Аведисовой и соавт. [7]: пациенты с ГТР, квалифицированные как нон-респондеры, через 42 дня терапии Афобазолом (30–60 мг/сут) отличались от респондеров более выраженными коморбидными ГТР, включая панические атаки (29,4 против 10%), агорафобию (35,3 против 20%), социофобию (23,5 против 0%), обсессии (17,7 против 10%). Кроме того, в том же исследовании у нон-респондеров выявлена в 2 раза большая длительность заболевания и достоверно большее число пациентов, резистентных к психотропным средствам, назначавшимся до начала терапии Афобазолом [7].

Афобазол® в общей медицине

На сегодняшний день выполнено большое число исследований Афобазола в разных областях медицины (табл. 3). Несмотря на различия в методологии, во всех исследованиях получены убедительные подтверждения эффективности Афобазола в стандартных дозах (15–60 мг/сут) в терапии тревожных расстройств, сопутствующих соматическим и неврологическим заболеваниям. Следует подчеркнуть, что во всех работах Афобазол® использовался в комплексной схеме фармакологического лечения основного заболевания, то есть в комбинации с соответствующими средствами базисной терапии. С одной стороны, на основании клинических характеристик тревоги, указанных в некоторых из цитируемых публикаций, показаниями для назначения Афобазола служили преимущественно тревожные нозогенные реакции (реакции на стрессовые факторы, связанные с проявлениями и обстоятельствами соматической патологии). 

С другой стороны, Афобазол® был эффективен у типичных для общемедицинской практики пациентов с разнообразными функциональными симптомами, которые формируются в отсутствие актуальной соматической или неврологической патологии по механизмам соматизированной тревоги при анксиозных расстройствах [10]. Афобазол® также успешно применялся для купирования тревожных расстройств, соучаствующих в патогенезе соматических заболеваний, в частности провоцированных социальным стрессом тревожных состояниях, способствующих обострению хронических дерматозов [11]. Кроме того, показана эффективность Афобазола в коррекции тревоги и других нейротоксических осложнений соматотропной терапии, верифицированная на модели химиотерапии туберкулеза [12, 13]. В ряду потенциальных показаний для назначения Афобазола следует также выделить тревогу в рамках «невроза ожидания», развивающегося перед серьезными лечебными вмешательствами или диагностическими процедурами, о чем свидетельствует позитивный опыт применения Афобазола в схеме премедикации в стоматологии [14].

Дополнительно следует отметить возможность более широкого применения Афобазола, например, в лечении легких тревожных депрессий в комбинации с современными антидепрессантами. На это указывают предварительные данные небольшого исследования терапии Афобазолом в сочетании с сертралином у пациентов с тревожной депрессией в постинсультном периоде [15]. В качестве иллюстрации клинических эффектов Афобазола в общей медицине можно представить обобщенные результаты трех исследований в кардиологии, онкологии и дерматологии, выполненных по единой методике: в сумме в исследованиях участвовали 90 пациентов с легкими/умеренными тревожными нозогенными (80%) или психогенными (20%) реакциями, которым в течение 42 дней проводилась терапия Афобазолом в дозе 30–60 мг/сут, оценка эффективности проводилась по шкалам HARS, CGI-S и CGI-I [11, 16, 17]. В этих работах было показано, что терапевтический эффект Афобазола развивался достаточно быстро: ослабление клинических симптомов начиналось с первых дней приема препарата и достигало клинически значимого уровня к концу 1-й недели лечения. Далее отмечалось непрерывное улучшение состояния больных, по завершении терапии доли респондеров составили 70, 67 и 70% в кардиологической, онкологической и дерматологической выборках соответственно.

Клинический эффект Афобазола характеризовался отчетливым анксиолитическим действием с редукцией уровня тревоги и тревожных опасений. При этом отмечалась параллельная динамика обратного развития тревожных и соматизированных расстройств, снижение амплитуды колебаний фона настроения и улучшение сна. Проявление анксиолитического действия Афобазола не сопровождалось признаками седации. Напротив, наблюдался легкий стимулирующий эффект, сопровождающийся субъективным улучшением внимания и общего уровня активности. Наряду с основным противотревожным действием Афобазола в ряде исследований обнаружены дополнительные ценные клинические эффекты, представленные ниже.

Кардиология

В экспериментальных исследованиях Афобазола получены данные, предполагающие наличие антиаритмического (противофибрилляторного) и противоишемического действия [18, 19]. Некоторые из этих потенциальных кардиотропных эффектов, а именно антиаритмический, предварительно подтверждены в клинических исследованиях. При длительном (в среднем 17 ± 4 недели) амбулаторном самостоятельном применении Афобазола (30 мг/сут) в комбинации с антиаритмическим препаратом Ic класса пропафеноном отмечалось достоверное снижение частоты пароксизмов фибрилляции предсердий (ФП) у пациентов без выраженных структурных изменений миокарда (состояния, для которых типичны редкие, хорошо переносимые, но требующие госпитализации эпизоды ФП) [20]. По мнению авторов, Афобазол® может соучаствовать в редукции аритмий за счет купирования тревоги, свойственной таким больным.

Неврология

У больных, перенесших ишемический инсульт, применение Афобазола сопровождалось значительным улучшением мнестических функций (тест MMSE), а также положительными изменениями в гемодинамике и реорганизацией частотно-амплитудных параметров основных ритмов ЭЭГ [21]. При длительной (до 12 недель) терапии Афобазолом в схеме реабилитации пациентов, перенесших ишемический инсульт, отмечалось более выраженное улучшение показателей неврологического статуса и редукция частоты рецидивов инсульта (0% против 13,3% в контрольной группе) [22]. Применение Афобазола в дозе 30 мг/сут в течение 4 недель у больных с хронической цереброваскулярной недостаточностью I, IIа или IIIб стадии сопровождалось более выраженной регрессией неврологических синдромов: по завершении терапии доля пациентов с вестибуло-мозжечковым, астено-невротическим и псевдобульбарным синдромом составила 30,7, 26,9 и 38,4% соответственно в группе Афобазола (n = 26) против 45,8, 50, и 41,6% (n = 24) в контрольной группе [23].

Гастроэнтерология

У пациентов с обострением хронического панкреатита через 10 дней терапии Афобазолом (30 мг/сут) отмечалась выраженная редукция болевого синдрома (на 27,1%) и тошноты (на 24,3%) [24]. По завершении 4-недельного курса лечения Афобазолом (30 мг/сут) у 75% пациентов с синдромом раздраженного кишечника купировалось длительное обострение заболевания и отмечалась достоверная редукция абдоминалгий [25].

Гинекология

Сообщается о положительных результатах применения Афобазола (30 мг/сут) для коррекции соматовегетативных и эмоциональных (тревога, раздражительность) расстройств в рамках предменструального, климактерического и посткастрационного синдромов [26, 27].

Переносимость и безопасность Афобазола

В соответствии с накопленными на сегодня данными, Афобазол® характеризуется очень высокими показателями безопасности и переносимости. В двух масштабных исследованиях Афобазола, в которых в общей сложности участвовали 360 пациентов, частота нежелательных явлений (НЯ) не превышала 25% на 1-й неделе, редуцировалась примерно в 2 раза к концу 2-й недели и снижалась до минимального уровня (ниже 4%) к 6-й неделе лечения [3, 4]. НЯ были преимущественно маловыраженными, не требовали специальной коррекции и не становились причиной преждевременного выбывания из исследования. Наиболее типичными были НЯ в психической и вегетативной сфере (нарушения сна, временное усиление тревоги, головные боли и раздражительность) [3, 4].

Еще более убедительные данные по безопасности и переносимости получены при терапии Афобазолом у больных с соматической и неврологической патологией. Из 678 пациентов, участвовавших в приведенных в таблице 3 исследованиях, только 4 (0,5%) преждевременно прервали лечение Афобазолом из-за побочных реакций. При этом во всех 4 случаях речь шла о субъективно тягостных изменениях общего самочувствия (слабость, сонливость, головокружение), не представляющих реальной угрозы здоровью больных.

Следует отметить, что ни в одном из приведенных исследований не отмечалось признаков нежелательных лекарственных взаимодействий Афобазола с препаратами для лечения соматической и неврологической патологии. Таким образом, Афобазол можно считать безопасным для применения практически в любой области медицины, в том числе у пациентов пожилого возраста с множественной соматической патологией в условиях полифармакотерапии. Кроме того, в ряде исследований получены убедительные доказательства того, что при резкой отмене Афобазола, в отличие от бензодиазепиновых анксиолитиков, не развивается синдром отмены [5, 6, 8, 9, 28].

Заключение

Современный анксиолитик Афобазол® является эффективным и безопасным средством лечения в психиатрической практике (в терапии легких/умеренных тревожных расстройств), а также при коморбидных соматических и неврологических заболеваниях. Учитывая накопленные на сегодняшний день данные, можно рассматривать Афобазол® в числе препаратов первого выбора в следующих клинических ситуациях:

  • легкие/умеренные формы ГТР, РА и другие связанные со стрессом тревожные расстройства, органические тревожные расстройства, не осложненные выраженными фобическими, обсессивными или соматоформными симптомокомплексами;
  • полиморфные, изменчивые по локализации алгические и другие функциональные расстройства вне актуальной соматической или неврологической патологии как проявления соматизированной тревоги в рамках легких/умеренных тревожных расстройств;
  • нозогенные тревожные реакции у пациентов с соматическими и неврологическими заболеваниями;
  • тревога в рамках «невроза ожидания» перед важными для пациентов лечебными или диагностическими процедурами;
  • тревожная симптоматика как нейротоксический побочный эффект препаратов для лечения соматической патологии.

Наряду с вышеперечисленным на основании клинических свойств Афобазола в числе потенциальных показаний к его применению (пока недостаточно верифицированных) могут рассматриваться тревожные расстройства у пациентов с непереносимостью других психоактивных веществ или при злоупотреблении ими. Кроме того, Афобазол® может применяться при алкогольном абстинентном синдроме, а также в качестве профилактического средства у пациентов с эмоциональной лабильностью и склонностью к тревожным реакциям, которые могут служить триггерами для манифестации/экзацербации соматических или неврологических заболеваний.

(PDF) Афобазол модулирует нейронный ответ на ишемию и ацидоз посредством активации рецепторов -1

во время ацидоза афобазолом был специфически связан с активацией рецепторов-1 этим соединением. Афобазол

показал нейропротекторное действие во время ишемии, а афобазол-

опосредовано ингибированием [Ca

2⫹

]

и

перегрузки, вероятно, составляет

, по крайней мере частично, для нейрозащиты, описанной здесь.Учитывая

, что афобазол безопасен при клиническом применении

при тревоге, этот препарат представляет собой жизнеспособный кандидат для лечения инсульта

. Более того, эффективность активации-рецепторов

для нейрозащиты в отсроченные моменты времени после инсульта предполагает, что афобазол может расширить терапевтическое окно для

эффективной терапии инсульта у людей.

Благодарности

Мы благодарим докторов наук. Андрей Петров, Илья Ясный и Нивия Куэвас за

комментируют черновик этой статьи.

Авторские взносы

Участвовали в разработке исследования: Куэвас и Катник.

Проведенные эксперименты: Куэвас, Бехенски, Дэн, Катник.

Проведенный анализ данных: Куэвас, Бехенски, Дэн и Катник.

Написал или участвовал в написании рукописи: Куэвас,

Бехенски и Катник.

Ссылки

Ajmo CT, Jr, Vernon DO, Collier L, Pennypacker KR, and Cuevas J (2006) Активация рецептора Sigma

уменьшает размер инфаркта через 24 часа после постоянной окклюзии средней мозговой артерии у крыс.Curr Neurovasc Res 3: 89–98.

Антипова Т.А., Сапожникова Д.С., Степаничев М.Ю., Онуфриев М.В., Гуляева Н.В.,

Середенин С.Б. (2010) Влияние селективного анксиолитического афобазола на активную каспазу-3.

Булл Эксп Биол Мед 149: 201–203.

Askwith CC, Wemmie JA, Price MP, Rokhlina T, and Welsh MJ (2004) Acid-sensing

ионный канал 2 (ASIC2) модулирует токи, активируемые ASIC1 H⫹ в

нейронах гиппокампа. J Biol Chem 279: 18296–18305.

Chen X, Kalbacher H, and Gru nder S (2005) Токсин птицеедов псалмотоксин 1

ингибирует кислоточувствительный ионный канал (ASIC) 1a, увеличивая его кажущуюся H-аффинность.

J Gen Physiol 126: 71–79.

Coryell MW, Ziemann AE, Westmoreland PJ, Haenfler JM, Kurjakovic Z, Zha XM,

Price M, Schnizler MK, and Wemmie JA (2007) Таргетинг на ASIC1a снижает врожденный страх

и изменяет активность нейронов в цепи страха. Биол Психиатрия 62: 1140–1148.

Куэвас Дж., Родригес А., Бехенски А. и Катник С. (2011) Афобазол модулирует функцию микроглии

посредством активации рецепторов-1 и-2. J Pharmacol Exp

Ther 339: 161–172.

Куэвас Дж. И Берг Д.К. (1998) Никотиновые рецепторы млекопитающих с субъединицами альфа7

, которые медленно снижают чувствительность и быстро восстанавливаются после блокады альфа-бунгаротоксином.

J Neurosci 18: 10335–10344.

Escoubas P, Bernard C, Lambeau G, Lazdunski M, and Darbon H (2003) Рекомби-

продуцирование и структура раствора PcTx1, специфического пептидного ингибитора

протон-зависимых катионных каналов ASIC1a. Protein Sci 12: 1332–1343.

Escoubas P, De Weille JR, Lecoq A, Diochot S, Waldmann R, Champigny G, Moinier

D, Me´nez A, and Lazdunski M (2000) Выделение токсина тарантула, специфичного для класса протонов

-gated Na⫹channels.J Biol Chem 275: 25116–25121.

Галаева И.П., Гарибова Т.Л., Воронина Т.А., Середенин С.Б. (2005) Нейропротекторные эффекты

афобазола при экспериментальном кровоизлиянии в мозг. Булл Эксп Биол Мед 140:

535–537.

Herrera Y, Katnik C, Rodriguez JD, Hall AA, Willing A, Pennypacker KR и

Cuevas J (2008) ␴-1 Модуляция рецептора кислоточувствительного ионного канала a (ASIC1a)

и ASIC1a-индуцированный Ca

2⫹

приток в нейроны коры головного мозга крыс.J Pharmacol Exp Ther

327: 491–502.

Hesselager M, Timmermann DB, and Ahring PK (2004) pH-зависимость и децен-

кинетика размещения гетерологически экспрессируемых комбинаций кислоточувствительных ионов

субъединиц канала. J Biol Chem 279: 11006–11015.

Katnik C, Guerrero WR, Pennypacker KR, Herrera Y, and Cuevas J (2006) Активация рецептора Sigma-1

предотвращает внутриклеточную дисрегуляцию кальция в корковых neu-

ронах во время ишемии in vitro.J Pharmacol Exp Ther 319: 1355–1365.

Крайнева В.А., Середенин С.Б. (2010) Нейропротекторные свойства афобазола в моделировании повторного геморрагического инсульта

у старых крыс. Bull Exp Biol Med 149: 204–

207.

Mari Y, Katnik C, and Cuevas J (2010) Каналы ASIC1a активируются эндогенными протонами

nous во время ишемии и способствуют синергетическому усилению внутриклеточных

клеток. Перегрузка Ca (2⫹) при ишемии и ацидозе. Клеточный кальций 48: 70–82.

Matsumoto RR, Bowen WD, Tom MA, Vo VN, Truong DD, and De Costa BR (1995)

Характеристика двух новых лигандов сигма-рецепторов: антидистонические эффекты у крыс

предполагают антагонизм сигма-рецепторов. Eur J Pharmacol 280: 301–310.

Рэй Дж., Купер К., Гейтс П. и Ватски М. (1991) Перфорированные

пластырей с низким сопротивлением доступа с использованием амфотерицина B. J Neurosci Methods 37: 15–26.

Середенин С.Б., Антипова Т.А., Воронин М.В., Курчашова С.Ю., Куимов А.Н. (2009)

Взаимодействие афобазола с сигма1-рецепторами.Булл Эксп Биол Мед 148: 42–44.

Середенин С.Б., Романова Г.А., Шакова Ф.М. (2008) Нейропротекторное действие афобазола

на крыс с двусторонним локальным фототромбозом сосудов префронтальной коры

. Булл Эксп Биол Мед 145: 207–209.

Szanyi I, Lujber L, Gerlinger I, Pytel J, Bauer M, Csejtey A, Szele E, Gombos K, Kiss

I, Seredenin S, et al. (2007) Эффекты афобазола (производное 2-меркаптобензимидазола

) in vivo на онкоген, индуцированный 7,12-диметилбенз [альфа] антраценом, и экспрессию супрессорного гена

.In Vivo 21: 1059–1063.

Walker JM, Bowen WD, Walker FO, Matsumoto RR, De Costa B и Rice KC (1990)

Сигма-рецепторы: биология и функция. Pharmacol Rev 42: 355–402.

Wemmie JA, Coryell MW, Askwith CC, Lamani E, Leonard AS, Sigmund CD и

Welsh MJ (2004) Сверхэкспрессия кислоточувствительного ионного канала 1a у трансгенных мышей

усиливает приобретенное поведение, связанное со страхом. Proc Natl Acad Sci USA 101: 3621–3626.

Xiong ZG, Zhu XM, Chu XP, Minami M, Hey J, Wei WL, MacDonald JF, Wemmie JA,

Price MP, Welsh MJ, et al.(2004) Нейропротекция при ишемии: блокирование кальций-

проницаемых кислоточувствительных ионных каналов. Cell 118: 687–698.

Зенина Т.А., Гавриш И.В., Мелкумян Д.С., Середенина Т.С., Середенин С.Б. (2005)

Нейропротекторные свойства афобазола in vitro. Бык Эксперимент Биол Мед 140: 194–196.

Zhang H, Katnik C, and Cuevas J (2009) Активация сигма-рецептора ингибирует напряжение-

закрытых натриевых каналов в нейронах внутрисердечных ганглиев крыс. Int J Physiol Patho-

Physiol Pharmacol 2: 1–11.

Zhang H и Cuevas J (2002) Сигма-рецепторы ингибируют высоковольтно-активируемые кальциевые

каналов в симпатических и парасимпатических нейронах крыс. J Neurophysiol 87:

2867–2879.

Zhang H и Cuevas J (2005) «Активация рецептора блокирует калиевые каналы, а

подавляет нейровозбудимость внутрисердечных нейронов крыс. J Pharmacol Exp Ther

313: 1387–1396.

Адресная корреспонденция: доктору Хавьеру Куэвасу, отдел молекулярной медицины

Фармакология и физиология, Медицинский колледж Университета Южной Флориды

cine, 12901 Bruce B.Бульвар Даунс, MDC-9, Тампа, Флорида 33612-4799. Эл. Почта:

[email protected]

160 Cuevas et al.

в Университете Южной Флориды Shimberg Hlth Sci Lib, 1 апреля 2013 г. в другие модели нейронального повреждения, но не блокирует увеличение [Ca 21] i, вызванное Ab 25-35. Нейроны инкубировали в течение 72 часов в 25 мМ Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35]] в отсутствие и в присутствии 100 мМ афобазол или 100 мМ DTG, и выживаемость клеток определяли с использованием EthD-1 для идентификации апоптотических клеток.На рис. 4А показаны репрезентативные микрофотографии нейронов, меченных EthD-1. В то время как окрашивание EthD-1 было отмечено во всех группах, большее количество клеток наблюдалось, когда Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34]] [35] применялся отдельно или в присутствии DTG (рис. 4A, ii и vi), но не при совместном применении с афобазолом (рис. 4Aiv). In …

Context 2

… или 100 мМ DTG, и выживаемость клеток, определенная с использованием EthD-1 для идентификации апоптотических клеток. На рис. 4А показаны репрезентативные микрофотографии нейронов, меченных EthD-1.В то время как окрашивание EthD-1 было отмечено во всех группах, большее количество клеток наблюдалось, когда Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34]] [35] применялся отдельно или в присутствии DTG (рис. 4A, ii и vi), но не при совместном применении с афобазолом (рис. 4Aiv). В идентичных экспериментах инкубация с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35]] привела к увеличению на 130 6 6% процент клеток, демонстрирующих положительную метку EthD-1, по сравнению с контролем (только среда, фиг. 4B). При применении афобазола (100 мМ)…

Контекст 3

… идентифицировать апоптотические клетки. На рис. 4А показаны репрезентативные микрофотографии нейронов, меченных EthD-1. В то время как окрашивание EthD-1 было отмечено во всех группах, большее количество клеток наблюдалось, когда Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34]] [35] применялся отдельно или в присутствии DTG (рис. 4A, ii и vi), но не при совместном применении с афобазолом (рис. 4Aiv). В идентичных экспериментах инкубация с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35]] привела к увеличению на 130 6 6% процент клеток, показывающих положительную метку EthD-1, по сравнению с контролем (только среда, рис.4Б). При применении только афобазола (100 мМ) процент мертвых клеток не изменялся. …

Контекст 4

… применялся отдельно или в присутствии DTG (рис. 4A, ii и vi), но не в сочетании с афобазолом (рис. 4Aiv). В идентичных экспериментах инкубация с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35]] привела к увеличению на 130 6 6% процент клеток, показывающих положительную метку EthD-1, по сравнению с контролем (только среда, рис.4Б). При применении только афобазола (100 мМ) процент мертвых клеток не изменялся. Однако применение афобазола вместе с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35]] привело к снижению на 88 ± 4% «. в процентном соотношении EthD-1-положительных клеток по сравнению с группой только фрагмента Ab, что было статистически- …

Контекст 5

… афобазол (100 мМ) применялся отдельно, изменений в отмечен процент мертвых клеток. Однако применение афобазола вместе с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35]] привело к снижению на 88 ± 4% ». в процентном соотношении EthD-1-положительных клеток по сравнению с группой только фрагмента Ab, что было статистически значимым (рис.4Б). Напротив, только DTG увеличивал процент EthD-1-положительных клеток по сравнению с контролем (фиг. 4B). Более того, DTG не смог снизить процент клеток, проявляющих окрашивание EthD-1 при совпадении с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [ 35], так что количество апоптотических клеток, наблюдаемых с Ab …

Контекст 6

… применение афобазола вместе с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] ] [31] [32] [33] [34] [35] привело к снижению на 88 ± 4% процента клеток, положительных по EthD-1, по сравнению с группой, содержащей только фрагмент Ab, что было статистически значимым (рис.4Б). Напротив, только DTG увеличивал процент EthD-1-положительных клеток по сравнению с контролем (фиг. 4B). Более того, DTG не смог снизить процент клеток, проявляющих окрашивание EthD-1 при совпадении с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [ 35] таким образом, что количество апоптотических клеток, наблюдаемых с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] отдельно, и Ab [25] ] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] 1 DTG были похожи (рис. …

Контекст 7

. .. контроль (рис. 4Б). Более того, DTG не смог снизить процент клеток, проявляющих окрашивание EthD-1 при совпадении с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [ 35], так что количество апоптозных клеток, наблюдаемых с Ab [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] отдельно, и Ab [25] ] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] 1 DTG были похожи »(рис. …

Нейропротекторные свойства сигма-1 лиганд афобазол

Афобазол 5-этокси-2- [2- (морфолино) этилтио] бензимидазол] — анксиолитический препарат, разработанный в Институте фармакологии им. Закусова РАМН и в настоящее время находящийся в клиническом применении в России.В экспериментах ex vivo было установлено, что афобазол способен предотвращать вызванное стрессом снижение связывания бензодиазепиновых рецепторов мозга у животных, подвергшихся различным условиям страха — ярко освещенному открытому полю, запаху хищника и т. Д. Изучение профиля рецепторов показало, что афобазол взаимодействует с сигма? 1 (Ki = 5,9×10-6 M), рецепторов мелатонина ?? 1 (Ki = 1,6×10-5?) И ?? 3 (Ki = 9,7×10-7?), А также с регуляторным участком моноаминооксидазы MAO-? (Ki = 3,6×10-6?). Было обнаружено, что афобазол (10-8?) Способствует мобилизации? 1- рецепторов к плазматической мембране из эндоплазматического ретикулума в клетках HT-22, что также доказывает взаимодействие афобазол-? 1-рецепторов.Известно, что α1-рецепторы модулируют различные процессы, которые способствуют нейропротекции во время патофизиологических состояний, в частности, ишемии нейронов. На основании этих данных были проведены несколько экспериментов in vitro и in vivo для изучения нейропротекторных свойств афобазола. Было показано, что in vitro в нейрональных клетках HT-22 афобазол (10-8 — 10-6M) снижает гибель нейронов в ответ на окислительный стресс и эксайтотоксичность глутамата. Афобазол снижал активность каспазы-3 в модели эксайтотоксичности глутамата и увеличивал уровни BDNF (нервного фактора мозга) и NGF (фактора роста нервов) в клетках HT-22.Афобазол ex vivo предотвращал вызванное стрессом снижение уровня BDNF в структурах мозга мышей BALB / c, уменьшал продукцию NO и увеличивал активность сукцинатдегидрогеназы в ишемическом мозге. Несколько исследований доказали, что афобазол обладает нейропротективным действием ex vivo и in vivo на моделях инсульта. У крыс, перенесших фототромбоз сосудов префронтальной коры, применение афобазола через 1 ч после ишемического инсульта и в течение 8 дней после этого уменьшало ударный объем на 50%. В модели инсульта при окклюзии средней мозговой артерии лечение афобазолом в диапазоне доз 0.Введение дозы 1-5,0 мг / кг через 6-24 часа после операции также значительно уменьшило объем поражения. В моделях геморрагического инсульта (острая и повторная посттравматическая гематома) афобазол при введении через 3–6 ч после начала инсульта, а затем дважды в день в течение двух недель увеличивал выживаемость, снижал показатели неврологического дефицита и улучшал восстановление когнитивных функций. Данные in vitro позволяют предположить, что активация афобазолом α1-рецепторов может вносить вклад в его свойства по увеличению выживаемости нейронов и нейропротективных эффектов в моделях инсульта.Полученные результаты свидетельствуют о расширении показаний к лечению афобазолом в клинической практике.

Отсроченные результаты экспериментальной терапии афобазолом у крыс после острого инфаркта миокарда

  • 1.

    Беневская М.А. Психоэмоциональные расстройства и их значение у больных инфарктом миокарда. Пробл. Женского Здоровья. 2010; 5 (4): 68-70. Русский.

  • 2.

    Крыжановский С.А., Сорокина А.В., Столярук В.Н., Вититнова М.Б., Мирошкина И.А., Цорин И.Б., Дурнев А.Д., Середенин СБ.Изучение антиишемического действия Афобазола при экспериментальном инфаркте миокарда. Бык. Exp. Биол. Med. 2011; 150 (3): 316-319.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 3.

    Крыжановский С.А., Столярук В.Н., Вититнова М.Б., Цорин И.Б., Середенин СБ. О механизме антифибриллярного действия Афобазола. Бык. Exp. Биол. Med. 2010; 149 (3): 314-317.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 4.

    Медведев В.Е. Терапия тревожных расстройств у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями (опыт применения Афобазола). Арх. Внутр. Медицины. 2013; 11 (3): 70-76. Русский.

  • 5.

    Середенин С.Б., Воронин М.В. Нейрорецепторные механизмы, участвующие в действии афобазола. Эксп. Клин. Фармакол. 2009; 72 (1): 3-11. Русский.

  • 6.

    Середенин С.Б., Цорин И.Б., Вититнова М.Б., Столярук В.Н., Чичканов Г.Г., Крыжановский С.А. О механизме противоишемического действия Афобазола.Бык. Exp. Биол. Med. 2013; 155 (6): 760-763.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 7.

    Столярук В.Н., Вититнова М.Б., Цорин И.Б., Крыжановский С.А. Исследование антифибрилляционной активности афобазола у животных с интактным и денервированным миокардом. Вестн. Росс. Акад. Med. Наук. 2010; (4): 45-48. Русский.

  • 8.

    Анелли Т., Бергамелли Л., Маргиттай Э., Римесси А, Фаджиоли С., Мальгароли А., Пинтон П., Рипамонти М., Риццуто Р., Сития Р.Ero1α регулирует потоки Ca (2+) на границе эндоплазматического ретикулум-митохондрии (MAM). Антиоксид. Редокс-сигнал. 2012; 16 (10): 1077-1087.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 9.

    Бхуйян М.С., Фукунага К. Нацеленность на передачу сигналов рецептора сигма-1 эндогенными лигандами для кардиозащиты. Мнение эксперта. Ther. Цели. 2011; 15 (2): 145-155.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 10.

    Хаяси Т., Су ТП. Холестерин в эндоплазматическом ретикулуме: роль шаперона рецептора сигма-1 и его значение при заболеваниях человека. Подъячейка. Biochem. 2010; 51: 381-398.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 11.

    Куррич С., Су Т.П., Фудзимото М., Бончи А. Рецептор сигма-1: роли в пластичности нейронов и заболеваниях. Trends Neurosci. 2012; 35 (12): 762-771.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Манкусо Р., Оливан С., Рандо А., Касас С., Оста Р., Наварро Х. Агонист сигма-1R улучшает двигательную функцию и выживаемость мотонейронов у мышей с БАС. Нейротерапия. 2012; 9 (4): 814-826.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 13.

    Су Т.П., Хаяши Т., Морис Т., Бух С., Руохо А.Е. Шаперон рецептора сигма-1 как модулятор передачи сигналов между органеллами. Trends Pharmacol. Sci. 2010; 31 (12): 557-566.

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Тагашира Х., Бхуян М.С., Фукунага К. Разнообразная регуляция рецепторов IP3 и рианодина пентазоцином через σ1-рецептор в кардиомиоцитах. Являюсь. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. 2013; 305 (8): h2201-h2212.

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 15.

    Wu Z, Bowen WD. Роль С-концевого сегмента сигма-1 рецептора в активации инозитол-1,4,5-трифосфатного рецептора: конститутивное усиление передачи сигналов кальция в опухолевых клетках MCF-7.J. Biol. Chem. 2008; 283 (42): 28 198-28 215.

    CAS Статья Google ученый

  • ПРАЙМ PubMed | [Нейрорецепторные механизмы действия афобазола]

    Abstract

    Взаимодействие афобазола (5-этокси-2- [2- (морфолино) этилтио] бензимидазол дигидрохлорид) и его основного метаболита M-11 (2- [2- ( 3-оксоморфолин-4-ил) этилтио] -5-этоксибензимидазола гидрохлорид) с нейрорецепторами изучали методом радиолигандного анализа.Связывание афобазола с рецепторами s1 (Ki = 5,9 x 10 (-6) M), MTI (Ki = 1,6 x 10 (-5) M) и MT3 (Ki = 9,7 x 10 (-7) M), как а также с регуляторным сайтом МАО-А (Ki = 3,6 x 10 (-6) М). Было продемонстрировано связывание М-11 с рецепторами МТ3 (Ki = 3,9 × 10 (-7) М). Транслокацию рецептора s1 из эндоплазматического ретикулума на внешнюю мембрану выявляли методом конфокальной микроскопии на иммортализованных клетках гиппокампа HT-22 при применении афобазола (10 (-8) М) длительностью 30 и 60 минут.Афобазол обратимо ингибирует МАО-А. Эти свойства афобазола согласуются с нашими предыдущими выводами об анксиолитическом и нейрозащитном действии этого препарата.

    Цитирование

    Середенин С.Б., Воронин М.В. «[Нейрорецепторные механизмы эффекта афобазола]». Экспериментальная и Клиническая Фармакология, т. 72, нет. 1, 2009, стр. 3-11.

    Середенин СБ, Воронин М.В. [Нейрорецепторные механизмы действия афобазола]. Эксп Клин Фармакол .2009; 72 (1): 3-11.

    Середенин, С.Б., Воронин, М.В. (2009). [Нейрорецепторные механизмы действия афобазола]. Экспериментальная и Клиническая Фармакология , 72 (1), 3-11.

    Середенин СБ, Воронин М.В. [Нейрорецепторные механизмы действия афобазола]. Эксп Клин Фармакол. , январь-февраль 2009 г .; 72 (1): 3-11. PubMed PMID: 19334502.

    TY — JOUR T1 — [Нейрорецепторные механизмы эффекта афобазола]. АУ — Середенин, С Б, АУ — Воронин М.В., PY — 2009/4/2 / entrez PY — 2009/4/2 / pubmed PY — 2009/6/2 / medline СП — 3 EP — 11 JF — Экспериментальная и клиническая фармакология JO — Эксп Клин Фармакол ВЛ — 72 IS — 1 N2 — Взаимодействие афобазола (5-этокси-2- [2- (морфолино) этилтио] бензимидазол дигидрохлорид) и его основного метаболита M-11 (2- [2- (3-оксоморфолин-4-ил) этилтио] -5-этоксибензимидазола гидрохлорид) с нейрорецепторами изучали методом радиолигандного анализа.Связывание афобазола с рецепторами s1 (Ki = 5,9 x 10 (-6) M), MTI (Ki = 1,6 x 10 (-5) M) и MT3 (Ki = 9,7 x 10 (-7) M), как а также с регуляторным сайтом МАО-А (Ki = 3,6 x 10 (-6) М). Было продемонстрировано связывание М-11 с рецепторами МТ3 (Ki = 3,9 × 10 (-7) М). Транслокацию рецептора s1 из эндоплазматического ретикулума на внешнюю мембрану выявляли методом конфокальной микроскопии на иммортализованных клетках гиппокампа HT-22 при применении афобазола (10 (-8) М) длительностью 30 и 60 минут.Афобазол обратимо ингибирует МАО-А. Эти свойства афобазола согласуются с нашими предыдущими выводами об анксиолитическом и нейрозащитном действии этого препарата. SN — 0869-2092 UR — https://www.unboundmedicine.com/medline/citation/19334502/[neuroreceptor_mechanisms_of_the_afobazole_effect visible_ БД — ПРЕМЬЕР DP — Unbound Medicine ER —

    Афобазол (гидрохлорид) | CAS 173352-39-1 | Cayman Chemical

    Информация о продукте «Афобазол (гидрохлорид)»

    Афобазол — это анксиолитический препарат мультицелевого назначения с нейропротекторным действием.Он связывается с рецепторами сигма-1, мелатонина MT1 и MT3, а также с моноаминоксидазой A (MAO-A, Kis = 5,9, 160, 0,97 и 3,6 мкМ, соответственно, в анализе связывания радиолиганда). Афобазол (5 мг / кг) уменьшает латентность для входа, а также увеличивает количество входов и процент времени, проведенного в открытых рукавах приподнятого крестообразного лабиринта, что указывает на анксиолитическую активность в пассивном преодолении стресса BALB / c, но не мыши C57BL / 6, активно борющиеся со стрессом. Он снижает ударный объем и гибель нейронов и олигодендроглиальных клеток в головном мозге на крысиной модели ишемии, вызванной окклюзией средней мозговой артерии (MCAO) при введении в дозах 0.3 и 3 мг / кг. Официальное название: 6-этокси-2 — [[2- (4-морфолинил) этил] тио] -1H-бензимидазол, моногидрохлорид. Номер CAS: 173352-39-1. Синонимы: СМ-346. Молекулярная формула: C15h31N3O2S. HCl. Вес формулы: 343,9. Чистота:> 98%. Формулировка: твердое вещество. Растворимость: ДМФ: 50 мг / мл, ДМСО: 50 мг / мл, этанол: 50 мг / мл, PBS (pH 7,2): 10 мг / мл. lambdamax: 299 нм. УЛЫБКИ: CCOC1 = CC = C (N = C (SCCN2CCOCC2) N3) C3 = C1.Cl. Код InChI: InChI = 1S / C15h31N3O2S.ClH / c1-2-20-12-3-4-13-14 (11-12) 17-15 (16-13) 21-10-7-18-5-8 -19-9-6-18, / h4-4,11H, 2,5-10h3,1h4, (H, 16,17), 1H.Ключ InChi: MYSRFAUFQZYTOV-UHFFFAOYSA-N.

    Ключевые слова: SM-346, 6-этокси-2 — [[2- (4-морфолинил) этил] тио] -1H-бензимидазол, моногидрохлорид
    Поставщик: Cayman Chemical
    Номер поставщика: 22923

    Свойства

    МВт: 343,9 D
    Формула: C15h31N3O2S. HCl
    Чистота: > 98%

    Обращение и безопасность

    Хранение: -20 ° C
    Транспортировка: -20 ° C (международный: -20 ° C )
    Сигнальное слово: Предупреждение
    Пиктограммы опасности GHS:
    H-фразы: h402
    P , P , P , P , P P501

    Осторожно
    Наши продукты предназначены только для лабораторных исследований: не для введения людям!

    Лечение афобазолом в отсроченные сроки после ишемического инсульта улучшает долгосрочные функциональные и гистологические результаты.

    Neurobiology of Disease 62 (2014) 354–364

    Списки содержания доступны на сайте ScienceDirect

    Домашняя страница журнала Neurobiology of Disease: www.elsevier.com/locate/ynbdi

    Лечение афобазолом в отсроченные сроки после ишемического инсульта улучшает долгосрочные функциональные возможности. и гистологические результаты C. Katnik a, A. Garcia a, AA Бехенски а, И. Ясный д, А. Шустер д, С. Середенин е, А. Петров d, С. Сейфу a, Дж. МакАлир b, c, А. Виллинг a, b, c, Дж. Куэвас a, ⁎ a

    Кафедра молекулярной фармакологии и физиологии, Медицинский колледж Морсани, Университет Южной Флориды, 12901 Брюс Б.Downs Blvd, MDC78, Tampa, FL 33612, Центр передового опыта в области старения и восстановления мозга, Медицинский колледж Морсани, США, Департамент нейрохирургии и восстановления мозга, Медицинский колледж Морсани, США d IBC Generium, 27 Al. Солженицына, Москва 109004, Россия e Государственный фонд Институт фармакологии Российской академии медицинских наук, Россия, 125315, Москва, Балтийская, 8, bc

    статья

    информация

    История статьи: Поступила 23 июля 2013 г. Исправлена ​​9 сентября 2013 г. Принята 7 октября 2013 г. Доступно онлайн 16 октября 2013 г. Ключевые слова: Ишемический инсульт Афобазол Окклюзия средней мозговой артерии Поведение сигма-рецептора Нейропротекция Олигодендроглия

    аннотация В настоящее время существует значительная нехватка терапевтических возможностей при остром ишемическом инсульте, и ни один препарат не был одобрен для лечения пациентов в отсроченные сроки ( ≥6 ч после инсульта).Афобазол, анксиолитик, который в настоящее время клинически используется в России, снижает in vitro повреждение нейронов и глиальных клеток после ишемии. Эксперименты с использованием модели перманентной окклюзии средней мозговой артерии (MCAO) на крысах были проведены, чтобы определить, может ли афобазол уменьшить повреждение ишемического инсульта in vivo и расширить терапевтическое окно для лечения инсульта. Применение афобазола (0,3–3 мг / кг) после инсульта (24 часа) значительно уменьшило объем инфаркта через 96 часов после операции, что было определено окрашиванием срезов головного мозга Fluoro-Jade и NeuN.Более того, афобазол помог сохранить как уровни, так и нормальное гистологическое распределение основного белка миелина, что указывает на уменьшение повреждения белого вещества. Исследование зависимости от времени показало, что предварительное лечение или лечение, начатое через 6–48 часов после инсульта, дает улучшенные результаты через 96 часов. Уменьшение объема инфаркта, вызванное афобазолом, блокировалось применением антагониста σ-1 (BD 1063, 30 мг / кг) или σ-2 (SM-21, 1 мг / кг), что указывает на то, что оба подтипа рецепторов вовлечены в действие афобазола.Лечение афобазолом, начинающееся через 24 часа после инсульта, привело к увеличению выживаемости через месяц после операции. Поведенческое тестирование животных через 28–32 дня после операции с использованием повышенных колебаний тела и теста силы сжатия передних конечностей показало, что лечение афобазолом, начинающееся через 24 часа после инсульта, значительно снижает поведенческий дефицит, вызванный ишемическим инсультом. Увеличение выживаемости и улучшение функциональных результатов сопровождаются уменьшением объема инфаркта, что определяется окрашиванием срезов мозга тионином.Взятые вместе, наши данные подтверждают использование афобазола в качестве фармакологического средства после инсульта для расширения текущего терапевтического окна. © 2013 Elsevier Inc. Все права защищены.

    Введение Инсульт является второй ведущей причиной смерти во всем мире по данным Всемирной организации здравоохранения, на него приходится почти 11% всех смертей, что составляет более 6 000 000 человек в год (ВОЗ, 2011). Кроме того, инсульт является основной причиной длительной инвалидности и ложится экономическим бременем на сумму более 38 миллиардов долларов в год только в Соединенных Штатах.Американская кардиологическая ассоциация прогнозирует, что число смертей от ишемического инсульта, вероятно, удвоится в период с 2002 по 2032 год. Плохие исходы, связанные с инсультом, отчасти связаны с отсутствием терапевтических альтернатив для пациентов, использующих только один препарат — рекомбинантную ткань

    .

    ⁎ Автор, ответственный за переписку: Департамент молекулярной фармакологии и физиологии, Медицинский колледж Университета Южной Флориды, 12901 Bruce B. Downs Blvd., MDC-9, Tampa, FL 33612-4799, США. Факс: +1813974 3079.Адрес электронной почты: [электронная почта защищена] (J. Cuevas). Доступно в Интернете на сайте ScienceDirect (www.sciencedirect.com). 0969-9961 / $ — см. Титульный лист © 2013 Elsevier Inc. Все права защищены. http://dx.doi.org/10.1016/j.nbd.2013.10.011

    Активатор плазминогена

    (rtPA), доступный для лечения острого инсульта. Из-за различных противопоказаний и узкого терапевтического окна, в котором можно использовать препарат (через 4,5 часа после инсульта), менее 5% пациентов с инсультом имеют право на лечение rtPA (Allen et al., 2012). Следовательно, представляет большой интерес определение новых лекарственных мишеней и эффективных фармакологических агентов для лечения этого заболевания. Афобазол (5-этокси-2- [2- (морфолино) этилтио] бензимидазол) — анксиолитический препарат, который впервые был одобрен для клинического применения в России в 2005 году. Исследования показали, что афобазол может обладать нейропротективным действием в различных патофизиологических моделях. Например, исследования in vitro показали, что афобазол может уменьшать гибель нейронов, вызванную окислительным стрессом и эксайтотоксичностью глутамата (Zenina et al., 2005). Исследования in vivo показали, что афобазол может увеличивать выживаемость и уменьшать неврологический дефицит у крыс, страдающих посттравматической гематомой (Galaeva et al., 2005). Аналогичным образом было показано, что афобазол обладает нейропротективным действием у крыс после двустороннего локального фототромбоза сосудов префронтальной коры и после глобальной транзиторной ишемии (Байкова и др., 2011; Середенин и др., 2008).

    C. Katnik et al. / Neurobiology of Disease 62 (2014) 354–364

    Эти предыдущие исследования мотивировали работу в нашей лаборатории по изучению использования афобазола для ограничения повреждения после очагового ишемического повреждения головного мозга.Недавние исследования в нашей лаборатории показали, что афобазол влияет на клеточные ответы на ишемию посредством стимуляции рецепторов σ (Cuevas et al., 2011a, 2011b). Активация σ-1 рецепторов афобазолом блокирует внутриклеточную перегрузку кальцием, вызванную ишемией и ацидозом, и снижает гибель нейронов после ишемии in vitro (Cuevas et al., 2011a). Эта активация рецепторов σ-1 приводит к блокированию множества ионных каналов, которые функционально активируются после ишемии и ацидоза, включая кислоточувствительный ионный канал 1a (ASIC1a) (Cuevas et al., 2011а). В микроглии активация как σ-1, так и σ-2 рецепторов афобазолом снижает повреждение мембран и миграцию этих клеток в ответ на АТФ (Cuevas et al., 2011b). Более того, афобазол предотвращает гибель клеток микроглии после ишемии, даже если препарат применялся после ишемического инсульта (Cuevas et al., 2011b). Таким образом, исследования in vitro показывают, что афобазол, действуя на рецепторы σ, может влиять на несколько процессов, вовлеченных в гибель ткани мозга после ишемического инсульта. Оба подтипа σ-рецепторов, σ-1 и σ-2, широко распространены в центральной нервной системе млекопитающих.Исследования in vivo продемонстрировали потенциал σ-рецепторов в качестве мишеней для терапии инсульта. Наша лаборатория показала, что активация σ-рецепторов in vivo снижает повреждение нейронов на крысиной модели ишемического инсульта крупных сосудов, даже если эти рецепторы активируются через 24 часа после начала ишемии (Ajmo et al., 2006). Эти первоначальные открытия теперь поддерживаются работой в других лабораториях с использованием др. Лигандов σ рецепторов (Li et al., 2009; Ruscher et al., 2011). Исследования in vivo подтвердили наблюдения in vitro, которые предполагают, что активация σ-рецептора снижает травму при инсульте, обеспечивая нейропротекцию и подавляя воспалительный ответ, который сопровождает ишемию головного мозга (Ajmo et al., 2006). Однако есть некоторые разногласия относительно долгосрочных преимуществ активации σ-рецепторов после инсульта. Одно исследование показало, что пан-селективный агонист σ-рецепторов DTG не может уменьшить объем инфаркта и улучшить поведенческие результаты через месяц после инсульта у крыс (Leonardo et al., 2010). Напротив, селективный агонист σ-1, SA4503, улучшал функциональное восстановление через четыре недели после MCAO у крыс, но не влиял на ударный объем (Ruscher et al., 2011). Представленные здесь данные демонстрируют, что пан-селективный агонист σ-рецепторов, афобазол, снижает объем инфаркта как на ранней (96 ч после инсульта), так и на поздней (1 месяц после инсульта) стадиях после ишемии в модели крыс MCAO.Афобазол эффективен даже в том случае, если препарат начинают применять в отсроченные сроки (≥ 6 ч после инсульта). Афобазол снижает гибель нейронов и глиальных клеток и снижает нейровоспалительный ответ. Более того, уменьшение повреждения клеток приводит к увеличению выживаемости животных и улучшению поведенческих результатов даже через 1 месяц после инсульта. Материалы и методы. Операция MCAO. Взрослые самцы крыс Sprague – Dawley весом 325–375 г (Харлан, Индианаполис, Индиана) содержались в помещении с контролируемым климатом, за ними ухаживали в соответствии с Руководством NIH по уходу и использованию лабораторных животных и утвержденными протоколами. Институциональным комитетом по уходу и использованию животных Университета Флориды.Вода и корм для лабораторных крыс были доступны ad libitum. Крыс анестезировали (5–2% изофлуорана в 95–98% O2 при 1 л / мин) и перед операцией вводили кетофен (11,5 мг / кг), атропин (0,1 мг / кг) и энрофлоксацин (10 мг / кг). кг). Волоконно-оптический лазерный доплеровский зонд 500 мкм (Moor Instruments, Девон, Англия) вставляли в отверстие, просверленное в черепе на 1 мм кзади и на 4 мм латеральнее Bregma, чтобы контролировать церебральный кровоток с помощью программного обеспечения MoorLAB. После разреза вдоль горла были изолированы и зажаты общая сонная артерия (ОСА), внешняя сонная артерия (НСА) и внутренняя сонная артерия (ВСА).Монофиламент длиной 4 см (диаметром 250 мкм) вставляли в лигированную НСА и продвигали на

    355

    дистально в ВСА до начала средней мозговой артерии (СМА), что определялось по снижению церебрального кровотока. Для успешной окклюзии СМА потребовалось по крайней мере 40% снижение сигнала лазерного допплера. Монофиламент и ECA были перевязаны, и разрез в горле закрыли. Допплеровский зонд был удален, отверстие в черепе заполнили костным воском, а разрез на черепе закрыли.Имитационные операции были идентичны операциям MCAO, за исключением введения монофиламента. После операции животные получали ежедневные подкожные инъекции кетофена в течение 3 дней. Всем животным в долгосрочном исследовании также ежедневно вводили 3 мл физиологического раствора подкожно в течение 3 дней, чтобы помочь выжить. Протоколы лечения Во всех исследованиях интраперитонеальные инъекции афобазола или носителя (физиологического раствора) применялись 3 раза в день. Для исследований доза-ответ инъекции указанных доз начинали через 24 часа после операции и продолжали в течение 3 дней, пока животных не умерщвляли через 96 часов после инсульта.Животные, перенесшие фиктивную операцию в дозозависимом исследовании, получали инъекции афобазола в дозе 30 мг / кг. В исследованиях, зависящих от времени, вводили афобазол в дозе 1 мг / кг, начиная с указанной временной точки после инсульта и продолжая до 96 часов после инсульта. Животным в группе до лечения, как во время зависимых, так и в долгосрочных исследованиях поведения, вводили афобазол в течение 7 дней до операции, а затем снова начинали через 3 часа после операции. Для исследований антагонистов σ-рецепторов животные получали антагонист (BD 1063, 10 мг / кг; SM-21 1 мг / кг) отдельно или в комбинации с афобазолом (3 мг / кг), начиная с 24 ч после инсульта.Животные в фиктивной группе длительного исследования получали афобазол в дозе 3 мг / кг 3 раза в день. Животных случайным образом распределяли по группам лечения, за исключением поведенческих исследований, в которых животные были разделены таким образом, что тестируемые группы имели схожее распределение оценок поведенческих характеристик до операции. По завершении периодов исследования животным вводили кетамин (75 мг / кг) и ксилазин (7,5 мг / кг), перфузировали 0,9% PBS с последующим 4% параформальдегидом и удаляли мозг. Мозг уравновешивали 30% сахарозой и замораживали на криостате срезы толщиной 30 мкм в корональной плоскости.Шесть срезов были собраны из каждого мозга с равными интервалами, от лобного полосатого тела до дорсального гиппокампа (координаты: от Bregma 1,7 до Bregma -3,3), как описано ранее (Ajmo et al., 2006). Срезы криоконсервировали при -20 ° C для последующей иммуногистохимии и гистологии. Окрашивание фтор-нефритом. Замороженные срезы головного мозга сушили при 45 ° C в течение 50 мин и окрашивали фтор-нефритом (Millipore, Billerica, MA) в соответствии с рекомендациями производителя. Положительный сигнал Fluoro-Jade, свидетельствующий о нейродегенерации, количественно оценивали с помощью анализа изображений с помощью Image J (NIH).Положительная площадь FluoroJade для каждого отдела мозга была нормализована к общей площади контралатерального полушария, чтобы компенсировать отек мозга. Области для шести точечных срезов Bregma, взятых из каждого мозга, были объединены для создания объема инфаркта для мозга. Во всех экспериментах, включающих анализ изображений, лица, делавшие микрофотографии и проводившие анализ, не знали, к какой группе лечения изучаемого животного относятся. Иммуногистохимия NeuN и основного белка миелина. Шесть срезов мозга, собранных, как описано выше, окрашивали антителом NeuN (Millipore, Billerica, MA; 1: 3000).Мечение NeuN визуализировали с использованием флуоресцентно меченых вторичных антител (Goat antimouse, Alexa Fluor 488, Molecular Probes, Юджин, штат Орегон; 1: 300). Два участка, один из которых представляет ядро ​​(Bregma -0,3), а второй — внешние сегменты (Bregma 1,7) инфаркта, были проанализированы с помощью изображения J, чтобы определить общее количество NeuN-положительных нейронов. Для каждого среза были сделаны три изображения ипсилатерального полосатого тела с увеличением в 100 раз, и было определено общее количество нейронов на поле зрения.

    356

    С.Катник и др. / Neurobiology of Disease 62 (2014) 354–364

    Затем было рассчитано относительное количество нейронов путем сравнения этого числа с количеством нейронов, обнаруженных в эквивалентных полях зрения в противоположном полушарии того же участка. Для оценки повреждения белого вещества уровни основного белка миелина (MBP) определяли иммуногистохимически с использованием антитела против MBP (Abcam, Cambridge, MA; 1: 3000) и флуоресцентного вторичного антитела (Donkey antimouse, Alexa Fluor 594, Molecular Probes, Eugene, ИЛИ; 1: 300).Уровни MBP рассчитывали путем измерения общей MBP-положительной площади, а не подсчета количества MBP-положительных клеток. Окрашивание тионином. Срезы, помещенные на предметные стекла, окрашивали тионином (0,125%) в течение 2 мин, обезвоживали EtOH, очищали ксилолом и закрывали покровное стекло с помощью Permount. Тионин окрашивает Nissl, который здесь используется в качестве маркера живой ткани. Площадь инфаркта для каждого среза рассчитывалась с использованием следующего уравнения (контралатеральная тионин-положительная зона — ипсилатеральная тионин-положительная зона) / контралатеральная тионин-положительная зона.Поведенческое тестирование Были выполнены следующие поведенческие тесты: 1) Шаговый тест. Крыс держали крепко, задние конечности и одну переднюю конечность иммобилизовали и располагали так, чтобы оставшаяся передняя конечность касалась гладкой поверхности стола. Крыс медленно перемещали вбок в направлении наотмашь на 1 м с постоянной скоростью. Тест повторяется с противоположной передней конечностью. Регистрировали количество шагов, сделанных каждой лапой. 2) Испытание на качание на возвышении (EBST). Крыс поднимали за хвост на ~ 10 см над поверхностью их домашней клетки, и количество раз, когда они поворачивали голову и туловище влево или вправо, регистрировали за 20 последовательных движений.Беспристрастные животные будут качаться в каждую сторону половину времени или 10 раз. Процент отклонения от исходного уровня рассчитывался как абсолютное значение числа поворотов в сторону поражения минус 10 для животного после инсульта, деленное на это значение, вычисленное до инсульта. 3) Тест Rotarod. Животное помещали на ускоряющуюся вращающуюся штангу и регистрировали время ожидания до первого падения. Было 3 испытания в день в течение 3 дней подряд. 4) Проверка силы захвата. Сила захвата для каждой передней конечности животного определялась независимо с использованием измерителя силы захвата EB1-BIO-GT3, снабженного штангой EB1-GRIP.5) Пассивное избегание. Этот поведенческий тест проводился только после операции. Крыс помещали в ящик-челнок со светлой и темной сторонами, причем темная сторона содержала электрическую решетку. Крыса, полностью перешедшая на темную сторону, получала короткий электрошок и удалялась. Тест повторяли для каждой крысы через 24 ч, причем тест прекращали, если крыса оставалась в световой камере в течение 1 мин. Время, необходимое крысе для перехода на темную сторону, измеряли для оценки памяти. Одна группа животных была случайным образом отнесена к группе предварительной обработки MCAO, а остальные животные были отнесены к одной из трех групп (носитель MCAO, лечение афобазолом после инсульта MCAO и имитация) на основе результатов предварительной обработки. хирургические поведенческие тесты.Животные, не входившие в группу предварительной обработки, были распределены таким образом, чтобы средние поведенческие результаты для каждой группы были аналогичными. Это разделение исключало возможность отнесения всех высокопроизводительных сотрудников к одной группе. Лицо, выполнявшее операцию, не знало, какие животные входили в каждую из трех групп MCAO. Результаты Афобазол снижает ударный объем и предотвращает потерю как нейронов, так и глиальных клеток. Были проведены эксперименты для определения эффектов афобазола на повреждение, вызванное ишемическим инсультом, с использованием модели окклюзии средней мозговой артерии крысы (MCAO).Каждому животному проводили имитационные операции или операции MCAO. Затем животных лечили носителем (физиологический раствор) или афобазолом и умерщвляли через 96 часов после операции. Животным, получавшим

    афобазол, сначала вводили препарат 24 после инсульта, чтобы решить, эффективен ли афобазол в отсроченные моменты времени, и, таким образом, чтобы убедиться, может ли афобазол расширить текущее окно на 4,5 часа для лечения инсульта. На рис. 1А показаны микрофотографии срезов мозга (Bregma -0,3), помеченных для нейродегенерации с использованием Fluoro-Jade.Срезы собирали у животных, подвергнутых имитационной хирургии (Sham) или MCAO, и обрабатывали либо носителем (физиологический раствор), либо афобазолом в дозе 3 мг / кг (афобазол). Окрашивание фтор-нефрит не наблюдалось ни у Sham, ни у животных MCAO, получавших афобазол, но было заметно у животных MCAO, которым вводили только носитель. В идентичных экспериментах фиктивная операция не привела к каким-либо заметным повреждениям, о чем свидетельствует окрашивание фторо-нефритом (рис. 1B). Напротив, после операции MCAO у животных, получавших только носитель, были инфаркты, размер которых составлял более 60% от объема контралатерального полушария в области между Bregma 1.7 и Bregma −3,3 (рис. 1Б). Применение афобазола приводило к уменьшению объема инфаркта, причем как 0,3 мг / кг, так и 3 мг / кг афобазола вызывали статистически значимое уменьшение (рис. 1B). Максимальное снижение по сравнению с физиологическим раствором наблюдалось при 3 мг / кг, что уменьшило ударный объем на 68 ± 12%. Эффект афобазола был двухфазным: ни 0,1, ни 30 мг / кг не давали статистически значимого уменьшения ударного объема. Затем были проведены эксперименты, чтобы подтвердить, что афобазол вызывает снижение нейродегенерации, и определить, снижает ли одновременно афобазол повреждение олигодендроглиальных клеток.Срезы головного мозга тех же крыс, которые использовались на фиг. 1, были совместно окрашены антителом против NeuN и антителом против основного белка миелина (MBP) для количественной оценки количества выживших нейронов и олигодендроглиальных клеток. На рис. 2 представлены репрезентативные микрофотографии полосатого тела (Bregma -0,3) трех крыс, перенесших имитацию хирургического вмешательства и получавших 30 мг / кг афобазола (Sham) или MCAO и обработанных либо одним носителем (физиологический раствор), либо афобазолом 3 мг / кг ( Афобазол). На левой панели на всех трех микрофотографиях показано точечное мечение NeuN, соответствующее ядрам нейронов, с уменьшенным окрашиванием в области внешней капсулы (ЭК).Количество ядер, наблюдаемых у животных MCAO, обработанных физиологическим раствором, было меньше, чем у животных, имевших место в контрольной группе Sham или MCAO с афобазолом. Кроме того, было более диффузное мечение NeuN в полосатом теле животного, полученного солевым раствором. Окрашивание MBP показано в центральной колонке микрофотографий. Мечение было наиболее интенсивным в наружной капсуле и волокнистых трактах полосатого тела у контрольных животных Sham и животных с афобазолом / MCAO, но было снижено у крыс, обработанных физиологическим раствором / MCAO. Объединение изображений NeuN и MBP демонстрирует, что картина распределения ядер нейронов и олигодендроглиальных клеток нарушена у крыс MCAO, обработанных физиологическим раствором (рис.2, левая колонка, центральная панель). Однако применение афобазола после MCAO спасает нормальный фенотип и приводит к распределению мечения NeuN и MBP, аналогичному тому, которое наблюдается у мнимых животных (рис. 2, левый столбец, верхняя и нижняя панели). На рис. 3A показана гистограмма среднего количества нейронов, обнаруженных с помощью антитела против NeuN в срезах ипсилатерального полушария в Bregma 1,7 и Bregma -0,3, нормированных на количество нейронов, обнаруженных в реципрокных сегментах контралатерального полушария в точке те же очки Bregma.Животных подвергали фиктивной хирургии и лечили афобазолом 30 мг / кг (Sham) или хирургическим вмешательством MCAO и лечили либо носителем (физиологический раствор), либо афобазолом в указанных концентрациях (в мг / кг). Инсультное повреждение, вызванное MCAO, привело к значительному уменьшению количества нейронов, наблюдаемых у животных, получавших физиологический раствор (рис. 3A). Афобазол в диапазоне концентраций от 0,1 мг / кг до 3 мг / кг вызывал статистически значимое увеличение числа обнаруженных ядер нейронов, что соответствовало снижению нейродегенерации по сравнению с животными, получавшими физиологический раствор.Как и в случае с Fluoro-Jade, результаты окрашивания NeuN предполагают двухфазный ответ на лечение увеличивающимися концентрациями афобазола. Максимальная нейрозащита наблюдалась при 3 мг / кг, что давало количество нейронов, статистически сходных с контрольными животными Sham, и указывало на 76 ± 9% увеличение количества ядер по сравнению с животными MCAO, обработанными физиологическим раствором (фиг. 3A). Точно так же было количественно оценено окрашивание на ОБМ, но вместо исследования числа ядер положительная площадь для окрашивания МВР составила

    C.Катник и др. / Neurobiology of Disease 62 (2014) 354–364

    357

    Рис. 1. Афобазол снижает нейродегенерацию после MCAO в отсроченные моменты времени дозозависимым образом. (A) Микрофотографии окрашенных фтор-нефритом срезов головного мозга, собранных в Bregma -0,3 у крыс, подвергшихся имитационной хирургии и которым вводили 30 мг / кг афобазола (Sham), MCAO и вводили только носитель (физиологический раствор) или MCAO и вводили 3 мг / кг афобазола (Афобазол). (B) Гистограмма среднего положительного объема Fluoro-Jade, измеренного в ипсилатеральном полушарии (Bregma 1.7 до Bregma -3,3) и нормализовано к контралатеральному полушарию (ипсилатеральный положительный объем Fluoro-Jade / общий объем контралатерального полушария). Данные представлены как процент полушария, положительный для Fluoro-Jade. Звездочки обозначают существенное отличие от имитации, а символы решетки указывают на существенное отличие от физиологического раствора (p b 0,001). Для всех групп n N 8.

    Рис. 2. Афобазол предотвращает потерю нейрональных и олигодендроглиальных клеток после ишемического инсульта у крыс. Микрофотографии трех срезов головного мозга, показывающие полосатое тело в точке Bregma -0.3 от крыс, подвергнутых имитационной хирургии и которым вводили афобазол 30 мг / кг (Sham), MCAO, вводили только носитель (физиологический раствор) или MCAO и вводили афобазол в дозе 3 мг / кг (афобазол). Срезы были дважды помечены NeuN (зеленые, левые панели) и MBP (красные, центральные панели). Объединенные изображения микрофотографий NeuN и MBP из одних и тех же полей зрения показаны на правых панелях. Полоса на нижней левой панели составляет 100 мкм. ЭК-наружная капсула, S-полосатое тело.

    358

    C. Katnik et al. / Neurobiology of Disease 62 (2014) 354–364

    Окрашивание MBP после MCAO по сравнению с животными MCAO, получавшими только носитель (рис.3Б). В соответствии с результатами, полученными при окрашивании Fluoro-Jade и NeuN, влияние афобазола на окрашивание MBP было зависимым от концентрации и двухфазным, причем более высокие и более низкие концентрации афобазола не улучшали результаты. Афобазол эффективно снижает риск инсульта даже через 48 часов после инсульта.

    Рис. 3. Уменьшение нейродегенерации и повреждения олигодендроглиальных клеток, вызванных ишемическим инсультом, после применения афобазола зависит от дозы. (A) Относительное количество нейронных ядер, обнаруженных в ипсилатеральном полушарии крыс, перенесших ложную операцию или окклюзию средней мозговой артерии (MCAO).Крысам MCAO вводили физиологический раствор (физиологический раствор) или афобазол в указанных дозах (мг / кг). Крысам трижды в день вводили физиологический раствор или афобазол, начиная с 24 ч после инсульта. Имитационным животным вводили афобазол в дозе 30 мг / кг. Ядра были подсчитаны из трех изображений, полученных из полосатого тела каждого ипсилатерального полушария с использованием программного обеспечения Image J, и это значение было нормализовано к количеству нейронов, подсчитанных на изображениях, собранных из идентичных мест в контралатеральном полушарии. Подсчитывали нейроны в срезах мозга, взятых у каждого животного в Bregma 1.7 и Брегма -0,3. Звездочки обозначают существенное отличие от имитационного (p b 0,05), а символы решетки обозначают существенное отличие от физиологического раствора (p b 0,05). (B) Относительная область, показывающая окрашивание MBP в ипсилатеральном полушарии из тех же полей зрения, что и (A). Положительная область MBP была измерена на трех изображениях, полученных из полосатого тела каждого ипсилатерального полушария с использованием программного обеспечения Image J, и это значение было нормализовано к площади, измеренной на изображениях, собранных из идентичных мест в контралатеральном полушарии.Окрашивание MBP измеряли в срезах мозга, взятых у каждого животного, при Bregma 1,7 и Bregma -0,3. Звездочки обозначают существенное отличие от имитационного (p b 0,05), а символы решетки обозначают существенное отличие от физиологического раствора (p b 0,05). Для всех условий n ≥ 8.

    Были проведены эксперименты для определения временного окна для введения афобазола, чтобы максимизировать его эффективность в качестве нейропротекторного средства после ишемического инсульта. Каждому животному были выполнены имитационные операции или операции MCAO. Животных лечили либо носителем (физиологический раствор), либо афобазолом 1 мг / кг (3 раза в день), и их умерщвляли через 96 часов после операции.Доза афобазола 1 мг / кг была выбрана на основании результатов, полученных для зависимости реакции от дозы через 24 часа. Инъекции начинали либо за одну неделю до MCAO, либо через 3, 6, 12 или 48 часов после инсульта. Степень повреждения нейронов в различных группах была сначала определена количественно с использованием флуоро-нефрита для выявления нейродегенерации. На рис. 4А показана гистограмма объема инфаркта, обнаруженного в ипсилатеральном полушарии между Bregma 1,7 и Bregma -3,3. У животных, обработанных носителем MCAO, объем инфаркта составлял 57 ± 6%. У животных, получавших афобазол за 1 неделю до операции по инсульту, объем инфаркта уменьшился до 18 ± 7% от объема контралатерального полушария.Парадоксально, но лечение афобазолом после инсульта показало, что, когда препарат был назначен через 3 и 6 часов после инсульта, препарат не смог значительно уменьшить ударный объем (рис. 4A). Напротив, когда афобазол вводили впервые через 12 или 48 часов после инсульта, ударный объем был значительно снижен на 44 ± 14% и 70 ± 11%, соответственно, по сравнению с животными, получавшими физиологический раствор (рис. 4A). Чтобы подтвердить нейрозащитные свойства афобазола (1 мг / кг) при введении до и после инсульта, маркировку NeuN оценивали, как описано выше.Фиг. 4B показывает гистограмму среднего количества NeuN-положительных нейронов, наблюдаемых в полосатом теле из срезов мозга в Bregma 1,7 и -0,3, собранных у крыс, подвергшихся имитационной операции или операции MCAO и обработанных, как указано. Количество NeuN-положительных нейронов в полосатом теле ипсилатерального полушария было нормализовано к количеству NeuN-положительных нейронов, наблюдаемых в эквивалентной стриарной области контралатерального полушария для каждой секции. MCAO привела к статистически значимой потере маркировки NeuN в ипсилатеральном полушарии (рис.4Б). Лечение афобазолом до или после инсульта спасло нейроны после MCAO (рис. 4B). В то время как статистически значимая потеря метки NeuN наблюдалась у животных, получавших афобазол через 3 и 12 часов после инсульта, во всех группах лечения афобазолом было обнаружено статистически большее количество нейронов, чем в группе лечения физиологическим раствором (рис. 4B). Следовательно, начало лечения афобазолом уже через 48 часов после инсульта уменьшало потерю нейронов (рис. 4B). Временную взаимосвязь между введением афобазола и потерей олигодендроглиальных клеток также оценивали путем количественной оценки иммунореактивности MBP в тех же срезах мозга, которые тестировали на метку NeuN.Животные MCAO, получавшие только физиологический раствор, показали снижение более чем на 50% положительной области MBP (фиг. 4C). Как наблюдалось с меткой NeuN, предварительная обработка афобазолом предотвращала потерю окрашивания MBP после MCAO по сравнению с одним физиологическим раствором. В то время как начало лечения афобазолом во всех испытанных временных точках после инсульта показало тенденцию к увеличению маркировки ОБМ, только лечение через 48 часов после инсульта значительно предотвратило потерю олигодендроглиальных клеток (рис. 4С). Афобазол действует через рецепторы σ-1 и σ-2 для смягчения последствий инсульта.

    рассчитано с использованием тех же полей зрения, что и для измерения степени мечения NeuN.Церебральная ишемия вызывает значительное снижение мечения MBP, подтверждая, что потеря олигодендроглиальных клеток сопровождает нейродегенерацию (Fig. 3B). Однако животные, которым вводили афобазол в дозе 0,3 мг / кг или 3 мг / кг, демонстрировали значительно более высокие уровни

    . Были проведены эксперименты, чтобы определить, вызвано ли опосредованное афобазолом уменьшение травмы мозга после инсульта активацией σ-рецепторов. Модель крыс MCAO была использована для тестирования эффектов селективного антагониста σ-1, BD 1063 (10 мг / кг) (Matsumoto et al., 1995), и селективный антагонист σ-2, SM-21 (1 мг / кг) (Ghelardini et al., 2000), при терапии афобазолом (3 мг / кг). Животных лечили

    C. Katnik et al. / Neurobiology of Disease 62 (2014) 354–364

    афобазол и / или антагонисты σ-рецепторов (3 раза в день), начиная через 24 часа после инсульта, и лечение продолжалось до 96 часов после инсульта. Fluoro-Jade использовали для идентификации областей нейродегенерации и объема инфаркта у ложнооперированных животных и животных MCAO, получавших только носитель или афобазол и антагонисты рецепторов σ.MCAO приводил к выраженной нейродегенерации с объемом инфаркта, достигающим почти 70% ипсилатерального полушария у животных, получавших носитель (фиг. 5A). У животных, подвергшихся ложной хирургии, такой нейродегенерации не наблюдалось. Нейродегенерация наблюдалась также у крыс MCAO, получавших только BD 1063, SM-21 и афобазол. В то время как уменьшение ударного объема наблюдалось для всех групп лечения по сравнению с одним носителем (физиологический раствор), только афобазол вызывал статистически значимое уменьшение в качестве единственного агента (рис.5А). Нейродегенерация наблюдалась также у животных, получавших комбинацию афобазола и антагонистов рецептора σ, так что ударные объемы были больше, чем в группе имитации. Однако в группе афобазол + BD 1063 был инсульт

    359

    объемов значительно меньше, чем у животных, получавших физиологический раствор. Когда данные были нормализованы до соответствующего контроля (например, афобазол + BD 1063 на один только BD 1063), афобазол не смог обеспечить статистически значимое уменьшение ударного объема при применении с любым из антагонистов, селективных по подтипу σ-рецепторов (рис.5Б). Афобазол уменьшал ударный объем на ~ 60% при одновременном применении, но только на ~ 20% при совместном применении BD 1063, и относительного уменьшения объема при совместном применении SM-21 не наблюдалось (рис. 5B). Взятые вместе, эти данные предполагают, что ингибирование рецепторов σ-1 или σ-2 снижает или отменяет терапевтические свойства афобазола после MCAO.

    Афобазол увеличивает выживаемость крыс через 1 месяц после MCAO Кратковременное улучшение результатов после инсульта часто не коррелирует с долгосрочными эффектами лечения.Такое несоответствие ранее было показано для пан-селективного агониста сигма-рецепторов, DTG (Leonardo et al., 2010). Таким образом, были проведены эксперименты, чтобы определить, является ли афобазол ценным в качестве терапии для улучшенного долгосрочного восстановления после MCAO. Модель постоянной ишемии MCAO также использовалась для этих экспериментов. Животные были разделены на четыре группы: 1) животные, имитирующие фиктивную операцию, получавшие афобазол через 24 часа после операции (3 мг / кг, 3 раза в день), 2) MCAO, предварительно обработанные в течение 1 недели афобазолом (3 мг / кг, 3 раза в день). в день), 3) MCAO, обработанные афобазолом, инициированные через 24 часа после инсульта (3 мг / кг, 3 раза в день), и 4) MCAO, обработанные только носителем.График среднего (± SEM) веса животного с течением времени для всех животных в долгосрочном исследовании показан на фиг. 6A. После операции все группы показали значительную потерю веса, которая начала восстанавливаться примерно через 8 дней после операции. Большинство животных вернулись к весу до операции к 20-му дню и прибавили в весе выше этого уровня к концу исследования (рис. 6А). Значительная потеря веса наблюдалась также у контрольных животных Sham, но эти животные сохраняли в среднем значительно более высокий вес, чем животные из всех групп MCAO на протяжении всего периода исследования (рис.6А). Также было проведено исследование выживаемости для различных групп, которое показано на рис. 6В. Животные MCAO, получавшие только носитель, продемонстрировали значительное увеличение смертности по сравнению с контрольной группой Sham. Как предварительная обработка, так и обработка после инсульта афобазолом увеличивали выживаемость животных статистически значимо по сравнению с MCAO носителем. Показатели выживаемости в группах, получавших афобазол, существенно не отличались от показателей выживаемости животных, получавших имитацию (рис.6Б).

    Рис. 4. Время начала лечения афобазолом влияет на степень нейродегенерации и потери клеток олигодендроглии после ишемического инсульта. (A) Гистограмма среднего положительного объема флуоро-нефрита, измеренного от ипсилатерального полушария (от Bregma 1,7 до Bregma -3,3) и нормализованного к контралатеральному полушарию (ипсилатеральный положительный объем флуоро-нефрита / общий объем контралатерального полушария). Данные представлены как процент полушария, положительный для Fluoro-Jade. Инъекции афобазола (1 мг / кг) начинали в указанные моменты времени и вводили 3 раза в день до тех пор, пока животные не были подвергнуты эвтаназии через 96 ч после инсульта.Имитационным животным вводили афобазол в дозе 30 мг / кг. Символы фунта обозначают существенное отличие от ложного (p b 0,001), а звездочки указывают на существенное отличие от физиологического раствора (p b 0,01). Для всех групп n ≥ 6. (B) Относительное количество нейрональных ядер, обнаруженных с помощью нейронального маркера NeuN, в ипсилатеральном полушарии крыс, перенесших ложную операцию или окклюзию средней мозговой артерии (MCAO). Крысам MCAO вводили физиологический раствор (физиологический раствор) или афобазол (1 мг / кг) в указанные начальные моменты времени.Ядра подсчитывали из трех полей зрения, отображаемых из полосатого тела каждого ипсилатерального полушария с использованием программного обеспечения Image J, и это значение нормализовали к количеству нейронов, подсчитанных на изображениях, полученных из идентичных мест в контрлатеральном полушарии. Подсчитывали нейроны в срезах мозга, взятых у каждого животного, при Bregma 1,7 и Bregma -0,3. Звездочки обозначают существенное отличие от имитационного (p b 0,05), а символы решетки обозначают существенное отличие от физиологического раствора (p b 0,05). (C) Средняя (± SEM) относительная площадь, показывающая окрашивание MBP в ипсилатеральном полушарии из тех же полей зрения, что и (B).Положительная область MBP была измерена на трех изображениях, полученных из полосатого тела каждого ипсилатерального полушария с использованием программного обеспечения Image J, и это значение было нормализовано к площади, измеренной на изображениях, собранных из идентичных мест в контралатеральном полушарии. Окрашивание MBP измеряли в срезах мозга, взятых у каждого животного, при Bregma 1,7 и Bregma -0,3. Звездочка обозначает существенное отличие от имитации (p b 0,05), а символ фунта указывает на существенное отличие от физиологического раствора (p b 0,05). Для всех условий n ≥ 6.

    360

    C. Katnik et al. / Neurobiology of Disease 62 (2014) 354–364

    Было получено

    результатов между четырьмя отдельными терапевтическими группами для этих двух тестов, а также для результатов тестов пассивного избегания (дополнительный рис. 1). Напротив, в двух тестах измерялись значимые поведенческие дефекты, вызванные ударом, — тест на силу захвата и тест на повышенное качание тела (EBST). В обоих случаях отмечалось функциональное улучшение после инсульта, когда лечение афобазолом было начато через 24 часа после операции.Фиг. 7A показывает гистограмму относительной силы захвата, измеренной для различных испытательных групп. Соотношение силы захвата для животных сравнивали с использованием уравнения: послеоперационная (левая сила / правая сила) / до операции (левая сила / правая сила). Это соотношение учитывает любые изменения силы, вызванные повреждением нейронов или повреждением периферических тканей (например, мышцы, разрезанные для доступа к кровеносным сосудам для операции), а также ручность. Данные показывают, что как животные MCAO, обработанные физиологическим раствором, так и животные, получавшие предварительную обработку афобазолом, уменьшили силу левой передней конечности по сравнению с животными-симуляторами.Однако у животных, получавших афобазол после операции, ишемическое повреждение не оказало значительного влияния на силу захвата по сравнению с животными, подвергшимися имитационной хирургии (рис. 7A). Для дальнейшего тестирования моторных изменений, произведенных MCAO, использовалась EBST. Средний процент исходной систематической ошибки показан на рис. 7B. Крысы демонстрируют маневренность, которую мы принимаем во внимание при определении предоперационной предвзятости. Все группы показали увеличение систематической ошибки после операции. Однако животные, обработанные солевым раствором MCAO, показали значительно большую систематическую ошибку, чем животные, обработанные ложным раствором.Это смещение соответствует травме правого полушария головного мозга. В отличие от животных, получавших MCAO, получавших физиологический раствор, животные, получавшие афобазол (как до лечения, так и после инсульта), не демонстрировали значительного увеличения систематической ошибки по сравнению с животными-симуляторами. Более того, лечение афобазолом после инсульта привело к статистически значимому снижению систематической ошибки по сравнению с животными, получавшими физиологический раствор (рис. 7B). Эти данные свидетельствуют о том, что лечение афобазолом вызывало снижение функционального дефицита из-за ишемического инсульта.Лечение афобазолом в отсроченные моменты времени приводит к долгосрочному уменьшению объема инфаркта.

    Рис. 5. Ингибирование сигма-рецептора блокирует опосредованное афобазолом снижение нейродегенерации после MCAO. (A) Гистограмма среднего (+ SEM) положительного объема флуоро-нефрита, измеренного от ипсилатерального полушария (от Bregma 1,7 до Bregma -3,3) и нормализованного к контралатеральному полушарию (ипсилатеральный положительный объем флуоро-нефрита / общий объем контралатерального полушария). Данные представлены как процент полушария, положительный для Fluoro-Jade.Животные были подвергнуты фиктивной хирургии (Sham, 3 мг / кг афобазола, n = 8) или хирургии MCAO и получали носитель (физиологический раствор, n = 13), 3 мг / кг афобазола (Afob, n = 15), 30 мг / кг. BD 1063 (BD, n = 5), 1 мг / кг SM-21 (SM, n = 7), 3 мг / кг афобазола + 30 мг / кг BD 1063 (Afob + BD, n = 8) и 3 мг / кг. кг афобазола + 1 мг / кг СМ-21 (Афоб + СМ, n = 5). Звездочки обозначают существенное отличие от имитации, а символы решетки указывают на существенное отличие от физиологического раствора (p b 0,05 для всех). (B) Гистограмма среднего (± SEM) относительного объема инфаркта, определенного путем деления объема инфаркта для каждого состояния, указанного соответствующим контролем (т.е.е. Физиологический раствор / физиологический раствор, Афоб / Физиологический раствор, [Афоб + BD] / BD и [Афоб + SM] / SM). Символы звездочки и решетки обозначают существенное отличие от групп с физиологическим раствором и Afob + SM, соответственно (p b 0,03 для обоих).

    Лечение афобазолом в отсроченные сроки после инсульта улучшает долгосрочные функциональные результаты. Чтобы определить, влияет ли лечение афобазолом на функциональное восстановление после MCAO, поведенческие эксперименты были проведены через 28–32 дня после инсульта. Было проведено пять различных тестов для оценки двигательных навыков и памяти у животных, как указано в разделе о методах.Результаты двух тестов, вращающегося стержня и шага, не показали разницы между характеристиками, измеренными до инсульта и измеренными через месяц после инсульта для группы MCAO, обработанной физиологическим раствором. Кроме того, не было проведено никаких различий в экспериментах

    , чтобы определить, влияет ли афобазол на долгосрочную потерю мозговой ткани, вызванную ишемическим инсультом. Срезы мозга животных, использованные для поведенческого тестирования, окрашивали тионином для идентификации живых участков тканей. Сравнивая ипсилатеральный и контралатеральный срезы, можно было рассчитать объем инфаркта для животных в области Bregma 1.7 до Bregma −3,3. На фиг. 8А показаны репрезентативные микрофотографии окрашенных тионином срезов мозга. Выраженное повреждение головного мозга наблюдали почти у всех животных, получавших MCAO-физиологический раствор, по сравнению с животными-симуляторами. У животных, получавших афобазол после инсульта, отмечалось меньше травм. Количественная оценка повреждения продемонстрировала потерю b3% в мозговой ткани в ипсилатеральном полушарии у животных, получавших имитацию (рис. 8B). У животных MCAO, получавших только физиологический раствор, потеря мозговой ткани увеличивалась в 6 раз, и это увеличение было статистически значимым.Однако применение афобазола после инсульта уменьшало травмы, так что объем инфаркта статистически не отличался от группы, получавшей имитацию (рис. 8B). Обсуждение Основное открытие, о котором сообщается здесь, заключается в том, что агонист σ-рецепторов, афобазол, который в настоящее время клинически используется в России для лечения тревожности, снижает риск инсульта в отсроченные моменты времени в модели ишемического инсульта на крысах MCAO. Наши данные показывают, что афобазол действует через рецепторы σ-1 и σ-2, уменьшая объем инфаркта, и что уменьшение повреждения включает защиту как нейронов, так и глиальных клеток.Афобазол эффективен в дозах, аналогичных тем, которые используются при исследованиях тревожности у животных, и успешно снижает объем инфаркта, даже когда препарат первоначально вводили уже через 48 часов после инсульта. В отличие от других σ-агонистов, таких как DTG или SA4503, которые не дали долгосрочного эффекта, лечение афобазолом способствует функциональному восстановлению и

    C. Katnik et al. / Нейробиология болезней 62 (2014) 354–364

    361

    Рис. 6. Афобазол увеличивает долгосрочную выживаемость у животных после ишемического инсульта.(A) График среднего (± SEM) относительного веса как функции времени для животных, перенесших ложную операцию (Sham) или MCAO и обработанных носителем (физиологический раствор) или афобазолом 3 мг / кг (предварительная обработка, лечение после инсульта) . Вес каждого животного был приведен к весу непосредственно перед операцией. Двусторонний дисперсионный анализ (ANOVA) указывает на значительную разницу между Sham и всеми группами MCAO (p b 0,001 для всех). (B) Лог-ранговый анализ выживаемости Каплана-Мейера для животных, перенесших имитацию операции (Sham) или MCAO и обработанных носителем (физиологический раствор) или афобазолом 3 мг / кг (до лечения, после инсульта).Все животные получали внутрибрюшинные инъекции физиологического раствора или афобазола 3 раза / сут. Инъекции были начаты за неделю до операции (имитация или MCAO). Группа до лечения получала афобазол за одну неделю до операции. Все остальные группы получали физиологический раствор перед операцией. Существенная разница наблюдалась между всеми группами и группой, получавшей физиологический раствор (имитация, n = 16, p b 0,05; предварительная обработка, n = 28, p b 0,05; постинсульт, n = 30, p b 0,02; физиологический раствор, n = 32).

    уменьшает размер инфаркта. Важно отметить, что более высокие показатели долгосрочной выживаемости наблюдались у животных, получавших афобазол.Было обнаружено, что применение афобазола в дозах от 0,3 до 3 мг / кг (от 0,9 до 9 мг / кг / день) значительно снижает объем инфаркта при первой инъекции препарата животному через 24 часа после инсульта. В моделях тревожности у животных афобазол обычно используется в дозах до 20 мг / кг (Кожечкин, 2003). Более того, в исследованиях, посвященных изучению анксиолитических свойств афобазола у людей, обычно используется 15–30 мг / день, а в литературе сообщается о дозах до 60 мг / день (Медведев и др., 2007). Таким образом, афобазол оказывает нейропротекторное действие в диапазоне доз, который соответствует тому, что сообщалось в литературе по лечению тревоги, и тем, что было определено как безопасное для людей.Такое совпадение терапевтического диапазона согласуется с тем фактом, что определенные мишени афобазола, такие как ASIC1a, участвуют как в инсульте, так и в тревожном состоянии (Cuevas et al., 2011a; Wemmie et al., 2004; Xiong et al., 2004). ). Зависимость наблюдаемой эффективности афобазола при лечении инсульта от времени позволяет предположить, что некоторая польза может быть получена при профилактическом применении препарата. Наблюдалось уменьшение объема инфаркта из-за увеличения выживаемости как нейронов, так и олигодендроглиальных клеток через 96 часов после инсульта, что было больше, чем уменьшение, наблюдаемое при начале лечения через 3, 6 и 12 часов после инсульта.Предыдущая работа с агонистом сигма-рецепторов DHEA показала, что предварительное лечение этим препаратом увеличивало повреждение после ишемии (Li et al., 2009), но для афобазола такой эффект не был отмечен. В то время как предварительное лечение афобазолом показало преимущества в модели MCAO, лечение афобазолом в ранние моменты времени после инсульта (≤6 ч) не привело к уменьшению объема инфаркта или увеличению выживаемости глиальных клеток, что определялось окрашиванием Fluoro-Jade и MBP, соответственно. . Однако количество жизнеспособных ядер нейронов, обнаруженных через 96 часов после инсульта, увеличивалось даже при применении афобазола уже через 3 часа после инсульта.Важно отметить, что, в отличие от ДГЭА, который был признан нейротоксичным при применении в ранние моменты времени после инсульта (Li et al., 2009), при лечении афобазолом не было отмечено увеличения гибели клеток в любой момент времени. Было показано, что в отсроченные моменты времени афобазол уменьшал объем инфаркта, когда лекарственное лечение было начато уже через 48 часов после инсульта. Это наблюдение предполагает, что лечение афобазолом значительно расширит терапевтическое окно для эффективного лечения инсульта. В настоящее время единственный доступный препарат для лечения острого инсульта, tPA, должен быть применен в течение 4 месяцев.5 ч от начала инсульта из-за высокого риска внутримозгового кровоизлияния

    при введении по истечении этого периода времени (Lees et al., 2010). Представленные здесь данные демонстрируют, что афобазол снижает гибель как нейронов, так и глиальных клеток, что необходимо для эффективного лечения инсульта у людей. Наше наблюдение согласуется с предыдущими открытиями in vitro, которые показали, что афобазол может спасать как нейроны, так и глиальные клетки от гибели, вызванной ишемией (Cuevas et al., 2011a, 2011b). Стриатум является одной из основных областей повреждения, вызванной MCAO, и в этой области происходит дегенерация как нейронов, так и глиальных клеток (Butler et al., 2002). Применение афобазола увеличивало мечение как NeuN, так и MBP, указывая на то, что восстанавливаются и нейроны, и глиальные клетки. Более того, распределение маркировки после применения афобазола было аналогично тому, которое наблюдалось в контрольной группе Sham, что указывает на сохранение отчетливой архитектуры полосатого тела. Эти данные свидетельствуют о том, что белое вещество защищено афобазолом. Сохранение белого вещества должно быть компонентом любой эффективной терапии инсульта, поскольку повреждение белого вещества часто возникает после ишемического повреждения головного мозга (Dewar et al., 2003) и коррелирует с плохими исходами после инсульта (Леонардс и др., 2012). Наша лаборатория показала, что афобазол снижает гибель нейронов и глиальных клеток, вызванную ишемией in vitro, за счет активации сигма-рецепторов (Cuevas et al., 2011a, 2011b). Эксперименты, проведенные здесь с агонистами, селективными по подтипу σ-рецепторов, подтверждают, что in vivo эффекты афобазола после инсульта также зависят от активации σ-рецепторов. Когда афобазол применялся с антагонистом рецептора σ-1, BD 1063 (10 мг / кг), в дозе, используемой для ингибирования эффектов, опосредованных рецептором σ-1 in vivo (Matsumoto et al., 1995, 2001; McCracken et al., 1999), афобазол не смог значительно уменьшить объем инфаркта через 96 часов после инсульта. Точно так же наши данные демонстрируют, что применение антагониста σ-2, SM-21 (1 мг / кг) блокировало положительные эффекты афобазола после инсульта в дозе, соответствующей опосредованной σ-2 рецептором активности (Matsumoto and Mack, 2001; Мацумото и др., 2007). Максимальное снижение ударного объема, наблюдаемое через 96 ч после инсульта при применении афобазола, составило 68 ± 12%, что вызвано дозой 3 мг / кг, вводимой 3 раза в день.Это уменьшение объема инфаркта аналогично тому, о котором сообщалось для пан-селективного агониста сигма-рецепторов, DTG, когда это лекарство также применялось через 24 часа после инсульта (Ajmo et al., 2006). Точно так же афобазол и DTG уменьшали повреждение белого вещества через 96 часов после инсульта (Leonardo et al., 2010). Однако терапевтические преимущества DTG недолговечны, и, по-видимому, он только задерживает клеточное повреждение после инсульта

    362

    C. Katnik et al. / Нейробиология болезней 62 (2014) 354–364

    Рис.7. Афобазол ускоряет функциональное восстановление после ишемического инсульта. (A) Гистограмма средней (± SEM) относительной силы захвата для каждой из тестовых групп. Относительную силу захвата определяли с использованием следующего уравнения: послеоперационная (левая сила / правая сила) / до операции (левая сила / правая сила). Звездочки обозначают существенное отличие от Sham (для обоих p b 0,05). Шам, n = 8; Физиологический раствор, n = 10; Предварительная обработка, n = 17, Последующая обработка, n = 18. (B) Гистограмма среднего (± SEM) процентного отклонения от исходного уровня, наблюдаемого для теста с повышенным качанием тела (EBST).На каждой крысе было проведено 20 испытаний. Исходный уровень был установлен за неделю до операции, а послеоперационное тестирование проводилось через 28–32 дня после хирургической процедуры. Данные были проанализированы с помощью теста Краскела-Уоллиса, а затем теста Манна-Уитни. Звездочка обозначает существенное отличие от Sham (p b 0,03). Символ фунта указывает на значительную разницу между постобработкой и физиологическим раствором (p b 0,05). Шам, n = 8; Физиологический раствор, n = 10; Предварительная обработка, n = 17, Последующая обработка, n = 18).

    (Леонардо и др., 2010). Через месяц после ишемического повреждения объемы инфаркта у животных, получавших DTG и носитель, были одинаковыми (Leonardo et al., 2010). Напротив, данные, представленные здесь, демонстрируют, что уменьшение объема инфаркта, вызванного афобазолом, наблюдается даже через 28–32 дня после инсульта. Как и DTG, агонист рецептора σ-1, SA4503, который недавно был предложен для улучшения восстановления поведения у крыс после MCAO, не смог уменьшить объем инфаркта через месяц после инсульта (Ruscher et al., 2011). Другие агонисты сигма-рецепторов, которые были изучены для терапии инсульта и показали некоторые перспективы, включая PPBP (Takahashi et al., 1996), были исследованы только в более короткие сроки, и, таким образом, их долгосрочные преимущества остаются неизвестными.Недавние данные нашей лаборатории также показали, что афобазол превосходит DTG в защите нейронов в других моделях повреждений, таких как воздействие амилоида β25–35 (Behensky et al., 2013). Таким образом, преимущества одного σ-лиганда не могут быть экстраполированы, чтобы указать на эффект класса.

    Помимо уменьшения травм, долгосрочные эффекты афобазола после MCAO также включают повышение выживаемости. В наших долгосрочных исследованиях выраженная травма, вызванная MCAO, привела к значительной потере веса и смерти значительного числа животных.Потеря веса может быть частично объяснена перерезкой наружной мозговой артерии, необходимой для операций Sham и MCAO. Перерыв этой артерии вызывает ишемическую миопатию височных мышц, которая ухудшает жевание и глотание, может нарушить пищевое и питьевое поведение и даже может привести к смерти (Dittmar et al., 2005). Этот эффект, вероятно, объясняет потерю веса и смерть, наблюдаемые в нашей контрольной группе Sham. Однако животные MCAO, получавшие только носитель, испытали большую потерю веса и показали более высокие показатели смертности, чем имитирующие животные, что указывает на неблагоприятные эффекты, конкретно связанные с окклюзией средней мозговой артерии.В то время как лечение афобазолом не уменьшало потерю веса, афобазол увеличивал выживаемость, так что животные, получавшие препарат либо до инсульта, либо через 24 часа после MCAO, имели показатели выживаемости, сравнимые с контрольной группой Sham и значительно выше, чем животные MCAO, получавшие только носитель. Насколько нам известно, это первый пример увеличения выживаемости после MCAO из-за применения агониста сигма-рецепторов. Уменьшение структурных повреждений, о которых здесь сообщалось после применения афобазола в отсроченные моменты времени, также было связано с лучшими поведенческими результатами, с отмеченным улучшением мышечной силы, нервно-мышечной интеграции и уменьшением моторной асимметрии.У крыс, получавших афобазол через 24 часа после инсульта, наблюдалось увеличение силы захвата контралатеральной передней лапы, пораженной MCAO. Этот тест оценивает мышечную силу и нервно-мышечную интеграцию с использованием рефлекса захвата передних лап (Meyer et al., 1979) и ранее использовался для скрининга соединений, которые улучшают долгосрочное поведенческое восстановление после церебральной ишемии (Erdo et al., 2006) . В отличие от афобазола, агонист рецептора σ-1, SA4503, не может улучшить силу захвата уже через неделю после MCAO (Ruscher et al., 2012). Применение афобазола в отсроченные моменты времени также уменьшало асимметричное двигательное поведение, вызванное очаговой ишемией. Через месяц после MCAO наблюдалось значительное снижение систематической ошибки EBST у животных, получавших афобазол. Повышенное смещение EBST является индикатором моторной асимметрии, часто возникающей после одностороннего ишемического повреждения (Borlongan et al., 1998). Предыдущие исследования с использованием пан-селективного агониста сигма-рецепторов, DTG, после MCAO не выявили какого-либо снижения систематической ошибки EBST (Leonardo et al., 2010). Таким образом, афобазол превосходит другие агонисты сигма-рецепторов в плане смягчения последствий длительного инсульта. Сообщается, что долгосрочные поведенческие исследования, хотя и предоставляют важную доклиническую информацию, затрудняются тем фактом, что животные, перенесшие наиболее тяжелые инсульты и, следовательно, имеющие наиболее серьезные поведенческие дефекты, имеют самые высокие показатели смертности (Modo et al. , 2000; Райан и др., 2006). Более критические животные часто не доживают до окончательной поведенческой оценки в долгосрочных исследованиях (Modo et al., 2000; Райан и др., 2006). Наши данные, показывающие улучшение поведенческих и морфологических результатов через месяц после инсульта, особенно важны в свете увеличения выживаемости, вызванного афобазолом. Многие животные в группе физиологического раствора с наиболее тяжелой травмой умерли до окончательной оценки, и поэтому поведенческие и гистохимические данные животных, получавших физиологический раствор, вероятно, были искажены в сторону лучших результатов. Смерть серьезно травмированных животных, вероятно, также способствует большему объему инфаркта, обнаруженному через 96 часов по сравнению с одним месяцем после инсульта во всех группах MCAO.В заключение, было обнаружено, что афобазол эффективно снижает ишемическое повреждение при введении либо до инсульта, либо в отсроченные моменты времени, а также снижает гибель нейронов и глиальных клеток. Афобазол увеличивал выживаемость животных и уменьшал травмы при дозах, близких к тем, которые используются в настоящее время для лечения тревожности у людей. Улучшенные морфологические результаты сочетаются с улучшенным поведенческим восстановлением, а преимущества афобазола долговременны. Наши результаты показывают, что афобазол обладает значительным потенциалом в качестве нового средства для лечения инсульта у людей с целью расширения окна лечения за пределы нынешних 4.5 ч. Дополнительные данные к этой статье можно найти в Интернете по адресу http: // dx. doi.org/10.1016/j.nbd.2013.10.011.

    C. Katnik et al. / Нейробиология болезней 62 (2014) 354–364

    363

    Рис. 8. Длительное снижение ударного объема наблюдается после применения афобазола. (A) Микрофотографии окрашенных тионином срезов головного мозга, собранных в Bregma 1,7 и Bregma -0,3 от крыс, подвергшихся имитационной хирургии и которым вводили афобазол (Sham) в дозе 3 мг / кг, MCAO и вводили только носитель (физиологический раствор) или MCAO и вводили 3 мг / кг афобазола после инсульта (Афобазол).(B) Гистограмма среднего объема инфаркта, определенного на срезах мозга, окрашенных тионином. Объем определяли путем сравнения ипсилатерального полушария с контралатеральным полушарием. Лечение афобазолом (3 мг / кг) было начато за 7 дней до MCAO (до лечения) или через 24 часа после инсульта (после лечения) и продолжалось в течение 30–35 дней испытания. Звездочки указывают на существенное отличие от Sham (p b 0,02). Шам, n = 8; Физиологический раствор, n = 10; Предварительная обработка, n = 17, Последующая обработка, n = 18.

    Финансирование Эта рукопись была поддержана грантами от IBC Generium для JC.Вклад авторов Участвовал в разработке исследования: CK, AAB, IEY, AMS, SBS, AVP, AW, JC. Проведенные эксперименты: CK, AG, AAB, SS, JM, JC. Проведенный анализ данных: CK, AG, SS, JM, AW, JC. Написал или участвовал в написании рукописи: CK, AAB, IEY, AW, JC. Благодарности Мы благодарим Nivia Cuevas, R.Ph., за комментарии к черновику этой рукописи. Ссылки Ajmo Jr., C.T., Vernon, D.O., Collier, L., Pennypacker, K.R., Cuevas, J., 2006. Активация сигма-рецептора уменьшает размер инфаркта через 24 часа после постоянной окклюзии средней мозговой артерии у крыс.Curr. Neurovasc. Res. 3, 89–98. Аллен, Н.Б., Кальтенбах, Л., Гольдштейн, Л. Руководящие принципы – Инсульт 2003–2010 гг. Инсульт 43, 1858–1864 гг. Байкова В.С., Кадников И.А., Воронин М.В., Ганшина Т.С., Гнездилова А.В., Горбунов А.А., Мирзоян П.С., Середенин С.Б., 2011. Влияние афобазола на содержание нейротрансмиттерных аминокислот в стриатуме в глобальных переходных условиях. ишемия.Бык. Exp. Биол. Med. 151, 593–596. Бехенски, А.А., Ясный, И.Е., Шустер, А.М., Середенин, С.Б., Петров, А.В., Куэвас, Дж., 2013. Активация рецепторов сигма-1 афобазолом модулирует нейронные ответы на амилоидбета25-35. J. Pharmacol. Exp. Ther. 347, 468–477. Borlongan, C.V., Hida, H., Nishino, H., 1998. Ранняя оценка двигательных дисфункций способствует успешной окклюзии средней мозговой артерии. Нейроотчет 9, 3615–3621. Батлер, Т.Л., Кассед, К.А., Санберг, П.Р., Уиллинг, А.Э., Пеннипакер, К.Р., 2002. Нейродегенерация в гиппокампе и полосатом теле крысы после окклюзии средней мозговой артерии. Brain Res. 929, 252–260. Куэвас, Дж., Бехенски, А., Дэн, В., Катник, К., 2011a. Афобазол модулирует ответ нейронов на ишемию и ацидоз за счет активации рецепторов сигма-1. J. Pharmacol. Exp. Ther. 339, 152–160. Куэвас, Дж., Родригес, А., Бехенски, А., Катник, К., 2011b. Афобазол модулирует функцию микроглии за счет активации рецепторов сигма-1 и сигма-2. J. Pharmacol. Exp. Ther.339, 161–172. Дьюар Д., Андерхилл С.М., Голдберг М.П., ​​2003. Олигодендроциты и ишемическое повреждение головного мозга. J. Cereb. Blood Flow Metab. 23, 263–274.

    Dittmar, MS, Vatankhah, B., Fehm, NP, Retzl, G., Schuierer, G., Bogdahn, U., Schlachetzki, F., Horn, M., 2005. Роль разреза ECA в развитии жевательных повреждений в модели филамента MCAO. Exp. Neurol. 195, 372–378. Erdo, F., Berzsenyi, P., Nemet, L., Andrasi, F., 2006. Talampanel улучшает функциональный дефицит после временной фокальной церебральной ишемии у крыс.30-дневное последующее исследование. Brain Res. Бык. 68, 269–276. Галаева И.П., Гарибова Т.Л., Воронина Т.А., Середенин С.Б., 2005. Нейропротекторные эффекты афобазола при экспериментальном кровоизлиянии в мозг. Бык. Exp. Биол. Med. 140, 535–537. Гелардини, К., Галеотти, Н., Бартолини, А., 2000. Фармакологическая идентификация SM-21, нового антагониста сигма (2). Pharmacol. Biochem. Behav. 67, 659–662. Кожечкин, С.Н., 2003. Сравнительная электроэнцефалографическая оценка анксиолитиков афобазола и диазепама у инбредных крыс MR и MNRA с разным уровнем тревожности.Эксп. Клин. Фармакол. 66, 38–41. Лис, К.Р., Блумки, Э., фон Куммер, Р., Бротт, Т.Г., Тони, Д., Гротта, Дж.К., Альберс, Г.В., Касте, М., Марлер, мл., Гамильтон, С.А., Тилли, Британская Колумбия, Дэвис , С. М., Доннан, Г. А., Хак, В., Аллен, К., Мау, Дж., Мейер, Д., дель Зоппо, Г., Де Сильва, Д. А., Мясник, К. С., Парсонс, М. В., Барбер, Пенсильвания, Леви К., Бладин К., Бирнс Г., 2010. Время до лечения внутривенной альтеплазой и исход при инсульте: обновленный объединенный анализ исследований ECASS, ATLANTIS, NINDS и EPITHET.Ланцет 375, 1695–1703. Леонардо, К.С., Холл, А.А., Коллиер, Л.А., Грин, С.М., Виллинг, А.Е., Пеннипакер, К.Р., 2010. Введение агониста сигма-рецептора задерживает вызванную MCAO нейродегенерацию и повреждение белого вещества. Пер. Stroke Res. 1, 135–145. Леонардс, С.О., Ипсен, Н., Мальцан, У., Фибах, Дж. Б., Эндрес, М., Эбингер, М., 2012. Тяжесть поражения белого вещества у пациентов с легким острым ишемическим инсультом и функциональный результат через 1 год. Инсульт 43, 3046–3051. Ли, З., Цуй, С., Чжан, З., Чжоу, Р., Ге, Ю., Сокабе, М., Чен, Л., 2009. ДГЭА-нейропротекция и нейротоксичность после транзиторной церебральной ишемии у крыс. J. Cereb. Blood Flow Metab. 29, 287–296. Мацумото, Р.Р., Мак, А.Л., 2001. (+/–) — SM 21 ослабляет судорожные и двигательные стимулирующие эффекты кокаина у мышей. Евро. J. Pharmacol. 417, R1 – R2. Мацумото, Р. Р., Боуэн, В. Д., Том, М. А., Во, В. Н., Труонг, Д. Д., Де Коста, Б. Р., 1995. Характеристика двух новых лигандов сигма-рецепторов: антидистонические эффекты у крыс предполагают антагонизм сигма-рецепторов.Евро. J. Pharmacol. 280, 301–310. Мацумото, Р.Р., Маккракен, К.А., Фридман, М.Дж., Поу, Б., Де Коста, Б.Р., Боуэн, В.Д., 2001. Конформационно ограниченные аналоги BD1008 и антисмысловой олигодезоксинуклеотид, нацеленные на рецепторы сигма1, вызывают у мышей антикокаиновый эффект. Евро. J. Pharmacol. 419, 163–174. Мацумото, Р.Р., Поу, Б., Мак, А.Л., Дэниелс, А., Куп, А., 2007. Влияние UMB24 и (+/-) — SM 21, предполагаемых антагонистов, предпочитающих сигма2, на поведенческие токсические и стимулирующие эффекты кокаина у мышей.Pharmacol. Biochem. Behav. 86, 86–91. Маккракен, К.А., Боуэн, В.Д., Мацумото, Р.Р., 1999. Новые лиганды сигма-рецепторов ослабляют стимулирующие двигательные эффекты кокаина. Евро. J. Pharmacol. 365, 35–38. Медведев В.Е., Троснова А.П., Добровольский А.В., 2007. Психофармакотерапия тревожных расстройств у пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями: применение афобазола. Ж. Невропатол. Психиатр. Я. Корсакова С.С. 107, 25–29. Мейер, О.А., Тилсон, Х.А., Берд, В.К., Райли, М.Т., 1979. Метод рутинной оценки силы хвата передними и задними конечностями крыс и мышей.Neurobehav. Toxicol. 1, 233–236. Modo, M., Stroemer, R.P., Tang, E., Veizovic, T., Sowniski, P., Hodges, H., 2000. Неврологические последствия и долгосрочная оценка поведения крыс с преходящей окклюзией средней мозговой артерии. J. Neurosci. Методы 104, 99–109.

    364

    C. Katnik et al. / Нейробиология болезней 62 (2014) 354–364

    Ruscher, K., Shamloo, M., Rickhag, M., Ladunga, I., Soriano, L., Gisselsson, L., Toresson, H., Ruslim- Литрус, Л., Оксенберг, Д., Урфер, Р., Йоханссон, Б. Б., Николич, К., Велох, Т., 2011. Рецептор сигма-1 повышает пластичность мозга и функциональное восстановление после экспериментального инсульта. Мозг 134, 732–746. Ruscher, K., Inacio, AR, Valind, K., Rowshan Ravan, A., Kuric, E., Wieloch, T., 2012. Эффекты агониста рецептора сигма-1 1- (3,4-диметоксифенетил) — Дигидрохлорид 4- (3-фенилпропил) пиперазина при воспалении после инсульта. PLoS One 7, e45118. Райан, К.Л., Дусетт, Т.А., Гилл, Д.А., Лэнгдон, К.Д., Лю, Ю., Перри, М.А., Таскер, Р.A., 2006. Усовершенствованный протокол послеоперационного ухода позволяет обнаруживать долгосрочные функциональные нарушения после операции MCAo у крыс. J. Neurosci. Методы 154, 30–37. Середенин С.Б., Романова Г.А., Шакова Ф.М., 2008. Нейропротекторное действие афобазола на крыс с двусторонним локальным фототромбозом сосудов префронтальной коры. Бык. Exp. Биол. Med. 145, 207–209.

    Takahashi, H., Kirsch, JR, Hashimoto, K., London, ED, Koehler, RC, Traystman, RJ, 1996. PPBP [4-фенил-1- (4-фенилбутил) пиперидин] уменьшает травмы головного мозга после кратковременных очаговая ишемия у крыс.Инсульт 27, 2120–2123. Wemmie, J.A., Coryell, M.W., Askwith, C.C., Lamani, E., Leonard, A.S., Sigmund, C.D., Welsh, M.J., 2004. Избыточная экспрессия кислоточувствительного ионного канала 1a у трансгенных мышей усиливает приобретенное поведение, связанное со страхом. Proc. Natl. Акад. Sci. США. 101, 3621–3626. ВОЗ, 2011.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *