Содержание

Атрибуция — rggusf.ru — Отдыхать тоже нужно

Когда причины поведения другого человека неизвестны, средством объяснения поведения (и вообще социального явления) выступает приписывание, т. е. осуществляется своеобразное достраивание информации. Атрибуция – это процесс восприятия «наивным психологом» причин поведения и его результатов, позволяющий человеку придать смысл окружающему. Ввел термин и исследовал каузальную (причинную) атрибуцию Ф. Хайдер. Согласно каузальной (причинной) атрибуции восприятие человеком поведения других в значительной степени определяется тем, что он считает причиной этого поведения. Причины поведения обычно объясняют индивидуальными (личностными) особенностями либо ситуацией, в которой проявлялось поведение, либо их комбинацией.

Диспозиционная (личностная, внутренняя, интернальная) атрибуция подчеркивает некоторые аспекты (способности, навыки, мотивы) индивида, а ситуационная (внешняя, экстернальная) атрибуция

акцентирует влияние внешней среды на поведение (опоздание на работу объяснить снежными заносами на дороге). Таким образом мы оцениваем поведение других на основании воспринимаемых нами мотивов и намерений. Работа Хайдера послужила концептуальной основой для более общего подхода, известного как теория атрибуции. Современные теории атрибуции, занимаясь проблемами социального восприятия, фактически пытаются объяснить (понять, познать), каким образом приписывают характеристики и качества другим людям. Акт атрибуции представляет собой приписывание или наделение какими-то характеристиками (или чертами, эмоциями, мотивами и т. д.) себя или другого человека. Термин представляет не столько формальную теорию, сколько общий подход в социальной психологии и психологии личности, согласно которому поведение изучается в свете этой концепции. Используя положение
гештальт-психологии
о том, что информация, приобретенная в ходе прошлого опыта наблюдателя, играет важную роль в обработке новых данных, теории атрибуции утверждают, что в социальных ситуациях наблюдается следующая последовательность: человек наблюдает поведение другого человека, делая логический вывод о намерениях этого человека, основываясь на воспринятых данных, и затем приписывает ему какие-то скрытые мотивы, которые согласуются с этим поведением.
Имеется много вариаций на эту тему, включая теорию самовосприятия, в которой представление человека о самом себе рассматривается в рамках такого теоретического подхода.

Фундаментальная ошибка атрибуции – склонность людей игнорировать ситуационные причины действий и их результатов в пользу диспозиционных (личностных). Эта ошибка не носит абсолютного характера (она не универсальна, не всегда проявляется, не при любых обстоятельствах, ее можно научить распознавать и устранять) (4.1). Условиями возникновения фундаментальной ошибки атрибуции

являются :

• «Ложное согласие» – это переоценка типичности своего поведения (своих чувств, верований, убеждений), выражающаяся в том, что наблюдатель считает свою точку зрения единственно верной («нормальной»), которая должна быть свойственна всем людям, а любое отклонение от нее связано с личностью наблюдаемого (деятеля).

• «Неравные возможности» – это непринятие в расчет ролевой позиции действующего (наблюдаемого) лица. Каждый человек играет множество ролей, и некоторые его роли позволяют легче самовыразиться и проявиться позитивным качествам. Именно этот механизм включается при атрибуции в ситуациях руководитель– подчиненный.

• «Игнорирование информационной ценности неслучившегося». Информация о «неслучившемся» – о том, что человек «не сделал», может быть основанием для оценки поведения, но именно она часто опускается, поскольку наблюдатель поверхностно воспринимает только «случившееся».

• «Большее доверие к фактам, чем к суждениям». Первый взгляд всегда обращен к «более выпуклому» факту – к личности («фигуре»), а ситуацию («фон») еще следует определить. Здесь срабатывает механизм фокусировки восприятия «фигура-фон».

• «Легкость построения ложных корреляций».

Этот феномен положен в основу имплицитных теорий личности и состоит в том, что наивный наблюдатель произвольно соединяет какие-либо две личностные черты как обязательно сопутствующие друг другу. Особенно часто осуществляется произвольная связка внешних черт и психологических свойств, что ускоряет и упрощает процесс атрибуции (например, все полные люди – добрые, все мужчины руководители невысокого роста – властолюбивы и т. д.).

4.1. Фундаментальная ошибка атрибуции

Некоторые социальные нормы в различных культурах

формируют склонность к определенному типу атрибуции (западный индивидуализм – к личностной атрибуции, а восточный коллективизм – к ситуационной).

• «Локус контроля»(внутреннего или внешнего) влияет на то, как люди (интерналы или экстерналы) «видят мир», в частности предпочитаемый ими тип атрибуции: интерналы чаще используют личностную атрибуцию, а экстерналы – ситуационную.

• Тенденциозность «деятеля-наблюдателя» проявляется в существенном различии их перцептивных позиций, которые выражаются в том, что они: а) обладают различным уровнем информации: наблюдатель мало знает ситуацию, а деятель действует на основе своего опыта в развивающейся во времени ситуации; б) обладают разным «углом зрения» на наблюдаемое, т.

е. у них различный перцептивный фокус: для наблюдателя фоном является ситуация, а деятель – фигурой, а для деятеля ситуация является фигурой.

Приписывания и ошибки в этом процессе происходят в случаях, доступных прогнозированию. Исследование Келли атрибутивного процесса выявило три фактора, которые влияют на процесс приписывания и обусловливают поведение:

• консенсус (единодушие) – сколько людей ведут себя так же, как определенный индивид; мы имеем склонность приписывать личные мотивы к неординарному поведению и ситуационные мотивы – поведению, присущему многим;

• преднамеренность – насколько продуманно или необычно поведение индивида в данной ситуации; мы склонны приписывать личные мотивы обдуманному, просчитанному поведению, а ситуационные причины, мотивы – необычному, нестандартному поведению;

• последовательность – насколько последовательно поведение индивида на протяжении всего времени и по сумме всех поступков. Мы склонны приписывать последовательное поведение индивида личным мотивам, а ситуационные причины, обусловившие поведение, – единичным случаям поведения.

Приписывание причины, мотивов данного события личным или ситуационным факторам также зависит от точки зрения индивида, уместности и возможности выбора данного поведения, природы последствий, склонности индивида к ответственности, личной концепции индивида (Я-концепции).

Любой атрибутивный процесс начинается с мотивации человека понять (познать) причины и следствия поступков других людей (и себя самого), а затем предсказать их поведение в будущем, т. е. понять смысл человеческих отношений. Мотивационные ошибки атрибуции представлены различного рода «защитами» (защита собственного Эго, «Я»-концепции), пристрастиями (тенденцией видеть себя в более благоприятном свете, завышением самооценки) и обусловлены субъективной интерпретацией человеком социальной реальности, неизбежно включающей тенденциозность (пристрастность, необъективность) многих суждений.

Значительная заслуга в разработке этой проблемы принадлежит Б. Вайнеру. В центре его внимания – локус (сосредоточение) причинности – способы приписывания причин в ситуациях успеха и неудачи. Он предложил рассматривать три измерения в каждой причине: внутреннее-внешнее; стабильное-нестабильное; контролируемое-некон-тролируемое. Различные сочетания этих измерений дают восемь моделей (возможных комбинаций причин) и являются мотивированной оценкой (успех или неуспех) события. При анализе выполнения задания следует учитывать четыре классических фактора: способности, усилия, трудность задания, успех, от которых, по мнению Вайнера, зависит характер любого действия (табл. 2.4.1).

Таблица 2.4.1

Возможные причинные атрибуции успеха и неудачи

Например, ваши атрибуции по поводу провала на экзамене вероятно окажут воздействие на мотивацию и чувства. Неудача на экзамене по менеджменту может быть объяснена необычными помехами, исходящими извне в случае, если студент ранее отличался хорошими результатами (т.

е. неудача обусловлена внешними факторами), например, он был обеспокоен чиханием рядом сидящего студента (стабильным и не контролируемым фактором). На следующем экзамене больной коллега может и не появиться, либо студент сядет от него подальше.

Модель Вайнера является динамической, т. к. она учитывает, что люди первоначально осуществляют оценку успешности или неуспешности действий, а потом испытывают соответствующие позитивные или негативные эмоции. Затем они совершают причинное атрибутирование исполнению, что, в свою очередь, вызывает более специфичные эмоции (например, гордость за проявленные способности) и повышение ожидаемой эффективности в отношении будущих действий. Вайнер дополнил свою схему (локус ч стабильность ч контролируемость) атрибуцией ответственности, определяющей эмоциональное состояние субъекта и направляющей его поведение.

Модификация общей схемы Вайнера может быть представлена следующим образом:

событие (неудача на экзамене) => эмоциональная реакция на результат => казуальная атрибуция => суждение об ответственности =>эмоциональные состояния (гнев, сочувствие) => поведение.

Манипуляции с двумя наиболее изученными типами причин («внутренние-внешние» и «стабильные-нестабильные») порождают большинство мотивационных ошибок. Приписывание внутренних или внешних причин зависит от статуса воспринимаемого, в случае же оценивания своего поведения – от уровня самооценки. Приписывание стабильных-нестабильных причин тесно связано с признанием успеха-неудачи. Исследования выявили влияние статуса наблюдаемого, уровня способностей, ситуации успеха и неудач на тип применяемой атрибуции (см. 4.2-2.4.4).

4.2. Влияние на атрибуцию статуса воспринимаемого


4.4. Атрибуция успеха-неуспеха в зависимости от способностей

Успехи других людей и свои собственные неудачи люди склонны объяснять ситуативной атрибуцией, а свои успехи и неудачи других людей – личностной атрибуцией. Менеджеру в организации необходимо учитывать тот факт, что подобная зависимость может в определенной степени варьироваться в различных культурных средах.

Типичным для любой организации является наличие конфликтующих предубеждений в атрибуции (особенно успеха и неудач) у менеджеров и их подчиненных, расхождения между которыми следует стремиться уменьшать путем взаимных усилий в попытках объяснения и взаимопонимания поведения в процессах межличностных открытых коммуникаций для создания продуктивной совместной деятельности.

Правильность понимания менеджером ситуации и ее причин существенно влияет на эффективность его действий. Когда менеджеров попросили сказать, в чем они видят причины неэффективности работы своих подчиненных, они чаще называли внутренние факторы (недостаток способностей и усилий), чем внешние (например, недостаточной поддержки). Такие результаты указывают на возможную атрибутивную ошибку – склонность недооценивать влияние ситуационных и переоценивать влияние индивидуальных факторов в оценке поведения других людей. Когда же менеджеров попросили определить причины их собственной неэффективности, подавляющее число отвечающих выбрало внешний, ситуационный фактор – недостаток поддержки. А этот результат указывает на наличие в поведении менеджеров некоторой непроизвольной предвзятости, атрибутивной склонности отрицать собственную ответственность за проблемы эффективности, но принимать ответственность за успех.

Данную ситуацию можно объяснить тем, что на поведение человека оказывает влияние восприятие. Менеджер, который считает, что его подчиненные работают недостаточно эффективно и видит причину в недостатке их усилий, скорее всего таким образом пытается побудить их работать лучше. Возможность же изменения ситуационных факторов (например, устранение принуждения и обеспечение лучшей организационной поддержки) в большинстве случаев игнорируется. Такое отношение не позволяет увеличивать производительность, так как перекладывает всю ответственность на личностный фактор. Интересно, что оценивая свою собственную работу, менеджеры отметили, как они стали бы работать эффективнее при улучшении поддержки. Выяснилось, что они не считали свои собственные способности и желание усердно работать значимым фактором, а в отношении подчиненных учитывали это. К этой ошибке менее склонны высокоэмпатийные люди: они легче «входят» в положение другого и поэтому рассматривают поведение других людей как свое собственное.

Знание законов атрибуции и основных атрибутивных ошибок (или эффектов атрибуции) поможет менеджеру правильно корректировать восприятие себя и своих сотрудников.

Атрибуция

Атрибуция — это процесс восприятия «наивным психологом» причин поведения и его результатов, позволяющий человеку придать смысл окружающему. Диспозиционная (личностная, внутренняя, интернальная) атрибуция подчеркивает некоторые аспекты (способности, навыки, мотивы) индивида, а ситуационная (внешняя, экстернальная) атрибуция акцентирует влияние внешней среды на поведение (опоздание на работу объяснить снежными заносами на дороге). Мы оцениваем поведение других на основании воспринимаемых нами мотивов и намерений. Современные теории атрибуции, занимаясь проблемами социального восприятия, пытаются объяснить (понять, познать), каким образом приписывают характеристики и качества другим людям. Акт атрибуции представляет собой приписывание или наделение какими-то характеристиками (или чертами, эмоциями, мотивами и т. д.) себя или другого человека. Термин представляет не столько формальную теорию, сколько общий подход в социальной психологии и психологии личности, согласно которому поведение изучается в свете этой концепции. Используя положение гештальтпсихологии о том, что оценивается, но вообще часто игнорируется как не имеющая места и поэтому вообще не принимается в расчет, что очень часто приводит к ошибкам в руководстве. Всем известно выражение «молчание — знак согласия» как наиболее простой случай данного феномена. Некоторые социальные нормы в различных культурах формируют склонность к определенному типу атрибуции (западный индивидуализм — к личностной атрибуции, а восточный коллективизм — к ситуационной).  «Локус контроля»  (внутреннего или внешнего) влияет на то, как люди (интерналы или экстерналы) «видят мир», в частности предпочитаемый ими тип атрибуции: интерналы чаще используют личностную атрибуцию, а экстерналы — ситуационную. Тенденциозность «деятеля—наблюдателя» проявляется в существенном различии их перцептивных позиций, которые выражаются в том, что они: а) обладают различным уровнем информации: наблюдатель мало знает ситуацию, а деятель действует на основе своего опыта в развивающейся во времени ситуации; б) обладают разным «углом зрения» на наблюдаемое: для наблюдателя фоном является  ситуация, а деятель — фигурой, а для деятеля ситуация является  фигурой. Три фактора, которые влияют на процесс приписывания и обусловливают поведение: 1. консенсус (единодушие) — сколько людей ведут себя так же, как определенный индивид; мы имеем склонность приписывать личные мотивы к неординарному поведению и ситуационные мотивы — поведению, присущему многим; 2.преднамеренность — насколько продуманно или необычно поведение индивида в данной ситуации; мы склонны приписывать личные мотивы обдуманному, просчитанному поведению, а ситуационные причины, мотивы — необычному, нестандартному поведению; 3.последовательность — насколько последовательно поведение индивида на протяжении всего времени и по сумме всех поступков. Приписывание причины, мотивов данного события личным пли ситуационным факторам также зависит от точки зрения индивида, уместности и возможности выбора данного поведения, природы последствий, склонности индивида к ответственности, личной концепции индивида (Я-концепция). Любой атрибутивный процесс начинается с мотивации человека понять (познать) причины и следствия поступков других людей (и себя самого), а затем предсказать их поведение в будущем, т. е. понять смысл человеческих отношений. Мотивационные ошибки атрибуции представлены различного рода «защитами», пристрастиями (тенденцией видеть себя в более благоприятном свете, завышением самооценки) и обусловлены субъективной интерпретацией человеком социальной реальности, неизбежно включающей тенденциозность (пристрастность, необъективность) многих суждений. Значительная заслуга в разработке этой проблемы принадлежит Б. Вайперу. В центре его внимания — локус (сосредоточение) причинности — способы приписывания причин в ситуациях успеха и неудачи. Он предложил рассматривать три измерения в каждой причине: внутреннее—внешнее; стабильное—нестабильное; контролируемое—неконтролируемое. Различные сочетания этих измерений дают восемь моделей (возможных комбинации причин) и являются мотивированной оценкой (успех или неуспех) события. При анализе выполнения задания следует учитывать четыре классических фактора: способности, усилия, трудность задания, успех, от которых зависит характер любого действия.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Современные теории мотивации.

Теория атрибуции. Основоположником этого подхода к изучению мотивации считается Хайдер. Он предположил, что поведение человека определяется совокупностью вос­принимаемых внутренних и внешних факторов. Акт атрибуции представляет собой приписывание или наделение какими-то характеристиками (или чертами, эмоциями, мотивами и т. д.) себя или другого человека. Атрибуция оказывает большое влияние на отношения людей, поэтому последователи данной теории пытаются, каким образом приписывают характеристики и качества другим людям.

Человек обладает только той информацией, которую он приобрел ранее, поэтом, наблюдая за поведением другого человека, он приписывает ему те мотивы, которые, по его мнению, согласуются с этим поведением. Поэтому при выстраивании отношений с людьми следует помнить о фундаментальной ошибки атрибуции. Она заключается в том, что человек склонен привязывать поведение других людей к их личным характеристикам, игнорируя при этом внешние (ситуационные) причины. Эта ошибка не носит абсолютного характера (она не универсальна, не всегда проявляется, не при лю­бых обстоятельствах, ее можно научить распознавать и устранять).

Вторая важная ошибка атрибуции заключается в том, что человек склонен приписывать причины удач и успехов себе, а неудач другим или внешним обстоятельствам. Но важно знать, что это приписывание зависит от точки зрения человека, умест­ности и возможности выбора данного поведения, природы последствий, его склонности к ответственности, его личной концепции.

В этой связи можно рассмотреть теорию «локус контроля». Разработчики данной теории предположили, что люди с внешним локусом (экстерналы) считают, что их действия контролируются из вне, ими управляют другие люди, а люди с внутренним локусом (интерналы) полагают, что они сами контролируют действия и являются причиной своего состояния. Они по-разному видят мир, в частности пред­почитаемый ими тип атрибуции: интерналы чаще используют личностную атрибуцию, а экстерналы — ситуационную.

Очень важно, чтобы менеджер правильно понимал ситуацию и ее причины, ведь это сущест­венно влияет на эффективность его действий. Когда менеджеров попро­сили сказать, в чем они видят причины неэффективности работы сво­их подчиненных, они чаще называли внутренние факторы (недостаток способностей и усилий, трудолюбия), чем внешние (например, недостаточной под­держки). Такие результаты указывают на фундаментальную ошибку атрибуции. Когда же менеджеров попросили определить причины их собственной неэффективности, подавляющее число отвечающих вы­брало внешний, ситуационный фактор — недостаток поддержки. А этот результат указывает на наличие в поведении менеджеров некоторой непроизвольной предвзятости, атрибутивной склонности отрицать соб­ственную ответственность за проблемы эффективности, но принимать ответственность за успех. На лицо вторая ошибка атрибуции.

Данную ситуацию можно объяснить тем, что на поведение человека оказывает влияние восприятие. Менеджер, который считает, что его подчиненные работают недостаточно эффективно и видит причину в недостатке их усилий, скорее всего, таким образом, пытается побу­дить их работать лучше. Возможность же изменения ситуационных факторов (например, устранение принуждения и обеспечение лучшей организационной поддержки) в большинстве случаев он игнорирует. Такое отношение не позволяет увеличивать производительность, так как перекладывает всю ответственность на личностный фактор. Инте­ресно, что, оценивая свою собственную работу, менеджеры отмечают, что они работают эффективнее при улучшении поддержки. Получается, что менеджеры не считают свои собственные способности и же­лание усердно работать значимым фактором, а в отношении подчинен­ных учитывают это. Этот простой пример показывает важность изучения атрибуции. Знание законов атрибуции и основных атрибутивных ошибок (или эффектов атрибуции) поможет менеджеру правильно корректировать восприятие себя и своих сотрудник, повысить мотивацию сотрудников.

Теория обогащения содержания труда, участия рабочих в управлении и распределении прибыли все более приводили к выводу о необходимости компромисса в борьбе интересов, установления партнерских отношений сотрудничества, хотя и не отрицалась противоречивость интересов членов одной организации.

Принципы «обогащения содержания труда» были предложены Герцбергом и нацелены на повышение ответственности работников. В ходе выполнения программы обогащения труда работа перестраивается и расширяется так, чтобы приносить больше удовлетворения и вознаграждений ее не­посредственному исполнителю. Обогащение труда направлено на структурирование трудовой деятельности таким образом, чтобы дать почувствовать исполнителю сложность и значимость порученного ему дела, независимость в выборе решений, отсутствие монотонности и рутинных операций, ответственность за данное задание, ощущение того, что человек выполняет отдельную и полностью самостоятельную

работу.

Модель Герцберга, как и модель Маслоу, носит ограниченный ха­рактер, поскольку базируется в основном на исследованиях труда ме­неджеров и специалистов — «белых воротничков». Точное следование данной модели приводит к недооценке значения мотивирующей роли материального стимулирования, статуса и отношений сотрудников с коллегами. Тем не менее Герцберг внес существенный вклад в изуче­ние трудовой мотивации, он расширил концепцию иерархии потреб­ностей Маслоу и сделал ее более применимой на практике. В целом Герцберг много сделал для лучшего понимания содержательных фак­торов работы и удовлетворенности, но, как и его предшественники, не достиг цели в разработке всеобъемлющей теории трудовой мотивации. Его модель охватывает лишь часть содержательной мотивации к труда, но она не дает адекватного описания этого сложного процесса.

 


Узнать еще:

Внешняя атрибуция: определение и примеры — видео и стенограмма урока

Внутренняя атрибуция

Внутренняя атрибуция , также называемая диспозиционной атрибуцией, относится к интерпретации события или поведения как вызванных факторами, которые связаны с человеком. Эти факторы включают личностные качества, индивидуальные особенности, эмоции и способности. Когда мы используем внутреннюю атрибуцию, мы предполагаем, что человек имеет прямой контроль над поведением или событием и, следовательно, несет ответственность за то, что произошло.

Предположим, что в нашем предыдущем примере вы использовали внутреннюю атрибуцию, чтобы объяснить своему начальнику, почему вы опоздали. Вы можете объяснить ему, что из-за того, что вы любите вечеринки и не можете отказать своим друзьям, вы вышли поздно вечером, хотя знали, что вам нужно работать. Вы должны были убедиться, что ваш будильник был установлен, но вы проявили неосторожность и забыли проверить его, когда вошли. Вы также можете объяснить, что вы очень устали и просто не могли заставить себя пошевелиться этим утром.

Внешняя атрибуция

Внешняя атрибуция , также называемая ситуационной атрибуцией, относится к интерпретации события или поведения как вызванных ситуацией, в которой находится человек. Внешняя атрибуция включает предположение, что при тех же или подобных обстоятельствах другие вел бы себя точно так же.

Предположим, вы использовали внешнюю атрибуцию, чтобы объяснить своему начальнику, почему вы опоздали. Вы можете сказать ему, что вечеринка длилась дольше, чем вы думали.Вы также можете указать, что ваш будильник не работал, поэтому вы не проснулись вовремя. Вы также можете возложить вину на своих друзей и трафик.

Дополнительные примеры внешней атрибуции:

  • Убеждение, что вы проиграли конкурс по выпечке пирогов, потому что судьи дружили с родителями победителя.
  • Вы сказали, что гроза стала причиной того, что вы нажали на тормоз во время движения и врезались в дерево.
  • Сказать учителю, что вы не сдали домашнее задание, потому что его съела собака.

Краткое содержание урока

Атрибуты — это наша попытка понять и интерпретировать то, что происходит в мире. Предположение о том, что поведение и события вызваны личными факторами, известно как внутренняя атрибуция , , также называемая диспозиционной атрибуцией. Внешняя атрибуция , также называемая ситуационной атрибуцией, предполагает, что поведение и события вызваны ситуативными факторами.

Результаты обучения

После этого урока вы должны уметь:

  • Определить атрибуцию
  • Различия между внутренними и внешними атрибутами
  • Опишите примеры обоих типов атрибуции

предубеждений в атрибуции — Принципы социальной психологии — 1-е международное издание

  1. Просмотрите ряд распространенных предубеждений, выявив культурное разнообразие этих предубеждений там, где они указаны.
  2. Изучите связанные концепции фундаментальной ошибки атрибуции и смещения корреспонденции.
  3. Опишите предвзятость актера и наблюдателя.
  4. Обозначьте корыстные пристрастия к атрибуции.
  5. Изучите предубеждения при атрибуции, связанные с обслуживанием группы.
  6. Опишите авторские предубеждения, обвиняющие жертву.

Верны ли наши авторства?

Мы увидели, что человеческое восприятие помогает нам успешно взаимодействовать с другими.Что касается нашего предыдущего обсуждения приписывания успеха и неудачи, если мы можем определить, почему мы плохо справились с тестом, мы можем попытаться подготовиться по-другому, чтобы добиться большего успеха в следующем. Поскольку успешная навигация в социальном мире основана на точности, мы можем ожидать, что наши навыки атрибуции будут довольно хорошими. Однако, хотя люди часто достаточно точны в своих атрибутах — мы могли бы, пожалуй, сказать, что они «достаточно хороши» (Fiske, 2003), — они далеки от совершенства.Фактически, причинные атрибуции, в том числе относящиеся к успеху и неудаче, подвержены тем же типам предубеждений, что и любые другие типы социальных суждений. Давайте рассмотрим некоторые из причин, по которым наша атрибуция может ошибаться.

Основная ошибка атрибуции

Один из способов, которым наша атрибуция может быть предвзятой, состоит в том, что мы часто слишком быстро приписываем поведение других людей чему-то личному в них, а не чему-то в их ситуации. Это классический пример общей человеческой склонности недооценивать, насколько на самом деле важна социальная ситуация для определения поведения.Это предубеждение происходит двумя способами. Во-первых, мы слишком склонны делать сильные личные приписывания, чтобы объяснить поведение, которое мы наблюдаем за другими. То есть мы с большей вероятностью скажем: «Седжай оставил большие чаевые, поэтому он должен быть щедрым», чем «Седжай оставил большие чаевые». большой совет, но, возможно, это было из-за того, что он пытался произвести впечатление на своих друзей ». Во-вторых, мы также склонны делать более личные приписывания поведения других (мы склонны говорить: «Седжай — щедрый человек»), чем мы сами (мы склонны говорить: «Я щедр в некоторых ситуациях, но не в другие »).

Когда мы склонны переоценивать роль факторов личности и упускать из виду влияние ситуаций, мы совершаем ошибку, которую социальные психологи назвали фундаментальной ошибкой атрибуции . Эта ошибка очень тесно связана с другой тенденцией атрибуции, смещением соответствия , которое возникает , когда мы приписываем поведение внутренним характеристикам людей, даже в сильно ограниченных ситуациях . В ходе одной демонстрации фундаментальной ошибки атрибуции Линда Скитка и ее коллеги (Скитка, Маллен, Гриффин, Хатчинсон и Чемберлин, 2002) предложили участникам прочитать краткий рассказ о профессоре, который выбрал двух студентов-добровольцев, чтобы они подошли к класс, чтобы поучаствовать в викторине.Было описано, что учеников случайным образом распределили на роль либо ведущего, либо участника конкурса путем вытягивания соломинок. Мастера опроса попросили составить пять вопросов, исходя из его специфических знаний, с условием, что он знает правильный ответ на все пять вопросов.

Джо (ведущий викторины) впоследствии задал свои вопросы другому студенту (Стэну, участнику). Например, Джо спросил: «Какой закадычный друг-ковбойский киноактер Смайли Бернетт?» Стэн выглядел озадаченным и наконец ответил: «Я действительно не знаю.Единственный ковбой из фильма, который мне приходит в голову, — это Джон Уэйн ». Джо задал четыре дополнительных вопроса, а Стэн ответил правильно только на один из пяти вопросов. После прочтения истории студентов попросили высказать свое мнение об интеллекте Стэна и Джо.

Если вы подумаете о настройке здесь, вы заметите, что профессор создал ситуацию, которая может иметь большое влияние на результаты. Джо, ведущий викторины, имеет огромное преимущество, потому что ему нужно выбирать вопросы.В результате участнику сложно ответить на вопросы. Но осознавали ли участники, что ситуация стала причиной результатов? Они не. Скорее, студенты оценили Джо как значительно более умного, чем Стэн. Вы можете себе представить, что Джо просто казался ученикам действительно умным; в конце концов, он знал все ответы, тогда как Стэн знал только один из пяти. Но конечно это ошибка. Разница была вызвана вовсе не личными факторами, а полностью ситуацией: Джо использовал свой личный запас эзотерических знаний, чтобы создавать самые сложные вопросы, которые он мог придумать.Наблюдатели допустили фундаментальную ошибку атрибуции и недостаточно учли ситуативное преимущество викторины.

Как мы исследовали во многих местах в этой книге, культура, в которой мы живем, оказывает значительное влияние на то, как мы думаем и воспринимаем наши социальные миры. Таким образом, неудивительно, что люди в разных культурах склонны думать о людях, по крайней мере, несколько иначе. Одно различие заключается между людьми из многих западных культур (например.g., США, Канада, Австралия) и людей из многих азиатских культур (например, Японии, Китая, Тайваня, Кореи, Индии). Например, как мы рассмотрели в главе 2 при обсуждении исследований самооценки, люди из западных культур, как правило, в первую очередь ориентированы на индивидуализм. Это приводит к тому, что у них появляется независимая самооценка, в которой они рассматривают себя и других как автономных существ, которые в некоторой степени отделены от своих социальных групп и окружающей среды. Напротив, люди во многих восточноазиатских культурах придерживаются более взаимозависимого взгляда на себя и других, который подчеркивает не столько личность, сколько отношения между людьми и другими людьми и вещами, которые их окружают.Что касается нашего текущего обсуждения атрибуции, результатом этих различий является то, что в среднем люди из индивидуалистических культур склонны сосредотачивать свои атрибуции больше на отдельном человеке, тогда как люди из коллективистских культур склонны больше сосредотачиваться на ситуации (Джи , Peng, & Nisbett, 2000; Lewis, Goto, & Kong, 2008; Maddux & Yuki, 2006).

В одном исследовании, демонстрирующем это различие, Миллер (1984) попросил детей и взрослых как в Индии (коллективистская культура), так и в Соединенных Штатах (культура индивидуализма) указать причины негативных действий других людей.Хотя дети младшего возраста (8 и 11 лет) не различались, дети старшего возраста (15 лет) и взрослые — различались: американцы чаще приписывали свои личные предпочтения, в то время как индийцы приписывали одно и то же поведение более ситуативно.

Масуда и Нисбетт (2001) попросили американских и японских студентов описать то, что они видели на изображениях, подобных изображенному на рис. 5.9, «Культурные различия в восприятии». Они обнаружили, что в то время как обе группы говорили о наиболее заметных объектах (ярко окрашенных и плавающих вокруг рыбах), японские студенты также имели тенденцию говорить и больше помнить об изображениях на заднем плане (они запомнили лягушку и растения как ну как рыба).

Рисунок 5.9 Культурные различия в восприятии

Майкл Моррис и его коллеги (Hong, Morris, Chiu, & Benet-Martínez, 2000) исследовали роль культуры в восприятии человека другим способом, сосредоточив внимание на лицах, принадлежащих к разным культурам (т. Е. знать о двух разных культурах). В своем исследовании они использовали учеников старших классов, проживающих в Гонконге. Хотя в Гонконге делается упор на традиционные китайские ценности, поскольку Гонконг был территорией под управлением Великобритании более века, студенты там также в некоторой степени приобщены к западным социальным убеждениям и ценностям.

Моррис и его коллеги сначала случайным образом распределили студентов по одному из трех условий прайминга. Участники условия грунтовки Американская культура видели изображения американских икон (таких как здание Капитолия США и американский флаг), а затем написали 10 предложений об американской культуре. Участники условия грунтовки китайской культуры видели восемь китайских икон (таких как китайский дракон и Великая китайская стена), а затем написали 10 предложений о китайской культуре.Наконец, участники контрольного условия увидели изображения природных ландшафтов и написали 10 предложений о них.

Затем участники в любых условиях читали рассказ о мальчике с избыточным весом, которому врач посоветовал не есть пищу с высоким содержанием сахара. Однажды он и его друзья пошли на фуршет, где им предложили восхитительный торт. Несмотря на высокое содержание сахара, он его съел. После прочтения истории участников попросили указать, в какой степени проблема с весом мальчика была вызвана его личностью (личная атрибуция) или ситуацией (ситуативная атрибуция).Студенты, которые были ознакомлены с символами американской культуры, придавали относительно меньшее значение ситуационным (а не личным) факторам по сравнению со студентами, которые были ознакомлены с символами китайской культуры.

Возвращаясь к тематическому исследованию в начале этой главы, очень разные объяснения, данные в англоязычных и китайских газетах об убийствах, совершенных Ган Лу в Университете Айовы, отражают эти различные культурные тенденции в отношении внутренней и внешней атрибуции.Сосредоточение внимания на внутренних объяснениях привело к анализу преступления в первую очередь с точки зрения индивидуальных характеристик преступника в американской газете, тогда как в китайской газете было больше внешних приписываний, сосредоточенных на социальных условиях, которые привели к трагедии. Моррис и Пэн (1994), в дополнение к анализу новостных сообщений, расширили свое исследование, попросив китайских и американских аспирантов оценить важность потенциальных причин, описанных в газетных статьях.В соответствии с прогнозами китайские участники оценили социальные условия как более важные причины убийств, чем американцы, особенно подчеркнув роль разлагающего влияния и разрушительных социальных изменений. Напротив, американцы оценили внутренние характеристики преступника как более серьезные проблемы, особенно хронические психологические проблемы. Моррис и Пэн также обнаружили, что, когда их попросили представить факторы, которые могли предотвратить убийства, китайские студенты больше сосредоточились на социальных условиях, которые могли быть изменены, тогда как американцы определили больше изменений с точки зрения внутренних черт преступника.

Учитывая эти постоянные различия в весе, придаваемом внутренним и внешним атрибуциям, неудивительно, что люди в коллективистских культурах склонны проявлять фундаментальную ошибку атрибуции и предвзятость соответствия реже, чем представители индивидуалистических культур, особенно когда ситуативные причины поведение становится заметным (Choi, Nisbett, & Norenzayan, 1999). Было высказано мнение, что более глубокое понимание этих межкультурных различий в атрибуции является критически важной проблемой, с которой мы все столкнемся на глобальном уровне, особенно в будущем в мире, где возрастающее равенство сил и ресурсов между западными и восточными культурами кажется вероятным (Nisbett, 2003).Человеческая история изобилует трагическими примерами фатальных последствий межкультурного недопонимания, которое может быть вызвано непониманием этих различных подходов к атрибуции. Возможно, по мере того, как два мировоззрения все больше взаимодействуют на мировой арене, слияние их двух позиций по атрибуции может стать более возможным, когда достаточный вес будет уделяться как внутренним, так и внешним силам, которые управляют человеческим поведением (Nisbett, 2003).

Предвзятость актера-наблюдателя

Фундаментальная ошибка атрибуции связана с предвзятым отношением к тому, насколько легко и часто мы делаем личные атрибуции в отношении других, а не ситуативные.Другой аналогичный способ, которым мы переоцениваем силу личности, заключается в том, что мы склонны делать больше личных приписываний поведения других, чем самих себя, и делать более ситуативные приписывания нашему собственному поведению, чем поведению других . Это известно как актер-наблюдатель смещение или разница (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973; Pronin, Lin, & Ross, 2002). Когда нас спрашивают о поведении других людей, мы склонны быстро приписывать черты характера («О, Сара, она действительно застенчивая»).С другой стороны, когда мы думаем о себе, мы с большей вероятностью примем во внимание ситуацию — мы склонны говорить: «Ну, я стесняюсь в своей команде на работе, но с моими близкими друзьями я не нахожусь». все стесняются. » Когда друг ведет себя услужливо, мы, естественно, верим, что он или она — дружелюбный человек; с другой стороны, когда мы ведем себя таким же образом, мы понимаем, что может быть много других причин, по которым мы сделали то, что сделали.

Вы можете почувствовать разницу между актером и наблюдателем, пройдя следующую короткую викторину.Во-первых, подумайте о человеке, которого вы знаете, но не особенно хорошо — о дальнем родственнике, коллеге по работе. Затем в каждой строке обведите, какой из трех вариантов лучше всего описывает его или ее личность (например, является ли личность более энергичной, расслабленной или это зависит от ситуации?). Затем ответьте на вопросы еще раз, но на этот раз о себе.

1. Энергетик Расслабленный Зависит от ситуации
2. Скептик Доверяя Зависит от ситуации
3. Тихий Разговорчивый Зависит от ситуации
4. интенсивный Спокойствие Зависит от ситуации

Ричард Нисбетт и его коллеги (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973) предложили студентам колледжа выполнить очень похожее задание, которое они сделали для себя, для своего лучшего друга, для своего отца и для благополучия. известный в то время телеведущий Уолтер Кронкайт.Как вы можете видеть в Таблице 5.4, «Различие между актером и наблюдателем», участники чаще проверяли одно из двух черт характера для других людей, чем для себя, и чаще отмечали «зависит от ситуации» для себя, чем для себя. они сделали для другого человека; в этом разница между актером и наблюдателем.


Таблица 5.4 Разница между актером и наблюдателем

Срок действия признака / зависит от ситуации
Собственная 11.92 / 8,08
Лучший друг 14,21 / 5,79
Отец 13,42 / 6,58
Уолтер Кронкайт 15,08 / 4,92
В этой таблице показано среднее количество раз (из 20), когда участники отметили термин «черта» (например, «энергичный» или «разговорчивый»), а не «зависит от ситуации», когда их просили описать личности себя и различных других людей.Вы можете увидеть разницу между актером и наблюдателем. Участники значительно чаще отметили «в зависимости от ситуации» для себя, чем для других. Данные взяты из Nisbett, Caputo, Legant, and Marecek (1973). Нисбетт Р. Э., Капуто К., Легант П. и Маречек Дж. (1973). Поведение глазами актера и наблюдателя. Журнал личности и социальной психологии, 27 (2), 154–164.

Подобно фундаментальной ошибке атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем отражает нашу склонность преувеличивать личные объяснения поведения других людей.Однако недавний метаанализ (Malle, 2006) показал, что различие между действующим лицом и наблюдателем может быть не таким распространенным и сильным, как фундаментальная ошибка атрибуции, и может иметь место только при определенных условиях.

Тенденция преувеличивать личные приписывания других по сравнению с самими собой, кажется, возникает по нескольким причинам. Один из них просто потому, что другие люди так важны в нашей социальной среде. Когда вы смотрите на чье-то поведение, вы, как правило, сосредотачиваетесь на этом человеке и склонны делать личные приписывания ему или ей.Это просто, потому что вы смотрите прямо на человека. Когда вы смотрите на Седжея, дающего такие большие чаевые, вы видите его — и поэтому решаете, что он виноват в этом. Фактически, исследования показали, что мы склонны приписывать больше личных качеств людям, за которыми мы непосредственно наблюдаем в нашей среде, чем другим людям, которые являются частью ситуации, но за которыми мы не наблюдаем напрямую (Taylor & Fiske, 1975). Однако когда вы думаете о своем собственном поведении, вы не видите себя, а вместо этого более сосредоточены на ситуации.Вы также склонны больше помнить о своих прошлых ситуациях, чем о других. Вы начинаете понимать, что не только вы, но и различные ситуации, в которых вы находитесь, определяют ваше поведение. Возможно, вы вспомните другие случаи, когда вы не давали большого совета, и поэтому пришли к выводу, что ваше поведение вызвано скорее ситуацией, чем вашей основной личностью.

Этот больший доступ к свидетельствам о нашем собственном поведении в прошлом может привести нас к пониманию того, что наше поведение довольно сильно варьируется в зависимости от ситуации, тогда как из-за того, что у нас более ограниченная память о поведении других, мы можем рассматривать их как менее изменчивые.Это, в свою очередь, приводит к другой связанной атрибутивной тенденции, а именно к смещению приписывания черты , которое определяет склонность людей рассматривать свою личность, убеждения и поведение как более изменчивые, чем у других (Каммер, 1982). Таким образом, мы с большей вероятностью изображаем поведение других людей как отражение того типа людей, которыми мы себя представляем, в то время как мы склонны изображать собственное поведение как более тонкое и социально гибкое.

Вторая причина тенденции делать так много личных приписываний состоит в том, что их просто сделать проще, чем ситуативные приписывания.Фактически, личные приписывания, кажется, делаются спонтанно, без каких-либо усилий с нашей стороны и даже на основе очень ограниченного поведения (Newman & Uleman, 1989; Uleman, Blader, & Todorov, 2005). Личная атрибуция просто приходит в голову раньше, чем ситуативная. Одна из причин этого заключается в том, что когнитивно требуется попытаться обработать все соответствующие факторы в чьей-либо ситуации и рассмотреть, как все эти силы могут влиять на поведение этого человека. Гораздо проще обозначить поведение как личностные черты.

В-третьих, личные атрибуции также преобладают, потому что нам необходимо их создавать, чтобы понять ситуацию. То есть мы не можем сделать ни личную атрибуцию (например, «Седжай щедрый»), ни ситуативную атрибуцию («Седжай пытается произвести впечатление на своих друзей»), пока мы сначала не определим поведение как великодушное («Оставив это большие чаевые — это щедрый поступок »). Таким образом, мы начинаем с личной атрибуции («щедрость») и только позже пытаемся исправить или скорректировать наше суждение («О, — мы думаем, — возможно, это действительно была ситуация, которая заставила его сделать это»).

Корректировка наших суждений обычно требует больше усилий, чем вынесение первоначальных суждений, и зачастую такой корректировки недостаточно. Мы более склонны совершать ошибки атрибуции — например, быстро приходить к выводу, что поведение вызвано лежащей в основе личностью — когда мы устали, отвлечены или заняты другими делами (Geeraert, Yzerbyt, Corneille, & Wigboldus, 2004; Gilbert, 1989; Trope & Alfieri, 1997).

Здесь есть очень важное общее сообщение о восприятии других: мы не должны слишком быстро судить других людей! С когнитивной точки зрения легко думать, что бедные люди ленивы, что люди, которые причиняют кому-то вред, злые, а люди, которые говорят что-то резкое, грубые или недружелюбные.Но эти приписывания часто могут переоценивать роль человека. Иногда это может приводить к чрезмерно жестким оценкам людей, которые их на самом деле не заслуживают; мы склонны обвинять жертву даже в событиях, которые они не могут контролировать (Lerner, 1980). Иногда люди бывают ленивыми, злыми или грубыми, но они также могут быть жертвами ситуаций. Когда вы обнаружите, что делаете сильную личную атрибуцию поведения других, ваши знания об исследованиях атрибуции могут помочь вам остановиться и подумать более тщательно: хотите ли вы, чтобы другие люди лично приписывали ваше поведение в той же ситуации, или вы бы предпочли что они более полно учитывают ситуацию вокруг вашего поведения? Возможно, вы делаете основную ошибку атрибуции? В конечном счете, перефразируя известное высказывание, мы должны стараться быть щедрыми по отношению к другим в своих атрибутах, поскольку каждый, кого мы встречаем, ведет битву, о которой мы ничего не знаем.

Предубеждения, связанные с самообслуживанием

Вы можете вспомнить, что процесс установления причинной атрибуции должен осуществляться осторожным, рациональным и даже научным образом. Но это предположение оказывается, по крайней мере частично, неверным. Наши атрибуции иногда искажаются аффектом — особенно желанием улучшить себя, о котором мы говорили в главе 3. Хотя нам хотелось бы думать, что мы всегда рациональны и точны в своих атрибуциях, мы часто склонны искажать их, чтобы заставить себя чувствовать. лучше. Самостоятельная атрибуция — это атрибуций, которые помогают нам удовлетворить наше желание видеть себя позитивно (Mezulis, Abramson, Hyde, & Hankin, 2004). Особенно распространенным примером является корыстная предвзятость , которая представляет собой склонность приписывать наши успехи самим себе, а наши неудачи — другим и ситуации.

Все мы время от времени делаем самоусиливающиеся атрибуты. Если ученики учителя хорошо сдают экзамен, он может лично приписать свои успехи («В конце концов, я великий учитель!»).С другой стороны, когда они плохо сдают экзамен, учитель может склоняться к ситуативной атрибуции и обвинять их в неудаче («Почему вы все не учились усерднее?»). Вы можете видеть, что этот процесс явно не тот тип научного, рационального и осторожного процесса, которому, по мнению теории атрибуции, должен следовать учитель. Это несправедливо, хотя и заставляет его чувствовать себя лучше. Однако, если бы он действительно действовал как ученый, он бы заранее определил, что является причиной хороших или плохих оценок за экзамен, и сделал бы соответствующую атрибуцию, независимо от результата.

Возможно, вы заметили, что тоже делаете эгоистичную атрибуцию. Возможно, вы обвинили другого водителя в аварии, в которой вы оказались, или обвинили в разрыве отношений своего партнера, а не себя. Или, возможно, вы взяли на себя кредит (внутреннюю) за свои успехи, но возложили вину за свои неудачи на внешние причины. Если эти суждения были несколько менее точными, но принесли вам пользу, то они действительно были корыстными.

Интересно, что мы не так часто проявляем эту предвзятость, когда приписываем успехи и неудачи других.Эта тенденция делать более благотворительные приписывания о себе, чем другие о положительных и отрицательных результатах, часто связана с различием между действующим и наблюдающим, о котором мы упоминали ранее в этом разделе. Похоже, что тенденция делать внешние приписывания о нашем собственном поведении и внутренние приписывания относительно поведения других особенно сильна в ситуациях, когда поведение влечет за собой нежелательные результаты. Это было наглядно проиллюстрировано в некоторых увлекательных исследованиях Баумейстера, Стиллвелла и Вотмана (1990).В этом исследовании исследователи проанализировали рассказы людей об опыте, который они определили, когда они разозлили кого-то другого (т. были жертвой).

Различия в атрибуциях, сделанных в этих двух ситуациях, были значительными. Считая себя виновными, люди склонны акцентировать внимание на ситуационных факторах, чтобы описать свое поведение как отдельный инцидент, который был значимой и понятной реакцией на ситуацию, и утверждать, что это действие не причинило долговременного вреда.С другой стороны, когда они были жертвами, они объясняли поведение преступника, сосредотачиваясь на предполагаемых дефектах характера человека и описывая поведение как произвольное и бессмысленное действие, происходящее в постоянном контексте оскорбительного поведения, которое привело к длительному причинить им вред как жертвам. Эти отрезвляющие выводы имеют глубокие последствия для многих важных социальных проблем, включая примирение между отдельными людьми и группами, находящимися в конфликте. В более повседневном смысле они, возможно, напоминают нам о необходимости попытаться расширить то же понимание, которое мы даем себе, чтобы понять наше поведение, и окружающим нас людям в наших сообществах.Слишком много раз в истории человечества нам не удавалось понять и даже демонизировать других людей из-за такого рода предубеждений при атрибуции.

Почему эти корыстные предубеждения приписывания так распространены? Один из ответов, на который мы уже ссылались, заключается в том, что они могут помочь поддерживать и повышать самооценку. С этой идеей согласуется то, что существуют некоторые межкультурные различия, отражающие разную степень самосовершенствования, которые обсуждались в главе 3. В частности, корыстные предубеждения менее очевидны у представителей коллективистских, чем индивидуалистических культур (Мезулис, Абрамсон, Hyde, & Hankin, 2004).

Еще одна важная причина заключается в том, что при атрибуции нас интересует не только причинная связь, но и ответственность. Финчем и Джасперс (1980) утверждали, что мы не только действуем как непрофессиональные ученые, ища причины поведения, но и часто сродни непрофессиональным юристам, стремящимся распределять ответственность. Мы хотим знать не только почему что-то произошло, но и кто виноват. В самом деле, трудно установить причину, не заявив при этом об ответственности.Когда мы приписываем чей-то вспышку гнева внутреннему фактору, например агрессивной личности, а не внешней причине, такой как стрессовая ситуация, мы, косвенно или иным образом, также возлагаем больше вины на этого человека в первом случае, чем в первом случае. последний. То, что приписывание атрибуции также связано с ответственностью, проливает интересный свет на корыстную предвзятость. Возможно, мы приписываем неудачам внешнюю причину отчасти потому, что легче обвинять других или ситуацию, чем себя.В описаниях потерпевших и преступников, изложенных Баумейстером, Стиллвеллом и Вотманом (1990), возможно, они частично касались либо освобождения от ответственности, либо возложения ответственности, соответственно. В самом деле, существует ряд других предубеждений, связанных с атрибуцией, которые также имеют отношение к соображениям ответственности. Именно к ним мы сейчас и обратимся.

Предубеждения в отношении группового обслуживания

Корыстная модель атрибуции может также распространиться на нашу атрибуцию в отношении групп, к которым мы принадлежим. Предвзятость , связанная с обслуживанием группы, , иногда называемая окончательной ошибкой атрибуции , описывает тенденцию делать внутренние приписывания об успехах наших внутренних групп и внешние приписывания об их неудачах и придерживаться противоположной модели. атрибуций о наших внешних группах (Taylor & Doria, 1981).Когда члены нашей любимой спортивной команды бросают вызов на поле, катке или корте, мы часто связываем это с их провокацией. А если это кто-то из оппозиции? Их незаконное поведение регулярно заставляет нас делать внутреннюю оценку их моральных качеств! Если серьезно, то когда люди вступают в ожесточенную конфронтацию, одни и те же действия с обеих сторон обычно объясняются разными причинами, в зависимости от того, кто делает это, так что достижение общего понимания может стать невозможным (Pinker, 2011).

Возвращаясь к тематическому исследованию, приведенному в начале этой главы, может ли предвзятое отношение к служению группе быть хотя бы одной из причин различных приписываний, сделанных китайскими и американскими участниками в отношении массовых убийств? Как это предубеждение могло проявиться в данной ситуации? Помните, что преступник, Ган Лу, был китайцем. Может быть, склонность американских участников к внутренним атрибуциям отражала их желание винить только его, как члена внешней группы, в то время как более внешние атрибуции китайских участников могли быть связаны с их желанием попытаться смягчить некоторые из того, что было у их товарища по группе. сделано, ссылаясь на социальные условия, которые предшествовали преступлению?

Моррис и Пэн (1994) пытались проверить эту возможность, исследуя межкультурные реакции на другую параллельную трагедию, произошедшую всего через две недели после преступлений Ган Лу.Томас Маклвейн, ирландский американский почтовый работник, недавно потерявший работу, безуспешно обжаловал это решение в своем профсоюзе. Тем временем ему не удалось найти новую работу на полную ставку. 14 ноября он вошел в почтовое отделение Royal Oak, штат Мичиган, и застрелил своего начальника, человека, который рассматривал его апелляцию, нескольких коллег по работе и прохожих, а затем и себя. Всего, как и Ган Лу, Томас Макиллвейн в тот день убил себя и еще пятерых человек. Если предубеждение в отношении служения группе могло объяснить большую часть межкультурных различий в атрибуции, то в этом случае, когда преступник был американцем, китайцы должны были иметь больше шансов сделать внутренние, обвиняя приписывания против члена внешней группы, и Американцы должны делать больше внешних, смягчающих мер по отношению к члену своей внутренней группы.Это не то, что было найдено. Хотя американцы сделали больше ситуативных приписываний Макилвейна, чем Лу, китайские участники с одинаковой вероятностью использовали ситуативные объяснения для обоих наборов убийств. Как отмечают Моррис и Пэн (1994), это открытие показало, что в то время как американские участники имели тенденцию демонстрировать предвзятость к служению группе, китайские участники этого не делали. Это было воспроизведено в других исследованиях, указывающих на более низкую вероятность этой предвзятости у людей из коллективистских культур по сравнению с индивидуалистическими (Heine & Lehman, 1997).

На первый взгляд это открытие может показаться нелогичным. Если люди из коллективистских культур склонны рассматривать себя и других как более интегрированных в свои группы, то не будет ли они на больше, чем на , сделают атрибуцию на службе у группы? Ключевое объяснение того, почему они менее вероятны, связано с обсуждением культурных различий в самосовершенствовании в главе 3. Подобно корыстному предубеждению, атрибуция, служащая группе, может иметь самоподдерживающуюся функцию, побуждая людей чувствовать себя лучше, генерируя благоприятные объяснения поведения своей внутренней группы.Следовательно, поскольку самосовершенствование не является приоритетом для людей в коллективистских культурах, мы действительно ожидаем, что они будут проявлять меньшую предвзятость к служению группе.

Есть и другие родственные предубеждения, которые люди также используют, чтобы отдать предпочтение своим внутренним группам, а не чужим. — Ошибка атрибуции группы описывает тенденцию делать атрибутивные обобщения в отношении целых внешних групп на основе очень небольшого числа наблюдений за отдельными членами. Эта ошибка может принимать одну из двух различных, но связанных форм.Первый был проиллюстрирован в эксперименте Хэмилла, Уилсона и Нисбетта (1980): студентам колледжей были показаны виньетки о ком-то из одной из двух чужих групп, о получателях пособий и тюремных надзирателях. Затем их попросили сделать выводы о членах этих двух групп в целом, после того как им была предоставлена ​​различная информация о том, насколько типичен человек, о котором они читают, для каждой группы. Ключевой вывод заключался в том, что даже когда им говорили, что этот человек не типичен для группы, они все равно делали обобщения о членах группы, основанные на характеристиках человека, о котором они читали.Таким образом, эта предвзятость может привести к тому, что мы увидим, что человек из определенной чужой группы ведет себя нежелательным образом, а затем придем к тому, чтобы приписать эти тенденции большинству или всем членам своей группы. Это один из многих способов создания неточных стереотипов, тема, которую мы рассмотрим более подробно в главе 11.

Вторая форма предвзятости групповой атрибуции тесно связана с фундаментальной ошибкой атрибуции, поскольку люди начинают приписывать групповое поведение и отношение каждому из индивидов внутри этих групп, независимо от уровня разногласий в группе или от того, как принимались решения. сделал.В серии экспериментов Эллисон и Мессик (1985) исследовали принадлежность людей к членам группы в зависимости от решений, принятых группами в различных социальных контекстах. В своем первом эксперименте участники предположили, что члены сообщества, принимающие решения о законах сохранения воды, придерживаются отношения, отражающего групповое решение, независимо от того, как оно было достигнуто. В двух последующих экспериментах испытуемые отмечали большее сходство между решениями и установками внешней группы, чем между решениями и установками внутри группы.Дальнейший эксперимент показал, что участники основывали свои оценки отношения членов жюри больше на их окончательном групповом решении, чем на их индивидуальных взглядах. Эта предвзятость может создать для нас множество проблем в реальном мире. Предположим, например, что политическая партия проводит политику, которая противоречит нашим глубоко укоренившимся убеждениям в отношении такой важной социальной проблемы, как аборты или однополые браки. Этот тип предвзятости групповой атрибуции тогда очень упростил бы нам карикатурное изображение всех членов и избирателей этой партии, а не нас, хотя на самом деле среди них может быть значительный разброс мнений.Это ложное предположение может затем привести к тому, что мы прекратим конструктивный диалог по проблеме и не сможем признать потенциал для поиска точек соприкосновения или создания важных пристрастий.

Предубеждения в отношении обвинения жертв

Ранее мы видели, как фундаментальная ошибка атрибуции, заставляющая нас придавать слишком большое значение человеку, а не ситуации, может привести к тому, что мы будем приписывать вину другим, даже жертвам, за их поведение. Другая предвзятость, которая увеличивает вероятность обвинения жертвы, называется гипотезой справедливого мира , , которая представляет собой тенденция делать атрибуции, основанные на убеждении, что мир по сути является всего лишь .Другими словами, люди получают справедливые результаты.

Лернер (1965) в классическом экспериментальном исследовании этих убеждений поручил участникам наблюдать, как два человека работают вместе над заданием на анаграммы. Им сообщили, что один из рабочих был выбран случайно, чтобы получить крупную сумму денег, а другой не получил ничего. Участники также узнали, что оба работника, хотя и не подозревали о своей судьбе, согласились сделать все возможное. Кроме того, привлекательность двух рабочих была настроена так, чтобы участники воспринимали одного как более привлекательного.В соответствии с идеей гипотезы справедливого мира, когда наблюдателям был известен результат, они убедили себя, что человек, которому случайно были вручены деньги, действительно их заработал. Кроме того, когда для оплаты был выбран менее привлекательный работник, производительность всей группы была обесценена.

Как и многие из выявленных предубеждений, связанных с атрибуцией, у этих убеждений есть некоторые положительные аспекты, когда они применяются к нам самим. Фокс, Элдер, Гатер и Джонсон (2010), например, обнаружили, что более сильное одобрение справедливых мировых убеждений по отношению к себе связано с более высокой самооценкой.Интуитивно это имеет смысл: если мы верим, что мир справедлив и вернет нам то, что мы вложили, это может воодушевить. С другой стороны, однако, как и в исследовании Lerner (1965) выше, может быть и обратная сторона медали. Если мы верим, что мир справедлив, это также может привести к убеждению, что хорошие вещи случаются с хорошими людьми, а плохие — с плохими. Другими словами, люди получают по заслугам. Когда люди находятся в трудном положении, гипотеза справедливого мира может заставить других делать внутренние приписывания причин этих трудностей и в конечном итоге обвинять их в своих проблемах (Rubin & Peplau, 1973).В соответствии с этим Фокс и его коллеги обнаружили, что большее согласие со справедливыми мировыми представлениями о других было связано с более жестким социальным отношением и большим умалением жертв.

Гипотеза справедливого мира часто срабатывает, когда люди реагируют на новости о конкретном преступлении, обвиняя жертву, или когда они распределяют ответственность между членами маргинализованных групп, например, бездомными, за затруднения, с которыми они сталкиваются. Степень одобрения справедливого мировоззрения также связана с более стигматизирующим отношением к людям, страдающим психическими заболеваниями (Rüsch, Todd, Bodenhausen, & Corrigan, 2010).Эти взгляды, в свою очередь, могут служить препятствием для сочувствия и понимания социальных условий, которые могут создавать эти проблемы. Также было показано, что вера в справедливый мир коррелирует с меритократическими взглядами, которые утверждают, что люди достигают своего социального положения только на основе заслуг. Например, люди, которые поддерживают только мировые утверждения, также с большей вероятностью оценит людей с высоким статусом как более компетентных, чем людей с низким статусом. Такие убеждения, в свою очередь, используются некоторыми людьми для оправдания и поддержания неравенства и угнетения (Oldmeadow & Fiske, 2007).Таким образом, здесь мы видим важные связи между атрибутивными предубеждениями отдельных людей и более широким социальным неравенством в их сообществах, которое эти предубеждения помогают поддерживать.

Атрибуции, обвиняющие жертв, не только могут помочь укрепить общее представление людей о том, что мир является справедливым местом, но и помогают им чувствовать себя в большей безопасности от самих жертв. Если, согласно логике гипотезы справедливого мира, жертвами являются плохие люди, которые получают по заслугам, то тем, кто считает себя хорошими людьми, не нужно противостоять угрожающей возможности того, что они тоже могут стать жертвами подобных несчастий. .Соответственно, защитная атрибуция (например, Шейвер, 1970) происходит , когда мы делаем атрибуцию, которая защищает себя от представления о том, что мы можем стать жертвой неудачного исхода, а также часто что мы можем нести ответственность как жертвы . Иными словами, приписывание людей жертвам мотивировано как избеганием вреда (это вряд ли случится со мной), так и избеганием вины (если бы это случилось со мной, я бы не был виноват). Следовательно, если мы видим себя более похожими на жертву, мы с меньшей вероятностью возьмем на себя вину.Если, с другой стороны, мы больше отождествляем себя с преступником, тогда наша ответственность за жертву возрастет (Burger, 1981).

Эта модель атрибуции явно имеет серьезные последствия в юридическом контексте. Например, атрибуция жертв изнасилования связана с количеством, которое люди идентифицируют с жертвой по сравнению с преступником, что может иметь некоторые интересные последствия для процедур отбора присяжных (Grubb & Harrower, 2009). Кроме того, мужчины менее склонны защищать жертв сексуальных домогательств, чем женщины, независимо от пола жертвы и преступника (например,г., Smirles, 2004). Защитная атрибуция также может формировать трудовые споры, например, иски о возмещении убытков в связи с производственными травмами. Жертвы серьезных несчастных случаев на производстве склонны связывать несчастные случаи с внешними факторами. Напротив, их коллеги и руководители с большей вероятностью связывают несчастные случаи с внутренними факторами жертвы (Salminen, 1992). Опять же, роль атрибуции ответственности здесь ясна. В интересах потерпевших не нести ответственность, так же как это вполне может быть в интересах коллег или руководителей, которые вместо этого могут оказаться на линии огня.

  • Наши навыки атрибуции часто «достаточно хороши», но не идеальны. Мы часто проявляем предубеждения и делаем ошибки в своих атрибутах, хотя в целом эти предубеждения менее очевидны у людей из коллективистских культур по сравнению с индивидуалистическими.
  • Иногда мы придаем слишком большое значение внутренним факторам и недостаточно — ситуативным факторам при объяснении поведения других.
  • Когда мы приписываем причины нашему собственному поведению, мы с большей вероятностью будем использовать внешние атрибуции, чем когда мы объясняем поведение других, особенно если поведение нежелательно.
  • Мы склонны делать эгоистичные приписывания, которые помогают защитить нашу самооценку; например, делая внутренние атрибуции, когда мы добиваемся успеха, и внешние, когда мы терпим неудачу.
  • Мы также часто проявляем предубеждения в отношении обслуживания группы, когда мы более благоприятно относимся к нашим внутренним группам, чем к внешним группам.
  • Иногда мы проявляем предубеждение в отношении обвинения жертв из-за убеждений в справедливом мире и склонности к защитным атрибуциям.

  1. Опишите ситуацию, когда вы или кто-то из ваших знакомых допустили фундаментальную ошибку атрибуции.К каким внутренним причинам вы приписали поведение другого человека? Оглядываясь назад, какие внешние обстоятельства, вероятно, здесь сработали?
  2. Обозначьте время, когда кто-то допустил фундаментальную ошибку атрибуции в одном из ваших поступков. Что вы чувствовали, когда они приписывали ваши действия вашей личности, а не ситуации, и почему?
  3. Подумайте о примере, когда вы приписывали собственное поведение внешним факторам, в то время как вы объясняли такое же поведение у кого-то еще как результат его внутренних качеств? По каким причинам вы проявили здесь предвзятость актера и наблюдателя?
  4. Укажите несколько примеров атрибуции, служащей собственным интересам или служащей группе, которые вы недавно видели в средствах массовой информации.Какие типы поведения были задействованы и почему, как вы думаете, вовлеченные лица сделали эти приписывания?
  5. Как вы думаете, какие группы в сообществах, в которых вы живете, чаще всего обвиняют жертв в своем поведении и результатах? Как вы думаете, какие последствия имеет эта атрибуция для этих групп? Как вы думаете, что чувствуют отдельные члены группы, когда другие обвиняют их в проблемах, с которыми они сталкиваются?

Список литературы

Эллисон, С.Т. и Мессик Д. М. (1985). Ошибка групповой атрибуции . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21 (6), 563-579.

Баумейстер Р. Ф., Стиллвелл А. и Вотман С. Р. (1990). Рассказы жертв и преступников о межличностном конфликте: автобиографические рассказы о гневе. Журнал личности и социальной психологии , 59 (5), 994-1005. DOI: 10.1037 / 0022-3514.59.5.994

Бургер, Дж. М. (1981). Мотивационные предубеждения в атрибуции ответственности за несчастный случай: метаанализ гипотезы защитной атрибуции. Психологический бюллетень , 90 (3), 496-512. DOI: 10.1037 / 0033-2909.90.3.496

Чой И., Нисбетт Р. Э., Норензаян А. (1999) Причинная атрибуция в разных культурах: вариативность и универсальность. Психологический бюллетень, 125, 47-63. DOI: 10.1037 / 0033-2909.125.1.47

Финчем, Ф. Д., и Ясперс, Дж. М. (1980). Распределение ответственности: от человека-ученого до человека-юриста. В L. K. Berkowitz (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology, 13, 81-138.

Фиске, С. Т. (2003). Социальные существа . Хобокен, Нью-Джерси: Джон Уайли и сыновья.

Фокс, К. Л., Элдер, Т., Гатер, Дж., Джонсон, Э. (2010). Связь между верой подростков в справедливый мир и их отношением к жертвам издевательств. Британский журнал педагогической психологии, 80 (2), 183-198. DOI: 10.1348 / 000709909X479105

Гираерт, Н., Изербит, В. Ю., Корнель, О., и Вигболдус, Д. (2004). Возвращение диспозиционализма: о лингвистических последствиях диспозиционного подавления. Журнал экспериментальной социальной психологии, 40 (2), 264–272;

Гилберт, Д. Т. (Ред.). (1989). Легко думать о других: автоматические компоненты процесса социального вывода . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Grubb, A., & Harrower, J. (2009). Понимание причинения вины в случаях изнасилования: анализ пола участников, типа изнасилования и предполагаемого сходства с жертвой. Журнал сексуальной агрессии , 15 (1), 63-81.DOI: 10.1080 / 13552600802641649

Хэмилл Р., Уилсон Т. Д. и Нисбетт Р. Э. (1980). Нечувствительность к смещению выборки: обобщение для нетипичных случаев. Журнал личности и социальной психологии , 39 (4), 578-589. DOI: 10.1037 / 0022-3514.39.4.578

Гейне, С. Дж., И Леман, Д. Р. (1997). Культурное строительство самосовершенствования: исследование предубеждений в отношении группового обслуживания. Журнал личности и социальной психологии , 72 (6), 1268-1283.DOI: 10.1037 / 0022-3514.72.6.1268

Хонг, Й.-Й., Моррис, М. В., Чиу, С.-Й., и Бенет-Мартинес, В. (2000). Мультикультурные умы: динамический конструктивистский подход к культуре и познанию. Американский психолог, 55 (7), 709–720.

Джи, Л., Пэн, К., и Нисбетт, Р. Э. (2000). Культура, контроль и восприятие отношений в окружающей среде. Журнал личности и социальной психологии , 78 (5), 943-955. DOI: 10.1037 / 0022-3514.78.5,943

Каммер Д. (1982). Различия в приписывании черт себе и другу: неопровержимая интенсивность из-за изменчивости. Психологические отчеты, 51 (1), 99-102. DOI: 10.2466 / pr0.1982.51.1.99

Лернер, М. Дж. (1965). Оценка производительности в зависимости от вознаграждения и привлекательности исполнителя. Журнал личности и социальной психологии, 1, 355-360.

Лернер, М. Дж. (1980). Вера в справедливый мир: фундаментальное заблуждение .Нью-Йорк, Нью-Йорк: Пленум.

Льюис, Р. С., Гото, С. Г., и Конг, Л. Л. (2008). Культура и контекст: различия между восточноазиатскими американцами и европейскими американцами в возможностях P3, связанных с событиями, и самоконструировании. Бюллетень личности и социальной психологии , 34 (5), 623-634. DOI: 10.1177 / 0146167207313731

Maddux, W. W., & Yuki, M. (2006). «Эффект ряби»: культурные различия в восприятии последствий событий. Бюллетень личности и социальной психологии , 32 (5), 669-683.DOI: 10.1177 / 0146167205283840

Малле, Б. Ф. (2006). Асимметрия актера и наблюдателя в атрибуции: (удивительный) метаанализ. Психологический бюллетень, 132 (6), 895–919.

Масуда Т. и Нисбетт Р. Э. (2001). Посещение целостно или аналитически: сравнение контекстной чувствительности японцев и американцев. Журнал личности и социальной психологии, 81 (5), 922–934.

Мезулис, А. Х., Абрамсон, Л. Ю., Хайд, Дж. С., и Ханкин, Б.Л. (2004). Существует ли универсальная предвзятость в атрибуции? Метааналитический обзор индивидуальных, возрастных и культурных различий в корыстной атрибуционной предвзятости. Психологический бюллетень, 130 (5), 711–747.

Миллер, Дж. Г. (1984). Культура и развитие повседневного социального объяснения. Журнал личности и социальной психологии, 46 (5), 961–978.

Моррис, М. В., и Пэн, К. (1994). Культура и причина: американское и китайское приписывание социальных и физических событий. Журнал личности и социальной психологии , 67 (6), 949-971. DOI: 10.1037 / 0022-3514.67.6.949

Ньюман, Л. С., и Улеман, Дж. С. (1989). Спонтанный вывод личностных качеств. В J. S. Uleman & J. A. Bargh (Eds.), Непреднамеренная мысль (стр. 155–188). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Нисбетт Р. Э. (2003). География мысли. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Simon & Schuster Inc.

Nisbett, R.E., Caputo, C., Legant, P., & Marecek, J.(1973). Поведение глазами актера и наблюдателя. Журнал личности и социальной психологии, 27 (2), 154–164;

Олдмидоу Дж. И Фиске С. Т. (2007). Системные оправдывающие идеологии умеренный статус = стереотипы компетентности: роль веры в справедливый мир и ориентация на социальное доминирование. Европейский журнал социальной психологии , 37 (6), 1135-1148. DOI: 10.1002 / ejsp.428

Пинкер, С. (2011). Лучшие ангелы нашей природы: почему насилие уменьшилось .Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Викинг.

Пронин, Э., Лин, Д. Ю., и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятого отношения к себе по сравнению с другими. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (3), 369–381.

Рубин З., Пеплау Л.А. (1973). Вера в справедливый мир и реакция на чужой удел: исследование участников национальной призывной лотереи. Journal of Social Issues, 29, 73–93.

Рюш, Н., Тодд, А. Р., Боденхаузен, Г. В., и Корриган, П.W. (2010). Заслуживают ли люди с психическим заболеванием того, что получают? Связь между меритократическим мировоззрением и скрытой и явной стигмой. Европейский архив психиатрии и клинической неврологии , 260 (8), 617-625. DOI: 10.1007 / s00406-010-0111-4

Salminen, S. (1992). Гипотеза защитной атрибуции и серьезные несчастные случаи на производстве. Психологические отчеты , 70 (3, Pt 2), 1195-1199. DOI: 10.2466 / PR0.70.4.1195-1199

Бритва, К.Г. (1970). Защитная атрибуция: влияние серьезности и значимости ответственности за несчастный случай. Журнал личности и социальной психологии, 14 (2), 101–113. DOI: 10,1037 / ч00028777

Скитка, Л. Дж., Маллен, Э., Гриффин, Т., Хатчинсон, С., и Чемберлин, Б. (2002). Диспозиции, сценарии или мотивированные исправления? Понимание идеологических различий в объяснении социальных проблем. Журнал личности и социальной психологии, 83 (2), 470–487.

Smirles, K. (2004). Атрибуция ответственности в случаях сексуального домогательства: личность и ситуация. Журнал прикладной социальной психологии , 34 (2), 342-365. DOI: 10.1111 / j.1559-1816.2004.tb02551.x

Тейлор, С. Э., и Фиск, С. Т. (1975). Точка зрения и восприятие причинно-следственной связи. Журнал личности и социальной психологии, 32 (3), 439–445.

Тейлор Д. М. и Дориа Дж. Р. (1981). Предвзятость при атрибуции, связанная с самообслуживанием и служением группе.Журнал социальной психологии, 113 (2), 201-211.

Trope, Y., & Alfieri, T. (1997). Легкость и гибкость диспозиционных процессов суждения. Журнал личности и социальной психологии, 73 (4), 662–674.

Улеман, Дж. С., Блейдер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные впечатления . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Причинная атрибуция — обзор

Стиль атрибуции

Тип причинной атрибуции, которую люди делают в отношении ситуации, будет влиять на усилия, направленные на поведенческие характеристики в отношении этой ситуации.Что такое атрибуция и что это за процесс? Каким образом атрибуция влияет на усилия и готовность людей решить проблему или справиться с ней? Как атрибуция о проблемной ситуации влияет на сам процесс решения проблемы?

Атрибуция определяется Вестеном (1999) как процесс вывода о причинах психических состояний или поведения людей. В повседневной жизни люди медитируют и исследуют причины своего собственного поведения и поведения и психологического состояния других людей.Обычно, когда люди делают вывод о причинах своего поведения и поведения других людей, они связывают причины с внешними факторами (сфокусированными на состоянии, например, клиент вел себя гневно, потому что сегодня погода была очень жаркой) или внутренними факторами (сфокусированными на человеке. (например, клиент вел себя гневно, потому что он импульсивный человек). Атрибуция, которую делают люди, может напрямую влиять на их выполнение задачи или поведение.

Согласно теории атрибуции Вайнера (1986), приписывание учащимся своих академических неудач или успехов напрямую связано с академической успеваемостью.Согласно теории, студенты, которые приписывают успехи в учебе или неудачу усилиям, усерднее работают над академическими задачами, чем студенты, которые приписывают успех или неудачу способностям. Результаты исследований этой теории также показывают, что учащиеся делают вывод об отсутствии способностей, когда учителя выражают сочувствие или жалость в случае неудачи, в то время как они делают вывод о необходимости работать усерднее, когда учителя говорят им быть более настойчивыми в изучении предмета.

Другая теория, связанная с теорией атрибуции, — это теория объяснительного стиля (Peterson, Buchanan, & Seligman, 1995; Peterson & Seligma, 1984).Согласно этой теории, стиль объяснения негативных событий людьми влияет на их психологическое здоровье. Люди, которые используют пессимистический стиль объяснения негативных жизненных событий, чаще страдают от депрессии. Когда люди, демонстрирующие пессимистический стиль объяснения, сталкиваются с негативным событием, они объясняют его таким образом, чтобы это отрицательно сказалось на их эмоциональном состоянии. Согласно этой теории, сталкиваясь с негативными жизненными событиями, склонные к депрессии люди делают внутренние, стабильные и глобальные приписывания.Например, человек, который потерпел неудачу в учебе, может приписать ее внутренним / личным факторам (т. Е. Неспособности и низкий интеллект), а не внешним факторам. И они видят эти причины стабильными и неизменными. Более того, эти люди воспринимают неудачу как общую характеристику самих себя.

Теории стиля атрибуции и объяснительного стиля охватывают ряд эффектов, задающих направление и формирующих человеческое поведение в процессе решения проблем.Стиль атрибуции и объяснения человека после его попыток решить проблемы, с которыми он сталкивается, будет влиять на его психологическое состояние. Они также определят, будут ли решены проблемы и будут ли продолжены усилия по решению проблемы. Знание причинно-следственных связей людей и объяснений проблемы можно рассматривать как возможный фактор для прогнозирования успеха или неудачи процесса решения проблемы. Другими словами, в контексте решения проблемы атрибуты содержат суждения и выводы, которые люди делают в отношении того, добьются ли они успеха в решении проблемы.

Стили атрибуции и пояснения важны на двух этапах процесса решения проблемы. Они важны, во-первых, во время первоначального столкновения человека с проблемой, а во-вторых, после его попыток решить ее. Когда человек сталкивается с проблемой впервые, он оценивает как проблему, так и свои навыки и способности по отношению к проблеме. В результате этой оценки человек придет к суждению. Например, человек, который думает, что проблема, с которой он сталкивается, невозможно решить, даже не будет пытаться ее решить.Такая атрибуция снизит самооценку человека и сделает невозможным решение проблемы. Человек с низкой самооценкой будет держаться подальше от любых попыток решить проблему. С другой стороны, человек может воспринимать проблемную ситуацию как трудную, но свои навыки и способности как адекватные. В этом случае этот человек сможет попытаться решить проблему.

Во втором предположим, что после первой оценки человек решил предпринять попытку решения проблемы, что эта попытка не привела к решению проблемы, и что ситуация ухудшилась.В этом случае предположения и стиль объяснения человека будут влиять на возможное решение и эмоциональное состояние человека. Например, если процесс решения проблемы заканчивается неудачей, и человек приходит к выводу, что неудача была вызвана его или ее глупостью, чувство собственной эффективности резко упадет. Человек с таким объяснительным стилем легко впадет в депрессию. Из-за заниженной самооценки, депрессивного настроения и пессимистичного объяснения личных неудач этот человек может не предпринимать новых попыток решения проблем в будущем.

Отношение людей к проблемам, с которыми они сталкиваются, играет важную роль в том, будут ли они пытаться решить проблему. Рассматриваемые атрибуты смогут мотивировать и активировать человека, столкнувшегося с проблемой. Каковы же тогда стили атрибуции людей, которые могут и не могут эффективно решать проблемы? Баумгарднер, Хеппнер и Аркин (1986) исследовали этот вопрос. Результаты их исследования показали, что люди, которые думали, что они могут эффективно решить свои проблемы, с большей вероятностью думали, что проблемная ситуация находится под их контролем и что проблемная ситуация является результатом их недостаточных усилий.

Приписывание людям проблемной ситуации, а также их навыков и способностей может иметь определяющее влияние на процесс решения проблемы. По этой причине знание того, как клиент приписывает проблемную ситуацию и его или ее навыки, повлияет на результат PST. Следовательно, существует необходимость в оценке стилей атрибуции и объяснения клиентов во время PST. Одна из скрытых целей PST — дать клиентам возможность использовать функциональную или адаптивную атрибуцию.

Что это такое и как этого избежать

За последнее десятилетие было много написано о когнитивных искажениях. Если вы зайдете сегодня в раздел психологии Barnes of Noble или поищете в Amazon «принятие решений», вы обязательно увидите библиотеку книг о том, какими иррациональными могут быть люди.

Многие когнитивные предубеждения влияют на людей и их повседневные действия, например предвзятость подтверждения и самоуверенность. Но самая важная и тревожная ошибка, которую профессионалы склонны допускать в своем мышлении, может заключаться в фундаментальной ошибке атрибуции.

Подобные когнитивные искажения часто определяют то, как человек взаимодействует с окружающим миром. В мире бизнеса понимание этих предубеждений и понимание того, как они влияют на ваше поведение, жизненно важно для того, чтобы стать лучшим менеджером.

Что такое фундаментальная ошибка атрибуции?

Фундаментальная ошибка атрибуции относится к склонности человека приписывать действия другого своему характеру или личности, приписывая свое поведение внешним ситуативным факторам, находящимся вне их контроля.Другими словами, вы склонны сокращать себе время, заставляя других отвечать за свои действия на 100 процентов.

Например, если вы когда-либо отчитывали «ленивого сотрудника» за опоздание на встречу, а затем сами извинялись за опоздание в тот же день, вы допустили фундаментальную ошибку атрибуции.

Основная ошибка атрибуции возникает из-за того, как люди воспринимают мир. Хотя у вас есть хоть какое-то представление о своем характере, мотивациях и ситуационных факторах, которые влияют на вашу повседневную жизнь, вы редко знаете все, что происходит с кем-то другим.Подобно предубеждениям подтверждения и самоуверенности, их влияние на бизнес и жизнь можно уменьшить, приняв несколько мер.

Примеры фундаментальных ошибок атрибуции

Понятно, как фундаментальная ошибка атрибуции (FAE) может повлиять на вашу личную жизнь, но также важно осознавать влияние, которое она может оказать на вашу работу. Независимо от того, являетесь ли вы сотрудником или менеджером, когнитивные предубеждения, такие как FAE, могут играть роль в том, как вы взаимодействуете с другими на рабочем месте и как вы принимаете ключевые бизнес-решения.

Например, работая со своими коллегами, вы, вероятно, формируете общее впечатление об их характере по частям ситуации, но никогда не видите всей картины. Хотя было бы неплохо дать им повод для сомнений, ваш мозг, как правило, использует ограниченную информацию для вынесения суждений.

Внутри организаций FAE может вызвать все, от споров до увольнений и разрывов в организационной культуре. Фактически, это корень любого недоразумения, при котором человеческие мотивы могут быть неправильно истолкованы.

Например, вспомните «ленивого сотрудника». Поскольку она опоздала на важную встречу, вы, возможно, будете склонны судить о ее характере, основываясь только на одном этом действии. Однако возможно, что ее поведение обусловлено несколькими внешними, а не внутренними факторами. Например, любое количество ситуационных факторов могло привести к тому, что она отстала от графика, например, чрезвычайная ситуация в семье или автомобильная пробка, которые не имеют ничего общего с качеством ее характера.

В действии формирование впечатлений от характера человека на основе ограниченной информации может иметь долгосрочные последствия.Теперь, когда вы воспринимаете этого человека как «ленивого», ваше мнение о нем может со временем измениться. Если у вас не появится возможность лучше узнать своего сотрудника, вы всегда можете смотреть на него в негативном свете.

Как избежать фундаментальной ошибки атрибуции

Вспомните, когда вы в последний раз думали, что коллегу нужно уволить или представитель службы поддержки оказался некомпетентным. Как часто вы действительно пытались понять ситуационные факторы, которые могут повлиять на работу этого человека? Наверное, не часто.

Фундаментальная ошибка атрибуции настолько распространена, потому что коренится в психологии, поэтому полностью ее преодолеть может быть сложно. Один из инструментов, который может быть полезен в борьбе с FAE, — это благодарность. Когда вы обижаетесь на кого-то из-за плохого «качества», которое он демонстрирует, попробуйте составить список из пяти положительных качеств, которые этот человек также проявляет. Это поможет сбалансировать вашу точку зрения и поможет вам смотреть на коллегу как на человека в целом, а не через призму какого-то одного негативного качества.

Другой метод — научиться становиться более эмоционально разумным. Эмоциональный интеллект стал модным словом в деловом мире за последние 20-30 лет, но он включает в себя практику самосознания, сочувствия, саморегуляции и другие методы, позволяющие стать более объективными в служении своим долгосрочным интересам и интересам. интересы других. В частности, проявление сочувствия, например обсуждение с коллегами их мнений о проектах и ​​жизни вне офиса, является хорошим первым шагом.

FAE невозможно полностью преодолеть. Но с комбинацией осознанности и нескольких небольших инструментов и тактик вы можете быть более добрыми и сочувственными по отношению к своим коллегам. Фактически, способность признать когнитивные предубеждения, такие как FAE, и приложить сознательные усилия, чтобы ограничить их влияние, является важным компонентом того, чтобы стать лучшим менеджером.

Вы заинтересованы в повышении своих управленческих навыков? Изучите наш восьминедельный онлайн-курс «Основы управления» и получите навыки и стратегии, чтобы преуспеть в принятии решений, внедрении, организационном обучении и управлении изменениями.

Этот пост был обновлен 14 февраля 2020 г. Первоначально он был опубликован 8 июня 2017 г.

Защитная атрибуция — IResearchNet

Определение защитной атрибуции

Защитная атрибуция — это объяснение поведения, которое служит для защиты предпочтительных убеждений человека о себе, других и мире.

Защитный фон атрибуции

Зигмунд Фрейд в начале 20 века впервые популяризировал идею о том, что желания людей могут влиять на их объяснения событий.Фрейд предложил множество защитных механизмов, которые люди используют, чтобы избежать угрожающих интерпретаций своего поведения и поведения других людей. Например, рационализация включает построение ложных объяснений собственных действий, избегающих их негативной интерпретации.

Термин защитная атрибуция объединяет фрейдистское понятие психологической защиты с теорией атрибуции Фрица Хайдера. Теория атрибуции утверждает, что люди понимают свой социальный мир как содержащий причины и следствия.Человек обычно решает, что действие было вызвано либо атрибутом человека (внутренняя атрибуция), либо аспектом ситуации (внешняя атрибуция). Как и Фрейд, Хайдер предположил, что, поскольку причина поведения никогда не может быть известна наверняка, желания людей могут легко влиять на их приписывание.

Типы защитной атрибуции

Множество причинно-следственных связей выполняют защитную функцию. Когда исследователи начали изучать причинно-следственные связи в 1960-х годах, они обнаружили, что люди обычно приписывают свои внутренние успехи своим собственным способностям, а неудачи — внешним факторам, таким как невезение.Эта модель атрибуции, известная как личностная атрибуция, служит для защиты или поддержки позитивного отношения людей к себе (их самооценки). Люди даже иногда создают препятствие на пути к успеху перед трудными оценочными ситуациями, чтобы иметь готовую защитную атрибуцию, если впоследствии они потерпят неудачу. Если они потерпят неудачу, они могут винить препятствие. Например, студент может пойти выпить вечером перед важным экзаменом или откладывать дела на потом и начать учиться только за ночь перед экзаменом.Если ученик затем будет плохо учиться, он или она может защититься от угрожающей самооценке возможности того, что ему или ей не хватает способности преуспевать, обвиняя его в похмелье или отсутствии подготовки. Это хорошо задокументированное явление, известное как самооценка, демонстрирует, что люди часто заинтересованы в защитной атрибуции для защиты своей самооценки.

Подобные защитные атрибуты делаются и для других людей, которые нравятся отдельным людям, например, друзей, родственников и членов их собственных групп.Например, если любимый друг-мужчина плохо обращается со своей девушкой, человек, скорее всего, будет склонен полагать, что девушка спровоцировала плохое обращение. Напротив, люди также создают защитную атрибуцию, чтобы поддерживать негативные взгляды на людей, которые им не нравятся, и на членов конкурирующих групп. Успех члена группы, которой не нравится, обычно объясняется удачей или, возможно, обманом.

Защитная атрибуция также защищает представления человека о мире.Многие люди живут в тяжелых условиях, таких как бедность, болезни и физические недостатки. Тем не менее, как предлагает теория справедливого мира Мелвина Лернера, люди хотят верить, что мир является справедливым местом и что они не станут жертвами таких обстоятельств. Исследования показывают, что для сохранения таких убеждений люди часто обвиняют других, испытавших несчастья, в своей судьбе. В качестве защиты приписывая отрицательные результаты безнравственности, глупости или лени человека, люди могут поддерживать веру в то, что мир справедлив, и что они сами будут избавлены от такой участи; это может привести к чрезмерно суровым суждениям о других людях, живущих в бедности или ставших жертвами болезней, несчастных случаев или насильственных преступлений, таких как изнасилование.

Точно так же защитная атрибуция может использоваться для сохранения веры практически в любое убеждение. Они могут помочь поддержать веру в свою религию, праведность своей нации и обоснованность собственных теорий. Используя защитную атрибуцию, люди могут упорно цепляться за свои предпочтительные убеждения даже перед лицом того, что может показаться явным дискредитирующим свидетельством. В середине 1950-х годов Леон Фестингер и его коллеги задокументировали это, изучив культ Судного дня, который предсказывал, что в определенный день наступит конец света.Когда этот день наступил без происшествий, члены группы объяснили, что их собственные молитвы и вера спасли мир.

Важность защитной атрибуции

Как следует из этих примеров, защитная атрибуция часто приводит людей к предвзятым и неточным представлениям о себе, других людях и мире вокруг них. Эти взгляды часто психологически утешительны; Приятно иметь положительный взгляд на себя и на тех, кому нравится, избавляет от чувства вины и заставляет чувствовать себя в безопасности, полагая, что мир справедлив и что люди, страдающие от несчастья, несут ответственность за свои проблемы.Действительно, некоторые теории и исследования показывают, что защитная атрибуция может помочь людям успешно функционировать в мире. Например, корыстная атрибуция, по-видимому, преобладает у хорошо функционирующих людей и отсутствует у депрессивных людей.

Однако эти приписывания также способствуют неудачам, несправедливому обращению с другими, предрассудкам и межличностным и межгрупповым конфликтам. Они заставляют людей упускать из виду те аспекты себя, которые им необходимо улучшить, и выбирают карьерный путь, для которого они не подходят.Группы меньшинств внутри наций почти всегда имеют более низкий социально-экономический статус, поэтому защитные приписывания в поддержку веры в справедливый мир могут способствовать формированию негативных стереотипов и предубеждений в отношении таких групп.

В сфере межличностных отношений защитные приписывания часто способствуют «указанию пальца» или взаимному обвинению, что приводит к разногласиям внутри организаций и конфликтам во взаимоотношениях. Например, в неудачном браке мужчина может винить свое недовольство постоянным ворчанием жены, тогда как жена может винить свое недовольство его пренебрежением к ней и отношениям.Правда может заключаться в том, что оба должны измениться, но защитные приписывания приводят к таким разным, нереалистичным взглядам на проблемы, что положительное решение маловероятно.

Наконец, защитная атрибуция также может способствовать политическим и международным конфликтам. Например, многие американцы приписывали вторжение в Ирак в 2003 году моральным усилиям по устранению опасного диктатора и распространению демократии. Напротив, многие на Ближнем Востоке приписывали вторжение американской аморальности, высокомерию и жадности.Это только один из многих исторических примеров, когда защитная атрибуция имела глобальные последствия.

Ссылки:

  1. Pyszczynski, T., & Greenberg, J. (1987). На пути к интеграции когнитивных и мотивационных взглядов на социальный вывод: предвзятая модель проверки гипотез. В Л. Берковиц (ред.), Успехи экспериментальной социальной психологии (том 20, стр. 297-340). Нью-Йорк: Academic Press.
  2. Шейвер, К. Г. (1985). Приписывание вины: причинно-следственная связь, ответственность и виновность.Нью-Йорк: Спрингер.

Атрибуция, стереотип и дискриминация — AP Psychology

Если вы считаете, что контент, доступный через Веб-сайт (как определено в наших Условиях обслуживания), нарушает или другие ваши авторские права, сообщите нам, отправив письменное уведомление («Уведомление о нарушении»), содержащее в информацию, описанную ниже, назначенному ниже агенту. Если репетиторы университета предпримут действия в ответ на ан Уведомление о нарушении, оно предпримет добросовестную попытку связаться со стороной, которая предоставила такой контент средствами самого последнего адреса электронной почты, если таковой имеется, предоставленного такой стороной Varsity Tutors.

Ваше Уведомление о нарушении прав может быть отправлено стороне, предоставившей доступ к контенту, или третьим лицам, таким как в качестве ChillingEffects.org.

Обратите внимание, что вы будете нести ответственность за ущерб (включая расходы и гонорары адвокатам), если вы существенно искажать информацию о том, что продукт или действие нарушает ваши авторские права. Таким образом, если вы не уверены, что контент находится на Веб-сайте или по ссылке с него нарушает ваши авторские права, вам следует сначала обратиться к юристу.

Чтобы отправить уведомление, выполните следующие действия:

Вы должны включить следующее:

Физическая или электронная подпись правообладателя или лица, уполномоченного действовать от их имени; Идентификация авторских прав, которые, как утверждается, были нарушены; Описание характера и точного местонахождения контента, который, по вашему мнению, нарушает ваши авторские права, в \ достаточно подробностей, чтобы позволить репетиторам университетских школ найти и точно идентифицировать этот контент; например нам требуется а ссылка на конкретный вопрос (а не только на название вопроса), который содержит содержание и описание к какой конкретной части вопроса — изображению, ссылке, тексту и т. д. — относится ваша жалоба; Ваше имя, адрес, номер телефона и адрес электронной почты; а также Ваше заявление: (а) вы добросовестно считаете, что использование контента, который, по вашему мнению, нарушает ваши авторские права не разрешены законом, владельцем авторских прав или его агентом; (б) что все информация, содержащаяся в вашем Уведомлении о нарушении, является точной, и (c) под страхом наказания за лжесвидетельство, что вы либо владелец авторских прав, либо лицо, уполномоченное действовать от их имени.

Отправьте жалобу нашему уполномоченному агенту по адресу:

Чарльз Кон Varsity Tutors LLC
101 S. Hanley Rd, Suite 300
St. Louis, MO 63105

Или заполните форму ниже:

Теория атрибуции — Практическая психология

Если есть что-то, что я узнал из изучения психологии, так это то, что люди очарованы ею. Все мы хотим знать немного больше о том, почему люди делают то, что они делают.Мы хотим иметь возможность объяснять поведение наших друзей, семьи, партнеров и коллег.

На самом деле мы уже пытаемся объяснить человеческое поведение, не задумываясь, что делаем это. Вы когда-нибудь пытались проанализировать поведение парня, с которым встречается ваш друг? Или, может быть, вы увидели, как кто-то бежит на публике, и подумали: «Он, должно быть, убегает от полиции». Может быть, ваш коллега ведет себя странно, и вы думаете: «Они что-то от меня скрывают».

Люди — существа, создающие смысл.И хотя психологи пытаются понять и объяснить поведение, они также пытаются понять, как люди пытаются понять и объяснить поведение. Этот процесс называется атрибуцией. Способы, которыми люди объясняют поведение, и ошибки, которые они делают при этом, могут быть столь же проницательными, как и фактические объяснения поведения.

История теории атрибуции

Атрибуция впервые появилась в мире психологии в начале 20 века гештальт-психологом Фрицем Хайдером.Хотя он не слишком углублялся в процесс атрибуции, он определил два типа атрибуции, которые до сих пор широко обсуждаются в теории атрибуции: диспозиционная и ситуационная атрибуция.

Диспозиционная атрибуция, или внутренняя атрибуция, возникает, когда вы считаете, что поведение человека определяется внутренними факторами. Например, человек может плакать в метро, ​​потому что он эмоционально нестабилен или легко плачет.

Ситуативная атрибуция, или внешняя атрибуция, возникает, когда вы полагаете, что поведение человека определяется внешними факторами.Возможно, вы видите того же человека плачущим в метро, ​​но предполагаете, что его поведение могло быть вызвано внешней ситуацией. Может, в метро увидели что-то травмирующее. Или они просто расстались с человеком, сидящим рядом с ними в метро.

Любой из этих процессов может дать вам «правильный» ответ, но атрибуция больше фокусируется на том, как люди приходят к таким выводам. Например, теории предвзятости «актер-наблюдатель» предполагают, что мы с большей вероятностью будем использовать внутреннюю или внешнюю атрибуцию в зависимости от того, являемся ли мы человеком, выполняющим поведение, или наблюдаем за ним.

Корреспондентская теория вывода

Некоторые теории атрибуции сосредотачиваются конкретно на диспозиционной атрибуции. Возьмем, к примеру, Теорию вывода корреспондентов Джонса и Дэвиса (1965). Джонс и Дэвис полагали, что мы с большей вероятностью будем использовать внутреннюю атрибуцию при определенных обстоятельствах. Если человек действовал свободно и намеренно, мы с большей вероятностью приписываем его действия его характеру.

Другие факторы, которые заставляют нас делать внутренние атрибуции, включают:

  • Если поведение особенно необычно
  • Если поведение направлено против человека
  • Если поведение может причинить непосредственный вред другому человеку или помочь ему

Допустим, вы идете по улице и слышите, как кто-то изводит вас.Это необычное поведение, оно направлено против вас. Вы верите, что уличное преследование совершается для того, чтобы вызвать у людей негативную реакцию. Вы с большей вероятностью приписываете такое поведение характеру преследователя, а не каким-то внешним стимулам, которые управляют его поведением.

Модель ковариации Келли

Но теория атрибуции не останавливается на теории соответствующего вывода. В 1973 году Гарольд Келли создал модель, которая, возможно, является одной из самых известных теорий атрибуции.Модель ковариации Келли предполагает, что мы используем три фактора, чтобы определить, выбираем ли мы внутреннюю или внешнюю атрибуцию.

Допустим, вы на званом ужине, и ваш друг заказывает очень дорогое шампанское во время вечеринки с другими друзьями. Это потому, что они предпочитают более прекрасные вещи в жизни, или потому, что внешние факторы побуждают их делать это?

Келли предлагает использовать эти факторы, чтобы выяснить ответ:

  • Консенсус: вот как все остальные ведут себя в той же ситуации.Вы можете посмотреть, что заказывают все остальные. Если все за столом заказывают дорогие напитки и икру, консенсус высокий. Если все придерживаются закусок и дешевого пива, консенсус низок.
  • Самобытность: так ваш друг ведет себя в подобных ситуациях. Допустим, ваш друг всегда заказывает самый модный пункт меню или покупает самую дорогую одежду в торговом центре. Если они это сделают, различимость низкая. Если им нравится экономить деньги, покупать в благотворительных магазинах или выбирать рестораны с низкими ценами, их отличительность высока.
  • Последовательность: так ваш друг ведет себя каждый раз, когда возникает такая ситуация. Может быть, ваш друг всегда любит покупать очень дорогое шампанское, когда вы гуляете с этой компанией друзей в этом конкретном ресторане. Если да, то последовательность высока. Если это первый раз, когда ваш друг решил купить напитки для этой группы друзей, последовательность будет низкой.

Если вы обнаружите, что поведение вашего друга находится на «низкой» стороне спектра, вы с большей вероятностью приписываете это поведение характеру вашего друга.Они просто яркий парень, который ценит лучшее в жизни. Но если поведение вашего друга находится на «высокой» стороне спектра, вы с большей вероятностью приписываете это поведение внешним стимулам. Может быть, вашему другу кажется, что он произвел плохое впечатление на эту группу друзей, и он хочет это исправить. Может быть, вашему другу повысили зарплату. Может, их обидели плохие новости и они хотят сделать вечер особенным.

Конечно, мы не всегда можем использовать эту модель с посторонними людьми.Если незнакомец заказывает очень дорогое шампанское, вы не можете просто смотреть на каждую покупку, которую он совершил со всеми на своем званом ужине. В этих случаях Келли предлагает нам обратиться к прошлому опыту и приписать необходимые и достаточные причины поведению человека. Вы можете посмотреть на необычный костюм незнакомца и подумать, что он просто крупный игрок.

Ссылка на эту статью:

Теодор. (2019, май). Теория атрибуции. Получено с https: // Practicalpie.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.