Содержание

Тема 3. Прагматические аспекты коммуникации

1. Прагматический фактор в коммуникации

2. Социальные нормы

3. Вопросы и задания

4. Рекомендуемая литература

    Приложение I.  Прагматический контекст в литературном тексте

 

Смежные понятия

фоновые знания

пресуппозиции

социальные нормы

ситуативный контекст

интерпретант

 

□ Прагматика ‒ раздел семиотики. Изучает особенности использования знаков в коммуникации, отношения знаков к интерпретатору. 

К прагматическим факторам относят самую разнообразную информацию. Эта информация позволяет установить смысл языковых выражений и высказываний в непосредственно данном ситуативном (прагматическом) контексте.

■ Н. В. Волошинов приводит такой пример. Двое сидят в комнате. Молчат. Один говорит: Так! Изолированно взятое так имеет значение, но не имеет смысла, поскольку может соотноситься с какой угодно ситуацией и принимать в этой ситуации какое угодно значение. Смысл высказывания проясняется только при условии уточнения ситуации общения, в которой произносится это выражение. Допустим, продолжает Н. В. Волошинов, в момент беседы собеседники, взглянув в окно, видят снег; причем они знают, что уже май и что давно пора быть весне; затянувшаяся зима надоела, и они огорчены поздним снегопадом. Как осмысленное целое, высказывание состоит, таким образом, из двух частей: словесно осуществленной (актуализированной) и подразумеваемой части.

Такого рода «знания в скобках» входят в толкование в качестве имплицитного компонента высказывания. Но его вряд ли можно обосновать семантически, поскольку нет таких семантических правил, по которым его можно было бы связать с эксплицитным содержанием высказывания.

■ Возьмем высказывание Холодно! Вне контекста данное языковое выражение может означать что угодно: в обращении кокетки к ухажеру – «обними меня», в обращении жены к мужу – «надо заклеить окна», в обращении начальника к подчиненному – «закрой окно», «принеси горячего чаю» и т.

п. В качестве переменной величины смысл высказывания зависит, таким образом, от условий употребления, а точнее: от прагматического контекста и сопряженного с ним типового сценария, моделирующего в соответствии со сложившимся в социуме распределением ролей поведение фигурантов – в нашем случае ухажеров, мужей и подчиненных.

■ В качестве другого примера приведем такой разговор в общественном транспорте:

― Который час? (он)

― Я счастливая (она)

Правильное понимание входящих в высказывание слов не исключает неверной интерпретации. Понять, почему на запрос информации о времени суток случайная попутчица отвечает признанием в наилучшем расположении духа, можно только на фоне общеизвестной «крылатой» фразы Счастливые часов не наблюдают. За отсутствием такого фона высказывание Я счастливая воспринимается как аномальное, как не отвечающее требованиям «кооперативного» общения, соблюдение которых требуется, если верить Г. П. Грайсу, от участников коммуникации.

■ Другой пример. Высказывание Будет дождь можно понять по-разному в зависимости от того, какой  смысл вкладывает в него говорящий: (i) ждет ли он с нетерпением дождя в период засухи, (ii) собирается лететь самолетом, (iii) размышляет, взять ли зонтик, (iv) нечего сказать или (v) попросту страдает от скуки.

 

В качестве внешней переменной прагматический компонент относится, таким образом, не к предложению, а к высказыванию, посредством которого говорящий выражает свое отношение к факту высказывания. Без этого смысл фразы кажется неполным, а вопросы где, когда будет дождь и какое мне до этого дело не находят ответа.

□ В качестве прагматических факторов значения в толковании функционирует любые фоновые знания.

□ К прагматическим факторам относят самую разнообразную информацию, а эту информацию задают в зависимости от исследовательских приоритетов как энциклопедические знания, социальные нормы, фреймы, пропозициональные установки, намерения, мнения и убеждения. Эта информация позволяет установить смысл анализируемых высказываний в непосредственно данном ситуативном контексте.

 

Социальные нормы. К прагматическим факторам можно отнести и так называемые социальные (культурные) нормы, разного рода общественные установления, так или иначе влияющие на характер осмысления высказывания ‒ «мнение большинства» в определении Платона, «что кажется правильным всем или большинству людей» в определении Аристотеля, «предрассудки» (préjugés) в определении Х.-Г. Гадамера, «подразумеваемое» семьи, рода, нации, класса, социальной группы в определении В. Н. Волошинова.

 

Действительно, наряду с функциональной системой языка в толковании языковых произведений учитывать приходится и прочие «системные инстанции» (Ф. Растье). И не только потому, что всякая коммуникативная ситуация моделируется в соответствии с каким-то типовым сценарием, но еще и потому, что специфическое лексико-грамматическое обеспечение, которым располагает язык для обозначения отношений внутри ситуации, приводится в соответствие с общезначимой конвенцией, как вести себя, как понимать и что говорить в подобной ситуации. Например, когда возмущенный покупатель говорит продавцу: Вы меня обвесили!, предполагается, что продавцы не должны обвешивать покупателей. В таком понимании подразумеваемая часть высказывания согласуется со сложившейся в социуме системой мнений и представлений. Социальные нормы выступают, таким образом, функции прагматической пресуппозиции.

 

□ Социальные нормы суть дополнительные системы кодирования.

□ Знанию системы языка соответствует семантическая компетенция, знанию инкорпорированных в произведении социальных норм – прагматическая компетенция.

□ Социальные нормы «подправляют» закрепленное в языке системное значение в пределах заданной предметной (концептуальной) области.

□ Нормативным суждениям нельзя придать истинностное значение, а можно только проверить на соответствие какой-то норме в пределах «допустимо» ‒ «недопустимо», «уместно» ‒ «неуместно», «можно» ‒ «нельзя».

 

► Вопросы и задания

• Когда вам предлагают кофе, а вы говорите: мне завтра рано вставать, какой является прагматическая пресуппозиция?

• Приведите примеры, когда прагматическая компетенция позволяет «скорректировать» в контексте системное значение входящих в высказывание слов и выражений.

• Приведите примеры, когда за отсутствием прагматического контекста самая банальная фраза становится неоднозначной или двусмысленной.

 

► Прокомментировать

• К прагматическим факторам относят самую разнообразную информацию.

• В истолковании высказываний нельзя ограничиться функциональной системой языка.

• Семантике отводят конвенциональные значения, установленные в системе языка, прагматике – непосредственное их употребление в речи.

• Понимание обеспечивается знанием значения слов и предложений (семантической компетенцией), интерпретация – знанием механизмов употребления языка (прагматической компетенцией). Объект понимания – величина постоянная; интерпретация же направлена на переменный коммуникативный смысл слов в высказывании и самих высказываний (Н. Д. Арутюнова).

• В условиях переменной прагматической ситуации значение всех входящих в высказывание слов и словосочетаний может быть только переменным.

• Наряду с лингвистическим контекстом в качестве интерпретанта может функционировать и широкий прагматический контекст.

• Чтобы понять смысл анализируемой языковой последовательности, одним языковым кодированием/декодированием не обойтись.

• Прагматические пресуппозиции функционируют по типу энтимемы, или сокращенного силлогизма, когда можно опустить (не говорить) то, что заведомо известно.

 

Рекомендуемая литература

Арутюнова Н. Д. Прагматика // Лингвистический энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1990. С. 389‒390.

Бочкарев А. Е. Семантика. Основной лексикон. Нижний Новгород: ДЕКОМ, 2014.

Ван Дейк Т. А. Вопросы прагматики текста //Новое в зарубежной лингвистике. Вып. VIII. Лингвистика текста. М.: Прогресс, 1978. С. 259‒336. 

 

Приложение I.  Прагматический контекст в литературном тексте

 

■ Фоновые знания раздвигают границы текста вплоть до включения сюда разносторонней информации ‒ сведений об авторе, жанре, исторической эпохе, условиях создания произведения, современной его рецепции… Востребованным становится, разумеется, не весь фонд знаний, накопленных филологией, историографией или литературной критикой, а разве только такие знания, без которых нельзя обойтись в понимании.

Например, современному читателю невдомек, почему в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» сосед Ленского по деревне сравнивается с римским поэтом и как надо понимать словосочетание сажать капусту в выражении Капусту садит, как Гораций (гл. 6, VII). В. В. Набоков поясняет: «На самом деле это распространенный галлицизм planter des(ses)choux, означающий “жить в деревне”».

 

■ Аналогичным образом, чтобы понять, почему Зарецкий характеризуется как отец семейства холостой (гл. 6, VII) и как вообще нейтрализовать противоречие, нелишне знать, как воспринималась такая характеристика современниками Пушкина. С точки зрения формальной логики это противоречивая дефиниция: по определению отец семейства не может быть холостым, холостой – отцом семейства. Чтобы снять противоречие, необходимо нейтрализовать один из контрарных признаков: /холостой/ или /женатый/. В этом случае одно из определений будет восприниматься в прямом, другое – в переносном смысле: напр. ‘холостой’ (формально) ‒ ‘отец семейства’ (фактически).

Но чтобы быть уверенным в правильности перифразировки, без реконструкции культурно-исторической ситуации – того, что иногда называют «правильным историческим горизонтом» (Гадамер) – не обойтись. Ю. М. Лотман поясняет: «Несмотря на иронический характер, это выражение являлось почти термином для обозначения владельца крепостного гарема и могло употребляться в нейтральном контексте». И современники Пушкина не видели, значит, противоречия; и не было никаких сложностей для понимания: коль скоро помещик владеет крепостными, то вправе ими распоряжаться, оставаясь при этом «честным и хорошим человеком», по своему усмотрению – вплоть до создания гарема из крепостных девок. Такие представления суть интерпретанты в функции прагматической пресуппозиции.

 

■ В функции прагматического контекста выступает в пределе вся культурно-историческая ситуация, в которой происходит производство и истолкование текста. Например, современному читателю невдомек, что означает в романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» облатка розовая, которая сохнет на воспаленном языке Татьяны Лариной. Обратившись к «Словарю русского языка», можно прочитать, что облатка – это «небольшой полый внутри шарик из крахмальной муки, желатина и т. п. для приема лекарств в порошках. Хинин в облатках» (С. И. Ожегов). Неужели, возникает вопрос, Татьяна страдала малярией? Заглянув в энциклопедический словарь, можно также узнать, что облатка имеет отношение к обряду причащения в католической церкви. Означает ли это, вопрошает известный отечественный исследователь, что Татьяна была тайной католичкой? Между тем В. Набоков поясняет: «Конверты еще не были изобретены; сложенное письмо запечатывалось специальной клейкой пастой с розовым оттенком в форме кружка, как в данном случае». Реконструкция культурно-исторической ситуации позволяет, таким образом, воссоздать «правильный исторический горизонт» (Х.-Г. Гадамер), без учета которого даже самое что ни на есть обычное выражение вроде розовой облатки может показаться аномальным.

прагматический — это… Что такое прагматический?

прагматический
pragmatic

Русско-английский словарь математических терминов. — Американское математическое общество. Э.Д. Лоувотер. 1990.

Синонимы:
  • правый
  • практика

Смотреть что такое «прагматический» в других словарях:

  • ПРАГМАТИЧЕСКИЙ — (греч.). Основанный на достоверных свидетельствах. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ПРАГМАТИЧЕСКИЙ 1) основанный на всестороннем знании дела; 2) рассчитанный на плодотворное практическое применение.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • прагматический — осторожный, утилитарный, применимый, деловой, прагматичный, утилитаристский, практичный, практический, приземленный Словарь русских синонимов. прагматический прил., кол во синонимов: 9 • деловой (22) • …   Словарь синонимов

  • ПРАГМАТИЧЕСКИЙ — прагматическая, прагматическое; в качестве кратк. форм употр. прагматичен, прагматична, прагматично (книжн. ). 1. Прил. к прагматизм, основанный на прагматизме. Прагматическая философия. Прагматическое изложение истории. 2. Являющийся практическим …   Толковый словарь Ушакова

  • прагматический — ПРАГМАТИЗМ, а, м. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949 1992 …   Толковый словарь Ожегова

  • ПРАГМАТИЧЕСКИЙ — греч. достоверный; на деле основанный и прямо к делу применяемый. Прагматическая история, изложенная таким порядком, прикладная, применяемая прямо к делу. Прагматическая санкция, особенно важное, государственное постановленье, напр. муж. об… …   Толковый словарь Даля

  • ПРАГМАТИЧЕСКИЙ — практический, относящийся к действию, служащий практике; связь условий, их причин и следствий, напр. прагматическое описание истории. Кант называет прагматическим такое действие, которое служит нравственным целям. Философский энциклопедический… …   Философская энциклопедия

  • прагматический — 1. ПРАГМАТИЧЕСКИЙ, ая, ое. 1. Основанный на прагматизме (1 2 зн.). П ая философия. П ое изложение фактов. 2. = Прагматичный. П. подход к проблеме. П. взгляд на науку. ◁ Прагматически, нареч. (2 зн.). П. мыслить. 2. ПРАГМАТИЧЕСКИЙ см. Прагматика …   Энциклопедический словарь

  • Прагматический — I прил. 1. соотн. с сущ. прагматика I, связанный с ним 2. Свойственный прагматике [прагматика I] характерный для нее. II прил. 1. соотн. с сущ. прагматика II, связанный с ним 2. Свойственный прагматике [прагматика II] характерный для нее.… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • Прагматический — I прил. 1. соотн. с сущ. прагматика I, связанный с ним 2. Свойственный прагматике [прагматика I] характерный для нее. II прил. 1. соотн. с сущ. прагматика II, связанный с ним 2. Свойственный прагматике [прагматика II] характерный для нее.… …   Современный толковый словарь русского языка Ефремовой

  • прагматический — прагматический, прагматическая, прагматическое, прагматические, прагматического, прагматической, прагматического, прагматических, прагматическому, прагматической, прагматическому, прагматическим, прагматический, прагматическую, прагматическое,… …   Формы слов

  • прагматический — основанный на прагматизме, т. е. признающий истиной лишь то, что дает практически полезные результаты …   Толковый переводоведческий словарь


что значит, тип мышления у мужчин и женщин

Прагматичный человек – тот, который опирается в своей жизни на поступки и действия, приносящие конкретные полезные результаты. Основу прагматичного мышления удачно описал У. Джеймс. Американский психолог утверждал, что истинно лишь то, во что для нас лучше верить. Прагматики склонны строить все свои суждения, исходя из своего практического опыта.

Прагматик

Кто такой прагматик

Слова прагматичность значение происходит от греческого «прагматос» (πράγματος). Оно обозначает действие или какое-либо дело. Философское учение (течение) отталкивается от практики как от настоящей истины, несущей смысловое значение.

Важно! Прагматик – это материалист, который во всём ищет для себя выгоду. Для таких людей «синица в руках» важнее «журавля в небе». Принятие жизненно важных решений и постановка целей для такого человека осуществляются только с выгодой для себя и основываются исключительно на практической «полезности» или «бесполезности».


Жизненный подход прагматика

Какими чертами обладают такие люди

Выражение «прагматичная личность» применима к людям с практичным складом ума. Отвечая на вопрос, прагматичный это какой человек, можно отметить следующие качества индивида:

  • поиск выгодного решения при постановке целей и определение задач по их достижению;
  • потраченные усилия и время обязательно должны не только окупиться, но и принести прибыль;
  • умение выделить конкретные жизненные направления (одно или несколько) и двигаться по ним, не отвлекаясь на эмоции, мнения других людей и прочую «лирику».

Моральное вознаграждение за потраченные усилия также можно отнести к этому списку.

Внимание! Прагматик может заботиться о близких людях, родителях и родственниках, однако он всегда будет рассчитывать на наследство, ответную материальную или моральную поддержку.

Примером межличностных отношений двух прагматичных людей можно считать брачный контракт. Человек прагматичный значение чувствам придаёт меньшее, чем своим практическим соображениям. Это не значит, что он не способен любить и дружить.


Любовь и брачный контракт

Следовательно! Прагматичные черты – это полезные качества характера, которые стоит прививать и развивать.

Общественное мнение меняется в зависимости от ситуации и государственного строя. Человек, как существо разумное, обязан иметь стойкие жизненные взгляды, независящие от оценки окружающих его людей.

Прагматизм — это хорошо или плохо?

Если рассматривать любое качество личности — во всем важна мера. Положительная личностная черта в гипертрофированном избыточном варианте превращается в черту со знаком минус, и прагматичность — не исключение. Человек, привыкший добиваться своих целей, может «пойти по головам» не считаясь с чувствами других, становясь при этом жестче с каждым разом. В обществе, такие личности чаще вызывают зависть — люди видят успешный результат деятельности, но не предполагают каких усилий пришлось затратить прагматику и думают, что он просто «везунчик» со связями.

Какая бывает прагматичность

Отвечая на этот вопрос, можно рассматривать виды прагматичности. Её различают в трёх областях:

  • философии;
  • религии;
  • психологии.

Меланхолик — это какой человек, тип темперамента

Философскую концепцию под прагматизм подвёл американский философ Чарльз Пирс в конце 19 века. Он выразил её в «максиме» прагматизма: «на пути достижения понимания и ясности нужно руководствоваться в своих размышлениях лишь практическими принципами».

Важно! Такая концепция поставлена в противоположность идеалистическим течениям, которые, по мнению Пирса, не соответствуют реальности.


Принципы прагматизма

В области религии прагматические основы заложены на пути воссоединения с Богом, через молитву, пост, различные ограничения и другие приёмы.

Психологи отмечают практические шаги прагматичной личности к намеченной цели. Специалисты различают два прагматического подхода: полезный и бесполезный. Они отмечают, что ярко выраженный прагматический характер не всегда полезен для общества, так как может вносить разлад в традиционные жизненные уклады. Очень тонкая психологическая грань пролегает в области межличностных отношений. Они могут разрушиться, когда поговорка «Дружба дружбой, а служба службой», заменяется выражением « Ничего личного, только бизнес!».

Кстати! То, что к прагматизму склонна только мужская часть населения, это всего лишь стереотип. Прагматичная женщина это современная бизнесвумен, которая добивается своей цели в жизни не хуже мужчины.

Прагматизм: философия кратко

О прагматизме как одной из черт человека задумывались философы в Древней Греции. Свои ценные идеи по этому поводу оставил Сократ, Аристотель и другие отцы мудрости, рассуждая о том, что такое польза и прагматизм в действиях человека, государства, во всем мироустройстве.

В современной философии течение прагматизма сформировалось довольно поздно, в позапрошлом веке. Неудивительно, что первыми в этом стали американцы. США — одна из самых прагматичных стран мира, так сложилось исторически.

Американские философы-прагматики считали, что европейский идеализм уж слишком отрывается от реальной жизни. Самые известные из них так объясняли понятие «прагматизм»:

Математик и логик Чарльз Пирс говорил, что прагматизмом являются такие действия с тем или иным объектом, которые позволяют получить практический результат.

Эта формула стала известна в истории как «принцип Пирса». У философа из США появились последователи.

  • Уильям Джеймс.

Уильям Джеймс даже создал свое особое направление, получившее название «радикальный эмпиризм».

Прежде всего, в исследовании жизненных процессов его интересовали факты. Американский мыслитель отвергал абстрактные идеи, которые невозможно подтвердить опытом.

Не менее известен был и Джон Дьюи. Философ видел главное предназначение прагматизма в том, чтобы облегчить и улучшить жизнь людей. О, он знал, о чем говорил! К моменту его смерти (в 1952 году) в США уже массово выпускались автомобили, стиральные машины, холодильники и телевизоры.

Это направление прагматизма было названо инструментализмом. Дьюи считал, что все идеи и теории — это всего лишь инструменты для того, чтобы сделать жизнь более удобной и комфортной.

Одним из наиболее ярких представителей философии прагматизма в ХХ веке стал Ричард Рорти (умер в 2007 году).

Он утверждал, что любое познание, даже полученное в результате практических опытов, ограничено рамками своей исторической эпохи.


Фото: nachrichtenspiegel.de

Тип мышления у мужчин и женщин

Нордический характер у человека — это какой

В современном мире различают мужское и женское мышление, описывая их следующим образом:

  • мужское – цифровое, основано на логике здравого смысла;
  • женское – аналоговое, базируется на внутренней интуиции.

Мужской мыслительный процесс осуществляется логическими цепочками и происходит в полном молчании.

Женские размышления озвучиваются в процессе и при этом переживаются эмоционально. Зачастую результат приходит в виде озарения (интуитивного ответа) в процессе таких «мыслей вслух». У прагматичных женщин склад ума мужской, они сто раз подумают, чем один раз сказать.


Прагматичная реалистка

Прагматик: что это – бесчувственная машина или ориентир?

Люди, которые четко формулируют жизненные задачи и умеют их реализовывать, невольно вызывают уважение. Для того, кто полон амбиций и сил для их воплощения, человек практического склада может стать незаменимым примером для подражания. В «плюсы» прагматика можно зачислить следующие пять особенностей его психологического портрета.

1. Способность к трезвомыслию

Кто такой прагматичный человек? Это индивид, не признающий романтических «бредней». Ему не свойственно очаровываться людьми, а потом страдать из-за несовпадения желаемого и действительного.

Это помогает ему легко справляться с вызовами судьбы. Потерпев, к примеру, фиаско в любви, прагматик спокойно перешагнет через это поражение. Ржавые якоря прошлого не будут терзать его душу.

2. Моральная выносливость

Такой человек живет по принципу: «Нет нектара без яда». Он прекрасно знает: перед тем, как почивать на лаврах, надо потратить много сил, чтобы их заслужить. Так, студент-прагматик мыслит следующим образом: «Да, учеба – штука непростая. Придется перетерпеть временное безденежье, «прелести» общежития, придирки преподавателей. Зато когда у меня будет диплом, я смогу устроиться на престижную работу и заниматься любимым делом».

3. Самостоятельность

Двигаясь к заветной цели, прагматики крайне редко ищут поддержки у кого бы то ни было. Они привыкли решать свои проблемы сами, не прячась за чьей-нибудь спиной. Однако, если их попросить о помощи, они не откажут, рассчитывая будущем получить компенсацию за свое участие.

4. Инициативность

Оставаться бездеятельным для человека, который прагматичен, — это как позволить себе утонуть в океане жизни. Он всегда верит в успех своего предприятия и ради его реализации готов действовать так, как того требуют обстоятельства.

Подобная активность способна «заразить» остальных, поэтому прагматик в коллективе может стать хороший мотиватором. К тому же, он нередко обладает неплохой интуицией, так что способен предложить наиболее короткий и эффективный путь решения проблемы.

5. Здоровый максимализм

Человек прагматического склада характера стремится к извлечению лучшего из имеющихся у него ресурсов. Некоторые представители данной категории людей отличаются легким снобизмом: им не достаточно каждое утро баловать себя дорогим кофе. Они смогут прочувствовать весь аромат этого напитка только тогда, когда будут пить его из не менее дорогих чашек.

Что плохого в прагматическом подходе к отношениям

Кинестетик — что это такой за человек

Существует мнение, что для прагматического характера присущи такие плохие качества, как:

  • цинизм – за то, что они сначала оценивают пользу от действия, а потом действуют;
  • эгоизм – стремясь решить практически поставленную перед собой задачу и извлечь из этого выгоду, прагматичные люди не считаются с мнением других;
  • недоверчивость – следуя логике и практическому опыту, такие люди не обращают внимания на эмоциональные призывы окружающих, а доверяют только фактам.

Если отбросить эмоции и посмотреть на личностные качества прагматичного человека, то это люди практичные, реально смотрящие на вещи, целеустремлённые и разумные. Они знают свои возможности, ставят перед собой доступные цели и движутся к ним, максимально сконцентрировавшись, методично и дисциплинированно.

Прагматик и взаимоотношения с окружающими

В общении с окружающими прагматичный человек производит приятное впечатление. Он открыт к общению, любит пошутить, не спорит, легко находит контакт с любыми людьми. В разговоре часто использует примеры из жизни, стереотипные фразы. Тон высказываний часто бывает восторженный, увлеченный, что иногда производит впечатление лицемерности и неискренности. Часто предлагает простые идеи, кратко поясняя их примерами из личной практики. Не чурается обмена мнениями, устраивает коллективное обсуждение важных вопросов. Серьезные дебаты считает скучными. Теоретическим и философским длительным рассуждениям предпочитает реальные, практически реализуемые предложения. Находясь в напряженном состоянии, производит впечатление скучающего человека, которому не интересны обсуждаемые вопросы. Большинство успешных политиков и бизнесменов, артистов и певцов, менеджеров и продюсеров состоялись в профессии благодаря использованию трезвого расчета. Им не свойственно сбиваться с намеченного пути, отвлекаясь на сентиментальные раздумья и растрачивая сил на эмоциональные поступки. В жизни ими руководит только холодный расчет.

Прагматизм и меркантильность

У прагматичного человека это какой должен быть подход к делу, чтобы окружающие не считали его меркантильным Меркантильность – это достижение материальной (денежной) выгоды из любых отношений (деловых или личностных), использование для этого других людей или отношений с ними.

Прагматизм – это движение к цели в расчёте на собственные силы и опыт, не в ущерб окружающим. Так как не всё в мире измеряется деньгами, прагматики способны к нормальным отношениям.

Однако! Если прагматик поймёт, что человек, которого он должен и может поддержать, не ответит ему в будущем добром или вовсе лишён чувства благодарности, то запросто может отказаться от каких-либо попыток ему помочь.

Как развить прагматизм

Гомофоб — кто это такой, определение

Рациональность – хорошая черта личности, поэтому психологи рекомендуют ее развивать. Это можно сделать с помощью:

  • Доведения до конца любого начатого дела;
  • Ведения ежедневника со списком дел на день;
  • Выделения в процессе достижения цели маленьких этапов;
  • Развития произвольного внимания;
  • Тренировки у себя спокойного и хладнокровного отношения к жизненным трудностям.

Прагматизм свойственен всем успешным людям. Эта черта помогает достигать цели, рационально использовать ресурсы, избегать стресса. Жизнь современного человека, у которого прагматичность развита слабо, принесет ему разочарование и депрессию. В характере прагматиков есть и негативные черты, но с помощью силы воли их проявление можно контролировать.


Успешный прагматик

Как стать прагматиком в хорошем смысле

Когда понятно, кто такие прагматики, и человек хочет привить себе эти черты и культивировать их, что делать? Разобравшись, что это значит – прагматик, человек может работать над собой, развивая следующие качества характера:

  • планирование – постановка задач и целей, ближайших и дальних;
  • детальная проработка – обдумывание подробностей, необходимых для их выполнения;
  • определение примерных сроков и неукоснительное их исполнение.

Внимание! Прежде, чем обдумывать долгосрочные планы, необходимо составить список абсолютно всех желаний. Из этого списка выбрать те, которые можно осуществить в ближайшее время, и те, на реализацию которых требуются годы.

Например, вот как может рассказать об этом девушка подругам: «Перед тем, как я стала прагматиком, я составила простой список желаний, где указала, что хочу получить образование, выйти замуж, где буду жить и скольких детей желаю родить в браке».

Воспитать из себя прагматика и обратить это качество в полезную форму может каждый человек. Главное – помнить, что только ежедневный шажок в сторону поставленной цели поможет до неё дойти. Если дело сдвинулось хоть на миллиметр, то получение конечного результата – это лишь вопрос времени.

Плюсы и минусы прагматичности

Некоторая степень прагматичности свойственна каждому человеку. Это свойство развилось в ходе исторических и эволюционных процессов, в ходе которых людям необходимо было выживать, борясь сначала с природными явлениями, а затем с общественными. В ходе последних в социуме происходит распределение властных, социальных и других видов ролей.

В России можно наблюдать больше противников данного поведенческого типа. Это обусловлено тем, что он противоречит устоявшейся форме коллективизма.

Плюсы прагматичности следующие:

  • максимальная концентрация на достижении цели, использование наиболее подходящих для этого средств;
  • умение продумывать тактические и стратегические стороны дел;
  • обретение навыка влияния на окружающих, умение убеждать их;
  • контроль над ситуацией и собственными эмоциями, способность находить выходы из трудного положения;
  • отсутствие страха перед нововведениями или экспериментами.

Кроме того, прагматизм помогает правильно расставлять жизненные приоритеты, завершать все начатые дела, нести ответственность за решения, которые были приняты.

Минусы такого поведенческого типа таковы:

  • безразличие к долгосрочным перспективам, отказ от их планирования;
  • неумение ждать, желание получить результат как можно быстрее;
  • внимание уделяется только тем делам, которые могут принести прибыль;
  • проявление максимализма, заключающееся в использовании всех имеющихся ресурсов.

Прагматики (pragmatics) нередко отличаются цинизмом, холодностью и черствостью. Их требовательность распространяется как на их самих, так и на окружающих. Такие люди не любят рисковать.

Я – прагматик: мечта или осуществимая реальность?

Многие из тех, кому импонирует утилитаристский стиль жизни, считают, что практиком нужно родиться. Вовсе нет: приложив усилия, можно развить в себе «жилку» прагматичности. Специалисты дают «неофитам», решившим стать на этот путь, следующие рекомендации:

1. Ставьте перед собой цели и концентрируйте ваше мышление на способы ее реализации. Определитесь с инструментарием, который вам понадобится в достижении поставленной задачи. Не бойтесь игнорировать нюансы, могущие стать у вас на пути.

2. Не привыкли строить планы на дальнюю перспективу? Учитесь этому непростому ремеслу: без него вам далеко не продвинуться. Только не тратьте время на бесплодные мечтания, ваши идеи должны быть осуществимы.

3. Не хватайтесь за новое, пока не закончите уже начатое. Какой бы сложной ни казалась проблема, не пожалейте сил на ее решение. Это придаст вам уверенности в себе и простимулирует к дальнейшему продвижению.

4. Мыслите, как стратег. Некоторые ваши стремления до сих пор не утратили для вас актуальности? Зафиксируйте их на бумаге. Потом выберите из них самое важное для вас на данный момент. Разработайте последовательность воплощения его в жизнь.

5. Важно не упустить из поля зрения финансовую сторону вопроса. Проанализируйте, какие факторы могут помешать достижению намеченного результата.

6. Будьте готовы к трудностям. Возьмите на вооружение совет известного психолога Р. Гандапаса: «призовите себя в армию», то есть устройте себе на какое-то время строжайший режим. Настроившись на цель, полезно побыть аскетом, пренебрегая удовольствиями.

Выполнить эти советы не каждому по плечу. Но если маячащий перед вами идеал того стоит, почему бы не попробовать?

Заключение

Один острослов как-то заметил: прагматики, поймав птицу счастья, первым делом ощупают ей окорока. Можно сколько угодно возмущаться их жестким практицизмом. Но и не восхищаться ими нельзя: благодаря своим «пробивным» качествам, прагматики практически всегда добиваются в жизни того, к чему стремятся.

LiveJournal

LinkedIn

E-mail

    Похожие записи
  • Психология власти
  • Самореализация ребенка
  • Шопоголизм, или cтрасть к приобретению

« Предыдущая запись

Прагматический характер речевых реакций на инициирующий интеррогатив


Please use this identifier to cite or link to this item: https://elib.bsu.by/handle/123456789/242036

Title: Прагматический характер речевых реакций на инициирующий интеррогатив
Other Titles: Pragmatic character of speech reactions to initiating interrogative / O. V. Ermolovich
Authors: Ермолович, О. В.
Keywords: ЭБ БГУ::ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ::Языкознание
Issue Date: 2020
Publisher: Минск : БГУ
Citation: Лингвистика, лингводидактика, лингвокультурология: актуальные вопросы и перспективы развития : материалы IV Междунар. науч.-практ. конф., Минск, 19–20 марта 2020 г. / редкол.: О. Г. Прохоренко (отв. ред.) [и др.]. – Минск : БГУ, 2020. – С. 80-84.
Abstract: Данная работа посвящена вопросу о характере прагматической связности реплик минимального диалогического единства, открывающегося интеррогативом. Особое внимание уделено дифференциации данного вида диалогических единств на основании типа прагматической связности входящих в его состав реплик.
Abstract (in another language): The paper is dedicated to the question of the nature of pragmatic cohesion of replicas in a minimal dialogic unit with an initiating interrogative. Particular attention is paid to the differentiation of this kind of dialogic units on the basis of the type of the pragmatic cohesion of the replies.
URI: http://elib.bsu.by/handle/123456789/242036
ISBN: 978-985-880-024-6
Appears in Collections:2020. Лингвистика, лингводидактика, лингвокультурология: актуальные вопросы и перспективы развития

Items in DSpace are protected by copyright, with all rights reserved, unless otherwise indicated.

Дзен: Манипулятор или манипулируемый: кем быть выгоднее?

Два вида манипуляции:

90% манипуляций носят прагматический характер. У них есть четкая цель: например, человек хочет взять денег в долг, переложить свою работу на другого, выпросить вещь в подарок и т.п.

10% манипуляций носят гедонистический характер. У них очень высокий элемент садизма: человеку-манипулятору просто нравится доставлять боль другому. Это делают люди с пограничным состоянием психики. Как правило, они сами страдали в детстве от манипуляций родителей. Когда они становятся начальниками, то отыгрываются на подчиненных. Этот вид манипуляции невозможно нейтрализовать.

Кто подвержен манипуляции больше всего:

Тот, у кого есть много манипулятивных мишеней или одна сильная. Например, у некоторых есть сильное чувство вины перед родителями. Это люди, которым внушают примерно такую идею: «Мы тебя растили, а ты неблагодарный, нас не любишь». У того, кому это говорили, высок риск стать жертвой прагматического манипулятора – он будет бить в чувство вины.

Те, кто не понимает, как распознавать манипуляции и противодействовать им.

Манипуляция в отношениях: стоит ли к ней прибегать?

Манипуляция – не так проста, как кажется. Например, если молодая жена просит у состоятельного мужа новый телефон со словами: «ну, купи, ну, пожалуйста», то это не манипуляция. Потому что она говорит открыто. А вот если она ноет жалобным голосом: «я такая расстроенная, у подруги такая шуба красивая, ну она-то заслужила, а я, видимо, еще нет …», то это уже манипуляция.

Использование подобных приемов приводит к быстрому результату, но не работает в долгосрочной стратегии. Манипулятора рано или поздно раскусят, отношения будут испорчены, он или станет одиночкой, или параноиком. Потому что манипулятору начинает казаться, что это его все используют.

Честное общение без манипуляций более выгодно для построения долгосрочных счастливых отношений.

Как распознать манипулятора:

Работа с противодействием манипуляции начинается не с того, чтобы вычислить негативное в другом, а с того, чтобы переместить фокус внимания на себя. Проведите саморефлексию и определите, какая у вас доминирующая манипулятивная мишень. Например, если вы знаете, что ваша больная точка – это чувство вины, то когда вы начинаете его чувствовать при общении с другим, знайте, что вас пытаются использовать.

Подробнее в программе «Это не Фрейд»

ФОРМИРОВАНИЕ КОММУНИКАТИВНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ ЧТЕНИЯ ПРАГМАТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ КАК ОСНОВА МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ | Лобанова

1. Герасименко Т. Л., Грубин И. В., Гулая Т. М., Жидкова О. Н., Романова С. А. Smart-технологии (вебинар и социальные сети) в преподавании иностранного языка в неязыковом вузе//Экономика, статистика и информатика: Вестник УМО. — 2012. — № 5

2. Герасименко Т. Л., Грубин И. В., ГулаяТ. М., ЖидковаО. Н., РомановаС. А. Развитиеязыковойкомпетенцииустудентовнеязыковоговуза с помощью смарттехнологий//Экономика, статистика и информатика: ВестникУМО. — 2013. — № 1

3. ЖидковаО. Н. Использование онлайн газет для развития коммуникативной и межкультурной компетенций//Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. — 2013, — №10

4. Жидкова О. Н. Краудсорсинг как один из инструментов социализации формального и неформального образования//Международный журнал экспериментального образования. — 2013. — № 10-1

5. Жидкова О. Н. Лингводидактический аспект обучения иностранным языкам с применением современных интернет-технологий//Коллективная монография. М, МЭСИ

6. Лобанова Е. И., Турук И. Ф. Interpersonal Aspect of Intercultural Communication in on-line area// Journal of Scientific Publications: Language, Individual and Society. — 2011. — Т 5

7. Лобанова Е. И., Турук И. Ф. Невербальные средства межкультурной коммуникации в социокультурной среде//Journal of Scientific Publications: Language, Individual and Society. — 2012. — Т.6. — № 2

8. T. Gerasimenko, I. Grubin, O. Jidkova, S. Romanova. Smart-technology (webinar and social nets) in teaching foreign language// Economics, Statistics and Informatics: Vestnik UMO. — 2012. — №15

9. T. Gerasimenko, I. Grubin, O. Jidkova, S. Romanova. The development of language competence in students with the help of smart-technology// Economics, Statistics and Informatics. Vestnik UMO. 2013. — №1

10. O. Jidkova. The usage of online newspapers for development of communicative and intercultural competence//International journal of applied and fundamental research. — 2013, — №10

11. O. Jidkova. Crowdsoursing as one of the tool of socializing of formal and informal education// International journal of experimental education. — 2013. — № 10-1

12. O.Jidkova. Lingvodidaktic Aspect of teaching forieng languages with usage of modern internet — technology// M/VESI. — 2013

13. E.I.Lobanova, I. Turuk. Interpersonal Aspect of Intercultural Communication in on-line area// Journal of Scientific Publications: Language, Individual and Society. — 2011. -T5

14. E. I. Lobanova, I. Turuk. Non-verbal means of intercultural communication in sociocultural area// Journal of Scientific Publications: Language, Individual and Society. — 2012. — T. 6. № 2

Тюменский индустриальный университет » Ведомости прикладной этики №53

Ведомости прикладной этики №53

Тема выпуска:

ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА В СИТУАЦИИ ЭКСПЕРТИЗЫ ИДЕОЛОГИИ И ПРАКТИКИ ТРАНСФОРМИРОВАНИЯ УНИВЕРСИТЕТА (PDF)       

Предисловие редактора

Теоретический поиск

Сычев А.А. Профессор как моральный характер:  история и современность 

Аннотация. Статья посвящена проблеме морального характера, под которым понимается социальная роль, налагающая на человека обязательства нравственного характера. Моральные характеры представляют устойчивые и легко узнаваемые образцы поведения, с которыми соотносят свои действия окружающие. Врач, ученый, учитель – наиболее узнаваемые и яркие примеры подобных характеров. В системе моральных образов особое место занимает характер профессора, синтезирующий образы ученого и учителя. Кроме того, профессору предъявляются повышенные моральные требования, поскольку предполагается, что он выполняет важную социальную миссию. Сегодня эта миссия оказывается все менее востребованной. Массовизация, коммерциализация и бюрократизация высшего образования обессмысливают и обесценивают его труд, а стремление к истине уже не кажется достаточным обоснованием его деятельности. В этих условиях профессор не способен функционировать как моральный характер, поскольку без четких ценностных оснований он теряет возможность формулировать цели своей деятельности и вынужден концентрироваться только на эффективных средствах и техниках достижения целей, поставленных государством и рынком. Возрождение морального авторитета профессуры возможно только при условии восстановления пространства академической свободы, дающей профессурам надежду самостоятельно формулировать цели своей деятельности.

Ключевые слова: моральный характер, моральный авторитет, врач, ученый, учитель, профессор.

Для цитирования: Сычев А.А. Профессор как моральный характер: история и современность // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 8-16.

Сычев Андрей Анатольевич, д.ф.н., проф., кафедра фило­со­фии Национального исследовательского Мордовского государствен­ного университета им. Н.П. Огарева; [email protected]

 

Тульчинский Г.Л.  Цифровая медиализация образования и трансформация университетов: социальный аудит и гуманитарная экспертиза

Аннотация. Университеты подвергаются интенсивнейшей трансформации. Эта трансформация обусловлена изменениями технологического формата современной цивилизации, а главное – скоростью этих изменений. Университет должен учить в наши дни не только и не столько профессиональной стандартизированной деятельности, сколько разработке и реализации инноваций, а то и непосредственно стартапов. Важно и необходимо говорить в этой связи о социально-культурном инжиниринге как о систематизации знаний, практик разработки, экспертизы и реализации проектов, связанных с преобразованием социальной реальности, социализацией личности. Такая экспертиза необходима не только применительно к итогам имплементации технологических проектов, но и применительно к целям разработки и процессу реализации таких инноваций. Можно предположить, что, тем самым, намечается новый запрос на гуманитариев, включая специалистов по прикладной этике.

Ключевые слова: гуманитарная экспертиза, медиализация, прикладная этика, университет, цифровизация.

Для цитирования: Тульчинский Г.Т.  Цифровая медиализация образования и трансформация университетов: социальный аудит и гуманитарная экспертиза // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 17-24.

Тульчинский Григорий Львович, д.ф.н., проф., профессор Санкт-Петербургского государственного университета, ка­федра меж­ди­с­цип­­линарного синтеза в области социальных и гума­нитарных наук; профессор НИУ «Выс­шая школа экономики» – Санкт-Петер­бург; заслуженный деятель науки РФ; [email protected]

 

Прокофьев А.В.  Научное руководство и академическое наставничество: этические аспекты

Аннотация. В статье подвергнута анализу этика научного руководства и академического наставничества, которые являются двумя важнейшими видами деятельности профессора, составляющими единый континуум. В системе их этического регулирования наиболее ярко отражаются: а) принадлежность преподавания в высших учебных заведениях к профессиям в узком смысле слова («высоким профессиям»), б) центральная роль в академической этике ее «мировоззренческого яруса» («этики высоких устремлений»), в) связь обязанностей профессора с непрагматическими ценностями и функциями университета, г) совмещение университетом двух ипостасей – образовательной организации и сообщества исследователей. В задачи академического наставника входят, наряду с повышением качества исследовательской работы подопечного, его психологическая поддержка, содействие формированию зрелой профессиональной идентичности и прямое продвижение его научной (или научной и преподавательской) карьеры. Несмотря на то, что выбравший роль наставника профессор получает целый ряд индивидуальных выгод, его мотивация лишь в самых редких случаях носит сугубо прагматический характер. Осознанное стремление быть наставником формируется на основе признания ряда профессионально-этических ценностей. Нормативные ориентиры наставнической деятельности определяются тем, что отношения наставника и его подопечного характеризует асимметрия силы и влияния. Требования наставнической этики спроецированы на широкий ряд целей наставника и, пересекаясь между собой, порождают многочисленные профессионально-этические дилеммы. Отдельной областью этики наставничества является регулирование множественных (двойственных) отношений. Хотя в центре наставнической деятельности находится взаимодействие наставника и подопечного, ее эффективность определяется тем, как организована вся университетская среда. Наиболее благоприятной для наставничества является такая среда, которая позволяет создавать сложные сети отношений между студентами (молодыми учеными) и профессорами, заинтересованными в продвижении их научной карьеры.

Ключевые слова: этика профессора, научное руководство, наставничество, обязанности наставника, множественные (двойственные) отношения, наставнические сети.

Для цитирования: Прокофьев А.В. Научное руководство и академическое наставничество: этические аспекты // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 25-44.

Прокофьев Андрей Вячеславович, д.ф.н., проф., ведущий на­уч­ный сотрудник сектора этики Института философии РАН; ведущий научный сотрудник НИИ ПЭ ТИУ; [email protected]

 

Скворцов А.А.  Трансформация миссии университета и возможности этики

Аннотация. Статья посвящена анализу процессов трансформации миссии университета от её классического понимания к современному состоянию. Автор утверждает, что суть этой трансформации заключается в тенденции к коммерциализации высшей школы. Университету как субъекту научной, образовательной и просветительской деятельности навязываются исторически несвойственные цели извлечения прибыли. Насильственное внедрение в жизнь университета управленческих и маркетинговых технологий бизнеса приводит к множественным коллизиям драматического, а иногда и анекдотического свойства. В этом плане значительный ущерб был нанесен статусу университетского профессора, чье положение сведено от лидерства в науке и образовании к роли безликого наемного работника. Автор полагает, что перед университетами стоит серьезная угроза лишиться своей идентичности, и это приведет их к неизбежному отчуждению от общества. Академическая этика, которая уже негласно смирилась с процессами коммерциализации университета, в меру своих возможностей ещё способна отстаивать традиционные цели и ценности университетской деятельности. Для этого требуется акцентировать внимание на просветительской миссии высшей школы, настаивать на её участии в образовательных, культурных и социально значимых проектах.

Ключевые слова: этика, академическая этика, университет, наука, образование, реформа образования, наукометрия, бизнес.

Для цитирования: Скворцов А.А. Трансформация миссии университета и возможности этики // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 45-54.

Скворцов Алексей Алексеевич, к.ф.н., доцент кафедры этики философского факультета Московского госу­дар­ственного университета им. М.В. Ломоносова; [email protected]

 

Апресян Р.Г.  Этика, эмоциональный интеллект, потенциал университета

Аннотация. В статье рассматриваются возможности социально-эмо­ционального обучения (СЭО) для трансформации университетской среды в соответствии с требованиями ХХI века. Получившие широкое применение в дошкольном и школьном образовании, программы СЭО еще недостаточно используются в университетах, хотя обсуждение соответствующих перспектив ведется с нарастающей интенсивностью. Среди разных задач социально-эмоционального обучения – повышение академической успеваемости, мотивирование студентов к образованию, укрепление их жизнестойкости – рассматриваются как наиболее приоритетные. Внедрение программ СЭО в университетах потребует изменения в составе и характере необходимых компетенций преподавателей, а в еще большей степени – повышения их собственного коэффициента эмоциональности. Это ставит перед преподавателями совершенно новые профессионально-этические задачи.

Ключевые слова: миссия профессора, трансформация университета, социально-эмоциональное обучение, профессиональная этика.

Для цитирования: Апресян Р.Г. Этика, эмоциональный интеллект, потенциал университета // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 55-65.

Апресян Рубен Грантович, д.ф.н., проф., главный научный со­труд­ник, руководитель сектора этики Института философии РАН; ведущий научный сотру­дник НИИ ПЭ ТИУ; [email protected]

 

Рубрика академика А.А.Гусейнова

Гусейнов А.А. Золотое правило в античной культуре.

Аннотация. Предлагаемая статья является продолжением серии публикаций автора, посвященных общему историческому очерку Золотого правила; первая из них – «Золотое правило по Конфуцию» – была помещена в предыдущем выпуске журнала НИИ прикладной этики. В ней дается общее представление о Золотом правиле в культуре и философии античности дохристианского периода. Приводятся основные источники и контексты, в которых оно встречается. Показано, что в целом в данную эпоху Золотое правило осталось на уровне одной из сентенций практического благоразумия.

Ключевые слова: Золотое правило, античные нравы, Аристотель, софисты, Исократ.

Для цитирования: Гусейнов А.А. Золотое правило в античной культуре // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 66-72.

Гусейнов Абдусалам Абдулкеримович, д.ф.н., проф., академик РАН, Институт философии РАН; gusei­[email protected]

 

 Миссия университета: гуманитарное консультирование стратегии развития

Согомонов А.Ю. «Устойчивый университет»: транзит университетского образования и судьба «профессората»

Аннотация. В статье рассматриваются вопросы трансформации выс­шего образования и классической модели университета. Цифровые технологии меняют университетское образование, что отвечает мировым трендам, но они же и создают серьезные институциональные риски.  Университетская профессура становится потенциально первой «жертвой» цифровизации высшего образования. Замена «живых» лекций на онлайн-курсы, с одной стороны, повышает качество образования и делает его более удобным и доступным, экономичным и комфортным. С другой – прерывает длительную традицию tête-á-tête коммуникации учителей с учениками. Не будет эта замена способствовать рождению новых академических и профессиональных школ. А главное, «цифра» делает университетскую дидактику обезличенной и гораздо менее привлекательной для студенчества. Онлайн-курсы могут быть только факультативными в современном университете, ориентированном на устойчивое развитие и лучшее будущее, общественная миссия которого значительно богаче простого обучения молодых поколений.

Ключевые слова: устойчивый университет, профессорат, онлайн-курсы, цифровое образование.

Для цитирования: Согомонов А.Ю. «Устойчивый университет»: транзит университетского образования и судьба «профессората» //Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 73-91.

Согомонов Александр Юрьевич, к.ист.н., ведущий науч­ный сотрудник Инсти­ту­та социологии ФНИСЦ РАН, ведущий научный сотрудник НИИ ПЭ ТИУ; [email protected]

 

Богданова М.В. Отечественный университет в фокусе прикладной этики (о некоторых уроках приложения этико-прикладного знания)

Аннотация. Каковы возможности этико-прикладного знания в понимании идентичности университета в условиях трансформации, затрагиваю­щей его институциональные основания? В статье рассматриваются особенности приложения этико-прикладного знания (в его инновационной парадигме) в ситуациях отечествен­ного универ­си­тета 90-х гг. XX в. – второго десятилетия XXI века. Проанализирован опыт этико-прикладных проектов НИИ ПЭ, предпринятых в Тюменском индустриальном университете в ситуации его трансформирования на протяжении двух прошедших десятилетий. Показано, что в ситуации трансформирования технического вуза в университет (≈1995-2002 гг.) были востребованы, преимущественно, когнитивная и просветительская составляющие прикладной этики. В ситуации самоопределения университета (≈2003-2010 гг.) была актуализирована проектно-ориентированная составля­ющая – здесь этико-прикладное знание выполняло функцию своеобразной производительной силы в проектировании нормативно-ценностной системы. В ситуации встраивания университета в дифференциацию отечественных университетов (≈2010-2017 гг.) – в условиях изменения морального значения институционального порядка университета – актуализировалась критическая функция прикладной этики. Делается предварительный вывод о влиянии на востребованность потенциала прикладной этики особенностей запроса на этико-прикладное знание: характера адресанта запроса и «попадания» содержания запроса в более или менее целостную структуру предмета прикладной этики.

Ключевые слова: университет, прикладная этика, трансформации, самоопределение, моральный выбор.

Для цитирования: Богданова М.В. Отечественный университет в фокусе прикладной этики (о некоторых уроках приложения этико-прикладного знания) // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 92-111.

Богданова Марина Владимировна, д.с.н., главный науч­ный сот­рудник НИИ ПЭ ТИУ; [email protected]

 

Бакштановский В.И., Богданова М.В. Трансформируемый университет: судьба профессорства

Аннотация. Остается ли классическая миссия профессора – производство, воспроизводство научного знания, моральное лидерство профессора, его умение жить в культуре знания – базовой ценностью трансформируемого университета? Статья посвящена опыту коллективной рефлексии вопроса об исполнении профессорами своей классической миссии в условиях трансформирования университета. Стать профессором и быть профессором; (не)возможность воспроизводства и развития института профессуры; современные роли профессора; статус профессора в отечественном университете – направления дискурса профессоров, участников ректорского семинара. В его анализе сочетаются фрагменты программы, сценарной разработки и стенографической записи работы семинара. Бла­годаря такой аналитической структуре создается возможность представить идейный замысел семинара, концептуализацию темы и реальную си­туацию ее рефлексии участниками семинара.

Ключевые слова: трансформирование университета; статус профессора; миссия профессора, знание, образование.

Для цитирования: Бакштановский В.И., Богданова М.В. Трансформируемый университет: судьба профессорства // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 112-133.

Бакштановский Владимир Иосифович, д.ф.н., проф., ди­рек­тор НИИ ПЭ ТИУ; [email protected]

Богданова Марина Владимировна, д.с.н., главный науч­ный сот­рудник НИИ ПЭ ТИУ; [email protected]

 

Ойкумена прикладной этики

Викторук Е.Н., Минеев Е.Н. Становление биоэтики в образовательном пространстве университета

Аннотация. Статья посвящена проблематике границ, структуры и дисциплинарного статуса биоэтики, а также особенностям преподавания биоэтики в условиях реформирования образования. Обосновывается тезис о том, что биоэтика относится к числу именно тех дисциплин, преподавание которых оказывает существенное воздействие на состояние самой области научных исследований. Привлекается научно-методический опыт кафедры философии, социологии и религиоведения КГПУ им. В.П. Астафьева. Обозначаются контуры учебного предмета, ключевые проблемы, задачи курса. Авторы приходят к выводу, что именно интерактивные формы и методы обучения в наибольшей степени адекватны содержанию учебной дисциплины «Биоэтика».

Ключевые слова: биоэтика, преподавание биоэтики, прикладная этика, интерактивное обучение, кейс-метод, этические компетенции.

Для цитирования: Викторук Е.Н., Минеев Е.Н. Становление биоэтики в образовательном пространстве университета // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 134-143.

Викторук Елена Николаевна, д.ф.н., проф., зав. кафед­рой фи­ло­­софии, социологии и религиоведения ФГБОУ ВО «Красно­яр­ский государст­венный педагогический университет им. В.П.Аста­фьева»; [email protected]

Минеев Валерий Валерьевич, д.ф.н., проф., кафедры фи­ло­со­фии, социологии и религиоведения ФГБОУ ВО «Краснояр­ский государственный педагогический университет им. В.П. Астафь­ева»; [email protected]

 

Абилькенова В.А. Профессиональная этика журналиста и корпоративная этика СМИ: от дуализма к когнитивному диссонансу?

Аннотация. Современная ситуация морального выбора, перед которой оказался журналист (следовать ценностям профессии либо противоречащим им правилам корпорации-организации, в которой он работает), обре­ла новые характеристики, значительно осложняющие давний кризис самоиден­тификации профессионала.

Ключевые слова: профессиональная этика журналиста, дуализм, корпоративная этика СМИ, профессиональные ценности.

Для цитирования: Абилькенова В.А. Профессиональная этика журналиста и корпоративная этика СМИ: от дуализма к когнитивному диссонансу? // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 144-153.

Абилькенова Валерия Анатольевна, к.с.н., ведущий научный сотрудник НИИ ПЭ ТИУ; доцент каф. истории и теории жур­на­­листики ТюмГУ; [email protected]

 

Из истории инновационной парадигмы

 Север: поисковое поле этико-прикладных исследований. Бакштановский В.И., Согомонов Ю,В. Правила игры на полюсе: этика севера в структуре общественной нравственности

Для цитирования: Бакштановский В.И., Согомонов Ю.В. Правила игры на полюсе: этика севера в структуре общественной нравственности // Ведомости прикладной этики. 2019. Выпуск 53. С. 154-176.

Бакштановский Владимир Иосифович, д.ф.н., проф., [email protected]

 

 

 

 

 

 

Вконтакте

Facebook

Twitter

Google+

Определение прагматики Merriam-Webster

праг · мат · ic | \ prag-ˈma-tik \ варианты: или реже прагматический \ праг- ˈma- ti- kəl \

1 : , относящиеся к фактам или практическим вопросам, часто за исключением интеллектуальных или художественных вопросов : практических в противоположность идеалистическим прагматичный лидер прагматичный [= практический] подход к здравоохранению

2 : относящиеся к философскому прагматизму или соответствующие ему.

границ | Почему прагматика и теория разума (полностью) не пересекаются

Введение

Прагматика — это сложная теоретическая конструкция, для которой было предложено несколько определений.Среди прочего, они включают изучение значения говорящего по отношению к использованию языка, отношения между знаками и их пользователями, способность использовать язык и другие выразительные средства (например, жесты, движения тела, выражения лица и паралингвистические сигналы). передавать коммуникативные значения в контексте, способность управлять разговорами, анализ дискурса (см. Levinson, 1983; Tirassa, 1999; Mey, 2001; Cummings, 2005; Huang, 2007; Tirassa and Bosco, 2008; Bara, 2010).

За таким множеством точек зрения существует единодушное согласие с тем, что прагматические способности требуют от партнера большего, чем просто понимание буквального значения высказывания, и что это включает в себя какие-то процессы вывода, чтобы заполнить пробел между тем, что буквально сказал говорящий, и что она на самом деле имела в виду (Austin, 1962; Searle, 1979; Grice, 1989).Таким образом, способность заключать коммуникативное намерение за высказыванием — вот что характеризует человеческое общение. Это также необходимо, чтобы различать различные возможные интерпретации одного и того же буквального акта. Например, человек может сказать: «Какой чудесный день!» по (как минимум) двум причинам: искренне, если небо голубое и светит солнце, или по иронии судьбы, если холодно и дождливо. Таким образом, одно и то же утверждение может быть искренним, ироничным и т. Д. В зависимости от контекста, в котором оно произносится (Bosco et al., 2004; Боско и Буччарелли, 2008). Другими случаями, когда буквальное значение не соответствует предполагаемому значению, являются косвенные речевые акты, например, «Вы можете передать соль?» Или образный язык, например, метафоры (например, «Адвокаты — акулы»), идиомы (например, «Кому? ходить в чужом шкуре »), гиперболы (например,« Она гений », имея в виду блестящего человека) и так далее.

Теория разума (ToM) кажется сравнительно проще для определения, по крайней мере, на первый взгляд. Этот ярлык был первоначально введен Премаком и Вудраффом (1978) для обозначения способности приписывать психические состояния себе и другим и использовать такое приписывание для предсказания и объяснения поведения.Однако с тех пор эта изначально «единственная» способность была разделена на несколько аспектов или подкомпонентов, таких как ToM от первого и третьего лица (то есть, соответственно, способность понимать свои собственные убеждения и убеждения другого человека: Николс и Stich, 2003), аффективный ToM и когнитивный ToM (Tager-Flusberg and Sullivan, 2000), ToM первого и второго порядка (то есть, соответственно, способность понимать чьи-то убеждения о состоянии мира и более сложная способность понять чьи-то убеждения относительно чужих убеждений: Wimmer and Perner, 1983).Мы отсылаем заинтересованного читателя к Dimopoulou et al. (2017) за недавний обзор этой области исследований и Brizio et al. (2015) для развития ToM.

Sperber и Wilson (2002) предложили рассматривать прагматику как подмодуль чтения мыслей, который на практике является синонимом ToM. Исходя из этого, в нескольких исследованиях использовались прагматические задачи, определяя их как задачи ToM. Ярким примером является тест «Странные истории» (Happé, 1994), один из наиболее часто используемых способов исследования продвинутых ToM. Тест состоит из 24 сюжетных заданий (по два на каждый тип), касающихся притворства, шутки, лжи, белой лжи, явления / реальности, двойного блефа, противоположных эмоций, забвения, непонимания, убеждения, образа речи и иронии; в области прагматики последние четыре задачи — Непонимание, Убеждение, Образ речи и Ирония — будут считаться примерами прагматических задач.Яркий пример «Странной истории»: Мать Анны долгое время готовила любимое блюдо Анны — рыбу с жареным картофелем. Но когда она приносит его Энн, она смотрит телевизор и даже не поднимает глаз и не говорит спасибо. Мать Анны сердится и говорит: «Ну, это же очень мило, не правда ли! Это то, что я называю вежливостью! » Подопытного спрашивают: «Правда ли, что говорит мать Анны?» и «Почему мать Анны это говорит?» Задание считается сданным, если на оба вопроса даны правильные ответы.

На наш взгляд, эта история включает как прагматическую компетенцию, касающуюся языка и его использования в данном контексте, так и TOM-компетенцию, имеющую дело с ментальными состояниями, которые могут помочь объяснить такое использование языка.Корреляция между чисто прагматической задачей и «Странными историями» может быть объяснена либо чисто прагматической способностью (если второй вопрос задуман как фокусирующийся на использовании языка), либо совпадением или синергизмом прагматических способностей и способностей TOM (если второй вопрос рассматривается как вопрос TOM, не зависящий от использования языка). Ни при каких обстоятельствах это не должно считаться доказательством того, что прагматики напрямую отождествляют себя с TOM. Не могло быть совпадением, что проверка «Странных историй» на выборке здоровых детей дала коэффициент альфа Кронбаха (α) = 0.65 (Хейворд и Гомер, 2017). Этот коэффициент (Cronbach, 1951) является мерой надежности взаимной корреляции между элементами, составляющими тест; согласно Девеллису (2012), значение α между 0,60 и 0,70 следует считать нежелательным или минимально приемлемым.

Практически то же самое можно сделать и для других аналогичных тестов, например, разработанных Champagne-Lavau et al. (2012) и Champagne-Lavau и Charest (2015), которые использовали открытые вопросы об иронических намерениях докладчика для оценки ToM у пациентов с шизофренией.

Мы хотим утверждать, что объединение или уменьшение понятия прагматики в (более широком) понятии ToM теоретически необоснованно и может вызвать методологическую путаницу в соответствующих эмпирических исследованиях. Конечно, между этими двумя способностями существуют отношения, но они, тем не менее, таковыми остаются: две различные способности человеческого разума, чьи роли, области вмешательства и способы функционирования пересекаются, но не идентичны. Трудно отрицать то, что ToM играет роль в коммуникации.Тем не менее, недавние исследования показали, что только ToM не может объяснить способность детей (Bosco and Gabbatore, 2017a, b) и людей с шизофренией (Bosco et al., 2012) выполнять разнообразные прагматические задачи. Более того, нарушения прагматики и ToM при шизофрении не полностью совпадают (Bambini et al., 2016; Parola et al., 2018). Как будет обсуждаться на следующем занятии, использование понимания прагматических задач, включая иронию или понимание образного языка, в качестве прямого измерения ToM поднимает проблемы валидности содержания: следовательно, в эмпирической практике следует использовать различные задачи, чтобы исследуйте две конструкции.

Эмпирические исследования взаимосвязи между прагматикой и теорией разума

Исследования детей с типичным и атипичным развитием

Несколько исследований в области развития (Ryder and Leinonen, 2003; Bosco et al., 2006, 2013; Loukusa et al., 2007; Glenwright and Pexman, 2010) показали, что прагматические способности улучшаются с возрастом, в результате чего, среди прочего, все более эффективное управление косвенными речевыми актами (Bosco and Bucciarelli, 2008), обманом (Bussey, 1999) и иронией (Filippova and Astington, 2008).Дети начинают использовать язык для лжи примерно в 3 года (Lewis, 1993), и их способность справляться с ложью, становящейся все труднее, растет в дошкольный и школьный период (см. Talwar and Crossman, 2011). Кроме того, они обычно могут распознавать иронические высказывания примерно в возрасте 6 лет (Dews and Winner, 1997; Harris and Pexman, 2003) или иногда даже раньше (Loukusa and Leinonen, 2008; Angeleri and Airenti, 2014).

Как и прагматика, ToM также претерпевает значительные улучшения в детстве (Wellman and Liu, 2004) с приобретением способностей первого порядка (Wimmer and Perner, 1983), а затем и второго порядка (Perner and Wimmer, 1985).Его развитие продолжается в подростковом возрасте (Dumontheil et al., 2010; Apperly, 2012; Bosco et al., 2014b, 2016).

Что касается взаимосвязи между ToM и прагматикой, несколько авторов подчеркнули, что способность понимать чьи-то психические состояния и их связь с поведением является неоспоримым требованием человеческого общения (Happé and Loth, 2002; Sperber and Wilson, 2002; Tirassa et al., 2006a, b; Bosco et al., 2009; Cummings, 2015). Например, способность обманывать при общении обычно объясняется на основе способности понимать и предвидеть психические состояния собеседника (Peskin, 1996; Polak and Harris, 1999; Lee, 2000; Ma et al., 2015). То же самое и с иронией (Sullivan et al., 1995). Nilsen et al. (2011), например, обнаружили корреляцию между развитием вербальной иронии и ToM второго порядка, при которой дети в возрасте около 8 лет выступали так же, как и взрослые, признавая, что слушателям необходимы контекстные знания для понимания иронии.

В нескольких исследованиях (Bucciarelli et al., 2003; Bosco and Bucciarelli, 2008; Bosco et al., 2013, 2015) было обнаружено, что детям обычно труднее понять иронию, чем обман, объясняя такое различие с точки зрения сравнительной сложности вовлеченные процессы вывода.В обоих случаях содержание высказывания не соответствует личным знаниям говорящего; однако по иронии судьбы, а не по обману, они также противоречат знанию, которым делятся между собеседниками. Виннер и Ликман (1991) предположили, что разные степени трудности, с которыми сталкиваются дети при выполнении двух видов заданий, могут зависеть от обмана, требующего рассуждений первого порядка относительно убеждений, и иронии, требующей умозаключений относительно убеждений говорящего относительно убеждений слушателя, т.е., ToM второго порядка (см. также Hancock et al., 2000). Действительно, Салливан и др. (1995) обнаружили, что дети начинают отличать ложь от шуток примерно в возрасте 7 лет после приобретения способности приписывать психические состояния второго порядка.

Тем не менее, точная роль ToM в прагматической деятельности детей не совсем ясна. В соответствии с литературой, рассмотренной выше, Боско и Габбаторе (2017a) обнаружили корреляцию между успеваемостью детей в задачах ToM и их способностью справляться с иронией и обманом.Дальнейшее исследование, тем не менее, показало значительную роль ТОМ первого порядка в объяснении действий детей в отношении обманчивых, но не ироничных коммуникативных действий. Более того, не было обнаружено влияния ToM второго порядка на успеваемость детей ни по одной из исследованных прагматических задач (Bosco and Gabbatore, 2017a). Таким образом, только ToM не смог объяснить характер работы в искренних (самых простых), лживых и ироничных (самых сложных) задачах. Это согласуется с результатами Angeleri and Airenti (2014) о том, что, несмотря на значительную связь между ToM и пониманием иронии, прямого влияния ToM на понимание юмора не было.Такие свидетельства, по-видимому, расходятся с теориями, наделяющими ToM (например, Happé, 1993), и особенно ToM второго порядка (например, Winner and Leekman, 1991), центральной ролью в понимании иронии и в целом в прагматике. Похожую аргументацию при объяснении способности детей распознавать и восстанавливать различные виды коммуникативных неудач см. Также в Bosco and Gabbatore (2017b).

Взаимодействие прагматических способностей и ToM имеет важные последствия для расстройства аутистического спектра (ASD): дети с ASD демонстрируют неправильную работу обоих ToM (например.g., Baron-Cohen et al., 1985) и некоторых аспектов прагматической компетентности (Rundblad and Annaz, 2010; Angeleri et al., 2016; см. также Happé, 1993). Самые последние диагностические критерии РАС (DSM-5; Американская психиатрическая ассоциация [APA], 2013) включают нарушения в социальной коммуникации и взаимности, а также ограниченные интересы и повторяющееся поведение. РАС, по-видимому, связано с недавно описанным состоянием, называемым социальным (прагматическим) коммуникативным расстройством (ВСС), характеризующимся трудностями в использовании языка в социальных целях, распознаванием социального контекста коммуникативных взаимодействий, пониманием нелитального языка (например.g., шутки, идиомы, метафоры), а также использование невербального коммуникативного поведения. Эти два состояния разделяют трудности в социальном общении, но в SCD нет признаков ограниченных интересов и повторяющегося поведения, типичных для РАС (см. Также Swineford et al., 2014). Фактически, одна из основных нозографических особенностей ВСС состоит в том, что ее нельзя диагностировать при наличии РАС, диссоциации, которую можно интерпретировать как попытку разобрать, а не смешивать отношения между прагматикой и ToM в таких клинических условиях.

Взрослое население в клинических условиях

Шизофрения

Дефицит как прагматики, так и ToM составляет неотъемлемую часть шизофрении (Frith, 1992). Что касается прагматики, то в нескольких исследованиях было обнаружено ухудшение качества понимания коммуникативных актов, когда их буквальное значение не соответствует предполагаемому значению говорящего, как в случае косвенных речевых актов (Corcoran et al., 1995; Corcoran, 2003), иронии (Parola et al., 2018) и образного языка, использующего такие же метафоры и идиомы (Langdon et al., 2002a; Тавано и др., 2008; Schettino et al., 2010). Больные шизофренией могут также сталкиваться с трудностями в понимании обмана (Frith and Corcoran, 1996), повествований и историй (Marini et al., 2008), в производстве дискурса (Haas et al., 2015), в распознавании и восстановлении. неудач в общении (Bosco et al., 2012) и в признании нарушения принципов Грайса (Tényi et al., 2002; Mazza et al., 2008).

Frith (1992) был первым, кто предположил, что дефицит ToM может объяснить когнитивные и поведенческие аномалии шизофрении.Эта гипотеза получила широкое подтверждение (например, Corcoran et al., 1995, 1997; Frith and Corcoran, 1996; Sarfati, Hardy-Baylé, 1999; Mazza et al., 2001; Brüne, 2005; Bosco et al., 2009). В частности, Frith (1992) предложил объяснять коммуникативно-прагматический дефицит шизофрении как следствие первичного дефицита ToM.

Следуя этому предположению, в нескольких исследованиях было обнаружено, что нарушения ToM сочетаются с нарушениями прагматики в различных тестах разговорных и повествовательных способностей (Abu-Akel, 1999; Champagne-Lavau et al., 2009), косвенные речевые акты и образное понимание языка (Corcoran et al., 1995; Langdon et al., 2002a, b; Brüne, Bodenstein, 2005; Mo et al., 2008; Champagne-Lavau and Stip, 2010; Gavilán и García-Albea, 2011), а также признание нарушения принципов Грайсена и других социальных норм общения (Corcoran and Frith, 1996; Mazza et al., 2008).

Однако в нескольких таких исследованиях ToM оценивали именно с помощью прагматических задач, таких как косвенные речевые акты (Corcoran et al., 1995), иронии (Mitchley et al., 1998) или признательности за соблюдение или нарушение принципов Грайса (Corcoran and Frith, 1996). Конечно, реальная степень корреляции между любыми двумя способностями (или их нарушениями) вряд ли может быть уловлена, когда они измеряются с одной и той же задачей.

Когда используются независимые меры ToM и прагматики, результаты неоднозначны, что, по-видимому, имеет смысл, если две способности задуманы в терминах сотрудничества или совпадения, а не идентичности.Лэнгдон и др. (2002b), например, исследовали этот вопрос на людях с шизофренией. Они использовали задачу осмысления истории, чтобы оценить понимание иронии и метафор, и задачу последовательности изображений ложных убеждений, чтобы оценить ToM. Последняя представляет собой невербальную задачу ложных убеждений, состоящую из набора карточек с картинками, представляющих персонажа, который, не подозревая об этом, определенное событие, которое вместо этого известно субъекту, действует на основе ложного убеждения: цель задачи — переупорядочить карты в соответствии с логической последовательностью событий.Выполнение задания ToM предсказывало выступление с иронией, но не с пониманием метафоры. Авторы пришли к выводу, что понимание метафор не связано с ToM.

В аналогичном исследовании, снова проведенном с людьми с шизофренией, Mo et al. (2008) использовали задание на понимание истории для оценки понимания иронии и метафор в сочетании с заданиями на ложное убеждение для оценки ToM. На этот раз ToM коррелировал с пониманием метафор, но не с пониманием иронии.

Champagne-Lavau и Stip (2010) исследовали роль ToM в понимании косвенных запросов, идиоматических (условных) метафорических выражений и неидиоматических метафор у пациентов с шизофренией.Их результаты показали, что только косвенные речевые акты и идиоматические метафоры, но не неидиоматические метафоры, связаны с ToM. Mazza et al. (2008) исследовали управление разговорными максимами Грайсана с аналогичными результатами.

Bosco et al. (2012) обнаружили, что люди с шизофренией имеют как нарушение ToM, так и трудности с распознаванием и восстановлением после различных видов коммуникативных неудач, а именно, в порядке возрастания сложности, нарушения буквального значения, (предполагаемого) значения говорящего и коммуникативного эффекта. (е.g., неспособность склонить партнера к чему-либо). В то время как способность распознавать каждый тип коммуникативной неудачи и восстанавливаться после нее коррелировала с ToM, не было никаких доказательств того, что последняя была переменной, которая лучше всего объясняла тенденцию к трудностям, и авторы предположили, что лучшее объяснение может быть предоставлено с помощью возрастающих выводов. требования, лежащие в основе каждой задачи.

Наконец, недавно как Bambini et al. (2016) и Parola et al. (2018) не обнаружили никаких следов нарушения функции ToM у значительного процента пациентов с шизофренией, сообщающих о прагматических нарушениях.В соответствии с этим, в других исследованиях была обнаружена неисправность ToM без прагматических нарушений при нескольких клинических состояниях, таких как нервная булимия (Laghi et al., 2014), алкоголизм (Bosco et al., 2014a) и несуицидальные самоповреждения (Laghi и др., 2016).

Взятые вместе, все эти данные предполагают, что прагматические нарушения не могут быть просто сведены к дефициту ToM; вместо этого особая прагматическая способность, по-видимому, существует и функционирует сравнительно независимо от ToM. Это соответствует теориям человеческого общения, утверждающим, что существует конкретная прагматическая компетенция, связанная с ToM, но не идентичная ей (например,г., Airenti et al., 1993; Тирасса, 1999; Тирасса и др., 2006а, б; Тирасса и Боско, 2008).

Заключение

Хотя мы не думаем, что прагматические задачи следует использовать как простые меры ToM, все исследования, которые мы процитировали, имеют ценные достоинства, поскольку обеспечивают значительные научные и эмпирические достижения. Мы осознаем, что методологическая путаница, которую мы пытались очертить, отражает недостаточно исследованные отношения между двумя теоретическими конструкциями или способностями прагматики и ToM.Этот документ следует рассматривать как попытку осветить масштабы этой проблемы в современной литературе и дать некоторые пояснения.

Описание отношений между прагматикой и ToM должно отражать их сходства и различия, а также их конвергенции и расхождения. Например, кажется, что оба факультета требуют умозаключений; в каждом случае такие умозаключения могут или не могут касаться другой области или способности, но они также связаны с другими видами мирового знания, которые, в свою очередь, могут или не могут включать использование языка или, соответственно, чьи-то психические состояния. .Это может быть чрезвычайно обременительно как с теоретической, так и с эмпирической точек зрения.

Даже если оставить в стороне эти дальнейшие трудности, отношения между прагматикой и ToM сложны и изменчивы. Мы обсудили случай «Странных историй», взятый как ценный пример множества задач (и лежащих в основе перспектив), в которых две способности тесно переплетаются. Случай, в котором они могут вместо этого быть разумно различимыми, — это импликатуры разговора, когда слушатель может сделать вывод о предполагаемом значении говорящего из того, что остается недосказанным, а не из того, что сказано.В частности, скалярные импликатуры полагаются на такие кванторы, как — около , — все и т. Д. Пример: « На обложке моей книги некоторые изображения — птицы» , повседневная интерпретация которого, кажется, подразумевает, что не все изображения — птицы. Этот пример принадлежит к набору стимулов, использованных Horowitz et al. (2017), чтобы исследовать способность иметь дело с импликатурой у детей с TD, используя наборы изображений книжных обложек, каждая из которых содержит (а) четыре предмета одного типа (например,g., четыре кошки) (b) четыре предмета другого вида (например, собаки) и (c) два предмета из нового набора и два предмета, повторяющиеся с одной из других обложек книг (например, две птицы и две кошки) . В приведенном выше примере не требуется никаких предположений о ментальных состояниях или намерениях, поэтому способность понимать импликатуры зависит только от процессов вывода. Однако это соображение зависит от природы стимулов: если задача связана с ментальными состояниями, конечно, такой процесс может включать также способности ToM.Этот вопрос заслуживает дальнейшего эмпирического исследования, чтобы прояснить его.

На основании доступной эмпирической литературы и теоретических соображений, кратко изложенных выше, мы заключаем, что прагматика — это способность или конструкция, отличная от ToM, и что, хотя эти две части частично совпадают, ни одна из них не может рассматриваться просто как подкомпонент другого .

Чтобы избежать путаницы, кажется необходимым исследовать их с помощью различных эмпирических задач. Точный характер связи между прагматикой и ToM — точнее, между различными аспектами прагматики и различными аспектами ToM — далеко не ясен, и потребуются дальнейшие исследования, чтобы разобраться в этой проблеме.

Авторские взносы

IG, FB и MT обсуждали эту идею. IG и FB написали статью, MT отредактировала ее.

Финансирование

Исследование финансировалось Ministryo dell’Istruzione dell’Università e della Ricerca (MIUR): Progetti di Ricerca di Rilevante Interesse Nazionale (PRIN) 2017. Проект «Мозг интерпретации: понимание и развитие прагматических способностей на протяжении всей жизни и при психических заболеваниях» Код проекта 201577HA9M.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Айренти, Г., Бара, Б. Г., и Коломбетти, М. (1993). Беседа и поведенческие игры в прагматике диалога. Cogn. Sci. 17, 197–256. DOI: 10.1207 / s15516709cog1702_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5 ® ). Вирджиния: Американский психиатрический паб. DOI: 10.1176 / appi.books.97808

596

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ангелери Р., и Airenti, G. (2014). Развитие понимания шутки и иронии: исследование с детьми от 3 до 6 лет. Кан. J. Exp. Psychol. 68, 133–146. DOI: 10.1037 / cep0000011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ангелери Р., Габбаторе И., Боско Ф. М., Сакко К. и Колле Л. (2016). Прагматические способности у детей и подростков с расстройством аутистического спектра: исследование с батареей ABaCo. Минерва Психиатр. 57, 93–103.

Google Scholar

Остин, Дж. Л. (1962). «Performatif-Constatatif», в La Philosophie Analytique , ed. Х. Бера (Париж: Editions de Minuit).

Google Scholar

Бамбини В., Аркара Г., Бечи М., Буонокоре М., Кавалларо Р. и Босиа М. (2016). Коммуникативные нарушения как основная характеристика шизофрении: частота прагматического дефицита, когнитивные субстраты и связь с качеством жизни. Компр. Психиатрия 71, 106–120.DOI: 10.1016 / j.comppsych.2016.08.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бара, Б.Г. (2010). Когнитивная прагматика: психические процессы общения. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. DOI: 10.7551 / mitpress / 9780262014113.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Барон-Коэн, С., Лесли, А., и Фрит, У. (1985). Есть ли у аутичного ребенка теория разума? Познание 21, 37–46. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (85) -8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф.М., Анджелери Р., Колле Л., Сакко К. и Бара Б. Г. (2013). Коммуникативные способности у детей: оценка через различные явления и выразительные средства. J. Child Lang. 40, 741–778. DOI: 10.1017 / S0305000913000081

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф. М., Ангелери, Р., Сакко, К., и Бара, Б. Г. (2015). Объяснение прагматической деятельности при черепно-мозговой травме: взгляд на процесс коммуникативных ошибок. Внутр.J. Lang. Commun. Disord. 50, 63–83. DOI: 10.1111 / 1460-6984.12114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф. М., Боно, А., и Бара, Б. Г. (2012). Распознавание и исправление коммуникативных сбоев: взаимодействие теории разума и когнитивной сложности у больных шизофренией. J. Commun. Disord. 45, 181–197. DOI: 10.1016 / j.jcomdis.2012.01.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф.М., Буччарелли М. и Бара Б. Г. (2004). Основные категории контекста в понимании коммуникативного намерения. J. Pragmat. 36, 467–488. DOI: 10.1016 / S0378-2166 (03) 00055-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф. М., Буччарелли, М., и Бара, Б. Г. (2006). Распознавание и исправление коммуникативных неудач: перспективы развития. J. Pragmat. 38, 1398–1429. DOI: 10.1016 / j.jcomdis.2012.01.005

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф.М., Капоцци, Ф., Колле, Л., Маростика, П., и Тирасса, М. (2014a). Теория дефицита разума у ​​субъектов с алкогольным расстройством: анализ процессов чтения мыслей. Алкоголь Спирт. 49, 299–307. DOI: 10.1093 / alcalc / agt148

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф. М., Габбаторе, И., и Тирасса, М. (2014b). Общая оценка теории разума в подростковом возрасте: сложность чтения мыслей. Сознательное. Cogn. 24, 84–97.DOI: 10.1016 / j.concog.2014.01.003

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф. М., Колле, Л., и Тирасса, М. (2009). Сложность теории разума. Сознательное. Cogn. 18, 323–324. DOI: 10.1016 / j.concog.2008.12.007

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф. М., и Габбаторе, И. (2017a). Искренние, лживые и ироничные коммуникативные акты и роль теории разума в детстве. Фронт. Psychol. 8:21. DOI: 10.3389 / fpsyg.2017.00021

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боско, Ф. М., Габбаторе, И., Тирасса, М., и Теста, С. (2016). Психометрические свойства шкалы оценки теории разума на выборке подростков и взрослых. Фронт. Psychol. 7: 566. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00566

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брицио А., Габбаторе И., Тирасса М. и Боско Ф. М.(2015). «Не ребенок, а еще не взрослый»: изучение социального познания в подростковом возрасте. Фронт. Psychol. 6: 1011. DOI: 10.3389 / fpsyg.2015.01011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брюне М. и Боденштейн Л. (2005). Переосмысление пословиц — «теория разума» и прагматическое использование языка при шизофрении. Schizophr. Res. 75, 233–239. DOI: 10.1016 / j.schres.2004.11.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бусси, К.(1999). Классификация и оценка детьми различных видов лжи и правды. Child Dev. 70, 1338–1347. DOI: 10.1111 / 1467-8624.00098

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шампань-Лавау, М., и Чарест, А. (2015). Теория обработки разума и контекста при шизофрении: роль социальных знаний. Фронт. Психиатрия 6:98. DOI: 10.3389 / fpsyt.2015.00098

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шампань-Лавау, М., Charest, A., Anselmo, K., Rodriguez, J.P., and Blouin, G. (2012). Теория обработки разума и контекста при шизофрении: роль когнитивной гибкости. Psychiatry Res. 200, 184–192. DOI: 10.1016 / j.psychres.2012.06.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шампань-Лавау, М., Фоссард, М., Мартель, Г., Шапделейн, К., Блуэн, Г., Родригес, Ж.-П. и др. (2009). Приписывают ли пациенты с шизофренией психические состояния в задаче референциальной коммуникации? Cogn.Нейропсихиатрия 14, 217–239. DOI: 10.1080 / 13546800

4114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шампань-Лавау, М. и Стип, Э. (2010). Прагматическая и исполнительная дисфункция при шизофрении. J. Нейролингвистика 23, 285–296. DOI: 10.1016 / j.jneuroling.2009.08.009

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коркоран Р., Кэхилл К. и Фрит К. Д. (1997). Оценка визуальных шуток у людей с шизофренией.Исследование способности к «ментализации». Schizophr. Res. 24, 319–327. DOI: 10.1016 / S0920-9964 (96) 00117-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коркоран Р., Мерсер Г. и Фрит К. Д. (1995). Шизофрения, симптоматология и социальный вывод: исследование «теории разума» у людей с шизофренией. Schizophr. Res. 17, 5–13. DOI: 10.1016 / 0920-9964 (95) 00024-G

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кронбах, Л.Дж. (1951). Коэффициент альфа и внутренняя структура тестов. Психометрика 16, 297–334. DOI: 10.1007 / BF02310555

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каммингс, Л. (2005). Прагматика: мультидисциплинарная перспектива. Edimburgh: Edimburgh University Press.

Google Scholar

Девеллис Р. Ф. (2012). Масштаб развития , 3-е изд., Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Google Scholar

Росы, С., и Виннер, Э. (1997). Приписывание значения заведомо ложным высказываниям: случай иронии. Adv. Psychol. 122, 377–414. DOI: 10.1016 / S0166-4115 (97) 80142-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Димопулу, Т., Тарази, Ф. И., и Цапакис, Э. М. (2017). Клиническая и терапевтическая роль ментализации при шизофрении — обзор. CNS Spectr. 22, 450–462. DOI: 10.1017 / S1092852916000687

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Dumontheil, I., Апперли И. А., Блейкмор С. Дж. (2010). Интернет-использование теории разума продолжает развиваться в позднем подростковом возрасте. Dev. Sci. 13, 331–338. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2009.00888.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Филиппова, Э., Астингтон, Дж. У. (2008). Дальнейшее развитие социального рассуждения раскрывается в понимании иронии дискурса. Child Dev. 79, 126–138. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2007.01115.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фрит, К.Д. (1992). Когнитивная нейропсихология шизофрении. Хоув: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.

Google Scholar

Фрит К. Д. и Коркоран Р. (1996). Изучение «теории разума» у людей с шизофренией. Psychol. Med. 26, 521–530. DOI: 10.1017 / S0033291700035601

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гавилан, Дж. М., и Гарсия-Альбеа, Дж. Э. (2011). Теория разума и понимания языка при шизофрении: плохое чтение мыслей влияет на образное понимание языка, помимо дефицита интеллекта. J. Нейролингвистика 24, 54–69. DOI: 10.1016 / j.jneuroling.2010.07.006

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Грайс, Х. П. (1989). Исследования на пути слов. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Хаас, М. Х., Чанс, С. А., Крам, Д. Ф., Кроу, Т. Дж., Люк, А., и Хейдж, С. (2015). Свидетельства прагматических нарушений интерпретации речи и пословиц при шизофрении. Дж. Психолингвист. Res. 44, 469–483. DOI: 10.1007 / s10936-014-9298-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хэнкок, Дж. Т., Данэм, П. Дж., И Парди, К. (2000). Понимание детьми критических и дополнительных форм словесной иронии. J. Cogn. Dev. 1, 227–248. DOI: 10.1207 / S15327647JCD010204

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ф. Хаппе и Э. Лот (2002). Теория разума и отслеживание намерений говорящих. Mind Lang. 17, 24–36. DOI: 10.1111 / 1468-0017.00187

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаппе, Ф. Г. (1993). Коммуникативная компетентность и теория разума при аутизме: проверка теории релевантности. Познание 48, 101–119. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (93)

-R

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хаппе, Ф. Г. (1994). Продвинутый тест теории разума: понимание мыслей и чувств персонажей рассказов способными аутистами, умственно отсталыми и нормальными детьми и взрослыми. J. Autism Dev. Disord. 24, 129–154. DOI: 10.1007 / BF02172093

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Харрис М. и Пексман П. М. (2003). Восприятие детьми социальных функций словесной иронии. Дискурсивный процесс. 36, 147–165. DOI: 10.1207 / S15326950DP3603_1

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хейворд, Э. О., Гомер, Б. Д. (2017). Надежность и обоснованность передовых теорий измерения разума в среднем детстве и подростковом возрасте. руб. J. Dev. Psychol. 35, 454–462. DOI: 10.1111 / bjdp.12186

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Горовиц, А. К., Шнайдер, Р. М., и Франк, М. К. (2017). Проблема с кванторами: исследование дефицита скалярной импликатуры у детей. Child Dev. doi: 10.1111 / cdev.13014 [Epub перед печатью].

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг Ю. (2007). Прагматика. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Лаги Ф., Котуньо А., Сесере Ф., Сиролли А., Палаццони Д. и Боско Ф. М. (2014). Исследовательская оценка теории психики и психических нарушений у пациентов с нервной булимией. руб. J. Psychol. 105, 509–523. DOI: 10.1111 / bjop.12054

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Laghi, F., Terrinoni, A., Cerutti, R., Fantini, F., Galosi, S., Ferrara, M., et al. (2016). Теория разума у ​​подростков без суицидального самоповреждения (NSSI). Сознательное. Cogn. 43, 8–47. DOI: 10.1016 / j.concog.2016.05.004

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лэнгдон, Р., Колтер, М., Уорд, П. Б. и Кэттс, С. В. (2002a). Нарушенное общение при шизофрении: роль плохого прагматика и плохого чтения мыслей. Psychol. Med. 32, 1273–1284.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Лэнгдон, Р., Дэвис, М., и Колтер, М. (2002b). Понимание умов и понимание передаваемых значений при шизофрении. Mind Lang. 17, 68–104. DOI: 10.1111 / 1468-0017.00190

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, К. (2000). «Ложь как обман как обман со словами: теоретическая перспектива речевого акта», в Minds in the Making: Essays in Honor of David R. Olson , ed. Дж. У. Астингтзон (Оксфорд: Блэквелл), 177–196.

Google Scholar

Льюис, М. (1993). Лексический подход , Vol. 1, Хоув: Публикации для преподавания языков.

Google Scholar

Лукуса, С., и Лейнонен, Э. (2008). Развитие понимания иронических высказываний у финноязычных детей от 3 до 9 лет. Psychol. Lang. Commun. 12, 55–69. DOI: 10.2478 / v10057-008-0003-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лукуса С., Лейнонен Э., Куусикко С., Юссила К., Маттила М. Л., Райдер Н. и др. (2007). Использование контекста в прагматическом понимании речи детьми с синдромом Аспергера или высокофункциональным аутизмом. J. Autism Dev. Disord. 37, 1049–1059. DOI: 10.1007 / s10803-006-0247-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ма, Ф., Эванс, А. Д., Лю, Ю., Луо, X., и Сюй, Ф. (2015). Врать или не врать? Влияние воспитания и понимания теории разума на честность трехлетних детей. J. Моральное образование. 44, 198–212. DOI: 10.1080 / 03057240.2015.1023182

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Марини А., Сполетини И., Рубино, И.А., Чиуффа, М., Бриа, П., Мартинотти, Г. и др. (2008). Язык шизофрении: анализ микро- и макролингвистических способностей и их нейропсихологических коррелятов. Schizophr. Res. 105, 144–155. DOI: 10.1016 / j.schres.2008.07.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацца, М., Де Ризио, А., Суриан, Л., Ронконе, Р., и Касаккья, М. (2001). Избирательные нарушения теории психики у людей с шизофренией. Schizophr.Res. 47, 299–308. DOI: 10.1016 / S0920-9964 (00) 00157-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мацца, М., Ди Микеле, В., Поллис, Р., Ронконе, Р., и Касаккья, М. (2008). Прагматический язык и теория дефицита разума у ​​людей с шизофренией и их родственников. Психопатология 41, 254–263. DOI: 10.1159 / 000128324

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мей, Дж. Л. (2001). Прагматика: Введение , 2-е изд., Оксфорд: Блэквелл.

Google Scholar

Митчли, Н. Дж., Барбер, Дж., Грей, Дж. М., Брукс, Д. Н. и Ливингстон, М. Г. (1998). Понимание иронии при шизофрении. Cogn. Нейропсихиатрия 3, 127–138. DOI: 10.1080 / 135468098396206

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мо, С., Су, Ю., Чан, Р. К., и Лю, Дж. (2008). Понимание метафоры и иронии при шизофрении в период ремиссии: роль теории разума и IQ. Psychiatry Res. 157, 21–29.DOI: 10.1016 / j.psychres.2006.04.002

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Николс, С., Стич, С. П. (2003). Mindreading: комплексный учет притворства, самосознания и понимания других умов. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. DOI: 10.1093 / 0198236107.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нильсен, Э.С., Гленрайт, М., и Хайдер, В. (2011). Дети и взрослые понимают, что толкование словесной иронии зависит от знаний слушателя. J. Cogn. Dev. 12, 374–409. DOI: 10.1080 / 15248372.2010.544693

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Парола А., Берардинелли Л. и Боско Ф. М. (2018). Когнитивные способности и теория разума в объяснении коммуникативно-прагматических расстройств у больных шизофренией. Psychiatry Res. 260, 144–151. DOI: 10.1016 / j.psychres.2017.11.051

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пернер Дж. И Виммер Э.(1985). «Джон думает, что Мэри думает так». Приписывание убеждений второго порядка детьми в возрасте от 5 до 10 лет. J. Детский опыт. Psychol. 39, 437–471. DOI: 10.1016 / 0022-0965 (85)

-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пескин, Дж. (1996). Обман и коварство: детское понимание рассказов, в которых цель притворства — обман. Child Dev. 67, 1735–1751. DOI: 10.2307 / 1131728

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Премак, Д.и Вудрафф Г. (1978). Есть ли у шимпанзе теория разума? Behav. Brain Sci. 1, 515–526. DOI: 10.1017 / S0140525X00076512

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сарфати Ю. и Харди-Бейле М. К. (1999). Как люди с шизофренией объясняют поведение других? Изучение теории разума и ее отношения к мыслительной и речевой дезорганизации при шизофрении. Psychol. Med. 29, 613–620. DOI: 10.1017 / S003329179

26

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скеттино, А., Лауро, Л. Р., Криппа, Ф., Ансельметти, С., Кавалларо, Р., и Папаньо, К. (2010). Понимание идиоматических выражений у больных шизофренией. Neuropsychologia 48, 1032–1040. DOI: 10.1016 / j.neuropsychologia.2009.11.030

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Спербер Д. и Уилсон Д. (2002). Прагматика, модульность и чтение мыслей. Mind Lang. 17, 3–23. DOI: 10.1111 / 1468-0017.00186

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Салливан, К., Уиннер, Э., и Хопфилд, Н. (1995). Как дети отдают ложь от анекдота: роль атрибуции психического состояния второго порядка. руб. J. Dev. Psychol. 13, 191–204. DOI: 10.1111 / j.2044-835X.1995.tb00673.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Свинфорд, Л. Б., Турм, А., Бэрд, Г., Уэтерби, А. М., и Сведо, С. (2014). Социальное (прагматическое) коммуникативное расстройство: обзор исследований этой новой диагностической категории DSM-5. J. Neurodev. Disord. 6:41.DOI: 10.1186 / 1866-1955-6-41

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тагер-Флусберг, Х., Салливан, К. (2000). Компонентный взгляд на теорию разума: свидетельства синдрома Вильямса. Познание 76, 59–90. DOI: 10.1016 / S0010-0277 (00) 00069-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Талвар В., Кроссман А. (2011). От маленькой белой лжи до грязных лжецов: эволюция честности и обмана у маленьких детей. Adv.Child Dev. Behav. 40, 139–179. DOI: 10.1016 / B978-0-12-386491-8.00004-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тавано А., Спонда С., Фаббро Ф., Перлини К., Рамбальделли Г., Ферро А. и др. (2008). Специфические лингвистические и прагматические нарушения у итальянских пациентов с шизофренией. Schizophr. Res. 102, 53–62. DOI: 10.1016 / j.schres.2008.02.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Теньи, Т., Херольд, Р., Сии, И. М., и Трикслер, М. (2002). У шизофреников обнаруживается неудача в расшифровке нарушения разговорных импликатур. Психопатология 35, 25–27. DOI: 10.1159 / 000056212

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тирасса М., Боско Ф. М. и Колле Л. (2006b). Совместное использование и конфиденциальность в ранней социальной жизни человека. Cogn. Syst. Res. 7, 128–139.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Тирасса, м., Боско, Ф. М., и Колле, Л. (2006a). Переосмысление онтогенеза чтения мыслей. Сознательное. Cogn. 15, 197–217.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Виммер Х. и Пернер Дж. (1983). Убеждения о убеждениях: представление и сдерживающая функция неправильных убеждений в понимании лжи маленькими детьми. Познание 13, 103–128. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (83) -5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Виннер, Э., Ликман, С.(1991). Как отличить иронию от обмана: понимание второстепенных намерений говорящего. руб. J. Dev. Psychol. 9, 257–270. DOI: 10.1111 / j.2044-835X.1991.tb00875.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Прагматизм, философский и политический — The Brooklyn Rail

После восьми лет, в течение которых безраздельно властвовала идеология, президент Обама, как часто говорят, принесет в Вашингтон долгожданный прагматизм . Стоит спросить, что это означает или может означать.Какая, например, связь между политическим прагматизмом и готовностью к компромиссу? Должен ли самозваный прагматик не иметь идеологических обязательств? Стоит также напомнить, что «прагматизм» называет то, что до недавнего времени было доминирующим направлением в современной философской мысли. И поэтому также естественно спросить: какое отношение друг к другу имеет философское и политическое использование этого термина?

Прагматизм, когда он дает название философской школе, является несколько скользким термином.В частности, те, кто называют себя прагматиками, сильно различаются по тому, насколько они «реалисты», когда характеризуют то, что они говорят о . Но основные идеи, которые все разделяют, проистекают из определенного способа понимания науки и языка, который для большинства англоязычных философов ассоциируется с аргументами W.V. О. Куайн (и несколько иначе Людвиг Витгенштейн). Куайн утверждал, что было ошибкой думать о заявлениях о мире, будь то обычные утверждения здравого смысла, такие как «печь горячая», или теоретические утверждения, такие как «температура — средняя кинетическая энергия», как имеющие свое значение «индивидуально», как отдельные предложения, и как таковые, описывают какой-то кусочек мира, с которым они могут быть сопоставлены или протестированы.Скорее, все наши замечания о мире, от обычных наблюдений до теоретических постулатов («это гравитация для вас!»), Даже включая очень абстрактные законы логики, должны были мыслиться как вплетенные в одну плавно взаимосвязанную схему, единое « сеть веры », и когда возникают проблемы, когда эксперимент или наблюдение идут не так, как мы предсказывали, полностью от нас зависит изменить схему, где мы пожелаем. По прагматическим причинам мы решим оставить утверждение о наблюдении нетронутым и обратиться к теории для корректировки, и, в равной степени, это будет просто по прагматическим причинам (а не из-за какого-либо неуместного чувства «необходимости», поскольку, с этой точки зрения, такой вещи не существует), что мы, вероятно, тоже решим оставить в покое законы логики.Итак, когда эксперимент со скоростью света идет не так, как мы думали, что из этого следует? Мы могли бы подтвердить всю нашу ньютоновскую теорию и опровергнуть наблюдение, приспособив нашу сеть убеждений к ; или мы могли бы все это подтвердить и изменить нашу логику, скажем, закон исключенного третьего. Может показаться, что правильным выбором будет альтернативная концепция света и времени Эйнштейна, но это только потому, что , пересмотр вызывает наименьшее нарушение всей схемы. Это с прагматической точки зрения, , наиболее разумное изменение, вот и все.Сказать, что точка зрения Эйнштейна «верна», значит просто сказать, что общая схема, которая нам больше всего нравится, — схема, которую мы выбираем из прагматических соображений, — включает ее.

Для некоторых, таких как Ричард Рорти, это было только началом спора. Рорти думал, что мы не можем говорить о «мире» (или любой его части) отдельно от концепций, с помощью которых мы его определили, и поэтому мы не можем быть реалистами в том, о чем мы говорили или на что ссылались. Это направление аргументации имеет корни, восходящие к Канту: мы знаем мир по концепциям, которые мы ему навязываем, и поэтому любой разговор о «мире» помимо этих концепций должен быть невозможным и противоречивым.Таким образом, Рорти представляет собой направление антиреализма в прагматизме, и это направление, наиболее тесно связанное с континентальными мыслителями, такими как Барт и Деррида, тоже. С этой точки зрения язык, можно сказать, идет до самого конца. Вещи, о которых мы говорим, имеют характер, потому что мы характеризуем их так же, как и мы. Альтернативные характеристики, безусловно, возможны — по причинам привычки или культуры (или, если мы говорим о политических институтах, как обычно говорят, по причинам власти), мы используем те, которые мы делаем, но было бы ошибкой видеть описания или характеристики мы действительно используем как «ведомые» или «определяемые» миром, поскольку он отделен от нас.Как могло быть , что ? Поскольку мы не можем выделить какой-либо кусочек «мира», не используя ту или иную концептуальную схему, как мы можем говорить о схеме, которую мы применяем , как о подтвержденной некой нейтральной природой, тем, как мир отделен от нас — или, если использовать полезную и насмешливую фразу Рорти, как Природа описала бы Себя, если бы только Она могла говорить? По иронии судьбы, хотя слово «прагматизм» имеет коннотации разумного и знакомого, когда оно используется для обозначения этого набора аргументов, оно относится к загадочному антиреализму, и именно это направление прагматизма уже не так высоко ценится, как это было двадцать лет назад.Сегодняшние философы склонны очень настороженно относиться к точке зрения, которая не может понять нашу причинную связь с миром как дающую нам подлинное знание того, каков мир. Кажется совершенно неправильным думать, что я не замечаю реальной разницы в фактической температуре, когда кладу руку на плиту. Но идея о том, что наши утверждения о мире должны пониматься целостно, что ни одно предложение не может рассматриваться как обращенное к миру «само по себе», — это направление философского прагматизма остается неизменным.

Когда этот термин используется в политическом смысле, «прагматизм» имеет тенденцию означать что-то вроде «движимого в основном заботой о хороших последствиях».Говорят, что хороший прагматик будет безразличен к тому, какая сторона политического спектра отстаивает политику, и спрашивает только, насколько хорошо эта политика будет работать. Текущие предложения по спасению являются хорошими примерами. Хотя сильное участие государства в экономике может быть одобрено демократами Нового курса и осуждено сторонниками чистого свободного рынка, прагматику наплевать, что такое родословная идеи, кому она нравится, кому нет и Зачем. Прагматик в этом смысле этого слова просто хочет доказательств своей вероятности успеха или неудачи с учетом набора фактов.Если он работает хорошо, дает хорошие результаты — хорошо; он будет принят. Если нет, его отбрасывают. Нет никакого интереса к идеологической чистоте и никакого затруднения, если кто-то использует одну политику против одного набора фактов, а то, что в некотором смысле может противоречить друг другу.

Так вот, две вещи пока упущены из этого отчета, и эти вещи неясны, когда мы смотрим в будущее при Обаме. Во-первых, какими будут политические цели или стремления .«Политический прагматизм» относится к некоторой степени готовности делать все, что работает для достижения желаемой цели, но он не может, не может сказать, какой будет эта цель. Например, прямо сейчас борьба с нашей надвигающейся экономической депрессией — это не вызывающая споров и неотложная цель; никто не отрицает его важность. Но как насчет уменьшения классовых различий, или уменьшения количества заключенных, или количества матерей-одиночек? Есть много возможных целей, которые администрация Обамы может преследовать или не преследовать с прагматической энергией.Но приверженность неидеологическому прагматизму сама по себе ничего не говорит относительно , в отношении которого проектирует, что вы будете прагматиком, чему вы отдадите приоритет, а чему позволите ускользнуть. Некоторые проекты сами по себе беспристрастны, например, решение проблемы экономической депрессии. Но большинство других — нет, и когда мы обратимся к тому, какие из них будут рассмотрены, нам необходимо будет внести некоторую идеологию или приверженность принципам. Какими же обязательствами окажется администрация Обамы до того, как эти более необязательные вопросы будут просто решены. видно, как они разворачиваются во времени.

Во-вторых, существует сложная связь между «прагматизмом» и «компромиссом». В некоторых вопросах прагматик может обоснованно полагать, что действительно существует лучшее, наиболее прагматичное решение. Например, на самом деле может быть фактом, что одни меры государственной политики перевернут экономику, а другие — нет. На самом деле может быть фактом, что одни меры снизят уровень инфицирования СПИДом, а другие — нет. Здесь, перед подобными проблемами, хороший прагматик будет так же враждебен к компромиссам, как и любой идеолог.Поскольку он хочет наилучшего результата, а такая-то политика — лучший способ добиться этого, нет веских причин отклоняться от этого курса. Но в других контекстах может оказаться, что нет явного «существа дела», и разногласия больше касаются чувствительности или символа. Здесь прагматик действительно может пойти на компромисс или искать компромисс, поскольку здесь компромисс сам по себе может быть «лучшим результатом». Нет четкого фактического ответа на вопрос «сколько мы должны тратить на искусство?» (в отличие от космической программы).В подобном случае хороший прагматик может искать компромисс между воюющими сторонами, не чувствуя, что он принес в жертву свои принципы. Будет интересно посмотреть, где Обама проведет эту черту, где, по его мнению, есть правильный ответ, который должен быть достигнут наилучшим из возможных способов, и где, по его мнению, с обеих сторон существуют разумные мнения, ни лучше, ни хуже, чем у другой; и поэтому здесь мы должны просто разделить проблему как можно лучше. Например, будет интересно, как он видит политику полового воспитания, контроль над огнестрельным оружием, смертную казнь, чартерные школы и, возможно, даже некоторые из проблем, стоящих на грани права на аборт (например, проблемы с уведомлением родителей) — эти вопросы, о которых нет ясно, правильно или неправильно, просто разумные различия, и поэтому мы должны идти на компромисс, насколько это возможно (в отличие от идеологов эпохи Буша), или это вопросы, где есть четкие права человека, которые необходимо уважать, а компромисс — это последнее средство ? У меня есть собственные идеи относительно того, какое место в этом списке займет Обама, но сейчас, когда мы смотрим вперед и размышляем об этом очень важном вопросе, только время покажет.

Тогда может показаться, что выражение «прагматизм» мало имеет общего с его философскими и политическими значениями, но это не совсем верно. Конечно, вы были бы разочарованы, если бы, зная, что это означает в одном контексте, вы ожидали противоположного взгляда в другом. Политические прагматики обычно не являются антиреалистами, а философские прагматики не отстаивают свою свободу от почтения к идеологической последовательности. Но идеи гибкости, свободы пересматривать, где это необходимо для достижения поставленной цели, — вот основные темы прагматизма в любой области.

Прагматизм в отношении сложности здравоохранения: наш опыт применения теории сложности и прагматизма в исследованиях в сфере здравоохранения | BMC Medicine

Что такое прагматизм?

Мы предполагаем, что многие медицинские работники будут идентифицировать себя как прагматики. Повседневное использование термина «прагматизм» подразумевает акцент на практическом и достижимом, а не на теоретическом или идеальном [41]. Эта идея ценить прикладное над теоретическим отражено в философии прагматизма.

Прагматизм зародился в конце 1800-х годов в работах Чарльза Пирса, Уильяма Джеймса и Джона Дьюи. В центре прагматизма — отрицание «невозможного вопроса» философии, вопроса о природе отношения разума к реальности [42]. Вместо этого прагматики судят о ценности знаний (и наших способов познания) по их контекстно-зависимой внешней полезности для решения практических вопросов повседневной жизни [43]. Совершенное знание невозможно и не требуется. Для прагматизма знание имеет смысл только в сочетании с действием [38].

Между аргументами исследователей социальной сложности и прагматиков есть много общего. Ниже мы исследуем ключевые синергии (вставка 2).

Контекстуализированное исследование

Ключевой особенностью прагматизма является контекстуализация знаний [44, 45]. По мере изменения контекстов меняются и критерии полезности знаний. Точно так же теория социальной сложности требует согласования исследовательского подхода с контекстом и уровнем сложности окружающей среды [4, 9]. В теории сложности эти контексты могут включать разные вложенные системы и разные моменты времени [44].Следовательно, для того, чтобы поддерживать согласованную исследовательскую программу в CAS, требуется объединяющий исследовательский вопрос.

В нашем проекте ответ на вызов, связанный с работой в рамках этой конкретной CAS, проявился в новой формулировке двух глубоко прагматичных исследовательских вопросов: как мы (исследователи) можем помочь улучшить процесс принятия стратегических решений для служб психического здоровья? Что мы можем узнать о ценности в этом процессе? Это позволило нам по мере изменения контекста сохранить тот же фокус для проекта, но изменить и расширить фокус оценки, исходя из опыта SLG, чтобы включить, например, адаптацию исследователей к меняющимся потребностям заинтересованных сторон.Решались одни и те же цели, но разными методами.

Непрерывное обучение

Контекстуализация знаний не отвергает перевод знаний между контекстами. Хотя прагматизм действительно утверждает, что знания нельзя полностью обобщить, он также утверждает, что импортированные знания могут играть роль в формировании наблюдения и восприятия и в предложении возможных решений текущей проблемы [42]. Для науки о реализации объединение глубокого внимания теории сложности к контекстным взаимодействиям и возникающим результатам в сочетании с прагматическим взглядом на трансляцию знаний обеспечивает способ стимулирования коллективного обучения реализации [16, 46], не подчиняясь необходимости обобщения исследований.

Для нашего проекта это привело нас к переопределению успеха реализации, а не как строгому соблюдению плана проекта или достижению заранее определенных результатов (т. Е. Публикация четырех имитационных моделей и использование этих моделей для информирования решений), но воспринимаемой полезностью проекта для заинтересованных сторон и извлеченных уроков. Как прокомментировал Бирн: « Суть сложности в том, что она полезна — она ​​помогает нам понять то, что мы пытаемся понять » ([18], с.7). В самом деле, мы узнали, что сами имитационные модели не были главным результатом интереса SLG; вместо этого, это было личное понимание, которое участники извлекли из обсуждений концептуального развития и наших презентаций объединенных данных пациентов.

Исследование как социальное действие

Другой ключевой столп прагматизма — активный и социальный характер исследования. Дьюи утверждал, что основная функция исследования — решение социальных проблем [38]. Однако он также выступает за гибкость в применении, предлагая «, чтобы политика и предложения по социальным действиям рассматривались как рабочие гипотезы, а не как программы, которые необходимо строго придерживаться и выполнять » ([47], стр.151–2).

Эти настроения отражены в теории социальной сложности:

« Сложность / хаос предлагает возможность заниматься наукой, основанной не на гордости, на утверждении абсолютного знания как основы социальных программ, а на смирении по поводу сложность мира в сочетании с обнадеживающей верой в потенциал людей что-то с этим сделать ». ([18], стр. 45).

Прагматизм отстаивает не только подход к исследованию, основанный на решении проблем, но также и подход, основанный на действиях.Все виды опыта, включая исследования, рассматриваются как вмешательства [42]. Успех исследований в рамках прагматической эпистемологии измеряется последствиями, будь они предсказуемыми или возникающими. Это согласуется с целостным системным взглядом на теорию сложности, где результаты не предопределены заранее, а возникают [36]. Таким образом, теория сложности обеспечивает способ операционализации изучения возникающих последствий, в то время как прагматизм дает стимул к изменениям, измеряя качество исследования с точки зрения его воздействия на социальные изменения.

Оценка различных знаний

Показатель полезности знаний также способствует демократизации научных исследований. Научное знание рассматривается не как качественно другая форма знания, а просто как более формализованная версия повседневного человеческого исследования [48]. Таким образом, наука становится общественным занятием, доступным каждому. Эта идея интуитивного исследования согласуется с темой, выдвинутой многими учеными, отстаивающими теорию сложности в здравоохранении, о том, что социальные акторы уже обладают интуитивным чувством сложности, которое может быть уточнено с помощью теории сложности [4, 9].Теоретики социальной сложности также приводят доводы в пользу естественного соответствия между комплексными подходами и совместным исследованием, когда системы координат участника и исследователя рассматриваются как одинаково важные для исследования [20], неудачи допускаются и ожидаются [49], а инновации могут возникать из любая часть системы [9].

В нашем проекте это привело к фундаментальному сдвигу в оценке внедрения с акцента исключительно на опыте участников к оценке, включающей опыт исследователей.На начальном этапе оценки представляла интерес CAS SLG. Наша оценка была сосредоточена на понимании ментальных моделей принятия решений этими людьми и того, как они согласовывали общие групповые процессы и поведение на основе этих индивидуальных моделей. Однако организационная реструктуризация SLG повлияла не только на доступ участников к сбору оценочных данных, но и на подход исследователей к разработке и внедрению имитационного моделирования.Как упоминалось выше, одним из проявлений этого было изменение взаимодействия с членами SLG. Исследователи начали использовать индивидуальные взаимодействия с вовлеченными членами SLG для разработки новых сценариев, непосредственно связанных с портфелем участников SLG. Таким образом, опыт и размышления исследователей стали решающими в понимании реализации проекта после организационной реструктуризации.

И прагматизм, и теория сложности также поощряют сосредоточение внимания на взаимодействиях систем знаний и изучении того, как согласовываются эти пересечения [4, 44, 48].Для нас это проявляется в виде множества тем, вытекающих из обоснованного теоретического подхода к оценке внедрения, включая общение между участниками и исследователем (частота, модальность, содержание), понимание и ожидания от методологии моделирования, а также различные приоритеты результатов между исследователями и участниками. Подход к оценке, основанный на тематическом исследовании, поддерживаемый интервью и неструктурированным наблюдением, позволил выявить эти темы, но остается проблема создания более целенаправленных исследовательских проектов и методов, способных фиксировать, измерять и интерпретировать эти интерактивные и возникающие процессы.

Поддержка исследований смешанных методов

Ключевой темой в развитии исследований социальной сложности является призыв к исследованию смешанных методов [8, 34]. Однако существует риск, что выбор метода будет определяться принципом «что работает» [50]. Как одна из ключевых эпистемологий для исследования смешанных методов, прагматизм предлагает более структурированный подход к исследованию смешанных методов [42]. Прагматизм призывает к тому, чтобы выбор исследовательских вопросов и методов определялся социальной целью исследования, а не наоборот [42, 45, 51].

Другой из рисков, выявленных теоретиками сложности, — это упреждающее обозначение системы как сложной [40]; прагматический подход не требует таких априорных предположений. Скорее, он позволяет гибко использовать несколько методов для сбора информации в сложной среде, которая позже может быть интерпретирована с использованием ряда фреймворков. Таким образом, наш плюрализм методов оценки (например, интервью, анкеты, анализ документов, наблюдения) дает нам множество точек зрения, которые необходимо изучить и структурировать по-разному, чтобы в конечном итоге сформировать понимание процесса реализации.

Прагматизм также поощряет размышления и эксперименты, позволяя эволюционировать вмешательства и оценки аналогично КАС [7, 42, 45]. Таким образом, наш сдвиг в оценке от количественного анализа ответов участников на вопросы анкеты на обоснованный теоретический пример исследовательской адаптации не только согласуется с теорией сложности, но и предсказывается ею как совместная эволюция исследователей в контексте. Таким образом, вместо того, чтобы отвергать редукционистский подход классической теории сложности [20], прагматизм позволяет использовать как количественные, так и качественные методы в решении вопроса исследования.Это также позволяет использовать разные определения теории сложности. Теория сложности может быть как онтологией количественных подходов, так и метафорой качественных подходов.

Обзор, история и использование в исследованиях

Что такое Pragmatic?

Термин «прагматический» может быть использован для обозначения особой сосредоточенности в первую очередь на практическом применении идей и мыслей, а не на их теоретических идеологиях и абстракциях. Будучи прагматичным, человек стремится найти идеальное решение или решения проблемы, не уделяя слишком много внимания спорным академическим теориям, которые окружают проблему.

Таким образом, прагматизм — это концепция, которая выступает за развитие понимания посредством практического применения и получение надежных знаний через мысли и опыт. Он делает упор на запрос и тщательно исследует проблему, которую необходимо решить, чтобы найти практические решения или сделать адекватные выводы.

Люди, практикующие прагматизм, считаются прагматиками. Прагматики утверждают, что значительную часть философских концепций следует рассматривать с упором на их практическое применение и преемственность.

Резюме
  • Прагматизм — это концепция, которая выступает за развитие понимания через практику и обретение глубины знания через мысли и опыт, а также подчеркивает важность исследования и проблемной ситуации.
  • Прагматики утверждают, что значительную часть философских концепций следует рассматривать с упором на их практическое применение и преемственность.
  • Использование прагматического подхода сосредоточено на открытии и использовании метода, наиболее подходящего для выявленной исследовательской проблемы.

История прагматизма

В 1870-е годы в «Метафизическом клубе» часто проводились дискуссии. Обсуждения в основном были сосредоточены вокруг ключевых идеологий, формирующих прагматизм. Американский философ Чарльз Сандерс Пирс разработал идеи прагматизма и опубликовал свои открытия в 1870-х годах.

Философия, окружающая прагматизм, в 1890-х годах обсуждалась и изучалась другим американским философом, Уильямом Джеймсом.У. Джеймс проводил публичные лекции, чтобы обсудить концепции, лежащие в основе прагматизма.

Уильям Джеймс и Чарльз Сандерс Пирс использовали прагматизм как точку отсчета для прояснения и гипотезы концепций и выявления не относящихся к делу аргументов.

Прагматический подход к исследованиям

Существуют различные подходы к проведению исследований. Использование прагматического подхода сосредоточено на открытии и использовании метода, наиболее подходящего для выявленной исследовательской проблемы, без особого акцента на аргументы относительно того, какой метод наиболее подходит для решения проблемного вопроса.

Исследователи-прагматики склонны к свободе использования любых техник или методов для проведения качественных или количественных исследований. Прагматики признают плюсы и минусы различных методов исследования.

Прагматический подход, также называемый смешанным подходом, позволяет исследователю использовать более одного исследовательского метода или техники одновременно. Примером могут служить методы, используемые во время сбора данных. Данные могут быть собраны посредством интервью (индивидуального) или фокус-групп, и результаты могут помочь в разработке анкет.Анкеты можно использовать для получения данных из выборки большего размера для проведения статистического исследования.

Анализ собранных данных во многом зависит от используемых методов сбора данных. Соответствующий анализ данных Анализ данных временных рядов Анализ данных временных рядов — это анализ наборов данных, которые изменяются с течением времени. Наборы данных временных рядов записывают наблюдения одной и той же переменной в разные моменты времени. метод будет зависеть от используемого метода исследования.В некоторых случаях может потребоваться преобразование качественных данных в количественные или наоборот.

С помощью смешанного подхода можно включить триангуляцию. Триангуляция позволяет сочетать методы для успешного исследования. Существует четыре основных типа триангуляции, в том числе;

  1. Методологическая триангуляция : предполагает использование более чем одного метода исследования.
  2. Триангуляция данных : включает использование различных источников данных при сборе и анализе данных.
  3. Теоретическая триангуляция : включает использование различных исследований, интерпретаций и перспектив для получения окончательных результатов.
  4. Триангуляция исследователя : предполагает использование различных исследователей для проведения расследований или научных исследований.

В зависимости от исследования или структуры проводимого исследования некоторые исследователи одновременно используют как качественные, так и количественные методы. В некоторых случаях один метод используется перед другим, при этом некоторые части исследования расширяют результаты для любого из подходов.

Неопрагматизм

Неопрагматизм — это теория прагматизма пост-Дьюи, которая фокусируется на идее о том, что значение слов или терминов в значительной степени зависит от того, как слова или термины используются, а не от того, как они могли быть предназначены для использования или то, что они должны были описать. Неопрагматизм также известен как аналитический прагматизм или лингвистический прагматизм.

Улучшение отчетности о прагматических испытаниях: расширение заявления CONSORT

Соответствующие более общие / специализированные руководящие принципы отчетности
(т.е. основное общее руководство или дополнение к общему руководству)
Generic
CONSORT 2010 Заявление : Schulz KF, Altman DG, Moher D, для CONSORT Group. CONSORT 2010 Заявление: обновленное руководство по составлению отчетов о рандомизированных исследованиях в параллельных группах.
Ann Int Med. 2010; 152 (11): 726-732. PMID: 20335313
BMC Medicine. 2010; 8:18. PMID: 20334633
BMJ. 2010; 340: c332. PMID: 20332509
J Clin Epidemiol. 2010; 63 (8): 834-840.PMID: 20346629
Ланцет. 2010; 375 (9721): 1136 дополнительное веб-приложение
Obstet Gynecol. 2010; 115 (5): 1063-1070. PMID: 20410783
Open Med. 2010; 4 (1): 60-68.
PLoS Med. 2010; 7 (3): e1000251. PMID: 20352064
Испытания. 2010; 11:32. PMID: 20334632

Specialized
CONSORT Harms : Ioannidis JPA, Evans SJW, Gotzsche PC, O’Neill RT, Altman DG, Schulz K, Moher D, для CONSORT Group. Лучшее сообщение о вреде в рандомизированных испытаниях: расширение заявления CONSORT.Ann Intern Med. 2004; 141 (10): 781-788. PMID: 15545678

CONSORT Не меньшее качество : Piaggio G, Elbourne DR, Pocock SJ, Evans SJW, Altman DG для CONSORT Group. Отчетность о рандомизированных исследованиях не меньшей эффективности и эквивалентности. Продление заявления CONSORT 2010. ДЖАМА. 2012; 308 (24): 2594-2604. PMID: 23268518

CONSORT Cluster : Campbell MK, Piaggio G, Elbourne DR, Altman DG; CONSORT Group. Заявление Consort 2010: расширение кластерных рандомизированных исследований.BMJ. 2012; 345: e5661. PMID: 22951546

CONSORT Herbal : Gagnier JJ, Boon H, Rochon P, Moher D, Barnes J, Bombardier C, для CONSORT Group. Отчетность о рандомизированных контролируемых испытаниях травяных вмешательств: подробное заявление CONSORT. Ann Intern Med. 2006; 144 (5): 364-367. PMID: 16520478

CONSORT Немедикаментозные лечебные вмешательства : Boutron I, Altman DG, Moher D, Schulz KF, Ravaud P; CONSORT NPT Group. Заявление CONSORT для рандомизированных испытаний нефармакологических методов лечения: обновление 2017 г. и расширение CONSORT для выдержек из нефармакологических испытаний.Ann Intern Med. 2017; 167 (1): 40-47. PMID: 28630973

CONSORT Abstracts : Hopewell S, Clarke M, Moher D, Wager E, Middleton P, Altman DG, Schulz KF, CONSORT Group. КОНСОРТ для сообщения о рандомизированных контролируемых испытаниях в журналах и тезисах конференций: объяснение и разработка. PLoS Med. 2008; 5 (1): e20. PMID: 18215107

Hopewell S, Clarke M, Moher D, Wager E, Middleton P, Altman DG, Schulz KF, CONSORT Group. CONSORT для сообщения о рандомизированных испытаниях в журналах и тезисах конференций.Ланцет. 2008; 371 (9609): 281-283. PMID: 18221781

STRICTA Контролируемые испытания иглоукалывания : Макферсон Х, Альтман Д.Г., Хаммершлаг Р., Юпин Л., Тайсян В., Уайт А., Мохер Д.; Ревизионная группа STRICTA. Пересмотренные стандарты отчетности о вмешательствах в клинических испытаниях акупунктуры (STRICTA): расширение заявления CONSORT. PLoS Med. 2010; 7 (6): e1000261. PMID: 20543992

CONSORT PRO: Calvert M, Blazeby J, Altman DG, Revicki DA, Moher D, Brundage MD; CONSORT PRO Group.Отчетность об исходах, сообщаемых пациентами, в рандомизированных испытаниях: расширение CONSORT PRO. ДЖАМА. 2013; 309 (8): 814-822. PMID: 23443445

CONSORT-CENT : Vohra S, Shamseer L, Sampson M, Bukutu C, Schmid CH, Tate R, Nikles J, Zucker DR, Kravitz R, Guyatt G, Altman DG, Moher D; ЦЕНТРАЛЬНАЯ группа. Расширение CONSORT для сообщения об исследованиях N-of-1 (CENT) 2015 Заявление.BMJ. 2015; 350: h2738. PMID: 25976398

CONSORT для ортодонтических исследований : Pandis N, Fleming PS, Hopewell S, Altman DG.Заявление CONSORT: применение в ортодонтических испытаниях и адаптация к ним. Am J Orthod Dentofacial Orthop. 2015; 147 (6): 663-679. PMID: 26038070

TIDieR : Hoffmann T, Glasziou P, Boutron I, Milne R, Perera R, Moher D, Altman D, Barbour V, Macdonald H, Johnston M, Lamb S, Dixon-Woods M, McCulloch P, Wyatt J, Chan A, Michie S. Улучшенная отчетность о вмешательствах: шаблон для описания и воспроизведения вмешательства (TIDieR), контрольный список и руководство. BMJ. 2014; 348: g1687. PMID: 24609605

Simulation Research : Cheng A, Kessler D, Mackinnon R, Chang TP, Nadkarni VM, Hunt EA, Duval-Arnould J, Lin Y, Cook DA, Pusic M, Hui J, Moher D, Egger M , Ауэрбах М; Международная сеть педиатрических инноваций, исследований и образования на основе моделирования (INSPIRE). Руководящие принципы для исследователей.Рекомендации по составлению отчетов для исследований в области моделирования здравоохранения: дополнения к заявлениям CONSORT и STROBE. Simul Healthc. 2016; 11 (4): 238-248. PMID: 27465839

CONSORT для пилотных и технико-экономических испытаний : Eldridge SM, Chan CL, Campbell MJ, Bond CM, Hopewell S, Thabane L, Lancaster GA; от имени группы консенсуса PAFS. Заявление CONSORT 2010: расширение на рандомизированные пилотные и технико-экономические исследования. Пилотный и технико-экономический анализ 2016; 2: 64. PMID: 27965879

Формулы CONSORT-CHM : Cheng C-W, Wu T-X, Shang H-C, Li Y-P, Altman DG, Moher D, Bian Z-X; для Группы CONSORT-CHM Formulas 2017.CONSORT Extension for Chinese Herbal Medicine Formulas 2017: Рекомендации, объяснение и проработка. 2017. Ann Intern Med. Ссылка на полный текст.

CONSORT для рандомизированных исследований с участием человека : Pandis N, Chung B, Scherer RW, Elbourne D, Altman DG. Заявление CONSORT 2010: расширенный контрольный список для отчетности в рамках индивидуальных рандомизированных исследований. BMJ. 2017; 357: j2835. PMID: 28667088

CONSORT Equity : Welch VA, Norheim OF, Jull J, Cookson R, Sommerfelt H, Tugwell P; CONSORT-Equity and Boston Equity Symposium.CONSORT-Equity 2017 расширение и доработка для лучшего представления информации о справедливости в отношении здоровья в рандомизированных исследованиях. BMJ. 2017; 359: j5085. PMID: 29170161

CONSORT-SPI : Монтгомери П., Грант С., Мэйо-Уилсон Е., Макдональд Г., Мичи С., Хоупвелл С., Мохер Д.; от имени CONSORT-SPI Group. Отчетность о рандомизированных испытаниях социальных и психологических вмешательств: расширение CONSORT-SPI 2018. Испытания. 2018; 19: 407. PMID: 30060754

Рандомизированные испытания ступенчатого клина : Hemming K, Taljaard M, McKenzie JE, Hooper R, Copas A, Thompson JA, Dixon-Woods M, Aldcroft A, Doussau A, Grayling M, Kristunas C, Goldstein , Кэмпбелл М.К., Гирлинг А., Элдридж С., Кэмпбелл М.Дж., Лилфорд Р.Дж., Вейер С., Форбс А.Б., Гримшоу Дж. М..Отчетность по ступенчатым кластерным рандомизированным испытаниям: расширение заявления CONSORT 2010 с объяснением и уточнением. BMJ. 2018; 363: к1614. PMID: 30413417

CONSORT для рандомизированных исследований с несколькими группами в параллельных группах : Juszczak E, Altman DG, Hopewell S, Schulz K. Отчетность о рандомизированных исследованиях с несколькими группами в параллельных группах: расширение заявления CONSORT 2010. ДЖАМА. 2019; 321 (16): 1610-1620. PMID: 31012939

CONSORT 2010 расширение рандомизированных перекрестных испытаний : Dwan K, Li T, Altman DG, Elbourne D.Заявление CONSORT 2010: расширение на рандомизированные перекрестные испытания. BMJ. 2019; 366: l4378. PMID: 31366597

центов для TCM : Li J, Hu JY, Zhai JB, Niu JQ, Kwong JSW, Ge L, Li B, Wang Q, Wang XQ, Wei D, Tian JH, Ma B, Yang KH, Дай М., Тиан Г. Х., Шан Х. С.; CENT для Рабочей группы TCM. Расширение CONSORT для сообщения об исследованиях N-of-1 для традиционной китайской медицины (CENT для TCM): рекомендации, объяснения и разработки. Дополнение Ther Med. 2019; 46: 180-188. PMID: 31519276

STRICTOC : Zhang X, Tian R, Lam WC, Duan Y, Liu F, Zhao C, Wu T, Shang H, Tang X, Lyu A, Bian Z.Стандарты отчетности о вмешательствах в клинических испытаниях купирования (STRICTOC): расширение заявления CONSORT. Chin Med. 2020; 15:10. PMID: 32021646

Заявление ACE : Dimairo M, Pallmann P, Wason J, Todd S, Jaki T., Julious SA, Mander AP, Weir CJ, Koenig F, Walton MK, Nicholl JP, Coates E, Biggs K, Hamasaki Т, Прошан М.А., Скотт Дж. А., Андо Ю., Хинд Д., Альтман Д. Г.; ACE Consensus Group. Заявление о расширении CONSORT (ACE) адаптивных дизайнов: контрольный список с объяснением и руководством по разработке для составления отчетов о рандомизированных испытаниях, в которых используется адаптивный дизайн.
BMJ. 2020; 369: м115. PMID: 32554564
Испытания. 2020; 21 (1): 528. PMID: 32546273

CONSORT-AI : Лю Х, Ривера С.К., Мохер Д., Калверт М.Дж., Деннистон А.К .; от имени Рабочей группы SPIRIT-AI и CONSORT-AI. Руководство по составлению отчетов о клинических испытаниях вмешательств с использованием искусственного интеллекта: расширение CONSORT-AI.
BMJ 2020; 370: m3164. PMID: 32909959
Nat Med. 2020: 26 (9): 1364–1374. PMID: 32

3
Lancet Digital Health.2020; 2 (10): e537-e548. PMID: 33328048

CONSORT-ROUTINE : Kwakkenbos L, Imran M, McCall SJ, McCord KA, Fröbert O, Hemkens LG, Zwarenstein M, Relton C, Rice DB, Langan SM, Benchimol EI, Thabane L, Campbell MK, Sampson M, Erlinge D, Verkooijen HM, Moher D, Boutron I, Ravaud P, Nicholl J, Uher R, Sauvé M, Fletcher J, Torgerson D, Gale C, Juszczak E, Thombs BD. Расширение CONSORT для отчетности о рандомизированных контролируемых испытаниях, проведенных с использованием когорт и регулярно собираемых данных (CONSORT-ROUTINE): контрольный список с объяснениями и подробностями.BMJ. 2021; 373: N857. PMID: 33926904

SentryOne приобретает программное обеспечение Pragmatic Works

CHARLOTTE, NC — 30 апреля 2018 г. — SentryOne объявила о приобретении Pragmatic Works Software (PWS), лидера в области решений для разработки, тестирования, документирования и мониторинга Microsoft. Платформа данных. Добавление пакета продуктов PWS дает SentryOne самое надежное и комплексное предложение, доступное для специалистов по данным Microsoft, как локально, так и в облаке.

Благодаря этому приобретению SentryOne предложит значительно более широкий охват систем баз данных — от начала цикла разработки до производственного развертывания и мониторинга — и обеспечит масштабирование для удовлетворения требований корпоративных сред. Решения SentryOne теперь включают мощные возможности разработки для Microsoft SQL Server, SQL Server Analysis Services (SSAS), SQL Server Integration Services (SSIS) и SQL Server Reporting Services (SSRS), такие как сравнение и синхронизация данных и схем, сравнение пакетов и отчетов. , анализ передового опыта и интеграция с Visual Studio и SQL Server Data Tools (SSDT).Уникальные функции для отслеживания происхождения данных и модульного тестирования дополняют портфель, обеспечивая расширенные сценарии для DevOps, а также GDPR.

«На сегодняшний день решения SentryOne ориентированы в первую очередь на оптимизацию производственных активов, уже развернутых в центре обработки данных или в облаке», — сказал Грег Гонсалес, основатель и технический директор SentryOne. «Однако хороший дизайн и производительность начинаются с рабочего стола разработчика. Решения PWS сдвигают нас далеко влево в жизненном цикле разработки, позволяя SentryOne предоставлять непревзойденные сквозные возможности для администраторов баз данных, разработчиков, DevOps, профессионалов бизнес-аналитики и менеджеров по соблюдению нормативных требований.”

SentryOne немедленно позволит партнерам продавать и рекомендовать все продукты, а вскоре выпустит совместные пакеты с решениями от обеих компаний.

«SentryOne растет более чем на 45%, — сказал Боб Поттер, генеральный директор SentryOne. — Этот режим быстрого роста будет и дальше ускоряться как органически, так и за счет приобретения действительно великих компаний, таких как Pragmatic Works Software. «

«Я давно восхищаюсь руководством SentryOne, — сказал Брайан Найт, владелец и основатель Pragmatic Works.«Решение выделить наш бизнес по разработке программного обеспечения и сосредоточиться на консультациях и обучении стало проще, зная, что наши инженеры и разработчики присоединятся к лидеру в области высокомасштабируемого мониторинга производительности корпоративных баз данных». Найт и Тим Мулик, главный операционный директор Pragmatic Works, будут консультировать SentryOne на протяжении всей интеграции. Брайан Найт присоединится к Консультативному совету SentryOne. Джон Уэлч, президент PWS, присоединится к SentryOne в качестве вице-президента по инженерным вопросам.

Финансовые условия не разглашаются.Mainsail Partners, ведущая инвестиционная компания, которая инвестирует исключительно в начинающие, растущие и прибыльные компании-разработчики программного обеспечения, является значительным инвестором в SentryOne и продолжает поддерживать ее быстрый рост.

О компании SentryOne

SentryOne создает непревзойденные решения, которые позволяют профессионалам Microsoft по обработке данных добиваться высочайшей производительности в физических, виртуальных и облачных средах. Продукты SentryOne дают клиентам возможность и уверенность в том, что они могут контролировать свои базы данных, диагностировать проблемы с производительностью и оптимизировать все состояние SQL Server, чтобы обеспечить реальную ценность для бизнеса.Команда SentryOne включает более 140 сотрудников, расположенных в Шарлотте, Северная Каролина, Джексонвилле, Флорида, Салеме, Нью-Хэмпшир, и Дублине, Ирландия. Узнайте больше на SentryOne.com .

О программе Pragmatic Works

Pragmatic Works — это компания из Джексонвилля, штат Флорида, обладающая глубокими знаниями в области управления данными и производительности, бизнес-аналитики, больших данных, Power BI и облачных технологий, специализирующихся на оптимизации данных и повышении эффективности SQL Server и управления облаком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *