Содержание

Перцепция в психологии

Понятие перцепции в психологии

Определение 1

Перцепция – это когнитивный процесс прямого активного отображения человеком разных явлений, объектов, событий, ситуаций. Если данное познание направлено на социальные объекты, то явление называется социальной перцепцией.

Механизмы социальной перцепции можно ежедневно наблюдать в нашей повседневной жизни. Упоминание о перцепции встречались уже в античном мире. Огромный вклад в развитие данного понятия внесли философы, физиологи, деятели искусства, физики. Но самое большое значение этому понятию придаёт психология.

Перцепция — это важная психическая функция познания, которая проявляется в качестве сложного процесса преобразования и получения чувственной информации. Посредством перцепции индивид формирует цельный образ объекта, воздействующий на анализаторы.

Таким образом, перцепция — это своеобразная форма сенсорного отображения.

Характеристики и свойства перцепции

Данный процесс имеет такие основные показатели:

  • определение отдельных параметров;
  • тактичная абсорбция данных;
  • образование точного чувственного образа восприятия.

Перцепция находится в тесном сотрудничестве с логикой, мышлением, вниманием и памятью. Она определяется стимулированием индивида и имеет эмоциональной окрас конкретного типа.

Замечание 1

Основными характеристиками перцепции выступают: структурность, апперцептивность, вещественность, контекстность, рациональность, осознанность.

Факторы перцепции

Факторы перцепции делятся на два типа:

  • внутренние;
  • внешние.

К внешним факторам относятся: насыщенность, размер, новизна, противоположность, цикличность, движение, различимость, определяемость

К внутренним факторам перцепции относятся:

  1. стимулирование, состоящее в визуальном рассмотрении индивидом всего важного и значимого для нее, того, в чём она нуждается;
  2. установки личностного восприятия, когда ожидания человека сводятся к тому, чтобы увидеть то, что было рассмотрено раньше в идентичной ситуации;
  3. опыт, открывающий возможности восприятия того, что уже знакомо, изучено в течение жизнедеятельности, как самой личностью, так и другими людьми;
  4. специфика характера личности, отражающая индивидуальную специфику восприятия. Каждый человек обладает различным характером, имеет разный темперамент, что приводит к разному взгляду на одни и те же вещи, их разному восприятию;
  5. восприятие собственной личности. У каждого человека имеется своя призма восприятия, отражающая свой воспринимающий механизм.

Взаимодействие с социумом при помощи восприятия

Широко применяется в психологии понятие разновидности нашего восприятия — социальная перцепция.

Определение 2

Социальная перцепция – это осознанное восприятие, принятие и адекватное оценивание собственной личности, других людей, иных объектов общества.

Этот термин был введен в научную практику в 1947 году психологом Д. Брунером. Внедрение в психологию данного термина открыло ученым возможности иного взгляда на проблемы и задачи людского восприятия. Являясь социальным существом, человек выступает субъектом реализации разнообразных социальных отношений, разного качества и количества.

Социальные свойства присущи каждой личности. Именно в социальной среде человек становится личностью. Прохождение процесса социализации является важным этапом развития и формирования основных духовно-нравственных свойств.

В процессе своей жизнедеятельности происходит постоянное построение коммуникативных связей различных типов. Характер этих взаимоотношений зависит личностного восприятия личности объектов социального мира.

Положительное или отрицательное отношение индивида к людям, находящимся в его окружении определяется его восприятием и проведением оценки партнёров по коммуникации. Выделяют три основных формы проявления социальной перцепции:

  • восприятие человеком. Реализуется, посредством создания образа восприятия окружающих людей на основе их внутренних и внешних свойств;
  • восприятие членами группы. Происходит оценка того социального коллектива, в котором состоит индивид;
  • групповое восприятие. Оно связано с оценкой качеств членов группы и восприятием других групп и их членов.

Восприятие начинается с оценки личности внешнего облика объекта. Как говорится, «встречают по одежке». Только потом происходит восприятие объекта по его внутренним параметрам т.е. проводится оценка модели его поведения. На основании проведенной внутренней и внешней оценки, личность воспринимает объект определенным образом и строит с ним соответствующую восприятию коммуникативную связь.

Важное значение имеет первое впечатление, произведенное человеком. Очень часто оно оказывает решающее влияние на развитие дальнейших отношений. Люди обращают внимание на приветливость личности, ее эмоциональный настрой, мимику, жесты. Если человек улыбается, то он уже располагает к себе и обеспечивает переход на следующий этап построения коммуникативной связи.

Выделяют три основных критерия, определяющих восприятие человека и формирование первого впечатления о нем:

  1. Показатель превосходства. Если человек имеет превосходящий уровень развития в каком-то направлении, оценивающей личности, то он может восприняться ею, в качестве превалирующего и в иных областях. Оценка своих свойств претерпевает, в этом случае, изменение. Такое восприятие свойственно для людей, имеющий заниженную самооценку. Это приводит к тому, что они через чур доверяют мнению окружающих и, даже полагаются на него в критических ситуациях, независимо от своего негативного отношения к данному субъекту.
  2. Показатель привлекательности — это специфический фактор социальной перцепции, посредством которого проводится анализ достоинств членов социальной группы. В этом процессе происходит акцентирование внимания на оценке внешних свойств, а психологическим и иным внутренним качествам не уделяется должное внимание.
  3. Показатель отношения – базируется на ответном восприятии личностью социального субъекта, отражающим отношение субъекта к нему. Такой процесс восприятия может иметь, как положительные, так и отрицательные последствия. Отрицательные последствия проявляются в том, что при положительном отношении и дифференциации жизненной позиции, личность начинает переоценивать свойства окружающих людей, придавая им положительные качества, которые на самом деле такими не являются.

Механизмы социальной перцепции

Перцепция характеризуется специфическими особенностями практической реализации её механизмов.

Рисунок 1. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Основными механизмами социальной перцепции выступают:

  • стандартизация, опирающаяся на развитие устойчивой модели или четкого представления об определенных людях, процессах, ситуациях и явлениях, характерных для каждого члена социального коллектива, представителем которого является данная личность;
  • отождествление, проявляющееся в интуитивном распознавании и познании личности или социальной группы в коммуникативной ситуации, при которой происходит проведение сравнения или проведение параллели внутреннего состояния сотоварищей;
  • эмпатия, заключающаяся в эмоциональном сочувствии окружающим, умении понимать и принимать других личностей, посредством оказания им эмоционального содействия и внедрения в их личностные чувства и переживания;
  • рефлексия, то есть организация процесса самопознания с помощью системы взаимоотношений с другими людьми;
  • отклонение – ориентация процесса познания другой личности за счет наличия позитивного устойчивого чувства;
  • установление причинно-следственных связей, проявляющийся в построении прогнозов чувственной стороны и действий людей, находящихся в зоне ближайшего окружения.

Рисунок 2. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Особенностью реализации процесса межличностного познания является проведение оценки, имеющихся свойств физиологического характера и специфики поведенческих реакций.

В этой связи социальная перцепция находится в зависимости от эмоций, мотивов, мнений, установок, недоверчивости, предвзятости обоих участников коммуникативной связи.

В социальной перцепции встречается также субъективный мониторинг другой личности. Перцепция — является непростым устройством психологического взаимодействия личности и объекта ее восприятия. Такое взаимодействие осуществляется на основе большого количества факторов, воздействующих на реализацию данного процесса.

Технология развития перцептивного восприятия

В психологии выделяют разнообразные методы развития социальной перцепции. Одним из популярных методик выступает концепция психолога Экмана. Им было предложено начинать восприятия личности, путем сосредоточение внимания на трех приоритетных областях человеческого лица. Это: лоб, нос и подбородок. Концентрировать внимание именно на них, необходимо потому, что они отражают такие эмоциональные состояния, как гнев, грусть, страх и отвращение.

Если научиться правильно воспринимать мимику, то можно получить более полное представление о личности, поняв какие чувства и эмоции она испытывает в различных ситуациях.

Психология активно применяет эту технологию, поскольку она позволяет упростить построение системы коммуникации с лицами, имеющими психические отклонения, проблемы в развитии.

Применение данной технологии перцепции требует учета внешних и внутренних факторов: возрастных особенностей, эмпирические навыки, специфические свойства личности.

Перцепция в психологии

Понятие перцепции в психологии

Определение 1

Перцепция – это когнитивный процесс прямого активного отображения человеком разных явлений, объектов, событий, ситуаций. Если данное познание направлено на социальные объекты, то явление называется социальной перцепцией.

Механизмы социальной перцепции можно ежедневно наблюдать в нашей повседневной жизни. Упоминание о перцепции встречались уже в античном мире. Огромный вклад в развитие данного понятия внесли философы, физиологи, деятели искусства, физики. Но самое большое значение этому понятию придаёт психология.

Перцепция — это важная психическая функция познания, которая проявляется в качестве сложного процесса преобразования и получения чувственной информации. Посредством перцепции индивид формирует цельный образ объекта, воздействующий на анализаторы.

Таким образом, перцепция — это своеобразная форма сенсорного отображения.

Характеристики и свойства перцепции

Данный процесс имеет такие основные показатели:

  • определение отдельных параметров;
  • тактичная абсорбция данных;
  • образование точного чувственного образа восприятия.

Перцепция находится в тесном сотрудничестве с логикой, мышлением, вниманием и памятью. Она определяется стимулированием индивида и имеет эмоциональной окрас конкретного типа.

Замечание 1

Основными характеристиками перцепции выступают: структурность, апперцептивность, вещественность, контекстность, рациональность, осознанность.

Факторы перцепции

Факторы перцепции делятся на два типа:

  • внутренние;
  • внешние.

К внешним факторам относятся: насыщенность, размер, новизна, противоположность, цикличность, движение, различимость, определяемость

К внутренним факторам перцепции относятся:

  1. стимулирование, состоящее в визуальном рассмотрении индивидом всего важного и значимого для нее, того, в чём она нуждается;
  2. установки личностного восприятия, когда ожидания человека сводятся к тому, чтобы увидеть то, что было рассмотрено раньше в идентичной ситуации;
  3. опыт, открывающий возможности восприятия того, что уже знакомо, изучено в течение жизнедеятельности, как самой личностью, так и другими людьми;
  4. специфика характера личности, отражающая индивидуальную специфику восприятия. Каждый человек обладает различным характером, имеет разный темперамент, что приводит к разному взгляду на одни и те же вещи, их разному восприятию;
  5. восприятие собственной личности. У каждого человека имеется своя призма восприятия, отражающая свой воспринимающий механизм.

Взаимодействие с социумом при помощи восприятия

Широко применяется в психологии понятие разновидности нашего восприятия — социальная перцепция.

Определение 2

Социальная перцепция – это осознанное восприятие, принятие и адекватное оценивание собственной личности, других людей, иных объектов общества.

Этот термин был введен в научную практику в 1947 году психологом Д. Брунером. Внедрение в психологию данного термина открыло ученым возможности иного взгляда на проблемы и задачи людского восприятия. Являясь социальным существом, человек выступает субъектом реализации разнообразных социальных отношений, разного качества и количества.

Социальные свойства присущи каждой личности. Именно в социальной среде человек становится личностью. Прохождение процесса социализации является важным этапом развития и формирования основных духовно-нравственных свойств.

В процессе своей жизнедеятельности происходит постоянное построение коммуникативных связей различных типов. Характер этих взаимоотношений зависит личностного восприятия личности объектов социального мира.

Положительное или отрицательное отношение индивида к людям, находящимся в его окружении определяется его восприятием и проведением оценки партнёров по коммуникации. Выделяют три основных формы проявления социальной перцепции:

  • восприятие человеком. Реализуется, посредством создания образа восприятия окружающих людей на основе их внутренних и внешних свойств;
  • восприятие членами группы. Происходит оценка того социального коллектива, в котором состоит индивид;
  • групповое восприятие. Оно связано с оценкой качеств членов группы и восприятием других групп и их членов.

Восприятие начинается с оценки личности внешнего облика объекта. Как говорится, «встречают по одежке». Только потом происходит восприятие объекта по его внутренним параметрам т.е. проводится оценка модели его поведения. На основании проведенной внутренней и внешней оценки, личность воспринимает объект определенным образом и строит с ним соответствующую восприятию коммуникативную связь.

Важное значение имеет первое впечатление, произведенное человеком. Очень часто оно оказывает решающее влияние на развитие дальнейших отношений. Люди обращают внимание на приветливость личности, ее эмоциональный настрой, мимику, жесты. Если человек улыбается, то он уже располагает к себе и обеспечивает переход на следующий этап построения коммуникативной связи.

Выделяют три основных критерия, определяющих восприятие человека и формирование первого впечатления о нем:

  1. Показатель превосходства. Если человек имеет превосходящий уровень развития в каком-то направлении, оценивающей личности, то он может восприняться ею, в качестве превалирующего и в иных областях. Оценка своих свойств претерпевает, в этом случае, изменение. Такое восприятие свойственно для людей, имеющий заниженную самооценку. Это приводит к тому, что они через чур доверяют мнению окружающих и, даже полагаются на него в критических ситуациях, независимо от своего негативного отношения к данному субъекту.
  2. Показатель привлекательности — это специфический фактор социальной перцепции, посредством которого проводится анализ достоинств членов социальной группы. В этом процессе происходит акцентирование внимания на оценке внешних свойств, а психологическим и иным внутренним качествам не уделяется должное внимание.
  3. Показатель отношения – базируется на ответном восприятии личностью социального субъекта, отражающим отношение субъекта к нему. Такой процесс восприятия может иметь, как положительные, так и отрицательные последствия. Отрицательные последствия проявляются в том, что при положительном отношении и дифференциации жизненной позиции, личность начинает переоценивать свойства окружающих людей, придавая им положительные качества, которые на самом деле такими не являются.

Механизмы социальной перцепции

Перцепция характеризуется специфическими особенностями практической реализации её механизмов.

Рисунок 1. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Основными механизмами социальной перцепции выступают:

  • стандартизация, опирающаяся на развитие устойчивой модели или четкого представления об определенных людях, процессах, ситуациях и явлениях, характерных для каждого члена социального коллектива, представителем которого является данная личность;
  • отождествление, проявляющееся в интуитивном распознавании и познании личности или социальной группы в коммуникативной ситуации, при которой происходит проведение сравнения или проведение параллели внутреннего состояния сотоварищей;
  • эмпатия, заключающаяся в эмоциональном сочувствии окружающим, умении понимать и принимать других личностей, посредством оказания им эмоционального содействия и внедрения в их личностные чувства и переживания;
  • рефлексия, то есть организация процесса самопознания с помощью системы взаимоотношений с другими людьми;
  • отклонение – ориентация процесса познания другой личности за счет наличия позитивного устойчивого чувства;
  • установление причинно-следственных связей, проявляющийся в построении прогнозов чувственной стороны и действий людей, находящихся в зоне ближайшего окружения.

Рисунок 2. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Особенностью реализации процесса межличностного познания является проведение оценки, имеющихся свойств физиологического характера и специфики поведенческих реакций.

В этой связи социальная перцепция находится в зависимости от эмоций, мотивов, мнений, установок, недоверчивости, предвзятости обоих участников коммуникативной связи.

В социальной перцепции встречается также субъективный мониторинг другой личности. Перцепция — является непростым устройством психологического взаимодействия личности и объекта ее восприятия. Такое взаимодействие осуществляется на основе большого количества факторов, воздействующих на реализацию данного процесса.

Технология развития перцептивного восприятия

В психологии выделяют разнообразные методы развития социальной перцепции. Одним из популярных методик выступает концепция психолога Экмана. Им было предложено начинать восприятия личности, путем сосредоточение внимания на трех приоритетных областях человеческого лица. Это: лоб, нос и подбородок. Концентрировать внимание именно на них, необходимо потому, что они отражают такие эмоциональные состояния, как гнев, грусть, страх и отвращение.

Если научиться правильно воспринимать мимику, то можно получить более полное представление о личности, поняв какие чувства и эмоции она испытывает в различных ситуациях.

Психология активно применяет эту технологию, поскольку она позволяет упростить построение системы коммуникации с лицами, имеющими психические отклонения, проблемы в развитии.

Применение данной технологии перцепции требует учета внешних и внутренних факторов: возрастных особенностей, эмпирические навыки, специфические свойства личности.

Перцепция в психологии

Понятие перцепции в психологии

Определение 1

Перцепция – это когнитивный процесс прямого активного отображения человеком разных явлений, объектов, событий, ситуаций. Если данное познание направлено на социальные объекты, то явление называется социальной перцепцией.

Механизмы социальной перцепции можно ежедневно наблюдать в нашей повседневной жизни. Упоминание о перцепции встречались уже в античном мире. Огромный вклад в развитие данного понятия внесли философы, физиологи, деятели искусства, физики. Но самое большое значение этому понятию придаёт психология.

Перцепция — это важная психическая функция познания, которая проявляется в качестве сложного процесса преобразования и получения чувственной информации. Посредством перцепции индивид формирует цельный образ объекта, воздействующий на анализаторы.

Таким образом, перцепция — это своеобразная форма сенсорного отображения.

Характеристики и свойства перцепции

Данный процесс имеет такие основные показатели:

  • определение отдельных параметров;
  • тактичная абсорбция данных;
  • образование точного чувственного образа восприятия.

Перцепция находится в тесном сотрудничестве с логикой, мышлением, вниманием и памятью. Она определяется стимулированием индивида и имеет эмоциональной окрас конкретного типа.

Замечание 1

Основными характеристиками перцепции выступают: структурность, апперцептивность, вещественность, контекстность, рациональность, осознанность.

Факторы перцепции

Факторы перцепции делятся на два типа:

  • внутренние;
  • внешние.

К внешним факторам относятся: насыщенность, размер, новизна, противоположность, цикличность, движение, различимость, определяемость

К внутренним факторам перцепции относятся:

  1. стимулирование, состоящее в визуальном рассмотрении индивидом всего важного и значимого для нее, того, в чём она нуждается;
  2. установки личностного восприятия, когда ожидания человека сводятся к тому, чтобы увидеть то, что было рассмотрено раньше в идентичной ситуации;
  3. опыт, открывающий возможности восприятия того, что уже знакомо, изучено в течение жизнедеятельности, как самой личностью, так и другими людьми;
  4. специфика характера личности, отражающая индивидуальную специфику восприятия. Каждый человек обладает различным характером, имеет разный темперамент, что приводит к разному взгляду на одни и те же вещи, их разному восприятию;
  5. восприятие собственной личности. У каждого человека имеется своя призма восприятия, отражающая свой воспринимающий механизм.

Взаимодействие с социумом при помощи восприятия

Широко применяется в психологии понятие разновидности нашего восприятия — социальная перцепция.

Определение 2

Социальная перцепция – это осознанное восприятие, принятие и адекватное оценивание собственной личности, других людей, иных объектов общества.

Этот термин был введен в научную практику в 1947 году психологом Д. Брунером. Внедрение в психологию данного термина открыло ученым возможности иного взгляда на проблемы и задачи людского восприятия. Являясь социальным существом, человек выступает субъектом реализации разнообразных социальных отношений, разного качества и количества.

Социальные свойства присущи каждой личности. Именно в социальной среде человек становится личностью. Прохождение процесса социализации является важным этапом развития и формирования основных духовно-нравственных свойств.

В процессе своей жизнедеятельности происходит постоянное построение коммуникативных связей различных типов. Характер этих взаимоотношений зависит личностного восприятия личности объектов социального мира.

Положительное или отрицательное отношение индивида к людям, находящимся в его окружении определяется его восприятием и проведением оценки партнёров по коммуникации. Выделяют три основных формы проявления социальной перцепции:

  • восприятие человеком. Реализуется, посредством создания образа восприятия окружающих людей на основе их внутренних и внешних свойств;
  • восприятие членами группы. Происходит оценка того социального коллектива, в котором состоит индивид;
  • групповое восприятие. Оно связано с оценкой качеств членов группы и восприятием других групп и их членов.

Восприятие начинается с оценки личности внешнего облика объекта. Как говорится, «встречают по одежке». Только потом происходит восприятие объекта по его внутренним параметрам т.е. проводится оценка модели его поведения. На основании проведенной внутренней и внешней оценки, личность воспринимает объект определенным образом и строит с ним соответствующую восприятию коммуникативную связь.

Важное значение имеет первое впечатление, произведенное человеком. Очень часто оно оказывает решающее влияние на развитие дальнейших отношений. Люди обращают внимание на приветливость личности, ее эмоциональный настрой, мимику, жесты. Если человек улыбается, то он уже располагает к себе и обеспечивает переход на следующий этап построения коммуникативной связи.

Выделяют три основных критерия, определяющих восприятие человека и формирование первого впечатления о нем:

  1. Показатель превосходства. Если человек имеет превосходящий уровень развития в каком-то направлении, оценивающей личности, то он может восприняться ею, в качестве превалирующего и в иных областях. Оценка своих свойств претерпевает, в этом случае, изменение. Такое восприятие свойственно для людей, имеющий заниженную самооценку. Это приводит к тому, что они через чур доверяют мнению окружающих и, даже полагаются на него в критических ситуациях, независимо от своего негативного отношения к данному субъекту.
  2. Показатель привлекательности — это специфический фактор социальной перцепции, посредством которого проводится анализ достоинств членов социальной группы. В этом процессе происходит акцентирование внимания на оценке внешних свойств, а психологическим и иным внутренним качествам не уделяется должное внимание.
  3. Показатель отношения – базируется на ответном восприятии личностью социального субъекта, отражающим отношение субъекта к нему. Такой процесс восприятия может иметь, как положительные, так и отрицательные последствия. Отрицательные последствия проявляются в том, что при положительном отношении и дифференциации жизненной позиции, личность начинает переоценивать свойства окружающих людей, придавая им положительные качества, которые на самом деле такими не являются.

Механизмы социальной перцепции

Перцепция характеризуется специфическими особенностями практической реализации её механизмов.

Рисунок 1. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Основными механизмами социальной перцепции выступают:

  • стандартизация, опирающаяся на развитие устойчивой модели или четкого представления об определенных людях, процессах, ситуациях и явлениях, характерных для каждого члена социального коллектива, представителем которого является данная личность;
  • отождествление, проявляющееся в интуитивном распознавании и познании личности или социальной группы в коммуникативной ситуации, при которой происходит проведение сравнения или проведение параллели внутреннего состояния сотоварищей;
  • эмпатия, заключающаяся в эмоциональном сочувствии окружающим, умении понимать и принимать других личностей, посредством оказания им эмоционального содействия и внедрения в их личностные чувства и переживания;
  • рефлексия, то есть организация процесса самопознания с помощью системы взаимоотношений с другими людьми;
  • отклонение – ориентация процесса познания другой личности за счет наличия позитивного устойчивого чувства;
  • установление причинно-следственных связей, проявляющийся в построении прогнозов чувственной стороны и действий людей, находящихся в зоне ближайшего окружения.

Рисунок 2. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Особенностью реализации процесса межличностного познания является проведение оценки, имеющихся свойств физиологического характера и специфики поведенческих реакций.

В этой связи социальная перцепция находится в зависимости от эмоций, мотивов, мнений, установок, недоверчивости, предвзятости обоих участников коммуникативной связи.

В социальной перцепции встречается также субъективный мониторинг другой личности. Перцепция — является непростым устройством психологического взаимодействия личности и объекта ее восприятия. Такое взаимодействие осуществляется на основе большого количества факторов, воздействующих на реализацию данного процесса.

Технология развития перцептивного восприятия

В психологии выделяют разнообразные методы развития социальной перцепции. Одним из популярных методик выступает концепция психолога Экмана. Им было предложено начинать восприятия личности, путем сосредоточение внимания на трех приоритетных областях человеческого лица. Это: лоб, нос и подбородок. Концентрировать внимание именно на них, необходимо потому, что они отражают такие эмоциональные состояния, как гнев, грусть, страх и отвращение.

Если научиться правильно воспринимать мимику, то можно получить более полное представление о личности, поняв какие чувства и эмоции она испытывает в различных ситуациях.

Психология активно применяет эту технологию, поскольку она позволяет упростить построение системы коммуникации с лицами, имеющими психические отклонения, проблемы в развитии.

Применение данной технологии перцепции требует учета внешних и внутренних факторов: возрастных особенностей, эмпирические навыки, специфические свойства личности.

Перцепция как механизм развития профессиональной рефлексии студентов психологов Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Территория науки. — 2014. — № 1.

сферы неосознанного. Через рациональный компонент рефлексии осуществляется обобщение наиболее значимых для личности отдельных составляющих саморазвития, их синтез и выработка ценностей, поведения. Вопрос, что значит «Я сам» постепенно подводил исследователей к осознанию компонентов, которые находятся «изнутри» самого человека. В другом случае человек может переоценивать себя, что часто ведет к безмерной самонадеянности, самовлюбленности. Между этими полюсами и располагается весь спектр самоотношения. Самосознание — знание человека о самом себе, это своего рода духовный «свет, обнаруживающий и себя и другое».

Исследования С. Ф. Горбова, позволяют обнаружить механизм рефлексии в саморазвитии личности. Это проявляется в том, что деятельность человека, в различных областях: с одной стороны, это отражение в сознании текущих событий окружающего мира, с другой же — создание его внутренней модели. Такое явление психической жизни человека обеспечивается действием системы «я -второе имя». Именно эта система обеспечивает индивиду внутренний контроль и оппонирование, взгляд на себя со стороны, осуществляя, таким образом, способность к оценке своих собственных действий.

Рябышева Е.Н., Головин А.А.

ПЕРЦЕПЦИЯ КАК МЕХАНИЗМ РАЗВИТИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ СТУДЕНТОВ ПСИХОЛОГОВ

Воронежский экономико-правовой институт

Ключевые слова: рефлексия, профессиональная рефлексия, развитие, перцепция, когнитивные процессы.

Аннотация: В данной статье рассмотрены проблемы

исследования феномена профессиональной рефлексии. Проанализированы характерные особенности проявления рефлексии на разных этапах становления профессиональной деятельности студента психолога.

Keywords: reflection, professional reflection, development,

perception, cognitive processes.

52

Территория науки. — 2014. — № 1.

Abstract: This article deals with the problems of research of the phenomenon of professional reflection. It focuses on the characteristic features of manifestation of reflection at different stages of professional work student psychologist.

Термин перцепция непосредственно в социальной психологии был введён американским психологом и педагогом, крупнейшим специалистом в области исследования когнитивных процессов Дж. Брунером. Данной характеристикой он обозначил факт социальной обусловленности восприятия, его зависимости не только от характеристик стимула — объекта, но и его целей, намерений, прошлого опыта субъекта, значимости ситуации и т. д. В дальнейшем развитии, понятие было расширено исследователями, включив в себя социальные объекты — других людей, народности, группы, классы, социальные ситуации [1].

Исследователями было установлено, что существует ряд специфических черт, отличающих восприятие социальных объектов от восприятия неодушевленных предметов. Одно из основных отличий проявляется в том, что социальный объект (индивид, группа и т. д.) не пассивен и не безразличен по отношению к воспринимающему субъекту, как это имеет место при восприятии неодушевленных предметов. Воздействуя на субъект восприятия, воспринимаемый человек стремится трансформировать представление о себе в благоприятную для своих целей сторону. Другим не менее важным отличием социальной перцепции является внимание субъекта, которое сосредоточено не на моментах порождения образа как результата отражения воспринимаемой реальности, а на смысловых и оценочных интерпретациях объекта восприятия, в том числе причинных. Третьей отличительной чертой социальной перцепции является то, что восприятие социальных объектов характеризуется большей слитностью познавательных компонентов с эмоциональными (аффективными) компонентами, большей зависимостью от мотивационно-смысловой структуры деятельности воспринимающего субъекта [2].

В связи с вышеизложенным, термин «перцепция» приобретает в социальной психологии расширенное толкование [2, 3]. Социальная перцепция (от лат. socialis-общественный и perceptio -восприятие) — восприятие, понимание и оценка людьми социальных объектов (других людей, самих себя, групп, социальных общностей и

53

Территория науки. — 2014. — № 1.

т.п.). При изучении социальной перцепции, выделяются некоторые алгоритмы, механизмы межличностного восприятия, которые позволяют нам облегчить процесс восприятия и оценки людей, а также осуществляют роль проводника от внешнего восприятия человека, к оценке его внутренних качеств. К такому механизму перцепции относят — социальную рефлексию (процесс познания себя при общении с другим индивидуумом) [4].

На наш взгляд, социальная рефлексия как механизм перцепции позволяет вскрыть данный аспект человеческого существования. И.С. Кон определяет рефлексию как глубокое, последовательное взаимоотражение, сутью которого является воспроизведение внутреннего мира партнера по взаимодействию. Как утверждает автор — это своеобразный процесс зеркальных отражений друг друга. Рефлексия позволяет человеку не только понять собеседника, но и осознать насколько собеседник понимает его. Данный коммуникативный процесс, осуществляющийся в совместной деятельности, в которой люди получают обратную связь, исследователями принято называть социальной рефлексией [5]. Позиция «вне» позволяет партнерам прогнозировать, предугадывать действия, поступки друг друга, при этом они могут и корректировать свое поведение, действия, влиять на партнера, добиваясь взаимопонимания или наоборот, преднамеренно вводя партнера в заблуждение, манипулируя его сознанием. Социальная рефлексия связана с принятием групповых решений, с моделированием, организационными и деятельностными играми, с исследованием проблем взаимодействий в коллективе, взаимоотношений между людьми [6]. Таким образом, социальную рефлексию можно рассмотреть и как механизм перцепции, позволяющий человеку во время общения, познавать самого себя, исходя из самооценки своих действий, менять свое поведение.

Список литературы

1. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком / А.А. Бодалев. — М., 1982. — 101 с.

2. Петровской Л.А. Компетентность в общении. Социальнопсихологический тренинг / Л.А. Петровской.- М.: изд-во МГУ, 1989. -216 с.

3. Андреева Г.М. Социальная психология / Г.М.Андреева. -М: Аспект Пресс, 1999. — 375 с.

54

Территория науки. — 2014. — № 1.

4. Попова Л.В., Дьяконов Г.В. Идентификация как механизм общения и развития личности: Методологические рекомендации / Л.В.Попова, Г.В.Дьяконов. — М., 1988. — 337 с.

5. Кон И.С. Социологическая психология / И.С. Кон. -Воронеж: МОДЭК, 1999. — 560 с.

6. Леонтьев А.А. Психология общения / А.А. Леонтьев // 2-е изд., испр. и доп. — М: Смысл,1997. — 351 с.

55

Перцепция это…

Добрый вечер!
Мы рады приветствовать Вас на образовательном сервисе и надеемся, что сможем ответить на все волнующие Вас вопросы. Вы заглянули на наш сайт с целью понять, что означает термин «ПЕРЦЕПЦИЯ»?
 
Стоит отметить, что предмет психология очень обширный и многоуровневый и для эффективного и глубокого понимания темы необходимо, в первую очередь, разобраться с тем, что лежит в основе, то есть является фундаментом. Рассмотрим для начала фундаментное понятие «ПСИХОЛОГИЯ».
 
ПСИХОЛОГИЯ – это наука, которая изучает закономерности возникновения, развития, а также функционирования психики человека и группы людей (или общества). После того, как мы выяснили, что изучает наука психология, мы можем перейти к рассмотрению данного вопроса более конкретно.
 
Что же такое перцепция, и где она применяется? ПЕРЦЕПЦИЯ – это такой процесс систематизации, интерпретации, а также осмысления информации, поступающей от сенсорных систем. Восприятие является результатом психологических процессов, в которых задействованы такие понятия, как смысл, взаимосвязи, контекст, предшествующий опыт индивидуума и память. Проще говоря, ПЕРЦЕПЦИЯ – это отражение явления или объекта, это стержневой биологический процесс психики человека. Такая функция приобретается через органы чувств, участвующих в формировании персонализированного целостного образа предмета.
 
Таким образом мы можем сделать следующий вывод, что термин «Перцепция» в психологии – это психическая функция познания. С помощью такого восприятия человек может мысленно сформировать полноценный образ объекта. Другими словами, говоря, такое отражение действительности представляет собой уникальное, мгновенное отображение. А теперь давайте разберемся, что же означает социальная перцепция в психологии? Социальная перцепция – это всегда оценочная и прогнозируемая деятельность. Решительное значение при этом имеет первое впечатление. На этом наш урок подошел к завершению. Полагаю, что этот урок прошел для Вас информативно. Если же что-то осталось непонятным из этой темы, Вы всегда можете задать свой вопрос у нас на сайте в более конкретной форме.
Желаем удачи и успехов в учебе!

Апперцепция — Гуманитарный портал

Апперцепция — это понятие психо-философского дискурса, выражающее осознанность восприятия, а также его зависимость от прошлого духовного опыта и запаса накопленных знаний и впечатлений. Термин «апперцепция» ввёл Г. В. Лейбниц, обозначив им сознание или рефлективные акты («которые дают нам мысль о том, что называется «Я»), в отличие от неосознаваемых восприятий (перцепций). «Таким образом, следует делать различие между восприятием-перцепцией, которая есть внутреннее состояние монады, и апперцепцией-сознанием, или рефлективным познанием этого внутреннего состояния»… (Лейбниц Г.  В. Сочинения в 4-х тт., т. 1. — М., 1982, с. 406). Это различие было проведено им в полемике с картезианцами, которые «считали за ничто» неосознаваемые восприятия и на основании этого даже «укрепились… во мнении о смертности душ». С тех пор понятие апперцепции стало одним из распространённых в философии и психологии.

Наиболее сложное содержание термин «апперцепция» получает в философии И. Канта, который использовал это понятие, чтобы обозначить им «самосознание, производящее представление «я мыслю», которое должно иметь возможность сопровождать все остальные представления и быть тождественным во всяком сознании» (Кант И. Критика чистого разума. — М., 1998, с. 149). Кант выделяет два вида апперцепции: эмпирическую и трансцендентальную. В отличие от эмпирической апперцепции, которая представляет собой всего лишь «субъективное единство сознания», возникающее посредством ассоциации представлений и носящее случайный характер, трансцендентальная апперцепция является априорной, первоначальной, чистой и объективной. Именно благодаря трансцендентальному единству апперцепции возможно объединение всего данного в наглядном представлении многообразия в понятие объекта. Главное утверждение Канта, которое он сам называл «высшим основанием во всём человеческом знании», состоит в том, что единство чувственного опыта (наглядных представлений) заключено в единстве самосознания, но никак не наоборот. Именно для утверждения изначального единства сознания, навязывающего свои категории и законы миру явлений, Кант и вводит понятие трансцендентальной апперцепции: «… Единство сознания есть то непременное условие, которым создаётся отношение представлений к предмету… то есть превращение их в знание; на этом условии, следовательно, основывается возможность самого рассудка» (там же, с. 137–138). Другими словами, чтобы наглядные представления стали для субъекта знанием о предмете, он должен непременно осознать их как свои, то есть объединить со своим «Я» посредством выражения «я мыслю».

В XIX–XX веках понятие апперцепции получило развитие в психологии как истолкование нового опыта путём использования старого и как центр или основное начало всей психической деятельности. В русле первого понимания И. Ф. Гербарт рассматривал апперцепцию как осознавание вновь воспринимаемого под влиянием уже накопленного запаса представлений («апперцепционной массы»), при этом новые представления пробуждают старые и смешиваются с ними, образуя некий синтез. При таком понимании термин «апперцепция» фактически являлся синонимом объёма внимания. В рамках второго понимания В. Вундт считал апперцепцию проявлением воли и видел в ней единственный акт, благодаря которому становится возможным отчётливое осознание психических явлений. При этом апперцепция может быть активной в случае, когда мы получаем новое знание благодаря сознательному и целенаправленному устремлению своей воли на объект, и пассивной, когда-то же знание воспринимается нами без всяких волевых усилий. Как один из основателей экспериментальной психологии Вундт сделал даже попытку обнаружить физиологический субстрат апперцепции, выдвинув гипотезу о находящихся в мозгу «апперцепционных центрах». Подчёркивая волевой характер апперцепции, Вундт полемизировал с представителями ассоциативной психологии, утверждавшими, что все проявления психической деятельности можно объяснить с помощью закона ассоциации. Согласно последнему, появление при определённых условиях одного психического элемента вызывается в сознании только благодаря появлению другого, связанного с ним ассоциативной связью (подобно тому, как это происходит при последовательном воспроизведении алфавита). Продолжение исследований в этой области привело к появлению гештальт-психологии.

В современной психологии апперцепция понимается как зависимость каждого нового восприятия от общего содержания психической жизни человека. Апперцепция толкуется как осмысленное восприятие, благодаря которому на основании жизненного опыта выдвигаются гипотезы об особенностях воспринимаемого объекта. Психология исходит из того, что психическое отражение какого-либо предмета не является отражением зеркальным. В результате овладения новыми знаниями человеческое восприятие непрерывно изменяется, приобретает содержательность, глубину и осмысленность.

Апперцепция может быть устойчивой и временной. В первом случае на восприятие влияют устойчивые характеристики личности (мировоззрение, образование, привычки и так далее), во втором — психическое состояние непосредственно в момент восприятия (настроение, мимолётные чувства, надежды и так далее). Физиологической основой апперцепции является сам системный характер высшей нервной деятельности, основанной на замыкании и сохранении нейронных связей в коре головного мозга. При этом большое влияние на апперцепцию оказывает доминанта — мозговой центр наибольшего возбуждения, подчиняющий себе работу остальных нервных центров.

Перцепция это (в психологии)

Почему мы воспринимаем человека именно так? Как формируется наше отношение к людям?

Контактируя с людьми, мы, сами того не замечая, оцениваем каждого из них и делаем выводы о самом человеке и его качествах. При этом с кем бы мы ни общались и какова бы ни была продолжительность этого контакта, всегда запускается процесс восприятия одного индивида другим. Как понять другого и на основе знания выстроить именно те отношения, которые необходимы с данным человеком – один из главных вопросов психологии.

Определение

Понятие социальной перцепции можно охарактеризовать так: это восприятие одной социальной единицы другой. Психология показывает нам те механизмы, используя которые мы контактируем, выстраиваем отношения, даем характеристику и понимаем, чего ожидать от человека, не только исходя из его личных качеств, но и оценивая его социальную принадлежность. Для этого за основу нашим подсознанием берется система социальных стереотипов – устойчивых представлений, которые возникают внутри одной из социальных общностей – группы.

Рекомендуем: Значение понятия апперцепция

Поскольку социальная перцепция чаще всего рассматривается как коммуникация между индивидуумами, психологи выделили как частный случай межличностную перцепцию. Межличностная перцепция обусловлена эмоциональными проявлениями и представлениями взаимодействующих людей.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Психологические особенности межличностного взаимодействия основаны на эмоциональном базисе. Он включает различные виды явлений, в том числе и эмоциональные реакции личности, такие как аффекты, чувства, эмоции.

Поскольку человек постоянно находится во взаимодействии с иными людьми как в своей социальной группе, так и за ее пределами, возникают феномены социальной перцепции. По мнению психологов, люди из одной социальной группы будут иметь схожие реакции на одну и ту же ситуацию, будут давать одинаковую оценку и руководствоваться схожими критериями, поскольку шкала восприятия и оценочные системы у них общие.

Рекомендуем: Понимание и взаимопонимание

Именно поэтому часто возникают сложности у детей, которые переходят из одной школы в другую. Первое время класс, в который попал новичок, воспринимает его как субъекта из чужой социальной группы, при этом практически все дети одинаково реагируют на него: присматриваются, изучают. При этом, чтобы влиться в коллектив, новому ученику придется не только научиться быть похожим на всех остальных, но и, в первую очередь, включить механизм познания через интерес к группе, в которой он выстраивает общение.

Куда приводит восприятие

Общение как социальная перцепция может быть реализовано в виде:

1. Обмена информацией.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

2. Эмоционального обмена.

3. Выработки единого информационного контекста. На основе стереотипов формируется межличностное восприятие. При этом особенности, препятствующие объективно воспринимать личностям друг друга, образуют следующие эффекты социальной перцепции.

  • Эффект первичности. Только познакомившись с человеком, мы составляем свое мнение на основании уже доступной информации: как он выглядит, как говорит и пр.
  • Эффект новизны – появилась новая информация, и вдруг «открылись глаза». Новая информация как бы вычеркнула старую либо ее основательно подкорректировала. В этом случае может произойти резкое изменение отношения к человеку. Воспринимающий его внезапно увидит в нем что-то хорошее или снимет «розовые очки».
  • Эффект ореола – это тот самый случай, когда что бы вам ни говорили о человеке, вы никому не поверите и не измените своего мнения о нем.
  • Эффект проекции – мы приписываем человеку свои собственные качества, искусственно «улучшая» или «ухудшая» его за счет них.
  • Эффект средней ошибки – возможен тогда, когда вы еще не приняли окончательного решения о том, каково ваше отношение к человеку, – в этом случае вы временно максимально нейтрализуете черты и качества этого человека.

Виды социальной перцепции:

  • Самопознание – индивид воспринимает и познает сам себя.
  • Индивидуальная – восприятие между двумя личностями – в этом случае они находятся в процессе познания друг друга.
  • Восприятие человеком группы, при этом процесс восприятия и познания происходит между личностью и социальной группой и всеми ее членами.
  • Межличностное групповое– познание как внутри каждой группы, так и между ее членами.

Наука выделяет следующие наиболее важные функции социальной перцепции:

1. Самопознание – самовосприятие и самооценка человеком самого себя.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

2. Познание другого индивидуума.

3. Установление контактов в коллективе при осуществлении совместной деятельности.

Как работают механизмы перцепции

В основе взаимоотношений лежат механизмы социальной перцепции. Они основаны на интересе и необходимости взаимодействовать постоянно или время от времени. Это следующие инструменты коммуникации.

Идентификация – мы познаем объект, уподобляясь ему. Когда вам говорят: «Встань на мое место», – это призыв к идентификации. Конечно, это не единственный способ восприятия, но им чаще всего пользуются в процессе общения. Идентификация очень близка к эмпатии.

Эмпатия – это эмоциональное «включение» в другого человека, его понимание путем чувствования его переживаний. В отличие от идентификации, эмпатия подразумевает глубокое погружение в чужие проблемы и сопереживание им. Эмпатия тем сильнее, чем большему числу людей сопереживает индивид. При этом качественно растет его способность понять каждого из них.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Аттракция – чтобы понять, что означает это непонятное слово, достаточно сказать: симпатия, дружба, любовь. Эти три уровня положительных чувств – ее составляющие. Симпатия более нейтральна, дружба, в свою очередь, индивидуализирована и выявляет привязанности. Любовь – высшая степень эмоционально-положительного отношения; действует через механизмы вытеснения других интересов личности и концентрации ее внимания на объекте чувств.

Рефлексия. Попробуйте представить, что о вас думает, например, мама, подруга, сосед. Посредством рефлексии вы познаете и себя, и того человека, за которого вы осуществляете процесс размышления. Соответственно, чем с большим числом людей вы общаетесь, тем разнообразнее представления о самом себе (если, конечно, вы не отрицаете мнение других о себе) и о других. Хотите честных и открытых отношений – включите своего партнера в число тех, чьими глазами вы смотрите на себя, сделайте его частью своего внутреннего мира и источником самопознания.

Механизм каузальной атрибуции – применим, когда у вас недостаточно информации о человеке, и в этом случае вы анализируете его поведение и исходя из этого предполагаете, какими качествами он обладает, и приписываете ему поведенческие реакции.

Рекомендуем: Интроспекция — это

Наиболее интересно рассмотреть работу этих механизмов в рамках взаимоотношений «учитель – ученик». Как работает педагогическая социальная перцепция? Для любого педагога необходимо не только подчеркнуть свой статус, но и не оттолкнуть ученика.

Включить механизмы перцепции в рамки образовательного процесса – вот главная задача учителя. Показать детям, как они работают, можно и не используя сложную терминологию. Отличными являются понятия перцепция и апперцепция.

Если перцепция представляет собой более примитивное проявление бессознательного, неосознанное восприятие внутренних процессов и окружающих объектов, то апперцепция – это четкая, осмысленная категория восприятия, она связана с прошлым духовным опытом, в ее основе лежат знания и способности человека. То есть это осознанный акт познания человека, и его восприятие основывается на мировоззрении и опыте.

Рекомендуем: Виды и свойства восприятия в психологии

И если сущность социальной перцепции раскрывается через непосредственное и каждодневное общение, то апперцепция – это скорее инструмент в руках профессионалов, не только изучающих восприятие и механизмы, но и управляющих этими процессами. Автор: Руслана Капланова

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Удивительные способы, которыми ваш мозг определяет, что вы видите

Такие термины, как «отклоняющийся» и «несоответствующий», обычно имеют негативный оттенок. Но нейробиолог Бо Лотто в своей новой книге « Отклонение: наука видеть по-другому » объясняет, что именно наша способность бросать вызов конформизму запускает почти все достижения в человеческом прогрессе. По его словам, следующим крупным нововведением, вероятно, будет не новая технология, а новый взгляд на вещи.

Когда National Geographic догнал его в его доме в Нью-Йорке, он объяснил, как слепой мальчик использовал эхолокацию, чтобы ориентироваться в мире, почему не существует красного цвета и почему научные исследования могут привести к состраданию.

Фотография предоставлена ​​Hachette Book Group

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

[Смеется] Я познакомился с Джерри через другого друга, Питера Баумана из Tangerine Dream . Питер начал проект под названием «Быть ​​человеком». Он организовал конференцию в стиле TED, и я оказался первым спикером его самой первой конференции около четырех лет назад. С тех пор мы с Джерри остались друзьями. Мои исследования также все больше интересуются музыкой, потому что есть что-то совершенно потустороннее в ее способности делать то, чего не может делать изобразительное искусство.Я думаю, что многие технологии будущего будут меньше фокусироваться на видении и больше на звуке.

Изображение платья

стало вирусным в 2015 году , потому что люди не могли прийти к единому мнению, из каких цветов оно состоит. Что это говорит о человеческом восприятии?

История началась в Шотландии с того, что кто-то сфотографировал платье, а затем отправил его туда и обратно. Внезапно они не смогли прийти к единому мнению о цвете платья, что показало, что два человека могут иметь разные взгляды на такую ​​простую вещь, как цвет.

Когда вы говорите что-то вроде, , мы не видим реальности , люди думают, что вы постмодернистский релятивист. Это не так. Есть физический мир. Просто мы не видим . Красный не существует, нота «C» не существует. Это все вещи в нашей голове, которые мы проецируем в мир.

Что мне понравилось в истории с платьями, так это то, что она вызвала сомнения, и я очень верю в сомнения. Конечно, я специалист по цвету, и многие представители прессы звонили мне и другим ученым-цветоводам, чтобы дать объяснения.Но я чувствовал, что есть еще одна история, о которой не рассказывают, а именно: почему она стала вирусной? Людям хорошо знакомы иллюзии. Так почему же эта иллюзия стала вирусной? Потому что это было нечто столь же простое, как цвет, и два человека не могли прийти к согласию. Но если это правда о цвете, подумайте обо всем остальном, о чем он говорит. Если это правда, то это должно быть правдой вплоть до того, что делает мозг.

Вы говорите, что ваша основная мотивация при написании этой книги — внушить сострадание через научное понимание.Вы можете объяснить связь?

Есть гораздо более сильная связь, чем многие думают. Речь идет о том, чтобы спросить себя, что значит быть хорошим ученым? Слишком часто мы думаем, что наука — это методология, процесс. Наша идея состоит в том, что это способ существования, который позволяет вам вступить в неопределенность. И прославлять сомнение, входить в неуверенность — основа сострадания.

Дело не в том, что я занимаюсь исследованием сострадания . Я надеюсь, что сострадание явится из исследований, сделав людей участниками процесса понимания их собственного восприятия.Восприятие лежит в основе всего, что мы думаем, делаем, верим, знаем или любим. Как только вы это поймете, появятся такие последствия, как сострадание, уважение, творчество, выбор, общность.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вы используете фразу «физика нет». Объясните, что это означает — и как это проявляется в том, что вы называете «экологией мозга».

Очень часто мы говорим «нет» вещам, как будто это закон физики, например, гравитация. Мы относимся к нашему восприятию так, как если бы оно было постоянным и непримиримым, тогда как многие на самом деле гибки и исходят из разных мест.Когда мы понимаем, откуда они берутся, мы можем изменить, куда они собираются идти. Это выход из физики «нет» в биологию возможного.

Вот где мы думаем об экологии мозга. Мозг не просто находится внутри вашего черепа; он находится во взаимодействии между тем, что внутри вашего черепа и его тела, и телом в мире. Вот где живет восприятие. Мы часто забываем, особенно в современном цифровом мире, что мы эволюционировали в этом теле, в этом теле в этом мире, и именно здесь мозг имеет значение.Восприятие находится в промежутке между ними.

Иллюзии заставляют нас сомневаться в том, что мы видим. Например, два центральных квадрата, видимых на этом кубе, на самом деле одного цвета. Вы можете понять почему?

Фотография предоставлена ​​лабораторией Misfits

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вы говорите, что следующая величайшая инновация — это не технологии, а наш способ видения или восприятия — распечатайте эту мысль за нас.

Речь идет о творчестве. Если вы хотите создать следующее великое технологическое новшество, вы должны уметь адаптироваться к образу жизни, который позволит вам вступить в неопределенность.У инноваций есть две стороны: креативность и эффективность. Но почти во всем, что мы делаем в нашей жизни, мы уделяем внимание эффективности. Компании постоянно пытаются получить больше за меньшие деньги. Они начинают с творчества, у них есть отличная идея, а затем они пытаются максимизировать ее за счет эффективности. Это тоже хорошая идея. Но проблема в том, что они не запускают этот цикл снова. Они просто продолжают пытаться добиться максимальной эффективности.

Правительства делают то же самое. Мы ориентируемся на ответы, а не на вопросы.В школе мы ориентируемся на то, чтобы дети запоминали свои таблицы умножения, а не понимали сами числа. Я называю это «игрой с намерением». Это позволяет вам задавать вопросы и снова начинать этот инновационный цикл. Если у вас этого нет, вы становитесь все более и более устаревшим; ты не сможешь адаптироваться.

Бен Андервуд читает свою книгу по математике со шрифтом Брайля. Слепой с рождения, Андервуд научился «видеть» окружающее с помощью эхолокации.

Фотография Кевина Германа, Sacramento Bee, MCT через Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Особенно трогательный раздел книги посвящен слепому мальчику, который учится эхолокации. Познакомьте нас с

Ben Underwood и удивительной наукой, лежащей в основе его достижения.

Это прекрасная история во многих смыслах. Бен родился слепым, с раком в глазах. У него был образ жизни, который позволял ему постоянно впадать в неуверенность и рисковать.

Наука, лежащая в основе этого, заключается в том, что мозг адаптируется.Мозг эволюционировал, чтобы адаптироваться, потому что мир меняется. Более успешные природные системы — это те, которые адаптируются. Поскольку мозг способен адаптироваться, он может использовать местные принципы и правила, характерные для конкретной области. Это одна из причин, по которой люди смогли населять такое разнообразие сред по сравнению с другими животными.

Бен использовал в своих интересах тот факт, что его мозг эволюционировал, чтобы адаптироваться. Но для того, чтобы воспользоваться этим, он должен был иметь способ существования, которому коренным образом способствовала его мать.Его мать обеспечивала уверенность, которая в его случае была любовью. Это позволило Бену исследовать очень неопределенным образом.

При этом он мог издавать эти щелкающие языком звуки. Изначально эти звуки были бы совершенно бессмысленными, но методом проб и ошибок он смог создать восприятие. Каждое эхо стало значимым, и он смог уловить его значение. Он мог сделать это, только физически взаимодействуя с миром. Он изменил сам процесс восприятия.И вот как мы можем изменить наше восприятие.

Вы — директор лаборатории несоответствий

с чудесным названием . Расскажите о его миссии.

Миссия Лаборатории неудачников состоит в том, чтобы создавать пространства, в которых используются принципы восприятия, позволяющие людям воспринимать по-другому. Мы делаем людей частью процесса открытий. Однажды мы провели мероприятие, на котором забронировали подпольную викторианскую тюрьму в Клеркенуэлле в Лондоне. В тот вечер концепция была неопределенной, поэтому люди шли по длинному коридору, который становился все темнее и темнее.Затем их взяли за руки и сели на подушку на земле в совершенно черном пространстве. Они понятия не имели, насколько он велик и сколько людей было вокруг них.

Я также хотел, чтобы они по-другому ощутили свои чувства. Они воспринимали звук, например, как прикосновение, поэтому комната была заполнена этими невероятно мощными сабвуферами, которые должны были включаться, поэтому комната начала трястись и вибрировать. Мы поднимали и опускали его, как будто комната дышала, затем воспринимали их через обоняние и другие органы чувств.

Это в основном эксперимент как опыт. Мы получаем данные, все измеряем, но также делимся с ними открытиями. Мы называем это «раскрытием». Он становится пространством для понимания, как в общем, так и в личном смысле.

Для выставки «Лаборатория неудачников» были выгравированы освещенные кубики кристалла, чтобы показать пути пчел, когда они учились видеть цвет в эксперименте.

Фотография предоставлена ​​лабораторией Misfits

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Как наши читатели могут создать свою собственную лабораторию несоответствий?

Причина, по которой книга называется Deviate , — это образ, с помощью которого люди видят по-другому — отклоняются. Подумайте о политике. Понятие разворота имеет очень негативный оттенок. Но что за глупая идея: навязать политикам отказ менять свои взгляды, когда они получают новые данные. Что они будут придерживаться веры просто потому, что будут ее придерживаться. Это религия, в отличие от науки.Вы хотите адаптироваться. И увидеть восприятие других людей.

Речь идет о том, чтобы быть неудачником и радоваться собственному чувству отклонения. Чтобы узнать вас, мы с вами пересекаемся по поводу того, что значит быть мужчиной. Но часть нас, которая не пересекается, определяет вас. Это ваше отклонение от нормы определяет, кто вы есть. Итак, любить жену — значит любить то, что она ненормальная, а не то, что она обычная женщина.

Это интервью было отредактировано для большей ясности.

Саймон Уорролл курирует Книжный разговор .Следуйте за ним на Twitter или на simonworrallauthor.com .

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Что такое восприятие? | Введение в психологию

Цели обучения

  • Обсудите роли, которые внимание, мотивация и сенсорная адаптация играют в восприятии

Хотя наши сенсорные рецепторы постоянно собирают информацию из окружающей среды, именно то, как мы интерпретируем эту информацию, влияет на то, как мы взаимодействуем с миром. Восприятие относится к способу организации, интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации. Восприятие включает в себя обработку как снизу вверх, так и сверху вниз. Обработка снизу вверх относится к сенсорной информации от стимула в окружающей среде, управляющего процессом, а обработка сверху вниз относится к знаниям и ожиданиям, управляющим процессом, как показано на рисунке 5.2 (Egeth & Yantis, 1997; Fine & Шахтёрский завод, 2009 г .; Янтис и Эгет, 1999 г.).

Посмотрите на фигуру на Рисунке 1 ниже.Если смотреть в одиночку, ваш мозг выполняет восходящую обработку. Есть две толстые вертикальные линии и три тонкие горизонтальные линии. Нет контекста, чтобы придать ему конкретное значение, поэтому нет необходимости в нисходящей обработке.

Рисунок 1 . Что это за изображение? Без какого-либо контекста вы должны использовать восходящую обработку.

Теперь посмотрим на одну и ту же фигуру в двух разных контекстах. Ваш мозг, окруженный последовательными буквами, ожидает, что форма будет буквой и завершит последовательность.В этом контексте вы воспринимаете линии как форму буквы «B».

Рисунок 2 . При нисходящей обработке вы используете контекст, чтобы придать смысл этому изображению.

Эта же фигура в окружении цифр теперь выглядит как цифра «13».

Рисунок 3 . При нисходящей обработке вы используете контекст, чтобы придать смысл этому изображению.

При задании контекста ваше восприятие определяется вашими когнитивными ожиданиями. Теперь вы обрабатываете форму сверху вниз.

Один из способов подумать об этом понятии состоит в том, что ощущение — это физический процесс, а восприятие — психологический. Например, если вы зайдете на кухню и почувствуете запах печеных булочек с корицей, ощущение — это рецепторы запаха, улавливающие запах корицы, но восприятие может быть таким: «Ммм, это пахнет хлебом, который бабушка пекла. когда семья собралась на каникулы ».

Хотя наше восприятие строится на ощущениях, не все ощущения приводят к восприятию.Фактически, мы часто не воспринимаем стимулы, которые остаются относительно постоянными в течение продолжительных периодов времени. Это называется сенсорной адаптацией. Представьте себе поездку в город, в котором вы никогда не были. Вы регистрируетесь в отеле, но когда вы попадаете в свой номер, за окном вы видите дорожный знак с ярким мигающим светом. К сожалению, других доступных комнат нет, так что вы застряли с мигающим светом. Вы решаете посмотреть телевизор, чтобы расслабиться. Когда вы впервые вошли в комнату, мигающий свет очень раздражал.Как будто кто-то постоянно включает и выключает ярко-желтый прожектор в вашей комнате, но после короткого просмотра телевизора вы больше не замечаете мигания света. Свет по-прежнему мигает и наполняет вашу комнату желтым светом каждые несколько секунд, а фоторецепторы в ваших глазах по-прежнему воспринимают свет, но вы больше не воспринимаете быстрые изменения условий освещения. То, что вы больше не воспринимаете мигающий свет, демонстрирует сенсорную адаптацию и показывает, что ощущения и восприятие, хотя и тесно связаны, различны.

Внимание и восприятие

Есть еще один фактор, влияющий на ощущения и восприятие: внимание. Внимание играет важную роль в определении того, что ощущается, а не то, что воспринимается. Представьте, что вы на вечеринке, полной музыки, болтовни и смеха. Вы участвуете в интересном разговоре с другом и отключаете весь фоновый шум. Если кто-то прервет вас, чтобы спросить, какая песня только что закончилась, вы, вероятно, не сможете ответить на этот вопрос.

Смотреть это

Убедитесь сами, как работает слепота невнимания, посмотрев этот тест на выборочное внимание от Simons and Chabris (1999):

Вы можете просмотреть стенограмму «теста выборочного внимания» здесь (открывается в новом окне).

Одна из самых интересных демонстраций того, насколько важно внимание при определении нашего восприятия окружающей среды, произошла в известном исследовании, проведенном Дэниелом Саймонсом и Кристофером Шабри (1999).В этом исследовании участники смотрели видео, на котором люди в черно-белых тонах передают баскетбольные мячи. Участников попросили подсчитать, сколько раз команда, одетая в белое, передавала мяч. Во время видео между двумя командами ходит человек в костюме черной гориллы. Можно подумать, что гориллу кто-то заметит, правда? Почти половина людей, которые смотрели видео, вообще не заметили гориллу, несмотря на то, что он был хорошо виден в течение девяти секунд. Поскольку участники были настолько сосредоточены на том, сколько раз команда, одетая в белое, передавала мяч, они полностью отключили прочую визуальную информацию. Невидимая слепота — это неспособность заметить что-то полностью видимое, потому что человек активно занимался чем-то другим и не обращал внимания на другие вещи (Mack & Rock, 1998; Simons & Chabris, 1999).

В аналогичном эксперименте исследователи проверили слепоту невнимания, попросив участников наблюдать за изображениями, движущимися по экрану компьютера. Им было приказано сосредоточиться либо на белых, либо на черных объектах, не обращая внимания на другой цвет.Когда красный крест проходил по экрану, около трети испытуемых не замечали его (рис. 5.3) (Most, Simons, Scholl, & Chabris, 2000).

Ссылка на обучение

Узнайте больше о слепоте по невнимательности на веб-сайте проекта Noba.

Рисунок 4 . Почти треть участников исследования не заметили, что на экране появился красный крест, потому что их внимание было сосредоточено на черных или белых фигурах. (кредит: Кори Занкер)

Мотивации, ожидания и восприятие

Мотивация также может влиять на восприятие.Вы когда-нибудь ожидали действительно важного телефонного звонка и, принимая душ, вам казалось, что вы слышите телефонный звонок, но обнаруживаете, что это не так? Если да, то вы узнали, как мотивация обнаружить значимый стимул может изменить нашу способность различать истинный сенсорный стимул и фоновый шум. Способность идентифицировать стимул, когда он встроен в отвлекающий фон, называется теорией обнаружения сигналов . Это также может объяснить, почему мать просыпается от тихого шепота ребенка, а не от других звуков, которые слышны во время сна.Теория обнаружения сигналов имеет практическое применение, например, для повышения точности авиадиспетчеров. Контроллеры должны иметь возможность обнаруживать самолеты среди множества сигналов (меток), которые появляются на экране радара, и следовать за этими самолетами, когда они движутся по небу. Фактически, первоначальная работа исследователя, разработавшего теорию обнаружения сигналов, была сосредоточена на повышении чувствительности авиадиспетчеров к сигналам самолета (Swets, 1964).

На наше восприятие также могут влиять наши убеждения, ценности, предрассудки, ожидания и жизненный опыт.Как вы увидите далее в этом модуле, люди, лишенные бинокулярного зрения в критические периоды развития, имеют проблемы с восприятием глубины (Fawcett, Wang, & Birch, 2005). Общий опыт людей в рамках данного культурного контекста может оказывать сильное влияние на восприятие. Например, Маршалл Сегалл, Дональд Кэмпбелл и Мелвилл Херсковиц (1963) опубликовали результаты многонационального исследования, в котором они продемонстрировали, что люди из западных культур были более склонны испытывать определенные типы визуальных иллюзий, чем люди из незападных культур, и наоборот.Одной из таких иллюзий, которые с большей вероятностью испытали жители Запада, была иллюзия Мюллера-Лайера (рис. 5): линии кажутся разной длины, но на самом деле они одинаковой длины.

Рисунок 5 . В иллюзии Мюллера-Лайера линии кажутся разной длины, хотя и идентичны. (a) Стрелки на концах линий могут сделать линию справа длиннее, хотя линии имеют одинаковую длину. (b) При применении к трехмерному изображению линия справа снова может казаться длиннее, хотя обе черные линии имеют одинаковую длину.

Эти различия в восприятии согласовывались с различиями в типах экологических особенностей, которые регулярно испытывают люди в данном культурном контексте. У людей в западных культурах, например, есть контекст восприятия зданий с прямыми линиями, которые в исследовании Сегалла называли миром плотников (Segall et al., 1966). Напротив, люди из определенных незападных культур с непредсказуемым взглядом, такие как зулусы в Южной Африке, чьи деревни состоят из круглых хижин, расположенных по кругу, менее подвержены этой иллюзии (Segall et al., 1999). Культурные факторы влияют не только на видение. Действительно, исследования показали, что способность распознавать запах и оценивать его приятность и интенсивность варьируется в зависимости от культуры (Ayabe-Kanamura, Saito, Distel, Martínez-Gómez, & Hudson, 1998).

Дети, охарактеризованные как искатели острых ощущений, чаще демонстрируют вкусовые предпочтения в отношении интенсивных кислых вкусов (Liem, Westerbeek, Wolterink, Kok, & de Graaf, 2004), что предполагает, что основные аспекты личности могут влиять на восприятие.Кроме того, люди, которые придерживаются положительного отношения к пище с пониженным содержанием жира, с большей вероятностью оценивают продукты, помеченные как продукты с пониженным содержанием жира, как более вкусные, чем люди, которые менее позитивно относятся к этим продуктам (Aaron, Mela, & Evans, 1994).

Смотреть это

Просмотрите разницу между ощущениями и восприятием в этом видео CrashCourse Psychology:

Вы можете просмотреть стенограмму «Ощущения и восприятие: ускоренный курс психологии № 5» здесь (открывается в новом окне).

Подумай над

Вспомните время, когда вы не заметили чего-то вокруг, потому что ваше внимание было сосредоточено на другом. Если кто-то указал на это, были ли вы удивлены, что не сразу заметили это?

Глоссарий

восходящая обработка: система, в которой восприятие строится на основе сенсорного ввода

слепота по невнимательности: неспособность заметить что-то полностью видимое из-за недостатка внимания

восприятие: способ интерпретации и сознательного восприятия сенсорной информации

сенсорная адаптация : снижение чувствительности после длительного воздействия раздражителя

нисходящая обработка: интерпретация ощущений зависит от имеющихся знаний, опыта и мыслей

Внесите свой вклад!

У вас была идея улучшить этот контент? Нам очень понравится ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

Восприятие — это не реальность | Психология сегодня

Источник: CC0 Creative Commons

Мы постоянно слышим это в деловом мире, на политической арене, в браке, всякий раз, когда возникают разногласия или конфликты: «Восприятие — это реальность». Этот афоризм часто используется для оправдания восприятия, которое может быть объективно неоправданным или просто не связанным с реальностью. Его используют как дубину, чтобы побить других и заставить их принять чью-то так называемую реальность.На более философском уровне эта пословица создает ощущение релятивизма (подумайте о мягкости) в обстоятельствах, которые, скорее всего, являются абсолютными (подумайте, что «мир плоский»).

Позвольте мне заявить с абсолютным чувством реальности и без какой-либо гибкости восприятия с самого начала, что восприятие НЕ является реальностью. Поскольку я словарный парень, то есть я считаю, что слова сильно влияют на наши отношения, убеждения и, ну, в общем, восприятие, позвольте мне начать с демонстрации того, почему восприятие и реальность различаются. Вот словарное определение восприятия:

  • «Способ рассмотрения, понимания или интерпретации чего-либо; мысленное впечатление.”

А вот словарное определение реальности:

  • «Мир или положение вещей, как они существуют на самом деле… существование, которое является абсолютным, самодостаточным или объективным, и не зависит от человеческих решений или условностей».

Ясно, что восприятие и реальность имеют очень разные значения. Первое происходит полностью в уме, в котором умственная гимнастика может превратить любую веру в реальность. Другой существует полностью вне ума, и им нелегко манипулировать.Объединить восприятие с реальностью — значит отвергнуть Просвещение и вернуться к Средневековью.

Восприятие не является реальностью, но, по общему признанию, восприятие может стать реальностью человека (есть разница), потому что восприятие имеет мощное влияние на то, как мы смотрим на реальность.

Подумайте об этом иначе. Восприятие действует как линза, через которую мы смотрим на реальность. Наше восприятие влияет на то, как мы фокусируемся, обрабатываем, запоминаем, интерпретируем, понимаем, синтезируем, принимаем решения и действуем в соответствии с реальностью.При этом мы склонны полагать, что то, как мы воспринимаем реальность, является точным представлением того, чем на самом деле является реальность. Но это не так. Проблема в том, что линза, через которую мы воспринимаем, часто искажается в первую очередь нашими генетическими предрасположенностями, прошлым опытом, предшествующими знаниями, эмоциями, предвзятыми представлениями, личными интересами и когнитивными искажениями.

Дэниел Канеман, известный психолог, получивший Нобелевскую премию 2002 года по экономике, создал настоящую кустарную индустрию, определив то, что он назвал когнитивными предубеждениями (их 100), которые являются систематическими способами, с помощью которых люди создают субъективную социальную реальность , которая отклоняется от объективная реальность.

Я понимаю, что некоторые философы утверждают, что реальность на самом деле не существует, а, напротив, является субъективной конструкцией, потому что мы не воспринимаем реальность напрямую. Скорее, мы воспринимаем реальность через чувства, которые ограничивают то, как мы обрабатываем реальность. Например, люди видят только ограниченный спектр цветов или слышат определенный диапазон звуков. Но то, что мы не воспринимаем собачий свисток, не означает, что его не существует на самом деле. К счастью, в большинстве ситуаций у нас есть технология, которая может объективно измерить реальность (конечно, неверующие могут утверждать, что чтение инструментов требует восприятия, таким образом «доказывая» свою точку зрения о том, что восприятие — это реальность, но не будем вдаваться в подробности).

Ключевой вопрос, который следует задать: «Что плохого в восприятии, расходящемся с реальностью?» Что, если я воспринимаю мир таким образом, который не соответствует действительности? Как и в большинстве случаев в жизни, этот вопрос требует детального ответа, предполагающего степень, а не доброту. Например, существует психологическая теория, которая постулирует так называемые позитивные иллюзии, которые включают в себя слегка завышенное представление о своих способностях, что может иметь психологическую и практическую пользу (например, дает надежду, усиливает настойчивость).

Однако, если восприятие слишком далеко отклоняется от реальности, когда оно переходит от легкой иллюзии к заблуждению, это может быть помехой (например, установка недостижимых целей, недостаточная подготовка к сложной задаче). Фактически, существенное несоответствие между восприятием и реальностью может привести людей к полной неспособности функционировать (например, тяжелое психическое заболевание).

На уровне общества, когда разные люди или группы развивают представления, которые так далеки друг от друга, одна огромная проблема состоит в том, что не может быть найдено общих оснований.Примером этого разногласия является наш нынешний политический климат, когда люди разных политических взглядов имеют настолько диаметрально противоположные взгляды, что становится невозможным организовать консенсус или управлять. Результат — паралич (Конгресс) или враждебность (преступления на почве ненависти). Дойдя до крайностей, огромный разрыв между восприятием в стране, вероятно, приведет к медленному, но неуклонному распаду институтов, которые объединяют общество (антиутопические темы в литературе и кино или, ну, в нашем сегодняшнем мире).

Проблема, с которой мы сталкиваемся с нашим собственным мышлением, а также с мышлением других, заключается в том, как обеспечить, чтобы восприятие оставалось близким к реальности. Это выравнивание важно для нас, чтобы жить в реальном мире, находить консенсус с другими и поддерживать индивидуальные, правительственные и общественные структуры, которые необходимы для существования такой жизни, какой мы ее знаем. Вот несколько советов, о которых следует помнить:

  • Не думайте, что ваши восприятия реальны (только ваша реальность)
  • Уважайте мнения других (они могут быть правы)
  • Не сдерживайте свое восприятие слишком сильно; они могут ошибаться (признать, что это требует смелости)
  • Распознайте внутренние искажения, которые могут исказить ваше восприятие (их видение лучше обосновывает ваше восприятие в реальности, а не наоборот)
  • Бросьте вызов своему восприятию (выдерживают ли они под микроскопом реальности?)
  • Получите подтверждение от экспертов и других заслуживающих доверия людей (не спрашивайте просто своих друзей, потому что они, вероятно, имеют то же восприятие, что и вы)
  • Будьте открыты для изменения своего восприятия, если этого требует преобладание доказательств (жесткость ума намного хуже, чем ошибаться)

В следующий раз, когда кто-то подбрасывает этот утомленный образ — «но восприятие — это реальность» — в защиту неоправданного, вы встаете и говорите им, что это может быть их восприятие, но это не реальность.

Опыт и восприятие времени (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое «восприятие времени»?

Само выражение «восприятие времени» побуждает возражение. Поскольку время чем-то отличается от событий, мы не воспринимать время как таковое, но изменения или события в время. Но, возможно, мы воспринимаем не только события, но и их временные отношения. Итак, так же как естественно сказать, что мы воспринимаем пространственные расстояния и другие отношения между объектами (я вижу стрекоза как бы парящая над поверхностью воды) кажется естественно говорить о восприятии одного события за другим ( раскат грома, как после вспышки молнии), хотя даже здесь есть трудность.То, что мы воспринимаем, мы воспринимаем как настоящее время — продолжается прямо сейчас. Можем ли мы воспринимать связь между двумя событиями, не осознавая самих событий самих себя? Если нет, то кажется, что мы воспринимаем оба события как настоящие, в этом случае мы должны воспринимать их как одновременные, а не как все-таки последовательный. Таким образом, возникает парадокс в понятии восприятие события как происходящего за другим, хотя возможно допускает простое решение. Когда мы воспринимаем B как идя после A, мы, конечно, перестали воспринимать A.В таком случае, А — это просто предмет в нашей памяти. Теперь, если бы мы хотели построить «Воспринимать» узко, исключая какой-либо элемент памяти, тогда мы должны были бы сказать, что мы, в конце концов, не воспринимаем B как следуя A. Но в этой статье мы будем толковать «Воспринимать» в более широком смысле, чтобы включать широкий спектр переживания времени, которые, по сути, связаны с чувствами. В этой широкой В смысле, мы воспринимаем различные временные аспекты мира. Мы начнем с их перечисления, а затем рассмотрим отчеты о том, как такое восприятие возможно.

2. Виды временного опыта

Есть ряд того, что Эрнст Пёппель (1978) называет «Элементарные временные переживания» или фундаментальные аспекты наш опыт времени. Среди них мы можем перечислить опыт (i) продолжительность; (ii) неодновременность; (iii) порядок; (iv) прошлое и настоящее; (v) изменение, в том числе с течением времени. Можно подумать, что переживание неодновременности — то же самое, что переживание времени порядок, но оказывается, что, когда два события происходят очень близко друг к другу со временем мы можем знать, что они происходят в разное время без возможность сказать, какой из них пришел первым (см. Hirsh and Sherrick 1961).Мы могли бы также подумать, что восприятие порядка само по себе объяснимо в с точки зрения нашего опыта различия между прошлым и настоящим. Ссылки здесь наверняка будут, но это спорный вопрос. является ли переживание напряженным — то есть переживание событие как прошлое или настоящее — более фундаментально, чем опыт порядка, или наоборот, или действительно ли такое вещь как переживание напряжения вообще. Этот вопрос рассматривается ниже. Наконец, мы должны ожидать увидеть связь между восприятием времени порядок и восприятие движения, если последнее просто включает восприятие порядка различных пространственных положений объект.Это еще один спорный вопрос, который рассматривается ниже.

3. Продолжительность

Одно из самых ранних и самых известных дискуссий о природе и переживание времени происходит в автобиографической Исповеди святого Августина. Августин родился в Нумидии (ныне Алжир) в 354 году. Нашей эры, занимал кафедры риторики в Карфагене и Милане и стал епископом Бегемота в 395 г. Он умер в 430 г. В молодости он отверг Христианство, но окончательно обратился в 32 года.Книга XI из Confessions содержит долгое и увлекательное исследование времени и его отношение к Богу. Во время этого Августин возникает следующая загадка: когда мы говорим, что событие или интервал времени короткое или длинное, что именно описывается короткая или длительная? Это не может быть прошлым, потому что перестало быть, и то, что не существует, не может в настоящее время иметь свойства, например, длинные. Но не может быть и настоящего, пока что не имеет продолжительности.(По той причине, почему настоящее должно считаться непродолжительным, см. раздел о кажущемся настоящем, ниже.) В любом случае, пока событие продолжается, его продолжительность невозможно оценить.

Ответ Августина на эту загадку состоит в том, что то, что мы измеряем, когда мы измеряем продолжительность события или промежутка времени, находится в память. Отсюда он делает радикальный вывод, что прошлое и будущее существует только в уме. Не следуя за Августином, все пути к зависимости от разума других времен, мы можем признать, что восприятие временной продолжительности критически связано с памятью.Это это какая-то особенность нашей памяти о событии (и, возможно, конкретно наша память о начале и конце события), что позволяет нам сформировать представление о его продолжительности. Этот процесс не нужно описывать, как описывает это Августин, как вопрос измерения чего-то полностью в уме. Возможно, по крайней мере, мы измеряем событие или сам интервал, независимый от разума предмет, но делая это с помощью какой-то психологический процесс.

Каким бы ни был рассматриваемый процесс, вполне вероятно, что он тесно связано с тем, что Уильям Фридман (1990) называет «Временная память»: то есть память о том, когда событие произошло.То, что здесь существует тесная связь, вытекает из правдоподобное предположение, что мы делаем вывод (хотя и подсознательно) продолжительность события после его прекращения, исходя из информации о том, как давным-давно произошло начало этого события. То есть информация то есть метрических по природе (например, «взрыв звука был очень кратким ») получено из напряженной информации , относительно того, как далеко в прошлом что-то произошло. Вопрос в том, как мы получаем эту напряженную информацию. Он может быть прямым или косвенным, контраст мы можем проиллюстрировать двумя моделями временной памяти, описанными Фридман.Он называет первую модель силы времени. объем памяти. Если есть такая вещь, как след памяти, который сохраняется более времени, тогда мы можем судить о возрасте воспоминания (и, следовательно, о том, как долго назад вспоминаемое событие произошло) от силы следа. В чем раньше событие, тем слабее след. Это обеспечивает простой и прямые средства оценки продолжительности события. К сожалению, модель трассировки вступает в противоречие с очень знакомой функцией нашего опыт: некоторые воспоминания о недавних событиях могут исчезнуть быстрее чем воспоминания о более далеких событиях, особенно когда те далекие события были очень заметными (посещение редких и пугающих родственник, например, когда он был ребенком.) Контрастное описание память времени — это модель вывода . Согласно этому время события не просто считывается из некоторого аспекта памяти этого, но выводится из информации об отношениях между рассматриваемое событие и другие события, дата или время которых известны.

Модель вывода может быть достаточно правдоподобной, когда мы имеем дело с далекие события, но гораздо более недавние. В Кроме того, модель предполагает довольно сложную когнитивную операцию, которая вряд ли возникнет у животных, не относящихся к человеку, таких как крысы.Крысы, тем не менее, они довольно хорошо измеряют время на коротких интервалах с точностью до минуты, как показали инструментальные эксперименты по кондиционированию с использованием «свободной оперантной процедуры». В этом реакция (например, нажатие на рычаг) задержит возникновение поражение электрическим током за фиксированный период времени, например 40 секунд, описывается как интервал R-S (ответ-шок). В итоге скорость ответ отслеживает интервал R-S, так что вероятность ответ быстро увеличивается по мере приближения к концу интервала.(См. Обсуждение этого и связанных с ним в Mackintosh 1983 экспериментов.) Трудно избежать вывода о том, что простой течение времени действует как условный раздражитель: крысы, выражаясь более антропоцентрическими терминами, успешно оценка интервалов времени. В этом случае силовая модель кажется более подходящей, чем модель вывода.

4. Благовидное настоящее

Термин «мнимое настоящее» впервые был введен психолог Э.Р.Клей, но наиболее известной его характеристикой была благодаря Уильяму Джеймсу, который считается одним из основоположников современного психология.Он жил с 1842 по 1910 год и был профессором обоих психологии и философии в Гарварде. Его определение мнимое настоящее выглядит следующим образом: «прототип всего задуманное время — это кажущееся настоящее, короткое время которого мы немедленно и постоянно разумны »(Джеймс 1890). Как длится этот обманчивый подарок? В другом месте той же работы Джеймс утверждает: «Мы постоянно осознаем определенную продолжительность — мнимое настоящее — от нескольких секунд до, вероятно, не более чем минуту, и эта продолжительность (с ее содержанием воспринимается как имеющая одна часть раньше, а другая часть позже) — изначальная интуиция время.’Это удивительное изменение длины кажущегося настоящее заставляет подозревать, что в Довольно расплывчатая характеристика Джеймса.

Здесь есть два источника двусмысленности. Один закончился ли «Кажущееся настоящее» относится к объекту опыт, а именно длительность во времени или способ, которым этот объект представлен нам. Второй вопрос о том, как мы должны интерпретировать «Немедленно разумный». Слова Джеймса предполагают, что кажущееся настоящее — это сама продолжительность, выбранная как объект определенного опыта.Но «немедленно разумный допускает ряд неоднозначностей. Чтобы мы могли определите кажущееся настоящее как:

  1. объем кратковременной памяти;
  2. продолжительность, которая воспринимается не как длительность, а как мгновенный;
  3. продолжительность, которая воспринимается непосредственно, т.е. не через посредничество ряда других, возможно мгновенных, восприятие;
  4. продолжительность, которая воспринимается как настоящая, так и как увеличенная в время.

Если Джеймс имеет в виду первое из них, это, безусловно, объясняет его предположение, что это может длиться до минуты.Но это не похоже иметь много общего с опытом присутствия , так как мы, безусловно, можем удерживать что-то в кратковременная память и все же признать ее прошлым. Джеймс может думать случаев, когда мы слушаем предложение: если мы как-то не держать все слова в нашем сознании, мы не понимаем предложение в целом. Но ясно, что слов нет воспринимается как одновременное, потому что тогда результат будет неразборчивый беспорядок звуков.(2) иллюстрируется знакомым тот факт, что некоторые движения настолько быстрые, что мы видим их как размытое пятно, например как когда мы смотрим на веера. Что на самом деле происходит в разных раз представлено как происходящее в одно мгновение. Но это не так обычно то, что подразумевается под кажущимся настоящим. (3) является конструктивным что можно найти в литературе (см., например, Kelly 2005), но это не очевидно, что это именно то, что имел в виду Джеймс, поскольку Джеймс обеспокоен с феноменологией восприятия времени, и независимо от того, опыт представляет собой прямое или косвенное восприятие интервала не кажется феноменологическим вопросом.(Кроме того, как Келли указывает, что нам может показаться странным предположение, что прошлые части интервал может быть непосредственно воспринят.)

Это оставляет нам (4): продолжительность, которая воспринимается как настоящая. и , как временно расширенные. Настоящий опыт «Кажущимся» в этом, в отличие от объективного настоящего (если есть такое дело — смотри Метафизика восприятия времени ниже) это интервал, а не мгновение без продолжительности. Настоящее или объективное настоящее должно быть непродолжительным, поскольку, как утверждал Августин, в интервал любой продолжительности, есть ранние и поздние части.Так что если есть часть этого интервала присутствует, будет другая часть, которая прошлое или будущее.

Но можно ли воспринимать нечто протяженное и настоящее? Если мы слышим короткую музыкальную фразу, нам кажется, что мы слышим эту фразу как присутствует, и все же — потому что это фраза, а не одиночный аккорд — мы также слышим ноты как последовательные, а потому как распространяющийся на интервал. Если это не кажется полностью убедительным, учитывать восприятие движения. Как говорит Броуд (1923), «чтобы увидеть подержанный автомобиль — это совсем другое дело, чем «увидеть» часовая стрелка переместилась.’Дело не в том, что мы видим текущую положение секундной стрелки и вспомним, где это было секунду назад: мы просто посмотрите на движение. Это приводит к следующему аргументу:

(1) То, что мы воспринимаем, мы воспринимаем как настоящее.
(2) Мы воспринимаем движение.
(3) Движение происходит с интервалом.
Следовательно, : То, что мы воспринимаем как настоящее, происходит в течение определенного промежутка времени.

Тем не менее, в этом есть нечто большее, чем парадокс.Если последующие части движения (или музыкальной фразы, или чего-то еще, что мы воспринимать) воспринимаются как присутствующие, то, несомненно, они воспринимаются как одновременный. Но если они воспринимаются как одновременные, то движение будет просто размытым, как в тех случаях, когда оно слишком быстрое воспринимать как движение. Тот факт, что мы не воспринимаем это как движение предполагает, что мы не рассматриваем последующие его части как одновременные, и поэтому не рассматривайте их как настоящие. Но тогда как нам объясните различие, на которое Броуд обращает наше внимание?

Один из выходов из этого тупика — предположить, что два совершенно разных процессы в восприятии движения (и других видов изменять).Один из них — восприятие последовательных состояний как последовательных, поскольку пример различных положений секундной стрелки. Другой — это восприятие чистого движения. Это второе восприятие, которое может включать более примитивная система, чем первая, не содержит как часть распознавание более ранних и более поздних элементов. (Le Poidevin 2007, Глава 5.) В качестве альтернативы, мы могли бы попытаться объяснить феномены временного опыта, вообще не обращаясь к понятию кажущегося настоящего (см. Арстила, 2018).

5. Прошлое, настоящее и время

В предыдущем разделе указывалось на важность различения между восприятием настоящего и восприятием чего-то как настоящее время. Мы можем воспринимать прошлое как настоящее. Действительно, учитывая конечная скорость передачи как света, так и звука (и конечная скорость передачи информации от рецепторов к мозгу), кажется, что мы когда-либо воспринимаем только то, что было в прошлом. Однако это действительно не говорят нам сами по себе, что значит воспринимать что-то как настоящее, а не в прошлом.Не объясняет это и самой яркой особенности наш опыт в настоящее время: он постоянно меняется. В ход (или кажущийся ход) времени — его самая яркая черта, и любой отчет о нашем восприятии времени должен учитывать этот аспект нашего опыта.

Вот одна из попыток сделать это. Первая проблема — объяснить, почему наши временной опыт ограничен таким образом, что наши пространственные опыта нет. Мы можем воспринимать предметы, которые стоят в самых разных пространственные отношения к нам: близко, далеко, влево или вправо, вверх или вниз, и Т. Д.Наш опыт не ограничивается непосредственной близостью (хотя конечно, наш опыт пространственно ограничен до такой степени, что достаточно далекие объекты для нас невидимы). Но, хотя мы воспринимаем прошлое, мы воспринимаем его не как прошлое, а как настоящее. Более того, наш опыт не только кажется временным. ограничено, это так: мы не воспринимаем будущее, и мы не продолжают воспринимать преходящие события еще долгое время после получения от них информации достигли наших чувств. Теперь есть очень простой ответ на вопрос почему мы не воспринимаем будущее, и оно причинно.Вкратце, причины всегда предшествуют их следствиям; восприятие — причинный процесс, в том, что воспринимать что-либо — значит подвергаться этому причинному влиянию; поэтому мы можем воспринимать только более ранние события, а не более поздние. Так объясняется одна временная граница нашего опыта; что из Другой?

Кажется, нет логической причины, по которой мы не должны напрямую испытать далекое прошлое. Мы могли бы апеллировать к принципу, что не может быть никакого действия на временном расстоянии, так что что-то далекое прошлое может причинно повлиять на нас только через более близкие события.Но это неадекватное оправдание. Мы можем воспринимать только пространственное далекое дерево из-за его эффектов на предметы в нашем районе (свет отражается от дерева, попадая на нашу сетчатку глаза), но этого не видно теми, кто придерживается прямой реалистической теории восприятия как несовместимо с их положением. Мы все еще видим дерево , они скажем, не какой-то более непосредственный объект. Возможно, тогда нам стоит поискать другая стратегия, такая как следующая, которая привлекает биологические соображения.Чтобы быть эффективными агентами в мире, мы должен точно представлять, что происходит в данный момент: постоянно устаревшие в наших убеждениях, когда мы занимаемся нашей деятельностью, было бы столкнуться с довольно немедленным исчезновением. Теперь нам в этом повезло, хотя мы воспринимаем только прошлое, в большинстве случаев недавнее прошлое, так как передача света и звука, хотя и конечная, очень быстро. Более того, хотя вещи меняются, они меняют, опять же, в большинстве случаев, со скоростью, которая намного медленнее, чем скорость при какая информация от внешних объектов доходит до нас.Итак, когда мы формируем убеждения о том, что происходит в мире, они в значительной степени точны единицы. (См. Баттерфилд 1984 для более подробной информации по этим линий.) Но, поскольку поступающая информация уже зарегистрирована, ее необходимо переместитесь в память, чтобы освободить место для более свежей информации. За, хотя все может медленно меняться относительно скорости света или звучат, они меняются, и мы не можем позволить себе быть одновременно обработка противоречивой информации. Итак, наша эффективность как агентов зависит от того, что мы не продолжаем испытывать временное состояние дела (скорее, как в замедленном фильме), когда информация из него был впитан.Эволюция гарантирует, что мы не испытать что-либо, кроме совсем недавнего прошлого (кроме тех случаев, когда мы смотрите в небеса).

Воспринимать что-то как настоящее — это просто воспринимать это: мы не необходимо постулировать некоторый дополнительный пункт в нашем опыте, а именно переживание настоящего ». Отсюда следует, что не может быть «Восприятие прошлого». Кроме того, если бы прошлое было то, что мы могли бы воспринять, тогда мы бы восприняли все таким образом, так как каждое событие к тому времени уже прошло мы это воспринимаем.Но даже если мы никогда ничего не воспринимаем как прошлое (в одновременно с восприятием рассматриваемого события) мы могли бы внятно более широко говорить об опыте прошлого: опыт, который мы получаем когда что-то подходит к концу. Было высказано предположение, что воспоминания — точнее, 90 278 эпизодических воспоминаний 90 167, наш опыт прошлых событий — сопровождается чувством прошлое (см. Russell 1921). Проблема в том, что это предложение должен решить, что эпизодическое воспоминание — это просто воспоминание о событие: это представляет симплификатор события, а не Дело в том, что мероприятие прошло.Итак, нам нужно постулировать что-то еще который предупреждает нас о том, что запомнившееся событие прошло. An альтернативный аккаунт, и тот, который никому не нравится феноменологические аспекты памяти в том, что воспоминания склоняют нас к формируют верования с прошедшим временем, и в силу этого они представляют событие как прошлое.

Таким образом, у нас есть возможное объяснение нашего опыта бытия. расположенное в определенный момент времени, (кажущееся) настоящее. И, как содержание этого опыта постоянно меняется, так что положение во времени.Но есть еще одна загадка. Изменять по нашему опыту — это не то же самое, что переживание перемен. Мы хотите знать, а не только то, что значит воспринимать одно событие за другим, но также и то, что значит воспринимать событие как происходящее за другим. Только тогда мы поймем свой опыт течения времени. Мы Обратимся теперь к восприятию временного порядка.

6. Временной заказ

Как мы воспринимаем приоритет событий? Заманчиво простой Ответ заключается в том, что восприятие приоритета — это просто сенсация, вызванная примерами приоритета, так же как ощущение красного вызвано экземпляры покраснения.Хью Меллор (1998), который рассматривает эту линию, отвергает его по следующей причине. Если бы это было правильно объяснение, то мы не могли отличить x от раньше , чем y , и x было позже чем y , потому что всякий раз, когда есть экземпляр одного отношения, есть также экземпляр другого. Но очевидно, что мы можем различать эти два случая, так что это не может быть просто вопросом восприятие отношения, но что-то связано с нашим восприятием relata.Но простое восприятие релятов не может быть всем, что нужно. восприятие приоритета. Снова рассмотрим точку зрения Броуда о секундная стрелка и часовая стрелка. Сначала мы воспринимаем часовую стрелку в одном положение, скажем, указывающее на 3 часа, а позже мы воспринимаем его в другое положение, указывающее на половину третьего. Итак, у меня есть два восприятия, одно позже, чем другое. Я также могу знать о временные отношения двух положений руки. Тем не менее, Я не воспринимаю эти отношения, потому что не вижу руки движущийся.Напротив, я действительно вижу, как секундная стрелка перемещается из одного положения. к другому: я вижу последовательные позиции как последовательные.

Предложение Меллора состоит в том, что я воспринимаю, что x предшествуют y в силу того, что мое восприятие x причинно влияет на мое восприятие y . Как я вижу вторую руку в одной позиции у меня в кратковременной памяти есть образ (или информация в той или иной форме) о его непосредственно предыдущей позиции, и этот образ влияет на мое текущее восприятие.Результат — восприятие движения. Воспринимаемый порядок различных позиций не обязательно обязательно быть таким же, как и реальный временной порядок этих позиции, но он будет таким же, как и причинный порядок восприятий из них . Поскольку причины всегда предшествуют их эффекты, воспринимаемый временной порядок влечет за собой соответствующие временные порядок в восприятии. Дейнтон (2001) возражал против этого, что если счет был правильным, мы не должны помнить, что воспринимали приоритетность, поскольку мы помним только то, что действительно можем воспринимать.Но нет причин отрицать это только потому, что восприятие приоритет может включать кратковременную память, поэтому он не считается подлинное восприятие.

Существует еще одна противоречие между восприятием цвета и восприятие временного порядка. В случае цвета воспринимается что-то, что имеет определенное пространственно-временное местоположение. Соотношение приоритета, напротив, не является чем-то очевидным место расположения. Но у причин есть места, поэтому восприятие приоритетность гораздо труднее согласовать с причинной теорией восприятие, чем восприятие цвета (Le Poidevin 2004, 2007).

По сути, идея Меллора состоит в том, что мозг представляет время как средства времени: что события, упорядоченные во времени, представлены аналогично упорядоченные во времени переживания. Это сделало бы представление времени уникальное. (Например, мозг не представляют собой пространственно разделенные объекты посредством пространственно разделенных восприятия, или оранжевые вещи оранжевым восприятием.) время быть уникальным в этом отношении? В других средствах массовой информации время может быть представлены пространственно (как в мультфильмах, графиках и аналоговых часах) или численно (как в календарях и цифровых часах).Так что, возможно, мозг может представлять время другими способами. Одна из причин предполагать, что он должен иметь в своем распоряжении другие средства, это то, что время нужно представлять в памяти (я помню, как , так и были раньше, чем b , а также ощущение того, что a происходит до того, как b) и намерение (я намереваюсь F после I G ), но нет очевидного способа, которым представление Меллора времени за временем »может быть расширен и на них.

В модели Меллора механизм, с помощью которого воспринимается чувствительно к времени , в которое восприятие встречаются, но безразлично к их содержанию (какие представления являются из). Дэниел Деннетт (1991) предлагает другую модель, на основе которой процесс не зависит от времени, но зависит от содержимого. Например, мозг может сделать вывод о временном порядке событий, увидев, какие последовательность имеет смысл причинного порядка этих событий. Один из Преимущества модели Деннета в том, что она может объяснить довольно загадочные случаи «обращения в прошлое», когда воспринимаемый порядок не следует порядку восприятий.(См. Dennett 1991 г. для обсуждения этих случаев, а также Roache 1999 г. попытаться примирить их со счетом Меллора.)

Рассказывая о различных аспектах восприятия времени, мы неизбежно использовать концепции, которые мы принимаем, чтобы иметь цель аналог в мире: прошлое, временной порядок, причинность, изменение, ход времени и так далее. Но один из самых важных уроков философии, по мнению многих писателей, может быть пробел, возможно, даже пропасть между нашим представлением о мире и мире сам по себе, даже на довольно абстрактном уровне.(Было бы справедливо добавить, что, для других писателей это именно , а не урок философия учит.) Философия времени не исключение. В самом деле, интересно отметить, сколько философов приняли считают, что, несмотря на внешность, время или какой-то аспект времени нереально. В этом заключительном разделе мы рассмотрим, как три метафизические споры о природе мира взаимодействуют с счета восприятия времени.

Первая дискуссия касается реальности напряженности, то есть нашего разделения времени в прошлое, настоящее и будущее.Время действительно разделено на это путь? Ускользает ли то, что настоящее, все дальше и дальше в прошлое? Или же отражает ли эта картина нашу точку зрения на реальность, в которой нет особого привилегированного момента, настоящего, а просто заказанная серия моментов? А-теоретики говорят, что наши обычные картина мира как напряженного отражает мир таким, какой он есть на самом деле: время — объективный факт. B-теоретиков это отрицают. (Термины A-теория и B-теория происходят от McTaggart (1908). различие между двумя способами упорядочивания событий во времени, либо как серия А — то есть с точки зрения того, прошли ли они, настоящее или будущее — или как серия B — то есть в соответствии с происходят ли они раньше, позже или одновременно с другими События.)

Для B-теоретиков единственные объективные временные факты касаются отношений приоритета и одновременности событий. (Я игнорирую здесь усложнения, вносимые специальной теорией относительности, поскольку B-теорию — и, возможно, A-теорию тоже — можно переформулировать в термины, которые совместимы со специальной теорией.) B-теоретики не отрицать, что наши напряженные убеждения, такие как вера в то, что холодный фронт сейчас проходит , или что свадьба Салли была два лет назад , может быть, это правда, но они утверждают, что то, что делает такие верные убеждения не являются фактами о прошлом, настоящем или будущем событий, но бесспорные факты, касающиеся приоритета и одновременности (см. Mellor 1998, Oaklander and Smith 1994).По одной из версий B-теория, например, моя вера в то, что сейчас есть холодный фронт. прохождение верно, потому что прохождение фронта составляет одновременных с мое формирование убеждения. Теперь один очень серьезный вызов теоретик без напряжения должен объяснять, почему, если время не проходит в действительности, похоже, так оно и есть. Что, в терминах теории B, является основой для нашего опыта по прошествии времени?

Учетные записи, которые мы рассмотрели выше, первое из временных ограничений на нашем опыте, а во-вторых, на нашем опыте временного порядка, не апеллируйте прямо к напряженным или A-теоретическим понятиям.Факты мы привлекли внимание, чтобы выглядеть чисто теоретически: эти причины всегда раньше, чем их последствия, что обычно все меняется медленно относительно скорости передачи света и звука, что наш возможности обработки информации ограничены, и что может быть причинные связи между воспоминаниями и переживаниями. Так может быть, что беззаботный теоретик может выполнить свое обязательство объяснить, почему время, кажется, идет. Но остаются два сомнения. Во-первых, возможно, A- теоретик может дать более простое объяснение нашему опыту.Второй, может оказаться, что предположительно факты серии B зависят от А-серии, так что, например, a и b являются одновременно в силу того, что оба присутствуют .

Ясно, однако, что нет прямых аргументов от опыта к A-теории, поскольку настоящее опыта, будучи расширенный во времени и относящийся к прошлому, очень отличается от объективное настоящее постулируется А-теорией. Кроме того, он не может считаться само собой разумеющимся, что объективный ход времени мог бы объяснить независимо от того, что происходит с течением времени должен составить.(См. Prosser 2005, 2007, 2012, 2016, 2018.)

Вторая метафизическая проблема, имеющая решающее значение для времени восприятие связано со спором A / B-теории, и это дебаты между презентистами и этерналистами. Презентисты считают, что только настоящее существует (для артикуляции различных видов презентизм и проблемы, с которыми они сталкиваются, см. Bourne 2006), тогда как этерналисты наделяют все времена одинаковой реальностью. два дебата, A- против B-теории и презентизма против этернализма, не отображайте точно друг на друга.Возможно, B-теория привержена этернализму, но Теоретики А-теории не обязательно поддерживают презентизм (хотя Борн утверждает, что должны).

Как его можно связать с восприятием? По косвенным (или, как ее иногда называют, репрезентативная) теория восприятия, мы воспринимаем внешние объекты, только воспринимая какие-то промежуточные объект, чувственное данное. Согласно прямой теории, напротив, восприятие внешних объектов не предполагает такого посредника. Сейчас же, внешние объекты находятся на разном расстоянии от нас, и, как уже отмечалось, выше, поскольку свет и звук движутся с конечной скоростью, это означает, что состояние объектов, которые мы воспринимаем, обязательно будет лежать в прошлый.В случае звезд, где расстояния очень велики, временной промежуток между светом, покидающим звезду, и нашим восприятием может быть одним из многих лет. Презентист считает, что прошлые состояния, события и объекты больше не реальны. Но если все, что мы воспринимаем в внешний мир прошел, то кажется, что объекты нашего восприятие (или хотя бы состояния тех объектов, которые мы воспринимаем) нереальны. Трудно совместить это с прямой теорией восприятие. На первый взгляд кажется, что презентисты привержены косвенной теории восприятия.(См. Power 2010a, 2010b, 2018, Le Poidevin 2015b.)

Третий и последний метафизический вопрос, который мы обсудим в контекст восприятия времени касается причинной асимметрии. Отчет о наше чувство нахождения в то время, которое мы считали Прошлое, настоящее и время основан на предположении, что причинно-следственная связь асимметрична. Позже события, было предложено, не может повлиять на более ранние, поскольку независимый от разума факт, и поэтому мы не воспринимаем будущее, только прошлое.Но попытки объяснить основы причинной асимметрии, в терминах, например, контрфактической зависимости или вероятностной термины, как известно, проблематичны. Одна мораль, которую мы можем извлечь из трудность сведения причинной асимметрии к другим асимметриям заключается в том, что Причинная асимметрия примитивна и поэтому неприводима. Другое дело, что что поиск независимого от разума счета ошибочен. Возможно причинно-следственная связь по своей природе симметрична, но некоторые особенности нашего психологическая конституция и отношение к миру делают причинно-следственные связи кажутся асимметричными.Этот причинный перспективизм — это линия взято Хью Прайсом (1996). Эту причинную асимметрию следует объяснить. частично из-за нашей психологической конституции, аналогично нашему понимание второстепенных качеств, таких как цвет, является радикальным изменение наших обычных предположений, но тогда наши обычные понимание ряда очевидных объективных особенностей мир — напряженная, абсолютная одновременность — встречались с аналогичным радикальные вызовы. Теперь, если причинная асимметрия зависит от разума в этом пути, то мы не можем апеллировать к нему при объяснении нашего опыта временная асимметрия — разница между прошлым и будущим.

Кроме того, совсем не ясно, может ли перспективазм объяснять восприятие временного порядка. Механизм, предложенный Меллором (см. Временной порядок) использовали асимметрию причинно-следственной связи: это факт, что восприятие А причинно влияет на восприятие В, но не порок наоборот, это вызывает ощущение того, что за А следят. by B. Мы можем изобразить это схематически следующим образом (где стрелка означает асимметричную причинно-следственную связь):

P (A) → P (B) → P (A

Но если объективной асимметрии нет, то каково объяснение? Конечно, мы все еще можем определить причинный порядок в терминах причинно-следственной связи. отношения промежуточности, и мы можем сказать, что воспринимаемый порядок следует объективный причинный порядок восприятий в этом смысле: с одной стороны, где A воспринимается как сопровождаемый B, то восприятие B всегда причинно между восприятием А и восприятием За буквой A следует буква B (тире обозначает симметричный причинный отношение):

P (A) — P (B) — P (A

С другой стороны, когда B воспринимается как сопровождаемый A, восприятие А всегда является причинно-следственной связью между восприятием В и восприятием из B следует A:

P (B) — P (A)) — P (B

Но что, с точки зрения каузального перспективиста, исключило бы следующий случай?

P (B

Для такого случая удовлетворяет указанным выше ограничениям.Но это случай в котором А воспринимается наблюдателем как следующее, и как за которым следует, B, и мы знаем, что такой случай никогда не происходит в опыт. «Воспринимается x как следует» означает асимметричное отношение (при условии, что мы имеем дело с одним смыслом модальность), и поэтому тот, который может быть основан только на причинной связи если причинная связь асимметрична сама по себе. Теперь если перспективализм не может ответить на вызов, чтобы объяснить, почему, когда B воспринимается как Следуя за А, А никогда не воспринимается одним и тем же наблюдателем, как следование за В, кажется, что наш опыт временного порядка, поскольку он имеет причинную объяснение требует, чтобы причинно-следственная связь была объективно асимметричной.

Одна стратегия, которую может принять каузальный перспективалист (действительно, единственная один доступный) заключается в объяснении принципа асимметричности выше в терминах некоторой объективной непричинной асимметрии. Цена, например, позволяет объективная термодинамическая асимметрия, в которой упорядоченная серия состояний Вселенной будет проявляться то, что он называет термодинамическим градиентом: энтропия будет ниже на одном конце ряда, чем на конце. Мы следует сопротивляться искушению сказать, что энтропия увеличивается, для этого это все равно что утверждать, что дорога идет в гору, а не под гору не уступая перспективному характеру описаний вроде «В гору».Может ли такая термодинамическая асимметрия объяснить восприятие временного порядка? Это вопрос к читателю задуматься.

восприятие


восприятие

Слово восприятие относится к тому, что тело способно воспринимать, то есть информацию, которую организм способен отличать от внешнего мира. Согласно Оксфордскому словарю , восприятие это процесс осознания или осознания вещи или вещей в целом; Штат сознавая; сознание; понимание.Процесс понимания становится опосредованным опыт, поскольку он требует использования органов чувств для обработки данные. Чтобы объект был воспринимаемым, он должен быть понятен разум через взаимодействие зрения, звука, вкуса, прикоснуться и понюхать. Чтобы восприниматься, ощущение должно пройти через тело через одну из орган чувств, то есть глаз, ухо, нос, рот или кожа. К интерпретировать это ощущение называется восприятием. Воспринимаемое — это то, что может быть интерпретируется телом.

Нынешняя форма восприятия явно связана с ее первоначальным латинским значением, как «действие овладения, понимания разумом или чувствами »[1]. Восприятие — это то, что позволяет нам чтобы понять мир через опыт наших чувств и сбор данных, но остается вопрос, как мы воспринимаем и что это значит для понимать. Кроме того, что делает объект воспринимаемым? Мы актеры восприятия или действует на нас?

Таким образом, воспринимать что-то означает не понимать что-то, а скорее удерживать это восприятие. как правда.Аристотель признает это в ранних формах теорий восприятия. Он утверждает что «есть две отличительные особенности, по которым мы характеризуем душу (1) локальное движение и (2) мышление, понимание и восприятие »[2]. Группы Аристотеля понимание и восприятие вместе в соответствии с общими предположениями его предшественников, которые, «все смотрят на мышление как на телесный процесс, подобный восприятию, и считают, что подобное понимается а также воспринимаются подобными. Они не могут избежать дилеммы: либо все, что кажется, правда (и есть некоторые, кто с этим согласен), или ошибка — это контакт с непохожим: это и есть противоположность познанию подобного подобным То, что восприятие и понимание не тождественны, есть поэтому очевидно; ибо первый универсален в животном мир, последний встречается лишь в небольшой его части »[3].Восприятие относится к наиболее немедленную реакцию, которую мы можем создать, используя наши чувства; само восприятие непрерывно, это необработанные данные, которые входят в наши умы, чтобы быть обрабатывается мыслью и действием.

Томас Рид исследовал эти теории непосредственности и ее связи к восприятию. «Если поэтому мы уделяем внимание тому действию нашего ума, которое мы называем восприятием внешнего чувственного объекта мы найдем его в следующих трех вещах: во-первых, некоторое представление или представление о воспринимаемом объекте; Во-вторых, сильное и непреодолимое убеждение и вера в его нынешнее существование; и, в-третьих, это убеждение и вера являются непосредственными, а не эффект рассуждения »4.Объект ощущается и распознается как существующий в непосредственной близости от него. форма, создавая немедленный опыт объекта, потому что «не в результате цепочки рассуждений и аргументации мы стали убеждены в существовании того, что мы воспринимаем; мы не требуем аргументов в пользу существования объект, но мы его воспринимаем; восприятие повелевает нашей верой на основании собственного авторитета, и презирает основывать свой авторитет на каких бы то ни было рассуждениях »[5]. Видеть во многих отношениях веря. Чтобы поверить в объект, нужно осознать его существование, но восприятие того, что происходит немедленно.Однако это не означает, что любое восприятие всегда неопосредованно.

Когда восприятие связывается с ощущением, функцией самого мозга, переживанием чувства создают связь с переживаниями мозга, связывая чувства с непосредственным. Рид использует пример запаха розы. Хотя запах розы — это всего лишь восприятие, он становится сенсацией, когда мы понимаем, что это хороший запах. Запах в этом случае становится среда для наших ощущений и удовольствия, вместо того, чтобы существовать независимо от нас самих.Восприятие опирается только на обоняние, в то время как ощущение полагается на интерпретацию этот запах. Восприятие становится просто средством доступа к среде. Пока восприятие поскольку сам по себе является непосредственным, он может транскрибировать медиафайлы для того, чтобы для стимулирования нашего мозга.

Взгляды Канта на восприятие вращаются вокруг идеи априорных истин или истин, которые не исходят из опыта, а скорее из самого мозга. Априорные истины лишены чувственного ввод, а, скорее, самые основные и чисто логические мысли человека.Истины, которые распространяются знания и опыт — истины апостериорные. Посторонние истины требуют сенсорного входные и апостериорные знания не могут быть получены независимо от органов чувств. [6]

Одна из важнейших идей философии Канта — это представление о том, как мы понимаем Космос. Пока его нет, мы воспринимаем его как есть и поймите, что это есть. Таким образом, пространство и время являются априорными истинами, что означает, что мы осознаем они сами того не зная. «Обычно проводится различие между тем, что сразу становится известным и что является просто выводом Поскольку мы должны постоянно использовать вывод, и поэтому в конце полностью привыкнув к нему, мы перестаем обращать внимание на это различие и относимся к как немедленно воспринимаемое то, что на самом деле только предполагалось »[7].Вывод полагается на восприятие; Кант считает, что многие вещи, которые мы считаем непосредственные истинно опосредованы, и поэтому не может быть истинного «непосредственного восприятия» [8].

Джеймс Дж. Гибсон также исследовал связь чувств с ощущение и восприятие. Он пишет: «Но дело в том, что есть два разных значения к глаголу чувствовать, во-первых, что-то обнаруживать, а во-вторых, иметь ощущение »[9]. Таким образом, восприятие в рамках этой модели связано с чувствами, а не с ощутимое.Гибсон, однако, не считает, что чувства являются ключом к восприятию. «Теория сбора информации требует систем восприятия, не чувства »[10]. Эти системы восприятия, как Гибсон описывает «активную» модель чувств в сравнении с «пассивной». Гибсон полагается на когнитивные принимать информацию из нашего окружения. Ощущение как таковое связано напрямую и не может быть отделено от того, что воспринимается. Хотя эти утверждения могут противоречить более ранней работе в области, они приводят к важным вопросам в изучении восприятия в отношении посредничество: играем ли мы активную или пассивную роль в нашем восприятии? Что заставляет СМИ влиять наше восприятие? Какие качества восприятия актуальны в СМИ?

Джон Дьюи исследует роль восприятия в Искусство как опыт .Для него восприятие становится посредником между идеей художника и его пониманием. «Действие и его последствия должны быть объединены в восприятии. Эти отношения и придают смысл; к понять, что это цель всего разума »[11]. Для Дьюи искусство — это не то, что может быть пережитым в пассиве, этого не происходит, скорее, это требует действия. Восприятие в своей самой основной форме относится к чувствам и тому, что ощущается, но помимо этого, это интерпретация ума.Дьюи продолжает: «Опыт ограничен всеми причинами. которые мешают восприятию отношений между переживаемым и деланием. Может быть вмешательство из-за чрезмерного действия или излишка со стороны восприимчивости, прохождение. Неуравновешенность с обеих сторон размывает восприятие отношений и оставляет опыт. частичное и искаженное, с скудным или ложным смыслом »[12]. В этом смысле восприятие — это не только то, что мы видим, и это не то, что мы понимаем, чтобы видеть, но это баланс между видением и понимание одновременно.Как показал Кант, недостаточно просто переживать, но скорее должен быть набор основополагающих истин, которые позволяют нам переживать. «Делаю или изготовление является художественным, когда воспринимаемый результат такой природы, что его качества как воспринимаемые контролировали вопрос производства. Акт производства, направленный намеренно производить что-то, что доставляет удовольствие в непосредственном переживании восприятия обладает качествами, которых нет у спонтанной или неконтролируемой деятельности »[13].Здесь Дьюи продолжает исследовать восприятие искусства как собственного материала. требует специфики. Искусство само по себе воспринимается как искусство, потому что оно возникло из-за мысль за этим. Эстетические оценки приходят после этого первоначального восприятия: «как производство должен вбирать в себя качества продукта, как они воспринимаются и регулироваться ими, и т. д. другая сторона, видение, слушание, дегустация, становится эстетической, когда соотносится с определенным образом деятельности определяет то, что воспринимается »[14].Таким образом, восприятие искусства требует некоторой формы активная роль. Это может быть распространено на любую среду, так как для того, чтобы понять среду, мы должны использовать восприятие в качестве посредника, которое само по себе является непосредственным, но связывает наше понимание.

Средство, в данном случае, потому что «воспринимаемая форма» идеи для Дьюи. Материалы — это лишь один аспект любого произведения искусства; восприятие идеи в произведение искусства составляет наиболее важный элемент изображения, так как любое изображение представление идеи в такой же степени, как и изображения.

Именно это определение восприятия по отношению к значению произведения беспокоило Уолтера. Бенджамин в его основополагающем эссе «Произведение искусства в эпоху механического воспроизводства». Согласно Бенджамину, восприятие может измениться с течением времени, а вместе с тем и искажаться. «В течение долгих периодов истории способ чувственного восприятия человека меняется вместе со всем образом существования человечества. Способ, которым человеческое чувственное восприятие организована, среда, в которой она осуществляется, определяется не только природой, но и моими исторические обстоятельства »[15].Через ауру Бенджамин считал, что предметы остаются на расстоянии, что есть что-то по своей сути мистическое и особенное о них. Однако при воспроизведении предметы и изображения теряют свою ауру и таким образом, они становятся слишком легко воспринимаемыми, оставляя людей открытыми для манипуляций. У Бенджамина теории, восприятие искусства было опасным, предполагая, что восприятие само по себе что-то неконтролируемое. Учитывая набор существующих истин, наше восприятие может быть изменено на их основе.

Искусство, таким образом, может быть чем-то, что обманывает наше восприятие так, как не может даже реальность. Когда наши чувства что-то интерпретируют, есть понимание между зритель (или свидетель) и отношение к воспринимаемому объекту. Субъект находится под контролем восприятия и интерпретирует информацию так, как это делают другие. Реальность набор стандартов, формирующих наше восприятие; пространство и время — это фиксированная система, которая создает границы области возможного.У искусства есть способ скрыть истину внутри себя. реальность, несмотря на то, что она исходит из воображаемого. Таким образом, истина нашего восприятия может быть скомпрометированным. Художники давно искали способы дезориентировать зрителя и умеют делать поэтому, принимая то, что мы считаем правдой, основываясь на нашем предыдущем опыте, и изменяя это. M.C. Гравюры Эшера были известны тем, что дезориентируют пространство за счет слияния плоскостей, в то время как современные художники любят Джеймс Террелл может превратить трехмерное пространство в двухмерное пространство, используя поля света.То, что мы видим, слышим, обоняем, ощущаем на вкус и ощущаем, может быть изменено в зависимости от нашего ранее существовавшие ожидания.

Фрейд обсуждал способы, которыми восприятие синхронизируется с его триадной структурой мозга: эго, суперэго и ид. Восприятие — это то, что воспринимается и распознается как воспринимается, когда проходит через уровни бессознательного и предсознательного. Именно в этом система, которую мы, как субъекты, способны воспринимать. Это не одна функция мозга в сама по себе, а скорее сложная система, которая позволяет нам.

Восприятие не представляет собой нечто фиксированное или постоянное, а скорее имеет элементы, которые закреплены в системе сменных элементов. Есть непосредственность к тому, что мы воспринимаем, но то, что мы воспринимаем, редко бывает непосредственным. Наш опыт и культура учреждения влияют на наши мысли, но без них у нас не было бы возможности попробовать при понимании. Создается впечатление, что восприятие — это слияние сознательного и бессознательная, активная и пассивная роль.У объектов есть способность влиять, но с этим, тоже дезориентирует. Восприятие — это не истина, а скорее вера, которая становится опосредованной. понимание.

Крис Ак
Зима 2007

Восемь способов искажения вашего восприятия реальности

Видеть значит верить . В некоторой степени это, конечно, правда: наши глаза позволяют нам видеть то, что нас окружает, помогая нам ориентироваться в нашем мире.

Но оказывается, что зрение намного сложнее, согласно новой книге Восприятие: как наши тела формируют наш разум психолога из Университета Вирджинии Денниса Проффитта и Дрейка Бэра. То, что мы воспринимаем в любой момент, определяется не только сенсорными данными, но и нашими личными физическими способностями, уровнями энергии, чувствами, социальной идентичностью и т. Д.

«Здравый смысл полагать, что мы воспринимаем мир таким, какой он есть объективно», — пишут авторы.«Несмотря на то, что наша наивная интуиция заключается в том, что мы видим мир таким, какой он есть, мы этого не делаем».

Не только наше зрение находится под влиянием бессознательных процессов. Книга Проффитта и Бэра полна увлекательных результатов исследований, которые ставят под сомнение не только то, что мы воспринимаем, но и суждения и решения, которые мы принимаем на основе того, что мы воспринимаем. Вещи, которые кажутся правдивыми и универсальными, часто являются просто нашим собственным уникальным опытом в мире.

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Это полезно знать, особенно сейчас, когда мы боремся со смертельной пандемией и погрязли в политических и социальных беспорядках. Если мы поймем, какие нерелевантные факторы влияют на то, что мы видим и думаем, мы, возможно, сможем найти способы преодолеть эти влияния и принять более правильные решения как общество.

«Если мы хотим лучше понять самих себя и своих собратьев, мы должны ценить поразительную индивидуальность каждого опыта», — пишут Проффитт и Баер.Это означает смирение. Вот восемь из многих интересных выводов из их книги.

1. Наша энергия и способности влияют на нашу точку зрения

Несколько исследований, проведенных Проффиттом и другими, показывают, что наши физические тела и наша способность двигаться влияют на то, как мы смотрим на окружающее. Например, исследователи обнаружили, что если вы страдаете ожирением или устали, расстояние кажется вам более значительным. Люди с тяжелыми рюкзаками видят перед собой более крутые холмы, чем те, у кого нет рюкзаков.

«Другими словами: наша способность ходить формирует кажущуюся проходимость холма, которая определяет то, как мы ее видим. Вы не видите холм таким, какой он есть, а скорее таким, каким его видите вы », — пишут Проффитт и Баер.

Если вы держите что-то, что расширяет вашу досягаемость — например, захват, — вещи тоже кажутся вам ближе. В спорте успешные бейсбольные игроки буквально видят большие мячи, летящие в них из питчера, а игроки в гольф, которые хорошо бьют, видят большие лунки.

Это явление очевидно даже у младенцев.Вот почему в одном эксперименте ползающие младенцы проявляли страх, когда их опускали на платформу с искусственным обрывом (очевидный обрыв, который на самом деле был прозрачным пластиком), но младенцы, которые не могли ползать, не демонстрировали того же. страх. Они не считали это страшным, потому что, будучи не ползунками, им еще не нужно было беспокоиться о скалах.

2. Осознание нашего тела влияет на наши решения

В одном эксперименте исследователи изучали менеджеров хедж-фондов, которым приходится быстро принимать решения о торговле акциями в условиях сильного давления.Их странная находка? Менеджеры, которые могли точнее считать свое сердцебиение, не касаясь своего тела, были более успешными трейдерами.

Люди, которые были более уверены в своем точном подсчете, оказались более успешными на , а не на , и чем больше разрыв между их уверенностью и точностью, тем выше их беспокойство. Это говорит о том, что фактическое осознание своего тела может быть полезно в ситуациях с высоким уровнем стресса.

Хотя неясно, почему это так, вполне возможно, что люди, которые лучше знают свое сердцебиение, могут лучше успокаиваться в стрессовой ситуации и, следовательно, принимать более крутые решения.Или может случиться так, что успешные люди, которые более приспособлены к своему телу, более точно интерпретируют свое восприятие, понимая, как они взаимодействуют. В любом случае, эти открытия служат поводом для развития большей осознанности тела.

3. Голод (или отсутствие) меняет наш выбор

Восприятие: как наши тела формируют наш разум (St. Martin’s Press, 2020, 304 страницы)

Уровень энергии нашего тела также влияет на принятие решений. В одном эксперименте участники, которые выпили сладкий напиток, принимали более правильные решения и откладывали немедленное удовлетворение дольше, чем люди, которые проглотили сладкий напиток без глюкозы.Точно так же, когда судьи принимают решение об условно-досрочном освобождении непосредственно перед перерывом на обед или в конце рабочего дня, они, как правило, отказывают в условно-досрочном освобождении. Это потому, что решение об условно-досрочном освобождении требует более внимательного рассмотрения, а значит, и большей энергии.

Исследования также показали, что люди, которые выпили высокий сладкий стакан лимонада, как правило, больше помогают другим. А дети, которые завтракают, лучше учатся в школе и имеют меньше проблем с поведением.

«То, как вы думаете, бесконечно зависит от того, как вы себя чувствуете физически», — пишут авторы.Поэтому важно убедиться, что мы (или другие люди, на которых мы полагаемся) не слишком истощены, когда необходимо принимать трудные решения.

4. Легко читаемые утверждения кажутся более правдивыми

Наши представления о мире также зависят от, казалось бы, неуместных влияний. В одном эксперименте, когда исследователи просили участников определить истинность утверждения, такого как «Лима находится в Перу», написанного разными цветами, участники больше соглашались с легкими для чтения утверждениями, чем с менее легкими для чтения. Точно так же утверждения, сделанные в схеме рифмования — например, «Горе объединяет врагов» — считались более верными, чем утверждения без схемы рифмования, например «Горе объединяет врагов.”

Эту тенденцию можно отменить, если вы просто укажете на нее людям. Но в противном случае эти силы действуют ниже уровня сознательного осознания, и мы можем быть обмануты тем, насколько легко во что-то поверить или вспомнить в нашем сознании.

«Наша склонность к беглости делает нас восприимчивыми к ерунде — если это кажется правильным, это правильно — и когда эта уязвимость масштабируется до уровня СМИ, вы получаете правдивые и фальшивые новости», — пишут авторы.

5. Наши чувства влияют на наши политические взгляды

Наверное, неудивительно, что наши чувства влияют на наше восприятие и мысли.Тем не менее, даже для кого-то вроде меня, кто хорошо знает это исследование, Perception преподнес некоторые сюрпризы.

В одном исследовании, цитируемом в книге, исследователи обнаружили, что люди, которым легче отвращаться — когда они представляют себе такие вещи, как мусорное ведро, заполненное личинками, или кусок шоколадного торта в форме собачьего помета, — как правило, более консервативны в политическом отношении. И они, как правило, испытывают более сильные негативные чувства к людям, которые поддерживают сексуальные свободы, с которыми они не согласны, например права геев или право на аборт.

Такие чувства, как отвращение, которые исходят из лимбической системы нашего мозга, часто ниже уровня осознания, направляют наши реакции и оценки, делая их менее чем беспристрастными.

«Эмоции позволяют нам воспринимать добро и зло в мире, наполненном и тем, и другим. Они могут показаться неожиданными, но на самом деле они созданы нами, и они обладают мудростью и превратностями наших самых старых и фундаментальных структур мозга », — пишут Проффитт и Баер.

6.Из-за плохого самочувствия все кажется тяжелее

Любой, кто когда-либо чувствовал себя грустным или подавленным, знает, что тяжело смотреть в глаза миру, когда вы подавлены. Но интересно отметить, что эти чувства также изменяют наше сенсорное восприятие. Например, люди, слушающие меланхоличную музыку, склонны думать, что холм выглядит круче, чем люди, слушающие веселую музыку.

«Эмоции. . . должны давать красный или зеленый свет для приближения к объектам, людям и ситуациям или их избегания и соответственно формировать восприятие », — пишут Проффитт и Баер.Это означает, что воспитание положительных эмоций может помочь нам легче подходить к трудным задачам — идея, подтвержденная по крайней мере некоторыми исследованиями.

7. Когда рядом есть другие люди, кажется, что все становится проще

Присутствие других людей влияет на наше восприятие и в сложных ситуациях. Держась за руки во время болезненного события, вы можете уменьшить боль. Ожидание того, что вам придется нести тяжелый груз с кем-нибудь (а не в одиночку), делает его более легким, а простая мысль о друге может сделать холмы менее крутыми.

Наши социальные связи, кажется, играют роль в снижении стресса, и, возможно, именно поэтому общение с другими людьми меняет наше восприятие боли или трудностей, облегчая их обоим. Эти и другие исследования указывают на то, что наши социальные отношения играют центральную роль в обеспечении устойчивости в трудные времена.

8. Наши политические убеждения влияют на наши математические навыки

Еще одно интересное открытие — это то, как наша групповая принадлежность, например политическая партия, к которой мы принадлежим, влияет на наше восприятие.Например, в одном исследовании людей просили решить математические уравнения, чтобы проверить истинность результатов исследования, например, эффективна ли вакцина или спасает ли запрет оружия жизни. Как и предполагалось, люди с более высокими математическими навыками могли легче находить ответы, но только тогда, когда результат расчета не противоречил их политическим убеждениям. Если да, то математика у всех была хуже: они решали задачу правильно на 25-45 процентов реже.

Это опровергает идею о том, что людям просто нужно больше информации, чтобы выяснить правду о ситуации.«Мышление — даже выполнение математических расчетов — не является изолированным процессом, а, напротив, встроено в наши личные мысли и групповые идентичности», — пишут авторы. «Мы буквально сбиты с толку, ошеломлены и неспособны использовать все свои способности, когда сталкиваемся с фактами, которые угрожают нашей социальной идентичности».

В общем, чтение об этом исследовании должно нас унизить. Ясно, что многие силы, находящиеся ниже нашего сознательного понимания, влияют на наше восприятие, мысли и решения, и ошибок предостаточно. Осознание этих влияний может уберечь нас от дорогостоящих неверных суждений или создания ненужных конфликтов с другими людьми, которые видят вещи по-другому.Конечная выгода от этого? Надеюсь, немного смирения поможет всем из нас действовать с меньшим высокомерием и быть более открытыми для других точек зрения.

Эпистемология восприятия, | Интернет-энциклопедия философии

Восприятие — центральный вопрос в эпистемологии, теории познания. По сути, все наши эмпирические знания основаны на том, как мы видим, слышим, прикасаемся, нюхаем и пробуем на вкус окружающий мир. В разделе 1 проводится различие между восприятием, которое включает в себя концепции, и восприятием, которое не включает в себя, и обсуждаются различные эпистемические отношения, которые существуют между этими двумя типами восприятия — наши перцептивные убеждения и наши перцептивные знания.Раздел 2 рассматривает роль причинности в восприятии и фокусируется на вопросе о том, оправдывает ли перцептивный опыт наши убеждения или просто вызывает их. В разделах 3 и 4 далее исследуется эпистемическая роль восприятия и вводятся две различные концепции архитектуры нашей системы убеждений: фундаментализм и когерентизм. Показано, как перцептивный опыт и перцептивные убеждения интегрированы в эти системы. Наконец, раздел 5 обращается к экстерналистской точке зрения, согласно которой мыслителям не нужно знать, что оправдывает их перцептивные убеждения.

Содержание

  1. Восприятие и вера
    1. Видеть это, видеть как и просто видеть
    2. Перцепционные убеждения
  2. Восприятие, обоснование и причинно-следственная связь
    1. Причинное описание перцептивного знания Армстронга
  3. Восприятие и фундаментализм
    1. Традиционный фундаментализм
    2. Селларс и миф о данном
    3. Концепции и опыт
    4. Скромный фундаментализм
  4. Восприятие и когерентизм
    1. Основная идея когерентизма
    2. Бонжур и спонтанная природа перцептивных убеждений
  5. Экстернализм
  6. Ссылки и дополнительная литература

1.Восприятие и вера

а. Видеть это, видеть как и просто видеть

Восприятие — это процесс, с помощью которого мы получаем информацию об окружающем мире, используя наши пять органов чувств. Обдумайте природу этой информации. Выглянув в окно, вы увидите, что идет дождь . Ваше восприятие представляет мир как , а не . Следовательно, чтобы воспринимать мир таким образом, необходимо, чтобы вы обладали концепциями, то есть способами представления мира и мышления о нем.В этом случае вам потребуется концепция ДОЖДЬ. Таким образом, если увидеть, что ваша кофейная чашка желтая и что карандаш зеленый , подразумевает владение понятиями КОФЕЙНАЯ ЧАШКА, ЖЕЛТЫЙ, КАРАНДАШ и ЗЕЛЕНЫЙ. Такое восприятие называется «восприятием этого» и составляет факультативно, ; то есть предполагается, что вы правильно воспринимаете мир. Чтобы понять, что идет дождь, должно быть истинно , что идет дождь. Однако вы также можете воспринимать мир определенным образом и все же ошибаться.Мы можем назвать это «восприятие как» или, в обычном случае, «видение как». Палку, частично погруженную в воду, нельзя погнуть, но, тем не менее, вы видите ее погнутой. Ваше восприятие представляет палку как определенный путь, хотя оказывается, что вы ошибаетесь. Таким образом, большая часть вашего восприятия является репрезентативной: вы воспринимаете мир определенным образом, иногда правильно, когда вы видите, что мир такой-то, а иногда неправильно, когда мир не такой, каким вы его воспринимаете.

Также кажется, что существует форма восприятия, которая не требует владения концепциями (хотя это утверждение подвергается сомнению). Правдоподобно утверждать, что когнитивно бесхитростные существа, те, которые не рассматриваются как участвующие в концептуально структурированном мышлении, могут воспринимать мир, и что временами мы можем воспринимать мир неконцептуально. Вы можете сказать, что оса чувствует или воспринимает ваше присутствие из-за своего вспыльчивого поведения.Когда вы грезите по Хай-стрит, вы видите автобусные остановки, мусорные баки и других пешеходов. Вы должны их видеть, потому что вы не сталкиваетесь с ними, но вы не видите, что автобусная остановка синего цвета или что некий пешеход носит джинсы Wrangler . Вы, конечно, можете увидеть улицу таким образом, если сосредоточитесь на сцене перед вами, но здесь утверждается, что существует связная форма восприятия, которая не предполагает такого концептуального структурирования.Назовем такое базовое перцептивное взаимодействие с миром «простым видением». Это восприятие включает в себя получение перцептивной информации о мире, информации, которая позволяет нам визуально различать объекты и успешно взаимодействовать с ними, а также информации, которая не соответствует концептуально структурированному представлению мира. (Дрецке, 1969, называет простое видение «неэпистемическим» видением, а «видение — эпистемическим»).

Тогда вы можете просто увидеть автобусную остановку, или вы можете увидеть, что автобусная остановка синего цвета , или вы можете ошибочно увидеть автобусную остановку как из сапфира .Все это формы перцептивного опыта , способы причинного взаимодействия с миром с использованием вашего сенсорного аппарата и способы, которые имеют отчетливое сознательное или «феноменологическое» измерение. Видение в его различных формах определенным образом поражает ваше сознание, как вы сейчас переживаете, глядя на экран компьютера. В этой статье исследуются причинные и эпистемологические роли этого перцептивного опыта.

Еще немного терминологии: термин «ощущение» может использоваться для обозначения сознательного аспекта восприятия, но обратите внимание, что у человека могут быть такие ощущения, даже когда о нем не говорят, что он воспринимает мир.Например, во время галлюцинации у человека возникают ощущения, обычно характерные для перцептивного опыта, даже если в таких случаях этот опыт не может быть описан как перцептивный.

Подумайте, как эти различные виды перцептивного опыта связаны с нашими перцептивными убеждениями. Перцептивные убеждения — это убеждения, касающиеся воспринимаемых характеристик нашей окружающей среды, и они основаны на нашем восприятии мира. Содержание таких убеждений можно получить и другими способами: вам могли сказать, что автобусная остановка синяя, или вы могли вспомнить, что она синяя.Однако прямо сейчас, ожидая автобуса, вы приобретаете это убеждение, глядя прямо на него, и, таким образом, у вас есть перцептивное убеждение относительно этого конкретного факта. То, как ваши перцептивные убеждения основаны на вашем перцептивном опыте, является спорным вопросом. Между ними, безусловно, существует причинная связь, но некоторые философы также утверждают, что именно перцептивный опыт обеспечивает оправдание наших перцептивных убеждений. Это утверждение фундаментализма опровергается когерентистом (см. Разделы 3 и 4 ниже).

г. Перцепционные убеждения

Во-первых, человек не обязательно приобретает перцептивные убеждения просто потому, что видит мир. Простое видение — это то, что могут делать неискушенные в когнитивном отношении существа, такие как осы, у которых нет более сложных убеждений, пропозициональных убеждений. Однако вполне вероятно, что если кто-то видит некий объект как автобусную остановку, то можно также прийти к и поверить в , что там видна автобусная остановка.Во многих случаях это, конечно, правда, но не во всех. Известный пример — иллюзия Мюллера-Лайера:

Две горизонтальные линии вверху выглядят так, как будто они имеют разную длину, причем верхняя линия длиннее нижней. Если мы видели иллюзию раньше, то не верим своим глазам. Вместо этого мы считаем, что линии имеют одинаковую длину (а они и есть). Вот другой случай: обычный пользователь галлюциногенов может сомневаться в правдивости всех своих представлений; он может не верить всему, что видит.Однако его восприятие — это нечто большее, чем просто видение; он видит, что луна сделана из сыра, а его чашка чая улыбается ему. Тем не менее, из-за сомнений, порождаемых его частыми галлюцинациями, он не переходит от видения мира как определенного способа верить в него. Однако в большинстве случаев, если кто-то видит мир определенным образом, он также считает, что это так. Наконец, давайте вернемся к понятию «воспринимать это». Такое восприятие имеет более тесную связь с приобретением перцептивного убеждения.Если описывается, как человек воспринимает мир определенным образом, подразумевается, что он также верит, что мир таков. Здесь нет места для восприятия отдельно от веры.

Таким образом, мы увидели, что мы можем воспринимать мир различными способами. Такое участие может сводиться к простому приобретению перцептивной информации, переживанию видения мира как определенным образом или владению когнитивными состояниями восприятия и веры в то, что это так.Если все идет хорошо, такие перцептивные убеждения могут составлять перцептивное знание мира. Согласно традиционному мнению, именно тогда эти убеждения верны и когда они оправданы. Перцептивное знание состоит в знании воспринимаемых характеристик окружающего нас мира, и это то, что основано на нашем перцептивном опыте. Опять же, природа этого основания спорна. Перцептивный опыт, безусловно, причинно связан с перцептивным знанием; фундаменталисты, однако, утверждают, что такой опыт служит основанием для такого знания (см. раздел 3).Однако другие, в том числе Армстронг (раздел 2а) и когерентисты (раздел 4), не верят, что перцептивный опыт играет эту оправдывающую роль по отношению к перцептивному знанию. В следующем разделе рассматривается этот ключевой вопрос обоснования.

Но рассмотрим вопрос о скептицизме. Скептические аргументы Декарта (1641) оказали огромное влияние как на историю, так и на практику эпистемологии. Он предлагает определенные сценарии, которые угрожают подорвать все наши эмпирические знания о мире.Возможно, прямо сейчас вы мечтаете. Если бы это было так, все могло бы казаться вам таким, как оно есть сейчас; сны иногда очень реальны. Также возможно, что могущественный демон намеренно обманывает вас; может вообще не быть внешнего мира, и весь ваш перцептивный опыт и перцептивные убеждения могут быть просто посажены в ваш разум этой злой сущностью. Учитывая такие сценарии, неясно, как наши перцептивные убеждения могут быть оправданы и, следовательно, как мы можем получить перцептивное знание.Любые причины, по которым вы думаете, что такие убеждения правильно представляют мир, подрываются тем фактом, что вы могли иметь такие убеждения, даже если бы внешний мир не существовал. С семнадцатого века эпистемология пытается найти решение этого картезианского скептицизма. В этой статье просто предполагается, что у нас может быть обоснование наших перцептивных убеждений и что перцептивное знание возможно. Учитывая это предположение, основное внимание уделяется тому, как мы должны понимать такое оправдание.

2. Восприятие, обоснование и причинно-следственная связь

Перцептивный опыт обеспечивает как причинное, так и оправдывающее основание для наших перцептивных убеждений и для нашего знания о проходящем шоу. В этом разделе мы начнем рассматривать причинные и оправдательные отношения между восприятием, верой и знанием. Как обсуждалось выше, наш перцептивный опыт может быть концептуально структурирован: мы можем видеть мир как , являющийся определенным образом, или мы можем видеть , что он является таким-то и таким-то.Таким образом, такой опыт можно рассматривать как оправдание нашего перцептивного знания в том смысле, что вы можете быть оправданы в том, что принимаете вещи такими, какими вы их видите. Однако того факта, что перцептивный опыт является концептуальным, недостаточно для подтверждения обоснованности ваших перцептивных убеждений. Дэйв, ваш друг, считает каждый захват, сделанный против игрока футбольного клуба West Ham United Football Club , нарушением правила . Однако он не имеет оснований считать это правдой.Часто эти столкновения просто не являются фолами; Дэйв ошибается, и даже когда он прав, когда он действительно видит, что был совершен фол, может показаться, что его предвзятое наблюдение за игрой влечет за собой, что в этих случаях он получает это правильно только благодаря удаче, и, таким образом, он не оправдано в его убеждениях. Таким образом, тот факт, что наш опыт концептуален, не означает, что мы обосновали перцептивные убеждения или знания. Раздел 3 рассматривает то, что еще нужно сказать, и исследует учет того, как воспринимается опыт восприятия, чтобы обеспечить эпистемологическое обоснование.Однако сначала рассмотрим отчет о перцептивном знании, в котором не используется понятие оправдания.

а. Причинное описание перцептивного знания Армстронга

Армстронг (1961/1973) утверждает, что перцептивное знание просто требует, чтобы перцептивные убеждения находились в законных отношениях с миром.

Что делает … убеждение случаем знания? Мое предположение состоит в том, что должна существовать законоподобная связь между положением дел Bap [что a верит p] и положением дел, которое делает «p» истинным, так что для данного Bap должно быть так, что p.(Армстронг, 1973, с. 75)

Грубо говоря, поскольку причинно-следственные связи подобны законам, если наш перцепционный и когнитивный аппарат таков, что именно жужжащие мухи вызывают у нас перцептивные убеждения о жужжащих мухах, тогда мы будем иметь перцептивное знание об этом раздражающем аспекте жизни. наше окружение, когда пчелы вызывают веру. Армстронг называет свой отчет «моделью термометра» знания. Мы можем познать мир точно так же, как термометр может отображать собственную температуру.В обеих системах существует просто закономерная связь между свойством мира и свойством репрезентативного устройства (уровнем ртути в градуснике или состоянием определенных внутренних когнитивных механизмов мыслителя).

Подчеркивая роль перцептивного опыта, Армстронг утверждает, что:

«восприятие — это не что иное, как приобретение знания или, в некоторых случаях, приобретение склонности верить в конкретные факты о физическом мире посредством наших органов чувств» (Армстронг, 1961, стр.105)

Он, однако, утверждает, что существует «случайная связь между восприятием и определенными видами ощущений», и что это «может помочь объяснить особое« ощущение »восприятия» (Армстронг, 1961, стр. 112) . Таким образом, сознательное ощущение не является существенным для восприятия. Правильно можно сказать, что я вижу дорогу впереди, когда еду по шоссе поздно ночью, даже если я «выключен» и, кажется, еду на «автопилоте». Я могу видеть дорогу, потому что я все еще причинно обретаю убеждения о мире передо мной посредством моих органов чувств.Точно так же случаи слепого зрения также являются подлинными случаями восприятия. Пациенты со слепым зрением утверждают, что у них полное отсутствие визуального восприятия, например, на левой стороне, однако они могут делать надежные отчеты о формах и объектах, представленных на этой стороне их поля восприятия (однако они сами утверждают, что это так. просто догадываюсь). Таким образом, кажется, что они приобретают правильные представления об окружающей среде через причинную связь между миром и своими чувствами, и, таким образом, они воспринимают мир, даже если в таких случаях случайные связи с ощущениями теряются.Таким образом, по мнению Армстронга, перцептивный опыт не является необходимым для перцептивного знания. Когда у человека есть сознательные переживания восприятия, они не играют оправдывающей роли; они просто причинно связаны с восприятием веры и знания. Многие, однако, находят такое описание слишком скудным, поскольку опыт человека не играет никакой оправдывающей или эпистемической роли в приобретении перцептивных убеждений или знаний. Утверждается, что более удовлетворительная теория восприятия должна включать объяснение того, почему перцептивный опыт оправдывает наши перцептивные убеждения, и что мы не должны довольствоваться простым объяснением того, почему мы вынуждены их приобретать.Следующая теория восприятия пытается включить именно такое объяснение оправдания.

3. Восприятие и фундаментализм

Фундационалисты утверждают, что надстройка нашей системы убеждений наследует свое обоснование от определенного подмножества перцептивных убеждений, на которых основываются все остальные. Эти убеждения называются «основными убеждениями». Таким образом, наша система убеждений имеет архитектуру здания. Позже, в разделе 4, мы увидим, что когерентисты считают, что наша система убеждений больше похожа на экосистему, в которой наши убеждения взаимно поддерживают друг друга, а не полагаются в своем обосновании на определенные важнейшие камни основания.Существуют различные версии этого фундаменталистского подхода, две из которых обсуждаются в следующих двух разделах.

а. Традиционный фундаментализм

Традиционно основы знания рассматривались как непогрешимые (они не могут быть ошибочными), неисправимые (их нельзя опровергнуть) и несомненные (в них нельзя сомневаться). Для эмпириков эти основы состоят в ваших убеждениях о собственном опыте. Ваши убеждения бывают базовыми и неосновными. Ваши основные убеждения включают в себя такие убеждения, как то, что теперь вы видите красную фигуру в своем визуальном поле, скажем так, и что вы чувствуете резкий запах.Чтобы оправдать ваше необоснованное убеждение в том, что Тьерри Анри — лучший нападающий в Европе, вы должны иметь возможность вывести это из других убеждений, сказать, что он забил больше всего голов. Однако традиционное утверждение фундаменталистов состоит в том, что такого рода логическое обоснование не требуется для ваших основных убеждений. На самом деле в мире может не быть красного объекта, потому что у вас могут быть галлюцинации, но, тем не менее, вы не можете ошибаться в том, что теперь вы верите, что видите что-то красное.Обоснование таких убеждений обеспечивается эмпирическими состояниями, которые сами по себе не являются убеждениями, то есть вашим непосредственным пониманием содержания вашего чувственного, перцептивного опыта или того, что иногда называют «данным». Таким образом, именно ваш опыт видения красного цвета оправдывает вашу веру в то, что вы видите красный цвет. Такой опыт неконцептуален. Тем не менее, это исходный материал, о котором вы затем переходите к концептуальным размышлениям. Эта концепция отношения между знанием и опытом имеет выдающуюся историю.Его отстаивали британские эмпирики — Локк, Беркли и Юм, а также важные современные сторонники К. И. Льюиса (1946) и Р. Чизхолма (1989). Однако эта концепция обоснованности ваших перцептивных убеждений подверглась широкому нападению, и в следующих двух разделах рассматриваются наиболее влиятельные аргументы против традиционного фундаментализма.

г. Селларс и миф о данном

Селларс (1956) дает развернутую критику понятия Данного. Аргумент Селларса состоит из двух частей: во-первых, он утверждает, что знание является частью «логического пространства причин»; и, во-вторых, он предлагает альтернативное объяснение «внешности говорят» или альтернативное прочтение таких утверждений, как «что мне кажется красным», — утверждения, которые традиционно считались безошибочными и лежали в основе нашего перцептивного знания.Согласно Селларсу, никакие когнитивные состояния не могут быть обоснованы без вывода логических выводов. Для него:

«Существенная часть состоит в том, что, характеризуя эпизод или состояние как состояние познания, мы помещаем его в логическое пространство причин, оправдывающих и способных оправдать то, что говорят». (Селларс, 1956, с. 76)

Говорим ли мы о перцептивном или неперцептивном знании, мы должны быть в состоянии предложить причины, по которым мы считаем такие утверждения истинными. Чтобы даже уместно заявить, что я знаю, что сейчас я вижу красную фигуру, я должен уметь сформулировать такие причины, как: «Поскольку мои глаза работают нормально, и свет хороший, я прав, думая, что я у меня есть определенный сенсорный опыт.Как утверждает Рорти (1979, глава 4), оправдание — это, по сути, лингвистическое или «разговорное» понятие; оно должно заключаться в обоснованном признании того, почему определенное убеждение может быть истинным или почему человек справедливо считается имеющим определенный опыт. Если такое объяснение обоснования верно, то понятие необоснованно обоснованных базовых убеждений несостоятельно, и неконцептуальный перцептивный опыт не может служить оправданием для наших перцептивных убеждений.

Конечно, однако, «этот кажется мне красным » не может быть чем-то, в чем я могу ошибаться.Такое утверждение фундаменталистов кажется неоспоримым. Селларс, однако, полагает, что такая формулировка не указывает на непогрешимость. Человек не говорит: «Мне это кажется красным», чтобы (безошибочно) сообщить о природе своего опыта; скорее, человек использует такое изречение, чтобы указать на то, что он не уверен, правильно ли он воспринял мир.

… когда я говорю «X выглядит зеленым для меня»… тот факт, что я делаю этот отчет, а не простой отчет «X зеленый», указывает на то, что определенные соображения привели к возникновению, так сказать, в суде более высокой инстанции, вопрос ‘одобрять или не одобрять.«У меня может быть причина думать, что X, возможно, все-таки не зеленый. (Селларс, 1956, с. 41)

Таким образом, Селларс дает двойную атаку на традиционный фундаментализм. То, как мы описываем наш перцептивный опыт, действительно предполагает, что у нас есть безошибочный доступ к определенным частным переживаниям, частным переживаниям, в которых мы не можем ошибаться. Однако мы должны признать возможность того, что здесь нас может обмануть грамматика. Селларс дает альтернативную интерпретацию таких утверждений, как «мне это кажется красным», интерпретацию, которая не обязывает человека иметь такой привилегированный эпистемологический доступ к своему перцептивному опыту.Далее, концептуальный анализ «знания» показывает, что знание, по сути, является рациональным состоянием и, следовательно, нельзя утверждать, что он знает то, что у него нет причин для принятия как истинного. Такие причины следует понимать в терминах лингвистических конструкций, которые можно артикулировать, и, таким образом, простое присутствие Данного не может обосновать имеющееся у нас знание о нашем собственном опыте или, следовательно, о мире. Таким образом, это отрицание традиционной фундаменталистской картины или того, что Селларс называет «мифом о данном».”

Одной из форм, принимаемых Мифом о данном, является идея о том, что существует и действительно должна быть такая структура конкретной материи такого факта, что (а) каждый факт может быть не только неопровержимо известен, но и не предполагает никакого другого знания ни частных фактов, ни общих истин; и (b) таким образом, чтобы необъяснимое знание фактов, принадлежащих этой структуре, составляло высшую апелляционную инстанцию ​​для всех фактических претензий, частных и общих, о мире.(Селларс, 1956, стр. 68-9)

г. Концепции и опыт

Согласно традиционному фундаментализму, содержание перцептивного опыта, данное, не является концептуальным по своей природе. Однако утверждалось, что опыт не следует рассматривать таким традиционным образом. Феномен «видения как» подсказывает некоторым, что опыт следует интерпретировать как по сути концептуальный по своей природе.

Что это за изображение?

Вы, наверное, видели утку.Однако я могу изменить характер вашего визуального опыта, изменив ваши представления об этой картине. Представьте, что КРОЛИК смотрит вверх. Изображение теперь выглядит для вас иначе, даже если вы видите ту же конфигурацию черных меток на белом фоне. Эту картинку обычно называют «утка-кролик». Первоначально вы видели рисунок как утка; теперь вы видите как кролика (или, как сказал бы Витгенштейн, вы замечаете разные «аспекты» картины).Таким образом, у вас есть отчетливые переживания восприятия, зависящие от конкретных концепций, «через которые» вы видите эту картину. Некоторые считают это доказательством того, что перцептивный опыт не является преконцептуальным или неконцептуальным, а по сути является концептуальным взаимодействием с миром. Такой опыт заключается не только в том, что у нас есть определенные изображения на сетчатке: «Видеть — это больше, чем видеть глазное яблоко» (Hanson, 1988, стр. 294). Это, скорее, результат необходимого концептуального упорядочения нашего перцептивного взаимодействия с миром.Это теория опыта, которая расходится с теорией традиционных фундаменталистов.

Теория имеет кантовские корни. По Канту, невозможно познать мир, не имея концептуальной структуры, обеспечивающей репрезентативные свойства такого опыта. С точки зрения Канта, интуиции, полученные чувственным восприятием, не могут быть изолированы от концептуализации, осуществляемой рассудком. Как он утверждает: «Интуиции без понятий слепы, понятия без интуиций пусты» (Kant, 1781, A51 / B75).Интуиции, или то, что мы могли бы назвать чистым перцептивным опытом — то, что не имеет концептуальной структуры — не могут рассматриваться как опыт мира, и, следовательно, такая концепция нашего перцептивного взаимодействия с миром не может рассматриваться как экспериментальная при все; он «слепой». Второй пункт афоризма Канта утверждает, что концепции, не основанные на информации, полученной через органы чувств, не могут иметь эмпирического содержания. Кантианское утверждение, таким образом, состоит в том, что мышление о мире и его переживание взаимозависимы.Это атака на различие, проведенное в разделе 1а между простым видением и концептуально структурированными формами восприятия, такими как видение этого и видение как. Кант утверждает, что понятие простого видения бессвязно, поскольку такое неконцептуальное взаимодействие с миром не является эмпирическим.

Не все согласны с тем, что феномен видения как влечет за собой эту картину опыта. Дрецке (1969) утверждает, что простое или неэпистемическое видение не зависит от эпистемического видения; то есть концептуально структурировано независимо от видения.Неэпистемическое видение сводится к способности визуально различать аспекты окружающей среды, такие как автобусная остановка и мусорное ведро, и можно сделать это, не рассматривая эти предметы как что-либо конкретное (хотя, конечно, обычно так и происходит) . Далее, «видение как» предполагает простое видение. Чтобы обеспечить исходный материал для нашего концептуально структурированного опыта или мысли, нужно иметь какой-то голый опыт. Мы можем видеть изображение выше в виде утки или кролика, но мы можем сделать это только в том случае, если у нас есть неконцептуальный опыт определенной конфигурации черных меток на белом фоне.Ощущение основных черных и белых линий на рисунке не зависит от каких-либо представлений, которые могут быть у человека, которые затем могут позволить увидеть эти линии более изощренным образом, то есть как утку или кролика. В ответ, однако, можно утверждать, что даже такой базовый опыт, как этот, основан на случайном факте, что у человека есть понятия, например, ЧЕРНОГО и БЕЛОГО. Возможно, если бы не было этих понятий, то нельзя было бы даже увидеть эту основную фигуру.

Итак, мы рассмотрели две проблемы, с которыми сталкиваются традиционные фундаменталисты, обе из которых сосредоточены на предполагаемой неконцептуальной природе перцептивного опыта.Те, кто ощущает силу этих возражений, дали два ответа: одни видоизменяют фундаментализм, чтобы учесть некоторые из вышеперечисленных соображений, а другие полностью его отвергают. Первый из этих ответов — тема следующего раздела.

г. Скромный фундаментализм

Некоторые фундаменталисты согласны с тем, что данное в некотором смысле проблематично, однако они все же пытаются поддерживать «скромный» или «умеренный» фундаментализм. Audi (2003 г.) и Плантинга (2000 г.) продвигают эту точку зрения.Во-первых, наши представления о восприятии как в отношении мира, так и в отношении нашего собственного опыта не считаются непогрешимыми. Вы можете верить, что видите красное или кажется, будто видите красное, но любое из этих убеждений может оказаться необоснованным. Во-вторых, неконцептуальный перцептивный опыт не играет оправдывающей роли. Перцептивные убеждения просто самооправданны; то есть, разумно признать, что они истинны , если у нас нет доказательств, позволяющих предположить, что они могут быть ненадежными. Такой взгляд на восприятие остается основополагающим по своей природе, потому что у нас все еще есть основные убеждения, убеждения, которые не могут быть обоснованы логическим выводом.Таким образом, оправдание, которым обладают перцептивные убеждения, несостоятельно. Например, у вас могут быть веские доказательства того, что в вашу чашку чая был добавлен галлюциноген, и, следовательно, оправдание вашего перцептивного убеждения в том, что свинья только что пролетела мимо окна, не оправдано. Более спорно, ваше убеждение, что вы, кажется, чтобы увидеть красными может быть побеждено психологическими доказательствами относительно вашего спутать или невнимательное состояние ума. Однако в отсутствие каких-либо убеждений относительно таких противоречащих друг другу доказательств ваши представления о восприятии имеют основание prima facie.

Скромный фундаментализм позволяет избежать дилеммы, стоящей перед традиционным фундаментализмом. Безусловно правдоподобно, что представления о вашем собственном перцептивном опыте непогрешимы и что вы не можете ошибаться, утверждая, что чашка выглядит красной. Однако неясно, как такие убеждения могут обосновать ваше перцептивное знание, поскольку они касаются ваших собственных психических состояний, а не мира. Тот факт, что чашка кажется вам красной, конечно, имеет отношение к чашке, но в первую очередь это факт о том, как эта чашка влияет на ваш опыт .Отворачиваясь от такой картины, вы могли бы заявить, что ваши основополагающие убеждения касаются цвета чашки , а не только вашего опыта с чашей. Однако маловероятно, что ваши представления о цвете чашки безошибочны, и, следовательно, такие представления не могут играть основополагающую роль в соответствии с традиционными представлениями. Скромный фундаменталист может избежать этой дилеммы. Чтобы убеждение в восприятии было оправданным, оно не должно быть безошибочным. Вы, , можете, , поэтому иметь представления о свойствах объектов в мире, играющих необходимую основополагающую роль, а не те, которые связаны просто с вашим собственным опытом.

4. Восприятие и когерентизм

Скромные фундаменталисты пытаются сохранить некоторые черты традиционной фундаменталистской картины, признавая при этом, что их основы не безупречны. Однако существует четкий ответ на проблемы, связанные с традиционным фундаментализмом, и он заключается в отказе от его ключевой особенности, а именно его опоры на фундаментальные, не выводящие из строя базовые убеждения. Когерентизм представляет собой альтернативу. Когерентисты, такие как Бонжур (1985) и Лерер (1990), утверждают, что убеждения могут быть оправданы только другими убеждениями, и что это также верно в отношении наших перцептивных убеждений.В разделе 3.а описывается, как Селларс аргументировал свою позицию тем, что для него перцептивные убеждения должны подкрепляться убеждениями о надежности нашего опыта. Следующие два раздела объясняют когерентистский подход к обоснованию претензий на восприятие.

а. Основная идея когерентизма

Для когерентиста конкретное убеждение оправдано, если его набор убеждений более согласован с этим убеждением как его член, и, наоборот, убеждение неоправданно, если согласованность его набора убеждений увеличивается за счет отказа от этого конкретного убеждения.Основная идея когерентизма заключается в том, что чем лучше система убеждений «держится вместе», тем она более последовательна. Но как мы должны понимать «связь» или «согласованность»? Во-первых, требуется последовательность. Наши убеждения не должны противоречить друг другу; они не должны быть логически несовместимыми: мы не должны верить p и полагать, что не p. Однако требуется нечто большее, чем просто логическая последовательность. Можно представить себе набор убеждений, состоящий из веры в то, что 2 + 2 = 4, веры в то, что Шер — великая актриса, и веры в то, что желтый сочетается с розовым.Хотя эти убеждения логически последовательны, они не образуют особенно связного набора убеждений, поскольку вообще не имеют никакого отношения друг к другу. Следовательно, для согласованности также требуется некоторая положительная связь между убеждениями. Такая положительная связь — это умозаключение. Максимально согласованный набор убеждений — это набор, который является логически последовательным и в рамках которого содержание любого конкретного убеждения может быть выведено из содержания некоторых других убеждений, которых придерживается человек.И наоборот, когерентность набора убеждений снижается, если есть подгруппы убеждений, которые логически изолированы от целого.

г. Бонжур и спонтанная природа перцептивных убеждений

Для когерентиста перцептивные убеждения оправданы, как и все убеждения, если наше принятие их ведет к увеличению общей согласованности нашей системы убеждений. Однако также требуется учет того, как перцептивные убеждения можно рассматривать как правильно представляющие внешний мир, мир, который не зависит от нашего мышления.Это особенно актуально для когерентистов, потому что оправдание наших перцептивных убеждений обеспечивается другими убеждениями одного человека, а не его восприятием окружающей среды.

Чтобы объяснить репрезентативную способность перцептивных убеждений, Бонжур фокусируется на классе убеждений, которые он называет «когнитивно спонтанными». Это убеждения, которые мы просто приобретаем без умозаключений. Прямо сейчас, повернув голову влево, я спонтанно верю, что оранжевый степлер находится перед синей ручкой и что мой стакан воды наполовину полон.Эти перцепционные убеждения, вероятно, будут верными при определенных условиях — что свет хороший и что я не слишком далеко от того, на что смотрю (эти Бонжур называет «С-условиями»). Моя вера в то, что мой стакан наполовину полон, оправдана только в том случае, если у меня также есть убеждения о достижении C-условий. Однако для того, чтобы описание Бонжура было убедительным, ему необходимо предоставить некоторое обоснование для своего утверждения о том, что убеждения, приобретенные в С-условиях, вероятно, будут истинными представлениями о мире.Он это делает. Во-первых, мы не приходим к ним посредством умозаключений; они спонтанные. Во-вторых, убеждения, которые мы приобретаем таким образом, демонстрируют очень высокую степень согласованности и согласованности друг с другом и с остальной частью нашей системы убеждений. Возникает вопрос, почему это должно быть так, поскольку не очевидно, почему такие спонтанные убеждения должны и дальше так хорошо согласовываться. Если бы, например, эти убеждения были произвольно произведены нашими механизмами восприятия, то наш набор убеждений очень скоро был бы нарушен.Бонжур утверждает, что существует хорошее априорное объяснение постоянной согласованности и последовательности наших убеждений, то есть то, что это результат того, что наши убеждения вызваны последовательным и последовательным миром. Таким образом, наши перцептивные убеждения правильно представляют мир, независимый от нашего мышления. Неконцептуальный перцептивный опыт не играет оправдывающей роли по отношению к восприятию. Этот опыт может побудить нас приобрести определенные представления о нашем окружении, но оправдание этих перцептивных убеждений обеспечивается логическими отношениями, которые существуют между этими убеждениями и остальной частью нашей системы убеждений.

Есть важные возражения. Плантинга (1993) отмечает, что в картезианских скептических сценариях у нас также есть согласованный набор убеждений, но в этих случаях они вызваны не последовательным и последовательным миром, а злым демоном или безумным ученым, который манипулирует лживым мозгом. в чане с питательной жидкостью (см. Descartes 1641 и Putnam 1981). Однако Бонжур утверждает, что априори более вероятно, что наши убеждения не вызваны этими существами. Плантинга считает такие рассуждения «монументально сомнительными».”

Даже если такая гипотеза [относительно утверждения о том, что наша связная система убеждений соответствует согласованному миру] и эти скептические объяснения действительно имеют вероятность a priori …, конечно, никто не догадывается, какой может быть эта вероятность. Если предположить, что существует такая вещь, как вероятность a priori , какова будет вероятность a priori того, что мы были созданы добрым Богом, который … не обманет нас? Какова будет вероятность a priori того, что мы были созданы злым демоном, который любит обман? И что, если и то, и другое имеет большую вероятность a priori ?… Как мы можем сказать? (Плантинга, 1993, с.109)

5. Экстернализм

Рассмотренные до сих пор разновидности фундаментализма и когерентизма разделяют определенный подход к вопросам, касающимся эпистемического обоснования. Они спрашивают, достаточно ли имеющихся у вас доказательств, чтобы оправдать ваши убеждения. К вопросам оправдания подходят от первого лица. Фундационалисты утверждают, что вы обосновали перцептивные убеждения, потому что эти убеждения основаны на вашем перцептивном опыте, опыте, который, конечно, доступен вам; это то, что вы осознаете, то, над чем вы можете размышлять.Когерентисты находят оправдание в логических отношениях, которые существуют между вашими перцептивными и неперцептуальными убеждениями, отношениями, которые, опять же, являются чем-то, к чему у вас есть когнитивный доступ. Однако эпистемические практики можно оценивать и с точки зрения третьего лица. Можно спросить, действительно ли методы человека приводят его или ее к истинным представлениям о мире, осознают ли они такую ​​надежность. Экстерналисты утверждают, что эпистемология должна интересоваться именно этой точкой зрения.Ключевым понятием для экстерналистов является надежность. Убеждение оправдано, если оно получено с использованием надежного метода, при котором надежность обналичивается с точки зрения вероятности того, что чье-то мышление цепляется за истину.

Обосновывающий статус убеждения является функцией надежности процессов, которые его вызывают, где (в первом приближении) надежность заключается в тенденции процесса порождать верные, а не ложные убеждения. (Гольдман, 1979, с.10)

Необязательно уметь определять с помощью одного лишь размышления, надежно ли мышление в требуемом смысле; мыслитель не должен осознавать, что оправдывает его или ее убеждения.

Согласно релайабилисту, перцептивная вера оправдана, если она является продуктом надежных процессов восприятия. Одна из стратегий, которую избрали релайабилисты, состоит в том, чтобы обосновать свою оценку надежности терминами причинно-следственных связей, которые мыслители имеют с миром.Грубо говоря, для того, чтобы иметь обоснованное перцептивное убеждение, что p, тот факт, что p должен вызывать мое убеждение, что p. Я обоснованно полагаю, что Frasier показывают по телевидению, потому что его присутствие на экране вызывает мое мнение. Такие отчеты разработаны Голдманом (1979/1986) и Дрецке (1981). Важно отметить разницу между таким аккаунтом и аккаунтом Армстронга (раздел 2a). Армстронг избегает всяких разговоров об оправдании и дает полностью причинное объяснение перцептивного знания.Однако многие экстерналисты объясняют оправдание причинно-следственными отношениями.

На протяжении всей статьи, за исключением обсуждения скептицизма, предполагалось, что мы действительно обладаем перцептивным знанием мира, и в статье исследовались разнообразные эпистемологические и причинные связи, которые существуют между различными способами восприятия и перцептивным знанием. Обоснование — ключевой вопрос, и есть четыре основных позиции. Одна позиция состоит в том, чтобы согласиться с Армстронгом и отрицать, что опыт восприятия играет какую-либо оправдывающую роль.Фундаменталисты рассматривают перцептивный опыт как оправдывающую основу для перцептивного знания, и именно такой опыт в конечном итоге обеспечивает оправдание всего нашего познания мира. Проблемы с традиционной формой этой позиции побудили нас изучить более скромную форму фундаментализма. Другие полностью отвергают фундаментализм. Когерентисты утверждают, что обоснованность наших перцептивных убеждений зависит от того, насколько хорошо эти убеждения «связаны» с остальной частью нашей системы убеждений.Они также отвергают оправдательную роль перцептивного опыта. Некоторые экстерналисты утверждают, что оправдание — это вопрос надежности и что до тех пор, пока наши перцептивные убеждения производятся механизмами, которые надежно дают нам истинные убеждения, тогда эти убеждения оправданы. Таким образом, восприятие имеет первостепенное значение для эпистемологии и остается предметом оживленных философских дебатов.

6. Ссылки и дополнительная литература

  • Армстронг, Д. М. «Теория познания с помощью термометра» в С.Бернекер и Ф. Дрецке, ред. Знание: чтения в современной эпистемологии , Oxford University Press, Oxford, pp. 72-85, 2000. Первоначально опубликовано в Armstrong, 1973, pp. 162-75, 178-83.
  • Армстронг, Д. М. Вера, истина и знания , Cambridge University Press, Кембридж, 1973 г.
  • Армстронг, Д. М. Восприятие и физический мир , Рутледж и Кеган Пол, Лондон, 1961.
    • Вышеупомянутое каузальное объяснение восприятия Армстронгом.
  • Audi, R. «Современный скромный фундаментализм», в Pojman, L. ed. Теория познания: классические и современные чтения , Wadsworth, Belmont, CA. 3-е издание, 2003 г.
    • Полезная статья, в которой утверждается, что умеренный фундаментализм имеет преимущества перед традиционным фундаментализмом.
  • Bonjour, L. Структура эмпирических знаний , Harvard University Press, Кембридж, Массачусетс, 1985.
    • Хорошо разработанная когерентистская теория обоснования, которая включает учет роли восприятия в рамках такой теории.(Следует, однако, отметить, что Бонжур недавно отказался от когерентизма в пользу версии фундаментализма.)
  • Чисхолм Р. М. Теория познания , 3-е издание, Энглвуд Клиффс, Нью-Джерси, 1989.
    • Широкое исследование различных эпистемологических вопросов, включая его версию традиционного фундаментализма.
  • Декарт, Р. «Первая медитация», в Размышления о первой философии , 1641. Перепечатано в Философские сочинения Декарта , ред.Дж. Коттингем, Р. Стоотхофф и Д. Мердок, Cambridge University Press, Кембридж, 1983.
    • Один из самых влиятельных отрывков из эпистемологической литературы в истории западной философии, в котором поднимаются различные скептические возможности, предполагающие, что наши перцептивные убеждения могут быть необоснованными.
  • Дрецке, Ф. Видение и знание , Рутледж и Кеган Пол, Лондон, 1969.
    • Дрецке защищает утверждение, что зрение может рассматриваться как неконцептуальное (или неэпистемическое).
  • Дрецке, Ф. Знания и поток информации , MIT Press, Кембридж, Массачусетс, 1981.
    • Здесь он представляет свою изощренную версию релайабилизма.
  • Goldman, A. I. «Что такое обоснованная вера?», В G. Pappas, ed. Обоснование и знание: новые исследования в эпистемологии , Reidel, стр. 1-23, 1979.
  • Гольдман, А. Эпистемология и познание , Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс.1986 г.
    • В вышесказанном Голдман представляет свою релайабилистскую версию оправдания.
  • Грайс, Х. П. «Причинная теория восприятия», в Proceedings of the Aristotelian Society , Supplementary Volume 35, pp. 121-52, 1961.
    • Предшественник различных современных каузальных теорий восприятия, представленных в контексте теории чувственных данных восприятия.
  • Hanson, N.R. «Из паттернов открытий», в Perception , R.Шварц, изд. С. 292–305, 1988.
    • Хансен утверждает, что природа нашего перцептивного опыта зависит от концепций, которыми мы обладаем.
  • Кант, I. Критика чистого разума , пер. Н. Кемп Смит, издание 1929 г., The Macmillan Press, Ltd. Бейзингсток, Гэмпшир, 1781 г.
    • Одно из величайших и самых влиятельных произведений современной философии. К этой статье относятся мысли Канта о связи между нашими концептуальными рамками и природой нашего перцептивного опыта.
  • Лерер, К. Теория познания , Westview Press, Боулдер, Колорадо, 1990.
    • Лерер критикует фундаментализм и разработанную им версию когерентизма.
  • Льюис, К. И. Анализ знаний и оценка , Ла Саль, Иллинойс, 1946.
    • Среди множества других важных эпистемологических вопросов можно найти льюисовское описание традиционного фундаментализма.
  • Макдауэлл, Дж. Разум и мир , Издательство Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, 1994.
    • В этой транскрипции своих лекций Локка МакДауэлл утверждает, что перцептивный опыт по своей сути концептуален.
  • Плантинга, A. Ордер: текущие дебаты , Oxford University Press, Oxford, 1993.
    • Отличный учебник по эпистемологии, который включает глубокую критику когерентизма Бонжура.
  • Плантинга, A. Гарантированная христианская вера , Oxford University Press, Oxford, 2000.
    • В контексте изощренного обсуждения философии религии Плантинга развивает версию скромного фундаментализма, которую он называет «реформированной эпистемологией».
  • Патнэм, Х. Причина, правда и история , Cambridge University Press, Кембридж, 1981.
    • В главе 1 Патнэм представляет свой современный мозг в версии картезианского скептического сценария.
  • Рорти Р. Философия и зеркало природы , Princetown University Press, Princetown, 1979.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *