Содержание

Что такое паранойя?

Паранойя – это тяжелое психиатрическое заболевание, для которого характерно развитие логически выстроенных бредовых идей. Это одно из первых заболеваний, которым начали заниматься в современной психиатрии, наряду с лечением шизофрении и неврозов. При паранойе у пациента не прогрессируют негативные симптомы, до некоторой степени сохраняется целостность личности и отсутствую нарушения восприятия – галлюцинации.

Термин «паранойя» был введён немецким психиатром Карлом Людвигом Кальбаумом в 1863 году. Уже позже другой психиатр Эмиль Крепелин описал паранойю как самостоятельное заболевание. Долгое время паранойя рассматривалась в классической психиатрии как самостоятельное психическое расстройство, а в советской и российской психиатрии было принято выделять паранойяльный синдром с паранойяльным бредом.


Симптомы паранойи

Основные признаки паранойи – это бредовые идеи и, как следствие, негативные эмоции по отношению к окружающим (обидчивость, враждебность, патологическая ревность), а также мания величия и неспособность воспринимать критику и адекватно оценивать себя. Бред преследования, которым страдают все больные паранойей, – это неадекватное восприятие реальности, некоторая идея фикс, которая постоянно сопровождает человека в его повседневной жизни и не подвергается сомнению. При паранойе человек убежден, что его кто-то преследует и желает ему навредить. Это заболевание отличается от других болезней, например, от параноидальной шизофрении, тем, что человек, страдающий этим расстройством, не уходит в себя и не теряет себя как личность. Люди, страдающие паранойей, отличаются нездоровой подозрительностью, склонностью видеть в случайных событиях происки врагов, выстраивать сложные теории заговоров против себя. Однако при этом в другом они сохраняют логичность мышления.

Паранойя может протекать вместе с другими заболеваниям, такими как тревожное расстройство и депрессия.

Если такой человек в достаточной степени социализирован, то есть другие люди продолжают с ним коммуницировать, он может в течение долгих лет работать на одной работе, у него могут быть знакомые и приятели. Как правило, близких друзей у тех, кто страдает паранойей, не бывает. Однако у пациента с паранойей вполне может быть семья, которая будет находиться с ним до момента, пока параноидальный бред не усилится, и пациент не станет опасен для себя или других.


Причины паранойи

Как и в случае других психических заболеваний, причины паранойи – это генетическая предрасположенность и какой-то внешний триггер, запустивший развитие заболевания. На данный момент науке неизвестно, какие именно гены отвечают за развитие паранойи и какие конкретно триггеры включают это расстройство. Паранойя может протекать вместе с другими заболеваниям, такими как генерализированное тревожное расстройство и депрессия. Иногда депрессия является последствием паранойи, так как человеку становится трудно жить со сложившейся картиной мира, согласно которой его постоянно преследуют и хотят ему навредить.

Пациент, больной паранойей, принимает для себя определенную аксиому, не подлежащую доказательству.

Во многих случаях отдельные признаки паранойи могут развиваться в преклонном возрасте при дегенеративных процессах в головном мозге, например, при атеросклеротическом поражении сосудов мозга, болезни Альцгеймера, болезни Паркинсона, болезни Хантингтона и других. Также развитие паранойи может вызвать приём психоактивных веществ — галлюциногенов, амфетаминов, алкоголя и некоторых лекарств.

Бред преследования


Читайте также

Психиатрические заметки на полях фильма «Ученик» Кирилла Серебренникова  

Как правило, бредовая идея хорошо оформлена в сознании человека. Пациент, больной паранойей, принимает для себя определенную аксиому, не подлежащую доказательству. Он убеждает себя в том, что кто-то из его окружения, например, сосед или брат, настроен против него и всё, что делает этот человек, нацелено на то, чтобы больному паранойей навредить. Любое действие, которое будет совершаться этим человеком, будет интерпретировано как действие против пациента. Объектом бредовых мыслей могут стать не только люди из ближнего круга общения, но и те, кто не связаны с семьей, например, полиция, КГБ, ЦРУ и прочие.

Паранойя очень хорошо организована, как псевдо-логическая система. Человек, страдающий этим заболеванием, четко сконцентрирован только на одной бредовой идее, именно поэтому зачастую таким людям долгие годы удается сохранить себя цельными личностями. К примеру, если человек считает, что против него настроен сосед, он не будет общаться с этим соседом, а со всеми остальными будет продолжать вести обычную коммуникацию. При этом он будет стараться убедить их в том, что сосед ему вредит.

Люди, страдающие паранойей, как правило, сами не принимают решение начать лечение.

Когда человек считает, что его постоянно преследуют, он либо убегает от этого преследования, либо защищается тем, что нападает на того, кого считает обидчиком. Если больной паранойей готов жить с ощущением преследования, а не нападать на того, кто, по его мнению, его преследует, то он считается социализированным в обществе, и его болезнь протекает пассивно. В тот момент, когда он начинает активно убегать из общества или нападать на тех, кто является объектом его бреда, такого человека необходимо госпитализировать.


Диагностика паранойи

Для диагностики этого заболевания пациенту необходимо пройти клиническое интервью у психиатра. Во время приема специалист выявляет, как давно начались симптомы заболевания, что послужило триггером к началу развития расстройства и, самое главное, с чем или с кем конкретно связан бред преследования. После этого важно выяснить, не грозит ли опасность тому человеку, который выбран объектом бреда, окружающим или же самому пациенту. По окончании клинического интервью специалисту необходимо решить, нуждается ли пациент в госпитализации или в данной ситуации ему можно назначить амбулаторное лечение.

Читайте также

Зачем нужен психотерапевт?  

Люди, страдающие паранойей, как правило, сами не принимают решение начать лечение. Они искреннее и глубоко убеждены в том, что их восприятие соответствует реальности и их мысли не носят болезненный характер. Такой человек, как правило, появится на приеме у специалиста только под внешним давлением: семьи, начальства или же по решению суда. В случае, если пациент не опасен и ему не требуется стационарное лечение, задача специалистов, которые проводят диагностику – постараться убедить пациента начать медикаментозное лечение и психотерапию.


Лечение паранойи

Лечение паранойи протекает длительное время – иногда более 10 лет. Основная задача психотерапии – убедить пациента, что некоторые его мысли и определенные убеждения носят болезненный характер. Психотерапевт учит человека вовремя замечать параноидальные мысли и не вовлекаться в них, чтобы они не приводили к действиям. Это очень долгая и тяжелая работа. Пациенты, которые не нуждаются в госпитализации и продолжают функционировать в социуме, как правило, не остаются на длительное лечение, и посещают психотерапию всего месяц или два. Паранойя – это хроническое заболевание, которое тянется в течение многих лет, и, к сожалению, от него невозможно вылечиться. Оно укореняется, его симптомы начинают проявляться острее, и в конечном итоге, когда пациент попадает в больницу или на психотерапию, болезнь находится уже в запущенном состоянии.

Психиатр, Севастополь — Медцентр Октябрьский

Психиатр – врач, который проводит лечение и профилактику психических расстройств разных форм, диагностирует причины, которые их провоцируют.

К числу пациентов специалиста относятся не только люди с нарушенной, но и со здоровой психикой. Посредством консультаций и прописанных лекарственных препаратов психиатр помогает им избавиться от проблем со здоровьем. В отличие от психологов, психотерапевтов и неврологов, он лечит психические отклонения независимо от того, в какой форме они проявляются, и какова их степень тяжести. 

Также к компетенции психиатра относится определение состояния психического здоровья пациента.

Диагностика у психиатра в целом не отличается от консультации у любого другого врача. На первом приеме врач проводит опрос пациента. Иногда может потребоваться помощь родственника или близкого человека, если больной не может самостоятельно прийти на прием или правдиво ответить на вопросы. На основании полученных сведений доктор ставит диагноз и определяет, подходит ли пациенту амбулаторное наблюдение, или же потребуется госпитализация. Совместно с пациентом или его родными разрабатывается схема дальнейшего лечения.

Госпитализация, как правило, может быть необходима только в тех случаях, если больной может угрожать обществу. Как и на любого другого врача, на психиатра распространяется медицинская этика, и все данные о пациентах не подлежат разглашению. Специалист на приеме опрашивает человека, лишь получив от него или его родных письменное согласие на такую беседу. 

Стоит записаться на консультацию к врачу-психиатру в тех случаях когда:

  • Возникают состояния, которые не зависят от ситуации и неадекватны ей, и которыми невозможно управлять: боязнь общения, обидчивость, слезливость, агрессия, паника;
  • Есть потребность в допинге, перед которой невозможно устоять, например, употребить табак, алкоголь или наркотики
  • Проявляется невозможность концентрации внимания, плохое запоминание, нарушение умственных способностей
  • Отсутствует аппетит,  есть апатия к пище или, наоборот, неутолимый голод
  • Преследует постоянное чувство сонливости, сопровождающееся непроходящей бессонницей
  • Появляется беспричинная тревога
  • Одолевает внезапный страх в те моменты, которые раньше им не сопровождались, повышенная агрессивность или полная апатия.  

Болезни, в лечении которых поможет психиатр:

  • Болезнь Альцгеймера
  • Анорексия
  • Булимия
  • Шизофрения
  • Эпилепсия
  • Склонность к суициду
  • Галлюцинации, состояние бреда
  • Параноидальные идеи
  • Частые истерии
  • Психические нарушения вследствие травм
  • Зависимости: наркотическая, алкогольная, игровая
  • Бессонница
  • Патологические фобии

«Параноидальный поиск шпионов — вполне русский стиль» – Стиль – Коммерсантъ

Известный театральный режиссер Максим Диденко уже ставил сорокинскую «Норму» в Театре на Малой Бронной, а теперь совместно с продюсерской компанией Daily Heroes Media выпустил веб-сериал — уже не по тексту романа, но явно им вдохновленный — под названием «амроН». Как и в названии, в нем все наизнанку, а Россией 2030 года правит «православная нейросеть». Посмотреть первые три серии уже можно абсолютно бесплатно на YouTube. О том, каким был дебютный опыт в кино и куда Диденко собирается двигаться дальше, режиссер рассказал в интервью «Коммерсантъ Стиль».

— Ваш сериал явно возник до карантина, когда вы успели его снять?

— Снимали мы «вразвалочку»: первый съемочный день у нас был в начале сентября, а последний — где-то в конце января. Но процесс монтажа и постпродакшна как раз пришелся на карантин, получилось логично.

— Вы любите сериалы?

— У меня есть ощущение, что происходящее в мире на территории сериалов и интернет-платформ гораздо точнее реагирует на время, на поиск киноязыка, формы. Они в каком-то смысле интереснее, актуальнее, современнее. Я посмотрел за последнее время большое количество сериалов, и то, как это работает, затягивает, насколько это свободнее, чем большая форма,— это примета времени.

— Какие проекты вам особенно понравились?

— Из российских — «Чики», «Колл-центр». «Эпидемия», мне кажется, очень талантливая вещь. В сериале «Триггер» безумно понравилась работа Максима (Матвеева.«Коммерсантъ Стиль»). Еще итальянский сериал «НольНольНоль». Недавно пересмотрел «Острые козырьки» и вновь восхитился, как это прекрасно сделано.

— Ваш «амроН» — длинный сериал? Сколько всего серий будет в сезоне?

— Пока мы сняли четыре серии, но четвертая получилась достаточно монументальной: она длится почти 45 минут, и мы снимали ее в Таиланде. Как-то так вышло. У нас вообще много неожиданного: кажется, первоисток, который нас в это все вовлек, уже сильнее нашего сознания, и мы порой генерируем даже для самих себя неожиданные какие-то вещи.

Мы не думали «сезонами», у нас нет классической «арки», поэтому о количестве серий говорить пока рано.

Мы представляем себе сериал как некий сад камней. И будем расставлять эти камни на таком поле, которое, собственно, и называется поле «Нормы», но вывернутой наизнанку.

Поскольку это параллельная Вселенная, там все вывернуто наизнанку — и поле «Нормы» называется полем «амроН».

— В первой серии идут политические дебаты и Ксению Собчак почти что сажают на «царство», во второй — сквозь город к загадочной «Норме» едет метафизическое такси с петухом, в третьей — подбрасывают наркотики… Что же такого происходит в четвертой серии, что пришлось ехать для съемок в Таиланд?

— Этого я рассказать не могу, но это была настоящая экспедиция с множеством перипетий. Например, мы в течение двух часов поднимались по джунглям на гору. Ночью. При этом мы должны были топать ногами, чтобы змеи пугались и не подползали к нам. Или во время съемок одной из сцен к нам приехали местные гангстеры на мотоциклах. Но наш изобретательный генеральный продюсер нашел какие-то слова, которые повернули ситуацию в благополучное русло.

— При этом больше всего просмотров на YouTube у серии про метафорическое загробное путешествие к «Норме» — «Такси с петухом», а не у выпуска с Ксенией Собчак.

— Это удивительный феномен. Лично у меня это любимая серия, но почему это так сработало на зрителя — тайна. Возможно, из-за того, что в первой серии у нас в бегущей строке новостей есть фраза про «десятилетний юбилей COVID-19», а YouTube — это машина, в которой все отсматривает искусственный интеллект, не пропуская ничего про COVID-19.

— Первую серию комментаторы на YouTube сравнивают с «Черным зеркалом», а вторую — с балабановским «Я тоже хочу». Как вам такие сравнения?

— Прекрасные. Балабанов — вообще практически мифический герой русской культуры, сравнение с ним всегда суперлестно. Но его картину «Я тоже хочу» я не видел.

— Есть уже понимание, какие события нашей жизни найдут отражение в новых эпизодах «амроН»? Вы их уже пишете?

— Есть, пишем. Но я вам не расскажу, это пока секрет.

— Буквально вчера, накануне нашего разговора задержали журналиста Ивана Сафронова, его подозревают в госизмене. Журналистика и свобода слова могут стать темой для будущих серий «амроН»?

— Конечно, безусловно.

Это жуткая абсолютно история, и она стоит того, чтобы о ней что-то сказать. Такой идеи у нас пока не было, но, к сожалению, параноидальный поиск шпионов — вполне русский стиль.

И 10 лет назад сложно было представить, что все придет к таким масштабам.

— Как вы отреагировали на приговор по делу «Седьмой студии»?

— Я очень рад, что прекрасные люди, наши коллеги, могут работать, могут ночевать дома, они не будут сидеть в тюрьме. Понятно, что дело это абсолютно несправедливое, и то, что их мучили три года, и то, что мы радуемся условному сроку,— нонсенс. Но вот реальность, в которой мы живем, в которой, чтобы сбалансировать все составляющие этого мира, нужно принять такое решение. Оно скорее гуманное, чем наоборот, но то, что оно асимметрично реальности и что это «вывернутость» нормы наизнанку,— парадокс, с которым сложно мириться.

— Вам снимать кино понравилось? Или было какое-то внутреннее сопротивление?

— Мне, честно скажу, безумно понравилось этим заниматься. Для меня самое сложное — монтаж и постпродакшн, поскольку эти процессы требуют невероятной усидчивости и предельной внимательности в течение довольно долгого времени. Но слава богу, у меня есть коллеги, которые более расположены к такого рода труду. Сам процесс был невероятно захватывающим. Конечно, мы набили шишек: например, на уровне написания сценария были допущены какие-то ошибки, которые на съемках уже нельзя было поправить, были еще какие-то нюансы, но это все равно было крайне увлекательно. И я хочу продолжать.

— В сериале очень необычные костюмы, например, один образ Ксении Собчак чего стоит. Кто над ними работал и придумывал образы для героев?

— Художники по костюмам у нас — Ольга Соколова и Максим Максимов, два замечательных человека, мы с ними много работаем вместе и дружим. Мы хотели создать мир немного футуристический, и в какой-то степени нам это удалось. Хотелось уйти от натурализма и в то же время не впасть в театральность. Было, конечно, забавно, когда наши художники притаскивали целые тюки с брендовой одеждой, набранной по модным магазинам. Для четвертой серии, которую снимали в Таиланде, использовали костюмы, созданные белорусским дизайнером, бывшим преподавателем Максима Максимова. Кокошники для сцены с Ксенией Собчак созданы русской художницей Катей Филипповой. Мы с ней обязательно что-то еще сделаем. Мне кажется, в России много талантливых дизайнеров одежды, это очень вдохновляет.

— А обращались ли вы за поддержкой к каким-то брендам?

— Adidas нам предоставил одежду для серии про «закладки», это очень заметно в кадре. Наши художники просто дружат с этим брендом, они обратились — те согласились. Adidas, кстати, выдали мне еще после этого какой-то талон, и на этот талон я купил себе нарядные шмотки, было крайне приятно. Я хотел бы, чтобы все время так было.

— Их не смутило, что это такой остросоциальный контент?

— Насколько я знаю, сомнений не было. Во всяком случае мне об этом ничего не известно.

— Почему сериал вы решили снимать с Daily Heroes Media, которые создавали скорее шоу и неигровые сериалы, но никогда не брались за художественные проекты?

— Это их инициатива. Они немного сейчас «переобулись» и стали создавать сериальный игровой контент, и сейчас в запуске у них еще несколько игровых сериалов. И мы с ними собираемся продолжать сотрудничество.

— С ними было работать легче, чем с обычными кино- или телепродюсерами?

— Они дают невероятную свободу. Я такой свободы нигде больше не встречал. Они вообще не вмешивались в художественный процесс, только очень на партнерском таком «флоу», и поддерживали самые безумные идеи.

— Не было искушения сняться в сериале самому?

— Я появляюсь в эпизодической роли в четвертой серии на три секунды. Но у нас были ограничены ресурсы, поэтому там вся съемочная группа появляется в эпизодах.

— Почему действие в сериале происходит именно в 2030-м? Не 2036-м?

— Мы мыслим десятками. 2020-й, накидываем десятку. Мы привязываемся в первую очередь к нашим ощущениям времени, а не к каким-то сопутствующим нашей истории фактам.

— И выложили вы его сразу после голосования по поправкам! «амроН» — это политическое высказывание?

— В мире вообще, мне кажется, сейчас происходит важный тектонический сдвиг — во всей цивилизационной конструкции, в которой мы существовали все это время. Он сотрясает абсолютно все уровни нашей жизни, в том числе и политический. Ничто, ни один жест не может быть не политическим. Но наш — поэтический в первую очередь.

— Кстати, о жестах и сдвигах: сейчас в мире набирает обороты cancel-культура, когда из-за совершенных в прошлом проступков или неосторожных фраз из истории хотят стереть авторов и их произведения целиком. Куда это приведет, на ваш взгляд?

— Я, честно говоря, в каком-то смысле в растерянности. Как ни удивительно и как бы парадоксально это ни звучало, мне кажется, в России мы сейчас много свободней, чем в западном мире, где лихорадит от этого самоудаления и боязни совершить какой-либо радикальный острый жест. Пару лет назад я преподавал в Чикаго, и то, что я там наблюдал и что мне рассказывали студенты, формирует достаточно фантасмагоричную реальность. Людям из Восточной Европы очень нелегко в ней жить: там легализованное оружие, «хейт», стрельба на улицах соседствуют с толерантностью и боязнью задеть чьи-то чувства, и все это вырастает в такую очень диспропорциональную фигуру государства и общества.

— Почему «амроН» вы не стали писать с Валерием Печейкиным, а выбрали в соавторы театрального продюсера Евгения Мандельштама и видеохудожника Илью Старилова?

— Мы втроем непрофессиональные сценаристы, и мне было важно, чтобы, не имея профессионального партнера, мы создали сценарий в каком-то таком виде — может, неказистом, но соответствующем моему представлению о том, каким сценарий должен быть. Валера прекрасный, мы с ним много работаем и сейчас делаем новый проект, но любой профессиональный автор настолько оснащен различными сценарными инструментами, что порой эта оснащенность не позволяет делать такие неконвенциональные вещи. Не знаю, что скажут люди, но мы постарались освободиться от всех этих законов, обращаясь с ними максимально безалаберно. Это меня очень вдохновляло. Честно говоря, я в соавторстве с коллегами участвовал в написании двух сценариев полнометражных фильмов, и мне хотелось от всех этих голливудских законов освободиться и создать что-то такое незаконное, что ли.

— У вас с Евгением Мандельштамом должен был выйти спектакль в дополненной реальности «Аталанта», но его запуск отложился — почему? Повлиял коронавирус?

— Дело в том, что дополненная реальность — технически сложная история, и программисты еще программируют. Может, в конце июля удастся ее запустить.

— А вам как режиссеру интереснее сейчас классический театр с живыми людьми на сцене или новые цифровые возможности вроде той же дополненной реальности?

— Мне все интересно. Но театр как репертуарный театр меня интересует чуть в меньшей степени, потому что я достаточно много на этой территории сделал, до какой-то степени ее понял. Кино мне очень понравилось заниматься. Все, что связано с диджитализацией, с внедрением в нетеатральные пространства и с другими способами взаимодействия с публикой, все это мне интересно — и изначально было интересно.

— Где вы провели самоизоляцию? И где находитесь сейчас, когда ограничения сняты?

— Я провел три с половиной месяца, даже чуть больше, в изоляции в квартире в Москве, с семьей. Сейчас я уехал в Петербург: я здесь давно не был, а когда-то довольно долго жил, так что у меня сейчас такое, метафизическое путешествие. Я встречаюсь со своими друзьями и довольно весело провожу время, если честно.

— Вам сложно далось это время?

— Поначалу я был даже благодарен судьбе, что появилась такая возможность — остановиться и оглядеть пройденный путь, посмотреть, куда идти дальше.

Но вот последний месяц дался, честно говоря, тяжеловато, я уже чувствовал, что начинаю сходить с ума и утрачивать навыки коммуникации и социальной жизни. Я с таким ужасом и трепетом ожидаю, будет вторая волна или нет, будет ли следующий локдаун. Мне кажется, это будет большой стресс для всех.

И психически, и экономически это сложно будет пережить.

— По чему вы скучали больше всего? По театру, по живому общению?

— По живому общению и свободе передвижения. По театру не могу сказать, что скучал. А вот по возможности передвигаться и общаться — да, лишившись ее, испытываешь некую ломку.

— Как, на ваш взгляд, будут выглядеть кино и театр в постковидную эпоху?

— Не думаю, что кино глобально поменяется. Оно уже давно попадает к человеку через экран компьютера. А вот

театр, конечно, сейчас находится на грани очень серьезного изменения. Если повторится карантин, сложно представить, как вся эта индустрия будет выживать. У кино таких проблем, кажется, нет. Кинотеатры, конечно, закрыты, но остались цифровые платформы, кино по-прежнему может достичь зрителя, хотя этот способ уже изменился. У театра такой возможности нет, а все эксперименты на поле спектаклей в Zoom и онлайн-трансляций — это все-таки театр, от которого отсечены самые важные его компоненты.

Думаю, все просто надеются, что с нового сезона театры смогут открыться. Глобально пересесть на диджитал вся эта огромная индустрия просто не может. Это же огромные заводы с кучей сотрудников. Не представляю, как это все выживет, если фантасмагорическое мероприятие под названием COVID-19 продолжится.

Как создать в компании эффективную систему контроля

Достаточно большое количество российских управленцев практикует микроменеджмент — стиль управления, когда руководитель дотошно контролирует каждый шаг подчинённых, не допуская самостоятельности и проявлений инициативы. И во многих случаях такой стиль управления несёт существенные риски для бизнеса. О том, как «вылечить» руководителей от параноидального микроменеджмента и создать в компании эффективную систему контроля, порталу Biz360.ru рассказала директор по GreenBox консалтинговой группы BITOBE Наталия Боровикова.

Досье

Наталия Боровикова, директор по GreenBox консалтинговой группы  BITOBE. Кандидат психологических наук; коуч и эксперт в сфере управленческих компетенций; автор книг «Модерация – конструктор изменений для вашего бизнеса», «B2B продажи: Системные инструменты/Социально-психологические инструменты», «Развитие команд первого уровня»; один из постоянных авторов экспертного блога  «Новая эпоха управления». Мама пятерых детей.

Чем опасен «вертолётный руководитель»

Рассуждая о микроменеджменте, некоторые предприниматели и эксперты и сразу же торопятся окрасить это явление в самые мрачные цвета. Однако сам по себе микроменеджмент ни плох, ни хорош. На определённых этапах организационного развития и на среднем и линейном уровнях микроменеджмент позволяет избежать многих проблем.

Но зачастую наши достоинства переходят в недостатки. И в период введения режима самоизоляции многие компании столкнулись, с одной стороны, с серьёзным выгоранием руководящего состава, а с другой – с отсутствием понимания, как контролировать сотрудников на удалёнке.

На Западе склонных к параноидальному микроменеджменту управленцев иногда называют «вертолётными руководителями», так как они буквально зависают над своими подчинёнными, пытаясь контролировать каждое их действие. Признаки типичного микроменеджера:

  • внимательно наблюдает за деятельностью сотрудников;

  • посещает и проверяет их как минимум ежедневно;

  • всегда готов предложить решение проблемы.

Последствия такого образа поведения печальны для бизнеса, так как вместо того, чтобы стимулировать активность, инициативность и ответственность, то есть «взращивать» своих сотрудников, поддерживая их стремление к карьерному росту, микроменеджеры подавляют творчество и культивируют выученную беспомощность.

Выученная беспомощность и квалифицированная некомпетентность

Феномен выученной беспомощности (или выученного пессимизма) характеризуется тем, что человек перестаёт ощущать связь между своими усилиями и полученным результатом. Казалось бы, посредственные результаты сотрудников должны насторожить руководителя и заставить его изменить свой стиль управления, но микроменеджмент в своей базовой установке толкает управленцев к тому, чтобы контролировать других еще жёстче.

Бизнес-психолог Крис Аргирис называл такую черту «квалифицированной некомпетентностью». По его словам, причина квалифицированной некомпетентности заключается в одноконтурном обучении управленцев, когда они учатся принимать меры для решения рутинных проблем, но никогда не выходят за пределы очевидного.

Итак, давайте разберёмся, как можно бороться с параноидальным микроменеджментом.

Принцип первый: двухконтурное обучение руководителей

Крис Аргирис предложил ввести «двухконтурное обучение» руководителей, которое позволяет человеку не только решать проблемы типовым набором действий, но и «учиться тому, как надо учиться», то есть искать альтернативы, строить гипотезы и проверять их на практике, получая обратную связь. Такой подход помогает не только успешно предотвращать сложные проблемы, но и работать с теми факторами, которые их провоцируют.

Принцип второй: контроль не присутствия, а результатов

В период самоизоляции микроменеджеры ощутили огромный стресс из-за потери непосредственного контакта с подчинёнными. Многие признавались, что утонули в переписке и бесконечных звонках и видеоконференциях.

Раньше они приходили в офис и видели, как их сотрудники сидят за своими столами, отмечали, кто когда приходит и уходит, краем уха слышали, как сотрудники разговаривают по телефону с клиентами. И теперь им стало казаться, что они уже ничего не контролируют.

Но видели ли эти руководители, в действительности, как их сотрудники работают, то есть что именно они ищут в интернете, как распределяют задачи, правильно ли выстраивают отношения с клиентами?

Вот и получается, что в период внезапной удалёнки стресс усилился вовсе не из-за утраты реального контроля над подчинёнными, а из-за потери иллюзии этого контроля. Потому что на самом деле единственное, что можно по-настоящему контролировать в деятельности другого – это его результаты, промежуточные и итоговые.

Принцип третий: лидерство по компетенциям

Руководителям бывает сложно наделить сотрудников полномочиями и ресурсами для решения проблем «на местах», и как следствие – персоналу приходится согласовывать даже самые незначительные действия: предоставление стандартной скидки клиенту, оперативную замену поставщика товара на конкретный период и т. д.

Если прописать в обычных стандартах работы основные принципы лидерства по компетенциям, то руководитель избавиться от многих головных болей. А главное – сотрудники будут с большей ответственностью относиться к тому, что считают «своим ресурсом», потому что будут понимать, что считать своим результатам. И для руководителей станет понятно, что они требуют не «Как?», а «Что?».

Принцип четвёртый: право на ошибку

У «вертолётных руководителей» часто возникает проблема из-за того, что они не дают ни себе, ни другим права на ошибку. Как результат, любая ошибка становится катастрофой, а действия по её исправлению нередко ещё больше усугубляют ситуацию.

Так, напуганный последствиями персонал начинает замалчивать оплошность, а сам руководитель не понимает алгоритм дальнейших своих действий, ведь в его сознании отсутствует сценарий «Если будет допущена ошибка – то я поступлю вот так…»

Правом на ошибку обладает каждый человек. Наше сознание постоянно тестирует гипотезы и ищет лучшие решения, а этот процесс невозможен без ошибок, особенно там, где есть место неопределённости. Если же мы допустили ошибку из-за усталости или спешки, то что именно считать погрешностью – то, что мы не уследили за ситуацией, или то, что мы не уследили за собой?

Хорошей практикой является регулярная работа над ошибками – в рамках выступлений по реализованным проектам или же, например, поквартальная. Довольно часто такая практика приводит к инициации проектов по улучшению процессов или становится базой для развития банка идей.

Принцип пятый: планирование развития

Предоставляя сотрудникам полномочия, нужно стремиться к тому, чтобы по мере расширения их автономии число ошибок не возрастало, а сокращалось.

Микроменеджеров часто упрекают в том, что нежелание делегировать задачи они сочетают в себе с таким же сильным нежеланием делиться своими знаниями с другими. Часто за этим кроется огромная боязнь потерять ценность для компании, стать «легко заменимым».

Когда мы просим руководителя быть наставником для другого, то нужно первым делом понять – а как он видит свою перспективу развития, и видит ли он её вообще. В противном случае все разговоры о том, что это делается для того, чтобы облегчить ему жизнь, разобьются о скрытые от глаз коллег тревоги и фобии. Попытки исправить микроменеджера наставничеством под таким казалось бы «благородным предлогом» чреваты увольнением новичка и ещё большим выгоранием самого «наставника».

Откажитесь от этой затеи и предложите микроменеджеру первым делом подумать о том, чем он хотел бы сам заниматься в будущем – направлением, проектом, новыми стратегическими задачами. Тогда появится надежда, что его новые амбиции окажутся пропорциональны транслируемым знаниям.

О микроменеджменте «с женским лицом»

В западной литературе мы часто встречаем очень много прагматических рекомендаций: если ваша цель, условия, образ результата достаточно чёткие и ясные, то проблем не возникнет. Но люди есть люди, и некоторые руководители-женщины упорно привносят в свой стиль управления родительскую гиперопеку. Как следствие – они «высиживают» (не подсиживают, нет!) молодых руководителей вместо того, чтобы стимулировать их к развитию и самим двигаться по карьерной лестнице.

Гиперопека – серьёзный подвох для бизнеса, потому что непонимание личного вклада в общий результат приводит к тому, что молодые руководители, поднявшись на новую ступень, удивительным образом перестают демонстрировать успешность. И только тогда закрадывается подозрение, что кто-то другой всё это время выполнял за них «домашние задания».

Причина подобной ситуации проста – женщины среднестатистически менее амбициозны, чем мужчины, но более зависимы от социальной среды, а значит они охотнее предлагают помощь, оказывают поддержку и значительно реже отстаивают свои права на ту или иную идею. В беседах они признаются: «Да, это делала я, но я ни на что не претендую». В итоге по карьерной лестнице поднимаются любимые «воспитанники», которые всё ещё не способны к самостоятельным качественным управленческим решениям.

В таких случаях помогает формализация роли эксперта в компании, которая позволяет выделить «материнский вклад» в управленческом результате. Ошибочно требовать в таких случаях от женщины-руководителя перевести уровень её экспертности в конкретные амбиции. Тем не менее, в формализованной роли эксперта-наставника она станет тем, кто своим заботливым микроменеджментом поможет вам решить очень многие вопросы кадрового развития.

Подведём итоги

Итак, чтобы исцелить управленцев от параноидального микроменеджмента, необходимо:

  • обучить руководителей разбираться не с проблемами, а с их причинами;

  • перейти от контроля присутствия (в офисе или интернете) к контролю результатов;

  • внедрить лидерство по компетенциям, наделив сотрудников полномочиями для принятия решений в стандартных и нестандартных ситуациях;

  • предоставить право на ошибку всем сотрудникам и определить форму «работы над ошибками»;

  • планировать развитие сотрудников с тем, чтобы они расширяли свою автономию;

  • планировать развитие руководителя в привязке к его личным интересам;

  • формализовать роль эксперта-наставника вне зависимости от того, работает ли он с новичками или же «выращивает» высокопотенциальных кандидатов на руководящие должности.


Чтобы не пропустить интересную и полезную для вас статью о малом бизнесе, подпишитесь на наш Telegram-канал, страницу в Facebook и  канал на «Яндекс. Дзен».
biz360

Лечение невроза в клинике «Доктор Чой» — эффективные восточные и западные методики

�Невроз — это острое или хроническое психическое расстройство, которое проявляется апатией, повышенной раздражительностью, быстрой утомляемостью и поведенческими нарушениями. Согласно данным Всемирной Организации здоровья, в мире от данной патологии страдает каждый пятый человек. По этой причине профилактика и лечение неврозов является актуальной проблемой, при которой необходима помощь квалифицированного специалиста.

В клинике «Доктор Чой» вы можете получить качественное лечение этого нарушения с помощью как современных европейских методик, так и уникальных восточных практик. Для каждого пациента наши врачи подбирают уникальную программу терапии, которая позволяет как справиться с расстройством любой тяжести, так и вылечить сопутствующие болезни, имеющиеся у пациента.

Консультация, назначение лечения
1500 — 4000 руб

Заказать звонок

Виды неврозов и их причины

Состояние невроза является следствием тяжелой психической травмы или длительного эмоционального напряжения. Причиной этого может быть смерть или болезнь близкого человека, резкое изменение социального или материального положения и другие факторы.

Основные формы неврозов:

  • Неврастения. Встречается чаще всего. Проявляется слабостью, эмоциональной неустойчивостью, раздражительностью.
  • Хронический ипохондрический невроз. Человек с данным расстройством постоянно находит у себя несуществующие болезни и без причин беспокоится о своем здоровье.
  • Невроз навязчивых мыслей. Больного постоянно преследуют параноидальные мысли, он становится чрезмерно подозрительным, мнительным и впечатлительным.
  • Истерический невроз. Характерен для женщин. Проявляется истерическими приступами с тошнотой, головокружением, слезами и обмороками.
  • Тревожный невроз. Человек постоянно ощущает тревогу, страх, боязнь. В некоторых случаях появляются панические атаки.
  • Невроз навязчивых движений. Более типичен для детей. У ребенка возникают бредовые идеи, которые влекут за собой повторяющиеся неадекватные действия и поступки.

Отдельно выделяют невроз сердца – болезнь, особенностью которой является функциональное нарушение работы сердечной мышцы. Болезнь развивается вследствие нейроинфекций, гормональных сбоев, черепно-мозговых травм.

Получить консультацию специалиста или записаться на прием

Симптомы патологии

Типичным признаком любого невротического расстройства является изменение психоэмоционального состояния и поведения человека. Больной становится раздражительным, замкнутым, «разбитым». Нередко наблюдаются проблемы со сном и аппетитом (анорексия, булимия). Часто появляются необоснованные страхи, переживания, тревожность.

У многих больных также наблюдаются вегетативные расстройства. Сильный невроз может сопровождаться вегетососудистой дистонией, скачками артериального давления, приступами тахикардии. Человека могут беспокоить частые головные боли, боли в животе, быстрая утомляемость.

Методы диагностики

Диагностикой и лечением неврозов личности должен заниматься врач-психотерапевт или психиатр. Опытный специалист может поставить диагноз уже после первой беседы с пациентом. Для выявления сопутствующих заболеваний и расстройств используется биорезонансная диагностика. Методика позволяет своевременно выявить серьезные нарушения в работе многих органов и систем, которые возникли из-за длительного психического расстройства.

Как избавиться от проблемы

Больные часто интересуются, где лечат эту патологию и можно ли избавиться от нее без приема фармакологических средств. В лечении навязчивых и других неврозов наиболее эффективны методики, которые помогают человеку расслабиться и снять стресс. В этих целях используется точечный массаж, иглорефлексотерапия и остеопатия. Фитотерапия способна полностью заменить прием агрессивных препаратов.

Неотъемлемой частью борьбы с расстройством также является изменение образа жизни. Человеку требуется регулярный отдых, полноценный сон и здоровое питание. Кроме того, ему необходимы регулярные консультации психолога или психотерапевта.

Лечение неврозов в клинике «Доктор Чой»

Неврозом называют расстройство психики, возникающее на фоне психоэмоционального перенапряжения и тяжелых перенесённых эмоциональных травм. Согласно существующей статистике, нервозы являются одними из самых распространенных психических нарушений, с которым сталкивается почти 20% людей на планете.

Неожиданное изменение социального статуса или финансового положения, смерть или тяжелая болезнь родственника могут стать причиной заболевания.

В клинике «Доктор Чой» для лечения неврозов используется уникальная комбинация западных психотерапевтических методик и азиатских техник. В результате одновременного воздействия различных приемов, специалистам удается быстро стабилизировать психоэмоциональное состояние больного и избавить его от соматических симптомов.

Проявления неврозов

Симптомы расстройства зависят от его формы. В современной психиатрии выделяют следующие виды неврозов:

  • Неврастения. Вызывает эмоциональную неустойчивость пациента, гипертрофированной реакцией на внешние раздражители.
  • Истерия. Вызывает истерические припадки, сопровождающиеся физиологическими симптомами, вплоть до обморочных состояний.
  • Невроз навязчивых мыслей. Человек становится мнительным, беспокойным, его преследуют параноидальные идеи.
  • Невроз навязчивых состояний. Проявляется не только навязчивыми мыслями, но и повторяющимися действиями, с помощью которых человек стремится снизить уровень тревожности.

Лечение невроза зависит от диагностированной формы расстройства. Перед выбором терапии необходимо пройти осмотр у врача-психотерапевта или психиатра.

Эффективные методики лечения неврозов

Для успешного лечения неврозов часто используется медикаментозная терапия, но это не единственный способ контроля над тревожными состояниями. В клинике «Доктор Чой» применяют комбинацию методик, направленных на избавление человека от психоэмоциональных перегрузок. К таким методам относятся:

  • Точечный массаж.
  • Остеопатия.
  • Иглорефлексотерапия.
  • Фитотерапия.

В результате специалистам удается отказаться от назначения агрессивных препаратов и добиться быстрого улучшения состояния своих пациентов.

Цены и методы лечения в нашей клинике

Клиника «Доктор Чой» оказывает услуги по комплексному лечению различных видов психических расстройств в Москве. Для борьбы с проблемой мы используем методики европейский и восточной медицины – оптимальное сочетание психотерапии, медикаментозного лечения и методов альтернативной медицины позволяют быстро вернуть человека к нормальной жизни.

Чтобы уточнить, как снять тяжелый невроз в вашем случае, запишитесь на консультацию в нашей клинике. Уточнить дату и время визита можно по телефону.


Читать также

Методы лечения неврозов

Может ли невроз пройти без лечения?

Можно ли с неврозом водить машину?

Невроз и депрессия: в чем разница?

Неврозы у детей: причины, симптомы, лечение

Причины развития неврозов

Лечение неврозов иглорефлексотерапией

Обитель зла — МедиаРязань

«Когда человек ищет, чем подтвердить свои параноидальные идеи, он всегда находит»

Виктор Пелевин, «Священная книга оборотня»

«Ты спрашиваешь, как здесь дела. Если коротко, надежда на то, что обступившее со всех сторон коричневое море состоит из шоколада, тает даже у самых закалённых оптимистов. Причём, как остроумно замечает реклама, тает не в руках, а во рту»

он же, там же


Говорят, весной обостряются чувства и эмоции. Возможно. У меня лично ничего, кроме гастрита, в это заштампованное обязательной радостью время года не обостряется. Хотя нет: как только среднесуточная температура воздуха достигает положительных отметок, во мне до предела обостряется бойцовский дух. Вот уже несколько лет подряд весной начинается противостояние меня со мной.

Итак, под окнами моей квартиры, расположенной, как говаривали в прежние докапиталистические времена, на еврейском (то есть втором) этаже, стоит гриб. Он не вырос там самопроизвольно, а является плодом депутатской программы, реализованной народным избранником в период предвыборных волеизъявлений жителей нашего двора. Сразу скажу, я была против. Учитывая, что в оппозиции я оказалась одна, грибок всё-таки установили. Я, конечно, понимаю, что представитель наших интересов хотел как лучше, и возможно, это ему удалось: по крайней мере, с десятку человек и одной кошке он в некотором роде угодил. Впрочем, мне теперь остаётся удовлетворяться тем, что теперь в оппозиции грибу я уже не одна — в мой лагерь переметнулись некоторые соседи.

Дело в том, что проклятый гриб с песочницей и колченогой лавкой совершенно не даёт спать по ночам и продолжает нервировать днём. Я понимаю, что грибы на Рязанщине — это больше чем грибы, ибо обладают магической силой. Кстати, я совершенно не удивляюсь тому, что рязанские грибы считаются глазастыми! Мой гриб, между прочим, не только глазастый, он ещё орёт и матерится, а кроме того, получает удовольствие от того, что захлёбывается в грязи, — каждое утро вокруг него накапливается столько мусора, что у нашего дворника с весны до поздней осени месячник по благоустройству проводится ежесуточно.

Свой день эта поганка начинает с того, что приманивает к себе кошку из дома напротив. Ежедневно — между семью и восемью часами утра — несчастное животное, будучи не в силах сопротивляться грибным флюидам, выходит из подъезда и крадущейся походкой, озираясь по сторонам, направляется под шляпку. Там, тщательно порывшись в песке, который, завезли, видимо, специально для этого, кошара, задрав хвост, делает своё чёрное дело. Очевидно, осознавая гадость своего поступка, кошка торопливо скрывает его (поступка) продукт и трусцой удаляется. Через пару часов грибу удаётся приманить ни в чём не повинных детей. Ангельские создания не понимают, что роются в осквернённом песке, лепят пирожки и весело хохочут отнюдь не по своей воле, а по грибной. Я пыталась раскрыть им чистые глазёнки, но они не слушают.

Самое страшное начинается с наступлением темноты, когда под гриб слетаются и сползаются вурдалаки. Они садятся вокруг дьявольской ножки и начинают вертепить. Их страшный гогот рикошетом ударяется о стены окружающих гриб домов, их песни и звон бутылок с зельем разносится по двору от заката до рассвета. Нечисть покидает своё капище лишь с первыми лучами солнца. И всё начинается сначала: кошка, дети, ведьмаки…

Как-то ночью мы с соседями вызвали наряд полиции. Про влияние гриба, конечно, ничего заранее рассказывать не стали — вдруг не поверят. А вот на вурдалаков, принимающих вид пьяных молодых людей, нажаловались. Приехала полиция, вурдалаки сделали вид, что испугались, и гриб покинули. Воспользовавшись временным затишьем, я ненадолго вздремнула. Однако через час после того, как исчез полицейский уазик, нечисть вернулась на место. И снова: ведьмаки, кошка, дети, ведьмаки…

Люди! Я не сплю уже которую ночь, ежегодная весенне-летняя война с грибом только началась! Не дадим грибам захватить у нас всё!

«Когда человек ищет, чем подтвердить свои параноидальные идеи, он всегда находит»

«Ты спрашиваешь, как здесь дела. Если коротко, надежда на то, что обступившее со всех сторон коричневое море состоит из шоколада,… 

САЛЮС

Психиатр – это врач, который занимается диагностикой, лечением и профилактикой психических заболеваний.

На данный момент, в психологии существуют следующие направления:

  • Организационная психиатрия;
  • Судебная психиатрия;
  • Психофармакология;
  • Социальная психиатрия;
  • Возрастная психиатрия;
  • Наркология.

КАКИЕ ЗАБОЛЕВАНИЯ ЛЕЧИТ ПСИХИАТР

Список заболеваний, которыми занимается врач-психиатр, очень широк и постоянно пополняется. Чаще всего к врачу обращаются с такими заболеваниями:

  • Попытки суицида;
  • Галлюцинации, бред, параноидальные идеи;
  • Фобии;
  • Не проходящая бессонница;
  • Психозы, различные душевные расстройства;
  • Эпилепсия;
  • Шизофрения;
  • Белая горячка;
  • Истерические припадки;
  • Булимия;
  • Анорексия;
  • Болезнь Альцгеймера.

С КАКИМИ СИМПТОМАМИ СЛЕДУЕТ ОБРАЩАТЬСЯ К ПСИХИАТРУ

Поводом обратиться к психиатру могут стать следующие симптомы:

Для взрослых:

  • Выраженная агрессия;
  • Полная апатия к различным ситуациям;
  • Полное отсутствие или не исчезающий голод;
  • Постоянная паника, агрессия;
  • Не проходящая тревога;
  • Беспричинная обидчивость;
  • Ярко выраженное желание постоянного употребления алкоголя, наркотических препаратов, табака;
  • Проблемы с памятью.

Для детей:

  • Агрессивность, жестокость;
  • Фобии;
  • Отсутствие чувства опасности;
  • Симптомы анорексии, булимии;
  • Склонность к суициду.

КОНСУЛЬТАЦИЯ ПСИХИАТРА

В медицинском центре «Салюс» вы можете проконсультироваться у высококвалифицированного специалиста. Врач поможет в диагностировании заболевания, а также назначит эффективное лечение.

ДИАГНОСТИКА ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

Установка верного диагноза считается важнейшим этапом в психиатрической помощи, ведь именно на его основе будет определяться дальнейшее лечение. Врач опросит пациента или его родственников и проведет несколько тестов. Врач также может направить на следующие исследования:

  • Томография;
  • ЭЭГ;
  • Нейрофизиологическая тест-система;
  • Генетические, иммунологические исследования.

Основываясь на эти данные, врач поставит диагноз и определит условия лечения.

ЛЕЧЕНИЕ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

После установки диагноза, определяется стратегия лечения, в которую входит медикаментозная и немедикаментозная терапии. При несвоевременном обращении за психологической помощью, могут также возникнуть различные патологии в сердечно-сосудистой, гормональной, иммунной и пищеварительной системах. При необходимости, врач-психиатр может работать со специалистами других направлений, для корректировки и оказания более результативного лечения.

Определение, симптомы, признаки, причины, лечение

Что такое параноидальные представления?

Параноидальные представления — это симптом, который может возникать при пограничном расстройстве личности, посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР) и психотических расстройствах, таких как шизофрения. Это временная паранойя, связанная со стрессом. Паранойя характеризуется переживанием ощущения угрозы, преследования или заговора. Она также может относиться к убеждениям, вызывающим общую подозрительность в отношении мотивов или намерений других.

Если у вас пограничное расстройство личности (ПРЛ), вероятно, вы испытали временное параноидальное мышление в условиях стресса. Это один из возможных критериев для диагностики в соответствии с текущим Диагностическим и статистическим руководством по психическим расстройствам (DSM- 5).

Симптомы

Симптомы параноидального мышления могут различаться по продолжительности и степени тяжести. У некоторых людей могут возникать очень короткие легкие параноидальные мысли. Для других эти мысли могут быть более серьезными и стойкими.Некоторые общие симптомы включают:

  • Тревога и стресс
  • Трудности во взаимоотношениях
  • Недоверие
  • Чувство эксплуатации
  • Чувство изоляции
  • Чувство жертвы
  • Чувство преследования со стороны других
  • Интерпретация языка тела, слов и взглядов как враждебных
  • Думая, что они за
  • наблюдают или шпионят

Параноидальные представления — это не то же самое, что бредовая паранойя, которая включает в себя ложные и неизменные убеждения.

Например, если вы страдаете бредовой паранойей, у вас может быть постоянное убеждение, что правительство прослушивает ваш дом и машину, чтобы следить за вами. Параноидальная идея может возникнуть временно. Например, вы можете увидеть двух людей в коридоре, которые разговаривают, и на мгновение поверить, что они говорят о вас.

Диагностика

Параноидальные представления — один из симптомов, по которым может быть поставлен диагноз пограничного расстройства личности.Чтобы получить диагноз пограничного расстройства личности, вам необходимо пройти обследование у квалифицированного специалиста по психическому здоровью.

Хотя окончательного теста на это заболевание нет, вот некоторые из общих признаков и симптомов:

  • Проблемы с гневом, такие как чрезмерная ярость в неподходящих ситуациях, взрыв ярости или неспособность контролировать свой гнев, возможно, сопровождаемое чувством вины или стыда
  • Восприятие себя, которое часто меняется и влияет на ваши мысли, поведение, мнения , отношения и настроение
  • Экстремальные усилия, чтобы избежать реального или мнимого отвержения или оставления со стороны других
  • Чувство разобщенности со своим телом и / или разумом и параноидальные мысли, вызванные стрессом
  • Интенсивные и нестабильные отношения любви и ненависти с другими людьми
  • Постоянное чувство скуки и / или пустоты
  • Рискованное импульсивное поведение, такое как походы по магазинам, употребление запрещенных наркотиков или рискованный секс
  • Суицидальное поведение и / или поведение, которое вредно для вас
  • Времена сильных эмоций, которые длятся от нескольких часов до нескольких дней и включают депрессию, тревогу или раздражительность

Причины

Никто не знает, что вызывает ПРЛ или параноидальные мысли, которые могут сопровождать это состояние.Считается, что могут быть задействованы факторы окружающей среды, генетика и аномалии мозга.

  • Изменения в головном мозге : В мозге могут быть аномалии, которые могут привести к развитию ПРЛ. Это особенно верно в отношении областей мозга, которые контролируют эмоции и суждения.
  • Детская травма : В частности, люди с историей жестокого обращения с детьми, пренебрежения или другой детской травмы более склонны к ПРЛ.
  • Семейная история : Если у вас есть родитель или брат или сестра с ПРЛ, с большей вероятностью разовьют его самостоятельно.
  • Прерывания в рассуждении : у людей больше шансов иметь параноидальные мысли, когда их способность рассуждать и интерпретировать окружающий мир скомпрометирована
  • Стресс : Стрессовые и травмирующие события часто играют роль в запуске параноидных идей .

Лечение

Если у вас возникают параноидальные мысли из-за ПРЛ, важно найти подходящее лечение для вашего состояния. Ваш план лечения, скорее всего, будет включать комбинацию лекарств и психотерапии.Взаимодействие с другими людьми

Копинг

Параноидальные мысли при ПРЛ обычно вызваны стрессом. Поиск способов управлять уровнем стресса может быть эффективным способом справиться с параноидальными мыслями. Вот некоторые стратегии, которые вы можете попробовать:

  • Глубокое дыхание : это распространенная техника управления стрессом, которая включает медленные глубокие вдохи. Это может помочь расслабиться и облегчить чувство тревоги. Этот метод особенно полезен, потому что его можно использовать где угодно и когда угодно.
  • Медитация : эта древняя техника имеет широкий спектр преимуществ для здоровья, включая снятие стресса и беспокойства. Существует множество медитативных техник, но медитация осознанности — стратегия, которая предполагает сосредоточение внимания на настоящем — может быть особенно полезной.
  • Прогрессивное расслабление мышц (PMR) : Этот метод включает в себя напряжение, а затем расслабление различных групп мышц по всему телу. После некоторой практики люди могут использовать PMR, чтобы быстро вызвать чувство расслабления.
  • Регулярные упражнения : Физические упражнения — отличный способ справиться со стрессом. Исследования также показали, что упражнения могут помочь управлять реакцией организма на тревогу
  • Визуализация : Этот метод включает использование мысленных образов, чтобы помочь вызвать более расслабленное состояние ума. Например, когда вы обнаруживаете, что испытываете параноидальные или панические мысли, вы можете сосредоточиться на изображении, которое поможет вам почувствовать себя спокойным и заземленным.
  • Йога : этот вид упражнений может стать отличным способом сочетать физическую активность с успокаивающими медитативными движениями.

Параноидальное расстройство личности (PPD) — HelpGuide.org

Параноидальное расстройство личности (PPD) — это серьезное психическое заболевание, которое определяется недоверием и подозрительностью, которые настолько сильны, что мешают образам мышления, поведению и повседневной деятельности. Человек с PPD может испытывать глубокую настороженность по отношению к другим, всегда настороже на признаки того, что кто-то пытается им угрожать, плохо обращаться или обмануть. Какими бы необоснованными ни были их убеждения, они могут неоднократно подвергать сомнению верность, честность или надежность других.Когда они понимают, что их преследуют, отвергают или пренебрегают, они, скорее всего, ответят вспышками гнева, контролирующим поведением или перекладывают вину на других.

Восприятие страха и недоверия, сопровождающее PPD, может очень затруднить формирование и поддержание близких отношений, влияя на способность человека функционировать дома, на работе и в школе. Если у вас есть любимый человек с параноидальным расстройством личности, вы можете чувствовать разочарование из-за их искаженного взгляда на мир, измученные их постоянными обвинениями или подавленные их враждебностью и упрямством.Может показаться, что они способны находить и преувеличивать негативные аспекты любой ситуации или разговора.

Профессиональное лечение может помочь человеку с параноидальным расстройством личности справиться с симптомами и улучшить свое повседневное функционирование. Но из-за самой природы расстройства большинство людей с PPD не обращаются за помощью. Что касается их опасений, то их опасения оправданы, и любые попытки изменить их образ мышления только подтверждают их подозрения, что люди каким-то образом «хотят их заполучить».

Тем не менее, несмотря на серьезные проблемы, с которыми приходится иметь дело человеку с PPD, вы не совсем бессильны. Вы можете предпринять шаги, чтобы побудить любимого человека обратиться за помощью, поддержать его лечение и установить твердые границы для сохранения собственного психического здоровья и благополучия.

Признаки и симптомы параноидального расстройства личности

PPD часто впервые появляется в раннем взрослом возрасте и чаще встречается у мужчин, чем у женщин. Исследования показывают, что это может быть наиболее распространенным у людей с семейным анамнезом шизофрении.Человек с параноидальным расстройством личности не считает свое подозрительное поведение необычным или необоснованным. Скорее, они видят в этом защиту от дурных намерений и обманчивой, ненадежной деятельности тех, кто их окружает.

Распространенные симптомы PPD включают:

  1. Беспричинное подозрение, что другие пытаются их использовать, причинить вред или обмануть.
  2. Одержимость отсутствием лояльности или надежности семьи, друзей и знакомых.
  3. Отказ доверять людям из опасения, что любая информация, которую они разглашают, будет использована против них, что часто приводит к их изоляции от других.
  4. Интерпретация скрытых злонамеренных значений в невинных жестах, событиях или разговорах.
  5. Быть чрезмерно чувствительным к воспринимаемым оскорблениям, критике или пренебрежению, быстро реагировать на суждения и затаить обиду.
  6. Реагирует на воображаемые нападения на своего персонажа гневом, враждебностью или контролирующим поведением.
  7. Неоднократно безосновательно подозревая своего романтического партнера или супругу в неверности.

Несмотря на то, что параноидальное расстройство личности является одним из наиболее распространенных расстройств личности, его бывает трудно обнаружить, пока симптомы не перейдут от легких к более тяжелым.В конце концов, большинство из нас в какой-то момент своей жизни вели себя недоверчиво, подозрительно или враждебно, не ставя диагноз PPD.

Выявление признаков параноидального расстройства личности может быть еще более сложным, поскольку оно часто сочетается с другими проблемами психического здоровья, такими как тревожное расстройство (часто социальная тревога), обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), злоупотребление психоактивными веществами или депрессия.

Диагностика PPD

Чтобы подтвердить диагноз параноидального расстройства личности, психиатр будет искать по крайней мере четыре из вышеперечисленных симптомов.Они также захотят исключить паранойю, проистекающую из психотического эпизода, связанного с другим состоянием, таким как биполярное расстройство, шизофрения или депрессия с психозом.

Если вы заметили симптомы параноидального расстройства личности у кого-то, кто вам небезразличен, важно помнить, что вы не можете их исправить или принудить к лечению. Однако вы можете побудить их обратиться за профессиональной помощью и поддержать их в процессе выздоровления.

Лечение PPD

Лечение параноидального расстройства личности в основном сосредоточено на психотерапии.Психотерапевт может помочь вашему любимому человеку развить навыки сочувствия и доверия, улучшить общение и отношения, а также лучше справляться с симптомами PPD. Поскольку присутствие других людей может подпитывать параноидальные мысли и тревожное поведение, ваш любимый человек с большей вероятностью получит пользу от индивидуальной, а не групповой терапии.

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может помочь человеку с параноидальным расстройством личности распознать свои деструктивные убеждения и образ мышления.
  • Изменяя то, как эти убеждения влияют на их поведение, КПТ может помочь уменьшить паранойю и улучшить взаимодействие вашего любимого человека с другими.
  • CBT также может помочь им научиться лучше справляться со своими эмоциями, помимо нападок на других.

Препятствия на пути к лечению

Первая серьезная проблема для человека с параноидальным расстройством личности состоит в том, чтобы признать, что в его мышлении что-то не в порядке, и с готовностью принять необходимость лечения. Попытка заставить кого-то с PPD обратиться за помощью часто приводит к обратным результатам, усиливая их сопротивление и разжигая их паранойю, что люди сговариваются против них.

Еще одно препятствие на пути к лечению — преодоление подозрений и недоверия человека с PPD к тем, кто пытается им помочь, включая терапевта. Как и во всех отношениях, доверие является основным компонентом эффективных взаимоотношений терапевта и клиента. Если ваш любимый человек с подозрением относится к мотивам терапевта, беспокоится о раскрытии личных данных или иным образом ему неудобно доверять им, терапия вряд ли будет успешной.

Поиск подходящего терапевта для лечения любого психического расстройства часто требует времени и усилий — особенно это касается параноидального расстройства личности.Человек с PPD должен чувствовать, что он работает в сотрудничестве с терапевтом, а не лечит его навязчиво. Может потребоваться несколько попыток найти подходящего терапевта и может потребоваться долгосрочная программа лечения для постоянного контроля симптомов PPD.

Лекарство

Не существует лекарств, специально предназначенных для лечения параноидального расстройства личности, хотя антипсихотические препараты могут использоваться для лечения тяжелых симптомов паранойи. Также могут быть назначены другие лекарства, чтобы помочь справиться с сопутствующими состояниями, такими как тревога или депрессия.

Хотя они могут быть полезными в сочетании с терапией, многие люди с PPD с подозрением относятся к приему лекарств, особенно если польза не очевидна сразу.

Как PPD влияет на отношения

Если у вас есть отношения с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, вы уже знаете, насколько они могут быть стрессовыми и эмоционально бурными. Независимо от того, имеете ли вы дело с супругом, партнером или членом семьи, подозрительность, показание пальцем и искажение ваших слов с целью обозначить что-то еще могут иметь серьезные последствия.Словесные оскорбления, невнимательность к своим чувствам и упрямая вера в то, что они всегда правы, могут заставить вас почувствовать, будто вы ходите вокруг них по яичной скорлупе. А их ревность и контролирующее поведение могут мешать вам поддерживать другие отношения и социальные связи, оставляя вас чувствовать себя изолированным и одиноким.

Вы, вероятно, чувствуете, что человек с PPD никогда не видит вас таким, какой вы есть на самом деле. Они настолько осторожны в своих чувствах и параноидально относятся к раскрытию чего-либо личного о себе, что может быть трудно когда-либо почувствовать себя близкими.

В здоровых отношениях доверие со временем углубляется по мере того, как два человека лучше узнают друг друга. Но в отношениях с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, часто происходит обратное. Чем дольше вы состоите в отношениях, тем меньше доверяет вам человек с PPD и тем более подозрительным к вам он становится.

Хотя легко потерять надежду или ошеломить, ваши отношения можно стабилизировать, поощряя любимого человека лечиться и принимая меры для установления здоровых границ.

Как справиться с паранойей близкого человека

Каким бы обидным и запутанным ни был человек с поведением PPD, постарайтесь помнить, что параноидальные убеждения и беспорядочное мышление вашего любимого человека происходят из-за страха. Хотя их убеждения могут быть совершенно необоснованными, страх, беспокойство и страдания, которые они испытывают, вполне реальны.

Признать свою боль . Хотя вам не нужно соглашаться с необоснованными убеждениями любимого человека, вы можете признать и утешить чувства, которые подпитывают эти убеждения.Признание своей боли может помочь им почувствовать себя в большей безопасности и рассеять гнев и враждебность.

Не спорьте об их ошибочных убеждениях и сразу же отвергайте их. Человек с PPD неверно интерпретирует события как угрожающие, и попытки рационального спора с ними только укрепят его веру в то, что вы пытаетесь их обмануть. Вместо этого уважайте их убеждения, но сосредоточьтесь на страхах, стоящих за их заявлениями. Открытый разговор о том, что они чувствуют, не подтверждая их параноидальное мышление, может помочь уменьшить их стресс и тревогу.

Установить границы . Независимо от того, насколько сильно ваш любимый человек испытывает боль, это не значит, что он может свалить ее на вас. Установление четких границ может помочь человеку с PPD увидеть разрушительные последствия своего поведения, что, в свою очередь, может побудить его обратиться за лечением. Например, вы можете прояснить, что если они обвинят вас в обмане или мешают видеться с друзьями, вы уйдете, пока они не начнут лечение. Четко изложите правила и последствия, но только если вы готовы их выполнять.

Упростите общение . Старайтесь использовать ясный, недвусмысленный язык, чтобы снизить вероятность того, что любимый человек неправильно истолкует то, что вы говорите. Если любимый человек начинает искажать ваши слова, постарайтесь дать разъяснения, не защищаясь.

Поощрять упражнения . Регулярная физическая активность высвобождает эндорфины, которые могут снять напряжение, улучшить настроение вашего близкого и помочь справиться с симптомами стресса, беспокойства и депрессии. Добавление элемента внимательности — действительно сосредоточение внимания на том, как тело чувствует себя во время тренировки — также может помочь вашему любимому человеку прервать поток негативных мыслей, бегущих в его голове.

Способствовать релаксации . Людям с параноидальным расстройством личности часто трудно расслабиться. Вы можете помочь, поощряя регулярные расслабляющие практики, такие как йога или медитация.

Забота о себе

Взаимоотношения с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, требуют сострадания, терпения и большого понимания. Но если вы не будете осторожны, это также может быть невероятно утомительным и захватить вашу жизнь. Из-за пессимизма любимого человека мир может казаться темным и негативным, поэтому очень важно предпринять шаги, чтобы поднять собственное настроение и повысить самооценку.

Ведение других отношений . Параноидальное расстройство личности вашего любимого человека и связанное с ним контролирующее поведение могли заставить вас изолироваться от семьи и друзей. Но важно установить границы относительно возможности поддерживать свою социальную жизнь. Вам нужен регулярный контакт с семьей и друзьями для поддержки, расслабления и веселья. Если вы отказались от старых социальных связей, никогда не поздно завести новых друзей.

Найдите время, чтобы расслабиться и расслабиться .Когда вы имеете дело с человеком, страдающим параноидальным расстройством личности, вам может казаться, что вы попали в эпицентр бури. Важно восстановить равновесие и перспективу, приняв ежедневную практику расслабления, такую ​​как йога, глубокое дыхание или медитация. Хорошее место для начала — медитация под руководством HelpGuide’s Eye of the Storm.

Упражнение . Физическая активность может быть столь же важной для снижения уровня стресса и беспокойства, как и для вашего любимого человека с PPD. Возможно, вы даже сможете вместе заниматься спортом или заниматься йогой, помогая мотивировать и воодушевлять друг друга.

Хорошо питайтесь и высыпайтесь . Когда вы сталкиваетесь с проблемой психического здоровья любимого человека, легко пренебречь диетой и сэкономить на сне. Но когда вы хорошо едите и много высыпаетесь, вы лучше справляетесь со стрессом, сохраняете терпение и контролируете свою эмоциональную реакцию.

Опасно параноик? Обзор и стратегии психиатрической оценки широко распространенного синдрома

• Первый утверждал, что паранойя в значительной степени психогенная и интегрирована в ранее существовавшую личность и историю жизни человека или является ее продолжением.
• Второй приводил доводы в пользу органической основы расстройства, ссылаясь на переживание странности в момент начала, принявшее форму резкого проявления симптомов, которые индивидуум воспринимает как чужеродные и бессмысленные.

Лакан синтезировал эти взгляды, концептуализировав последнее проявление симптомов как внезапное появление аффективного состояния с органической основой, которая изначально была лишена смысла. Симптом на втором этапе обязательно оказался в истории жизни человека и в преморбидной личности.Из-за своей роли в возникновении психотического заболевания эти ранние симптомы отмечали точку в психике, где человек был наиболее уязвим для будущей декомпенсации, включая переход к акту насилия, с последствиями для лечения и профилактики. 5

Оценка риска насилия: статус риска по сравнению с состоянием риска
Современная оценка риска насилия как в криминальной, так и в психиатрической популяции может делать упор либо на прогнозировании уровня будущего риска для человека, либо на управлении риском. 6 Последний использует динамический подход, который фокусируется на переменных, которые могут изменяться в зависимости от лечения. 7 В этом контексте для оценки риска насилия более важно знать, является ли человек параноиком, чем параноиком ли он или она, и знать, что делает его менее параноиком.

Три основных типа современной оценки риска по-разному объединяют информацию о параноидных состояниях:

Клиническая оценка. Наиболее распространенный подход — клиническая оценка в обычных условиях практики — учитывает паранойю в процессе диагностики, а не только при шизофрении, бредовом расстройстве или параноидальном расстройстве личности.Многие другие психические расстройства связаны с параноидальными иллюзиями и, в еще большей степени, с параноидальными идеями. В своем обзоре 2007 года Freeman 8 отметил, что помимо почти 50% пациентов с шизофренией, страдающих бредом преследования, 44% — с психотической униполярной депрессией, 31% — с деменцией и 28% пациентов, у которых был маниакальный эпизод. также есть бредовые мысли о преследовании.

Freeman 8 также сообщил, что в исследованиях доклинической популяции, из которой были исключены люди с психотическими расстройствами, по крайней мере от 10% до 15% людей регулярно испытывали параноидальные мысли, и они усиливались при наличии тревоги или депрессии.Связано ли параноидальное мышление с риском причинения вреда другим, затем оценивается в каждом конкретном случае в контексте других факторов, включая те, которые могут быть очень специфичными для человека.

Оценка актуарного риска. Второй тип оценки риска, актуарная оценка риска, не всегда включал в свой подход оценку параноидальных идей. Это может быть из-за отсутствия надежных конструкций для измерения паранойи, не связанной с иллюзиями, в тех типах крупных исследований, на которых обычно основываются актуарные инструменты.Например, исследование MacArthur Violence Risk Assessment Study продемонстрировало, что страх и гнев являются двумя наиболее сильными предикторами насилия, что предполагает, что предполагаемая угроза или чувство обиды со стороны другого человека являются предметом жестокого поведения человека. 9

Но анализ бреда в исследовании МакАртура показал, что наличие бреда само по себе не предсказывало насилие в будущем в течение 10-недельного периода после выписки из больницы 10 Исследование действительно показало повышенный уровень насилия среди мужчины с бредом при учете пола. 11 В своем обсуждении Аппельбаум и его коллеги 10 предполагают, что подозрительность может быть более значимым предиктором насилия, чем заблуждения.

Тем не менее, литература о связи между параноидальными иллюзиями и насилием указывает на то, что при определенных условиях параноидальные иллюзии связаны с повышенным риском насилия. К угрозам со стороны эротоманиакальных сталкеров или необычно настойчивых тяжущихся сторон с бредовыми аргументами следует отнестись серьезно, потому что они могут привести к насилию. 12,13 Бред преследования у пациентов с шизофренией коррелирует с более высоким уровнем насилия, чем у пациентов с другими типами бреда. 14,15

Бредовые идеи «угроза / подавление контроля» (TCO), которые можно концептуализировать как форму паранойи, включают в себя веру в то, что кому-то угрожают или контролируют внешние силы. Было обнаружено, что эти заблуждения обычно связаны с ростом насилия. 11

Структурированная клиническая оценка. Этот тип оценки риска включает психометрически подтвержденные категории, которые являются широкими и оцениваются на клинической основе с использованием объективных характеристик случая, а также субъективных характеристик, почерпнутых из клинического интервью.

Самая надежная из рейтинговых шкал этого типа, Историческая, Клиническая, Управление рисками – 20 (HCR-20), включает возможность учета параноидальных идей в рамках переменных «серьезное психическое расстройство» и «активные психотические симптомы». 16 Однако не существует конкретного пункта, который фокусировался бы на преследовании или параноидальных идеях как таковых.

Несмотря на огромные успехи в нашем понимании факторов риска, последние тенденции в исследованиях оценки риска насилия подчеркивают необходимость объяснительной теории выбора действий в конкретный момент и эволюции динамического риска с течением времени. 17 Эти элементы трудно, если вообще возможно, измерить в момент, когда происходит насилие. Стратегии приближения к объяснительной модели включают наблюдение за временной конвергенцией факторов риска и гипотезы относительно возможного существования окончательного общего пути для известных факторов риска.

Восприимчивость к преходящим параноидальным идеям, по-видимому, является хорошим кандидатом для такого конвергентного пути для таких разнообразных переменных, как предыдущее насилие, злоупотребление психоактивными веществами, расстройство личности и воздействие факторов окружающей среды. Каждый из них может способствовать переживанию воспринимаемой угрозы и чувства страха или гнева, в то время как изучение параноидальных иллюзий как таковых как фактора риска насилия может иметь ограниченную полезность. Изучение параноидальных представлений как динамического процесса, который меняется со временем в определенных условиях, может позволить нам создать картину того, что происходит непосредственно перед актом насилия.

Стиль атрибуции
Каковы на сегодняшний день доказательства того, что преходящие параноидальные идеи способствуют риску насилия? В текущих исследованиях преходящие параноидальные представления наиболее точно изучены с помощью конструкции стиля атрибуции, который был исследован в ограниченной степени применительно к насилию.

Стиль атрибуции — это концепция когнитивной обработки, используемая для характеристики степени, в которой человек приписывает причинность позитивных событий своим собственным способностям, приписывая негативные события случайности или внешним факторам и наоборот. 18 Эта общая концепция, однако, связана с одним из основных психопатологических механизмов, присутствующих в параноидальных состояниях, описанных Фрейдом как проекция. В проекции внутреннее состояние, которое иначе было бы невыносимо, воспринимается человеком как свойство внешней среды. В 1922 году Фрейд заметил, что:

«Люди, страдающие паранойей преследования … не могут рассматривать что-либо в других людях как безразличное, и они … принимают мельчайшие указания, которыми их представляют другие, неизвестные люди, и используют их. их в своих иллюзорных ссылках.Смысл их заблуждения в том, что они ожидают от всех незнакомцев чего-то вроде любви. . . параноик не так уж и неправ, считая это безразличие ненавистью, в отличие от своих притязаний на любовь. . . . Они позволяют себе руководствоваться своим знанием бессознательного и перемещать на бессознательное других внимание, которое они отвлекли от своего собственного ». 19

Текущие концептуальные представления стиля атрибуции расходятся с этой психоаналитической формулировкой проекции, и разделите феномен на 4 класса объяснений параноидального поведения в контексте бреда преследования: 20,21

1.Повышенное восприятие угрозы из-за содержания заблуждений, особенно заблуждений ТШО
2. Теория аномалий разума, включающая способность представлять себе умы других, но без сочувствия
3. Атрибутивная предвзятость, которая характеризуется враждебным и угрожающим взглядом на другие и внешние стимулы
4. Ранний неблагоприятный опыт

Смещение атрибуции, также описываемое как параноидальный когнитивный стиль личности, включает искажения в интерпретации безобидных событий.

Бенталл и Тейлор 20 подчеркивают, что, поскольку эти конструкции изучались по отдельности, их сочетание или совпадение в риске насилия еще предстоит выяснить, поскольку многие люди с такими чертами не совершают актов насилия. Недавние попытки изучить взаимосвязь различных аномалий мышления при шизофреническом бреде могут позволить провести дальнейшее изучение этих аспектов как факторов, влияющих на риск насилия. 22

Во всестороннем обзоре бредов преследования Бенталл и его коллеги 18 предлагают эвристическую модель процессов мышления преследования, исходя из данных к вниманию и восприятию, к заключениям, убеждениям и поиску дополнительных данных относительно убеждений. .Эта прогрессивная петля обратной связи заставляет авторов постулировать цикл атрибуции-саморепрезентации, который может объяснить эволюцию Я-концепции и поведения параноидального индивида с течением времени по отношению к биологическим, а также эмпирическим и средовым факторам. Они отмечают, что различие между бредом преследования и бредовой виной, обнаруживаемым при психотической депрессии, трудно провести из-за восприятия неминуемого вреда в обеих концепциях, которые могут рассматриваться либо как преднамеренная злоба, либо как заслуженное наказание.Они отмечают альтернативные определения, которые включают определение бреда, который должным образом классифицируется как преследование, приписывая преступнику переживание умысла.

Трудность выработки четких определений говорит о широком спектре параноидальных иллюзий, которые могут быть обнаружены при других состояниях, кроме шизофрении или бредового расстройства. Исследование острых, ремиссированных (неострых) параноидальных и ремиссированных непараноидных пациентов с шизофренией или шизоаффективным расстройством показывает, что остро параноидальные пациенты с большей вероятностью демонстрируют внешне-личную атрибуцию, когда сталкиваются с негативными событиями, и что ремиссивные пациенты с большей вероятностью это сделают чем контролирует. 23 Это говорит о том, что существует стабильный, хронический компонент стиля атрибуции, который связан с конкретными расстройствами. Другой компонент атрибуции может зависеть от состояния и усиливаться во время психиатрической декомпенсации либо первичного психотического расстройства, либо аффективного расстройства, такого как депрессия.

Атрибуционный стиль был введен в действие за пределами области заблуждений как таковых в исследовании МакНила и его коллег 24 о насилии в выборке из стационаров.Эти исследователи обнаружили, что «агрессивный стиль атрибуции связан с повышенным уровнем агрессивного поведения психиатрических пациентов» за 2 месяца до госпитализации. Импульсивность также была связана с насилием, но не вносила самостоятельного вклада в насилие, если принять во внимание стиль атрибуции. Полученные данные показывают, что агрессивные атрибуции предсказывают насилие за пределами демографических переменных и диагнозов, а также за пределами других установленных предикторов насилия. 24

Nestor 25 представляет 4 ключевых аспекта личности, каждое из которых предположительно может прогнозировать риск насилия у пациентов с определенным психическим расстройством.В дополнение к контролю над импульсами, регулированию аффектов и нарциссизму, параноидальный когнитивный стиль личности был исследован при шизофрении и хронических психотических расстройствах с использованием конструкции смещения атрибуции. Нестор предполагает, что черты личности, связанные с конкретными расстройствами, такими как злоупотребление психоактивными веществами, расстройства личности и шизофрения, могут быть полезны для трансдиагностического изучения в качестве уточненных предикторов склонности к насилию.

Клинические стратегии для психиатрического интервью
Стратегии проведения клинического интервью с пациентами с параноидальным расстройством личности одинаково полезны в более общих условиях параноидальных состояний.Эти стратегии кратко изложены в следующих пунктах. 26,27 Обнаружение скрытых заблуждений с непредсказуемым содержанием по существу требует высокого индекса подозрительности. Из-за правдоподобного характера заблуждения и скрытности человека иногда требуется подробное последовательное обследование. Следует обратить внимание на наличие заблуждения, которое может показаться переоцененной идеей, особенно сильной в контексте тревоги или депрессии. Небрежные заблуждения требуют оценки процесса рассуждения в дополнение к разработке содержания мысли.

Стойкость веры, которая поднимается до уровня заблуждения, может восприниматься пациентом как чувство или интуиция, а не как мысль как таковая. Пациент может быть не в состоянии объяснить, почему он уверен в этом убеждении. Склонность делать поспешные выводы и экстраполировать невероятные особенности истории может указывать на отсутствие гибкости во внутренней логике, которая принципиально не поддается контрпримеру. У людей может быть некоторая поверхностная способность интегрировать данные, которые противоречат заблуждению, но это не следует принимать за диалектическую способность сомневаться в основе своих предположений без иллюзий.

Некоторые общие стратегии могут помочь клиницисту принять правильные решения во время интервью и обеспечить безопасность при разговоре с пациентом с острой паранойей. Следующее включает ключевые моменты, разработанные МакВильямсом 26 и Габбардом 27 относительно пациентов с параноидальным расстройством личности, сгруппированные в 5 основных принципов:

Создать терапевтический альянс, не ожидая доверия. Пациенты-параноики по определению недоверчивы.Чтобы способствовать конструктивному клиническому общению, интервьюеру часто приходится мириться с подозрительностью и сдержанностью пациента. Признание враждебного отношения пациента может успокоить его, поскольку интервьюер тем самым выражает принятие психической реальности пациента, сосредоточенной на страхе. Пациентам с паранойей может потребоваться чувство контроля над собеседованием и над решениями о лечении, когда это возможно. Усилия интервьюера по обеспечению личной безопасности обеих сторон могут обеспечить дополнительный комфорт пациенту, который часто боится собственных деструктивных импульсов, порождаемых параноидальными идеями.

Дайте пациенту изложить свою теорию — и слушайте. Будь то бред или набор переоцененных идей, параноидальное мышление — это попытка создать смысл, который служит определенной цели для пациента. У пациента есть объяснительная теория событий, которые его окружают, счет, неподвластный обычным рассуждениям или заверениям. Попытки успокоить пациента или исправить бредовые убеждения могут вызвать у него чувство унижения или привести к включению интервьюера в бредовую систему. 26

Лакан 28 описал позицию слушателя как позицию «секретаря сумасшедшего», обучения, регистрации рассказа пациента и помощи в формировании содержания мысли в форме, более приемлемой для пациента. Интерпретации клинициста могут восприниматься пациентом как дестабилизирующие или инвазивные и приводящие к усилению преследований. И наоборот, простое наименование эмоций, которые находятся на поверхности дискурса пациента (например, страх и гнев), может снизить интенсивность преследования.В общем, позвольте пациенту говорить о параноидальных идеях в той степени, в которой это не дезорганизует, и сосредоточьтесь на его опыте, не выражая мнения о самих идеях. 5

Соблюдайте оптимальное расстояние. Пациенты-параноики, которым легко угрожает присутствие другого человека или их вторгается, обычно извлекают выгоду из большего физического пространства между собой и интервьюером, чем обычно кажется уместным. Физические движения не должны быть резкими или неожиданными, и любые движения, например, касание ящика стола, следует объяснять заранее. 27

Хотя сочувствие и признание выраженных пациентом чувств обычно полезно, клиницисты должны проявлять осторожность, сохраняя осторожную эмоциональную дистанцию. Уровни сочувствия, приемлемые для других пациентов, могут восприниматься параноиком как навязчивые или унизительные.

Отделите мысли и речь от действий. Параноидальные пациенты, которые испытывают побуждение действовать в соответствии с идеями преследования, часто боятся собственных импульсов и успокаиваются, когда врач напоминает им о различии между мыслями, фантазиями и речью, с одной стороны, и действием, с другой. 26 Вербализация чувств и мыслей часто бывает конструктивной, и пациентов следует поощрять выражать себя словами, а не действиями. Вербализация может также позволить человеку определить факторы стресса и триггеры насилия, которых он может затем избежать, а также прояснить стратегии управления подавляющей тревогой или импульсами.

Сохранять позицию этической честности. Пациенты с параноидальными идеями и предвзятостью атрибуции особенно внимательны и чувствительны к реакции других.Интервьюер должен стремиться быть справедливым и последовательным, а также прямолинейным. Двусмысленные или нерешительные заявления могут быть истолкованы как преследование. Проблемы контрпереноса могут создавать значительные препятствия, заставляя клинициста избегать вопросов, которые могут быть неудобными для пациента, но которые требуют оценки, например, истории насилия. 26

Интервьюер может испытывать страх или гнев в присутствии пациента, и ему следует внимательно относиться к чрезмерному страху, который может сопровождать эскалацию враждебного или угрожающего отношения пациента.Тщательное наблюдение за границами наряду с готовностью клинициста честно признать свои собственные ошибки (когда они случаются) позволяют параноидальному пациенту чувствовать себя в безопасности и в присутствии клинициста с заслуживающим доверия авторитетом, который не будет злоупотреблять своей властью над пациентом. . Важно сохранять непредвзятую позицию, относиться к пациенту с уважением и серьезно относиться к его параноидальным идеям в той мере, в какой они являются центральной чертой его субъективной реальности.

Резюме
Особенности оценки риска насилия у пациентов с параноидальными идеями включают оценку намерения предпринять действия в ближайшем будущем.Особое значение для этой оценки имеет присутствие назначенного преследователя или предполагаемой жертвы, или был ли конфликт доведен до такой степени, что пациент считает, что нет другого решения, кроме как действовать с применением насилия.

Параноидальное мышление, вероятно, будет стимулироваться или усугубляться триггерами, которые в высшей степени идиосинкразичны и встроены в историю жизни и жизненный опыт человека. Клиницисты, которые оказывают постоянную психиатрическую помощь таким людям, имеют возможность со временем узнать об этих конкретных характеристиках.С точки зрения исследования подробные тематические исследования насильственных преступников могут помочь прояснить конкретные механизмы, с помощью которых человек действует в соответствии с идеями или чувствами преследования, и могут привести к уточнению нашего понимания того, как предотвратить насилие в будущем.

Ссылки:

1. Даубиггин И. Бредовый диагноз? История паранойи как концепции болезни в современную эпоху. Историческая психиатрия. 2000; 11 (41, пт 1): 37-69.
2. Postel J, Quetel C. Новая история психиатрии.Париж: Данод; 2004: 218.
3. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, четвертое издание, редакция текста. Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация; 2000: 692.
4. Лакан Дж. Параноидальная психика в отношениях с персоналом. Париж: Сеуил; 1975.
5. Совагья Ф. О специфике элементарных явлений. Психоаналитические тетради London Circle. 2000; 4: 95-110.
6. Heilbrun K, Ogloff JRP, Picarello K. Законы об опасных правонарушителях в США и Канаде.Int J Law Psychiatry. 1999; 22: 393-415.
7. Webster CD, Hucker SJ. Риск насилия: оценка и управление. Западный Сассекс, Великобритания: John Wiley & Sons; 2007.
8. Фримен Д. Подозрительные умы: психология бреда преследования. Clin Psychol Rev.2007; 27: 425-457.
9. Монахан Дж., Стедман Х. Дж., Сильвер Э. и др. Переосмысление оценки риска: исследование психических расстройств и насилия Макартура. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2001.
10. Аппельбаум П.С., Роббинс П.С., Монахан Дж. Насилие и заблуждения: данные исследования оценки риска насилия Макартура.Am J Psychiatry. 2000; 157: 566-572.
11. Тисдейл Б., Сильвер Э, Монахан Дж. Гендер, заблуждения и насилие, связанные с угрозой / контролем и преодолением контроля. Закон Hum Behav. 2006; 30: 649-658.
12. Kamphuis JH, Emmelkamp PM. Преследование: современный вызов судебной и клинической психиатрии. Br J Psychiatry. 2000; 176: 206-209.
13. Mullen PE, Lester G. Злобные истцы и необычайно настойчивые истцы и заявители: от сварливой паранойи до сварливого поведения. Закон о поведении науки. 2006; 24: 333-349.
14.Чунг П., Швейцер И., Кроули К., Таквелл В. Насилие при шизофрении: роль галлюцинаций и заблуждений. Schizophr Res. 1997; 26: 181-190.
15. Swanson JW, Swartz MS, Van Dorn RA, et al. Национальное исследование агрессивного поведения у людей с шизофренией. Arch Gen Psychiatry. 2006; 63: 490-499.
16. Вебстер CD, Дуглас К.С., Ивз Д., Харт С.Д. HCR-20: Оценка риска насилия, версия 2. Бернаби, Британская Колумбия: Институт психического здоровья, права и политики, Университет Саймона Фрейзера; 1997 г.
17. Дуглас К.С., Ским Дж. Л. Оценка риска насилия: конкретизация динамики. Психол Закон о государственной политике. 2005; 11: 347-383.
18. Бенталл Р.П., Коркоран Р., Ховард Р. и др. Бред преследования: обзор и теоретическая интеграция. Clin Psychol Rev.2001; 21: 1143-1192.
19. Фрейд С. Некоторые невротические механизмы ревности, паранойи и гомосексуализма. В: Strachey J, ed. Стандартное издание полных психологических работ Зигмунда Фрейда. Лондон: Hogarth Press; 1955: 226.
20. Bentall RP, Taylor JL. Психологические процессы и паранойя: значение для судебно-поведенческой науки. Закон о поведении науки. 2006; 24: 277-294.
21. Тейлор JL. Насилие и мании преследования. В: Freeman D, Bentall R, Garety P, eds. Бред преследования: оценка, теория и лечение. Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета; 2008: 91-104.
22. Langdon R, Ward PB, Coltheart M. Аномалии рассуждения, связанные с бредом при шизофрении. Шизофр Бык. 11 июля 2008 г. [Epub перед печатью].
23. Aakre JM, Seghers JP, St-Hilaire A, Docherty N. Атрибутивный стиль у бредовых пациентов: сравнение реминувшихся параноидных, реминувшихся непараноидных и текущих параноидных пациентов с непсихиатрическим контролем. Шизофр Бык. 2008 20 мая. [Epub перед печатью].
24. McNiel DE, Eisner JP, Binder RL. Связь между агрессивным стилем атрибуции и насилием со стороны психиатрических пациентов. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 2003; 71: 399-403.
25. Нестор П.Г. Психическое расстройство и насилие: аспекты личности и клинические особенности.Am J Psychiatry. 2002; 159: 1973-1978.
26. Мак-Вильямс Н. Психоаналитический диагноз: понимание структуры личности в клиническом процессе. Нью-Йорк: Guilford Press; 1994.
27. Габбард Г.О. Психодинамическая психиатрия в клинической практике. 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Publishing; 2005.
28. Miller JA, ed. Психозы 1955–1956 (Семинар Жака Лакана). Нью-Йорк: У. В. Нортон; 1997.

Доказательные ссылки
Атрибутивный стиль у бредовых пациентов: сравнение реминувшихся параноидальных, реминувшихся непараноидных и текущих параноидальных пациентов с непсихиатрическим контролем.Шизофр Бык. 2008 20 мая. [Epub перед печатью]. Фриман Д. Подозрительные умы: психология бреда преследования. Clin Psychol Rev.2007; 27: 425-457.
McNiel DE, Eisner JP, Binder RL. Связь между агрессивным стилем атрибуции и насилием со стороны психиатрических пациентов. J Консультируйтесь с Clin Psychol. 2003; 71: 399-403

Паранойя — обзор | Темы ScienceDirect

Психологические осложнения

Сообщалось о панических атаках, паранойе, деперсонализации, дереализации, галлюцинациях и психотических эпизодах при острой интоксикации.Одним из знаковых исследований в дискуссии является шведское исследование мужчин призывников, проведенное Андреассоном и др. (1987), которое показало заметную дозозависимую связь между употреблением каннабиса и риском последующего развития шизофрении (шестикратное увеличение риска для тех, кто имеет употребляли каннабис более 50 раз). Повторный анализ этих данных снизил эту первоначальную цифру до 2,3. Однако данные большого числа качественных методологически обоснованных когортных исследований в настоящее время предоставляют убедительные и последовательные доказательства того, что употребление каннабиса и психотические расстройства связаны, причем употребление примерно вдвое увеличивает риск шизофрении.Использование в возрасте до 16 лет, наличие в семейном анамнезе психотических заболеваний и необычных личных переживаний также, по-видимому, увеличивает риск (Hall 2006; Verdoux et al 2003). Причинно-следственная связь еще не подтверждена, и, несмотря на правдоподобные биологические теории, остаточное искажающее смещение и обратная причинно-следственная связь не могут быть исключены в качестве объяснительных моделей. Есть также убедительные доказательства того, что у мужчин, которые курят каннабис, более ранний возраст начала шизофрении по сравнению с теми, кто этого не делает (Sugranyes et al 2009).

Недавний систематический обзор (Zammit et al, 2008) влияния каннабиса на исход психотических расстройств показал, что употребление конопли неизменно ассоциировалось с увеличением рецидивов и несоблюдением режима лечения. Связь с другими исходами была менее устойчивой, и лишь в нескольких исследованиях адекватно рассматривались искажающие факторы, такие как исходная тяжесть заболевания и употребление алкоголя. Хотя эти неопределенности важно разрешить, сокращение употребления каннабиса остается актуальной терапевтической целью. В то время как постоянное употребление связано с плохими клиническими исходами, включая несоблюдение режима лечения, более высокие дозы лекарств, повышенный риск поздней дискинезии, ухудшение симптоматики, насилие и самоубийство (Атакан, 2008 г.), комплексное лечение в отделениях для раннего психоза может быть эффективным в сокращении употребления психоактивных веществ. и это связано с повышенной вероятностью ремиссии (Lambert et al, 2005).Вне таких интегрированных подходов эффективность более распространенных подходов в этой группе, таких как КПТ и ИМ, менее эффективна и может потребовать более длительных периодов вмешательства.

Хотя уровни депрессивных симптомов кажутся повышенными в поперечных и когортных исследованиях потребителей каннабиса (Degenhart et al, 2003), причинно-следственной связи между употреблением каннабиса и развитием аффективных расстройств не выявлено. Точно так же, хотя более высокие показатели употребления каннабиса обнаруживаются среди людей с тревожными расстройствами, а интенсивные потребители каннабиса имеют более высокий уровень беспокойства, природа отношений не ясна.

8 ключевых черт параноидальных мыслителей

Источник: Pressmaster / Shutterstock

На обыденном языке термин паранойя относится к кому-то, кто чувствует себя чрезмерно подозрительным без всяких на то оснований или кого против него замышляют. Они слишком много вникают во все, что говорят люди, и быстро критикуют, но сами они не открыты для критики. Термин «горы из мухи слона» точно описывает параноиков.

Исследования показывают, что многие из нас, от 15 до 30 процентов, регулярно сталкиваются с подозрительными мыслями.Например, около 42 процентов студентов колледжей сообщили, что по крайней мере раз в неделю другие люди распространяли о них негативные комментарии. Общее эмоциональное состояние параноика является негативным: оно может включать депрессию, тревогу и низкую самооценку.

Паранойя — это психическое расстройство, а не недостаток характера. Параноики склонны иметь ложные представления о мире и людях. Вот восемь таких предубеждений, которые мешают им быть рациональными:

1.Смещение подтверждения

Подозрительный человек — это человек, который о чем-то думает и усиленно ищет подтверждения своим ожиданиям. Он не будет обращать внимания на рациональные аргументы, кроме как найти в них какой-то аспект или особенность, подтверждающую его первоначальную точку зрения.

2. Смещение внимания

Инструмент для предвзятости подтверждения личности — это его внимание. Его внимание интенсивно и чрезвычайно узко. Например, человек с низкой самооценкой очень чувствителен к тому, что другие люди его игнорируют.Они постоянно ищут признаки того, что они могут не нравиться людям.

3. Расстройства мышления

Как только подозрительный человек принимает убеждение, основанное на некотором доказательстве, он неохотно отказывается от него. Столкнувшись с новыми доказательствами, он с меньшей вероятностью пересмотрит свои первоначальные суждения о возможности альтернативных объяснений.

4. Искаженная реальность

Параноики навязывают предвзятый взгляд на реальный мир. Их мыслительные процессы переходят от веры к свидетельству.Параноидальный человек обычно прислушивается и наблюдает только за конкретными уликами, которые его интересуют, которые связаны с подозрительными убеждениями. Например, в разговоре с коллегой он упускает из виду нюансы и упускает из виду истинное намерение, поскольку не умеет читать между строк, вместо этого сосредотачиваясь на том, что он хочет видеть.

5. Бред преследования

Параноики обвиняют других и объясняют жизненные события, обвиняя других. Например, они объясняют негативные события, такие как потеря работы, тем, что приписывают их злонамеренным намерениям других, а не беспокоятся о том, не соответствуют ли они каким-либо образом.(Обратной стороной заблуждения преследования является грандиозность, которая служит для защиты от тревог и уязвимостей. Пытаясь справиться с низкой самооценкой и страхом, что их никто не любит, они убеждают себя, что все любят.)

6. Параноидальная проекция

Проекция — это замена внутренней угрозы, которую человек отрицает, внешней угрозой или напряжением. Например, «я ненавижу его» превращается в «он ненавидит меня». Эта умственная операция занимает центральное место в параноидальном мышлении.Например, параноик, допустивший небольшую ошибку на работе, будет искать признаки неодобрения или неприязни в поведении своего босса. Когда он находит этот знак, предвзятое ожидание становится убеждением в неодобрении.

7. Переоцененные идеи

Переоцененная идея — это простая идея, напоминающая заблуждение и часто определяющая конкретное поведение. Пример — стук по дереву, чтобы защитить себя от несчастья. Многие люди поддерживают «правило 10 секунд», согласно которому вы можете есть пищу, упавшую на землю, только если вы немедленно ее поднимете.Один из аспектов суеверия — это идея магического мышления о том, что вы контролируете мир. Во многих отелях нет 13 этажа. Но что может случиться с гостем на 13-м этаже, чего не произойдет на 14-м этаже?

8. Ошибочное осмысление

Подозрительный человек может быть абсолютно прав в своем восприятии и в то же время абсолютно неправ в своем суждении. Понимание смысла — это глубокая человеческая мотивация, но это не то же самое, что быть правильным.Майкл Газзанига (2008) утверждает, что давление с целью оправдать свои действия отражает работу «системы переводчика» в левом (аналитическом) полушарии мозга. Интерпретатор («Я») вынужден генерировать объяснения и гипотезы независимо от обстоятельств. Другими словами, мозг воспринимает только то, что он хочет. Как заметил Марк Твен: «Проблемы возникают не из-за того, чего мы не знаем, а из-за того, что мы знаем наверняка, но это не так».

Пограничное расстройство личности и параноидальные представления — Центры лечения BrightQuest

Паранойя — частое осложнение среди людей с проблемами психического здоровья.Помимо пограничного расстройства личности, к другим состояниям психического и поведенческого здоровья, которые могут вызывать параноидальные симптомы, относятся:

Шизофрения

Параноидальная шизофрения, или шизофрения с паранойей, развивается в сочетании с бредовым психозом. Люди с этим расстройством убеждены, что они являются целью враждебных заговоров или кампаний саботажа, и что враждебные субъекты или агентства следят за каждым их шагом, активно работая над тем, чтобы помешать, подавить или победить их.Они часто слышат голоса (слуховые галлюцинации), которые, кажется, подтверждают их худшие опасения и могут нуждаться в лечении нейролептиками, чтобы выйти из бредового состояния.

Параноидальное расстройство личности

В то время как параноидальные идеи и представления людей с пограничным расстройством личности преходящи и ситуативны, для людей с параноидальным расстройством личности (PPD) иррациональные страхи и темные навязчивые идеи являются постоянными спутниками. Паранойя воспринимается как образ жизни, а не как захватчик извне.

Расстройства преследования или ревности бред

Люди с бредовым расстройством преследования полагают, что они подвергаются хроническому насилию, эксплуатации или заговору со стороны других людей или зловещих организаций (часто правительственных учреждений). Те, у кого проявляются симптомы ревнивого бредового расстройства, абсолютно уверены, что их супруги или партнеры неверны, и они невосприимчивы к любым свидетельствам, доказывающим обратное.

Подобно шизофрении, бредовые состояния классифицируются как психотические расстройства на основании их способности производить восприятия и концепции, которые кажутся полностью реальными, но полностью иллюзорными.

Расстройства, вызванные употреблением психоактивных веществ

Эти состояния психического здоровья имитируют устоявшиеся формы психических заболеваний, но они вызваны хроническим, нелеченным злоупотреблением психоактивными веществами и зависимостью. Стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин, могут вызывать пугающие и подавляющие чувства паранойи, и, в частности, кокаиновая зависимость уже давно ассоциируется с паранойей, настолько сильной, что может вызвать агрессивное поведение.

Злоупотребление галлюциногенами также может вызывать параноидальные убеждения или представления, и многие люди, которые сообщают о «неудачных поездках», находясь под воздействием ЛСД или других галлюциногенов, описывают, что их преследовали, преследовали или преследовали демоны и другие виды ужасающих монстров.

Галлюцинаций и ложных идей | Деменция Австралия

Люди с деменцией иногда испытывают ряд состояний, в которых они не воспринимают вещи такими, какие они есть на самом деле.

Хотя галлюцинации и иллюзии являются воображаемыми, они кажутся очень реальными для человека, испытывающего их, и могут вызвать сильное беспокойство и даже панику.

Кто они такие?

Галлюцинации

Галлюцинации — это сенсорные переживания, которые не может подтвердить никто, кроме человека, испытывающего их.Такие переживания могут включать любые чувства, но наиболее распространенными являются зрительные и слуховые галлюцинации — человек видит или слышит то, чего нет. Могут быть слышны голоса, могут быть видны люди, которых нет, или могут быть слышны странные и пугающие звуки.

Паранойя

Паранойя характеризуется нереалистичными убеждениями, как правило, либо в преследовании, либо в величии. Люди с деменцией могут полагать, что их хотят получить другие, или что они обладают сверхчеловеческими способностями.Люди с деменцией иногда становятся весьма подозрительными, обвиняя других в краже и хранении или сокрытии вещей, потому что они верят, что кто-то пытается забрать их имущество. Одним из распространенных обвинений является неверность партнера. Такие идеи могут привести к тому, что человек с деменцией станет бояться и сопротивляться попыткам заботиться о нем.

Заблуждения

Заблуждения — это идеи, которые не основаны на реальности, но которые человек с деменцией считает истинными.Их содержание часто может быть сосредоточено на людях, крадущих деньги или другое имущество, или они могут иметь фиксированные представления о людях, намеревающихся причинить им вред.

Ошибочная идентификация

Люди с деменцией могут неправильно идентифицировать других людей или себя. Иногда они не узнают своего партнера как человека, которого они знали. В других случаях они могут подумать, что их отражение в зеркале — это другой человек, и испугаться или подумать, что голоса по радио или телевидению исходят от людей, находящихся в комнате с ними.

Что вызывает галлюцинации и ложные идеи?

Деменция может привести к тому, что человек потеряет способность узнавать вещи, потому что мозг не точно интерпретирует полученную информацию. Примеры этого включают неспособность узнать партнера или дом, в котором он живет.

Проблемы с памятью, возникающие при деменции, могут привести к подозрительности, паранойе и ложным представлениям. Если люди с деменцией не осознают, что у них плохая память, они часто создают интерпретацию, в которой обвиняют кого-то или что-то еще.Это понятно, когда они могут жить в мире, не помнящем недавних событий, где вещи «исчезают», объяснения могут быть забыты, а разговоры не всегда имеют смысл.

Факторы, которые могут вызвать изменение поведения

  • Сенсорные дефекты, такие как плохое зрение или плохой слух.
  • Побочные эффекты некоторых лекарств
  • Психиатрическое заболевание
  • Незнакомая среда
  • Недостаточное освещение делает визуальные подсказки менее четкими
  • Физические состояния, такие как инфекции, лихорадка, боль, запор, анемия, респираторные заболевания, недоедание, обезвоживание.
  • Незнакомые опекуны
  • Нарушение привычного распорядка
  • Неправильная интерпретация сигналов окружающей среды, часто из-за того, что забывают пользоваться слуховым аппаратом или очками.
  • Сенсорная перегрузка из-за того, что слишком много вещей происходит одновременно.

С чего начать

Организуйте медицинский осмотр, чтобы исключить наличие других физических или психических проблем и проверить действие лекарств. Врач также может организовать направление в группы по оценке ухода за престарелыми (ACAT) или специализированное психиатрическое обследование.

Медикаментозное лечение

Иногда лекарства помогают контролировать бред или галлюцинации у людей с деменцией, а иногда помогают контролировать синдромы неправильной идентификации.Однако многие антипсихотические препараты, используемые для лечения этих расстройств, имеют побочные эффекты, такие как скованность, дрожь или сонливость. Новые антипсихотические препараты имеют меньше побочных эффектов, но все же могут вызывать сонливость. Иногда, когда бред и галлюцинации вызывают серьезную проблему, может оказаться целесообразным пробное лекарственное лечение.

Что попробовать

  • Не спорь. Лучше признать, что человека могут напугать бред и галлюцинации.
  • Не ругайте человека за потерю предметов или их сокрытие.
  • Изучите подозрения, чтобы проверить их достоверность.
  • Если возможно, постарайтесь отвлечь человека.
  • Постарайтесь отреагировать на глубинные чувства, которые могут лежать в основе утверждений, которые делает человек.
  • Отвлечения, которые могут помочь, включают музыку, упражнения, занятия, беседы с друзьями и просмотр старых фотографий.
  • Физический контакт может быть обнадеживающим, но убедитесь, что человек готов принять это.
  • Старайтесь поддерживать знакомую обстановку. Если человеку нужно переехать, возьмите что-нибудь знакомое из предыдущего места жительства.
  • Увеличьте освещение в доме и используйте ночное освещение.
  • Старайтесь поддерживать постоянный уход за ребенком и постоянный распорядок дня.
  • Постарайтесь узнать, где обычно прячутся люди.
  • Ведение дневника может помочь установить, проявляется ли такое поведение в определенное время дня или у определенных людей.Выявление таких причин может помочь вам внести изменения, чтобы преодолеть трудности.
  • По возможности держите запасной набор вещей, которые часто теряются, например ключей, кошелька или очков.
  • Некоторые галлюцинации и ложные идеи можно игнорировать, если они безвредны и не вызывают у человека возбуждения.
  • Не принимайте обвинения на свой счет и знайте, что человек не в состоянии контролировать такое поведение.

Поддержка семей и опекунов

Справляться с таким поведением изо дня в день непросто.Очень важно, чтобы вы искали поддержки у понимающего члена семьи, друга, профессионала или группы поддержки.

Имейте в виду, что чувства дистресса, разочарования, вины, истощения и раздражения вполне нормальны.

Кто может помочь?

Обсудите с врачом, что вас беспокоит изменение поведения и его влияние на вас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *