Содержание

Краткий словарь нравственных понятий » 4ЕГЭ

В помощь к сочинению 9.3 ОГЭ.

Альтруизм — желание и стремление бескорыстно принести пользу другим людям, самоотречение, самоотверженность; противоположность эгоизму.

Благоговение — глубочайшее почтение, уважение, преклонение, признание.

Благовоспитанность — умение хорошо держать себя в обществе, обладание хорошими манерами.

Благодарность – способность чувствовать и проявлять признательность за оказанное добро.

Благожелательность — доброжелательность, приветливость.

Благопристойность — соответствие требованиям приличия.

Благоразумие – рассудительность, осмотрительность, здравомыслие.

Благородство – высокая нравственность, достоинство, безукоризненная честность, способность пренебречь личными интересами, открытость и совестливость.

Благотворительность — обеспечение людей благами и услугами, оказание безвозмездной материальной или денежной помощи нуждающимся.

Вежливость — склонность и умение соблюдать правила приличия, воспитанность, учтивость.

Великодушие — обладание высокими душевными качествами, способность прощать и быть бескорыстно уступчивым, готовность жертвовать своими интересами ради других.

Верность — надежность, преданность, постоянство, неизменность в выполнении своих обязанностей, в чувствах и отношениях.

Воля — стремление и способность человека к осуществлению своих желаний, к преодолению препятствий, достижению поставленных целей.

Воспитанность — обладание хорошим воспитанием, знание правил поведения в обществе и умение вести себя в соответствии с этими правилами.

Гуманность – человеколюбие, отзывчивость, внимательность к нуждам других людей.

Гуманизм – признание ценности человека как личности, уважение достоинства и прав человека.

Добродушие – благожелательная приветливость, доброта и мягкость характера.

Добросовестность — склонность честно выполнять свои обязательства; верность, надежность в делах.

Доброта — готовность помогать людям, оказывать им услуги («делать добро»), отзывчивость, душевность.

Долг – нравственная обязанность личности, ответственность за выполнение требований общества или за принятые внутренние обязательства.

Дружба – устойчивые доверительные, близкие отношения, основанные на общих интересах, идеалах и целях, на симпатии и активной взаимопомощи.

Дружелюбие — чувство симпатии и приязни, дружеское расположение к кому-либо.

Душа — внутренний мир человека; особое идеальное начало, противоположное материальному миру.

Здравый смысл — благоразумие, чувство меры, мудрость, правильность представлений людей о природе, обществе и окружающем мире.

Идеал – высшее совершенство, лучший образец для подражания; реальный или собирательный образ, воплощающий в себе наиболее ценные и привлекательные человеческие черты.

Интеллигентность

– сочетание высокого уровня развития интеллекта и образованности; приобщенность к богатствам мировой и национальной культуры; глубокое принятие и следование общечеловеческим ценностям; чувство социальной справедливости и терпимость к инакомыслию; честность, тактичность, совестливость, принципиальность, скромность, порядочность, благородство.

Интеллект – умственные, познавательные способности человека; глубина его знаний и способность к их использованию.

Интуиция — способность быстро находить верное решение задачи и ориентироваться в сложных жизненных ситуациях, а также предвидеть ход событий; чутье, проницательность, тонкое понимание происходящего.

Культура — творческая деятельность человека по созданию материальных и духовных ценностей.

Любезность — обходительность, предупредительность, учтивость, приятность в общении.

Мечты — планы и фантазии человека о будущем, представленные в его воображении и реализующие наиболее важные для него потребности и интересы.

Мировоззрение — система взглядов на мир и место человека в мире, на отношение людей к окружающей их действительности и самим себе; убеждения, идеалы и принципы, определяющие поведение.

Миролюбие — стремление к миру и согласию, добродушие, мягкость в общении, уступчивость, склонность избегать конфликтов или готовность к сотрудничеству и поиску компромиссов.

Милосердие — готовность из сострадания оказать помощь нуждающимся и обездоленным; доброжелательное, заботливое отношение к другому человеку.

Мораль — система воззрений на жизненное предназначение человека, охватывающая понятия добра и зла, должного и непозволительного, справедливости, совести, смысла жизни.

Мудрость — обладание большим умом, высшим знанием, основанное на жизненном опыте.

Мужество – спокойная храбрость, душевная стойкость и сила духа; способность разумно, смело и решительно действовать в ситуациях беды или опасности; умение преодолевать страх и неуверенность в себе.

Мягкосердечие — доброта, отзывчивость, сострадательность, душевная мягкость.

Нравственность (мораль) – свод принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу и обществу.

Ответственность — волевое качество, способность осуществлять контроль над своим поведением и деятельностью, отвечать за совершенные поступки и их последствия, выполнять принятые на себя обязательства.

Отзывчивость — сочувственное отношение к другим людям, готовность отозваться на чужие нужды, оказать помощь.

Патриотизм — любовь к Родине, привязанность к родной земле, языку, традициям; преданность своему отечеству и своему народу, гордость за его прошлое и настоящее, стремление своими действиями служить его интересам.

Почтительность — склонность относиться к кому-нибудь с большим уважением и даже благоговением.

Принципиальность – стремление следовать убеждениям, действовать в строгом согласии с важными твердыми правилами (научными или нравственными основами).

Самоактуализация — стремление человека к возможно более полному выявлению и развитию своих способностей и возможностей.

Самообладание — волевое качество; способность владеть своими эмоциями, сохранять внутреннее спокойствие, действовать разумно и взвешенно в сложных жизненных ситуациях.

Самосознание — осознание человеком самого себя, своих собственных качеств, своего «Я».

Смысл жизни — более или менее осознанное переживание осмысленности и результативности собственной жизни, субъективное понимание своего предназначения и цели существования.

Симпатия — одобрительное отношение к другому человеку (людям), чувство внутреннего расположения, проявляющееся в оказании внимания, приветливости, доброжелательности.

Совесть — особое нравственное чувство, способность распознавать добро и зло, внутренняя оценка моральности своих и чужих поступков, чувство ответственности за свое поведение.

Сознательность — склонность адекватно и разумно понимать и оценивать окружающее, совершать обдуманные поступки.

Сопереживание — сочувствие другому человеку, совместное переживание его душевного, эмоционального состояния.

Сострадание – деятельное сочувствие чужому страданию, стремление к эмоциональной поддержке другого человека, готовность оказать помощь.

Справедливость – беспристрастное отношение к чему-либо, стремление следовать истине, правде в словах и поступках.

Тактичность — склонность учитывать в процессе общения интересы окружающих, проявлять вежливость и учтивость; осторожность, бережность, чувство меры в общении.

Терпимость — умение терпеливо и спокойно относиться к чужому мнению, взглядам, поведению.

Трудолюбие — положительное отношение к труду, активность, инициативность, добросовестность, усердие в работе, увлеченность и удовлетворенность самим процессом труда.

Учтивость – вежливость, почтительность.

Целеустремленность – направленность на достижение значимых для личности целей, упорство при их достижении, готовность преодолевать трудности.

Честь — внутреннее нравственное достоинство человека, самоуважение, основанное на следовании моральным принципам; обязательность, честность, ответственность, единство слова и дела, благородство души и чистая совесть.

Эмпатия – сочувствие, сопереживание, интуитивная способность чувствовать и разделять эмоциональное состояние других людей.

Этика — учение об основных принципах нравственности и о нормах человеческой жизни с точки зрения понятий о добре и зле.

Краткий словарь нравственных понятий

Альтруизм – способность бескорыстно жертвовать собственными интересами в пользу интересов другого; неравнодушие, забота о ближнем, милосердие, самоотречение, самопожертвование. Противоположно эгоизму.

Благодарность – чувство признательности за оказанное внимание, за бескорыстную помощь; готовность ответить взаимным благодеянием, «отплатить добром за добро».

Бедность – отсутствие достатка. Противоположно богатству, зажиточности.

Безделье – праздное времяпрепровождение, отсутствие интереса к полезному и регулярному труду, занятиям; бездельник, лентяй, белоручка, праздный, ленивый.

Бездушие – о человеке, лишенном чуткости, отзывчивости, способном быть жестоким; кого не трогают горести и радости других. Противоположно чуткости, отзывчивости, участию, вниманию.

Безжалостность – неспособность к состраданию и жалости; бессердечный, беспощадный, немилосердный; «каменное сердце».

Беззаботность – о человеке, который не утруждает себя заботами, не задумывается о последствиях своих поступков, действий; беспечный, легкомысленный; «ветер в голове».

Беззастенчивость – когда человек открыто и иногда грубо пренебрегает общепринятыми нормами, интересами других; бесцеремонный, наглый.

Беззащитный – о том, кто не может самостоятельно защитить себя, не имеет средств самозащиты; безоружный, бесправный, бессильный, слабый; «можно взять голыми руками».

Безразличие – состояние полного равнодушия, незаинтересованности, безучастное отношение к происходящему или к человеку; холодность, бесчувствие. Противоположно участию, заинтересованности.

Безрассудность – о поступках и поведении, не согласующихся с требованиями здравого смысла; сумасбродный, шальной.

Безропотный – о том, кто принимает без ропота, без сопротивления тяжелые условия, несправедливое отношение к себе; кроткий, смиренный.

Белоручка – тот, кто избегает тяжелой или грязной работы, не привык к серьезному труду; барин.

Бескорыстный – добрый поступок того, кто не стремится к личной выгоде и способен заботиться о других больше, чем о себе; когда нет стремления к приобретению наград за добрые дела; бессребреник.

Бессребреник – раздающий свое имущество и помогающий людям, ничего не требуя за это.

Бесстрашие – положительная черта характера, выражающаяся не столько в отсутствии страха, сколько в способности его преодоления; отвага, смелость.

Бестактность – отрицательная черта характера, проявляющаяся в отсутствии чуткости, сердечности, чувства меры в отношении с окружающими людьми. Противоположно тактичности, корректности.

Благодеяние – проявляется в заботе и сострадании, направленных на благо людей; доброжелательность и щедрость, понимание проблем другого человека и участие в его судьбе.

Благожелательность – благосклонность, благорасположение, доброжелательность, дружелюбие, сочувствие, приветливость.

Благородство – способность подняться над эгоистическими побуждениями и действовать бескорыстно в интересах других людей; великодушие (величие души), самоотверженность, высокая нравственность, честность, рыцарство.

Богатство – зажиточность, большое личное имущество, достаток в семье, хозяйстве, значительные средства, с избытком обеспечивающие необходимый комфорт. Противоположно бедности, скудости, нищете.

Болтливость – говорливость, многоречивость, словоохотливость, разговорчивость, пустозвонство, балагурство. Противоположно молчаливости.

Вандализм – варварство; бессмысленное и жестокое разрушение, осквернение чего бы то ни было, в том числе, исторических памятников и культурных ценностей. Слово вандализм произошло от названия древнего германского племени, которое разрушило Рим и уничтожило его культурные ценности.

Важничать – держаться важно, стараясь показать свою значительность, придавать себе большее значение, чем следует. Разг.: пыжиться, надуваться, спесивиться, задирать нос.

Вежливость – проявление учтивости и уважения в обращении с людьми; внимательность, доброжелательность, готовность оказать услугу каждому, кто в этом нуждается, деликатность, такт. Противоположно грубости, хамству, высокомерию и пренебрежительности.

Великодушие – благородство, когда гуманность превосходит меру общепринятых норм; самопожертвование ради интересов других; отказ от требования наказать совершившего поступок или причинившего ущерб; гуманное отношение к побежденному.

Верность – стойкость в отношениях и исполнении своих обязанностей, долга, неизменность в чувствах. Верные любят своих близких, преданы и надежны в семье.

Вероломство – предательство, измена, когда человек грубо нарушает свои обязательства, установленные взаимоотношения или клятву.

Веселый – жизнерадостный, вызывающий радость. Веселый человек, веселое настроение, веселый характер. Противоположно: грустный, печальный, унылый, невеселый, скучный.

Вещизм – повышенный интерес к вещам, к обладанию ими в ущерб духовным интересам.

Взаимопомощь – взаимная помощь, поддержка, оказываемая друг другу, и отношения, основанные на общих интересах и целях.

Взаимопонимание – согласие, взаимное понимание, разумение, тесный контакт. У тех, кто понимает друг друга, есть единодушие во мнениях и поступках.

Вина – виновность, нравственное состояние человека, обусловленное нарушением им морального долга. Осознание вины выражается в чувстве стыда, муках совести, раскаянии.

Властный – властолюбивый, самовластный, склонный повелевать – о человеке и его характере.

Внешность – внешнее обличие, которое далеко не всегда является отражением внутреннего духовного содержания.

Внимательность – неравнодушие, предупредительность; внимательность хозяина к гостям, неравнодушное отношение к близким и к окружающим людям.

Воля – одна из основных психических способностей человека, заключающаяся в сознательном регулировании своего поведения, в управлении своими поступками. Противоположно неволе, несамостоятельности, зависимости, подчиненности.

Воспитание – помощь в закреплении тех наследственных правил поведения, которые дети получили от родителей, а также духовно-нравственное развитие подрастающего поколения, активное участие в обучении, умственном и физическом совершенствовании детей.

Восхищение – высшая степень проявления радости, восторг, удовлетворение, очарование.

Выдержка – умение владеть собой, способность контролировать свое поведение и импульсивные действия, подчиняя их существующим нормам и правилам поведения.

Выносливость – способность переносить трудности, лишения; проявлять стойкость; выдерживать, подвергнувшись страданиям, лишениям.

Высокомерие – преувеличенно высокое мнение о себе и пренебрежительное отношение к другим; спесивость, кичливость, заносчивость, себялюбие, надменность, гордыня.

Гармония – стройное сочетание, взаимное соответствие частей целого, качеств, явлений, предметов; созвучие, согласие.

Гнев – состояние крайнего возмущения и недовольства; страсть, направленная чаще всего против ближнего, омрачающая и опустошающая душу; распространенный грех, приводящий к непоправимым бедам и страшным преступлениям.

Гордость – слишком высокая оценка человеком своих или чужих достижений и заслуг; самоутверждение, самомнение, самоуверенность, чванство, высокомерие, гордыня – непомерная гордость.

Гостеприимство – радушие, хлебосольство; готовность и желание принимать гостей, любезный прием; хлеб-соль.

Грубость – неуважительное отношение к людям; откровенная недоброжелательность; неумение сдерживать раздражение; оскорбление достоинства других, развязность, сквернословие, употребление унизительных кличек и прозвищ.

Грустить – печалиться, тосковать, унывать, огорчаться.

Гурман – любитель и ценитель особо тонких, изысканных блюд; чревоугодник.

Дарить – отдавать безвозмездно, жертвовать, приносить в дар, одаривать, вознаграждать, не забывать.

Деликатность – тактичность, предупредительность, мягкость, душевная тонкость, чуткость, вежливость, любезность, обходительность.

Делиться – уделять из своего достояния или от своих знаний; сообщать о чем-то, привлекая к сочувствию и к совместному переживанию.

Деловитость – организованность и четкость в работе, умение находить наиболее рациональные способы решения возникающих практических задач, настойчивость и последовательность в преодолении трудностей и достижении поставленной цели.

Дерзость – проявляется в недостойных, несдержанных поступках человека, его грубых, резких словах, выражающих пренебрежение к принятым нормам отношений между людьми, задевающих достоинство других.

Деспот – самовластный правитель, тиран – человек, жестоко попирающий волю и желания других.

Дипломатичный – политичный, отличающийся тонкостью, ловкостью, расчетливостью.

Дисциплина – обязательный для всех определенный порядок поведения; школьная, трудовая дисциплина; умение сдерживать свои порывы, когда контроль за своими поступками осуществляется волевым внутренним усилием.

Добродетель – делание добра, положительные нравственные качества личности; любовь к ближнему, мудрость, целомудрие, трудолюбие, терпение, несение скорбей, кротость и целый ряд других добрых качеств. Противоположно – порок.

Добродушие – доброжелательство, мягкосердие, благодушие, незлобивость, душевное расположение к людям, ко всему окружающему.

Доброжелательность – желание добра другим, расположение, участие, благожелательность; проявляется в дружеском расположении, участии, в сочувственных словах, в дружелюбной манере общения.

Добросердечие – доброе сердце, отзывчивость, наклонность по доброй воле ко благу и добру людей; добросердечный отличатся участливым отношением к судьбе других.

Доброта – стремление делать добро; заботливость, предупредительность, способность к сочувствию, без чего доброта немыслима.

Долг – обязанность, призвание, например, материнский долг, гражданский долг; способность человека из чувства долга перед родными, своей страной на настоящие подвиги.

Дорогой – тот, кто мил, любим, близок сердцу, желанный, уважаемый.

Драка – ссора, стычка, рукопашный бой, борьба; «хоть водой разливай»; несдержанность, неумение уважать достоинство другого человека.

Друг – человек, близкий по духу, по убеждениям, на которого можно во всем положиться; товарищ, близкий по роду деятельности, занятий; приятель, с которым сложились хорошие, но не очень близкие отношения.

Дружба – бескорыстные отношения, которые основаны на взаимном расположении и доверии, на уважении и любви, на общих взглядах и интересах; друзья всегда готовы прийти на помощь.

Душевность – отзывчивость, искренность, добросердечие, сострадательность, добротолюбие; люди с этими качествами душевно щедры, милосердны, умеют чувствовать чужую боль и всегда готовы прийти на помощь.

Жадность – сестра зависти и себялюбия; ненасытность, алчность, скупость; проявление неудержимое стремления к получению чего-либо в большем, чем необходимо, количестве.

Жаление – чувство милосердия к тем, кто находится в беде, у кого горе, понимание их проблем; сердечное отношение, душевная боль при виде чужих страданий.

Жаловаться – плакаться, сетовать, часто с упреками и укоризной; высказывать огорчение, изливать обиды, недовольство, сожаление и огорчение по поводу чего-либо.

Жестокий – бессердечный, жестокосердный, безжалостный, беспощадный; поступки человека, не знающего жалости, не проявляющего сострадания, снисхождения.

Жизнерадостный – бодрый, неунывающий, любящий жизнь, не поддающийся невзгодам.

Забота – внимание, поддержка, оказание помощи, защита; попечение и благодеяние по отношению к больным, слабым и пожилым.

Зависть – чувство неприязни к другому лицу по отношению к его счастью, благополучию, успеху, нравственному, культурному уровню или материальному превосходству; основана на эгоизме, себялюбии.

Задабривание – умасливание лестью, услугами, подарками.

Задаваться – важничать, гордиться, мнить о себе; «распускать павлиний хвост».

Задиристый – занозистый, забиячливый, склонный задирать кого-либо, вызывать на спор или ссору, драку.

Зазнаваться – вести себя высокомерно, надменно, пренебрежительно относиться к другим, гордиться, превозноситься, мнить о себе высоко.

Заносчивость – напыщенность, гордыня, эготизм; «звездная болезнь», «мания величия».

Застенчивый – тот, кто легко смущается, теряется, испытывает замешательство и нерешительность; робкий, стеснительный, стыдливый, конфузливый.

Защищать – оберегать, охранять; брать под свою защиту, под покровительство, заступаться; защищать свою Родину, мужественно сражаться за Отечество и за правду. Противоположно: нападать, а также попускать, быть равнодушным.

Злодеяние – обман, насилие, глумление; преступление против нравственности, посягательство на духовные и материальные ценности. Противоположно благодеянию.

Злорадство – радование чужому горю, напасти, беде.

Злословие – злоязычие, злоречие; отрицательные суждения, пересуды, сплетни, клевета; склонность язвительно оценивать людей.

Извинение – сожаление, раскаяние; снисходительность к вине, проступку, прощение, помилование.

Издевательство – измывательство, глумление; склонность человека обращаться с кем-либо крайне оскорбительно, подвергая унижению и грубым насмешкам.

Измена – предательство, нарушение верности общему делу, товариществу, любви, Родине.

Индивидуальность – неповторимое своеобразие отдельного человека, уникальное воплощение в его личности наследственного и приобретенного в течение жизни; совокупность только ему присущих мыслей, чувств, интересов, привычек, настроений, способностей, интеллекта.

Интеллигентность – личностные качества человека; сочетание благородства души и трудоспособности ума, интеллекта и терпимости характера, надежности слов и правдивости поступков; совокупность интереса к искусству, и литературе, уважения к культуре и нравственным цельностям.

Интерес – познавательная направленность человека на предметы и явления окружающей действительности, связанная с положительным эмоциональным переживанием.

Интуиция – вывод без последовательного рассуждения, чутье, догадка; непосредственное понимание на основе врожденных знаний и приобретенного опыта.

Искренность – открытость, прямодушие, честность, неподдельность, душевность, прямота, правдивость; искренний человек не притворяется и не скрывает своего истинного отношения к окружающему.

Каприз – прихоть, вздорное, необоснованное желание, требование.

Кичиться, чваниться – выставлять свое превосходство перед другими и держаться подчеркнуто высокомерно.

Клевета – оговор с целью опорочить кого-либо, ложное обвинение; навет, инсинуация – клеветнические измышления преимущественно в печати, в официальных высказываниях.

Корысть – стремление к наживе и обогащению; корыстолюбие, меркантильность, стремление из всего извлечь для себя материальную выгоду.

Красноречие – умение говорить легко, обладание даром красноречия; сладкоречивый – способный говорить красиво, увлекательно; велеречивый – любящий говорить много и высокопарно.

Кротость – добродушие, миролюбие, покорность, смирение, терпеливость; кроткий человек уступчив, скромен, послушен, безотказен и добр.

Культура – уровень достижений человеческого общества в определенную эпоху у какого-либо народа, класса; культурный – цивилизованный, развитой.

Кумир – предмет восторженного восхищения, обожания, преклонения; тот, кого люди делают для себя идолом для поклонения.

Ласка – это проявление добросердечного отношения в виде нежности, теплоты, приветливости, мягкости.

Лгун – любитель сочинять, выдумывать, обманывать, врать.

Лень – бездействие, праздность, инерция, отсутствие желания работать, трудиться. Противоположно активной деятельности.

Лицемерие – неискренность, двуличие, двоедушие, фарисейство; лицемерный – прибегающий к притворству, обману с целью скрыть свои подлинные мысли, намерения.

Любовь – высшее чувство сердечной привязанности, самое чистое чувство, которое рождает желание творить добро, быть милосердным.

Любознательность – черта личности, характеризующаяся активным познавательным отношением к действительности; любознательный, пытливый – стремящийся к приобретению новых и разнообразных знаний.

Манеры поведения – комплекс, включающий внешние формы обращения с другими людьми, употребляемые выражения, тон, интонацию, жестикуляцию, манеру одеваться; культура поведения.

Мастер – искусник, виртуоз, специалист; человек, достигший высокого совершенства в каком-либо деле.

Мечта – вид воображения, фантазия, создание образов желаемого будущего.

Милосердие – деятельное соучастие в судьбе другого; готовность бескорыстно помогать нуждающимся; милость, сострадательная любовь.

Милостыня – подаяние нищему, бедствующему.

Мирный – не склонный к вражде и ссорам, исполненный миролюбия; мириться – прекращать ссору, вражду, смиряться; миролюбие – стремление к сохранению мира, дружелюбие.

Мировоззрение – миропонимание, миросозерцание; система взглядов, воззрений на природу и общество.

Многословный – многоречивый, имеющий привычку излишне пространно выражать свои мысли.

Мораль – система норм, определяющих обязанности человека по отношению к обществу и другим людям; нравственность, этика.

Мудрость – глубокий ум, опирающийся на жизненный опыт, полученные знания.

Мужество – сочетание в человеке смелости, выдержки, настойчивости и решительности; воплощение твердости характера, верности идеалу и самому себе при столкновении с опасностью, несправедливостью.

Наблюдательность – способность наиболее полно подмечать свойства и особенности предметов и явлений, замечать ускользающие от других детали, подробности; приметливость.

Наглость – относится к тому, кто ведет себя не только нагло, но и грубо, крайне дерзко, нахально, бессовестно, бесцеремонно.

Награда – благодарность, воздаяние, вознаграждение за заслуги.

Надежда – ожидание чего-нибудь желаемого, связанного с уверенностью в его осуществлении; чаяние, упование.

Надежный – такой, который внушает доверие, на которого можно положиться; верный.

Надоедливый – тот, кто вызывает раздражение своим частым обращением, вниманием к себе; докучливый, назойливый, привязчивый.

Наслаждаться – испытывать большое удовольствие, блаженство; чувство восторга, восхищения.

Насмехаться – делать кого-то предметом насмешек, оскорбительных замечаний; смеяться, потешаться, издеваться зло и оскорбительно.

Настойчивость – положительное волевое свойство личности, характера, проявляющееся в упорном достижении поставленной цели. Отлично от упрямства – результата слабости воли.

Наушничать – ябедничать, жаловаться, фискальничать; сообщать тайно о чьей-либо вине, поступке старшим, тому лицу, от которого зависит тот, на кого жалуются.

Национализм – идея национальной исключительности, превосходства ценностей своего народа и их принижение у других народов. На практике он ведет к национальной вражде.

Небрежность – без старания и тщательности; кое-как, как-нибудь, как придется, «спустя рукава».

Невнимательность – без проявления должного внимания к окружающим; допущение промахов, небрежность, халатность.

Невоспитанность – неумение себя вести; неблаговоспитанность.

Недобросовестность – отношение к своим делам, обязанностям без должного усердия, внимания; нерадивость.

Нежность – теплота и мягкость, тонкость и хрупкость в отношениях. Поступки, выражающие нежные чувства, ласковые слова.

Неопрятность – беспорядок в одежде, помещении, несоблюдение чистоты; неаккуратность, неряшливость.

Непослушный – такой, который не повинуется, не слушается; любящий действовать наперекор; непокорный, строптивый.

Неравнодушие – небезразличие, заинтересованность, внимание, отзывчивость.

Неуверенность – нетвердость, нерешительность в голосе, в движениях, в походке; внутренние сомнения, робость.

Обижать – наносить обиду, причинять боль, неприятности.

Обидеться – оскорбиться, почувствовать обиду. Сильные и высокомерные умеют больно оскорблять, притеснять, но как важно не ожесточаться, а забывать обиды и прощать обидчиков.

Обман – то, что сознательно вводит в заблуждение; ложь, неправда, искажение истины, хитрость. В противоположность правде, истине.

Общительность – потребность и способность человека к общению, контактам с другими людьми, установлению с ними взаимопонимания; стремление к инициативе.

Обыватель – человек с ограниченным кругозором, живущий мелкими, личными интересами; мещанин.

Обязанность – долг человека, возлагаемая на него задача.

Оптимизм – бодрое и радостное мироощущение; жизнерадостность, жизнелюбие, жизнеутверждение.

Опрятность – чистоплотность, подобранность, аккуратность, чистота.

Осуждение – вид гордости; осуждать – признавать что-либо предосудительным, высказывать неодобрение, судить, порицать, презирать, уничижать ближнего.

Ответственность – способность личности понимать соответствие результатов своих действий поставленным целям, принятым в обществе нормам.

Отзывчивость – сердечность, доброта, сочувствие, участливость, сострадательность, чуткость; отзывчивый человек душевный, добросердечный, внимательный, человечный.

Пассивность – инертность, бездеятельность; отсутствие интереса; неспособность или нежелание действовать, принимать участие в какой-либо деятельности.

Патриотизм – чувство любви к своему Отечеству; готовность подчинять свои личные интересы интересам страны; верно служить и защищать ее.

Пессимизм – безнадежность, неверие в будущее.

Поверхностный – тот, кто не отличается глубиной, основательностью знаний, вдумчивым подходом к жизни.

Подлизываться – лестью, угодничеством добиваться чьего-либо расположения.

Подражание – следование примеру, которое проявляется в повторении одним человеком каких-либо поступков и особенностей другого человека.

Пожертвование – дар, взнос в пользу какого-то лица, учреждения.

Пожертвовать собой – добровольно отказаться от чего-либо в ущерб себе, своим интересам, принести себя в жертву.

Познание – интерес к знаниям, потребность к самостоятельному обучению, изучению окружающего мира.

Покровительство – поддержка, благодетельство, защита, оказываемая влиятельным и сильным слабому.

Полезный – приносящий пользу, нужный для какой-нибудь определённой цели, плодотворный.

Помощь – поддержка, содействие, сердечное участие, благодетельство и благодеяние. Многие люди всегда готовы протянуть руку помощи тому, кто в этом нуждается.

Понимание – постижение и осознание чужой проблемы.

Порядочность – честность, неспособность к низким поступкам.

Послушный – покорный, исполнительный, кроткий, охотно повинующийся, преданный, смиренный, безотказный.

Поступок – решительное, активное действие в сложных обстоятельствах, подвиг.

Правдивость – качество человека говорить истину, не скрывать от людей и самого себя действительное положение дел.

Правота – верность, истинность, правильный образ действий и мыслей.

Празднословие – многословие, пустословие, суесловие.

Праздный – проводящий время в праздности, безделье.

Преданность – верность, неизменность, приверженность, неизменность, идейность. Противоположно неверности, измене, предательству.

Предательство – вероломство, измена, дезертирство, коварство. Противоположно верности, преданности.

Предрассудки – проявления привычных, ошибочных суждений о связях каких-то явлений, суеверие.

Преступление – поступок, действие, которые являются нарушением существующего правопорядка и влекут за собой наказание.

Призвание – интерес и способности к определенной деятельности, стремление выполнять ее; профессиональное самоопределение личности.

Прилично – в соответствии с принятыми правилами поведения, отношений; пристойно, благопристойно.

Пример – поучительное событие или поступок, служащий образцом поведения. Это может быть пример беззаветной любви к Отечеству, храбрости, любви, верности.

Проступок – поступок, нарушающий какие-либо нормы, правила поведения, провинность, прегрешение.

Профессия – род трудовой деятельности, являющийся обычно источником существования и требующий наличия определенных знаний, навыков, умений.

Прощение – помилование, извинение. Прощать – не помнить о нанесенных обидах, извинять кого-то, не ставить ему в вину ошибки.

Равнодушие – отсутствие участия, интереса к окружающему, происходящему, безразличие, безучастность, индифферентность.

Радость – чувство большого удовольствия и душевного удовлетворения, хорошее, праздничное настроение, веселье, жизнерадостность.

Радушие – сердечное отношение в сочетании с гостеприимством, с готовностью помочь, оказать услугу, приветливость, хлебосольство, радушный прием.

Развязный – о поведении, манерах: подчеркнуто свободный и небрежный, фамильярный, панибратский.

Разговорчивый – любящий поговорить; словоохотливый, говорливый, болтливый; говорящий слишком много, попусту; слабый на язык.

Разделять – быть солидарным, разделять трудности, переживать какое-либо чувство вместе с другим.

Раздражать – нервировать; приводить в состояние нервного возбуждения, вызывать недовольство, гнев, досаду.

Раскаяние – чувство вины за совершенный ошибочный или дурной поступок и желание искупить его; убеждение в ошибочности, безнравственности или преступности совершенных действий, чувство вины и угрызения совести.

Распущенность – несдержанность, своеволие; тот, кто не придерживается порядка, дисциплины, ведет себя своевольно, несдержанно.

Решительность – в намерении, решении: отличающаяся твердостью, непоколебимостью.

Робость – неуверенность в себе, в своих силах, отступление перед трудностями, перед опасностью.

Родина – страна, в которой человек родился и живет, Отечество, Отчизна, родная сторона, родная земля; история страны, её культура, язык.

Родные – находящиеся в родстве, например, родители и дети, братья и сестры, дедушки и бабушки; люди, близкие по духу и интересам.

Самолюбие – преувеличенное себялюбие, соединенное с тщеславием, амбициями; самовлюбленность, эгоистичность, гонор; самоуважение (обычно сочетающееся с повышенным вниманием ко мнению о себе окружающих).

Самооправдание – оправдание себя, своего поведения, поступков.

Самоотверженно – беззаветно, подвижнически, забывая о себе, не жалея сил и жизни, жертвуя своими интересами, собой для блага других.

Самостоятельность – независимость, самодостаточность; свобода от внешних влияний, принуждений, от посторонней поддержки, помощи.

Сварливость – склонность к ссорам, сварам; вздорность, ссоры из-за пустяков.

Своеволие – склонность действовать, поступать по своей воле, прихоти, не считаясь с другими.

Семья – это и общий дом, и совместные дела, и теплые добрые отношения между родными людьми.

Сердечность – доброе сердце, искренность, душевность, сострадательность, отзывчивость, радушие, внимательность.

Сердиться – испытывать чувство раздражения, возмущения, гнева; быть в раздражении, в гневе.

Сквернословие – использование в разговоре ругательных и грубых слов.

Скромность – простота в обращении, критическое отношение к себе, уважение к другим, нежелание подчеркивать свои заслуги. Она проявляется во всем поведении человека, в его одежде, манерах, речи, в стиле жизни.

Скука – отсутствие интересных стимулов. Скука несвойственна личностям с богатым внутренним миром.

Слабохарактерность – отсутствие стойкости, твердости в характере; слабоволие, бесхарактерность, слабодушие, мягкотелость.

Смелость – способность человека преодолеть в себе чувство страха, неуверенности в успехе, опасения перед трудностями и неблагоприятными для него последствиями.

Смирение – это слово означает жизнь с миром в душе. Смиренный человек относится ко всему мирно, не считает себя лучше других, осознает недостатки, смиряет свою гордость. В отношениях с людьми он проявляет покорность, кротость.

Снисходительность – мягкое и терпимое отношение к промахам, ошибкам других; терпимость, толерантность.

Совесть – врожденное нравственное чутье; сознание и чувство ответственности человека за свое поведение, побуждающие человека к истине и добру, отвращающее от зла и лжи.

Сокровенный – такой, который хранят в глубине души, никому не высказывают; заветный, заповедный.

Сострадание – чувство жалости, вызванное чьим-либо несчастьем, тяжелой судьбой. Это, например, страдание к сиротам. Рядом с состраданием находятся такие понятия, как милосердие, сочувствие, сердоболие, жалость, сожаление.

Сочувствие – понимание чувств другого человека; неравнодушие, соболезнование; способность относиться с участием, состраданием к чьему-либо переживанию, беде; разделять чужое горе.

Спасать – помогать, служить защитой, выручать, ограждать, оберегать, предохранять, сохранять; идти на выручку, вызволять.

Сплетничать – распространять слухи, вести разговоры о ком-либо, основываясь на неверных сведениях, домыслах. Судачить – во всех мелочах обсуждать чье-либо поведение, поступки. Злословить – язвительно и зло сплетничать о ком-либо. Трезвонить – широко распространять сплетни.

Спокойный – отличающийся уравновешенным характером, не причиняющий беспокойства. Смирный – не способный причинить вреда, беспокойства. Смиренный.

Способности – индивидуальные наклонности (музыкальные, художественные, математические, конструктивное соображение, наблюдательность и др.). Они даны от природы, но важным является их развитие.

Справедливость – соответствие человеческих отношений, законов, порядков морально-этическим, правовым нормам и требованиям.

Сребролюбие – жадность к деньгам, алчность: свойство, которое ведет к множеству тягчайших преступлений.

Ссора – состояние взаимной вражды, наличие неприязненных, враждебных отношений. Распря – долгая ссора с острыми, непрекращающимися разногласиями. Размолвка – небольшая и непродолжительная ссора. Свара – длительная мелочная ссора с взаимными обидами.

Старание – усердие в работе, исполнительность, прилежание, трудолюбие, тщательность.

Страх – чувство сильной тревоги, беспокойства, душевного смятения перед какой-то опасностью; ужас, боязнь, трепет.

Стыдно – совестно, зазорно; неудобно, позорно; о чувстве стыда, неловкости.

Суеверие – проявляется в веровании приметам, гаданиям, вещим снам, заговорам, астрологическим предсказаниям.

Суета – торопливое, беспорядочное движение, беготня, хлопоты; суматоха.

Тактичность – соблюдение меры в общении и принятых правил вежливости; исключение действий и слов, которые могут быть неприятными собеседнику; проявление внимания по отношению к окружающим людям; корректность.

Терпение – терпеливость, в противовес горячности, способность сохранять выдержку и самообладание.

Трудолюбие – необходимое условие любой трудовой деятельности; усердие, старание и прилежание.

Трусость – осторожность, робость; защитная реакция – в раннем детском возрасте; чрезмерная боязливость в более старшем возрасте будет идти совместно с малодушием, мнительностью, нерешительностью, трусливостью.

Тунеядец – тот, кто живет на чужой счет, чужим трудом; дармоед, трутень.

Тщеславие – славолюбие, честолюбие, гордость; стремление к славе, к почитанию.

Уважение – чувство, основанное на признании чьих-либо достоинств, заслуг; почтение – глубокое уважение, обычно к лицу, старшему по возрасту, по положению, знаниям; пиетет – высшая степень уважения, почтения.

Угощать – потчевать, радушно предлагать поесть, попить, проявляя внимание, уважение. Подносить, подавать, выставлять, лакомить.

Удивительный – вызывающий удивление своей необычностью, непонятностью; изумительный, поразительный, ошеломительный.

Улыбка – мимика, выражающая приветствие, удовольствие, радость; широкая улыбка, ласковая улыбка, лукавая улыбка.

Ум – мыслительная способность, разум, рассудок, проницательность, склад мышления, особенность миропонимания, здравый смысл. В латинском языке этому понятию соответствует интеллект.

Упрямство – своенравие, напористость, упорство; настойчивость, выдержка, сила воли, железная воля; бескомпромиссность, непоколебимость.

Урвать – получить, приобрести что-либо не совсем честным путем или ловко, с практической сноровкой; ухватить, отхватить.

Услуга – действие, приносящее пользу другому, благодеяние, добро.

Уступчивость – кротость; податливость, покладистость; мягкотелость, покорность, сговорчивость, мягкость, уживчивость, гибкость.

Ухаживать – заботиться, оказывать помощь, услуги, создавать благоприятные условия; ухаживать за больными, растить, любить и нежить детей.

Участливость – добрая черта характера, в первую очередь отзывчивость, жалостливость. Человек с таким душевными качествами внимателен к людям, сердечен и добр. Он принимает активное участие в судьбе сирот, имеет сострадательность к больным и слабым.

Уют – удобство в доме, тепло, комфорт, порядок, устроенность быта.

Фамилия – наследственное семейное наименование, прибавляемое к личному имени и переходящее от отца к детям. Ряд поколений, происходящих от одного предка.

Фантазер – человек, склонный фантазировать, строить какие-либо планы, далекие от реальной действительности, фантаст, мечтатель; утопист – человек, предающийся несбыточным мечтам.

Франт – нарядно, модно одевающийся человек; щеголь, модник – одевающийся по последней моде; пижон – уделяющий слишком много внимания своей одежде, внешнему виду.

Ханжа – человек, притворяющийся высоконравственным и лицемерно осуждающий недостатки, пороки людей; лицемер, фарисей.

Характер – индивидуальные особенности человека. Один добр и миролюбив, сердечен и сострадателен, а другой равнодушен к чужим проблемам, высокомерен, вспыльчив и упрям.

Хвалить – высказывать одобрение, похвалу кому-либо, чьим-либо достоинствам, заслугам; восхвалять, превозносить – восторженно хвалить, славословить, петь дифирамбы.

Хвастовство – восхваление своих, часто мнимых, достоинств; бахвальство, гордость.

Хитрить – проявлять хитрость, лукавство; лукавить, мудрить, плутовать.

Храбрость – черта характера, проявляющаяся в способности личности преодолевать чувство страха в ситуации опасности и рисковать собой ради достижения цели.

Человеколюбие – любовь, милосердие, доброта, приветливость.

Человекоугодие – угодничество перед людьми; лицемерие, лесть.

Честный – о деятельности, работе, поведении: не запятнанный ничем предосудительным; беспорочный.

Честность – правдивость, прямодушие, благородство, чистосердечность, искренность, порядочность, кристальность, чистота, добропорядочность, незапятнанность.

Честолюбивый – стремящийся добиться высокого положения, приобрести известность, славу; тщеславный – стремящийся к славе, к почестям ради них самих.

Честь – достоинство, репутация; почет, уважение; знаки внимания, оказываемые кому-либо.

Чревоугодие – угождение желудку: обжорство, пристрастия к сладостям, вкусной пище.

Чувствительный – способный легко растрогаться, расчувствоваться; сентиментальный.

Чувствовать – воспринимать что-либо интуицией; ощущать.

Чувства – способность переживать, откликаться на жизненные впечатления, сочувствовать; эмоции, «движения души»; чувства радости и печали, любви и ненависти; ужаса, стыда, страха, восторга, сострадания; отчаяния и блаженства.

Чуткий – проявляющий внимание, сочувствие к окружающим, готовый прийти на помощь; отзывчивый.

Чуткость – способность чутко относиться к окружающим; душевность, отзывчивость, участие, внимание, сердечность; деликатность, тонкость.

Щедрость – отсутствие скупости, материальное пожертвование, благотворение, оказание помощи; великодушие, душевная щедрость, желание бескорыстно делиться идеями, с радостью передавать другим свои творческие, научные и другие достижения.

Эгоизм – свойство личности, черта характера, проявляющаяся в себялюбии, предпочтении своих личных интересов интересам других людей. Основывается на мотивах себялюбия и своекорыстии.

Эрудиция – проявление широты ума, опирающееся на большой объем знаний по данному вопросу и обеспечиваемое памятью.

Язвительность – злая насмешливость, стремление уколоть, уязвить; колкость, ехидство, ядовитость.

Яркий – о внешности, о самом человеке; обращающий на себя внимание, бросающийся в глаза; броский, ослепительный; тот, кто пытается выделиться в толпе чем-то ярким, но внутри он часто пустой сосуд.

Нравственные концепты в лексическом освещении (по материалам современной публицистики)

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 4 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > stream

  • Нравственные концепты в лексическом освещении (по материалам современной публицистики)
  • Л. А. Блинова, Н. А. Купина1.62019-11-17T06:33:36-05:002019-11-17T06:33:36-05:00 endstream endobj 5 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > stream x]mZ`fv{5cD+%j9NZ^ؑ ocp>ĹWE6{9OYz?w_~?k/_;w>w=O{)vfgn?}?p>Fvgi|/s6߮ -ٳÀ,{W`yN $ .jsFnΞ nEaܞD3dn/2j~ o,/

    Анкета «Нравственные понятия» | Учебно-методический материал:

                                               

        Методика                     «Диагностика нравственной самооценки»

    воспитателя Мясоутовой Е. И.

         

    Цель: воспитание нравственного человека, способного к принятию ответственных решений и к проявлению нравственного поведения в любых жизненных ситуациях.

    Задачи воспитания:

    • Создавать условия для проявления воспитанниками нравственных знаний,  умений и совершения нравственно оправданных поступков;
    • Знакомить воспитанников с нравственными законами и поступками предыдущих поколений;
    • Изучать с воспитанниками нравственные традиции семей и поколений;
    • Развивать у воспитанников потребность в совершении нравственных поступков;
    • Создавать условия для нравственного самовоспитания воспитанников.

    Воспитательная работа направлена на изучение нравственной воспитанности учащихся школы-интерната и определение возможных путей коррекции нравственной воспитанности учащихся необходимыми современными методами и формами воспитательного воздействия, формирования ответственности за свои поступки, на создание условий для проявления  воспитанниками собственных достижений, поощрение воспитанников.

    Формами внеклассной работы являются: тематические воспитательные часы, тренинги, экскурсии, знакомство с историческими и памятными местами родного края, дискуссии по нравственной тематике.

    Традиционные мероприятия: цикл бесед « Уроки нравственности»,  аукционы доброты, акции помощи ветеранам, пожилым людям, младшим детям, конкурсы знатоков «О братьях наших меньших», фестиваль добрых дел, игры «Практикум доброты» и т.д.

    Методика №1. Диагностика нравственной самооценки.

    Педагог обращается к воспитанникам со следующими словами: «Сейчас я прочитаю вам 10 высказываний. Внимательно послушайте каждое из них. Подумайте, насколько с ними вы согласны, оцените ваш ответ в баллах».

    Инструкция: 4 балла – если вы полностью согласны с высказыванием,

    3 балла – если, вы больше согласны, чем не согласны

    2 балла – если вы немножко согласны

    1 балла – если вы совсем не согласны

    Напротив номера вопроса поставьте тот балл, на который вы оценили прочитанное высказывание.

    Текст вопросов:

    Я часто бываю добрым со сверстниками и взрослыми.

    Мне важно помочь однокласснику, когда он попал в беду.

    Я считаю, что можно быть не сдержанным с некоторыми взрослыми.

    Наверное, нет ничего страшного в том, чтобы нагрубить неприятному мне человеку.

    Я считаю, что вежливость помогает мне хорошо себя чувствовать среди людей.

    Я думаю, что можно позволить себе выругаться на несправедливое замечание в мой адрес.

    Если кого-то в классе дразнят, то я его тоже дразню.

    Мне приятно делать людям радость.

    Мне кажется, что нужно уметь прощать людям их отрицательные поступки.

    Я думаю, что важно понимать других людей, даже если они не правы.

    Интерпретация результатов: От 34 до 40 единиц – высокий уровень нравственной самооценки.

    От 24 до 33 единиц – средний уровень нравственной самооценки.

    От 16 до 23 единиц – нравственная самооценка находится на уровне ниже среднего.

    От 10 до 15 единиц – низкий уровень нравственной самооценки.

    Методика №2. Диагностика отношения к жизненным ценностям.

    Инструкция: «Представьте, что у вас есть волшебная палочка и список десяти желаний, выбрать из которых можно только пять». Список заранее записывается на доску.

    Список желаний:

    1. Быть человеком, которого любят.

    2. Иметь много денег.

    3. Иметь самый современный компьютер.

    4. Иметь верного друга.

    5. Мне важно здоровье родителей.

    6. Иметь возможность многими командовать.

    7. Иметь много слуг и ими распоряжаться.

    8. Иметь доброе сердце.

    9. Уметь сочувствовать и помогать другим людям.

    10. Иметь то, чего у других никогда не будет.

    Интерпретация:

    Номера отрицательных ответов: №№2, 3, 6, 7, 10.

    Пять положительных ответов — высокий уровень.

    4-е, 3-и — средний уровень.

    2-а — ниже среднего уровня.

    0-1 — низкий уровень.

    Методика №3. Диагностика нравственной мотивации

    Инструкция:

    «Я прочитаю вам 4-е вопроса. Вам нужно выбрать из четырех данных на них ответов один»

    Вопросы:

    1. Если кто-то плачет, то я.
    • Пытаюсь ему помочь.
    • Думаю о том, что могло произойти.
    • Не обращаю внимания.
    1. Я с другом играю в бадминтон, к нам подходит мальчик лет 6-7, и говорит, что у него нет такой игры.
    • Я скажу ему, чтобы он не приставал.
    • Отвечу, что не могу ему помочь.
    • Скажу, чтобы он попросил родителей ему купить такую игру.
    • Пообещаю, что он может придти с другом и поиграть.
    1. Если кто-то в компании расстроился из-за того, что проиграл в игру.
    • Я не обращу внимания.
    • Скажу, что он размазня.
    • Объясню, что нет ничего страшного.
    • Скажу, что надо лучше научиться этой игре.
    1. Ваш одноклассник на вас обиделся вы:
    • Подумаю о его чувствах и о том, что я могу сделать в этой ситуации.
    • Обижусь в ответ.
    • Докажу ему, что он не прав.

    Обработка результатов: 

    Ключ положительных ответов: 1-а, 2-г, 3-в, 4-а.

    Далее учитель подсчитывает сумму положительных ответов, данных учеником.

    • 4 бала — высокий уровень
    • 2, 3 бала — средний уровень
    • 0, 1 бал — низкий уровень

    Методика №4. Методика изучения воспитанности школьников

        «Хранилище человеческих качеств»

    Цель: изучение уровня нравственного развития личности и коллектива.

    Ход проведения: методика рассчитана на средний возраст школьников и проводится в форме игры.

        Первый этап проходит в начале учебного года в виде «обмена».  Школьникам предлагается разбиться на небольшие группы по 5-6 человек. Все они выступают покупателями нравственных ценностей. Положительные качества (вежливость, доброта, аккуратность, терпеливость, отзывчивость и т.д.) которых, по мнению самих детей, у них не хватает, они могут приобрести в обмен на свои отрицательные (грубость, неряшливость, недисциплинированность и т.д.) или же на свои положительные, которых у них в избытке.

      В конце первого этапа игры педагог подводит итог «обмена» вместе с детьми. Они обсуждают, что нужно сделать, чтобы «приобретенные» положительные качества закрепить в деятельности коллектива.

     Результаты игры можно зафиксировать с помощью таблицы.                                                                                          

    № п/п

    Ф.И. учащегося

    Положительные

     качества

    Отрицательные

    качества

    1.

    2.

       На основе анализа результатов делается вывод об уровне нравственного развития каждого ученика и в целом коллектива. Выявляются наиболее существенные проблемы в воспитанности детей не только по тому, сколько и какие качества «меняют» школьника, но и по степени их критичности к себе и друг к другу. В течение всего года педагог наблюдает за детьми, стимулирует и организует деятельность по формированию положительных качеств. В конце учебного года игра повторяется, детям предлагается перечислить закреплённые нравственные качества, которые, по их мнению, приобретены учащимися в классе в течение года, а на аукцион выставить «ненужные вещи», то есть те отрицательные качества, которые ещё сохранились в классе. В завершение игры педагог подводит итог «обмена», помогает детям проанализировать результаты работы коллектива за учебный год.

        Заполняется следующая таблица.

                                                                                                                                 

    № п/п

    Ф.И учащегося

    Закреплённые положительные

     качества

    Отрицательные качества, которые  ещё существуют в классе

       При сравнении таблиц можно сделать вывод об уровне нравственного роста личности и коллектива.  Данная методика дает возможность самим детям поставить перед собой задачи по развитию своей личности и коллектива. Чтобы удобнее было рефлексировать результаты «обмена», целесообразно заготовить карточки, на которых обозначены положительные качества, а также чистые, где учащиеся запишут качества отрицательные.  

      Методические рекомендации. Проводить исследование ежегодно в течение первой четверти. Затем производить коррекцию в направлении нравственного роста личности и коллектива.

                 

      Методика «Диагностика нравственной самооценки» 6 класс.

    Начало 2015-2016 уч. г.

    Конец 2015-2016 уч. г.

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    4%

    45%

    38%

    13%

    6%

    49%

    35%

    10%

                    Методика «Диагностика нравственной самооценки» 7 класс.

    Начало 2016-2017 уч. г.

    Конец 2016-2017 уч. г.

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    7%

    49%

    34%

    10%

    9%

    52%

    30%

    9%

                    Методика «Диагностика нравственной самооценки» 8 класс.

    Начало 2017-2018 уч. г.

    Конец 2017-2018 уч. г.

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    10%

    54%

    28%

    8%

    17%

    54%

    26%

    3%

               Методика «Диагностика нравственной самооценки» 9 класс.

    Начало 2018-2019 уч. г.

    Конец 2018-2019 уч. г.

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    18%

    55%

    25%

    2%

    23%

    57%

    20%

    0%

     Методика «Диагностика нравственной самооценки» 10-11 классы.

    Начало 2019-2020 уч. г.

    Конец 2019-2020 уч. г.

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    Высокий уровень

    Средний уровень

    Ниже среднего

    Низкий уровень

    23%

    55%

    21%

    0%

    26%

    58%

    16%

    0%

    Человечеству необходим новый нравственный порядок — Российская газета

    Проблема человека во все времена существования человеческой цивилизации занимала умы людей.

    По существу, человеческое измерение всего — цивилизаций, культур, смыслов и ценностей, — всего того, что было и есть на Земле, присутствовало в историческом и культурном наследии поколений в китайской и индийской культуре, в античной философской традиции, в эпохе Ренессанса, в русской литературе. Этот вечный вопрос: «Что такое человек?» — существовал всегда, в колебаниях добра и зла, любви и ненависти, войны и мира, возрождений и упадка культур и цивилизаций, рождений и смертей миллионов людей.

    В современном мире человек несет в себе все возможности и все риски развития, вплоть до самоуничтожения. Встает вопрос: насколько совпадают особенности современного мира с программой самого человека, и возможно ли сегодня предусмотреть формирование таких регламентов взаимодействия, которые бы обеспечили устойчивое развитие будущей человеческой цивилизации? Стратегический ресурс человечества, сложное взаимодействие всех его сторон, всегда определяло существо мирового порядка, что на страновом уровне всегда было связано в первую очередь с проблемами национальной безопасности.

    Сегодня борьба за этот мировой порядок происходит не только на экономико-техническом, военном или финансовом рынках, но и в общественной сфере, где формируются, сохраняются или отвергаются те или иные духовные и нравственные ценности, общечеловеческие нормы и стандарты, создающие мотивацию и целеполагание деятельности человека, народа и человечества. В этой связи следует отметить, что нравственный и социокультурный ресурс, как и потенциал гражданского общества в целом, используется сегодня не в полной мере, и судьбоносные решения принимаются нередко в обход демократических процедур и волеизъявления народов. К сожалению, в современном мире тому много трагических примеров.

    Востребованность сегодняшнего дня — новые формы управления глобальным миром, который сегодня развивается почти бесконтрольно, и в связи с этим очень актуально формирование новых регламентов взаимодействия как на страновом, так и на международном уровнях. Если посмотреть исторически на развитие цивилизации, на путь человека внутри исторического процесса — от духовной пустоты до высочайшего уровня развития науки и культуры, то можно отметить, что каждый раз новое знание, новое достижение, новое понимание мира всегда было связано с внутренним миром и личностным потенциалом человека. Не потерял своей значимости и по сей день базовый принцип, выработанный в античной философии: «Познай самого себя».

    Вспомним также, что все захватнические войны в истории человечества были направлены не только на оккупацию и передел территорий и национальных богатств, но главное — имели задачу переделывания под себя других культур и народов, разрушения их самосознания и идентичности. История свидетельствует о том, что разрушение смыслов всегда приводило к уничтожению цивилизаций, к нравственной деградации и саморазрушению человеческой личности.

    Как известно, в мире сегодня сформировались проблемы, которые имеют глобальный характер и беспрецедентную сложность, подвергая мощному воздействию сами основы цивилизации. Все это требует реформирования общечеловеческой стратегической повестки дня, в которой необходимо предусмотреть не только вопросы экономического, социального и научного развития, но и обострившиеся в последнее время проблемы духовно-нравственного кризиса, смысла жизни и общечеловеческих ценностей, т.е. обеспечить устойчивое развитие цивилизации и сбережение народов.

    Еще античная философия, пытаясь ответить на предельно общие вопросы мира и человека, сформулировала подходы, определившие гармонию личности как важнейшее условие поддержания космического миропорядка. В свое время известный социолог и мыслитель П. Сорокин подчеркивал, что концепция развития человеческого потенциала шире модели экономического развития, и судьба любого общества зависит от качества его членов. Выгодность и целесообразность этой формулы доказали экономисты — нобелевские лауреаты. К сожалению, казалось бы, эти самые естественные и актуальные для сегодняшнего мира вопросы сегодня отошли на второй план, и самосознание человека постепенно начинает угасать, а смыслы рушатся, и нравственный ресурс человечества сегодня не используется в полной мере. С этой точки зрения кризис смысла в современном обществе требует изменения подходов по созданию моделей преодоления гуманитарной опасности, стрессовых и рисковых для человечества ситуаций, приобретающих глобальные масштабы.

    Смысл — самое устойчивое и главное в человеке, он — всегда связующее звено между человеком и его деятельностью. И в этой связи проблема человека — главная в решении обеспечения его гуманитарной безопасности, не только в связи с потребностью решать его внутренние вопросы, но и долгосрочные перспективы его планетарного существования: демографические и экономические, войны и мира, безопасности и ответственности. Историческая память показывает, что противовесом положительному вектору социально-культурного развития всегда выступала деградация нравственности в обществах и государствах. Сегодня параметры этого дефицита достигли глобальных масштабов. И для человечества важно осознать эти гибельные риски, преодоление которых является средством их превращения в возможности развития и нахождения императива и целевых установок дальнейшего существования цивилизации. С пониманием того, что только человек нравственный — гарант существования и развития будущего человечества.

    Как писал Л. Толстой, «вся жизнь человечества, со всеми столь сложными и разнообразными, кажущимися независимыми от нравственности деятельностями — и государственная, и научная, и художественная, и торговая — не имеет другой цели, как больше и больше уяснение, утверждение и общедоступность нравственной истины». Об этом же говорил русский философ В. Соловьев: «Самостоятельный и безусловный закон для человека как такового один — нравственный и необходимость одна — нравственность».

    И если мир хочет сохраниться и развиваться дальше, то должен быть найден достойный императив этого развития, которое не должно зависеть от нерешенных проблем и вызовов отдельных стран и политических лидеров, не учитывающих естественное и политическое многообразие мира. Должны быть сформированы такие регламенты взаимодействия и императивы развития, где гуманизм и нравственность стали бы подлинными принципами развития личности человека, сбережение всех культур и народов и бесценной человеческой жизни на Земле.

    Как показывает практика, общие цели для человечества сегодня должны пониматься не только как задачи удовлетворения первых материальных жизненных потребностей человека в той или иной стране, но при всей важности этого вопроса необходимо учитывать сложившиеся глобальные проблемы и риски взаимосвязанного мира. Осознание новых подходов к прогнозированию будущего в условиях обострения духовно-нравственной культуры сегодня связано с пониманием статуса «общего блага» и «самоценности человеческой жизни». Именно это есть основа идентичности для всех, желающих сохранить человеческую цивилизацию.

    Если принять как аксиому, что нравственность есть безусловный и необходимый закон для человечества, и если поверить в неотвратимость нового нравственного порядка, то тогда возникает вопрос, как будет осуществляться переход от информационно-технологического этапа развития человечества к культурно-нравственной необходимости изменения правил сосуществования. К сожалению, в современном мире нравственный ресурс человечества не используется в полной мере, а выработка стратегических основ развития цивилизации, что есть на сегодняшний день главная задача для человечества, исследуется лишь фрагментарно. Именно потому сегодня во весь рост стоит задача осмысления таких системообразующих предельно общих понятий, как «бытие», «человек», «смысл жизни», «самоценность человеческой жизни», «безопасность», «ответственность».

    Содержательный анализ этих ключевых категорий человеческой цивилизации должен наполнить принимаемые решения, связанные с гуманитарной безопасностью и императивом развития будущего развития, скоординировать грандиозные противоречия глобальных систем и повернуть многомерный мир к единству и развитию.

    Человек и развитие его потенциала, смысл и самоценность его жизни, гуманитарная и социальная безопасность человечества сегодня должны определяться не только особенностями существующих культур и народов, но и внутренней потребностью самих людей, самого человека, с пониманием того, что нравственные ценности — это особый инструмент формирования и устойчивого развития всего человечества, а «духовная, гуманистическая самоидентификация» — самый существенный фактор развития человечества.

    Осознание места человека в мире и «человеколюбие», заложенное в историческом и культурном прошлом человечества, сегодня должны быть восприняты и развиты в сторону понимания хрупкости мира и приоритетности духовно-нравственного развития как главного условия обретения устойчивости человеческой цивилизации. И в этом — наша мера ответственности за человеческую цивилизацию, за формирование «смыслового порядка» системного понимания Мира, человека и жизни как главных понятий безопасности человечества.

    Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России

    Общие положения

    В соответствии с Конституцией Российской Федерации человек, его права и свободы являются высшей ценностью. При этом каждый гражданин Российской Федерации, обладая на её территории всеми правами и свободами, несёт равные обязанности.

    Конституция Российской Федерации гласит:

    «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединённые общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость её демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

    Современный период в российской истории и образовании — время смены ценностных ориентиров. В 90-е гг. прошлого столетия в России произошли как важные позитивные перемены, так и негативные явления, неизбежные в период крупных социально-политических изменений. Эти явления оказали отрицательное влияние на общественную нравственность, гражданское самосознание, на отношение людей к обществу, государству, закону и труду, на отношение человека к человеку.

    В период смены ценностных ориентиров нарушается духовное единство общества, меняются жизненные приоритеты молодежи, происходит разрушение ценностей старшего поколения, а также деформация традиционных для страны моральных норм и нравственных установок.

    В России указанный период был обусловлен быстрым демонтажем советской идеологии, поспешным копированием западных форм жизни.

    Несмотря на установленные российским законодательством общественные нормы и приоритеты, у российских граждан в то время не сложилась ясно выраженная система ценностных ориентиров, объединяющих россиян в единую историко-культурную и социальную общность.

    В российском обществе стал ощущаться недостаток сознательно принимаемых большинством граждан принципов и правил жизни, отсутствует согласие в вопросах корректного и конструктивного социального поведения, выбора жизненных ориентиров.

    В 2007 и 2008 гг. в посланиях Президента России Федеральному собранию Российской Федерации было подчеркнуто: «Духовное единство народа и объединяющие нас моральные ценности — это такой же важный фактор развития, как политическая и экономическая стабильность… и общество лишь тогда способно ставить и решать масштабные национальные задачи, когда у него есть общая система нравственных ориентиров, когда в стране хранят уважение к родному языку, к самобытной культуре и к самобытным культурным ценностям, к памяти своих предков, к каждой странице нашей отечественной истории. Именно это национальное богатство является базой для укрепления единства и суверенитета страны, служит основой нашей повседневной жизни, фундаментом для экономических и политических отношений».

    Образованию отводится ключевая роль в духовно-нравственной консолидации российского общества, его сплочении перед лицом внешних и внутренних вызовов, в укреплении социальной солидарности, в повышении уровня доверия человека к жизни в России, к согражданам, обществу, государству, настоящему и будущему своей страны.

    Ценности личности формируются в семье, неформальных сообществах, трудовых, армейских и других коллективах, в сфере массовой информации, искусства, отдыха и т. д. Но наиболее системно, последовательно и глубоко духовно-нравственное развитие и воспитание личности происходит в сфере общего образования, где развитие и воспитание обеспечено всем укладом школьной жизни.

    Новая российская общеобразовательная школа должна стать важнейшим фактором, обеспечивающим социокультурную модернизацию российского общества.

    Именно в школе должна быть сосредоточена не только интеллектуальная, но и гражданская, духовная и культурная жизнь обучающегося. Отношение к школе как единственному социальному институту, через который проходят все граждане России, является индикатором ценностного и морально-нравственного состояния общества и государства.

    Ребёнок школьного возраста наиболее восприимчив к эмоционально-ценностному, духовно-нравственному развитию, гражданскому воспитанию. В то же время недостатки развития и воспитания в этот период жизни трудно восполнить в последующие годы.

    Пережитое и усвоенное в детстве отличается большой психологической устойчивостью. При этом особое значение имеют следующие друг за другом переходы от детства к подростковому возрасту, а затем к юности. «Перестройка потребностей и побуждений, переоценка ценностей, — утверждал Л.С. Выготский, — есть основной момент при переходе от возраста к возрасту».

    Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России (далее — Концепция) разработана в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Законом Российской Федерации «Об образовании», на основе ежегодных посланий Президента России Федеральному собранию Российской Федерации.

    Концепция является методологической основой разработки и реализации федерального государственного образовательного стандарта общего образования.

    Концепция представляет собой ценностно-нормативную основу взаимодействия общеобразовательных учреждений с другими субъектами социализации — семьёй, общественными организациями, религиозными объединениями, учреждениями дополнительного образования, культуры и спорта, средствами массовой информации. Целью этого взаимодействия является совместное обеспечение условий для духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся.

    Концепция определяет:

    • характер современного национального воспитательного идеала;
    • цели и задачи духовно-нравственного развития и воспитания детей и молодежи;
    • систему базовых национальных ценностей, на основе которых возможна духовно-нравственная консолидация многонационального народа Российской Федерации;
    • основные социально-педагогические условия и принципы духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся.

    Общеобразовательные учреждения должны воспитывать гражданина и патриота, раскрывать способности и таланты молодых россиян, готовить их к жизни в высокотехнологичном конкурентном мире. При этом образовательные учреждения должны постоянно взаимодействовать и сотрудничать с семьями обучающихся, другими субъектами социализации, опираясь на национальные традиции.

    Концепция формулирует социальный заказ современной общеобразовательной школе как определённую систему общих педагогических требований, соответствие которым национальных задач.

    Социальный заказ образованию устанавливается в следующей системе фундаментальных социальных и педагогических понятий, а также отношений между ними:

    • нация — государственно-территориальная и политико-правовая общность, существующая на основе общих политических, историко-культурных и духовно-ценностных характеристик и общего самосознания. Такой общностью является многонациональный народ Российской Федерации, который представляет собой многоэтничную гражданскую нацию, включающую этнические общности, которыми в России могут называться «нации» (в этнокультурном и социально-политическом смыслах), национальности и народы. Двойное использование категории «нация» (в общегражданском и этнокультурном значении) не противоречит конституционному положению «мы, многонациональный народ Российской Федерации», означая, что Россия есть национальное государство, а её народ представляет собой нацию наций;
    • национальное государство — государство с общей, контролируемой центральной властью, хозяйственно-экономической основой, общей территорией, общими историко-культурными ценностями жителей страны. Российская Федерация — национальное государство, имеющее разнообразный этнический и религиозный состав населения и отличающееся большой региональной спецификой;
    • национальное самосознание (идентичность) — разделяемое всеми гражданами представление о своей стране, её народе, чувство принадлежности к своей стране и народу. Основу национальной идентичности составляют базовые национальные ценности и общая историческая судьба;
    • формирование национальной идентичности — формирование у личности представления о многонациональном народе Российской Федерации как о гражданской нации и воспитание патриотизма;
    • патриотизм — чувство и сформировавшаяся позиция верности своей стране и солидарности с её народом. Патриотизм включает чувство гордости за своё Отечество, малую родину, т.е. край, республику, город или сельскую местность, где гражданин родился и рос. Патриотизм включает активную гражданскую позицию, готовность к служению Отечеству;
    • гражданское общество — общество, способное к самоорганизации на всех уровнях, от местных сообществ до общенационального (государственного) уровня, активно выражающее свои запросы и интересы как через свободно и демократически избранные органы власти и самоуправления, так и через институты гражданского общества, к которым относятся прежде всего общественные группы, организации и коалиции, а также формы прямого волеизъявления. Гражданское общество обладает способностью защищать свои права и интересы как через власть и закон, так и путём контроля над властью и воздействия на власть и на правовые нормы. Гражданское общество обязательно предполагает наличие в нём ответственного гражданина, воспитание которого является главной целью образования;
    • многообразие культур и народов — культурное многообразие, существующее в стране и в мире в целом. Для России это существование, диалог и взаимообогащение всех культурных потоков (или слоёв): общенациональной, общероссийской культуры на основе русского языка, этнических культур многонационального народа Российской Федерации и глобальных или мировых культурных явлений и систем. Культурное многообразие и свобода культурного выбора являются условием развития, стабильности и гражданского согласия;
    • межэтнический мир и согласие — единство в многообразии, признание и поддержка культур, традиций и самосознания всех представителей многонационального народа Российской Федерации, гарантированное равноправие граждан независимо от национальности, а также политика интеграции, предотвращения напряжённости и разрешения конфликтов на этнической или религиозной основе. Межэтнический мир включает политику толерантности, т.е. признания и уважения культурных и других различий среди граждан страны и проживающих в ней граждан других стран;
    • социализация — усвоение человеком социального опыта в процессе образования и жизнедеятельности посредством вхождения в социальную среду, установления социальных связей, принятия ценностей различных социальных групп и общества в целом, активного воспроизводства системы общественных отношений;
    • развитие — процесс и результат перехода к новому, более совершенному качественному состоянию, от простого к сложному, от низшего к высшему, к некоей степени духовной, умственной зрелости, сознательности, культурности и пр.;
    • воспитание — педагогически организованный целенаправленный процесс развития обучающегося как личности, гражданина, освоения и принятия им ценностей, нравственных установок и моральных норм общества;
    • национальный воспитательный идеал — высшая цель образования, нравственное (идеальное) представление о человеке, на воспитание, обучение и развитие которого направлены усилия основных субъектов национальной жизни: государства, семьи, школы, политических партий, религиозных объединений и общественных организаций;
    • базовые национальные ценности — основные моральные ценности, приоритетные нравственные установки, существующие в культурных, семейных, социально-исторических, религиозных традициях многонационального народа Российской Федерации, передаваемые от поколения к поколению и обеспечивающие успешное развитие страны в современных условиях;
    • духовно-нравственное развитие личности — осуществляемое в процессе социализации последовательное расширение и укрепление ценностно-смысловой сферы личности, формирование способности человека оценивать и сознательно выстраивать на основе традиционных моральных норм и нравственных идеалов отношение к себе, другим людям, обществу, государству, Отечеству, миру в целом;
    • духовно-нравственное воспитание личности гражданина России — педагогически организованный процесс усвоения и принятия обучающимся базовых национальных ценностей, имеющих иерархическую структуру и сложную организацию. Носителями этих ценностей являются многонациональный народ Российской Федерации, государство, семья, культурно-территориальные сообщества, традиционные российские религиозные объединения (христианские, прежде всего в форме русского православия, исламские, иудаистские, буддистские), мировое сообщество.

     1. Национальный воспитательный идеал

    Воспитание ориентировано на достижение определённого идеала, т.е. образа человека, имеющего приоритетное значение для общества в конкретно-исторических социокультурных условиях.

    В средневековой Руси воспитательный идеал был укоренён в религии и представлен для православных христиан прежде всего в образе Иисуса Христа. Православная церковь направляла и объединяла деятельность семьи, народа и государства в общем пространстве религиозного, духовно-нравственного воспитания. Православная вера была одним из важных факторов, обеспечивающих духовное единство народа.

    Для сохранения целостности страны, территория которой постоянно Арасширялась, нужна была общая система нравственных ориентиров, ценностей и смыслов жизни, таких, как честь, верность, соборность, самоотверженность, служение, любовь. Православие объединяло русских людей (ими считались все принявшие православие, а не только этнические русские) в единый народ. Именно поэтому защита русской земли приравнивалась к защите православия, что и породило такой компонент самосознания, как образ Святой Православной Руси.

    В XVIII в. Россия стала империей, сила которой заключалась в централизации и концентрации государственной власти в руках правящего монарха — императора. Государство возвышалось над церковью, был сформулирован новый воспитательный идеал — «человек государственный, слуга царю и Отечеству». Образовательная система стала ориентироваться на задачи подготовки профессиональных кадров для государственных нужд. «Всяческое беззаветное служение на благо и на силу Отечества, — утверждал М.В. Ломоносов, — должно быть мерилом жизненного смысла» Главным в воспитании стало формирование человека-патриота, отличающегося высокой нравственностью, любовью к науке, трудолюбием, служением России. Для императорской России был характерен идеал полезного государству и Отечеству гражданина.

    В советский период государство обрело всю полноту власти над гражданином и его частной жизнью. Устраняя влияние церкви на общественную и личную жизнь, подавляя религиозное сознание, советское государство само стало претендовать на роль новой вселенской церкви. Спектр жизненных смыслов был сжат до веры в коммунизм и служения коммунистической партии.

    Вместе с тем советская эпоха в отечественной истории сформировала высокий педагогический идеал — воспитание всесторонне развитой личности, дала примеры массового патриотизма, героического служения, вплоть до самопожертвования, во имя будущего своей страны и своего народа, пренебрежения материальным во имя идеального.

    В 90-е гг. ХХ в. в России сформировался идеал свободной в своём самоопределении и развитии личности, «освобождённой» от ценностей, национальных традиций, обязательств перед обществом.

    Сегодня, на новом этапе развития Российской Федерации, при определении современного национального воспитательного идеала необходимо в полной мере учитывать:

    • преемственность современного национального воспитательного идеала по отношению к национальным воспитательным идеалам прошлых эпох;
    • духовно-нравственные ценности, определённые в соответствии с действующим российским законодательством;
    • внешние и внутренние вызовы, стоящие перед Россией.

    Национальным приоритетом, важнейшей национальной задачей является приумножение многонационального народа Российской Федерации в численности, повышение качества его жизни, труда и творчества, укрепление духовности и нравственности, гражданской солидарности и государственности, развитие национальной культуры.

    Решение этой задачи способно обеспечить устойчивое и успешное развитие России.

    Современный национальный воспитательный идеал определяется:

    • в соответствии с национальным приоритетом;
    • исходя из необходимости сохранения преемственности по отношению к национальным воспитательным идеалам прошлых исторических эпох;
    • согласно Конституции Российской Федерации;
    • согласно Закону Российской Федерации «Об образовании» в части общих требований к содержанию образования (ст. 14) и задачам основных образовательных программ (ст. 9, п. 6).

    Современный национальный воспитательный идеал — это высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укоренённый в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации.

     2. Цель и задачи духовно-нравственного развития и воспитания

    Важнейшей целью современного отечественного образования и одной из приоритетных задач общества и государства является воспитание, социально-педагогическая поддержка становления и развития высоконравственного, ответственного, творческого, инициативного, компетентного гражданина России.

    В сфере личностного развития воспитание обучающихся должно обеспечить:

    • готовность и способность к духовному развитию, нравственному самосовершенствованию, самооценке, пониманию смысла своей жизни, индивидуально-ответственному поведению;
    • готовность и способность к реализации творческого потенциала в духовной и предметно-продуктивной деятельности, социальной и профессиональной мобильности на основе моральных норм, непрерывного образования и универсальной духовно-нравственной установки «становиться лучше»;
    • укрепление нравственности, основанной на свободе, воле и духовных отечественных традициях, внутренней установке личности поступать согласно своей совести;
    • формирование морали как осознанной личностью необходимости определённого поведения, основанного на принятых в обществе представлениях о добре и зле, должном и недопустимом;
    • развитие совести как нравственного самосознания личности, способности формулировать собственные нравственные обязательства, осуществлять нравственный самоконтроль, требовать от себя выполнения моральных норм, давать нравственную самооценку своим и чужим поступкам;
    • принятие личностью базовых национальных ценностей, национальных духовных традиций;
    • готовность и способность выражать и отстаивать свою общественную позицию, критически оценивать собственные намерения, мысли и поступки;
    • способность к самостоятельным поступкам и действиям, совершаемым на основе морального выбора, принятию ответственности за их результаты, целеустремленность и настойчивость в достижении результата;
    • трудолюбие, бережливость, жизненный оптимизм, способность к преодолению трудностей;
    • осознание ценности других людей, ценности человеческой жизни, нетерпимость к действиям и влияниям, представляющим угрозу жизни, физическому и нравственному здоровью, духовной безопасности личности, умение им противодействовать;
    • свободолюбие как способность к сознательному личностному, профессиональному, гражданскому и иному самоопределению и развитию в сочетании с моральной ответственностью личности перед семьёй, обществом, Россией, будущими поколениями;
    • укрепление веры в Россию, чувства личной ответственности за Отечество перед прошлыми, настоящими и будущими поколениями.

    В сфере общественных отношений духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должно обеспечить:

    • осознание себя гражданином России на основе принятия общих национальных нравственных ценностей;
    • готовность граждан солидарно противостоять внешним и внутренним вызовам;
    • развитость чувства патриотизма и гражданской солидарности;
    • заботу о благосостоянии многонационального народа Российской Федерации, поддержание межэтнического мира и согласия;
    • осознание безусловной ценности семьи как первоосновы нашей принадлежности к многонациональному народу Российской Федерации, Отечеству;
    • понимание и поддержание таких нравственных устоев семьи, как любовь, взаимопомощь, уважение к родителям, забота о младших и старших, ответственность за другого человека;
    • бережное отношение к жизни человека, забота о продолжении рода;
    • законопослушность и сознательно поддерживаемый гражданами правопорядок;
    • духовную, культурную и социальную преемственность поколений.

    В сфере государственных отношений духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должно содействовать:

    • формированию мотивации к активному и ответственному участию в общественной жизни, формировании власти и участию в государственных делах;
    • укреплению и совершенствованию демократического федеративного правового государства с республиканской формой правления;
    • повышению доверия к государственным институтам со стороны граждан и общественных организаций;
    • повышению эффективности усилий государства, направленных на модернизацию страны;
    • укреплению национальной безопасности.

     3. Духовно-нравственное развитие и воспитание 

    Обеспечение духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России является ключевой задачей современной государственной политики Российской Федерации. Законопослушность, правопорядок, доверие, развитие экономики и социальной сферы, качество труда и общественных отношений — всё это непосредственно зависит от принятия гражданином России общенациональных и общечеловеческих ценностей и следования им в личной и общественной жизни.

    Законом Российской Федерации «Об образовании» (ст. 9, п. 1) установлено, что «основные общеобразовательные программы начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования обеспечивают реализацию федерального государственного образовательного стандарта с учётом типа и вида образовательного учреждения, образовательных потребностей и запросов обучающихся, воспитанников и включают в себя учебный план, рабочие программы учебных курсов, предметов, дисциплин (модулей) и другие материалы, обеспечивающие духовно-нравственное развитие, воспитание и качество подготовки обучающихся».

    Таким образом, духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся является первостепенной задачей современной образовательной системы и представляет собой важный компонент социального заказа для образования.

    Содержание духовно-нравственного развития и воспитания личности определяется в соответствии с базовыми национальными ценностями и приобретает определённый характер и направление в зависимости от того, какие ценности общество разделяет, как организована их передача от поколения к поколению.

    Духовно-нравственное развитие и воспитание личности в целом является сложным, многоплановым процессом. Оно неотделимо от жизни человека во всей её полноте и противоречивости, от семьи, общества, культуры, человечества в целом, от страны проживания и культурно-исторической эпохи, формирующей образ жизни народа и сознание человека.

    Сфера педагогической ответственности в этом процессе определяется следующими положениями:

    • усилия общества и государства направлены сегодня на воспитание у детей и молодежи активной гражданской позиции, чувства ответственности за свою страну;
    • общее образование, выстраивающее партнёрские отношения с другими институтами социализации, является основным институтом педагогического воздействия на духовно-нравственное развитие личности гражданина России. При этом основным субъектом, реализующим цели духовно-нравственного развития и воспитания, определяющим непосредственные пути и методы их достижения на основе опыта и традиций отечественной педагогики, собственного педагогического опыта, является педагогический коллектив общеобразовательного учреждения;
    • содержание духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся, деятельность педагогических коллективов общеобразовательных учреждений должны быть сфокусированы на целях, на достижение которых сегодня направлены усилия общества и государства.

    Таким образом, сфера общего образования призвана обеспечивать духовно-нравственное развитие и воспитание личности обучающегося для становления и развития его гражданственности, принятия гражданином России национальных и общечеловеческих ценностей и следования им в личной и общественной жизни.

    Носителями базовых национальных ценностей являются различные социальные, профессиональные и этноконфессиональные группы, составляющие многонациональный народ Российской Федерации. Соответственно духовно-нравственное развитие гражданина России в рамках общего образования осуществляется в педагогически организованном процессе осознанного восприятия и принятия обучающимся ценностей:

    • семейной жизни;
    • культурно-регионального сообщества;
    • культуры своего народа, компонентом которой является система ценностей, соответствующая традиционной российской религии;
    • российской гражданской нации;
    • мирового сообщества.

    Духовно-нравственное развитие и воспитание личности начинается в семье. Ценности семейной жизни, усваиваемые ребёнком с первых лет жизни, имеют непреходящее значение для человека в любом возрасте. Взаимоотношения в семье проецируются на отношения в обществе и составляют основу гражданского поведения человека.

    Следующая ступень развития гражданина России — это осознанное принятие личностью традиций, ценностей, особых форм культурно-исторической, социальной и духовной жизни его родного села, города, района, области, края, республики. Через семью, родственников, друзей, природную среду и социальное окружение наполняются конкретным содержанием такие понятия, как «Отечество», «малая родина», «родная земля», «родной язык», «моя семья и род», «мой дом».

    Более высокой ступенью духовно-нравственного развития гражданина России является принятие культуры и духовных традиций многонационального народа Российской Федерации. Российскую идентичность и культуру можно сравнить со стволом могучего дерева, корни которого образуют культуры многонационального народа России. Важным этапом развития гражданского самосознания является укоренённость в этнокультурных традициях, к которым человек принадлежит по факту своего происхождения и начальной социализации.

    Ступень российской гражданской идентичности — это высшая ступень процесса духовно-нравственного развития личности россиянина, его гражданского, патриотического воспитания. Россиянином становится человек, осваивающий культурные богатства своей страны и многонационального народа Российской Федерации, осознающий их значимость, особенности, единство и солидарность в судьбе России.

    Важным свойством духовно-нравственного развития гражданина России является открытость миру, диалогичность с другими национальными культурами.

    Программы духовно-нравственного развития и воспитания школьников, разрабатываемые и реализуемые общеобразовательными учреждениями совместно с другими субъектами социализации, должны обеспечивать полноценную и последовательную идентификацию обучающегося с семьёй, культурно-региональным сообществом, многонациональным народом Российской Федерации, открытым для диалога с мировым сообществом.

     4. Базовые национальные ценности

    Основным содержанием духовно-нравственного развития, воспитания и социализации являются базовые национальные ценности, хранимые в социально-исторических, культурных, семейных традициях многонационального народа России, передаваемые от поколения к поколению и обеспечивающие успешное развитие страны в современных условиях.

    Базовые национальные ценности производны от национальной жизни России во всей её исторической и культурной полноте, этническом многообразии. В сфере национальной жизни можно выделить источники нравственности и человечности, т.е. те области общественных отношений, деятельности и сознания, опора на которые позволяет человеку противостоять разрушительным влияниям и продуктивно развивать своё сознание, жизнь, саму систему общественных отношений.

    Традиционными источниками нравственности являются: Россия, многонациональный народ Российской Федерации, гражданское общество, семья, труд, искусство, наука, религия, природа, человечество.

    Соответственно традиционным источникам нравственности определяются и базовые национальные ценности, каждая из которых раскрывается в системе нравственных ценностей (представлений):

    • патриотизм — любовь к России, к своему народу, к своей малой родине, служение Отечеству;
    • социальная солидарность — свобода личная и национальная, доверие к людям, институтам государства и гражданского общества, справедливость, милосердие, честь, достоинство;
    • гражданственность — служение Отечеству, правовое государство, гражданское общество, закон и правопорядок, поликультурный мир, свобода совести и вероисповедания;
    • семья — любовь и верность, здоровье, достаток, уважениеик родителям, забота о старших и младших, забота о продолжении рода;
    • труд и творчество — уважение к труду, творчество и созидание, целеустремлённость и настойчивость;
    • наука — ценность знания, стремление к истине, научная картина мира;
    • традиционные российские религии — представления о вере, духовности, религиозной жизни человека, ценности религиозного мировоззрения, толерантности, формируемые на основе межконфессионального диалога;
    • искусство и литература — красота, гармония, духовный мир человека, нравственный выбор, смысл жизни, эстетическое развитие, этическое развитие;
    • природа — эволюция, родная земля, заповедная природа, планета Земля, экологическое сознание;
    • человечество — мир во всём мире, многообразие культур и народов, прогресс человечества, международное сотрудничество.

    Базовые национальные ценности лежат в основе целостного пространства духовно-нравственного развития и воспитания школьников, т.е. уклада школьной жизни, определяющего урочную, внеурочную и внешкольную деятельность обучающихся. Для организации такого пространства и его полноценного функционирования требуются согласованные усилия всех социальных субъектов — участников воспитания: семьи, общественных организаций, включая детско-юношеские движения и организации, учреждений дополнительного образования, культуры и спорта, СМИ, традиционных российских религиозных объединений. Ведущая, содержательно определяющая роль в создании уклада школьной жизни принадлежит субъектам образовательного процесса.

    Система базовых национальных ценностей лежит в основе представления о единой нации и готовности основных социальных сил к гражданской консолидации на основе общих ценностей и социальных смыслов в решении общенациональных задач, среди которых воспитание детей и молодёжи.

    Достижение гражданского согласия по базовым национальным ценностям позволит укрепить единство российского образовательного пространства, придать ему открытость, диалогичность, культурный и социальный динамизм.

    Гражданское согласие по базовым национальным ценностям не имеет ничего общего с единообразием ценностей нации и самой нации, духовной и социальной унификацией. Единство нации достигается через базовый ценностный консенсус в диалоге различных политических и социальных сил, этнических и религиозных сообществ и поддерживается их открытостью друг другу, готовностью сообща решать общенациональные проблемы, в числе которых духовно-нравственное воспитание детей и молодёжи как основа развития нашей страны.

     5. Основные принципы организации духовно-нравственного развития и воспитания

    Организация социально открытого пространства духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России, нравственного уклада жизни обучающихся осуществляется на основе:

    • нравственного примера педагога;
    • социально-педагогического партнёрства;
    • индивидуально-личностного развития;
    • интегративности программ духовно-нравственного воспитания;
    • социальной востребованности воспитания.

    Говоря о нравственном примере педагога, следует вспомнить А. Дистервега, выдающегося немецкого педагога, который считал, что «повсюду ценность школы равняется ценности её учителя». Нравственность учителя, моральные нормы, которыми он руководствуется в своей профессиональной деятельности и жизни, его отношение к своему педагогическому труду, к ученикам, коллегам — всё это имеет первостепенное значение для духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся. Никакие воспитательные программы не будут эффективны, если педагог не являет собой всегда главный для обучающихся пример нравственного и гражданского личностного поведения.

    В педагогическом плане среди базовых национальных ценностей необходимо установить одну, важнейшую, системообразующую, дающую жизнь в душе детей всем другим ценностям — ценность Учителя.

    Необходимо существенно повысить государственный и социальный статус педагога, уровень его материального обеспечения. Учитель должен стать уважаемым в обществе человеком, а педагогическая профессия должна быть престижной для молодёжи.

    В современных условиях без социально-педагогического партнерства субъекты образовательного процесса не способны обеспечить полноценное духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся. Для решения этой общенациональной задачи необходимо выстраивать педагогически целесообразные партнёрские отношения с другими субъектами социализации: семьёй, общественными организациями и традиционными российскими религиозными объединениями, учреждениями дополнительного образования, культуры и спорта, СМИ.

    Организация социально-педагогического партнёрства может осуществляться путём согласования социально-воспитательных программ общеобразовательных учреждений и иных субъектов социализации на основе национального воспитательного идеала и базовых национальных ценностей. Это возможно при условии, что субъекты воспитания и социализации заинтересованы в разработке и реализации таких программ.

    Развитие социально-педагогического партнёрства должно стать приоритетной сферой государственной политики. Индивидуально-личностное развитие являлось приоритетом отечественной педагогики 90-х гг. ХХ в. и остаётся одной из важнейших задач современного образования. В пространстве духовно-нравственного развития оно приобретает полноту своей реализации.

    Педагогическая поддержка самоопределения личности, развития её способностей, таланта, передача ей системных научных знаний, умений, навыков и компетенций, необходимых для успешной социализации, сами по себе не создают достаточных условий для свободного развития и социальной зрелости личности. Личность несвободна, если она не отличает добро от зла, не ценит жизнь, труд, семью, других людей, общество, Отечество, т.е. всё то, в чём в нравственном отношении утверждает себя человек и развивается его личность. Знания наук и незнание добра, острый ум и глухое сердце таят угрозу для человека, ограничивают и деформируют его личностное развитие.

    Духовно-нравственное развитие и воспитание обучающихся должны быть интегрированы в основные виды деятельности обучающихся: урочную, внеурочную, внешкольную и общественно полезную. Иными словами, необходима интегративность программ духовно-нравственного воспитания. Одной из таких программ может быть обучение духовным основам религиозной культуры и светской жизни.

    Содержание воспитания группируется вокруг базовых национальных ценностей. В педагогическом плане каждая из них формулируется как вопрос, обращённый человеком к самому себе, как вопрос, поставленный педагогом перед обучающимся. Это воспитательная задача, на решение которой направлена учебно-воспитательная деятельность.

    Каждая из базовых ценностей, педагогически определяемая как вопрос, превращается в воспитательную задачу. Для её решения обучающиеся вместе с педагогами, родителями, иными субъектами духовной, культурной, социальной жизни обращаются к содержанию:

    • истории России, российских народов, своей семьи, рода;
    • жизненного опыта своих родителей, предков;
    • традиционных российских религий;
    • произведений литературы и искусства, лучших образцов отечественной и мировой культуры;
    • периодической литературы, СМИ, отражающих современную жизнь;
    • фольклора народов России;
    • общественно полезной и личностно значимой деятельности;
    • учебных дисциплин;
    • других источников информации и научного знания.

    Базовые ценности не локализованы в содержании отдельного учебного предмета, формы или вида образовательной деятельности. Они пронизывают всё учебное содержание, весь уклад школьной жизни, всю многоплановую деятельность школьника как человека, личности, гражданина.

    Система базовых национальных ценностей создаёт смысловую основу пространства духовно-нравственного развития личности. В этом пространстве снимаются барьеры между отдельными учебными предметами, между школой и семьёй, школой и обществом, школой и жизнью.

    Принцип социальной востребованности предполагает, что воспитание, чтобы быть эффективным, должно быть востребованным в жизни ребёнка, его семьи, других людей, общества. Социализация и своевременное социальное созревание ребёнка происходят посредством его добровольного и посильного включения в решение проблем более взрослого сообщества. Полноценное духовно-нравственное развитие происходит, если воспитание не ограничивается информированием обучающегося о тех или иных ценностях, но открывает перед ним возможности для нравственного поступка.

    Духовно-нравственное развитие достигает содержательной полноты и становится актуальным для самого обучающегося, когда соединяется с жизнью, реальными социальными проблемами, которые необходимо решать на основе морального выбора. Таких проблем в России множество, и они не уходят даже из жизни самых благополучных, динамично развивающихся стран. Сделать себя нравственнее, добрее, чище — значит сделать таким мир вокруг себя.

    Программы духовно-нравственного развития и воспитания должны предусматривать добровольное и посильное включение обучающихся в решение реальных социальных, экологических, культурных, экономических и иных проблем семьи, школы, села, района, города, области, республики, России. Традиционной и хорошо зарекомендовавшей себя формой социализации являются детско-юношеские и молодёжные движения, организации, сообщества. Они должны иметь исторически и социально значимые цели и программы их достижения.

    Организация воспитательного процесса в системе «школа — семья — социум» потребует педагогов, способных не только учить, но и воспитывать обучающихся.

     Заключение

    Духовно-нравственное развитие и воспитание гражданина России является ключевым фактором развития страны, обеспечения духовного единства народа и объединяющих его моральных ценностей, политической и экономической стабильности. Невозможно создать современную инновационную экономику, минуя человека, состояние и качество его внутренней жизни.

    Темпы и характер развития общества непосредственным образом зависят от гражданской позиции человека, его мотивационно-волевой сферы, жизненных приоритетов, нравственных убеждений, моральных норм и духовных ценностей.

    Воспитание человека, формирование свойств духовно развитой личности, любви к своей стране, потребности творить и совершенствоваться есть важнейшее условие успешного развития России.

    Скачать

    Духовно-нравственное развитие младшего школьника при обучении иноязычному чтению на начальном этапе

    Библиографическое описание:

    Хормушева, В. В. Духовно-нравственное развитие младшего школьника при обучении иноязычному чтению на начальном этапе / В. В. Хормушева. — Текст : непосредственный // Образование: прошлое, настоящее и будущее : материалы VIII Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, октябрь 2020 г.). — Краснодар : Новация, 2020. — С. 51-53. — URL: https://moluch.ru/conf/ped/archive/379/16002/ (дата обращения: 13.04.2021).

    

    В статье поднимается проблема создания технологии формирования нравственных ценностей посредством чтения в условиях начального иноязычного образования. Рассматривается значимость чтения для воспитания младших школьников при обучении иноязычному чтению и формирование у учащихся нравственных ценностей посредством реализации приемов и системы заданий.

    Ключевые слова: нравственные ценности, начальное иноязычное образование, духовно-нравственное развитие, воспитание, нравственные понятия, нравственное представление, обучение чтению, иноязычное чтение, художественная литература.

    Формирование у обучающихся начальной школы основных видов универсальных учебных действий, что находит отражение в новом ФГОС НОО, в настоящее время в образовании является одной из основных целей. В составе планируемых результатов личностных универсальных учебных действий подразделяют: формирование основных моральных норм, способность к учету мотивов, интересов и позиций других участников моральной дилеммы в процессе ее разрешения. Реализация специальной программы духовно-нравственного воспитания и развития формирует результаты личностных универсальных учебных действий в образовательном процессе. [6] Формирование нравственных понятий у ученика происходит на протяжении всех лет обучения в общеобразовательной школе. Но именно в начальных классах закладывается уникальная сенситивность к базе нравственных ориентаций и духовно-нравственному развитию. На протяжении многих лет в процессе развития педагогики решалась проблема духовно-нравственного воспитания. В соответствии с этим наблюдается противоречие между требованиями к нравственному поведению личности со стороны общества и недостаточным формированием нравственных представлений у младших школьников. На сегодняшний день в современной педагогике уже решены некоторые задачи, связанные с духовно-нравственным развитием и воспитанием: обусловлен генетико-исторический подход к отбору духовных ценностей в образовательном процессе, определены приемы, методы и условия передачи ценностей, выявлены особенности процесса воспитания нравственных качеств у детей младшего школьного возраста, определены педагогические условия актуализации нравственных поступков младших школьников. [2, c.27]

    Недостаточно изученной в настоящий момент все же остается сущность процесса формирования нравственных представлений и ценностей. Общий подход к пониманию этого процесса отсутствует. Для формирования нравственных понятий у младших школьников в процессе обучения создаются важнейшие условия, необходимые для того, чтобы эти понятия были успешно сформированы. В процессе становления личности универсальные учебные действия у учащихся формируются не только адекватные учебные познавательные мотивы в системе мотивации учебной деятельности, но также выстраивается система нравственных понятий, необходимых для личности. Уровень нравственного развития личности показывает степень сформированности нравственных понятий у младших школьников. Следует учесть, что всестороннее и качественное развитие личности учащегося будет возможным не только посредством воспитательной деятельности учителя, но и собственных усилий ребенка. [2, c.48]. Наиболее эффективное проявление этой деятельности осуществимо только в образовательном процессе, т. к. “образование” – это процесс и результат овладения учащимися системой научных знаний, умений и навыков. На их основе происходит формирование мировоззрения, нравственных, творческих способностей. Уроки иноязычного чтения обладают наибольшим потенциалом для эффективного формирования у учащихся нравственных понятий на начальном этапе. [1,c.18] Духовно-нравственное развитие, совершенствование личности, расширение познавательных возможностей младших школьников и формирование у них позитивного мировоззрения являются главными целями курса уроков по обучению иноязычному чтению на начальном этапе. Именно такие понятия как доброта, милосердие, справедливость, учащиеся усваивают и оперируют ими в конкретной жизненной ситуации. Осмысление и оценка собственных качеств и поступков, усвоение и закрепление знаний и нравственных норм раскрывается посредством чтения художественных произведений учащимися на иностранном языке. Именно талантливым писателем ведется проникновение в суть явления, включение в атмосферу сопереживания, эмоциональная оценка добра и зла. [5, c.110] Художественное произведение – одно из главных способов формирования нравственных представлений, расширяющая жизненный опыт младших школьников, cоздающая духовно-эмоциональную среду, где нравственные переживания обогащают и оказывают весомое влияние на духовное развитие личности обучающихся. Младший школьный возраст характеризуется повышенной эмоциональностью. Прочитав произведения художественной литературы, они могут легко войти в образ сказочного героя и пережить события, описанные в произведении. Также этому школьному возрасту присуще подражание героям книг, вызвавшим у них наибольший интерес и симпатию. Развитие нравственных понятий происходит преимущественно через переживания учащихся. В результате пробуждается чувство ответственности, долга, честности, справедливости, cвободы, веры, надежды, любви, гражданственности, отзывчивости. [3, c.218]

    Книга для чтения для начальных классов “Путешествие в английскую сказку”, автором которой является В. Г. Кулиш, стремится повысить уровень нравственного развития детей. Для автора это является основной целью. Учитель воспитывает у детей любовь к иностранному языку, народу, уважительное отношение к людям, чужому мнению, духовным ценностям, опираясь на адаптированные тексты сказок: Х. Лофтинга “Доктор Дулиттл”, К. Грэхэма “Ветер в ивах”, Д. Биссета “Дерево желаний” и др. Эти сказки помогут детям расширить кругозор, накопить знания об окружающем мире. На них воспитывалось и выросло не одно поколение маленьких англичан. Эта книга позволит ребятам поближе узнать английскую сказку и одновременно развить навыки разговорной речи и мышления на английском языке.

    Выбор произведений должен соответствовать возрастным особенностям младших школьников. Сказки и рассказы легко усваивают дети и по своей идее – победа добра над злом, по своему сюжету-борьба добра и зла дают большие возможности для развития нравственных представлений, как готовность помочь другому, доброта, cмелость, трудолюбие, настойчивость, ответственность, отзывчивость, cправедливость. Читая сказку, дети размышляют над содержанием произведения, формируют представления о нравственных понятиях, таких как забота, cострадание, любовь, взаимопомощь. Основной задачей для учителя будет являться организация работы детей с произведениями литературы таким образом, чтобы, читая сказку, рассказ, дети могли разделить переживания с героями произведений, почувствовали сильные эмоциональные впечатления: радовались и огорчались, волновались, выносили для себя нравственные уроки из произведений. В соответствии с уровнями развития нравственных представлений у младших школьников были разработаны задания, которые использовались мной на уроках чтения. [4,c.3]

    Задания к английской сказке Joseph Jacobs “Lazy Jack”.

    STEP 1. Answer t he questions :

    1. Was Jack a rich man?

    2. Had he got a big family?

    3. Whom did he live with?

    4. Was his mother young?

    5. Did Jack work hard?

    6. Did Jack go to the farmer on Monday?

    7. What did he get for his work?

    8. Did Jack go to the cowman on Tuesday?

    9. What did he do with a jar of milk?

    10. What did Jack get for his work on Wednesday and Thursday?

    11. Did Jack get anything for his job on Friday?

    12. Who saw him carrying a donkey on his shoulder?

    13. Could the daughter of the rich man speak?

    14. What was the end of the story?

    STEP 2 . Agree (+) or disagree (-) :

    1. Jack was a clever young man.

    2. He was rich.

    3. He had a penny on Monday.

    4. He had a jar of milk on Tuesday.

    5. He brought the cat home on Wednesday.

    6. He ate a big piece of meat on Thursday.

    7. On Friday he sat on the donkey and went home.

    8. He put the donkey on his shoulder.

    9. The girl was crying all the time.

    10. She could not speak.

    11. She burst out laughing and began to speak.

    12. Jack lived in the rich man’s house.

    STEP 3 . Which of these proverbs suit it best ?

    a) Fortune favours fools.

    b) Every man has a fool in his sleeve.

    c) All is well that ends well.

    d) The first wealth is health.

    STEP 4 . Fill in the table.

    — Jack was a little boy.

    — Jack was deat and dumb.

    — Everybody in the village loved Jack.

    — Jack always followed his mother’s advice.

    — Jack quickly learned how to work on the farm.

    — The baker gave Jack a large cheese.

    — Jack was a strong man.

    — The rich man became very happy.

    Использование комплекта заданий к сказке на уроках чтения оказывает эффективное воздействие на развитие нравственных представлений у младших школьников. Воздействуя на компоненты нравственных представлений на уроках чтения можно добиться самых лучших результатов в совершенствовании этих качеств. Уроки чтения могут стать важной направляющей в развитии нравственности, при условии целенаправленного, грамотного и планомерного их использования.

    Литература:

    1. Гальскова, Н. Д. Методика обучения иностранным языкам: учеб. пособие / Н. Д. Гальскова, А. П. Василевич, Н. В. Акимова. — Ростов н/Д: Феникс, 2017. — 350 с.
    2. Направления развития воспитания в контексте реализации инициативы «Наша Новая школа»: материалы Межд. науч.-практ. конф. 28–29 марта 2013 г./под ред. Н. Е. Щурковой, М. И. Мухина. — М.: Аркти, 2013.- 296 с.
    3. Никитенко, З. Н. Методическая система овладения иностранным языком на начальной ступени школьного образования: дис…. д-ра пед. наук. — М.: МПГУ, 2014. — 427 с.
    4. Кулиш, В. Г. Путешествие в английскую сказку/ В. Г. Кулиш М.:АСТ; Донецк: Cталкер, 2015.-315, [5] c.: ил.
    5. Щукин, А. Н., Фролова Г. М. Методика преподавания иностранных языков : учебник для студентов учреждений высш. образования. — М.: Изд. центр «Академия», 2015. — 288 с.
    6. URL: https://fgos.ru

    Моральных концепций — Оксфордская стипендия

    Прежде чем мы начнем спрашивать, какие действия являются неправильными, будет полезно обсудить, что мы подразумеваем под «неправильным» и во что мы верим, когда считаем, что какое-то действие является неправильным. Эти вопросы касаются моральных, чувств «неправильного» и концепций, которые эти чувства выражают. Мы можем игнорировать неморальные чувства, такие как то, что мы можем дать неправильный ответ на какой-то вопрос или открыть пакет с хлопьями не с того конца.

    Часто предполагается, что слово «неправильно» имеет только один моральный смысл.Это предположение наиболее правдоподобно, когда мы рассматриваем действия людей, которые знают все морально значимые факты. Мы можем начать с предположения, что, когда мы думаем о таких действиях, мы все употребляем слово «неправильно» в одном и том же смысле, который мы можем назвать обычным смыслом . Однако во многих случаях мы не знаем всех относящихся к делу фактов и вынуждены действовать по незнанию или с ложными убеждениями. Когда мы думаем о таких случаях, мы можем использовать слово «неправильно» в нескольких частично разных смыслах. Некоторые из этих чувств мы можем определить с помощью обычного смысла.Какой-то наш акт будет

    неверно в смысле относительно фактов как раз тогда, когда этот поступок был бы неправильным в обычном смысле, если бы мы знали все морально значимые факты,

    неверно в смысле , относящемся к убеждениям , когда это действие было бы неправильным в обычном смысле, если бы наши представления об этих фактах были правдой,

    (стр.151) и

    неверно в смысле , относящегося к свидетельствам , как раз тогда, когда этот акт был бы неправильным в обычном смысле, если бы мы верили в то, что имеющиеся свидетельства дают нам решающие основания верить, и эти убеждения были правдой.

    Действия в этих смыслах правильные, или, по крайней мере, морально разрешенные , когда они не являются неправильными, и это то, что мы морально должны делать , когда все их альтернативы в этих смыслах неверны.

    Некоторые авторы заявляют или предполагают, что, даже когда мы рассматриваем действия людей, которые не знают всех морально значимых фактов, достаточно спросить, какие из этих действий были бы неправильными или неправильными в обычном понимании. смысл.Другие авторы предполагают, что одно из чувств, которое я только что определил , — это обычное чувство. Я считаю, что эти предположения ошибочны. Мы должны использовать слово «неправильно» во всех этих смыслах. Если мы не будем проводить этих различий или будем использовать только некоторые из этих чувств, мы не сможем распознать некоторые важные истины, и мы и другие могут без нужды не соглашаться.

    Чтобы проиллюстрировать эти моменты, мы можем предположить, что как ваш врач я должен выбирать между различными способами лечения вас. Я плохой врач, так как у меня есть различные необоснованные представления о том, каковы, судя по имеющимся данным, возможные эффекты различных методов лечения.У меня также есть несколько причин желать, чтобы ты умер. Эта история может продолжаться по-разному. Предположим, что в

    Case One , я предлагаю вам лечение, которое, я верю и надеюсь, спасет вашу жизнь, но которое убьет вас, как это было почти наверняка,

    и то, в

    Случай 2 , я предлагаю вам лечение, которое, как я верю и надеюсь, убьет вас, но которое спасет вашу жизнь, как это было почти наверняка.

    По мнению некоторых людей, достаточно использовать «правильное» и «неправильное» в их значениях, относящихся к убеждениям.С этой точки зрения достаточно заявить, что я (стр.152) поступил правильно в Case One , потому что я сделал то, что, как я считал, спасет вашу жизнь, и что я поступил неправильно в Case Two , потому что я сделал то, что, как я считал, убьет вас.

    Это недостаточно, чтобы сделать эти претензии . Мы также должны заявить, что в Case One я действовал неправильно в смысле, относящемся к факту и относящемуся к доказательству, поскольку я убил вас, поскольку, судя по имеющимся свидетельствам, мой поступок почти наверняка сработал.Если бы я спросил у какого-нибудь полностью информированного советника, что мне делать, этот человек не сказал бы мне, что я должен сделать то, что, как он знал, почти наверняка убьет вас. Мы должны аналогичным образом заявить, что в Case Two я действовал правильно в смысле фактов и доказательств, поскольку мой поступок спас вам жизнь, что было почти наверняка. Я сделал то, что должен был сказать мне любой полностью информированный советник.

    Предположим далее, что, хотя определенные методы лечения почти всегда лечат людей, у которых есть ваше конкретное заболевание, а некоторые другие методы лечения почти всегда убивают таких людей, ваш случай является одним из непредсказуемых исключений.И предположим, что в

    Случай 3 , я предлагаю вам лечение, которое почти наверняка убьет вас, но которое спасет вашу жизнь, как я надеялся и необоснованно полагал, что это произойдет,

    и то, в

    Случай четвертый , я предлагаю вам лечение, которое почти наверняка спасет вам жизнь, но убьет вас, как я надеялся и необоснованно полагал, что это произойдет.

    По мнению некоторых людей, достаточно использовать «правильное» и «неправильное» в их относительном смысле.С этой точки зрения, если бы кто-нибудь из верующих в колдовство попытался убить какого-нибудь врага, воткнув булавки в восковой манекен, этот человек не поступил бы неправильно. Втыкать булавки в восковые муляжи — это не плохо, поскольку нет никаких доказательств того, что такие действия причиняют какой-либо вред. И я поступил правильно, в Case Four , когда я назначил вам лечение, которое, по имеющимся данным, почти наверняка спасло вашу жизнь. Но я поступил неправильно в Case 3 , когда я дал вам лечение, которое почти наверняка вас убьет.

    Как и прежде, этих заявлений недостаточно. Мы не должны говорить только о том, что я поступил правильно в Case Four , поскольку мой поступок почти наверняка спасет вам жизнь. Мы также должны утверждать, что я действовал неправильно в (стр.153) Смыслы, связанные с убеждениями и фактами, посредством убийства вас. Следует хотя бы упомянуть об убийствах.

    Недостаточно также сказать, что в Case 3 я поступил неправильно, сделав то, что почти наверняка убило вас. Мы также должны заявить, что я действовал правильно в смысле, относящемся к фактам и убеждениям, поскольку я намеренно спас вашу жизнь.Не веря, что мой поступок почти наверняка убьет вас, я могу быть виновен в халатности, поскольку, возможно, я не прочитал последние медицинские журналы, как должен был. Но вместо этого могло бы быть правдой то, что я сознательно читаю эти журналы, и моя ошибка заключалась только в том, что я не поверил тому, что данные, представленные в этих журналах, дали мне решающие основания верить. Хотя тогда я был бы виноват в медицинской некомпетентности, мой отказ отреагировать на эти эпистемологические причины не был бы морально неправильным.

    По мнению некоторых других людей, достаточно использовать «правильное» и «неправильное» в их относительном смысле. Но предположим, что в

    Case Five , я предлагаю вам лечение, которое, как я справедливо верю, почти наверняка спасет вашу жизнь, но на самом деле убивает вас.

    Недостаточно утверждать, что, поскольку я убил тебя, я поступил неправильно. Мы также должны утверждать, что я действовал правильно в смысле, относящемся к убеждению и относительному доказательству. Морально важно, что я справедливо полагал, что мой поступок почти наверняка спасет вам жизнь.Предположим вместо этого, что в

    Case Six , я предлагаю вам лечение, которое, как я справедливо верю, почти наверняка убьет вас, но на самом деле спасет вам жизнь.

    Недостаточно утверждать, что, поскольку я спас вам жизнь, я поступил правильно. Мы также должны утверждать, что я поступил неправильно в относительном смысле, потому что я верил, что мой поступок убьет вас, как я и планировал. Следует хотя бы упомянуть о покушении на убийство.

    Было бы возможно провести эти различия без использования этих разных значений «правильного» и «неправильного».Мы могли бы использовать только чувства, относящиеся к свидетельствам. Тогда мы могли бы заявить, что, хотя я не действовал неправильно в , Дело 4 , когда я убил вас, у меня были морально решающие причины не действовать таким образом, и мой поступок заслуживает порицания, давая мне основания для раскаяния и давая другим причины для возмущение. Или мы можем использовать (стр.154) только чувства, относящиеся к убеждениям. Тогда мы могли бы заявить, что, хотя я не действовал неправильно в Case One , когда я пытался спасти вашу жизнь, у меня были морально решающие причины не действовать таким образом, потому что мой поступок убил вас, поскольку я должен был знать, что это был почти уверен.Или мы могли бы использовать только чувства, относящиеся к фактам. Тогда мы могли бы заявить, что, хотя я не действовал неправильно в Case Six , когда спас вашу жизнь, мой поступок заслуживает порицания, потому что я пытался убить вас. Но если мы используем слово «неправильно» только в одном из этих трех смыслов, нас могут неправильно понять те, кто употребляет «неправильно» только в одном или обоих из двух других смыслов. Мы и другие люди можем ошибочно полагать, что мы не согласны. Когда мы рассматриваем случаи, когда люди не знают всех морально значимых фактов, нет единого чувства «неправильности», которое бы все использовали.Поэтому лучше всего различать и использовать все эти три чувства.

    Теперь мы можем спросить, какое из этих чувств наиболее важно. Как следует из некоторых моих утверждений, это зависит от того, какие вопросы мы задаем. Мы можем начать с вопросов о виновности, которые мы можем включить в вопросы о причинах раскаяния и негодования. Здесь важнее всего то, во что верят люди, действуя. Мы должны утверждать, что

    В случаях Два , Четыре и Шесть , например, я действую способами, которые, как мне кажется, убьют вас.Все эти действия были бы неправильными, если бы мои убеждения были правдой, поскольку намеренное убийство вас было бы неправильным. Итак, (A) правильно подразумевает, что все эти действия заслуживают порицания.

    Аналогичным образом можно утверждать, что

    Но мы должны отклонить это утверждение. Помните, что в

    Дело 5 , я убиваю вас, делая то, что, как я обоснованно считаю, спасет вашу жизнь.

    (стр.155) Поскольку этот поступок был бы неправильным, если бы я знал, что он убьет вас, (B) подразумевает, что этот поступок заслуживает порицания.Но это явно неверно. Когда я узнаю, что убил тебя, я буду потрясен. Но поскольку я справедливо полагал, что мой поступок спасет вашу жизнь, этот поступок не заслуживает порицания. И у меня нет причин для раскаяния, и у других нет причин для возмущения.

    Вот более широкое возражение против (B). Предположим, что в

    Case Seven , я спасаю вашу жизнь, делая то, что, как я обоснованно считаю, спасет вашу жизнь.

    Ясно, что в данном случае мой поступок не заслуживает осуждения , поскольку этот поступок ни в каком смысле не был неправильным.Хотя мой поступок убивает вас в Case Five , но спасает вам жизнь в Case Seven , эта разница, с моей точки зрения, полностью зависит от удачи. Называя эту разницу вопросом удачи , с моей точки зрения, я имею в виду, что я не мог знать, что одно из этих действий убьет вас, и что этот факт никоим образом не находился под моим контролем. Хотя разница между этими случаями полностью зависит от удачи, (B) подразумевает, что мой поступок был виновен в Case Five , но не в Case Seven .(B) означает, что

    Когда дети узнают, что такое действия, заслуживающие порицания, некоторые из них имеют убеждения, предполагающие или подразумевающие (С). Некоторые из этих детей считают, например, что поступки с благими намерениями заслуживают порицания, если эти действия имеют плохие последствия, даже если эти эффекты были совершенно непредсказуемыми. И у некоторых взрослых были подобные убеждения, например, вера в то, что мы можем унаследовать виновность и вину за грехи наших предков. Эти грехи не были под нашим контролем.Но когда мы лучше понимаем виновность, мы понимаем, что (C) ложно. Поскольку (B) влечет (C), мы также должны отклонить (B). Когда какое-либо действие является неправильным в отношении фактов, этот факт не делает его заслуживающим порицания.

    Есть две альтернативы (C). По телефону

    Кантовский взгляд , виновность поступка не может зависеть от удачи.

    (стр.156) Согласно

    полукантианский взгляд , виновность поступка не может полностью зависеть от удачи.Но когда два действия заслуживают порицания в какой-то мере, не зависящей от удачи, одно из этих действий может быть на больше, чем на , в то время как или зависят от удачи.

    Сама по себе эта точка зрения менее правдоподобна, чем точка зрения Канта, поскольку трудно понять, как отчасти виновность может частично зависеть от удачи. Но иногда утверждают, что эта полукантианская точка зрения имеет более правдоподобные последствия. Вернитесь, например, на

    Случай 2 , в котором я спасаю вашу жизнь, делая то, что, как я верю, убьет вас,

    и

    Дело 4 , в котором я убиваю вас, делая то, что, как я считаю, убьет вас.

    Оба эти действия неверны в относительном смысле веры, поскольку, если бы мои убеждения были правдой, эти действия оба убили бы вас, как я и собираюсь сделать. Однако в отношении факта мой поступок неверен только в случае , случай 4, . Хотя мой поступок убивает вас в Case Four , но спасает вам жизнь в Case Two , эта разница, с моей точки зрения, полностью зависит от удачи. Таким образом, с кантианской точки зрения, эти действия в равной степени заслуживают порицания. По мнению некоторых полукантианцев, это не так.Эти люди считают, что

    С этой точки зрения, хотя мои попытки убить вас обоих заслуживают порицания, мой поступок более виноват в Case Four , потому что эта попытка увенчалась успехом. Хотя покушение на убийство заслуживает порицания, убийство заслуживает еще большей вины и дает мне и другим повод для большего раскаяния и большего возмущения.

    Некоторые полукантианцы могут также утверждать, что

    Но помните, что в

    Дело четвертое , я убиваю вас лечением, которое, по имеющимся данным, почти наверняка спасет вашу жизнь, но которое, как я неоправданно полагал, убьет вас.

    Предположим далее, что в

    Дело восьмое , я убью вас лечением, которое, как я справедливо полагал, убьет вас.

    Эти действия неверны как в смысле веры, так и факта, поскольку они оба убивают вас, как я и предполагал. (E) подразумевает, что в Case Eight мой поступок заслуживает большего осуждения, потому что этот поступок также неверен с точки зрения доказательства. Я считаю, что мы должны отклонить это утверждение.Убийство можно с полным основанием считать более виновным, чем покушение на убийство. Но мы не можем правдоподобно считать убийство более заслуживающим порицания, если бы и потому, что убеждения убийцы о вероятных последствиях его действия были эпистемически оправданы, потому что эти убеждения лучше подтверждались доступными доказательствами. Максимум, что мы можем утверждать, это то, что, если у потенциальных убийц есть такие обоснованные убеждения, эти люди более опасны, потому что их попытки убить других людей с большей вероятностью увенчаются успехом.Это не разница в виновности.

    С кантианской точки зрения, все такие попытки убийства в равной степени заслуживают порицания, независимо от того, были ли эти действия успешными или вероятными. Столь же предосудительно выстрелить в кого-то и ударить, выстрелить в кого-то и промахнуться и воткнуть булавки в восковую манекен, иррационально полагая, что этот способ убить кого-то удастся. Мы не можем заслужить меньшего обвинения только потому, что либо менее успешны в достижении намеченной цели, либо являются эпистемически иррациональными.

    Я считаю, что эта кантовская точка зрения верна. Хотя убийство с полным основанием можно считать более заслуживающим порицания, чем покушение на убийство, это утверждение (стр.158) Правдоподобие может быть достаточно объяснено, я полагаю, другими способами, некоторые из которых я упоминаю в примечании.

    Теперь мы можем дать определение четвертому релевантному чувству «неправильного». Какой-то акт

    неверно в смысле , связанном с моральными убеждениями , как раз тогда, когда агент считает это действие неправильным в обычном смысле.

    На одном довольно правдоподобном представлении, которое мы можем назвать

    Thomist View , когда люди считают, что они действуют неправильно, этого достаточно, чтобы сделать их поступок неправильным, даже если в противном случае этот поступок не был бы неправильным.

    Предположим, например, что было бы правильно использовать искусственные противозачаточные средства, или сделать ранний аборт, или помочь кому-то умереть быстрее и лучше. С точки зрения томистов, такие действия были бы неправильными, если бы они были совершены людьми, которые ошибочно считали их неправильными.Однако, как добавляют томисты, когда люди считают, что какое-то действие было бы правильным , этого недостаточно, чтобы сделать этот поступок правильным. Добросовестные офицеры СС часто действовали неправильно, даже если считали свои действия правильными или своим долгом.

    Даже если мы отвергнем эту точку зрения, кажется очевидным, что

    Из фактов, которые могут сделать действия заслуживающими порицания, это может быть наиболее важным. Однако в некоторых случаях люди делают то, что, по их мнению, неправильно, потому что они наполовину осознают, что их поступок не является неправильным, а является морально необходимым.Одним из примеров может быть Гекльберри Финн, когда он помог беглому рабу сбежать. Некоторые такие действия не заслуживают порицания. Но в большинстве случаев виновность поступка зависит от того, ошибочен ли этот поступок с точки зрения относительной веры или моральной-относительной веры.

    Теперь мы можем спросить, какие значения «должно», «правильно» и «неправильно» являются наиболее важными, когда мы пытаемся решить, что делать. В тех случаях, которые мы обсуждали, и во многих других, правильность наших действий (стр.159) зависит от степени их воздействия или возможных эффектов.Часто предполагается, что

    В моих медицинских примерах (G) имеет приемлемые значения. Пытаясь сделать то, что могло бы спасти вашу жизнь, я стараюсь делать то, что улучшило бы жизнь. Но во многих других случаях (G) неверно. Рассмотрим

    Шахтные стволы : Сотня горняков оказалась в ловушке под землей, и вода после наводнения поднялась. Мы спасатели на поверхности, которые пытаются спасти этих людей. Мы знаем, что все эти люди находятся в одной из двух шахт, но не знаем, в какой из них.Есть три шлюза, которые мы можем закрыть дистанционно. Результаты будут такими:

    Шахтеры в

    Вал А

    Вал B

    Выход 1

    Мы спасаем 100 жизней

    Мы не спасаем жизни

    Мы закрываем: Выход 2

    Мы не спасаем жизни

    Мы спасаем 100 жизней

    Выход 3

    Мы спасаем 90 жизней

    Мы спасаем 90 жизней

    Далее предположим, что на основании имеющихся свидетельств и, как мы полагаем, одинаково вероятно, что все горняки находятся в шахте A или все в шахте B.Если бы мы закрыли ворота 1 или 2, у нас был бы один шанс из двух сделать то, что было бы правильным с точки зрения фактов, потому что наше действие спасло бы все эти сто человек. Если бы мы закрыли Ворота 3, у нас было бы , а не шансов сделать то, что было бы в этом смысле правильным. Но это явно то, что мы должны делать, поскольку, закрыв ворота 3, мы обязательно спасем девяносто из этих людей.

    Когда я утверждаю, что мы должны закрыть ворота 3, я использую слово «должно» в обычном смысле.Этот акт также является тем, что мы должны сделать в более точном смысле, относящемся к убеждению и относительному доказательству, поскольку сотня шахтеров составляет , как мы справедливо полагаем, с равной вероятностью в любой шахте. Поскольку с нашей стороны было бы неправильно пытаться действовать правильно в относительном смысле (стр.160) закрыв любой из других ворот, мы должны отклонить утверждение (G). О приблизительном изложении истинного взгляда, которое мы можем назвать

    Ожидание : Когда правильность какого-либо действия зависит от качества его последствий или возможных последствий, мы должны действовать или пытаться действовать таким образом, чтобы результат был — ожидаемо лучший .

    Называя результат какого-либо действия «ожидаемым наилучшим», мы делаем , а не , что означает, что мы ожидаем, что это действие приведет к наилучшему результату. В этом примере результат был бы ожидаемо лучшим, если бы мы закрыли ворота 3, хотя это действие наверняка даст , а не , чтобы дать лучший результат, как это могло бы сделать наше действие, если бы вместо этого мы закрыли одни из других ворот. Чтобы решить, какие из наших возможных действий приведут к положительному результату ожидаемо наилучшим , мы принимаем во внимание и то, насколько хорошими могут быть эффекты различных возможных действий, и вероятности, с учетом наших убеждений или имеющихся свидетельств, что эти действия будут иметь эти эффекты.Когда имеет значение только количество спасенных жизней, результат какого-либо действия будет ожидаемо лучшим, если это действие, которое спасет наибольших ожидаемых жизней. Ожидаемое число, которое может спасти какое-либо действие, — это количество жизней, которое может спасти этот акт, умноженное на вероятность того, что это действие спасет эти жизни. Например, в Шахтных шахтах , если мы закроем ворота 1 или 2, ожидаемое количество спасенных жизней будет равно 100 умноженным на один шанс из двух или на 0.5. Это число будет 50. Если мы закроем Ворота 3, это ожидаемое число будет 90, так как это действие наверняка спасет 90 жизней.

    Точно так же мы можем утверждать, что всякий раз, когда мы не знаем, какие последствия будут иметь наши действия, ожидаемая значимость последствий какого-либо действия, грубо говоря, равна значимости этих возможных эффектов, умноженной на вероятность того, что этот акт будет иметь эти эффекты. Ожидание применимо ко всем случаям, включая те, в которых мы знаем, какое действие на самом деле могло бы улучшить ситуацию.Результат этого поступка был бы самым лучшим.

    Я только что отверг точку зрения о том, что, когда мы не знаем, какие последствия могут иметь наши действия, мы должны попытаться сделать то, что на самом деле могло бы улучшить положение вещей. Иногда утверждают, что, отвергнув эту точку зрения, мы не сможем объяснить, почему во многих случаях мы должны пытаться узнать больше фактов, чтобы принимать более обоснованные решения. Но это утверждение ошибочно. Мы должны стараться получать больше информации, когда действуем в (стр.161) этот способ сам по себе положит конец ожидаемому лучшему.В важных случаях это часто бывает так. В Mineshafts , если бы мы могли легко узнать, где находятся майнеры, попытка выяснить это принесла бы ожидаемо лучший результат, поскольку тогда мы с большой вероятностью спасли бы всех этих людей.

    Есть еще одна причина, по которой, когда мы пытаемся решить, что делать, мы можем игнорировать относящиеся к фактам значения «должно», «правильно» и «неправильно». Мы не можем пытаться делать то, что правильно в отношении фактов, а не в смысле относительных убеждений.Предположим, я считаю, что для спасения вашей жизни я должен действовать определенным образом. Хотя я знаю, что мое убеждение может быть ложным, я не могу попытаться сделать то, что на самом деле спасет вашу жизнь, вместо того, чтобы делать то, что , как я теперь считаю, спасет вашу жизнь, поскольку , как я теперь считаю, — это то, что действует в этом путь на самом деле спасет вашу жизнь. Мы не можем основывать свои решения на фактах, кроме как на основании того, что мы теперь считаем фактами. Точно так же, как указывает Сиджвик, хотя мы знаем, что наши моральные убеждения могут быть ошибочными, мы не можем пытаться делать то, что действительно правильно, а не то, что в момент действия мы считаем правильным.

    Ранее я утверждал, что, когда мы спрашиваем, заслуживает ли какое-то действие порицания, или есть ли у агента причины для раскаяния, а у других есть причины для возмущения, наиболее важным является то, был ли этот акт неправильным с точки зрения убеждений — относительных и моральных — относительные чувства. Я только что утверждал, что, когда мы выбираем между различными возможными действиями, нам не нужно спрашивать, что мы должны делать в относительном смысле. И когда правильность наших действий зависит от того, насколько хороши их результаты, мы должны стараться делать не то, что на самом деле могло бы улучшить положение вещей, а то, что, исходя из свидетельств или наших убеждений, могло бы заставить все идти ожидаемо наилучшим образом. .Эти утверждения могут показаться подразумевающими, что не имеет большого значения, какие действия являются правильными или неправильными в относительном смысле.

    Однако есть один способ, которым эти относительные к фактам смыслы могут быть заявлены как фундаментальные. Помимо вопроса о том, в каком-то конкретном случае было бы неправильным какое-то действие, мы можем задать более широкие вопросы о том, какие моральные убеждения истинны, и какие моральные принципы или теории мы должны принять и попытаться следовать. Мы должны попытаться ответить на некоторые из этих вопросов или, по крайней мере, подумать об ответах других людей.Хотя мы не можем пытаться делать то, что действительно правильно, а не то, что мы сейчас считаем правильным, мы должны стараться иметь истинные моральные убеждения, поскольку в этом случае у нас будет меньше шансов поступить неправильно.

    (стр.162) Пытаться ответить на такие вопросы лучше всего в два этапа. Сначала мы можем спросить, какие действия были бы неправильными, если бы мы знали все морально значимые факты. Это вопросы о том, какие действия были бы неправильными в таких случаях в том, что я назвал обычным смыслом. Но это также вопросы о том, какие действия были бы неправильными в относительном смысле.Действия в этом смысле неправильны, тогда как эти действия были бы неправильными в обычном смысле, если бы мы знали все относящиеся к делу факты.

    Ответив на эти вопросы, мы можем перейти к вопросам о том, что мы должны делать с моральной точки зрения, когда мы не знаем всех относящихся к делу фактов. Это совершенно разные вопросы, поскольку они касаются того, как мы должны реагировать на риски и на неопределенность. Как и в случае неморальных решений, хотя эти вопросы имеют большое практическое значение, они менее фундаментальны.Это не те вопросы, по которым разные люди и разные моральные теории глубоко расходятся во мнениях. Учитывая разницу между этими двумя наборами вопросов, их лучше всего обсуждать отдельно. Поэтому я часто предполагаю, что в моих воображаемых случаях каждый знал бы все относящиеся к делу факты. Затем мы можем спросить, что мы должны делать, в простейшем, относящемся к фактам смысле. Во многих других случаях эти различия не имеют значения, поэтому я часто буду использовать «лучший», чтобы обозначить «лучший или ожидаемый лучший».

    Можно сказать гораздо больше об отношениях между этими и некоторыми другими подобными смыслами «должного» и «неправильного».Например, возникают сложные вопросы о том, когда и как люди, придерживающиеся разных убеждений или осведомленные о разных доказательствах, могут не соглашаться с тем, что кому-то следует делать. Моя цель состояла только в том, чтобы доказать, что нам нужно различать эти чувства, и решить, какие чувства наиболее важны для того типа морального вопроса, который мы задаем.

    Теперь мы можем кратко вернуться к вопросам о том, что в неморальном смысле мы должны делать или должны делать. Теперь мы можем сказать, что это вопросы о том, что нам практически следует делать .Мы можем позвонить в какой-нибудь возможный акт

    то, что мы, , должны делать практически в смысле , относящегося к фактам, именно тогда и потому, что это действие является тем, что у нас есть решающие причины или большинство причин, чтобы сделать.

    Это относительное к фактам чувство «должного» — это то, что я называю смыслом решающей причины, подразумевающим . Когда мы рассматриваем случаи, когда люди (стр.163) знать все относящиеся к делу факты, дающие основание, этого может быть достаточно, чтобы использовать это чувство «должного».Однако во многих случаях люди не знают или имеют ложные представления об этих фактах. В таких случаях мы можем позвонить в какой-нибудь акт

    .

    то, что мы, , должны на практике сделать в смысле , относящегося к свидетельствам , как раз тогда, когда этот акт был бы тем, что у нас были бы решающие причины сделать, если бы мы верили в то, что имеющиеся свидетельства дают нам решающие основания верить, и эти убеждения были правдой. .

    Аналогичным образом мы можем назвать какой-нибудь акт

    то, что мы, , должны сделать на практике в смысле , относящегося к убеждениям, именно тогда, когда это действие было бы тем, что у нас были бы решающие причины сделать, если бы наши убеждения относительно этих фактов были правдой.

    Мы также можем позвонить в какой-нибудь акт

    то, что мы, , должны на практике сделать в смысле нормативно-убеждения-относительного именно тогда, когда это действие является тем, что, по нашему мнению, мы должны делать на практике, или тем, что мы считаем, что у нас есть веские причины для этого.

    Помимо вопроса, что мы должны делать в этих четырех смыслах, мы можем спросить, какие действия рациональны . Я утверждал, что мы должны использовать слова «рациональный» и «иррациональный» для выражения определенных видов похвалы или критики.Вопросы о рациональности во многом похожи на вопросы о виновности. По схожим причинам ответы зависят от убеждений агента. С точки зрения, которую я отстаивал ранее,

    В случае с рассерженной змеей, например, вам следует рационально бежать, учитывая ваше ложное убеждение, что это действие спасет вам жизнь. В некоторых случаях какое-то действие может быть рациональным по отношению к нашим убеждениям о фактах, дающих основание, но иррациональным по отношению к нашим нормативным убеждениям, или наоборот.

    (стр.164) По мнению некоторых авторов, должны ли мы действовать каким-либо образом рационально, зависит от наших нормативных убеждений, а наши действия являются иррациональными только в том случае, если мы либо не реагируем на то, что мы считаем решающими причинами, либо не делаем то, что мы считаем, что должны делать. Это похоже на точку зрения, согласно которой действия заслуживают порицания только в том случае, если агент считает их неправильными. Я утверждал, что такие взгляды слишком узкие. Действия могут быть заслуживающими порицания, даже если агент считает их правильными, как в случае с добросовестным офицером СС.Мы также должны заявить, что, если мы знаем о фактах, которые дают нам ясные и веские причины действовать тем или иным образом, мы должны рационально действовать таким образом, даже если мы не верим, что эти факты дают нам такие основания. Подобные утверждения применимы к нашим желаниям и целям. Когда в следующий вторник Скарлет предпочитает агонию умеренной боли в любой другой день, его предпочтение иррационально, хотя он не перестает реагировать на то, что, по его мнению, является причиной.

    Мы должны различать, как я только что утверждал, несколько моральных значений «должного», «правильного» и «неправильного».Я определил эти чувства, используя одно чувство, которое я назвал обычным чувством . Теперь мы можем спросить, можем ли мы объяснить это обычное чувство и существует ли более одного такого смысла.

    Может быть неясным или неопределенным, что мы должны считать частью значения какого-либо слова. Например, неясно, является ли частью значения слова «гепард» то, что гепарды являются охотниками и имеют когти, или частью значения слова «война», что войны должны быть объявлены.Если мы решим включить в свой рассказ о значении наших слов больше, мы будем чаще утверждать, что какое-то слово имеет несколько значений. Мы могли бы, например, утверждать, что слово «война» имеет два значения, одно из которых применимо только к объявленным войнам. Я уже выделил несколько значений слова «неправильно», а теперь выделю несколько других. По другому поводу, к которому я еще вернусь, есть только одно моральное чувство «неправильного». Стоит рассмотреть обе версии, но нам не нужно выбирать между ними.

    Хотя я буду обсуждать английское слово «неправильно», наши вопросы касаются концепции неправильно, что означает это английское слово, (стр.165) и словами на других языках с достаточно похожими значениями. Это понятие относится к свойству неправильности. (Когда мы утверждаем, что какое-то слово, фраза или понятие относится к некоторому свойству , мы тем самым не утверждаем, что что-либо обладает этим свойством . Есть много свойств, которыми ничто не обладает, например, свойства быть греческим богом, или ведьма.) Если есть разные смыслы «неправильного», эти смыслы выражают разные версии концепции неправильный , которые относятся к разным видам неправильности.

    Подобно концепции причина и концепции , подразумевающей решающую причину, и должны быть , по крайней мере одна версия концепции неправильная неопределима в том смысле, что ее невозможно объяснить в других термины. Мы можем использовать эту концепцию для определения некоторых других моральных концепций.Можно сказать, что какой-то акт

    правильно , или морально разрешено , если это действие не было бы неправильным,

    и этот акт —

    наш долг , морально требовали , или то, что мы морально должны делать , тогда как для нас , а не было бы неправильно действовать таким образом.

    Вместо этого мы могли бы определить эту версию концепции неверно , обратившись к неопределенной версии одной из этих других концепций.Мы могли бы сказать, что какое-то действие было бы неправильным, хотя нам не следует действовать таким образом. Но хотя мы можем объяснить, как эти концепции связаны друг с другом, все эти группы концепций имеют общий элемент, который мы не можем объяснить просто с помощью слов. Подобно концепции и разуму , и концепции , подразумевающей решающую причину, должна быть или должна быть , эти моральные концепции нужно объяснять другими способами, заставляя людей думать определенными мыслями. Чтобы выразить эту неопределимую версию концепции неправильно , я буду использовать фразу « нельзя делать, ».

    Я предполагаю, что у этих моральных концепций есть и другие, поддающиеся определению версии. Например:

    в смысле виновности , «неправильный» означает «заслуживающий порицания»,

    в смысле реактивного отношения «неправильный» означает «действие такого рода, которое дает его агенту причины испытывать угрызения совести или вины и дает другим причины для негодования и негодования»,

    (стр.166) в смысле justifiabilist «неправильный» означает «не может быть оправдан перед другими»,

    в смысле божественного повеления. «неправильно» означает «запрещено Богом».

    Эти чувства можно комбинировать для образования более сложных чувств. Например, когда мы заявляем, что какое-то действие является неправильным, мы можем иметь в виду, что этот поступок заслуживает порицания, потому что такие действия не имеют оправдания для других. Или мы можем иметь в виду, что это действие нельзя делать, потому что такие действия запрещены Богом.

    Некоторые люди употребляют слова «должное с моральной точки зрения» и «неправильное» в смыслах, подразумевающих разум. В том, что мы можем назвать решающим разумом, чувствами,

    «то, что мы должны делать с моральной точки зрения» означает «то, что у нас есть веские причины делать»,

    и

    «неправильно» означает «то, что у нас есть решающие причины , а не ».

    Эти чувства вводят в заблуждение и не должны использоваться. Мы часто считаем, что у нас есть веские причины действовать тем или иным образом, хотя мы не считаем, что с моральной точки зрения мы должны действовать таким образом. И если бы рациональные эгоисты использовали эти чувства решающего разума, они бы заявили, что

    Но рациональный эгоизм лучше всего рассматривать не как моральное воззрение, а как внешнего соперника морали. С этой точки зрения, у нас всегда есть веские причины делать то, что было бы лучше для нас самих, независимо от того, были бы эти действия морально неправильными.

    В том, что мы можем назвать решающим моральным разумом чувствами,

    «то, что мы должны делать с моральной точки зрения» означает «то, что у нас есть решающие моральные причины делать»,

    и

    (стр.167) «Неправильно» означает «то, что у нас есть причины не делать».

    Я считаю, что эти чувства не имеют большого значения. У нас уже есть представление о том, что у нас есть решающие причины делать, и это мало что добавляет к утверждению, что некоторые из этих причин являются моральными.Также неясно, какие причины следует называть «моральными». Например, неясно, следует ли все наши причины способствовать благополучию других называть моральными соображениями. Нельзя утверждать, что должны ли мы морально действовать каким-либо образом в зависимости от того, как мы должны отвечать на такие частично вербальные вопросы.

    В том, что мы можем назвать морально-решающим разумом, чувствами,

    «то, что мы должны делать с моральной точки зрения» означает «то, что у нас есть морально решающие причины делать»,

    и

    «неправильно» означает «то, что у нас есть причины не делать».

    Хотя эти чувства могут показаться очень похожими на чувства решающего морального разума , есть два важных различия. Во-первых, когда мы спрашиваем, есть ли у нас морально решающие причины действовать каким-либо образом, мы не спрашиваем, есть ли у нас решающие причины того рода, которые следует называть «моральными». Мы спрашиваем, есть ли у нас причины действовать таким образом, чтобы морально перевешивали какие-либо причины, по которым мы, возможно, не должны действовать таким образом. Во-вторых, чтобы иметь возможность заявить о своих моральных убеждениях, используя слово «неправильно» в смысле решающего морального разума, мы должны верить, что у нас всегда есть веские причины не поступать неправильно.Но если вместо этого мы утверждаем, что у нас есть морально решающих причин не действовать каким-либо образом, остается открытым вопрос о том, являются ли эти причины также неморально решающими или решающими с учетом всего . Мы могли бы использовать слово «неправильно» в этом смысле, даже если бы считали, что в некоторых случаях у нас могут быть достаточные или решающие причины для неправильных действий.

    Некоторые люди, кажется, используют

    «то, что мы должны делать с моральной точки зрения», означает «то, что у нас есть самые серьезные беспристрастные причины для этого».

    (стр.168) Некоторые действия в этом смысле неверны, когда у нас есть более сильные беспристрастные причины сделать что-то еще. Мы можем назвать их беспристрастными причинами, подразумевающими смысла «должного» и «неправильного». Как я уже сказал, существуют похожие значения «хорошего», «плохого» и «лучшего». Согласно некоторым законам-консеквенциалистам:

    Мы всегда должны делать все, чтобы дела шли лучше.

    Если в этом утверждении используются как «следует», так и «лучший» в этом подразумевающем беспристрастный разум смыслах, это будет означать:

    Мы можем назвать эту точку зрения Consequentialism закона беспристрастной причины .Чтобы выразить это чувство «должного», мы можем использовать фразу «должен беспристрастно ».

    Это чувство «должного» значительно отличается от более привычных моральных чувств. Сиджвик, например, пишет:

    благо любого отдельного человека не имеет большего значения с точки зрения … Вселенной, чем благо любого другого … И … как разумное существо я обязан стремиться к добру в целом … а не только к конкретному часть этого … Я не должен предпочесть меньшее собственное благо большему благу другого.

    Когда Сиджвик заявляет, что ему не следует не отдавать предпочтение своему меньшему благу, он, похоже, не имеет в виду, что такое предпочтение заслуживает порицания или неоправданно для других, или что такой поступок может дать ему повод для раскаяния и вызвать у других поводы для возмущения. Сиджвик, кажется, имеет в виду только то, что при оценке с беспристрастной точки зрения его причина приносить себе меньшее благо слабее или перевешивается его причиной дать большее благо кому-то другому.

    Этот вид консеквенциализма лучше рассматривать не как моральную точку зрения, а как внешнего соперника морали, подобно рациональному эгоизму. Учитывая утверждение этого взгляда о том, что мы должны жертвовать своим меньшим благом ради большего блага других, это гораздо ближе к морали. Это делает эту точку зрения в некотором смысле более серьезным соперником. Закон о беспристрастности (стр.169) Консеквенциализм может быть принят многими людьми, отвергающими рациональный эгоизм, потому что они рассматривают собственное благополучие как то, что Сиджвик называет «узкой» и «неблагородной целью».

    (J) может показаться тривиальным утверждением, близким к тавтологии. Однако нетривиально утверждать, что действия могут быть правильными или неправильными, а результаты могут быть хорошими или плохими в этом подразумевающем беспристрастность смыслах. По некоторым широко распространенным взглядам на причины, как я утверждал, таких действий или результатов не существует. И даже если бы (J) был тавтологией, консеквенциалисты Закона о беспристрастной причине могли бы сделать другие, существенные утверждения. Если, например, они являются гедонистами-утилитаристами, эти люди могут потребовать

    Эти люди могут полагать, что у всех нас есть веские причины действовать таким образом.И они могут не действовать в соответствии с моральными убеждениями, которые включают в себя какие-либо из более привычных понятий «должно нравственно» и «неправильно», или даже иметь их. Эти люди могут быть убеждены, что имеет большое значение, насколько хорошо идут дела, и они могут быть сильно мотивированы и часто побуждаются действовать таким образом, чтобы предотвратить или облегчить страдания. Но они могут сомневаться в том, являются ли какие-либо действия обязанностями или их нельзя делать, и сомневаются в виновности и в причинах раскаяния и негодования. Это один из способов, которым эта форма консеквенциализма является внешним соперником морали.

    По мнению некоторых авторов, как я уже сказал, существует только одно моральное чувство «неправильного», «правильного» и «должного». Было бы неправдоподобно утверждать это об одном из определяемых смыслов. Если мы можем использовать слово «неправильно» в одном определенном смысле, мы, несомненно, можем использовать его в других. Также нет какого-либо определенного смысла, который можно было бы правдоподобно назвать единственным смыслом, который все используют. Мы даже не можем утверждать, что все используют слово «неправильно» для обозначения «того, что у нас есть морально решающие причины не делать», поскольку некоторые люди никогда или редко используют понятие причины.

    Было бы более правдоподобно утверждать, что все используют слово «неправильно» в том неопределенном смысле, который я выражаю фразой «нельзя делать». Можно утверждать, что чувства порицания и реактивного отношения косвенно апеллируют к этому неопределенному чувству, потому что отношение вины, вины, угрызений совести и негодования — все это связано с убеждением. (стр.170) что какой-то поступок неправильный. При определении понятия «неправда» с точки зрения морально-решающей причины нам, возможно, придется использовать слово «морально» неопределенно.Можно утверждать, что некоторые другие определенные чувства выражают не веру в то, что определенные действия являются неправильными, а некоторые другие убеждения о неправильных действиях. Божественное повеление и чувства ютифибилизма могут, например, выражать убеждения, что действия неправильны, в том смысле, что их нельзя делать, когда и потому что эти действия запрещены Богом или неоправданы для других.

    Когда некоторые авторы утверждают, что такие слова, как «неправильно» и «должно» иметь только один моральный смысл, они апеллируют к тому факту, что даже когда мы и другие люди придерживаемся совершенно разных моральных взглядов, мы считаем себя несогласными с этими другими. люди.Эти авторы утверждают, что если бы мы и другие использовали эти слова в разных смыслах, мы не могли бы не соглашаться с этими людьми, поскольку мы бы не обсуждали одни и те же вопросы.

    Этот аргумент слабый. Разные люди могут использовать «неправильно» или «должно» в разных смыслах, которые частично совпадают. Этого может быть достаточно, чтобы возникло разногласие. Предположим, например, что, когда я утверждаю, что какое-то действие является неправильным, я имею в виду, что такие действия заслуживают порицания, потому что они запрещены Богом. Когда вы утверждаете, что какое-то действие является неправильным, вы имеете в виду, что такие действия заслуживают порицания, потому что они неоправданы для других.Если бы я утверждал, что какое-то действие было неправильным, а вы утверждали, что это не так, мы бы не пришли к единому мнению о том, заслуживает ли этот поступок порицания. И когда люди используют слово «неправильно» в таких разных смыслах, это может на увеличить число их разногласий на . В только что представленном случае, если бы мы поняли, как друг друга используют слово «неправильно», вы могли бы поверить, что никакие действия в моем понимании не являются неправильными, поскольку вы полагаете, что никакие действия не заслуживают порицания, потому что они запрещены Богом. Я могу полагать, что никакие действия в вашем смысле не являются неправильными, поскольку я считаю, что никакие действия не заслуживают порицания, потому что они неоправданы для других.Тогда мы полностью не согласились бы, поскольку каждый из нас отверг бы все моральные убеждения другого.

    Когда разные люди в одном и том же сообществе используют такие слова, как «неправильно» или «должен» в таких разных, частично совпадающих смыслах, у этих людей появляются причины перейти к другим, более тонким смыслам, которые они все могут использовать. Тогда было бы яснее, когда эти люди не согласны и в чем они не согласны. В случае, который только что вообразили, если мы с вами оба использовали слово «неправильно» в значении (стр.171) «Заслуживающие порицания», мы могли бы согласиться с тем, что многие действия являются неправильными в этом смысле, даже если мы не согласны с тем, что делает эти действия неправильными.

    В некоторых случаях мы можем добавить, что те, кто использует «неправильно» или «должно» в разных смыслах, , а не , могут не согласиться. Например, с точки зрения Сиджвика, мне следовало бы отказаться от своей жизни, если бы я мог таким образом спасти жизни двух незнакомцев, которые во многом похожи на меня. Если бы Сиджвик использовал «должное» в смысле осуждения или реактивного отношения, большинство из нас отвергло бы это утверждение. Мы бы поверили, что, если бы я спас себя, а не этих двух незнакомцев, мой поступок не был бы заслуживающим порицания, и у меня не было бы причин раскаяться, и у этих незнакомцев или других не было бы причин для возмущения.Но Сиджвик мог иметь в виду только то, что у меня будут более серьезные объективные причины, чтобы спасти двух незнакомцев. Это утверждение не противоречило бы моральным убеждениям других людей.

    Рассмотрим теперь те случаи, в которых правильность наших действий зависит от качества их последствий. В таких случаях некоторые люди утверждают, что

    и другие утверждают, что

    Если (L) использует «должное» в относительном смысле, а (М) использует «должное» в относительном смысле, эти утверждения не противоречат друг другу, и мы могли бы согласиться с ними обоими.Также ни один из них не будет заявлять о конфликте с версией (M), в которой используются «следует» и «ожидаемое лучшее» в относительных смыслах.

    Есть еще одно разногласие, которого можно избежать. По мнению некоторых авторов, мы должны делать определенные вещи, например, сдерживать свои обещания, спасать жизни людей и делать то, что могло бы обеспечить ожидаемое наилучшее развитие. По мнению некоторых других авторов, мы должны попробовать , чтобы сделать это. Я считаю, что мы должны сделать оба эти утверждения. Мы не должны утверждать только, что мы должны сделать этих вещей, поскольку морально важно, пытались ли мы это делать.Мы можем не заслуживать никакой вины, например, если мы попытались, но не смогли сдержать какое-то обещание или спасти чью-то жизнь. Мы также не должны утверждать только, что мы должны попробовать для выполнения определенных вещей, поскольку часто с моральной точки зрения важно, будут ли наши действия успешными. Если, например, наша попытка сдержать какое-то обещание не удается, может оказаться, что мы должны действовать в (стр.172) каким-то другим способом. Когда мы заявляем, что должны что-то делать, нас часто следует понимать в том смысле, что мы должны это сделать или, по крайней мере, попытаться это сделать.

    Неважно, следует ли называть различные чувства, которые я описал, разными смыслами «неправильного», которые относятся к разным видам неправильности. Достаточно различать эти смыслы и понятия, которые они выражают. Затем мы можем решить, какую из этих концепций лучше всего использовать.

    Принимая это решение, мы можем вернуться к вопросу о том, насколько важна мораль в подразумевающем разум смысле. Если какое-то возможное действие было бы неправильным, дает ли этот факт нам основание не делать этого? Если да, то насколько сильны такие причины?

    Ответы частично зависят от того, что мы подразумеваем под словом «неправильно», и от того, к какому типу неправильности относится наше использование слова «неправильно».Предположим сначала, что, утверждая, что какое-то действие является неправильным, мы имеем в виду, что у нас есть веские моральные причины не действовать таким образом. Эти причины могут быть обусловлены фактами, которые заставили некоторых поступить неправильно. Двумя примерами могут быть факты того, что какое-то действие будет ложью или вызовет бессмысленные страдания. С этой точки зрения тот факт, что

    будет фактом более высокого порядка, чем

    Этот факт более высокого порядка не дал бы нам еще , независимых причин не действовать таким образом.Хотя мы можем утверждать, что неправильность действия всегда дает нам повод не совершать его, эта причина будет производной , поскольку ее нормативная сила будет полностью определяться этими другими фактами, дающими основание. Итак, если бы мы использовали слово «неправильно» только в смысле решающего морального разума, мы могли бы утверждать, что

    (стр.173) С этой точки зрения не имеет практического значения, будет ли какое-то действие неправильным. Когда мы пытались решить, что делать, всегда было достаточно спросить, есть ли у нас решающие причины за или против того, чтобы действовать каким-либо из возможных способов.Если бы мы решили, что у нас есть такие причины, мы могли бы тогда спросить, были ли они моральными причинами, так что наш поступок был неправильным в смысле решающего морального разума. Но это не было бы вопросом о том, что мы должны делать или у нас есть причины для этого. Этот вопрос был бы чисто концептуальным, как и вопросы, относящиеся к той причине, которую лучше всего назвать юридической или эстетической. Так что, я считаю, у нас мало причин использовать это чувство «неправильно».

    Многие люди полагают, что неправильность поступка действительно дает нам сильные или даже решающие причины не делать этого.Если бы эти люди использовали слово «неправильно» в смысле решающего морального разума, их предположение было бы ложным, как я только что описал. Это не означает, что эти люди не могут использовать слово «неправильно» в этом смысле, поскольку эти люди, возможно, не заметили того, о чем я только что сказал. Но я считаю, что большинство из нас употребляет слово «неправильно» в одном или нескольких других смыслах. И когда определенные действия были бы неправильными в этих других смыслах, мы можем заявить, что неправильность этих действий дает нам дополнительные независимые причины не действовать таким образом.

    Сначала предположим, что мы употребляем «неправильно» в неопределенном смысле. Когда мы утверждаем, что какое-то действие в этом смысле неверно, мы не утверждаем, что этот поступок обладает тем, что Скэнлон называет «чисто формальным свойством высшего порядка», заключающимся в наличии других свойств, дающих основания. Мы утверждаем, что этот акт обладает весьма отличительным существенным свойством — быть чем-то, что делать нельзя . Хотя я твердо уверен, что некоторые действия ошибочны в нескольких других смыслах, мне кажется более открытым вопрос, обладают ли какие-либо действия этим неопределенным свойством.Но если они это сделают, мы могли бы правдоподобно заявить, что, когда какое-то действие нельзя делать, это дает нам очень вескую причину не делать этого. Это одно из смыслов «неправильного», в связи с которым наиболее правдоподобно утверждать, что

    (Q) было бы столь же правдоподобным, хотя и по совершенно другим причинам, если бы мы использовали слово «неправильно» в значении «запрещено Богом».

    (стр.174) Если мы используем слово «неправильно» в других определяемых смыслах, мы могли бы аналогичным образом утверждать, что неправильность действия дает нам независимые причины не делать этого.Когда какой-то поступок заслуживает порицания, не может быть оправдан для других и является поступком, который может дать нам повод для раскаяния и дать другим повод для возмущения, все эти факты дадут нам дополнительные причины не действовать таким образом. Однако мы не должны утверждать, что эти факты всегда давали нам самых веских причин не действовать неправильно. Например, если какое-то действие вызовет сильные страдания, это может дать нам гораздо более вескую причину, чем причины, приводимые фактами, что это действие будет порицательным и неоправданным для других.

    Как я уже сказал, нам не нужно выбирать между этими смыслами «неправильного» и концепциями, которые они выражают. Стоит использовать несколько из этих концепций, задав, например, вопрос о том, какие действия являются неправильными с точки зрения неопределенности, оправдания, реактивного отношения или порицания. В оставшейся части этой книги я буду использовать термины «должное с моральной точки зрения» и «неправильно» в некоторой комбинации этих значений.

    Есть несколько глубоких и сложных вопросов о том, как мы должны понимать эти нормативные концепции, и о том, могут ли действия иметь свойства, к которым эти концепции относятся.За исключением шестой части, я мало скажу об этих метаэтических вопросах. На такие вопросы будет легче ответить, когда мы добьемся большего прогресса в наших размышлениях о практических и эпистемологических причинах, а также о морали. Как утверждают Ролз и Нагель, наши моральные теории «примитивны и имеют серьезные недостатки», а «этическая теория… находится в зачаточном состоянии».

    Вместо того, чтобы предлагать новую теорию морали, я попытаюсь извлечь уроки из некоторых существующих теорий, надеясь немного приблизиться к истине.Я начну с Канта, потому что он величайший философ-моралист со времен древних греков. Когда Кант представляет свои знаменитые формулы, он пишет, что его цель — найти «высший принцип морали». Я спрошу, удастся ли ему.

    Моральные концепции — обзор

    Политический космополитизм

    Политический космополитизм применяет только что описанные международные взгляды в контексте международных отношений и глобальной политики. Между моральными концепциями, применимыми к международным отношениям, существует фундаментальное противоречие.Вестфальский договор 1648 года положил конец Тридцатилетней войне в Европе, определив права правителей над государствами и ограничив их права по отношению к другим государствам. Он установил понятие национального государства как политического образования с правом управлять собой любым способом, который он считает нужным, и защищать свою территориальную и национальную целостность от других, конкурирующих государств. Европейские державы распространили эту концепцию на весь остальной мир посредством колонизации и завоеваний, и она прочно вошла в международное право и в Устав Организации Объединенных Наций (ООН) в качестве концепции суверенитета государств.Для многих политических теоретиков, особенно тех, кто придерживается реалистических взглядов, это понятие государственного суверенитета является основой международного права и разрешает любую дипломатическую, военную и даже коммерческую деятельность, которая расширяет влияние и власть государства и усиливает его национальные интересы. С этой точки зрения готовность к войне становится неизбежной позицией для национальных государств, желающих сохранить свою идентичность и способность к самоопределению во враждебном мире. Более того, национальные правительства вправе отвергать как нарушение их суверенитета любое вмешательство в их внутренние дела со стороны других национальных государств или других внешних агентств, таких как неправительственные организации (НПО).

    Это утверждение суверенитета, однако, ставится под сомнение в Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ), распространенной ООН в 1948 году. В этой декларации перечислено не только значительное количество прав, которые, по ее словам, принадлежат всем люди просто в силу того, что они люди, но также это возлагает на все страны мира ответственность за защиту и отстаивание этих прав. Это предполагает, и последующие заявления ООН подтверждают, что государства несут ответственность за защиту и соблюдение прав человека не только своих собственных граждан, но и граждан других государств в случае, если правительства этих государств сами не защищают их. прав.Если тиран угнетает свой собственный народ или группу меньшинства в своей стране, защита универсальных прав человека может дать лицензию на то, что стало известно как гуманитарное вмешательство. Такие меры могут варьироваться от предоставления продовольственной помощи голодающему населению до военного вторжения с целью свержения правительства, которое нарушает права своего народа. Таким образом, права государственного суверенитета вступают в противоречие с универсальными правами человека человека.

    Центральная посылка политического космополитизма состоит в том, что в этом конфликте следует отдавать предпочтение правам личности, а не правам государства.Мы вернемся к практическим последствиям этой позиции, когда будем обсуждать этический космополитизм.

    Тесно связано с этой позицией осознание того, что многие международные войны (в отличие от гражданских войн, восстаний и национально-освободительных войн) основаны на необходимости проецировать мощь национального государства на мир для достижения своих целей. национальные интересы и суверенитет. Соответственно, космополиты утверждают, что идеал прочного международного мира требует ограничения прав, связанных с суверенитетом и автономией государств.

    Конкретные предложения, вытекающие из этой позиции, будут разными. На одном конце диапазона возможностей будет защита мирового правительства. Подобно тому, как Томас Гоббс утверждал, что гражданское общество может возникнуть из насильственного состояния природы только в том случае, если таким обществом будет управлять Левиафан с абсолютной властью, так и утверждается, что глобальный мир и сохранение прав человека могут быть достигнуты только в том случае, если аналогичное состояние природы, существующей в мире, населенном взаимно агрессивными национальными государствами, были преобразованы в глобальное общество, связанное международными законами, которые могли быть навязаны и контролировались высшей властью.Однако даже Иммануил Кант, который, возможно, был первым современным философом, отстаивавшим эту идею, быстро понял, что потенциал глобальной тирании в таком предложении слишком велик, чтобы быть приемлемым. Без какой-либо уравновешивающей силы, сдерживающей власть такого глобального авторитета, риск угнетения и эксплуатации, навязываемый политической элитой в глобальном масштабе, просто слишком велик, чтобы его мог принять любой либерально мыслящий политический теоретик. Конечно, если вы считаете, что обладаете всеми необходимыми знаниями и проницательностью, чтобы справедливо править миром, вы не займете столь опасной позиции.Сторонники платоновских философов-королей, всемирного правления христианского мира, всемирного халифата или международной диктатуры пролетариата не чувствуют такого запрета.

    Еще один аргумент против глобального правительства указывает на практическую и инструментальную необходимость государств. Утверждается, что необходимы территориальные правовые юрисдикции с прерогативами и обязанностями государств для обеспечения прав граждан и справедливого распределения социальных благ, и что эти обязанности практически не могут быть выполнены глобальным правительством.Подобно тому, как нам нужны муниципальные власти для очистки городских сточных вод и вывоза мусора, и провинциальные правительства для управления школами и больницами, нам нужно, чтобы национальное правительство принимало законы о полиции (многие из которых будут основаны на традициях и нормах, которые не применимы повсеместно). , собирают налоги и распределяют социальные блага в свете местных представлений о хорошей жизни, регулируют и защищают права собственности местных корпораций и обеспечивают права человека в формах, признанных в соответствующих регионах.Хотя многие из норм, которые должны применять правительства, имеют универсальную силу, их формулировка и применение будут окрашены в местные условия. Кроме того, заявителям прав человека необходимо обращаться в местные органы власти в случае нарушения их прав. Более того, утверждается, что независимо от того, какие международные обязательные законы и инструменты могут ограничить государственный суверенитет или даже создать глобальное правительство, только правительства национальных государств имеют право заключать такие соглашения.

    Со своей стороны, Кант выступал за всемирную федерацию суверенных государств, в которой государства связывали бы себя рядом основных правил международного сотрудничества, включая правила надлежащего ведения войны, для обеспечения прочного мира между ними. Центральным в его предписаниях была идея о том, что демократические государства с большей вероятностью будут жить в мире друг с другом, чем абсолютные монархии. Народы, способные к демократическому самоопределению, с меньшей вероятностью вступят в войну с другими народами, потому что они будут знать, что сами понесут издержки, связанные с этим.В то время как монархи обычно могут защитить себя от этих издержек, обычные люди — нет.

    Эта связь между международным сотрудничеством и формами правления была развита Джоном Ролзом в его книге Закон народов , в которой он утверждает, что если бы представители народов собрались вместе, чтобы разработать международную систему сотрудничества, они поддержат набор принципов, охватывающих как суверенитет, так и любые ограничения такого суверенитета, которые гарантировали бы прочный мир между ними и защиту прав человека.Ролз не считал необходимым, чтобы все народы, заключающие такой договор, управлялись демократическим путем. Даже если бы их правительства были деспотическими, для обеспечения мира и сотрудничества было бы достаточно, если бы их представители были разумными в своем подходе к воображаемому глобальному контракту. Многие мыслители-космополиты критиковали версию Ролза на том основании, что она по-прежнему остается государственнической по форме. Он слишком доверяет предполагаемым ценностям национального суверенитета и прерогативам правящих элит и тем самым придает недостаточный вес всему спектру прав человека, изложенных во Всеобщей декларации прав человека.Тем не менее, что ценным в вкладе Ролза в дебаты, так это его признание плюрализма глобальных ценностей. В мире есть не только правительства многих форм, многие из которых деспотические и нелиберальные, но и множество политических философий, включая теократическую, автократическую и либеральную. Некоторые нелиберальные правительства все же могут быть порядочными, поскольку они обеспечивают минимальный набор основных прав человека для своих граждан. Мирный мир должен быть таким, в котором царит терпимость и сосуществование, несмотря на эти различия.Кантовская федерация демократических государств не охватила бы большую часть земной поверхности. Подлинное мировое сообщество не может основываться на предположении или глобальном навязывании западных либеральных ценностей. Политический космополитизм не следует рассматривать как либерализм, ставший империалистическим.

    Какие бы затруднения ни ставил космополитизм для политической теории, факт остается фактом: мировое сообщество эволюционировало таким образом, что суверенитет государства фактически сокращается. В условиях глобализации возрастает потребность в международном праве и других обязательных формах сотрудничества.Даже если это просто защита прав собственности при трансграничных коммерческих сделках, все страны должны уважать международную правовую юрисдикцию. Новые возникающие глобальные потребности, такие как потребности, касающиеся защиты окружающей среды, устойчивости морского рыболовства, стандартов взаимосвязанности в коммуникациях и технологиях, наряду с регулированием международных финансовых соглашений, привели к признанию таких глобальных институтов, как ООН, Всемирный банк, Генеральное соглашение по тарифам и торговле (ГАТТ) (ГАТТ), соглашения о контроле над ядерным оружием и т. д., которые служат сокращению масштабов государственного суверенитета.

    Если защита глобального правительства — это один конец спектра возможностей в рамках политического космополитизма, то защита глобальной демократии — другой. Здесь предусмотрено, что делегаты в такие международные институты, как упоминалось ранее, не должны назначаться политическими элитами, которые управляют странами, из которых они происходят, а, скорее, должны избираться народами, которые они представляют. Если бы такие органы, как ООН, могли включать в себя народную палату, делегаты в которую избирались непосредственно народами мира, эти органы могли бы продемонстрировать новый уровень реагирования на демократически сформированные глобальные политические программы.Европейский парламент часто приводится в качестве примера того, что может быть возможным в этом направлении. Осуществимо ли это предложение в контексте современной глобальной политики — это не вопрос, который позволяют себе отклоняться политическими философами более утопического толка.

    Этика | Интернет-энциклопедия философии

    Область этики (или моральной философии) включает систематизацию, защиту и рекомендации концепций правильного и неправильного поведения. Сегодня философы обычно делят этические теории на три общие предметные области: метаэтика, нормативная этика и прикладная этика. Metaethics исследует, откуда берутся наши этические принципы и что они означают. Они просто социальные изобретения? Включают ли они нечто большее, чем просто выражение наших индивидуальных эмоций? Метаэтические ответы на эти вопросы сосредоточены на вопросах универсальных истин, воли Бога, роли разума в этических суждениях и значения самих этических терминов. Нормативная этика берет на себя более практическую задачу, которая заключается в выработке моральных стандартов, регулирующих правильное и неправильное поведение.Это может включать в себя формулирование хороших привычек, которые мы должны приобрести, обязанностей, которым мы должны следовать, или последствий нашего поведения для других. Наконец, прикладная этика включает изучение конкретных спорных вопросов, таких как аборт, детоубийство, права животных, экологические проблемы, гомосексуальность, смертная казнь или ядерная война.

    Используя концептуальные инструменты метаэтики и нормативной этики, дискуссии в области прикладной этики пытаются разрешить эти спорные вопросы.Границы между метаэтикой, нормативной этикой и прикладной этикой часто размыты. Например, проблема аборта — это прикладная этическая тема, поскольку она связана с особым типом противоречивого поведения. Но это также зависит от более общих нормативных принципов, таких как право на самоуправление и право на жизнь, которые являются лакмусовой бумажкой для определения нравственности этой процедуры. Проблема также основана на метаэтических вопросах, таких как «откуда берутся права?» и «какие существа имеют права?»

    Содержание

    1. Метаэтика
      1. Метафизические проблемы: объективизм и релятивизм
      2. Психологические проблемы в метаэтике
        1. Эгоизм и альтруизм
        2. Эмоции и разум
        3. Мужская и женская мораль
    2. Нормативная этика
      1. Теории добродетели
      2. Теории долга
      3. Консеквенциалистские теории
        1. Типы утилитаризма
        2. Этический эгоизм и теория общественного договора
    3. Прикладная этика
      1. Нормативные принципы прикладной этики
      2. Проблемы прикладной этики
    4. Ссылки и дополнительная литература

    1.Метаэтика

    Термин «мета» означает после или после , и, следовательно, понятие метаэтики включает в себя удаленный взгляд или взгляд с высоты птичьего полета на весь проект этики. Мы можем определить метаэтику как исследование происхождения и значения этических концепций. По сравнению с нормативной этикой и прикладной этикой, область метаэтики — наименее точно определенная область моральной философии. Он охватывает вопросы от моральной семантики до моральной эпистемологии. Однако важны два вопроса: (1) метафизических вопросов, касающихся того, существует ли мораль независимо от людей, и (2) психологических вопросов, касающихся основной ментальной основы наших моральных суждений и поведения.

    а. Метафизические проблемы: объективизм и релятивизм

    Метафизика — это изучение того, что существует во вселенной. Некоторые вещи во вселенной состоят из физических материалов, например, из камней; и, возможно, другие вещи нефизичны по своей природе, такие как мысли, духи и боги. Метафизический компонент метаэтики включает в себя конкретное открытие, являются ли моральные ценности вечными истинами, существующими в духовной сфере, или просто человеческими условностями. Существует два основных направления обсуждения этой темы: потусторонний и потусторонний .

    Сторонники потустороннего взгляда обычно считают, что моральные ценности объективны в том смысле, что они существуют в подобном духу царстве за пределами субъективных человеческих условностей. Они также считают, что они абсолютны или вечны в том смысле, что никогда не меняются, а также что они универсальны в той мере, в какой они применимы ко всем разумным созданиям во всем мире и во времени. Наиболее ярким примером этой точки зрения является Платон, вдохновленный математикой. Когда мы смотрим на числа и математические отношения, такие как 1 + 1 = 2, они кажутся вневременными концепциями, которые никогда не меняются и применимы повсюду во Вселенной.Люди не придумывают числа, и люди не могут их изменить. Платон объяснил вечный характер математики, заявив, что это абстрактных сущностей , которые существуют в подобном духу царстве. Он отметил, что моральные ценности также являются абсолютными истинами и, следовательно, также являются абстрактными, духовными сущностями. В этом смысле для Платона нравственные ценности являются духовными объектами . Средневековые философы обычно объединяли все моральные принципы под названием «вечный закон», которые также часто рассматривались как духовные объекты.17 век Британский философ Сэмюэл Кларк описал их как духоподобные отношения , а не как духовные объекты. В любом случае, однако, они существуют в подобном духу царстве. Другой потусторонний подход к метафизическому статусу морали — это божественных заповедей, исходящих из воли Бога. Эта точка зрения, которую иногда называют волюнтаризмом (или теорией божественного повеления), была вдохновлена ​​идеей всемогущего Бога, который контролирует все.Бог просто желает вещей, и они становятся реальностью. Он желает существования физического мира, он желает существования человеческой жизни и, аналогично, он желает существования всех моральных ценностей. Сторонники этой точки зрения, такие как средневековый философ Уильям Оккам, верят, что Бог желает моральных принципов, таких как «убийство — зло», и они существуют в уме Бога как повеления. Бог сообщает людям об этих заповедях, внушая нам моральную интуицию или раскрывая эти заповеди в Священных Писаниях.

    Второй и более посюсторонний подход к метафизическому статусу морали следует в скептической философской традиции, такой как сформулированная греческим философом Секстом Эмпириком, и отрицает объективный статус моральных ценностей.Технически скептики не отвергали моральные ценности сами по себе, а только отрицали, что ценности существуют как духовные объекты или как божественные заповеди в разуме Бога. Они утверждали, что моральные ценности — это чисто человеческие изобретения, и с тех пор эта позиция получила название моральный релятивизм . Есть две различные формы морального релятивизма. Первый — это индивидуальный релятивизм , который утверждает, что отдельные люди создают свои собственные моральные стандарты. Фридрих Ницше, например, утверждал, что сверхчеловек создает свою мораль, отличную от рабской системы ценностей масс.Второй — это культурный релятивизм , который утверждает, что мораль основана на одобрении общества, а не просто на предпочтениях отдельных людей. Эту точку зрения отстаивал Секст, а в более поздние века — Мишель Монтень и Уильям Грэм Самнер. Помимо поддержки скептицизма и релятивизма, посемирские подходы к метафизическому статусу морали отрицают абсолютную и универсальную природу морали и вместо этого считают, что моральные ценности фактически меняются от общества к обществу во времени и во всем мире.Они часто пытаются защитить свою позицию, приводя примеры ценностей, которые резко отличаются от одной культуры к другой, например, отношение к полигамии, гомосексуализму и человеческим жертвоприношениям.

    г. Психологические вопросы метаэтики

    Вторая область метаэтики включает психологическую основу наших моральных суждений и поведения, особенно понимание того, что побуждает нас быть моральными. Мы могли бы исследовать эту тему, задав простой вопрос: «Зачем быть моральными?» Даже если я знаю основные моральные нормы, такие как не убивать и не воровать, это не обязательно означает, что я буду психологически вынужден действовать в соответствии с ними.Некоторые ответы на вопрос «Зачем быть нравственным?» должны избегать наказания, получать похвалу, обретать счастье, быть достойным или соответствовать обществу.

    и. Эгоизм и альтруизм

    Одна из важных областей моральной психологии касается эгоизма, присущего людям. 17 век Британский философ Томас Гоббс считал, что многие, если не все, наши действия продиктованы эгоистичными желаниями. Даже если действие кажется бескорыстным, например пожертвование на благотворительность, для этого все же есть эгоистичные причины, такие как переживание власти над другими людьми.Эта точка зрения называется психологическим эгоизмом и утверждает, что эгоистичные интересы в конечном итоге мотивируют все человеческие действия. Тесно связано с психологическим эгоизмом точка зрения, называемая психологическим гедонизмом , которая представляет собой точку зрения, что удовольствие является особой движущей силой всех наших действий. 18 век Британский философ Джозеф Батлер согласился, что инстинктивный эгоизм и удовольствие во многом определяют наше поведение. Однако Батлер утверждал, что нам также присуща психологическая способность проявлять доброжелательность по отношению к другим.Эта точка зрения называется психологическим альтруизмом и утверждает, что по крайней мере некоторые из наших действий мотивированы инстинктивной доброжелательностью.

    ii. Эмоции и разум

    Вторая область моральной психологии включает спор о роли разума в мотивации моральных действий. Если, например, я утверждаю, что аборт является морально неправильным, делаю ли я рациональную оценку или просто выражаю свои чувства? С одной стороны, британский философ Дэвид Юм (18 век) утверждал, что моральные оценки связаны с нашими эмоциями, а не с нашим разумом.Мы можем собрать все причины, которые захотим, но одно это не составляет моральной оценки. Чтобы сделать моральное заявление, нам нужна отчетливо эмоциональная реакция. Разум может быть полезен в предоставлении нам соответствующих данных, но, по словам Юма, «разум есть и должен быть рабом страстей». Вдохновленные антирационалистическими взглядами Юма, некоторые философы 20-го века, в первую очередь А.Дж. Айер также отрицал, что моральные оценки являются описанием фактов. Например, хотя утверждение «делать пожертвования на благотворительность — это хорошо» может на первый взгляд выглядеть как фактическое описание благотворительности, это не так.Напротив, подобное моральное высказывание включает в себя две вещи. Во-первых, я (докладчик) выражаю свое личное одобрение благотворительным пожертвованиям и, по сути, говорю: «Ура благотворительности!» Это называется эмоциональным элементом , поскольку я выражаю свои эмоции по поводу определенного поведения. Во-вторых, я (докладчик) пытаюсь убедить вас сделать пожертвование на благотворительность и, по сути, даю команду: «Пожертвуйте на благотворительность!» Это называется предписывающим элементом в том смысле, что я предписываю какое-то конкретное поведение.

    Со времен Юма более рационально мыслящие философы выступали против этих эмоциональных теорий этики (см. Некогнитивизм в этике) и вместо этого утверждали, что моральные оценки действительно являются действиями разума. 18 век Немецкий философ Иммануил Кант является тому примером. Он утверждал, что, хотя эмоциональные факторы часто действительно влияют на наше поведение, мы должны сопротивляться такому влиянию. Напротив, истинное нравственное действие мотивируется только разумом, когда оно свободно от эмоций и желаний.Недавний рационалистический подход, предложенный Куртом Байером (1958), был предложен в прямом противоречии с эмотивистской и прескриптивистской теориями Айера и других. Байер более широко фокусируется на процессе рассуждений и аргументации, который имеет место при принятии моральных решений. Все наши моральные предпочтения поддерживаются или, по крайней мере, могут быть поддержаны какой-либо причиной или оправданием. Если я утверждаю, что украсть чью-то машину — это неправильно, я должен иметь возможность обосновать свое заявление каким-либо аргументом. Например, я мог бы возразить, что кража машины Смита — это неправильно, поскольку это расстроит ее, нарушит ее права собственности или подвергнет вора опасности быть пойманным.Таким образом, согласно Байеру, правильное принятие моральных решений включает в себя представление веских причин в поддержку одного курса действий в сравнении с другим.

    iii. Мужская и женская мораль

    Третья область моральной психологии фокусируется на том, существует ли явно женский подход к этике, основанный на психологических различиях между мужчинами и женщинами. Обсуждения этого вопроса сосредоточены на двух утверждениях: (1) традиционная мораль ориентирована на мужчин, и (2) существует уникальная женская точка зрения на мир, которая может быть преобразована в теорию ценностей.По мнению многих философов-феминисток, традиционная мораль ориентирована на мужчин, поскольку она основана на практиках, в которых традиционно преобладали мужчины, таких как приобретение собственности, заключение деловых контрактов и управление обществом. Жесткие системы правил, необходимые для торговли и управления, затем были взяты в качестве моделей для создания столь же жестких систем моральных правил, таких как списки прав и обязанностей. Женщины, напротив, традиционно играли воспитательную роль, воспитывая детей и наблюдая за семейной жизнью.Эти задачи требуют меньшего следования правилам и больше спонтанных и творческих действий. Таким образом, используя опыт женщины в качестве модели для теории морали, основой морали будет спонтанная забота о других, как это будет подходить в каждой уникальной ситуации. Согласно этой модели, агент становится частью ситуации и действует осторожно в этом контексте. Это контрастирует с моралью, моделируемой мужчинами, где агент — это механический актер, который выполняет свои обязанности, но может оставаться в стороне от ситуации и не подвергаться ее влиянию.Подход к морали, основанный на заботе, как его иногда называют, предлагается феминистскими этиками в качестве замены или дополнения к традиционным моральным системам, моделируемым мужчинами.

    2. Нормативная этика

    Нормативная этика предполагает выработку моральных стандартов, регулирующих правильное и неправильное поведение. В каком-то смысле это поиск идеальной лакмусовой бумажки для правильного поведения. Золотое правило — классический пример нормативного принципа: мы должны делать с другими то, что мы хотели бы, чтобы другие поступали с нами.Так как я не хочу, чтобы моя соседка угнала мою машину, то я не могу угнать ее машину. Поскольку я хочу, чтобы люди кормили меня, если я голодаю, я должен помогать кормить голодающих. Используя те же рассуждения, я могу теоретически определить, является ли какое-либо возможное действие правильным или неправильным. Итак, исходя из Золотого правила, для меня также было бы неправильно лгать, беспокоить, преследовать, нападать или убивать других. Золотое правило — это пример нормативной теории, которая устанавливает единый принцип , по которому мы судим все действия.Другие нормативные теории сосредоточены на наборе основополагающих принципов или на наборе хороших черт характера.

    Ключевое предположение в нормативной этике состоит в том, что существует только один окончательный критерий морального поведения, будь то единое правило или набор принципов. Здесь будут отмечены три стратегии: (1) теории добродетели, (2) теории долга и (3) консеквенциалистские теории.

    а. Теории добродетели

    Многие философы считают, что мораль состоит из следования четко определенным правилам поведения, таким как «не убивай» или «не кради».«Предположительно, я должен изучить эти правила, а затем убедиться, что каждое из моих действий соответствует правилам. Однако этика добродетели уделяет меньше внимания изучению правил и вместо этого подчеркивает важность развития хороших привычек характера , таких как доброжелательность (см. Моральный облик). Например, когда я обрету доброжелательность, я буду вести себя доброжелательно. Исторически теория добродетели является одной из старейших нормативных традиций западной философии, уходящей корнями в древнегреческую цивилизацию.Платон особо выделял четыре добродетели, которые позже были названы кардинальными добродетелями : мудрость, отвага, воздержание и справедливость. Другие важные добродетели — это сила духа, щедрость, самоуважение, добрый нрав и искренность. Помимо защиты хороших привычек характера, теоретики добродетели считают, что мы должны избегать приобретения плохих черт характера или пороков , таких как трусость, бесчувственность, несправедливость и тщеславие. Теория добродетели подчеркивает нравственное воспитание, поскольку добродетельные черты характера развиваются в юности.Поэтому взрослые несут ответственность за воспитание добродетелей в молодых.

    Аристотель утверждал, что добродетели — это хорошие привычки, которые мы приобретаем, которые регулируют наши эмоции. Например, в ответ на мое естественное чувство страха я должен развить в себе мужество, которое позволит мне быть стойким перед лицом опасности. Анализируя 11 конкретных добродетелей, Аристотель утверждал, что большинство добродетелей приходится на среднее между более крайними чертами характера. Например, при наличии смелости, если мне не хватает смелости, я развиваю трусость, которая является пороком.Если у меня слишком много храбрости, у меня развивается опрометчивость, что также является пороком. По словам Аристотеля, найти идеальное среднее между крайними чертами характера — непростая задача. Фактически, для этого нам нужна помощь нашего разума. После Аристотеля средневековые богословы дополнили греческие списки добродетелей тремя христианскими, или богословскими добродетелями : верой, надеждой и милосердием. Интерес к теории добродетели продолжался в средние века и снизился в 19 веках с появлением альтернативных теорий морали ниже.В середине 20-х -х годов века теория добродетели привлекла особое внимание философов, которые считали, что более поздние этические теории ошибочны, поскольку слишком сильно сосредотачиваются на правилах и действиях, а не на добродетельных чертах характера. Аласдэр Макинтайр (1984) отстаивал центральную роль добродетелей в теории морали и утверждал, что добродетели основаны на социальных традициях и возникают из них.

    г. Теории долга

    Многие из нас считают, что у нас есть четкие обязательства, как у людей, например, заботиться о своих детях и не совершать убийства.Теории долга основывают мораль на конкретных фундаментальных принципах долга. Эти теории иногда называют деонтологическими , от греческого слова deon , или долг, ввиду фундаментальной природы нашего долга или обязательства. Их также иногда называют nonconsequentialist , поскольку эти принципы являются обязательными, независимо от последствий, которые могут возникнуть в результате наших действий. Например, неправильно не заботиться о наших детях, даже если это приносит какую-то большую пользу, например, финансовую экономию.Есть четыре основные теории долга.

    Первый — это тот, который защищал немецкий философ 17 века Самуэль Пуфендорф, который разделил десятки обязанностей на три категории: обязанности перед Богом, обязанности перед собой и обязанности перед другими. Что касается наших обязанностей перед Богом, он утверждал, что есть два вида:

    1. теоретический долг познать существование и природу Бога, и
    2. практический долг поклоняться Богу как внутренне, так и внешне.

    Что касается наших обязанностей перед собой, то они также бывают двух видов:

    1. душевных обязанностей, которые включают развитие навыков и талантов, и
    2. обязанностей тела, которые включают в себя не причинять вред нашему телу, как мы могли бы из-за обжорства или пьянства, и не убивать себя.

    Что касается наших обязанностей по отношению к другим, Пуфендорф разделяет их между абсолютными обязанностями, которые повсеместно связывают людей, и условными обязанностями, которые являются результатом контрактов между людьми. Абсолютные пошлины бывают трех видов:

    1. избегать причинения вреда другим,
    2. относятся к людям как к равным, а
    3. продвигают добро других.

    Условные обязанности включают в себя различные типы соглашений, главным из которых является обязанность выполнять свои обещания.

    второй подход к этике, основанный на долге, — это теория прав . В большинстве случаев «право» — это обоснованное требование против поведения другого человека, например, мое право не причинять вреда с вашей стороны (см. Также права человека). Права и обязанности связаны таким образом, что права одного человека подразумевают обязанности другого человека. Например, если у меня есть право на выплату Смитом 10 долларов, то Смит обязан выплатить мне 10 долларов. Это называется соотношением прав и обязанностей.Наиболее влиятельное раннее изложение теории прав принадлежит британскому философу 17 гг. Джону Локку, который утверждал, что законы природы предписывают не причинять вред чьей-либо жизни, здоровью, свободе или имуществу. Для Локка это наши естественные права, данные нам Богом. Вслед за Локком Декларация независимости Соединенных Штатов, автором которой является Томас Джефферсон, признает три основополагающих права: жизнь, свободу и стремление к счастью. Джефферсон и другие теоретики прав утверждали, что мы выводим из них другие, более конкретные права, включая права собственности, передвижения, слова и религиозного выражения.С неимущественными правами традиционно связаны четыре особенности. Во-первых, права являются естественными , поскольку они не изобретены или созданы правительствами. Во-вторых, они универсальные постольку, поскольку они не меняются от страны к стране. В-третьих, они равны в том смысле, что права одинаковы для всех людей, независимо от пола, расы или инвалидности. В-четвертых, они являются неотчуждаемыми , что означает, что я не могу передать свои права другому человеку, например, продав себя в рабство.

    Третья теория , основанная на долге, — это теория Канта, которая подчеркивает единый принцип долга. Под влиянием Пуфендорфа Кант согласился с тем, что у нас есть моральные обязанности перед собой и перед другими, например, развивать свои таланты и выполнять свои обещания, данные другим. Однако Кант утверждал, что существует более фундаментальный принцип долга, который охватывает наши конкретные обязанности. Это единственный самоочевидный принцип разума, который он называет «категорическим императивом». Он утверждал, что категорический императив коренным образом отличается от гипотетических императивов, зависящих от какого-то личного желания, которое у нас есть, например: «Если вы хотите получить хорошую работу, вам следует поступить в институт.«Напротив, категорический императив просто предписывает действие, независимо от личных желаний, например,« Ты должен сделать Х ». Кант дает по крайней мере четыре версии категорического императива, но одна из них особенно прямая: относиться к людям как к цели, а не как к средству для достижения цели. То есть, мы всегда должны относиться к людям достойно и никогда не использовать их как простой инструмент. По Канту, мы относимся к людям как к цели, когда наши действия по отношению к кому-то отражают внутреннюю ценность этого человека. Например, пожертвование на благотворительность является морально правильным, поскольку это признает внутреннюю ценность получателя.Напротив, мы относимся к кому-то как к средству для достижения цели всякий раз, когда рассматриваем этого человека как инструмент для достижения чего-то еще. Например, неправильно угонять машину соседа, потому что я буду обращаться с ней как с средством к собственному счастью. Категорический императив также регулирует мораль поступков, которые затрагивают нас индивидуально. Например, самоубийство было бы неправильным, поскольку я бы рассматривал свою жизнь как средство облегчения своих страданий. Кант считает, что нравственность всех действий можно определить, апеллируя к этому единственному принципу долга.

    Четвертая и более поздняя теория долга принадлежит британскому философу У.Д. Россу, которая подчеркивает prima facie обязанностей. Как и его коллеги из 17-го и 18-го веков, Росс утверждает, что наши обязанности являются «частью фундаментальной природы Вселенной». Однако список обязанностей Росса намного короче, что, по его мнению, отражает наши настоящие моральные убеждения:

    • Верность : долг сдерживать обещания
    • Возмещение : обязанность компенсировать другим, когда мы причиняем им вред
    • Благодарность : долг благодарить тех, кто нам помогает
    • Правосудие : обязанность признавать заслуги
    • Милосердие : обязанность улучшать положение других
    • Самосовершенствование : долг совершенствовать наши добродетели и интеллект
    • Отсутствие вреда : обязанность не причинять вреда другим

    Росс понимает, что могут возникнуть ситуации, когда нам придется выбирать между двумя конфликтующими обязанностями.В классическом примере предположим, что я одолжил у соседа пистолет и обещаю вернуть его, когда он попросит. Однажды в приступе гнева мой сосед стучит в мою дверь и просит пистолет, чтобы он мог кому-то отомстить. С одной стороны, долг верности обязывает меня вернуть пистолет; с другой стороны, обязанность не причинять вреда обязывает меня избегать причинения вреда другим и, таким образом, не возвращать оружие. По словам Росс, я интуитивно буду знать, какая из этих обязанностей является моей фактической обязанностью , а какая — очевидной или prima facie обязанностью.В этом случае моя обязанность не причинять вреда становится моей настоящей обязанностью, и я не должен возвращать пистолет.

    г. Консеквенциалистские теории

    Обычно мы определяем нашу моральную ответственность, взвешивая последствия наших действий. Согласно консеквенциализму, правильное моральное поведение определяется исключительно на основе анализа затрат и выгод последствий действия:

    Consequentialism: Действие считается морально правильным, если его последствия более благоприятны, чем неблагоприятны.

    Нормативные принципы консеквенциализма требуют, чтобы мы сначала подсчитали как хорошие, так и плохие последствия действия. Во-вторых, мы затем определяем, перевешивают ли общие положительные последствия все отрицательные. Если хороших последствий больше, значит, действие морально правильное. Если плохих последствий больше, значит, действие морально некорректно. Консеквенциалистские теории иногда называют телеологическими теориями, от греческого слова telos , или конец, поскольку конечный результат действия является единственным определяющим фактором его морали.

    Теории консеквенциализма стали популярными в 18, и веках философами, которые хотели получить быстрый способ моральной оценки действия, обращаясь к опыту, а не обращаясь к интуиции или длинным спискам сомнительных обязанностей. Фактически, наиболее привлекательной чертой консеквенциализма является то, что он обращается к публично наблюдаемым последствиям действий. Большинство версий консеквенциализма сформулированы более точно, чем общий принцип, изложенный выше. В частности, конкурирующие консеквенциалистские теории указывают, какие последствия для затронутых групп людей имеют значение.Возникают три подразделения консеквенциализма:

    .
    • Этический эгоизм : действие является морально правильным, если последствия этого действия более благоприятны, чем неблагоприятные , только для агента , выполняющего действие.
    • Этический альтруизм: действие является морально правильным, если последствия этого действия более благоприятны, чем неблагоприятные для всех, кроме агента .
    • Утилитаризм: действие является морально правильным, если последствия этого действия более благоприятны, чем неблагоприятны для всех .

    Все три теории сосредотачиваются на последствиях действий для разных групп людей. Но, как и все нормативные теории, вышеупомянутые три теории являются соперниками друг друга. Они также приводят к разным выводам. Рассмотрим следующий пример. Женщина ехала по развивающейся стране, когда увидела, как перед ней автомобиль сбежал с дороги и несколько раз перевернулся. Она попросила нанятого водителя остановиться, чтобы помочь, но, к ее удивлению, водитель нервно ускорился мимо места происшествия.Через несколько миль водитель объяснил, что в его стране, если кто-то помогает пострадавшему в ДТП, полиция часто привлекает его к ответственности за саму аварию. В случае смерти жертвы ответственность за смерть может нести лицо, оказавшее помощь. Водитель продолжил объяснять, что жертвы дорожно-транспортных происшествий обычно остаются без присмотра и часто умирают от пребывания в суровых условиях пустыни. Исходя из принципа этического эгоизма, женщина на этой иллюстрации будет озабочена только последствиями своей попытки помощи, так как она, , будет затронута.Ясно, что решение ехать было бы правильным с моральной точки зрения. Согласно принципу этического альтруизма, она будет озабочена только последствиями своего действия, поскольку других затронуты, особенно жертва аварии. Подсчет только этих последствий показывает, что оказание помощи жертве было бы морально правильным выбором, независимо от негативных последствий, которые для нее наступили. По принципу утилитаризма она должна учитывать последствия как для себя, так и для жертвы.Результат здесь менее ясен, и женщине нужно будет точно рассчитать общую выгоду по сравнению с невыгодой своего действия.

    и. Типы утилитаризма

    Джереми Бентам представил одну из первых полностью развитых систем утилитаризма. Отметим две особенности его теории. Во-первых, Бентам предложил подсчитывать последствия каждого действия, которое мы совершаем, и таким образом определять в каждом конкретном случае, является ли действие морально правильным или неправильным. Этот аспект теории Бентама известен как акт-утилитицианство .Во-вторых, Бентам также предложил подсчитывать удовольствие и боль, возникающие в результате наших действий. Для Бентама удовольствие и боль — единственные последствия, которые имеют значение при определении нравственности нашего поведения. Этот аспект теории Бентама известен как гедонистический утилитаризм . Критики указывают на ограничения в обоих этих аспектах.

    Во-первых, согласно утилитаризму, было бы морально неправильно тратить время на досуг, например на просмотр телевизора, поскольку наше время можно было бы потратить на то, что принесет большую социальную пользу, например на благотворительность.Но запрещать досуг не кажется разумным. Что еще более важно, согласно утилитаризму акта, конкретные акты пыток или рабства были бы морально допустимыми, если бы социальная польза от этих действий перевешивала бесполезность. Пересмотренная версия утилитаризма, названная правилом-утилитаризмом , решает эти проблемы. Согласно утилитаризму правил, поведенческий кодекс или правило является морально правильным, если последствия принятия этого правила для всех более благоприятны, чем неблагоприятны.В отличие от утилитаризма действий, который взвешивает последствия каждого конкретного действия, утилитаризм правил предлагает лакмусовую бумажку только для проверки морали моральных правил, таких как «воровство — неправильно». Очевидно, что принятие правила против воровства имеет для всех более благоприятные последствия, чем неблагоприятные. То же самое и с моральными правилами против лжи или убийства. Таким образом, утилитаризм, основанный на правилах, предлагает трехуровневый метод оценки поведения. Конкретное действие, такое как угон машины моего соседа, считается неправильным, поскольку оно нарушает моральное правило, запрещающее кражу.В свою очередь, правило против воровства является морально обязывающим, поскольку принятие этого правила имеет благоприятные последствия для всех. Версия утилитаризма Джона Стюарта Милля ориентирована на правила.

    Во-вторых, согласно гедонистическому утилитаризму, приятные последствия — единственные факторы, которые имеют значение с моральной точки зрения. Однако это кажется слишком ограничительным, поскольку игнорирует другие морально значимые последствия, которые не обязательно являются приятными или болезненными. Например, действия, которые способствуют лояльности и дружбе, ценятся, но не всегда приятны.В ответ на эту проблему G.E. Мур предложил идеальный утилитаризм , который включает подсчет любых последствий, которые мы интуитивно распознаем как хорошие или плохие (а не просто как приятные или болезненные). Также Р. Хэйр предложил предпочтение утилитаризму , которое включает подсчет любых последствий, соответствующих нашим предпочтениям.

    ii. Этический эгоизм и теория общественного договора

    Мы видели (в Разделе 1.b.i), что Гоббс был сторонником метаэтической теории психологического эгоизма — точки зрения, согласно которой все наши действия эгоистично мотивированы.На этом основании Гоббс разработал нормативную теорию, известную как теория общественного договора, которая является разновидностью этического эгоизма, основанного на правилах. Согласно Гоббсу, по чисто эгоистичным причинам агенту лучше жить в мире с моральными правилами, чем в мире без моральных правил. Без моральных правил мы подчиняемся прихотям эгоистичных интересов других людей. Наша собственность, наши семьи и даже наша жизнь подвергаются постоянному риску. Таким образом, один лишь эгоизм побудит каждого агента принять базовый набор правил, которые позволят создать цивилизованное сообщество.Неудивительно, что эти правила будут включать запрет на ложь, воровство и убийство. Однако эти правила обеспечат безопасность для каждого агента только в том случае, если правила соблюдаются. Как эгоистичные создания, каждый из нас будет грабить собственность наших соседей, если их охрана будет снижена. Тогда каждому агенту угрожает опасность со стороны своего соседа. Поэтому из одних лишь эгоистичных соображений мы изобретаем средства обеспечения соблюдения этих правил: мы создаем полицейское агентство, которое наказывает нас, если мы нарушаем эти правила.

    3.Прикладная этика

    Прикладная этика — это отрасль этики, которая состоит из анализа конкретных спорных моральных вопросов, таких как аборт, права животных или эвтаназия. В последние годы прикладные этические вопросы были подразделены на удобные группы, такие как медицинская этика, деловая этика, экологическая этика и сексуальная этика. Вообще говоря, для того, чтобы проблема считалась «прикладной этической проблемой», необходимы две особенности. Во-первых, вопрос требует, чтобы быть спорным в том смысле, что существуют значительные группы людей, как за и против вопроса.Например, проблема стрельбы из проезжей части не является прикладной этической проблемой, поскольку все согласны с тем, что такая практика является в высшей степени аморальной. Напротив, вопрос контроля над огнестрельным оружием был бы прикладной этической проблемой, поскольку есть значительные группы людей как за, так и против контроля над огнестрельным оружием.

    Второе требование для того, чтобы проблема была прикладной этической проблемой, состоит в том, что это должна быть отчетливо моральная проблема. В любой день СМИ освещают нам целый ряд деликатных вопросов, таких как политика позитивных действий, геи в вооруженных силах, недобровольные обязательства психически больных, капиталистические и социалистические методы ведения бизнеса, государственные или частные системы здравоохранения или энергосбережение.Хотя все эти вопросы являются противоречивыми и оказывают важное влияние на общество, не все они являются моральными проблемами. Некоторые из них — это только вопросы социальной политики. Цель социальной политики — помочь обеспечить эффективное функционирование данного общества путем разработки соглашений, таких как правила дорожного движения, налоговые законы и кодексы зонирования. Моральные же вопросы, напротив, касаются более универсальных обязательных практик, таких как наша обязанность избегать лжи, и не ограничиваются отдельными обществами. Часто вопросы социальной политики и морали пересекаются, например, с убийством, которое является социально запрещенным и аморальным.Однако эти две группы вопросов часто различаются. Например, многие люди утверждают, что сексуальная распущенность аморальна, но могут не чувствовать, что должна быть социальная политика, регулирующая сексуальное поведение, или законы, наказывающие нас за распущенность. Точно так же некоторые социальные политики запрещают жителям определенных районов проводить распродажи во дворе. Но, пока соседи не обижены, нет ничего аморального в том, что житель продает двор в одном из этих кварталов. Таким образом, чтобы квалифицироваться как прикладная этическая проблема, она должна быть не просто социальной политикой: она также должна быть актуальной с моральной точки зрения.

    Теоретически решение конкретных прикладных этических проблем должно быть простым. Например, в вопросе об аборте мы бы просто определили его мораль, обратившись к нашему нормативному принципу выбора, например, к утилитаризму действий. Если конкретный аборт приносит больше пользы, чем ущерб, то, согласно утилитаризму, было бы морально приемлемо сделать аборт. К сожалению, есть, возможно, сотни конкурирующих нормативных принципов, из которых можно выбирать, многие из которых приводят к противоположным выводам.Таким образом, тупик в нормативной этике между конфликтующими теориями не позволяет нам использовать единую решающую процедуру для определения морали конкретного вопроса. Сегодняшнее обычное решение этой тупиковой ситуации — обратиться к нескольким репрезентативным нормативным принципам по данному вопросу и посмотреть, в чем заключается весомость доказательств.

    а. Нормативные принципы прикладной этики

    Составление короткого списка репрезентативных нормативных принципов само по себе является сложной задачей. Выбранные принципы не должны быть слишком узкими, такими как версия эгоизма действия, которая может фокусироваться только на краткосрочной пользе действия.Принципы также должны рассматриваться как заслуживающие внимания люди по обе стороны от прикладной этической проблемы. По этой причине принципы, призывающие к долгу перед Богом, обычно не цитируются, поскольку это не повлияет на неверующего, участвующего в дискуссии. В прикладных этических дискуссиях чаще всего упоминаются следующие принципы:

    • Личная выгода: подтверждает, в какой мере действие приводит к положительным последствиям для данного лица.
    • Социальная выгода: признают степень, в которой действие имеет благотворные последствия для общества.
    • Принцип доброжелательности: помогать нуждающимся.
    • Принцип патернализма: помогать другим в отстаивании своих интересов, когда они не могут сделать это сами.
    • Принцип вреда: не навреди другим.
    • Принцип честности: не обманывай других.
    • Принцип законности: не нарушают закон.
    • Принцип автономии: признают свободу человека над своими действиями или физическим телом.
    • Принцип справедливости: признают право человека на надлежащую правовую процедуру, справедливую компенсацию за причиненный вред и справедливое распределение благ.
    • Права: признают права человека на жизнь, информацию, неприкосновенность частной жизни, свободное выражение мнения и безопасность.

    Вышеупомянутые принципы представляют собой спектр традиционных нормативных принципов и являются производными как консеквенциалистского, так и основанного на долге подходов.Первые два принципа, личная выгода и социальная выгода, являются консеквенциалистскими, поскольку апеллируют к последствиям действия, поскольку оно влияет на человека или общество. Остальные принципы основаны на долге. Принципы доброжелательности, патернализма, вреда, честности и законности основаны на наших обязанностях по отношению к другим. Принципы автономии, справедливости и различных прав основаны на неимущественных правах.

    Пример поможет проиллюстрировать функцию этих принципов в прикладной этической дискуссии.В 1982 году пара из Блумингтона, штат Индиана, родила ребенка с серьезными умственными и физическими недостатками. Среди других осложнений, у младенца, известного как Baby Doe, был отсоединен желудок от горла и, таким образом, он не мог получать питание. Хотя эту деформацию желудка можно было исправить хирургическим путем, пара не хотела воспитывать ребенка с тяжелой формой инвалидности и поэтому отказалась от операции, еды и воды для младенца. Местные суды поддержали решение родителей, и через шесть дней Бэби Доу умерла.Следует ли проводить корректирующую операцию для младенца-самца? Аргументы в пользу корректирующей хирургии проистекают из права ребенка на жизнь и принципа патернализма, который гласит, что мы должны преследовать наилучшие интересы других, когда они не могут сделать это сами. Аргументы против корректирующей хирургии проистекают из личных и социальных неудобств, которые могут возникнуть в результате такой операции. Если бы Baby Doe выжил, качество его жизни было бы низким, и в любом случае он, вероятно, умер бы в раннем возрасте.Кроме того, с точки зрения родителей, выживание Малышки Доу было бы значительным эмоциональным и финансовым бременем. Изучая обе стороны вопроса, родители и суды пришли к выводу, что аргументы против операции сильнее, чем аргументы в пользу операции. Во-первых, описанная выше операция, по-видимому, отвечает интересам младенца, учитывая низкое качество жизни, которую он перенесет. Во-вторых, статус права Малыша Доу на жизнь не был ясен, учитывая серьезность умственного расстройства младенца.Ведь для обладания моральными правами требуется нечто большее, чем просто человеческое тело: также должны присутствовать определенные когнитивные функции. Здесь речь идет о том, что часто называют моральной личностью, и он занимает центральное место во многих прикладных этических дискуссиях.

    г. Проблемы прикладной этики

    Как уже отмечалось, сегодня специалисты по этике обсуждают множество спорных вопросов, некоторые из которых будут кратко упомянуты здесь.

    Биомедицинская этика фокусируется на ряде вопросов, возникающих в клинических условиях.Медицинские работники находятся в необычном положении, постоянно сталкиваясь с ситуациями жизни и смерти. Поэтому неудивительно, что проблемы медицинской этики более серьезны и разнообразны, чем другие области прикладной этики. Возникают пренатальные вопросы, касающиеся морали суррогатного материнства, генетических манипуляций с плодом, статуса неиспользованных замороженных эмбрионов и абортов. Возникают и другие вопросы, связанные с правами пациентов и обязанностями врача, такими как конфиденциальность записей пациента и ответственность врача говорить правду умирающим пациентам.Кризис со СПИДом поднял конкретные вопросы об обязательном обследовании всех пациентов на СПИД и о том, могут ли врачи отказываться от лечения больных СПИДом. Дополнительные вопросы касаются медицинских экспериментов на людях, морали недобровольных обязательств и прав умственно отсталых. Наконец, в конце жизни возникают вопросы, касающиеся морали самоубийства, оправданности суицидального вмешательства, самоубийства с помощью врача и эвтаназии.

    Область деловой этики исследует моральные разногласия, касающиеся социальной ответственности капиталистической деловой практики, морального статуса юридических лиц, обманчивой рекламы, инсайдерской торговли, основных прав сотрудников, дискриминации на рабочем месте, позитивных действий, тестирования на наркотики и информирования о нарушениях .

    Вопросы экологической этики часто совпадают с деловыми и медицинскими вопросами. К ним относятся права животных, нравственность экспериментов на животных, сохранение исчезающих видов, борьба с загрязнением, управление ресурсами окружающей среды, право экосистем на прямое моральное рассмотрение и наши обязательства перед будущими поколениями.

    Спорные вопросы сексуальной морали включают моногамию против полигамии, сексуальные отношения без любви, гомосексуальные отношения и внебрачные связи.

    Наконец, есть вопросы социальной морали , которые исследуют смертную казнь, ядерную войну, контроль над оружием, употребление наркотиков в рекреационных целях, права на социальное обеспечение и расизм.

    4. Ссылки и дополнительная литература

    • Анскомб, Элизабет «Современная моральная философия», Philosophy , 1958, Vol. 33, перепечатанная в ее Этика, религия и политика (Oxford: Blackwell, 1981).
    • Аристотель, Nichomachean Ethics , в Barnes, Jonathan, ed., Полное собрание сочинений Аристотеля (Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1984).
    • Эйер, А. Дж., Язык, истина и логика, (Нью-Йорк: Dover Publications, 1946).
    • Байер, Курт, Моральная точка зрения: рациональная основа этики (Cornell University Press, 1958).
    • Бентам, Джереми, Введение в принципы морали и законодательства (1789), в Труды Джереми Бентама , под редакцией Джона Боуринга (Лондон: 1838-1843).
    • Hare, R.M., Moral Thinking , (Oxford: Clarendon Press, 1981).
    • Hare, R.M., The Language of Morals (Oxford: Oxford University Press, 1952).
    • Hobbes, Thomas, Leviathan , ed., E. Curley, (Чикаго, Иллинойс: Hackett Publishing Company, 1994).
    • Хьюм, Дэвид, Трактат о человеческой природе (1739-1740), ред. Дэвид Фэйт Нортон, Мэри Дж. Нортон (Оксфорд; Нью-Йорк: Oxford University Press, 2000).
    • Кант, Иммануил, Основание для метафизики морали , tr, Джеймс У.Эллингтон (Индианаполис: Hackett Publishing Company, 1985).
    • Локк, Джон, Два трактата , изд., Питер Ласлетт (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1963).
    • MacIntyre, Alasdair, After Virtue , второе издание (Notre Dame: Notre Dame University Press, 1984).
    • Mackie, John L., Ethics: Inventing Right and Wrong , (Нью-Йорк: Penguin Books, 1977).
    • Милл, Джон Стюарт, «Утилитаризм», в Собрано Работы из Джон Стюарт Милл , изд., Дж.М. Робсон (Лондон: Рутледж и Торонто, Онтарио: Университет Торонто Press, 1991).
    • Мур, G.E., Principia Ethica , (Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1903).
    • Ноддингс, Нел, «Этика с точки зрения женщин», в издании Деборы Л. Роуд, Теоретические перспективы сексуальных различий (Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета, 1990).
    • Оккам, Уильям оф, Четвертая книга приговоров , тр. Лукан Фрепперт, Основы морали согласно Уильяму Оккам (Чикаго: Franciscan Herald Press, 1988).
    • Plato, Republic , 6: 510-511, в Cooper, John M., ed., Plato: Complete Works (Indianapolis: Hackett Publishing Company, 1997).
    • Самуэль Пуфендорф, De Jure Naturae et Gentium (1762), тр. Закона о природе и нациях
    • Самуэль Пуфендорф, De officio hominis et civis juxta legem naturalem (1673), tr., Все обязанности человека согласно закону природы (Лондон, 1691).
    • Sextus Empiricus, Очертания пирронизма , trs.Дж. Аннас и Дж. Барнс, Outlines of Skepticism (Кембридж: издательство Кембриджского университета, 1994).
    • Стивенсон, Чарльз Л., Этика языка , (Нью-Хейвен: издательство Йельского университета, 1944).
    • Самнер, Уильям Грэм, Folkways (Бостон: Guinn, 1906).

    Информация об авторе

    Джеймс Физер
    Электронная почта: [email protected]
    Университет Теннесси в Мартине
    США

    Взлет и падение моральных представлений с 1900 по 2007 год

    Abstract

    Тенденции культурной значимости морали в англоязычном мире 20-го -го годов, отраженные в изменении использования морального языка, были исследованы с помощью базы данных Google Книги (английский язык).Относительные частоты 304 моральных терминов, организованных в шесть проверенных наборов, соответствующих общей морали и пяти моральным областям, предложенным теорией моральных основ, были нанесены на карту за период с 1900 по 2007 год. Каждый набор моральных языков отображал уникальные, часто нелинейные исторические траектории. Слова, передающие общую мораль (например, добро, зло, мораль, зло), и слова, представляющие мораль, основанную на Чистоте, подразумевающие святость и заражение, резко снизились по частоте с 1900 по 1980 год, когда они резко восстановились.Групповая мораль, подчеркивающая групповую лояльность, неуклонно росла на протяжении -х годов века. Основанная на вреде мораль, ориентированная на страдание и заботу, резко выросла после 1980 года. Основанная на авторитете мораль, которая подчеркивает уважение к иерархии и традициям, достигла пика в период социальных потрясений конца 1960-х годов. Не было устойчивой тенденции к тому, чтобы моральный язык становился более индивидуалистическим или менее основанным на заботе о социальном порядке и сплоченности. Эти различные временные ряды предполагают, что изменяющийся моральный ландшафт 20 -го века можно разделить на пять отдельных периодов и пролить свет на реморализацию и моральную поляризацию последних трех десятилетий.

    Образец цитирования: Wheeler MA, McGrath MJ, Haslam N (2019) Мораль двадцатого века: рост и падение моральных концепций с 1900 по 2007 год. PLoS ONE 14 (2): e0212267. doi: 10.1371 / journal.pone.0212267

    Редактор: Чжицян Цай, Мемфисский университет, США

    Поступила: 23 января 2018 г .; Принято к печати: 30 января 2019 г .; Опубликовано: 27 февраля 2019 г.

    Авторские права: © 2019 Wheeler et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Файл данных доступен в OSF по адресу https://osf.io/epvf7/?view_only=9209c66791f4449d906fc5a9f25023f5.

    Финансирование: Это исследование финансировалось Австралийским исследовательским советом, грантом DP170104948.Спонсор не принимал участия в разработке исследования, сборе данных, анализе, решении опубликовать или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что конкурирующих интересов не существует.

    Введение

    Моральные суждения и интуиция занимают важное место в повседневной жизни. Они насыщают новости, социальные сети и обычные разговоры и споры. Все чаще они занимают видное место в академической литературе. Нравственность стала одним из основных направлений междисциплинарных исследований [1], которые интенсивно изучаются, среди прочего, в областях экономики [2], философии [3] и эволюционной биологии [4].

    В психологическом исследовании морали двумя ключевыми интеллектуальными достижениями стали «интуиционистский поворот» [1] и появление плюралистических взглядов. Первое развитие отражает растущее признание важности эмоций и интуиции в моральном суждении в отличие от рационализма более ранних подходов, таких как подход Колберга [5]. Последнее развитие явилось результатом кросс-культурных исследований, которые расширили сферу морали за пределы индивидуалистических соображений о вреде и справедливости [6], включив в них ценности, связанные с социальностью и духовностью [7].Идея о том, что мораль не является монолитной, нашла наиболее влиятельное воплощение в форме теории моральных основ (MFT) [8, 9]. При первом предложении MFT Хайдт и Джозеф [10] стремились классифицировать автоматические и интуитивные эмоциональные реакции, которые обычно возникают при моральной оценке в разных культурах, и определили пять психологических систем (или основ): вред, справедливость, внутренняя группа, авторитет и чистота. .

    Каждая моральная основа имеет определенный набор связанных забот, пороков и добродетелей.Фонд вреда включает в себя заботу о жестокости, страданиях других и добродетели сострадания, заботы и доброты. Справедливость охватывает вопросы несправедливости, несправедливого обращения, взаимности, равенства, обмана и прав личности. Фонд Ingroup озабочен лояльностью и обязательствами по членству в группе, самопожертвованием и предательством. Авторитет относится к социальному порядку, обязательству подчиняться иерархическим отношениям, а также послушанию и уважению к авторитету и традициям.Фонд Чистоты чувствителен к заражению, как физическому, так и духовному, и охватывает вопросы святости, самоконтроля, а также добродетели невинности и целостности [1, 9]. Грэм, Хайдт и Носек [11] предположили, что основы образуют два кластера моральных основ более высокого порядка. Вред и справедливость, два фонда Индивидуализирующий , сосредоточены на правах автономной личности. Ingroup, Authority и Purity, три фонда Binding , коллективно нацелены на сплоченность группы.

    Многие исследования использовали структуру MFT для изучения идеологического политического разрыва между либеральной и консервативной моралью или моральными ценностями [6, 9, 11]. Например, Graham et al. [11] обнаружили, что политические либералы одобрили основы индивидуализации вреда и справедливости, тогда как консерваторы одобрили все пять основ (включая более высокую поддержку трех обязательных основ по сравнению с либералами). На сегодняшний день MFT применяется ко многим различным исследовательским вопросам и контекстам.Например, многочисленные исследования изучали корреляты индивидуальных различий одобрения основ [12], то, как одобрение варьируется в зависимости от реляционного контекста [13], или как передаются моральные суждения, относящиеся к конкретному основанию [14]. Обширность и количество этой работы показывает, что MFT дает представление о моральной сфере [15].

    Одно в значительной степени неизведанное измерение моральных основ — историческое. Практически все предыдущие исследования изучали использование фондов в определенный момент времени, и только в одном исследовании изучались временные изменения.Гартен и его коллеги [16] исследовали сдвиги в использовании моральных основ в политических выступлениях США с 1988 по 2012 год. Garten et al. исследовали связанные с моральными устоями слова, которые демократы и республиканцы использовали рядом со словом «гей». Они обнаружили, что республиканцы значительно чаще использовали слова, связанные с чистотой, чем демократы, и продемонстрировали значительный рост языка чистоты в период с 1996 по 2004 год по сравнению с предыдущими восемью годами. Более широкий и фундаментальный вопрос заключался бы в том, чтобы спросить, изменились ли и каким образом основы в своей культурной значимости за историческое время.

    Крупномасштабные вопросы культурного уровня такого рода идеально подходят для методологий «больших данных» в моральной психологии [17], таких как исследования обширных лингвистических корпусов, которые были названы примерами «культуромики» [18]. Популярным инструментом для такого анализа является Google NGram Viewer, который позволяет пользователям собирать частоты слов из корпуса оцифрованных книг Google Книг. Эти частоты представляют собой долю любого заданного входного слова в корпусе в любой данный год, тем самым позволяя отслеживать подъемы и спады относительной частоты — индекса культурной значимости или популярности — в течение длительных периодов времени.Психологические исследователи использовали этот инструмент для изучения исторических изменений от третьего лица к местоимениям первого лица [19–21] и изменения концепций, связанных с возрастными стереотипами [22] и счастьем [23]. Гринфилд [24] продемонстрировал изменение частот слов в англоязычных книгах, изданных с 1800 по 2000 год, от «нас» к «мне» и выявил другие закономерные изменения, свидетельствующие о движении от коллективистских сельских ценностей к более индивидуалистическим и городским. Цзэн и Гринфилд [25] воспроизвели этот сдвиг в книгах на китайском языке, обнаружив, что количество слов, связанных с материализмом и индивидуализмом, увеличилось в период с 1970 по 2008 год, тогда как количество слов, связанных с коллективистскими ценностями, уменьшилось.

    Подобные выводы, по-видимому, указывают на важные макроуровневые изменения культурных норм и ценностей. Однако ни один из них до сих пор не исследовал непосредственно изменения в самой морали. Единственным исключением является пара исследований Кесебира и Кесебира [26], в которых изучались изменения в моральных добродетелях с течением времени путем регистрации частоты употребления слов, связанных с моральным превосходством и добродетелью, в американском корпусе Google Книг с помощью программы NGram Viewer. Их первое исследование зафиксировало уменьшение общего количества слов, связанных с добродетелью (например,г., нравственность, совесть, характер). Их второе исследование изучило пятьдесят добродетелей более конкретного характера (например, честность, доброту, надежность), выявив значительное снижение 74% этих добродетелей в течение 20 -х годов века. Эти исследования выявляют важные исторические тенденции в культурной значимости некоторых моральных концепций, но ограничены в своем внимании только позитивными (добродетельными) концепциями, они сосредоточены на конкретных терминах, а не на более широких моделях, связанных с теоретическими объяснениями морали, и их акцент на линейных изменениях. траектории (т.е., увеличивается или уменьшается), а не более сложные нелинейные модели.

    Основываясь на прошлой работе, в настоящем исследовании изучались исторические сдвиги в культурной значимости многих областей морали, о чем свидетельствуют изменения в относительной частоте употребления больших наборов моральных терминов в базе данных Google NGram книг на английском языке. Каждая из пяти моральных основ и общей морали была представлена ​​большими подтвержденными наборами отдельных слов, и модели совокупных изменений в каждом наборе были изучены за период с 1900 по 2007 год.Цель исследования была в первую очередь описательной и исследовательской, стремясь охарактеризовать потенциально сложные и нелинейные модели изменений в сфере морали на протяжении 20 -х годов века, модели, которые еще предстоит отобразить. Целью анализа было условно связать эти культурные траектории с более широкими историческими условиями и разделить 20-е, -е, -е годы на периоды, основанные на различных конфигурациях определенных моральных сфер.

    Хотя исследование было в основном ознакомительным, оно основывалось на трех исследовательских вопросах.Во-первых, мы спросили, уменьшилась ли общая мораль (т.е. слова, относящиеся непосредственно к добру и злу, этике и злу) в течение 20 -х годов века в соответствии с выводами Кесебира и Кесебира [26]. Во-вторых, мы спросили, имеют ли моральные основы, связанные с социальной сплоченностью и порядком, тенденцию к снижению относительной частоты, тогда как те, которые связаны с индивидуальным благосостоянием и правами (основы индивидуализации, соответственно), имеют тенденцию к увеличению.Это ожидание согласуется с прошлыми выводами о повышении показателей индивидуализма и падении показателей коллективистских ценностей в течение 20 -х годов века [19, 20, 24, 25, 27], а также с заявлениями историков и социальных теоретиков. Выдающийся историк Эрик Хобсбаум [28], например, утверждал, что «культурную революцию последнего двадцатого века лучше всего можно понять как победу личности над обществом или, скорее, разрыв нитей, которые в прошлом соткали человека в социальные структуры ».В-третьих, на уровне индивидуальных моральных устоев, в исследовании спрашивалось, стала ли мораль, основанная на вреде, более заметной после правозащитной революции 1960-х годов [29], как предложил Хаслам [30] в своей работе о «ползучести понятий». В этой работе утверждается, что значения связанных с вредом психологических понятий, таких как насилие, издевательства и травма, расширились в ответ на растущую культурную чувствительность к вреду за последние полвека, рост, который, как ожидается, будет отмечен в растущей значимости мораль, основанная на вреде.

    Метод

    Шесть наборов терминов (целые слова или основы слов), представляющих различные формы морального дискурса, были взяты из Словаря основ морали, созданного Грэхемом и др. (2009) для использования с программой Linguistic Inquiry and Word Count (LIWC) [31]. Пять словарей соответствовали моральным основам (по одному на каждое основание: Вред, Справедливость, Группа, Авторитет, Чистота) и один — «общей морали» [11]. Словари моральных основ разделили термины на термины положительной «добродетели» и термины отрицательного «порока», каждый из которых представляет отличительное содержание ценимых и недооцененных концепций в рамках соответствующих основ, предназначенных для измерения различных способов, которыми люди обсуждают свои интуиции, связанные с их фундаментом.Развитие словаря [11] включало как расширяющую, так и сокращающую фазу. На этапе расширения шесть исследователей создали ассоциации, синонимы и антонимы для основных понятий для каждой из основ: вред и забота, справедливость и взаимность, внутренняя группа и лояльность, авторитет и уважение, чистота и святость. Слова, которые имели лишь отдаленное родство или имели первичное значение без моральной коннотации (например, «просто»), были удалены во время фазы сокращения. Словари были проверены четырьмя оценщиками, оценивающими отрывки, содержащие подмножество слов на предмет контекстной релевантности.

    Несколько терминов из словарей моральных основ (20 из 295; 6,8%) появились более чем в одном словаре. Они были удалены, так что все словари моральных основ содержали только неперекрывающиеся термины (средний размер словаря = 55 слов; диапазон от 39 [Ingroup] до 80 [Purity]). Общий словарь морали содержал более широкий набор из 41 морально насыщенного термина. Двенадцать из этих терминов также появились в одном из словарей моральных основ, но эти частично совпадающие термины были сохранены в общем наборе морали, потому что его временная траектория не могла напрямую сравниваться с траекторией моральных основ.Окончательная выборка из 304 уникальных терминов, организованных в шесть наборов, приведена в таблице S1.

    Относительные частоты каждого из 304 терминов в базе данных Google Книги с 1900 по 2007 год были взяты из Google NGram Viewer. Использовался корпус по умолчанию «English 2012», представляющий книги на английском языке, изданные в любой стране. Информация о распределении страны публикации и об изменениях в этом распределении за период исследования недоступна. Большинство книг было взято из университетских библиотек, а база данных включает полтриллиона английских слов.Эта база данных содержит данные о частотах до 2008 года, но данные за этот год показали существенные отклонения от предшествующих тенденций и поэтому были исключены. Относительные частоты были рассчитаны со сглаживанием ± 3 года, чтобы уменьшить неровность временного ряда, поскольку целью анализа было выявить изменения частоты слов в течение продолжительных периодов времени, а не краткосрочные колебания. NGram напрямую не генерирует частоты для основ слов, которые составляют примерно половину (51.0%) из 304 терминов. Для каждого из этих терминов NGram использовался для выбора трех наиболее часто используемых целых слов в течение периода исследования (на основе средней относительной частоты за 108 лет), и относительные частоты этих трех терминов были агрегированы, как подробно описано ниже.

    Данные относительной частоты, сгенерированные NGram, были масштабированы перед дальнейшим анализом. Год, в котором каждое слово достигло своей наивысшей относительной частоты, получил оценку 100, а все остальные годы были масштабированы таким образом, чтобы их оценка представляла процент от этого пикового значения.В случае терминов, которые были основами слов, а не целыми словами, частоты трех наиболее часто встречающихся представителей целого слова были суммированы, и эти суммированные баллы затем пересчитывались тем же методом. Этот процесс гарантировал, что каждая основа слова получила отдельную серию оценок, масштабируемых так же, как и все термины слова. Таким образом, был создан набор данных, содержащий 304 термина за каждый из 108 лет, где значения представляли относительную частоту каждого термина в процентах от его наибольшего повышения за этот период.

    Затем масштабированные члены в каждом наборе были усреднены для каждого года и построены их траектории (временные ряды). Эти средние значения имеют прямую интерпретацию: если значение на 10 пунктов выше в одном году, чем в другом, то средний срок в наборе был на 10% от максимальной относительной частоты выше в первом, чем во втором. Другие методы масштабирования терминов (например, стандартизация отдельных терминов перед их усреднением) не позволят такой простоты интерпретации.Таким образом, полученные усредненные графики представляют широкие и систематические тенденции, агрегированные по большому количеству терминов, для концептуально связанных форм морального языка, которые изменяют культурную значимость в течение исторического времени.

    Результаты

    Перед тем, как представить наш описательный анализ данных, мы провели предварительную проверку внутренней согласованности шести наборов моральных терминов за 108 лет и временной согласованности их временных рядов. Надежность Спирмена Брауна, основанная на случайных корреляциях с разделением половин, показала отличную внутреннюю согласованность для пяти наборов (Авторитет =.93, вред = 0,90, внутренняя группа = 0,98, чистота = 0,99, общая мораль = 0,99). Однако набору справедливости в целом не хватало согласованности, что приводило к отрицательной корреляции половинной дроби, равной -,82. Этот вывод не означает, что набор «Справедливость» обязательно будет непоследователен при поперечной оценке использования языка, просто его слова не демонстрируют последовательных моделей исторических изменений. Анализ автокорреляций каждого из шести временных рядов показал, что их изменение во времени было в высшей степени предсказуемым, а не случайным.Автокорреляции с четырехлетним лагом — самым коротким лагом за пределами диапазона сглаживания ± 3 года, который искусственно раздувает автокорреляцию при более коротких лагах — были самыми низкими для Справедливости (0,60) и варьировались от 0,70 для Власти до 0,81 для Вреда и 0,90 для Ingroup и General Morality. В целом, за важным исключением Справедливости, наборы моральных терминов продемонстрировали внутреннюю и временную согласованность.

    Описательная статистика, корреляции с годом и взаимные корреляции между шестью наборами моральных терминов за 108 лет представлены в таблице 1 (все корреляции являются корреляциями Пирсона с критическим значением p <.01 ввиду большого количества вычисленных корреляций). Корреляции с годом показывают широкие линейные временные тенденции в каждом наборе, а взаимные корреляции показывают степень, в которой временные ряды для разных наборов имеют схожие или разные общие траектории. Стандартные отклонения показывают, что фонды "Справедливость", "Авторитет" и "Вред" имели относительно низкую изменчивость с течением времени, тогда как фонды Ingroup и Purity и словарь общей морали имели более существенную изменчивость.

    ExpandTable 1. Описательная статистика и взаимосвязи шести словарей морали (1900–2007).

    doi: 10.1371 / journal.pone.0212267.t001

    Более »

    Шесть наборов моральных терминов претерпели заметно разнонаправленные изменения в течение -х годов века. Фонд Ingroup продемонстрировал общий рост, Вред и Справедливость были относительно стабильными, в то время как Авторитет и особенно Чистота и Общая мораль снизились. Интересно, что временные взаимосвязи между моральными основами не соответствовали типичному поперечному паттерну ассоциаций между фондами индивидуализации (вред и справедливость) и связывания (ингруппа, авторитет и чистота) [32].Несмотря на то, что оба являются индивидуализирующими фондами, Вред и Справедливость были отрицательно связаны (что потенциально указывает на замену одного другим со временем), и хотя Авторитет и Чистота были положительно связаны друг с другом, они оба отрицательно были связаны с моралью Ingroup. Ingroup был положительно связан с фондом индивидуализированной справедливости, а вред — с фондом Binding Purity. Хотя их интерпретация осложняется недостатками измерения набора терминов «Справедливость», эти результаты показывают, что исторические изменения культурной значимости моральных основ не структурируются более общими изменениями в связывающей и индивидуализирующей морали.Опять же, такие открытия не обязательно ставят под сомнение согласованность связывающих и индивидуализирующих группировок, предложенных теоретиками моральных основ. Эти группировки могут отражать ковариационную структуру индивидуальных различий в морали, оцененных в определенный момент времени, но не структуру временных изменений морали на уровне культуры.

    Чтобы ответить на наш первый вопрос исследования, мы исследовали траекторию набора общей морали, который содержал набор морально нагруженных терминов (например,g., плохой, характер, этика *, зло, добро, аморальное *, моральное *, принципиальное *, праведное *, ценность *, неправильное *). Рис. 1 показывает резкое снижение с 1900 по 1980 год, что согласуется с общим упадком в языке добродетелей, ранее идентифицированным Кесебиром и Кесебиром [26]. Однако за этим спадом следует не менее крутой подъем, который не был отмечен в той более ранней работе. Фактически, моральное содержание в базе данных Google Книги неуклонно снижалось на протяжении 20 -х годов века до точки перелома примерно в 1980 году.Последующее возрождение морального языка может указывать на возрождение социального консерватизма в англоязычном мире примерно в это время, возглавляемого такими фигурами, как Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер, и проявляющееся в продолжающихся «культурных войнах» и растущей политической поляризации [8]. .

    Развернуть Рис. 1. Временной ряд общего словаря морали с 1900 по 2007 год.

    doi: 10.1371 / journal.pone.0212267.g001

    Более »

    Наш второй вопрос исследования касался исторических изменений в широких индивидуализирующих и связывающих моральных измерениях, представленных группировками пяти моральных основ.Однако отсутствие внутренней согласованности набора терминов основы справедливости и отсутствие устойчивых положительных ассоциаций между фондами внутри каждой группы означало, что этот вопрос не мог быть осмысленно решен. Короче говоря, одна из двух основ индивидуализации имела серьезные ограничения измерения, а основы привязки не образовывали внутренне связной группы. Поэтому второй вопрос исследования больше не рассматривался, и мы приступили к независимому исследованию временных рядов пяти моральных оснований.

    Временные ряды для каждой моральной основы представлены на рис. 2. Пять траекторий очень различимы. Вред демонстрирует плавное снижение примерно до 1960 года, перемежающееся заметным краткосрочным повышением во время двух мировых войн, а затем резко возрастает примерно с 1980 года. Эта закономерность соответствует ожиданиям, основанным на третьем вопросе исследования. Справедливость, поддерживаемый Хармом фондом Индивидуализации, имеет относительно ровную траекторию, но начинает снижаться в конце 1970-х, так что два фонда имеют противоположные тенденции в последние три десятилетия периода исследования.Проблемные свойства измерения набора условий справедливости делают это несоответствие рискованным для интерпретации. Ingroup показывает относительно стабильный рост на протяжении всего столетия. Авторитет снижается примерно до 1950 года, затем резко возрастает до конца 1960-х годов, а затем наблюдается столь же поразительное падение. Неспособность Ingroup и Authority подняться в непосредственной близости от мировых войн, как и Вред, возможно, удивительна, поскольку можно ожидать, что во время крупных конфликтов обеспокоенность по поводу лояльности и повиновения возрастет.Чистота резко снижается с 1900 по 1980 год, а затем возрастает по схеме, отражающей траекторию общей морали.

    Разверните Рис. 2.

    Временные ряды индексов моральных устоев с 1900 по 2007 год: (а) Вред, (б) Справедливость, (в) Ингруп, (г) Власть, (д) ​​Чистота.

    doi: 10.1371 / journal.pone.0212267.g002

    Более »

    Чтобы формализовать эти описания формы шести моральных временных рядов, мы провели серию регрессионных анализов с аппроксимацией кривой.Для каждой серии были запущены три модели: первая включала только линейный эффект времени, вторая добавляла квадратичный эффект, а третья добавляла кубический эффект. Тесты значимости этих моделей вызывают подозрение из-за сглаживания временных рядов, но объясненная дисперсия, добавляемая каждым эффектом (см. Таблицу 2), предлагает руководство по интерпретации паттернов, описанных выше. В сериях «Общая мораль» и «Чистота» преобладают сильные линейные спады в сочетании с меньшими криволинейными (квадратичными) эффектами, отражающими их отскоки после 1970-х годов.Ряд Ingroup показывает сильный линейный рост без криволинейных трендов. Во вреде и справедливости преобладают криволинейные (квадратичные) тенденции, первая из которых вогнутая и возрастает в конце 20--х годов века, а вторая — выпуклая и нисходящая в этот период. Авторитет показывает наиболее сложную кривую с доминирующим кубическим членом, чтобы отразить ограниченный рост и падение фундамента между 1950 и 1980 годами. В итоге моральные временные ряды характеризуются надежными криволинейными структурами, а также линейными, квадратичными и кубическими членами вместе составляют очень большую долю их дисперсии ( M = 81.8%).

    РазвернитеТаблицу 2. Резюме анализа аппроксимации кривой для шести временных рядов моральных словарей.

    doi: 10.1371 / journal.pone.0212267.t002

    Более »

    Для дальнейшего изучения закономерностей, наблюдаемых для пяти моральных основ, были рассчитаны отдельные индексы для совокупности их положительных и отрицательных терминов («добродетели» и «пороки»). Корреляция между добродетелями и пороками внутри основ была сильной для Чистоты ( r = 0,99), Вреда ( r =.71) и Авторитет ( r = 0,67), но относительно слабый или отрицательный для Справедливости ( r = 0,44, p <0,001) и Ingroup ( r = -25, p <0,01). Проверка 10 временных рядов позволила сделать несколько выводов, касающихся пяти фондов. Во-первых, подъем и падение авторитета по обе стороны в конце 1960-х годов особенно отмечены ее порочными терминами (например, игнорировать *, не подчиняться *, инакомыслие *, бунтовать *). Во-вторых, пороки справедливости (например, неравный *, несправедливый *, несправедливый *) демонстрируют образец, очень похожий на пороки Власти, но в значительной степени замаскированный, когда первые были объединены с добродетелями Справедливости.Они резко растут примерно с 1955 по 1970 год, а затем резко падают. Наконец, достоинства и недостатки Ingroup обнаруживают разные временные ряды. Термины порока внутри группы (например, враг *, иностранный *, иммигрант *, террор *) относительно статичны или постепенно снижаются с 1900 до середины 1960-х годов, а затем резко возрастают. Термины внутригрупповой добродетели (например, община, семья, группа, нация), напротив, резко выросли с 1900 года примерно до 1970 года, а затем несколько снизились.

    Обсуждение

    Временные закономерности, выявленные в ходе нашего анализа, не согласуются с простым описанием линейных подъемов или падений культурной значимости морали на протяжении 20 -х годов века.Хотя фундаментальные моральные термины, собранные в словаре общей морали, продемонстрировали резкий спад, совместимый с широким сокращением культурной значимости морали, этот спад не был неумолимым, резко изменившись примерно с 1980 года. Согласно базе данных Google Книги, по крайней мере, культура, проявляющаяся в книгах на английском языке, существенно деморализовалась за последнее столетие, но также и повторно морализировалась в более недавнем прошлом. Это обращение вспять поразительного упадка морального языка, нелинейный эффект, выявленный в виде совокупности 41 морально насыщенного термина, является важным уточнением более ранних выводов о том, что отдельные моральные термины, связанные с добродетелью, имеют тенденцию к снижению относительной частоты [26]. .

    Более сложное повествование об индивидуалистической морали, постепенно заменяющей мораль, основанную на социальном порядке и сплоченности, также неполно. Несмотря на теоретическое противодействие [32], основы связывания и индивидуализации не образовали двух взаимосвязанных групп. Ни одна из основ индивидуализации (вред и справедливость) не продемонстрировала линейной тенденции к росту в период с 1900 по 2007 год, вопреки предыдущим результатам по другим показателям индивидуализма, таким как рост использования местоимений от первого лица и материалистические ценности [19, 20, 24, 25, 27 ], хотя нелинейная тенденция Харма показала значительный рост в конце -х годов века, что согласуется с предсказанием и аргументом Хаслама [30] относительно «ползучести концепций».Временные ряды «Вред и справедливость» также были отрицательно коррелированы, что несовместимо с тем, что основы индивидуализации являются последовательным набором, по крайней мере, в том, что касается моделей исторических изменений. Однако недостатки в оценке набора условий справедливости затрудняют уверенную интерпретацию отрицательной корреляции.

    Трем связующим фондам также не хватало согласованности как группе, и у них не было последовательной тенденции к упадку в течение 20 -х годов века. Purity продемонстрировала такое снижение, отражая снижение — по крайней мере, примерно до 1980 года — значимости морали, основанной на святости, но мораль Ingroup демонстрировала неуклонный рост, а авторитет демонстрировал сложную нелинейную траекторию.Таким образом, наши результаты не подтверждают мнение о том, что индивидуализирующая и связывающая мораль продемонстрировали общий рост и падение, соответственно. Максимум, что можно было бы утверждать в этом отношении, — это то, что одна форма Индивидуализирующей морали (Вред) и одна форма Связующей морали (Чистота) демонстрируют эту закономерность, и первый подъем был очевиден только примерно с 1980 года. Таким образом, ключевой вывод нашего исследования состоит в том, что пять моральных основ имеют уникальные, часто нелинейные траектории, которые нельзя объединить в более широкие группы.Кажется, что каждая форма морали, зафиксированная в фундаменте, имеет свой собственный неповторимый исторический образец.

    Хотя наш вывод о том, что основам индивидуализации и связывания недоставало эмпирической согласованности, поскольку группировки могут быть приняты как свидетельство против валидности самих группировок, мы бы предостерегли от такого вывода. Хотя индивидуализация и привязка могут не точно отражать ковариационную структуру исторических изменений морали на культурном уровне, они все же могут достоверно описывать структуру ковариации в морали, оцениваемую в определенный момент времени и / или оцениваемую на уровне индивидуальных различий.Существует множество доказательств того, что основы индивидуализации и связывания эмпирически согласованы в других исследовательских контекстах и ​​по-разному связаны с дополнительными факторами, такими как политическая ориентация [11, 15]. Следовательно, мы не считаем, что наши открытия представляют собой фундаментальный вызов теории моральных устоев.

    Сложные модели, выявленные пятью моральными основами, можно условно объединить в пять исторических периодов. Первый период, охватывающий 1900 год до Первой мировой войны и соответствующий завершающим этапам Belle Époque, представляет собой период либерализации, проиллюстрированный сокращением основ Чистоты и Авторитета.Второй межвоенный период, который включает в себя два конвульсивных конфликта и Великую депрессию, прерывает этот процесс либерализации. Связующие основы, особенно Чистота и Ингруппа, в этот период поднимаются, а затем падают, что предполагает озабоченность защитой сплоченности и неприкосновенности групповой идентичности.

    Третий период, примерно с конца Второй мировой войны до примерно 1968 года, можно интерпретировать как надвигающийся кризис власти. Параллельно возникают три основы: Авторитет и Справедливость (оба особенно для порочных терминов) и Ingroup (особенно в терминах добродетели).Этот связанный рост означает растущую озабоченность культуры непослушанием, бунтом, несправедливостью и неравенством в сочетании с растущим вниманием к лояльности по отношению к группам. Четвертый период, примерно с 1968 по 1980 год, представляет собой вторую либерализацию. Связующие основы (особенно Власть и Чистота) резко снижаются, а Вред начинает неуклонно расти, что указывает на растущую озабоченность страданиями, заботой и защитой уязвимых.

    Пятый период, примерно с 1980 г. до конца периода исследования в 2007 г., включает относительно внезапный сдвиг в значимости моральных концепций.Точка перегиба примерно соответствует началу более чем десятилетнего непрерывного консервативного правления в англоязычных регионах США и Великобритании. Моральное содержание все больше насыщает базу данных, и связывающие основы — особенно Purity, но также Ingroup и Authority — обращают вспять их предыдущий упадок. Основы индивидуализации, возглавляемые Хармом, продолжают расти, так что и индивидуалистический, и социальный порядок, и мораль, основанная на сплоченности, растут параллельно, что предполагает более широкую повторную морализацию.Это положительно коррелированное усиление обычно антагонистической морали левых и правых политических сил может указывать на усиление моральной поляризации и конфликта [8].

    Исторические предположения подобного рода можно выдвигать только с большой осторожностью. При выводе о культурных тенденциях на основе данных Google Ngram необходимо соблюдать осторожность. Хотя корпус, взятый из Google Книг, является самым большим из имеющихся в настоящее время, его выборка имеет несколько ограничений. Во-первых, корпус отражает то, что было опубликовано, не обязательно то, что широко популярно среди широкой публики, и не относится к какой-то одной национальной «культуре».Во-вторых, некоторые исследователи предположили, что корпус Google Ngram English постепенно включал все больше научной литературы на протяжении 20 -х годов века [33]. Это не обязательно подрывает способность данных, представленных в настоящем исследовании, освещать широкие культурные тенденции, и тот факт, что некоторые формы морального языка увеличились в течение 20 -х годов века, возможно, противоречит ожиданиям, что моральный язык снижается с увеличением включения относительно нейтральных научных отчетов.В-третьих, поскольку набор данных представляет собой книги, изданные на английском языке в течение столетия, когда относительное культурное влияние основных англоязычных стран увеличивалось и уменьшалось (например, рост США по сравнению с Великобританией), возможно, что некоторые из наблюдаемых исторических тенденций в нашем исследовании сбиты с толку национальные различия. Наконец, в-четвертых, некоторые исследования показали, что между экзогенными событиями и их эффектами, описанными в литературе, существует временная задержка до десяти лет [34]. В будущих исследованиях можно было бы попытаться воспроизвести наши результаты с другими корпусами, которые потенциально могут иметь другие временные отношения с экзогенными переменными, например, те, которые собирают отчеты новых СМИ, а не книги.

    Хотя «Моральные основы» и прилагаемый к ней словарь «Основы морали» является широко используемой и понятной таксономией моральных приоритетов, существуют и другие подходы к категоризации в моральной сфере. Дальнейшие исследования с использованием словарей, основанных на альтернативных моральных схемах, таких как Модель моральных мотивов Янова-Булмана и Карнеса [35], могут усилить исторические закономерности, предлагаемые нашими данными, или пролить свет на другие траектории морального языка.

    Выводы

    Настоящее исследование дополняет появляющийся объем количественных исследований исторических изменений в человеческой культуре.Он расширяет предыдущие работы своим тщательным и систематическим вниманием к многочисленным аспектам морали. Динамические изменения в значимости морали на протяжении 20 -х годов века, которые он обнаруживает, являются сложными, сопротивляющимися простым линейным повествованиям о непрерывных взлетах и ​​падениях. Похоже, что с начала прошлого века наблюдается постепенное снижение культурной значимости морали в целом, но с начала 1980-х годов также наблюдается энергичный подъем. На более детальном уровне разные моральные основы имеют заметно разные траектории, которые коррелируют с крупными социальными конфликтами и событиями.Понимание исторических различий в моральных суждениях и ценностях может помочь осветить социальные проблемы в настоящем и те, которые еще не возникли.

    Вспомогательная информация

    S1 Таблица. Слова и основы слов используются в каждой моральной основе и в общем словаре морали.

    doi: 10.1371 / journal.pone.0212267.s001

    (DOCX)

    Список литературы

    1. 1. Хайдт Дж., Кесебир С. Нравственность. В: Фиске С.Т., Гилберт Д.Т., Линдзи Г., редакторы.Справочник по социальной психологии, Vol. 5. Нью-Йорк: Уайли; 2010. Стр. 797–832.
    2. 2. Гинтис Х, Боулз С., Бойд Р., Фер Э. Моральные чувства и материальные интересы: основы сотрудничества в экономической жизни. Кембридж: MIT Press; 2005.
    3. 3. Prinz JJ. Эмоциональное построение морали. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2008.
    4. 4. Докинз Р. Заблуждение о Боге. Лондон: Бантам; 2006.
    5. 5. Кольберг Л. Этап и последовательность: когнитивно-развивающий подход к социализации.В кн .: Гослин Д.А., редактор. Справочник по теории и исследованиям социализации (стр. 347–480). Чикаго: Рэнд МакНалли; 1969. С. 347–480.
    6. 6. Хайдт Дж. Новый синтез в моральной психологии. Наука. 2007; 316: 998–1002. DOI: 10.1126 / science.1137651. pmid: 17510357
    7. 7. Шведер Р.А., Мач Н.К., Махапатра М., Парк Л. «Большая тройка» морали (автономия, общность и божественность) и «большая тройка» объяснений страдания. В: Брандт А., Розин П., ред. Нравственность и здоровье.Нью-Йорк: Рутледж; 1997. С. 119–169.
    8. 8. Хайдт Дж. Праведный разум: почему хороших людей разделяют политика и религия. Нью-Йорк: Пантеон; 2012.
    9. 9. Хайдт Дж., Грэм Дж. Когда мораль противостоит справедливости: консерваторы обладают моральной интуицией, которую либералы могут не признать. Soc Justice Res. 2007; 20: 98–116.
    10. 10. Хайдт Дж., Джозеф К. Интуитивная этика: как изначально подготовленная интуиция порождает культурно изменчивые добродетели. Дедал.2004; 133: 55–66.
    11. 11. Грэм Дж., Хайдт Дж., Носек Б.А. Либералы и консерваторы опираются на разные наборы моральных устоев. J Pers Soc Psychol. 2009; 96: 1029–1046. DOI: 10.1037 / a0015141. pmid: 19379034
    12. 12. ван Леувен Ф., Кениг Б.Л., Грэм Дж., Парк Дж. Х. Моральные проблемы в Соединенных Штатах: связи с переменными жизненного цикла, распространенностью патогенов, когнитивными способностями урбанизации и социальным классом. Evol Hum Behav. 2014; 35: 464–471.
    13. 13.Симпсон А., Лахам С.М., Фиске А.П. Ошибочность в различных отношениях: влияние контекста отношений на моральное суждение. J Soc Psychol. 2016; 156: 594–609. DOI: 10.1080 / 00224545.2016.1140118. pmid: 26751010
    14. 14. Уилер М.А., Лахам С. О чем мы говорим, когда говорим о морали: использование деонтологических, консеквенциалистских и эмоциональных формулировок в оправданиях по поводу нарушений морали, связанных с конкретным фондом. Перс С. Психол Б. 2016; 42: 1206–1216.
    15. 15. Грэм Дж., Хайдт Дж., Колева С., Мотил М., Айер Р., Войчик С. и др.Теория моральных основ: прагматическая обоснованность морального плюрализма. Adv Exp Soc Psychol. 2013; 47: 55–130.
    16. 16. Гартен Дж., Бограти Р., Гувер Дж., Джонсон К.М., Дехгани М. Мораль между строк: определение моральных настроений в тексте. Материалы семинара IJCAI 2016 по компьютерному моделированию отношений; 2016.
    17. 17. Гувер Дж., Дехгани М., Джонсон К., Илиев Р., Грэм Дж. В диких условиях: аналитика больших данных в моральной психологии. В: Грей К., Грэм Дж., Редакторы.Атлас моральной психологии (стр. 525–536). Нью-Йорк: Гилфорд; 2018. С. 525–536.
    18. 18. Мишель Дж., Шен Ю.К., Эйден А.П., Верес А., Грей М.К., команда Google Книг и др. Количественный анализ культуры с использованием миллионов оцифрованных книг. Наука. 2011; 331 (6014): 176–182. DOI: 10.1126 / science.1199644. pmid: 21163965
    19. 19. Хамамура Т., Сюй Ю. Изменения в китайской культуре, исследуемые через изменения в использовании личных местоимений. J Cross Cult Psychol. 2015; 46: 930–941.
    20. 20. Твенге Дж. М., Кэмпбелл В. К., Джентиле Б. Увеличение индивидуалистических слов и фраз в американских книгах, 1960–2008 гг. PLOS ONE. 2012; 7: e40181. DOI: 10.1371 / journal.pone.0040181. pmid: 22808113
    21. 21. Ю Ф, Пэн Т., Пэн К., Тан С., Чен С.С., Цянь X и др. Изменение культурных ценностей в использовании местоимений. J Cross Cult Psychol. 2016; 47: 310–316.
    22. 22. Мейсон С.Е., Кунц CV, МакГилл К.М. Oldsters and Ngrams: Возрастные стереотипы во времени. Psychol Rep.2015; 116: 324–329. DOI: 10.2466 / 17.10.PR0.116k17w6. pmid: 25650642
    23. 23. Оиши С., Грэм Дж., Кесебир С., Галинья И. Концепции счастья во времени и культурах. Pers Soc Psychol B. 2013; 39: 559–577.
    24. 24. Гринфилд ПМ. Изменение психологии культуры с 1800 по 2000 год. Psychol Sci. 2013; 24: 1722–1731. DOI: 10.1177 / 0956797613479387. pmid: 23925305
    25. 25. Цзэн Р., Гринфилд ПМ. Культурная эволюция в Китае за последние 40 лет: использование программы просмотра Google Ngram для изучения последствий социальных и политических изменений для культурных ценностей.Int J Psychol. 2015; 50: 47–55. DOI: 10.1002 / ijop.12125. pmid: 25611928
    26. 26. Кесебир П., Кесебир С. Культурная значимость моральных качеств и добродетели в Америке двадцатого века снизилась. J Posit Psychol. 2013; 7: 471–480.
    27. 27. Сантос ХК, Варнум М.Э., Гроссман И. Глобальный рост индивидуализма. Psychol Sci. 2017; 28: 1228–1239. DOI: 10.1177 / 0956797617700622. pmid: 28703638
    28. 28. Хобсбаум Э. Возраст крайностей: короткий двадцатый век, 1914–1991.Нью-Йорк: Винтаж; 1994.
    29. 29. Пинкер С. Лучшие ангелы нашей природы: история насилия и человечности. Лондон: Пингвин; 2011.
    30. 30. Хаслам Н. Ползание понятий: психология расширяет концепции вреда и патологии. Psychol Inq. 2016; 27: 1–17.
    31. 31. Пеннебейкер Дж. У., Бут Р. Дж., Фрэнсис Мэн. LIWC2007: лингвистический запрос и подсчет слов. Остин, Техас: liwc.net; 2007.
    32. 32. Грэм Дж., Носек Б.А., Хайдт Дж., Айер Р., Колева С., То же самое PH.Отображение области морали. J Pers Soc Psychol. 2011; 101: 366–385. DOI: 10.1037 / a0021847. pmid: 21244182
    33. 33. Печеник Э.А., Данфорт СМ, Доддс П.С. Характеристика корпуса Google Книги: строгие ограничения на выводы о социокультурной и лингвистической эволюции. PLOS ONE. 2015; 10: e0137041. DOI: 10.1371 / journal.pone.0137041. pmid: 26445406
    34. 34. Бентли Р.А., Ачерби А., Ормерод П., Лампос В. Книги в среднем за предыдущее десятилетие экономических бедствий. PLOS ONE. 2014; 9: e83147.DOI: 10.1371 / journal.pone.0083147. pmid: 24416159
    35. 35. Янофф-Булман Р., Карнес, Северная Каролина. Изучение морального ландшафта: моральные мотивы и групповая мораль. Pers Soc Psychol Rev.2013; 17: 219–236. DOI: 10,1177 / 1088868313480274. pmid: 23504824

    этика | Определение, история, примеры, типы, философия и факты

    Этика , также называемая моральной философией , дисциплина, связанная с тем, что является морально хорошим и плохим и морально правильным и неправильным.Этот термин также применяется к любой системе или теории моральных ценностей или принципов.

    Популярные вопросы

    Что такое этика?

    Термин этика может относиться к философскому исследованию концепций морального правильного и неправильного, морального хорошего и плохого, к любой философской теории того, что является морально правильным и неправильным или морально хорошим и плохим, а также к любой системе или кодексу. моральных правил, принципов или ценностей. Последняя может быть связана с определенными религиями, культурами, профессиями или практически с любой другой группой, которая хотя бы частично характеризуется ее моральным мировоззрением.

    Чем этика отличается от морали?

    Традиционно, этика относилась к философскому изучению морали, которая представляет собой более или менее систематический набор убеждений, обычно разделяемых группой, о том, как люди должны жить. Этика также относится к частным философским теориям морали. Позже этот термин был применен к определенным (и более узким) моральным кодексам или системам ценностей. Этика и мораль сейчас используются почти взаимозаменяемо во многих контекстах, но название философского исследования остается этика .

    Почему важна этика?

    Этика имеет значение, потому что (1) она является частью того, сколько групп определяют себя и, следовательно, частью идентичности их отдельных членов, (2) ценности, относящиеся к другим, в большинстве этических систем отражают и способствуют близким человеческим отношениям и взаимному уважению и доверие, и (3) для эгоистичного человека может быть «рациональным» быть нравственным, потому что его или ее личным интересам, возможно, лучше всего служить в долгосрочной перспективе, отвечая взаимностью на моральное поведение других.

    Является ли этика социальной наукой?

    Нет. Понимаемая как эквивалент морали, этика может быть изучена как социально-психологический или исторический феномен, но в этом случае она будет объектом социально-научного исследования, а не социальной наукой сама по себе. Понимаемая как философское исследование моральных концепций, этика является отраслью философии, а не социальной науки.

    Как нам жить? Будем ли мы стремиться к счастью или к знаниям, добродетели или созданию красивых объектов? Если мы выберем счастье, оно будет нашим собственным или счастьем всех? И какой из более конкретных вопросов, которые встают перед нами: правильно ли быть нечестным в добром деле? Можем ли мы оправдать жизнь в достатке, когда в других частях света люди голодают? Оправдана ли война в тех случаях, когда велика вероятность того, что невинные люди будут убиты? Разве неправильно клонировать человека или уничтожать человеческие эмбрионы в медицинских исследованиях? Каковы наши обязательства, если таковые имеются, перед поколениями людей, которые придут после нас, и нечеловеческими животными, с которыми мы живем на нашей планете?

    Этика занимается такими вопросами на всех уровнях.Его предмет состоит из фундаментальных вопросов практического принятия решений, и его основные проблемы включают характер конечной ценности и стандарты, по которым человеческие действия могут быть оценены как правильные или неправильные.

    Термины этика и мораль тесно связаны. Сейчас принято ссылаться на этические суждения или этические принципы, тогда как раньше было бы точнее говорить о моральных суждениях или моральных принципах. Эти приложения являются расширением значения этики.В более раннем употреблении этот термин относился не к самой морали, а к области исследования или области исследования, предметом которой является мораль. В этом смысле этика эквивалентна моральной философии.

    Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

    Хотя этика всегда рассматривалась как раздел философии, ее всеобъемлющий практический характер связывает ее со многими другими областями изучения, включая антропологию, биологию, экономику, историю, политику, социологию и теологию.Тем не менее, этика остается отличной от таких дисциплин, потому что это не вопрос фактического знания, как это делают науки и другие области исследования. Скорее, это связано с определением природы нормативных теорий и применением этих наборов принципов к практическим моральным проблемам.

    В этой статье мы рассмотрим этику как область философии, особенно в той мере, в какой она получила свое развитие на Западе. Для освещения религиозных концепций этики и этических систем, связанных с мировыми религиями, см. Буддизм; Христианство; Конфуцианство; Индуизм; Джайнизм; Иудаизм; Сикхизм.

    Истоки этики

    Мифические рассказы

    Введение моральных кодексов

    Когда зародилась этика и как она возникла? Если иметь в виду собственно этику, то есть систематическое изучение того, что является морально правильным и неправильным, становится ясно, что этика могла возникнуть только тогда, когда люди начали размышлять о том, как лучше всего жить. Эта рефлексивная стадия возникла спустя много времени после того, как человеческие общества выработали какую-то мораль, обычно в форме обычных стандартов правильного и неправильного поведения.Процесс размышления, как правило, проистекал из таких обычаев, даже если в конце концов он мог обнаружить их отсутствие. Соответственно, этика началась с введения первых моральных кодексов.

    Практически в каждом человеческом обществе есть мифы, объясняющие происхождение морали. В парижском Лувре есть черная вавилонская колонна с рельефом, на котором изображен бог солнца Шамаш, представляющий Хаммурапи (умер около 1750 г. до н. Э.) Свод законов, известный как Кодекс Хаммурапи. Еще одним примером может считаться еврейская Библия (Ветхий Завет) о том, что Бог дал Десять заповедей Моисею (процветавший в XIV – XIII веках до н. Э.) На горе Синай.В диалоге Платона Protagoras (428 / 427–348 / 347 до н. Э.) Есть откровенно мифическое повествование о том, как Зевс сжалился над несчастными людьми, которые физически не могли сравниться с другими животными. Чтобы восполнить эти недостатки, Зевс дал людям моральное чутье и способность к закону и справедливости, чтобы они могли жить в больших сообществах и сотрудничать друг с другом.

    Кодекс Хаммурапи

    Фрагмент стелы с надписью Кодекс Хаммурапи, изображающий царя перед богом Шамашем, барельеф из Сузы, 18 век до н. в Лувре, Париж.

    © Art Media / Heritage-Images / age fotostock

    Неудивительно, что мораль должна быть наделена всей тайной и силой божественного происхождения. Ничто другое не могло дать столь веских оснований для принятия морального закона. Приписывая морали божественное происхождение, священство стало ее толкователем и хранителем и тем самым закрепило за собой власть, от которой оно не сразу откажется. Эта связь между моралью и религией настолько прочно укрепилась, что до сих пор иногда утверждают, что не может быть морали без религии.Согласно этой точке зрения, этика не является самостоятельной областью изучения, а, скорее, отраслью теологии ( см. моральное богословие).

    Есть некоторая трудность, уже известная Платону, с точкой зрения, что мораль была создана божественной силой. В своем диалоге Euthyphro Платон рассматривал предположение, что именно божественное одобрение делает действие хорошим. Платон указывал, что в этом случае нельзя было бы сказать, что боги одобряют такие действия, потому что они хороши.Почему же тогда они их одобряют? Их одобрение полностью произвольно? Платон считал это невозможным и поэтому считал, что должны быть некоторые стандарты правильного или неправильного, которые не зависят от симпатий и антипатий богов. Современные философы в целом приняли аргумент Платона, поскольку альтернатива предполагает, что если бы, например, боги одобряли пытки детей и не одобряли помощи соседям, то пытки были бы хорошо, а добрососедство — плохо.

    Моральные концепции и мотивация

    Abstract

    Сначала я утверждаю, что стандартные версии морального интернализма несостоятельны в свете примера, который ранее не рассматривался в метаэтических дискуссиях. Вследствие необычных взглядов доброжелательный мыслитель может делать моральные суждения и признавать моральные факты, не имея склонности к мотивации действовать соответствующим образом (и не полагая, что у себя есть причины для действий). Более того, согласно знакомой концепции иррациональности как непоследовательности, рассматриваемый мыслитель не обязательно должен быть иррациональным, и неясно, существует ли соответствующая концепция рациональности, согласно которой он должен быть иррациональным.Таким образом, первая часть статьи усиливает некоторые из наиболее важных аргументов, которые были приняты для подрыва интернализма и поддержки экстернализма.

    Далее, однако, я утверждаю, что эти аргументы, кажется, поддерживают экстернализм по сравнению с интернализмом только потому, что широко считается само собой разумеющимся, что если концепции индивидуализируются частично посредством ментальных переходов, то мыслитель не может иметь конкретную концепцию, не имея предрасположенности к ней. сделать индивидуальные переходы концепции. Соображения философии разума, в том числе общий тип примеров, приведенных в первой части статьи, поддерживают отклонение этого предположения.Отказ от предположения делает видимым другое понимание интернализма, которое не подвержено некоторым из наиболее влиятельных аргументов, которые были приняты в поддержку экстернализма. Согласно предлагаемой позиции, мыслитель, который выносит моральное суждение или признает моральный факт, подчиняется концептуальному требованию о том, что он должен быть мотивирован к соответствующим действиям, но не должен быть расположен для удовлетворения этого требования. Таким образом, во второй части статьи утверждается, что соображения, не зависящие от метаэтики, приводят к позиции, которая четко согласовывает важные интерналистские и экстерналистские идеи.

    Наконец, в последней части статьи я начинаю проект расширения аргументов до интернализма о причинах действия. Я даю основания полагать, что паттерны отношения, которые обычно рассматриваются как парадигматические иррациональные, — например, вера в то, что человек, учитывая все обстоятельства, должен предпринять определенное действие, но без мотивации на это, — не могут быть иррациональными. если они являются продуктом необычных взглядов.

    Основное содержание

    Загрузить PDF для просмотраПросмотреть больше

    Больше информации Меньше информации

    Закрывать

    Введите пароль, чтобы открыть этот PDF-файл:

    Отмена ОК

    Подготовка документа к печати…

    Отмена

    Какова взаимосвязь между добродетелью, ценностями и моральными концепциями в индивидуальном и деловом контексте? | Малый бизнес

    Компании часто продвигают определенный набор ценностей через заявление о корпоративной миссии, этический кодекс или слоган.Степень, в которой отдельные сотрудники применяют эти ценности на повседневной основе, зависит от собственной моральной философии сотрудника. Сотрудник, ценности которого принципиально иные, не всегда будет действовать в соответствии с философией компании.

    Ценности

    Слово «ценность» относится к воспринимаемой ценности вещи. Дорогой спортивный автомобиль имеет финансовую ценность, потому что люди готовы платить деньги, чтобы владеть им. Честность имеет моральную ценность, потому что многие люди считают тех, кто честен, более ценными, чем те, кто этого не делает, а также потому, что некоторые люди готовы пойти на личные жертвы, чтобы добиться честности.Поскольку ценности всегда определяются воспринимаемой ценностью, ценности компании зависят от того, что собственник считает стоящими. Ценности сотрудника определяются тем, что сотрудник считает стоящими. Если владелец автосалона ценит порядочность, а его лучший продавец ценит победу в соревновании, владелец не обязательно может рассчитывать на порядочность своего продавца.

    Добродетели

    В заявлениях и лозунгах компании часто упоминаются моральные добродетели, основанные на ценностях, которые владелец компании хочет продвигать.Например, автосалон может использовать слоган «Честность, лояльность, доверие». Честность, лояльность и доверие — все это достоинства, поэтому цель слогана состоит в том, чтобы все сотрудники дилерского центра руководствовались этими тремя достоинствами при принятии решений. Этические системы, основанные на абстрактных добродетелях, называются системами «этики добродетели». Существуют и другие системы принятия этических решений, и некоторые из них дают очень разные результаты в зависимости от ситуации.

    Моральные философии

    У каждого есть какая-то моральная философия, даже если они не знают, как бы этик называл ее.Когда моральная философия сотрудника отличается от философии компании, он может на словах заявить о миссии компании, но с большей вероятностью будет действовать в соответствии со своими собственными ценностями.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *