Навязчивые состояния — лечение, симптомы, причины

Навязчивые состояния – это болезнь, характеризующаяся внезапным появлением отягощенных мыслей или представлений, побуждающих человека к действию и воспринимаемых, как неприятные и чуждые. Такие явления были известны давно. Изначально навязчивости относили к структуре меланхолии. Средневековье людей с такими проявлениями относило к одержимым.

Навязчивые состояния причины

Основные из причин данного состояния: переутомление, недосып, некоторые психические заболевания, перенесенные травмы головы, инфекционные болезни, хронические интоксикации организма, астенизация.

Навязчивые состояния, чтобы было понятно и не вызывало путаницу в понимании, что это такое, относят к обсессиям или навязчивостям, под которыми понимают непроизвольные мысли, сомнения, воспоминания, фобии, действия, стремления, сопровождающиеся осознанием их болезненности и отягощенным чувством непреодолимости. По-простому, человека охватывают мысли, желания, действия, которые он не способен держать на контроле, поэтому вопреки своему малому сопротивлению тягостные мысли еще более отягощают, лезут в сознание, а ритуалы при отсутствии безволия совершаются.

У психиатров в плане изучения личности, страдающие данным заболеванием, являются самыми любимыми исследуемыми пациентами, поскольку очень тяжело поддаются лечению, всегда вежливы, и при всем кажущимся визуально благоприятном контакте, они остаются пребывать в своем состоянии. Очень интересный подход к таким больным существует у американских специалистов. Они пытаются разъяснить больным, что навязчивые мысли это всего лишь мысли, и их нужно отграничивать от себя, поскольку они (больные), как личности существуют отдельно от них.

Зачастую навязчивые состояния включают неадекватные или даже абсурдные, а также субъективно тягостные мысли. Амбивалентность (двойственность) суждений больных бросает от одной крайности в другую, сбивая с толку лечащего врача. Нельзя категорически утверждать, что если у вас появились нестойкие навязчивые состояния, то вы больны. Такое присуще и здоровым людям. Возможно, что это произошло в период психического ослабления или после переутомления. Каждый хоть раз в жизни за собой такое замечал повторяемость действий и связанные с этим беспокойства.

Синдром навязчивых состояний

В 1868 году впервые это понятие было введено в медицине немецким психиатром Р. Крафт-Эбингом. Простому человеку, не профессионалу, сразу очень трудно разобраться как в истинных причинах заболевания, диагностике, так и в самом течении заболевания.

Синдром навязчивых состояний базируется на психическом содержании и личностью вообще не контролируется. Воспроизведение навязчивых состояний провоцирует нарушение его привычной деятельности.

Синдром навязчивых состояний проявляется в качестве постоянных воспоминаний из прошлого (в основном неприятных моментов), мыслей, влечений, сомнений, внешних действий. Зачастую они сопровождаются болезненными переживаниями и свойственны неуверенным личностям.

Виды навязчивых состояний — отвлеченные навязчивости и образные навязчивости.

Отвлеченные навязчивости включают навязчивый счет, навязчивые мысли, навязчивые воспоминания ненужных старых событий, деталей, а также навязчивые действия. Образные сопровождаются эмоциональными переживаниями, включающие тревогу, страх, эмоциональное напряжение.

Навязчивые состояния симптомы

Тягостное чувство принудительности мучает больного, поскольку он критически относится к своему состоянию. Возможно появление тошноты, тиков, тремора рук, а также позывов на мочеиспускание.

Навязчивые состояния и их симптомы: при навязчивом страхе человек входит в ступор, он бледнеет или краснеет, потеет, учащается дыхание и сердцебиение, возникают вегетативные расстройства, головокружение, слабость в ногах, боли в сердце.

Навязчивые идеи отмечаются появлением совершенно посторонних мыслей-паразитов. К примеру, почему у человека две ноги, а у других биологических видов — животных четыре; почему человечество с возрастом не умнеет, а глупеет; почему человек наполнен всеми низкими качествами; почему солнце всходит не на западе? От подобных мыслей человек не способен избавиться, даже понимая всю их абсурдность.

Навязчивый счет проявляет себя в непреодолимом желании все подряд считать, что будет попадаться на глаза. Автомобили, окна в домах, прохожих, пассажиров на автобусной остановке, пуговицы на пальто соседа. Подобного рода подсчеты могут коснуться и более сложных арифметических действий: сложение в уме цифр, их умножение; сложение цифр, составляющих номер телефона; умножение цифр номеров машин, подсчитывание всего числа букв на книжной странице.

Навязчивые действия отмечаются непроизвольным выполнением движений, которые происходят автоматически: черкание на бумаге, кручение в руках предмета, ломание спичек, накручивание на палец прядки волос. Человек бессмысленно переставляет на столе предметы, грызет ногти, дергает постоянно себя за ухо. К этим же признакам относится автоматическое шмыгание носом, покусывание губ, прищелкивание пальцами, одергивание верхней одежды, потирание рук. Все эти движения осуществляются автоматически; их просто не замечают. Однако человек усилием воли способен их задержать, и не совершать вовсе. Но как только отвлечется, то снова повторит непроизвольные движения.

Навязчивые сомнения сопровождаются неприятными, тягостными переживаниями и чувствами, которые выражаются в присутствии постоянных сомнений правильности поступка, действия и его завершения. Например, врач сомневается в правильности дозировки, выписанной больному в рецепте; машинистка испытывает сомнения по поводу грамотности написанного, или сомнения посещающие человека по поводу выключенного света, газа, закрытой двери. Из-за этих беспокойств человек возвращается домой и все проверяет.

Навязчивые воспоминания отмечаются непроизвольным возникновением ярких неприятных воспоминаний, которые хотелось бы забыть. Например, вспоминается тягостный разговор, судьбоносные события, детали нелепейшей истории.

Навязчивое состояние страха относится к фобии, которая для человека является очень мучительной. Эта боязнь вызывается самыми различными предметами, а также явлениями. Например, боязнь высоты или широких площадей, а также узких улиц, боязнь совершить что либо преступное, неприличное, недозволенное. Среди страхов может присутствовать страх поражения молнией или боязнь утонуть, страх попасть под машину или разбиться на самолете, боязнь подземных переходов, страх спуска по эскалатору метро, боязнь покраснеть среди людей, страх загрязнения, боязнь колющих, острых и режущих предметов.

Особую группу представляют нозофобии, к которым относят навязчивые страхи перед возможностью заболеть (сифилофобия, кардиофобия, канцерофобия), страх смерти – танатофобия. Бывают и фобофобии, когда человек после приступа страха далее испытывает страх перед новым приступом страха.

Навязчивые влечения или навязчивые желания, выражающиеся в возникновении для человека неприятных желаний (плюнуть в человека, толкнуть прохожего, выскочить из салона машины на скорости). Для фобий, как и для навязчивых влечений, свойственно такое эмоциональное расстройство, как страх.

Больной прекрасно понимает болезненность, а также всю нелепость своих желаний. Характерным для подобных влечений является то, что в действия они не переходят и для человека являются очень неприятными и мучительными.

Мучительные для людей также и контрастные навязчивости, которые выражаются в навязчивых кощунственных мыслях, страхах и чувствах. Все эти навязчивости оскорбляют нравственную, морально этическую сущность человека.

Например, подросток любящий мать, может представить ее физическую нечистоплотность, а также возможное развратное поведение, однако он убежден, что этого быть не может. У матери вид острых предметов может вызвать навязчивые представления о проникновении их в единственного ребенка. Навязчивые, контрастные желания и влечения никогда не реализуются.

Навязчивые состояния у детей отмечаются в виде страхов, боязни заражения и загрязнения. Маленькие дети боятся закрытых помещений, колющихся предметов. Подросткам присуща боязнь смерти или болезни. Бывают страхи, связанные с внешностью, поведением (страх выступления у заикающихся особ). Проявляются эти состояния в виде повторяющихся движений, отягощенных мыслей, тиков. Это выражается в сосании пальца или прядки волос, накручивании волос на палец, странных движениях руками и пр. Причинами возникновения заболевания выступают психические травмы, а также ситуации (жизненные), которые недооценили взрослые. Эти состояния, и спровоцированные переживания негативно отражаются на психике детей.

Навязчивые состояния лечение

Лечение необходимо начинать, если человек не может самостоятельно справиться со своим состоянием и качество жизни существенно страдает. Вся терапия осуществляется под контролем врачей.

Как избавиться от навязчивых состояний?

Эффективные методы лечения навязчивых состояний — поведенческая и медикаментозная психотерапия. Очень редко, если возникают тяжелые формы заболевания, то прибегают к психохирургической операции.

Поведенческая психотерапия навязчивых состояний включает сочетание провокаций навязчивости, а также предотвращения ритуалов. Больного специально провоцируют делать то, что он боится, при этом уменьшив время, отведенное для ритуалов. Не все больные соглашаются на поведенческую терапию, по причине выраженной тревоги. Кто прошел курс такой терапии, заметили, что выраженность навязчивостей, а также время ритуала уменьшилось. Если придерживаться только медикаментозного лечения, то зачастую после него наступает рецидив.

Медикаментозное лечение навязчивых состояний включает антидепрессанты (Кломипрамин, Флуоксетин), эффективны также Пароксетин, Сертралин. Иногда есть хороший эффект и от других препаратов (Тразодон, Литий, Триптофан, Фенфлурамин, Буспирон, Триптофан).

При осложнении, а также неэффективности монотерапии, показаны два препарата одновременно (Буспирон и Флуоксетин, или Литий и Кломипрамин). Если осуществляется только медикаментозное лечение, то его отмена вызывает рецидив данного состояния практически всегда.

Медикаментозное лечение навязчивых состояний при условии отсутствия побочного действия следует проводить до того момента, пока не возникнет эффект от терапии. Только после этого препарат отменяют.

Просмотров: 69 404
Комментирование и размещение ссылок запрещено.

psihomed.com

📌 Навязчивые сомнения — это… 🎓 Что такое Навязчивые сомнения?



Навязчивые сомнения
– болезненная неуверенность пациентов в правильности, законченности выполненных действий вплоть до неспособности запомнить сам факт выполнения таких действий (правильно ли написан адрес на конверте письма, не написал ли он в нём чего-то лишнего, оскорбительного, заглушил ли двигатель машины, не бросил ли непогашенный окурок сигареты в огнеопасное место и т.п.). Навязчивые сомнения обычно дополняются навязчивыми проверочными действиями. Например, пациент не может с уверенностью припомнить, выключил ли он газ, уходя из дому.


Неоднократно проверяя себя, он всякий раз находит какую-то новую причину усомниться в достоверности воспоминания о сделанном («может в это время я отключился, как сосед-эпилептик…действовал, как лунатик» или «моя память нарушена, она продуцирует ложные воспоминания» и т.п.). Собственно память на свои действия или намерения что-то сделать, как показывают исследования, при этом не страдает. Любопытно, что таким пациентам могут помочь успокоиться ритуальные, с их мнимым результатом, а не реальные проверочные действия, что может указывать на факт диссоциации сознательных и бессознательных психических процессов. Навязчивые сомнения не следует смешивать с «патологическими сомнениями» («болезнью сомнений»), описанными А.Пиком и П.Б.Ганнушкиным (см.) у психастеников. Такие пациенты в силу своего тревожно-мнительного характера обычно сомневаются не в том, что они чего-то не сделали или не могут отчётливо припомнить сделанное, а в том, что они поступили или сказали «неправильно», «глупо», «обидно» и т.п., вновь и вновь возвращаются мыслями к сделанному, как бы пытаясь задним числом найти наиболее адекватное решение стоявшей перед ними задачи.


* * *
– чувство неуверенности в точности и завершенности своих действий, которое может возникать часто и во многих различных ситуациях. Ср. например, болезненные частые сомнения человека, ушедшего из дома, выключил ли он газ, закрыл ли дверь на ключ и т. п.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике.
2013.

  • Навязчивые сновидения
  • Навязчивые состояния (образы, мысли)

Смотреть что такое «Навязчивые сомнения» в других словарях:

  • Навязчивые сомнения — См. Сомнения патологические …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ — НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ, психопато логич. явления, характеризующиеся тем, что определенные содержания многократно возникают в сознании больного, сопровождаясь тягостным чувством субъективной принудительности. Больной отдает себе полный отчет в… …   Большая медицинская энциклопедия

  • навязчивые состояния — непроизвольные, внезапно проявляющиеся в сознании тягостные мысли, представления или побуждения к действию, воспринимаемые человеком как чуждые, эмоционально неприятные. Термин ввел немецкий психиатр Р. Крафт Эбинг (1868). Хотя больной часто… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Навязчивые состояния — – неадекватные или даже абсурдные и субъективно тягостные мысли, представления, побуждения, страхи и действия, возникающие помимо или вопреки воле пациентов, при этом значительная часть из них осознаёт их болезненную природу и нередко пытается им …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Навязчивые состояния — – мысли, сомнения, страхи, влечения, действия, возникающие у человека вопреки его желанию. Отдельные нестойкие навязчивые состояния могут появляться у совершенно здоровых людей. Постоянные и непреодолимые навязчивые состояния являются признаком… …   Словарь-справочник по социальной работе

  • НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ — (навязчивости, обсессии), непроизвольные мысли, воспоминания, сомнения, фобии, стремления, движения и действия, сопровождающиеся сознанием их болезненности и тягостным чувством непреодолимости …   Современная энциклопедия

  • НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ — (обсессии) непроизвольные мысли, воспоминания, сомнения, фобии и др., сопровождающиеся сознанием их болезненности и тягостным чувством непреодолимости …   Большой Энциклопедический словарь

  • Навязчивые явления —         навязчивые состояния, ананказмы, обсессии, идеи, воспоминания, страхи, влечения, возникающие у человека упорно, неодолимо, зачастую тягостные для личности, не сопровождающиеся утратой принадлежности к своему «Я»; навязчивыми могут быть и… …   Большая советская энциклопедия

  • Навязчивые состояния — (навязчивости, обсессии), непроизвольные мысли, воспоминания, сомнения, фобии, стремления, движения и действия, сопровождающиеся сознанием их болезненности и тягостным чувством непреодолимости.   …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

  • навязчивые состояния — (обсессии), непроизвольные мысли, воспоминания, сомнения, фобии и др., сопровождающиеся сознанием их болезненности и тягостным чувством непреодолимости. * * * НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ (обсессии), непроизвольные мысли,… …   Энциклопедический словарь

psychology_pedagogy.academic.ru

Невроз навязчивых состояний — причины, симптомы, диагностика и лечение

Невроз навязчивых состояний — психическое расстройство, в основе которого лежат навязчивые мысли, идеи и действия, возникающие помимо разума и воли человека. Навязчивые мысли зачастую имеют чуждое больному содержание, однако, несмотря на все усилия, он не может самостоятельно избавиться от них. Диагностический алгоритм включает тщательный опрос пациента, его психологическое тестирование, исключение органической патологии ЦНС при помощи методов нейровизуализации. В лечении используется комбинация медикаментозной терапии (антидепрессанты, транквилизаторы) с методами психотерапии (метод «остановки мысли», аутогенные тренировки, когнитивно-поведенческая терапия).

Общие сведения

Впервые невроз навязчивых состояний был описан в 1827г. Домеником Эскиролем, который дал ему название «болезнь сомнений». Затем была определена основная черта навязчивостей, преследующих пациента с данным видом невроза, — их чуждость сознанию больного. В настоящее время выделены 2 основные составляющие клиники невроза навязчивых состояний: обсессии (навязчивые мысли) и компульсии (навязчивые действия). В связи с этим в практической неврологии и психиатрии заболевание также известно как обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР).

Невроз навязчивых состояний встречается не так часто, как истерический невроз или неврастения. По различным сведениям им страдают от 2 до 5% населения развитых стран. Заболевание не имеет гендерной предрасположенности: одинаково часто наблюдается у лиц обоих полов. Следует отметить, что изолированные навязчивости (например, страх высоты или боязнь насекомых) наблюдаются и у здоровых людей, однако при этом они не носят такого бесконтрольного и непреодолимого характера, как у больных неврозом.

Невроз навязчивых состояний

Причины возникновения

По мнению современных исследователей в основе невроза навязчивых состояний лежат нарушения метаболизма таких нейротрансмиттеров как норадреналин и серотонин. Результатом является патологическое изменение мыслительных процессов и повышение тревожности. В свою очередь нарушения в работе нейротрансмиттерных систем могут быть обусловлены наследственными и приобретенными факторами. В первом случае речь идет о наследуемых аномалиях в генах, отвечающих за синтез веществ, входящих в состав нейротрансмиттерных систем и влияющих на их функционирование. Во втором случае среди триггерных факторов ОКР можно назвать различные внешние воздействия, дестабилизирующие работу ЦНС: хронические стрессы, острые психотравмы, ЧМТ и другие тяжелые травмы, инфекционные заболевания (вирусный гепатит, инфекционный мононуклеоз, корь), хроническую соматическую патологию (хронический панкреатит, гастродуоденит, пиелонефрит, гипертиреоз).

Вероятно, невроз навязчивых состояний является многофакторной патологией, при которой наследственная предрасположенность реализуется под влиянием различных триггеров. Отмечено, что к развитию невроза навязчивых состояний предрасположены люди с повышенной мнительностью, гипертрофированной заботой о том, как выглядят их поступки и что подумают о них окружающие, лица с большим самомнением и его обратной стороной — самоуничижением.

Симптомы и течение невроза

Основу клинической картины невроза навязчивых состояний составляют обсессии — непреодолимо навязчивые мысли (представления, страхи, сомнения, влечения, воспоминания), которые не получается «выбросить из головы» или игнорировать. При этом пациенты достаточно критично относятся к себе и к своему состоянию. Однако, несмотря на многократные попытки преодолеть его, не достигают успеха. Наряду с обсессиями возникают компульсии, при помощи которых больные пытаются уменьшить тревогу, отвлечься от назойливых мыслей. В некоторых случаях пациенты осуществляют компульсивные действия скрытно или мысленно. Это сопровождается некоторой рассеянностью и медлительностью при выполнении ими служебных или домашних обязанностей.

Степень выраженности симптомов может варьировать от слабой, практически не влияющей на качество жизни пациента и его трудоспособность, до значительной, приводящей к инвалидизации. При слабой выраженности знакомые больного с обсессивно-компульсивным расстройством могут даже не догадываться о существующем у него заболевании, относя причуды его поведения к особенностям характера. В тяжелых запущенных случаях пациенты отказываются выходить из дома или даже из своей комнаты, например, чтобы избежать заражения или загрязнения.

Невроз навязчивых состояний может протекать по одному из 3 вариантов: с постоянным сохранением симптомов в течение месяцев и лет; с ремиттирующим течением, включающем периоды обострения, часто провоцируемые переутомлением, болезнью, стрессом, недоброжелательной семейной или рабочей обстановкой; с неуклонным прогрессированием, выражающемся в усложнении навязчивого синдрома, появлении и усугублении изменений характера и поведения.

Виды навязчивых состояний

Навязчивые опасения (страх неудачи) — мучительная боязнь, что не получиться должным образом совершить то или иное действие. Например, выйти перед публикой, вспомнить выученное стихотворение, совершить половой акт, заснуть. Сюда же относится эритрофобия — страх покраснеть при посторонних.

Навязчивые сомнения — неуверенность в правильности выполнения различных действий. Пациенты, страдающие навязчивыми сомнениями, постоянно переживают, закрыли ли они кран с водой, выключили ли утюг, правильно ли указали адрес в письме и т. п. Подталкиваемые неконтролируемой тревогой такие больные многократно проверяют выполненное действие, иногда доходя до полного изнеможения.

Навязчивые фобии — имеют самую широкую вариацию: от боязни заболеть различными заболеваниями (сифилофобия, канцерофобия, инфарктофобия, кардиофобия), страха высоты (гипсофобия), замкнутых пространств (клаустрофобия) и слишком открытых местностей (агорафобия) до боязни за своих близких и страха обратить на себя чье-то внимание. Распространенными среди больных ОКР фобиями являются страх боли (алгофобия), боязнь смерти (танатофобия), боязнь насекомых (инсектофобия).

Навязчивые мысли — упорно «лезущие» в голову названия, строки из песен или фразы, фамилии, а также различные мысли, противоположные жизненным представлениям пациента (к примеру, богохульные мысли у верующего больного). В некоторых случаях отмечается навязчивое мудрствование — пустые нескончаемые размышления, например о том, почему деревья вырастают выше людей или что будет, если появятся двухголовые коровы.

Навязчивые воспоминания — возникающие вопреки желанию пациента воспоминания некоторых событий, имеющие, как правило, неприятную окраску. Сюда же можно отнести персеверации (навязчивые представления) — яркие звуковые или зрительные образы (мелодии, фразы, картины), отражающие произошедшую в прошлом психотравмирующую ситуацию.

Навязчивые действия — многократно повторяющиеся помимо воли больного движения. К примеру, зажмуривание глаз, облизывание губ, поправление прически, гримасничанье, подмигивание, почесывание затылка, перестановка предметов и пр. Некоторые клиницисты отдельно выделяют навязчивые влечения — не поддающееся контролю желание что-либо сосчитать или читать, переставляя слова и т. п. В эту группу также относятся трихотилломания (выдергивание волос), дерматилломания (повреждение собственной кожи) и онихофагия (навязчивое обкусывание ногтей).

Диагностика

Обсессивно-компульсивное расстройство диагностируется на основании жалоб пациенты, данных неврологического осмотра, психиатрического обследования и психологического тестирования. Нередки случаи, когда до направления к неврологу или психиатру пациенты с психосоматическими навязчивостями безрезультатно лечатся у гастроэнтеролога, терапевта или кардиолога по поводу соматической патологии.

Значимыми для постановки диагноза ОКР являются возникающие ежедневно обсессии и/или компульсии, занимающие не менее 1ч в сутки и нарушающие привычное течение жизни пациента. Оценить состояние больного можно при помощи шкалы Йеля-Брауна, психологического исследования личности, патопсихологического тестирования. К сожалению, в некоторых случаях психиатры ставят пациентам с ОКР диагноз шизофрении, что влечет за собой неправильное лечение, приводящее к переходу невроза в прогрессирующую форму.

Осмотр невролога может выявить гипергидроз ладоней, признаки вегетативной дисфункции, тремор пальцев вытянутых рук, симметричное повышение сухожильных рефлексов. При подозрении на церебральную патологию органического генеза (внутримозговую опухоль, энцефалит, арахноидит, аневризму сосудов головного мозга) показано проведение МРТ, МСКТ или КТ головного мозга.

Лечение

Эффективно лечить невроз навязчивых состояний можно только следуя принципам индивидуального и комплексного подхода к терапии. Целесообразно сочетание медикаментозного и психотерапевтического лечения, гипнотерапии.

Медикаментозная терапия основана на применении антидепрессантов (имипрамина, амитриптилина, кломипрамина, экстракта травы зверобоя). Лучший эффект оказывают препараты третьего поколения, действие которых заключается в ингибировании обратного захвата серотонина (циталопрам, флуоксетин, пароксетин, сертралин). При преобладании тревоги назначают транквилизаторы (диазепам, клоназепам), при хроническом течении — атипичные психотропные средства (кветиапин). Фармакотерапия тяжелых случаев обсессивно-компульсивного расстройства осуществляется в психиатрическом стационаре.

Из методов психотерапевтического воздействия хорошо зарекомендовала себя в лечении ОКР когнитовно-поведенческая терапия. Согласно ей психотерапевт вначале выявляет существующие у пациента навязчивости и фобии, а затем дает ему установку перебороть свои тревоги став к ним лицом к лицу. Широкое распространение получил метод экспозиции, когда пациент под контролем психотерапевта сталкивается с тревожащей его ситуацией, чтобы убедиться, что ничего страшного не последует. Например, пациенту со страхом заразиться микробами, который постоянно моет руки, предписывают не мыть руки для того, чтобы увериться, что при этом никакой болезни не происходит.

Частью комплексной психотерапии может быть метод «остановки мысли», состоящий из 5 шагов. Первый шаг состоит в определении списка навязчивостей и психотерапевтической работе по каждой из них. Шагом 2 является обучение пациента способности при возникновении обсессий переключаться на какие-то позитивные мысли (вспомнить любимую песню или представить себе красивый пейзаж). В шаге 3 пациент учится произнесенной вслух командой «стоп» останавливать наплывание обессии. Делать тоже самое, но произнося «стоп» только мысленно — задача шага 4. Последним шагом нарабатывается способность пациента находить позитивные аспекты в возникающих негативных навязчивостях. К примеру, при страхе утонуть представить себя в спасательном жилете рядом с лодкой.

Наряду с этими методиками дополнительно применяется индивидуальная психотерапия, аутогенные тренировки, лечение гипнозом. У детей эффективна сказкотерапия, игровые методы.

Использование методов психоанализа в лечении обсессивно-компульсивного расстройства ограничено, поскольку они могут провоцировать вспышки страха и тревоги, имеют сексуальный подтекст, а во многих случаях невроз навязчивых состояний имеет сексуальный акцент.

Прогноз и профилактика

Полное выздоровление отмечается достаточно редко. Адекватная психотерапия и медикаментозная поддержка существенно уменьшают проявления невроза и улучшают качество жизни пациента. При неблагоприятных внешних условиях (стрессы, тяжелые заболевания, переутомление) невроз навязчивых состояний может возникнуть вновь. Однако в большинстве случаев после 35-40 лет отмечается некоторое сглаживание симптомов. В тяжелых случаях обсессивно-компульсивное расстройство отражается на трудоспособности больного, возможна 3-я группа инвалидности.

Учитывая черты характера, которые предрасполагают к развитию ОКР, можно отметить, что хорошей профилактикой его развития будет более простое отношение к себе и своим потребностям, жизнь с пользой для окружающих людей.

www.krasotaimedicina.ru

✚ Мышление. Нейропсихиатрическая клиника Минутко

Навязчивые мысли

Психиатры в патологии навязчивых состояний называют навязчивыми те мысли, которые периодически «вторгаются в сознание» или по меткому замечанию К. Вестфаля (Westphal K., 1877): «непонятно откуда появляются, как будто прилетают из воздуха».

Навязчивые мысли, признаются своими, отчасти понимается их нелепый характер, т.е. иными словами к ним сохранена критика, но почему-то даже при большом желании от таких мыслей нельзя освободиться, «отвязаться».

А.А. Перельман (1957) в своей книге «Очерки расстройств мышления» писал: «Формальный анализ навязчивых мыслей (особенно навязчивых сомнений) … позволяет установить, что здесь имеет место своеобразное нарушение … течения мыслей с прорывами их целенаправленности. Помимо воли …, при навязчивом мышлении, определенная мысль застаивается в сознании … остается изолированной от остальных мыслей и не создает последующей задачи мышления. Благодаря застойности … не получается сознание завершения мысли – ее законченности. Поэтому субъект вынужден многократно возвращаться к застаивающейся мысли, чтобы добиться уверенности в правильном решении поставленной перед данной мыслью задачи. Это и создает механизм навязчивости данной мысли. Одновременно и вместе с интеллектуальным механизмом навязчивости субъект переживает тяжелое аффективное состояние беспомощности и тревоги, связанное с неуверенностью в завершении навязчивой мысли, достижении ее цели. Тем самым субъект не в состоянии разрядить свое аффективное напряжение»

«Навязчивая мысль находится как бы вне круга … переживаний, она как бы автономна, а тем самым бессмысленна» (Кемпински А., 1975).

Некоторые психиатры называют навязчивыми мыслями – постоянно повторяющиеся «упорные» идеи.

На навязчивые мысли трудно, практически невозможно не обращать внимания и постепенно они начинают подчинять себе время пациента, откладывать свой отпечаток на его поведение.

Иногда, впрочем, усилием воли удается подавить навязчивую мысль, но при этом появляется крайне тягостное чувство напряженности, неудовлетворенности, тревоги, от которого, в конце концов, человек старается как можно скорее освободиться, избавиться.

Навязчивые мысли, как правило, связаны и сочетаются с навязчивыми фобиями, в некоторых случаях наблюдается непосредственный переход фобий в обсессии.

О. Фенихель (1945), описывает возможный механизм такого перехода: «Сначала определенная ситуация избегается, затем, чтобы обеспечить это необходимое избегание, постоянно напрягается внимание. Позднее это внимание приобретает навязчивый характер или развивается другая «позитивная» обсессивная установка, настолько несовместимая с изначально пугающей ситуацией, что ее избежание гарантировано. Табу прикосновения замещаются ритуалами прикосновения, страхи загрязнения – компульсиями мытья; социальные страхи – социальными ритуалами, страхи засыпания – церемониями подготовки ко сну, торможения ходьбы – манерной ходьбой, фобии животных – компульсиями при обхождении с животными».

Несколько реже навязчивые мысли сочетаются с навязчивыми воспоминаниями, или образами, последние проявляют себя в ярких сценах, часто насильственного содержания, например, картиной сексуальных извращений или совершения недопустимых в обществе действий.

Навязчивые мысли

  1. Проявляются в виде слов, фраз, рифм
  2. Имеют разнообразное содержание
  3. Идентифицируются как собственные
  4. Сохраняется критика (в отличие от бреда)
  5. При подавлении возникает тягостное чувство (беспокойство, волнение напряженность, тревога, страх), нарушения со стороны вегетативной нервной системы
  6. Невозможность игнорирования и трудность переключения внимания
  7. Влияют на поведение («ограничительное поведение», обусловленное содержанием мыслей)
  8. Как правило, имеют негативный характер

Обсессии не всегда сочетаются с компульсиями. Несмотря на то, что обсессивные руминации («чистые обсессии», «скрытые компульсии», «ментальные компульсии») запускаются стимулами, почти аналогичными триггерам фобий, они оказываются более тесно связанными с депрессией, чем тревогой, даже в тех случаях, которые сопровождаются тенденцией к избеганию. В то же время, как отмечалось выше, навязчивые мысли в большинстве своем связаны с фобиями, последние при внимательном анализе можно выявить хотя бы в слабой форме почти у всех пациентов с обсессиями.

Навязчивые мысли могут наблюдаться в виде простых слов, фраз, рифм. Они, также как и сомнения встречаются и у здоровых людей, но в последнем случае исчезают, если человек убеждается в их ошибочности или вспоминает то, о чем напоминают эти мысли.

Навязчивые слова всплывают в сознании непосредственно, независимо от грамматической связи, причем обычно их не удается вытеснить или заменить другими словами. Иногда навязчивости проявляются в виде вопросов («болезненная страсть к вопросам»).

Навязчивые слова, при своем первом появлении, возможно, связаны с логическим ходом какого-либо ряда рассуждений, но вследствие случайного совпадения по своему содержанию с выраженным аффектом, фиксируются в сознании. В дальнейшем они задерживаются и уже возникают вне связи с тем первичным аффектом, которым было спровоцировано их появление.

Содержание навязчивых мыслей разнообразно. В какой-то мере оно отражает то время , в котором живет человек (Salkovskis P., 1985). Содержание также зависит от «… богатства душевной жизни вообще и ее индивидуального направления… прирожденные аномалии характера благоприятствуют появлению тех или иных навязчивых идей». «Так например, неотвязные религиозные мысли встречаются всего чаще у людей, склонных к ханжеству, навязчивые опасения о загрязнении вещей или собственного тела – у истерических больных или ипохондриков, такие же опасения о нарушении порядка, болезненно – преувеличенные заботы о том, чтобы все было на своем месте – всего более свойственны личностям, которые уже с юных лет поражали своим педантизмом и мучительным, для себя и других, стремлением к приведению всей окружающей обстановки в порядок. С другой стороны, поразительно, что во многочисленных случаях, у самых различных, и по общественному положению , и по степени образования, индивидуумов, навязчивые идеи оказываются типически сходными и потому во многом напоминают собой первичные идеи бреда …» (Krafft – Ebing R., 1890).

Чаще всего навязчивые мысли неприятны, тягостны, нередко поражают своей нелепостью, странностью, могут быть неприличными.

«Хульные мысли» появляются во время молитвы или пребывании в церкви как бы по контрасту с той ситуацией, в которой находиться верующий человек. Возникают циничные представления, кощунственные по отношению к Богу. «Хульные мысли» носят оскорбительный характер по отношению к тем служителям религиозного культа, предметам или святыням, которые обладают для больного особой ценностью, в которые он верит и которыми религиозно одержим. Больного все время могут беспокоить мысли, что «черт толкает его в грязь», во время молитвы возникает желание оскорблять Бога, проклинать его. Подобные «больные думают, как правило, о фантастичных и неосуществимых религиозных преступлениях, но однако, часто не могут четко выразить свои переживания, мысли, эмоции и ощущения.

Сексуальные обсессии обычно касаются запретных или извращенных мыслей, образов и влечений. Наиболее часто они выражаются в боязни совершить половой акт с детьми, животными, быть вовлеченными в инцест или гомосексуальные связи. Обычно больные скрывают подобные обсессии и предпринимают все меры для того, чтобы исключить всякую возможность реализации опасных с их точки зрения мыслей. Выявить данные навязчивости бывает особенно трудно.

Одним из вариантов навязчивых мыслей является ономатомания — потребность вспоминать имена, цифры или другие названия, в другом случае пациент старается избежать какого-либо плохого с его точки зрения опасного слова, в третьем – словам приписывается непонятное, часто материальное значение. Отметим, что вынужденное повторение каких-либо цифр может относительно слабо затрагивать эмоциональную сферу человека.

V. Magnan (1874) в своих лекциях, посвященных наследственным девиантам описывает случай ономатомании, вырающейся в потребности произносить неприличные слова компроментирующего содержания (копролалия). Здесь интересно проследить почти параллельное наличие у больной обсессивных мыслей и импульсивных влечений и, кроме того, трансформацию навязчивых идей в бредовые.

Приводим отрывок из сочинения V. Magnan, касающийся этой больной, у которой депрессивные идеи отчасти были связаны с обсессиями и особенно навязчивым произнесением некоторых слов и фраз, в дальнейшем, они подвергались бредовой переработке. «Она произносит будучи не в силах удержаться от этого, ругательства, вроде: «верблюд», «корова», «задница». Эти непристойности вторгаются в ходе ее мыслей и почти тут же срываются с ее уст – больная не успевает остановить их произнесение. Иногда они как бы затихают у нее на губах – она шепчет их почти мысленно, но испытывает облегчение, если хоть как-то их артикулирует. Бывает и так, что остается одна обсессия – больная оказывается способна прервать речевой процесс волевым усилием. В таких случаях, готовая уже произнести слово, которое просится у нее с языка, она вскакивает и говорит: «Я должна была сказать его, но удержалась, удержалась!». На примере этой больной можно, следовательно проследить фазы, которые проходит навязчивость, прежде чем стать импульсивностью:

  1. существует одна лишь мысленная обсессия,
  2. имеется начало осуществления импульсивного акта,
  3. слово «вылетело», законченное импульсивное расстройство сменило собой навязчивое.

Бывает и еще один вариант: слово доходит до губ, но не идет далее, а больной кажется, что она его произнесла – она даже слышит, как оно отозвалось в отдаленных местах: в камине, на улице. Она в самом деле считает, что вымолвила его, потому что говорит: «Вот оно и выскочило». Обсессии и импульсивные акты сопровождаются , как это всегда бывает соматическими реакциями. Когда обсессивное слово возникает в ее сознании, у нее появляются неприятные ощущения в желудке – она говорит, что оно, без всякого участия с ее стороны, поднимается от желудка к губам; как только она произносит его вслух, сразу чувствуется облегчение. Ее словесные обсессии далеко не всегда столь безобидны и элементарны. Иногда больная начинает считать, что каждое оброненное ей слово способно принести вред окружающим. Тогда каждое из них – как бы проклятие, которое она насылает на того или иного человека. Она называет себя в эти минуты «презренной тварью», приносящей несчастье родственникам и близким…».

Основные варианты навязчивых мыслей можно разделить на следующие группы:

  • боязнь совершения агрессивных действий, боязнь заражения или загрязнения;
  • причинение оскорблений, совершение противоправных действий, повреждений себе или окружающим;
  • боязнь заболеваний;
  • сомнения; кощунственные («хульные») мысли;
  • сексуальные фобии.

Варианты содержания и частота встречаемости навязчивых мыслей (Rasmussen S., Eisen J., 1992)

  1. Опасность загрязнения, заражения, отравления — 50%
  2. Сомнения (навязчивые мудрствования) — 42%
  3. Наличие заболевания (соматические навязчивости) — 33%
  4. Стремление к симметрии — 32%
  5. Возможность агрессии по отношению к себе или окружающим — 31%
  6. Сексуальные опасения — 24%

Болезненные навязчивые сомнения различного содержания, среди проявлений навязчивых состояний встречаются наиболее часто как в клинической картине невротического обсессивно-компульсивного расстройства, так и, в особенности, в структуре обсессивно-компульсивного расстройства личности.

«Больной сомневается во всем, потому что вследствие расстройств в ходе представлений утратил скрытую логическую форму. Отсюда болезненная страсть к точности, из которой он строит себе устой над колеблющейся под ним почвой (мучительное стремление проверять все свои действия, например, неустанное запирание дверей или проверка спрятанных вещей)» (Гризингер В., 1881). Вследствие постоянных сомнений больной крайне нерешителен.

Вообще взвешивание, сомнения, возникающие при необходимости выбора определенного варианта действий, часто встречаются и у здорового человека. Они отчасти оправданны, поскольку исключают вероятность ошибки, но если они занимают слишком много времени, то, по большому счету, бесплодны, и лишь свидетельствуют об уклонении от ответственности за принятое решение. В большинстве случаев успешные люди и оптимисты придерживаются принципа, который словами И. Гете звучит так: «Содеянное, верь мне так ничтожно / перед обильем не свершенных дел».

Понятно, что пессимист и человек, не принимающий решения, может оказаться и в выигрыше, поскольку «не виноват в неудаче», но чаще он проигрывает, так как не принимает решение вообще, тем самым упуская благоприятный момент для реализации своих планов. Более того, решительные действия способны формировать, благоприятную среду для реализации замыслов, а в ходе совершения действий перед человеком нередко открываются новые и порой совершенно неожиданные перспективы.

Вариантом стремления к законченности или завершенности может быть потребность в абсолютном понимании того или иного когнитивного материала, той или иной гипотезы или концепции.

Сомнения могут проявлять себя более выражено если человек находится в непривычной для себя обстановки: переезд в другой город, адаптация к новым условиям, устройство на работу в новый коллектив, начало самостоятельной жизни и пр.

Одна из наших пациенток рассказывала, что первые проявления болезненных сомнений у нее появились после того, как она переехала в Москву для учебы в институте, стала жить отдельно от семьи самостоятельной жизнью. Как только она завершала выполнение задания, оплачивала телефон или заполняла какой-нибудь важный документ, у нее появлялись сомнения, что она допустила какую-то серьезную ошибку. Чтобы застраховаться от ошибок она заставляла себя перечитывать все, что писала, перед тем как отдать написанное. Но через какое-то время проверка перестала срабатывать. Она стала застревать все больше и больше на мелочах, проверяя точность написанных цифр, сделанные орфографические или стилистические ошибки. Даже после многократных проверок сомнения все равно оставались. Иногда, запечатав конверт и подходя к почтовому ящику, она снова его распечатывала, чтобы быть уверенной, что не сделала ошибок. Весь процесс повторялся снова. Конечно, разум подсказывал ей, что это бессмысленно и, что она по всей вероятности не делала ошибок, которых так боялась, однако, каждая проверка успокаивала временно и не давала полной гарантии исключения ошибок.

При болезненной мнительностью постоянно преследует тягостное чувство сомнения в правильности выполнения и законченности тех или иных действий.

При навязчивых сомнениях, больной может «перефразировать» события дня, беседы, бесконечно делая поправки и сомневаясь в правильности сказанного. Это может напоминать многократный по несколько часов просмотр видеозаписи одних и тех же событий дня, во время которого пациент проверяет правильно ли он поступил в том или ином случае.

Пациенты, могут по несколько часов в день, проверять что-либо в своем доме, в частности, отмечая правильно ли («на свое место», «симметрично») положен на место тот или иной предмет.

Вследствие постоянных сомнений в правильности выполненных действий, даже самые простые и привычные из них могут выполняться в течение длительного времени.

Сомнения могут сопровождаться своего рода ритуальной проверкой выполненных действий (выключение света, газа, воды, закрытие двери и др.)

По частоте встречаемости с этим вариантом ритуалов, спровоцированным навязчивыми сомнениями, может конкурировать только боязнь загрязнения и повторяющегося мытья рук.

Навязчивые сомнения в тяжелых случаях могут приводить к ложным навязчивым воспоминаниям. «Так, больному кажется , что он не уплатил за купленное в магазине. Ему кажется, что он совершил какую-то кражу и не может вспомнить совершил ли он этот поступок или нет. Эти ложные воспоминания, видимо возникают из связанной с навязчивостью бедной мыслью, но интенсивной деятельностью фантазии» (Перельман А.А., 1957).

Навязчивые мысли могут быть облечены в форму бесплодного мудрствования, большей частью о религиозных и метафизических предметах («навязчивое раздумье»). Вероятно, вариантом бесплодного мудрствования следует считать навязчивые вопросы, ответы на которые, как сами больные это хорошо понимают, для них не имеют смысла: «как звали мать человека, с которым произошла встреча?», «сколько метров между улицами и площадями?», «зачем человеку нос?» и пр. В большинстве случаев вопросы имеют невинный или метафизический характер – эти люди задают себе вопросы: сколько? когда? и пр. по отношению ко всему.

Навязчивые вопросы встречаются как при личностных, так и при невротических расстройствах, особенно усиливаясь в сочетании с симптомами депрессии.

Здесь пациенты стремятся докопаться до корня, сути вещей, изо дня в день в «беспросветном однообразии» повторяются одни и те же мысли и притом в форме насильственных вопросов, без цели и без практического значения. Каждое представление, каждый процесс мысли обращается для больного в какой-то бесконечный винт, так, что все предложения насильственно принимают форму вопросов, и на сознание взваливается нескончаемый груз трансцендентальных задач.

H. Shulle (1880) приводит пример одного интеллигентного больного (с наследственным предрасположением), которому приходилось прерывать свое чтение, чуть ли не на каждом предложении. Когда он читал описание красивой местности у него тотчас же являлся вопрос: что такое прекрасное? сколько существует родов прекрасного? одно ли и то же прекрасное в природе и в искусстве? Существует ли вообще объективно прекрасное или все лишь субъективно? Другой больной, с тонким философским образованием, при каждом впечатлении, тотчас же запутывался в метафизический лабиринт теоретических вопросов познания: что такое то, что я вижу? имеет ли оно бытие? что такое бытие? что такое я? Что такое творение вообще? откуда все?

Иногда в бесконечных вопросах, терзающих больных, нельзя обнаружить какой-либо связующей логической нити, иногда ее удается проследить как стремление обнаружить источник проблемы и взять ее под контроль. Вообще добраться до самой сути достаточно типично для многих пациентов, страдающих личностными расстройствами.

Некоторые пациенты постоянно терзают себя математическими вопросами, совершают в уме сложные расчеты.

Интересно отметить, что у многих людей навязчивые вопросы возникают в ответ на интенсивное эмоциональное переживание.

В некоторых, сравнительно редких случаях может иметь место своеобразная навязчивая «скачка идей в форме вопросов» (Jahreiss W., 1928).

По мнению французского психиатра Х1Х века Legran de Sole, «навязчивое раздумье» может позднее перейти в страх прикосновения к различным металлам и животным.

Тема религиозности, звучит еще в одном круге навязчивых состояний. Сюда, в частности, можно отнести и педантичную добросовестность некоторых верующих, которые все же сомневаясь в реальности существования Бога, или сталкиваясь с навязчивыми крамольными мыслями или образами, опасаются наказаний с его стороны. Эти люди, для того, чтобы избавиться от чувства тревоги, обусловленной возможностью такого наказания начинают добросовестно молиться, часто посещать церковь, стараясь тщательно выполнять все религиозные предписания (Abramowitz J., 2008).

Педантичность может проявлять себя в самых разнообразных формах. J. Abramowitz et.al. (2002) разработали специальную достаточно надежную шкалу для оценки выраженности педантичности (Penn Inventory of Scrupulosity – PIOS).

Один из видов навязчивых представлений, возможно, вариант болезненного мудрствования — склонность к постоянному навязчивому счету («аритмомания»).

Здесь навязчивые идеи сочетаются со стремлением к счету. В случаи ошибки счета возникает сильное беспокойство, поэтому больной вновь возвращается к его началу.

Навязчивый счет возникает в соответствующие минуты настроения, сопровождается чувством напряженности, а его окончание приносит чувство облегчения. Счет обычно касается тех или иных конкретных предметов, например, окон, вывесок, номеров автобусов, шагов, встречных людей и др. Нередко такой счет сопровождается соответствующими движениями и поведением.

К навязчивому счету особенно склонны люди умственного труда, «математического склада» характера, а также истощенные и нервные женщины и выздоравливающие пациенты после тяжелых болезней.

Навязчивые размышления или («болезненные мудрствования» или «умственная жвачка») проявляют себя в форме бесконечных внутренних споров, бесплодных дебатов, в которых приводятся аргументы за и против даже по отношению к повседневным простым действиям, не требующим сложных решений.

Навязчивые размышления могут выражаться также в форме навязчивых вопросов: неотвязных пустых, нелепых: «Что было бы если человек рождался с двумя головами?», «Почему у стула четыре ноги»; неразрешимых, сложных, метафизических: «Зачем существует мир?», «Есть ли загробная жизнь?»; религиозного характера: «Почему Бог – мужчина?», «Что такое непорочное зачатие?» или сексуального и пр.

Некоторые вопросы отражают мнительность больного: «Закрыта ли дверь?» «Выключен ли свет и газ?». Интересно отметить, что у некоторых больных алкоголизмом подобные навязчивые вопросы регистрируются во время похмельного синдрома.

Иногда навязчивые размышления проявляются в склонности «докопаться до корня вещей», так, что изо дня в день в беспросветном однообразии повторяются одни и те же мысли и притом в форме насильственных вопросов, без цели , без практического значения. При этом «каждый процесс мысли обращается для больного в какой-то бесконечный винт, так, что все предложения насильственно принимают форму вопросов, и на сознание взваливается нескончаемый груз трансцедентальных задач» (Шюле Г., 1880).

В литературе, посвященной «болезненному мудрствованию», представляет интерес случай описанный во второй половине XIX века, немецким врачом Berger, в котором пароксизм «страсти к мудрствованию» сопровождался резко выраженным «вазомоторно-чувственным циклом припадков» — начинавшемся внезапно «летучим жаром», стеснением дыхания, подергиванием головы и плеч.

Навязчивые контрастные состояния («контрастные навязчивости») включают в себя: навязчивое чувство антипатии, «хульные мысли» и навязчивые влечения.

Они «контрастны» вследствие того, что несовместимы с установками больного, прямо противоположны его взглядам.

В то же время, неотвязные религиозные мысли чаще всего встречаются у людей, склонных к ханжеству.

Навязчивое чувство антипатии возникает по отношению к тем близким людям, которые особенно дороги или уважаемы пациентом. «В навязчивых мыслях контрастного типа появляются как бы иные стороны медали психики данного человека. В них может подтвердиться концепция К. Юнга , касающаяся тени (каждое переживание подсознательно имеет свою тень с противоположным эмоциональным знаком)» (Кемпински А., 1975).

Обсуждение с окружающими контрастных навязчивостей, на наш взгляд, заметно усиливает риск их совершения.

Лауреат Нобелевской премии И.А. Бунин в своем рассказе «Веселый двор» блестяще описывает смертельную опасность разговоров о подобного рода контрастных навязчивостей. «Егор в детстве, в отрочестве был то ленив, то жив, то смешлив, то скучен … Потом взял манеру болтать, что удавиться. Старик – печник Макар, злой, серьезный пьяница, при котором работал он, услыхав однажды эту брехню, дал ему жестокую затрещину. Но через некоторое время Егор стал болтать о том, что удавиться, еще хвастливее. Ничуть не веря тому, что он давится, он однажды таки выполнил свое намерение: работали они в пустом барском доме, и вот, оставшись один в гулком большом зале с залитыми известкой полом и зеркалами, воровски оглянулся он, и в одну минуту захлестнул ремень на отдушнике – и, закричав от страха, повесился. Вынули его из петли без чувств, привели в себя и так отмотали голову, что он ревел, захлебывался как двухлетний. И с тех пор надолго забыл думать о петле». Однако, после смерти матери, к которой он внешне относился безразлично, холодно и с пренебрежением он все же покончил жизнь самоубийством: «… стал прислушиваться к приближающемуся шуму товарного поезда… … спокойно слушал. И вдруг сорвался с места, вскочил наверх, по откосу, вскинув рваный полушубок на голову, и плечом метнулся под громаду поезда».

minutkoclinic.com

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ (обсессии) — это такого рода переживания, когда у человека помимо его воли возникают («навязываются») какие-то мысли, страхи, влечения, сомнения, действия. Несмотря на критическое отношение к подобным явлениям, избавиться от них человек не может. Навязчивые состояния (навязчивости) — необязательно симптом болезни, они могут встречаться и у здоровых людей.

Навязчивые мысли (навязчивые идеи) заключаются в появлении совершенно ненужных мыслей (умственная жвачка, мысли-паразиты), например, о том, почему у человека две ноги, а у лошади четыре; почему у людей носы разной формы; что было бы, если бы солнце взошло на западе, а не на востоке. Понимая всю нелепость таких мыслей и относясь к ним с полной критикой, человек тем не менее избавиться от них не в силах.

Навязчивый счет заключается в непреодолимом стремлении считать все, что попадается на пути: окна в домах, перекладины в заборе, пуговицы на пальто соседа, шаги на том или ином расстоянии. Подобные навязчивости могут также выражаться в стремлении к более сложным действиям, например, в сложении цифр, составляющих номер того или иного телефона, в умножении отдельных цифр номеров машин, в подсчитывании общего числа всех букв на странице книги.

Навязчивые сомнения, сопровождаемые обычно неприятным тягостным чувством, выражаются в постоянных сомнениях по поводу того, правильно ли человек сделал то или иное дело, закончил ли его. Так, врач, выписавший больному рецепт, потом бесконечно сомневается, не сделал ли он ошибки в дозе; машинистка много раз перечитывает напечатанный текст и, не находя ошибки, тем не менее вновь испытывает сомнения; преподаватель литературы постоянно сомневается, правильно ли он назвал ученикам имена литературных героев, не стал ли он из-за ошибки посмешищем всего класса. Наиболее частый вид данного рода навязчивости — мучительные сомнения: выключил ли человек перед уходом газ, погасил ли свет, запер ли дверь. Нередко страдающий такими навязчивыми сомнениями субъект неоднократно возвращается домой, чтобы проверить, закрыл ли он дверь; но стоит ему отойти, как он вновь начинает беспокоиться, завершил ли он это действие, не забыл ли повернуть ключ или вынуть его из замка.

Навязчивые воспоминания характеризуются непроизвольным появлением ярких воспоминаний обычно чего-то очень для человека неприятного, того, что он хотел бы забыть, например, навязчиво вспоминается какой-то тягостный для больного разговор; все детали смешного положения, в которое он когда-то попал; обстановка экзамена, на котором он с позором провалился и где ему было так стыдно.

Навязчивые страхи — фобии (от греч. phobos — страх) — очень мучительные состояния, вызываемые самыми различными предметами и явлениями: боязнью высоты, широких площадей или, наоборот, узких улиц; нередко возникает страх совершить что-то неприличное, преступное или недозволенное (например, страх убить своего единственного горячо любимого ребенка, страх не удержать в общественном месте газы, страх громко закричать в обстановке торжественной тишины во время концерта), страх быть пораженным молнией, утонуть, попасть под машину, страх перед подземными переходами, перед спуском по эскалатору метро, страх покраснеть в общественном месте, особенно во время щекотливого разговора, когда все могут подумать, что у больного «не совсем чистая совесть», страх перед острыми, колющими и режущими предметами.

Особую группу составляют нозофобии — навязчивые страхи заболеть тем или иным заболеванием (кардиофобия, сифилофобия, канцерофобия) или даже умереть от этой болезни либо от каких-то других причин (страх смерти — танатофобия, от греч. thanatos — смерть). Нередко встречаются фобофобии: человек, тяжело переживавший приступ навязчивого страха, потом испытывает уже страх самого страха.

Возникновение навязчивых страхов обычно сопровождается появлением выраженной вегетативной реакции в виде резкого побледнения или покраснения, потливости, сердцебиения, учащенного дыхания. Характерно, что обычно вполне критическое отношение к своему состоянию, понимание несостоятельности, необоснованности навязчивых страхов в момент приступа последних исчезает, и тогда человек действительно уверен, что «немедленно умрет от инфаркта», «скончается от кровоизлияния в мозг», «погибнет от заражения крови».

Навязчивые влечения (навязчивые желания) выражаются в появлении неприемлемых для нормального человека желаний (плюнуть в затылок впереди сидящего человека, дернуть за нос встречного, выскочить из машины на большой скорости), всю нелепость и болезненность которых человек понимает. Особенность подобных влечений заключается в том, что они обычно не переходят в действие, но для человека очень тягостны и мучительны.

Очень мучительны для больных и контрастные навязчивости, выражающиеся в хульных кощунственных навязчивых мыслях, чувствах и страхах, оскорбляющих морально-этическую, нравственную сущность человека. У подростка, очень любящего свою мать, навязчиво возникают мысли и представления о ее физической нечистоплотности и возможном развратном поведении, хотя он твердо знает, что этого нет; у глубоко верующего человека появляются страхи, что он во время богослужения «сделает какую-нибудь непристойность»; у матери при виде острых предметов возникают навязчивые представления о том, как она втыкает такой предмет в горло своего единственного ребенка и т. д. Подобно навязчивым желаниям и влечениям контрастные навязчивости также никогда не реализуются.

Навязчивые действия характеризуются непроизвольным выполнением движений, чаще всего совершаемых автоматически: человек во время разговора крутит в руках кусок бумаги, ломает спички, чертит карандашом фигуры, накручивает на палец прядь волос, без всякого смысла переставляет предметы на столе, во время чтения грызет ногти, дергает себя за ухо. Сюда же относятся и такие действия и движения, как шмыгание носом, прищелкивание пальцами, покусывание губ, постоянное одергивание пиджака, непроизвольное потирание рук и др.

В отличие от других навязчивостей, эти движения и действия совершаются автоматически, их выполнение не сопровождается никакими неприятными чувствами, их просто не замечают. Более того, человек усилием воли может их задержать, помня о них, может их не совершать, но стоит ему отвлечься, как он снова начинает непроизвольно крутить в руках карандаш или перебирать лежащие перед ним на столе предметы.

Ритуалы (от лат. ritualis — обрядовый) — навязчивые действия и движения, совершаемые больными в качестве необходимого обряда при наличии у них фобий или мучительных сомнений. Эти ритуальные движения или действия (подчас очень сложные и длительные) выполняются больными для защиты от ожидаемого несчастья или успокоения при навязчивых сомнениях. Например, больная с навязчивым страхом загрязнения так часто моет руки, что в день расходует по куску мыла. Во время каждого мытья она намыливает руки не менее десяти раз, считая при этом вслух; если же почему-либо сбивается со счета или ее отвлекут, то она тут же должна число намыливаний утроить, затем вновь и вновь утроить и т. д.

Больной с навязчивым страхом пожара время от времени поворачивается трижды вокруг своей оси, испытывая после этого на какой-то период успокоение. Девочка с навязчивым страхом подавиться перед каждым приемом пищи ставит тарелку себе на голову. Женщина, склонная к навязчивым сомнениям, закрыла ли она входную дверь, обязательно подергает за ручку 12 раз, напевая про себя один и тот же мотив.

В отличие от бреда, навязчивости могут быть и у здоровых людей (многим хорошо известна навязчивость какого-то мотива или мелодии). Способствуют возникновению навязчивостей у здоровых людей недосыпание, переутомление, астенизация.

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ. Основные методы лечения навязчивых состояний — медикаментозная и поведенческая психотерапия.

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ. Медикаментозное лечение. Наиболее эффективны и чаще всего используются кломипрамин и флуоксетин. Эффективны также сертралин и пароксетин, однако данных по их применению меньше. Иногда хорошие результаты дают другие препараты (тразодон, ингибиторы МАО, литий, триптофан, фенфлурамин, буспирон и т. д.). В некоторых сложных случаях, при неэффективности монотерапии, назначают два препарата одновременно (например, буспирон и флуоксетин, литий и кломипрамин). Недавно в американские аптеки поступил новый препарат, рекомендуемый при неврозе навязчивых состояний — флувоксамин.

Применение серотонинергических средств при неврозе навязчивых состояний имеет не только клинические, но и некоторые патогенетические обоснования. Во-первых, в СМЖ больных повышен уровень 5-гидроксииндолуксусной кислоты — продукта метаболизма серотонина. Во-вторых, антагонист серотонина метерголин вызывает обострение у леченных больных и ухудшает течение болезни у нелеченных.

НАВЯЗЧИВЫЕ СОСТОЯНИЯ. Поведенческая психотерапия.основана на сочетании провокации навязчивости и предотвращения ритуала. Провокация навязчивости уменьшает тягостные переживания, вызванные этой навязчивостью, тогда как метод предотвращения ритуала позволяет сократить время, затрачиваемое на исполнение ритуала.

Основы лечения нервных расстройств в Аюрведе

Основы лечения психических расстройств в Аюрведе⇒

 

АЮРВЕДА И ЛЕЧЕНИЕ БОЛЕЗНЕЙ⇒

БОЛЕЗНИ

 

www.evaveda.com

Навязчивые состояния | PSYERA

Навязчивые состояния (обсессии) — это такого рода переживания, когда у человека помимо его воли возникают (“навязываются”) какие-то мысли, страхи, влечения, сомнения, действия. Несмотря на критическое отношение к подобным явлениям, избавиться от них человек не может. Навязчивые состояния (навязчивости) не обязательно симптом болезни, они могут встречаться и у здоровых людей.

Навязчивые мысли (навязчивые идеи) заключаются в появлении совершенно ненужных мыслей (умственная жвачка, мысли-паразиты), например, о том, почему у человека две ноги, а у лошади четыре, почему у людей носы разной формы, что было бы, если бы солнце взошло на западе, а не на востоке. Понимая всю нелепость таких мыслей, относясь к ним с полной критикой, человек тем не менее избавиться от них не в силах.

Навязчивый счет заключается в непреодолимом стремлении считать все, что попадается на пути: окна в домах, перекладины в заборе, пуговицы на пальто соседа, шаги на том или ином расстоянии. Подобные навязчивости могут также выражаться и в стремлении к более сложным действиям, например в сложении цифр, составляющих номер того или иного телефона, в умножении отдельных цифр номеров машин, в подсчитывании общего числа всех букв на странице книги.

Навязчивые сомнения, сопровождаемые обычно неприятным, тягостным чувством, выражаются в постоянных сомнениях по поводу того, правильно ли человек сделал то или иное дело, закончил ли его. Так, врач, выписавший больному рецепт, потом бесконечно сомневается, не сделал ли он ошибки в дозе; машинистка много раз перечитывает напечатанный текст и, не находя ошибки, тем не менее вновь испытывает сомнения; преподаватель литературы постоянно сомневается, правильно ли он назвал ученикам имена литературных героев, не стал ли он из-за ошибки посмешищем всего класса. Наиболее частый вид данного рода навязчивости — мучительные сомнения: выключил ли человек перед уходом газ, погасил ли свет, запер ли дверь. Нередко страдающий такими навязчивыми сомнениями по нескольку раз возвращается домой, чтобы проверить, допустим, закрыл ли он дверь, но стоит ему отойти, как он вновь начинает беспокоиться, завершил ли он это действие, не забыл ли повернуть ключ, вынуть его из замка.

Навязчивые воспоминания характеризуются непроизвольным появлением ярких воспоминаний обычно чего-то очень для человека неприятного, того, что он хотел бы забыть: например, навязчиво вспоминается какой-то тягостный для больного разговор, все детали смешного положения, в которое он когда-то попал, обстановка экзамена, на котором он с позором провалился, где ему было так стыдно.

Навязчивые страхи — фобии (от греч. phobos — страх). Очень мучительны переживания страха, вызываемого самыми различными предметами и явлениями: боязнь высоты, широких площадей или, наоборот, узких улиц, страх совершить что-то неприличное, преступное или недозволенное (например, страх убить своего единственного, горячо любимого ребенка, страх не удержать в общественном месте кишечные газы, страх громко кричать в обстановке торжественной тишины, во время концерта), страх быть пораженным молнией, утонуть, попасть под машину, страх перед подземными переходами, перед спуском по эскалатору метро, страх покраснеть в общественном месте, особенно во время щекотливого разговора, когда все могут подумать, что у больного “не совсем чистая совесть”, страх загрязнения, страх перед острыми, колющими и режущими предметами. Особую группу составляют нозофобии — навязчивые страхи заболеть тем или иным заболеванием (кардиофобия, сифилофобия, канцерофобия) или даже умереть от этой болезни либо от каких-то других причин (страх смерти — танатофобия; от греч. thanatos — смерть). Нередко встречаются фобофобии: человек, тяжело переживавший приступ навязчивого страха, потом испытывает уже страх самого страха (нового приступа).

Возникновение навязчивых страхов обычно сопровождается появлением выраженной вегетативной реакции в виде резкого побледнения или покраснения, потливости, сердцебиения, учащенного дыхания. Характерно, что обычно вполне критическое отношение к своему состоянию, понимание несостоятельности, необоснованности навязчивых страхов в момент приступа последних исчезает, и тогда человек действительно уверен, что “немедленно умрет от инфаркта”, “скончается от кровоизлияния в мозг”, “погибнет от заражения крови”.

Навязчивые влечения (навязчивые желания) выражаются в появлении неприятных для человека желаний (плюнуть в затылок впереди сидящего человека, дернуть за нос встречного, выскочить из машины на самой большой скорости), всю нелепость и болезненность которых человек понимает. Особенность подобных влечений в том, что они обычно не переходят в действие, но для человека очень неприятны и мучительны.

Очень мучительны для больных и контрастные навязчивости, выражающиеся в хульных, кощунственных навязчивых мыслях, чувствах и страхах, оскорбляющих морально-этическую, нравственную сущность человека. У подростка, очень любящего свою мать, навязчиво возникают мысли и представления о ее физической нечистоплотности и возможном развратном поведении, хотя он твердо знает, что этого нет; у очень верующего человека появляются страхи, что он во время богослужения “сделает какую-нибудь непристойность”; у матери при виде острых предметов возникают навязчивые представления, как она втыкает их в горло своего единственного ребенка и т. д.

Подобно навязчивым желаниям, влечениям и т. д., контрастные навязчивости также никогда не реализуются.

Навязчивые действия характеризуются непроизвольным выполнением движений, чаще всего совершаемых автоматически: человек во время разговора крутит в руках кусок бумаги, ломает спички, чертит карандашом фигуры, накручивает на палец прядь волос, без всякого смысла переставляет предметы на столе, во время чтения грызет ногти, дергает себя за ухо. Сюда же относятся и такие действия и движения, как шмыгание носом, прищелкивание пальцами, покусывание губ, постоянное одергивание пиджака, непроизвольное потирание рук и др. В отличие от массы других навязчивостей эти движения и действия совершаются автоматически, выполнение их не сопровождается никакими неприятными чувствами, их просто не замечают. Более того, человек усилием воли может их задержать, помня о них, может их не совершать, но стоит ему чем-то отвлечься, как он снова начинает непроизвольно крутить в руках карандаш, перебирать лежащие перед ним на столе предметы.

Ритуалы (от лат. ritualis — обрядовый) — навязчивые действия и движения, совершаемые больными в качестве необходимого обряда при наличии у них фобий или мучительных сомнений. Эти ритуальные движения или действия (подчас очень сложные и длительные) выполняются больными для защиты от ожидаемого несчастья или успокоения при навязчивых сомнениях. Например, больная с навязчивым страхом загрязнения так часто моет руки, что в день расходует по куску мыла. Во время каждого мытья она намыливает руки не менее десяти раз, считая при этом вслух; если же почему-либо собьется со счета или ее отвлекут, то она тут же должна это число намыливаний утроить, затем вновь и вновь утроить и т. д. Больной с навязчивым страхом пожара время от времени поворачивается трижды вокруг своей оси, испытывая после этого на Какой-то период успокоение. Девочка с навязчивым страхом подавиться перед каждым приемом пищи ставит тарелку себе на голову. Женщина, склонная к навязчивым сомнениям, закрыла ли она входную дверь, обязательно подергает за ручку 12 раз, напевая про себя один и тот же мотив.

Больная 40 лет обратилась с жалобами на наличие разнообразных навязчивых явлений. Впервые стала испытывать навязчивый страх с 13 лет, когда, выходя из кинозала, почувствовала острый позыв на мочеиспускание. С этого дня возник страх не удержать мочу в общественном месте, особенно при большом скоплении людей. В остальном чувствовала себя здоровой, успешно окончила школу, поступила на работу. В 19-летнем возрасте (на фоне переутомления и длительного недосыпания) возник мучительный страх сойти с ума (этому способствовал рассказ подруги о заболевании ее дяди), а несколько позднее присоединился страх заболеть ранним склерозом и гипертонической болезнью и умереть от этого. С трудом работала, плохо спала ночью, читала массу медицинской литературы. Лечилась, состояние улучшилось, однако после разрыва с женихом вновь с еще большей силой стали беспокоить навязчивые страхи и особенно сильно — страх заболеть ранним склерозом и гипертонической болезнью и умереть от этого. Очень ярко представляла себе сцену своей смерти и похорон.

Больная понимала нелепость своих страхов, но избавиться от них не могла. Некоторое успокоение чувствовала после совершения следующих ритуальных действий: снимала с себя одежду и, покрутив каждую вещь 3 раза, бросала ее на пол, но так, чтобы одна вещь лежала не менее чем на метровом расстоянии от другой, “а еще лучше, чтоб чулок летел в один конец комнаты, кофточка — в другой, а туфли — на балкон”. Состояние особенно ухудшилось после присоединения навязчивого страха перед острыми и режущими предметами, который постепенно стал “самым главным, самым ужасным”, в то время как прежние фобии уже почти не беспокоили. Кроме того, возникли очень мучительные навязчивые влечения выколоть себе глаза, затянуться полотенцем, разрезать кожу щеки.

В отличие от бреда навязчивости могут быть и у здоровых людей (многим хорошо известна навязчивость какого-то мотива, какой-то мелодии).

Способствуют возникновению навязчивостей у здоровых людей недосыпание, переутомление, астенизация.

psyera.ru

Критерии навязчи­вых расстройств. Навязчивые сомнения

Что касается других приводимых в литературе критериев навязчи­вых расстройств, то неверное понимание их значения способно при­вести к ошибкам в психопатологической квалификации. Эти критерии нельзя абсолютизировать даже при дифференциации навязчивостей с нормой, не говоря уж о патологии. Так, интеллектуально-крити­ческая оценка неадекватности психопатологического расстройства считается свойственной навязчивостям, но на самом деле критичес­ки воспринимаются многие феномены аффективно-невротического уровня и даже некоторые психотические расстройства. То же самое можно сказать и о невозможности справиться с навязчивостями с по­мощью волевого усилия, и о попытках сопротивления им. Например, депрессия (которую никто не причисляет к навязчивостям), особенно у преморбидно гипертимных пациентов, может оцениваться ими как болезнь и приводить к попыткам воспротивиться ей, отвлечься от нее или рационализировать её как неадекватную. Однако при депрессии восприятие неадекватности её сохранения или рецидивирования про­исходит лишь в интеллектуальной сфере, тогда как в эмоциональной сфере депрессивно изменён весь её строй, и чувственной реакции неприятия нет. Аналогичным образом обстоит дело и с генерализо­ванной тревогой. Некоторые психические переживания и в рамках нормы могут формально отвечать многим традиционным критериям навязчивостей. Например, волнение перед экзаменом может оцени­ваться как чрезмерное, неадекватное, неконтролируемое, несмотря на попытки побороть его. Однако эмоциональная чуждость волнения, сохраняющегося вопреки рассудку, не переживается, поскольку ги­пертрофированное волнение не рецидивирует вне зависимости от си­туации (см. выше).

Чувственное неприятие повторения патологического феномена воз­можно, когда эмоциональная сфера искажена не полностью и речь идёт об изменении, например, только в области эмоционального отношения к определённой ситуации или к конкретному предмету. Такой характер избирательности имеют многие специфические невротические страхи, и их возникновение приводит к противоречию в эмоциональной сфере. Парциальный характер обычно имеют и деперсонализационные фено­мены, поэтому они также могут обнаруживать навязчивый характер. Ранее в литературе отмечалась возможность навязчивого проявления галлюцинаций. Предпосылкой навязчивого характера психотического симптома является хотя бы частично критическое к нему отношение, которое, в отличие от расстройств невротического уровня, сформиро­вано нечасто, хотя и возможно.

Таким образом, в зависимости от психопатологической квалифика­ции базисных феноменов, определяющих навязчивости, целесообразно проводить и их систематику.

Навязчивые сомнения принято относить к навязчивым мыслям, но на самом деле идеаторная составляющая здесь производна от эмо­циональной. В норме сомнения в правильности своих действий или в благополучном исходе дел имеют идеаторное происхождение (на­пример, когда объективно сложно определить исход дела, так как ар­гументы «за» и «против» примерно уравновешивают друг друга). Они могут быть субъективно весьма значимыми, носить упорный характер, но, в отличие от имеющих первично эмоциональное происхождение навязчивых сомнений, не сопровождаются ощущением неадекватности и переживанием их чуждости, сколько бы индивидуум ни упрекал себя в некомпетентности или нерешительности (потому что такие сомнения зависимы от ситуации).

В основе навязчивых сомнений лежит утрата чувства уверенности, т. е. негативный компонент тревоги, в связи с чем они чаще всего соче­таются со страхами или другими проявлениями тревожности. Однако встречаются случаи преобладания или даже изолированного развития навязчивых сомнений. Здесь выделяются ведущие темы сомнений, которые нередко сменяют друг друга или комбинируются. Характер­ная для этих состояний неуверенность в выполнении или завершении собственных действий может создавать впечатление политематических навязчивостей, но и при «характерологической» склонности к нереши­тельности нет тотального искажения эмоциональности; некоторые те­мы для сомнений возникают чрезмерно часто и тем самым вызывают эмоциональное неприятие, т.е. становятся навязчивыми. Например, за многочисленными сомнениями в правильности или завершённости своих поступков иногда скрывается лишь плохо осознаваемая социофобическая тематика: в конечном счёте больные стесняются выглядеть некомпетентными.

Даже интенсивные и упорные сомнения первично эмоциональной природы совсем не обязательно имеют навязчивый характер (т.е. их повторение не вызывает неприятия), особенно при их политематичности, что может зависеть от степени эмоциональной сохранности и критичности. Так, пациентка, страдающая неглубокими тревожными субдепрессиями, по существу инвалидизирована постоянными сомне­ниями в перспективах выздоровления (избавления от депрессии), тру­доустройства, создания семьи, в правильности своего поведения, выбо­ра причёски и гардероба, но сама этими сомнениями не обеспокоена, не смущается из беседы в беседу задавать врачу одни и те же вопросы на эти темы и каждый раз с удовлетворением принимает его однотип­ные ответы.

Поделитесь ссылкой:

  • < Назад
  • Вперёд >
Добавить комментарий

med-slovar.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о