Содержание

Особенности социальной перцепции Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 378

Фомиченко А.С.

Оренбургский государственный университет E-mail: [email protected]

ОСОБЕННОСТИ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕРЦЕПЦИИ

В психолого-педагогическом аспекте межличностное восприятие рассматривалось многими российскими и зарубежными психологами и педагогами. Согласно полученным данным, сформировавшиеся у человека образы других людей, перерабатываясь и обобщаясь, превращаются в информацию, которая регулирует выработку у данного человека определенных форм поведения по отношению к этим людям. Иными словами в процессе межличностного восприятия и понимания человека человеком, формируется определенный набор установок, обобщений, а также эталонов, позволяющий в процессе взаимодействия с другими людьми относить их к определенной категории. Среди социально-перцептивных механизмов, то есть способов, с помощью которых люди понимают, интерпретируют и оценивают других людей, выделяют механизмы эмпатии (понимание другого человека путем эмоционального вчувствования в его переживания), проецирования (неосознанное наделение другого человека собственными мотивами, приписывание ему переживаний и качеств, которые присущи самому оценивающему и которые у оцениваемой личности могут отсутствовать), идентификации (понимание и интерпретация другого человека путем отождествления себя с ним), рефлексии (процесс понимания другого путем размышления за него), стереотипизации (восприятие и оценка другого путем распространения на него характеристик какой-либо социальной группы) и атрибуции. В атрибутивных теориях процесс межличностного познания сводится к стремлению людей построить определенную систему интерпретации поведения друг друга, в частности его причин. Результатом межличностного восприятия, согласно им, является субъективное суждение о причинности поведения другого человека или целая система таких суждений — «каузальных атрибуций».

Ключевые слова: социальная перцепция, межличностное восприятие, механизмы восприятия, каузальная атрибуция.

Значительное количество исследований посвящено изучению восприятия и понимания человека человеком. Еще, А.А. Бодалев (1982) писал, что восприятие — это непосредственное наглядно-образное отражение одним человеком другого. Понятие, складывающееся у индивида о конкретной личности, — это форма его мышления о ней, в которой обобщенно фиксируются признаки данного человека, характеризующие его как субъекта труда, познания и общения [3:193].

Социальная перцепция — восприятие, понимание и оценка людьми социальных объектов: других людей, самих себя, групп, социальных общностей и др. Термин «социальная перцепция» был введен Дж. Брунером в 1947 г. в ходе разработки нового взгляда на восприятие. Вначале под социальной перцепцией понималась социальная детерминация перцептивных процессов. Позже исследователи стали данным термином называть процесс восприятия социальных объектов, под которыми подразумевались другие люди, социальные группы, большие социальные общности [10].

Кроме того, существенное влияние на становление исследований социальной перцепции

также оказали работы Э. Блейера, У. Джемса, Г. Келли, Ч. Кули, Дж. Мида, Р. Нисберта, Л. Росс и др.

Так, исходным пунктом социально-психологического анализа Ч. Кули является идея о так называемом «зеркальном Я», где личность понимается как сумма психических реакций человека на мнения окружающих [6].

Дж. Мид, используя идею Ч. Кули, развивает ее дальше, говоря о том, что становление «Я» происходит в ситуациях взаимодействия, но не потому, что люди есть простые реакции на мнения других, а потому, что в этих ситуациях формируется личность человека, в них она осознает себя, не просто смотрясь в других, но действуя совместно с ними [1].

Интересный подход развивают Л. Росс и Р. Нисберт, утверждая, что в определенных условиях «власть ситуации» проявляется гораздо сильнее, чем личностные особенности людей. Вследствие этого имеет место фундаментальная ошибка атрибуции, заключающаяся в переоценке личностных черт и недооценке значения ситуации [9].

В отечественной психологии проблема социальной перцепции была разработана следую-

щими авторами: Г.М. Андреевой, В.С. Агеевым, А.А. Бодалевым, Я.Л. Коломинским, Н.Н. Обо-зовым, Л.А. Петровской и т. д. Результаты исследований позволили выявить различные психологические особенности восприятия и понимания людьми друг друга, в том числе возрастные и индивидуальные.

Важно отметить, что социальное восприятие включает в себя восприятие межличностное, самовосприятие и восприятие межгрупповое.

Межличностное восприятие — это восприятие, понимание и оценка человека человеком. Важная особенность межличностного восприятия заключается в восприятии не только качества человека, но и восприятие его во взаимоотношениях с другими людьми [10].

Структура межличностного восприятия обычно описывается как трехкомпонентная. Она включает в себя: субъект межличностного восприятия, объект межличностного восприятия и сам процесс межличностного восприятия. Для субъекта восприятия все характеристики разделяются на два класса: физические и социальные. В свою очередь социальные характеристики включают в себя внешние (формальные ролевые характеристики и межличностные ролевые характеристики) и внутренние (система диспозиций личности, структура мотивов и т. д.). Соответственно такие же характеристики фиксируются и у объекта межличностного восприятия [2], [3].

Среди социально — перцептивных механизмов, то есть способов, с помощью которых люди понимают, интерпретируют и оценивают других людей, выделяют:

1. Восприятие внешнего облика и поведенческих реакций объекта.

2. Восприятие внутреннего облика объекта, т. е. набора его социально-психологических характеристик, что осуществляется через механизмы эмпатии, рефлексии, атрибуции, идентификации и стереотипизации [1].

Остановимся на некоторых механизмах восприятия подробнее.

Стереотипизация представляет собой один из важнейших механизмов межличностного познания. Под влиянием окружающих и в силу взаимодействия с ними у каждого человека образуются конкретные эталоны, пользуясь которыми он дает оценку другим людям.

Так, А.А. Реан (1999) выделяет шесть групп социально-перцептивных стереотипов: антропологические, этнонациональные, социально-статусные, социально-ролевые, экспрессивно-эстетические, вербально-поведенческие. В результате стереотипизации формируется социальная установка — предрасположенность, готовность человека воспринимать что-то определенным образом и действовать тем или иным способом. Особенности формирования социальных установок связаны с тем, что они обладают некоторой устойчивостью и несут в себе функции алгоритмизации и познания [11].

Другим механизмом межличностного восприятия является проецирование. Механизм проецирования заключается в неосознанном наделении другого человека собственными мотивами, приписывании ему переживаний и качеств, которые присущи самому оценивающему и которые у оцениваемой личности могут отсутствовать. Человек склонен приписывать другому не только собственные свойства характера, но и некоторые поведенческие и мотива-ционные особенности. Так, было установлено, что человек, оценивая другого человека, может увидеть и на самом деле видит черты, которые могут быть отрицательными и характеризуют как личность его самого [3].

Все исследователи, наблюдавшие явление «проецирования» при формировании мнения о другом человеке, отмечают, что тенденция приписывать собственные качества или собственные состояния другим людям особенно выражена у лиц, отличающихся недостаточной самокритичностью и слабым проникновением в собственную личность. Важно отметить, что исследователи вопроса познания людьми друг друга выяснили также, что полнота и характер оценки другого человека зависят от таких качеств оценивающего, как степень уверенности в себе [13].

Идентификация в отличие от проецирования связана с сознательной постановкой себя на место другого [8]. Термин «идентификация», обозначающий отождествление себя с другим свидетельствует о том, что одним из самых простых способов понимания другого человека является уподобление себя ему. Зачастую в реальных ситуациях взаимодействия люди часто строят предположение о внутреннем состоянии партнера на основе попытки поставить себя на

Фомиченко А.С.

Особенности социальной перцепции

его место. В этом плане идентификация выступает в качестве одного из механизмов познания и понимания другого человека [1:82].

К числу значимых механизмов социального восприятия также принадлежит причинная интерпретация социальных объектов — каузальная атрибуция. Родоначальником исследований по каузальной атрибуции является Ф. Хайдер (Fritz Heider, 1958), который считал, что люди стремятся приписать поведение внутренним или внешним причинам [7:102].

Кроме того, можно отметить и ряд других авторов, которые проводили значительные исследования в этой области: Э. Джоунз и К. Дэ-вис (Edward Jones & Keith Davis, 1965), Г. Келли (Harold Kelley, 1973).

Так, Э. Джоунз и К. Дэвис заметили, что люди часто приходят к заключению, что намерения и диспозиции других людей соответствуют их действиям. Исследования Г. Келли базируются на положении о том, что каждый человек обладает системой схем причинности и при объяснении причин чужого поведения, так или иначе он опирается на одну из таких существующих схем. Иными словами в обыденных интерпретациях люди часто не принимают в расчет возможную причину поведения, если уже известны другие правдоподобные причины [7: 102-103]. При выяснении причин актуализации той или иной схемы в каждом конкретном случае, Г. Келли установил, что выбор каузальной схемы связан с целым рядом внешних и внутренних факторов. Процесс атрибуции зависит от степени значимости события, от того, выступает ли субъект познания участником события или его наблюдателем, от того, что попадает в поле зрения субъекта в качестве «фигуры», от мотивации субъекта, от его предшествующей оценки объектов познания и т. д. [14].

Известно, что по мере развития идей каузальной атрибуции изменялось первоначальное содержание теории. Если ранее речь шла о способах приписывания причин поведения, то теперь исследуют способы приписывания более широкого класса характеристик: интенций, чувств, качеств личности. Однако основной тезис остается неизменным: люди, познавая друг друга, стремятся к познанию причин поведения [1].

Особый интерес представляет та часть теорий атрибуции, которая анализирует вопрос о

приписывании ответственности за какие-либо события другому человеку.

Так, в ряде работ было показано, что характер атрибуций зависит и от того, выступает ли субъект восприятия сам участником какого-либо события или его наблюдателем. В этих двух различных случаях выбирается разный тип атрибуции. Г. Келли (1984) выделил три таких типа: личностную атрибуцию (когда причина приписывается лично совершающему поступок), объектную атрибуцию (когда причина приписывается тому объекту, на который направлено действие) и обстоятельственную атрибуцию (когда причина совершающегося приписывается обстоятельствам) [5:129]. Так, например, наблюдатель чаще использует личностную атрибуцию, а участник склонен в большей мере объяснить совершающееся обстоятельствами [2:35-42].

Итак, на основании многочисленных экспериментальных исследований атрибутивных процессов был сделан вывод о том, что они составляют основное содержание межличностного восприятия. Следует обратить внимание, что этот вывод не разделяется всеми исследователями, некоторые ученые считают, что нельзя полностью отождествлять атрибутивный процесс и процесс межличностного познания. Однако важность открытия явления атрибуции признается как западными так и российскими исследователями [1], [2].

Еще А.А. Бодалев (1982) подчеркивал, что, если человек систематически неправильно судит о внутреннем мире других людей и приписывает им мотивы поведения, которых у них в действительности нет, то это очень часто является следствием узости связей этого человека с людьми и укоренения в нем предрасположенности к восприятию всех людей с какой-то одной предвзятой точки зрения [3].

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что восприятие конкретной личности является результатом огромной обобщающей работы познающего эту личность индивида. Формирование восприятия это не только результат анализа поведения и деятельности познаваемой личности, но и весь его прошлый опыт взаимодействия с людьми, накопленный и систематизированный познающим эту личность индивидом.

08.02.2017

Список литературы:

1. Андреева, Г.М. Социальная психология: учебник для высших учебных заведений / Г.М. Андреева. — М.: Аспект Пресс, 2003. — 364 с.

2. Андреева, Г.М. Принципы исследования межличностного восприятия в условиях совместной деятельности / Г.М. Андреева, А.И. Донцов, А.У Хараш // Межличностное восприятие в группе. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1981. — С. 68-85.

3. Бодалев, А.А. Восприятие и понимание человека человеком / А.А. Бодалев. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. — 200 с.

4. Жарновецкая, Н.Ю. Возрастно-половые особенности восприятия агрессивности: дис. … канд. псих. наук: 19.00.13 / Н.Ю. Жар-новецкая — СПб, 2006. — 148 с.

5. Келли, Г. Процесс каузальной атрибуции / Г. Келли // Современная зарубежная социальная психология: тексты; под общ. ред. Г.М. Андреевой, Н.Н. Богомоловой, Л.А. Петровской. — М.: Изд. Московского университета, 1984. — С. 127-137.

6. Кули, Ч. Социальная самость / Ч. Кули. — Москва: Директ-Медиа, 2007. — 16 с.

7. Майерс, Д. Социальная психология: пер. с англ. / Д. Майерс. — СПб.: Питер, 2000. — 688 с.

8. Реан, А.А. Социальная педагогическая психология / А.А. Реан, Я.Л. Коломенский. — СПб.: Изд. «Питер», 1999. — 416 с.

9. Росс, Л. Человек и ситуация. Уроки социальной психологии / Л. Росс, Р. Нисберт. — М.: Аспект Пресс, 2000. — 429 с.

10. Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головина. — Минск: Харвест, 1998. — 800 с.

11. Сластенин, В.А. Педагогика: Учебное пособие для студентов педагогических учебных заведений / В.А. Сластенин, И.Ф. Исаев, А.И. Мищенко, Е.Н. Шиянов. — 3-е изд. — М.: Школа-Пресс, 2000. — 512 с.

12. Товбаз, Е.Г. Восприятие человеческих отношений в подростковом и юношеском возрасте: дисс. … канд. психол. наук / Е.Г. Товбаз. — Комсомольск-на-Амуре, 1997. — 176 с.

13. Bossom, J. Security of Judges as a Factor in Impressions of Warmth in Others / J. Bossom, A.H. Maslow. — Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1957. — №55. — Р. 147-148.

14. Kelly, H.H. The process of causial attribution / H.H. Kelly. // Amer. Psychol. — 1973. — №2 28. — P. 107-129.

15. Newkomb, Т. Social Psychology / Т. Newkomb, R. Turner, P. Converse. — N.Y., 1965.

Сведения об авторе:

Фомиченко Анна Сергеевна, старший преподаватель кафедры иностранных языков факультета филологии и журналистики Оренбургского государственного университета,

кандидат психологических наук 460018, г Оренбург, пр-т Победы, 13, тел.: (3532) 372433, е-шаП: [email protected]

К вопросу о механизмах межличностного восприятия Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

К ВОПРОСУ О МЕХАНИЗМАХ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВОСПРИЯТИЯ

© Бурова Е.В.*

Белгородский государственный университет, г. Белгород

В статье рассмотрено понятие социальной перцепции. Проведен анализ основных механизмов межличностного восприятия: эмпатии, аттракции, каузальной атрибуции, идентификации, рефлексии.

Социальная перцепция — это восприятие, понимание и оценка людьми социальных объектов: других людей, самих себя, групп, социальных общностей и т.д. Социальное восприятие включает в себя восприятие межличностное, самовосприятие и восприятие межгрупповое. В более узком смысле социальную перцепцию рассматривают как межличностное восприятие: процесс восприятия внешних признаков человека, соотнесение их с его личностными характеристиками, интерпретация и прогнозирование на этой основе его поступков. Социальный перцептивный процесс имеет две стороны: субъективную (субъект восприятия — человек, который воспринимает) и объективную (объект восприятия — человек, которого воспринимают). При взаимодействии и общении социальная перцепция является взаимной. Люди воспринимают, интерпретируют и оценивают друг друга, и верность этой оценки не всегда очевидна.

Существуют механизмы социальной перцепции — это способы, посредством которых люди интерпретируют, понимают и оценивают другого человека. Рассмотрим их подробнее.

1. Эмпатия — это постижение эмоционального состояния другого человека, понимание его эмоций, чувств и переживаний [1]. Во многих психологических источниках эмпатию отождествляют с сочувствием, сопереживанием, симпатией. Это не совсем так, поскольку можно понимать эмоциональное состояние другого человека, но не относиться к нему с симпатией и сочувствием. Хорошо понимая взгляды и связанные с ними чувства других людей, которые ему не нравятся, человек нередко поступает вопреки им.

Субъект способен понимать смысл переживаний другого потому, что он сам когда-то переживал те же эмоциональные состояния. Однако если человек никогда не испытывал подобных чувств, то ему значительно труднее постигать их смысл. Если индивид никогда не переживал состояния аффекта, депрессии или апатии, то он, скорее всего, не поймет, что переживает другой человек в этом состоянии, хотя и может иметь опреде-

* Ассистент кафедры Управления персоналом факультета Управления и предпринимательства

ленные представления о подобных явлениях. Для постижения подлинного смысла чувств другого недостаточно иметь когнитивные представления, необходим и личный опыт. Поэтому эмпатия как способность понимать эмоциональное состояние другого человека развивается в процессе жизни и у пожилых людей может быть более выражена. Вполне естественно, что у близких людей эмпатия по отношению друг к другу развита сильнее, чем у людей, которые знакомы относительно недавно. В то же время существуют люди, обладающие особой проницательностью и способные понимать переживания другого человека даже в том случае, если он стремится их тщательно скрыть. Любая профессиональная деятельность в сфере «человек — человек» (преподаватель, психолог, врач, юрист и др.) требует развития данного механизма социальной перцепции.

2. Аттракция — это особая форма восприятия и познания другого человека, основанная на формировании по отношению к нему устойчивого позитивного чувства. Благодаря положительным чувствам симпатии, привязанности, дружбы, любви и т.д. между людьми возникают определенные отношения, позволяющие более глубоко познать друг друга. Аттракция как механизм социальной перцепции рассматривается обычно в трех аспектах: процесс формирования привлекательности другого человека; результат данного процесса; качество отношений. Результатом действия этого механизма является особый вид социальной установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент.

Аттракция может существовать только на уровне индивидуально-избирательных межличностных отношений, характеризующихся взаимной привязанностью их субъектов. Вероятно, существуют различные причины того, что к одним людям мы относимся с большей симпатией, чем к другим. Эмоциональная привязанность может возникнуть на основании общих взглядов, интересов, ценностных ориентаций или как избирательное отношение к особой внешности человека, его поведению, чертам характера и т. д. Любопытным является то, что такие отношения позволяют лучше понимать другого человека. С известной долей условности можно сказать, что чем больше нам человек нравится, тем больше мы его знаем и лучше понимаем его поступки (если, конечно, речь не идет о патологических формах привязанности).

Аттракция значима также и в деловых отношениях. Поэтому большинство психологов, работающих в сфере бизнеса, рекомендуют профессионалам, связанным с межличностными коммуникациями, выражать к клиентам самое позитивное отношение даже в том случае, если на самом деле они не испытывают к ним симпатии. Таким образом, специалист формирует у себя дополнительный механизм социальной перцепции, позволяющий получить большую информацию о человеке. Однако следует помнить, что чрезмерное и искусственное выражение радости не столько

формирует аттракцию, сколько разрушает доверие людей. Доброжелательное отношение далеко не всегда можно выразить посредством улыбки, особенно если она выглядит фальшивой и слишком устойчивой.

3. Механизм каузальной атрибуции связан с приписыванием человеку причин его поведения [3]. У каждого человека возникают свои предположения о том, почему воспринимаемый индивид ведет себя определенным образом. Приписывая другому те или иные причины поведения, наблюдатель делает это либо на основе сходства его поведения с каким-либо знакомым ему лицом или известным образом человека, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в подобной ситуации. Здесь действует принцип аналогии с уже знакомым или подобным. Любопытно, что каузальная атрибуция может «сработать» даже тогда, когда аналогия проводится с лицом несуществующим и никогда не существовавшим реально, но имеющимся в представлениях наблюдателя, например с художественным образом (образом героя из книги или фильма). Каждый человек имеет громадное количество представлений о других людях и образах, которые сформировались не только в результате встреч с конкретными людьми, но также и под влиянием разнообразных художественных источников. На подсознательном уровне данные образы занимают «равные позиции» с образами людей, реально существующих или существовавших.

Механизм каузальной атрибуции связан с некоторыми аспектами самоощущения индивида, который воспринимает и оценивает другого. Так, если субъект приписал другому негативные черты и причины их проявления, то он скорее всего будет оценивать себя по контрасту как носителя положительных черт. Иногда люди с заниженной самооценкой проявляют чрезмерную критичность по отношению к окружающим, создавая тем самым некий отрицательный субъективно воспринимаемый социальный фон, на котором, как им кажется, они выглядят вполне пристойно. На самом деле — это лишь субъективные ощущения, возникающие как механизм психологической защиты. Целесообразно соблюдать определенные рамки критичности и доброжелательности по отношению к окружающим, ведь каждый человек имеет положительные и отрицательные черты, а также особенности поведения. Кроме того, одни и те же качества по-разному оцениваются в различных ситуациях.

В качестве основных ошибок каузальной атрибуции выделяют следующие:

— Общая тенденция переоценивать роль личностных факторов регуляции поведения и недооценивать влияние ситуационных факторов. При этом наблюдается асимметрия оценок: свои ошибки люди практически всегда связывают с обстоятельствами, а ошибки других людей с их личностными качествами (лень, безответственность, некомпетентность).

— Ошибка «иллюзорных корреляций». Ее суть в том, что всякие действия со стороны другого человека воспринимаются как преднамеренные, роль случайности при этом недооценивается.

— Ошибка «ложного согласия» заключается в том, что индивид считает свое поведение «нормальным» и соответствующим ситуации. У многих людей эта ошибка используется для защиты от обвинений и избегания ответственности.

— Ошибка «неравных возможностей» ролевого поведения. Исходя из этого, получается, что нормы общения дают возможность людям, выполняющим более «привилегированные» роли проявлять только свои плюсы, а в некоторых случаях, наоборот, выполняя «подчиненные» роли люди вынуждены раскрывать свои недостатки.

— «Игнорирование информационной ценности неслучившегося». Часто более важным фактом, результатом взаимоотношений людей является не то, что сказано, а то, что не сказано; не то, что сделано, а то, что не сделано.

4. Идентификация — это способность понять ход рассуждений и мотивацию поведения другого человека в конкретной ситуации. Другими словами, это процесс интеллектуального отождествления себя с другим человеком. Идентификация как механизм социальной перцепции подобна эм-патии. Однако эмпатию можно рассматривать как эмоциональное отождествление субъекта наблюдения, которое возможно на основе прошлого или настоящего опыта подобных переживаний. Что же касается идентификации, то здесь в большей степени происходит интеллектуальное, логическое отождествление, результаты которого тем успешнее, чем более точно наблюдатель определил интеллектуальный уровень того, кого он воспринимает.

Профессиональная деятельность некоторых специалистов связана с необходимостью идентификации, как, например, работа следователя или преподавателя. Ошибка идентификации при неверной оценке интеллектуального уровня другого человека может привести к негативным профессиональным результатам. В широком смысле идентификация как механизм социальной перцепции, сочетаясь с эмпатией, представляет собой процесс понимания, видения другого, постижения личностных смыслов деятельности другого, осуществляемый путем прямого отождествления или попытки поставить себя на место другого.

5. Процесс и результат самовосприятия человека в социальном контексте называется социальной рефлексией [2]. Как механизм социальной перцепции социальная рефлексия означает адекватное понимание субъектом своих собственных индивидуальных особенностей и того, как они проявляются во внешнем поведении; а также осознание того, как он воспринимается другими людьми. Не следует думать, что люди способны

воспринимать самих себя более адекватно, чем окружающих. Так, в ситуации, когда есть возможность посмотреть на себя со стороны — на фотографии или кинопленке, многие остаются весьма недовольны впечатлением, произведенным собственным образом. Это происходит потому, что люди имеют несколько искаженный образ самого себя. Искаженные представления касаются даже внешности воспринимающего человека, не говоря уже о социальных проявлениях внутреннего состояния, поскольку подсознательно, любой человек склонен оценивать себя чуть лучше, чем он есть на самом деле, нежели это представляется другим людям.

В социальной психологии рефлексия — это еще и своеобразный удво -енный процесс зеркальных отражений друг друга, глубокое, последовательное взаимоотражение, содержанием которого является воспроизведение внутреннего мира партнера по взаимодействию, причем в этом внутреннем мире в свою очередь отражается внутренний мир первого исследователя.

Рефлексия как механизм взаимодействия базируется на существовании определенных образов самих индивидов (составляющих образа «Я»):

1. Субъект таков, каков он есть на самом деле (реальное «Я»).

2. Субъект таков, каким он себя представляет (идеальное «Я»).

3. Субъект таков, каким его в реальности видят окружающие.

4. Субъект таков, каким, по его мнению, он представляется окружающим.

Причем, содержание позиций 1 и 3 является объективным, а 2 и 4 -характеризует субъективные представления индивида о самом себе. Для развитой рефлексии характерно совпадение содержания всех четырех позиций у индивида, что говорит о наличии у него адекватной самооценки. В противном случае происходит перекос в одну из сторон (т.е. у индивида выражена завышенная, либо заниженная самооценка).

Таким образом, процесс общения невозможно себе представить без восприятия людьми друг друга. Поскольку межличностное восприятие всегда субъективно, каждому человеку необходимо научиться объективному и адекватному оцениванию людей и ситуаций, в чем и помогут развитые механизмы социальной перцепции. Это умение является незаменимым и важнейшим условием эффективной деятельности для профессий в сфере «человек-человек» (в частности в психолого-педагогической практике).

Список литературы:

1. Андреева Г.М. Социальная психология. — М.: Аспект-Пресс, 2008.

2. Журавлев А.Л., Соснин В.А., Красников М.А. Социальная психология. — М.: ФОРУМ: ИНФРА-М, 2006.

3. Майерс Д. Социальная психология. — СПб.: Питер, 1999.

Структура и механизмы социальной перцепции 2 (стр. 3 из 6)

До нашего времени физиогномика дошла в невероятно упрощенном, анекдотическом варианте. Она приняла вид расхожих сентенций — предрассудков, не имеющих под собой серьезных оснований. «Большой подбородок — властный характер». «Узкие губы — холодность», «большой лоб — признак ума» и т.п. Правда, беспочвенность не мешает им жить и управлять нашим восприятием. Конечно, «высоколобые» от этого не приобретают дополнительных интеллектуальных возможностей, но их восприятие людьми вполне может определяться этим признаком внешности. Физиогномические верования современного человека активно используются в рекламных образах, при создании имиджа политических лидеров и т.д. К ним относятся: жесты и позы человека, походка человека, голос и речь человека.

Перцептивные ситуации.

Итак, воспитываясь в определенней культурной и национальной среде, ребенок усваивает набор экспрессивных средств, с помощью которых среди взрослых принято выражать свои состояния и желания, и одновременно учится «считывать» с поведения и внешности других людей признаки, с помощью которых можно их понять и оценить. Естественно, что при этом наиболее полно, точно воспринимаются те особенности другого, которые «встроены» в цели и задачи общения, обладают ценностью для самого наблюдателя. Результат процесса социальной перцепции определяется тем, как была воспринята и интерпретирована наблюдателем ситуация, в зависимости от этого им будет применен тот или иной механизм социального познания [9].

Механизмы. При изучении структуры социальной перцепции, выделяются некоторые алгоритмы, механизмы межличностного восприятия, которые позволяют нам облегчить процесс восприятия и оценки людей, а также осуществляют роль проводника от внешнего восприятия человека к оценке его внутренних качеств. К таким механизмам социальной перцепции относятся: 1) рефлексия — процесс познания себя при общении с другим индивидуумом; 2) идентификация, эмпатия, аттракция, стереотипизация — механизмы взаимного распознавания оппонентов в процессе общения; 3) каузальная атрибуция — процесс прогнозирования изменений в поведении партнера. Для понимания самого процесса социальной перцепции, необходимо рассмотреть все нюансы функционирования ее механизмов.

«Рефлексия» — механизм социальной перцепции, позволяющий человеку во время общения, познавать самого себя, исходя из самооценки своего поведения. То есть в процессе общения человек представляет себя на месте собеседника и таким образом как бы со стороны оценивает себя, и тем самым имеет возможность корректировать свое поведение. Этот механизм помогает не только понять собеседника, но и позволяет предположить насколько собеседник понимает вас. Таким образом, рефлексия это своеобразный процесс зеркальных отражений друг друга, или по определению И.С. Кона: — “глубокое, последовательное взаимоотражение, содержанием которого является воспроизведение внутреннего мира партнера по взаимодействию, причем в этом внутреннем мире в свою очередь отражается внутренний мир первого исследователя”. Исследование процесса рефлексии, в психологии ведется уже достаточно продолжительное время, еще в конце 19 века Дж. Холмс обратил внимание на механизм рефлексии и описал его на примере диадического общения неких Джона и Генри, приведённой в приложении Б.

Дж. Холмс, описывая пример общения, утверждал, что в действительности в этой ситуации даны как минимум шесть человек: Джон, каков он есть на самом деле; Джон, каким он сам видит себя; Джон, каким его видит Генри. Соответственно такие же “позиции” со стороны Генри. Впоследствии Т. Ньюком и Ч. Кули усложнили ситуацию до восьми персон, добавив еще: Джон, каким ему представляется его образ в сознании Генри, и соответственно тоже для Генри. Развивая данную мысль, можно предположить сколь угодно много таких взаимных отражений, но это всего лишь одни отражения от других, и наоборот. Поэтому для экспериментальных исследований, достаточно ограничиться фиксированием двух ступеней этого процесса. В некоторых психологических исследованиях делаются попытки анализа рефлексивных структур объединенной группы. Тогда сама схема возникающих рефлексий относится не только к диадическому взаимодействию, но к общей деятельности группы и опосредованных ею межличностных отношений.[5]

«Идентификация» (от позднелатинского identifico — отождествлять), является процессом интуитивного отождествления, сравнения субъектом самого себя с другим человеком (группой людей), в процессе межличностной перцепции. Термин “идентификация” является способом распознания объекта восприятия, в процессе уподобление ему. Это, конечно, не единственный способ восприятия, но в реальных ситуациях общения и взаимодействия, люди часто используют данный прием, когда в процессе общения, предположение о внутреннем психологическом состоянии партнера строится на основе попытки поставить себя на его место. Существует множество результатов экспериментальных исследований идентификации — как механизма социальной перцепции, исходя из которых, выявлена взаимосвязь между идентификацией и другим, близким по содержанию явлением, — эмпатией.

«Эмпатия», представляет собой способ понимания другого человека, основанный не на реальном восприятии проблем другого человека, а на стремлении эмоциональной поддержки объекта восприятия. Эмпатия — это аффективное “понимание”, основанное на чувствах и эмоциях субъекта перцепции. Процесс эмпатии в общих чертах сходен с механизмом идентификации, в обоих случаях присутствует умение поставить себя на место другого, взглянуть на проблемы с его точки зрения. Известно, что эмпатия тем выше, чем больше человек способен представить себе одну и ту же ситуацию, с точки зрения разных людей, а следовательно и понять поведение каждого из этих людей.

«Аттракция» (от лат. attrahere — привлекать, притягивать), рассматривается как особая форма восприятия одного человека другим, основанная на устойчивом положительном отношении к человеку. В процессе аттракции люди не просто понимают друг друга, но формируют между собой определенные эмоциональные взаимоотношения. На основе различных эмоциональных оценок, образуется разнообразная гамма чувств: начиная от неприятия, чувства отвращения, к тому или иному человеку, до симпатии, и даже любви к нему. Область исследования механизмов образования различных эмоциональных чувств у воспринимаемого человека, получила название «исследование аттракции». Аттракция также представляется механизмом формирования симпатии между людьми в процессе общения. Гозман в 1987 году дал следующее определение: «Аттракцию можно рассматривать также как особый вид социальной установки на другого человека, в которой преобладает эмоциональный компонент, когда этот “другой” оценивается преимущественно в аффективных категориях». Присутствие аттракции в процессе межличностной перцепции, указывает тот факт, что общение всегда есть реализация определенных отношений (как общественных, так и межличностных), и в основном аттракция более проявляется в межличностных отношениях. Эмпирические исследования аттракции главным образом посвящены выяснению тех факторов, которые приводят к возникновению положительных эмоциональных отношений между людьми, в частности, изучается вопрос о сходстве психологических характеристик субъекта и объекта восприятия, в процессе аттракции (близость партнеров по общению, частота встреч и т.п.). По результатам исследований, выявлялась связь между аттракцией и особым типом взаимодействия, развивающимся между партнерами. Психологи выделили различные уровни аттракции: симпатия, дружба, любовь. Дружба, представляется как вид устойчивых, межличностных отношений, характеризующийся устойчивой взаимной привязанностью их участников, в процессе дружбы усиливается аффилиация (стремление быть в обществе, вместе с другом, друзьями) и ожидание взаимной симпатии.

Симпатия от греч. Sympatheia — влечение, внутреннее расположение это устойчивое, положительное, эмоциональное отношение человека к другим людям или к группам людей, проявляющееся в доброжелательности, приветливости, оказанию внимания, восхищении. Симпатия побуждает людей к упрощенному взаимопониманию, к стремлению познавать собеседника в процессе общения. Любовь, наивысшая степень эмоционально-положительного отношения, воздействуя на субъект восприятия, любовь вытесняет все другие интересы субъекта, а на первый план выводятся отношение к объекту восприятия, объект становится центром внимания субъекта. Исследования механизма аттракции, до сих пор не дали исчерпывающего ответа, на вопрос природы возникновения аттракции, и устойчивости межличностных отношений построенных на любви и дружбе [11].

Атрибуция — приписывание характеристик себе или другому человеку.

Под каузальной атрибуцией понимают интерпретацию поведения партнера по общению путем выдвижения предположений о его мотивах, намерениях, эмоциях, причинах поведения, качествах личности с последующим их приписыванием партнеру. Каузальная атрибуция тем больше определяет социальную перцепцию (восприятие), чем больше дефицит информации о партнере по общению. Результаты приписывания могут стать материалом для формирования социальных стереотипов. Стереотипизация восприятия приводит к двум различным следствиям. Во-первых, к упрощению познания другого человека (людей). Во-вторых, к формированию предубеждений по отношению к представителям различных социальных групп (профессиональных, социо-экономических, этнических и т. д.)

Этапы:

— наблюдение за поведением человека

— логический вывод о намерениях человека

— приписывание человеку мотивов поведения

Перцепция в психологии

Понятие перцепции в психологии

Определение 1

Перцепция – это когнитивный процесс прямого активного отображения человеком разных явлений, объектов, событий, ситуаций. Если данное познание направлено на социальные объекты, то явление называется социальной перцепцией.

Механизмы социальной перцепции можно ежедневно наблюдать в нашей повседневной жизни. Упоминание о перцепции встречались уже в античном мире. Огромный вклад в развитие данного понятия внесли философы, физиологи, деятели искусства, физики. Но самое большое значение этому понятию придаёт психология.

Перцепция — это важная психическая функция познания, которая проявляется в качестве сложного процесса преобразования и получения чувственной информации. Посредством перцепции индивид формирует цельный образ объекта, воздействующий на анализаторы.

Таким образом, перцепция — это своеобразная форма сенсорного отображения.

Характеристики и свойства перцепции

Данный процесс имеет такие основные показатели:

  • определение отдельных параметров;
  • тактичная абсорбция данных;
  • образование точного чувственного образа восприятия.

Перцепция находится в тесном сотрудничестве с логикой, мышлением, вниманием и памятью. Она определяется стимулированием индивида и имеет эмоциональной окрас конкретного типа.

Замечание 1

Основными характеристиками перцепции выступают: структурность, апперцептивность, вещественность, контекстность, рациональность, осознанность.

Факторы перцепции

Факторы перцепции делятся на два типа:

  • внутренние;
  • внешние.

К внешним факторам относятся: насыщенность, размер, новизна, противоположность, цикличность, движение, различимость, определяемость

К внутренним факторам перцепции относятся:

  1. стимулирование, состоящее в визуальном рассмотрении индивидом всего важного и значимого для нее, того, в чём она нуждается;
  2. установки личностного восприятия, когда ожидания человека сводятся к тому, чтобы увидеть то, что было рассмотрено раньше в идентичной ситуации;
  3. опыт, открывающий возможности восприятия того, что уже знакомо, изучено в течение жизнедеятельности, как самой личностью, так и другими людьми;
  4. специфика характера личности, отражающая индивидуальную специфику восприятия. Каждый человек обладает различным характером, имеет разный темперамент, что приводит к разному взгляду на одни и те же вещи, их разному восприятию;
  5. восприятие собственной личности. У каждого человека имеется своя призма восприятия, отражающая свой воспринимающий механизм.

Взаимодействие с социумом при помощи восприятия

Широко применяется в психологии понятие разновидности нашего восприятия — социальная перцепция.

Определение 2

Социальная перцепция – это осознанное восприятие, принятие и адекватное оценивание собственной личности, других людей, иных объектов общества.

Этот термин был введен в научную практику в 1947 году психологом Д. Брунером. Внедрение в психологию данного термина открыло ученым возможности иного взгляда на проблемы и задачи людского восприятия. Являясь социальным существом, человек выступает субъектом реализации разнообразных социальных отношений, разного качества и количества.

Социальные свойства присущи каждой личности. Именно в социальной среде человек становится личностью. Прохождение процесса социализации является важным этапом развития и формирования основных духовно-нравственных свойств.

В процессе своей жизнедеятельности происходит постоянное построение коммуникативных связей различных типов. Характер этих взаимоотношений зависит личностного восприятия личности объектов социального мира.

Положительное или отрицательное отношение индивида к людям, находящимся в его окружении определяется его восприятием и проведением оценки партнёров по коммуникации. Выделяют три основных формы проявления социальной перцепции:

  • восприятие человеком. Реализуется, посредством создания образа восприятия окружающих людей на основе их внутренних и внешних свойств;
  • восприятие членами группы. Происходит оценка того социального коллектива, в котором состоит индивид;
  • групповое восприятие. Оно связано с оценкой качеств членов группы и восприятием других групп и их членов.

Восприятие начинается с оценки личности внешнего облика объекта. Как говорится, «встречают по одежке». Только потом происходит восприятие объекта по его внутренним параметрам т.е. проводится оценка модели его поведения. На основании проведенной внутренней и внешней оценки, личность воспринимает объект определенным образом и строит с ним соответствующую восприятию коммуникативную связь.

Важное значение имеет первое впечатление, произведенное человеком. Очень часто оно оказывает решающее влияние на развитие дальнейших отношений. Люди обращают внимание на приветливость личности, ее эмоциональный настрой, мимику, жесты. Если человек улыбается, то он уже располагает к себе и обеспечивает переход на следующий этап построения коммуникативной связи.

Выделяют три основных критерия, определяющих восприятие человека и формирование первого впечатления о нем:

  1. Показатель превосходства. Если человек имеет превосходящий уровень развития в каком-то направлении, оценивающей личности, то он может восприняться ею, в качестве превалирующего и в иных областях. Оценка своих свойств претерпевает, в этом случае, изменение. Такое восприятие свойственно для людей, имеющий заниженную самооценку. Это приводит к тому, что они через чур доверяют мнению окружающих и, даже полагаются на него в критических ситуациях, независимо от своего негативного отношения к данному субъекту.
  2. Показатель привлекательности — это специфический фактор социальной перцепции, посредством которого проводится анализ достоинств членов социальной группы. В этом процессе происходит акцентирование внимания на оценке внешних свойств, а психологическим и иным внутренним качествам не уделяется должное внимание.
  3. Показатель отношения – базируется на ответном восприятии личностью социального субъекта, отражающим отношение субъекта к нему. Такой процесс восприятия может иметь, как положительные, так и отрицательные последствия. Отрицательные последствия проявляются в том, что при положительном отношении и дифференциации жизненной позиции, личность начинает переоценивать свойства окружающих людей, придавая им положительные качества, которые на самом деле такими не являются.

Механизмы социальной перцепции

Перцепция характеризуется специфическими особенностями практической реализации её механизмов.

Рисунок 1. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Основными механизмами социальной перцепции выступают:

  • стандартизация, опирающаяся на развитие устойчивой модели или четкого представления об определенных людях, процессах, ситуациях и явлениях, характерных для каждого члена социального коллектива, представителем которого является данная личность;
  • отождествление, проявляющееся в интуитивном распознавании и познании личности или социальной группы в коммуникативной ситуации, при которой происходит проведение сравнения или проведение параллели внутреннего состояния сотоварищей;
  • эмпатия, заключающаяся в эмоциональном сочувствии окружающим, умении понимать и принимать других личностей, посредством оказания им эмоционального содействия и внедрения в их личностные чувства и переживания;
  • рефлексия, то есть организация процесса самопознания с помощью системы взаимоотношений с другими людьми;
  • отклонение – ориентация процесса познания другой личности за счет наличия позитивного устойчивого чувства;
  • установление причинно-следственных связей, проявляющийся в построении прогнозов чувственной стороны и действий людей, находящихся в зоне ближайшего окружения.

Рисунок 2. Механизмы социальной перцепции. Автор24 — интернет-биржа студенческих работ

Особенностью реализации процесса межличностного познания является проведение оценки, имеющихся свойств физиологического характера и специфики поведенческих реакций.

В этой связи социальная перцепция находится в зависимости от эмоций, мотивов, мнений, установок, недоверчивости, предвзятости обоих участников коммуникативной связи.

В социальной перцепции встречается также субъективный мониторинг другой личности. Перцепция — является непростым устройством психологического взаимодействия личности и объекта ее восприятия. Такое взаимодействие осуществляется на основе большого количества факторов, воздействующих на реализацию данного процесса.

Технология развития перцептивного восприятия

В психологии выделяют разнообразные методы развития социальной перцепции. Одним из популярных методик выступает концепция психолога Экмана. Им было предложено начинать восприятия личности, путем сосредоточение внимания на трех приоритетных областях человеческого лица. Это: лоб, нос и подбородок. Концентрировать внимание именно на них, необходимо потому, что они отражают такие эмоциональные состояния, как гнев, грусть, страх и отвращение.

Если научиться правильно воспринимать мимику, то можно получить более полное представление о личности, поняв какие чувства и эмоции она испытывает в различных ситуациях.

Психология активно применяет эту технологию, поскольку она позволяет упростить построение системы коммуникации с лицами, имеющими психические отклонения, проблемы в развитии.

Применение данной технологии перцепции требует учета внешних и внутренних факторов: возрастных особенностей, эмпирические навыки, специфические свойства личности.

Механизмы социальной перцепции — презентация онлайн

1. «Механизмы социальной перцепции»

Выполнила: Махмудова Аминат
216 группа

2. Существует такое понятие, как социальная перцепция, что в переводе с латинского (perceptio), означает «восприятие». Применительно к психологии

Существует такое понятие, как социальная перцепция, что в переводе с
латинского (perceptio), означает «восприятие». Применительно к
психологии общества рассматривается то, как человек видит ситуацию,
какие делает выводы. И самое главное, отмечают психологи, каких
поступков следует ожидать от того или иного индивидуума,
принадлежавшего к определенной группе единомышленников.

3. Для социальной перцепции характерны следующие функции: -Самопознание; -Познание собеседника, партнера; — Налаживание контактов в коллектив

Для социальной перцепции характерны следующие функции:
-Самопознание;
-Познание собеседника, партнера;
— Налаживание контактов в коллективе в процессе совместной
деятельности;
— Установление позитивного микроклимата.
Социальная перцепция изучает манеры поведения между
личностями с разными уровнями развития, но принадлежавшими
к одному обществу, коллективу. Поведенческие реакции
формируются на основе социальных стереотипов, знание которых
объясняет модели коммуникации.

4. Существует два аспекта социальной перцепции в изучении процессов психологической совместимости. Это следующие вопросы: -Исследование соц

Существует два аспекта социальной перцепции в изучении процессов
психологической совместимости.
Это следующие вопросы:
-Исследование социальных и психологических особенностей отдельного
субъекта и объекта восприятия;
-Анализ механизма межличностного общения.
С целью обеспечения познания и понимания другого человека, а также самого
себя в процессе общения, существуют специальные механизмы социальной
перцепции, позволяющие делать прогнозы в отношении поступков партнеров по
общению.

5. Механизмы социальной перцепции Инструменты, которыми пользуется социальная перцепция, обеспечивают налаживание коммуникации между личн

Механизмы социальной перцепции
Инструменты, которыми пользуется социальная
перцепция, обеспечивают налаживание коммуникации
между личностями и заключаются в следующих понятиях:
Идентификация;
— Эмпатия;
-Аттракция;
— Рефлексия;
-Стереотипизация;
— Каузальная атрибуция.

6. Метод идентификации заключается в том, что психолог пытается поставить себя на место собеседника. Чтобы познать человека, необходимо усво

Метод идентификации заключается в том, что психолог пытается
поставить себя на место собеседника. Чтобы познать человека,
необходимо усвоить его шкалу ценностей, нормы поведения, привычки и
вкусовые пристрастия. Согласно этому методу социальной перцепции,
человек ведёт себя таким образом, каким, по его мнению, мог бы
повести себя собеседник.
Эмпатия – сопереживание другому лицу. Копирование эмоционального
настроя собеседника. Только отыскав эмоциональный отклик, можно
составить правильное представление о том, что творится на душе у
собеседника.

7. Аттракция (привлечение) в понятии социальной перцепции рассматривается как специальная форма познания партнера при сформированном устой

Аттракция (привлечение) в понятии социальной перцепции
рассматривается как специальная форма познания партнера при
сформированном устойчивом чувстве к нему. Такое понимание может
иметь форму дружбы или любви. Рефлексия – осознание себя в глазах
собеседника. При проведении беседы человек как бы видит себя со
стороны партнера. Что о нем думает другой человек и какими
качествами наделяет его. Познание себя в понятии социальной
перцепции невозможно без открытости к другим людям.

8. Каузальная атрибуция от слов «кауза» – причина и «атрибут» – ярлык. Человека наделяют качествами, сообразно его поступкам. Социальная пер

Каузальная атрибуция от слов «кауза» – причина и «атрибут» –
ярлык. Человека наделяют качествами, сообразно его поступкам.
Социальная перцепция определяет следующие типы каузальной
атрибуции: Личностная – когда причина исходит от самого
человека, совершившего тот или иной поступок; Объектная – если
причиной поступка послужил объект (субъект), на которого было
направлено то или иное действие; Обстоятельственная – условия,
при которых был совершен тот или иной акт.

9. Социальный стереотип – это восприятие какого-либо собеседника, основанное на базе личного жизненного опыта. Если человек принадлежит к ка

Социальный стереотип – это восприятие какого-либо собеседника, основанное
на базе личного жизненного опыта. Если человек принадлежит к какой-либо
социальной группе, его воспринимают как часть некоего сообщества, со всеми
его качествами. Клерка воспринимают иначе, чем сантехника.
Социальная перцепция разделяет следующие виды стереотипов:
-Этнические;
-Профессиональные;
— Гендерные;
-Возрастные.
При общении людей из разных социальных групп могут возникнуть
противоречия, которые сглаживаются при решении общих задач.

Интерактивная технология как инструмент формирования социально-личностных компетенций у обучающихся на уроках обществознания

О

Аннотация: в статье показана результативность использования педагогами ГБОУ г. Москвы «Школа № 1985»  интерактивных технологий в рамках конвергентных уроков «обществознание-психология» при изучении основ социальной психологии. Описан принцип составления заданий на основе данных о реальных случаях из жизни подростков. Показано преимущество изучения смежных предметов в повышении учебной мотивации и формировании социально-личностных компетенций, что способствует приобретению обучающимися системных знаний, универсальных навыков и приемов. По мнению авторов, анализируя конкретные жизненные ситуации, школьники быстрее обучаются алгоритму действий в различных ситуациях, видят перспективу для саморазвития и самореализации личности, становятся успешнее в социальном взаимодействии.

Ключевые слова: решение ситуационных задач, практические навыки, тренинги, социально-личностные компетенции, интерактивные технологии, конвергенция.
Современная система образования в большей степени ориентирована на развивающую сторону обучения и предполагает формирование у школьников умения учиться как условие успешности их обучения и развития.

В первую очередь, интерактивная технология обучения подразумевает активное взаимодействие между учениками. На уроках применяются моделирование различных жизненных ситуаций, ролевые игры, решение вопросов в группах и другие различные виды обучения, что делает урок интересным и насыщенным. Интерактивная технология направлена, прежде всего, на формирование междисциплинарной образовательной среды, которая и позволяет сформировать у школьников целостное представление об обществе, самом себе, социокультурном мире и реализовать свой творческий и интеллектуальный потенциал.
Освоение содержания образования происходит за счет реализации проектно-исследовательской формы учебной деятельности, как движущего фактора в развитии естественного любопытства и мотивационных установок.
Основные функции данного подхода:

1) Мотивационная функция.
Определяет цели, ценности и результаты образовательно-познавательной деятельности обучающегося.
2) Организационная функция.
Организовывает взаимодействие обучающихся в рамках решения ситуационной задачи, основанной на описании реальной ситуации, помогает понять, какие этапы необходимо пройти для достижения цели.
3) Прогностическая функция.
Способствует развитию мотивационного и личностного потенциала за счет разницы между реальным знанием обучающегося и тем уровнем, который он желает достичь в процессе применения своих умений на практике. Закладываются основы для дальнейшего развития школьника.

Авторы статьи используют данную технологию при проведении конвергентных уроков «обществознание-психология» в групповом формате в процессе изучения основ социальной психологии.
На уроке обществознания на тему «Общение как взаимодействие» обучающимся предлагалось разыграть ситуацию, в которой должно быть организовано интерактивное общение между членами группы, в состав которой входят:
сверхобщительная девушка, которая терпеть не может разговоры о здоровье;
— застенчивый, ригидный спортсмен, у которого недавно была тяжелая травма;
— опытный массажист, и при этом доминантный собеседник;
— интроверт, который плохо владеет русским языком, он же специалист по восточной медицине, которому необходима практика.

Школьникам также надо было разработать рекомендации по организации интерактивного общения в группе и ответить на следующие вопросы:
1. Достигнуто ли понимание между членами группы?
2. Можно ли назвать взаимодействие между участниками группы интерактивным?
В процессе изучения темы «Общение как понимание» обучающимся предлагались следующие задания:

Задание 1
Составить синквейн «СОЦИАЛЬНАЯ ПЕРЦЕПЦИЯ».

Задание 2 
Проанализировать ситуации и ответить на вопрос: Какие механизмы социальной перцепции отражены?

Ситуация 1:
Актеру нужно «подстроиться» под настроение персонажа, попытаться мыслить и чувствовать точно так же, как он. Для этого ему необходимо спародировать его речь, мимику и движения. Человек, исполняющий роль актера, стремится уловить характерные черты своего героя, чтобы потом отобразить их на сцене.
Ситуация 2: 
При прочих равных условиях люди труднее принимают позицию того человека, к которому испытывают эмоциональное отрицательное отношение (неприязнь, антипатия, ненависть).
Ситуация 3:
Ребенок хочет быть похожим на папу.
Ситуация 4:
Человек заступается за своего товарища в сложной конфликтной ситуации.
Ситуация 5: 
Школьник, анализируя прочитанное произведение, задает себе вопрос: Как бы я поступил в данной ситуации?

Задание 3
Проанализировать ситуацию и дать совет молодому человеку.
Ситуация: молодой человек в своей жизни не проявил каких-то выдающихся способностей. Он ничего не умеет и у него редко что-либо получается. Но он не прилагает никаких усилий, чтобы изменить сложившуюся ситуацию. Другие люди часто говорят ему, что пора принимать меры, поменять свою жизнь, и молодой человек даже соглашается с советчиками. Но он продолжает ничего не делать и при этом испытывает разочарование в жизни, полностью утратил к ней интерес.
Далее необходимо дать ответы на следующие вопросы:
Насколько трудно было поставить себя на место молодого человека?
Как вы думаете, какие чувства испытывал молодой человек?
Трудно ли поставить себя на место другого человека, понять его переживания и на этой основе дать ему совет?

Задание 4
Обучающиеся класса делятся на группы по 5 человек. Каждая группа садится в круг. Им выдаются карточки, которые они держат перед собой. При этом сами они не видят написанного, текст виден другим участникам группы. Им дается тема для обсуждения и в процессе общения они должны догадаться, кто какую позицию занимал.
Позиции в общении:
— Обращайтесь со мной как с лидером
— Игнорируйте меня
— Спорьте со мной
— Выслушивайте меня внимательно
— Соглашайтесь со мной

Задание 5
Класс делится на две группы, каждой из которых раздаются одинаковые комплекты фотографий. Ребятам необходимо было описать характер человека по его внешним признакам и статусу в обществе. Например, под одинаковыми фотографиями у одной группы была подпись — преступник, а у другой – ученый. В зависимости от предлагаемого статуса человека изменялись описания школьников.
После завершения работы над заданием им предлагалось ответить на вопросы:
1) Какие механизмы социальной перцепции повлияли на мнения участников?
2) Какие признаки были интерпретированы и оценены?
3) Какие ошибки в восприятии проявились при описании характера человека?

В рамках урока по теме «Наука» обучающимся предлагалось рассмотреть вопрос «Какова роль науки в современном мире?» с позиции «ученых», «политиков», «обывателей», «реалистов». Ребята самостоятельно организовали учебное взаимодействие в группе, формулировали свою точку зрения и представили свои проекты. Анализ статей по данной тематике позволил определить проблемные точки в развитии науки на современном этапе и выделить перспективные направления.
На уроках обучающиеся знакомятся с конкретными ситуациями, основанными на реальных случаях из жизни подростков, пытаются разобраться в сути каждой конкретной проблемы и предложить возможные решения, выбрать из них лучшее. Задания также включали в себя вопросы, отвечая на которые, школьники могли составить более целостное представление об обществе, самом себе, социокультурном мире и мире деятельности. Работа с участниками велась в мини-группах из четырех-пяти человек.

В процессе решения ситуационных задач отрабатывались навыки распределения ролей (обязанностей) в команде; оперативного реагирования на ситуацию; принятия верного управленческого решения в условиях ограничений по времени. Такой подход позволяет быстрее обучать школьников алгоритму действий в различных ситуациях.
Обучающиеся отмечали, что данные уроки способствуют расширению имеющихся знаний и применению их на практике (57% опрошенных), улучшают навыки взаимодействия в классе (71% опрошенных), повышает интерес к учебе
(46% опрошенных). Результаты проведенной диагностики показывают, что повышение уровня мотивации происходит за счет соревновательного плана в контексте личностной и групповой успешности решения задач.
Мотивация влияет на продуктивность учебного процесса и определяет успешность познавательной деятельности. Процесс обучения только тогда станет для обучающихся радостным и привлекательным, когда они будут узнавать новое самостоятельно: проектировать, конструировать, исследовать, открывать, т.е. познавать мир в подлинном смысле этого слова. Познание путем вовлечения в процесс своих умственных, духовных сил. А это возможно только при самостоятельной учебно-познавательной деятельности с использованием современных педагогических технологий. Таким образом, успешная реализация интерактивной технологии способствует повышению учебно-познавательной мотивации на уроке.

Список литературы:

1. Обществознание. Профильный уровень. Учебник для 10 класса общеобразовательных учреждений. / [Л. Н. Боголюбов, А. Ю. Лазебннкова, Н. М. Смирнова и др.]; под ред. Л. Н. Боголюбова и др. – М.: Просвещение, 2014.
2. Радостева С. А. Технология проблемного обучения и самостоятельная деятельность обучающегося [Текст] // Педагогика: традиции и инновации: материалы VI Междунар. науч. конф. (г. Челябинск, февраль 2015 г.). — Челябинск: Два комсомольца, 2015. – С. 158-160. – URL https://moluch.ru/conf/ped/archive/147/7096/ (дата обращения: 21.04.2019).

Горячев Павел Юрьевич,
учитель истории и обществознания
ГБОУ г. Москвы «Школа № 1985»
[email protected] 
и
Конорюкова Инна Владимировна,
педагог-психолог
ГБОУ г. Москвы «Школа № 1985»
[email protected]

Ответственные за размещение информации:
Виктория Разводовская и Алена Чернолихова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Особенности социальной перцепции как компонента общения в юношеском возрасте

Жданова Надежда Андреевна,студенткаФГБОУ ВО «ШГПУ»,г. Шадринск[email protected]

Коновалова Ольга Вячеславовна, доцент, канд. психол. наук, доцент кафедры психологии развития и педагогической психологии ФГБОУ ВО «ШГПУ» г. Шадринск

Особенности социальной перцепции как компонента общения

в юношеском возрасте

Аннотация.Встатье рассматриваются позиции отечественных психологов по вопросамсоциальной перцепциикак компонента общения,определения социальной перцепции,описывается структура и механизмы восприятия человека человеком,факторы,препятствующие восприятию иособенности перцептивного компонента общенияв юношеском возрасте.Ключевые слова:общение, перцептивная сторона общения, социальная перцепция, механизмы социальной перцепции, юношеский возраст.

Современная действительность характеризуется качественным усложнением жизни человека, происходят изменения социально –политических условий развития, увеличиваются коммуникативные связи между человеком и окружающим его миром, развиваются и внедряются новые информационные технологии ит.д.Для того чтобы успешно взаимодействовать с внешним миром человеку приходится напротяжении всей жизни постоянно вступать в контакты с другими людьми, формировать межличностные отношения, целые группы, в которых каждый член группы является субъектом многочисленных и многообразных отношений. Таким образом, общение занимает центральное место в жизни любого человека, которое позволяет адекватно понимать и воспринимать окружающий мир. Проблемой общения занималисьтакие ученые как Б.Ф.Ломов, И.Л.Руденко, И.П.Шкуратова, С.П.Безносов,В.В.Латынов, В.А.Толочек и другие. Многие из них разделят точку зрения Г.М. Андреевой, которая выделила три стороны общения.Коммуникативная сторона общения предполагает обмен информацией между индивидами. Интерактивная сторона общения включает в себя обмен не только знаниями и идеями, но и действиями.Социально –перцептивная сторона общения рассматривается как установление взаимопонимания между партнерами, основанное на восприятии друг друга.Каждый из сторон общения занимает равноценноезначение в процессе общения. Однако следует отметить, что наиболее разработанными являются коммуникативная и интерактивная стороны общения. Социальноперцептивная сторона общения освещается в научной литературе намного реже, в свою очередь именно эта сторона общения является начальным механизмом запускающим процесс общения, направляющим его в то или иное русло. Человек вступает в общении как личность, так как он воспринимается партнером по общению как личность. Воспринимая внешние х

Нейронные и поведенческие сигнатуры человеческого социального восприятия

  • 1.

    Akechi, H. et al. . Внимание к зрительному контакту на Западе и Востоке: вегетативные реакции и оценочные рейтинги. PloS one 8 , e59312, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0059312 (2013).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 2.

    Уошберн, Д. А., Смит, Дж. Д. и Тальялатела, Л.A. Индивидуальные различия в метакогнитивной реактивности: когнитивные и личностные корреляты. J Gen Psychol 132 , 446–461, https://doi.org/10.3200/GENP.132.4.446-461 (2005).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 3.

    Эллисон Т., Пьюс А. и Маккарти Г. Социальное восприятие на основе визуальных сигналов: роль региона СС. Тенденции в когнитивных науках 4 , 267–278 (2000).

    CAS Статья Google ученый

  • 4.

    Фрит К. Д. Социальный мозг? Философские труды Лондонского королевского общества. Серия B, Биологические науки 362 , 671–678, https://doi.org/10.1098/rstb.2006.2003 (2007).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 5.

    Дин, Б., Колдевин, К., Канвишер, Н.& Сакс, Р. Функциональная организация социального восприятия и познания в верхней височной борозде. Кора головного мозга 25 , 4596–4609, https://doi.org/10.1093/cercor/bhv111 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 6.

    Канаи, Р. и Рис, Г. Структурная основа межличностных различий в человеческом поведении и познании. Природные обзоры. Неврология 12 , 231–242, https: // doi.org / 10.1038 / nrn3000 (2011 г.).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 7.

    Моришима, Ю., Шунк, Д., Брюхин, А., Рафф, К. и Фер, Э. Связывание структуры мозга и активации височно-теменного соединения для объяснения нейробиологии альтруизма человека. Neuron 75 , 73–79, https://doi.org/10.1016/j.neuron.2012.05.021 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 8.

    Эрес, Р., Десети, Дж., Луис, В. Р. и Моленберг, П. Индивидуальные различия в локальной плотности серого вещества связаны с различиями в аффективной и когнитивной эмпатии. NeuroImage 117 , 305–310, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2015.05.038 (2015).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 9.

    Холмс, А. Дж. и др. . Индивидуальные различия в анатомии миндалевидного тела и медиальной префронтальной области связывают отрицательный аффект, нарушение социального функционирования и риск полигенной депрессии. Журнал нейробиологии: официальный журнал Общества нейробиологии 32 , 18087–18100, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.2531-12.2012 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 10.

    Канаи, Р., Бахрами, Б., Ройланс, Р. и Рис, Г. Размер социальной сети в Интернете отражается в структуре человеческого мозга. Известия. Биологические науки / Королевское общество 279 , 1327–1334, https: // doi.org / 10.1098 / rspb.2011.1959 (2012).

    CAS Статья Google ученый

  • 11.

    ван дер Мейлен, М., ван, И. М. Х. и Кроун, Э. А. Нейронные корреляты просоциального поведения: компенсация социальной изоляции в игре в кибербол с четырьмя игроками. PloS one 11 , e0159045, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0159045 (2016).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 12.

    Йодер, К. Дж. И Десети, Дж. Хороший, плохой и справедливый: чувствительность к правосудию предсказывает нейронную реакцию во время моральной оценки действий, совершаемых другими. Журнал нейробиологии: официальный журнал Общества нейробиологии 34 , 4161–4166, https://doi.org/10.1523/JNEUROSCI.4648-13.2014 (2014).

    CAS Статья Google ученый

  • 13.

    Nummenmaa, L., Engell, A. D., von dem Hagen, E., Хенсон, Р. Н. и Колдер, А. Дж. Признаки аутистического спектра предсказывают нейронную реакцию на взор у типичных людей. NeuroImage 59 , 3356–3363, https://doi.org/10.1016/j.neuroimage.2011.10.075 (2012).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 14.

    Ван Д. и Лю Х. Функциональная архитектура взаимодействия человеческого мозга: не все одинаковы. Нейробиолог: обзорный журнал по нейробиологии, неврологии и психиатрии 20 , 432–438, https: // doi.org / 10.1177 / 1073858414543290 (2014).

    Артикул Google ученый

  • 15.

    Kong, R. et al. . Пространственная топография индивидуальных корковых сетей предсказывает человеческое познание, личность и эмоции. Кора головного мозга , https://doi.org/10.1093/cercor/bhy123 (2018).

    Артикул Google ученый

  • 16.

    Adelstein, J. S. et al. .Личность отражается во внутренней функциональной архитектуре мозга. PloS one 6 , e27633, https://doi.org/10.1371/journal.pone.0027633 (2011).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 17.

    Ангелидес, Н. Х., Гупта, Дж. И Викери, Т. Дж. Связь между состоянием покоя и характерной импульсивностью. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология 12 , 1001–1008, https: // doi.org / 10.1093 / scan / nsx031 (2017).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 18.

    Пфайффер, У. Дж., Фогели, К. и Шильбах, Л. От отслеживания взгляда к двойному отслеживанию взгляда: новые подходы к исследованию нейронных коррелятов взгляда в социальном взаимодействии. Обзоры неврологии и биоповеденческих исследований 37 , 2516–2528, https://doi.org/10.1016/j.neubiorev.2013.07.017 (2013).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 19.

    Саитович, А. и др. . В Open Journal of Psychiatry 32–38 (2013).

  • 20.

    Шевалье, К. и др. . Измерение социального внимания и мотивации при расстройстве аутистического спектра с помощью отслеживания взгляда: тип стимула имеет значение. Исследование аутизма: официальный журнал Международного общества аутизма Research , https://doi.org/10.1002/aur.1479 (2015).

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Клин А., Джонс В., Шульц Р., Фолькмар Ф. и Коэн Д. Паттерны визуальной фиксации во время рассмотрения натуралистических социальных ситуаций как предикторов социальной компетентности у людей с аутизмом. Архив общей психиатрии 59 , 809–816 (2002).

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Саитович, А. и др. . Настройка восприятия взгляда посредством временного ингибирования ССВ. Кора головного мозга 26 , 2823–2831, https: // doi.org / 10.1093 / cercor / bhw045 (2016).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 23.

    Уильямс, Д. С., Детре, Дж. А., Ли, Дж. С. и Корецкий, А. П. Магнитно-резонансная томография перфузии с использованием спиновой инверсии артериальной воды. Proc Natl Acad Sci USA 89 , 212–216 (1992).

    ADS CAS Статья Google ученый

  • 24.

    Детре, Дж.A., Wang, J., Wang, Z. & Rao, H. Артериальная спин-меченная перфузионная МРТ в фундаментальной и клинической неврологии. Текущее мнение в неврологии 22 , 348–355, https://doi.org/10.1097/WCO.0b013e32832d9505 (2009).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 25.

    Харезлак, К. и Каспровски, П. Применение айтрекинга в медицине: обзор, проблемы исследования и проблемы. Comput Med Imaging Graph 65 , 176–190, https: // doi.org / 10.1016 / j.compmedimag.2017.04.006 (2018).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 26.

    Барон-Коэн, С., Уилрайт, С., Скиннер, Р., Мартин, Дж. И Клабли, Е. Коэффициент аутистического спектра (AQ): данные по синдрому Аспергера / высокофункциональному аутизму , мужчины и женщины, ученые и математики. Журнал аутизма и нарушений развития 31 , 5–17 (2001).

    CAS Статья Google ученый

  • 27.

    Канаи, Р. и др. . Структура мозга связывает одиночество с социальным восприятием. Текущая биология: CB 22 , 1975–1979, https://doi.org/10.1016/j.cub.2012.08.045 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 28.

    Исаакович Д.М. Взгляд оптимиста. Pers Soc Psychol Bull 31 , 407–415, https://doi.org/10.1177/0146167204271599 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 29.

    Rosler, A. et al. . Влияние эмоциональных сцен возбуждения на распределение зрительно-пространственного внимания: изменения с возрастом и ранней подкорковой сосудистой деменцией. Журнал неврологических наук 229–230 , 109–116, https://doi.org/10.1016/j.jns.2004.11.007 (2005).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 30.

    Кляйн, Дж. Т., Шеперд, С. В. и Платт, М. Л. Социальное внимание и мозг. Текущая биология: CB 19 , R958–962, https://doi.org/10.1016/j.cub.2009.08.010 (2009).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 31.

    Фрит К. Д. и Фрит У. Механизмы социального познания. Ежегодный обзор психологии 63 , 287–313, https://doi.org/10.1146/annurev-psych-120710-100449 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 32.

    Roux, P., Passerieux, C. & Ramus, F. Исследование намеренного восприятия движений у пациентов с шизофренией с отслеживанием взгляда. Журнал психиатрии и нейробиологии: JPN 40 , 118–125 (2015).

    Google ученый

  • 33.

    Хорли, К., Уильямс, Л. М., Гонсалвез, К. и Гордон, Э. Лицом к лицу: визуальные доказательства аномальной обработки мимики при социальной фобии. Психиатрические исследования 127 , 43–53, https: // doi.org / 10.1016 / j.psychres.2004.02.016 (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 34.

    Шофилд, К. А., Джонсон, А. Л., Инхофф, А. В. и Коулз, М. Е. Социальная тревога и трудности с выделением угрозы: данные слежения за глазами. Cogn Emot 26 , 300–311, https://doi.org/10.1080/02699931.2011.602050 (2012).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 35.

    Константино, Дж. Н. и др. . Просмотр младенцами социальных сцен находится под генетическим контролем и нетипичен для аутизма. Nature 547 , 340–344, https://doi.org/10.1038/nature22999 (2017).

    ADS CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 36.

    Исик, Л., Колдевин, К., Билер, Д. и Канвишер, Н. Восприятие социальных взаимодействий в задней верхней височной борозде. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America 114 , E9145 – E9152, https://doi.org/10.1073/pnas.1714471114 (2017).

    CAS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 37.

    Пелфри, К. А., Моррис, Дж. П. и Маккарти, Г. Улавливание намерений других: воспринимаемая интенциональность действия влияет на активность в верхней височной борозде во время социального восприятия. Журнал когнитивной нейробиологии 16 , 1706–1716, https://doi.org/10.1162/08989247900 (2004).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 38.

    Херрингтон, Дж. Д., Нимберг, К. и Шульц, Р. Т. Выполнение биологической двигательной задачи позволяет прогнозировать активность верхней височной борозды. Мозг и познание 77 , 372–381, https://doi.org/10.1016/j.bandc.2011.09.001 (2011).

    Артикул PubMed Google ученый

  • 39.

    Сато В., Кочияма Т., Уоно С. и Йошикава С. Динамика активности верхней височной борозды в ответ на взгляд: комбинированное исследование фМРТ и МЭГ. Социальная когнитивная и аффективная нейробиология 3 , 224–232, https://doi.org/10.1093/scan/nsn016 (2008).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 40.

    Пелфри, К. А. и Картер, Э. Дж. Мозговые механизмы для социального восприятия: уроки аутизма и типичного развития. Анналы Нью-Йоркской академии наук 1145 , 283–299, https://doi.org/10.1196/annals.1416.007 (2008).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 41.

    Zilbovicius, M. et al . Аутизм, социальное познание и верхняя височная борозда. Открытый журнал психиатрии , 46–55 (2013).

    Артикул Google ученый

  • 42.

    Саитович, А. и др. . Социальное познание и верхняя височная борозда: последствия аутизма. Revue Neurologique 168 , 762–770, https://doi.org/10.1016/j.neurol.2012.07.017 (2012).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • 43.

    Kaiser, M. D. et al. . Нейронные сигнатуры аутизма. Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 107 , 21223–21228, https: // doi.org / 10.1073 / pnas.1010412107 (2010).

    ADS Статья PubMed PubMed Central Google ученый

  • 44.

    Янг, С. Н. Нейробиология человеческого социального поведения: важная, но игнорируемая тема. Журнал психиатрии и нейробиологии: JPN 33 , 391–392 (2008).

    ADS Google ученый

  • 45.

    Чен, Дж. Дж., Янн, К. и Ван, Д.J. Характеристика функции мозга в состоянии покоя с помощью маркировки спина артерий. Brain Connect 5 , 527–542, https://doi.org/10.1089/brain.2015.0344 (2015).

    Артикул PubMed PubMed Central Google ученый

  • 46.

    Адольфс Р. Когнитивная нейробиология человеческого социального поведения. Природные обзоры. Neuroscience 4 , 165–178, https://doi.org/10.1038/nrn1056 (2003).

    CAS Статья PubMed Google ученый

  • Барьеры к точному социальному восприятию — организационное поведение

    1. Как менеджеры и организации могут минимизировать негативное влияние стереотипов и других препятствий на пути точного социального восприятия в межличностных отношениях?

    В процессе восприятия можно выделить несколько барьеров, которые снижают точность нашего восприятия.Этими барьерами являются (1) стереотипы, (2) избирательное восприятие и (3) защита восприятия. Каждый из них будет кратко рассмотрен, поскольку он связан с социальным восприятием в рабочих ситуациях (см. (рисунок) ).

    (авторство: Copyright Rice University, OpenStax, в соответствии с лицензией CC BY-NC-SA 4.0)
    Препятствия на пути к точному восприятию окружающих
    Барьер Определение
    Стереотипы Тенденция присваивать людям атрибуты исключительно на основе их класса или категории
    Избирательное восприятие Процесс, с помощью которого мы систематически отсеиваем или дискредитируем информацию, которую мы не хотим слышать, и вместо этого сосредотачиваемся на более важной информации
    Перцепционная защита Склонность искажать или игнорировать информацию, которая представляет личную угрозу или неприемлема с культурной точки зрения

    Стереотипы

    Одним из наиболее распространенных препятствий на пути к восприятию других на работе являются стереотипы.Стереотип — это широко распространенное обобщение о группе людей. Стереотипы — это процесс, в котором атрибуты присваиваются людям исключительно на основе их класса или категории. Это особенно вероятно при знакомстве с новыми людьми, поскольку в то время о них известно очень мало. На основе нескольких важных характеристик, таких как пол, раса или возраст, мы склонны разделять людей на несколько общих категорий. Мы приписываем им ряд черт на основе атрибутов категории, в которую мы их поместили.Мы предполагаем, что пожилые люди старомодны, консервативны, упрямы и, возможно, старомодны. Мы считаем профессоров рассеянными, непрактичными, идеалистическими или эксцентричными.

    Одно объяснение существования стереотипов было предложено Джайном, Трианди и Вейком.

    Р. Джайн, Х. К. Триандис и К. В. Вейк, Управление исследованиями, разработками и инновациями: управление неуправляемым, 3-е издание (Нью-Йорк: Wiley, 2010).

    Они утверждают, что стереотипы могут в некоторой степени основываться на фактах.Люди склонны сравнивать другие группы со своей группой, подчеркивая незначительные различия между группами, чтобы сформировать стереотип. Например, пожилые люди как группа действительно могут быть более консервативными или более старомодными. Затем эти черты подчеркиваются и приписываются определенным пожилым людям.

    В организациях можно найти по крайней мере три типа стереотипов: те, которые имеют дело с возрастом, расой и полом. Возрастные стереотипы можно найти во всех организациях. Недавнее исследование

    С.фон Хиппель и др., «Возрастные стереотипные угрозы и результаты работы: оценки стресса и размышления как посредники», Психология и старение, , февраль 2019 г., стр. 68-84.

    обнаружил, что все еще существуют четкие стереотипы о пожилых сотрудниках. Считается, что они (1) более устойчивы к организационным изменениям, (2) менее креативны, (3) менее склонны идти на расчетный риск, (4) обладают меньшими физическими возможностями, (5) менее заинтересованы в изучении новых методов и ( 6) менее способны осваивать новые техники.Отвечая на вопрос о принятии кадровых решений в отношении пожилых людей, студенты, изучающие бизнес, обычно следовали нескольким тенденциям. Во-первых, они уделяли мало внимания пожилым людям при принятии решений о повышении по службе. Пожилым людям также уделяется меньше внимания и меньше ресурсов для обучения и развития. Наконец, пожилые люди, как правило, переводились в другие отделы вместо того, чтобы противостоять начальству, когда возникали проблемы с их работой.

    Подобные проблемы возникают у людей разного расового или культурного происхождения, а также у людей разных полов.Особой проблемой во многих компаниях сегодня является отношение к женщинам как к менеджерам или руководителям. Хотя добиться успеха на руководящей должности всегда сложно, работа становится еще труднее, если ваши коллеги, начальство или подчиненные не поддерживают вас.

    Чтобы увидеть себя другими, увидеть нас

    При рассмотрении стереотипов в организациях может быть интересно изучить, как люди из разных стран и культур видят других по всему миру. В частности, следует отметить, что «иностранцы» часто придерживаются определенных стереотипов о том, как выглядит и ведет себя «типичный» американец.Посмотрите, например, на (рисунок) . В этой таблице показано, как люди в семи странах мира относятся к типичному американцу. Обратите внимание на значительные различия в восприятии.

    (авторство: Copyright Rice University, OpenStax, в соответствии с лицензией CC BY-NC-SA 4.0)
    Зарубежные наблюдения американцев
    Ниже приведены расценки иностранных посетителей в США:
    Индия: «Американцы, кажется, вечно торопятся.Просто посмотрите, как они идут по улице. Они никогда не позволяют себе досуг наслаждаться жизнью; есть слишком много дел ».
    Кения: «Американцы кажутся нам довольно далекими. На самом деле они не так близки к другим людям — даже американцам, — как это обычно изображают американцы за границей. Это похоже на то, как если бы американец сказал: «Я не позволю тебе подходить ко мне слишком близко». Это похоже на строительство стены ».
    Турция: «Однажды мы были в сельской местности в глуши и увидели, как американец подошел к знаку остановки.Хотя он мог видеть в обоих направлениях на много миль и движения не было, он все же остановился! »
    Колумбия: «Тенденция в Соединенных Штатах думать, что жизнь — это только работа, поражает вас прямо в лицо. Кажется, работа — это единственный тип мотивации ».
    Индонезия: «В Соединенных Штатах все нужно обсуждать и анализировать. Даже самая маленькая вещь должна быть: «Почему, почему, почему?» От таких постоянных вопросов у меня болит голова.”
    Эфиопия: «Американец очень откровенен; он хочет «да» или «нет». Если кто-то пытается говорить образно, американец сбивается с толку ».
    Иран: «Впервые. . . мой [американский] профессор сказал мне: «Я не знаю ответа, мне придется его найти», — я был шокирован. Я спросил себя: «Почему он меня учит?» В моей стране профессор скорее даст неправильный ответ, чем признает свое незнание ».
    Источник: J.Фейг и Г. Блэр, Есть разница, 2-е изд. (Вашингтон: «Меридиан Хаус Интернэшнл»). Meridian House International — это организация, которая проводит межкультурные тренинги для посетителей США и американцев, выезжающих за границу.

    Изучая эти комментарии, подумайте, насколько вы считаете эти представления и стереотипы точными или неточными. Почему люди в разных странах так расходятся во мнениях о нашей стране? Как их восприятие влияет на поведение и эффективность американских менеджеров, работающих за границей? На основе этой оценки вы можете пересмотреть свои собственные стереотипы о людях в разных странах.Как вы думаете, насколько точными были ваши собственные стереотипы?

    Избирательное восприятие

    Выборочное восприятие — это процесс, с помощью которого мы систематически отсеиваем информацию, которую не хотим слышать, вместо этого сосредотачиваясь на более важной информации. Важность здесь, очевидно, является функцией нашего собственного опыта, потребностей и ориентации. Пример Dearborn и Simon

    Дирборн и Саймон, op. соч.

    Описанное выше исследование менеджеров

    дает прекрасное представление об избирательном восприятии.Руководители производства сосредоточились на производственных проблемах, исключая другие проблемы. Бухгалтеры, специалисты по персоналу и менеджеры по продажам также были исключительными. Каждый считал свою специальность более важной в компании, чем другие специальности.

    Еще один пример избирательного восприятия в группах и организациях предоставил Майнер.

    Дж. Б. Майнер, Организационное поведение 2: основные теории процессов и структуры (Routledge, 2015).

    Майнер резюмирует серию экспериментов с группами, соревнующимися в упражнениях на решение проблем.Соответственно, группы склонны оценивать свои собственные решения как лучшие, чем решения, предложенные другими. Такие результаты напоминают синдром, обнаруживаемый во многих исследовательских организациях. Ученые часто склонны рассматривать идеи или продукты, исходящие от их организации или отдела, как низшие, а других исследователей — как менее компетентных и творческих, чем они сами. Это часто называют синдромом «изобретенного не здесь». Подобные модели поведения можно найти среди менеджеров, работников сферы обслуживания и секретарей.

    Перцепционная защита

    Последний барьер для социального восприятия — это защита восприятия.

    Левин и Шефнер, op. соч.

    Перцепционная защита основана на трех взаимосвязанных принципах:

    1. У эмоционально беспокоящих или угрожающих стимулов более высокий порог распознавания, чем у нейтральных стимулов.
    2. Такие стимулы могут вызывать замещающие восприятия, которые радикально изменяются, чтобы помешать распознаванию предъявленных стимулов.
    3. Эти критические раздражители вызывают эмоциональные реакции, даже если они не распознаются.

    Другими словами, с помощью защиты восприятия мы склонны искажать или игнорировать информацию, которая является либо личной угрозой, либо культурно неприемлемой. Поскольку эмоционально беспокоящие стимулы имеют более высокий порог распознавания, люди с меньшей вероятностью полностью столкнутся с угрозой или признают ее. Вместо этого они могут видеть совершенно другие или даже ошибочные стимулы, которые более безопасны.Даже в этом случае наличие критического стимула часто приводит к усилению эмоций, несмотря на отсутствие признания. Например, предположим, что во время переговоров по контракту на сборочный завод просочилась информация о том, что из-за снижения прибыли завод, возможно, придется закрыть навсегда. Обеспокоенные рабочие могут проигнорировать это сообщение и вместо этого поверить в то, что руководство компании пускает ложные слухи, чтобы увеличить свои рычаги влияния во время переговоров о заработной плате. Даже если заявление о левередже будет принято работниками как истина, можно ожидать сильной эмоциональной реакции против компании.

    Один из эффектов защиты восприятия — спасти нас от событий, с которыми мы либо не хотим справляться, либо неспособны справиться. Мы рассеиваем свои эмоции, направляя внимание на другие (замещающие) объекты, и надеемся, что исходное событие, которое нас огорчало, в конечном итоге исчезнет.

    Перцептивная защита особенно ярко проявляется, когда люди сталкиваются с ситуацией, противоречащей их давним убеждениям и взглядам. В классическом исследовании защиты восприятия среди студентов колледжа Хайр и Грюнс представили студентам описания фабричных рабочих.В эти описания было включено слово интеллектуальный . Поскольку это слово противоречило представлениям студентов о фабричных рабочих, они предпочли отвергнуть описание, используя защиту восприятия.

    М. Хайре и В. Грунс, «Перцептивные защиты: процессы, защищающие организованное восприятие чужой личности», Human Relations, 1950, 3 , стр. 403–412.

    Можно выделить четыре таких защитных механизма:

    Там же., п. 409.

    1. Отказ . Некоторые из испытуемых отрицали наличие у заводских рабочих интеллекта.
    2. Доработка и переделка . Это была одна из самых частых форм защиты. Шаблон заключался в том, чтобы объяснить конфликт восприятия, объединив интеллект с некоторыми другими характеристиками, например: «Он умен, но не обладает инициативой, чтобы подняться над своей группой».
    3. Изменение восприятия . Многие студенты изменили свое восприятие рабочего из-за его интеллекта.Однако большая часть изменений была очень тонкой — например, «шутки» стали «остроумными».
    4. Признание, но отказ от изменения . Очень немногие студенты явно осознавали конфликт между своим восприятием работника и характеристиками, с которыми они сталкивались. Например, один субъект заявил: «Эта черта кажется противоречивой. . . большинство заводских рабочих, о которых я слышал, не слишком умны ».

    Перцепционная защита усложняет любую ситуацию, в которой может возникнуть конфликт.Это создает слепые зоны, из-за чего мы не слышим и не видим события такими, какие они есть на самом деле. Задача менеджеров состоит в том, чтобы уменьшить или минимизировать восприятие угрозы в ситуации, чтобы эти средства защиты не задействовались немедленно. Этого можно добиться, убедив людей в том, что важные для них вещи не будут изменены, или подчеркнув положительное.

    1. Какие препятствия могут снизить точность нашего восприятия?
    2. Какие культурные факторы могут влиять на восприятие?
    3. Что такое перцепционная защита и какие механизмы можно выделить?
    1. Как менеджеры и организации могут минимизировать негативное влияние стереотипов и других препятствий на пути точного социального восприятия в межличностных отношениях?

    Стереотипы — это тенденция присваивать людям атрибуты исключительно на основе их класса или категории.Выборочное восприятие — это процесс, с помощью которого мы систематически проверяем или дискредитируем информацию, которую не хотим слышать, и вместо этого сосредотачиваемся на более важной информации. Перцептивная защита — это тенденция искажать или игнорировать информацию, которая представляет личную угрозу или является неприемлемой с культурной точки зрения.

    Глоссарий

    Защита восприятия
    Защита, которая воспринимает эмоционально беспокоящие или угрожающие стимулы как имеющие более высокий порог распознавания, чем нейтральные стимулы.Такие стимулы могут вызывать замещающие восприятия, которые радикально изменяются, чтобы не допустить распознавания предъявленных стимулов, вызывающих эмоциональные реакции, даже если стимулы не распознаются.
    Избирательное восприятие
    Процесс, с помощью которого мы систематически отсеиваем информацию, которую не хотим слышать, вместо этого сосредотачиваясь на более важной информации.
    Стереотипы
    Тенденция присваивать людям атрибуты исключительно на основе их класса или категории.

    Социальное восприятие и восприятие личности | Восприятие

    Прочитав эту статью, вы узнаете о социальном восприятии и восприятии человека.

    Социальное восприятие:

    Термин социальное восприятие очень свободно используется психологами. Тем не менее, это очень сложный термин для определения. Иногда он используется как синоним восприятия человека, что может быть не совсем правильным. Точно так же можно также иметь в виду, что восприятие любого стимула или события, имеющего социальное происхождение или значение, составляет социальное восприятие.Это контекстный подход.

    С другой стороны, можно также использовать причинный подход, который означает, что любой акт восприятия, на который влияют или могут повлиять социальные и культурные факторы, может быть отнесен к социальному восприятию. При таком определении почти каждый акт восприятия можно отнести к категории социального восприятия, потому что очень часто даже на восприятие физических стимулов влияют социальные факторы.

    Все мы знакомы с классическими экспериментами, в которых было показано, что богатые и бедные дети значительно различаются в своих оценках размеров монет.Тем не менее, хотя это определение может привести нас к включению в его рамки большого количества и разнообразия социальных фактов, его преимущество состоит в том, что оно является более всеобъемлющим и всеобъемлющим.

    Таким образом, для целей нашего обсуждения социального восприятия мы можем принять позицию, согласно которой любой акт восприятия, на который влияют социальные и культурные факторы, может рассматриваться как составляющий социальное восприятие, и рассматривать субъект человеческого восприятия отдельно.

    Изучение и анализ социального восприятия выполняет две функции с точки зрения психологов.Во-первых, это помогает нам понять роль социальных, культурных и эмпирических факторов, ведущих к индивидуальным и групповым различиям в восприятии одной и той же ситуации или объекта между разными культурами, обществами, классами и сообществами. Такие исследования могут объяснить сходство социального восприятия внутри однородной социальной группы и в то же время различия и вариации между группами.

    Второй и, вероятно, более важный момент заключается в том, что было показано, что на наши процессы восприятия влияют потребности, ценности, интересы и т. Д.и зависят не только от физических характеристик раздражителей. Перечисленные факторы, а их, наверное, гораздо больше, приводят к избирательности в восприятии.

    Кроме того, эти факторы влияют на элементы ситуации стимула, которые выбираются человеком не только для восприятия, но и для интерпретации. Процесс восприятия включает в себя осознание стимулов, а также их интерпретацию.

    Было показано, что на обоих этапах индивидуальный и культурный.вариации играют определяющую роль, тем самым подчеркивая роль «мотиваций» и намерений в формировании процессов восприятия. Многие социальные факторы являются мотивационными, приобретаются и могут найти удовлетворение только в социальном контексте. Таким образом, с обеих этих сторон мы можем увидеть влияние социальных и культурных факторов на восприятие.

    Психологи, изучая социальное восприятие, расширили значение термина «восприятие» на многие процессы и поведенческие события, которые выходят за рамки традиционного использования этого термина.Используемый в контексте социального восприятия, этот процесс включает сложные процессы, такие как умозаключение, суждение, категоризация и т. Д.

    Фактически, многие теории в первую очередь касались процессов суждения, категоризации, вывода и т. подпадают под термин восприятие. В одном смысле в этом расширенном использовании термин восприятие фактически стал синонимом термина познание. Тем не менее такое расширенное использование термина «восприятие» помогло понять, как взаимосвязаны различные виды и уровни восприятия и других когнитивных процессов.

    Традиционные психологи долгое время придерживались точки зрения, что одни и те же законы, принципы, динамика и механизмы, задействованные в восприятии физических объектов, должны быть достаточно адекватными, чтобы объяснить то, что мы также называем социальным восприятием.

    Но очень скоро эта точка зрения столкнулась с трудностями, поскольку исследователи начали собирать доказательства того, что социальные факторы и опыт в значительной степени влияют на восприятие в социальной ситуации и, более того, что социально детерминированное восприятие влияет даже на несоциальные акты поведения.

    В классической книге Креча и Кратчфилда «Теории и проблемы социальной психологии» эта тенденция мышления отчетливо видна. Это была одна из первых явных попыток преодолеть разрыв между восприятием несоциального типа и восприятием в контексте социального поведения или социального взаимодействия, или, другими словами, социального восприятия.

    Эксперименты стали проводиться для изучения влияния таких факторов, как суждения и нормы, на восприятие и того, как эти факторы влияют на надежность восприятия.Результатом этого стало усиление внимания к исследованиям предубеждений, искажений, норм и т. Д., Особенно в социальных ситуациях.

    Но были и другие взгляды, которые также способствовали увязке социального восприятия с восприятием в целом. Брунер отмечает, что «если восприятие в целом обязательно включает в себя процессы категоризации, а также развиваются или прибывающий на адекватную системе категоризации, который будет служить в качестве системы отсчета или точки привязки для восприятия, если судить и соответствующие виды стимулов, то есть нет причин сомневаться в том, что такая система категоризации повлияет на более сложные случаи восприятия социальных объектов, проблем и событий, которые требуют и допускают большое количество возможностей и поддаются более поддающейся классификации ».

    Подразумевается, что такие явления социального восприятия, как формирование стереотипов, могут быть подвергнуты категориальному анализу как обычные входные сенсорные стимулы.

    Из этого мы можем видеть, что термин социальное восприятие стал включать три основных типа перцептивных явлений или действий:

    Во-первых, это относится к восприятию людей или других лиц;

    Во-вторых, он также включает процессы искажения, которые, как предполагается, являются результатом социально определенных факторов, таких как ценности, потребности, нормы, отношения и т. Д.

    И, наконец, были исследования, которые могли бы рассказать нам больше о когнитивных явлениях и связях и отношениях между различными типами когнитивных процессов, такими как умозаключение, суждение, категоризация и т. Д. Вопрос об определении социального восприятия становится более сложным, если мы принимаем во внимание интересы антропологов, таких как Клюкхон, в культурных различиях в восприятии и мышлении, касающихся даже физических факторов, таких как пространство и время.

    Восприятие человека:

    Интерес к изучению восприятия человека, вероятно, получил научное внимание из-за работ Чарльза Дарвина.Возможно, именно его наблюдения за эмоциональным поведением людей и животных, вероятно, дали толчок к изучению восприятия других.

    Позже, в начале этого столетия, интерес расширился к изучению процессов и механизмов, участвующих в познании характеристик других. Естественно, это было расширено для изучения возможных вариаций и ошибок в оценке характеристик других и анализа различных факторов, которые способствуют таким ошибкам.

    Ожидалось, что с помощью таких исследований мы сможем составить какое-то описание или профиль людей, которые могут хорошо разбираться в людях. Впоследствии были также предприняты попытки изучить отношения таких восприятий к реальному поведению по отношению к человеку, которого судят. Таким образом, были предприняты попытки изучить, насколько наше восприятие другого человека влияет на наше реальное взаимодействие.

    Давайте посмотрим на различные факторы, которые могут повлиять на наше восприятие другого человека.Вначале мы можем сказать, что на процесс восприятия человека влияют определенные характеристики воспринимающего человека или воспринимающего. Кроме того, существуют факторы ситуации или контекста, в которых происходит восприятие другого человека.

    Наконец, перцептивные или когнитивные факторы, используемые воспринимающим, и, возможно, некоторые другие факторы также влияют на воспринимающего, и, возможно, некоторые другие факторы также влияют на восприятие. Представим воспринимающего символом «X», а воспринимаемого человека — символом «Y».Таким образом, в игру вступают характеристики «X», характеристики «Y» и другие ситуативные контекстуальные факторы.

    а. Если можно их перечислить, это характеристики и состояния «Y», такие как его интеллект, его эмоциональное состояние, его намерения, его привлекательность и т. Д.

    b. Сопровождение или сопутствующие характеристики.

    г. Реплики от «Y» — это поведенческие реплики, доступные для «X», сигналы из внешней среды, вне человека «Y», эти характеристики могут быть далекими или близкими к «X»,

    d.Когнитивные процессы, связанные с использованием этих сигналов.

    эл. Точно так же восприятие суждения «X» о «Y».

    Исследования в области восприятия человека в основном сосредоточены на вышеуказанных проблемах и взаимосвязях между ними.

    Вот некоторые из этих проблем:

    1. Во-первых, многие исследователи пытались проанализировать степень согласованности и проявления внутренних состояний и процесса в воспринимаемом человеке-объекте.Если это последовательные формы внешнего выражения внутренних состояний, то какую из них использует воспринимающий при вынесении суждения о человеке?

    2. Любой воспринимающий, приходя к своему суждению, очень редко использует все сенсорные сигналы; одни более полезны, другие менее полезны. Придя к своему суждению или восприятию, воспринимающий использует ряд поведенческих процессов восприятия. Исследователи были заинтересованы в анализе процесса, а также в обнаружении различий, если таковые имеются, в процессе, участвующем в восприятии человека и объекта.

    3. Наконец, естественно, исследователей также интересовала степень правильности или обоснованности суждений воспринимающего о воспринимаемом человеке. Если удастся получить достоверную информацию по последнему пункту, тогда, возможно, удастся научить людей наблюдать за другими и приходить к суждениям о них.

    В отличие от оценки или восприятия физического объекта, где восприятие направляется очень немногими и слишком явными и физическими сигналами, восприятие человека включает в себя множество сигналов, которых гораздо больше, они более разнообразны и многие из них неявные и скрытые.Несомненно, воспринимающий использует внешние наблюдаемые физические сигналы, такие как жесты, степень ощутимой тревоги, выражение лица и т. Д., Но на этом все не заканчивается.

    Актер может очень хорошо изобразить эти вещи без соответствующего внутреннего состояния. Именно из-за этого восприятие реального человека зависит от использования других типов сигналов, которые не так заметны, зависят от контекста и обстоятельств, которые различаются и не очень согласованы.

    Если мы воспринимаем человека как нечестного, это основывается не только на физических или физиологических сигналах, но и на ряде других сигналов, которые прямо или косвенно направляют наш процесс восприятия человека.Более того, воспринимающие могут использовать разные сигналы в разных ситуациях и с разными людьми.

    Если мы хотим понять процесс восприятия человека, то первый шаг — это понять виды и природу сигналов, используемых воспринимающим в процессе восприятия человека. Здесь могут использоваться разные подходы. Например, мы можем использовать технику жюри и иметь несколько судей и принимать их мнение.

    Немного более изощренный метод — использовать мнение экспертов.Мы также можем использовать «самоотчеты» воспринимаемого, чтобы понять природу сигналов. Мы можем на основе его отчетов попытаться определить характеристики, которые могли бы помочь воспринимающему.

    Наконец, когда суждение включает сложные психологические переменные, может использоваться даже психометрическая оценка. Другая открытая для нас возможность — начать с настоящего стимула, а затем экспериментально изучить условия и попытаться установить связи между ними и различными формами когнитивных суждений, которые они генерируют.

    Именно такой подход был впервые предложен Heider, Jones & Davis. Этот подход возник, развился и привел к так называемой «теории атрибуции». Конечно, есть различия между разными психологами, которые, в целом придерживаясь подхода атрибуции, тем не менее отстаивают разные типы атрибуции. Эти различные версии уже вызвали значительное количество исследований и разногласий.

    Реплики, используемые в восприятии личности:

    Брансуик утверждал, что различные реплики, используемые воспринимающим при восприятии другого человека, взаимозаменяемы, и для того, чтобы приписать определенную черту или качество воспринимаемому человеку, можно использовать различные подсказки.Именно это приписывание скрытой предрасположенности или черты характера играет решающую роль в последующем действии и взаимодействии. Но даже здесь некоторые приписываемые предрасположенности и условия, возможно, более важны, чем другие. Jones & Davis подробно обсудили это в своей работе «От предрасположенности к действию».

    Одним из важных элементов, которые приписываются, является «намерение» человека, особенно те, которые относятся к воспринимающему. В общем, люди склонны смотреть на других как на ответственных за действие или как на агентов действия.

    Кроме того, две другие предполагаемые переменные, по-видимому, играют важную роль. Это общие хорошие и плохие качества, с одной стороны, и его сила, с другой. Первые включают такие качества, как искренность, доброту и т. Д., А вторые включают силу другого по отношению к самому себе.

    Чтобы прийти к таким выводам и суждениям, существует два широких источника информации, один из которых является выражением лица, жестами и действиями человека, а другой связан с контекстными факторами или условиями, в которых происходит поведение.

    Похоже, существует общее соглашение о том, что внешность действий и другие особенности человека, независимо от контекста, могут помочь в достижении определенных выводов или умозаключений относительно предрасположенностей. Таким образом, внутренние, эмоциональные и психические состояния в целом можно определить по выражениям.

    Ряд исследований, проведенных Брунером и Гогуайром, показали, что, таким образом, можно судить о широких эмоциональных категориях. Эти характеристики человека очень часто приводят судей или наблюдателей к двум или трем возможным выводам.

    Также может помочь ситуативная и контекстная информация. Таким образом, если мы знаем, что человек только что выиграл приз или награду, то с этой контекстной информацией нам даже не нужно смотреть на него, чтобы сделать вывод о его внутреннем статусе. Таким образом, поведение человека, а также «контекстные сигналы» имеют свое значение и помогают в восприятии другого человека.

    Тем не менее, эти два источника информации взаимодействуют и помогают придать реальность судебному решению. Наблюдатель или воспринимающий комбинирует эти два набора сигналов, исходящие от человека и исходящие из ситуации, и приходит к суждению, которое очень часто бывает реалистичным и функциональным.

    Именно здесь мы обнаруживаем, что в картину входит третий набор характеристик или сигналов. Реплики, полученные от поведения и действий воспринимаемого человека, и контекстные реплики просеиваются и организуются воспринимающим, который, таким образом, выступает в качестве третьего фактора. Здесь мы можем часто видеть, что судья работает над тем, «каким может быть внутреннее состояние воспринимаемого человека», и в этом процессе он думает, каким было бы внутреннее состояние, если бы он сам оказался в этой ситуации.

    Судья ставит себя на место воспринимаемого человека.Большинство судей предполагают сходство между собой и воспринимаемым человеком в данной ситуации. Таким образом, принципы сходства и сочувствия вносят большой вклад в вынесение суждения. Точно так же тенденция приписывать устойчивые предрасположенности или характеристики приводит к приписыванию или приписыванию отклонений социальному или личному восприятию.

    Эта тенденция приписывать неизменность, возможно, является результатом общей тенденции когнитивных процессов поддерживать и максимизировать «когнитивный баланс и минимизировать диссонанс».Некоторые теории, известные как теории баланса, подчеркивают этот момент. Таким образом, воспринимающий приходит к целостному тоталистическому восприятию человека, который воспринимается как последовательно и однородно определенного типа — хороший, плохой, яркий, унылый, раздражительный, приятный и т. Д. Именно здесь то, что обычно называют ореолом. эффект и логический эффект вступают в действие.

    Ошибка или эффект ореола относится к тенденции обобщать наши суждения от известной ситуации к неизвестной ситуации.Таким образом, если мы воспринимаем человека как раздражительного человека, то это впечатление может быть обобщено и расширено, чтобы воспринимать его как неприятного, с которым трудно справиться и т. Д.

    С другой стороны, логическая ошибка или следствие основаны на представлении воспринимающего о человеке. взаимосвязь между разными характеристиками. Таким образом, мы часто думаем, что человек, честный в денежных отношениях, будет честен и в рабочей ситуации, и в связи с этим он будет очень пунктуальным. Эти отношения в сознании воспринимающего между различными чертами также способствуют формированию общего устойчивого восприятия.

    Еще один процесс, который вступает в действие в нашей попытке понять другого человека и его поведение, — это тенденция приписывать намерения или интенциональность. Намерения обычно устойчивы, и если мы сможем понять намерения другого человека, это может привести к стабильности и согласованности значений.

    Очень часто этот процесс срабатывает даже тогда, когда объективное поведение человека этого не оправдывает. Эта тенденция приписывать намерения помогает нам видеть в другом человеке источник или инициатор действия.Фактически, одним из основных процессов в достижении комплексного представления о другом человеке и его действиях является тенденция судить, находится ли причина действия внутри человека, что делает его ответственным, или причина находится вне его контроля.

    Таким образом, местонахождение причины в конечном итоге решает, как поведение другого человека воспринимается и выводится. В связи с этим неудивительно, что очень часто идентичные типы поведения оцениваются как разные, а также разные типы поведения часто оцениваются как сходные по смыслу.На самом деле умысел является важным компонентом даже при определении размера преступления в суде.

    Важная особенность, на которую не обращали особого внимания, заключается в том, что при непрерывном взаимодействии наблюдатель или воспринимающий сначала пытается прийти к базовым или минимальным характеристикам и атрибутам другого человека, а затем все последующие действия сравниваются с этим. базовой линии и как отклонение или вариации этого.

    Таким образом, человек, которого оценивают как строгий, если он проявляет снисходительность к кому-то, эта снисходительность получает более высокую оценку.Очень часто, говоря о поступках человека, мы говорим: «Я этого от него не ожидал. Я ожидал чего-то другого ». Эти ожидания показывают, как действия человека оцениваются по основному впечатлению, сформированному о нем ранее.

    Таким образом, можно видеть, что на наше восприятие других влияет ряд предположений, которые мы делаем, например устойчивые предрасположенности, намеренность, базовый уровень, образ и т. Д. Все это можно рассматривать как часть типичной неявной личностной дисперсии. Таким образом, эти предположения влияют на наше восприятие других людей так же, как наши отношения, концепции и потребности влияют на наше восприятие любой ситуации, проблемы или события.

    Концепция когнитивного стиля :

    В то время как концепция стиля обучения возникла в основном из феноменологических исследований и исследований процесса обучения, концепция когнитивного стиля, с другой стороны, возникла. вне теорий личности, исследования личности, исследования восприятия, а также клинические исследования.

    Согласно Мессику, термин когнитивный стиль представляет собой типичные способы индивидуальной обработки информации и усвоения привычек обработки информации, представляя типичный индивидуальный способ представления, восприятия, мышления, решения проблем и запоминания.Стиль, безусловно, придает индивидуальность и последовательность когнитивному поведению человека. Таким образом, они почти становятся похожими на когнитивное поведение.

    Однако следует четко отметить, что когнитивный стиль человека во многом не зависит от его способностей. В то время как способности имеют дело с качеством содержания познания, стиль говорит нам о том, как человек получает, обрабатывает и интегрирует информацию. Термин «способность» имеет оценочное значение, чего нельзя сказать о термине «стиль».

    Были предприняты попытки проанализировать концепцию когнитивного стиля, некоторые из которых касались аспектов перцептивных стилей, в первую очередь связанных с восприятием и анализом данных, а также стилей формирования и удержания, касающихся индивидуального стиля решения проблем, процесса памяти и т. Д.

    Мессик и его сотрудники классифицировали размеры по двум основным категориям.

    Две основные категории:

    (1) стили приема стимулов и

    (2) стили формирования концепций.

    В первую категорию входят предпочтения модальности восприятия, визуальная независимость или зависимость от слухового поля, сканирование, ограничение или гибкость, терпимость к несоответствующему опыту и т. Д.

    Во вторую категорию Мессик и его сотрудники включают скорость формирования концепций, рефлексию и импульсивность, раннее обобщение против постепенного обобщения, разделение, сложность против простоты и выравнивание против повышения резкости

    Возможно, сейчас нет необходимости вдаваться в подробное объяснение этих различных категорий.Но легко заметить, что некоторые из этих вариаций стилей познания могут оказывать значительное влияние на социальное восприятие и поведение.

    Например, люди, занимающиеся выравниванием, склонны объединять новый опыт с прошлым и в результате не расстраиваться из-за необычного опыта. С другой стороны, те, кто занимается точилкой, склонны выделять даже небольшие различия и отделять новый опыт от предыдущего опыта.

    Значение этого можно увидеть в контексте формирования стереотипов.Те, кто занимается выравниванием, склонны усваивать и усваивать стереотипы намного быстрее, чем те, кто занимается точилкой. Последние медленнее усваивают и стабилизируют стереотипы.

    Точно так же люди, которые быстрее формируют концепцию, чаще прибегают к стереотипному мышлению и чрезмерным обобщениям, чем те, кто медленнее. Кроме того, есть люди, которые с точки зрения стиля склонны разделять опыт и характеристики других людей на жесткие категории.

    Такие люди снова склонны легко прибегать к стереотипам.Похожую тенденцию можно заметить у тех, кто предпочитает простоту когнитивной организации, а не у тех, кто склонен к когнитивной сложности. Человек с простым когнитивным стилем неизменно стремится к последовательности, порядку и регулярности, в отличие от человека, который более приспособлен к сложности. Иногда этот вариант также называют конкретным или абстрактным.

    Типы когнитивного стиля:

    Одной из популярных классификаций людей по когнитивным типам является классификация Уиткина.Уиткин классифицирует людей на два широких когнитивных типа: зависимые от поля и независимые от поля. Эти два типа отражают противоположные способы и способы обработки информации.

    Хотя в своих крайних формах они могут показаться противоположными, тем не менее можно увидеть континуум от экстремальной зависимости от поля к независимости от поля. В целом, человек, который больше зависит от поля, обычно находится под влиянием контекстуальных факторов по сравнению с человеком, который более независим от поля.

    Пытаясь провести различие между типом, зависящим от поля, и типом, независимым от поля, Pat Berke, Guild & Garger представляют следующую таблицу характеристик:

    Последствия вышеуказанного различия поскольку социальное восприятие и взаимодействие очевидны, и нет необходимости прибегать к пространным объяснениям того же.

    Феноменологический подход Грегора :

    В феноменологическом подходе, основанном на анализе собственного опыта, Грегор утверждает, что люди в их когнитивном и обучающем стилях различаются по двум параметрам. Первое измерение варьируется от крайне конкретной ориентации до крайне абстрактной ориентации.

    Второе измерение варьируется от последовательного подхода к случайному подходу. Здесь люди варьируются от чрезвычайно систематического и последовательного подхода с одной стороны до случайного подхода с другой.Во взаимодействии эти два измерения помогают нам классифицировать людей по четырем типам или стилям. Конкретный последовательный, Конкретный случайный, Абстрактный последовательный и Абстрактный случайный.

    По словам Грегора, эти соответствующие ориентации или стили, безусловно, отражают ярко выраженные мотивы, мыслительные процессы и отношения. Также было обнаружено, что, хотя многие люди обычно работают с одним или двумя стилями, другие более адаптируемы и гибки, демонстрируя то, что он называет «гибкостью стиля».

    Вкратце описания четырех когнитивных стилей следующие:

    (a) Конкретно Последовательный:

    Это отражает предпочтение точности заказа, деталей, фактического опыта и т. Д.

    (b) Абстрактная случайная:

    Абстрактная случайная ориентация отмечена предпочтением эмоциональности, чувствительности и гибкости во времени, прочными отношениями с другими и т. Д.

    (c) Абстрактная последовательность:

    Этот стиль указывает предпочтение интеллектуального процесса и ценностей логики, рационального, аналитического и теоретического.

    (d) Concrete Random:

    Этот стиль подходит к физическому миру, включая другие, как к среде или возможности, с помощью которой можно расширить и развить собственные творческие таланты.Эти люди любопытны, любознательны и думают сами.

    Колб и его экспериментальная модель обучения :

    Согласно Колбу, когнитивные стили различаются по двум измерениям: от конкретного к абстрактному и от активного к рефлексивному. Основываясь на этих моделях, Guild & Garger указывают, что может быть четыре стиля постельных принадлежностей. Первый тип ученика, который полагается на конкретное восприятие и снова является рефлексивным.

    Они поднимают вопросы «почему». На них также очень сильно влияют их личные ценности и они объединяют познавательный опыт со своими убеждениями, чувствами и т. Д.Этот тип можно назвать когнитивно-рефлексивным (КР). Вторая категория, которую можно охарактеризовать как абстрактно-рефлексивную (A-R), в первую очередь ориентирована на интеграцию опыта с тем, что они знают.

    Они делают упор на факты, точность, понимание и правильные ответы. Третий тип ученика. Абстрактно-активный (A-A) снова в первую очередь ориентирован на мышление и абстрагирование. Акцент делается на активном обучении. Они хотят заниматься и вовлечены. В первую очередь они прагматичны и ориентированы на ценности.

    Четвертый тип, Concrete-Active (C-A), очень сильно зависит от восприятия и ощущения бетона. В то же время они активны. Они ориентированы на оценку отношений и связей между различными элементами. Они стремятся облегчить познавательный процесс у других. Таким образом, феноменологический подход различает разные когнитивные стили, основанные на общей ориентации и установке личности.

    Влияние когнитивных ориентаций, включая стили обучения, на социальное восприятие очевидно.В целом стили людей одинаковы, независимо от того, является ли учебная ситуация социальной или несоциальной. Легко увидеть последствия стилевых вариаций в усвоении стереотипов, социальных установок, включая предрассудки и т. Д.

    Кроме того, было также показано, что такие стилистические предпочтения во многом связаны с типами личности, установками, эмоциональностью и ценностями. Именно здесь стилистические вариации познания приобретают особое значение в социальной психологии.

    В любой программе по изменению отношения представление сообщения и содержания, безусловно, должно учитывать преобладающие стилистические ориентации.Такие факторы, как предвзятость к конкретному или абстрактному, восприятие, аналитическая или холистическая предвзятость, их активная или рефлексивная склонность, должны учитываться при планировании и принятии решения о программе изменения отношения, будь то в классе или в организационной структуре.

    Социальное познание через призму когнитивной и клинической нейробиологии

    Социальное познание относится к набору процессов, от восприятия до принятия решений, лежащих в основе способности расшифровывать намерения и поведение других для планирования действий, соответствующих социальным и моральным соображениям, помимо индивидуальных и экономических соображений.Его центральное место в повседневной жизни отражает нейронную сложность социальной обработки и повсеместность социальных когнитивных дефицитов при различных патологических состояниях. Социальные когнитивные процессы можно сгруппировать в три области, связанные с (а) перцептивной обработкой социальной информации, такой как лица и эмоциональные выражения (социальное восприятие), (б) пониманием когнитивных или аффективных состояний других (социальное понимание) и (в) планированием поведение с учетом чужих, помимо собственных целей (принятие социальных решений).Мы рассматриваем эти области через призму когнитивной нейробиологии, то есть с точки зрения областей мозга, опосредующих роль таких процессов в способности понимать поведение других и планировать социально приемлемые действия. Растущее количество данных о «социальном мозге», полученных в настоящее время у здоровых молодых людей, составляет основу для обнаружения изменений в социальных когнитивных навыках, связанных с физиологическим старением или патологическими состояниями. В последнем случае нарушения в одной или нескольких из вышеупомянутых областей представляют собой серьезную проблему или даже основной аспект неврологической (например,g., приобретенное повреждение головного мозга или нейродегенеративные заболевания), психиатрические (например, шизофрения) и нарушения развития (например, аутизм). Чтобы подготовить почву для других статей этого выпуска, посвященных социальному когнитивному дефициту, связанному с тяжелой приобретенной травмой головного мозга, мы кратко обсудим имеющиеся данные о статусе социального познания при нормальном старении и его распаде при нейродегенеративных расстройствах. Хотя оценка и лечение таких нарушений является относительно новым сектором нейрореабилитации, обобщенные здесь данные убедительно свидетельствуют о том, что разработка процедур восстановления социальных когнитивных навыков станет будущей областью трансляционных исследований в клинической нейробиологии.

    1. Осмысление поведения других с помощью социального познания

    Социальное познание относится к набору нейрокогнитивных процессов, лежащих в основе способности индивидов « понимать поведение других » как важнейшей предпосылки социального взаимодействия [1] . Такая сложная способность влечет за собой множество навыков, начиная от декодирования социальной информации (например, лиц и эмоциональных выражений) и создания выводов о ментальном или эмоциональном состоянии других до принятия решений, согласующихся с социальными нормами и благополучием других.

    Социальные способности проявляются уже в 14 месяцев [2], также у нечеловеческих видов [3], и остаются решающими для продолжительности жизни [4]. Их центральная роль в повседневной жизни ясно демонстрируется теми условиями, в которых социальное когнитивное нарушение приводит к множеству неблагоприятных исходов, например, умственному [5] и физическому [6] дефициту, функциональной инвалидности [7], безработице [5] и в целом плохое качество жизни [8]. Последнее издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации (DSM-5) действительно рассматривает социальное познание как один из шести основных факторов нейрокогнитивного функционирования, нарушенного при различных патологических состояниях.

    Социальные когнитивные нарушения являются серьезной проблемой или даже основным аспектом нескольких нейродегенеративных (например, поведенческий вариант лобно-височной деменции), психоневрологических (например, шизофрения, большое депрессивное расстройство и биполярное расстройство) и психических расстройств (например, аутизма). расстройство спектра и синдром дефицита внимания с гиперактивностью) и часто возникают после острого повреждения головного мозга (например, черепно-мозговой травмы и инсульта) [9]. Более того, такие дефициты являются критически важными предикторами функциональных результатов, поскольку они влияют на способность создавать и поддерживать межличностные отношения, тем самым сводя на нет их преимущества в повседневной жизни [7].В этом отношении полезная и здоровая ценность социального взаимодействия [10] подтверждается растущими доказательствами негативных последствий изоляции с точки зрения заболеваемости и смертности [11–13]. Интересно, что воспринимаемых социальной изоляции (т. Е. Одиночества) является основным фактором риска ряда заболеваний, включая деменцию, независимо от объективной социальной изоляции [14].

    Чтобы подготовить почву для других статей этого специального выпуска о социальных когнитивных нарушениях, связанных с приобретенными травмами головного мозга, этот обзор направлен на предоставление обзора социального мозга и его основных функций.Мы будем преследовать эту цель, обобщая основные результаты, полученные в области исследований, широко известной как «социальная когнитивная нейробиология» [15]. В целях объяснения сложность социального познания будет рассматриваться с точки зрения трех его основных областей, то есть социального восприятия, социального понимания и принятия решений в социальном контексте. Каждый из этих субъектов, представляющих различные, хотя и строго взаимосвязанные, секторы социальной нейробиологии, будет сначала рассмотрен с точки зрения когнитивных процессов и их модулирующих переменных, а затем с учетом имеющихся данных МРТ f об их нейронных коррелятах.Поскольку последствия повреждения мозга для социальной когнитивной деятельности могут быть искажены эффектами старения, в последнем разделе мы кратко суммируем основные выводы быстрорастущей литературы, посвященной возрастным изменениям в различных аспектах социального познания. Чтобы дополнить данные о последствиях приобретенного повреждения мозга, представленные в других статьях этого выпуска, в этом разделе также будут рассмотрены некоторые избранные результаты активного междисциплинарного исследовательского сектора, изучающего социальные когнитивные дефициты при нейродегенеративных расстройствах.Чтобы представить потенциальные трансляционные последствия исследований в области социальной когнитивной нейробиологии, мы в заключение обсудим избранные примеры протоколов социального когнитивного лечения, оцененных в предыдущих исследованиях, и доступные метааналитические данные об их эффективности.

    2. Три основных области социального познания

    Способность устанавливать соответствующие социальные взаимодействия влечет за собой несколько различных процессов. Во-первых, социальный агент должен распознавать других как «живых людей» посредством анализа сложной перцепционной информации, включая мимику, жесты, позы, язык тела и голос [16].После интеграции эта информация будет представлять собой входные данные для процессов более высокого уровня, лежащих в основе прямого резонанса с аффективными состояниями других (т. Е. «Эмпатия») и / или интерпретации их наблюдаемого поведения с точки зрения ментальных состояний и диспозиций (т. Е. « ментализм »или« теория разума »[17]). Модулируя процесс принятия решений, результат этих процессов, вероятно, заставит наблюдателя адаптировать свое собственное социальное поведение [18]. Эта структура выделяет три ключевых области социального познания, которые будут обсуждаться в следующих разделах, т.е.е., социальное восприятие, социальное понимание и принятие социальных решений.

    2.1.
    2.1.1. Социальное восприятие

    Основной предпосылкой социального познания является способность различать объекты (поведение которых полностью объясняется физическими силами) и людей (характеризующихся внутренними переживаниями, такими как мотивации, причины и намерения, которые делают их поведение не полностью предсказуемо) (Fiske and Taylor, 2013) [19].

    Связанный с этим вопрос в социальной когнитивной нейробиологии заключается в том, представляют ли социальные стимулы качественно иную категорию восприятия или, скорее, специфика их нейронной обработки может быть сведена к «низкоуровневым» измерениям восприятия, таким как яркость, заметность или знакомство (Fiske & Taylor, 2013).Первая гипотеза согласуется с центральной ролью социальных стимулов в жизни человека, поскольку их различные функции выражаются на разных уровнях сложности: выживание для отдельного человека, общение в диадах, социальная координация в группах и, наконец, культура в институтах [20]. ]. В этом отношении прототипическим примером является нейронная обработка человеческих лиц [21], предоставляющая многогранную информацию как об изменяемых характеристиках других людей, таких как эмоции и намерения, так и о неизменных характеристиках, таких как идентичность.Считается, что уникальная особенность человеческих лиц [22] действительно отражает их способность предсказывать намерения других и, следовательно, их потенциальные последствия в социальном плане [23]. В соответствии с этой точкой зрения, различные экспериментальные парадигмы предполагают, что лица и объекты подвергаются различным стилям когнитивной обработки, то есть целостному кодированию и кодированию на основе частей, соответственно, при этом части интегрируются в единое целое в вертикальные, но не перевернутые лица [24]. Это свидетельство уникального статуса лиц согласуется с существованием специализированной нейронной схемы для этой категории социальных стимулов, дополнительно демонстрируя более сильные реакции на вертикальные лица, чем на перевернутые лица [25].

    В частности, глаза представляют собой наиболее динамичный и информативный социальный стимул, привлекающий наше внимание больше, чем движения и позы головы / тела [26]. Направление взгляда выявляет явные сдвиги внимания, а информативная ценность паттернов движения глаз другого человека в отношении его / его психических состояний объясняет, почему восприятие взгляда считается важнейшей предпосылкой ментализации [27]. Помимо взгляда, эмоциональные выражения, вызываемые сокращениями лицевых мышц, также предоставляют важную социальную информацию [28, 29].В дополнение к очевидной коммуникативной валентности эмоций (« — радар и система быстрого реагирования, конструирующая и передающая смысл в потоке опыта » [30]), важно подчеркнуть их адаптивную ценность для оценки опыта и подготовки к действию. в ответ на внешние раздражители. Популярная схема кодирования действий лица (FACS) Экмана и Фризена (2003) описывает выражения лица как комбинации единиц действия, характеризующих различные эмоции. Эта модель основана на представлении о шести основных универсальных эмоциях (счастье, гнев, печаль, страх, отвращение и удивление), которые все люди могут выражать и распознавать независимо от социокультурных эффектов [31].Стоит упомянуть, что совсем недавно аналогичное предложение было сделано для конкретных социальных эмоций, таких как стыд и смущение (Cordaro et al., 2017). С другой стороны, имеющиеся данные о роли, которую играют культурные правила в обработке выражения лица и интерпретации эмоций, усиливают «интеракционистскую перспективу» с учетом как биологических, так и социальных / культурных факторов [32].

    Хотя мимика представляет собой наиболее эффективное средство эмоционального общения, последнее может также включать тело [33] и голос [34].В первом случае телесные изменения связаны с ролью эмоций в подготовке к действию в ответ на внешние раздражители. Если разные эмоции связаны с определенными движениями тела и осанкой, эта информация может помочь в расшифровке эмоций на основе зрительно-моторного анализа языка тела. Доказательства, основанные на точечных световых дисплеях, действительно показывают высокую точность в отношении такой минимальной информации к эмоциям, выражаемым движущимся телом [35]. Кроме того, голоса также раскрывают наши чувства посредством невербальной вокализации (например,г., смейтесь) и просодию. Однако имеющиеся данные свидетельствуют о том, что голос передает в основном неспецифические аспекты аффективных состояний, таких как физиологическое возбуждение [36], но не дает четких сигналов о конкретных эмоциях. С другой стороны, сочетание различных характеристик может способствовать различению эмоций в произносимых предложениях [37], и есть доказательства межпредметной надежности эмоциональных суждений, основанных на вокализации [38]. Более того, хотя в большинстве исследований информация, предоставляемая лицом, телом и голосом, рассматривалась изолированно, типичное совместное появление нескольких входных каналов улучшает эмоциональное декодирование (Martinez et al., 2015).

    Согласно «гипотезе обратной связи» лица, голоса и тела не только выражают, но и влияют на эмоциональные переживания, потому что воспроизведение мимики, звуков и поз приводит к соответствующей сенсорной обратной связи, которая, в свою очередь, модулирует интенсивность чувств [ 39]. Последнее, таким образом, будет усилено выражением конгруэнтной эмоции и уменьшено либо за счет подавления конгруэнтной эмоции, либо за счет выражения несовместимой эмоции [40]. Эта гипотеза предполагает тесную взаимосвязь между перцептивным и «личным» аспектами эмоциональной обработки, что согласуется с недавними данными о восприятии эмоций.Некоторые теоретические рассуждения и эмпирические исследования по этому вопросу вращаются вокруг понятия «воплощенного моделирования». То есть, считается, что зеркальный механизм [41] обеспечивает прямую связь между переживаниями от первого и третьего лица и, таким образом, доступ к значению действий и эмоций других [42]. С этой точки зрения, отражение эмоциональных выражений лиц других людей посредством задействования соответствующих моторных цепей и мышечных сокращений (т. Е. Мимикрии; [43, 44]) подкрепляет прямое и эмпирическое понимание их значения [45].

    Однако было предложено, чтобы понятие воплощения лежало в основе даже когнитивных феноменов, превосходящих восприятие и действие. Согласно концепции «воплощенного познания» [46], все когнитивные представления и операции будут фундаментально основаны на их физическом сенсомоторном контексте [47]. Даже наше семантическое знание будет в конечном итоге представлено на нейронном уровне в сенсорно-моторных системах, лежащих в основе нашего прямого опыта взаимодействия с миром (Niedenthal, 2007), так что семантические представления объектов или событий включают (некоторые) сенсорные функции мозга. моторные состояния, связанные с их непосредственным опытом (Барсалоу, 2008).Этот подход сильно отличается от ассоциативных сетевых моделей, рассматривая память как сеть семантических понятий, которые описывают объекты и события [48] в терминах базовых единиц, представленных предложениями [49]. В последней структуре любой объект будет представлен в памяти набором описательных предложений, связанных ассоциативными связями, созданными через опыт. Вовлечение эмоциональной единицы будет распространять активность в этой взаимосвязанной сети [50], тем самым увеличивая доступность слов и воспоминаний, связанных с целевой эмоцией [51].Напротив, в рамках воплощенного познания даже некоторые «абстрактные» аспекты эмоциональной обработки, например, представляющие аффективную ценность объекта, привнесенного в память, включают реактивацию моторных программ и чувств, связанных с его непосредственным сенсомоторным опытом [52]. Последний затем обеспечит эмпирический доступ к значению понятий, включая их аффективные особенности.

    2.1.2. Нейронные корреляты социального восприятия

    Быстрый рост социальной когнитивной нейробиологии предоставляет все больше доказательств того, что сети мозга подчиняют различные области, описанные ранее, и доступные в настоящее время данные позволяют разделить социальный мозг на отдельные наборы областей, связанных с относительно конкретными функциями. .Мы сосредоточимся на нейронной обработке визуальных стимулов, представляющих самый богатый источник информации в повседневной социальной жизни, а также в доступной литературе.

    Первые узлы нервных путей, лежащих в основе обработки визуальных социальных стимулов, включают затылочно-височную кору, где отдельные области мозга были связаны с предварительным разложением визуальной сцены на разные категории и, в частности, лица (затылочная область лица (OFA) в нижняя затылочная извилина и веретенообразная область лица (FFA) в веретенообразной извилине; [53]) и тела или части тела (Extrastriate Body Area (EBA) в латеральной затылочно-височной коре и веретенообразная область тела (FBA) в веретенообразной извилине) извилины [54]).Активация этих областей была интерпретирована как отражение выделенной нейронной схемы для лиц (« гипотеза выбора лица » [21]) или большего опыта в распознавании лиц по сравнению с другими видами стимулов (« гипотеза экспертизы ». [55]). Последняя гипотеза нашла поддержку в активации FFA у участников, обученных определять новые искусственные объекты, разделяющие некоторые типичные ограничения лиц (например, greebles; [56]), но последующие исследования переосмыслили это свидетельство с точки зрения субъектов, кодирующих эти стимулы как связанные с лицом. [57].

    В то время как OFA и EBA, по-видимому, лежат в основе нейронного представления частей лиц и тела, соответственно, FFA и FBA, по-видимому, отражают более целостные представления этих стимулов, т. Е. Преобразование конфигураций частей лица и частей тела в единое целое. [58]. Наряду с близостью FFA и FBA в задней веретенообразной извилине, последнее свидетельство повышает вероятность того, что их функциональная интеграция лежит в основе способности идентифицировать других людей на основе сигналов от обоих лиц и тел, особенно когда одного типа сигнала недостаточно для признание [54].Это предложение согласуется с представлением о том, что среди различных нервных путей, исходящих из этих областей, «вентральный» путь, проходящий вдоль височной коры, лежит в основе семантического представления конкретных концепций, то есть идентичности знакомых или уникальных стимулов. В частности, полярные секторы височной и медиальной височной коры, по-видимому, связаны с обработкой уникальных домов или людей (например, Белого дома или президента Обамы) [59]. Вдоль этого пути записи одиночных клеток во время бодрствования выявляли нейроны височной и гиппокампальной коры человека, демонстрирующие инвариантные ответы на отдельных людей, ориентиры и объекты [60].Тот факт, что эти нейроны активируются разными изображениями одного и того же стимула, а некоторые из них даже буквенными строками, сообщающими его название, убедительно свидетельствует об их роли в кодировании абстрактного представления определенных концепций.

    Другой нейронный путь социального восприятия включает заднюю часть боковой височной коры, где иерархическая организация включает области мозга, отвечающие на чистое движение (область MT / V5 в нижней / средней височной коре), типичное движение объектов (среднее височная кора) и биологическое движение (задняя часть верхней височной борозды; pSTS) [61] (рис. 2 (а)).PSTS представляет собой важный узел сети социального восприятия мозга, обрабатывающий изменчивые характеристики биологических стимулов и, в частности, их модели движения, связанные с действием [62]. Нейрофизиологические исследования выявили в этой области отдельные нейроны, отвечающие на наблюдение за движениями, выполняемыми различными биологическими эффекторами, в том числе взглядом [63]. Некоторые из этих нейронов реагируют на сложные зрительные паттерны, такие как взаимодействие между эффектором и объектами, или действие достижения, но только если взгляд агента направлен на целевой объект [64].В целом, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что pSTS играет ключевую роль в сенсорном связывании различных характеристик биологического движения, вероятно, генерируя более высокое представление о воспринимаемых действиях [65]. Поскольку нейроны pSTS не разряжаются во время активных движений, эта область мозга обезьяны не проявляет «зеркального» ответа. Однако как нейрофизиологические данные на обезьянах [62], так и данные нейровизуализации на людях [66, 67] предполагают, что pSTS посылает перцепционные сигналы более высокого уровня в лобно-теменную зеркальную систему, связанную с анализом значения действий других людей (см. Раздел 2.2.1 и рисунок 2 (б)).

    pSTS также является частью другой сети, включающей миндалевидное тело и орбитофронтальную кору (Amaral et al., 1992), связанных с обработкой аффективной ценности наблюдаемых стимулов. Миндалевидное тело является ключевым узлом социального мозга (Brothers, 1990), в котором нейровизуализационные исследования связаны с эмоциональными аспектами социального восприятия, такими как обработка выражений лица (Todorov et al., 2012) и суждения о достоверности [ 68]. Это корреляционное свидетельство нашло поддержку в данных о поражении, показывающих последствия его повреждения или ненормального функционирования для социальной когнитивной обработки [69] и реальных социальных взаимодействий [70].

    В соответствии с недавним акцентом на понятие «коннектома» [71], исследования диффузионной визуализации начали рассматривать структурные связи, лежащие в основе различных аспектов социального познания [72]. В случае обработки лица сходящиеся доказательства показывают вовлечение нижнего продольного пучка (IFL) и нижнего лобно-затылочного пучка (IFOF), выступающих из затылочной коры в переднюю височную и лобную кору, соответственно [73]. Их решающая роль в соединении узлов сети, обслуживающей обработку лиц, показана исследованиями, связывающими различные показатели структурной связности с навыками восприятия лица в нормальных условиях [74], физиологическим старением (нарушение правой IFL [75]) и ассоциативно с лицевой слепотой при просопоагнозии развития (нарушение как правой IFL, так и IFOF [76]).Предварительные данные дополнительно показывают вовлечение верхнего продольного пучка (SLF), соединяющего височную, теменную и лобную области [77], и особенно отвечающие за лицо части STS с орбитофронтальной и нижней лобной корой головного мозга ([78, 79].

    2.2
    2.2.1 Социальное понимание: представление поведения других

    Так как поведение других не полностью предсказуемо, успех социальных взаимодействий зависит от способности декодировать их ментальные и, в частности, интенциональные состояния [80].Таким образом, интерпретация поведения других с точки зрения психических состояний, таких как убеждения, желания, намерения, цели, переживания, ощущения и эмоции, является решающим шагом для прогнозирования их будущих действий [81]. Эта естественная склонность к ментализации влечет за собой развитие «теории разума» (ToM), основанной на осознании того, что у людей есть психические состояния, информация и мотивации, которые могут отличаться от их собственных (Frith and Frith, 2006) [82]. Исходя из этого предположения, результативность ментализации обычно измеряется с помощью задач, оценивающих, способен ли человек представлять психические состояния, приписывать их себе или себе.другие люди, а затем, основываясь на такой атрибуции, правильно понимает и / или прогнозирует поведение других [83–85].

    Ментализация — это далеко не уникальный процесс, она включает в себя несколько компонентов и интеграцию различных аспектов социального понимания [86, 87]. Нейровизуализационные исследования расширяют знания о нейронных коррелятах таких компонентов. Первое важное различие касается способности соотносить психические состояния с аффективными состояниями, то есть холодных или когнитивных ToM vs. горячего или аффективного ToM соответственно [88]. Более того, представление чужих мыслей, желаний, чувств и черт, то есть ментализация, отличается от цепляния и автоматического разделения аффективных состояний, то есть сочувствия [89]. С другой стороны, эти конструкции частично перекрываются [90], и влиятельная модель рассматривает когнитивную ToM как предпосылку для эмоциональной ToM, которая дополнительно требует эмпатических навыков ([91] см. Рисунок 1).


    Кроме того, была предложена диссоциация между имплицитной и явной ментализацией [80]: в то время как первая будет присутствовать даже у младенцев, которые могут приписывать агентам ложные убеждения из невербального поведения [2], явная ментализация представляет собой когнитивную требующие социокультурных навыков, приобретенных посредством устных инструкций.В настоящее время имеется много данных, свидетельствующих о том, что явная ментализация в детстве развивается медленно [87]. Наконец, на основе вычислительной сложности принято различать обработку теории разума первого и высшего порядка. ToM первого порядка, включая представление психических состояний другого человека (включая его аффективные и когнитивные компоненты) [92], развивается в возрасте от 4 до 5 лет [93]. ToM второго порядка, то есть ментализация того, что кто-то думает или чувствует по поводу психических состояний третьего человека [94], обычно развивается в возрасте 6 лет.

    Считается, что социальное восприятие и, в частности, декодирование эмоций предшествуют ментализации [85]. Первая стадия действительно будет отражать процессы восприятия низкого уровня, обеспечивающие входные данные для интегративных и выводных процессов более высокого уровня, связанных с ментализацией [95]. С другой стороны, ментализация может влиять на социальное восприятие через нисходящие механизмы, опосредованные долгосрочными знаниями. Эти двунаправленные отношения представляют собой ключевой элемент влиятельной модели чтения мыслей [96], в которой социальное восприятие и ментализация представляют собой различные компоненты более крупной системы, подчиняющей способность воспринимать эмоции и намерения других и соответствующим образом реагировать на них [97].Эта модель включает в себя три ключевых детектора восприятия для ментальных состояний, взгляда и аффективных состояний, а также механизм общего внимания, поддерживающий способность выборочно сосредотачиваться на конкретных стимулах и интегрирующий результаты базовых процессов восприятия, специфичных для детекторов. На вершине этой иерархии развитая способность ментализации позволяет нам воспринимать эмоции, убеждения и поведение других людей и соответствующим образом реагировать на них.

    Тип процессов, лежащих в основе умственной способности, является, однако, сильно обсуждаемым (Goldman and Sripada, 2005).Согласно так называемой «теории-теории», люди действуют как наивные социологи, разрабатывая психологические теории, чтобы делать выводы о психических состояниях других [98]. Основываясь на вышеупомянутом процессе отражения, «теория моделирования» скорее утверждает, что мы приписываем психические состояния другим, моделируя их в нашем собственном сознании [45, 99]. Обширная литература, в основном основанная на данных нейровизуализации, предполагает, что различные процессы, вращающиеся вокруг симулятивных механизмов и логических процедур, задействуются в зависимости от типа стимулов (визуальные или визуальные.вербальный) и инструкции (неявные vs. явные) ([66, 100] см. [101]).

    Альтернативой обоим этим подходам является так называемая «теория взаимодействия» [102], в которой подчеркивается роль воплощения и прямого восприятия в реальных социальных взаимодействиях (Froese and Gallagher, 2012). Основываясь на уникальности социального взаимодействия, с точки зрения богатства поступающей информации и сложности ответов, сторонники этой точки зрения стремятся рассмотреть социальное познание с точки зрения взаимодействия [103], а также с помощью инновационных экспериментальных дизайнов, основанных на виртуальном реальность [104, 105], чтобы исследовать механизмы, с помощью которых люди модулируют свои действия в сети [106].Это изменение перспективы включает в себя переход от «разомкнутого» к «замкнутому» сценариям, когда взаимодействующие элементы влияют друг на друга динамически, взаимно и непрерывно [107]. Исследования нейровизуализации, основанные на этом подходе, показали, что по сравнению с простым наблюдением за социальными стимулами активное участие в социальном взаимодействии активирует более обширную сеть областей, связанных с взаимодействием восприятия и действия и эмоциональными оценками, способствуя двигательным реакциям, связанным с социальным стимулом. [107].Эти результаты подчеркивают потенциальные последствия такого экологического подхода не только для изучения нейронных основ социального познания у нормальных людей, но также для характеристики связанных расстройств в патологических популяциях и для реабилитации после повреждения мозга. Например, недавние данные, основанные на онлайн-взаимодействиях человека и аватара, показывают, что двигательные нарушения апраксиков в социальной задаче «дотянуться до понимания» устраняются, когда пациентов просят взаимодействовать с виртуальным партнером, а не выполнять действия самостоятельно [108].

    2.2.2. Нейронные корреляты социального понимания

    Различные направления исследований в рамках социальной когнитивной нейробиологии обращались к нейронным основам способности понимать поведение других и расшифровывать их намерения и чувства. Большинство связанных свидетельств вращается вокруг зеркальных и мыслящих сетей мозга, которые, основываясь на входных данных от pSTS (см. Раздел 2.1.2), по-видимому, лежат в основе отдельных уровней иерархии социального понимания [66, 109].

    Зеркальная система включает нижнюю лобную, премоторную и теменную области, которые активируются как при выполнении действия, так и при наблюдении за тем же действием, выполняемым кем-то другим [41] (рис. 2 (b)).Считается, что эта сеть поддерживает множество социальных функций, связанных с действием, от распознавания действий [110] и имитационного обучения (Vogt et al., 2007) до контекстно-зависимого декодирования так называемых «частных целей», например, схватывания. чашка для питья по сравнению с мытьем стола (Iacoboni et al., 2005). Зеркальная система анатомически и функционально отличается от системы ментализации, которая включает медиальную префронтальную кору (mPFC), височно-теменное соединение (TPJ), медиальное предклинье / заднюю поясную извилину коры и височные полюса [86, 111, 112] (Рисунок 2 ( в)).Эта сеть областей обычно задействована, когда намерения других не могут быть автоматически получены из визуальных сигналов и, следовательно, должны выводиться с точки зрения мыслей и убеждений [101, 109].

    Следовательно, высшее измерение, выявляющее конкретную вербовку зеркальных систем по сравнению с системами ментализации, представлено целью идентифицировать, соответственно, , как (выполненные движения, связанные с поведенческим состоянием) против , почему (связанные с убеждениями и намерениями с психическим состоянием) совершается действие [113–115].Таким образом, зеркальная и ментализующая системы, кажется, играют взаимодополняющие роли в обработке намерений других, движимые наличием, соответственно, биологических действий и абстрактной информации (например, наблюдение реальных сцен или чтение историй) или неявных или явных инструкций (например, , для пассивного наблюдения или вывода о намерениях персонажей) [101], и путем определения , как и , почему персонаж выражает чувство (т.е. явная идентификация против атрибуции [114]).

    В то время как данные, рассмотренные выше, включают приписывание намерений и когнитивных состояний, другие направления исследований касались нейронных основ эмпатии, то есть улавливания чувств других посредством их прямого резонанса в мозгу наблюдателя. Этот процесс, кажется, задействует зеркальный механизм, специфичный для различных видов эмпатических реакций, вовлекающий те же области мозга, связанные с их опытом от первого лица, а не лобно-теменную зеркальную сеть. Это главный результат серии исследований, в которых сообщалось об участии (подмножества) одних и тех же областей мозга при непосредственном испытании, а также при участии в чьей-либо конкретной аффективной или сенсорной стимуляции.Такой механизм был описан для прямого и косвенного переживания боли (передняя островковая часть и передняя поясная извилина кора, т. Е. Аффективный сектор так называемой матрицы боли [116, 117]), отвращения (передняя островковая часть [118]), тактильные ощущения (вторичная соматосенсорная кора SII [119]) и даже сожаление о результатах выбора (орбитофронтальная кора и передняя поясная кора [120, 121]). В соответствии с понятием «зеркального отражения» эти результаты предполагают, что наблюдение или даже простое осознание [116, 117] другого человека в определенном эмоциональном состоянии может автоматически активировать нейронную репрезентацию того же состояния у наблюдателя.Такое представление включает связанные с ней вегетативные и соматические реакции, нейронно связанные с активацией передней островковой части и дорсальной передней поясной коры [122, 123], что обеспечивает поддержку концепции зеркального отражения, сенсомоторной и природы эмпатии [124]. Это представление подкрепляется недавними доказательствами нейрофизиологических коррелятов мимикрии лица, то есть бессознательной и непреднамеренной автоматической реакции на выражения лиц других людей [125]. Одновременная регистрация лицевой мышечной реактивности (с помощью электромиографии, ЭМГ) и активности мозга (с помощью f MRI) высветила корреляцию между спонтанными реакциями лицевых мышц на выражения лица и мозговой активностью в лобно-островном и нижнем теменном «зеркальном» секторах, связанных с их двигательное моделирование.В целом, значительные данные указывают на то, что такая лимбическая, висцеромоторная, зеркальная система для общих сенсорных и эмоциональных переживаний обеспечивает нейронную основу для эмоционального понимания других умов.

    Как зеркальное отражение, так и ментализация были связаны со структурными связями между височной, теменной и лобной долями, поддерживаемыми верхним продольным пучком [72]. Последнее действительно было связано с индивидуальными различиями в способностях, таких как распознавание эмоций [126, 127], сочувствие [128] и имитация [129].Другие аспекты воплощенного познания были приписаны другим лимбическим трактам, то есть крючковатому пучку, связывающему медиальную височную и орбитофронтальную кору [130], участвующему в социально-эмоциональной обработке [131], и переднему таламическому излучению, соединяющему гипоталамус и лимбические структуры с префронтальными и префронтальными структурами. передняя поясная извилина коры [132], связанная с аффективной обработкой и эмоциональной регуляцией [133]. В соответствии с их ролью в обработке лица, нижний продольный пучок (ILF) и нижний лобно-затылочный пучок (IFOF) также связаны с распознаванием эмоций и навыками сочувствия как у здоровых [128, 134], так и у людей с поражением мозга [135, 136] частные лица.Помимо SLF, ментализация, по-видимому, поддерживается также поясной частью (соединяющей медиальную префронтальную, заднюю поясную извилину и медиальную височную кору [130]) и дугообразным пучком (соединяющим височно-теменное соединение с префронтальной корой [137]). Умственные способности связаны со степенью повреждения аксонов в левой поясной части у детей с поражением головного мозга [138] и в дугообразном пучке рядом с височно-теменным переходом у высокофункциональных аутичных людей [139]. Убедительное доказательство этой связи также получено из прямой электрической стимуляции во время нейрохирургии, показывающей, что виртуальное отключение этих трактов приводит к заметному снижению умственной деятельности [140, 141].

    2.3.
    2.3.1. Принятие социальных решений

    Понимание поведения других с точки зрения предрасположенностей и намерений часто имеет решающее значение для принятия соответствующих решений в различных социальных контекстах. Большинство выборов делается в рамках прямого или косвенного социального взаимодействия в сложной и динамичной среде. Таким образом, они будут зависеть либо от выбора, уже сделанного другими (если он известен), либо от нашего прогноза выбора, который они сделают (если он совпадает с нашим собственным), и в более общем плане от осознания их последствий как для нас самих, так и для других. [142].С экономической точки зрения изучение решений, принимаемых в различных типах социального контекста или даже в рамках социальных взаимодействий, направлено на определение оптимального выбора среди доступных. С другой стороны, психологические исследования показали несколько примеров предпочтений, которые, кажется, отражают просоциальные и / или аффективные соображения даже больше, чем экономическая полезность. Таким образом, исследователи приступили к изучению социальных и когнитивных переменных, влияющих на принятие социальных решений, используя задачи, изначально разработанные в различных областях исследований в рамках экономических наук.

    Один типичный пример представлен исследованиями, моделирующими выбор агентов с помощью инструментов теории игр. Последний основан на строгих моделях, направленных на определение оптимального выбора для взаимодействующих агентов в различных возможных ситуациях, в которых они знают соответствующие результаты каждого возможного выбора и могут или не могут заключать соглашения перед выбором. Однако, как и предполагалось, реальный человеческий выбор часто отклоняется от предсказаний таких моделей. Например, классическая теория игр предсказывает, что группа рациональных игроков будет принимать решения для достижения результатов, известных как равновесие Нэша [143], исходя из которых ни один игрок не может увеличить свой собственный плей-офф в одностороннем порядке.Тем не менее, значительные данные показывают, что люди включают в свои стратегии психологические и просоциальные соображения, которые кажутся менее эгоистичными и более ориентированными на справедливость, чем предсказывают экономические модели [144]. Типичные примеры такого просоциального отношения представлены обычными паттернами реакции, наблюдаемыми в трех задачах, предполагающих участие двух взаимодействующих игроков, широко известных как игры Ultimatum, Dictator и Trust (Fehr and Fischbacher, 2006).

    В игре Ultimatum Game [145] предлагающего спрашивают, какую часть финансового вклада он / она готов отправить неизвестному респонденту.Последний может принять или отклонить предложение: в первом случае сумма делится в соответствии с предложением; в случае отказа, наоборот, никто ничего не получает. Вопреки экономическим предписаниям, т. Е. Принимать любое предложение в качестве ответчика и, таким образом, предлагать как можно меньше в качестве предлагающего [146], люди обычно предлагают «справедливые» предложения [147] и отклоняют несправедливые предложения [148], хотя и с некоторыми культурные различия [149], количество отказов существенно возрастает по мере уменьшения величины предложения. Аналогичная тенденция наблюдается в игре Dictator , хотя отвечающий может принять только предложение предлагающего.

    В игре Trust Game два игрока получают одинаковое начальное пожертвование. Затем «доверительный» игрок решает, какую часть этой суммы отправить доверительному управляющему. Оба игрока знают, что сумма перевода будет умножена на коэффициент> 1. Затем доверительный управляющий должен решить, возвращать ли доверительному управляющему часть своей выплаты. Если он / она уважает доверие, оба игрока получают чистый денежный прирост. Если вместо этого доверительный управляющий сохраняет всю сумму, доверительный управляющий получает убытки. В случае однократного взаимодействия (т.е., «одноразовый»), от рационального и эгоистичного доверенного лица нельзя ожидать, что он будет уважать доверие первого игрока. Следовательно, последний никогда не должен доверять другому игроку. Вместо этого, вопреки этому предсказанию, в большинстве исследований первый игрок отправляет деньги второму, и ему обычно отвечают взаимностью [150].

    Как в «одноразовой», так и в повторной версии, эти задачи обычно подчеркивают готовность наказать за свой счет перебежчиков, которых больше никогда не встретят [144, 151]. Кажется, что действительно веские доказательства показывают роль, которую играет в реальных человеческих взаимодействиях ожидание взаимности .Последнее является основой стратегии «око за око», т. Е. Доверие партнеру при первом движении и последующее воспроизведение его / его следующих ходов, в которой как информационное моделирование, так и психологические исследования выделяются как естественная стратегия в социальных взаимодействиях. (Аксельрод и Гамильтон, 1981). Важно отметить, что эта стратегия требует выявления и наказания перебежчиков, даже если это не приносит прямой выгоды наказывающему. Поскольку было показано, что простое присутствие или отсутствие возможности наказать увеличивается по сравнению с отсутствием возможности наказания.сокращение сотрудничества в социальном взаимодействии [151], такое поведение было названо «альтруистическим наказанием», потому что его издержки пойдут на пользу отдельным лицам, кроме карателя. Представляя еще одно загадочное поведение для экономических теорий, реальные интерактивные игры показали, что альтруистическое наказание является ключевым условием распространения кооперативного поведения в обществе [151]. Следовательно, должен существовать какой-то стимул к поведению, которое является социально выгодным, но дорогостоящим для каждого индивидуума. Возможный стимул для альтруистического наказания со стороны одиноких людей был обнаружен в сильных отрицательных эмоциях, связанных с несправедливостью, предательством и злоупотреблением собственным доверием, вызывающими «желание мести» [151].Проще говоря, ожидание удовольствия, присущего удовлетворению такого желания, будет представлять собой стимул к наказанию за поведение, которое, хотя и иррационально с чисто экономической точки зрения для отдельного человека, имеет просоциальные последствия на уровне общества.

    В то время как классические экономические модели в значительной степени игнорировали влияние эмоций на принятие решений, растущее количество свидетельств на стыке когнитивной нейробиологии и экономики демонстрирует влияние аффективной обработки на фактический выбор [152].В настоящее время широко признано, что принятие решений обусловлено ожидаемыми чувствами, связанными с исходом, и, в частности, попыткой испытать положительные чувства, связанные с достижениями и просоциальностью, и избежать негативных чувств, таких как разочарование в связи с потерей, сожаление о предрешенном исходе или вина за неблагоприятные последствия своего выбора для другого [153]. Нейронные основы этих процессов составляют предмет нейроэкономики, активной области исследований на перекрестке нейронных, психологических и социальных наук.

    2.3.2. Нейронные корреляты принятия социальных решений

    Понимание эмоциональных и когнитивных состояний и, в частности, намерений других людей часто является решающим шагом для различных аспектов принятия социальных решений. Это может включать в себя предвидение выбора других в стратегическом контексте или планирование реакции на отступничество другого, например, несправедливое предложение в игре ультиматум или безответное доверие в игре доверия. В то время как вышеупомянутые психологические исследования выявили фактическое поведение, несовместимое с «рациональными» экономическими прогнозами, нейробиологические данные предполагают, что типичное просоциальное отношение человека может в значительной степени отражать мотивационные побуждения, связанные с областями мозга, лежащими в основе аффективных и гедонистических оценок.Эта область исследований действительно основана на представлении о том, что вес аффективных побуждений, широко признаваемых при принятии индивидуальных решений (например, [120, 121, 154, 155]), даже увеличивается при выборе в социальном контексте [156, 157].

    Быстрорастущая литература раскрывает мозаику областей мозга, лежащих в основе различных аспектов этого процесса. Во-первых, активация передней островковой доли в сочетании с получением и отклонением неравных предложений другим человеком [158] может отражать негативные аффективные реакции, вызванные несправедливостью.Интересно, что принятие несправедливых предложений отражается в повышенной активности дорсолатеральной префронтальной коры, ключевого узла исполнительной сети, связанной с когнитивным контролем и ингибированием реакции. Последнее свидетельство первоначально интерпретировалось с точки зрения роли, которую играет этот регион в подавлении негативных аффектов, вызывающих отклонение несправедливых предложений [158]. Однако, вопреки этой гипотезе, дальнейшие исследования показали увеличение скорости восприятия после его деактивации с помощью транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС) [159, 160].Таким образом, дорсолатеральная префронтальная кора может поддерживать эгоистичное стремление принимать каждое предложение, а не просоциальную склонность к альтруистическому наказанию. С другой стороны, тот факт, что наказание перебежчиков отражается в активации вентрального полосатого тела [161], ключевого узла сети вознаграждения мозга (Schultz et al., 2006), предполагает, что альтруистическое наказание может также стимулироваться вознаграждением. опыт, подразумеваемый в удовлетворении желания отомстить невзаимным. Из-за своей стоимости такое поведение требует взвешивания экономических и гедонистических результатов, компромисса с участием вентромедиальной префронтальной коры [161].В целом активация полосатого тела в сочетании с поведением «око за око» и особенно с взаимным сотрудничеством [162] подчеркивает нейробиологическую интерпретацию экономически иррациональной тенденции предпочитать просоциальное поведение индивидуальным удовольствиям [163]: субъективное Полезность, связанная с взаимным сотрудничеством, будет представлять собой краткосрочное социальное вознаграждение, перевешивающее вознаграждение в результате одностороннего отступничества (которое, напротив, может дополнительно отражаться в негативных чувствах, таких как стыд и вина).

    В то время как эти данные, кажется, подчеркивают естественную склонность человека к просоциальному поведению и совместному использованию ресурсов, менее оптимистичные доказательства получены из исследований, посвященных изучению нейронных основ альтруизма и благотворительности, то есть дорогостоящего поведения, приносящего пользу только другим людям. С одной стороны, активация вентрального полосатого тела сети вознаграждения [164, 165] может указывать на то, что альтруистическое поведение приносит вознаграждение само по себе, что может быть истолковано как свидетельство против существования «чистого» альтруизма.Более того, другие исследования показали у тех же субъектов перекрывающиеся активации вентрального полосатого тела при решении пожертвовать деньги, зная, что за ними наблюдают, и при решении оставить деньги, зная, что за ними никто не наблюдает [166]. Эти результаты предлагают возможность переосмыслить теоретические рассуждения и эмпирический анализ предполагаемой просоциальной или даже альтруистической предрасположенности человека в более широкой перспективе, объединяя экономические, психологические и нейробиологические данные.

    3.Возрастные изменения в социальном познании

    Растущее количество литературы о возрастных изменениях когнитивных способностей показывает, что физиологическое старение влечет за собой как потерю, так и усиление функций (Kensinger et al., 2017) [167]. Несмотря на глобальное снижение когнитивной эффективности, некоторые аспекты социальной когнитивной и эмоциональной обработки остаются стабильными или даже улучшаются с возрастом [168], принося потенциальную пользу для повседневного функционирования [169].

    Такие изменения связаны с взаимодействием нескольких процессов, т.е.е., нарушение функций, ограничения ресурсов и перераспределение, а также компенсирующие механизмы (Kensinger et al., 2017). В свою очередь, эти процессы модулируются широким спектром факторов, включая, среди прочего, индивидуальные различия в образовании [170], уровень подвижного познания [171] и доступность ресурсов [172]. В рамках этого сложного сценария считается, что две переменные вносят наибольший вклад в возрастные изменения в социальном познании [173].

    Первая переменная касается сотрудничества vs.конкуренция между автоматическими и управляемыми процессами. Поскольку старение в основном влияет на исполнительный контроль (фон Хиппель и Генри, 2012), значительное снижение способности подавлять автоматические реакции может привести к социально расторможенному и неадекватному поведению [174]. Тот же механизм, по-видимому, способствует формированию стереотипных мыслей, которые автоматически активируются в присутствии стереотипных членов группы, что делает пожилых людей более склонными к проявлению предрассудков, чем более молодые люди (фон Хиппель и Генри, 2012).

    Во-вторых, изменения в социальном познании, по-видимому, зависят от того, зависят ли задачи и в какой степени от новой обработки информации или накопленного опыта [175]. Несмотря на глобальное снижение когнитивной эффективности (с точки зрения скорости обработки данных, памяти, сложных рассуждений, внимания и тормозящего контроля), а также физического [176] и перцептивного [177] функционирования, в нескольких исследованиях сообщалось о меньших возрастных эффектах в областях связаны с прошлым опытом, включая словарный запас и общие знания [175].Это ключевое понятие, поскольку эти навыки могут способствовать определенным аспектам социальной когнитивной и эмоциональной обработки и, таким образом, частично компенсировать общий когнитивный спад.

    Например, хотя пожилые люди хуже, чем молодые, справляются с заданиями на вспоминание, даже когда им предъявляются социальные и аффективные стимулы [178], они демонстрируют равные или даже более эффективные навыки регулирования эмоций [171]. Хотя последнее свидетельство может показаться противоречащим упадку исполнительной власти, регулирование эмоций может потребовать меньше ресурсов у пожилых людей, чем у молодых людей, из-за улучшенных процедурных знаний, накопленных на протяжении всей жизни [168].Кроме того, пожилые люди могут выделять большую долю ресурсов на регулирование эмоций по сравнению с более молодыми людьми [179], как из-за возможного приоритета возбуждения и наличия релевантной информации (Kensinger et al., 2017), так и из-за возраста связанные с этим мотивационные изменения в сторону максимизации эмоционального удовлетворения в ситуации «здесь и сейчас» [168].

    В целом, эти результаты подчеркивают сложность возрастных изменений в социальном познании, которые тесно связаны как с физиологическим снижением когнитивных функций, так и со сдвигами в жизненных целях.Мы кратко рассмотрим имеющиеся данные об изменениях в трех ранее описанных областях социального познания.

    3.1. Возрастные изменения в социальном восприятии

    Как обсуждалось в Разделе 2.1.1, лица представляют собой важнейший источник социальных сигналов, а распознавание эмоций по выражениям лица — критическая предпосылка для надлежащего межличностного общения и социального функционирования [180] (фон Хиппель и Генри, 2012).

    В то время как старение связано со значительным снижением способности распознавать отрицательные эмоции, такие как страх, грусть и гнев [180], пожилые люди лучше справляются с положительными эмоциями, чем молодые (т.э., счастье и удивление) и отвращение. Это свидетельство было приписано смещению верх-низ, что указывает на возрастные изменения в стратегиях обработки лица: пожилые, по сравнению с более молодыми, взрослые с большей вероятностью сосредотачиваются на нижней половине лица (рот или нос), который предоставляет информацию о мышечных сокращениях, связанных со счастьем и отвращением [181], а не о глазах [182]. Этот паттерн может отражать функциональные и / или структурные возрастные изменения в сети мозга, обрабатывающей лицо, включая STS, медиальный PFC и миндалевидное тело, связанные с восприятием и декодированием взгляда [167].

    С другой стороны, снижение распознавания отрицательных эмоций на лицах можно также отнести к « возрастному положительному эффекту» [183], что указывает на склонность пожилых людей больше сосредотачиваться на положительных, чем на отрицательных стимулах по сравнению с молодые люди. Этот эффект, последовательно описываемый также в доменах внимания и памяти [184], был связан с возрастными изменениями в механизмах регуляции эмоций, помогая пожилым людям сохранять лучшее настроение [185]. Эти изменения могут отражать тот факт, что у пожилых людей только отрицательные стимулы связаны с активацией медиальной префронтальной коры (ПФК), возможно, поддерживая процессы регуляции эмоций сверху вниз, направленные на подавление отрицательных эмоций [186].

    3.2. Возрастные изменения в социальном понимании

    Сохранение функций, лежащих в основе социального понимания, таких как эмоциональное разделение и приписывание когнитивных или аффективных состояний другим, предсказывает успешные исходы в старении [187]. В попытке выделить конкретные изменения в различных аспектах социального понимания, несколько исследований показали заметное возрастное снижение его когнитивных компонентов (т. Е. Ментализации и социального метапознания) при относительном сохранении или даже усилении, из аффективных (т.э., сочувствие и сострадание) [167, 173, 188]. Также в этом случае первые свидетельства могут отражать общее снижение исполнительного контроля и жидкого интеллекта [189], связанное со сниженной активностью дорсолатеральной префронтальной коры [167]. Вдобавок пожилые люди, похоже, меняют свои мотивации: согласно теории социоэмоциональной избирательности они отвлекают свое внимание от ориентированных на будущее целей и уделяют приоритетное внимание социальной и эмоциональной значимой деятельности, выборочно выделяя больше ресурсов на эмоциональную обработку и стратегии регулирования эмоций [190].Это мнение подтверждается исследованием, в котором сообщается о возрастных нейроструктурных изменениях у 883 здоровых людей. В то время как толщина коры уменьшалась с возрастом в областях мозга, связанных с исполнительным функционированием, таких как дорсальный ППК наряду с верхним и латеральным секторами ПФК, никакого возрастного влияния не было обнаружено в областях, обычно участвующих в регуляции эмоций, таких как вентромедиальная ПФК и вентральная ППК. [191].

    3.3. Возрастные изменения в принятии социальных решений

    Наряду с улучшением навыков эмоциональной обработки, различные аспекты социального поведения и принятия решений, такие как генеративность и просоциальность, с возрастом претерпевают существенные изменения.

    Генеративность, то есть тенденция расширять индивидуальный фокус заботы за пределы самого себя [192], становится серьезной проблемой в пожилом возрасте, вызывая желание сотрудничества между поколениями и потребность пожилых людей предлагать эмоциональную поддержку и урегулировать конфликты. которые воспринимаются как основные цели выживания (Gurven and Kaplan, 2009). По сравнению с молодыми людьми, пожилые люди больше поддерживают генеративные цели и решение проблем, ориентированных на других [193]. Более того, как чувство жалости, так и готовность помогать другим, кажется, прогрессивно возрастают с возрастом [194].

    Тесно связанная с социальными аффективными навыками, также тенденция к просоциальности, по-видимому, усиливается в позднем возрасте [195]. В соответствии с теорией социоэмоциональной избирательности контексты, относящиеся к социальным и аффективным целям, могут мотивировать пожилых людей, даже больше, чем молодых, помогать другим, поскольку сочувствие и / или сострадание представляют собой мощные навыки, способные способствовать просоциальному поведению [195]. В этом суть «эмпатической заботы» [196], посредством которой действия, направленные на пользу нуждающимся другим, могут смягчить негативное эмоциональное возбуждение, вызванное переживанием их потребностей.Таким образом, улучшение навыков регуляции эмоций может опосредовать более высокую просоциальность, проявляемую пожилыми людьми, в конечном итоге повышая их благополучие, удовлетворенность и эмоциональную удовлетворенность [193].

    4. Измененное социальное познание при нейродегенеративных заболеваниях

    Растущее количество данных подчеркивает разнообразие социальных когнитивных нарушений в различных неврологических (например, нейродегенеративные заболевания, травмы головного мозга и опухоли головного мозга) и психиатрических (например, расстройства настроения, аутизм и шизофрения) ) условия [197–200].Эти изменения в основном связаны с функциональными последствиями невропатологических процессов или поражений мозга, затрагивающих регионы и сети, лежащие в основе навыков социального познания.

    В сфере нейродегенеративных заболеваний патологические изменения в социальном познании и поведении являются основным признаком спектра заболеваний лобно-височной деменции (ЛВД), включая первично-прогрессирующие афазии (т.е. семантические, нелогичные и логопенические варианты) [201] и поведенческий вариант (bvFTD) [202].Из-за прогрессирующей дегенерации лобных и лимбических сетей, связанных с обработкой эмоциональных и социальных сигналов [203–207], bvFTD представляет собой прототипический пример распада социального познания. Сообщалось о заметных нейрокогнитивных нарушениях при этом заболевании во всех ранее обсуждавшихся областях, от распознавания эмоций и социального понимания до суждений, связанных с социальными дилеммами и нарушениями (Elamin et al., 2013). Несмотря на аналогичные недостатки в распознавании эмоций и социальном понимании [208, 209], bvFTD и как семантические, так и нефлюентные варианты FTD были связаны с различными паттернами структурных повреждений внутри фронтоостровно-височной сети, которая также известна как «социальная контекстная сеть». [210].Эта модель основана на представлении о том, что различные социальные когнитивные процессы заключены в конкретные контекстные обстоятельства, имеющие внутреннее социальное значение. Специфические паттерны социальных когнитивных нарушений, типичные для неврологических и психиатрических заболеваний, могут, таким образом, возникать в результате избирательных дисфункций внутри распределенной сети, вызывающих глобальные нарушения в обработке информации социального контекста. Считается, что эта сеть включает три основных концентратора с определенными функциями, т. Е., (1) лобные области, поддерживающие обновление контекстных подсказок для прогнозирования; (2) височная кора, лежащая в основе консолидации ценностного обучения контекстных ассоциаций; (3) островная кора, управляющая конвергенцией между эмоциональными и когнитивными состояниями, связанная с координацией между внешней и внутренней средой, и, таким образом, облегчая лобно-временные взаимодействия в обработке социальных контекстов.

    Дальнейшие указания на аномальный социальный мозг взяты из литературы, вращающейся вокруг гипотезы континуума FTD-амиотрофического бокового склероза (БАС) [211].Растущие данные о невропатологических, генетических, нейровизуализационных и клинических общностях между этими двумя состояниями [212–217] теперь включают социальные когнитивные дефициты, которые были обнаружены также у пациентов с БАС без деменции [218].

    Социальные когнитивные нарушения описаны также при других нейродегенеративных расстройствах. Хотя эти симптомы не считаются центральными или типичными проявлениями этих заболеваний, нарушение может включать одну или несколько областей, рассмотренных ранее.Как обсуждается в следующих параграфах, социальное восприятие и социальное понимание на сегодняшний день являются наиболее часто исследуемыми областями нейродегенеративных расстройств.

    4.1. Измененное социальное восприятие при нейродегенеративных заболеваниях

    Что касается социального восприятия, существуют доказательства аномального визуального и / или слухового (т.е. основанного на просодических сигналах) распознавания основных эмоций, особенно связанных с отрицательными эмоциями, при bvFTD [219–222]. Интересно, что распознавание эмоций по лицам отличает bvFTD от других нейродегенеративных, а также психиатрических заболеваний [207].Однако аномальная аффективная обработка и распознавание эмоций (особенно отрицательных эмоций) были обнаружены и при других расстройствах (Elamin et al., 2013) [223], таких как БАС [126, 224], болезнь Паркинсона [225], кортикобазальный синдром. прогрессирующий надъядерный паралич [226] и болезнь Хантингтона [223, 227], а также болезнь Альцгеймера (БА) и легкие когнитивные нарушения, особенно при предъявлении тонких или статических эмоциональных стимулов [8, 228].

    4.2. Изменение социального понимания при нейродегенеративных заболеваниях

    Исследования, посвященные социальному пониманию при нейродегенеративных заболеваниях, способствуют раскрытию сложного сценария, в котором различные расстройства отражаются в различных моделях функциональных нарушений.О дефектных умственных способностях сообщалось в bvFTD и AD [229]. Однако, в то время как при AD этот дефицит, вероятно, отражает глобальный когнитивный сбой, пациенты с bvFTD демонстрируют относительно избирательное нарушение аффективной ментализации [229], вероятно, отражающее их заметные трудности с эмпатическими способностями [230]. В соответствии с гипотезой континуума, этот паттерн был также описан в подгруппе пациентов с ASL, демонстрирующих заметное нарушение обработки эмоциональных сигналов (Cerami et al., 2013) [127]. При болезни Паркинсона ранний дефицит ментализации сопровождается снижением эмпатических навыков на более поздних стадиях заболевания, что отражает прогрессирование патологии от дорсолатеральных префронтальных к орбитофронтальным контурам (Elamin et al., 2013). При болезни Хантингтона нарушение как когнитивных, так и аффективных компонентов социального понимания часто связано с серьезностью снижения исполнительности и двигательных симптомов [223].

    4.3. Изменения в процессе принятия социальных решений при нейродегенеративных заболеваниях

    Ненормальное выполнение задач, оценивающих индивидуальное принятие решений, было описано при различных нейродегенеративных заболеваниях, таких как ЛТД, БА, болезнь Паркинсона и болезнь Хантингтона (см. Обзор [231]).Напротив, данные о принятии социальных решений при нейродегенеративных заболеваниях все еще ограничены и в основном связаны с bvFTD и AD [223]. В частности, пациенты с bvFTD демонстрируют значительное снижение склонности к просоциальности [232] и кооперативному поведению [233] (O’Callagan et al., 2015). В соответствии с моделью «социальной контекстной сети», описанной выше [210], такие изменения могут отражать повреждение лобно-стриатальных областей, поддерживающих создание и обновление прогнозов, основанных на социальной контекстной информации.

    5. Выводы

    Рассмотренные здесь данные суммируют основные результаты социальной когнитивной нейробиологии в попытке раскрыть сети мозга, лежащие в основе автоматической предрасположенности людей к пониманию поведения других. Хотя большая часть первоначальных усилий в этой активной области исследований была связана с «социальным мозгом» у здоровых людей, его последние разработки касаются выявления изменений, связанных с физиологическим старением или различными патологическими состояниями.Растущее количество литературы показывает, что многоуровневый подход социальной когнитивной нейробиологии, объединяющий, казалось бы, различные движущие силы человеческого поведения, такие как гормоны или просоциальные мотивации [234], представляет собой платформу, предоставляющую экспериментальные парадигмы для нацеливания на определенные социальные когнитивные процессы, а также объективные метрики для оценки их нарушение или эффективность лечебных процедур при различных психоневрологических заболеваниях [7].

    Достижения в области разделения социальных когнитивных процессов и их нейронных баз в настоящее время позволяют проектировать вмешательства, основанные на надежных доказательствах на уровне интересующей конструкции (например,g., обработка лица) или более глубоких нейробиологических механизмов, таких как модуляция активности миндалины окситоцином (Ebert and Brune, 2017). Сложность социального познания и его многогранный характер действительно отражаются в разнообразии различных процедур исправления, которые уже были предложены для улучшения социальных навыков и оценки их воздействия за пределами тренировочного процесса. Различные подходы нацелены на улучшение основных когнитивных навыков или повышение реляционной компетенции с помощью стратегий обучения, лежащих в основе анализа социального контекста и эмоциональной информации (т.е., «широкие интервенции; Peyroux and Frank, 2014) или специфические компоненты социального познания, такие как распознавание эмоций [235], ментализация [236] или эмпатия (Klimecki et al., 2013) (т.е. «целевые вмешательства»), особенно при шизофрении [237] ] и аутизм [238, 239]. Метааналитические результаты подчеркивают умеренное влияние тренировки на распознавание эмоций и ментализацию, при этом такие улучшения переносятся в повседневную социальную жизнь [240], но также ограниченный успех в восстановлении более сложных социальных когнитивных функций более высокого порядка [241].Возможные объяснения этого отрицательного свидетельства могут включать в себя игнорирование основных когнитивных нарушений и реальных социальных ситуаций, характеризующихся основным свойством социального познания, таким как взаимозависимость между агентами. Как обсуждалось ранее (Раздел 2.2.1), потенциальные последствия парадигм романов, предполагающих реальные или виртуальные социальные взаимодействия, представляют собой одну из наиболее многообещающих проблем для социальной нейробиологии [106], уже подтвержденной положительными результатами у неврологических пациентов [108].

    В более общем плане имеющиеся данные свидетельствуют о том, что эффективность социальной когнитивной коррекции зависит от «базовых» навыков и что успешные программы требуют адаптации стратегий управления на основе индивидуальных характеристик. Таким образом, подробное описание социальных когнитивных процессов и их нейронных коррелятов имеет решающее значение для адаптации протоколов исправления к конкретным сетям мозга и связанным с ними когнитивным функциям. Обобщая обширные доступные данные о нейронных основах социального познания, в настоящем обзоре выделяются конкретные области, которые следует оценивать в патологических популяциях, принимать во внимание при разработке новых тестов [242, 243] или реабилитационных процедур [244] и рассматривать в оригинальные исследования.Как и во всех областях эмпирических исследований, качество ответов зависит от качества вопросов. Это одна из основных причин, почему растущее взаимодействие между социальными и клиническими, а также фундаментальными и трансляционными областями исследований представляет собой одно из самых захватывающих достижений в когнитивной нейробиологии.

    Конфликт интересов

    Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации этой статьи.

    Понимание намерений и эмоций других людей через их действия

    9

    Ссылки

    Abell, F., Krams, M., Ashburner, J., Passingham, RE, Friston, KJ, Frackowiak, RSJ, Happe, F.,

    Frith, C., & Frith, U.1999, «Нейроанатомия аутизма: воксель на основе анализа всего мозга

    структурных сканирований », Нейрорепорт, т. 10, вып. 8. С. 1647–1651.

    Адольфс Р. 2003, «Когнитивная нейробиология человеческого социального поведения», Nat Rev.Neurosci, vol. 4, вып.

    3, стр. 165-178.

    Адольфс Р., Транель Д. и Дамасио А. Р. 2003, «Диссоциативные нейронные системы для распознавания эмоций»,

    Brain Cogn, vol.52, нет. 1. С. 61-69.

    Эллисон Т., Пьюс А. и Маккарти Г. 2000, «Социальное восприятие на основе визуальных сигналов: роль области STS»,

    Trends Cogn Sci., Vol. 4, вып. 7. С. 267-278.

    Азиз-Заде, Л., Уилсон, С. М., Риццолатти, Г., & Якобони, М. 2006, «Конгруэнтно воплощенные представления

    для визуально представленных действий и лингвистических фраз, описывающих действия», Current

    Biology, vol. 16, нет. 18. С. 1818-1823.

    Баранек, Г.T. 2002, «Эффективность сенсорных и моторных вмешательств для детей с аутизмом», Журнал

    аутизма и нарушений развития, вып. 32, стр. 397-422.

    Baron-Cohen, S., Ring, HA, Bullmore, ET, Wheelwright, S., Ashwin, C., & Williams, SC 2000,

    «Теория миндалевидного тела при аутизме», Neurosci Biobehav.Rev., Vol. . 24, вып. 3. С. 355-364.

    Баррези, Дж. И Мур, К. 1996, «Преднамеренные отношения и социальное понимание», Поведенческие и мозговые

    Науки, том.19, нет. 1. С. 107-154.

    Барч, К. и Веллман, Х. 1995, Дети говорят о разуме. Издательство Oxford University Press, Нью-Йорк.

    Бертос, С., Грезес, Дж., Армони, Дж. Л., Пассингэм, Р. Э., и Долан, Р. Дж. 2006, «Аффективная реакция на

    собственных моральных нарушений», NeuroImage, vol. 31, нет. 2. С. 945-950.

    Блэр, Дж. Р. 2003, «Мимика, их коммуникативные функции и нейрокогнитивные субстраты»,

    Философские труды Королевского общества B: Биологические науки, том.358, нет. 1431, стр. 561-572.

    Blakemore, SJ, Bristow, D., Bird, G., Frith, C., & Ward, J. 2005, «Соматосенсорные активации во время

    наблюдения прикосновения и случай синестезии прикосновения к зрению», Brain, т. 128, нет. 7. С. 1571-1583.

    Blakemore, S.J., Frith, C.D. & Wolpert, D. M. 2001, «Мозжечок участвует в прогнозировании сенсорных последствий действия

    », Neuroreport, vol. 12, вып. 9. С. 1879–1884.

    Boddaert, N.И Зильбовичюс, М. 2002, «Функциональная нейровизуализация и детский аутизм», Pediatric

    Radiology, vol. 32, нет. 1. С. 1-7.

    Boddaert, N., Chabane, N., Gervais, H., Good, CD, Bourgeois, M., Plumet, MH, Barthelemy, C.,

    Mouren, MC, Artiges, E., & Samson, Y 2004, «Анатомические аномалии верхней височной борозды при детском аутизме

    : исследование МРТ с морфометрией на основе вокселей», NeuroImage, vol. 23, нет. 1. С. 364-369.

    Братья Л.1990, «Социальный мозг: проект интеграции поведения приматов и нейрофизиологии в новую область

    «, Concepts in Neuroscience, vol. 1. С. 27-51.

    Brothers, L., Ring, B., & Kling, A. 1990, «Ответ нейронов миндалины макака на комплексные

    социальных стимулов», Behavioral Brain Research, vol. 41, стр. 199-213.

    Buccino, G., Binkofski, F., Fink, G. R., Fadiga, L., Fogassi, L., Gallese, V., Seitz, R.J., Zilles, K.,

    Rizzolatti, G., & Фройнд, Х. Дж. 2001, «Наблюдение за действием активирует премоторную и теменную области соматотопическим способом

    : исследование фМРТ», Eur.J. Neurosci., Vol. 13, вып. 2. С. 400-404.

    Восприятие личности — Психология — Oxford Bibliographies

    Введение

    «Восприятие человека» — это элемент социальной психологии, касающийся того, как мы обрабатываем информацию о людях. Этот термин несколько вводит в заблуждение, потому что восприятие человека не имеет отношения к восприятию как таковому .Скорее, это касается вопросов социальной обработки, например, какую информацию мы извлекаем, когда видим других людей, как мы интерпретируем то, что видим, и как эта интерпретация влияет на наше последующее поведение. Исследования человеческого восприятия были сосредоточены на социальных и когнитивных предубеждениях, которые влияют на нашу интерпретацию других людей, особенно людей, которых мы не знаем (а не близких друг другу). Например, модели восприятия человека могут предложить отчеты о том, что мы помним о человеке, который подает нам кофе, о нашем впечатлении от пары, сидящей позади нас в автобусе, и о том, что мы чувствуем, когда кто-то из нашей социальной группы плохо справляется с задачей.Исследования выявили неверный характер восприятия человека, выявив ряд предубеждений, на которые полагаются, чтобы справиться с огромной сложностью обработки социальной информации. Эти предубеждения включают ошибки атрибуции, эффекты контекста и наиболее широко изучаемый элемент восприятия человека: социальную категоризацию. Социальные категории или стереотипы могут оказывать значительное влияние на восприятие человека, обеспечивая основу, с помощью которой упрощается обработка согласованной со стереотипами информации.Модели двойного процесса предсказывают ситуации, в которых в социальном познании преобладает категоризация, а не индивидуация. Социальные категории также влияют на наше чувство идентичности. Тенденция идентифицировать себя с определенными «внутри-группами» и очернять «чужих» членов смоделирована в Теории социальной идентичности (см. Социальная идентичность: мы и они) и связанной с ней теории самоопределения. Более поздняя работа была сосредоточена на выявлении нейронных коррелятов социальной обработки, выделении ролей префронтальных и лимбических областей мозга.В этой статье рассматриваются эти широкие аспекты восприятия человека.

    Учебники

    Большинство учебников по социальной психологии рассматривают восприятие человека более глубоко, поскольку эта тема лежит в основе социального познания. Четыре из перечисленных здесь примеров являются особенно хорошими. Классика начала 21-го века, Aronson 2018 — это наиболее удобочитаемое введение в социальную психологию, в котором есть главы, посвященные таким вопросам восприятия человека, как атрибуция и социальная категоризация.(Есть много предыдущих изданий этого учебника, и все они заслуживают внимания.) Несмотря на высокую доступность, Aronson 2018 предоставляет важные эмпирические примеры и практические применения теории. Moskowitz 2005 предлагает аналогичный обзор с хорошими примерами, подходящий для более продвинутых читателей. Smith and Mackie 2014 — это более традиционный учебник, четко представляющий современную и классическую социальную психологию с упором на восприятие человека. Наконец, Фиск и Тейлор 2017 связывает когнитивные процессы, такие как внимание и память, с проблемами восприятия человека, такими как предубеждения, стереотипы и предрассудки.

    • Aronson, E. 2018. Социальное животное . 12-е изд. Нью-Йорк: стоит.

      Увлекательное и очень доступное введение в социальную психологию в целом, охватывающее все аспекты восприятия человека. Идеи объясняются проницательными примерами как из реальных жизненных ситуаций, так и из эмпирических исследований. Подходит для всех этапов, от бакалавриата до академического.

    • Фиск, С. Т. и С. Э. Тейлор. 2017. Социальное познание: от мозга к культуре .3-е изд. Лондон: МУДРЕЦ.

      Являясь значительным обновлением предыдущих изданий, этот учебник охватывает ключевые области восприятия человека (атрибуции, категориальная обработка, лица и т. Д.) С подробными ссылками на их базовые когнитивные механизмы.

    • Московиц, Г. Б. 2005. Социальное познание: понимание себя и других . Нью-Йорк: Гилфорд.

      Объединяет экспериментальную работу с наглядными примерами из реальной жизни. Подходит для читателей от студентов бакалавриата до ученых.

    • Смит, Э. Р. и Д. М. Маки. 2014. Социальная психология . 4-е изд. Нью-Йорк: Психология Пресс.

      DOI: 10.4324 / 9780203833698

      Вводный учебник по социальной психологии с акцентом на процессы восприятия человека, написанный с социокогнитивной точки зрения.

    наверх

    Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница.Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

    Как подписаться

    Oxford Bibliographies Online доступно по подписке и бессрочному доступу к учреждениям. Чтобы получить дополнительную информацию или связаться с торговым представителем Оксфорда, щелкните здесь.

    Культурно присваиваемые концепции деятельности: ключ к социальному восприятию людей, групп и других субъектов

    Абстракция

    Многие тенденции в суждениях социальных воспринимающих об отдельных лицах и группах могут быть объединены с точки зрения предпосылки, что воспринимающие полагаются на имплицитные теории действия, заимствованные из культурных традиций.В то время как американская культура в первую очередь концептуализирует деятельность как свойство отдельных лиц, другие культуры концептуализируют деятельность в первую очередь в терминах коллективов, таких как группы, или нечеловеческих акторов, таких как божества или судьба. Культурные концепции действия существуют в публичных формах (дискурсы, тексты и институты) и частных формах (структуры знаний воспринимающего), и чем более заметными будут публичные представления определенной концепции в обществе, тем более хронически доступной она будет для воспринимающих. умы.Мы рассматриваем доказательства этих утверждений, сравнивая североамериканскую и китайскую культуры. Из этой интегративной модели социального восприятия, опосредованного концепциями агентства, мы черпаем идеи для исследований имплицитных теорий и исследований культуры. Что дает неявное теоретическое исследование, так это лучшее понимание содержания, происхождения и вариаций структур знания, имеющих центральное значение для социального восприятия. Культурная психология получает среднюю модель механизма, лежащего в основе культурного влияния на диспозициональную атрибуцию, которая дает точные предсказания о специфичности предметной области и динамике культурных различий.


    Скачать PDF

    Ссылка

    Моррис, Майкл, Таня Менон и Дэниел Эймс. «Культурно присваиваемые концепции деятельности: ключ к социальному восприятию людей, групп и других действующих лиц». Обзор личности и социальной психологии 5, вып. 2 (2001): 169-182.

    Каждое имя автора для преподавателя Columbia Business School связано со страницей исследования факультета, на которой перечислены дополнительные публикации этого преподавателя.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.