Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание››

В соответствии с исходной гипотезой о недостаточности у больных шизофренией опосредования познавательной деятельности факторами социального опыта при исследовании мышления был использован методический прием, основанный на сопоставлении решения больными двух видов мыслительных задач, различающихся по роли социального опосредования в их структуре.

В первую серию были включены задачи на сравнение понятий, вариант классификации «исключение предмета» и «конструирование объекта». Все эти задачи предъявлялись с «глухой» инструкцией, в условии не указывалось направления, в котором нужно было производить сравнение или классификацию, и испытуемым предоставлялась полная свобода выбора оснований для обобщения. В этих условиях актуализация того или иного признака существенно определяется знаниями испытуемых, в которых зафиксирован общественный опыт использования тех или иных предметов.

Описание методик «сравнение понятий» и «конструирование объекта» дано в гл. I. В целях исследования нами была также модифицирована известная

методика «Исключение предмета». Суть модификации заключалась в том, что вместо конкретных изображений предметов предъявлялось их словесное обозначение (вербальный вариант).

Для проведения исследования использовался набор из семи карточек, на каждой из которых написаны названия четырех предметов. Путем специального подбора понятий, подлежащих классификации, варьировались условия, затрудняющие или, наоборот, облегчающие процесс обобщения, в связи с чем обобщение трех из указанных четырех понятий представляло неодинаковую трудность:

  1. Примус, керосинка, свеча, электроплитка.

  2. Иней, пыль, дождь, роса.

  3. Лодка, тачка, мотоцикл, велосипед.

  4. Самолет, гвоздь, пчела, вентилятор.

  5. Вода, ветер, уголь, трава.

  6. Бочка, бабочка, жук, очки.

  7. Яблоко, книга, шуба, роза.

В 1, 2 и 4-м вариантах задания один из предметов явно противопоставлен трем остальным. В 3-м и 5-м вариантах легче объединить все четыре предмета, чем трем противопоставить четвертый. Два последних варианта (6-й и 7-й) являются провоцирующими и не имеют решения, поскольку в них объединяются только два предмета.

Карточки предъявлялись в строгой последовательности, по одной, со следующей инструкцией: «Объедините три предмета так. чтобы четвертый в эту группу не вошел». Таким образом, в инструкции не содержалось указания, какие три из четырех предметов должны быть объединены. В качестве основания для обобщения допускалось использование любого признака, присущего трем предметам и отсутствующего у четвертого. Инструкция не ограничивала число создаваемых группировок. Спецификой такого варианта методики является и то, что испытуемому не давался образец выполнения задания: в условиях такой «глухой» инструкции он не ограничивался в выборе оснований для обобщения.

В протоколе фиксировались все высказывания испытуемого по ходу исследования и замечания экспериментатора.

Если рассматривать результаты выполнения задания с точки зрения операционных характеристик мышления испытуемого, то нахождение любого общего признака у трех предметов и отсутствующего у четвертого является достаточным для положительной оценки его ответа. Однако для более полной характеристики мыслительной деятельности необходимо определить, какого рода признаки используются в качестве оснований для обобщения испытуемым: степень их обобщенности, практической значимости, закрепленности в социальном опыте.

Для квалификации мышления испытуемых через характеристику актуализируемых свойств и отношений необходим объективный критерий. Поиском такого критерия было продиктовано включение в исследование группы здоровых испытуемых. В качестве объективного критерия была использована частота актуализации того или иного свойства группой здоровых испытуемых. При этом мы исходили из предположения, что частота использования в эксперименте тех или иных признаков должна отражать качественную характеристику мышления, поскольку человеку свойственно оперировать преимущественно свойствами предметов, значение которых закреплено общественной практикой использования этих предметов и зафиксировано в системе усвоенных им понятий.

В зависимости от частоты использования группой здоровых испытуемых все вычлененные признаки были разделены на «стандартные» и «нестандартные». Стандартными условно было принято считать те признаки, использование которых превышало среднюю частоту.

Характеристика испытуемого определялась коэффициентом стандартности, т. е. отношением числа стандартных ответов, используемых испытуемым во всех вариантах заданий, к общему числу данных им ответов. Чем больше испытуемый использовал стандартных свойств, тем выше был его коэффициент стандартности. В группе здоровых этот коэффициент составляет (в среднем) 74 %.

В табл. 14 приведены средние коэффициенты стандартности, характеризующие группу больных шизофренией (100 человек) и группу здоровых (100 человек) по трем указанным методикам.

Таблица 14. Показатели избирательности мышления, %

Группы испытуемых

Сравнение предметов

Вариант классификации «4-й лишний»

Конструирование объекта

Здоровые

77

74

73

Больные шизофренией

58

53

50

Во всех трех методиках для группы больных шизофренией характерно увеличение частоты использования малозначимых, «латентных», нестандартных свойств предметов при снижении частоты актуализации стандартных, практически более значимых признаков. Это выразилось в более низких коэффициентах стандартности. Различия между группами больных и здоровых по всем трем методикам статистически значимы (р = 0,01, по критерию Колмогорова-Смирнова).

Следует отметить, что в число стандартных, наиболее часто используемых здоровыми, попадают практически значимые свойства (родовые и видовые, обозначающие основную функцию, некоторые внешние различительные и т. д.). В числе нестандартных оказались практически малозначимые, а поэтому «латентные», редко актуализируемые здоровыми испытуемыми признаки. Приведем несколько примеров признаков, актуализируемых больными при сравнении предметов:

Воробей и соловей — вес разный; находятся на одной ступени эволюции.

Груша и огурец — сначала бывают зелеными, потом — желтыми; у одной — семечки, у другого — зернышки; цвет семечек и зернышек различный; имеют хвостики.

Часы река — блестят; имеют прозрачную поверхность; издают звук; имеют камни; цикличные.

Ботинок — карандаш — оставляют след; чертят; имеют запах; один соприкасается с рукой, другой — с ногой; заостренные; хранятся в коробке.

Во вторую серию были включены задачи на сравнение и классификацию предметов, существенно отличающиеся от задач первой серии по условиям актуализации свойств и отношений: если в задачах первой серии актуализация признаков предметов в первую очередь определялась прошлым опытом испытуемых, то в задачах второй серии она прежде всего определялась анализом условий.

Во вторую серию вошли:

1) задачи на сравнение объектов по данному основанию: I — Петя выше Димы, а Коля ниже Пети. Кто из них самый высокий? II — Черное море холоднее Каспийского, а Балтийское море теплее Черного. Какое море самое холодное?

2) задачи на свободную классификацию двадцати четырех геометрических фигур. Выбор оснований для их классификации был ограничен тремя наглядно изображенными и играющими роль различительных признаками: цветом, формой и величиной.

Результаты II серии экспериментов. Основные трудности решения задач на сравнение у испытуемых обеих исследованных групп были связаны с анализом условий. Результатом недостаточного анализа явилось то, что 12 % здоровых и 12 % больных шизофренией (I задача) и 36 % здоровых и 25 % больных шизофренией (II задача) не смогли правильно соотнести сравниваемые объекты. (Анализ условий второй задачи был осложнен тем, что вывод, вытекающий из ее условий, противоречил действительным отношениям сравниваемых объектов. Этим объясняются худшие результаты при решении этой задачи по сравнению с I задачей.) В результате повторного анализа все испытуемые обеих групп правильно решили обе задачи.

При классификации двадцати четырех геометрических фигур группой здоровых испытуемых и группой больных шизофренией в качестве оснований для классификации были использованы три признака: форма, цвет и величина. Других свойств актуализировано не было. Коэффициент стандартности, характеризовавший группу здоровых, был равен 83 %, для группы больных шизофренией — 82 %. Таким образом, результаты второй серии исследования не дали существенных различий между группой здоровых испытуемых и группой больных шизофренией.

Сопоставление данных первой и второй серий исследования позволяет сделать следующий вывод: особенности использования знаний в процессе сравнения и классификации предметов выявились в тех задачах, решение которых было существенно опосредовано факторами социального опыта. При решении задач, основанном на анализе условий, не предполагающем такого опосредования, больные шизофренией не отличались от здоровых.

Решение проблемных задач.

Повышенная склонность больных шизофренией к актуализации «латентных» свойств и к видению предметов и явлений в необычных и непривычных аспектах, естественно, порождает вопрос об отношении этой их особенности к творческому мышлению, поскольку одной из его проблем является проблема обнаружения «латентных» свойств предметов, роль которых в повседневной жизни крайне мала. Трудность актуализации «латентных» свойств по Л.  Секею [129] связана с тем, что в практической деятельности человека господствуют прочно установленные функциональные связи. Такая функциональная фиксированность является одной из форм тормозящего влияния прошлого опыта при существующей необходимости открыть в предмете новую возможность его применения [41; 84].

Учитывая повышенную способность больных шизофренией к актуализации нестандартных свойств и отношений, мы предположили, что при решении некоторых задач из круга творческих,, основная трудность которых будет заключаться в выявлении «латентного» свойства, больные шизофренией могут иметь определенное преимущество перед здоровыми.

Для проверки этого предположения мы использовали в несколько измененном виде задачу Л. Секея [129], которая в общем виде заключалась в следующем. Перед испытуемым на столе располагались весы и несколько предметов, среди которых находилась свеча. Нужно было уравновесить весы таким образом, чтобы через некоторое время они сами вышли из равновесия. После установления равновесия испытуемому запрещалось вносить какие-либо изменения в ситуацию. Испытуемый в результате анализа задачи должен был установить, следствием какой причины может быть нарушение равновесия весов. Результатом такого анализа является вывод о том, что причиной нарушения равновесия является потеря веса предмета, находящегося на одной чашке весов. Таким предметом была свеча. Но вся трудность в том, что свойство свечи терять вес при горении является «слабым», «латентным», оно замаскировано более «сильным» свойством — давать свет, а потому не сразу вычленяется испытуемыми.

В исследовании Л. И. Анцыферовой [7], проведенном на здоровых испытуемых, решение этой задачи рассматривается как процесс последовательного анализа свойств предметов, раскрывающихся во все более глубоких причинно-следственных отношениях. В ходе решения свеча должна быть включена в причинно-следственную связь: предмет, теряющий вес, — нарушение равновесия весов. Но даже установив, каким свойством должны обладать предметы, с помощью которых задача будет решена, испытуемые долго не могут использовать свечу. Им легче привлечь для решения задачи отсутствующие предметы, для которых потеря веса является «сильным» свойством, чем лежащую перед ними свечу. Из отсутствующих, по данным Анцыферовой, прежде всего предлагались легко испаряющиеся вещества: эфир, вода, спирт и т. д. (Факт более успешного решения задачи с помощью испаряющихся веществ здоровыми и больными с органическим заболеванием ЦНС был также отмечен Л. Секеем.)

В нашем варианте методики [87] рядом с весами наряду со свечой располагались: разновески, электрический фонарик, баночка с солью, баночка с сухой ватой, карандаши, счетные палочки, ластик. Задача формулировалась следующим образом: «Используя какие-то из этих предметов, уравновесьте весы так, чтобы через некоторое время они сами, без Вашего вмешательства, вышли из равновесия».

В исследование были включены больные шизофренией, начавшейся в юношеском возрасте и протекавшей без выраженной психотической симптоматики (50 человек). Анализ результатов проводился на основании сопоставления с данными исследования группы здоровых, соответствующего возраста и образования (50 человек). Результаты, полученные нами при исследовании группы здоровых испытуемых, во многом совпадают с результатами исследования Л. И. Анцыферовой. Оказались сходными общая схема решения, основное направление и этапы анализа задачи.

Существенным моментом на ранних этапах анализа является вывод о том, что надо добиться не колебания весов, а стойкого нарушения равновесия. С этим связан довольно длительный у отдельных испытуемых анализ условия невмешательства. Результатом этого анализа является существенный для решающего задачу вывод: что-то должно произойти с самим предметом, находящимся на весах. В ходе дальнейшего анализа вывод уточняется: нарушение равновесия весов является следствием изменения веса предмета, находящегося на одной чашке весов. В связи с этим возникает вопрос: какой именно из данных предметов можно использовать? Самостоятельно решили задачу 29 здоровых испытуемых (58 %), 11 потребовались подсказки, 10 — задачу не решили.

Для большинства наших здоровых испытуемых, как и в опытах Анцыферовой, первым способом решения задачи являлось предложение использовать быстро «опаляющиеся вещества (эфир, спирт, бензин и т.  д.), отсутствующие в экспериментальной ситуации. Свойство этих предметов улетучиваться, исчезать является наиболее значимым, «сильным». В нашем исследовании такой способ решения в качестве первоначального был предложен двадцатью семью здоровыми испытуемыми (54 % всех испытуемых).

После этого испытуемым вновь предлагалось все же найти среди наличных предметы, пригодные для решения задачи. Часть испытуемых пыталась прямо применить тот же способ, они искали среди данных предметов испаряющиеся. После неудачных попыток вычленить в них свойство испаряться десять испытуемых предложили искусственно создать это свойство, намочив ватку, соль, ластик, предложив расплавить свечу, чтобы она лучше испарялась, и т. д.

Характерным является и то, что из десяти здоровых испытуемых, которым так и не удалось в процессе решения задачи использовать свечу как предмет, теряющий вес при горении, шесть пытались вычленить в свече свойство испаряться, усыхать. Образование новой связи «горение — нарушение равновесия», безусловно, способствует вычленению в свече искомого свойства. Однако девяти испытуемым, использовавшим принцип горения, это удается не сразу: прежде чем назвать свечу, они предлагали поджечь бумагу, счетные палочки и другие предметы.

Ход анализа задачи больными шизофренией не отличался от наблюдаемого у здоровых испытуемых. Отмеченные основные этапы анализа задачи выявлялись и у больных.

При анализе полученных результатов сразу обращает на себя внимание высокий процент больных шизофренией, предложивших в качестве первого способа решения свечу, сумевших сразу вычленить в ней свойство терять вес при горении. Этот способ предложили двадцать девять испытуемых (58 %, т. е. в два раза больше, чем здоровые, см. табл. 15).

Таблица 15. Способы решения задачи

В качестве первоначального способа решения

Здоровые испытуемые

Больные шизофренией

Сразу использовали свечу

14

29

Использовали отсутствующие предметы (испарение)

27

14

Использовали наличные предметы (горение)

9

7

Значительно реже больные шизофренией обращались к отсутствующим предметам (прежде всего испаряющимся) — четырнадцать человек. Лишь трое испытуемых пытались искусственно создать в данных предметах свойство испаряться (намочив их и т. д.).

Всего только трем больным шизофренией не удалось использовать свечу в нужном качестве.

Вероятно, имеет место прямая а лица зависимость между более успешными.

Способы решения задачи с использованием свечи в качестве средства решения задачи больными шизофренией и большим количеством (по сравнению с группой здоровых испытуемых) больных, самостоятельно решивших задачу, — тридцать шесть человек (72 %). Эта зависимость говорит в пользу того, что часто общий принцип, отношение и т. д. устанавливается испытуемым через его конкретное воплощение. Об этом свидетельствуют неоднократные высказывания испытуемых: «Увидел свечу и сразу решил…» Установление причинно-следственных отношений способствует выявлению в предметах все новых свойств, но и актуализация этих свойств в свою очередь служит дальнейшему анализу задачи и установлению все более глубоких причинно-следственных отношений.

Данные о более успешном решении (по сравнению со здоровыми) больными шизофренией задачи, относящейся к кругу творческих, проблемных, могут служить основанием для постановки вопроса об определенном качестве мышления этих больных, характеризующемся повышенной способностью к выявлению скрытых свойств и отношений (что является одной из существенных характеристик мышления).

Для проверки этого допущения в исследование была включена задача типа головоломки, провоцирующие условия которой толкали на «ложный» путь, препятствуя выявлению необходимых для решения свойств и отношений.

В экспериментально-психологических исследованиях, связанных с решением головоломок, специально подчеркивается, что основная трудность решения этой категории мыслительных задач связана с тем, что в формулировке их условий специально акцентированы несущественные для их решения обстоятельства, толкающие на ложный путь [75; 35; 120; 124]. Если основная трудность решения задачи Секея была связана с преодолением фиксированное™ на «сильных» свойствах предметов, обусловленной их практическим употреблением, то успешность решения головоломки связана с преодолением непосредственного впечатления, навязанного провоцирующими условиями задачи.

В нашем исследовании была использована следующая задача: двенадцать спичек образуют фигуру, имеющую вид креста, площадь которой равна тяти спичечным квадратам (рис. 11). Из того же количества спичек надо построить такую фигуру, которая заключала бы площадь, равную четырем спичечным квадратам.


Рис. 11. Исходная (а) и конечная (б) ситуации задачи-головоломки

Формулировка задачи и очертания исходной фигуры толкают решающего на ложный путь — пытаться построить фигуру, состоящую из четырех видимых квадратов (вместо пяти), т. е. сократить площадь на один спичечный квадрат. Этот путь не может привести к успеху. Для решения необходимо отказаться от попыток представить площадь в виде четырех квадратов и перейти к построению других фигур, площадь которых может быть вычислена по формуле (треугольника, параллелограмма и т. д.).

Описанная задача была предложена двадцати двум здоровым испытуемым и двадцати двум больным шизофренией.

Результаты. Для двенадцати больных шизофренией, как и для двенадцати здоровых испытуемых, был характерен длительный анализ несущественных для решения задачи, навязанных условиями головоломки свойств предметов. Это затруднило выявление необходимых для решения задачи свойств и отношений. Задача была решена этими испытуемыми лишь с помощью экспериментаторов. Итак, преодоление провоцирующих условий головоломки оказалось для больных шизофренией не менее трудным, чем для здоровых испытуемых. Десять больных шизофренией и десять здоровых решили задачу самостоятельно.

Проведенное исследование показало, что на основных этапах анализа задачи в процессе преодоления провоцирующих условий и поисков основного принципа решения существенных различий между обеими группами испытуемых не обнаружилось. Таким образом, исследование не выявило у больных шизофренией более выраженной по сравнению со здоровыми способности к вычленению скрытых свойств и отношений в условиях, когда актуализация тех или иных признаков предметов в первую очередь определяется анализом условий задачи. Наблюдаемая у больных шизофренией тенденция к актуализации практически малозначимых признаков предметов не является выражением более общей способности их мышления к выявлению скрытых свойств и отношений.

Приведенные результаты исследования мышления больных шизофренией достаточно убедительно свидетельствуют о сохранности его операционного аспекта. Об этом говорят отсутствие различий между больными и здоровыми при решении формально-логических задач и даже некоторое преимущество больных перед здоровыми при решении задач, требующих «нетривиального» подхода.

Факты, свидетельствующие о снижении уровня избирательности, обусловленной ограниченностью регулирующего влияния факторов социального опыта на мыслительную деятельность, перемещают рассмотрение проблемы патологии мышления при шизофрении из плоскости анализа его как процесса в плоскость изучения его как деятельности. Этот аспект включает в первую очередь личностно-мотивационные его характеристики. Роль нарушения мотивационного аспекта в патологии мышления при шизофрении особенно подчеркивала Б.  В. Зейгарник [46; 49]. Именно с изменением мотивации, обусловленной болезнью, она связывала факты искажения процесса обобщения и разноплановости мышления, наблюдаемые у больных шизофренией, при отсутствии снижения его уровня. Продолжая эту линию, наши исследования углубляют анализ этой проблемы. Они позволяют объяснить природу таких проявлений нарушений мышления, как «разноплановость», суть которой, по определению Б. В. Зейгарник [49], заключается в потере предметной однозначности, и «полисемантизм» [74]. Предметная однозначность есть не что иное, как закрепление в сознании человека за тем или иным предметом существенного с точки зрения социальной практики свойства или функции. Ослабление детерминации познавательной деятельности социальными факторами означает, в частности, и ослабление предметной однозначности, что облегчает рассмотрение предмета в разных аспектах. Такая особенность усиливается склонностью больных к формальному анализу. При этом формальный подход к рассмотрению свойств предметов и явлений как рядоположных не ограничивается вследствие снижения регуляции рамками социально значимых оценок.

Очевидно, что влияние прошлого опыта на избирательность познавательных процессов может быть как полезным, облегчающим деятельность, так и вредным, тормозящим актуализацию тех сведений, которые необходимы для решения определенных задач. Так как большую часть прошлого опыта человека составляет социальный опыт, такая зависимость познания и поведения от прошлого опыта дает большой приспособительный выигрыш, обусловливая высокую адекватность требованиям социальной среды.

Целесообразность такой избирательной организации деятельности мозга заключается в том, что этим обеспечиваются экономичность, оптимальность поиска нужной информации в огромном количестве многократно повторяющихся жизненных ситуаций, которые апеллируют прежде всего именно к «обычным», «стандартным», практически значимым предметам, их свойствам и отношениям [111].

Больные шизофренией, деятельность которых, вследствие снижения социальной направленности и уровня социальной регуляции характеризуется ухудшением избирательности, могут получить в некоторых случаях «выигрыш», испытывая меньшие трудности, чем здоровые, при необходимости обнаружить «латентные» знания или открыть в предмете новое свойство. Однако «проигрыш» неизмеримо больше, так как в подавляющем большинстве повседневных ситуаций снижение избирательности значительно снижает эффективность деятельности больных. Снижение избирательности составляет фундамент «оригинального» и необычного мышления, столь часто отмечаемого у больных шизофренией. Говоря об этом, нельзя забывать о существеннейшем факторе, способствующем безграничному развитию такого причудливого своеобразия. Речь идет о недостаточной мотивации быть понятным. Мышление для других требует специальной произвольной регуляции и организации деятельности, использования более общепринятых способов, более стандартных связей и адекватного словесного выражения. Это, безусловно, не означает, что здоровые люди совсем не способны к актуализации оригинальных, необычных свойств предметов. При создании определенной дополнительной мотивации путем специальной формулировки задачи, побуждающей выявлять в предметах наиболее оригинальные признаки, стандартность ответов здоровых значительно снижалась [149].

Особенности развития мыслительных операций у младших школьников с умственной отсталостью

Статья:

С целью изучения психологических особенностей развития мыслительных операций у младших школьников с умственной отсталостью, был проведен констатирующий эксперимент, в котором принимали участие две группы детей  — дети с умственной отсталостью и дети с нормальным развитием.

Методиками исследования являлись — методика «Сравнение понятий» (автор – Пилипенко А.В.), методика «Обобщение понятий» (в интерпретации Субботиной Л.Ю.), методика «Классификация понятий» (Автор – Никифоров А), методика «Тест Равена».

Результаты по методике «Сравнение понятий»

Таким образом, среди детей с умственной отсталостью большинство детей (60% детей) показали низкий уровень развития операции сравнения.  Дети с умственно отсталостью не понимали сути сравнения, называли случайные и лишь некоторые признаки объектов без попыток их сопоставления и противопоставления. Данные учащиеся называли больше черт различия, чем сходства. То есть операции различения у детей формируются раньше, чем операции обобщения. Дети, данной группы выделяют латентные признаки, наблюдается неумение выделять существенные признаки, что свидетельствует о конкретности их мышления. На лицах детей, при выполнении данного задания часто выражалось удивление, растерянность. Дети, чаще всего просто молчали, затрудняясь с ответом. Часто требовалась помощь педагога.

В то время, как среди детей с нормальным развитием преобладал средний уровень  развития операции сравнения  — 60% детей. Данные дети вместо сути операции называли объекты или их признаки; признаки выделялись в достаточном, но не полном объёме; проводилось отдельно сопоставление и противопоставление объектов по несущественным признакам.

Анализируя результаты первой методики, мы говорим о качественном отличии совпадающих уровней. Как видно из представленных данных для детей с умственной отсталостью характерно непонимание самой сути сравнения, называние случайных и лишь некоторых признаков объектов без попыток их сопоставления и противопоставления.

Результаты по методике «Обобщение понятий» показали, что у детей с умственной отсталостью преобладает низкий уровень развития операции обобщения – 70% детей. Данные дети анализ предметов проводят бессистемно, пропускают ряд важных свойств, вычленяя лишь наиболее заметные части. В результате такого анализа они затрудняются определить связи между частями предмета. Устанавливают обычно лишь такие зрительные свойства объектов, как величину, цвет. При анализе предметов выделяют общие свойства предметов, а не их индивидуальные признаки. Объединение предметов в группы учащиеся нередко осуществляли на основе ситуационных или просто наглядных признаков. При этом детям требовалась постоянная организующая помощь взрослого.

Среди детей с нормальным развитием преобладал средний уровень развития операции обобщения  —  50% детей. Дети данной группы достаточно  при обобщении допускали ошибки в расширении или сужении обобщающего слова, описательном характере обобщения, недостаточности анализа объектов, их существенных признаков.

Таким образом, если резюмировать результаты по второй методике, можно отметить, что для группы детей с умственной отсталостью характерно недостаточное развитие операции обобщения у детей младшего школьного возраста с умственной отсталостью.

По методике «Классификация понятий» были получены следующие данные: большинство детей с умственной отсталостью обладают низким уровнем операции мышления – классификации  — 70% детей. Данные дети показали ошибки, более, чем в 3 группах. Данный уровень характеризуется следующими особенностями.  Дети не смогли справиться с заданием самостоятельно, использовал помощь педагога. Дети с большим трудом объединили группы и адекватно называли обобщающие признаки, то есть имеется основание считать, что мышление детей данной группы ха­рактеризуется использованием обобщенных ориентиров и протекает на категориальном уровне. Наблюдались большие трудности при поиске обобщающих понятий, которые фикси­ровались. Дети в своих действиях не руководствовались инструкцией, не понимали цель задания, а поэтому не стремятся его выполнить. Они не готовы к сотрудничеству со взрослым, не понимая цели задания, действовали неадекватно. Более того, эта группа детей не готова даже в условиях подражания действовать неадекватно. Показатели детей этой группы свидетельствуют о глубоком неблагополучии в развитии их мыслительных операций [5].

В то время как среди детей с нормальным развитием преобладал высокий уровень развития операции мышления – классификации —  — 50% детей. Данная группа детей с интересом принимают все задания, выполняют их самостоятельно, действуя на уровне практической ориентировки, а в некоторых случаях и на уровне зрительной ориентировки. При этом они очень заинтересованы в результате своей деятельности. Дети правильно решают задачу за время менее 1 до 1, 5 минуты, называют лишние предметы на всех картинках и правильно объясняют, почему они являются лишними.

Резюмируя результаты по данной методике, отметим, что дети с умственной отсталостью в своих действиях не руководствовались инструкцией, не понимали цель задания, а поэтому не стремятся его выполнить. Они не готовы к сотрудничеству со взрослым, не понимая цели задания, действовали неадекватно. Более того, эта группа детей не готова даже в условиях подражания действовать неадекватно. Показатели детей этой группы свидетельствуют о глубоком неблагополучии в развитии их мыслительных операций. Дети с большим трудом объединили группы и адекватно называли обобщающие признаки, то есть имеется основание считать, что мышление детей данной группы ха­рактеризуется использованием обобщенных ориентиров и протекает на категориальном уровне. Наблюдались большие трудности при поиске обобщающих понятий, которые фикси­ровались.

Результаты по методике  «Тест Равена» среди детей с умственной отсталостью показали, что среди детей данной группы преобладает интеллектуальный дефект (низкий уровень развития интеллекта)  — 80% детей. Дети данной группы выполнили менее 5% от общего количества заданий или не выполнили совсем. У детей данной группы не развиты аналитические способности; умения последовательно решать перцептивные задачи, удерживая свои действия в рамках указанных экспериментатором ограничений [4]. Отсутствует умение дифференцировать существенное от второстепенного в зрительных образах. Учащимся было очень трудно сосредоточится на заданиях. Отыскание общих существенных признаков понятий потребовало от детей данной группы очень больших усилий. Понятийный аппарат очень слабый.

В то время как среди дети с нормальным развитием  преобладал средний уровень развития интеллекта  — 60% детей. Дети данной группы продемонстрировали средний уровень развития концентрированности произвольного внимания, сообразительности, четкость выбора необходимого элемента. Дети справились с заданием на отыскивание общих существенных признаков, это говорит о хорошо развитой способности к абстрагированию, способностей к классификации, сравнению и упорядочиванию развитого понятийного мышления. Наблюдалось хорошее чувство меры и адекватность при определении необходимого элемента.

Таким образом, в процессе наблюдения за детьми с НПР, мы установили, что в деятельности детей в основном преобладает обдуманное и внимательное выполнение предложенных им заданий. Дети хорошо могут отличить существенные признаки от несущественных, определить отношения между понятиями, перенести признак с одной пары объектов на другую. Дети выполняли задания с интересом, спрашивали то, что неясно, и добивались результата, иногда очень неплохого [1]. Данная группа детей с интересом принимают все задания, выполняют их самостоятельно, действуя на уровне практической ориентировки, а в некоторых случаях и на уровне зрительной ориентировки. При этом они очень заинтересованы в результате своей деятельности. Дети правильно решают задачу за время менее 1 до 1, 5 минуты, называют лишние предметы на всех картинках и правильно объясняют, почему они являются лишними.

Дети данной группы не допускали ошибки в расширении обобщающего слова, описательной характере обобщения. Дети полностью справились без помощи педагога. Данные ученики правильно понимали и формулировали суть операции, проводили планомерное обобщающее сравнение полного объёма признаком по обобщенным и существенным признакам. Таким образом, можно сделать вывод о том, что умение определять отношения между понятиями, связи между ними у учащихся сформировано на недостаточном уровне.

В процессе наблюдения за детьми с умственной отсталостью, мы установили, что в деятельности детей в основном преобладает необдуманное и невнимательное выполнение предложенных им заданий. Дети с большим трудом могут отличить существенные признаки от несущественных, определить отношения между понятиями, перенести признак с одной пары объектов на другую [2]. Ученики не понимали сути сравнения, называли случайные и лишь некоторые признаки объектов без попыток их сопоставления и противопоставления.

Данные учащиеся называли больше черт различия, чем сходства. То есть операции различения у детей формируются раньше, чем операции обобщения. Дети, данной группы выделяют латентные признаки, наблюдается неумение выделять существенные признаки, что свидетельствует о конкретности их мышления. На лицах детей, при выполнении данного задания часто выражалось удивление, растерянность.

Дети, чаще всего просто молчали, затрудняясь с ответом. Часто требовалась помощь педагога.

Данные дети анализ предметов проводят бессистемно, пропускают ряд важных свойств, вычленяя лишь наиболее заметные части. В результате такого анализа они затрудняются определить связи между частями предмета. Устанавливают обычно лишь такие зрительные свойства объектов, как величину, цвет. При анализе предметов выделяют общие свойства предметов, а не их индивидуальные признаки. Объединение предметов в группы учащиеся нередко осуществляли на основе ситуационных или просто наглядных признаков. При этом детям требовалась постоянная организующая помощь взрослого.

Дети с большим трудом объединили группы и адекватно называли обобщающие признаки, то есть имеется основание считать, что мышление детей данной группы ха­рактеризуется использованием обобщенных ориентиров и протекает на категориальном уровне. Наблюдались большие трудности при поиске обобщающих понятий, которые фикси­ровались. Дети в своих действиях не руководствовались инструкцией, не понимали цель задания, а поэтому не стремятся его выполнить. Они не готовы к сотрудничеству со взрослым, не понимая цели задания, действовали неадекватно. Более того, эта группа детей не готова даже в условиях подражания действовать неадекватно. Показатели детей этой группы свидетельствуют о глубоком неблагополучии в развитии их мыслительных операций [3].

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

Карта сайта

  • Институт
    • Дирекция
    • Устав
    • Характеристика
    • Аттестация
    • ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ
    • ЦКП
    • Лаборатории
    • Сотрудники
    • Публикации
    • Диссертационный совет
    • Диссертации
    • Конференции
    • Галерея
    • История
    • RNS
    • Противодействие коррупции
    • Вакансии
  • Лаборатории
  • Сотрудники
    • Список сотрудников
    • Авторам
    • Публикации
    • Этическая комиссия
    • Службы
    • Охрана труда
    • Профком
    • Закупки
    • Аффилиация
    • Финансирование от ИВНД
  • Аспирантура
    • Новости аспирантуры
    • Соискателям
    • Правила приема в 2020 году
    • Учебные программы
    • Нормативные документы
    • Договоры
    • Аспирантам
    • Апробации и защиты
    • Журнальный клуб
    • BioN
    • Семинар «Мозг» МГУ
    • Лекторий
    • BioInteractive (лекции)
    • TED Video
    • Science Trends
    • CURSERA
    • Online Education
    • Science Education JoVE
    • Free Online Open Courses
    • Videolectures
  • Библиотека
    • Новые поступления
    • ЖВНД
    • Контакты
    • Итернет ресурсы
    • Отечественная периодика
    • Иностранная периодика
    • История библиотеки
    • eLIBRARY RU
    • TACC
    • Science Direct
    • Википедия
    • Викимедиа
    • Scholarpedia
    • PubMed
    • OpenAccessLibrary
    • PLOS ONE
    • Frontiers
    • ARXIV
    • BioRxiv
    • CogjournalRU
    • Psychology in Russia
    • Портал психологических изданий
    • BIDS
    • Brain Data Bases
    • NEST simulator
    • Virtual brain

Клинические примеры — кафедра психиатрии и наркологии 1СПбГМУ им.

И.П. Павлова

Клинический пример №1

Больной Г, 30 лет

Не работает. 

Поступил в ГПБ №6  18.03.2005, выписан 01.06.2005

Анамнез: Родился в Ленинграде. Данных за отягощенную наследственность не выявлено. Мать врач-терапевт. Имеет 2-х сестер.  В детстве в развитии от сверстников не отставал. Окончил 9 классов, ПТУ по специальности наладчик станков. Всегда учился средне. В ВС не служил (язва желудка). Судим не был. Работал водителем грузовика в частных фирмах, достаточно часто менял места работы. Последние 2 года не работает, с работы уволился по болезненным переживаниям.  Женат не был, детей не имеет. Проживает с младшей сестрой и матерью в отдельной квартире. Из перенесенных заболеваний: детские инфекции, простудные заболевания. Ампутация большого пальца левой ноги осенью 2004г. ЧМТ не было. Эпиданамнез спокойный.

Прежде у психиатров не лечился. Себя характеризует в меру общительным, однако отмечает, что внутренние переживания всегда предпочитал держать при себе. Считает, что его психическое состояние изменилось 2 года назад, тогда «началась психологическая атака». Стал ощущать, что за ним следят, «собирают компромат». Замечал, что информация интимного характера о нем становится известной другим людям и они «используют ее для психологического давления». Так в раздевалке на работе в разговорах коллег слышал упоминания, «намеки» на то, что и как у него находится дома, что он делал вчера, на подробности его интимной жизни. На улице стал ощущать особые взгляды людей, казалось, что они тоже все знают о нем. В то время этажом ниже него проживала семья кавказцев. Решил, что им нравится квартира его семьи, они хотят её получить, заставить их съехать. Стал связывать свои переживания с преследованием со стороны этих людей. Уволился с работы, «сидел дома, охранял квартиру», т.к. считал, что соседи могут к ним проникнуть устанавливать «жучки», часть из которых они, по его мнению, все же успели поставить. Находил в туалете предметы (например, пуговицу), которые принимал за замаскированные подслушивающие устройства. Большую часть времени проводил дома, при этом чувствовал постоянное воздействие на него: «давили, доводили, искали слабое место», «вынуждали пойти на контакт». Около года назад соседи переехали,  больше их в реальности никогда не видел, не общался и не имел с ними общих знакомых.  Но ощущение преследования сохранялось, поэтому появилась уверенность, что они продолжают «тайно» жить в своей квартире. В добавок стал чувствовать влияние извне на свои мысли, тело. «Узнал»,  что соседи ходили с его фотографией к колдуну, который «изучил» все его мысли, его слабости, приобрел способность воздействовать на него, путать, изменять ход мыслей, заставлять думать то или иное, вкладывать чужие мысли. Замечал измененность своей психики,  относя это к воздействию колдуна. Считал, что стал «хуже», «раздражительнее», что «они могут менять настроение». На высоте переживаний чувствовал себя «как радиоуправляемым», казалось, что «колдун вселился» в него. Со стороны семьи кавказцев, по мнению больного, было особое отношение – считал, что они отнюдь не хотят причинить ему вред, хотят лишь только заставить их переехать. При этом глава семьи, очень уважаемый, по мнению больного, человек, выказывал своеобразные знаки уважения ему. Так больному «стало известно», что он специально ездил на Кавказ «снять (отрезать) палец». Больной был убежден, что это специальный, традиционный для Кавказа, знак очень большого уважения в его адрес, просьба не противиться и переехать. Так как больной был против съезда с квартиры, он стал чувствовать (хотя он не мог исключить и то, что это был приказ со стороны его визави), что в ответ он также должен лишить себя какой-либо части тела, чтобы сохранить паритет и разрешить их конфликт. С этой целью в октябре 2004 года он перевязал ниткой большой палец левой стопы, несколько дней терпел боли, затем обратился в больницу с гангреной пальца, произведена ампутация. Родным объяснял, что запустил рану и палец нагноился. Считал, что после этого воздействие на него должно прекратиться. Однако воздействие не уменьшилось. Решил, что оказал «недостаточный акт уважения», надо было «снять» 2 пальца, потом понял, что и 2 пальца будет мало, надо «снять» правую кисть. Долго обдумывал, решался, брал в руки топор. Чувство воздействия сохранялось. За день до госпитализации больной ниткой перетянул себе кисть. Родные это заметили, и т.к. больной давал бредовые объяснения своему поведению, была вызвана СПП. Дал согласие на госпитализацию и лечение в ПБ.

При поступлении ориентирован всесторонне верно, напряжен. На правой кисти странгуляционная борозда. Контакту доступен, в доверительной беседе подробно рассказывает о своих переживаниях. Жалуется на «нервный срыв», ставший результатом двухлетнего воздействия со стороны преследователей. Высказывает бредовые идеи преследования, воздействия со стороны соседа-кавказца, описывает чувство открытости мыслей, вкладывания мыслей,  остановки и неуправляемого течения мыслей. Рассказывает, что иногда ощущает чуждость совершаемых им поступков, считает, что управляется «колдуном», проникшим в его «биополе». «Колдун» также может вызывать в его теле неприятные ощущения. Звучание внутри головы голосов отрицает, однако, можно предполагать, что диссимулирует. Считает, что должен «отплатить кавказцу», «принести жертву». Без критики говорит, что у него есть только 2 пути: отрезать себе кисть руки или, что для него хуже, поменять квартиру. Мышление резонерское. На отделении первое время оставался напряженным, к происходящему вокруг безучастным, эмоционально отгороженным. Формально отрицал намерение нанести себе самоповреждения, однако, на первой неделе в стационаре был замечен персоналом в попытке перетянуть себе руку веревкой. Постоянно говорил о необходимости встречи с кавказцем, считал, что должен с ним «договориться». Рассказывал, что ведет со своим визави «внутренние, мысленные диалоги». Тревога, напряжение купированы в/м введением р-ра зипрекса. Постепенно состояние улучшилось. Чувство воздействия стал отрицать, психические автоматизмы не выявлялись. Некоторое время продолжал быть убежденным в реальности психотических переживаний, однако в последующем сформировалась критика к перенесенному психозу. Высказывал сожаление, что, под воздействием болезненных переживаний, обращался к мнимым преследователям с нелепыми претензиями. На отделении оставался достаточно отгорожен, к труду и общению активно не стремился. В беседе проявлял достаточную эмоциональную синтонность, переживал факт болезни, социальную неустроенность. Родными практически не навещался. Мать демонстрировала малую заинтересованность в судьбе больного, что являлось дополнительным травмирующим фактором, т.к. он рассчитывал на ее поддержку. С начала мая в клинической картине стала преобладать депрессиваня симптоматика, ипохондрическая фиксация на внутренних ощущениях. К терапии добавлен антидпрессант. Постепенно настроение выровнялось, стал больше общаться, смотрел ТВ. От оформления инвалидности отказался. Строил вполне реальные планы, касающиеся жизни после выписки, хотел со временем устроиться на работу. Лечение переносил хорошо. Настроен принимать лекарства и дома. Без бреда и обманов чувств. Депрессии, тревоги нет. Суицидных, агрессивных и аутоагрессивных  тенденций не выявляется. Сон и аппетит в норме. Стал тяготиться пребыванием в больнице, просился на выписку. В удовлетворительном состоянии выписывается домой, выписка согласована с матерью больного по телефону.

Соматический статус: без видимой патологии

Невропатолог: без очаговой с-ки

ЭЭГ умеренно выраженные диффузные изменения БЭА

Психолог от 25.03.05.: выявляются структурные нарушения мышления в виде неадекватных ассоциациативных связей, соскальзываний, разноплановости и паралогичности суждений, рассуждательства, актуализации латентных признаков. Профиль личности характеризуется существенным подъемом по параноидной шкале, а также по шкалам тревоги, депрессии, шизофрении. Отмечается симптоматика психопатологического регистра.

Анализы крови и мочи в норме. Ф50, микрореакция, HAVAg, HbsAg, HCVAb отрицательны.

Лечение: зипрекса ВСД 20 мг, феназепам ВСД 2 мг, пиразидол ВСД 75 мг.

Рекомендовано: динамическое наблюдение ПНД. Прием т. зипрекса 10 мг/день, пиразидол 25 мг 3 р/день.

Катамнез: после выписки лекарств дома не принимал, некоторое время работал водителем, держался обособленно близких отношений ни с кем не имел. Через 6 месяцев вновь поступил в ПБ с обострением галлюцинаторно-бредовой симптоматики.

Диагноз: Шизофрения параноидная форма непрерывный тип течения. С-м Кандинского-Клерамбо F20.0

Клинический пример №2.

Больной Б., 51 год.

Инвалид 2 гр по психическому заболеванию, б/с.

Поступил: 13.09.05., выписан: 10.01.06.

Анамнез: наследственность отягощена по линии матери. Родился в СПб. Единственный ребенок в семье. В школе учился плохо. Окончил 8 классов. До 1987 года работал настройщиком музыкальных инструментов, грузчиком. С 1992 г является инвалидом 2 гр. Женат не был. Проживает с матерью в комнате коммунальной квартиры.

В возрасте 15 лет задерживался милицией за агрессивное поведение, тогда же впервые лечился в ПБ. С 1980 по 1995 гг проживал в Москве, где неоднократно стационировался в ПБ. С 1995 г наблюдается психиатрами СПб. В клинической картине – стойкие слуховые псевдогаллюцинации, психические  автоматизмы, бредовые идеи персекуторного характера, выраженные расстройства мышления по шизофреническому типу. С годами сформировался выраженный апато-абулический дефект. Госпитализации в ПБ частые, длительные, ремиссии нестойкие, лекарственные, неполные. Галлюцинаторно-бредовая симптоматика своим содержанием относится к событиям 80 годов прошлого века, в переживаниях превалирует тема противостояния США-СССР, события последних лет своего отражения в бредовой системе не получили. Отмечается парафренизация симптоматики, постепенное разрушение стройности бредовой системы на фоне выраженных расстройств мышления, нарастания явлений нейрокогнитивного дефицита. Полной редукции переживаний не происходит, выписывается обычно по настоянию матери, которая имеет особые взгляды на лечение больного, отдавая предпочтение нетрадиционным средствам, тем самым не обеспечивая для больного дома нейролептическую терапию.

Предыдущая госпитализация с 17.11.04. — 20.01.05. После выписки проживал дома с матерью, от приема лекарств отказывался. Состояние первое время оставалось достаточно стабильным,  затем начал разговаривать без собеседника, последние несколько месяцев практически не ел, отказывался от еды, был раздражителен, груб с матерью, уходил из дома, говорил, что должен «ехать в Америку», ходил в управление ФСБ, хотел попасть на прием. 13.09.05 был задержан сотрудниками милиции в Эрмитаже в состоянии психомоторного возбуждения, анаменстических сведений не давал, доставлен в п/п ПБ№6 по бригадой СП как неизвестный. Был опознан персоналом. Согласие на госпитализацию и лечение дал, понимая, что находится в ПБ№6. При поступлении: продуктивному контакту недоступен. Напряжен, тревожен, на месте не удерживается, подвижен. Погружен в переживания, негативистичен, беседовать с врачом отказывается. Мышление разорванное. Постоянно разговаривает без собеседника. Создается впечатление о галлюцинаторной загруженности. Понятно лишь, что говорит что-то об американцах. Истощен, астенизирован, санитарно запущен.

На отделении: первое время оставался подвижным, раздражительным, практически недоступным контакту из-за негативизма и выраженных расстройств мышления, разговаривал без собеседника, говорил о том, что его «давно уже должны были отправить в Америку… Кемпт-Дэвид над вами смеется…». На фоне лечения традиционными нейролептиками отмечались выраженные нейролептические расстройства, сохранялся негативизм и прежняя выраженность расстройств мышления. В дальнейшем, учитывая терапевтическую резистентность, выраженность ЭПС и негативных расстройств, больной был переведен на монотерапию азалептином с постепенным наращиванием дозы. Получал дополнительное питание. На фоне лечения состояние больного постепенно улучшилось, стал спокойнее, мышление стало носить заметно более упорядоченный характер,  однако при этом суждения оставались примитивными, поверхностными, стереотипными. Стали более доступными переживания больного. Так говорил, о том, что американцы нуждаются в его помощи «с политической жизнью», рассказывал, что в слышит «голоса» членов политбюро, ЦК КПСС, американского правительства, которые ждут его помощи. Через форточку разговаривал с членом политбюро Медведевым, который просил его «помочь по политическим вопросам», считал, что тот с его помощью станет генеральным секретарем. Среди больных узнавал генералов КГБ, политиков. Считал, что в ПБ его «проверяют спецслужбы». В дальнейшем эти переживания отошли на второй план, галлюцинаторные расстройства не выявлялись, стал проявлять повышенный интерес к лицам противоположного пола, заявлял, что хочет жениться, но «три бабы» (Долина, Алферова и Ротару) сговорились и поспорили между собой кто раньше с ним «переспит» и «теперь не подпускают» к нему других женщин. Обещал увести свою избранницу в Лондон, где у него миллионы фунтов на счету. Врачам обещал подарить по мерседесу, говорил, что получил 3 Нобелевские премии. При этом оставался неопрятным, безразличным к бытовым условиям, продуктивных занятий на отделении не имел, ни с кем не общался. Регулярно навещался матерью. Физически окреп, набрал вес.  Перед выпиской состояние оставалось стабильным. Галлюцинаторных расстройств не выявляется. Бредовые идеи парафренного круга носят малосистематизированный характер и не отражаются на поведении больного. Проявления дефицитарной симптоматики занимают основное место в клинической картине. Депрессии, тревоги нет. Суицидных, агрессивных тенденций не выявляется. Сон и аппетит в норме. В удовлетворительном состоянии выписывается домой по просьбе матери.

Соматически: токсическая миокардиодистрофия.

Неврологически: без очаговой с-ки.

Анализы крови и мочи без патологии, БХ анализ крови-без патологии,  РВ, ф50, маркеры на гепатиты «В», «С» отрицательны

Лечение: аминазин всд 250 мг, галоперидол всд 20 мг, циклодол всд 8 мг, феназепам всд 2 мг.

Рекомендовано: динамическое наблюдение ПНД, азалептин 200 мг 3 р/сут

Диагноз: шизофрения параноидная форма непрерывный тип течения. Парафренный синдром. Апато-абулический дефект F 20.00

Клинический пример №3

Больной М. 22 года.

Поступил в ПБ№6 впервые 03.11.05., прежде у психиатров не наблюдался. Наследственность отягощена болезнью матери (мать больного страдала шизофренией, покончила с собой когда сыну было 2 года). Отец умер от онкологического заболевания за месяц до госпитализации больного в ПБ. Имеет двух старших сестер. С детства отличался замкнутостью, никогда не имел друзей, личных отношений. Воспитывался под гиперопекой отца. В школу пошел в 7 лет. В 3 классе – перелом позвоночника, несмотря на полное выздоровление, в дальнейшем учился на дому по индивидуальной программе, успевал посредственно. С возраста 12-13 лет появились эмоциональные расстройства (холодность к родным, жестокость, мучил животных, вешал птиц), нарастание аутизации, редукция энергетического потенциала (время проводил дома в бездеятельности, общения избегал). В подростковом возрасте не смог установить личные и социальные связи, отношения, после 11 классов учебу не продолжал, никогда нигде не работал и не пробовал найти работу. Инвалидности не имел. Жил на иждивении у отца. В ВС не служил. На протяжении многих лет состояние определялось эмоционально-волевыми расстройствами, обуславливающими полную дезадаптацию больного в обществе, зависимость от родных. Дома обслуживал себя лишь элементарно, хозяйственные работы не освоил, комнату захламил, жил в антисанитарных условиях, сопротивлялся любой попытке что-либо изменить в его жизни, легко доходил до физической агрессии. Около 4 лет назад появились сперва сверхценные увлечения религией, затем присоединилась галлюцинаторно-бредовая симптоматика (разговаривал без собеседника, увлекся эзотерикой, говорил, что общается с духами, богами, обращался к ним, исписывал целые тетради неразборчивыми знаками, которые выдавал за особый эзотерический язык). Сохранялось грубое, жестокое отношение к родным, однако, отец больного категорически возражал против обращения к психиатрам. Течение заболевания непрерывное, послабления симптоматики не отмечалось. После смерти отца в сентябре 2005 года, проявил агрессию к сестре, которая была вынуждена обслуживать больного в связи с отсутствием у него навыков ведения хозяйства, высказывал идеи переоценки собственной личности, отношения, ущерба в адрес сестры, выгнал сестру из дома. Направлен по СПП. В стационаре отмечается малая доступность контакту, высказывает бредовые идеи переоценки собственно личности (он единственный наследник миллионов отца, продолжатель фамилии, талантливый ученый), идеи отношения, ущерба в адрес сестры (оскорбляет, не уважает, прячет документы и деньги отца, тратит его деньги и пр.), говорит о чувстве воздействия (чувство воздействия, управления со стороны «эзотерических божеств»), расстройства мышления по шизофреническому типу (клинически и по данным экспериментально-психологического обследования), эмоциональная измененность, отгороженность, апатия, аутизм, инфантилизм. В стационаре на фоне лечения отмечается положительная динамика в плане галлюцинаторно-бредовой симптоматики, обращает на себя внимание выраженность дефекта эмоционально-волевой сферы (на отделении залеживается в постели, общения и какой-либо деятельности избегает, ничем не занят, на прогулки не выходит, за собой не следит, неопрятен, нуждается в постоянном контроле со стороны персонала).  

Диагноз: Шизофрения параноидная форма непрерывное течение. Галлюцинаторно-бредовой с-м. Апато-абулический дефект. F20.00

В стационаре больному была оформлена группа инвалидности. Т.к. отношения с родными у больного оставались конфликтные, а сестры отказались ухаживать за больным после его выписки, в связи с его выраженной социальной дезадаптацией, больной был оформлен для дальнейшено проживания в психоневрологический интернат (с его согласия).

Клинический пример №4

Пациент Д, 19 лет.

Студент колледжа.

Поступил в ГПБ №6  11.09.2005, выписан 03.11.2005

Анамнез: Родился в Ленинграде. Данных за отягощенную наследственность не выявлено. Родился недоношенным, 7ми месячным. Со слов матери ставился диагноз энцефалопатия с синдромом двигательных расстройств. В детстве был болезненным ребенком, ДДУ не посещал. В школу пошел с 7 лет, учился хорошо. Окончил 11 классов, в настоящее время учится в колледже по специальности информационное обеспечение, программирование. Работает по договору сборщиком мебели. Женат не был, детей не имеет. Проживает с родительской семьей в отдельной квартире. Судим не был. Из перенесенных заболеваний: детские инфекции, простудные заболевания. Перенес несколько ЧМТ (1987, 2000, 2004, август 2005), стационарно не лечился. Оперирован по поводу отслойки сетчатки после травмы глаза в 2004. Имеет медотвод от службы в ВС по зрению. Эпиданамнез спокойный.

Поступает впервые, прежде у психиатров не наблюдался. С первых лет жизни отмечалось дисгармоническое развитие – отставал в физическом развитии, не отставая в психическом. Рос послушным, прилежным ребенком. Проявления пубертатного криза были сглажены, отмечалась нестойкость интересов, пассивность. Последний год стал более активен, самостоятелен, успешно учился, преуспел на работе. Был назначен бригадиром, к чему отнесся очень серьезно, с воодушевлением. Взял к себе на работу сестер, организовывал рабочий процесс. Родители стали доверять семейную машину. В компании дворовых друзей стал часто пить пиво. Употребление крепких алкогольных напитков, которые плохо переносит, и наркотиков отрицает. Летом 2005 года сохранялась повышенная деятельность, неутомимость в работе и общении, планировал все новые и новые проекты, хвастал своими успехами перед товарищами. В августе 2005 года был избит своим дворовым приятелем, который избил больного и в 2004 году, нанеся ему травму глаза. В настоящее время по этому факту возбуждено уголовное дело. Больной получил перелом нижней челюсти, легкую ЧМТ (со слов). Лечился амбулаторно, на челюсть наложена шина. После травмы поведение больного стало обращать внимание родных своим болезненным характером: отказывался отдыхать, восстановить здоровье, стремился на работу, говорил, что без него не справятся. Планировал все новые и новые дела, несколько раз обращался в приемную мэра города Колпино с идеями обустройства общественной жизни, праздников, народных гуляний. Последнюю неделю до госпитализации поведение потеряло всякую продуктивность, не спал ночами, практически не ел, был возбужденным, нервным, раздражительным, «бешенным», ходил по улицам, раздавал какие-то листовки, приглашал прохожих прийти на день города. 09.09.05 поехал в Петербург на машине отца, по дороге что-то покупал в магазине, расплатиться было нечем, оставил в залог документы на машину. В городе был задержан ГАИ за то, что ехал по встречной полосе по Московскому проспекту, документов с собой не было. На такси вернулся домой, взял деньги, «выкупил» права, затем и машину, которую где-то бросил, вернулся домой под утро босиком, шел пешком из города. Объяснить, что происходит, родителям не мог, говорил, что за ним следит ФСБ. Двое суток провел за компьютером, подключал к нему телефонную трубку, разговаривал по ней, говорил, что через компьютер к нему приходят сигналы. Мать вызвала бригаду психиатрической СП. Дал согласие на госпитализацию и лечение. При поступлении дезориентирован во времени в пределах нескольких дней, многоречив, подвижен, держится без дистанции, легко раздражается, грубит матери и персоналу. Рассказывает, что «работает на ФСБ», выполняет их задания, перегоняет машины с деньгами для ФСБ, за что получает свою долю. Информацию ему передают разными способами, через компьютер, телефон, вчера его показывали по телевизору. Влечения расторможены, говорит, что хочет «идти гулять с девочками», настроение повышенное. Мышление ускоренное, часто перескакивает с темы на тему. На отделении первое время сохранялись симптомы психомоторного возбуждения, повышенный фон настроения, был подвижен, раздражителен, дурашлив, режиму подчинялся с трудом. На фоне лечения психомоторное возбуждение было купировано, настроение выровнялось. При этом на первый план вышли галлюцинаторно-бредовые расстройства, расстройства мышления в виде резонерства, символизма. В беседах строил иерархическую цепочку «от Бога до бомжа», себя считал находящимся на уровне министра, своей функцией называл «присмотр» за людьми, рисовал какие-то графики, символы. Говорил, что способен общаться с Богом, слышит его «головой и сердцем». Считал, что в ПБ он находится со специальной целью, за ним постоянно наблюдают, проверяют, казалось, что в лампах установлены камеры слежения, за ним наблюдают с образа, висящего в палате, следят другие больные. Цель испытаний не называл, говорил, что следят «спецслужбы, а может что-то и выше», его руководители связываются с ним, общаются «через стены». Жалоб, которые можно было бы расценить, как проявления резидуальной органической симптоматики не предъявлял. Со временем стал залеживаться в постели, ничем не занимался, общения, продуктивной деятельности избегал, в контакте был формален, эмоционально несколько однообразен. При этом длительное время сохранялись идеи персекуторного характера, ощущение слежки, наблюдения, без критики рассказывал, что во время поступления в ПБ казалось, что его проверяют компьютером, по изменению цвета заставки определяют его состояние и пр. О своем поведении перед поступлением говорил, что «летал туда-сюда», «хотел всего сразу». На терапии галоперидолом наблюдалось развитие лекарственного паркинсонизма, переведен на лечение т зипрекса. В режим укладывался, на отделении был пассивен, бездеятелен, эмоционально отгорожен. Настроение было ровное. Со временем появилась критика к переживаниям, на вербальном уровне характеризовал их как болезненные. Перед выпиской состояние стабильное. Депрессии, тревоги нет. Бредовых идей не высказывает, обманы чувств отрицает. Суицидных, агрессивных тенденций не выявляется. Сон и аппетит в норме. Стал тяготиться пребыванием в больнице, просился на выписку. В удовлетворительном состоянии выписывается домой в сопровождении родителей.

Соматический статус: токсический гепатит

Невропатолог: без очаговой с-ки

Психолог от 20.09.: на первый план выступают структурные нарушения мышления в виде нецеленаправленности, разноплановости, актуализиции латентных признаков.

Анализы крови и мочи в норме. Ф50, микрореакция, HbsAg, HCVAb, HAVIgM отрицательны.

Лечение: галоперидол ВСД 15 мг, циклодол ВСД 4 мг, феназепам ВСД 6 мг, зипрекса ВСД 10 мг.

Рекомендовано: динамическое наблюдение ПНД. Прием т. зипрекса 10 мг н/н

Диагноз: Шизоаффективное расстройство. Аффективно-бредовой синдром. F25.01

centralasian :: О слове латентном

В психологии (точнее, психодиагностике) есть один простой, но интересный тест,  «Четвёртый  Лишний». Тестирующегося просят выбрать из четырёх предметов на картинке один, который ему кажется лишним, и объяснить, почему она так думает. В чуть более сложной версии просят также описать то, что объединяет три других предмета.  Как и обычно, оцениваются не только «голые результаты» (=мнения про эти предметы), но и способы аргументации, почему человек думает так, а не иначе, как он отстаивает своё мнение, если на него «напасть», и тому подобное.

Несмотря на кажущуюся её простоту, это очень мощная методика, позволяющая не только оценить  когнитивный уровень (например, способность к абстрактному мышлению, логику) и выявить имеющиеся нарушения, буде такие имеются, но также оценить и какие-то личностные особенности.

На рисунок выше ожидается примерно такой ответ — «Кошка тут лишняя, потому что это животное, а на трёх других картинках нарисованы цветы, это растения».  

Но не все картинки так «просты». Что бы вы, например, исключили на вот этой?

«Правильным» ответом здесь будет что-то вроде «Здесь лишняя книга, потому что три других — портфель, кошелёк, чемодан — изображают вещи, в которых можно поместить другие вещи, или хранить их там».

Я написал «правильным» в кавычках, потому что возможны, разумеется, и другие классификации  (мы все же Борхеса читали, когда-нибудь и кое-как).   Например, можно предложить такой вариант — «Лишний тут кошелёк, потому что три другие предмета прямоугольные, а кошелёк закруглённый».

И это же не то, чтобы «неправильная» группировка, она вполне имеет под собой базу.  Но предполагается, что человек со здоровым мышлением сможет объяснить разницу между первой (основной, основанной на функциональном характере) классификацией и второй, основанной хоть и на понятном, но неглавном, неосновном, латентном признаке.      

Возможны, конечно, и всякие другие варианты — например, можно услышать «Чемодан бы я исключил, это командировка, я не люблю ездить в командировки, лучше дома остаться, читать книгу, ходить на работу с портфелем, в магазин ходить»

Тоже, в общем логика, но психологи, скажем там, насторожатся, услышав такое, и начнут копать. Как я писал, важны не только результаты, но и пояснения, количество различных классификаций, которые человек может предложить, свобода переключения между ними итп.

Но я, как часто водится, не совсем про это, я про само слово 

латентный

На сленге советской (и российской) психологии/психотерапии/психодиагностики  слово «латентный признак» означала как раз вот такой, неосновной, неглавный, а часто просто случайный или ситуативный признак, по которому проводится классификации (как в случае с прямоугольными предметами).  Этот термин используется и в проф.литературе (при описании тестов, например),

«Патопсихологически соскальзывание определяется как временное снижение уровня мыслительной, деятельности — верно выполняя какое-либо задание, адекватно о чем-либо рассуждая, больной внезапно сбивается с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, часто по «слабому», «латентному» признаку, а затем вновь способен продолжать рассуждение последовательно, но не исправляя допущенной ошибки. При этом обычно степень трудности выполняемого задания не имеет значения» (В. М. Блейхер, Расстройства мышления, 1965, с. 9)

и в общении психологов между собой (сейчас это легче увидеть, чем раньше, например, почитав интернет-форумы).  

«Около двух третей предметов Вы исключили по обобщенному признаку, а одну треть — по конкретно-ситуационному или латентному признаку.» — Активист Цапля, форум Kluver-Psycho.

Важно, что тут имеется в виду именно неважный, незначимый признак — Блейхер специально пишет про «ложную», «неадекватную» ассоциацию, «ошибочное рассуждение».

Разумеется во всём остальном мире слово «латентный», latent, понимается равно противоложным сильно отличающимся от этого способом.


1. Present but not visible, apparent, or actualized; existing as potential: latent ability.

(Существующий, но невидимый, непроявившийся, существующий в виде потенциала)

Например. 

— Чем ты занимаешься? У тебя же завтра экзамен?
— Я пытаюсь вызволить мой латентный интеллект. Он мне будет нужен завтра на экзамене.

См. также про концепцию латентного обучения (latent learning)
 
Как поёт Гребенщиков — Мы уже победили, просто это ещё не так заметно.

2. Pathology: (of an infectious agent or disease) remaining in an inactive or hidden phase; dormant.

(при описании инфекции или заболевания) пока неактивное и скрытое, но уже присутствующее и вредоносно действующие 

Например, латентный туберкулёз — у вас уже есть чахотка, но вы сами про это ещё не знаете (и тем не менее уже опасны для окружающих).

3. Psychology: existing in unconscious or dormant form but potentially able to achieve expression: a latent emotion.

Основа основ психоаналитической доктрины — что-то, уже имеющееся в бессознательном, пока не проявившееся (или проявившееся непонятным для вас способом), но на самом деле управляющее вами и вашими мыслями и поступками.

    
Например, ваши сны — это не просто так, на самом-то деле они означают…. (*)

* Для понимания латентного содержания сна проконсультируйтесь с психотерапевтом

Во всех этих, и многих других подобных латентный понимается как очень важное, просто (ещё) незаметное, невидимое свойство.  

Интересно, что в русскоязычном, но не психологическом/психиатрическом дискурсе слово «латентный» понимается вполне в духе этой, назовём её западной, традиции.  Например, можно встретить латентый гомосексуализм или (в контексте недавних событий) латентный протест против Путина, вырвашийся наружу.  
 

Я не знаю точно, когда и почему в российской психологии случился такой съезд смысла, точнее, раскол (скизм) смысла на два, разных для разных лакун.

Ещё интересно, что они совершенно мирно уживаются в моей голове — то есть, я точно пойму, что хочет сказать собеседник, когда он говорит о latent needs of our customers,  но также пойму и фразу «куратор подобрал картины по латентным признакам».

ЗЫ:  Бонус-трак — что вы считаете лишним на этой картинке? И почему?

Нарушение мышления при психических заболеваниях.

Классификация мышления по Зейгарник. В основе теории:

1. Нарушение операциональной стороны мышления (синтез, анализ, абстрагирование)

а) снижение уровня обобщения

б) искажение процесса обобщения

а) в мышлении больных можно выделить конкретность, недостаточный уровень абстрактности, использование простых однозначных связей между явлениями, конкретно-ситуационный тип решения задач. Т.е. больной делает вывод, использует ситуацию для объединения ситуаций между собой, ситуации связаны с жизненным опытом. Например: методика классификаций. При рассмотрении конкретной ситуации больным будет выделен абстрактный признак. Это будет проявляться при органических заболеваниях головного мозга, эпилепсии, умственной отсталости, олигофрении.

б) вытеснение суждений с опорой на неосновные латентные признаки. Больной использует не стандартные признаки, а побочные связи. Например: воробей и соловей — больной шизофренией скажет, что они могут издавать звуки.

2. Нарушение динамической стороны мышления.

— лабильность мышления — чрезмерная подвижность мыслительных процессов (часто при маниакальном состоянии). Больной перескакивает с одного на другое, мыслит вслух.

— непоследовательность, соскальзывание — больной способен некоторое время удерживать правильный ход рассуждений, но в какой-то момент переключается и выполняет задание неправильно.

— часто при сосудистых заболеваниях головного мозга

— часто обусловлено колебаниями внимания.

Мимолетные колебания работоспособности:

  • откликаемость
  • больной не способен длительное время удерживать ход рассуждений и его мыслительная деятельность дезорганизуется в результате появления побочных стимулов.
  • инертность мышления (ригидность, жесткость) обусловлена жесткостью уже образованных связей, способов действия и прошлым опытом. Трудно переключиться с одного на другой вид, тип деятельности и возникают трудности включения в задание.
3. Нарушение мотивационного аспекта мышления

1). резонерство — бесплотное рассуждательство. Больной достаточно детализировано рассуждает на какую-либо тему, чего не требует ситуация.

У больных шизофренией — непродуктивные рассуждения, нерезультативность процесса. При каждом психическом заболевании своя специфика.

  • при шизофрении — тема значима, имеет отвлеченный характер, множество деталей в ее разработке при отсутствии результата рассуждений, неадекватность всей ситуации. Вычурность определений, оторванность от реальности
  • при эпилепсии — больной как моралист, защитник правил, этических норм, человек пафосно объясняется, позиция вещателя.
  • при органических поражениях головного мозга резонерство носит компенсаторный характер, для больного это способ компенсировать свою несостоятельность, избежать выполнения трудного задания.
  • вынесение в план громкой внешней речи, выполняемость операций и общей программы действий.

Уход от темы, от сложной ситуации.

2). разноплановость мышления при выполнении одного и того же задания больной исходит из разных установок, часто не связанных ни с инструкцией, ни с содержанием задания. В результате больной может допускать противоречивые суждения. Наиболее часто встречается при шизофрении

Уровни разноплановости:

  • соскальзывание — единичные акты, единичные отступления от общего хода выполнения задания
  • собственно разноплановость
  • разорванность мышления вообще

Часто невозможно восстановить логические связи и суждения больного. Речь и суждения отрывочны, могут быть правильно оформлены грамматически, но лишены смысла, бессодержательны целые фразы, но с правильной грамматической структурой.

4. Нарушение критичности

Нарушение критичности — включается личностный уровень. Встречаются часто, в принципе у всех, за исключением невротиков.

Невозможность адекватно оценить свои действия, их соответствие требованиям задания, недостаточное планирование, контроль за своими действиями, коррекция ошибок.

У разных больных разные аспекты критичности. Критичность связана с социальной адаптацией, возможностью оценить свое поведение в соответствие с социальными требованиями и правилами.

Новости: Век шизофрении — Эксперт

Сто лет назад классик психиатрии 

Ойген Блейлер ввел в употребление слово «шизофрения». Главным признаком этой странной болезни он считал схизис — расщепление психики. Отсюда и название.

Шизофрения стала самым загадочным заболеванием последних ста лет. Международный классификатор болезней ставит шизо­френические расстройства в один ряд с банальной ангиной или аппендицитом. Но до сих пор нет ясности, как же этот недуг возникает и как его лечить. И вообще, где проходит граница между болезнью и просто «иным типом мышления»?

Чтобы в этом разобраться, журналист «РР» пригласил к разговору трех специалистов, каждый из которых изучает шизофрению со своей позиции: философа, психотерапевта и психиатра.

Марк Бурно начал работать врачом-психи­ат­ром еще в 1963 году. Сейчас он профессор Российской медицинской академии последипломного образования, автор книг «О характерах людей», «Терапия творческим самовыражением».

Александр Сосланд — старший научный сотрудник института «Русская антропологическая школа» при РГГУ, преподаватель МГППУ. Психолог, психотерапевт с 20-летним стажем. Получил известность как автор книги «Фундаментальная структура психотерапевтического метода».

Философ Вадим Руднев окончил филологический факультет Тартуского университета, он ученик Юрия Лотмана, автор множества книг, среди которых давно ставшие культовыми «Винни-Пух и философия обыденного языка», «Морфология реальности», «Энциклопедический словарь культуры XX века».

А была ли болезнь?

Философ: Век шизофрении кончился. Мне чужды юбилейные заседания, но можете написать, что мы тут собрались на поминки по шизофрении.

Журналист: И что бы вы сказали в траурной речи?

Философ: А может, такой болезни и не было? Блейлер описывал не шизофрению, а группы шизофрений — кататония, гебефрения, параноидная шизофрения… Во всяком случае шизофрения была не столько болезнью, сколько одним из центральных мифов ХХ века. Она стала жупелом, конструктом, который использовали в самых разных целях. Известный пример — «вялотекущая шизофрения», диагноз, позволявший сажать диссидентов в психушки.

Психотерапевт: Идея о том, что душевных болезней вообще нет, не выдерживает критики. При шизофрении, безусловно, имеет место какая-то биологическая поломка. Это все хорошо зафиксировано в целом ряде исследований генетиков. Риск появления шизо­френии возрастает со степенью генетической близости к больному.

Кстати о вялотекущей шизофрении. Это никакое не изобретение отечественных психиатров на потребу политической конъюнктуре. Ее описал Блейлер, показавший, что шизофрения — это не только тяжелое слабо­умие, но прежде всего мягкие, скрытые, латентные формы.

Журналист: Значит, хоронить шизофрению все-таки рановато?

Психотерапевт: Все время слышны заявления, что шизофрения как диагноз доживает последние годы. Но в клинике мы каждый день сталкиваемся с больными, которые никуда не деваются. Как сказал один из психиатров, шизофрении нет, но есть шизофреники.

Но я согласен с Вадимом в том, что касается культурной привлекательности душевной болезни. Шизофрения придает человеку оттенок духовной незаурядности, статус гения или пророка. Это такая романтическая концепция безумия, где больной — это не только неполноценный, но и особо ценный человек.

Психиатр: Я как клиницист, опирающийся на опыт, вижу болезнь прежде всего телесную, болезнь в настоящем смысле слова. Умирают от шизофренической лихорадки, от фебрильной шизофрении, особенно распространено это было во времена моей молодости. Клиницист чувствует больных шизофренией — по особому запаху и цвету кожи он чувствует, что они телесно изменены.

Старые немецкие авторы говорили о том, что у больного шизофренией многое нарушено, но ничего не разрушено, в том смысле, что шизофрения отличается от органического поражения мозга, где имеется наглядная деструкция, анатомический изъян. При шизо­френии возникает множество серьезных расстройств и на уровне биохимии, однако ничего специфического в них выявить не удается, все это есть и при других заболеваниях. В этом загадочность шизофрении. Но всегда налицо психопатологическое расстройство — расщеп­ление сознания, схизис.

Журналист: Что это за раскол? Это ведь не то, что называют «раздвоением личности», как в фильме «Бойцовский клуб», совсем другая расщепленность имеется в виду…

Психиатр: Шизофрения — это разобщенность души. Это расстройство наличествует у каждого больного шизофренией независимо от формы и давности болезни. Если его нет, то нет шизофрении.

Мы наблюдаем эту расщепленность даже в самых острых психотических приступах. Например, острое эмоциональное расстройство, больной в страхе, я вижу, как у него страхом, тревогой полон взор, — и в то же время он вял. Это одновременное сосуществование взаимоисключающих душевных движений без борьбы и без понимания больным противоречивости.

Психотерапевт: Часто очень сложно сформулировать, в чем раскол, но он ощущается как особая странность. Возникает интеллектуальная расщепленность — утеря единства мышления, восприятие каких-то мыслей как отдельных от себя «голосов». Волевая расщеп­ленность — желание что-то сделать и нежелание это делать. Эмоциональная — одновременное присутствие несовместимых друг с другом эмоций.

Журналист: Но такое сплошь и рядом встречается у людей, которых принято считать нормальными.

Психиатр: Это совсем не похоже на обычного человека, запутавшегося в своих чувствах, который, например, любит и ненавидит одновременно. У больного нет ощущения внутренней борьбы, противоположные чувства, мысли и волевые движения, как рыбы, ходят рядом, не мешая друг другу.

Вот, например, больная сердится на меня, кричит, рвет кусок бумаги, где я написал, как лекарство принимать, топает ногами из-за того, что ей пришлось немножко подождать, а я смотрю ей в глаза и вижу, что она ко мне тепло относится, по-своему любит меня. И как бы в доказательство она вытаскивает из своей сумки смятый букетик фиалок и протягивает мне, еще продолжая топать ногами и ругаться. Эти две вещи происходят одновременно!

Характер: полифонический

Журналист: Можно ли распознать склонность к шизофрении по каким-то чертам личности человека?

Психиатр: Психолог Елена Добролюбова использует хорошее название — «полифонический характер». Психиатры с давних пор знали, что если в характере одновременно встречаются яркие истерическая, психастеническая, эпилептоидная стороны, то есть опасность шизофрении.

В полифоническом характере сочетаются предрасположенность к материалистическому мироощущению и к идеалистическому мироощущению. Я убежден, что существуют два природных полюса предрасположенности к определенному мироощущению, которые будут определять особенности мышления и творчества человека, как его ни воспитывай. Для идеалистов подлинная реальность — это дух, который выражается в символах, на них построены все теоретические науки, символическое искусство и поэзия. А материалистическое мироощущение порождает реалистическое искусство и эмпирическую науку.

Человек с полифоническим характером способен смотреть на вещи одновременно справа и слева, снизу и сверху, снаружи и изнутри — так и возникают самые необыкновенные научные и художественные произведения. Мы видим у Гоголя как будто бы матерый реализм, его образы даже слишком материальны, и в то же время это особая волшебная сказочность. Так же и у Булгакова, и у Дюрера, и у Малевича, и у Сезанна…

Журналист: А разве не считается, что шизо­френия — это полюс развития шизоидного характера, связанного с уходом от телесной реальности в фантазии?

Психиатр: С этого все начиналось, в эту теорию верил Блейлер. Но я считаю, она не оправдала себя. Люди с «шизоидным характером» — это люди идеалистического, или аутистического, склада, у которых очень развито аутистическое мышление, как его называл Блейлер. Он считал, что любому человеку в какой-то степени свойственно аутистическое мышление, не укладывающееся в здравый смысл и не проверяющееся опытным путем. Но оно тоже помогает прийти к истине — своим путем, через символы.

Символ — это не просто знак, как при переходе через улицу. Юнг говорил: «Знак меньше вещи, а символ — больше». Символ — это знак, который несет в себе потаенный смысл из мира вечного, изначального, подлинного. Идеалисты, мыслящие символами, склонны к теоретической деятельности, а не к шизофрении.

Журналист: Шизофрения всегда связана с полифоническим характером?

Психиатр: В психиатрии давно известно, что существуют так называемые предсмертные ремиссии. Я это видел, когда работал два года в деревенской психиатрической больнице в Калужской области. Там лежали бездомные, больные шизофренией, да еще часто страдавшие туберкулезом, и врачи провожали их из жизни. Когда тяжелый, уже слабоумный больной медленно умирает, он начинает светлеть, умнеть, он становится душевно теплее. Он вспоминает родственников, которых не вспоминал много лет. Он начинает говорить интересные, тонкие вещи, которые совсем не ожидаешь от него услышать.

Объясняется это тем, что во время приближения к смерти организм, образно говоря, отворяет аптеки с неприкосновенными запасами, и человеку становится перед смертью легче и светлее. Я внимательно все это наблюдал: полного выздоровления нет. Уходит бред, но остается расщепленная, шизофреническая личность. По-моему, она генети­чески обусловлена. И когда проходят острые расстройства, она остается.

Гениальность и помешательство

Журналист: Считается, что шизофреники — люди не только больные, но и по-особому одаренные…

Психиатр: Конечно, далеко не всякий душевнобольной есть человек творческий. Великий психиатр Эрнст Кречмер говорил, что душевная болезнь — это еще не пропуск на Парнас. Но в то же время Кречмер с убежденностью писал, что высокое творчество — это то, что создают душевнобольные. Не обязательно быть шизофреником, можно быть психопатом, можно быть тяжелым невротиком, но все-таки получается, что истинное, подлинно высокое, тем более гениальное творчество — это всегда лечение от серьезного страдания. Я это всю жизнь изучал и вижу, что творчество, которое искусствоведы называют гениальным, — это творчество больных людей.

Журналист: Значит, недаром противники «официальной» психиатрии наделяют шизо­френию некой ценностью?

Философ: Внутри шизофренической личности всегда есть и что-то здоровое. Помните, как писалась «Роза мира»? Даниил Андреев сидел в тюрьме. Днем он был вполне нормальным — общительный, веселый, остроумный, добрый человек. А ночью он слышал голоса. Видимо, они не были мучительные, они были репаративного характера. Дело в том, что у психоза есть две стадии. Первая — отказ от бытовой реальности, а вторая — такое патологическое излечение, репарация, то есть восстановление мира, но на фантастическом уровне, когда строится какая-то альтернативная реальность. И если человек талантливый, эта реальность может сыграть немалую роль в культуре. С одной стороны, Даниил Андреев был больной, а с другой стороны, мы знаем, что «Роза мира» — это совершенно замечательное произведение. Там есть бредовые главы про метаисторических чудовищ, а есть очень убедительные интерпретации исторических личностей, например Александра I.

Психотерапевт: Это то, что Блейлер в свое время назвал «двойной бухгалтерией». Человек в бредовом состоянии обнаруживает знакомство со многими житейскими тонкостями, преодолевает, к примеру, большое количество бюрократических препон — напористо, остроумно, с реалистической хваткой, для того чтобы свой бред воплотить в жизнь. То есть в жизни такой человек может быть вполне социально адаптирован.

Журналист: Выходит, высшие достижения человеческого духа просто следствие каких-то поломок в организме?

Психиатр: Помните знаменитую «Меланхолию» Дюрера, гравюру на меди, которую он называл своим духовным автопортретом? Там сидит женщина в меланхолии, напряженная, окаменевшая, депрессивно неподвижная, с мучительным, полным сомнения взором. Великий смысл этой гравюры со­стоит в том, что страдания — это не просто какая-то гнилая болячка. Душевное страдание несет в глубине своей противоядие, лечение в виде высокого творчества. Женщина ведет строительство дома, она на минуту застыла в своем мучительном сомнении, но вот-вот оно прорвется творческим озарением и строительство пойдет дальше. Дюрер страдал шизофренией, но знал, что страдание несет в себе лекарство в виде творчества.

Я не могу согласиться с тем, что душевная болезнь — миф, как и с тем, что Достоевский писал вопреки своей эпилепсии, а Кафка — вопреки своей шизофрении. Я убежден, что благодаря. Но когда я вижу гениальное произведение, созданное благодаря шизофрении, я не способен называть его шизофреническим, оно преодолевает патологию.

Священное безумие

Журналист: А кем были шизофреники до открытия шизофрении — безумцами?

Философ: Не всегда. Часто на вершинах культуры оказывались люди, которых мы бы сегодня сочли психически нездоровыми.

Журналист: Мы дошли до опасной темы — библейские пророки или Мухаммед слышали голоса, описывали свои видения…

Философ: Специалисты считают, что у Мухаммеда была эпилепсия или какая-то эпилептоидная истерия. Но я имел в виду не религиозных деятелей, а, скажем, Ньютона, у которого была точно шубообразная шизо­френия и по законам которого человечество тем не менее жило 300 лет — до тех пор, пока не появился еще один шизофреник, Альберт Эйнштейн.

Журналист: Если уж раздавать диагнозы, то вряд ли можно обойтись без обсуждения религиозных деятелей — люди тысячелетиями жили, руководствуясь «голосами», которые что-то сообщали пророкам.

Психотерапевт: Здесь мы не располагаем, конечно, адекватным материалом для постановки диагноза. В моей клинической практике был случай, когда девушка пришла в церковь и объявила, что ей было явление Богоматери, отправившей ее на служение. Священники, поговорив с ней и посовещавшись, вызвали психиатрическую перевозку. Совершенно ясно, что в иные времена ее участь была бы другой и ей светила бы карьера святой или ясновидящей.

Журналист: Студентом я ходил на практику по психиатрии, там был сварщик, который взял в библиотеке словарь атеиста, прочитал его и понял, что он бог. Дальше он исходил только из этого и считал себя ответственным за все события в этом мире. Это была не только болезнь, но и мощный духовный опыт.

Психотерапевт: Наш с Рудневым друг и коллега из Израиля Иосиф Зислин — один из тех, кто исследовал так называемый иерусалимский синдром. Сюжет здесь такой: человек приезжает в Иерусалим и начинает представлять себя богом или мессией. Внешне это выглядит так, будто психоз обусловлен именно этим местом. Но оказывается, что почти все до этого уже наблюдались у психиатров.

Журналист: Чем эти люди отличаются от мессий и пророков прошлого?

Философ: Очень трудно судить о таких вещах. Допустим, первобытное магическое мышление — оно вроде психотическое по формальным признакам. Но для того чтобы вы­явить психозы, нужна норма, а нормы-то и нет. Если человек слышит голоса — это нормально, если все вокруг тоже слышат голоса.

Голоса в голове

Журналист: Голоса, которые слышит человек, страдающий шизофренией, — они выражают какие-то бессознательные стремления?

Психотерапевт: Я не согласен с этой точкой зрения. Голоса, которые слышат наши шизо­френики, — это то, что называется псевдогаллюцинациями, в отличие от истинных галлюцинаций, когда кажется, что источник голоса находится снаружи. А псевдогаллюцинации слышатся в некоем внутреннем пространстве, «внутри головы» — это открытие психиатра Виктора Кандинского, который сам страдал шизофренией и их описал. Их логика всегда очень сомнительна, но главное — что за голосами стоит серьезное эмоциональное расстройство. Эти голоса связаны со страхом, с ощущением мира, который рушится, с невыносимыми подчас страданиями. Они преследуют человека, не дают жить.

Журналист: Ну, может быть, человек сам себя наказывает. Это еще не значит, что голоса лишены смысла.

Психиатр: Голоса, конечно, могут выражать какие-то переживания больного, отражать какие-то проблемы, конфликты, травмы. Но эти переживания всегда шизофренически перевернуты, всегда проникнуты схизисом. Голоса встраиваются в обстоятельства жизни больного, но психологические проблемы не могут быть их причиной.

Таблетки и понимание

Журналист: Насколько человека с диагнозом «шизофрения» надо воспринимать как опасного психа, который за себя не отвечает и может учинить что угодно?

Психотерапевт: Ни в коем случае! По возможности психотерапевт общается с паци­ен­том-шизофреником как со здоровым. У большей части этих людей есть много здорового в структуре личности, много креативного, полезного для них самих и для общества.

Мы стараемся с ними обходиться с большей поддержкой, чем с другими пациентами. Все люди, которые занимались психотерапией шизофрении, особенно подчеркивают этот момент: им требуется больше внимания, больше любви, больше заботы. Это очень важно. На большом статистическом материале было показано, что те больные, у которых дома создан благоприятный эмоциональный климат, нет критики, наказаний, контроля, унижений, — они гораздо реже повторно попадают в клиники, их жизнь намного более успешна.

Журналист: А может больной снова собрать свою душу воедино? Как в фильме «Игры ра­зума» про математика, которого преследовали видения, но после многолетних усилий он научился воспринимать их как галлюцинации и жить нормальной жизнью.

Психотерапевт: Мы зачастую не в силах избавить больных от симптомов, но стараемся сделать все, чтобы они могли вести более полноценную жизнь. Терапия помогает выйти из болезненного одиночества, из потерянности, из заброшенности в чуждый мир, где на каждом шагу опасности.

Психиатр: Основа психотерапии шизофрении — это особый эмоциональный контакт с больными. Врач должен быть к этому предрасположен своей природой, своей душой, иначе это невозможно, фальшь только все напортит. Врач должен профессионально любить своего больного, помогая ему быть самим собой в теплом живом общении, когда больной чувствует, что к нему неравнодушны. Объяснять что-то больному шизофренией обычно не имеет смысла, потому что у него свой ход мысли. И дорога к нему остается одна — эмоциональная.

Журналист: Значит, к больным надо относиться поласковей и во всем с ними соглашаться?

Психотерапевт: Если мы имеем дело с небредовым больным, то, конечно, многое приходится разъяснять. Мы не несем ему истину — скорее, снимаем тревогу, которая переполняет пациента. В США психотерапевтов в повседневном обиходе называют словом shrink — это то, что сдувается, идет ли речь о шарике, который прокололи, или о том, как падает курс акций, до этого раздутый. Смысл разъяснений, которые приходится по многу раз повторять, порой годами каждый день, — в том, чтобы «сдуть» тревогу.

Журналист: Стоит ли пытаться убедить больного, что его галлюцинации — это именно галлюцинации?

Психотерапевт: В острой стадии это сделать очень трудно. Кстати, так называемых позитивных симптомов — бреда и галлюцинаций — при шизофрении может и вовсе не быть. Гораздо важнее негативные симптомы — ослабление всех интеллектуальных, волевых, эмоциональных функций. В любом случае бред и галлюцинации — это только верхний слой, а расщепление в первую очередь происходит на уровне эмоций. Для лечения острых расстройств к сегодняшнему дню не придумано ничего лучше психофармакологии.

Журналист: Странно все-таки: страдает душа, а мы бьем молотком по голове. Электрошок, инсулиновый шок, нейролептики — все эти методы как будто специально направлены на то, чтобы «оглушить» человека…

Психотерапевт: Сегодня электрошок применяется в основном для лечения глубоких депрессий, инсулиновый шок не используется. Это были, конечно, не лучшие методы, но другого-то ничего не было. Нейролептики появились только в 50-х годах и очень сильно изменили жизнь наших больных к лучшему — они стали намного меньше времени проводить в клиниках. Это была настоящая революция в терапии, очень много людей, которые до этого были бы тяжелыми инвали­дами, могут теперь вести нормальную жизнь. Разговоры о том, что антипсихотические лекарства только глушат и делают тупыми, — это все, конечно, очень преувеличено.

Психиатрия пережила «фармакологический этап» и вступила в новый период, связанный с развитием психосоциальной реабилитации. Сегодня у шизофреника намного больше возможностей встроиться в разные сообщества, и интернет тут тоже играет свою роль. Но главное тут, конечно, психотерапия. Когда мы сумеем эту массу душевнобольных вернуть к полноценной жизни — увидите, мы еще будем благодарны этим «инвалидам».

Шизофреническое время

Журналист: Почему именно ХХ век стал веком шизофрении?

Философ: Шизофрения связана с так называемым большим модернистским проектом. Эта эпоха последовала за эпохой реализма и закончилась со Второй мировой войной. Кафка, Джойс, Малевич, Введенский, Хлебников, весь ее авангард — это люди, которых легко диагностировать. Это люди очень глубоко страдавшие. Шизофрения как культурное явление возможна только в рамках большого террора. Допустим, Мандельштам не написал бы своих поздних замечательных стихов, если бы его не преследовал НКВД.

А после Второй мировой войны большой террор кончился, и вместе с ним пала эпоха «большой шизофрении» и наступила эпоха постмодернизма. Все крупные писатели, художники, музыканты послевоенного времени хорошо адаптированы, у них совсем небольшая шизофрения. И у Сальвадора Дали это, скорее, игра, симуляция, «параноидный мир», как он говорил. Это был человек из тех, которых Марк Евгеньевич называет «здоровыми шизофрениками», — умело использующий шизофрению как бренд. Даже непонятные французские философы Делез, Деррида, Лакан — это люди полифонические, околошизофренические, но прекрасно адаптированные, не ставящие свои страдания во главу угла, а, наоборот, умевшие их сгладить.

Психотерапевт: Ослабление шизофренической симптоматики наблюдается и в клинике. Все чаще встречаются стертые и мягкие формы, к тому же фармакология значительно облегчает симптомы. Уже не встречается распространенная ранее форма запущенной шизофрении, парафрения, когда клиника набита «Наполеонами» и прочими великими людьми. Это мегаломанический бред, который был распространен, кстати, и на поздних стадиях прогрессивного паралича, заболевания сифилитической природы: фантазии о величии в бреду воплощаются в жизнь, больной вешает на себя ордена, отдает приказы, мыслит себя, как Хлебников, председателем земного шара. 

Фото: AKG/East News; Кирилл Лагутко для «РР»; Сергей Мелихов для «РР»; AKG/East News; Corbis/Fotosa.ru

Симптомы шизофрении

Критерии Международного классификатора болезней

  • эхо мыслей (звучание собственных мыслей), вкладывание мыслей, открытость мыслей окружающим;
  • бред овладения, воздействия или пассивности, отчетливо относящийся к телу или конечностям, мыслям, действиям или ощущениям;
  • галлюцинаторные голоса, комментирующие или обсуждающие поведение больного;
  • устойчивые бредовые идеи, которые культурно неадекватны, нелепы, невозможны и/или грандиозны по содержанию;
  • стойкие галлюцинации любой сферы;
  • неологизмы, разорванность речи;
  • кататонические расстройства, такие как застывание или восковая гибкость и ступор;
  • последовательные изменения общего качества поведения, проявляющиеся утратой интересов, бесцельностью, поглощенностью собственными переживаниями, социальным аутизмом;
  • негативные симптомы (но не обусловленные при этом депрессией или фармакотерапией), которые могут быть выражены апатией, бедностью или неадекватностью эмоциональных реакций, социальной отгороженностью, непродуктивностью.

Ранний психоз и психоз | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

В этой серии подкастов, состоящей из двух частей, главный врач NAMI доктор Кен Дакворт ведет дискуссии о ранних психозах, которые предлагают идеи отдельных людей, членов семьи и специалистов в области психического здоровья.
Примечание. Контент включает обсуждения на такие темы, как попытки самоубийства, и может быть провоцирующим.

Большинство людей думают о психозе как о разрыве с реальностью. В каком-то смысле это так.Психоз характеризуется как нарушение мыслей и восприятий человека, из-за которого им трудно распознать, что реально, а что нет. Эти сбои часто проявляются в том, что мы видим, слышим и верим в то, что нереально, или когда у вас возникают странные, постоянные мысли, поведение и эмоции. Хотя у всех разный опыт, большинство людей говорят, что психоз пугает и сбивает с толку.

Психоз — это симптом, а не болезнь, и он встречается чаще, чем вы думаете.В США около 100000 молодых людей ежегодно страдают психозом. У 3 из 100 человек в какой-то момент жизни будет эпизод.

Ранний или первый эпизод психоза (FEP) — это когда человек впервые показывает признаки потери контакта с реальностью. Быстрые действия, направленные на то, чтобы связать человека с правильным лечением во время раннего психоза или ФЭП, могут изменить жизнь и радикально изменить будущее этого человека. Не ждите, чтобы сделать первый шаг и подготовиться с информацией, просмотрев эти советы:

Что такое ранний и первый психоз?
Ранний психоз: что происходит и что вы можете сделать?
Поощрение людей обращаться за помощью при раннем психозе
Раннее вмешательство: советы школьному персоналу и тренерам

Симптомы

Ранние признаки перед психозом

Ранний психоз или ФЭП редко возникает внезапно.Обычно у человека происходят постепенные, неспецифические изменения в мыслях и восприятии, но он не понимает, что происходит. Ранние предупреждающие признаки бывает трудно отличить от типичного поведения подростка или молодого взрослого. Хотя такие признаки не должны вызывать тревогу, они могут указывать на необходимость обследования у врача.

Очень важно побуждать людей обращаться за помощью при раннем психозе. Часто семьи первыми замечают ранние признаки психоза и первыми обращаются за лечением.Однако готовность человека принять помощь часто осложняется заблуждениями, страхами, стигмой и чувством беспокойства. В этом случае семьи могут счесть ситуацию чрезвычайно сложной, но существуют стратегии взаимодействия, которые могут побудить человека обратиться за помощью.

Очень важно получить помощь быстро, поскольку раннее лечение дает наилучшую надежду на выздоровление, замедляя, останавливая и, возможно, обращая вспять последствия психоза. К ранним предупреждающим знакам относятся следующие:

  • Вызывает тревогу снижение успеваемости или производительности труда
  • Проблемы с ясным мышлением или концентрацией
  • Подозрительность или беспокойство по отношению к другим людям
  • Снижение самообслуживания или личной гигиены
  • Проводить в одиночестве намного больше времени, чем обычно
  • Сильные, неуместные эмоции или полное отсутствие чувств

Признаки раннего или первого эпизода психоза

Точно определить, когда начинается первый эпизод психоза, может быть сложно, но эти признаки и симптомы убедительно указывают на эпизод психоза:

  • Слышать, видеть, пробовать на вкус или верить в то, чего не знают другие
  • Стойкие, необычные мысли или убеждения, от которых нельзя отказаться, независимо от того, во что верят другие
  • Сильные и неуместные эмоции или их полное отсутствие
  • Отказ от семьи или друзей
  • Внезапное снижение самообслуживания
  • Проблемы с ясным мышлением или концентрацией

Такие предупреждающие знаки часто указывают на ухудшение здоровья человека, и физическое и неврологическое обследование может помочь найти проблему.Специалист в области психического здоровья, проводящий психологическую оценку, может определить, имеет ли место психическое заболевание, и обсудить следующие шаги. Если психоз является симптомом психического расстройства, ранние действия помогают сохранить жизнь в нужном русле.

Психоз

Психоз включает в себя ряд симптомов, но обычно включает один из этих двух основных переживаний:

Галлюцинации — это видеть, слышать или чувствовать вещи, которых нет, например:

  • Слышание голосов (слуховые галлюцинации)
  • Странные ощущения или необъяснимые чувства
  • Видеть проблески предметов или людей, которых нет, или искажения

Заблуждения — это сильные убеждения, которые не соответствуют культуре человека, вряд ли могут быть правдой и могут казаться иррациональными другим, например следующие:

  • Вера в то, что внешние силы контролируют мысли, чувства и поведение
  • Полагая, что тривиальные замечания, события или предметы имеют личное значение или значение
  • Думать, что вы обладаете особыми способностями, выполняете особую миссию или даже что вы Бог.

Причины

Мы все еще изучаем, как и почему развивается психоз, но, вероятно, здесь задействовано несколько факторов. Мы действительно знаем, что подростки и молодые люди подвергаются повышенному риску возникновения психоза из-за гормональных изменений в их мозгу в период полового созревания.

Несколько факторов, которые могут способствовать психозу:

  • Генетика. Многие гены могут способствовать развитию психоза, но тот факт, что у человека есть ген, не означает, что он испытает психоз.Текущие исследования помогут нам лучше понять, какие гены играют роль в возникновении психоза.
  • Травма. Травмирующее событие, такое как смерть, война или сексуальное насилие, может вызвать психотический эпизод. Тип травмы — и возраст человека — влияют на то, приведет ли травмирующее событие к психозу.
  • Использование веществ. Употребление марихуаны, ЛСД, амфетаминов и других веществ может увеличить риск психоза у людей, которые и без того уязвимы.
  • Физическое заболевание или травма. Травмы головного мозга, опухоли головного мозга, инсульты, ВИЧ и некоторые заболевания головного мозга, такие как болезнь Паркинсона, Альцгеймера и деменция, иногда могут вызывать психоз.
  • Психические расстройства. Иногда психоз является симптомом такого состояния, как шизофрения, шизоаффективное расстройство, биполярное расстройство или депрессия.

Диагностика

Диагноз определяет болезнь; симптомы — это составляющие болезни. Поставщики медицинских услуг опираются на информацию из истории болезни и семейного анамнеза, а также на медицинский осмотр для постановки диагноза.Если такие причины, как опухоль головного мозга, инфекция или эпилепсия, исключены, причиной может быть психическое заболевание.

Если причина связана с психическим заболеванием, ранняя диагностика и лечение дают наилучшую надежду на выздоровление. Исследования показывают, что чем раньше люди, пережившие психоз, получают лечение, тем выше качество их жизни в долгосрочной перспективе.

Лечение

Ранний или первый психоз

Раннее лечение психоза, особенно во время первого приступа, дает наилучшие результаты.

Исследования показали значительный успех при использовании подхода к лечению, называемого Coordinated Speciality Care (CSC). CSC использует команду медицинских профессионалов и специалистов, которые работают с человеком, чтобы создать индивидуальный план лечения, основанный на жизненных целях, с максимально возможным участием членов семьи.

CSC состоит из следующих основных компонентов:

  • Кейс-менеджмент
  • Поддержка семьи и образование
  • Психотерапия
  • Медикаментозное лечение
  • Поддерживаемое обучение и трудоустройство
  • Поддержка партнеров

SAMHSA поддерживает Локатор лечения ранних серьезных психических заболеваний (ESMI) в качестве источника информации для членов семьи, которые ищут программы CSC в США.Некоторые части их веб-сайта доступны на испанском языке.

Лечение психоза

Традиционное лечение психозов включает психотерапию и медикаменты. Несколько видов терапии успешно помогли людям научиться управлять своим состоянием. Кроме того, лекарства нацелены на симптомы и помогают уменьшить их влияние.

Связанные условия

Психоз может быть связан с несколькими нарушениями психического здоровья:

Симптомы психоза

Положительные симптомы

Следующие симптомы называются положительными.В этом случае слово положительный не означает, что они хороши, а скорее, что что-то присутствует (добавлено), чего не должно быть.
  1. Галлюцинации
    Это ложное восприятие одного или нескольких из пяти органов чувств: слуха, зрения, осязания, вкуса или запаха. Чаще всего они связаны с слышанием шумов или голосов, например, когда вас называют по имени, когда никого нет рядом, или когда вы видите что-то, чего на самом деле нет. Человек воспринимает это как реальное, хотя на самом деле этого не происходит.
  2. Ложные убеждения или заблуждения
    Ложные убеждения, не соответствующие культурной группе человека, известны как заблуждения. Хотя заблуждения могут показаться окружающим странными или явно иррациональными, люди, у которых они есть, их считают истинными. Нельзя просто отговорить кого-то от заблуждения. (См. Распространенные типы заблуждений ниже.)

  3. Спутанное мышление
    Человек, страдающий психозом, может иметь проблемы с ясным или логическим мышлением и выражением своих мыслей словами.Она может говорить беспорядочными предложениями или терять ход мыслей при разговоре. Иногда человек, страдающий психозом, устанавливает значимые связи между идеями и событиями, которые большинство других людей не сделали бы. У нее также могут быть проблемы с концентрацией внимания, отслеживанием разговора, абстрактным мышлением или запоминанием новой информации.

Распространенные типы заблуждений

Рекомендуемые идеи Человек может полагать, что он получает особые сообщения от телевидения, радио или музыки.Или же она может верить, что цвета, слова или другие предметы в окружающей среде имеют особое значение только для нее.

Пример: всякий раз, когда Дженни видит синюю машину, она считает, что Бог посылает ей сообщение, чтобы она покинула школу пораньше.

Паранойя Человек может полагать, что друзья, семья, правительственные учреждения или другие люди пытаются его беспокоить или причинять ему вред, даже если это неправда.

Пример: Андре убежден, что его сосед по комнате пытается отравить его еду, и отказывается есть все, что он не готовит сам.

Передача мыслей Человек может верить, что другие люди могут слышать или читать его мысли.

Пример: Тамика избегает своих друзей, потому что считает, что они могут читать ее мысли, особенно когда она злится или думает о чем-то неприятном.

Прошивка мысли У человека могут быть мысли, которые кажутся ему чуждыми, и кажется, что они были внесены внешней силой или человеком.

Пример: Джон обнаружил, что думает о крайне оскорбительных комментариях о женщинах, которые он никогда бы не сказал вслух. Он убежден, что его мобильный телефон каким-то образом внушает ему эти мысли.

Грандиозные / религиозные заблуждения У человека может развиться вера в то, что он обладает сверхъестественной силой, знаменит, или что он мессия или избранный человек с особой миссией.

Пример: Джульетта считает, что она владеет Интернетом и была избрана Богом для спасения мира путем расшифровки кодов на веб-страницах.

Когда это происходит и первые признаки

Шизофрения обычно возникает после полового созревания. Большинству людей диагноз ставится в подростковом возрасте до 30 лет.

Каков типичный возраст начала шизофрении?

Мужчины и женщины с одинаковой вероятностью заболеют этим заболеванием головного мозга, но парни, как правило, заболевают немного раньше. В среднем мужчинам ставится диагноз в подростковом возрасте до 20 лет. Женщины, как правило, получают диагноз в возрасте от 20 до 30 лет.Люди редко заболевают шизофренией до 12 или после 40 лет.

Поворотный момент: подростковый возраст

Взаимодействие между чем-то в ваших генах и чем-то в вашем окружении, вероятно, вызывает болезнь. Исследователям еще предстоит многое узнать об этом, но вполне вероятно, что многие вещи играют роль. Некоторые, например заражение вирусом или недоедание (согласно одной теории о причинах), могли произойти, когда вы были еще в утробе матери. Для уязвимых людей употребление каннабиса может увеличить риск развития психотических расстройств, таких как шизофрения.

Никто точно не знает, почему это обычно возникает в позднем подростковом возрасте, но существует множество теорий.

Продолжение

Ваш мозг сильно меняется и развивается в период полового созревания. Эти сдвиги могут вызвать заболевание у людей, которые подвержены этому риску.

Некоторые ученые считают, что это связано с развитием области мозга, называемой лобной корой. Другие думают, что это связано с тем, что слишком много связей между нервными клетками удаляются по мере созревания мозга.

Гормоны также играют важную роль в половом созревании. Одна из теорий состоит в том, что женщины заболевают шизофренией позже, чем мужчины, потому что у них раньше наступает период полового созревания, и гормон эстроген может каким-то образом защитить их. Знайте, как распознать признаки шизофрении у подростков.

Ранние предупреждающие признаки шизофрении

Шизофрению сложно диагностировать по нескольким причинам. Во-первых, люди с этим расстройством часто не осознают, что они больны, поэтому они вряд ли обратятся к врачу за помощью.

Другая проблема заключается в том, что многие изменения, ведущие к шизофрении, называемые продромом, могут отражать другие нормальные жизненные изменения. Например, подросток, у которого развивается болезнь, может бросить группу друзей и завязать новых. У них также могут быть проблемы со сном или они могут внезапно возвращаться домой с плохими оценками.

Некоторые исследования показывают, что если врач твердо уверен, что кто-то заболевает этим заболеванием еще на этой ранней стадии, низкие дозы антипсихотических препаратов могут отсрочить его.Необходимо провести дополнительные исследования, чтобы узнать, работают ли эти препараты для молодых людей, подверженных риску заболевания. Когнитивно-поведенческая терапия, семейная терапия и обучение социальным навыкам, по-видимому, приносят им более очевидные преимущества, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, если их использовать на ранней стадии. Узнайте больше о продромальной фазе шизофрении.

Сколько людей болеют шизофренией?

Около 3,5 миллионов человек в США страдают шизофренией. От него страдают около 1,1% населения мира.

Характеристики шизофрении

Шизофрения — это синдром. У людей с шизофренией есть несколько типов симптомов:

  • Галлюцинации . Вы слышите голоса или видите или чувствуете запах вещей, которых, по словам других, нет. Голоса могут критиковать вас или угрожать вам. Они могут посоветовать вам делать то, что иначе вы бы не стали.
  • Заблуждения . Вы верите в то, что не соответствует действительности, даже когда другие демонстрируют вам доказательства или делятся фактами, объясняющими, почему ваши убеждения ошибочны.Заблуждения могут показаться окружающим странным.
  • Например, вы можете подумать, что телевизор отправляет вам особые сообщения или что радио транслирует ваши мысли, чтобы все могли их услышать. Вы также можете чувствовать себя параноиком и полагать, что другие пытаются причинить вам вред.
  • Расстройство мышления. У вас могут быть проблемы с систематизацией своих мыслей, и вы можете говорить так, что другим будет трудно понять. Возможно, вы перестаете говорить посреди мысли, потому что чувствуете, что она вырвана из вашей головы.Это называется отходом от мыслей. Другой тип беспорядочного мышления, называемый блокировкой мыслей, возникает, когда у кого-то внезапно прекращается поток мышления, и, как следствие, он может замолчать, пока в его ум не появится новая мысль.
  • Двигательные расстройства. Вы можете двигать своим телом снова и снова, как будто вы расстроены, или можете перестать двигаться и отвечать. Врачи называют это кататонией.
  • Негативные симптомы . Может быть, вы говорите скучным, ровным тоном, у вас проблемы с пониманием, вы не интересуетесь повседневной жизнью и вам трудно поддерживать отношения.Вы можете выглядеть подавленным. Но в то время как грусть, плаксивость и другие симптомы указывают на депрессию, так называемые негативные симптомы с большей вероятностью указывают на проблему с работой мозга.

Подробнее о симптомах шизофрении.

Поздняя шизофрения

Шизофрения может развиться в более позднем возрасте. Поздняя шизофрения диагностируется после того, как человеку исполнится 45 лет. Люди, у которых она есть, чаще имеют такие симптомы, как бред и галлюцинации.Им меньше нравится иметь негативные симптомы, неорганизованные мысли, нарушение обучения или проблемы с пониманием информации.

Врачи считают, что виновата генетика, как и в случае с ранней шизофренией. Они также думают, что позднее начало может быть подтипом, который не влияет на человека, пока не появится правильный триггер. Люди с когнитивными проблемами, проблемами зрения или слуха, а также подозрительные, изолированные или замкнутые люди могут получить это с большей вероятностью.

Ранняя шизофрения

Шизофрения редко диагностируется у кого-то моложе 13 лет, но это может случиться.У маленьких детей ранняя шизофрения часто вызывает:

  • Задержки разговора
  • Позднее или необычное ползание
  • Поздняя ходьба
  • Необычные движения, такие как взмахи руками или качание

Родители подростков могут заметить:

  • Не тратят столько много времени с друзьями и семьей
  • Падение успеваемости в школе
  • Проблемы со сном
  • Плохое настроение
  • Депрессия
  • Отсутствие мотивации
  • Употребление наркотиков или алкоголя
  • Странное поведение

Подростки реже заблуждаются, но чаще возникают зрительные галлюцинации.Узнайте больше о симптомах шизофрении в раннем детстве.

Паранойя и шизофрения: симптомы, причины и диагноз

Человек с шизофренией может испытывать бредовое мышление, включая параноидальные мысли. Человек может не отличить это мышление от обычного.

Шизофрения влияет на восприятие человека и может включать галлюцинации и бред. Когда это происходит, бывает трудно понять, что реально, а что нет.

Параноидальные иллюзии могут заставить человека бояться, что другие наблюдают за ним или пытаются причинить им вред.Кроме того, человек, испытывающий заблуждение, может полагать, что средства массовой информации, такие как телевидение или Интернет, посылают ему особые сообщения.

Эти чувства и убеждения могут вызывать сильный страх и тревогу, нарушать повседневную жизнь и ограничивать способность человека участвовать в работе и отношениях, в том числе с семьей.

Исследования показывают, что почти 50% людей с шизофренией страдают паранойей.

Шизофрения — это расстройство спектра, что означает, что оно включает несколько связанных состояний, симптомов и черт.

До 2013 года медицинские работники считали параноидальную шизофрению отдельным типом расстройства. Однако в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам , в котором представлены рекомендации экспертов, теперь паранойя классифицируется как симптом, а не как подтип расстройства.

Эксперты объяснили свой выбор удалить подтипы из классификации, сославшись на «ограниченную диагностическую стабильность, низкую надежность и низкую валидность».

Как люди могут управлять шизофренией во время COVID-19?

Шизофрения — это состояние психического здоровья на всю жизнь.Симптомы часто появляются, когда человек находится в возрасте от подросткового возраста до 30 лет.

Это может повлиять на:

  • мыслительные процессы
  • восприятия и чувства
  • режимы сна
  • способность общаться
  • способность сосредотачиваться и выполнять задачи
  • способность общаться с другими

Симптомы шизофрении могут включать :

  • отсутствие мотивации
  • медленное движение
  • изменение режима сна
  • низкое либидо или половое влечение
  • отсутствие самообслуживания
  • дезорганизованное мышление
  • изменение языка тела и эмоций
  • отказ от семья, друзья и занятия
  • галлюцинации и иллюзии

Заблуждение — это то, что человек считает истинным, даже когда веские доказательства предполагают, что это ложь.Например, человек может полагать, что кто-то планирует причинить ему вред.

Люди с паранойей могут испытывать сочетание следующего:

  • чувство расстройства, беспокойства, гнева и замешательства
  • подозрительность по отношению к окружающим
  • уверенность в том, что кто-то их преследует
  • боязнь, что кто-то преследует, преследует , отравление или иной заговор против них
  • чувство, будто кто-то контролирует их мысли и действия
  • ощущение, будто их мысли исчезают или уводятся от них
  • суицидальные мысли и поведение

из вышеперечисленного они должны получить немедленную медицинскую помощь.

Предотвращение самоубийств

Если вы знаете кого-то, кто подвергается непосредственному риску членовредительства, самоубийства или причинения вреда другому человеку:

  • Задайте сложный вопрос: «Вы думаете о самоубийстве?»
  • Слушайте человека без осуждения.
  • Позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи или отправьте текстовое сообщение «РАЗГОВОР» на номер 741741, чтобы связаться с квалифицированным консультантом по кризисным ситуациям.
  • Оставайтесь с человеком, пока не прибудет профессиональная помощь.
  • Постарайтесь убрать любое оружие, лекарства или другие потенциально опасные предметы.

Если у вас или вашего знакомого возникают мысли о самоубийстве, вам может помочь горячая линия по профилактике. Национальная линия помощи по предотвращению самоубийств доступна 24 часа в сутки по телефону 800-273-8255. Во время кризиса люди с нарушениями слуха могут звонить по телефону 800-799-4889.

Щелкните здесь для получения дополнительных ссылок и местных ресурсов.

Шизофрения — нервно-психическое заболевание. Точные причины неясны, но, вероятно, они связаны с комбинацией генетических факторов и триггеров окружающей среды.

Факторами риска могут быть:

Генетический : Люди с семейным анамнезом могут иметь более высокий риск.

Медицинские : К ним могут относиться плохое питание до рождения и некоторые вирусы.

Биологический : Могут влиять особенности структуры мозга или активности нейромедиаторов, таких как дофамин.

Окружающая среда : Стресс, травмы в прошлом и жестокое обращение могут вызвать симптомы у людей, уже находящихся в группе риска.

Одно исследование предполагает, что люди с шизофренией и паранойей могут иметь социальные когнитивные нарушения, которые затрудняют им, например, распознавание эмоций людей или доверие другим.Однако для того, чтобы сделать выводы об этом, потребуются дополнительные исследования.

Употребление наркотиков

Некоторые рекреационные наркотики, влияющие на психические процессы, такие как амфетамины, кокаин, каннабис и ЛСД, могут вызывать психоз или шизофрению у восприимчивых людей.

Эксперты говорят, что употребление наркотиков более распространено среди людей, страдающих шизофренией, но неясно, вызывают ли они заболевание, или наличие шизофрении увеличивает вероятность использования лекарств для облегчения симптомов.

Различные вещества также могут мешать лечению. Любой, кто обеспокоен связью между шизофренией и употреблением психоактивных веществ, должен поговорить с врачом.

Узнайте больше о неорганизованном мышлении, симптоме шизофрении.

Если человек обращается за помощью по поводу симптомов, которые могут указывать на шизофрению, врач рассмотрит его личную и семейную историю болезни и физическое здоровье, а также симптомы.

Они также могут запросить диагностические тесты, такие как анализы крови, чтобы исключить другие возможные причины симптомов.

Диагностические критерии

Чтобы врач мог диагностировать шизофрению, человек должен постоянно демонстрировать признаки расстройства в течение как минимум 6 месяцев. Это может включать:

  • бред
  • галлюцинации
  • дезорганизованная речь
  • социальная и профессиональная дисфункция
  • крайне дезорганизованное или кататоническое поведение
  • эмоциональная плоскостность или недостаток удовольствия в повседневной жизни

Врач может диагностировать шизофрению только в том случае, если эти признаки нельзя объяснить никакими другими проблемами со здоровьем, такими как злоупотребление наркотиками или алкоголем или расстройство настроения.

В целом, для постановки диагноза может потребоваться некоторое время.

По данным Национального альянса по психическим заболеваниям (NAMI), чернокожие и латиноамериканцы в Соединенных Штатах чаще других получают неправильный диагноз шизофрении. Это может быть связано с расовыми предубеждениями, трудностями в доступе к подходящей медицинской помощи или и тем, и другим.

Узнайте о шизоаффективном расстройстве, которое включает шизофрению и расстройство настроения.

Шизофрения — это пожизненное заболевание, но лечение может помочь облегчить симптомы.Если человек в любой момент прекратит лечение, его симптомы могут вернуться.

Поиск наилучшего подхода, который может представлять собой комбинацию методов лечения, может занять время. Правильная комбинация зависит от таких факторов, как присутствующие симптомы, их тяжесть и возраст человека.

Это помогает, если человек и его врач могут работать вместе над разработкой и корректировкой плана лечения, сообщает NAMI.

Лекарства

Лекарства, называемые нейролептиками, могут уменьшить возникновение тревожных мыслей, галлюцинаций и бреда.

Однако поиск подходящего варианта может занять время. Кроме того, около 30% людей плохо реагируют на антипсихотические препараты. Примерно в 7% случаев препараты оказываются неэффективными.

Если симптомы не исчезают, по крайней мере, на два антипсихотических средства, врач может назначить клозапин (Clozaril). Это не лучший выбор из-за риска побочных эффектов.

Психотерапия и социальная поддержка

Консультации и другие виды терапии могут помочь человеку с шизофренией жить самостоятельно.

Некоторые варианты включают:

  • профессионально-техническая терапия
  • когнитивно-поведенческая терапия
  • поддерживающая психотерапия
  • когнитивная терапия

Кроме того, социальная поддержка может помочь человеку найти работу и жилье и улучшить свои коммуникативные навыки и общее благополучие. существование. Это может включать группу поддержки сверстников.

Опекуны и близкие могут помочь, узнав о шизофрении и побуждая человека следовать своему плану лечения.

Одно исследование показало, что люди с шизофренией и паранойей получают пользу от поддержки и лечения, специально предназначенных для этих проблем.

Дополнительные лекарства

По данным NAMI, следующие элементы могут играть роль в более широком плане лечения:

  • иглоукалывание
  • медитация
  • диетические вмешательства

Хотя они могут помочь, они не могут заменить традиционное лечение.

Некоторые исследователи предположили, что каннабидиол (CBD), ингредиент каннабиса, может играть роль в лечении шизофрении.Однако для подтверждения этого потребуются дополнительные исследования.

Важно, чтобы больные шизофренией обсуждали любые дополнительные методы лечения со своими врачами.

Законный ли КБР ? Продукты CBD, полученные из конопли, с содержанием THC менее 0,3% являются законными на федеральном уровне, но по-прежнему незаконны в соответствии с законами некоторых штатов. С другой стороны, продукты CBD, полученные из каннабиса, являются незаконными на федеральном уровне, но являются законными в соответствии с законами некоторых штатов. Ознакомьтесь с местным законодательством, особенно во время путешествий.Кроме того, имейте в виду, что Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA) не одобрило безрецептурные продукты CBD, которые могут быть неточно маркированы .

Без лечения шизофрения может существенно нарушить жизнь человека, в том числе его способность работать, учиться и заботиться о себе.

Некоторые полезные стратегии включают:

  • тщательное соблюдение плана лечения, в том числе прием назначенных лекарств
  • обращение к поставщику медицинских услуг с любыми проблемами по поводу лечения
  • с использованием доступной поддержки, которая может включать друзей, кризисные службы и специализированные медицинские учреждения
  • делать здоровый выбор в отношении диеты, физических упражнений и употребления наркотиков, алкоголя и табака
  • рассказывать об опыте шизофрении с друзьями, членами семьи, поставщиками медицинских услуг и поддерживающими сверстниками

Любимые люди могут помощь:

  • слушает человека
  • узнает о шизофрении
  • учится определять признаки рецидива
  • понимание того, что делать, если рецидив случится

Шизофрения — тяжелое психическое заболевание, которое может включать бред и паранойя.

Человек с паранойей может опасаться, что другие люди преследуют его и намереваются причинить ему вред. Это может серьезно повлиять на их безопасность и общее самочувствие.

Лечение часто может помочь человеку справиться с симптомами и жить полноценной жизнью. Важно получать постоянную поддержку.

Симптомы шизофрении, возможные ранние предупреждающие признаки

Следующий список, составленный одним из потребителей психиатрических услуг, содержит некоторые из типичных ранних предупреждающих признаков шизофрении.Имейте в виду, что шизофрения начинается обычно в возрасте от 15 до 25 лет (хотя она может поражать детей младше 14 лет, с подтипом, известным как шизофрения с детским началом). Расстройство может длиться годами (так называемое коварное начало) или быть очень быстрым. Поражает 1% населения в целом. Список подразделяется на физические симптомы, чувства и настроение, поведение, когнитивные проблемы, бред и галлюцинации.

Пожалуйста, помните, что только квалифицированный психолог, психиатр (или в некоторых областях социальный работник) может правильно диагностировать шизофрению или любое другое заболевание мозга.Психолог или психиатр будет использовать историю болезни человека, а также симптомы и критерии из DSM-IV (в США), чтобы поставить диагноз.

Примеры физических симптомов —-

— Пустое, пустое выражение лица. Неспособность улыбаться или выражать эмоции через лицо настолько характерна для болезни, что получила название аффективного уплощения или тупого аффекта.
— Чрезмерно острые чувства — свет слишком яркий, звуки слишком громкие.
— Смотрит в глубокой задумчивости, редко моргая.
— Неуклюжая, неточная моторика
— Нарушения сна — бессонница или чрезмерный сон
— Непроизвольные движения языка или рта (дискинезии лица). Гримаса в уголках рта лицевыми мышцами или странные движения языком.
— Симптомы паркинсонического типа — ригидность, тремор, подергивания рук или непроизвольные движения конечностей
— Неуклюжая походка (как вы ходите)
— Движение глаз — трудности с фокусировкой на медленно движущихся объектах
— Необычные жесты или позы
— Движение ускорено — i.е. постоянный темп
— Движение замедлено — пребывание в постели (в крайнем случае кататония)

Примеры чувств / эмоций —-

— Неспособность испытывать радость или удовольствие от деятельности (так называемая ангедония)
— Иногда совсем ничего не чувствую
— Кажущееся отсутствие желаний — ничего не ищущее, ничего не желающее
— Чувство равнодушия к важным событиям
— Чувство оторванности от собственного тела (деперсонализация)
— Сверхчувствительность к критике, оскорблениям или обиду

Примеры настроения —

— Внезапная раздражительность, гнев, враждебность, подозрительность, негодование
—Депрессия — чувство разочарования и безнадежности в отношении будущего
— Низкая мотивация, энергия и почти нет энтузиазма
— Суицидальные мысли или суицидальные мысли
— Быстро меняющееся настроение — от счастливого до грустного до злого без видимой причины (так называемое лабильное настроение)
— Сильная тревога

Изменения в поведении, связанные с шизофренией —-

— Прекращение деятельности и жизни в целом
— Неспособность устанавливать или поддерживать отношения
— Социальная изоляция — несколько близких друзей, если таковые имеются.Мало общения вне ближайших родственников.
— Повышенная ломка, проводимая большую часть дней в одиночестве.
— Заблудиться в мыслях и не желать, чтобы его беспокоил человеческий контакт
— Пренебрежение собой — например, гигиена, одежда или внешний вид
— Воспроизведение или репетиция разговоров вслух, т. Е. Разговор сам с собой (очень распространенный признак)
— Как трудно справляться со стрессовыми ситуациями
— Неспособность справиться с мелкими проблемами
— Отсутствие целенаправленного поведения.Неспособность заниматься целенаправленной деятельностью
— Функциональные нарушения в межличностных отношениях, работе, образовании или самообслуживании
— Ухудшение академической или служебной успеваемости
— Неприемлемые ответы — смех или улыбка при разговоре о печальном событии, иррациональные заявления.
Кататония — часами оставаться в неподвижном положении, как будто в оцепенении.
— Сильная и чрезмерная озабоченность религией или духовностью
— Злоупотребление наркотиками или алкоголем
— Курить или иметь желание закурить (курят 70-90%) — примечание: это нормальное поведение и для людей, не страдающих шизофренией!
—Частые движения, походы или прогулки, которые никуда не ведут

Примеры когнитивных проблем, связанных с шизофренией —

— Мучительные мысли — это те же самые мысли, которые крутятся у вас в голове, но ни к чему не приводят.Часто о прошлых разочарованиях, упущенных возможностях, неудачных отношениях.
—Создание новых слов (неологизмов)
—Становление бессвязных или связанных друг с другом слов вместе (словесный салат)
— Частые беспорядочные ассоциации мыслей или речи, когда одна мысль логически не соотносится с другой. Например: «Мне нужно пойти в магазин, чтобы купить пластыри. Я прочитал статью о том, насколько дорогие лекарства от СПИДа. Люди принимают слишком много уличных наркотиков. Сегодня улицы должны быть очищены от дождя и т. Д.». Сходить в магазин за пластырями забывают.
—Ненаправленный — отсутствие целей или способность ставить и достигать цели

— Недостаток понимания (так называемая анозогнозия). Те, у кого развивается шизофрения, не подозревают, что они заболевают. Часть их мозга, которая должна распознать, что что-то не так, повреждена болезнью.
— Бешеные мысли
— В разговоре вы обычно говорите очень мало (это называется бедностью речи или алогией)
— Внезапное прекращение речи на середине предложения (блокировка мысли)

— Проблемы с социальными сигналами — i.е. неспособность правильно интерпретировать язык тела, зрительный контакт, тон голоса и жесты. — Часто не отвечает должным образом и, таким образом, производит впечатление холодного, отстраненного или отстраненного.
— Затруднения при словесном выражении мыслей. Или мало о чем сказать.
— Говоря абстрактно или косвенно. Странное использование слов или языковой структуры
— Сложность концентрации внимания и достижения целенаправленного поведения
— Плохая концентрация / память.Забывчивость
— Бессмысленная логика
— Сложность понимания простых вещей
— Мысли, поведение и действия не интегрированы
— Обсессивно-компульсивные наклонности — с мыслями или действиями
— Вставка / удаление мыслей — мысли помещаются или удаляются без сознательного усилия
— Разговоры, которые кажутся глубокими, но не логичными или связными

Примеры заблуждений —-

Наиболее распространенным типом заблуждений или ложных убеждений являются параноидальные заблуждения.Они преследуют по своей природе и принимают разные формы:

— Сильное сильное чувство, что люди говорят о вас, смотрят на вас
. — Сильное, сильное ощущение, что за вами наблюдают, за вами следят и за вами шпионят (устройства слежения, имплантаты, скрытые камеры)
— Думая, что кто-то пытается отравить вашу еду
— Думая, что люди работают вместе, чтобы преследовать вас
— Думая, что что-то контролирует вас — например, электронный имплант
— Думать, что люди могут читать ваши мысли / или контролировать ваши мысли
— Думая, что ваши мысли транслируются по радио или телевидению
— Отказ от референсов — мышление, что случайные события придают вам особое значение.Например, заголовок газеты или номерной знак имеет скрытое значение, которое вам нужно выяснить. Что это знаки, пытающиеся вам что-то сказать.
— Религиозные заблуждения — что вы Иисус, Бог, пророк или антихрист.
— Отказ от величия — вера в то, что у вас есть важная миссия, особая цель, или вы непризнанный гений, или знаменитость.
— Мнения о том, что кто-то, часто известный человек, любит вас, хотя на самом деле это не так.Также называется эротоманией или синдромом де Клембо.

Примеры галлюцинаций —-

— Галлюцинации так же реальны, как и любые другие переживания для человека, страдающего шизофренией. До 70% слышат голоса, у меньшего числа есть зрительные галлюцинации.
— Слуховые галлюцинации могут быть как внутри головы человека, так и внешне. Когда они внешние, они звучат так же реально, как настоящий голос. Иногда они исходят из неизвестного источника, в других случаях они исходят от реальных людей, которые на самом деле ничего не говорят, в других случаях у человека возникают галлюцинации.
— Когда люди слышат голоса в своей голове, кажется, что их внутренние мысли больше не одиноки. Новые голоса могут разговаривать друг с другом, разговаривать сами с собой или комментировать действия человека. В большинстве случаев голоса отрицательные.
— Визуальные галлюцинации действуют по спектру. Они начинаются с чрезмерной остроты чувств, затем в середине находятся иллюзии, а в дальнем конце — настоящие галлюцинации.

Заявление об ограничении ответственности: Следующие симптомы совпадают со многими другими заболеваниями, такими как биполярное расстройство, большая депрессия, различные типы расстройств личности (в частности, параноидальные и шизотипические расстройства личности) и другие проблемы, такие как опухоли головного мозга и височная эпилепсия.Не существует «типичного» случая шизофрении. У всех разные симптомы. Всегда спрашивайте мнение своего врача.

Более того, всегда важно помнить об общей картине. Наличие всего нескольких из этих симптомов не обязательно означает, что человек страдает шизофренией или каким-либо другим психическим расстройством. Почти все перечисленные ниже признаки могут присутствовать в «нормальной» степени у людей; когда кто-то проявляет их в значительной степени, они могут стать психиатрическими симптомами.Подумайте, если все эти виды поведения находятся в континууме, в котором средние 99% людей демонстрируют разную степень поведения, но все еще находятся в пределах «нормального» диапазона. 1% людей на внешних границах ведут себя крайне пропорционально и / или значительную часть времени, и именно тогда они могут стать изнурительными.

Диагноз шизофрении требует, чтобы постоянное нарушение (т.е. ослабляющие симптомы) присутствовало по крайней мере шесть месяцев , включая по крайней мере один месяц определенных ключевых симптомов (активные симптомы: бред, галлюцинации, неорганизованная речь, дезорганизованное / кататоническое поведение, отрицательное такие симптомы, как сильная эмоциональная ровность или апатия)



Обнаружение информационных знаков и симптомов психоза Личная точка зрения

Обнаружение информационных знаков и симптомов психоза Личная точка зрения
  • Психоз — это излечимое заболевание, от которого многие люди выздоравливают, особенно если за помощью обращаются на ранней стадии.
    Слово «психоз» используется для описания состояния, при котором кто-то переживает необычные или странные переживания, которые могут причинять страдания. Человек с симптомами психоза может испытывать трудности с распознаванием того, что реально, а что нет.
  • Некоторые из общих симптомов психоза видны в этом рассказе от первого лица человека, пережившего психоз.
    «Мне казалось, что у меня одновременно возникла тысяча мыслей. Я был настолько неорганизован, что ничего не делалось.Я был напуган и встревожен, потому что чувствовал, что кто-то пытается причинить мне вред. Все больше и больше я проводил большую часть своего времени в одиночестве, ничего не делая. Меня не беспокоили друзья или семья. Затем по телевизору стали появляться специальные сообщения, предназначенные только для меня, и я слышал голоса, комментирующие то, что я делаю. Оглядываясь назад, я понимаю, что вещи больше не имели смысла. В то время я казался нормальным и ни с кем не упоминал о том, что происходит. С момента начала лечения я понимаю, что у меня проблема со здоровьем, которая называется психоз.«
    • Это означает, что вы видите, слышите, ощущаете, обоняете или пробуете что-то, чего на самом деле нет.
    • Твердо веря в то, что что-то правда, но не основано на реальности, и другие могут посчитать необычным, например:
      • Полагают, что за вами следят, контролируют или против вас строят заговоры.
      • Полагая, что у вас есть особые способности или «способности».
      • Полагают, что определенные песни, комментарии или телепрограммы специально адресованы вам или, кажется, передают скрытое сообщение.
      • Полагая, что вы находитесь под контролем внешних сил или других лиц.
      • Верить в то, что ваши мысли транслируются, чтобы другие могли их слышать или что другие люди могли читать ваши мысли.
      • Проблемы с концентрацией или удержанием внимания.
      • Ощущение, что ваши мысли перемешаны или «перепутаны».
      • Чувство, что твои мысли бегут.
      • Ощущение обратного, что ваши мысли замедляются.
      • Другим людям трудно вас понять.
      • Трудности при выполнении повседневных дел (например,грамм. общение, забота о себе).
      • Испытывают необычные реакции на обычные жизненные факторы стресса (например, смех при описании чего-то грустного).
      • Перепады настроения, например, чувство большей раздражительности, «сварливости» или гнева.
      • Чувство, что ваши эмоции каким-то образом приглушены, или не испытываете их так сильно, как обычно.
      Эти переживания могут казаться настолько реальными, что вы можете не осознавать, что они являются симптомами психоза.
  • Период времени, предшествующий возникновению психоза, известен как продромальная фаза. У некоторых людей может возникнуть продромальный период, тогда как у других симптомы могут начаться внезапно.
    Эта учетная запись от первого лица дает описание того, что может происходить в это время.
    В то время экзамены в колледже казались мне очень тяжелыми, и я начал чувствовать, что в колледже я никому не нравлюсь. Я думал, что люди, которые раньше были моими друзьями, говорили обо мне, и я несколько раз ссорился с ними, что было для меня необычно. Я не мог сосредоточиться на лекциях и чувствовал, что нет смысла больше идти, поэтому я прекратил их посещать. Я также был очень застенчивым, думая, что другие студенты смотрят на меня. Иногда, находясь дома, мне казалось, что я слышу, как меня зовут, но я понимал, что это просто мой разум играет со мной.В то время я плохо спал из-за беспокойства и беспокойства, и у меня было несколько приступов паники.
  • Выявление первых предупреждающих симптомов психоза может быть затруднительно.
    Общие продромальные симптомы включают:
    • Ухудшение ухода за собой и гигиены.
    • Ссылки.
    • Подозрительность.
    • Социальная изоляция.
    • Нарушение концентрации внимания.
    • Пониженная мотивация.
    • Суицидальное мышление.
    • Падение успеваемости в школе или на работе.
    • Каждый четвертый из нас будет испытывать психическое расстройство в течение жизни.
    • Психоз — это слово, используемое для описания потери связи с реальностью.
    • Психозом страдает 1 из 33 человек.Каждый 100 человек болеет шизофренией.
    • Психоз может случиться с кем угодно.
  • На самом деле мы не знаем точных причин психоза, но мы знаем некоторые факторы риска, связанные с развитием психоза, в том числе:
    • Травма, стресс.
    • Некоторые вещества, вызывающие злоупотребление, включая каннабис.
    • Семейный анамнез психоза.
    • Ранние инфекции.
    Исследования показали, что курение каннабиса может увеличить ваши шансы на развитие психоза более чем на 40%, особенно если вы начнете в возрасте до 18 лет. Каннабис также был связан с развитием психоза в более раннем возрасте и более высокой частотой рецидивов после психотического эпизода. Однако самих по себе этих факторов риска недостаточно, чтобы вызвать психоз. Одна вещь, которую мы теперь знаем из исследований, — это то, что получение помощи на раннем этапе очень важно.
  • Если вы думаете, что у вас могут быть какие-либо симптомы, упомянутые на этой странице, вам следует как можно скорее связаться с вашим терапевтом. Как и при любом физическом или психическом заболевании, ваш терапевт сможет вам помочь. Он / она может начать лечение и обычно направит вас в специализированную службу психического здоровья. Важно, чтобы вы рассказали терапевту обо всех симптомах, которые у вас возникли. Кроме того, вы можете пожелать довериться кому-то из своих близких, кто может поддержать вас в процессе посещения вашего терапевта и получения доступа к услугам, которые могут вам помочь.Если вы употребляете уличные наркотики (каннабис, ЛСД, экстази, кокаин и т. Д.) И / или алкоголь, вам следует обратиться за помощью / советом к своему терапевту, чтобы помочь безопасно остановиться.
  • Вот цитата Уолтера, человека, пережившего психоз
    «Психическое заболевание — это не конец света, любыми средствами, год спустя, и у меня все хорошо, я вероятно, вот-вот вернется к нормальному состоянию. Просто сохраняя физическое здоровье помогает, а я работаю над остальным.» — Уолтер
    Многие люди могут иметь такой же результат, как Уолтер. Скорее всего, вам предложат лекарства и психологическое лечение. При соответствующем лечении большинство людей могут и делают успешно оправиться от первого эпизода психотического болезнь.
  • Общение с семьей, друзьями, врачом общей практики и командой психиатров по месту жительства.
    • Получение помощи как можно раньше.
    • Прием прописанного лекарства.
    • Посещение разговорной терапии.
    • Получение совета.
    • Управление стрессом.
    • Здоровое питание, много фруктов и овощей.
    • Регулярное упражнение.
    • Придерживайтесь распорядка.
    • Регулярные и здоровые привычки / режим сна.
    • Социальная поддержка.
    • Внезапное прекращение приема лекарств.
    • Употребление уличных наркотиков, например каннабис, ЛСД, экстази, кокаин и / или алкоголь.
    • Критика со стороны окружающих.
    • Не справляется со стрессом.
    • Держите свои симптомы при себе.
    • Изолировать себя.
    • Заполните свои мысли и чувства.
    • Теряя из виду свои надежды и мечты.
    • Беру в постель.
  • Чтобы оставаться здоровым, необходимы целеустремленность, практика и готовность участвовать в собственном уходе.
    Некоторые вещи, которые вы можете сделать сами
    • Послушайте совета.
    • Изучите новые навыки, e.грамм. стресс-менеджмент.
    • Научитесь контролировать свои собственные симптомы и управлять ими.
    • Развивайте здоровый образ жизни.
    • Ставьте достижимые цели, как краткосрочные, так и долгосрочные.
    • Поддерживайте контакт с друзьями и семьей.
    • Посещайте регулярные медицинские осмотры.
    • Продолжайте прием лекарств, если вам посоветовали это сделать.
    • Празднуйте достижения и строите планы на будущее.
    • Успокойтесь, выздоровление — процесс постепенный.

Шизотипическое расстройство личности — Симптомы и причины

Обзор

Людей с шизотипическим расстройством личности часто описывают как странных или эксцентричных и обычно у них мало близких отношений.Обычно они не понимают, как формируются отношения или как их поведение влияет на других. Они также могут неверно истолковывать мотивацию и поведение других и испытывать значительное недоверие к другим.

Эти проблемы могут привести к серьезной тревоге и склонности избегать социальных ситуаций, поскольку человек с шизотипическим расстройством личности склонен придерживаться особых убеждений и может испытывать трудности с адекватной реакцией на социальные сигналы.

Шизотипическое расстройство личности обычно диагностируется в раннем взрослом возрасте и может сохраняться на протяжении всей жизни, хотя лечение, например медикаменты и терапия, может улучшить симптомы.

Продукты и услуги

Показать больше продуктов от Mayo Clinic

Симптомы

Шизотипическое расстройство личности обычно включает пять или более из следующих признаков и симптомов:

  • Одиночество и отсутствие близких друзей вне семьи
  • Плохие эмоции или ограниченные или несоответствующие эмоциональные реакции
  • Устойчивая и чрезмерная социальная тревожность
  • Неправильная интерпретация событий, например ощущение, что что-то на самом деле безвредное или безобидное имеет прямое личное значение
  • Необычное, эксцентричное или необычное мышление, убеждения или манеры
  • Подозрительные или параноидальные мысли и постоянные сомнения в лояльности других
  • Вера в особые способности, такие как ментальная телепатия или суеверия
  • Необычные ощущения, например ощущение присутствия отсутствующего человека или иллюзии
  • Особым образом одеваться, например выглядеть неопрятно или носить необычно подобранную одежду
  • Своеобразный стиль речи, например нечеткая или необычная речь или странная бессвязная речь во время разговора

Признаки и симптомы шизотипического расстройства личности, такие как повышенный интерес к уединенной деятельности или высокий уровень социальной тревожности, могут наблюдаться в подростковом возрасте.Ребенок может плохо учиться в школе или выглядеть социально не в ногу со сверстниками, что может привести к насмешкам или издевательствам.

Шизотипическое расстройство личности в сравнении с шизофренией

Шизотипическое расстройство личности можно легко спутать с шизофренией, тяжелым психическим заболеванием, при котором люди теряют контакт с реальностью (психоз). Хотя люди с шизотипическим расстройством личности могут испытывать короткие психотические эпизоды с бредом или галлюцинациями, эти эпизоды не такие частые, продолжительные и интенсивные, как при шизофрении.

Еще одно ключевое отличие состоит в том, что люди с шизотипическим расстройством личности обычно могут осознавать разницу между их искаженными идеями и реальностью. Больные шизофренией обычно не могут избавиться от своих заблуждений.

Несмотря на различия, люди с шизотипическим расстройством личности могут получить пользу от лечения, аналогичного лечению шизофрении. Шизотипическое расстройство личности иногда считается одним из спектров шизофрении, при этом шизотипическое расстройство личности считается менее тяжелым.

Когда обращаться к врачу

Люди с шизотипическим расстройством личности обычно обращаются за помощью только по настоянию друзей или членов семьи. Или люди с шизотипическим расстройством личности могут обратиться за помощью для решения другой проблемы, например депрессии. Если вы подозреваете, что у друга или члена семьи может быть это расстройство, вы можете мягко посоветовать этому человеку обратиться за медицинской помощью, начиная с лечащего врача или психиатра.

Если вам нужна срочная помощь

Если вы обеспокоены тем, что можете причинить вред себе или кому-то еще, немедленно обратитесь в отделение неотложной помощи или позвоните 911 или на местный номер службы экстренной помощи. Или позвоните на горячую линию для самоубийц. В США позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255) или воспользуйтесь веб-чатом по адресу suicidepreventionlifeline.org/chat.

Причины

Личность — это сочетание мыслей, эмоций и поведения, которое делает вас уникальным.Это то, как вы смотрите, понимаете и относитесь к внешнему миру, а также то, как вы видите себя. Личность формируется в детстве благодаря взаимодействию унаследованных тенденций и факторов окружающей среды.

При нормальном развитии дети со временем учатся надлежащим образом взаимодействовать с другими, интерпретировать социальные сигналы и адекватно и гибко реагировать на социальные ситуации. Что именно идет не так с человеком с шизотипическим расстройством личности, доподлинно неизвестно, но вполне вероятно, что изменения в способах работы мозга, генетике, влиянии окружающей среды и усвоенном поведении могут сыграть свою роль.

Факторы риска

Ваш риск шизотипического расстройства личности может быть выше, если у вас есть родственник, страдающий шизофренией или другим психотическим расстройством.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *