Содержание

Индивидуальные особенности памяти

В ходе жизни и деятельности, в зависимости от особенности нервной системы, у человека складываются индивидуальные и типологические особенности памяти.

Во-первых, индивиду­альные особенности памяти связаны с особенностями личности. Даже люди с хорошей памятью запоминают не вес, а люди с пло­хой памятью не все забывают. Это объясняется тем, что память носит избирательный характер. То, что соответствует интересам и потребностям человека, запоминается быстро и прочно. Во-вто­рых, индивидуальные различия обнаруживаются в качествах памяти. Можно характеризовать память человека в зависи­мости от того, насколько развиты у него отдельные процессы памяти. Мы говорим, что у человека хорошая память, если он отличается:

  1. быстротой запоминания,

  2. прочностью сохране­ния,

  3. точностью воспроизведения

  4. так называемой готов­ностью памяти.

Но память может быть хорошей в одном отношении и пло­хой — в другом. Отдельные качества памяти могут сочетаться по-разному.

  1. Наилучшим является сочетание быстрого запоминания с медленным забыванием.

  2. Медленное запоминание сочетается с медленным забыва­нием.

  3. Быстрое запоминание сочетается с быстрым забыванием.

  4. Наиболее низкой продуктивностью отличается память, ха­рактеризующаяся медленным запоминанием и быстрым забыва­нием.

Типологические особенности памяти

С особенностями лично­сти, с особенностями деятельности человека связано преиму­щественное формирование одного из видов памяти. Так, у арти­стов хорошо развита эмоциональная память, у композиторов — слуховая, у художников — зрительная память, у философов — словесно-логическая. Преимущественное развитие образной или словесной памяти находится в связи с соотношением первой и второй сигнальных систем, с типологическими особенностями высшей нервной дея­тельности.

Художественный тип отличается преимущественным развитием образной памяти, мыслительный тип — преобладанием словесной памяти. Развитие памяти зависит также от профессиональной дея­тельности человека, так как в деятельности психика не только проявляется, но и формируется: композитор или пианист лучше всего запоминает мелодии, художник — цвет предметов, матема­тик — типы задач, спортсмен — движения.

Тип памяти определяет то, как человек запоминает материал,— зрительно, на слух или пользуясь движением. Некоторые люди, для того чтобы запомнить, нуждаются в зрительном восприятии того, что они запоминают. Это люди так называемого

зрительного типа памяти. Другим для запоминания нужны слуховые образы. Данная категория людей обладает слуховым типом памяти. Кроме того, существуют люди, которые, для того чтобы запомнить, нуждаются в движениях и особенно в речевых движениях. Это люди, обладающие двигательным типом памяти (в частности, рече-двигательным).

Необходимо обратить внимание на то, что типы памяти следует отличать от видов памяти. Виды памяти определяются тем, что мы запоминаем. А так как любой человек запоминает все: и движения, и образы, и чувства, и мысли, — то разные виды памяти присущи всем людям и не составляют их индивидуальной особенности. В то же время тип памяти характеризует то, как мы запоминаем: зрительно, на слух или двигательно. Поэтому тип памяти представляет собой индивидуальную особенность данного человека. У всех людей есть все виды памяти, но каждому человеку присущ какой-либо определенный тип памяти.

Принадлежность к тому или иному типу в значительной мере определяется практикой заучивания, т. е. тем, что именно приходится запоминать данному человеку и как он приучается запоминать. Поэтому память определенного типа может быть развита с помощью соответствующих упражнений.

Само по себе развитие памяти не происходит. Для этого необходима целая система воспитания памяти. Воспитанию положительных свойств памяти в значительной степени содействует рационализация умственной и практической работы человека: порядок на рабочем месте, планирование, самоконтроль, исполь­зование разумных способов запоминания, соединение умственной работы с практи­ческой, критическое отношение к своей деятельности, умение отказаться от неэф­фективных приемов работы и заимствовать у других людей эффективные приемы. Некоторые индивидуальные различия в памяти тесно связаны со специальными механизмами, защищающими мозг от лишней информации. Степень активности указанных механизмов у разных людей различна. Защитой мозга от ненужной информации объясняется, в частности, явление гипнопедии, т. е. обучение во сне. В состоянии сна некоторые механизмы, защищающие мозг от избыточной инфор­мации, выключаются, поэтому запоминание происходит быстрее.

Индивидуальные особенности памяти и их связь со способностями курсовая по психологии

Министерство общего и профессионального образования Чувашский государственный университет им.

И.Н.Ульянова. Кафедра социальной психологии. Курсовая работа По предмету: «Общая психология» На тему: «Индивидуальные особенности памяти и их связь со способностями». Выполнила: студентка факультета психологии группы. 15 – 99 Ефимова О.Н Научный руководитель Доцент Вайберт М.И. Чебоксары 2000 г. Оглавление. Введение. Глава I. Состояние проблемы и её исследование. 1. Анализ теории памяти и проблемы способностей 2. Исследование индивидуальных особенностей памяти отечественными и зарубежными исследователями. Индивидуальные особенности памяти их качественная и количественная характеристика. Глава II. Экспериментальные исследования особенностей памяти и способности человека. 1. Методы исследования индивидуальных особенностей памяти. 2. Методы исследования особенностей. 3. Анализ экспериментальных данных. Заключение. Литература. «фактор личности» и «фактор индивидуальности». Так подчёркивая актуальность разработки данного направления. Теплов Б.М. Размах индивидуальных различий памяти человека весьма велик случай выдающихся памяти наблюдаются не только у мнемистов профессионалов, но и музыкантов, полководцев и вообще лиц самых разнообразных профессий.
Даже в обычных группах людей индивидуальные различия памяти значительны. Эти различия носят количественные и качественные характеристики. Какова же природа этих различий и чем они обуславливаются, врожденными способностями или свойствами человеческого мозга или же в значительной степени является продуктом систематических тренировок или выработки целесообразных приёмов запоминания. Поэтому исследование данной проблемы является важным и необходимым условием для осмысливания самого процесса памяти. Т.к. память является важнейшей определяющей характеристикой психической жизни личности. Роль памяти не может быть сведена к запечатлению того, что «было в прошлом». Никакое актуальное действие немыслимо вне процессов памяти, ибо протекание любого, пусть даже самого элементарного психологического акта обязательно предполагает удержания каждого данного его элемента для сцепления с последующим. Без возможности к такому сцеплению невозможно развитие: «человек остался бы вечно в положении новорожденного».
(И.М.Сетченов). Будучи важнейшей характеристикой всех психологических процессов, память обеспечивает единство и целостность человеческой личности. Разработанность проблемы. Память считается одним из наиболее разработанных разделов психологии. Но дальнейшее изучение закономерностей памяти в наши дни опять сделало её одной из узловых проблем. Высоких успехов в изучении памяти добились английские Психологи XVIII-XIX вв. собравшие большой экспериментальный материал давший возможность сформулировать целый ряд теоретических положений. Хотя попытки подойти к пониманию памяти мы находим уже у Платона и Аристотеля, которые осмысливали эти вопросы в основном с философской позиции. Что же касается конкретно проблемы индивидуальных различий памяти то большое внимание ей уделялось как советскими, так и зарубежными исследователями, такими как Паллет (1909г.), Мак Елви (1933) и Мак Пич (1935г.), Леонтьев (1931), П.И.Зинченко (1961г.), Е.Д. Кажерадзе цель и методы, исследования памяти которых были подробно будет описано далее.
Цель работы и задачи исследования. Память еще более аспекта, чем другие познавательные процессы, поэтому из одного или двух частных показателей удовлетворительно оценить её практически невозможно. Поэтому, определяя память и её продуктивность по различным параметрам, целью данного экспериментального психологического исследования является: Выявить индивидуальные особенности памяти экспериментальной группы и установить их связь (если такая есть) с интеллектуальными способностями. В соответствии с данной целью были выявлены следующие задачи: 1. Оценить дифференцированно по отдельным показателем память испытуемых выявить индивидуальные особенности. 2. Выявить общий уровень интеллектуального развития испытуемых – для оценки их способностей. 3. установить существует ли закономерность между хорошей памятью и высоким интеллектом. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ: 1. ТЕСТ. Аизика в котором активно используется образно логическое мышление. 2. Наблюдение 3. Эксперимент Положение, выносимое на защиту Если верно, что одарённость и память идут параллельно, то всегда ли это закономерность.
Так как зачастую факты свидетельствуют, что хорошая память не всегда является показателем хорошего интеллекта. История сохранила сведения, показывающие нам, что далеко не всегда хорошая память гарантирует человеку хороший интеллект. Описывая сведения об диом порсинанце, который мог запомнить и повторить в прямом и обратном порядке 36 тысяч слов. Увы, этим его таланты и ограничивались. Некий англичанин умудрился в уме перемножить пяти восьмизначные числа, давая правильный ответ, но, не обладая при этом хорошей памятью. А французский психолог Т.Рибо даже описал слабоумного мальчика, способного легко запоминать ряды чисел. В этих случаях одарённость и память идут не параллельно, и всё же одна одарённость без памяти является по образному выражению, полководцем без войска, или живописцем без красок. Такие индивидуальные особенности памяти встречаются очень часто, но как они связаны со способностями человека и всегда ли хорошая память и высокий уровень интеллектуальных способностей идут параллельно.
Практическая значимость данной работы. Практическая значимость данной работы определяется возможностью использования полученных данных и выводов на практике: в общеобразовательных учреждениях для улучшения усвоения знаний детьми различного возраста и повышения продуктивности запоминания учебного материала. запоминания его объём, скорость, длительность удерживания заученного материала, т.е. количественная и качественная сторона процессов. Именно в этом направлении пошли уже самые ранние исследования памяти, проводимые Джкобсом (1887) и Болтанов(1992) изучавшие запоминание однозначных чисел учащиеся начальной и средней школы. Таковы были и другие исследования, проводившиеся примерно в то же время – в конце XIX в и в середине ХХ в проводившиеся Бене и Анри (1894) Бурдон (1894) Эбенгауз (1894) Келуис (1900) Нечаевым (1900) Смедли, Кули Максилан (1900) Лобзин (1901) Снултен (1904) Менман и Винтелер (1905) Бернштейн и Богданов (1905) Польман (1906) Норсуорзи (1906) Дроли и Деган (1907) Уинг (1905).
Все они использовали в качестве материала для запоминания: числа, геометрические фигуры, буквы, бессмысленные слоги, слова, фразы и.т.д. Результаты всех этих исследования показали, что все люди по способности запоминать подразделяются на два типа: быстро и медленно запоминающие материал. Экспериментально доказано что люди быстро заучивающие способны с 1-го раза воспроизвести 8 элементов в то время как медленно заучивающие помнят только 3. Если добавить к характеристике названных групп ещё и то, что быстро заучивающие быстро и забывают, а медленно заучивающие забывают медленно, то станет ясно, что для оценки качества памяти в целом, применять какой либо один показатель нельзя. Поэтому необходимо отметить, что память людей различается по нескольким параметрам: скорости, прочности, длительности, точности, объему заполнения. Все эти количественные характеристики памяти по существу и качественным различиям. Т.е. говоря о людях с хорошей или плохой памятью, имея в виду общую недифференцированную характеристику памяти можно выделить также уровень развития у каждого человека по ее видам. Так, например, словесно – логическая память на знание в речевой форме, логические схемы, математическую символику человека с хорошо развитым этого вида памяти легко запоминает слова идеи, логические конструкции. Запоминаемый материал часто не вызывает зрительных ассоциаций, такой человек легко запоминает фамилии, имена и отчества. Но образная идентификация модели осуществляется с большими усилиями. Словесно-логический вид памяти связан со складом ума человека, склонного к философским обобщениям и теоретическим рассуждениям. Говоря об образной памяти на представление необходимо также подчеркнуть что её уровень развития неодинаков также для различных модальностей, т. е доминирование отдельных видов памяти зрительной, слуховой, эмоциональной, двигательной и других не одинаково, также как и их функционирование. По этой причине в положении о совпадении свойств быстрого заучения и быстрого забывания, а медленного заучивания и медленного забывания следует внести оговорку. Т.к среди прочих есть и также которые медленно заучивают и быстро забывают, и одаренные с очень хорошей памятью, быстро заучивают и медленно забывают. Иногда одному человеку для того чтобы лучше запомнить материал необходимо его прочесть т. к при запоминании и воспроизведении ему легче опираться на зрительную память то другому легче опираться на слуховую память и акустические образы. Третьему легче запоминать и воспроизводить движение и ему можно рекомендовать записывать материал или сопровождать его запоминание какими-либо движениями. Чистые виды памяти в смысле безусловного доминирования одного из перечисленных крайне редки. Чаще всего можно столкнутся c различными сочетаниями зрительной, слуховой, двигательной памяти. Типичными их смешениями является: зрительно-двигательная, зрительно-слуховая, слуховая — двигательная. Однако у большинства людей все же доминирующей выступает зрительная память. Есть уникальные случаи такой памяти. Один из них нам представил А.Р.Лурье. Он подробно изучил и описал память человека по фамилии Ш., который мог быстро прочно и надолго запомнить зрительную информацию. Объём его памяти так и не удалось экспериментально установить. Ему писал А.Р.Лурье: « Было безразлично предъявлять ему осмысленные слова, бессмысленные слоги, числа или звуки, ему нужна была лишь пауза в две-три секунды». У обычных людей это время гораздо больше. Как выяснилось, механизм памяти Ш. Был основан на эйдетическом зрении, которое у него было особенно хорошо развито. После однократного зрительного восприятия материала Ш. Как бы продолжал его видеть. Он был способен восстановить зрительный образ, спустя много времени, даже через несколько лет. Эйдетическая память не такое уж редкое явление. В детстве она имеется у всех людей, а у взрослых постепенно исчезает. Данный тип памяти бывает хорошо развит у художников и, по-видимому, является одним из задатков развития соответствующих способностей. Сферой профессионального применения такой памяти может стать музыка, т.е. виды деятельности, в которых предъявляются особые требования к зрительно-точному запоминанию и воспроизведению увиденного. Наибольшее развитие у человека обычно достигают те виды памяти, которые чаще всего используются. Большой отпечаток на этот процесс накладывает профессиональная деятельность. Например: у учёных отмечается очень хорошая смысловая и логическая память, но сравнительно слабая механическая память. У актёров и врачей хорошо развита память на лица. Процессы памяти тесно связаны с особенностями личности человека, его эмоциональном настроем, интересами, потребностями. Они определяют то, что и как человек запоминает, хранит и припоминает. Запоминание также зависит от отношения личности к запоминаемому материалу. Отношение определяет избирательный характер памяти. Мы обычно запоминаем то, что нам интересно и эмоционально значимо. Существенную роль в запоминании может играть общее состояние личности в момент запечатления, а также её физическое состояние в целом, доказательством этому служит болезненное нарушение памяти. В таких случаях происходит характерное расстройство памяти, которое в своих особенностях отражает расстройства личности больного. Известный исследователь расстройства памяти Т. Рибо писал по этому поводу, что наша более или менее представление о себе в каждый данный момент времени поддерживается памятью, и питается его, и стоит памяти прийти в состояние расстройства, как тотчас же меняется представление человека о самом себе. Существует, не очень заметная, но похожая на заметное расстройство человеческой памяти, которое мы не замечаем так же, как акцентуации характера. Также расстройства в жизни встречаются очень часто, поэтому важно иметь представление о таких типичных нарушениях. По динамике протекания мнемических процессов амнезия делится на ретроградную, антероградную, ретардированную. Ретроградная амнезия представляет собой забывание прошлых событий, антероградная – невозможность запоминания на будущее; ретрардиванная амнезия – вид изменения памяти связанный с сохранением в памяти событий, переживаемых во время болезни и последующим их забыванием. Ещё один вид амнезии это прогрессивная амнезия – проявляется в постепенном ухудшении памяти, до её полной потери. При этом вначале утрачивается то, что не устойчиво в памяти, а затем и более прочные воспоминания. Фрейд уделил большое внимание анализу механизмов забывания, которые встречаются в повседневной жизни. Он писал, что один из распространённых механизмов состоит в нарушении хода мысли, силой внутреннего теста; исходящего из чего-то вытесненного. Он утверждал, что в забывании лежит мотив нежелания помнить. Примером мотивированного забывания по З.Фрейду являются случаи, когда человек непроизвольно теряет, закладывает, куда – либо вещи, которые он намеренно хочет забыть, т.к. они могут напомнить ему о психологически не приятных обстоятельствах. Поэтому особенно часто такое забывание проявляется в тех случаях, когда эти воспоминания связаны с отрицательными переживаниями. Много факторов касающихся памяти было установлено генитальтеорией памяти. Один из них получил название Эффект Зейгарник, открытый Б.В. Зейгарником. Он состоит в следующем: 1.1 Анализ теории памяти и проблемы способностей. При классификации видов памяти возможны самые различные подходы, дающие возможность рассмотреть многообразие форм памяти с разных точек зрения. Поэтому существует несколько оснований для классификации видов человеческой памяти. Одно из них деление памяти по времени сохранения материала, другое – по преобладающему в процессах запоминания, сохранения и воспроизведения материала анализатору. В первом случае выделяют мгновенную, кратковременную, оперативную, долговременную и генетическую память. Во втором случае, говорить о двигательной, зрительной, слуховой, обонятельной, осязательной, эмоциональной и других видов памяти. Мгновенная или иконическая, память связанна с удержанием точной или полной картины только что воспринятого органами чувств, без какой бы то ни было переработки полученной информации. Эта память – непосредственное отражение информации органами чувств. Её длительность от 0,1 до 0,5 секунд. Мгновенная память представляет собой полное остаточное впечатление, которое возникает от непосредственного восприятия стимулов. Это память – образ. Кратковременная память представляет собой способ хранения информации в течение короткого промежутка времени. Длительность удержания мнемических следов здесь не превышает нескольких секунд, в среднем около 20 (без повторения). В кратковременной памяти сохраняется неполный, а лишь обобщенный образ воспринятого, его как более существенные элементы. Эта память работает без сознательной предварительной установки на запоминание, но зато с установкой на последующее воспроизведение материала. Кратковременную память характеризует такой показатель, как объем. Он в среднем равен от 5 до 9 единиц информации и определяется по числу единиц информации, которое человек в состоянии точно воспроизвести спустя нескольких десятков секунд после однократного предъявления ему этой информации. Кратковременная память связана с так называемым актуальным сознанием человека. Из мгновенной памяти в нее попадает только та информация, которая соотносится с актуальными интересами и потребностями человека, привлекает к себе его повышенное внимание. Оперативной называют память, рассчитанную на хранение информации в течение определенного, заранее заданного срока в диапазоне от нескольких секунд до нескольких дней. Срок хранения сведений этой памяти определяется задачей, ставшей перед человеком, и рассчитан только на решение данной задачи. После этого информация может исчезнуть из оперативной памяти. Этот вид памяти по длительности сохранения информации по своим свойствам занимает промежуточное положение между кратковременной и долговременной. Долговременная – это память, способная хранить информацию в течение практически неограниченного срока. Информация, попавшая в хранилища долговременной памяти, может воспроизводиться человеком сколько угодно раз, без утраты. Более того, многократное и систематическое воспроизведение данной информации только упрочивает её следы в долговременной памяти. Последнее предполагает способность человека в любой нужный момент припомнить то, что когда-то им было запомнено. При пользовании долговременной памяти для припоминания требуется мышление и усилие воли, поэтому её функционирование на практике обычно связанно с двумя этими процессами. Генетическую память – можно определить такой, в которой информация хранится в генотипе, передаётся и воспроизводится по наследству. Основным биологическим механизмом запоминания информации в такой памяти является, по-видимому, мутации, и связанные с ними изменениями генных структур. Генетическая память человека – едина, на неё не возможно оказать влияние через обучение и воспитание. Зрительная память связана с сохранением и воспроизведением зрительных образов. Она чрезвычайно важна для людей любых профессий, особенно для инженеров и художников. Хорошей зрительной памятью обладают люди с эйдетическим восприятием, способные в течение достаточно продолжительного времени «видеть» воспринятую картину в своём воображении после того, как она перестала воздействовать на органы чувств. В связи с этим данный вид памяти предполагает развитую у человека способность к воображению. На ней основан, в частности, процесс запоминания и воспроизведения материала; то, что человек зрительно может себе представить, он, как правило, легче воспроизводит и запоминает. Слуховая память – это хорошее запоминание и точное воспроизведение разнообразных звуков, например музыкальных, речевых. Она необходима филологам, людям, изучающим иностранные языки, акустикам, музыкантам. Особую разновидность речевой памяти составляет словесно-логическая, которая тесно связана со словом, мыслью и логикой. Данный вид памяти характеризуется тем, что человек, обладающий им, может быстро и точно запомнить смысл событий, логику рассуждений или какого-либо доказательства, смысл читаемого текста и т.п. Этот смысл он может передать собственными словами, причём достаточно точно. Этим типом памяти обладают учителя школ, опытные лекторы, преподаватели вузов, учёные. Двигательная память представляет собой запоминание и сохранение, а при необходимости и воспроизведение с достаточной точностью сложных многообразных движений. Она участвует в формировании двигательных, в частности, трудовых и спортивных умений и навыков. Совершенствование ручных движений человека напрямую связано с этим видом памяти. Эмоциональная память — это память на переживания. Она участвует в работе всех видов памяти, но особенно проявляется в человеческих отношениях. На эмоциональной памяти непосредственно основана прочность запоминания материала: то, что у человека вызывает эмоциональные переживания, запоминается им без особого труда и на более длительный срок. Осязательная, обонятельная, вкусовая и другие виды памяти особой роли в жизни человека не играют, и их возможности по сравнению со зрительной, слуховой, двигательной, эмоциональной памятью ограничен. Их роль в основном сводится к удовлетворению биологических потребностей или потребностей связанных с безопасностью и самосохранением организма. По характеру участия воли в процессах запоминания и воспроизведения материала память делится на непроизвольную и произвольную. В первом случае имеют в виду такое запоминание и воспроизведение, которое происходит автоматически и без особых анемическими способностями и возможностями, какими обладает человек, не обладает ни одно живое существо в мире. Более точно и строго память человека можно определить, как психофизиологические и культурные процессы, выполняющим свою функцию, запоминания, сохранения и воспроизведения информации, являющиеся для неё основными. Эти функции различны не только по своей структуре, исходным данным и результатам, но и по тому, что у разных людей развиты неодинаково. Есть люди, которые, например, с трудом запоминают, но зато неплохо воспроизводят и довольно долго хранят в памяти запомненную информацию. Это индивиды с развитой долговременной памятью. Есть такие люди, которые напротив, быстро запоминают, но зато так же быстро забывают, то, что когда-то запомнили. У них более сильно развита кратковременная и оперативная виды памяти. 1. Способности – свойства души человека, понимаемые как совокупность всевозможных психических процессов (в том числе и памяти) и состояний. 2. Способности представляют собой высший уровень развития общих и специальных знаний, умений и навыков, обеспечивающие успешное выполнение человеком различных видов деятельности. 3. Способности – это, то что не сводится к знаниям, умениям, навыкам, но объясняет их быстрое приобретение закрепление и эффективное использование на практике. Это определение является наиболее узким и наиболее точным из всех трёх. Поэтому рассматривая различные классификации особенностей человека. В первую очередь различают природные, или естественные, способности и специфические человеческие способности, имеющие общественно-историческое происхождение. В данной классификации память является одной из природных способностей наряду с мышлением, воображением. Эти способности непосредственно связаны с врождёнными задатками, но не тождественны им, а формируются на их основе при наличии жизненного элементарного опыта через механизмы научения типа условно-рефлекторных связей, оперативного обусловливания, импринтинга и ряда других. Этот вид памяти является общим у человека и животных особенно высших, например у обезьян. У человека, кроме биологических обусловленных есть способности, обеспечивающие его жизнь и развития в социальной среде. Это общие и интеллектуальные специальные высшие способности, основанные на пользовании речью и логикой, теоретические и практические учебные и творческие, предметные и межличностные. Общие способности это такие способности, которые определяют успех человека в самых различных видах деятельности к ним, и относится развитая память наряду с умственными способностями совершенной речью тонкостью и точностью ручных движений. Обратимся теперь к непосредственному анализов некоторых фактов свидетельствующих, за и против обусловленности индивидуальных различий в познавательных процессах и интеллектуальных способностей детей. В результатах исследования очень много противоречивого. В одних случаях эта связь прослеживается, а в других нет. Поэтому такие суждения типа: «У девочек память лучше, чем у мальчиков, но мальчики превосходят в абстрактном мышлении.». «Память является необходимым показателем интеллекта» не вполне соответствуют действительности. Вывод: Т.е индивидуальной особенностью памяти какими по себе является важной характеристикой памяти и, как правило, они обуславливаются не сколько врождёнными особенностями, и скорей во многом зависит от уровня их тренировки. Т.е. спортсмены или люди которые занимаются танцами, спортом имеют хорошую слуховую и двигательную память. И наоборот художники, фотографы обладают хорошими зрительной или слуховой памятью. Что естественно откладывает свой отпечаток на степень развития их общих и специальных способностей т. к. использование предполагает и активное использование образно- логического мышления от неё зависит и успех других видов деятельности. ПРАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ Познание мира было бы невозможно, если бы люди не обладали способностью запечатлевать и сохранять продолжительное время в 4\4 5\5 6\6 7\7 8\8 9\9 10\10 18 15 14 15 17 16 15 6,5 6 5 6,5 5,5 8 9 7 12 7 5 4 9 8 6 5 9 8 9 9 9 Методика. Оценка оперативной слуховой памяти. Этот вид памяти определяется следующим способом. Испытуемому с интервалом в 1 сек. Поочерёдно зачитываются следующие слова. I Месяц Дерево Прыгать Жёлтый Кукла сумка II Ковёр Стакан Плыть Тяжёлый Книга яблоко III Вилка Диван Шутить Смелый Пальто телефон IV Школа Человек Спать Красный Тетрадь Цветок После прослушивания каждого из набора слов испытуемому примерно через 5 секунд после окончания чтения набора начинают не торопясь читать следующий набор из 36 слов с интервалом в 5 секунд между отдельными словами. Стакан, школа, вилка, пуговица, ковёр, месяц, стул, человек, диван, корова, телевизор, дерево, птица, спать, смелый, шутить, красный, лебедь, картина, тяжёлый, плыть, мяч, тёплый, дом, прыгать, тетрадь, пальто, книга, цветок, телефон, яблоко, кукла, сумка, конь, летать, слон. В этом наборе из 36 слов в случайном порядке располагаются воспринятые на слух слова из всех 4-х прослушанных наборов, отмеченных выше римскими цифрами. Для их лучшей идентификации они подчёркнуты различными способами, причём каждому набору из 6 слов соответствуют свои способы подчёркивания. Так слова из первого малого набора подчёркнуты сплошной ординарной чертой, слова из второго набора – сплошной двойной чертой, слова из третьего набора – пунктирной одинарной чертой, и, наконец, слова из четвертого набора – двойной пунктирной чертой. Испытуемый должен на слух обнаружить в данном наборе те слова, которые ему только что были представлены с соответствующем малом наборе, подтверждая идентификацию найденного слова «да» а его отсутствие – высказыванием «нет». На поиск каждого слова отводится 5 секунд. Если в течение этого времени он не смог его идентифицировать, то экспериментатор зачитывает следующее слово и так далее. Оценка результатов. Показатель оперативной слуховой памяти определяется как частное от деления среднего времени, затраченного на идентификацию 6 слов в большом наборе (для этого общее время работы ребёнка над заданием делится на 4), на среднее количество допущенных при этом ошибок плюс единица. Ошибками считаются все слова, которые указаны неправильно, или такие слова, которые ребёнок не смог за отвёденное время найти, т.е. пропустил. Замечание. Эта методика не имеет стандартизированных показателей, поэтому выводы об уровне развития памяти на её основе, равно как и на основе аналогичной методики для зрительной оперативной памяти. Показатели по этим методикам можно только сравнивать у разных испытуемых при их повторном обследовании, делая относительные выводы как память одного испытуемого отличается от другого, или о том какие изменения произошли со временем в памяти. № возраст время ошибки 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 16 17 17 18 15 14 15 17 16 15 4 5 3,9 3,5 3 3,8 3 5 6 5 0 2 1 0 3 0 0 2 0 1 Вывод: Обработка данных показывает, что память людей принципиально отличается, эти отличия и являются теми самыми индивидуальными особенностями о которых было сказано выше. Данное исследование зрительной и слуховой оперативной памяти испытуемых показывает, что одним людям лучше запоминать материал опираясь на зрительные образы. У других преобладает слуховое восприятие и акустические образы им лучше один раз услышать, чем несколько раз увидеть. Конкретнее же, что касается исследования в данной группе показатели в методике на оперативное слуховое запоминание более высокие, чем на оперативное зрительное запоминание. В целом оперативная слуховая память данной экспериментальной группы можно оценить как высоко развитая слуховая память т.к. у большинства испытуемых не вызвало затруднения поиск слов на слух во всех четырёх наборах прослушанных слов. Что говорит о преимуществах слухового запоминания. Хотя среди них оказались и те (в целом это два человека) у которых зрительное запоминание преобладает над слуховым однако это преимущество не является ярким т. к показатели их оперативного слухового и зрительного запоминания приблизительно равны. И всё же их зрительная оперативная память оценивается как хорошая и развитая по своему объёму. Методика «исследования опосредованного запоминания». Цель работы: Исследование уровня доступной смысловой организации памяти, сравнение продуктивности непосредственного и опосредованного запоминания пиктограмм. Материалы и оборудования: 40 отвлечённых понятий. Метод: учебные модификации Ю.В. Вотлетовой и А.Р. Луриа методов исследования уровня доступной смысловой организации памяти, разработанных И.С. Выгодским и А.Н. Леонтьевым. Методика «диагностика опосредованной памяти». Материал необходимый для проведения методики служит лист бумаги и ручка. Перед началом обследования испытуемому предлагается следующие слова. «Сейчас я буду называть тебе разные слова и предложение и после этого делать паузу. Во время этой паузы ты должен будешь на листе бумаге нарисовать или написать что нибудь такое что позволит тебе запомнить и затем легко вспомнить те слова, которые я произнёс. Постарайтесь рисунки или записи делать как, можно быстрее, иначе мы не успеем выполнить все задания. Слов и выражений необходимых запомнить, довольно много». Испытуемому последовательно одно за другим зачитываются следующие слова и выражения. Дом, палка, прыгать высоко, солнце светит, весёлый человек, дети играют в мяч, часы стоят, лодка плывёт по реке, кошка ест рыбу. После прочтения испытуемому каждого слова или словосочетания экспериментатор делает паузу в 20 сек. В это время ребёнок должен успеть изобразить на данном листе бумаги, что-либо такое, что в дальнейшем позволит вспомнить нужные слова и выражения. Если за отведённое время ребенок не успел сделать запись Замечание: Если какая-либо задача не решается быстро можно временно приступить к решению другого, в конечном счете, учитывается только общее число правильно решенных за отведенное время задач. Предлагаемые решения — это в первую очередь касается математического теста — могут отличаться от тех, которые даны в ключе, но, тем не менее, быть правильными, если испытуемому удается достаточно убедительно и логично обосновать их справедливость. Оценка результатов исследования. Оценка результатов исследования производится при помощи графиков. Они представляют собой усредненные нормативные показатели по данным этих двух субтестов. Норме в строгом смысле этого слова на каждом графике соответствует показатель равный 100% по вертикальной оси. Найдя пользуясь графиком, соответствующую точку на нижней оси (количество задач, правильно решённых испытуемым за 30 минут), восстановив из неё перпендикуляр до перечисления на вертикальную ось, можно определить коифициент интеллектуального развития испытуемого по данному виду мышления. Так, например, если за отведенные 30 минут испытуемый решил 16 задач, то показатель уровня развития его лингвистического мышления будет равна 130%. Если за такое же время число задач решённых по математическому субтесту то показатель условия развития математического мышления окажется равным 115%. Норме для лингвистического субтеста соответствуют 4-е правильно решённых задач а в норме для математического субтеста – 11 правильно решённых задач. Результаты опроса. №1 всё же нужно заметить, что хорошая память сама по себе является интеллектуальной способностью человека то память и интеллект идут параллельно т.к. например словарный запас человека является хорошим показателем высокого интеллекта, поэтому память всё же неотрывна от психических процессов и в том числе от мышления. Поэтому исследованную группу можно чётко выявить индивидуальные особенности памяти каждого испытуемого, у одного она лучше другого но это преимущество во многом определяется по каким видам деятельности занимается данный человек. Один хорошо играет на фортепьяно, т.е. учится музыке другой любит рисовать. Поэтому всё же в значительной степени память можно развивать путём систематических тренировок. Для этого и предлагают следующие рекомендации, которые помогут улучшить тот вид памяти, который является менее развитым. Для того чтобы улучшить память необходимо выполнять и помнить следующее, что в подростковом возрасте проходят важные процессы, связанные с перестройкой памяти. Активно начинает развиваться логическая память и скоро достигает такого уровня, что человек переходит к преимущественному использования этого вида памяти, а так же к произвольной и опосредованной памяти. Как реакция на более частое практическое употребление в жизни логической памяти замедляется развитие механической памяти. Жалобы на память в этом возрасте встречаются чаще чем у младших школьников. Наряду с этим появляется интерес, как улучшить запоминание. А.Н.Леонтьев показал, что с увеличением возраста идет постепенное улучшение непосредственного запоминания, причём быстрее, чем опосредственного и ближе к подростковому и юношескому возрасту. Прирост продуктивности непосредственного запоминания замедляется и за одно с этим увеличивается продуктивность опосредованного запоминания. С возрастом отношения между памятью и мышлением меняются. Мышление в этом возрасте тесно связано с памятью мыслит, значит – вспоминать, т.е. запоминание сводится к мышлению, к установлению логических отношений внутри запоминаемого материала, а припоминание заключается в восстановлении материала по этим отношениям. Поэтому будет правильно, если сказать, что не бывает плохой памяти, если это не связано с патологией. Память можно улучшить с помощью специальных упражнений, улучшить память можно благодаря постоянному заучиванию стихотворений. Активное развитие памяти происходит в результате чтения, письменной речи, выступления, чтения монолога вслух и тогда не будет необходимости носить с собой записные книжки. Научись говорить себе «да» и это будет решением проблемы. Литература. 2. Даниел Лапп «Улучшение памяти в любом возрасте» Мир 1993 г. 3. Голубева «Индивидуальные особенности памяти человека» М. «Педагогика» 1980 г. 4. «Возрастные и индивидуальные различия памяти» (сборник статей) под редакцией Смирнова М 1967 г. 5. «Возрастные изменения памяти взрослых людей» Петров 6. «Диагностика познавательных способностей» 7. Каменская Б.И. и Венн А.М. «Память человека» М. «Наука» 1973г. 8. Купреянов Л.И. «Резервы улучшения памяти» 9. «Механизмы памяти» Л. 1987г. 10.«Механизмы управления памятью» под редакцией Бехтеревой. «Наука» Ленинградское отделение 1979г. 11.Лурия А.Р. «Маленькая книжка о большой памяти» М 1989 г. 12.Немов Р.С. «Психология» 1 и 2 том. М. Изд. центр «Владос» 1999г. 13.«Лабораторный практикум по общей и социальной психологии» под ред. В.П.Роминых. Чебоксары 1998г. 14.Лядиус А.Р. «Память в процессе развития» М 1990 г. 15.Теплов «Проблемы индивидуальных различий» С-П 1986 г. 16.Хванливин М.М. «Функциональная и структурная организация памяти в норме и патологии» М 1999 г.

Индивидуальные особенности памяти

В жизни можно наблюдать значительные индивидуальные различия в области памяти. Закрепленные индивидуальные особенности памяти характеризуют личность, становятся ее свойствами, так как накладывают своеобразный отпечаток на деятельность и поведение личности.

Выделяют различные типы памяти в зависимости от того, что успешнее запоминает человек и как он предпочитает запомнить.

Во-первых, люди по-разному запоминают различный материал. Одни наиболее хорошо запоминают картины, лица, предметы, цвета, звуки. Это представители наглядно-образного типа памяти. Другие лучше запоминают мысли и словесные формулировки, понятия, формулы и т. п. Это представители словесно-логического типа памяти. Третьи одинаково хорошо запоминают и наглядно-образный, и словесно-логический материал. Это представители гармонического типа памяти. Во-вторых, люди предпочитают запоминать разными способа­ми. С этой точки зрения различают типы памяти в зависимости от степени участия основных анализаторов в процессе запоминания: зрительный, слуховой) двигательный и смешанный (зрительнослуховой, зрительно-двигательный ислухо-двигательный) типы.

Одни люди лучше запоминают зрительно, другие — на слух, третьи — при помощи двигательных ощущений, четвертые — при комбинированном способе. Наблюдая школьников, также можно видеть, что одни дети успешнее запоминают учебный материал, читая его про себя, другие — читая вслух или слушая учителя, третьи, для того чтобы запомнить, прибегают к записи. Наиболее распространен смешанный тип памяти. «Чистые» тины памяти встречаются реже.

Индивидуальные различия памяти зависят от характера деятельности человека. Иначе говоря, типы памяти зависят от упражнения анализаторов, включенных в конкретную деятельность человека (учебную, профессиональную и г. д.). Определенное значение имеют и некоторые особенности высшем нервной деятельности. Например, существование иагяядвв-ображвххг» типа памяти объясняется относительным преобладанием сигнальной системы, словесно-логического типа — второй емшальной системы, гармонического типа — равновесием обеих сигнальных систем.

Наконец, можно характеризовать память человека в аааиснмости от того, насколько развиты у вето отдельные процессы . памяти. Мы говорим, что у человека хорошая память, если он < отличается: 1) быстротой «ажшжиания, 2) прочностью оэхраве’ ния, 3) точностью воспроизведении * 4) так называемой готовностью памяти. Под готовностью памяти понимают способность припоминать (как говорят, извлекать из запасов памяти) то, что необходимо в нужный момент, т. е. быстрое «оживление» нужных связей под влиянием сигналов второй сигнальной системы (словесного побуждения со стороны других людей или внутреннего самоприказа).

Далеко же часто встречаются люди, которые я быстра заиомянатот, и длительно помнят, и точно воспроизведет, и вспомн_ нают в тот самый момент, когда это нужно. Да и проявляется Это раалично по отношению к различному материалу, в зависим>всти от интересов человека, его профессии. Одни быстро в хорошо запоминают лица, но плохо — математический материал, других характеризует хорошая музыкальная, но плохая «бытовая» память и т. д. А. С. Пушкин отличался исключительной «[«мятью на литературные тексты: страницу стихотвориого текста <©н прочно и надолго запоминая после двух-трех ирочтеиий. И. П. Павлов часто помнил точные материалы опытов лучше, чем еэтрудаяки, проводившие эти опыты. Поразительной памятью отличался Я. М. Свердлов. Он прочно и точно помнил имена, адреса, кзгачки, задания, личные характеристики нескольких тысяч нартенных работников-подпольщиков (до революции надо была ш» возможности избегать записей).

Наиболее распространенная типология памяти свизажа с мошкой быстроты запоминания и прочности сохранения. Оптимально сочетание быстрого запоминания и ирвчвого сохранения.

Среди школьников нередко встречаются дети, «отюрвпя для запоминания материала достаточно один раз прочитать раздел учебника или внимательно прослушать объяснение учителя. Причем эти дети не только быстро запоминают, но и длительно сохраняют заученное легко и полно его. воспроизводят. Школьники, быстро запоминающие и длительно сохраняющие заученное, выделяются ер«ди других учащихся успехами в усвоении знаний.

Учитеда& вряходится иметь дело и со школьниками, медленно запоминающими учебный материал, но зато длительное время сохраняющими загученное. Таких школьников надо побуждать заучивать учебмый материал путем активных повторений, применять различим© приемы: слушать, читать, записывать, зарисовывать, отираться на наглядные пособия и т. д. Закрепленный в результате многократных повторений материал сохраняется в памяти у Э1ях школьников так же длительно и прочно, как и у учащихся, запоминающих быстро.

Среди учащихся встречаются и такие дети, которые быстро запоминают учебный материал, ио так же быстро забывают выученвое. Обычаю на второй-третий день они уже плохо, неполно и неточно воспроизводят закрепленный материал. У таких, школьников необходимо прежде всего воспитывать установку иа длительное запоминание, привычку еамовтояггельно повторять- пройденное через определенное время, их нужно постоянно проверять, конт|юлиров!ат». При усвоении нового материала учащимся надо давать индивидуальные4 задания — повторять то, что из прошлых зваягай связано е новым материалом.

Наиболее трудами случай — медленное запоминание и быстрое за@*1шан>ие учебы00 материала. Отдельные дети, затрачивая многш времени и сил на заучивание материала, воспроизводят его неточно и быстро забывают. Слабая гародуктивнветь их памяти шбт.яежжтея разными причинами. Как правило, плохое запоминание наблюдается у школьников, которые часто пропускают закипая, веенств’матически выполняют учебные задания, не владеют ири-емами гаиюминавия. Этим детям надо регулярно помогать, те-ргаелгаво учить- приемам рационального заучивания. При соответствующей работе процессы запоминания и воспроизведения у них знатетельв© улучшаются.

.Слабая продуктеваоетъ иамяти иногда является следствием заболеваний, сильвого переутомления. Для таких детей, кроме индивидуального обучения и непосредственной помощи в заучивания, необходим «медиальный режим: чередование учебной деятельности и отдыха, разумна» дозировка учебных заданий и т. д.

Очень чает© идазначда’етьные результаты запоминания зависят не \от плохой памяти, а от плохого внимания учащихся. Если учвдшк рассеян н* уроке нши я® привык сосредоточенно работать, он нлахо воеюрщишает учебный материал, а следовательно, ему нечете» запоминать. Отсутствие внимания или недостаточное внима-нич* учшв(е«>ся на уроке — одна иа важнейших причин плохого запоминания.

 


Узнать еще:

Индивидуальные особенности памяти, Вопросы и задания для самостоятельной работы, Альтернативно-тестовые задания для самоконтроля

Каждая личность имеет индивидуальные различия памяти, которые проявляются в различных сферах ее мнемической деятельности

В процессах памяти индивидуальные различия проявляются в скорости, точности, прочности запоминания и готовности к воспроизведению

Скорость запоминания определяется количеством повторений, необходимых человеку для запоминания нового материала

Точность запоминания характеризуется соответствием воспроизводимого том, что запоминалось, и количеством допущенных ошибок

Прочность запоминания проявляется в длительности сохранения заученного материала (или в медлительности его забывания)

Готовность к воспроизведению проявляется в том, как быстро и легко в нужный момент человек может вспомнить нужные ей сведения

Индивидуальные различия памяти могут быть обусловлены типом высшей нервной деятельности. Скорость образования временных нервных связей связана с силой процессов забывания и торможения, обусловлен. Юэ точность и прочность запоминанияя.

При сильном, но не достаточно подвижном торможении дифференциация впечатлений происходит медленно, что может сказываться на точности запоминания. Если у человека сформированы рациональные способы мнемической д деятельности, выработаны соответствующие привычки — аккуратность, точность, ответственность, — то негативные проявления, обусловленные типологическими особенностями нервной системы, могут корректироватьсяя.

Индивидуальные различия памяти проявляются и в том, какой материал лучше запоминается — образный, словесный или в равной степени продуктивно тот и другой

В связи с этим в психологии различают наглядно-образный, словесно-абстрактный, смешанный, или промежуточный, типы памяти. Эти типы обусловлены частично соотношением первой и второй сигнальных систем в вы ищий нервной деятельности человека, но главным образом — условиями жизни и требованиям профессиональной деятельностиі.

Так, наглядно-образный тип памяти чаще встречается у художников, писателей, музыкантов, словесно-абстрактный — у ученых, философов. Смешанный тип памяти имеет место у людей, в деятельности которых не с наблюдаются заметные преимущества наглядно-образного или словесно-абстрактного типу.

Учитывать индивидуальные различия памяти важно в учебной работе, чтобы максимально продуктивно использовать потенциальные возможности каждого ученика и всесторонне развивать его память

Формализованная структура содержания темы

Познавательная функция памяти: накопление жизненного опыта

Физиологический механизм: способность отражать и сохранять впечатление от воздействий окружающей среды

Вопросы и задания для самостоятельной работы

1. Охарактеризуйте важнейшие особенности памяти как познавательного процесса

2. Какая роль памяти в психической жизни человека?

3. Какова природа ассоциаций и каков их значение в процессах памяти?

4. По каким принципам память делят на разновидности?

5. В чем состоит различие между кратковременной и оперативной памятью?

6. Каковы главные условия продуктивного запоминания?

7. Как можно объяснить явление реминисценции?

8. В чем проявляется главное отличие образов и представлений памяти от образов восприятия?

9. В чем проявляются индивидуальные различия памяти?

Альтернативно-тестовые задания для самоконтроля

1. Есть память психическим процессом, который можно отнести к абстрактному познания?

2. Можно утверждать, что функция памяти исчерпывается процессами фиксации и воспроизведения полученных впечатлений?

3. Неужели правильно определены принципы разделения памяти на разные: в зависимости от участия воли в процессах запоминания в зависимости от продолжительности удержания информации в памяти, в зависимости от содержания запоминает вуваного?

4 а все виды памяти названы: произвольная, непроизвольная, образная, двигательная, словесно-логическая, эмоциональная, долговременная, кратковременная?

5. Есть принципиальная разница в механизмах непроизвольного воспроизведения и персеверации?

6. Сие ли все условия продуктивного запоминания названы: цель запоминания, положительное отношение к заучиваемого, осмысленность информации, повторение?

7. Разве все названные особенности памяти характеризуют ее индивидуальные различия: скорость запоминания, готовность к воспроизведению, длительность хранения, персеверация?

Характеристика проблемные ситуации

1. С опыту известно, что, волнуясь, человек может забывать ранее запомненных. Какое физиологическое объяснение можно дать этому явлению?

2. Многие людей для лучшего запоминания прибегают к коротким занотувань. Почему такой прием способствует лучшему запоминанию материала?

3. В одном эксперименте испытуемым было предложено решить пяти задач. Во втором — через 15 минут им же нужно было составить пять аналогичных задач. После этого по требованию экспериментатора во они должны были воспроизвести числа из всех десяти задач. В любом случае испытуемые лучше запомнили цифры и почемуому?

4. Случается так, что длительная работа по запоминанию учебного материала оказывается неэффективной. Чем объяснить, что, во-первых, материал плохо запоминается, во-вторых, создается иллюзия его запоминанияя?

5. Как психологически и физиологически обосновать положение. К. Д. Ушинского о том, что»плохая память»- это результат лени вспоминать?

Литература

1. Аткинсон. Р. Человеческая память и процесс обучения -. М:. Прогресс, 1979

2. Ипполитов. Ф. В. Память школьника -. М, 1978

3. Истомина 3. М. Развитие памяти:. Учсб-метод пособие -. М, 1978

4. Общая психология /. Под ред. С. ДМаксименка -. М.:. Форум, 2000

5. Лурия. А. Р. Внимание и память -. М, 1975

6. Лурия. А. Р. Нейропсихология памяти -. М:. Педагогика, 1974

7. Ляудис. В. Я. Память в процессе развития -. М, 1976

8. Максименко. С. Д. Основы генетической психологии:. Учеб пособие -. М.:. НПЦ»Перспектива», 1998

9. Максименко. С. Д. Развитие психики в онтогенезе: [В 2 т],. Т 1. Тео-Ретик-методологические проблемы генетической психологии -. М.:. Форум, 2002

10. Максименко. С. Д. Развитие психики в онтогенезе: [В 2 т],. Т 2. Моделирование психологических новообразований -. М.:. Форум, 2002 11. Словно. Р

11. Психология -. М:. Просвещение, 1995

12. Общая психология /. Под ред. С. Д. Максименко -. М: рефл-бук;. К:. Ваклер, 1999

13. Общая психология /. Под ред. А. В. Петровского -. М:. Просвещение, 1977

14. Основ общей психологии /. Под ред. С. Д. Максименко -. К •. НПЦ»Перспектива», 1998

15. Психология /. Под ред. Г. С. Костюка -. М.:. Сов школа, 1968

16. Роговин. М. С. Проблемы теории памяти -. М, 1977

17. Смирнов. А. А. Проблемы психологии памяти -. М:. Просвещение, 1966

18. Хомуленко. Т. Б. Развитие высшей форм памяти -. Харьков 1998 *

Управление персоналом, образование, личное развитие. Тесты. Внимание. Память. IQ-тесты. Effecton Studio. Эффектон

Человеческая память — как она устроена, как мы запоминаем то, что нас окружает, какие закономерности при этом наблюдаются. Методы измерения памяти и ее различных видов. Мнемические приемы для лучшего запоминания. Пример уникальных мнемических способностей.

Физиолог Сеченов, говоря о значении памяти для человека, рассматривал человека, лишенного памяти, в качестве вечного новорожденного, неспособного к обучению. Память — это основа нашего опыта.

Наша память основана на ассоциациях — мы запоминаем все происходящее во времени и пространстве, выстраивая схемы и связи. Например, если два события произошли друг за другом, вероятность вспомнить любое из них при предъявлении второго очень высока. Также легко вспомнить два похожих друг на друга или, напротив, противоположных друг другу предмета.

Изучение памяти

Из-за ассоциативной основы памяти возникали проблемы в ее изучении, в частности, в отделении этого процесса от мышления, которое также построено на ассоциациях. Первым это сделал известный ученый Эббингауз, который проверил объем кратковременной памяти посредством запоминания разработанных им рядов бессмысленных слогов.

Выяснилось, что средний человек способен одновременно удерживать в памяти 7±2 знака, слова, предмета и т.п. Еще одной заслугой Эббингауза было изучение процессов запоминания и забывания материала. Так, например, сегодня в образовательных программах широко применяются методы обучения, снижающие открытый Эббингаузом «эффект края». Об этом эффекте говорят, когда при заучивании длинного ряда слов в памяти остаются только те, которые находились в начале и в конце списка.

Изучение процесса забывания давало представление об объеме долговременной памяти. Установлено, что он зависит от:

  • степени осмысленности материала — выученный стих или отрывок из художественного произведения дольше держится в памяти, чем ряд бессмысленных слогов. Кстати, существуют многочисленные мнемотехники, которые помогают представить даже самый, на ваш взгляд, бессмысленный материал вполне осмысленным. Эти техники основаны на выстраивании ассоциативных связей бессмысленного слова (к примеру, на незнакомом языке) с другим знакомым словом.
  • степени эмоциональной значимости материала для заучивающего — понравившаяся нам мелодия оставляет в памяти более стойкий след, чем та, которая не вызвала у нас ярких эмоций. Парадокс состоит в том, что ненавистная нам мелодия также останется в нашей памяти надолго.
  • количества повторений одного и того же материала — научная основа знаменитой народной поговорки «Повторение — мать учения». Оказывается, если после первого же точного воспроизведения материала прекратить следующие попытки, то через 6 дней в памяти остается менее 20% заученной информации. Вообще, студенты, часто сами того не зная, активно пользуются «кривой забывания» Эббингауза, согласно которой самая большая часть заученной информации забывается в первые сутки, затем кривая становится почти пологой. Соответственно, наилучшим вариантом подготовки к экзамену будет либо большое количество повторений материала, либо заучивание материала с однократным повторением за сутки до экзамена.

Источником следов памяти являются образы восприятия. Поэтому индивидуальные особенности памяти объясняются особенностями восприятия личности. Есть люди с сильно развитой зрительной (образной) или слуховой памятью. Так называемая синестезия — явление перекреста различных модальностей ощущений, при котором человек способен «слышать цвета», «чувствовать звуки» и т.д. — помогает ее обладателям легче запоминать информацию из окружающего мира.

Исключение из правил

Описанные выше эффекты характерны для большинства из нас, однако бывают и исключения из правил. Представьте себе человека, который сходу запоминает строфу из «Божественной комедии» на итальянском языке, а через 15 лет повторяет ее слово в слово. А также запоминает длинный ряд из бессмысленных слогов и может повторить их через 10 лет без запинки.

Не верите? Такой человек, действительно, был, и доказательством тому являются многочисленные экспериментальные отчеты известных в то время психологов, которые наблюдали его феноменальные мнемические способности. Ими репортер Шерешевский поразил известного отечественного психолога Лурию, к которому был направлен на обследование.

Лурия A.P.
Маленькая книжка о большой памяти

Начало этой истории относится еще к двадцатым годам 20го века. В лабораторию автора пришел человек и попросил проверить его память. По прошествии многих лет, мир обогатился свидетельствами удивительных возможностей и множеством новых мнемотехник.

Заучивание рядов бессмысленных слогов затянулось, поскольку удивительный испытуемый отчетливо воспроизводил все слоги независимо от их количества в ряду. Таким образом, объем кратковременной памяти этого человека вычислить было просто невозможно — он постоянно мог увеличиваться. Поразило Лурию и то, что Шерешевский хорошо работал не только с визуальным стимульным материалом (текстами, буквами), но и со звуковым (мелодии, песни).

Шерешевского стали приглашать на ученые советы, он приковал к себе внимание психологов страны. Прежде всего, они хотели добиться от него способов феноменального запоминания. Благодаря этому человеку мир узнал многие мнемотехники. Так, запоминая длинные ряды чисел, букв, слогов или звуков, Шерешевский мысленно вписывал их в различные реальные пространства. Для чисел таким пространством часто становилась начерченная мелом на школьной доске таблица, а для букв, слогов и слов он использовал районы Москвы, которые хорошо знал и по которым мысленно прогуливался, расставляя стимульный материал.

Другой техникой было разбиение непонятного материала на слоги с последующим выстраиванием ассоциаций к каждому из них. Именно так Шерешевский заучивал отрывок из «Божественной комедии» на итальянском языке. Эффективность техники подтвердила случайная проверка задания 15 лет спустя. Шерешевский повторил все строки в точности.

Кстати, при всей своей феноменальности, Шерешевский допускал ошибки, правда, тоже феноменальные. Так, называя длинный ряд слов, который ему предъявили, он забыл слово «карандаш». Позже, после сообщения об ошибке, он рассказал, что раскладывал названные слова, мысленно идя по дороге от работы до дома, и карандаш поместил на дощатый забор. При повторении он просто не увидел карандаш, который слился по цвету с забором. Впоследствии Шерешевский старался размещать предметы на контрастном фоне, увеличивал их освещенность и т.п.

Запоминать Шерешевскому помогала и развитая синестезия. Он говорил, что легче запомнить предмет, обозначаемый словом, если к нему добавить признаки из других модальностей. При предъявлении разных по силе звуков он видел полосы различного цвета, голоса людей также «слышал» оттенками различных цветов.

Общей особенностью Шерешевского была медлительность в действиях и мыслях. Когда зачитывался стимульный материал, он просил экспериментатора читать помедленней. Он говорил, что каждое произнесенное слово рождает свою ассоциацию, и при быстром произнесении они накладываются друг на друга. Тяжелой проблемой для Шерешевского стал процесс забывания. Он не мог стереть оставшиеся в памяти следы даже после символического сжигания написанных на бумаге слов. Впоследствии он научился произвольно управлять забыванием.

Феномен Шерешевского состоял как раз в том, что при наличии уникальных природных данных, этот человек успешно совмещал их с волевыми усилиями, используя различные приемы и техники.

В комплекс Effecton Studio, входит пакет «Память». Этот пакет содержит 20 тестов различных видов памяти, позволяющие протестировать многие из названных выше способностей человека, а также многие другие. Тесты содержат несколько параллельных форм, в связи с чем могут также использоваться для тренировки мнемических способностей. Пакет также содерит подборку мнемонических приемов и рекомендаций.

Для определения начального уровня, в пакет также включены основные диагностические методы измерения памяти, в том числе и упомянутый в начале, тест Эббингауза. Задания в тестах и упражнениях построены таким образом, чтобы их можно было предъявлять несколько раз, что дает возможность постоянных тренировок. Кстати, задания направлены на развитие различных видов памяти — слуховой, зрительной, механической. Эти тесты могут быть использованы и специалистами — к примеру, школьными психологами или для решения задач профессионального консультирования.

Статьи по теме

Структура памяти


Механизмы работы памяти

Структура памяти в когнитивной психологии, блоковая модель переработки информации. Человек — система по переработке информации: ее получению, обработке, выдаче и хранению. Хранилища памяти: сенсорное, кратковременное и долговременное. Рабочая память.

Амнезия
Патологические нарушения памяти

Амнезия, частичная и полная потеря памяти, нарушения памяти, связанные с хроническим алкоголизмом, деменции, забывание у людей пожилого возраста, тренировка памяти, »провалы» в памяти.

Тестирование памяти
Исследование и тренировка памяти

Тестирование и развитие памяти с помощью игровых вариантов пакета »Память». Оценка объема механической, смысловой, ассоциативной, логической, оперативной, образной памяти, быстроты запоминания; прочности удержания и скорости воспроизведения запомненного.


Эксклюзивный материал сайта «www.effecton.ru — психологические тесты и коррекционные программы». Заимствование текста и/или связанных материалов возможно только при наличии прямой и хорошо различимой ссылки на оригинал. Все права защищены.

Память. Виды памяти — презентация онлайн

1. Презентация по психологии на тему: «Память»

2. Память -основа психической деятельности. Без нее невозможно понять основы формирования поведения, мышления, сознания,

ОСНОВА ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. БЕЗ
НЕЕ НЕВОЗМОЖНО ПОНЯТЬ ОСНОВЫ ФОРМИРОВАНИЯ
ПОВЕДЕНИЯ, МЫШЛЕНИЯ, СОЗНАНИЯ, ПОДСОЗНАНИЯ.
ПОЭТОМУ ДЛЯ ЛУЧШЕГО ПОНИМАНИЯ ЧЕЛОВЕКА
НЕОБХОДИМО КАК МОЖНО БОЛЬШЕ ЗНАТЬ О НАШЕЙ
ПАМЯТИ.
образная
Непроизвольна
я
и произвольная
Словеснологическая
непосредстве
нная
Мгновенная
Долговремен
ная
Оперативная
Слуховая
Кратковрем
енная
Зрительная
Двигательная
Эмоциональна
я
Мгновенная память определяется процессами,
происходящими в периферическом отделе анализатора (в
рецепторах). Информация там хранится очень недолго –
от долей до нескольких секунд
память представляет собой способ
хранения информации в течение короткого промежутка
времени.
называют память, рассчитанную на
хранение информации в течение определенного, заранее
заданного срока, в диапазоне от нескольких секунд до
нескольких дней.
— это память, способная хранить
информацию в течение практически неограниченного
срока.
Характеризуя образную память,
следует иметь в виду все те
особенности, которые
характерны для представлений,
и, прежде всего их бледность,
фрагментарность и
неустойчивость. Эти
характеристики присущи и для
данного вида памяти, поэтому
воспроизведение воспринятого
раньше нередко расходится со
своим оригиналом.
память связана с сохранением и
воспроизведением зрительных образов.
— это хорошее запоминание и точное
воспроизведение разнообразных звуков, например
музыкальных, речевых.
. это запоминание, сохранение и
воспроизведение различных движений
память — это память
на переживания. Она
участвует в работе всех
видов памяти, но
особенно проявляется в
человеческих
отношениях.

13. словесно-логическая память связанна с запоминанием, узнаванием и воспроизведением мыслей, понятий, умозаключений и т.д.,

СЛОВЕСНО-ЛОГИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ
СВЯЗАННА С ЗАПОМИНАНИЕМ,
УЗНАВАНИЕМ И ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕМ
МЫСЛЕЙ, ПОНЯТИЙ, УМОЗАКЛЮЧЕНИЙ И
Т.Д.,

14. Непосредственная — она хранится 0,25 сек. Позволяет осуществлять взаимосвязь между последующими интервалами времени.

НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ — ОНА ХРАНИТСЯ 0,25 СЕК.
ПОЗВОЛЯЕТ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ ВЗАИМОСВЯЗЬ
МЕЖДУ ПОСЛЕДУЮЩИМИ ИНТЕРВАЛАМИ
ВРЕМЕНИ.
непроизвольная,
характеризуется тем, что
человек запоминает и
воспроизводит образы не ставя
какой либо цели запомнить это
и воспроизвести.
· произвольная
(преднамеренная), осмысленная,
продуманная с определенной
целью и задачей усвоить и
воспроизвести материал,
используя те или иные приемы.

16. Основными характеристиками памяти являются:

ОСНОВНЫМИ ХАРАКТЕРИСТИКАМИ ПАМЯТИ
ЯВЛЯЮТСЯ:
быстрота запечатления
объем
точность воспроизведения
длительность сохранения
готовность к использованию сохраненной
информации

17. Как можно развить память?

Чтобы совершенствовать и развивать память, вы можете
использовать следующие приемы:
Повторение заученного. Руководитель должен
периодически освежать в памяти все запомненное
(перечитывать, продумывать, перелистывать и т. д.).
Целенаправленные упражнения. Путем специальных
упражнений можно развить все виды памяти. Здесь
можно предложить: заучивание цифрового материала,
заучивание текстов прозы и стихов, запоминание образов.
Тренировка
наблюдательности.
Чтобы запомнить
виденное, надо
развивать
наблюдательность.
Наблюдательность
способствует улучшению
непроизвольного
запоминания. Для этой
цели можно
рекомендовать
регулярные
упражнения по
обдумыванию того, что
имело место за день,
неделю, месяц и т. д.
Гигиена памяти. Память является важнейшей
функцией интеллекта. Можно вполне уверенно сказать:
есть память есть человек, нет памяти — нет человека.
Поэтому каждый человек должен соблюдать гигиену
памяти.

22. Индивидуальные особенности памяти

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
ПАМЯТИ
1)Индивидуальные особенности памяти связаны с особенностями
личности. Даже люди с хорошей памятью запоминают не все, а люди
с плохой памятью не все забывают.
2)Индивидуальные различия обнаруживаются в
качествах памяти. Можно характеризовать память
человека в зависимости от того, насколько
развиты у него отдельные процессы памяти.

23. Типологические особенности памяти

ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПАМЯТИ
у артистов хорошо развита
эмоциональная память,
у композиторов — слуховая,
у художников — зрительная
память,
у философов — словеснологическая.

25. Наш психический мир многообразен и разносторонен. Благодаря высокому уровню развития нашей психики мы многое можем и многое

НАШ ПСИХИЧЕСКИЙ
МИР МНОГООБРАЗЕН
И РАЗНОСТОРОНЕН. БЛАГОДАРЯ
ВЫСОКОМУ УРОВНЮ РАЗВИТИЯ НАШЕЙ
ПСИХИКИ МЫ МНОГОЕ МОЖЕМ И МНОГОЕ
УМЕЕМ. В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ, ПСИХИЧЕСКОЕ
РАЗВИТИЕ ВОЗМОЖНО ПОТОМУ, ЧТО МЫ
СОХРАНЯЕМ ПРИОБРЕТЕННЫЙ ОПЫТ И
ЗНАНИЯ.

индивидуальная особенность или тревожный сигнал?

Несомненно, в вашем окружении есть люди, чьи кисти и стопы всегда холодные, даже в тёплом помещении или при жаркой погоде. Что это — особенность организма или симптом болезни?

Причины постоянной холодности рук и ног многочисленны:

  1. У женщин эта особенность встречается чаще, чем у мужчин. Очевидно, что причина — в слабости терморегуляции, обусловленной физиологией женского организма – постоянном изменении гормонального фона.
  2. Высокие, худые, астенического сложения люди также могут страдать недостаточностью терморегуляции.
    Люди в возрасте постоянно зябнут, что связано с замедлением всех процессов организма, в том числе – терморегуляции.
  3. К внешней температуре чувствительны также дети, особенно – до года. Терморегуляция у них ещё не устойчива, поэтому они с лёгкостью переохлаждаются и перегреваются.
  4. Причиной холодных рук и ног может стать строгая диета. Организм получает энергию из пищи, и в случае недостатка калорий в еде их не хватает для обеспечения нормальной температуры тела.
  5. Причиной похолодевших конечностей может быть и нарушение кровоснабжения, обусловленное сосудистым спазмом, связанным со стрессом, курением, ношением чрезмерно давящей одежды и аксессуаров.
  6. При железодефицитной анемии, характеризующейся недостатком гемоглобина и кислородным голоданием тканей тела, снижается тепловыделение. В результате этого ноги мёрзнут, руки холодные, больной жалуется на быструю утомляемость, общую слабость, головокружение, сонливость, шум в ушах.
  7. Очень часто причиной холодных кистей и стоп является вегето-сосудистая дистония. Это комплекс симптомов, который возникает в результате нескоординированности воздействия симпатической и парасимпатической частей вегетативной нервной системы. Вегето-сосудистая дистония характеризуется также рядом других неприятных явлений, в частности, головокружением, резкими перепадами артериального давления, учащённым сердцебиением, болями в области сердца (при отсутствии сердечной патологии).
  8. Дефицит гормонов щитовидной железы (тироксина) – гипотиреоз, замедляет все процессы в организме, в том числе теплообменные.
  9. При низком уровне гормонов щитовидной железы наблюдаются также другие симптомы, в том числе лёгкая утомляемость, ухудшение памяти, увеличение веса, сухость кожи, ломкость ногтей, запоры и др.
  10. Холодные руки и ноги, а также выраженное потоотделение, слабость, низкая температура тела могут свидетельствовать о наличии артериальной гипотензии – низкого кровяного давления.
  11. Облитерирующий эндартериит (болезнь курильщика) – нарушение проходимости сосудов нижних конечностей – начинается с холодных стоп, однако может закончится гангреной. Из других проявлений – онемение стоп, боль и судороги ног, трофические язвы, некроз.
  12. Одним из проявлений сахарного диабета является нарушение кровоснабжения, вначале – в капиллярах, а затем и в крупных сосудах.
  13. Неудивительно, что у страдающих этим заболеванием руки и, особенно, ноги холодные. Ноги поражаются чаще, вплоть до возникновения «диабетической стопы», что является серьёзным осложнением и грозит развитием гангрены и ампутацией.
  14. Холодные руки являются симптомом малораспространённой болезни – синдрома Рейно. Она проявляется онемением, спазмами и потерей чувствительности пальцев рук.
  15. Сердечная недостаточность и связанный с ним дефицит кровоснабжения также являются причиной холодных рук и ног.
  16. Остеохондроз позвоночника – дистрофические изменения позвонков и их деформация – может стать причиной нарушения кровоснабжения и привести к холодным рукам и ногам.

Холодные руки и ноги могут быть следствием как слабой терморегуляции или физиологических причин (гормональные колебания у женщин, замедление процессов обмена веществ у пожилых, конституциональные особенности), так и серьёзных патологий. Если помимо вечно холодных конечностей нет других грозных симптомов, артериальное давление в пределах нормы и не соблюдается строгая диета, то возможно надо проверить уровень гемоглобина и глюкозы в крови, а также уровень гормонов щитовидной железы.

Как работает память | Введение в психологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Обсудите три основные функции памяти
  • Опишите три этапа хранения в памяти
  • Описывать и различать процедурную и декларативную память и семантическую и эпизодическую память

Память — система обработки информации; поэтому мы часто сравниваем его с компьютером.Память — это набор процессов, используемых для кодирования, хранения и извлечения информации за разные периоды времени ([ссылка]).

Кодирование предполагает ввод информации в систему памяти. Хранение — это сохранение закодированной информации. Извлечение, или получение информации из памяти и обратно в осознание, — это третья функция.

Ссылка на обучение

Пройдите этот опрос, чтобы узнать, что вы уже знаете о памяти. После того, как вы ответите на каждый вопрос, вы сможете увидеть, насколько ваши ответы совпадают с ответами сотен других участников опроса, а также с выводами психологов, которые десятилетиями исследовали воспоминания.

КОДИРОВАНИЕ

Мы получаем информацию в наш мозг посредством процесса, называемого кодированием, который представляет собой ввод информации в систему памяти. Как только мы получаем сенсорную информацию из окружающей среды, наш мозг маркирует или кодирует ее. Мы объединяем информацию с другой подобной информацией и связываем новые концепции с существующими концепциями. Кодирование информации происходит путем автоматической обработки и обработки, требующей усилий.

Если кто-то спросит вас, что вы ели сегодня на обед, скорее всего, вы легко вспомните эту информацию.Это называется автоматической обработкой или кодированием таких деталей, как время, пространство, частота и значение слов. Автоматическая обработка обычно выполняется без какого-либо осознания. Еще один пример автоматической обработки — это вспомнить, когда вы в последний раз готовились к тесту. Но как насчет фактического тестового материала, который вы изучали? Вероятно, с вашей стороны потребовалось много работы и внимания, чтобы закодировать эту информацию. Это называется обработкой, требующей усилий ([ссылка]).

Когда вы впервые осваиваете новые навыки, такие как вождение автомобиля, вы должны приложить усилия и внимание, чтобы закодировать информацию о том, как завести автомобиль, как тормозить, как пройти поворот и так далее.Как только вы научитесь водить машину, вы сможете автоматически кодировать дополнительную информацию об этом навыке. (кредит: Роберт Куз-Бейкер)

Каковы наиболее эффективные способы гарантировать, что важные воспоминания хорошо закодированы? Даже простое предложение легче вспомнить, если оно имеет смысл (Anderson, 1984). Прочтите следующие предложения (Bransford & McCarrell, 1974), затем отведите взгляд и сосчитайте в обратном порядке от 30 по три до нуля, а затем попробуйте записать предложения (не заглядывая в эту страницу!).

  1. Ноты были кислыми из-за трещин по швам.
  2. Рейс не задержали, потому что бутылка разбилась.
  3. Стог сена был важен, потому что ткань порвалась.

Насколько хорошо вы справились? Сами по себе записанные вами утверждения, скорее всего, сбивали вас с толку и вам было трудно их вспомнить. Теперь попробуйте написать их еще раз, используя следующие подсказки: волынка, крещение корабля и парашютист. Затем посчитайте в обратном порядке от 40 до четверок, затем проверьте себя, чтобы увидеть, насколько хорошо вы вспомнили предложения на этот раз.Вы можете видеть, что предложения теперь намного лучше запоминаются, потому что каждое из предложений было помещено в контекст. Материал кодируется намного лучше, если вы делаете его осмысленным.

Есть три типа кодирования. Кодирование слов и их значения известно как семантическое кодирование. Впервые это продемонстрировал Уильям Боусфилд (1935) в эксперименте, в котором он просил людей запоминать слова. 60 слов были фактически разделены на 4 категории значений, хотя участники не знали этого, потому что слова были представлены случайным образом.Когда их просили запомнить слова, они, как правило, вспоминали их по категориям, показывая, что они обращали внимание на значения слов по мере их заучивания.

Визуальное кодирование — это кодирование изображений, а акустическое кодирование — это кодирование звуков, в частности слов. Чтобы увидеть, как работает визуальное кодирование, прочтите этот список слов: машина, уровень, собака, правда, книга, значение . Если бы вас позже попросили вспомнить слова из этого списка, какие, по вашему мнению, вы бы запомнили с наибольшей вероятностью? Вам, вероятно, будет легче вспомнить слова машина, собака, и книга , а труднее вспомнить слова уровень, правда, и значение .Почему это? Потому что вы можете вспомнить образы (мысленные образы) легче, чем одни слова. Когда вы читали слова машина, собака, и книга , вы создавали образы этих вещей в своем уме. Это конкретные, образные слова. С другой стороны, абстрактные слова, такие как уровень , истина, и значение , — это слова с низким уровнем образов. Слова с высоким содержанием образов кодируются как визуально, так и семантически (Paivio, 1986), тем самым укрепляя память.

Теперь обратимся к акустическому кодированию.Вы едете в машине, и по радио звучит песня, которую вы не слышали как минимум 10 лет, но вы подпеваете, вспоминая каждое слово. В Соединенных Штатах дети часто учат алфавит с помощью песен, а количество дней в каждом месяце они узнают с помощью рифмы: « Тридцать дней — сентябрь, апрель, июнь и ноябрь; / У всех остальных тридцать один, / За исключением февраля, когда ясно двадцать восемь дней, / И по двадцать девять в каждый високосный год ». Эти уроки легко запомнить благодаря акустической кодировке.Мы кодируем звуки, которые производят слова. Это одна из причин, почему большая часть того, чему мы учим маленьких детей, делается с помощью песен, стишков и ритмов.

Как вы думаете, какой из трех типов кодирования лучше всего запоминает вербальную информацию? Несколько лет назад психологи Фергус Крейк и Эндель Тулвинг (1975) провели серию экспериментов, чтобы выяснить это. Участникам были даны слова и вопросы о них. Вопросы требовали от участников обработки слов на одном из трех уровней.Вопросы визуальной обработки включали такие вопросы, как вопросы участников о шрифте букв. Вопросы акустической обработки спрашивали участников о звучании или рифме слов, а вопросы семантической обработки спрашивали участников о значении слов. После того, как участникам были предложены слова и вопросы, им было предложено неожиданное задание на вспоминание или распознавание.

Слова, закодированные семантически, запоминались лучше, чем закодированные визуально или акустически.Семантическое кодирование включает более глубокий уровень обработки, чем более поверхностное визуальное или акустическое кодирование. Крейк и Тулвинг пришли к выводу, что лучше всего мы обрабатываем вербальную информацию посредством семантического кодирования, особенно если мы применяем так называемый эффект самоотнесения. Эффект самоотнесения — это склонность человека лучше запоминать информацию, относящуюся к самому себе, по сравнению с материалами, имеющими меньшее личное значение (Rogers, Kuiper & Kirker, 1977). Может ли семантическое кодирование быть полезным для вас при попытке запомнить концепции, изложенные в этой главе?

ХРАНЕНИЕ

После того, как информация закодирована, мы должны каким-то образом ее сохранить.Наш мозг берет закодированную информацию и помещает ее в хранилище. Хранение — это создание постоянной записи информации.

Для того, чтобы память перешла в хранилище (т. Е. Долговременную память), она должна пройти три различных этапа: сенсорная память, кратковременная память и, наконец, долговременная память. Эти стадии были впервые предложены Ричардом Аткинсоном и Ричардом Шиффрином (1968). Их модель человеческой памяти ([ссылка]), названная Аткинсоном-Шиффрином (A-S), основана на убеждении, что мы обрабатываем воспоминания так же, как компьютер обрабатывает информацию.

Согласно модели памяти Аткинсона-Шиффрина, информация проходит три различных этапа, чтобы сохранить ее в долговременной памяти.

Но A-S — это всего лишь одна модель памяти. Другие, такие как Баддели и Хитч (1974), предложили модель, в которой кратковременная память сама по себе имеет разные формы. В этой модели хранение воспоминаний в краткосрочной памяти похоже на открытие разных файлов на компьютере и добавление информации. Тип кратковременной памяти (или компьютерного файла) зависит от типа полученной информации.Есть воспоминания в визуально-пространственной форме, а также воспоминания о устном или письменном материале, и они хранятся в трех краткосрочных системах: зрительно-пространственном блокноте, эпизодическом буфере и фонологической петле. По словам Баддели и Хитча, центральная исполнительная часть памяти контролирует или контролирует поток информации в три краткосрочные системы и из них.

Сенсорная память

В модели Аткинсона-Шиффрина стимулы из окружающей среды сначала обрабатываются сенсорной памятью: хранением кратких сенсорных событий, таких как образы, звуки и вкусы.Это очень короткое хранение — до пары секунд. Нас постоянно засыпают сенсорной информацией. Мы не можем поглотить все это или даже большую часть. И большая часть этого не влияет на нашу жизнь. Например, во что был одет ваш профессор на последнем уроке? Пока профессор был одет соответствующим образом, неважно, во что она была одета. Сенсорную информацию о видах, звуках, запахах и даже текстурах, которые мы не считаем ценной информацией, мы отбрасываем. Если мы считаем что-то ценным, информация переместится в нашу систему кратковременной памяти.

Одно исследование сенсорной памяти исследовало значение ценной информации для хранения краткосрочной памяти. Дж. Р. Струп обнаружил феномен памяти в 1930-х годах: вам будет легче назвать цвет, если он будет напечатан в этом цвете, что называется эффектом Струпа. Другими словами, слово «красный» будет называться быстрее, независимо от цвета, в котором оно появляется, чем любое слово, окрашенное в красный цвет. Проведите эксперимент: назовите цвета слов, которые вы приводите в [ссылка]. Не читайте слова, а назовите цвет, которым напечатано слово.Например, увидев слово «желтый» зеленым шрифтом, вы должны сказать «зеленый», а не «желтый». Это забавный эксперимент, но он не так прост, как кажется.

Эффект Струпа описывает, почему нам трудно назвать цвет, когда слово и цвет слова различаются.

Кратковременная память

Кратковременная память (STM) — это система временного хранения, обрабатывающая входящую сенсорную память; иногда ее называют рабочей памятью. Кратковременная память берет информацию из сенсорной памяти и иногда связывает эту память с чем-то, что уже есть в долговременной памяти.Кратковременная память хранится около 20 секунд. Джордж Миллер (1956) в своем исследовании емкости памяти обнаружил, что большинство людей может сохранить около 7 элементов в СТМ. Кто-то помнит 5, кто-то 9, поэтому он назвал мощность СТМ 7 плюс-минус 2.

Думайте о краткосрочной памяти как об информации, отображаемой на экране компьютера — документе, электронной таблице или веб-странице. Затем информация из кратковременной памяти переходит в долговременную память (вы сохраняете ее на жесткий диск) или отбрасываете (вы удаляете документ или закрываете веб-браузер).Этот этап репетиции, сознательное повторение информации, которую необходимо запомнить, чтобы переместить СТМ в долговременную память, называется консолидацией памяти.

Вы можете спросить: «Сколько информации может обрабатывать наша память одновременно?» Чтобы изучить емкость и продолжительность вашей кратковременной памяти, попросите партнера прочитать вам строки случайных чисел ([ссылка]) вслух, начиная каждую строку со слов «Готовы?» и заканчивая каждое из них словами «Вспомните», после чего вы должны попытаться записать строку чисел по памяти.

Проработайте эту серию чисел, используя описанное выше упражнение по вспоминанию, чтобы определить самую длинную строку цифр, которую вы можете сохранить.

Обратите внимание на самую длинную строку, в которой вы получили правильный ряд. Для большинства людей это будет близко к 7, знаменитым 7 плюс-минус 2 Миллера. Воспоминание несколько лучше для случайных чисел, чем для случайных букв (Jacobs, 1887), а также часто немного лучше для информации, которую мы слышим (акустическое кодирование). чем увидеть (визуальное кодирование) (Андерсон, 1969).

Долговременная память

Долговременная память (LTM) — это непрерывное хранилище информации. В отличие от краткосрочной памяти емкость LTM не имеет ограничений. Он включает в себя все, что вы можете вспомнить, что произошло больше, чем несколько минут назад, и все события, которые вы можете вспомнить, которые произошли дни, недели и годы назад. По аналогии с компьютером информация в вашем LTM будет похожа на информацию, которую вы сохранили на жестком диске. Его нет на вашем рабочем столе (в вашей кратковременной памяти), но вы можете получить эту информацию, когда захотите, по крайней мере, большую часть времени.Не все долговременные воспоминания — это сильные воспоминания. Некоторые воспоминания можно вызвать только с помощью подсказок. Например, вы можете легко вспомнить факт — «Какая столица Соединенных Штатов?» — или процедуру — «Как вы ездите на велосипеде?» — но вам может быть сложно вспомнить название ресторана, в котором вы ужинали. когда вы были в отпуске во Франции прошлым летом. Подсказка, например, что ресторан назван в честь своего владельца, который говорил с вами о ваших общих интересах в футболе, может помочь вам вспомнить название ресторана.

Долговременная память делится на два типа: явная и неявная ([ссылка]). Понимание различных типов важно, потому что возраст человека или определенные типы травм или расстройств головного мозга могут оставить одни типы LTM нетронутыми, но иметь катастрофические последствия для других типов. Явные воспоминания — это те воспоминания, которые мы сознательно пытаемся вспомнить и вспомнить. Например, если вы готовитесь к экзамену по химии, материал, который вы изучаете, будет частью вашей явной памяти. (Примечание: иногда, но не всегда, термины явная память и декларативная память используются как синонимы.)

Неявные воспоминания — это воспоминания, которые не являются частью нашего сознания. Это воспоминания, сформированные из поведения. Неявная память также называется недекларативной памятью.

Есть два компонента долговременной памяти: явная и неявная. Явная память включает эпизодическую и семантическую память. Неявная память включает в себя процедурную память и вещи, полученные через обусловливание.

Процедурная память — это тип неявной памяти: она хранит информацию о том, как что-то делать.Это память на умелые действия, например, как чистить зубы, как водить машину, как плавать ползанием (вольным стилем). Если вы учитесь плавать вольным стилем, вы практикуете гребок: как двигать руками, как поворачивать голову, чтобы попеременно дышать из стороны в сторону, и как бить ногами. Вы будете практиковать это много раз, пока не станете в этом хорошо. Как только вы научитесь плавать вольным стилем и ваше тело научится двигаться в воде, вы никогда не забудете, как плавать вольным стилем, даже если вы не плаваете пару десятилетий.Точно так же, если вы представите опытного гитариста с гитарой, даже если он не играл в течение длительного времени, он все равно сможет играть достаточно хорошо.

Декларативная память связана с хранением фактов и событий, которые мы лично пережили. Явная (декларативная) память состоит из двух частей: семантической памяти и эпизодической памяти. Семантика означает отношение к языку и знанию языка. Примером может быть вопрос: «Что означает аргументированный ?» В нашей семантической памяти хранятся знания о словах, концепциях, а также языковые знания и факты.Например, в вашей семантической памяти хранятся ответы на следующие вопросы:

  • Кто был первым президентом Соединенных Штатов?
  • Что такое демократия?
  • Какая самая длинная река в мире?

Эпизодическая память — это информация о событиях, которые мы пережили лично. Концепция эпизодической памяти была впервые предложена около 40 лет назад (Tulving, 1972). С тех пор Тулвинг и другие исследовали научные доказательства и переформулировали теорию.В настоящее время ученые считают, что эпизодическая память — это память о событиях в определенных местах в определенное время, о том, что, где и когда произошло (Tulving, 2002). Это включает в себя вспоминание визуальных образов, а также ощущение близости (Hassabis & Maguire, 2007).

Повседневное общение: можете ли вы вспомнить все, что вы когда-либо делали или говорили?

Эпизодические воспоминания также называются автобиографическими воспоминаниями. Давайте быстро проверим вашу автобиографическую память.Во что ты сегодня был одет ровно пять лет назад? Что вы ели на обед 10 апреля 2009 года? Вам, вероятно, будет сложно, если не невозможно, ответить на эти вопросы. Можете ли вы вспомнить каждое событие, которое вы пережили на протяжении своей жизни: еда, разговоры, выбор одежды, погодные условия и так далее? Скорее всего, никто из нас даже близко не мог ответить на эти вопросы; однако американская актриса Марилу Хеннер, наиболее известная по телешоу Taxi, может вспомнить.У нее потрясающая и очень превосходная автобиографическая память ([ссылка]).

Супер-автобиографическая память Марилу Хеннер известна как гипертимезия. (кредит: Марк Ричардсон)

Очень немногие люди могут вспоминать события таким образом; сейчас только 12 известных людей обладают этой способностью, и лишь немногие из них были изучены (Parker, Cahill & McGaugh, 2006). И хотя гипертимезия обычно проявляется в подростковом возрасте, двое детей в Соединенных Штатах, кажется, имеют воспоминания задолго до своего десятого дня рождения.

Ссылка на обучение

Посмотрите эти видеоклипы части 1 и части 2 о превосходной автобиографической памяти из телевизионного новостного шоу 60 минут .

ОБНОВЛЕНИЕ

Итак, вы много работали над кодированием (с помощью сложной обработки) и сохранением некоторой важной информации для предстоящего выпускного экзамена. Как вернуть эту информацию из хранилища, когда она вам понадобится? Акт извлечения информации из памяти и обратно в сознание известен как поиск.Это будет похоже на поиск и открытие бумаги, которую вы ранее сохранили на жестком диске вашего компьютера. Теперь он снова на вашем рабочем столе, и вы снова можете с ним работать. Наша способность извлекать информацию из долговременной памяти жизненно важна для нашего повседневного функционирования. Вы должны уметь извлекать информацию из памяти, чтобы делать все: от умения чистить волосы и зубы до вождения на работу и знания того, как выполнять свою работу, как только вы доберетесь туда.

Существует три способа извлечения информации из системы хранения долговременной памяти: вызов, распознавание и повторное обучение.Вспомните, это то, о чем мы чаще всего думаем, когда говорим об извлечении из памяти: это означает, что вы можете получить доступ к информации без подсказок. Например, вы можете использовать отзыв для эссе. Узнавание происходит, когда вы идентифицируете информацию, которую вы узнали ранее, после того, как столкнулись с ней снова. Это включает в себя процесс сравнения. Когда вы проходите тест с несколькими вариантами ответов, вы полагаетесь на признание, которое поможет вам выбрать правильный ответ. Другой пример. Допустим, вы закончили среднюю школу 10 лет назад и вернулись в свой родной город на 10-летнюю встречу.Возможно, вы не сможете вспомнить всех своих одноклассников, но многих из них вы узнаете по фотографиям из ежегодника.

Третья форма поиска — это повторное обучение, и это именно то, на что это похоже. Это включает в себя изучение информации, которую вы усвоили ранее. Уитни изучала испанский язык в средней школе, но после школы у нее не было возможности говорить по-испански. Уитни сейчас 31 год, и ее компания предложила ей работать в их офисе в Мехико. Чтобы подготовиться, она записывается на курсы испанского в местном общественном центре.Она удивлена ​​тем, как быстро она может выучить язык после того, как не говорила на нем 13 лет; это пример переобучения.

Сводка

Память — это система или процесс, который сохраняет то, что мы узнаем, для использования в будущем.

Наша память выполняет три основные функции: кодирование, хранение и получение информации. Кодирование — это процесс передачи информации в нашу систему памяти посредством автоматической или сложной обработки. Хранение — это сохранение информации, а извлечение — это процесс извлечения информации из хранилища и ее осознанного осознания посредством отзыва, распознавания и повторного обучения.Идея о том, что информация обрабатывается с помощью трех систем памяти, называется моделью памяти Аткинсона-Шиффрина (A-S). Во-первых, стимулы окружающей среды входят в нашу сенсорную память на период от менее секунды до нескольких секунд. Те стимулы, которые мы замечаем и на которые обращаем внимание, затем переходят в кратковременную память (также называемую рабочей памятью). Согласно модели A-S, если мы репетируем эту информацию, она перемещается в долговременную память для постоянного хранения. Другие модели, такие как модель Баддели и Хитча, предполагают, что существует больше обратной связи между кратковременной памятью и долговременной памятью.Долговременная память имеет практически безграничную емкость и делится на неявную и явную. Наконец, извлечение — это процесс извлечения воспоминаний из хранилища и их возвращения в сознательное состояние. Это достигается путем вспоминания, распознавания и повторного обучения.

Вопросы для самопроверки

Вопросы критического мышления

1. Сравните и сопоставьте неявную и явную память.

2. Согласно модели Аткинсона-Шиффрина, назовите и опишите три стадии памяти.

3. Сравните и сопоставьте два способа кодирования информации.

Личные вопросы по заявлению

4. Опишите то, что вы узнали, что теперь осталось в вашей процедурной памяти. Обсудите, как вы узнали эту информацию.

5. Опишите то, чему вы научились в средней школе, что теперь осталось в вашей семантической памяти.

ответы

1. Оба типа долговременной памяти. Явные воспоминания — это воспоминания, которые мы сознательно пытаемся вспомнить и вспомнить.Явная память также называется декларативной памятью и подразделяется на эпизодическую память (жизненные события) и семантическую память (слова, идеи и концепции). Неявные воспоминания — это воспоминания, которые не являются частью нашего сознания; это воспоминания, сформированные из поведения. Неявная память также называется недекларативной памятью и включает в себя процедурную память, а также вещи, полученные с помощью классической обусловленности.

2. Согласно модели Аткинсона-Шиффрина, память обрабатывается в три этапа.Первый — сенсорная память; это очень кратко: 1-2 секунды. Все, на что не обращают внимания, игнорируется. Стимулы, на которые мы обращаем внимание, затем переходят в нашу кратковременную память. Кратковременная память может хранить примерно 7 бит информации в течение примерно 20 секунд. Информация здесь либо забыта, либо закодирована в долговременной памяти в процессе репетиции. Долговременная память — это постоянное хранилище информации, ее емкость практически неограничена.

3. Информация кодируется путем автоматической или сложной обработки.Автоматическая обработка относится ко всей информации, которая без сознательных усилий попадает в долговременную память. Сюда входят такие вещи, как время, пространство и частота — например, ваша способность запоминать, что вы ели на завтрак сегодня, или тот факт, что вы помните, что дважды на этой неделе встречались со своим лучшим другом в супермаркете. Легкая обработка re

Глоссарий

акустическое кодирование ввод звуков, слов и музыки

Модель Аткинсона-Шиффрина (A-S) Модель памяти , которая утверждает, что мы обрабатываем информацию через три системы: сенсорная память, кратковременная память и долговременная память

автоматическая обработка кодирование информационных деталей, таких как время, пространство, частота и значение слов

декларативная память тип долговременной памяти о фактах и ​​событиях, с которыми мы сталкиваемся лично

трудоемкая обработка кодирование информации, требующее усилий и внимания

кодирование ввод информации в систему памяти

эпизодическая память тип декларативной памяти, которая содержит информацию о событиях, которые мы лично пережили, также известная как автобиографическая память

явная память воспоминания, которые мы сознательно пытаемся вспомнить и вспомнить

неявная память воспоминания, не являющиеся частью нашего сознания

долговременная память (LTM) непрерывное хранение информации

память система или процесс, который хранит то, что мы узнаем, для будущего использования

консолидация памяти активная репетиция для перемещения информации из кратковременной памяти в долговременную память

процедурная память Тип долговременной памяти для выполнения умелых действий, например, как чистить зубы, как водить машину и как плавать

вспомнить получить доступ к информации без подсказок

распознавание идентификация ранее изученной информации после повторной встречи с ней, обычно в ответ на сигнал

репетиция осознанное повторение информации для запоминания

повторное обучение обучение информации, которая была изучена ранее

извлечение процесс извлечения информации из долговременного хранилища памяти и обратно в сознательное осознание

эффект самоотнесения стремление человека лучше запоминать информацию, относящуюся к нему самому, по сравнению с материалом, который имеет меньшее личное значение

семантическое кодирование ввод слов и их значение

семантическая память тип декларативной памяти о словах, концепциях, знаниях и фактах на основе языка

сенсорная память хранение кратких сенсорных событий, таких как образы, звуки и вкусы

Кратковременная память (STM) (также рабочая память) хранит около семи битов информации до того, как она будет забыта или сохранена, а также информация, которая была извлечена и используется

хранилище создание постоянной записи информации

визуальное кодирование ввод изображений

Память: типы, факты и мифы

Все, что вам нужно знать о двух типах памяти

Наша система памяти, согласно когнитивной психологии , делится на следующие 2 типа :

  • Кратковременная память , которая хранит звуки, изображения и слова, позволяет выполнять короткие вычисления и фильтрует информацию, которая либо отправляется в долговременную память, либо отбрасывается.
  • Долговременная память , которая позволяет нам хранить информацию, основанную на значении и важности, в течение длительных периодов времени, влияет на наше восприятие и составляет основу, в которую добавляется новая информация.

Основные характеристики кратковременной памяти

Кратковременная память имеет 3 основные характеристики :

  1. Кратковременная продолжительность , которая может длиться не более 20 секунд.
  2. Емкость ограничена 7 ± 2 блоками независимой информации (закон Миллера) и уязвима для помех и прерываний.
  3. Его Ослабление (по многим причинам, например, из-за лекарств, недосыпания, инсульта или травмы головы) является первым шагом к потере памяти.

Кратковременная память отвечает за 3 операции :

  1. Iconic , то есть возможность хранить изображения.
  2. Acoustic , то есть способность сохранять звуки.
  3. Рабочая память , то есть способность хранить информацию до тех пор, пока она не будет использована.Для некоторых ученых рабочая память является синонимом кратковременной памяти, но правда в том, что рабочая память используется не только для хранения информации, но и для манипулирования информацией. Важно то, что он гибкий, динамичный и имеет решающее значение для успешного обучения.

Основные характеристики долговременной памяти

Информация в долговременной памяти хранится как сеть схем, которая затем преобразуется в структуры знаний.Именно поэтому мы вспоминаем соответствующие знания, когда натыкаемся на подобную информацию. Задача разработчика учебного курса состоит в том, чтобы активировать существующие структуры перед представлением новой информации, и это может быть достигнуто различными способами, например, с помощью графики, фильмов, вопросов, вызывающих любопытство, и т. Д.

2 типа долговременной памяти

  1. Явные : Сознательные воспоминания, которые включают наше восприятие мира, а также наш собственный личный опыт.
  2. Неявные : бессознательные воспоминания, которые мы используем, не осознавая этого.

Долговременная память отвечает за 3 операции

  1. Кодирование , то есть способность преобразовывать информацию в структуру знаний.
  2. Хранилище , то есть способность накапливать порции информации.
  3. Извлечение , то есть способность вспоминать то, что мы уже знаем.

    Улучшите долговременную память учащихся с помощью лучшего инструмента для разработки!

    Откройте для себя, выберите и сравните лучших поставщиков инструментов для электронного обучения!


7 Разрушителей мифов о памяти
  1. Нет вечных воспоминаний .У каждой долговременной памяти есть определенная продолжительность жизни.
  2. Память не бесконечна . Согласно последним исследованиям, большинство людей не могут хранить более 300 000 фактов за свою жизнь.
  3. Кодирование не усиливает нашу память . Согласно недавнему исследованию, если мы будем хранить информацию в том виде, в котором мы ее изначально получили, она будет храниться дольше.
  4. Не занимайтесь перед сном . Это правда, что сон полезен для обучения, однако нейрогормональное состояние мозга лучше всего ранним утром, и это относится ко всем людям.
  5. Память распадается с возрастом . Хорошо натренированная память может быть устойчивой независимо от возраста просто потому, что тренировка увеличивает объем знаний.
  6. Люди, которые учатся быстрее, почти не забывают . Все зависит от того, как мы манипулируем информацией и как связываем ее с изображениями, и это зависит от того, насколько мы умны.
  7. Нет простого способа запомнить . Запоминание — это навык, требующий довольно много умственных усилий.Есть техники, но они не без усилий.

И последнее, но не менее важное: понимание основ теории когнитивной нагрузки и их применение в учебном дизайне является абсолютной необходимостью, особенно если вы хотите, чтобы ваши учащиеся извлекли максимальную пользу из курса электронного обучения, который вы создаете. Я настоятельно рекомендую вам прочитать статью Теория когнитивной нагрузки и учебный дизайн .

Список литературы

VIVAHR

Простое и доступное программное обеспечение для найма Опубликуйте свои вакансии на всех бесплатных сайтах с объявлениями о вакансиях одним щелчком мыши + целевые страницы Culture Marketing ™.

9.1 Воспоминания как типы и стадии — Введение в психологию — 1-е канадское издание

Цели обучения

  1. Сравните и сопоставьте явную и неявную память, определив особенности, которые определяют каждую из них.
  2. Объясните функцию и продолжительность эйдетических и эхо-воспоминаний.
  3. Обобщите возможности кратковременной памяти и объясните, как рабочая память используется для обработки информации в ней.

Как видно из таблицы 9.1 «Память, концептуализированная в терминах типов, стадий и процессов», психологи концептуализируют память в терминах типов, , стадий, и процессов, . В этом разделе мы рассмотрим два типа памяти : , явную память , и неявную память , , а затем три основных этапа памяти : сенсорную , краткосрочную и долговременную (Аткинсон и Шиффрин, 1968).Затем, в следующем разделе, мы рассмотрим природу долговременной памяти, уделяя особое внимание когнитивным методам, которые мы можем использовать для улучшения нашей памяти. Наше обсуждение будет сосредоточено на трех процессах, которые являются центральными для долгосрочной памяти : кодирования , хранения и поиска .

Таблица 9.1. Память в терминах типов, стадий и процессов.
Как типы
  • Явная память
  • Неявная память
Как ступени
  • Сенсорная память
  • Кратковременная память
  • Долговременная память
Как процессы
  • Кодировка
  • Хранилище
  • Извлечение

Явная память

Когда мы оцениваем память, прося человека вспомнить вещи сознательно, мы измеряем явную память . Явная память относится к знаниям или опыту, которые можно сознательно запомнить . Как вы можете видеть на рисунке 9.2, «Типы памяти», существует два типа явной памяти: эпизодическая и семантическая . Эпизодическое воспоминание относится к случаям из первых рук, которые у нас были (например, воспоминания о выпускном дне средней школы или о фантастическом ужине, который мы ели в Нью-Йорке в прошлом году). Семантическая память относится к нашим знаниям фактов и концепций о мире (e.g., что абсолютное значение -90 больше, чем абсолютное значение 9 и что одно определение слова «аффект» — это «переживание чувства или эмоции»).

Рисунок 9.2 Типы памяти.

Явная память оценивается с использованием показателей, при которых испытуемый должен сознательно пытаться запомнить информацию. Тест отзыва памяти — это мера явной памяти, которая включает извлечение из памяти информации, которая ранее была запомнена .Когда мы сдаем тест для сочинения, мы полагаемся на нашу память воспоминаний, потому что тест требует, чтобы мы генерировали ранее запомненную информацию. Тест с множественным выбором — это пример теста распознавания памяти, , — мера явной памяти, которая включает определение того, была ли информация просмотрена или изучена до .

Ваш собственный опыт прохождения тестов, вероятно, приведет вас к согласию с выводами научных исследований о том, что вспоминать труднее, чем узнавать.Напоминание, которое требуется при тестировании эссе, включает в себя два шага: сначала создание ответа, а затем определение того, является ли он правильным. Распознавание, как и в тесте с множественным выбором, включает только определение того, какой элемент из списка кажется наиболее правильным (Haist, Shimamura, & Squire, 1992). Хотя они связаны с разными процессами, показатели памяти при вспоминании и узнавании обычно коррелируют. Студенты, которые лучше справятся с экзаменом с несколькими вариантами ответов, также в целом лучше справятся с экзаменом на сочинение (Bridgeman & Morgan, 1996).

Третий способ измерения памяти известен как повторное обучение (Нельсон, 1985). Меры повторного обучения (или экономии) оценивают, насколько быстрее информация обрабатывается или изучается, когда она изучается снова после того, как она уже была изучена, но затем забыта . Если вы, например, проходили несколько курсов французского в прошлом, возможно, вы забыли большую часть выученного словарного запаса. Но если бы вам снова пришлось поработать над своим французским, вы бы выучили словарный запас намного быстрее во второй раз.Повторное обучение может быть более чувствительной мерой памяти, чем вспоминание или распознавание, потому что оно позволяет оценивать память с точки зрения «сколько» или «насколько быстро», а не просто «правильные» или «неправильные» ответы. Повторное обучение также позволяет нам измерить память на такие процедуры, как вождение автомобиля или игру на фортепиано, а также память на факты и цифры.

Неявная память

В то время как явная память состоит из вещей, о которых мы можем сознательно сообщить, что мы знаем, имплицитная память относится к знаниям, к которым мы не можем сознательно получить доступ.Однако неявная память, тем не менее, чрезвычайно важна для нас, потому что она напрямую влияет на наше поведение. Неявная память относится к влиянию опыта на поведение, даже если человек не осознает этих влияний . Как вы можете видеть на рис. 9.2, «Типы памяти», существует три основных типа неявной памяти: процедурная память, классические эффекты кондиционирования и прайминг.

Процедурная память относится к нашим часто необъяснимым знаниям о том, как что-то делать .Когда мы ходим из одного места в другое, разговариваем с другим человеком на английском, набираем номер мобильного телефона или играем в видеоигру, мы используем процедурную память. Процедурная память позволяет нам выполнять сложные задачи, даже если мы не можем объяснить другим, как мы их выполняем. Невозможно научить кого-то ездить на велосипеде; человек должен учиться на этом. Идея имплицитной памяти помогает объяснить, как младенцы могут учиться. Способность ползать, ходить и разговаривать — это процедуры, и эти навыки легко и эффективно развиваются в детстве, несмотря на то, что, будучи взрослыми, мы не имеем сознательной памяти о том, что изучили их.

Второй тип имплицитной памяти — это классических обусловливающих воздействия , в которых мы учимся, часто без усилий или осознания, связывать нейтральные стимулы (например, звук или свет) с другим стимулом (например, с пищей), что создает естественная реакция, такая как удовольствие или слюноотделение . Память об ассоциации проявляется, когда условный раздражитель (звук) начинает вызывать ту же реакцию, что и безусловный раздражитель (еда) до обучения.

Последний тип неявной памяти известен как , первичная память , или изменения поведения в результате переживаний, которые происходили часто или недавно, . Прайминг относится как к активации знания (например, мы можем подготовить концепцию доброты, представляя людям слова, относящиеся к доброте), так и к влиянию этой активации на поведение (люди, ориентированные на концепцию доброты, могут действовать более доброжелательно. ).

Одним из способов измерения влияния прайминга на имплицитную память является тест фрагмента слова , в котором человека просят заполнить пропущенные буквы, чтобы составить слова.Вы можете попробовать это сами: сначала попробуйте закончить следующие отрывки слова, но работайте над каждым только по три-четыре секунды. Какие-нибудь слова быстро приходят в голову?

_ я б _ а _ у

_ h _ s _ _ i _ n

_ о _ к

_ ч _ я с _

Теперь внимательно прочтите следующее предложение:

«Он взял свои материалы с полок, проверил их и затем покинул здание».

Затем попробуйте еще раз составить слова из фрагментов слов.

Я думаю, вы можете обнаружить, что после прочтения предложения легче заполнить фрагменты 1 и 3 как «библиотеку» и «книгу» соответственно, чем до того, как вы его прочитали. Однако прочтение предложения не помогло вам заполнить фрагменты 2 и 4 как «врач» и «фаэтон». Это различие в неявной памяти, вероятно, произошло из-за того, что, когда вы читали предложение, понятие «библиотека» (и, возможно, «книга») было задействовано, хотя они никогда не упоминались явно. Как только концепция подготовлена, она влияет на наше поведение, например, при тестировании фрагментов слов.

На наше повседневное поведение влияет подготовка в самых разных ситуациях. Увидев рекламу сигарет, мы можем начать курить, вид флага нашей родной страны может пробудить в нас патриотизм, а вид ученика из конкурирующей школы может пробудить наш дух соперничества. И эти влияния на наше поведение могут происходить без нашего ведома.

Направление исследований: привлечение внимания извне влияет на поведение

Одной из наиболее важных характеристик неявных воспоминаний является то, что они часто формируются и используются автоматически , без особых усилий или осознания с нашей стороны.В ходе одной демонстрации автоматизма и влияния эффектов прайминга Джон Барг и его коллеги (Bargh, Chen, & Burrows, 1996) провели исследование, в котором показали студентам бакалавриата списки из пяти зашифрованных слов, каждое из которых они должны были преобразовать в предложение. Кроме того, для половины участников исследования эти слова были связаны со стереотипами о пожилых людях. Эти участники видели такие слова, как:

в Виктории пенсионеры живут человек

человек в бинго, забывчивый играет

Другая половина участников исследования тоже составляла предложения, но из слов, которые не имели ничего общего со стереотипами пожилых людей.Целью этого задания было пробудить в памяти стереотипы о пожилых людях у одних участников, но не у других.

Затем экспериментаторы оценили, повлияет ли формирование стереотипов пожилого возраста на поведение учеников — и действительно, это имело место. Когда участник исследования собрал все свои вещи, думая, что эксперимент окончен, экспериментатор поблагодарил его или ее за участие и дал указания к ближайшему лифту. Затем, не зная об этом участников, экспериментаторы записали количество времени, которое участник провел, идя от дверного проема экспериментальной комнаты к лифту.Как вы можете видеть на Рисунке 9.3, «Результаты исследования». участники, которые составляли предложения с использованием слов, связанных со стереотипами пожилых людей, переняли поведение пожилых людей — они шли значительно медленнее, покидая экспериментальную комнату.

Рисунок 9.3 Результаты исследования. Барг, Чен и Берроуз обнаружили, что прайм-слова, связанные с пожилыми людьми, заставляют людей ходить медленнее (1996).

Чтобы определить, возникли ли эти эффекты прайминга из-за осведомленности участников, Барг и его коллеги попросили еще одну группу студентов выполнить задание по праймингу, а затем указать, думают ли они, что слова, которые они использовали для составления предложений, имеют какое-либо отношение друг к другу или могли каким-либо образом повлиять на их поведение.Эти студенты не подозревали, что эти слова могли быть связаны с пожилыми людьми или повлиять на их поведение.

Стадии памяти: сенсорная, кратковременная и долговременная память

Другой способ понять память — рассматривать ее в терминах этапов, которые описывают продолжительность времени, в течение которого информация остается доступной для нас. Согласно этому подходу (см. Рисунок 9.4, «Продолжительность памяти»), информация начинается с сенсорной памяти , перемещается в кратковременную память и в конечном итоге перемещается в долгосрочную память .Но не вся информация проходит через все три этапа; большая часть этого забыта. Будет ли информация перемещаться из памяти с более короткой продолжительностью в память с большей продолжительностью или она будет потеряна из памяти, полностью зависит от того, как информация обрабатывается и обрабатывается.

Рисунок 9.4 Продолжительность памяти. Память можно охарактеризовать с точки зрения этапов — продолжительности времени, в течение которого информация остается доступной для нас.

Сенсорная память

Сенсорная память относится к кратковременному хранению сенсорной информации .Сенсорная память — это буфер памяти, который длится очень недолго, а затем, если за ним не обращаются и не передают для дальнейшей обработки, он забывается. Цель сенсорной памяти — дать мозгу некоторое время для обработки поступающих ощущений и позволить нам увидеть мир как непрерывный поток событий, а не как отдельные части.

Зрительная сенсорная память известна как иконическая память . Иконическая память была впервые изучена психологом Джорджем Сперлингом (1960).В своем исследовании Сперлинг показал участникам отображение букв в рядах, подобное тому, что показано на Рисунке 9.5, «Измерение знаковой памяти». Однако дисплей длился всего около 50 миллисекунд (1/20 секунды). Затем Сперлинг дал своим участникам тест на запоминание, в котором их попросили назвать все буквы, которые они могли запомнить. В среднем участники могли вспомнить только около четверти букв, которые они видели.

Рисунок 9.5 Измерение пиктограмм памяти. Сперлинг показывал своим участникам такие дисплеи, как этот, всего лишь на 1/20 секунды.Он обнаружил, что когда он давал участникам команду сообщить об одном из трех рядов букв, они могли это сделать, даже если сигнал был дан вскоре после того, как дисплей был удален. Исследование продемонстрировало существование иконической памяти.

Сперлинг рассудил, что участники видели все буквы, но запомнили их лишь очень короткое время, что не позволяет им сообщить обо всех. Чтобы проверить эту идею, в своем следующем эксперименте он сначала показал те же буквы, но затем, после того, как дисплей был удален, он попросил участников сообщить о буквах из первого, второго или третьего ряда.В этом состоянии участники теперь указали почти все буквы в этом ряду. Этот вывод подтвердил догадку Сперлинга: участники имели доступ ко всем буквам в своих знаковых воспоминаниях, и если задача была достаточно короткой, они могли сообщить о той части дисплея, которую он просил. «Достаточно короткий» — это длина иконической памяти, которая составляет около 250 миллисекунд (секунды).

Слуховая сенсорная память известна как эхо-память .В отличие от культовых воспоминаний, которые очень быстро распадаются, эхо-воспоминания могут длиться до четырех секунд (Cowan, Lichty, & Grove, 1990). Это удобно, так как позволяет, помимо прочего, запоминать слова, которые вы произнесли в начале длинного предложения, когда вы дойдете до его конца, и делать заметки к самому последнему высказыванию профессора психологии даже после того, как он или она закончила это говорить.

У некоторых людей иконическая память, кажется, длится дольше, явление, известное как эйдетический образ (или фотографическая память ), в котором человека могут сообщать детали изображения за длительные периоды времени .Эти люди, которые часто страдают психологическими расстройствами, такими как аутизм, утверждают, что могут «видеть» изображение еще долго после того, как оно было представлено, и часто могут точно сообщить об этом изображении. Есть также некоторые свидетельства наличия эйдетической памяти в слухе; некоторые люди сообщают, что их эхо-воспоминания сохраняются в течение необычно долгих периодов времени. Композитор Вольфганг Амадей Моцарт, возможно, обладал эйдетической памятью на музыку, потому что даже когда он был очень молод и еще не имел большого музыкального образования, он мог слушать длинные композиции, а затем воспроизводить их почти идеально (Solomon, 1995). .

Кратковременная память

Большая часть информации, попадающей в сенсорную память, забывается, но информация, на которую мы обращаем внимание с целью ее запоминания, может перейти в кратковременную память . Кратковременная память (STM) — это место, где небольшие объемы информации могут временно храниться более нескольких секунд, но обычно менее одной минуты (Baddeley, Vallar, & Shallice, 1990). Информация в краткосрочной памяти не сохраняется постоянно, а становится доступной для обработки, и процессы, которые мы используем для осмысления, изменения, интерпретации и хранения информации в STM , известны как рабочая память .

Хотя это и называется памятью, рабочая память — это не хранилище памяти, как STM, а скорее набор процедур или операций с памятью. Представьте, например, что вас просят принять участие в такой задаче, как эта, которая является мерой рабочей памяти (Unsworth & Engle, 2007). Каждый из следующих вопросов отображается на экране компьютера по отдельности, а затем исчезает после того, как вы ответите на вопрос:

10 × 2-5 = 15? (Ответ ДА ​​ИЛИ НЕТ) Тогда запомните «S»
12 ÷ 6-2 = 1? (Ответ ДА ​​ИЛИ НЕТ) Тогда запомните «R»
10 × 2 = 5? (Ответ ДА ​​ИЛИ НЕТ) Тогда запомните «P»
8 ÷ 2-1 = 1? (Ответ ДА ​​ИЛИ НЕТ) Тогда запомните «Т»
6 × 2 — 1 = 8? (Ответ ДА ​​ИЛИ НЕТ) Тогда запомните «U»
2 × 3 — 3 = 0? (Ответ ДА ​​ИЛИ НЕТ) Тогда запомните «Q»

Чтобы успешно выполнить задание, вы должны правильно ответить на каждую математическую задачу и в то же время запомнить букву, следующую за задачей.Затем после шести вопросов вы должны перечислить буквы, которые появлялись в каждом из испытаний, в правильном порядке (в данном случае S, R, P, T, U, Q).

Для выполнения этой непростой задачи вам необходимо использовать самые разные навыки. Очевидно, что вам нужно использовать STM, так как вы должны хранить письма в хранилище, пока вас не попросят их перечислить. Но вам также нужен способ наилучшим образом использовать имеющееся у вас внимание и обработку. Например, вы можете решить использовать стратегию повторения букв дважды, затем быстро решить следующую задачу, а затем повторить буквы еще раз дважды, включая новую.Поддержание этой (или подобных ей) стратегии — это роль центрального исполнительного органа рабочей памяти , части рабочей памяти, которая направляет внимание и обрабатывает . Центральный исполнительный орган будет использовать любые стратегии, которые кажутся лучшими для данной задачи. Например, центральный исполнитель будет руководить процессом репетиции и в то же время направлять зрительную кору головного мозга на формирование образа списка букв в памяти. Вы можете видеть, что, хотя STM задействован, процессы, которые мы используем для работы с материалом в памяти, также имеют решающее значение.

Кратковременная память ограничена как по длине, так и по объему информации, которую она может хранить. Петерсон и Петерсон (1959) обнаружили, что, когда людей просили запомнить список трехбуквенных строк, а затем сразу же просили выполнить отвлекающее задание (считать в обратном порядке по тройкам), материал быстро забывался (см. Рис. 9.6, «STM»). Распад »), так что к 18 секундам он практически исчез.

Рисунок 9.6 Распад СТМ. Исследователи обнаружили, что информация, которую не репетировали, быстро исчезает из памяти.

Один из способов предотвратить распад информации из кратковременной памяти — использовать рабочую память для ее репетиции. Репетиция технического обслуживания — это процесс повторения информации мысленно или вслух с целью сохранения ее в памяти . Мы проводим профилактические репетиции, чтобы сохранить в памяти то, что мы хотим запомнить (например, имя человека, адрес электронной почты или номер телефона), достаточно долго, чтобы записать это, использовать или потенциально передать в долговременную память.

Если мы продолжим репетировать информацию, она останется в STM до тех пор, пока мы не перестанем ее репетировать, но есть также ограничение емкости для STM.Попробуйте читать каждую из следующих строк чисел, по одной строке за раз, со скоростью примерно одно число в секунду. Затем, когда вы закончите каждый ряд, закройте глаза и запишите столько чисел, сколько сможете вспомнить.

019

3586

10295

861059

1029384

75674834

657874104

6550423897

Если вы похожи на обычного человека, вы обнаружите, что в этом тесте рабочей памяти, известном как тест диапазона цифр , вы довольно хорошо справились примерно до четвертой строки, а затем у вас начались проблемы.Бьюсь об заклад, вы пропустили некоторые числа в последних трех рядах и очень плохо справились с последним.

Размах цифр у большинства взрослых составляет от пяти до девяти цифр, в среднем около семи. Когнитивный психолог Джордж Миллер (1956) назвал информацию «семь плюс-минус два» магическим числом кратковременной памяти. Но если мы можем хранить в кратковременной памяти максимум около девяти цифр, то как мы можем запоминать больший объем информации, чем этот? Например, как мы можем запомнить 10-значный номер телефона, достаточно длинный, чтобы набрать его?

Один из способов расширить нашу способность запоминать вещи в STM — это использовать метод памяти под названием chunking . Разделение на части — это процесс организации информации в более мелкие группы (фрагменты), тем самым увеличивая количество элементов, которые могут храниться в STM . Например, попробуйте запомнить эту строку из 12 букв:

XOFCBANNCVTM

У вас, вероятно, не получится, потому что количество букв больше магического числа семи.

Теперь попробуйте еще раз с этим:

CTVCBCTSNHBO

Помогло бы вам, если бы я указал, что материал в этой строке можно разбить на четыре набора по три буквы в каждом? Я думаю, что да, потому что тогда, вместо того чтобы запоминать 12 букв, вам нужно было бы запомнить только названия четырех телеканалов.В этом случае разбиение на части изменяет количество элементов, которые вы должны запомнить, с 12 до четырех.

Эксперты полагаются на фрагменты, которые помогают им обрабатывать сложную информацию. Герберт Саймон и Уильям Чейз (1973) показали мастерам шахмат и новичкам в шахматах различные положения фигур на шахматной доске в течение нескольких секунд каждое. Эксперты намного лучше, чем новички, запоминали позиции, потому что они могли видеть «общую картину». Им не нужно было запоминать положение каждой из частей по отдельности, они разбили части на несколько более крупных макетов.Но когда исследователи показали обеим группам случайные шахматные позиции — позиции, которые вряд ли встретятся в реальных играх, — обе группы справились одинаково плохо, потому что в этой ситуации эксперты утратили способность организовывать раскладки (см. Рисунок 9.7, «Возможные и Невозможные шахматные позиции »). То же самое и с баскетболом. Баскетболисты гораздо лучше запоминают настоящие баскетбольные позиции, чем не игроки, но только тогда, когда позиции имеют смысл с точки зрения того, что происходит на площадке или что может произойти в ближайшем будущем, и, таким образом, могут быть разделены на более крупные единицы (Дидьерджан И Marmèche, 2005).

Рисунок 9.7 Возможные и невозможные шахматные позиции. Опыт имеет значение: опытные шахматисты могут запоминать позиции игры справа намного лучше, чем новички в шахматах. Но специалисты запоминают позиции слева не лучше, чем новички, чего не может быть в реальной игре.

Если информация проходит мимо краткосрочной памяти, она может поступать в долговременную память (LTM), , память , в которой может храниться информация в течение дней, месяцев и лет .Объем долговременной памяти велик, и нет известного предела тому, что мы можем помнить (Wang, Liu, & Wang, 2003). Хотя мы можем забыть по крайней мере некоторую информацию после того, как мы ее узнаем, другие вещи останутся с нами навсегда. В следующем разделе мы обсудим принципы долговременной памяти.

Основные выводы

  • Память означает способность сохранять и извлекать информацию с течением времени.
  • Для некоторых вещей наша память очень хороша, но наша активная когнитивная обработка информации гарантирует, что память никогда не будет точной копией того, что мы испытали.
  • Явная память относится к переживаниям, которые можно намеренно и сознательно запомнить, и они измеряются с помощью воспоминаний, узнавания и повторного обучения. Явная память включает эпизодические и смысловые воспоминания.
  • Меры повторного обучения (также известные как «сбережения») оценивают, насколько быстрее информация усваивается, когда она изучается снова после того, как она уже была изучена, но затем забыта.
  • Неявная память относится к влиянию опыта на поведение, даже если человек не осознает этих влияний.Три типа неявной памяти — это процедурная память, классическое обусловливание и прайминг.
  • Обработка информации начинается в сенсорной памяти, переходит в кратковременную память и, в конечном итоге, переходит в долговременную память.
  • Репетиция и разбивка на части используются для хранения информации в кратковременной памяти.
  • Объем долговременной памяти велик, и нет известного предела тому, что мы можем запомнить.

Упражнения и критическое мышление

  1. Перечислите некоторые ситуации, в которых сенсорная память вам полезна.Как вы думаете, каким было бы ваше восприятие стимулов, если бы у вас не было сенсорной памяти?
  2. Опишите ситуацию, в которой вам необходимо использовать рабочую память для выполнения задачи или решения проблемы. Как вам помогает ваша рабочая память?

Список литературы

Аткинсон Р. К. и Шиффрин Р. М. (1968). Человеческая память: предлагаемая система и процессы управления ею. В К. Спенс (ред.), Психология обучения и мотивации (Том 2). Оксфорд, Англия: Academic Press.

Баддели, А. Д., Валлар, Г., и Шаллис, Т. (1990). Развитие концепции рабочей памяти: значение и вклад нейропсихологии. В G. Vallar & T. Shallice (Eds.), Нейропсихологические нарушения кратковременной памяти (стр. 54–73). Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Барг, Дж. А., Чен, М., и Берроуз, Л. (1996). Автоматичность социального поведения: прямое влияние построения черты и активации стереотипа на действие. Журнал личности и социальной психологии, 71 , 230–244.

Бриджмен Б. и Морган Р. (1996). Успех в колледже для студентов с разницей в успеваемости по тестам с несколькими вариантами ответов и эссе. Журнал педагогической психологии, 88 (2), 333–340.

Коуэн Н., Личти В. и Гроув Т. Р. (1990). Свойства памяти для необслуживаемых разговорных слогов. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 16 (2), 258–268.

Didierjean, A., & Marmèche, E. (2005). Предварительное представление визуальных баскетбольных сцен новичками и опытными игроками. Визуальное познание, 12 (2), 265–283.

Хайст Ф., Шимамура А. П. и Сквайр Л. Р. (1992). О связи между воспоминанием и памятью узнавания. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 18 (4), 691–702.

Миллер Г. А. (1956). Магическое число семь, плюс-минус два: некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию. Психологический обзор, 63 (2), 81–97.

Нельсон Т. О. (1985). Вклад Эббингауза в измерение удержания: экономия при повторном обучении. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 11 (3), 472–478.

Петерсон, Л., и Петерсон, М. Дж. (1959). Кратковременное удержание отдельных словесных заданий. Журнал экспериментальной психологии, 58 (3), 193–198.

Саймон Х. А. и Чейз У. Г. (1973). Умение играть в шахматы. Американский ученый, 61 (4), 394–403.

Соломон, М. (1995). Моцарт: Жизнь . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harper Perennial.

Сперлинг, Г.(1960). Информация доступна в кратком наглядном представлении. Психологические монографии, 74 (11), 1–29.

Ансуорт, Н. и Энгл, Р. У. (2007). О разделении кратковременной и рабочей памяти: исследование простого и сложного диапазона и их связи со способностями более высокого порядка. Психологический бюллетень, 133 (6), 1038–1066.

Ван, Ю., Лю, Д., и Ван, Ю. (2003). Открытие возможностей человеческой памяти. Brain & Mind, 4 (2), 189–198.

Авторство изображений

Рисунок 9.4: По материалам Аткинсона и Шиффрина (1968).

Рисунок 9.5: По материалам Sperling (1960).

Рисунок 9.6: По материалам Peterson & Peterson (1959).

Ограниченная емкость для задач памяти с несколькими функциями в одном объекте

Мы обнаружили, что изменение количества запоминаемых функций для одного объекта влияет на производительность при выполнении задачи с памятью.Ключевым нововведением этого исследования было то, что память для нескольких функций была измерена в пределах одного объекта , а не память для функций нескольких объектов (см. Также Vogels et al., 1988). Особый случай одного объекта важен, потому что он исключает любую возможность эффектов, опосредованных присутствием нескольких объектов. Например, не было возможности для эффектов возникать из-за интерференции между несколькими объектами (например, McConnell & Quinn, 2000) или из-за путаницы в отношении того, какие функции сочетаются с какими объектами (например, McConnell & Quinn, 2000).г., Wheeler & Treisman, 2002). В общем, использование одного объекта — это способ изучить эффекты запоминания нескольких функций без возможности смешивания эффектов из-за нескольких объектов. То, что количество запоминаемых функций повлияло на производительность памяти с одним объектом, указывает на то, что память функций не имеет неограниченной емкости, и, таким образом, ограничение на дискретный объект для визуальной памяти не может быть единственным ограничением в визуальной памяти. Кроме того, относительно небольшие эффекты, обнаруженные в эксперименте 2, также позволяют отказаться от модели фиксированной емкости.Влияние количества функций находится между двумя крайними моделями.

Следующее обсуждение состоит из четырех частей. Первая часть связывает наше исследование одного объекта с обширной литературой по множеству объектов. Следующие две части посвящены теоретической интерпретации влияния количества соответствующих характеристик, а в четвертой части обсуждаются возможные причины разницы в величинах эффектов, обнаруженных в экспериментах 1 и 2.

Влияние количества характеристик с несколькими объектами

Влиятельное исследование визуальной рабочей памяти (Luck & Vogel, 1997) пришло к противоположному выводу, что визуальная рабочая память ограничена не количеством запоминаемых функций, а только количеством объектов. в котором реализованы эти функции.В этих экспериментах испытуемым были представлены краткие изображения для исследования, состоящие из двух-шести цветных линий, за которыми через 0,9 секунды следовало тестовое изображение, которое было либо неизменным, либо разным для одного объекта. Испытуемые ответили на тестовый дисплей «одинаково» или «по-разному». В различных блоках испытаний испытуемых просили обнаруживать изменения цвета, ориентации или и того, и другого. Производительность снижалась по мере увеличения количества объектов, но практически никакого влияния на производительность количества соответствующих функций не наблюдалось.Этот результат с несколькими объектами явно противоречит настоящему исследованию.

Более поздние исследования, однако, показали, что особенности действительно играют роль (Cowan, Blume, & Saults, 2013; Davis & Holmes, 2005; Marshall & Bays, 2013; Olson & Jiang, 2002; Wheeler & Treisman, 2002; Xu). , 2002). Об особенно простой демонстрации эффекта ряда важных функций сообщалось в Fougnie et al. (2010). Они предъявили три стимула, которые различались по цвету и ориентации, и исследовали память об одной особенности одного объекта.Испытуемые должны были сообщить о соответствующей особенности, используя метод корректировки Уилкена и Ма (2004; см. Также Zhang & Luck, 2008, 2011), который позволяет оценить как точность воспоминаний, так и количество запоминаемых элементов. В разных блоках испытаний испытуемые должны были помнить цвет, ориентацию или и то, и другое. Увеличение количества соответствующих функций привело к снижению точности, но не повлияло на количество запоминаемых объектов. Фуни и его коллеги (Fougnie et al., 2010; см. Также Fougnie, Cormiea, & Alvarez, 2013) предложили гибридную модель, в которой зрительная память ограничена как количеством запоминаемых объектов, так и, по отдельности, количеством незабываемых черт.Количество объектов влияет как на емкость хранилища, так и на точность, тогда как количество функций влияет только на точность. Настоящие результаты также согласуются с такой гибридной моделью, поскольку мы обнаружили, что обработка была ограничена количеством функций, которые нужно запомнить. Наши эксперименты с одним объектом не говорят о том, наложено ли дополнительное ограничение на количество запоминаемых объектов.

Природа ограничений емкости: емкость хранилища по сравнению с производительностью обработки

Ограничения емкости, наблюдаемые в настоящем исследовании, могут касаться производительности обработки , в смысле количества информации, обрабатываемой на дисплее (Broadbent, 1958), а не Емкость памяти , определяемая количеством объектов на дисплее (Миллер, 1956).Обсуждения относительно ограничений емкости зрительной памяти часто сосредотачиваются на ограничениях в хранении зрительной информации. Возможно, это естественный фокус при размышлениях о памяти. Но важно также учитывать возможные ограничения обработки кодирования, обслуживания и поиска визуальной информации (см. Cowan & Morey, 2007; Fougnie & Marois, 2009).

Для интуитивного понимания предела точности из-за ограниченной производительности обработки рассмотрим модель размера выборки Шоу (1980), которая была основой для наших прогнозов фиксированной емкости.Согласно этой модели, можно сделать n отсчетов представления стимула в единицу времени. Для одной релевантной функции все эти образцы могут относиться к одной функции. Для четырех релевантных функций образцы необходимо разделить, что приведет к менее точной оценке отдельных функций. Для случая равномерно разделенных выборок дисперсия оценки обратно пропорциональна количеству выборок, и, таким образом, стандартное отклонение удваивается, когда размер набора памяти увеличивается в 4 раза.Таким образом, ограничения производительности, наблюдаемые в этом исследовании, могут отражать ограничение производительности обработки, подобное тому, которое зафиксировано в этой модели, которое будет проявляться как ограничение точности представления визуальной информации. Эта интуиция выборки — это начало, но она не говорит о том, какой конкретный аспект обработки ограничен: кодирование, обслуживание, поиск или все вышеперечисленное?

Бэйс, Горгораптис, Ви, Маршалл и Хусейн (2011) предложили конкретную гипотезу о возможностях обработки для эффекта множества особенностей.Они предложили комбинацию ограничения памяти для объектов и ограничения кодирования памяти для функций внутри объекта. Чтобы проверить эту идею, они варьировали как продолжительность стимула, так и количество функций и объектов, и нашли результаты, согласующиеся с этой двухкомпонентной гипотезой. Недавно эта идея была развита Сьюэлл, Лилберн и Смит (2014).

Предел дискретного объекта иногда может имитировать предел точности. Чжан и Лак (Zhang and Luck, 2008) предположили, что влияние на точность, которую они вывели с помощью процедуры оценки реплики, можно было бы учесть в рамках модели, предполагающей ограничение на размер дискретного объекта.В частности, они предложили модель, в которой, когда размер набора памяти ниже предела емкости хранилища, можно хранить несколько копий некоторых объектов, что приводит к измеряемому повышению точности. Это решение не работает для настоящего исследования, потому что несколько копий (одного) объекта исследования улучшили бы точность всех характеристик объекта; не было бы преимуществ указывать одну функцию как релевантную, а не все четыре функции.

Тенденция сосредотачиваться на ограничениях памяти при рассмотрении памяти может быть причиной того, что особый случай одиночного объекта не учитывается.Если сосредоточить внимание только на возможных ограничениях хранения в памяти, то вряд ли можно будет рассматривать случай одного объекта, потому что он вряд ли выявит пределы системы.

Память или восприятие?

Используемая здесь парадигма «исследование – тест» была предназначена для измерения зрительной памяти, но мог ли наблюдаемый эффект размера набора быть следствием восприятия? Это сложный вопрос, и лишь немногие исследования непосредственно касались его (например, Bays et al., 2011; Fougnie & Marois, 2009; Mazyar, van den Berg, & Ma, 2012; Sewell et al., 2014). Рассмотрим два противоположных аргумента. Аргумент в пользу теории восприятия исходит из эксперимента Mazyar et al. (2012), в которых они обнаружили аналогичные эффекты количества объектов / функций, используя парадигмы согласованного поиска и памяти (но см. McLean, 1999). Мазьяр и его коллеги интерпретировали этот результат как соответствующий ограничениям восприятия и отсутствию ограничений памяти.

Аргументом против теории восприятия является то, что некоторые эксперименты не показали влияния количества одновременных объектов / функций, использующих поисковые задачи (например,г., Хуанг и Пашлер, 2005; Шарфф, Палмер и Мур, 2011 г.). Авторы этих исследований интерпретировали свои результаты как не показывающие ограничений восприятия для этих видов простых стимулов и задач, и, таким образом, память должна быть пределом в парадигмах исследование – тест. Критически важная для памяти, эта одновременно-последовательная процедура была применена к влиянию нескольких объектов на производительность памяти Sewell et al. (2014; см. Также Liu & Becker, 2013; Mance, Becker & Liu, 2012). Сьюэлл и его коллеги обнаружили одинаковую производительность для одновременных и последовательных отображений, совместимую с отсутствием ограничений на восприятие, несмотря на влияние общего количества запоминаемых элементов.Следующим шагом будет использование этих методов для изучения влияния количества функций на один объект. Разобраться в этой проблеме будет важно, потому что один из способов «спасти» простую гипотезу памяти — это приписать восприятию любое исключение из гипотезы памяти.

Эксперимент 1 по сравнению с экспериментом 2

Эксперименты 1 и 2 дали эффекты, которые заметно различались по величине. Эффект в эксперименте 1 был таким же большим, как и предсказанный моделями фиксированной емкости, тогда как эффект в эксперименте 2, хотя и несовместим с моделями неограниченной емкости, был намного меньше, чем предсказывали модели фиксированной емкости.Эти два эксперимента отличались несколькими процедурными различиями, и поэтому мы не можем с уверенностью сказать, что является источником (или являются источниками) различия. Мы предложили некоторые предположения при обсуждении эксперимента 2.

Более широкая точка зрения состоит в том, что независимо от конкретной причины разницы в величине эффекта между двумя экспериментами, это пример того, как детали процедуры могут изменить эффект воздействия. ряд соответствующих функций. Задача может изменить, например, то, как количество решений изменяется в зависимости от количества функций (см. Busey & Palmer, 2008, для примера этого в визуальном поиске).Задача может упростить или усложнить процесс поиска (см. Примеры этого в словесной памяти Anderson & Bower, 1972 и Kintsch, 1970). В описываемых здесь экспериментах, например, использовалась задача распознавания с указаниями , в которой испытуемые должны были оценить конкретный аспект экрана исследования с указанием указаний. В частности, была запрошена одна из четырех функций. В предыдущих исследованиях был показан весь объект (или набор объектов) (например, Palmer, 1990). Эта задача распознавания была выбрана потому, что она сводит к минимуму возможность влияния процессов принятия решений и поиска на величину наблюдаемых эффектов размера набора памяти.Более распространенная задача распознавания зонда , в которой испытуемые судят, присутствовал ли данный стимул где-либо в запомненном отображении (например, Mazyar et al., 2012), вероятно, представляет собой более сложную проблему поиска и решения, потому что все элементы дисплея исследования имеют отношение к ответу. Но эта задача, в свою очередь, представляет собой более простое решение и проблему поиска, чем другой обнаружение изменений (например, Keshvari et al., 2013; Luck & Vogel, 1997; Scott-Brown & Orbach, 1998), который представляет предмет с множеством решений, так как все элементы исследования и отображения теста актуальны.Остается выяснить, как конкретная задача влияет на количество запоминаемых функций.

Емкость визуальной рабочей памяти для функций и соединений

  • 1

    Баддели, А. Д. Рабочая память (Clarendon, Oxford, (1986)).

    Google Scholar

  • 2

    Jonides, J. et al. Пространственная рабочая память у людей по данным ПЭТ. Nature 363 , 623–625 (1993).

    объявлений CAS Статья Google Scholar

  • 3

    Миллер, Э. К., Эриксон, К. А. и Десимон, Р. Нейронные механизмы зрительной рабочей памяти в префронтальной коре макака. J. Neurosci. 16 , 5154–5167 (1996).

    CAS Статья Google Scholar

  • 4

    Уилсон, Ф. А. У., О’Скалайд, С. П. и Гольдман-Ракич, П. С. Диссоциация предметных и пространственных областей обработки в префронтальной коре приматов. Наука 260 , 1955–1958 (1993).

    объявлений CAS Статья Google Scholar

  • 5

    Паулесу, Э., Фрит, К. Г. и Фраковяк, Р. С. Дж. Нейронные корреляты вербального компонента рабочей памяти. Nature 362 , 342–345 (1993).

    объявлений CAS Статья Google Scholar

  • 6

    Фустер, Дж. М. Память в коре головного мозга: эмпирический подход к нейронным сетям у человека и нечеловеческих приматов (MIT Press, Cambridge, MA, (1995)).

    Google Scholar

  • 7

    Лисман, Дж. Э. и Идиарт, М. А. П. Хранение 7 +/- 2 кратковременных воспоминаний в колебательных подциклах. Наука 267 , 1512–1515 (1995).

    объявлений CAS Статья Google Scholar

  • 8

    Филлипс, В. А. О различии между сенсорной памятью и кратковременной зрительной памятью. Восприятие. Психофизика. 16 , 283–290 (1974).

    Артикул Google Scholar

  • 9

    Палер, Х. Знакомство и обнаружение визуальных изменений. Восприятие. Психофизика. 44 , 369–378 (1988).

    Артикул Google Scholar

  • 10

    Палмер Дж. Ограничения внимания на восприятие и память визуальной информации. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 16 , 332–350 (1990).

    CAS Статья Google Scholar

  • 11

    Грин Д. М. Обнаружение слуховых синусоид неопределенной частоты. J. Acoust. Soc. Являюсь. 33 , 897–903 (1961).

    объявлений Статья Google Scholar

  • 12

    Палмер, Дж. Эффекты размера набора в визуальном поиске: эффект внимания не зависит от стимула для простых задач. Vision Res. 34 , 1703–1721 (1994).

    объявлений CAS Статья Google Scholar

  • 13

    Палмер, Дж., Эймс, К. Т. и Линдси, Д. Т. Измерение влияния внимания на простой визуальный поиск. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 19 , 108–130 (1993).

    CAS Статья Google Scholar

  • 14

    Коэн, А. и Иври, Р.Иллюзорные союзы внутри и вне фокуса внимания. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 15 , 650–663 (1989).

    CAS Статья Google Scholar

  • 15

    Миллер, Г. А. Магическое число семь, плюс-минус два: Некоторые ограничения нашей способности обрабатывать информацию. Psychol. Ред. 63 , 81–97 (1956).

    CAS Статья Google Scholar

  • 16

    Дункан, Дж.Выборочное внимание и организация визуальной информации. J. Exp. Psychol. Gen. 113 , 501–517 (1984).

    CAS Статья Google Scholar

  • 17

    Трейсман, А. Проблема привязки. Curr. Opin. Neurobiol. 6 , 171–178 (1996).

    CAS Статья Google Scholar

  • 18

    Сингер, У. и Грей, К.М. Интеграция визуальных признаков и гипотеза временной корреляции. Annu. Rev. Neurosci. 18 , 555–586 (1995).

    CAS Статья Google Scholar

  • 19

    Нибур, Э., Кох, К. и Розин, К. Основанная на колебаниях модель нейрональной основы внимания. Vision Res. 33 , 2789–2802 (1993).

    CAS Статья Google Scholar

  • 20

    Удача, С.J. & Beach, N.J. в Visual Attention (изд. Wright, R.) (Oxford Univ. Press, в печати).

  • 21

    Sperling, G. Информация представлена ​​в виде кратких наглядных презентаций. Psychol. Monogr. 74 ((1960)).

  • Границы | Важность специфики памяти и когерентности памяти для личности: соединение двух характеристик автобиографической памяти

    Введение

    Исследования неизменно демонстрируют сложные отношения между автобиографической памятью и личностью.Различные особенности автобиографических воспоминаний по-разному способствуют благополучию и эффективному функционированию личности, и некоторые из этих характеристик памяти частично пересекаются. В этой статье мы сосредоточимся, в частности, на двух особенностях автобиографических воспоминаний: специфичности памяти и ее связности. Исследования этих двух характеристик развивались довольно независимо в течение последних трех десятилетий. Это, на наш взгляд, довольно удивительно, поскольку при сравнении обеих литературных источников кажется, что между ними есть сходство.Специфика памяти и когерентность памяти показывают, например, сходные ассоциации с благополучием и психопатологией. Они также демонстрируют очень похожие пути развития в детстве и подростковом возрасте. Эти сходства заставляют нас задаться вопросом, как они могут относиться друг к другу и как они оба относятся к себе. На наш взгляд, объединение обеих областей исследования открывает новые захватывающие возможности для будущих исследований. Таким образом, цель данной статьи состоит в том, чтобы указать на захватывающие исследовательские возможности, которые могут возникнуть в результате интеграции согласованности и специфичности, и объяснить, почему и как обе области исследований могут извлечь выгоду из такой интеграции в будущих исследованиях.Во-первых, мы сосредоточимся на отношениях между автобиографической памятью и самостью, после чего дадим краткий обзор литературы, посвященной специфике памяти и когерентности памяти, а также тому, как они соотносятся с самим собой. Мы также укажем на некоторые оставшиеся вопросы и ограничения в обеих областях исследования. Затем мы свяжем обе особенности автобиографической памяти, описав некоторые важные сходства и сформулировав гипотезы о том, как они могут соотноситься друг с другом. Мы сделаем первую попытку теоретической интеграции, позиционируя как специфичность памяти, так и когерентность памяти в рамках системы самопамяти Конвея и Плейделла-Пирса.Наконец, мы предложим некоторые новые интересные возможности для исследований и более подробно опишем, как их интеграция в будущих исследованиях может быть полезной для исследований как специфичности памяти, так и когерентности памяти. В этой статье мы будем ссылаться на систему самопамяти Конвея и Плейделла-Пирса (Conway and Pleydell-Pearce, 2000), чтобы проиллюстрировать взаимные и сложные отношения между автобиографической памятью и самим собой. Хотя система самопамяти — лишь одна из многих доступных теоретических моделей, мы выбрали эту модель, потому что она предлагает интересную теоретическую основу для изучения того, как потенциально могут быть интегрированы специфичность и когерентность памяти.

    Автобиографическая память и личность

    Автобиографические воспоминания — это воспоминания о лично пережитых событиях, которые выходят за рамки простого фактического описания события и включают личные убеждения, мысли и эмоции (Bruner, 1990; Fivush, 2010). Вместе они образуют сеть воспоминаний, называемую автобиографической памятью, которая содержит личную информацию, составляющую уникальную историю жизни человека (Fivush et al., 2011). Структура этой интегративной сети проиллюстрирована в книге Конвея и Плейделла-Пирса «Система самопамяти» (Conway and Pleydell-Pearce, 2000; Conway et al., 2004). История личной жизни человека состоит из различных слоев автобиографических воспоминаний, которые представлены в автобиографической базе знаний и в системе эпизодической памяти: схема жизненного рассказа, периоды жизни, общие события и знания о конкретных событиях. Эти категории упорядочены в иерархии от общей к конкретной личной информации. Схема жизнеописания — это мысленное представление основных компонентов жизни человека и представление этого человека о том, как его жизненная история строится в рамках культуры, в которой он живет.Жизненные периоды представляют собой определенные периоды в жизни человека с четким началом и концом, которые имеют отличительные тематические особенности (например, мое время в Левенском университете). Общие события более конкретны, чем периоды жизни, и состоят из кластеров повторяющихся событий или последовательностей связанных событий, которые разделяют определенную тему (например, поездка в класс по утрам). Доступ к одной памяти об общем событии запускает другие, входящие в те же или связанные кластеры. Наконец, знание, относящееся к конкретному событию, относится к перцептивной и сенсорной информации об отдельных личностях (например,г., защита моей диссертации). Автобиографические воспоминания извлекаются путем последовательной активации этих трех категорий, при этом более общая информация на верхних уровнях запускает связанную информацию на более конкретных уровнях (Conway and Pleydell-Pearce, 2000; Conway et al., 2004). Вместе личная информация, которая хранится на этих различных иерархических уровнях, представляет, кем мы являемся, были и можем быть в будущем (Conway, 2005).

    Автобиографическая память по-разному поддерживает благополучие и эффективное функционирование личности.Прежде чем мы более подробно опишем роль автобиографической памяти для себя, мы более подробно рассмотрим, как можно концептуализировать личность. В системе самопамяти Конвея и Плейделла-Пирса «я» представлено тремя отдельными конструкциями, которые взаимодействуют друг с другом: работающим «я», концептуальным «я» и долгосрочным «я» (см. Conway and Pleydell-Pearce, 2000; Conway et al., 2004). Работающее Я состоит из иерархии текущих личных целей, которые, как считается, направляют познания, эмоции и поведение для достижения этих целей.Личный опыт организован и оценен в зависимости от его соответствия текущим целям. Результат этой оценки определяет, какой опыт с большей вероятностью будет закодирован и впоследствии вызван из памяти, отдавая предпочтение личным событиям, которые соответствуют чьим-то целям. Долгосрочное «я» содержит более постоянную информацию о себе, которая требуется работающему «я» для организации и оценки личного опыта. Одним из аспектов долгосрочного «я» является концептуальное «я», которое состоит из установок, ценностей, убеждений, схем отношений и т. Д.Помимо концептуального «я», долгосрочное «я» также включает автобиографическую базу знаний, о которой мы говорили ранее. Работающее «я», концептуальное «я» и долгосрочное «я» взаимодействуют и тем самым влияют на формирование автобиографических воспоминаний.

    Предыдущее, кажется, указывает на то, что автобиографическая память и личность разделяют сложные и взаимные отношения. Самость опосредует формирование автобиографических воспоминаний и контролирует их доступность. Напротив, автобиографическая память служит себе по-разному (см. Более подробный обзор в Bluck and Alea, 2002; Fivush, 2011; или Pillemer, 1992).Во-первых, автобиографические воспоминания дают человеку ощущение непрерывности во времени; идея, что один и тот же человек сейчас такой же, как и в прошлом, и будет в будущем. Даже если человек меняется, эти изменения объясняются и понимаются через опыт роста, который приводит к новым взглядам на себя. Во-вторых, автобиографическая память способствует созданию и поддержанию социальной сети через воспоминания других. В-третьих, воспоминания о прошлом личном опыте определяют наше нынешнее и будущее поведение.В-четвертых, и наконец, путем создания воспоминаний о негативных или стрессовых переживаниях и интеграции этих воспоминаний в более широкие рамки автобиографическая память облегчает процесс совладания с негативными эмоциями и их разрешения (Fivush, 2011). Эти корыстные функции автобиографической памяти способствуют благополучию (Fivush, 2011).

    Одиночные автобиографические воспоминания состоят из различных характеристик, таких как количество связанных с ними деталей, их эмоциональная интенсивность, структурные характеристики и т. Д.Исследование того, как конкретные характеристики личных воспоминаний способствуют благополучию, расширяет наше понимание того, как автобиографическая память соотносится с самим собой. В этой статье мы более подробно рассмотрим две особенности автобиографических воспоминаний и то, как они соотносятся с самим собой: специфичность памяти и когерентность памяти.

    Специфичность памяти

    В течение последних трех десятилетий одна особенная характеристика автобиографической памяти, а именно ее специфичность, была важной темой исследования.Специфика памяти обычно операционализируется как способность восстанавливать определенные личные воспоминания после эмоциональных реплик. Чтобы личное воспоминание считалось конкретным, оно должно состоять из определенного события, которое произошло в определенное время и в определенном месте и длилось не более одного дня (Williams and Broadbent, 1986). Вся литература о специфичности памяти может быть возвращена к довольно случайному наблюдению Уильямса и Бродбента (1986). Они обнаружили, что, по сравнению со здоровой контрольной группой, депрессивные и суицидальные люди с трудом восстанавливают конкретные личные воспоминания после эмоциональных реплик (парадигма, которая сейчас обычно называется автобиографическим тестом памяти или AMT).Вместо того, чтобы извлекать определенные воспоминания в соответствии с инструкциями, они чаще реагировали сверхобщими воспоминаниями, такими как категориальные воспоминания (т. Е. Воспоминания относятся к классу общих событий) или расширенные воспоминания (т. Е. Описываемое событие длилось более 1 дня) (Уильямс и Бродбент, 1986). Это явление называется сверхобщей автобиографической памятью или OGM. Когда просят вспомнить конкретное воспоминание после ключевого слова «счастливый», тот, кто имеет тенденцию вспоминать сверхобщие воспоминания, скажет, например, «всякий раз, когда я в отпуске», вместо того, чтобы дать более конкретный ответ вроде «в последний раз я был счастлив В субботу вечером, когда я пошел в кино со своим лучшим другом.’

    Как мы упоминали ранее, автобиографическая память служит себе четырьмя различными способами; он помогает нам управлять будущим поведением, формировать и поддерживать социальную сеть, создавать постоянное ощущение себя и справляться с негативными эмоциями и переживаниями (Pillemer, 1992; Bluck and Alea, 2002; Fivush et al., 2003; Fivush, 2011). Было обнаружено, что все эти четыре функции связаны с психологическим и физическим благополучием (Fivush, 2011). Чтобы объяснить важность специфики автобиографических воспоминаний для личности, мы последовательно описываем то, как специфичность памяти участвует в этих четырех функциях.

    Самонаведение

    Специфика памяти поддерживает эффективное функционирование личности, управляя текущим и будущим поведением. Например, при столкновении с проблемой возможность вспомнить конкретное прошлое событие облегчает решение проблемы, поскольку знания о прошлых решениях могут быть перенесены в текущую ситуацию. Другими словами, способность вспомнить конкретный прошлый опыт, который похож на текущую ситуацию, и подробности того, как справлялись с прошлой ситуацией, улучшает решение проблем текущей ситуации (Evans et al., 1992; Годдард и др., 1996, 1997; Скотт и др., 2000; Raes et al., 2005). Таким образом, трудности с воспроизведением конкретных воспоминаний мешают решению проблем. Кроме того, трудности с запоминанием конкретного прошлого опыта также связаны с трудностями в представлении конкретных будущих событий и постановке целей на будущее (Belcher and Kangas, 2014). Было обнаружено, что неспособность представить себе конкретные будущие события вызывает чувство безнадежности (Evans et al., 1992; Williams et al., 1996).

    Отношение к себе

    Обмен автобиографическими воспоминаниями с другими облегчает формирование и поддержание социальной сети.Предполагается, что люди развивают близкие и интимные отношения с другими, делясь конкретными личными воспоминаниями (Alea and Bluck, 2003). Чтобы по-настоящему узнать кого-то, важно поделиться конкретными личными воспоминаниями, поскольку эти воспоминания раскрывают уникальную историю жизни человека (например, уникальные приключения или препятствия, с которыми он сталкивался на протяжении всей своей жизни) (Habermas and Bluck, 2000). Делая это, человек отличает себя от других (Beike et al., 2016). Исследования действительно показали, что обмен конкретными личными воспоминаниями увеличивает близость и близость.Люди сообщают, что чувствуют себя более близкими к партнеру по охране природы и испытывают более позитивное настроение после разговоров, в которых делились конкретными воспоминаниями (например, Pasupathi and Carstensen, 2003; Alea and Bluck, 2007). Эта связь между близостью и обменом конкретными воспоминаниями кажется двунаправленной, поскольку чувство близости с кем-то облегчает обмен конкретными личными воспоминаниями. Чувства близости и близости создают безопасный контекст для раскрытия конкретной личной информации, что, в свою очередь, увеличивает близость (Beike et al., 2016). Однако недавнее исследование Beike et al. (2016) показали, что обмен конкретными личными воспоминаниями не увеличивает близость и близость в большей степени, чем раскрытие общей личной информации. Таким образом, обмен личной информацией сам по себе кажется более важным для установления близких отношений с другими, чем характер информации (конкретный или общий).

    Самоидентификация

    Помимо управления будущим поведением и облегчения социальных взаимодействий, специфичность памяти также участвует в создании стабильного самоощущения.Автобиографическая память представляет собой чью-то уникальную личную историю, которая определяет, кем он является во времени. Воспоминание о конкретном личном опыте играет важную роль в создании постоянного ощущения себя (Bluck and Habermas, 2000), что считается важной задачей развития в подростковом возрасте (Erikson, 1968; McAdams, 1985). Путем интерпретации, оценки и связывания различных конкретных личных переживаний, которые считаются важными для понимания того, кем вы являетесь, развивается чувство собственного достоинства.Это относится к процессу автобиографических рассуждений, который способствует развитию идентичности (Bluck and Habermas, 2000; Habermas and Bluck, 2000; Fivush et al., 2011). Однако исследований, непосредственно посвященных влиянию специфики памяти на развитие личности, довольно мало. Тем не менее, разумно предположить, что трудности с вспоминанием конкретных личных переживаний могут повлиять на самоощущение человека. Если кто-то не может вспомнить конкретные воспоминания, уникальные для этого человека, и отличить себя от других, можно предположить, что это было бы связано с менее глубоким и стабильным ощущением себя.Некоторые исследования автобиографической памяти у пациентов с болезнью Альцгеймера и некоторыми расстройствами личности, похоже, подтверждают эту гипотезу. Болезнь Альцгеймера, например, характеризуется дефицитом воспоминаний о себе (включая конкретные воспоминания), что приводит к нарушению самоощущения и самосознания (см. El Haj et al., 2015). Кроме того, у пациентов с пограничным расстройством личности, по-видимому, существует отрицательная связь между путаницей идентичности и специфичностью памяти (Van den Broeck, 2014), а у пациентов с диссоциативным расстройством идентичности также наблюдаются признаки сверхобщей автобиографической памяти (Huntjens et al., 2014). Ценным дополнением к этим открытиям было бы исследование, посвященное влиянию чрезмерно общей автобиографической памяти на самоощущение и развитие личности.

    Саморегулирование

    Способность вспоминать определенные личные воспоминания способствует психологическому благополучию и эффективному функционированию личности, как было показано ранее. Кроме того, исследования показали, что чрезмерная автобиографическая память способствует развитию психологических проблем, таких как депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство (см. Sumner et al., 2010 или Williams et al., 2007 для обзоров). Когда люди испытывают негативные эмоции или события, они должны регулировать и разрешать их, чтобы двигаться дальше. Если эти процессы саморегуляции недостаточны или неадекватны, у человека возникает риск развития психологических проблем. Различные стратегии регуляции эмоций связаны с наличием сверхобщей автобиографической памяти и могут объяснить взаимосвязь между чрезмерной общностью и психопатологией, которую мы обсудим более подробно позже.Во-первых, мы более подробно рассмотрим связь между общей автобиографической памятью и психопатологией.

    Исследования показали, что пациентам, страдающим депрессией или посттравматическим стрессовым расстройством, труднее вспоминать конкретные воспоминания по эмоциональным сигналам, чем здоровым людям контрольной группы. В частности, исследования показали, что чрезмерно общая автобиографическая память может предсказать течение и начало депрессии помимо начальных депрессивных симптомов (Sumner et al., 2010). Эта сложность восстановления конкретных воспоминаний сохраняется во время ремиссии.Другими словами, сверхобщая память, по-видимому, является устойчивой характеристикой депрессивных и ранее депрессивных людей (обзор см. В Williams et al., 2007 или Sumner et al., 2010). Эта тенденция вспоминать общие, а не конкретные воспоминания также наблюдалась у людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством. Пациенты, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством, испытывают трудности с восстановлением конкретных воспоминаний, связанных с травмой, которую они пережили, и со временем эта трудность распространяется и на несвязанные воспоминания (например, Kuyken and Brewin, 1995; Williams et al., 2007). Кроме того, общая автобиографическая память способна предсказать диагноз посттравматического стрессового расстройства после травматического опыта (Kleim and Ehlers, 2008).

    Принято считать, что чрезмерная память не является общей характеристикой психопатологии, а специфична для аффективных расстройств, таких как депрессия и посттравматическое стрессовое расстройство (Williams et al., 2007). Например, пациенты, страдающие генерализованным тревожным расстройством, ОКР или специфическими фобиями, не испытывают трудностей с восстановлением конкретных воспоминаний (Burke and Mathews, 1992; Wilhelm et al., 1997; Wessel et al., 2001; Wenzel et al., 2002, 2003). То же самое относится к расстройствам пищевого поведения (например, Dalgleish et al., 2003) и расстройствам личности, таким как пограничное расстройство личности (например, Van den Broeck et al., 2015). Когда общая память наблюдается при других психологических расстройствах, это обычно можно объяснить коморбидной депрессивной симптоматикой (Sumner et al., 2010; но см. Ridout et al., 2015).

    Различные механизмы могут объяснить развитие общей автобиографической памяти.Уильямс и его коллеги (Williams, 2006; Williams et al., 2007) разработали теоретическую модель (модель CaR-Fa-X), которая фокусируется на трех основных механизмах, которые, как считается, объясняют развитие сверхобщей памяти и ее связь с психопатологией; размышления, функциональное избегание и нарушение исполнительной функции. Пытаясь вспомнить конкретное событие, человек начинает свой поиск с самого общего уровня автобиографической памяти и переходит на уровень знаний, связанных с конкретным событием.Различные механизмы могут прервать этот поиск, независимо от того, взаимодействуют они друг с другом или нет, и привести к чрезмерной памяти. Раздумывание или постоянное размышление о своих грустных или депрессивных чувствах (Nolen-Hoeksema, 1991) может помешать поиску конкретных воспоминаний. При поиске определенного воспоминания человек с негативной самооценкой может активировать общее воспоминание о себе, что вызывает размышления о воспоминании и его личной ценности. Размышляя об этом общем воспоминании, человек не будет продолжать поиск определенного воспоминания.Повторяющиеся пережевывания со временем могут привести к развитию общей автобиографической памяти. Помимо размышлений, функциональное избегание потенциально негативных и подавляющих эмоций, которые могут вызвать воспоминания, также играет роль в развитии общей памяти. Избегая вспоминать конкретные личные переживания, преднамеренные или иные, человек защищает себя от связанных с ним эмоций. Если вы не сталкиваетесь с потенциальными негативными и болезненными эмоциями, связанными с воспоминаниями, избегающее поведение будет отрицательно усилено, увеличивая вероятность избегания определенных воспоминаний в будущем.Избегающее поведение может распространяться на другие воспоминания и в конечном итоге приводить к чрезмерной памяти. Таким образом, механизм функционального избегания можно рассматривать как средство регулирования аффекта, которое может быть полезным в краткосрочной перспективе, но неадекватным с течением времени. Наконец, переход от общих периодов жизни к знаниям о конкретных событиях требует достаточных управленческих способностей. Когда его просят вспомнить конкретное воспоминание, человек должен быть в состоянии подавить несвязанные автобиографические знания и сохранить окончательный результат поиска в своей рабочей памяти.Аффективные расстройства, такие как депрессия, часто характеризуются снижением исполнительных функций, что затрудняет поиск.

    Роль этих механизмов в развитии общей автобиографической памяти неоднократно изучалась на протяжении последних двух десятилетий. Хотя несколько исследований подтверждают утверждения и прогнозы модели CaR-Fa-X, есть исследования, которые не могут воспроизвести эти результаты (обзоры см. Valentino, 2011; Sumner, 2012; или Williams et al., 2007).

    Резюме и обсуждение

    Более трех десятилетий исследований специфичности памяти продемонстрировали важную роль, которую специфичность памяти играет в психопатологии, и механизмы, лежащие в основе этой взаимосвязи.Подводя итог, было обнаружено, что люди, страдающие депрессией и посттравматическим стрессовым расстройством, испытывают трудности с воспроизведением конкретных личных воспоминаний по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы. Было высказано предположение, что за развитие общей автобиографической памяти ответственны три различных механизма; размышления, функциональное избегание и нарушение исполнительных способностей. Однако область специфики памяти не без ограничений. После первоначального наблюдения Уильямса и Бродбента (1986), различные исследовательские лаборатории начали сосредотачиваться на этом удивительном когнитивном явлении, внедряя один и тот же дизайн эмоциональных сигналов, который теперь обычно называют тестом автобиографической памяти (AMT).Поэтому литература о специфичности памяти изначально основана на одной конкретной парадигме, а не на теоретических соображениях. Эта парадигмальная природа литературы о специфичности памяти создала методологические преимущества, облегчая сравнения между исследованиями, проведенными разными исследовательскими группами, но также подняла некоторые важные теоретические вопросы. На наш взгляд, наиболее важным вопросом является то, что на самом деле измеряет AMT. То, как Уильямс и Бродбент первоначально использовали определенные воспоминания в инструкциях AMT как «воспоминания об определенном событии, которое произошло в определенный день и длилось не более одного дня», не соответствует тому, как конкретные воспоминания определяются в Самости. -Система памяти (Конвей и Плейделл-Пирс, 2000).Конвей и Плейделл-Пирс определяют конкретные воспоминания или «специфические для события знания» как подробную информацию об отдельных событиях, которые особенно богаты перцепционной и сенсорной информацией. Никаких ограничений на продолжительность мероприятия не накладывается. Представляется необходимым провести дополнительные исследования, чтобы изучить, что именно измеряет AMT и как это лучше всего вписать в систему самопамяти Конвея и Плейделла-Пирса.

    Когерентность памяти

    Как мы упоминали ранее, автобиографические воспоминания содержат различные черты, относящиеся к различным аспектам психологического благополучия.Автобиографические воспоминания отличаются не только своей специфичностью, но и общей внутренней структурой, то есть связностью памяти. В этой статье мы отходим от многомерной модели, разработанной Reese et al. (2011). Эта модель утверждает, что личные воспоминания можно считать связными, если выполняются три условия; (1) память содержит информацию о том, когда и где произошли события, (2) события описаны в логическом и хронологическом порядке и (3) память состоит из высшей точки и разрешения, а также эмоциональной и оценочной информации (Риз и другие., 2011). Эти критерии показывают, что когерентность памяти выходит за рамки простых структурных аспектов автобиографических воспоминаний и включает квалификацию эмоционального представления событий. Эти три состояния когерентности памяти представляют собой три отдельных подкомпонента или измерения; соответственно контекстная, хронологическая и тематическая согласованность (Reese et al., 2011). Согласованность памяти обычно оценивается, прося людей рассказать о личном опыте (устно или на бумаге), после чего эти рассказы кодируются для обеспечения их связности независимым оценщиком с использованием одной из доступных схем кодирования.Подобно специфичности памяти, когерентность памяти различными способами связана с благополучием и эффективным функционированием личности. Далее мы опишем, как когерентность памяти связана с самостью, но сначала мы проиллюстрируем эту концепцию еще немного на примере.

    «50-летие свадьбы моих бабушки и дедушки около 6 месяцев назад было определенно одним из самых счастливых моментов в моей жизни. Они устроили у себя дома большую вечеринку. Когда мы приехали, все мы получили копию их оригинального свадебного фото с расписанием вечера на обратной стороне.Они возобновили свои клятвы во время церемонии в саду, который находится рядом с красивым озером. Это выглядело так красиво и романтично! Мой дедушка произнес красивую речь, которая меня очень взволновала. После этого мы все поужинали, и мои бабушка и дедушка вспоминали о своей совместной жизни. Я всегда твердо верил в настоящую любовь, но за пару месяцев до годовщины дедушки и бабушки я пережил тяжелый разрыв. Это сделало меня пессимистичным и сомнительным. Увидев влюбленных бабушек и дедушек после стольких лет, я понял, что настоящая любовь существует и что я должен продолжать ее искать.”

    Это повествование можно считать связным во всех трех измерениях. Точно описывая, когда и где произошло событие, человек создает контекстуально связный отчет о переживании. Используя такие слова, как «сначала», «затем» и «после», последовательность событий становится ясной. Ссылаясь на предыдущий разрыв и заявляя, когда это произошло в связи с годовщиной, человек помещает опыт в более широкие временные рамки, делая повествование последовательным в хронологическом порядке.Наконец, повествование содержит субъективную оценку опыта и заканчивается резолюцией, которая способствует тематической согласованности повествования.

    Самонаведение

    Согласованность памяти облегчает решение эмоциональных проблем в процессе создания смысла. Повествования отражают то, как мы понимаем мир и свой опыт (Bruner, 1990; McAdams, 2001). Создавая последовательные рассказы о прошлом опыте, мы можем придать смысл. Это особенно важно, когда вы сталкиваетесь с негативным или стрессовым опытом.Создание связных повествований о негативных или стрессовых событиях позволяет выражать и регулировать связанные мысли и эмоции и, в конечном итоге, прийти к какому-то разрешению или завершению (Pennebaker, 1997; Fivush and Baker-Ward, 2005). Это способствует выздоровлению и способствует эффективному функционированию и благополучию человека. Затем можно было бы использовать этот предыдущий опыт для будущих событий. Однако создание связных повествований о негативных событиях может быть сложной задачей, поскольку связанные с ними эмоции могут быть подавляющими.Как показали исследования по этой теме, рассказы о негативных событиях обычно более последовательны, чем рассказы о позитивных или нейтральных событиях (Fivush et al., 2008). Это можно объяснить тем фактом, что негативные или стрессовые переживания подразумевают проблему, которую необходимо решить, что, в свою очередь, может привести к дополнительным усилиям по построению связных повествований о событиях, чтобы понять и придать им смысл (Fivush et al. , 2008). Таким образом, когерентность памяти облегчает решение эмоциональных проблем и должна рассматриваться как важная часть процесса создания смысла, поскольку она отражает степень, в которой люди могут объяснять и понимать события, которые они пережили (Fivush et al., 2008).

    Самоидентификация

    Как мы упоминали ранее, создание стабильного и непрерывного самосознания является ключом к здоровому развитию личности, что является важной задачей развития в подростковом возрасте (Erikson, 1968; McAdams, 1985). Подобно специфичности памяти, когерентность памяти участвует в формировании личности. В процессе автобиографических рассуждений (т. Е. Интерпретации, оценки и интеграции различных конкретных личных переживаний, которые считаются важными для понимания того, кто вы есть) отдельные рассказы будут связаны и интегрированы в общую историю жизни (Habermas and Bluck, 2000). ; Habermas, de Silveira, 2008).История жизни человека — это субъективное представление его или ее личного и уникального развития (Habermas and de Silveira, 2008). Важно, чтобы эта жизненная история была последовательной, а не просто связкой отдельных повествований, поскольку формирование связной общей жизненной истории приводит к ощущению цели и смысла жизни и приводит к формированию постоянного ощущения себя или личной идентичности (Кернберг , 1984; Антоновский, 1985; McAdams, 1985; Habermas, de Silveira, 2008).

    Отношение к себе

    Помимо облегчения решения эмоциональных проблем и создания постоянного самосознания, когерентность памяти также участвует в социальной функции автобиографической памяти.Рассказывание и воспоминание о личном опыте — это в высшей степени социальная деятельность, которая способствует созданию и поддержанию социальной сети. Благодаря воспоминаниям о других, наши жизни переплетаются, и мы создаем общее прошлое (Fivush et al., 2006). То, как происходит это воспоминание, особенно в контексте воспоминания матери и ребенка, связано с когерентностью памяти и благополучием ребенка (см. Обзор Fivush et al., 2006). Более последовательные матери будут более детально описывать воспоминания своих детей (Reese, 2008).Этот подробный стиль воспоминаний о личных переживаниях, особенно о негативных или стрессовых переживаниях, связан с многочисленными адаптивными результатами (Fivush et al., 2006). Помимо того, что они более последовательны, когда вспоминают с другими в более позднем возрасте (например, Fivush and Fromhoff, 1988), дети от искусных матерей, как правило, имеют более последовательную и последовательную самооценку (Welch-Ross et al., 1999; Bird and Reese , 2006) и более глубокое эмоциональное понимание (Laible, 2004). Кроме того, эти дети обладают более эффективным стилем совладания и демонстрируют меньше симптомов интернализации и экстернализации (Sales and Fivush, 2005; Fivush and Sales, 2006).

    Саморегулирование

    Как мы упоминали ранее, создание связных повествований о личном опыте способствует регулированию эмоций (Pennebaker, 1997; Fivush and Baker-Ward, 2005). Это особенно важно при столкновении с негативными или стрессовыми переживаниями, поскольку такие переживания могут сделать человека уязвимым для развития различных психологических проблем (например, Cole et al., 1990; Kessler, 1997; Kendler et al., 2003). Имея это в виду, неудивительно, что несогласованность памяти связана с наличием психопатологии.Люди, которые испытывают трудности с последовательным повествованием о личном опыте, демонстрируют как больше внутренних, так и экстернализующих симптомов. Более конкретно, бессвязная память была связана с депрессивными симптомами, поведенческими проблемами и посттравматическим стрессовым расстройством (например, Foa et al., 1995; von Klitzing et al., 2000; von Klitzing et al., 2007; Müller et al., 2014; Stadelmann et al., 2015). Кроме того, у пациентов, страдающих пограничным расстройством личности, расстройством пищевого поведения и обсессивно-компульсивным расстройством, наблюдалась модель несогласованности (Rasmussen et al., 2017). Исследования также показывают, что когерентность памяти может действовать как буфер против негативного жизненного опыта. Как мы обсуждали ранее, когерентность памяти позволяет создавать смысл из негативных или стрессовых событий и регулировать связанные с ними познания и эмоции. В результате можно утверждать, что когерентность памяти защищает человека от разрушительного воздействия негативного жизненного опыта на благополучие, делая бессвязных людей более уязвимыми (Müller et al., 2014; Stadelmann et al., 2015). Тем не менее, все еще остаются некоторые нерешенные вопросы и несоответствия относительно связи между когерентностью памяти и психопатологией, которые мы обсудим более подробно ниже.

    Исследования связи между когерентностью памяти и интернализирующими симптомами дали противоречивые результаты. Stadelmann (2006, Unpublished), например, не обнаружил связи между отсутствием когерентности памяти и наличием интернализующих симптомов. Этим расхождениям можно сформулировать два возможных объяснения.Во-первых, интернализирующие симптомы образуют очень разнородную группу симптомов, которая включает, например, как депрессивные, так и связанные с тревогой симптомы. Возможно, что когерентность памяти связана только с одним из этих кластеров симптомов, что может объяснить противоречивые результаты (Stadelmann et al., 2015). Связанное объяснение заключается в том, что в большинстве исследований использовались инструменты широкополосного скрининга (т. Е. Инструменты, которые смотрят на различные психологические симптомы вместо того, чтобы сосредоточиться на конкретном расстройстве), которые не делают различий между различными типами интернализующих симптомов, которые могут способствовать возникновению противоречивые выводы.

    Связь между когерентностью памяти и посттравматическим стрессовым расстройством также была предметом интенсивных дискуссий в последние несколько лет (см. Brewin, 2016; Rubin et al., 2016a, b). Различные теории утверждают, что посттравматическое стрессовое расстройство характеризуется бессвязной памятью. Это означает, что, когда пациентов с посттравматическим стрессовым расстройством просят вспомнить пережитую травму, их воспоминания об этом событии будут более фрагментированными и дезорганизованными по сравнению с не связанными воспоминаниями и здоровыми контрольными группами. В соответствии с этой гипотезой, многочисленные исследования сообщают о большей несогласованности (в форме фрагментации и дезорганизации) воспоминаний о травмах у людей с посттравматическим стрессовым расстройством по сравнению со здоровыми людьми из контрольной группы (например.г., Foa et al., 1995; Харви и Брайант, 1999; Халлиган и др., 2003; Джонс и др., 2007; Kenardy et al., 2007; Елинек и др., 2009, 2010; Салмонд и др., 2011; или см. обзор Brewin, 2014). Эта несогласованность также, по-видимому, позволяет прогнозировать течение посттравматического стрессового расстройства помимо начальных симптомов (Engelhard et al., 2003; Halligan et al., 2003; Buck et al., 2007; Jones et al., 2007; Ehring et al., 2008). ). Однако существует множество других исследований, которые не подтверждают эту гипотезу (например, Berntsen et al., 2003; Waters et al., 2013a, b; или обзор см. в Rubin et al., 2016b). Существенные различия между исследованиями, возможно, могут способствовать этим противоречивым выводам. Некоторые исследования сосредоточены, например, на аспектах глобальной когерентности (то есть согласованности жизненных историй), тогда как другие исследования рассматривают, в частности, локальную согласованность воспоминаний о травмах. Различия в рейтингах согласованности (самоотчет, наблюдатель и т. Д.) И небольшие размеры выборки также могут усугубить эти несоответствия (Brewin, 2016).

    Резюме и обсуждение

    Исследования когерентности памяти ясно продемонстрировали ее важность для благополучия и эффективного функционирования личности на протяжении многих лет.Резюмируя, когерентность памяти связана с решением эмоциональных проблем, созданием личной идентичности, а также установлением и поддержанием социальной сети. Кроме того, было обнаружено, что когерентность памяти отрицательно связана с депрессивными симптомами, поведенческими проблемами и посттравматическим стрессовым расстройством. Тем не менее, в этой области исследований есть нерешенные теоретические вопросы и несоответствия, а также методологические проблемы. Прежде всего, остается неясным, какой подкомпонент когерентности памяти (т.е., контекст, хронология или тема) более или наиболее важны для него. Поскольку Reese et al. (2011) предложили свою многомерную модель согласованности, было очень мало исследований, напрямую сравнивающих эти параметры с точки зрения их связи с благополучием и психопатологией (Waters et al., 2013a; Rubin et al., 2016b). Более того, поскольку в литературе по когерентности памяти на протяжении многих лет в большей степени использовался развивающий подход, остается несколько оставшихся вопросов, касающихся динамики между когерентностью и психопатологией.Например, имеется мало информации о природе и направлении взаимосвязи между когерентностью памяти и психопатологией, поскольку большинство исследований носят поперечный характер. Таким образом, остается неясным, действительно ли несогласованность памяти является предиктором психопатологии или просто побочным продуктом расстройства. Кроме того, знания о возможных основных механизмах, которые могли бы объяснить взаимосвязь между когерентностью памяти и психопатологией, довольно скудны. Более глубокое понимание динамики между когерентностью памяти и психопатологией имеет большой потенциал для клинической практики (например,g., скрининг лиц из группы риска, тренировка когерентности памяти в качестве лечения определенных расстройств), но необходимы дополнительные исследования. Помимо нерешенных теоретических вопросов, есть некоторые методологические вопросы. Согласованность памяти использовалась различными способами на протяжении многих лет. Кроме того, различные области исследований, изучающие когерентность памяти, использовали разные схемы кодирования для оценки согласованности личных повествований. Отсутствие ясности в определении и оценке когерентности памяти затрудняет прямое сравнение исследований по различным областям исследований.Единство и согласие в этом отношении могли бы улучшить наше понимание когерентности памяти, сделав возможным прямое сравнение исследований и позволив исследованиям напрямую опираться друг на друга.

    На пути к интеграции

    Специфика памяти и связность памяти — это особенности автобиографических воспоминаний, которые, как мы изображали ранее, относятся к аспектам благополучия и эффективного функционирования личности. Исследования этих двух особенностей развивались в течение последних нескольких десятилетий как две в значительной степени независимые области исследования, с более когнитивным и психопатологическим подходом к изучению специфики памяти и более развивающим подходом к когерентности памяти.Это отдельное развитие вызывает сожаление, учитывая тот факт, что специфичность памяти и когерентность памяти имеют большое количество сходств. Эти сходства заставили нас задуматься, как эти две особенности автобиографической памяти соотносятся друг с другом. Однако, насколько нам известно, исследований, посвященных взаимосвязи между этими двумя особенностями автобиографической памяти, не проводилось. Понимание этой связи важно с теоретической и клинической точек зрения. Доказательства связи между специфичностью памяти и когерентностью памяти, например, позволят, например, более обширную эмпирическую и теоретическую интеграцию этих двух областей в будущем.Знания, полученные в результате 30-летнего исследования специфики памяти, могут предложить понимание в изучении когерентности памяти (например, работа над динамикой между автобиографией и психопатологией, работа по обучению специфичности автобиографической памяти в качестве протокола лечения депрессии). И наоборот, работа над когерентностью памяти, имеющая большой опыт развития, обеспечила бы более широкую основу, в которую потенциально могла бы быть вписана работа над специфичностью памяти. У обеих областей есть свои сильные и слабые стороны, и обе потенциально могут выиграть от интеграции, воспользовавшись сильными сторонами друг друга.В этом разделе мы свяжем специфику памяти и когерентность памяти, обсудив некоторые важные сходства между ними и сформулировав гипотезы о том, как они могут соотноситься друг с другом. Мы сделаем первую попытку теоретической интеграции специфичности памяти и когерентности памяти, поместив их в систему самопамяти Конвея и Плейделла-Пирса. Мы завершим эту статью, предложив некоторые новые и захватывающие исследовательские возможности и объяснив, как обе области исследований могут получить выгоду от интеграции в будущих исследованиях.

    Сходства между спецификой памяти и когерентностью памяти

    Кажется, есть некоторое совпадение между способами реализации специфичности и когерентности памяти, особенно между специфичностью и контекстной связностью. Одним из критериев классификации воспоминаний как конкретных согласно AMT является то, что воспоминания должны состоять из одного конкретного события, которое произошло в определенное время и в определенном месте (Williams and Broadbent, 1986). Это понятие времени и места формирует основу контекстной связности (см. Reese et al., 2011). Поэтому мы ожидаем, что специфичность памяти и контекстная согласованность будут положительно связаны.

    Специфичность памяти и когерентность памяти также демонстрируют довольно схожие пути развития в детстве и подростковом возрасте. Маленькие дети, как правило, менее конкретны и последовательны, чем дети старшего возраста, хотя они способны создавать конкретные и последовательные истории, когда родители направляют их, задавая конкретные вопросы (O’Carroll et al., 2006; Reese et al., 2011). Специфичность и согласованность увеличиваются с возрастом благодаря развитию аналогичного набора навыков, который поддерживает специфичность и согласованность, таких как общие вербальные способности, понятие времени и места, взгляд на перспективу, объем памяти и т. Д. (Howe and Courage, 1997; О’Кэрролл и др., 2006; Риз и др., 2011). Специфичность памяти, а также хронологическая и контекстная связность в значительной степени развиваются в среднем детстве (Gathercole, 1998; O’Carroll et al., 2006; Reese et al., 2011). Тематическая согласованность требует более сложных способностей, таких как самопознание и понимание, и развивается дальше в подростковом возрасте (Reese et al., 2011).

    Как мы упоминали ранее, автобиографическая память по-разному обслуживает личность; через самоуправление, самоотношение, самоидентификацию и саморегуляцию.Как специфичность памяти, так и когерентность памяти задействованы в этих ассоциациях одинаковым образом. Оба поддерживают эффективное решение проблем, хотя и немного по-разному. Воспоминание о конкретном прошлом опыте, напоминающем текущую ситуацию, способствует решению проблем путем передачи знаний о том, как была разрешена предыдущая ситуация, в текущую ситуацию (Evans et al., 1992; Goddard et al., 1996, 1997; Scott et al., 2000). ; Raes et al., 2005). Кроме того, способность создавать связное повествование о текущей ситуации облегчает работу через эмоции, вызванные ситуацией (Pennebaker, 1997; Fivush and Baker-Ward, 2005; Fivush et al., 2008). Затем можно было бы использовать этот предыдущий опыт для будущих событий. Таким образом, специфика памяти способствует практическому решению проблем, тогда как согласованность памяти способствует процессу решения эмоциональных проблем.

    Помимо участия в решении проблем, специфичность памяти и связность памяти играют роль в развитии личности. Как мы указывали ранее, создание ощущения себя является важной задачей развития в подростковом возрасте (Erikson, 1968; McAdams, 1985).Путем автобиографических рассуждений подросток будет связывать воедино различные конкретные воспоминания, которые уникальны для человека и отличают его от других. Интерпретируя, оценивая и соединяя эти отдельные воспоминания, подросток может сформировать связную жизненную историю, которая является субъективным представлением о личностном развитии человека (Bluck and Habermas, 2000; Habermas and Bluck, 2000; Habermas and de Silveira, 2008). ; Фивуш и др., 2011). Создание связной жизненной истории является ключом к здоровому развитию личности и ведет к чувству непрерывности, цели и смысла (Кернберг, 1984; Антоновский, 1985; Блак и Хабермас, 2000; Хабермас и Блак, 2000; Хабермас и де Сильвейра, 2008). ).

    Автобиографическая память также выполняет социальную функцию. Вспоминая с другими о личном опыте, наши жизни переплетаются, и мы создаем общее прошлое (Fivush et al., 2006). То, как происходит это воспоминание, особенно в контексте воспоминания матери и ребенка, связано с развитием как специфичности памяти, так и когерентности памяти. Матери, которые более подробно рассказывают своим детям об их личном опыте (например, свидание или школьная поездка), как правило, рожают более конкретных и последовательных детей одновременно и с течением времени (Fivush and Fromhoff, 1988; Valentino, 2011; McDonnell et al. al., 2016). Детализация обстоятельств, окружающих переживание (например, причины, контекста, следствий) и вызванных им чувств (то есть структурная и эмоциональная проработка), способствует специфичности детской памяти, помогая им сформировать связное повествование о своих эмоциональных переживаниях (Fivush, 2011; McDonnell). и др., 2016). Предсказывает ли разработка положительно специфичность памяти и когерентность памяти, зависит от статуса привязанности матери и ребенка. Матери обычно более сложны, когда ребенок надежно привязан (Фивуш и Васудева, 2002).Напротив, подробное воспоминание предсказывает меньшую специфичность памяти у тревожных или избегающих привязанностей детей (McDonnell et al., 2016). Таким образом, помимо демонстрации сходных путей развития, на развитие специфичности и когерентности памяти влияют одни и те же контекстные характеристики, которые могут объяснить индивидуальные различия. Обе особенности автобиографической памяти поддерживаются детально продуманным воспоминанием матери и ребенка, и эта ассоциация, по-видимому, регулируется статусом детской привязанности.

    В предыдущих двух разделах мы обсуждали, как и специфичность памяти, и когерентность памяти связаны с самим собой с точки зрения саморегуляции и психопатологии. Этот обзор показал, что трудности с вспоминанием конкретных воспоминаний и трудности с созданием связных повествований о личном опыте демонстрируют очень похожие ассоциации с психологическими расстройствами. Как чрезмерная автобиографическая память, так и бессвязная память связаны с наличием депрессивных симптомов и посттравматическим стрессовым расстройством. Как мы указывали ранее, помимо несоответствий в литературе, некоторые вопросы, касающиеся взаимосвязи между когерентностью памяти и интернализированными симптомами и расстройствами, остаются без ответа.Позже мы объясним более подробно, как интеграция может потенциально способствовать разрешению некоторых из этих несоответствий и нерешенных вопросов.

    Помимо этих сходств, есть некоторые условия, при которых специфичность памяти и когерентность памяти, кажется, отличаются друг от друга. Например, эпизодическая амнезия по-разному влияет на специфичность и когерентность памяти. В то время как пациенты, страдающие эпизодической амнезией, не могут вспомнить конкретные прошлые события, они все же могут создавать связные рассказы, если им предоставят достаточно подробностей.Таким образом, похоже, что эпизодическая амнезия мешает формированию деталей о событиях вместо того, чтобы связывать их в связное повествование, предполагая, что повреждение гиппокампа может повлиять на способность вспоминать определенные события иначе, чем на способность создавать связные повествования (Keven et al. 2017). Чтобы полностью понять взаимосвязь между специфичностью памяти и когерентностью памяти, необходимы дополнительные исследования для дальнейшего изучения условий, в которых они связаны друг с другом, и условий, в которых они, по-видимому, различаются.

    Интеграция с системой собственной памяти

    В системе самопамяти личные воспоминания хранятся на четырех различных иерархических уровнях, от абстрактных и общих до конкретных и конкретных (например, схема жизненного цикла, периоды жизни, общие события и знания, относящиеся к конкретным событиям). В качестве первой попытки объединить специфичность памяти и когерентность памяти мы поместим их обоих в эту теоретическую модель. Это даст больше информации о том, как они могут относиться друг к другу и к себе, что может служить ориентиром для будущих исследований.

    Пытаясь поместить сложные когнитивные явления, такие как специфичность памяти и когерентность памяти, в теоретическую модель, мы должны сделать определенные предположения. Как специфичность памяти, так и когерентность памяти измеряются путем подсчета письменных или устных ответов на ключевые слова или инструкции. Эти ответы не обязательно говорят нам что-то о том, как это автобиографическое знание организовано на более высоком когнитивном уровне, поскольку мы не можем получить к нему доступ напрямую. Поэтому мы предполагаем, что чья-то способность извлекать определенные события и создавать связные отчеты о событиях является отражением того, как эта личная информация организована в памяти человека.Однако вопрос о том, является ли это предположение правильным представлением реальности, открывает совершенно другой спор, который выходит за рамки данной рукописи.

    Специфичность памяти представляет собой подкласс воспоминаний об отдельных переживаниях, которые длились не более 1 дня, и поэтому соответствует уровню специфических знаний о событии, который является наиболее конкретным и конкретным уровнем в системе самопамяти. Сверхобщая автобиографическая память возникает, когда поиск конкретных воспоминаний обрывается на более высоком, более общем и абстрактном уровне (Conway and Pleydell-Pearce, 2000; Williams et al., 2007). Различные процессы могут влиять на этот поиск и способствовать развитию сверхобщей памяти (Williams et al., 2007).

    Как мы упоминали ранее, для того, чтобы воспоминание располагалось на наиболее специфическом уровне в системе самопамяти, оно должно относиться к единственному событию и должно быть богато сенсорными и перцептивными деталями. Эти требования к детализации хорошо соответствуют критериям когерентности памяти. Связная память содержит конкретную информацию о том, где и когда произошло событие (т.д., контекст) и как разворачивалось событие (т. е. хронология). Кроме того, память содержит субъективную информацию, такую ​​как эмоции и познания, которые были вызваны опытом (т. Е. Темой). Хотя обычно основное внимание уделяется одному событию, связные воспоминания часто растягиваются во времени. Человек, например, поместит событие в свою историю жизни и опишет предвестники и последствия события, как краткосрочные, так и долгосрочные. Если бы это было так при кодировании для специфичности памяти, такая память была бы классифицирована как общая память, потому что описанный опыт длится дольше 1 дня.Тем не менее, Конвей и Плейделл-Пирс не налагают ограничения по времени, таким образом, позволяя согласованности памяти находиться на уровне знаний, связанных с конкретным событием. Итак, мы предполагаем, что как специфичность памяти, так и когерентность памяти могут находиться на одном и том же иерархическом уровне в системе самопамяти.

    Позиционирование когерентности памяти на наиболее специфическом уровне системы самопамяти порождает дополнительные гипотезы о взаимосвязи между когерентностью памяти, специфичностью памяти и личностью.Как мы упоминали ранее, когерентность памяти участвует в решении эмоциональных проблем через процесс создания смысла. Негативный или стрессовый опыт обычно противоречит текущим целям человека. Человек будет стремиться разрешить это несоответствие между текущей ситуацией и текущими целями. Создав связное повествование о негативном опыте, человек сможет придать смысл и прийти к какому-то разрешению (например, осознание того, что текущий опыт не так негативен, как первоначально предполагалось, изменение целей, чтобы лучше соответствовать текущим обстоятельствам , так далее.), делая негативный опыт совместимым с работающим «я». Кроме того, размещение когерентности памяти в системе самопамяти позволяет строить теории о том, как когерентность отдельных переживаний связана с общей связностью истории жизни. Последний представлен схемой жизненных историй, которая расположена на верхнем уровне системы самовоспоминания. Как мы упоминали ранее, возможность создать связную общую историю жизни является ключом к здоровому развитию личности. Благодаря автобиографическим рассуждениям, конкретные и последовательные воспоминания будут связаны и интегрированы в последовательную схему жизненной истории.Работающее «я» (которое содержит иерархию текущих целей) и концептуальное «я» (которое содержит личные отношения, убеждения и т. Д.) Будет определять, какие из этих воспоминаний, связанных с конкретным событием, будут интегрированы и сохранены в схеме жизненной истории. Это показывает, как специфичность памяти, когерентность памяти и глобальная последовательность жизненных историй взаимодействуют, чтобы сформировать устойчивое ощущение себя.

    Для этого раздела интеграции мы основывались на системе самопамяти Конвея и Плейделла-Пирса, которая предлагает потенциальную основу для изучения взаимосвязи между спецификой памяти и когерентностью памяти, а также того, как они соотносятся с самим собой.Однако система самопамяти — это всего лишь один из способов попытаться объединить специфику памяти и когерентность памяти и не дает абсолютных или определенных ответов. Тем не менее, эта попытка интеграции предполагает, что существует множество открытых вопросов относительно взаимосвязи между специфичностью памяти, когерентностью памяти и личностью, которые можно и нужно исследовать в будущих исследованиях.

    Рекомендации для будущих исследований

    Как мы указывали в предыдущих разделах, есть еще возможности для улучшения нашего понимания специфики памяти и когерентности памяти.Мы утверждаем, что один из возможных способов добиться этого — изучить, как эти особенности автобиографической памяти соотносятся друг с другом и как они соотносятся с самим собой. Учитывая сходство между специфичностью памяти и когерентностью памяти, мы предполагаем, что между ними можно ожидать по крайней мере умеренной положительной связи. Кажется разумным предположить, что, если у человека есть только ограниченный доступ к конкретным личным воспоминаниям, это сильно помешает построению связных повествований об этих переживаниях.Сложность восстановления конкретных личных воспоминаний также может препятствовать построению связной жизненной истории, которая требует интеграции нескольких конкретных воспоминаний. И наоборот, если человек не может осмыслить переживание и, следовательно, не может создать связное повествование, это может нарушить эмоциональную обработку события, что может сделать восстановление определенных воспоминаний слишком опасным (Todd et al., 2013). Это, в свою очередь, может сделать человека уязвимым для развития эмоциональных расстройств.Кроме того, учитывая сходство между специфичностью памяти и контекстной связностью, возможно, что специфичность памяти на самом деле является подкомпонентом когерентности памяти. Хотя мы не можем сделать каких-либо определенных утверждений о том, как специфичность памяти и когерентность памяти связаны друг с другом, эти различные гипотезы демонстрируют, что необходимы дальнейшие исследования.

    В частности, интеграция специфики памяти и когерентности памяти в будущих исследованиях потенциально может дать ответы на некоторые оставшиеся вопросы или устранить несоответствия.Например, неясно, является ли несогласованность памяти фактором уязвимости для развития интернализующих симптомов или просто следствием или побочным продуктом этих симптомов. Точно так же мало известно о возможных основных механизмах, которые могут объяснить эту взаимосвязь. Исследования специфичности памяти в значительной степени сосредоточились на ее связи с психопатологией, в результате чего различные теоретические модели пытались объяснить эту связь. Таким образом, интеграция специфичности памяти и когерентности памяти может дать представление о динамике между когерентностью памяти и психопатологией.Например, механизмы, описанные в модели CaR-Fa-X, можно оценить на предмет когерентности памяти, чтобы лучше понять, как и почему несогласованность связана с наличием психопатологии. Кроме того, исследования показали, что чрезмерная автобиографическая память не является общей характеристикой психопатологии. Это, например, связано с наличием депрессии, но не с расстройствами, связанными с тревогой. Возможно, то же самое относится и к когерентности памяти, которая потенциально может устранить несоответствия, на которые мы указали ранее.Симптомы интернализации образуют довольно разнородную группу симптомов (например, симптомы, связанные с депрессией и тревогой), и возможно, что несогласованность памяти связана только с наличием одного из этих двух, что могло бы объяснить противоречивые результаты. Поэтому в будущих исследованиях следует изучить, как когерентность памяти соотносится с наличием депрессивных симптомов по сравнению с симптомами, связанными с тревогой, с использованием специальных инструментов вместо широкополосных скрининговых опросников, которые не различают различные типы интернализующих симптомов.Таким образом, передавая знания о динамике между специфичностью памяти и психопатологией, мы потенциально могли бы разрешить определенные несоответствия, касающиеся взаимосвязи между когерентностью памяти и психопатологией.

    Область специфичности памяти также может выиграть от интеграции в будущих исследованиях. Как мы упоминали ранее, кажется, есть некоторая неопределенность относительно того, что на самом деле измеряется с помощью AMT. Сильная корреляция между специфичностью памяти и контекстной связностью может указывать на то, что специфичность памяти можно рассматривать как компонент когерентности памяти, помещая специфичность в более широкие рамки.Понимание связи между специфичностью памяти и когерентностью памяти также может иметь некоторые клинические последствия. Например, было доказано, что тренировка по специфике памяти (MEST) эффективна для уменьшения депрессивных симптомов (Raes et al., 2009). Если специфичность памяти действительно будет частью конструкции когерентности, это может повлиять на содержание тренировки памяти. Вместо того, чтобы сосредотачиваться только на специфичности, обучение могло быть нацелено на общую согласованность памяти.

    Заключение

    Исследования специфичности памяти и когерентности памяти развивались как две в значительной степени независимые области исследований за последние три десятилетия.Это, на наш взгляд, довольно удивительно, поскольку оба они демонстрируют очень похожие ассоциации с благополучием и эффективным функционированием личности. Эти сходства заставляют нас задуматься, как эти две особенности автобиографической памяти соотносятся друг с другом. Интеграция этих областей исследования предлагает новые и захватывающие возможности для будущих исследований и может привести к новым открытиям, которые улучшат наше понимание взаимосвязи между автобиографической памятью и собой.

    Авторские взносы

    Рукопись была написана EV после частых мозговых штурмов с DH, который также неоднократно критически редактировал статью.Точно так же ПБ внес свой вклад в эту рукопись, отредактировав статью и предоставив отзывы.

    Финансирование

    Эта статья финансировалась исследовательским проектом FWO (G070217N) (PI Dirk Hermans).

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарность

    Авторы выражают благодарность Мэтту Э.Грейси и доктору Робин Фивуш (Университет Эмори) за их отзывы об этой рукописи.

    Список литературы

    Алеа Н. и Блюк С. (2007). Я буду иметь в виду: интимная функция автобиографической памяти. Заявл. Cogn. Psychol. 21, 1091–1111. DOI: 10.1002 / acp.1316

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Антоновский, А. (1985). Жизненный цикл, психическое здоровье и чувство слаженности. Isr. J. Psychiatry Relat. Sci. 22, 72–80.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Бейке Д. Р., Брэндон Н. Р. и Коул Х. Э. (2016). Делится конкретными автобиографическими воспоминаниями как особая форма самораскрытия. J. Exp. Psychol. 145, 434–450. DOI: 10.1037 / xge0000143

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Белчер Дж. И Кангас М. (2014). Пониженная специфичность цели связана со сниженной специфичностью памяти у взрослых с депрессией. Cogn. Эмот. 28, 163–171.DOI: 10.1080 / 02699931.2013.807776

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бернтсен Д., Виллерт М. и Рубин Д. К. (2003). Разрозненные воспоминания или яркие ориентиры? Качества и организация травматических воспоминаний с посттравматическим стрессовым расстройством и без него. Заявл. Cogn. Psychol. 17, 675–693. DOI: 10.1002 / acp.894

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Блюк, С., Алеа, Н. (2002). «Изучение функций автобиографической памяти: почему я вспоминаю осень?» В Critical Advances in Reminiscence Work , ред.Д. Вебстер и Б. К. Хейт (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Springer Publishing Company), 61–75.

    Google Scholar

    Брюин, К. Р. (2014). Эпизодическая память, перцептивная память и их взаимодействие: основы теории посттравматического стрессового расстройства. Psychol. Бык. 140, 69–97. DOI: 10.1037 / a0033722

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брюин, К. Р. (2016). Переосмысление согласованности, дезорганизации и фрагментации травматической памяти: ответ на Rubin et al.(2016). J. Abnorm. Psychol. 125, 1011–1017. DOI: 10.1037 / abn0000154

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брунер, Дж. С. (1990). Деяния смысла. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Бак Н., Киндт М., Ван ден Хаут М., Стинс Л. и Линдерс К. (2007). Представления перцептивной памяти и фрагментация памяти как предикторы посттравматических симптомов. Behav. Cogn. Psychother. 35, 259–272. DOI: 10.1017 / S1352465806003468

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Берк, М., и Мэтьюз, А. (1992). Автобиографическая память и клиническая тревога. Cogn. Эмот. 6, 23–35. DOI: 10.1080 / 02699939208411056

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Коул Г., Такер Л. и Фридман Г. М. (1990). Взаимосвязь между показателями алкогольного поведения, жизненными событиями и воспринимаемым стрессом. Psychol. Rep. 67, 587–591.DOI: 10.2466 / pr0.1990.67.2.587

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Конвей, М. А., и Плейделл-Пирс, К. У. (2000). Построение автобиографических воспоминаний в системе собственной памяти. Psychol. Ред. 107, 261–288. DOI: 10.1037 / 0033-295X.107.2.261

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Конвей, М. А., Сингер, Дж. А., и Тагини, А. (2004). Самостоятельная и автобиографическая память: соответствие и согласованность. Soc. Cogn. 22, 495–537. DOI: 10.1521 / soco.22.5.491.50768

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Dalgleish, T., Tchanturia, K., Serpell, L., Hems, S., Yiend, J., de Silva, P., et al. (2003). Самооценка родительского насилия связана с автобиографическим стилем памяти пациентов с расстройствами пищевого поведения. Эмоция 3, 211–222. DOI: 10.1037 / 1528-3542.3.3.211

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эринг, Т., Элерс, А., и Глюксман, Э. (2008). Помогают ли когнитивные модели прогнозировать тяжесть посттравматического стрессового расстройства, фобии и депрессии после дорожно-транспортных происшествий? Проспективное лонгитюдное исследование. J. Consult. Clin. Psychol. 76, 219–230. DOI: 10.1037 / 0022-006X.76.2.219

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эль-Хадж, М., Антуан, П., Нандрино, Дж. Л., и Капогианнис, Д. (2015). Автобиографическое снижение памяти при болезни Альцгеймера, теоретический и клинический обзор. Aging Res. Rev. 23, 183–192. DOI: 10.1016 / j.arr.2015.07.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Энгельхард И. М., ван ден Хаут М. А., Киндт М., Арнц А. и Схоутен Э. (2003). Перитравматическая диссоциация и посттравматический стресс после потери беременности: проспективное исследование. Behav. Res. Ther. 41, 67–78. DOI: 10.1016 / S0005-7967 (01) 00130-9

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Эриксон, Э.Х. (1968). Идентичность, молодежь и кризис. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

    Google Scholar

    Эванс, Дж., Уильямс, Дж. М. Г., О’Лафлин, С., и Хауэллс, К. (1992). Автобиографическая память и стратегии решения проблем пациентов с парасуицидом. Psychol. Med. 22, 399–405. DOI: 10.1017 / S00332

    030348

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш Р. (2011). Развитие автобиографической памяти. Annu.Rev. Psychol. 62, 559–582. DOI: 10.1146 / annurev.psych.121208.131702

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш Р., Бейкер-Уорд Л. (2005). Поиск смысла: перспективы развития внутреннего государственного языка в автобиографической памяти. J. Cogn. Dev. 6, 455–462. DOI: 10.1207 / s15327647jcd0604_1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш, Р., Берлин, Л., Сейлз, Дж. М., Меннути-Вашберн, Дж. И Кэссиди, Дж. (2003).Функции родительско-детского воспоминания об эмоционально негативных событиях. Память 11, 179–192. DOI: 10.1080 / 741938209

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш Р., Хабермас Т., Уотерс Т. Э. А. и Заман В. (2011). Создание автобиографической памяти: пересечения культуры, повествования и идентичности. Внутр. J. Psychol. 46, 321–345. DOI: 10.1080 / 00207594.2011.596541

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш, Р., Хейден, К. А., и Риз, Э. (2006). В стадии разработки: роль материнского стиля воспоминаний в когнитивном и социально-эмоциональном развитии детей. Child Dev. 77, 1568–1588. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2006.00960.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш Р., Макдермотт Сейлз Дж. И Боханек Дж. Г. (2008). Значение эмоциональных событий в рассказах матери и ребенка. Память 16, 579–594. DOI: 10.1080 / 09658210802150681

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш, Р.и продаж, Дж. М. (2006). Преодоление, привязанность и воспоминания матери и ребенка о стрессовых событиях. Merrill Palmer Q. 52, 125–150. DOI: 10.1353 / mpq.2006.0003

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фивуш Р., Васудева А. (2002). Не забывайте относиться: социально-эмоциональные корреляты воспоминаний матери и ребенка. J. Cogn. Dev. 3, 73–90. DOI: 10.1207 / S15327647JCD0301_5

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фоа, Э. Б., Мольнар, К., и Кэшман, Л. (1995). Изменение рассказов об изнасиловании во время экспозиционной терапии посттравматического стрессового расстройства. J. Стресс травмы 8, 675–690. DOI: 10.1002 / jts.24

    409

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Годдард Л., Дритчел Б. и Бертон А. (1996). Роль автобиографической памяти в решении социальных проблем и депрессии. J. Abnorm. Psychol. 105, 609–616. DOI: 10.1037 / 0021-843X.105.4.609

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Годдард, Л., Дритчел Б. и Бертон А. (1997). Решение социальных проблем и автобиографическая память при неклинической депрессии. B. J. Clin. Psychol. 36, 449–451. DOI: 10.1111 / j.2044-8260.1997.tb01252.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хабермас, Т., и де Сильвейра, К. (2008). Развитие глобальной согласованности в повествованиях о жизни в подростковом возрасте: временные, причинные и тематические аспекты. Dev. Psychol. 44, 707–721. DOI: 10.1037 / 0012-1649.44.3.707

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Халлиган, С.Л., Майкл, Т., Кларк, Д. М., и Элерс, А. (2003). Посттравматическое стрессовое расстройство после нападения: роль когнитивной обработки, памяти о травмах и оценок. J. Consult. Clin. Psychol. 71, 419–431. DOI: 10.1037 / 0022-006X.71.3.419

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хау, М. Л., и Мужество, М. Л. (1997). Возникновение и раннее развитие автобиографической памяти. Psychol. Rev. 104, 499–523. DOI: 10.1037 / 0033-295X.104.3.499

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хунтьенс, Р. Дж. К., Вессель, И., Херманс, Д., и ван Миннен, А. (2014). Специфика автобиографической памяти при диссоциативном расстройстве личности. J. Abnorm. Psychol. 123, 419–428. DOI: 10.1037 / a0036624

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Елинек, Л., Ранджбар, С., Зейферт, Д., Келлнер, М., и Мориц, С. (2009). Организация автобиографической и неавтобиографической памяти при посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР). J. Abnorm. Psychol. 118, 288–298. DOI: 10.1037 / a0015633

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Елинек, Л., Штокбауэр, К., Ранджбар, С., Келлнер, М., Эринг, Т., и Мориц, С. (2010). Характеристика и организация наихудшего момента воспоминаний о травмах при посттравматическом стрессовом расстройстве. Behav. Res. Ther. 48, 680–685. DOI: 10.1016 / j.brat.2010.03.014

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонс, К., Харви, А.Г., и Брюин, К.Р. (2007). Организация и содержание воспоминаний о травмах у выживших в дорожно-транспортных происшествиях. Behav. Res. Ther. 45, 151–162. DOI: 10.1016 / j.brat.2006.02.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Kenardy, J., Smith, A., Spence, S.H., Lilley, P.-R., Newcombe, P., Dob, R., et al. (2007). Диссоциация в детских рассказах о травмах: исследовательское исследование. J. Беспокойство. 21, 456–466.DOI: 10.1016 / j.janxdis.2006.05.007

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кендлер, К. С., Хеттема, Дж. М., Бутера, Ф., Гарднер, К. О., и Прескотт, К. А. (2003). Измерения жизненных событий, таких как потеря, унижение, ловушка и опасность, в прогнозировании наступления большой депрессии и генерализованной тревоги. Arch. Gen. Psychiatry 60, 789–796. DOI: 10.1001 / archpsyc.60.8.789

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кернберг, О.Ф. (1984). Тяжелые расстройства личности. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

    Google Scholar

    Кесслер Р. К. (1997). Влияние стрессовых жизненных событий на депрессию. Annu. Rev. Psychol. 48, 191–214. DOI: 10.1146 / annurev.psych.48.1.191

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кевен, Н., Курчек, Дж., Розенбаум, Р. С., Крейвер, К. Ф. (2017). При эпизодической амнезии построение повествования остается неизменным. Neuropsychologia [Epub до печати],

    Google Scholar

    Клейм, Б.и Элерс А. (2008). Снижение специфичности автобиографической памяти позволяет прогнозировать депрессию и посттравматическое стрессовое расстройство после недавней травмы. J. Consult. Clin. Psychol. 76, 231–242. DOI: 10.1037 / 0022-006X.76.2.231

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Kuyken, W., and Brewin, C.R. (1995). Автобиографическая память, функционирующая при депрессии и сообщениях о раннем насилии. J. Abnorm. Psychol. 104, 585–591. DOI: 10.1037 // 0021-843X.104.4.585

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лайбле, Д. (2004). Рассуждения матери и ребенка о прошлом поведении ребенка в 30 месяцев и раннем социально-эмоциональном развитии в 3 года. Merrill Palmer Q. 50, 159–180. DOI: 10.1353 / mpq.2004.0013

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    МакАдамс, Д. П. (1985). Сила и близость. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд.

    Google Scholar

    Макдоннелл, К.Г., Валентино, К., Комас, М., Наттолл, А. К. (2016). Воспоминания матери и ребенка в группе риска: материнская привязанность, развитие и специфика автобиографической памяти ребенка. J. Exp. Child Psychol. 143, 65–84. DOI: 10.1016 / j.jecp.2015.10.012

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мюллер Э., Перрен С. и Вустманн Зайлер К. (2014). Связность и содержание повествований, основанных на конфликте: ассоциации с семейным риском и дезадаптацией. Дж.Fam. Psychol. 28, 707–717. DOI: 10.1037 / a0037845

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Нолен-Хуксема, С. (1991). Реакции на депрессию и их влияние на продолжительность депрессивных эпизодов. J. Abnorm. Psychol. 100, 569–582. DOI: 10.1037 / 0021-843X.100.4.569

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    О’Кэрролл Р. Э., Далглиш Т., Драммонд Л. Э., Дритчел Б. и Астелл А. (2006). Влияние возраста, дисфории и сосредоточенности на эмоциях на специфичность автобиографической памяти у детей. Cogn. Эмот. 20, 488–505. DOI: 10.1080 / 02699930500341342

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пеннебейкер, Дж. У. (1997). Открытие. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

    Пиллемер, Д. Б. (1992). «Вспоминая личные обстоятельства: функциональный анализ», в «Аффект и точность в припоминании: исследования« вспышек »воспоминаний (Emory Symposia in Cognition , 4-е издание, ред. Э. Виноград и У.Neisser (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 236–264.

    Google Scholar

    Raes, F., Hermans, D., Williams, J. M. G., Demyttenaere, K., Sabbe, B., Pieters, G., et al. (2005). Сниженная специфичность автобиографических воспоминаний: посредник между размышлениями и неэффективным решением проблем при большой депрессии? J. Affect. Disord. 87, 331–335. DOI: 10.1016 / j.jad.2005.05.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Раес, Ф., Уильямс, Дж. М. Г., и Херманс, Д. (2009). Снижение когнитивной уязвимости к депрессии: предварительное исследование MEmory Specificity Training (MEST) у стационарных пациентов с депрессивной симптоматикой. J. Behav. Ther. Exp. Психиатрия 40, 24–38. DOI: 10.1016 / j.jbtep.2008.03.001

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Расмуссен, А.С., Йоргенсен, К.Р., О’Коннор, М., Беннедсен, Б.Э., Годт, К.Д., Бёй, Р. и др. (2017). Структура прошлых и будущих событий при пограничном расстройстве личности, расстройстве пищевого поведения и обсессивно-компульсивном расстройстве. Psychol. Сознательный. 4, 190–210. DOI: 10.1037 / cns0000109

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Риз, Э. (2008). Материнская согласованность в собеседовании взрослого связана с материнскими воспоминаниями и самооценкой детей. Прикрепите. Гм. Dev. 10, 451–464. DOI: 10.1080 / 14616730802461474

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Риз, Э., Хейден, К. А., Бейкер-Уорд, Л., Бауэр, П., Фивуш, Р., и Орнштейн, П.А. (2011). Согласованность личных повествований на протяжении всей жизни: многомерная модель и метод кодирования. J. Cogn. Dev. 12, 424–462. DOI: 10.1080 / 15248372.2011.587854

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ридаут, Н., Матару, М., Сандерс, Э., и Уоллис, Д. Дж. (2015). Влияние психопатологии питания на специфику автобиографической памяти и решение социальных проблем. Psychiatry Res. 228, 295–303. DOI: 10.1016 / j.psychres.2015.06.030

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рубин, Д. К., Бернцен, Д., Огл, К. М., Деффлер, С. А., и Ян Бекхэм, Дж. С. (2016a). Научные доказательства против устаревших убеждений: ответ на Brewin (2016). J. Abnorm. Psychol. 125, 1018–1021. DOI: 10.1037 / abn0000211

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рубин Д. К., Деффлер С. А., Огл К. М., Доуэлл Н. М., Грессер А. К. и Бекхэм Дж.С. (2016b). Участник, оценщик и компьютерные меры согласованности при посттравматическом стрессовом расстройстве. J. Abnorm. Psychol. 125, 11–25. DOI: 10.1037 / abn0000126

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сейлз, Дж. М., Фивуш Р. (2005). Социальные и эмоциональные функции матери и ребенка в воспоминаниях о стрессовых событиях. Soc. Cogn. 23, 70–90. DOI: 10.1521 / soco.23.1.70.59196

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Салмонд, К.Х., Мейзер-Стедман, Р., Глюксман, Э., Томпсон, П., Далглиш, Т., и Смит, П. (2011). Природа травматических воспоминаний при остром стрессовом расстройстве у детей и подростков. J. Child Psychol. Психиатрия 52, 560–570. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2010.02340.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Скотт, Дж., Стэнтон, Б., Гарланд, А., и Ферье, И. Н. (2000). Когнитивная уязвимость у пациентов с биполярным расстройством. Psychol. Med. 30, 467–472.DOI: 10.1017 / S003329179

    79

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Штадельманн, С., Отто, Ю., Андреас, А., фон Клитцинг, К., и Кляйн, А. М. (2015). Материнский стресс и интернализирующие симптомы у дошкольников: сдерживающая роль связности повествования. J. Fam. Psychol. 29, 141–150. DOI: 10.1037 / fam0000054

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Самнер, Дж. А. (2012). Механизмы, лежащие в основе сверхобщей автобиографической памяти: оценочный обзор доказательств в пользу модели CaR-FA-X. Clin. Psychol. Rev. 32, 34–48. DOI: 10.1016 / j.cpr.2011.10.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Самнер, Дж. А., Гриффит, Дж. У., и Минека, С. (2010). Сверхобщая автобиографическая память как предиктор течения депрессии: метаанализ. Behav. Res. Ther. 48, 614–625. DOI: 10.1016 / j.brat.2010.03.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тодд, Г. М., Гандольф, М. К., Нандрино, Дж. Л., Ханкарт, С., и Восгиен, В. (2013). Снижение специфичности автобиографической памяти как стратегия эмоционального избегания у пациентов с опиоидной зависимостью. Банка. J. Behav. Sci. 45, 305–312. DOI: 10.1037 / a0033219

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Валентино, К. (2011). Модель психопатологии развития общей автобиографической памяти. Dev. Ред. 31, 32–54. DOI: 10.1016 / j.dr.2011.05.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ван ден Брок, К.(2014). Специфика и перспектива автобиографических воспоминаний в пограничной патологии. Докторская диссертация, Левенский университет, Левен.

    Google Scholar

    Ван ден Брок, К., Питерс, Г., Клаас, Л., Беренс, А., и Раес, Ф. (2015). Сверхобщая автобиографическая память предсказывает более высокие предполагаемые уровни депрессивных симптомов и вторжений у пограничных пациентов. Память 24, 1302–1310. DOI: 10.1080 / 09658211.2015.1102938

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    фон Клитцинг, К., Келси, К., Эмде, Р. Н., Робинсон, Дж., И Шмитц, С. (2000). Гендерные характеристики игровых повествований пятилетних детей и ассоциации с оценками поведения. J. Am. Акад. Ребенок-подростокc. Психиатрия 39, 1017–1023. DOI: 10.1097 / 00004583-200008000-00017

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    фон Клитцинг, К., Штадельманн, С., и Перрен, С. (2007). Сюжетные рассказы о клинических и обычных детсадовцах: связаны ли содержание и успеваемость с социальной компетентностью детей? Прикрепите.Гм. Dev. 9, 271–286. DOI: 10.1080 / 14616730701455445

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Waters, T. E. A., Bohanek, J. G., Marin, K., and Fivush, R. (2013a). Нулевое слово: сравнение качества памяти для резко отрицательных и положительных событий. Память 21, 633–645. DOI: 10.1080 / 09658211.2012.745877

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уотерс, Т. Э. А., Шеллкросс, Дж. Ф., и Фивуш, Р.(2013b). Многогранность создания смысла: сравнение нескольких показателей создания смысла и их отношения к психологическому стрессу. Память 21, 111–124. DOI: 10.1080 / 09658211.2012.705300

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Велч-Росс, М. К., Фасиг, Л., и Фаррар, М. Дж. (1999). Предикторы самопознания дошкольников: ссылка на эмоции и психические состояния в разговоре матери и ребенка о прошлых событиях. Cogn. Dev. 14, 401–422.DOI: 10.1016 / S0885-2014 (99) 00012-X

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Венцель А., Джексон Л. К., Брендл Дж. Р. и Пинна К. (2003). Автобиографические воспоминания, связанные с вызывающими страх раздражителями у напуганных и не испытывающих страха людей. Снятие тревожного стресса 16, 1–15. DOI: 10.1080 / 1061580021000009656

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wessel, I., Meeren, M., Peeters, F., Arntz, A., and Merckelbach, H. (2001). Корреляты специфики автобиографической памяти: роль депрессии, тревоги и детских травм. Behav. Res. Ther. 39, 409–421. DOI: 10.1016 / S0005-7967 (00) 00011-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Вильгельм С., МакНалли Р., Баер Л. и Флорин И. (1997). Автобиографическая память при обсессивно-компульсивном расстройстве. Br. J. Clin. Psychol. 36, 21–31. DOI: 10.1111 / j.2044-8260.1997.tb01227.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уильямс, Дж., Барнхофер, Т., Крейн, К., Херманс, Д., Раес, Ф., Уоткинс, Э., и другие. (2007). Специфика автобиографической памяти и эмоциональное расстройство. Psychol. Бык. 133, 122–148. DOI: 10.1037 / 0033-2909.133.1.122

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уильямс, Дж. М. Г. (2006). Захват и размышление, функциональное избегание и исполнительный контроль (CaRFAX): три процесса, лежащих в основе сверхобщей памяти. Cogn. Эмот. 20, 548–568. DOI: 10.1080 / 02699930500450465

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уильямс, Дж.М.Г. и Бродбент К. (1986). Автобиографическая память у покушавшихся на самоубийство. J. Abnorm. Psychol. 95, 144–149. DOI: 10.1037 / 0021-843X.95.2.144

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Уильямс, Дж. М. Г., Эллис, Н. К., Тайерс, К., Хили, Х., Роуз, Г. и МакЛауд, А. К. (1996). Специфика автобиографической памяти и образность будущего. Mem. Cogn. 24, 116–125. DOI: 10.3758 / BF03197278

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гибкость кодирования для конкретных функций в визуальной рабочей памяти

    Abstract

    В текущем исследовании изучается выборочное кодирование в визуальной рабочей памяти путем систематического изучения помех от несущественных для задачи функций.Стимулы представляли собой объекты, определяемые тремя характеристиками (цветом, формой и местоположением), и в течение периода задержки любая из этих характеристик могла переключаться между двумя объектами. Кроме того, одно- и цельные испытания были рандомизированы в экспериментальные блоки для изучения эффектов восстановления памяти. Серия задач по обнаружению переключения релевантных функций, где одна функция не имела отношения к задаче, показала, что вмешательство со стороны не относящейся к задаче функции наблюдалось только в задаче цветоформ, предполагая, что информация о цвете и форме может быть успешно отфильтрована, но информация о местоположении не могла быть доступна, даже если местоположение не относилось к задаче.Следовательно, хотя информация о местоположении добавляется к представлениям объектов независимо от требований задачи относительно автоматически, другие функции (например, цвет, форма) могут гибко добавляться к представлениям объектов.

    Образец цитирования: Кондо А., Сайки Дж. (2012) Гибкость кодирования с учетом конкретных функций в рабочей памяти изображений. PLoS ONE 7 (12): e50962. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0050962

    Редактор: Луис М. Мартинес, CSIC-Univ Мигель Эрнандес, Испания

    Поступила: 20.04.2012; Принята к печати: 29 октября 2012 г .; Опубликовано: 28 декабря 2012 г.

    Авторские права: © 2012 Kondo, Saiki.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Финансирование: Это исследование было поддержано Кластером инноваций в области здравоохранения Хокурику (Программа Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий по стимулированию региональных инноваций) для AK, а также грантами Японского общества продвижение науки (# 21300103) и глобальная программа COE «Возрождение образования для динамичных сердец и умов» от Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий до JS.Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Мы можем легко и одновременно воспринимать объекты, которые состоят из многих характеристик, таких как цвет, форма и местоположение. Однако хорошо известно, что эти функции обрабатываются в отдельных областях мозга. Это несоответствие между отдельной нейронной обработкой отдельных функций и восприятием единого интегрированного объекта известно как «проблема привязки».Проблема связывания в первую очередь изучалась в контексте визуального восприятия [1], [2]. Тогда как же представления объектов со встроенными функциями хранятся в визуальной рабочей памяти (VWM)?

    Luck и Vogel [3] и, более подробно, Vogel, Woodman и Luck [4], показали, что несколько характеристик одного объекта могут быть связаны вместе как единое целое в VWM. Они показали, что предполагаемая емкость для многофакторных объектов была такой же хорошей, как и емкость для каждой простой функции, около 3–5 объектов в краткосрочной задаче обнаружения изменений.Это основное открытие неоднократно повторялось, и кажется, что VWM хранит функции интегрированным образом. Однако остается неясным, как функции объектов связаны вместе в VWM. В настоящем исследовании мы исследовали природу привязки функций в VWM, исследуя (1a), как гибкие характеристики объектов могут быть связаны в VWM. В частности, мы сосредоточились на том, можем ли мы выборочно привязать только визуальные функции, относящиеся к задаче, или все визуальные функции автоматически привязываются независимо от релевантности задачи.(1b) Все визуальные элементы связаны одинаковым образом, или конкретный элемент играет особую роль в привязке. (2) Основываясь на предыдущем исследовании Уиллера и Трейсмана [5], в котором они сообщили, что точность в задаче привязки VWM зависит от требований задачи (особенно сложности извлечения), нас интересует, можно ли получить привязку конкретной функции легко, чем другие привязки функций.

    (1a, b) Привязка функций в визуальной рабочей памяти

    В связи с нашим вопросом (1a) Treisman и Zhang [6] исследовали влияние нерелевантных для задачи функций в задачах обнаружения изменений и показали, что изменения в привязке функций приводят к значительным помехам.Это говорит о том, что привязка происходит автоматически, когда внимание направлено на объект во время кодирования. Они также показали, что в задаче обнаружения изменения привязки изменения местоположения вызывают значительные помехи, предполагая, что привязки функций извлекаются через их местоположения.

    В настоящем исследовании мы дополнительно сосредоточились на том, всегда ли привязаны все функции обслуживаемых объектов, или выборочная функция может быть привязана в зависимости от требований задачи. Мы рассматриваем две возможности.Во-первых, как предположили Трейсман и Чжан [6], возможно, что все особенности объекта всегда связаны для формирования представления объекта в VWM. В этом случае даже не относящиеся к задаче функции будут автоматически кодироваться и поддерживаться в VWM, что приведет к помехам. Во-вторых, может случиться так, что выборочно и гибко привязываются только релевантные для задачи функции. В этом случае нерелевантные функции не будут влиять на память для соответствующих функций.

    Что касается вопроса (1b), мы предположили, что специфическая особенность может играть особую роль в связывании VWM.Эта идея основана на теории объектных файлов, введенной Канеманом, Трейсманом и Гиббсом [7]. Объектные файлы — это эпизодические визуальные представления, которые используют пространственно-временную информацию для отслеживания объектов во времени и движении, а также для хранения (и обновления) информации об этих представлениях. Учитывая особую роль информации о местоположении в объектных файлах, когда местоположение не имеет значения, его нельзя отфильтровать, в отличие от других функций, таких как цвет и форма.

    В настоящем исследовании мы оценили гибкость представлений объектов в VWM, используя задачу, в которой участников просили определить, изменились ли конкретные функции (далее называемая «задача обнаружения переключения релевантных функций»), вместо обычной задачи обнаружения изменений.В задаче обнаружения переключения релевантных функций участникам было поручено отслеживать сочетание цвета-формы, цвета-местоположения или формы-местоположения, а также требовалось оценить, включает ли последовательность стимулов тип переключения на указанном сочетании двух функций. , игнорируя изменения другой функции. Если мы сможем создавать представления объектов, которые объединяют только релевантные для задачи функции (мы называем это теорией частичного объектного файла), не будет никакой разницы в производительности между условиями цвета-формы, расположения цвета и расположения формы.С другой стороны, если мы всегда создаем представления объекта, которые объединяют все представленные особенности объекта (мы называем это полной теорией объектного файла), то сильное вмешательство будет наблюдаться во всех условиях. Если гибкость кодирования зависит от функции (мы называем это теорией, относящейся к конкретным функциям), то, согласно теории объектных файлов, сильные помехи будут наблюдаться только в состоянии формы цвета.

    (2) Особая сложность извлечения в привязке к рабочей памяти

    В качестве второго основного вопроса нас интересует, можно ли запомнить привязку конкретной функции легче, чем привязку других функций.Уиллер и Трейсман [5] сравнили состояние одного датчика с состоянием всего датчика, в котором только один объект был представлен на дисплее датчика в состоянии одного датчика, тогда как отображение всего датчика нужно было сравнивать с исходным отображением. во всем состоянии зонда. Они обнаружили, что характеристики в условиях связывания были значительно лучше в условиях с одним зондом по сравнению с условиями с целым зондом. Это преимущество одиночного зонда было интерпретировано как уменьшение помех и / или облегчение восстановления памяти с помощью одиночного зонда.

    Основываясь на их результатах, настоящее исследование дополнительно сфокусировано на вопросе, будет ли преимущество одного зонда на стадии извлечения проявляться во всех комбинациях связывания признаков или преимущество будет обнаружено в связывании специфических признаков. Здесь мы систематически исследуем преимущество одного зонда в различных условиях с использованием одного и того же набора стимулов. С точки зрения преимущества одного зонда, описанные выше теории частичного и полного объектного файла предсказывают сопоставимое преимущество при различных условиях, поскольку они предполагают сопоставимые затраты на поиск и помехи.Теория, относящаяся к конкретным характеристикам, предсказывает большее преимущество одного зонда в состоянии цветовой формы из-за большего влияния информации о местоположении.

    Эксперимент 1A: простая задача обнаружения изменений

    В эксперименте 1A мы выполнили простую задачу обнаружения переключения, используя стимулы, определяемые сочетанием трех характеристик (цвет, форма и местоположение). Мы использовали это условие в качестве базового, потому что все функции были релевантными задаче, поэтому не могло быть затрат на фильтрацию нерелевантных функций.

    Методы

    Участники.

    Пятнадцать студентов бакалавриата Киотского университета получили зачетные баллы за участие в этом исследовании. У всех участников было нормальное цветовое зрение и нормальная или скорректированная до нормальной острота зрения. Процедуры были одобрены внутренним наблюдательным советом Высшей школы исследований человека и окружающей среды Киотского университета, и до начала тестирования от всех участников было получено письменное информированное согласие.

    Материалы.

    Эксперименты проводились на стандартном ПК с графической картой VSG2 / 5 (Cambridge Research Systems, Ltd., Кент, Великобритания). Презентацию стимула контролировали с помощью Matlab (Mathworks®, Кембридж, Великобритания). Стимулы предъявлялись на 21-дюймовом ЭЛТ-мониторе (FlexScan-F980, Eizo Nanao Corporation, JP) с расстояния просмотра примерно 70 см. Ответы собирали с помощью кнопочного блока (CT3, Cambridge Research Systems, Ltd., Кент, Великобритания).

    Стимулы были простыми объектами, определенными по цвету, форме и пространственному расположению, и имели примерно 0 субтитров.Угол обзора 75 °. Объекты были шести форм (круг, треугольник, квадрат, крест, звезда и столб), представленных в одном из семи цветов (красный, желтый, зеленый, синий, фиолетовый, белый и черный). Эти цвета были выбраны для использования на основе простоты различимости. Предметы были представлены в случайно выбранных местах в невидимой матрице 3 × 3 (1,38 ° × 1,38 °), за исключением центрального расположения. Объекты, представленные в каждом испытании, были выбраны случайным образом с ограничением, чтобы ни одна функция не повторялась в одном испытании.

    Примеры демонстрационного и тестового дисплеев показаны на рисунке 1. В этом исследовании участники обнаруживали переключение функций между двумя объектами, так что пары функций менялись, а идентификаторы функций не менялись. Всего было возможно четыре типа переключателей: переключатель без переключателя, переключатель цвета, переключатель формы и переключатель положения (рис. 1). Например, образец дисплея, содержащий красный круг, расположенный в координатах (xa, ya), и зеленый треугольник, расположенный в (xb, yb), может сопровождаться тестовым дисплеем, содержащим зеленый круг в точке (xa, ya) и красный треугольник. в точке (xb, yb) в состоянии смены цвета, красный треугольник в точке (xa, ya) и зеленый кружок в точке (xb, yb) в состоянии смены формы или красный круг в точке (xb, yb) и зеленый треугольник в точке (xa, ya) в состоянии переключения местоположения.Обратите внимание, что для обнаружения переключения цвета требуется память для объединения цвета каждого объекта и пространственного положения, тогда как для обнаружения замены цвета этого не происходит. Производительность при каждом условии переключения функций — критический показатель памяти для соединения двух функций в этой парадигме.

    Рис. 1. Схематическое изображение задачи обнаружения переключателя соответствующей функции.

    Проиллюстрированы четыре типа переключателей (без изменения, переключение цвета, переключение формы и переключение местоположения) и сопоставления ответов в экспериментах 1a и 1b.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0050962.g001

    Порядок действий.

    Каждое экспериментальное испытание начиналось, когда участник начинал нажимать клавишу. На первом дисплее шесть случайных цифр (например, «719632») были представлены в течение 2000 мс, и участникам было поручено репетировать цифры вслух на протяжении всего испытания, чтобы минимизировать использование вербальной рабочей памяти [4]. После того, как цифры исчезли, в течение 100 мс отображался примерный дисплей, состоящий из шести объектов.После пустого интервала в 900 мс тестовый дисплей был представлен в течение 2000 мс. В течение периода задержки характеристики двух объектов, будь то цвета, формы или местоположения, включались в 50% испытаний. В состоянии всего зонда все объекты были представлены в тесте, тогда как в условии одиночного зонда был показан только один объект. Участники дали одинаковые или разные ответы, используя поле ответа, нажимая левую кнопку для одного и того же и правую кнопку для другого. Подчеркивалась точность, а не скорость.

    Было два экспериментальных блока, по 96 проб в каждом. Между блоками был предусмотрен отдых. В каждом блоке тип переключателя (без переключателя, переключатель цвета, переключатель формы и переключатель местоположения) и состояние зонда (весь зонд и одиночный зонд) были рандомизированы. В каждом состоянии датчика было проведено 24 испытания для каждого типа переключателя, в результате чего в общей сложности было проведено 192 экспериментальных испытания. В начале каждого блока участникам было проведено 32 практических испытания.

    Результаты и обсуждение

    На рисунке 2 показано среднее значение непараметрического индекса чувствительности (A ‘) [8] для каждого типа переключателя и состояния датчика.ANOVA 3 (тип переключателя: цвет, форма и расположение) × 2 (зонд: весь зонд и одиночный зонд) выявил значительный основной эффект типа переключателя (F (2, 28) = 15,787, p <0,001), но нет значимого основного эффекта от состояния зонда (F (1, 14) = 0,094, нс) или взаимодействия (F (2, 28) = 2,196, нс). Множественные сравнения (метод Райана) показали, что средняя чувствительность (A ') в условиях смены цвета и положения была значительно выше, чем в условиях смены формы (p <0,05). Хотя общий уровень выполнения задачи в этой задаче соединения трех функций (средняя точность 85%) сравним с предыдущим исследованием, в котором использовалось соединение двух функций [5], преимущество одного зонда не наблюдалось.

    Эксперимент 1B: задача обнаружения переключения релевантной функции

    В эксперименте 1B использовалась задача обнаружения переключения релевантной функции. В каждом испытании участники были проинструктированы следить за сочетаниями цвет-форма, цвет-расположение или форма-расположение, а также оценивать, включает ли последовательность стимулов переключение на заранее заданные размеры признаков. Примечательно, что у этой задачи было только два варианта ответа, например, простая задача обнаружения изменений, но требовалось различать типы переключения цвета, формы и местоположения, как описано выше.Следовательно, если преимущество одиночного зондирования, наблюдаемое в работе Уиллера и Трейсмана [5], также имеет место для частичных объектных файлов, то мы ожидаем облегчения для одиночного зондирования.

    Методы

    Участники.

    Сорок пять студентов бакалавриата Киотского университета получили зачетные баллы за участие в этом исследовании. У всех участников было нормальное цветовое зрение и нормальная или скорректированная до нормальной острота зрения. Процедуры были одобрены внутренним наблюдательным советом Высшей школы исследований человека и окружающей среды Киотского университета, и до начала тестирования от всех участников было получено письменное информированное согласие.Участникам произвольно назначали одну из трех задач по обнаружению переключателя: переключение цвета-формы, переключение цвета-положения или переключение формы-местоположения.

    Порядок действий.

    Задача состояла в том, чтобы обнаружить переключение на предварительно заданные функции. Например, в задаче обнаружения переключения цвета и формы участники должны были отвечать «по-разному», если было переключение цвета или формы, и «одинаково», если не было переключателя или переключателя местоположения (рис. 1). ). Таким образом, хотя у задачи есть две альтернативы ответа, как у простой задачи обнаружения изменений, участникам необходимо было отслеживать соответствующие функции, чтобы дать правильный ответ.Каждое испытание начиналось с появления шести цифр (2000 мс). Участникам было поручено репетировать цифры вслух на протяжении всего испытания. Затем на короткое время (100 мс) появляется дисплей, состоящий из шести объектов, за которым следует пустой интервал (900 мс), а затем отображается дисплей, состоящий из одного (условие одного зонда) или шести (состояние всего зонда) объектов ( 2000 мс). Участникам было предложено оценить, были ли сочетания цвета и формы (или цвета и местоположения, формы и местоположения) одинаковыми или разными между двумя дисплеями, и игнорировать изменения местоположения (или формы, цвета).Участники нажимали левую кнопку для «одинаково» и правую кнопку для «разного». Точность была важнее скорости.

    Было два экспериментальных блока по 96 испытаний, всего 192 испытания. В каждом блоке тип переключателя и условия проверки были рандомизированы. Перед каждым экспериментальным блоком участникам предлагалось 32 практических испытания.

    Результаты и обсуждение

    На рисунке 3 показано среднее значение A ‘для каждой задачи и условия проверки. Смешанный дисперсионный анализ 3 × 2 с задачей (цвет-форма, цвет-расположение и форма-расположение) в качестве фактора между субъектами и условием исследования (весь датчик и один датчик) в качестве фактора внутри субъектов выявил значительный основной эффект. задачи (F (2, 42) = 23.404, p <0,0001), условие зонда (F (1, 14) = 5,737, p <0,05) и значимое взаимодействие (F (2, 42) = 4,778, p <0,05). Анализ простого основного эффекта выявил значительное преимущество одного зонда в обнаружении изменений для задачи цвета формы (F (1, 42) = 13,202, p <0,001), но не для определения формы (F (1, 42) ) = 0,536, нс) или цветовой локации (F (1, 42) = 1,556, нс). Таким образом, преимущество одного зонда во многом зависело от связываемых характеристик.

    Эффект нерелевантных для задачи функций может зависеть от сочетаний релевантных для задачи функций (цвет-форма, цвет-расположение и форма-расположение) и / или типа зонда (весь зонд и одиночный зонд).Чтобы количественно оценить влияние не относящейся к задаче функции, мы вычислили индекс помех для каждого условия (рисунок 4). Индексы помех (i) были получены путем вычитания частоты ложных тревог, когда никаких изменений не произошло, из той, когда изменилась не относящаяся к делу функция. Индекс интерференции положительный, если нерелевантный для задачи признак мешает обнаружению изменения релевантного для задачи признака, и ноль, если нет никакого вмешательства со стороны нерелевантного для задачи признака. 3 (задача: цвет-форма, цвет-расположение и форма-расположение) × 2 (тип зонда: весь зонд и одиночный зонд) ANOVA выявил только существенное взаимодействие между типом переключателя и состоянием зонда (F (2, 42 ) = 3.205, р = 0,05). Анализ простого основного эффекта выявил значительную разницу в индексе интерференции между всем зондом и одиночным зондом для задачи цветовой формы (F (1, 42) = 13,202, p <0,001), но не для цветного зонда. местоположение (F (1, 42) = 1,556, нс) и форма-местоположение (F (1, 42) = 0,536, нс) задача. Эти результаты предполагают, что преимущество одного зонда, наблюдаемое в задаче цветовой формы, может быть связано с различиями в интерференции от изменений несущественной характеристики (пространственного положения) между условиями всего зонда и одного зонда.Чтобы оценить, наблюдались ли значительные помехи в каждом состоянии, индексы помех сравнивали с нулем (отсутствие помех). Индекс интерференции для условия переключения цветовой формы всего зонда был значительно выше нуля (p <0,005), тогда как другие пять условий существенно не отличались от нуля (ps> 0,34).

    Результаты эксперимента 1B подтверждают предсказания теории объектных файлов. Вопреки ожиданиям, преимущество одного зонда не было обнаружено в задачах определения местоположения цвета и формы, предполагая, что этот эффект не просто отражает стоимость количества объектов, которые нужно сравнить с представлением в памяти.В задачах определения местоположения цвета и формы любые затраты на количество этапов сравнения могут быть уменьшены, поскольку фильтрация нерелевантных функций упрощает представление в памяти, создавая эффект потолка. Чтобы подтвердить, что отсутствие преимущества одного зонда и помехи от несущественных для задачи функций в задачах определения местоположения цвета и формы в Эксперименте 1B не связаны с эффектами потолка, эксперимент 2 сравнил задачу обнаружения переключения функций с задачей с двумя функциями. изменить задачу.

    Эксперимент 2: Контрольный эксперимент

    В эксперименте 2 мы сравнили память для информации привязки и память для информации о визуальных характеристиках, чтобы показать, что есть возможности для улучшения производительности в задачах привязки местоположения цвета и формы с одним датчиком.Недавние исследования [5], [9], [10] показали, что эффективность обнаружения изменений для соединений признаков была хуже, чем обнаружение изменений для отдельных признаков.

    Методы

    Участники.

    Четырнадцать студентов бакалавриата Киотского университета приняли участие в этом исследовании в обмен на зачетные баллы. У всех участников было нормальное цветовое зрение и нормальная или скорректированная до нормальной острота зрения. Процедуры были одобрены внутренним наблюдательным советом Высшей школы исследований человека и окружающей среды Киотского университета, и до начала тестирования от всех участников было получено письменное информированное согласие.

    Материалы и методика.

    Примеры демонстрационных и тестовых дисплеев показаны на рисунке 5. В этом эксперименте было два состояния памяти: (1) состояние памяти с двумя функциями, при котором функции двух элементов могут быть заменены новыми значениями, не представленными в отображение образца, и (2) условие привязки к памяти, в котором характеристики двух элементов могут быть поменяны местами при тестировании, как в состоянии всего зонда в экспериментах 1A и 1B. Использовались три типа изменения: цвет, форма и цвет и форма.Обратите внимание, что изменение цвета и формы в состоянии памяти привязки идентично условию изменения местоположения в экспериментах 1A и 1B. В испытаниях по изменению цвета и формы в состоянии памяти двух элементов и цвет, и форма были заменены новыми значениями для двух объектов. Таким образом, для каждого типа изменения разница между условиями двух функций и памятью привязки заключалась в том, что память для привязки местоположения функции требовалась для успешного выполнения задачи в состоянии памяти привязки.Другими словами, условие запоминания привязки требовало памяти для цвета и местоположения или формы и местоположения, тогда как условие запоминания двух функций требовало просто списка цветов или форм. В этом эксперименте цвета были выбраны из следующих девяти: красный, желтый, зеленый, синий, фиолетовый, белый, оранжевый, розовый и голубой. Формы были выбраны из следующих девяти: круг, треугольник, квадрат, крест, звезда, столб, подкова, ромб и сердце.

    Рис. 5. Схематическое изображение контрольного эксперимента.

    Четыре типа изменения в состоянии памяти с двумя функциями (без изменений, изменение цвета, изменение формы и изменение местоположения) и типы переключения в состоянии памяти привязки (отсутствие переключения, переключение цвета, изменение формы). switch и location-switch) и сопоставления ответов.

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0050962.g005

    Было два экспериментальных блока по 120 испытаний, всего 240 испытаний. В каждом блоке условия памяти (две функции и привязка) были рандомизированы.Перед каждым экспериментальным блоком участникам было предложено 24 практических испытания.

    Результаты и обсуждение

    На рис. 6 показано среднее значение A ‘для состояния памяти с двумя функциями и состояния памяти привязки. 2 (условие памяти: условие памяти с двумя признаками и условие памяти привязки) × 3 (тип изменения: цвет, форма и цвет и форма) ANOVA выявил значительные основные эффекты состояния памяти (F (1, 13) = 28,673 , p <0,0005), тип изменения (F (2, 26) = 31,106, p <0,0001) и значимое взаимодействие (F (2, 26) = 4.440, р <0,05). Анализ простого основного эффекта показал, что производительность задачи в состоянии памяти с двумя характеристиками была значительно выше, чем в условии памяти привязки для изменения цвета (F (1, 39) = 20,054, p <0,0005) и цвета и - изменение формы (F (1, 39) = 12,258, p <0,005), но не для изменения формы (F (1, 39) = 0,060, нс). Общая производительность в состоянии памяти привязки была довольно низкой (0,75 ~ 0,8 дюйма A ') и значительно ниже, чем в состоянии памяти с двумя функциями с типами изменения цвета и цвета и формы, что свидетельствует против возможности того, что приводит к условиям расположения цвета и формы в Эксперименте 1B с эффектами отраженного потолка.

    Один неожиданный результат заключался в том, что не было преимущества для памяти двух признаков при испытаниях на изменение формы, но это, вероятно, было связано с трудностью условия памяти двух признаков. Увеличение количества форм могло усложнить даже простую память функций для форм. Более того, сравнение условий целого зонда в Эксперименте 1 и условия связывания-памяти в Эксперименте 2 показывает, что относительная сложность условий типа изменения была постоянной во всех экспериментах, предполагая, что различия в стимулах и задачах между Экспериментами 1 и 2 не влияют относительная сложность типов изменений.

    Значительное улучшение производительности в состоянии памяти двух функций подразумевает, что результаты в условиях расположения цвета и расположения формы в Эксперименте 1 не отражают эффекты потолка. Однако, поскольку производительность условия привязки памяти в Эксперименте 2 была хуже, чем у условий изменения цвета Эксперимента 1, могло быть другое объяснение: производительность привязки памяти может ухудшиться, если условие привязки памяти будет смешано с двумя -функция памяти.Эти интерпретации зависят от различий между группами испытуемых в Эксперименте 1 и 2. Если различная производительность между условием связанной памяти в Эксперименте 2 и условиями изменения цвета в Эксперименте 1 интерпретировалась как результат различий между испытуемыми, то результаты эксперимент 2 показал бы, что отсутствие преимущества одного зонда в задачах определения местоположения цвета и формы в Эксперименте 1 не отражает эффект потолка. Напротив, если учесть, что группы субъектов в эксперименте 1 и 2 были сопоставимы, то результат эксперимента 2 просто отражал бы эффект контекста задачи, в котором условие привязки памяти было смешано с условием памяти с двумя характеристиками.Чтобы проверить эти гипотезы, в будущих исследованиях необходимо сравнить производительность в состоянии привязанной памяти как с условием памяти с двумя характеристиками, так и без него в рамках внутриобъектного дизайна.

    Общие обсуждения

    В настоящем исследовании мы изучили выборочное кодирование в VWM, систематически исследуя помехи от несущественных для задачи функций. В целом гибкость кодирования зависит от функции, что согласуется с теорией объектных файлов. Помехи со стороны не относящейся к задаче функции наблюдались только в условии цвета-формы, предполагая, что информация о цвете и форме могла быть успешно отфильтрована, а информация о местоположении — нет.Следовательно, хотя информация о местоположении добавляется к представлениям объектов независимо от требований задачи относительно автоматически, другие функции (например, цвет, форма) могут гибко добавляться к представлениям объектов.

    Второй целью настоящего исследования было изучить преимущество одного зонда, часто называемое индексом привязки памяти. Мы исследовали преимущество одного зонда, когда необходимо было связать три функции (цвет, форма и местоположение) (эксперимент 1A), а также в задаче обнаружения переключения релевантных функций (эксперимент 1B).В эксперименте 1A мы не нашли доказательств преимущества одного зонда, демонстрируя, что преимущество одного зонда не распространяется на объекты, определяемые сочетанием трех характеристик. В эксперименте 1B преимущество одного зонда было значительным только в условиях цветовой формы. Чтобы подтвердить, что отсутствие преимущества одного датчика или вмешательство в условия расположения цвета и формы в эксперименте 1B не было связано с эффектами потолка, эксперимент 2 сравнил производительность задачи обнаружения переключения функций с задачей изменения функций и показал что производительность задачи обнаружения коммутатора была не на высоте.

    Гибкость кодирования в VWM

    Текущее исследование показало, что интерференция и преимущество одного зонда проявляются только в условиях цвето-формы, предполагая, что местоположение не может быть отфильтровано, тогда как цвет и форма могут. Этот вывод во многом согласуется с теорией объектного файла, но не согласуется с утверждением Трейсмана и Чжана [6]. Очевидное расхождение между текущим исследованием и Treisman и Zhang [6] может быть связано с различиями в методологии.Критические эксперименты по автоматической интерпретации привязки, представленные Treisman и Zhang [6], показали, что изменения привязки вызывают помехи, даже когда элементы были представлены в новых местах в задаче обнаружения изменения функций. Это независимое от местоположения вмешательство в привязку предполагает, что функции связаны друг с другом, даже если привязка функций не имеет значения для задачи. Однако задача изменения характеристик, использованная Трисманом и Чжаном [6], содержала изменения как цвета, так и формы, поэтому участникам требовалось кодировать и цвет, и форму.Напротив, наша задача обнаружения переключения релевантной функции требовала полного игнорирования не относящейся к задаче функции. Взятые вместе, эти результаты предполагают, что необходимым условием для успешного гибкого кодирования может быть то, что функция в целом не имеет отношения к задаче как на уровне отдельных функций, так и на уровне соединения. Даже если конъюнкции признаков не имеют отношения к задаче, привязки признаков автоматически кодируются, когда оба измерения признаков релевантны задаче [6].

    Logie et al. [11] недавно изучили соответствующий вклад местоположения, формы и цвета в формирование привязок функций в кратковременной зрительной памяти (VSTM) в диапазоне интервалов между исследованиями и тестами.В их парадигме одна представленная особенность была обозначена как нерелевантная, а затем рандомизирована от исследования к тесту. Они показали, что при более коротких интервалах между исследованиями и тестами рандомизация местоположения была наиболее разрушительной по сравнению с формой и цветом. При более длительных интервалах рандомизация любой не относящейся к задаче функции не влияла на обнаружение изменений для привязок между функциями, а местоположение не имело особой роли. Их результаты показывают, что местоположение имеет решающее значение при более коротких интервалах между исследованиями и тестами, но как только представления сформированы в VSTM, местоположение теряет этот особый статус при более длительных интервалах.

    Важное различие между настоящим исследованием и более ранними состоит в том, что, в то время как в более ранних исследованиях, упомянутых выше, рандомизированная представленная характеристика, обозначенная как нерелевантная от исследования к тесту, в настоящем исследовании этого не произошло. В совокупности наше исследование согласуется с данными Logie et al. [11], который показал, что изменения в связывании локализации с особенностями приводили к значительному вмешательству при более коротких интервалах между исследованиями и тестами, но не соответствовали данным Triesman и Zhang [6]. С другой стороны, включая более длинные интервалы, Logie et al.[11] показали, что рандомизация любой функции, не имеющей отношения к задаче, не влияет на обнаружение изменений для привязок между функциями, что несовместимо с нашим исследованием и Трисманом и Чжаном [6].

    Хотя мы интерпретировали интерференцию или ее отсутствие как отражение кодирования VWM, а не поиска и / или сопоставления, поведенческие данные в текущем исследовании не могут исключать возможность того, что все функции объекта кодируются автоматически, но некоторые особенности объекта (например, цвета и формы) могут быть успешно отфильтрованы во время поиска в памяти и сопоставления.Некоторые данные о выборочном кодировании и обслуживании с использованием ERP могут быть полезны для решения этой проблемы.

    Детерминанты преимущества одного зонда

    В текущем исследовании преимущество одного зонда наблюдалось только в условиях цветовой формы, предполагая, что преимущество одного зонда в основном отражает помехи от не относящихся к задаче функций. Однако результаты не согласуются с предыдущими исследованиями. Возможные факторы, лежащие в основе этих расхождений, обсуждаются ниже.

    Значительное преимущество одного зонда в условиях цветовой формы в текущем исследовании согласуется с Уилером и Трейсманом [5], но несовместимо с Трейсманом и Чжаном [6] и Джонсоном, Холлингвортом и Лаком [12]. Трейсман и Чжан объяснили это несоответствие различиями в отображении стимулов. В Wheeler and Treisman [5] объекты в тесте с полным зондом отображают общие местоположения с объектами в образце дисплея, но дисплеи с одним зондом показывают целевой объект в новом местоположении.Следовательно, стоимость всей проверки может частично отражать эффект перезаписи. В Treisman и Zhang [6] половина испытаний имела общие местоположения как в условиях единого зонда, так и в условиях цельного зонда, и наблюдалось преимущество целого зонда, что может отражать преимущество конфигурационного контроля. Другая половина испытаний представила тестовые объекты в новых местах, и было замечено преимущество одного зонда. Однако этот отчет не может объяснить текущие результаты, потому что в текущем исследовании использовались общие местоположения как в условиях всего, так и для одного зонда, что позволяет предположить, что перезапись не является критическим фактором для преимущества одного зонда.Кроме того, Johnson et al. [12] не смогли воспроизвести Wheeler и Treisman [5] с использованием почти идентичных стимулов и дизайна эксперимента.

    Один фактор, который следует учитывать, заключается в том, что только Уиллер и Трейсман [5] оценили преимущество одного зонда в дизайне между участниками. Таким образом, возможно, что основная причина того, что Johnson et al. [12] не смогли воспроизвести их результаты из-за того, что они использовали дизайн внутри субъектов, что, вероятно, заставляет участников готовиться как к условиям цельного зонда, так и к условиям одного зонда.Эта стратегия задач приводит к большему весу пространственной конфигурации и меньшему весу привязки признаков, чем условие одиночного зонда в дизайне между объектами, обеспечивая преимущество всего зонда, а не преимущество одиночного зонда.

    Таким образом, следующий вопрос заключается в том, почему мы обнаружили значительное преимущество одного зонда в настоящем исследовании, несмотря на использование дизайна внутри субъектов. Наша гипотеза состоит в том, что преимущество одного зонда связано с эффективностью привязки характеристик объекта к местоположению элемента.В текущем исследовании позиции образцов отображаемых элементов были сохранены, за исключением условий переключения местоположения, которые могли стимулировать позиционное кодирование для сохранения сочетаний цвета и формы. Напротив, новое условие положения в Treisman и Zhang [6] и случайное назначение местоположения на экране зонда в Johnson et al. [12] могли отговорить участников от позиционного кодирования.

    Отсутствие значительного преимущества одного зонда в условиях определения цвета в текущем исследовании также несовместимо с Уилером и Трейсманом [5].Опять же, это несоответствие, вероятно, отражает разницу между экспериментальными планами внутри и между участниками. В текущем исследовании мы использовали внутрипредметный дизайн, в котором участники предположительно использовали стратегию для эффективной работы как с полными, так и с однозондовыми дисплеями, в то время как Уиллер и Трейсман [5] использовали межпредметный дизайн, в котором участники, вероятно, использовали различные оптимальные стратегии для каждого состояния зонда.

    Наконец, отсутствие преимущества одного зонда в простой задаче обнаружения изменений с объектами, определяемыми сочетанием трех функций (эксперимент 1A), не соответствует каким-либо предыдущим исследованиям, но может дать некоторые подсказки для механизмов, лежащих в основе одиночного зонда. преимущество.Преимущество одного зонда, наблюдаемое в дизайне внутри субъектов, может отражать уменьшение помех от несущественных для задачи функций. Таким образом, даже при более сложных сочетаниях трех функций не было получено преимущества одного зонда, потому что ни одна функция не была несущественной для задачи. Это не исключает возможности того, что преимущество одного зонда в дизайне между субъектами отражает связывание признаков в целом, и в этом случае преимущество одного зонда может наблюдаться в простой задаче обнаружения изменений со стимулами, определяемыми сочетанием трех признаков.Для решения этих проблем необходимы дальнейшие исследования.

    Связь с другой выборочной обработкой в ​​VWM

    Vogel, McCollough, & Machizawa [13] показали, что возможности VWM тесно связаны со способностью человека исключать нерелевантные элементы из текущих задач, что, возможно, является важным элементом центрального исполнительного контроля. В то время как выборочная обработка в их задаче основана на определенных значениях характеристик (например, красное и верхнее поле зрения), выбор в текущей задаче основан на всем измерении функции (цвет, форма или местоположение).Один эмпирический вопрос заключается в том, можно ли отфильтровать значение функции, не имеющей отношения к задаче, но релевантной для выбора. Например, в Vogel et al. Задача, участники должны поддерживать привязку ориентации к местоположению для красных элементов, игнорируя синие элементы. Таким образом, как только нерелевантные синие элементы отфильтрованы, информация о цвете становится неактуальной для задачи обнаружения изменений. Возможность отфильтровывать информацию о цвете даже тогда, когда это необходимо для первоначального выбора, предоставит важную информацию о механизмах, лежащих в основе выборочного кодирования в VWM на основе значений характеристик.

    Недавно ряд исследований показал, что выбор предметов в VWM с вниманием возможен с использованием сигналов местоположения [14], [15] и признаков [16]. В настоящее время эти исследования ограничены выбором на основе конкретных значений характеристик. Интересным будущим исследованием будет изучение возможности выполнения выборки (или фильтрации) на основе измерений с использованием представлений памяти в VWM, что может существенно расширить наше понимание гибкости VWM.

    Вклад авторов

    Задумал и спроектировал эксперименты: AK JS.Проведены опыты: АК. Проанализированы данные: А.К. Внесенные реактивы / материалы / инструменты анализа: AK. Написал статью: AK JS.

    Ссылки

    1. 1. Робертсон Л.К. (2003) Связывание, пространственное внимание и перцептивная осведомленность. Nature Reviews Neuroscience 4: 93–102.
    2. 2. Treisman AM, Schmidt H (1982) Иллюзорные связи в восприятии объектов. Когнитивная психология 14: 107–141.
    3. 3. Luck SJ, Vogel EK (1997) Емкость визуальной рабочей памяти для функций и соединений.Nature 390: 279–281.
    4. 4. Vogel EK, Woodman GF, Luck SJ (2001) Хранение функций, союзов и объектов в визуальной рабочей памяти. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 27: 92–114.
    5. 5. Уилер М.Э., Трейсман А.М. (2002) Привязка кратковременной зрительной памяти. Журнал экспериментальной психологии: Общие 131: 48–64.
    6. 6. Treisman A, Zhang W (2006) Расположение и привязка в визуальной рабочей памяти. Память и познание, 34 (8): 1704–1719.
    7. 7. Канеман Д., Трейсман А., Гиббс Б. Дж. (1992) Обзор объектных файлов: объектно-ориентированная интеграция информации. Когнитивная психология 24: 174–219.
    8. 8. Гриер Дж. Б. (1971) Непараметрические индексы чувствительности и систематической ошибки: Вычислительные формулы. Психологический бюллетень 75: 424–429.
    9. 9. Saiki J (2003a) Привязка функций в объектно-файловом представлении нескольких движущихся элементов. Journal of Vision, 3 (1) 2: 6–21.
    10. 10. Сайки Дж. (2003b) Пространственно-временные характеристики привязки динамических функций в визуальной рабочей памяти.Исследование зрения 43: 2107–2123.
    11. 11. Logie RH, Brockmole JR, Jaswal S (2011) На привязку функций в кратковременной зрительной памяти не влияют не относящиеся к задаче изменения местоположения, формы и цвета. Память и познание 39 (1): 24–36.
    12. 12. Джонсон Дж., Холлингворт А., Удача С. Дж. (2008) Роль внимания в поддержании привязок функций в кратковременной зрительной памяти. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность 34: 41–55.
    13. 13.Vogel EK, McCollough AW, Machizawa MG (2005) Нейронные измерения выявляют индивидуальные различия в управлении доступом к рабочей памяти. Природа 348: 500–503.
    14. 14. Griffin IC, Nobre AC (2003) Ориентация внимания на места во внутренних репрезентациях. Журнал когнитивной неврологии 15: 1176–1194.
    15. 15. Маковски Т., Сассман Р. (2008) JiangYV (2008) Ориентация внимания в визуальной рабочей памяти снижает помехи от датчиков памяти. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание 34: 369–380.
    16. 16. Ли Кью, Сайки Дж. (2010) Эффекты выбора на основе признаков с помощью ретро-сигналов в визуальной рабочей памяти. Плакат представлен на конференции по объектному восприятию, вниманию и памяти, Сент-Луис, штат Миссури.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *