Содержание

Различные формы общественного сознания и их содержание

Социальная общность – это социоисторическая система, которая представляет собой сложнейшую структуру, жизнедеятельность которой зависит от ряда феноменов внутреннего и внешнего происхождения. Здесь могут быть и природные, и социальные явления, процессы и т.п. Все эти факторы оказывают влияние на жизнеспособность социальной системы, а также возможности её развития. Самым важным среди всех факторов является общественное сознание как единый фактор, так и его отдельные формы.

Определение 1

Общественное сознание – это духовная часть бытия общества, единое духовное образование, которому характерна конкретная внутренняя структура с отражением мира бытия общества в различных его проявлениях (религиозной, моральной, эстетической, политической, правовой, философской, научной), которая состоит из нескольких уровней (теоретического или обыденного, идеологического и общественной психологии).

Формы общественного сознания

Содержание общественного сознания состоит из совокупности философских, политических, религиозных, нравственных и других видов идей, взглядов, концепций, мнений, переживаний, которые усваиваются крупными группами людей, руководствующихся этими представлениями в собственной жизни.

Формы общественного сознания:

  • Религиозное сознание.
  • Моральное сознание.
  • Эстетическое сознание.
  • Философское сознание.
  • Политическое сознание.
  • Правовое сознание.
  • Научное сознание.

Общественное сознание по своему происхождению показывает реальное общественное бытие определённого сообщества людей, в определённое время его существования. Более того, общественное сознание в конкретных случаях может не соответствовать общественному бытию, поскольку оно имеет тенденцию к саморазвитию.

На позициях аспектного подхода выделяют различные формы общественного сознания и его уровни. Происходит рассмотрение общественного сознания по уровням, что даёт возможность оценивать идеологию в качестве уровня общественного сознания и в качестве способа духовной деятельности человека.

Вместе с тем такое мировоззрение подходит для объяснения жизнестойкости различных фетишистских форм общественного сознания, именно это даёт возможность отделить характер мотивации деятельности человека от содержания идей на двух уровнях, и на общетеоретическом, и на обыденном.

Исследование общественного сознания в плане бытия «горизонтальных структур» общества дают возможность сделать вывод, что любой социальный слой, любая страта, класс, сословие и т.п. представляют свои идеологии, более того, они выступают с требованием их учёта, базируясь на конкретных характерных им признаках бытия. Это говорит о том, что в любом социальном пространстве имеется многовекторность общественного сознания.

Аспектный подход подразумевает, что общественное сознание может представлять не только бытие общества, но и определённую сторону человеческой деятельности, саму жизнь общества и человеческую жизнь. Исходя из всего этого, можно сделать вывод, что общественное сознание – это не только регулятор жизнедеятельности общества, но и одновременно потенциал моральной составляющей общества, в котором даже в самых идеализированных концепциях существуют полезные и рациональные основания для их совершенствования.

Общественное сознание состоит из двух уровней:

  • Уровень обыденного сознания.
  • Уровень теоретического сознания.

Обыденный уровень общественного сознания

Обыденный уровень общественного сознания представляет собой совокупность разного вида и типа воззрений, отражающих присущие им связи в явлениях бытия всех сообществ людей, которые охватывают этнические, национальные, классовые, кастовые, сословные и иные сообщества.

Представляется возможным, что знания на обыденном уровне общественного сознания могут быть истинными. При этом всё зависит от содержания и «зрелости» явлений, сформированных на основе воззрений, а также тех субъектов, которые формулируют эти воззрения.

Пример 1

Социально-политическая ситуация, которая сформировалась в Украине в 2013 году, явно проиллюстрировала, что появившиеся сущностные черты содержания общественного бытия, не отражают в полной мере субъективный фактор воззрения, что привело к противоречиям обыденного сознания и природы общественного бытия.

Теоретические уровень сознания общественного бытия

Теоретический уровень общественного сознания являет собой совокупность систематизированных видов воззрений, отражающих сущностные закономерности бытия общества. Его исследование происходит в разных интерпретациях и это показывает направления его развития. Важно отметить, что основное предназначение теоретического уровня общественного сознания является применение его во многих идеологиях, отражающих закономерности развития общества, полагаясь на мнения и интересы те или иных классов, социальных общностей или институтов.

Естественно, идеология не лишена познавательного свойства, однако от науки её отличает преобладание классового или национального интереса.

Общественное сознание сравнимо с человеческим разумом в контексте того, какое влияние оно оказывает на духовную сферу общества. Стоит отметить, что общественное сознание обуславливается теорией и практикой социальной регуляции. Общественное сознание помогает обществу формировать принципы общественного правопорядка, осуществлять согласование усилий индивидов, различных социальных групп общества в разрешение спорных вопросов относительно общественного развития, а также принимает участие в формировании согласованной общественной позиции по основным направлениям в политической, экономической и международной сферах.

Современной философской наукой выделяются некоторые её формы, которые определяются по критерию содержания взглядов в общественном сознании: религиозное сознание, моральное сознание, эстетическое сознание, правовое сознание, философское сознание, научное сознание. Их возникновение продиктовано развитием общества, где общественное сознание имеет свойство постоянно приобретать более сложные формы.

Появление разных видов сознания стало возможно в процессе накопления опыта в конкретной сфере, когда социум был способен отразить общественное бытие в определённой форме. Важно заметить, что все сферы общественного сознания тесно связаны друг с другом и не имеют чёткого разграничения. Однако всем формах характерны определённые черты и специфика, которая связана с различными аспектами общественной жизни, потребностями общества и человека.

Религиозное сознание как форма общественного сознания

Определение 2

Религиозное сознание – это совокупность взглядов, воззрений, мнений, которые базируются на вере в Бога, в Его всемогущую силу и в отражающих общественное бытие как творение высшей сущности, призванное существовать по намерениям Бога, которые приходят к людям в качестве Божественного откровения.

Социальные предпосылки для религиозного сознания зарождаются в бессилии людей, их неспособности регулировать законы природы и их собственными отношениями. Иначе говоря, в основе религии лежат страхи человека перед природой, его бессилие перед угнетением и отчуждением в обществе, в переключении сознания людей с установки изменить действительность земной жизни на иллюзии справедливости в другом мире.

Для первого этапа становления формы общественного сознания характерны мифы. Чуть позднее, когда мифология исчерпала себя, сполна реализовав себя, практически одновременно появились мифология и религия.

Спустя некоторое время и религия, и религиозное сознание приобрели очертания средства социальной интеграции, тем самым обеспечивая единство общества и его целостность. Интересен тот факт, что вместе с тем, религиозное сознание выступает ограничителем творческих возможностей социализирующихся людей.

С точки зрения гносеологии, религиозное сознание можно воспринимать как способность сознания абстрагироваться, так и неспособность узнать причину множества разнообразных явлений природы и социума.

Психологические основания для религии и религиозного сознания заключаются в эксцентрической сущности человека, его открытости, любознательности и незащищённости. Человек – это живой пример целостности конечной и бесконечной. Именно он выступает с осознанием того, что Вселенная вечна и переживает собственную конечность.

Смерть природного начала логична, но это не относится к духовному началу. Человек стремиться к бессмертию, а обрести его может только в религии. Внутренний мир человека концентрирует внимание на диалоге с самым совершенным собеседником, с которым наиболее удобно молчать, нежели вести диалог. Своего идеального собеседника человек безуспешно ищет в обществе, а находит только в Боге.

Благоприятные условия для функций религиозного сознания заключаются в положении, которое оно занимает в общей системе общественного сознания. Исторически сложилось так, что данный вид сознания периодически принимал разные формы, это происходило из-за перемен в сфере общественного бытия. Для первобытного общества характерно существование религиозного сознания как аспекта синкретического сознания. В Античные времена главным фактором для формирования принципов общественного сознания была философия, а в эпоху Средневековья важнейшим стало религиозное сознание, оно и поспособствовало структурной организации общественного сознания, придавая религиозную окраску все наличные формы общественного сознания.

Свои позиции религиозное сознание теряет в эпоху фетишизации денег, потребления товаров и капитала. Оно по-прежнему сохраняет за собой статус самостоятельной формы сознания, однако уже не влияет коренным образом на содержание и направление общественного сознания. Человек уже начинает сомневаться в целесообразности религиозного сознания, при этом теряя веру в святость всего, кроме своих потребностей.

Бесспорно, религиозное сознание общества оказывает определённое воздействие на становление человека, поскольку в современном мире, в условиях постиндустриального развития общества, человек всё ещё сохраняет своё право на свободу выбора и проявление собственной активности.

Индивид имеет право выбрать любую веру, так и вовсе принять атеистическую позицию, но только в том случае, если данный выбор не ведёт к антисоциальным последствиям, нарушению прав других людей или общественных норм.

В современных условиях жизни ни одна форма сознания не представляет собой внутренне однородную или неизменную структуру. Религиозное сознание, как и любые другие формы сознания находятся в постоянном процессе развития. Каждый новый вид религии производит новые представления о бытии, иначе его интерпретирует. Некоторые религии исчезают навсегда, на их месте появляются совершенно новые.

Моральное сознание человека

Религиозное сознание в качестве формы общественного сознания носит характер специфического феномена духовной жизни общества и духовного производства. Возможности религиозного сознания по-прежнему до конца не изучены, и даже в эпоху научно-технической революции религиозное сознание выступает важным фактором, который определяет развитие и становление в человеке человеческого, а также необходимым аспектом проявления человеческого в обществе.

Мораль как форма общественного сознания появилась и сформировалась как следствие объективной необходимости получением человеком собственной качественной определённости и социального статуса, которые образовываются процессе отношений с другими людьми.

Содержание морали состоит в совокупности взглядов, воззрений, идей, которые формируются на основе отражения общественного бытия посредством добра и зла, а также норм, правил и оценок поведения человека, групп людей, следующих процессу формирования отражений духовных конструкций, тем самым обосновывается и закрепляется в таких регулятивах, как справедливость, общественный идеал, сесть, долг, совесть, достоинство и т.п., которые воплощены в обществе на основе общественного мнения.

Потребность в общественной связи, предоставляющая социальную значимость каждому человеку, которая объединяет людей отношением понимания, доверия и взаимного уважения, и есть реальная основа морали. Эта потребность получила логическое название потребности в человечности.

Основные положения морали сформировались ещё в Античные времена, когда философия раскрыла своё отношение к проблеме человека, хотя в реальной жизни многие принципы морали уже были утверждены. Это характерно для многих народов мира, в их число входили и славяне, это получило отражение в сказаниях, которые передались множеству последующих поколений.

Сократ в своих трудах говорил о добродетели. В его изречениях уже присутствовало положение о том, что в жизни каждому человеку необходимо полагаться на собственные заранее продуманные убеждения. Добродетельный человек – это выражение совершенства, идеала. Совершенный человек строит добродетельные отношения с миром, принимая во внимание интересы других людей на тех же основаниях, что и собственные.

Аристотель, который основал моральную теорию, говорил, что человек в ходе своей жизни должен придерживаться золотой середины, иными словами избегать недостатка, но при этом не стремиться к избытку. Для такого человека характерными чертами являются дружелюбие, мужество, правдивость, ровность, справедливость, умеренность, щедрость, честолюбие.

Определение 3

Образ совершенного человека – это сфера долженствования, но такого, которое расположено в границах возможного для любого человека как «разумного или полисного».

Во времена Средневековья, когда религиозное сознание преобладало в обществе, критерии добра и зла были исключены из описания человека. Бытовало мнение, что добродетели не нужно учиться, не нужно аккумулировать в себе характер совершенного человека. Самое важное для этого – суметь принять моральные нормы, которые отождествляются с заповедями Бога, поскольку мораль создана Богом до бытия человека, и в силу этого, её нормы общезначимы для всех, безусловны и абсолютны.

Слишком сложно?

Не парься, мы поможем разобраться и подарим скидку 10% на любую работу

Опиши задание

Для Нового времени характерны попытки соединения имеющихся взглядов на мораль и этического учения. Был занятным поиск ответов на вопрос о том, как мораль под видом свойства отдельного человека превращается в общеобязательную социальную организующую силу и как данная сила может блокировать эгоизм отдельной личности. Ответ на эти вопросы был предсказуем, поскольку только разум в форме просвещения и воспитания имеет способность к обузданию анархии эгоизма, тем самым помогает осуществить переход от индивида к роду, от зла к добру посредством соединения индивидуального добродетели и общественной справедливости.

Однако стоит отметить, что практическая реальность отражала не гармоничное развитие, а противопоставление индивида и общества.

Замечание 1

И. Кант утверждал, что мораль как всеобщая связь не выводится из опыта. Она не может быть учением о сущем. Мораль – это учение о должном.

В современном мире, рассуждая о морали как о форме общественного сознания, делается акцент на то, что она состоит из системы норм, моральных качеств, морального идеала, моральных принципов, категорий. Одни категории регулируют сущность социального бытия: справедливость, общественный идеал, смысл жизни и т.д. Есть категории, которые определяют уровень нравственной зрелости человека: долг, честь, совесть, достоинство, ответственность. Специфическая особенность моральных требований заключается в том, что они носят всеобщий, общечеловеческий характер, снимают различия между субъектом и объектом, обозначают высший уровень обусловленности, ему присущи свои санкции в форме общественного мнения, которое отвечает требованиям должного.

Иными словами, логическая составляющая бытия морали как формы общественного сознания – это логика долженствования. Она координирует действия человека относительно его возможностей проектировать самого себя, создавать свою жизнь, при этом однозначно расставив приоритеты смысла и образа своей жизнедеятельности.

Касательно взаимосвязи морали как формы общественного сознания и нравственности человека, стоит сказать, что последняя является некой формой морали, освоенной человеком. В границах данной взаимосвязи мораль представляется как идеальная форма человечности, обращая внимание индивида на необходимость критического отношения к обществу и к самому себе. Мораль даёт возможность сблизиться общественным интересам и личным, тем самым согласовывает их взаимоотношения и взаимоотношения между людьми, закрепляя их в нравах.

Эстетическое сознание как форма общественного сознания

Важной формой общественного сознания является эстетическое.

Определение 4

Эстетическое сознание – это форма общественного сознания, которая представляет собой совокупность конкретно-чувственных художественных образов, воображений, отражающих бытие посредством прекрасного и безобразного, имеет специфическую форму освоения, осознания людьми реальности, объективные закономерности и принципы создания совершенных форм отражения сущностных признаков, внутренней природы реального мира.

Можно говорить о том, что эстетическое сознание представляет собой специфическую форму отражения окружающего мира и его практическое освоение, которое, в свою очередь, за основу берёт эмоционально-образное и художественное представление о нём.

Эстетическое сознание является частью искусства на уровне выражения художественной культуры. Именно поэтому в литературе часто данная форма общественного сознания называется искусством.

Г. Гегель в своих исследованиях рассматривал искусство в качестве формы общественного сознания. Он характеризовал его как «мышление в образах», как мир представлений и образов, параллельный реальному. Понятно, что посредством художественных образов мир открывается перед человеком и вместе с тем обогащает его духовно, потому что мышление в образах концентрируется на открытии красоты мира. Общая роль красота мира, добро мира, истина мира создают основание истинного бытия человека и его сущностных сил. Отсутствие одного из элементов позволяет сомневаться в статусе общественного человека.

Замечание 2

Ум человека, который не способен делать добро и понимать красоту этого мира, способен только на совершение зла.

Необходимо сделать акцент на том, что триада истины, добра и красоты имеет свой религиозный аналог. В религии вера отождествляется с истиной, надежда – с благом, любовь – с красотой. Итог таков, что всякое соприкосновение человека с прекрасным, позволяет ему возвыситься над миром суеты и стань немного добрее, умнее и красивее.

Естественно, эстетическое сознание в качестве формы общественного сознания послужило ответом на общественную потребность. Обуславливается это процессом общественного разделения и потребностью культур воспроизводить деятельность человека в соответствии с его начальной полифункциональностью. Иными словами, одновременно и слитно осуществлять материальные и духовные способы освоения мира.

Можно говорить и так, что искусство не только отражает действительность, но и показывает в полной мере её потенциал, который имеет более значительное содержание, нежели внешние проявления. Он же и даёт возможность входить в будущее настоящему, поскольку определяет направление человеческих желаний и стремлений, оголяет неучтённые потребности и показывает на нереализованные, но при этом требует своего осуществления.

Эстетическое сознание выступает в качестве регулятора поведения человека. Оно отличается от норм морали тем, что сориентировано на конкретное поведение личности посредством художественных образов, которые задают настрой на жизнь. Эффективность этого настроя заключается в чувственно-эмоциональной форме образа, суть которого почувствовать и пережить невидимое, но представляемое, почти реальное содержание и тем самым соотнести его с идеалом прекрасного или безобразного. Такое восприятие необходимо для понимания произведений искусства. Но стоит отметить, что многое зависит и от вкуса человека. В данном контексте необходимо помнить, что искусство – это творчество тандема: исполнителя и потребителя.

Из этого всего следует, что недостаточно для искусства быть прекрасным и совершенным, оно должно быть ещё и действенным. Более того, необходим и оппонент, который поможет исполнителю совершенствоваться. В таком сложном процессе зародится человек, способный творить себя по канонам красоты и осваивать мир полагаясь на них.

Правовое сознание человека

В силу своей многогранности, правовое сознание исследуется на разных уровнях и разными науками. Философия видит правовое сознание как специфическую форму общественного сознания, которая тесно связана с другими формами. Философия определяет признаки, место и роль в жизни общества и человека правового сознания.

Определение 5

Правовое сознание – это особая форма общественного сознания, которая представляет собой совокупность взглядов, идей, концепций и целей, отражающий бытие общества посредством разрешений и запретов, представляющих отношение индивидов, социальных групп, страт, сословий, каст к праву, законности, деятельности судов, их представление о правомерности или неправомерности деяний, совершаемых в сообществах людей.

Правосознание состоит из права, действующего в обществе, его принципов и требований, однако не сводится к нему. Правовое сознание – это особое измерение конкретной правовой действительности, представленной в виде правоприменительных решений и степенью сознания правовых норм, а также их адаптация на поведенческом уровне. Кроме того, правосознание можно считать собственным взглядом человека или группы людей относительно природы и сущности действующих правовых норм.

Стоит сказать, что связь правосознания и права усложняется тем, что правовые положения и рациональное отношение относительно действующего права формируется в процессе правового образования и воспитания. С малых лет каждый человек приобретает определённые правовые навыки.

Замечание 3

Именно от правосознания граждан зависит функционирование права и его интеграция в жизнь общества.

Одной из главных особенностей правосознания является его обращение к действующему праву, практике его объяснения и правоприменения, а также ориентация на будущее. Эта черта правосознания объясняется качествами субъектов, носителей этой формы общественного сознания, в силу того, что человеку характерно смотреть в будущее.

Правосознание имеет определённую структуру, которая состоит из правовой психологии, правовой идеологии, индивидуального, группового и общественного сознания, обыденного и теоретического сознания, профессионального правосознания. Правовая психология базируется на обыденном сознании и регулярно снабжается эмпирической практикой людей в связи с реальным положением правовых норм. Посредством правовой психологии у человека в обществе формируется осознание права. Оно способствует эффективной деятельности субъективной правовой инициативы. Непринятие законов на уровне правовой психологии служит причиной появления проблем в процессе их реализации, при этом ещё и создаёт сложность в работе правоохранительных органов.

Правовая идеология состоит из теоретического уровня правосознания и включает совокупность воззрений, идей, концепций, которые в структурированном виде являются отражением и таким образом, оценивают право и правовую действительность. При этом осмысление проблематики права и разрешение проблем происходит не стихийным образом, а в организованном порядке, с участием подготовленных специалистов.

Правовое сознание, которое формируется у субъектов, даёт им возможность выполнять оценку правовых норм и ориентироваться в общественной жизни, тем самым обеспечивая регулирование общественных отношений. Оно толкает граждан к определённому типу поведения, побуждает людей, не имеющих представления о конкретных правовых нормах, вести себя соответствующим образом.

Правовое сознание позволяет с помощью субъектов, овладевших им, выполнять и достаточно обоснованные прогнозы по развитию права и его роли в жизни общества и человека, а также регулировать общественные отношения.

Очевиден тот факт, что уровень правового сознания не может у всех людей совпадать. Оно может находится на обыденном, профессиональном или научном уровне. Это целиком и полностью формирует их правовую культуру, которая обеспечивает производство и воспроизводство правовых воззрений. Интересен тот факт, что совершенствование правовой культуры общества должно быть сопряжено с совершенствованием правовой культуры отдельной личности. Только такая взаимосвязь позволяет вести диалог обществу с гражданином и выстраивать отношения взаимопонимания законодателя и гражданина на субъектно-объектных и субъектно-субъектных уровнях отношений. Только это позволит не превращать гражданина в объект манипуляций со стороны авторитета власти, и даже проработать проблемы прав человека, а не просто их задекларировать.

Политическое сознание общества

Политическое сознание среди всех форм общественного сознания занимает самое важное место. Считается, что его формирование завершилось в Античные времена, однако его статус возрос только с становлением капиталистического способа производства. Этот то время, когда политика получала подпитку от экономики и выступала как её концентрированное выражение.

Определение 6

Политическое сознание – это форма общественного сознания, которая отражает бытие общества посредством властных отношений и состоит из комплекса идей, теоретических концепций, взглядов, представлений, мнений, оценочных суждений, эмоциональных состояний, которые служат для осознания политической области социальными субъектами и включения их в процесс завоевания и использования политической власти в своих интересах.

Политическое сознание по своей природе идеальным, духовным компонентом политической деятельности, политического поведения. Но стоит отметить, что содержание политического сознания не ограничивается знанием как рациональным моментом, а состоит из продуктов чувственного отражения и оценки. Политическое сознание – это продукт одновременного и адекватного, эмоционального и волевого освоения человеком содержания политической жизни общества.

Многообразие идеальных образов, которые помогают социальным группа или отдельным личностям отражать политическую реальность, определяют структуру политического сознания, обусловленного структурой сознания в целом и формами отражения субъектов реальности: рациональными и иррациональными. В силу того, что политическое сознание связано с деятельность в него ещё включен волевой компонент.

Исходя из всего этого, можно говорить о том, что в структуре политического сознания выделяют несколько компонентов:

  • Рациональный (идеи, концепции, теории, взгляды и т.п.
  • Иррациональный (фантастические образы, оценки, желания и т.п.
  • Волевой (мотивы, стимулы, интересы и др., побуждающие отдельного человека или социальную группу к политической активности.

Политическое сознание состоит из двух уровней: идеологического и социально-психологического.

Определение 7

Политическая идеология – это система идей, теорий, взглядов, концепций, которые отражают процесс развития общества, народов и человека на политическом уровне относительно определённого класса или группы людей.

Определение 8

Социально-психологическая составляющая политического сознания – это совокупность чувств, эмоций, поведенческих установок, отражающих насущные интересы людей, граждан страны с позиций любого класса под влиянием конкретно-исторических социальных ситуаций, которые закрепляются в общественном мнении и проявляются в массовом социальном поведении членов общества.

Учитывая содержание и потенциал политического сознания, можно говорить о том, что оно занимает соответствующее место в бытии общества, поскольку все субъекты политических процессов, прежде, чем приступать к действиям, должны сначала сформировать и закрепить в своём сознании и мышлении образ этого действия. Кроме этого, важно сказать, что политические системы общества находятся в постоянном развитии, и естественно, что их будущее также должно отражаться в политическом сознании.

Из вышесказанного следует, что политическое сознание – это идеально-регулирующий орган политической системы общества. Необходимо отметить особенность политического сознания выделяться в самостоятельную подсистему там и тогда, где и когда происходит становление института государственного управления и публичной власти.

Политическое сознание, точно так же, как и иные формы общественного сознания, способно раскрывать собственные возможности посредством политической деятельности людей, их восприятие к политическим процессам в стране. Это происходит через воздействие политической идеологии на граждан. Стоит отметить, что несмотря на то, что политическая система, создаваемая обществом, работает на его благо, сами граждане, социальные слои и группы, которые относятся к субъектам или объектам политической системы, осуществляют собственную политическую деятельность согласно установкам властвующей социальной группы. Характер воздействия на граждан со стороны политической идеологии делится на несколько видов:

  • Политическая идеология в определённых условиях способствует овладению политическим сознанием населения, тем самым объединяя и связывая людей одними ценностями. Абсолютно точно можно сказать, что идеи, которые овладевают массами, становятся реальной политической силой. Но важно помнить, что политическая идеология может таким образом скрывать подлинные интересы и цели самого государства и господствующих групп.
  • Политическая идеология имеет такую силу, что способна указывать направление гражданам страны в сторону конкретных действий, поступков, деятельности через внедрение критериев оценки настоящего и будущего в их сознание.
  • Политическая идеология обеспечивает мобилизацию широких масс населения относительно конкретных действий, защиту от захвата или борьбу с противником.

Со стороны идеологии наблюдается консолидация общества, что носит важнейший характер и показывает её силу. В данном контексте не лишним будет упоминание того факта, что Великую Отечественную войну против фашистских захватчиков вело общество идеологически консолидированное и одержало победу. В современной России эта истина получает множество подтверждений и показывает значимость в борьбе за укрепление суверенитета страны, её единства и светлого будущего.

Важным элементом политической системы является социально-психологическая составляющая и общественное мнение. Уместно напомнить, что политическая деятельность является отражением всех человеческих чувственных компонентов бытия людей. Первыми проявляются инстинкты, как негативные типа агрессии или жадности, так и положительные типа солидарности и самосохранения.

Сегодня политическая жизнь ярко демонстрирует, как иррациональные аспекты политического сознания оказывают влияние на ход политических процессов. Это воздействие наиболее активно проявляется в политическом терроризме, который, к слову сказать, уже охватил многие страны.

К иррациональной составляющей политического сознания также относятся правила игры, поведенческие стереотипы, вербальные реакции, политическая символика и знаковая система, которые выражаются разными способами.

Научное сознание как форма общественного сознания

Научное сознание является ещё одной формой общественного сознания.

Определение 9

Научное сознание – это систематизированное и рациональное отражение действительности мира посредством научного языка, система знаний, теорий, моделей, раскрывающих изученные объекты в качественных признаках, которые отражают их природу и сущность, закономерности появления, деятельности и развития, тем самым подтверждая их в общественной практике.

Возникновение научного сознания предопределено ходом развития человека и человеческого сообщества. На это повлияли в значительной степени производственные и духовные противоречия, которые на протяжении множества столетий сопровождают развитие человека и общества. Кроме этого, само появление науки стало одним из важнейших факторов, которые способствовали формированию научного сознания.

Определение 10

Наука – это сложное социальное образование, которое было создано человеком для адекватного объяснения законов природы, общества и самого человека, закрепление их в знаниях, которые могут проверяться, опровергаться, но в общей массе предназначаться на постановки прогноза, создания социоприроды, обеспечения безопасного поля для будущего существования человечества.

История показала на собственном примере, как наука превратилась из занятия одиночек в особую, относительно самостоятельную форму общественного сознания, социальный институт и деятельность человека. Результатами научной деятельности выступают научные знания, истинность которых подтверждена критериями научности.

Одним из важнейших признаков научного сознания является его системность. Научные знания объединяются единой идеей, которая представляется в виде общего воззрения на предмет. Они связаны между собой законами логики, имеют общую структуру и функции. Системность научного сознания отражает реальную системность общества, человеческую деятельность.

Структуру современного научного сознания объясняют естественные, технические общественные и гуманитарные науки. Более того, научное сознание формирует очень важную область понимания человеком многообразного мира. Оно состоит из единства и отражает культуру общества во взаимодействии с иными формами общественного сознания. Здесь имеются в виду искусство, религия, философия, мораль, право и политика.

Формы сознания

Общее понятие о сознании

Сознание является многоуровневой системой восприятия и отражения действительности человеком. Именно сознание помогает человеку осуществлять жизнедеятельность соответственно принятым в обществе нормам и видеть окружающие его вещи именно такими какие они есть, например:

  1. Человек, у которого здоровое сознание осознает, что он находится в помещении один, в случае если человек страдает психическими расстройствами с искажением сознания, ему кажется, что в помещении присутствует кто-то еще.
  2. Человек со здоровым сознанием смотря на стену понимает, что она не движется, человек же с нарушениями сознания видит движение статических предметов.
  3. Личность, обладающая здоровым самосознанием, осознает, что окружающий мир может скрывать опасности, но при этом понимает, что э уверен в том, что весь мир стремится навредить ему.

Сознание человека это отражение окружающей его реальности. Сознательными являются те мотивы, мысли и поступки, которые осознаются и контролируются человеком. Неосознаваемые мотивы поведения также находят свое проявление в поведении человека, но контролировать и понимать их человеку гораздо сложнее.

Формы сознания человека

Сознание человека имеет несколько уровней развития и форм проявления. Рассмотрим более подробно имеющиеся формы сознания. В классической психологии выделяют две основные формы сознания – общественное сознание и индивидуальное сознание человека.

Определение 1

Общественным сознанием является совокупность всех идей, взглядов и оценок, которые свойственны данному обществу на конкретном этапе его развития.

Индивидуальным сознанием является совокупность всех идей, взглядов, чувств, которые свойственны конкретному человеку.

Характеристика общественного и индивидуального сознания

Сущность общественного сознания складывается на основе сознания отдельных людей и при этом не является просто результатом их суммы. Это связано с тем, что каждое индивидуальное сознание уникально и неповторимо и может в корне отличаться от создания другого человека.

Сущность индивидуального сознания человека заключается в его многообразии и индивидуальном характере. Индивидуальное сознание всегда ярче чем общественное, но при этом оно является более узким по своим взглядам на мир и охватывает меньший масштаб рассматриваемых вопросов и проблем.

Индивидуальное сознание отдельного человека не способно достичь той глубины и содержательности, которая свойственна общественному сознанию. Это связано с тем, что общественное сознание охватывает все стороны духовной жизни общества. Однако следует отметить что между общественным и индивидуальным сознанием существует взаимообратная связь, так как общественное сознание получает свою глубину и широту обзора именно из опыта каждого отдельного человека с его индивидуальным сознанием.

Общественное сознание есть всегда продукт индивидуального сознания. Но, с другой стороны, индивидуальное сознание есть всегда во многом продукт общественного сознания.

Формы общественного сознания

Различные способы интеллектуального и духовного овладения знаниями об окружающей действительности – это формы общественного сознания. Рассмотрим эти формы более подробно.

  1. Политическое сознание – включает в себя систему знаний и оценок, с помощью которых общество формирует политическую сферу. Оно является основой для всех остальных форм общественного сознания, в связи с тем, что отражает политические и экономические интересы различных классов и социальных групп.
  2. Правовое сознание включает в себя систему знаний и оценок, с помощью которых в обществе происходит осознание в сфере права. Данный вид общественного сознания тесно связан с политическим сознанием, в связи с тем в данной форме сознания находят свое проявление и политические, и экономические интересы различных классов и социальных групп.
  3. Нравственное сознание выражается в исторически складывающихся принципах морали в отношениях между людьми, между людьми и обществом, между людьми и законом.
  4. Эстетическое сознание является сознательным отражением человеком окружающего его мира, которое происходит в форме сложных переживаний. Данные переживания связаны с имеющимися у человека чувствами прекрасного, трагического, возвышенного и комического.
  5. Религиозное сознание выражается во внутреннем опыте человека, который связан с ощущением человеком существующей связи между собой и чем о высшим. Религиозное сознание находится во взаимодействии с другими формами общественного сознания, и, прежде всего, с такой, как нравственное.
  6. Экономическое сознание – является формой общественного сознания, отражающей экономические знания общества и его социально – экономические потребности.
  7. Моральное сознание, философское понятие которое является ядром человеческой личности, его духовности и всего что является сущностью человека и отличает его от животных. Особенность морального сознания состоит в том, что именно с помощью него происходит отражение и регуляция межличностных отношений, в которых каждая личность является зеркалом другой.

Уровни формирования общественного сознания

Общественное сознание формируется на следующих уровнях.

Обыденное, или эмпирическое сознание, которое в качестве своего источника имеет непосредственный опыт повседневной жизни и является как процессом непрерывной социализации человека, так и осмыслением особенностей общественной жизни.

Вторым уровнем формирования общественного сознания является научно-теоретическое сознание, которое является более сложной формой общественного сознания, и не подчиняется повседневным задачам человеческой жизни. Данный уровень развития включает в себя результаты интеллектуального и духовного творчества человечества, которые проявляются в мировоззрении, естественнонаучных концепциях, идеях и устоях общества.

5. ФОРМЫ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ.

Философия для аспирантов

5. ФОРМЫ ОБЩЕСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ

Характеристика процесса становления и развития общественного сознания проясняет многие его особенности, которые появились при определенных условиях бытия людей, а затем и проявились в различных формах общественной деятельности. Вне истории взаимоотношений общественного бытия и общественного сознания практически нельзя уяснить ни общественную природу сознания, ни появление отдельных его форм: религии и философии, морали и искусства, науки, политики и права.

Переход от мифологии к культуре письменного периода означал переход от «стадного сознания» к сознанию общественного человека.

Время культуры мифа — это «инкубационный» период становления человечества, завершение перехода от биологической популяции до социальной общности людей. Но эта общность еще вплетена в природу через соответствующий тотем, где бал правят страх перед гипертрофированными силами природы и власть авторитета вожака. (См.: Тайлор Э. Первобытная культура. М., 1989; Фрэзер Дж. Золотая ветвь. М., 1983).

Время письменной культуры — это уже становление общества. На смену тотему с его кровнородственными «скрепами» приходит общество людей разных родов и племен. Оформляются границы ойкумены. Формируются первые социальные институты. Власть авторитета сменяется авторитетом власти. Мифология как мировоззрение передает эстафету одновременно религии и философии. Первая возьмет на себя охранную функцию общества, обеспечивая его стабильность. Вторая выполнит миссию «преступника» — демиурга, преступающего через традиции и обеспечивающего прорыв общества в будущее. Религия как мировоззрение формирует образы веры, философия — образы разума.

334

Этот период условно можно назвать детством человечества, ибо это время оформления общества, где еще отсутствует индивидуальность, где человек жестко включен в социум. Он живет только настоящим, не имея ни прошлого, ни будущего. Вне общества он никто, точнее, ничто. (См.: Древнеиндийская философия. М., 1963; Мюллер М. Шесть систем индийской философии. М., 1995; Древнекитайская философия. М., 1972; Китайская классическая «книга перемен». СПб., 1992; Античная литература. Греция. Антология. М., 1989).

Сознание общества синкретично, слитно. Религия и философия как два мировоззрения противостоят друг другу, но это противостояние носит аморфный характер. Оно еще не провело «демаркационную» линию через все общество. Общество хранит свою традиционность, повторяя себя в пределах парадигмы космоцентризма. На смену детству приходит юность. Юность человечества падает на период средневековья, где в рамках парадигмы теоцентризма человек «выламывается» из общества и остается один со своим первородным грехом перед ликом Бога. Место в потустороннем мире зависит не от общества, а определяется усилиями отдельно взятого человека. С этого времени можно датировать суверенность индивидуального сознания, а стало быть, и окончательное формирование общественного сознания. На место синкретичному сознанию общества приходит общественное сознание в многообразии своих форм, где каждая форма в ответ на общественную потребность и потребность общественного человека обеспечивает отражение и идеальное воспроизведение конкретной реальности.

Первоначально число форм общественного сознания ограничивалось религией и философией, но затем состав их пополняется. На стыке религии и философии оформляется мораль и искусство. Новые потребности развития общества и человека вызывают к жизни науку, политику и право. Это не означает, что список форм общественного сознания завершен и можно подвести черту. Отнюдь нет, ибо человечество продолжает свое развитие. И если в литературе последних лет отстаивается мысль об экономической и экологической форме сознания, то это только свидетельствует о закономерно

335

сти развития общественного сознания. Есть общественная потребность, появится и необходимая форма общественного сознания. Возникнув как ответ на общественную потребность, новая форма общественного сознания обретает внутреннюю логику своего развития. И в этом смысле она уже больше чем простое отражение общественного бытия. Посему исследователь, рассматривающий содержание и специфику конкретной формы сознания, должен принимать во внимание не только состояние конкретного общественного бытия как основной детерминанты сознания, но и исследовать эту форму по субъекту — носителю сознания, по способу отражения бытия, степени адекватности отражения и т.  д.

Наличные формы сознания, возникнув в ответ на ту или другую общественную потребность, образуют некую систему, имеющую собственную структуру отношений взаимосвязи и взаимодействия. Эта структура выполняет роль буфера между общественным бытием и конкретной формой сознания, что обеспечивает не прямой, а опосредованный характер отражения бытия. И этот факт также должен приниматься во внимание при исследовании отношений в системе «бытие — сознание», а также рассмотрении специфики конкретной формы сознания.

И наконец, рассматривая общественное сознание, следует помнить, что формы сознания различаются между собой предметом отражения, общественными потребностями, которые вызвали появление определенных форм, способами отражения бытия в мире, ролью в жизни общества, характером оценки общественного бытия.

Ближе к базису общества находятся политическая, правовая и нравственная формы сознания. Они наиболее адекватно отражают социально-экономическое состояние общества, интересы людей.

Эстетическое, религиозное и философское сознание связано с базисом общества опосредованно через отмеченные непосредственно-базисные формы. В отличие от первых они медленнее реагируют на изменение общественной ситуации, но зато диапазон возможностей отражения бытия в мире у них гораздо больше, чем у первых.

336

Что касается религии и философии, то они выполняют роль механизма формирования мировоззрения людей, поэтому их можно назвать непосредственно-мировоззренческими.

Особый статус имеет наука. Она выступает как непосредственная производительная сила общества и как специфическая форма сознания, обеспечивающая производство знаний.

Каждая форма сознания, реализуя единство функций отражения и творчества, обеспечивает производство определенных идей, взглядов, представлений, знаний, образов, норм и т. д. Этот продукт духовного производства может быть получен на уровне чувственного или рационального освоения бытия в мире, в результате непосредственного осмысления жизни или теоретического исследования. Поэтому каждая форма сознания имеет свою меру эмпирического и теоретического, чувственного и рационального, общественно-психологического и идеологического.

А. Политическое сознание

Среди наличных форм общественного сознания политическое сознание занимает особое место. В нем наиболее полно отражаются экономические отношения и интересы больших социальных групп людей, образующих социальную структуру общества. Если в условиях античности доминирующей формой общественного сознания выступала философия, а в условиях средневековья религия, то с оформлением капиталистического способа производства «законодателем моды» общественного сознания выступает политика как концентрированное отражение и выражение экономики, тройной фетишизации товара, денег и капитала. Политическое сознание не только охватывает область взаимоотношений людей по поводу власти, но и активно влияет на другие формы сознания. Поскольку в политическом

337

сознании наиболее адекватно отображаются социальные проблемы, то политическое сознание, выступая центром интеграции всех остальных форм, задает им, наряду с собственным содержанием, политическое содержание противоречий общества.

Борьба за власть начинается с противостояния идей, а потом уже и людей. Консолидация людей в малые или большие социальные образования начинается с осознания ими своего объективного положения, своих коренных интересов и общих целей. Такое осознание зарождается в стихии повседневных будней, но оформляется (рождается) под влиянием политического сознания, и тогда общественное сознание превращается в общественную силу со всеми вытекающими последствиями.

Механизм взаимодействия экономики и политики имеет сложный и противоречивый характер. Все противоречия способа производства проходят через человеческий фактор, отражаются в общественном сознании первоначально в виде настроений. Эти настроения обретают характер устойчивых взглядов, представлений с последующей инверсией в четко сформулированные идеи. В свою очередь, идеи, очищенные от чувственности, предвзятой субъективности, становятся фактором формирования психологической установки людей, мотивом их трудового и общественного поведения. Хотя адаптация этих идей людьми зависит от их общей культуры и профессиональной подготовки, чувства социальной ответственности и моральных устоев.

Политическое сознание по-разному проявляет себя на обыденном уровне и теоретическом. На обыденном уровне политическое сознание возникает стихийно как естественное отражение условий быта и труда людей. В нем (политическом сознании) своеобразно и неповторимо сочетаются эмпирическое и рациональное, рассудочные формы и эмоции, сегодняшние представления и сложившиеся традиции. Отражая непосредственные нужды и заботы человека, политическое сознание на обыденном уровне выступает повседневным средством ориентации человека в его жизнедеятельности. Оно полно

338

драматизма, ибо прямо и непосредственно отражает реальность бытия в мире, особенно если последнее выступает в качестве «театра абсурда», где носителю этого сознания предлагают дилемму: «ужасный конец или ужас без конца». Смесь надежд и разочарований, горестей и радостей придают политическому сознанию обыденного уровня окрас «несчастного сознания».

Несчастное сознание нуждается в поводыре и обретает его на теоретическом уровне. Политическое сознание теоретического уровня критически анализирует содержание обыденного сознания, его стихийные взгляды и противоречивые представления, вычленяет из этой повседневности оптимальные идеи решения назревших проблем, подводит под них теоретическую базу, и последние обретают силу и значимость идеала. Идеал, будучи важнейшим компонентом мировоззрения, формирует психологическую установку на определенное отношение к бытию в мире. Круг замкнулся. Политическое сознание обыденного уровня поставляет теоретическому уровню информацию эмпирического порядка и получает взамен оптимальное научное решение проблемы в виде идеала — программы действия. Массовый эмпирический опыт находит свое продолжение в идейно-теоретической интерпретации этого опыта и возвращается к массам в новом качестве. Эта связь обыденного и теоретического наиболее рельефно прослеживается на уровне взаимосвязи общественной психологии и идеологии, когерентность и взаимодействие которых являются «визитной карточкой» политического сознания, основанием доверия людей к собственному политическому опыту.

Если носителями общественной психологии в политическом сознании выступают люди, массы, то субъектом идеологии являются специальные институты общества, с помощью которых она выполняет свое назначение. На профессиональном уровне рассматривается проблема соотношения «стихийного» и «сознательного», решается вопрос теоретического осмысления эмпирической информации, формируется механизм пропаганды, обрабатываются формы и методы распространения выработанных идей (идеалов) в массовом сознании; обеспечивается активность и направленность политического сознания, формируется политическая культура.

339

Б. Мораль как форма общественного сознания

Человек приобретает качественную определенность и свой социальный статус по мере формирования его отношений с другими людьми общества. В этом процессе общения и жизнедеятельности с другими складывается общественный человек, оформляется не только по названию, но и по содержанию.

Потребность в общественной связи, которая обеспечивает социальное значение каждому человеку, объединяя людей отношением понимания, доверия и взаимного уважения, и есть реальное основание морали. Эту потребность справедливо называют потребностью в человечности.

Истоки морали следует искать в эпоху античности, когда наметился поворот философии к проблеме человека, когда Протагор через свой тезис «Человек есть мера всех вещей» обозначил приоритет человеческого. Не бытие в мире задает меру человеку, а человек определяет меру, заявляя о своих ценностных ориентирах. Мера рассматривается как условие регламента отношений человека к миру, где зло воспринимается как безмерность, а благо — как умеренность.

Чувство меры не приходит само по себе. Его надо осваивать. Уже Демокрит отмечает, что главная цель образования заключается в освоении меры: «Счастлив не тот, кто имеет много, а тот, кто знает меру. Кто знает меру, тот владеет искусством даже зло превращать в добро».

Тезис о том, что «добродетель есть знание», развивает Сократ, доводя его до моральной суверенности личности. Человек в рамках своей жизнедеятельности должен руководствоваться продуманными убеждениями.

340

Платон не только разделяет позицию своего учителя, но и вскрывает проблему внутренней связи добродетельности личности и ее социального бытия, заявив о необходимости поиска гармонического соединения индивидуальной добродетели и общественной справедливости.

Добродетельный человек есть выражение совершенства. Совершенный человек выстраивает добродетельные отношения с миром, признавая интересы других людей столь же законными, как и свои собственные.

В процессе своей жизнедеятельности совершенный человек, по Аристотелю, придерживается «золотой середины», избегая как недостатка, так и избытка. Для него характерны дружелюбие, мужество, правдивость, ровность, справедливость, умеренность, щедрость, честолюбие.

Образ совершенного человека — это сфера долженствования, но такого долженствования, которое находится в пределах возможного для любого человека как «разумного или полисного человека». (См.: Аристотель. Соч. В 4 т. Т. 4. М., 1983. С. 50–56).

Средневековье выносит критерии добра и зла за пределы человека. Добродетели не нужно учиться, не нужно культивировать в себе характер совершенного человека. Нужно научиться принимать моральные нормы, в качестве которых выступают заповеди Бога. Мораль дана до бытия человека. Ее нормы общезначимы, безусловны и абсолютны.

Этика Нового времени пытается соединить античность и средневековье в их взглядах на мораль, ответив на вопрос, каким образом мораль, как свойство отдельного человека, становится общеобязательной социально организующей силой и каким образом эта сила может блокировать эгоизм отдельно взятого человека? Ответ на поставленный вопрос рационализм Нового времени связывает с надеждой на Разум. Только Разум в форме просвещения и воспитания способен обуздать анархию эгоизма и осуществить переход от индивида к роду, от зла к добру, соединив индивидуальную добродетель и общественную справедливость, о чем так мечтал античный философ Платон.

341

Но практическая реальность сплошь и рядом демонстрировала не гармонию, а противостояние индивида и общества, что позволило И. Канту заявить о неистребимости эгоизма людей и отсутствии подлинной добродетели. А посему мораль как всеобщую связь нельзя выводить из опыта. Она не может быть учением о сущем, она есть учение о должном. Основанием морали является категорический императив априорного происхождения: «… поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом» (Кант И. Соч. В 6 т. М., 1965. Т. 4. Ч. 1. С. 260).

Если И. Кант категорически отказал морали в праве быть учением о сущем, то другой представитель классической немецкой философии Г. Гегель обратил внимание на различие морали и нравов, идеальных и фактических форм общественной связи между людьми. Нравственность, по Гегелю, есть выражение сущего, закрепленного традицией, нравами, а мораль есть выражение должного.

Подметив важные, существенные аспекты проблемы морали, и тот и другой мыслитель рассматривают мораль как некую абстракцию, тогда как в действительности мораль включена в живую ткань интересов человека и общества, и каждая эпоха вкладывает в нее свое содержание.

Так, в условиях первобытного общества нравственность есть свойство жизнедеятельности человека. Содержание нравственности обеспечивается кровно-родственными отношениями. Нравственность выступает как естественное состояние человека, о чем он даже не подозревает, ибо лишен личностной определенности. Статус первобытного человека — родовое существо, повязанное единой системой запретов, непосредственным коллективизмом и уравнительным равенством.

Разделение труда, возникновение частной собственности, семьи и государства создают условия, в которых индивид обретает качественную определенность, социально-историческую конкретность. В эту пору складывается эгоизм как некое социально-нравственное состояние

342

человека, обусловливающее определенный способ общения людей, где один рассматривает другого как средство достижения своих целей. Эгоизм не природное свойство человека, а свойство общества, основанного на частной собственности. Капиталистический способ производства вызывает к жизни фетишизацию товара, денег и капитала. Превращаясь в самостоятельную и господствующую форму, капитал провоцирует возникновение феномена отчуждения. Выполняя чужую волю, рабочий из субъекта деятельности превращается в носителя обременительного труда, когда и сам труд, и его результаты превращаются в самостоятельную силу, господствующую над человеком и враждебную ему.

Отныне не общество обслуживает людей, а люди прислуживают Левиафану, исполняя ту или другую функцию. На место подлинной субъектности (индивидуальности) приходит ролевая псевдосубъектность как производная мира вещей и «персонифицированных» общественных отношений. Инверсия общественных отношений из системы обеспечения в систему самообеспечения включает механизм персонификации отношений и деперсонификации индивида, превращения его в «частичного» человека.

Бытие «частичного» человека не является подлинным, ибо мир вещей, суета заслоняют от человека его историчность. Он начинает жить в мире иллюзий, творит не реальные проекты, а мифические. Ориентируясь на принцип «здесь и только сейчас», этот человек теряет свое лицо, растворяется в вещественно-природной или социальной среде. Более того, он уже сам склонен рассматривать себя как вещь, определять свою стоимость.

Спецификой неподлинного бытия, как отмечает М. Хайдеггер, является своеобразная структура межчеловеческих отношений. Человек неподлинного бытия ориентирован на представление о взаимозамещаемости. Эта взаимозамещаемость (мысленная подставка себя на место другого, а любого другого на свое место) создает прецедент первого шага на пути формирования феномена усредненности.

343

В условиях иллюзии взаимозаменяемости рождается еще один феномен. Этот «другой», через которого «я» рассматривает себя, не есть конкретная личность. Он есть «другой вообще», но тем не менее под знаком его доминанты формируется конкретная личность. Конкретизация личности под знаком «другого» приумножает его господство. Так рождается третий феномен — психологическая установка ложного ориентира «как все». В неподлинном бытии этот «другой вообще», будучи квазисубъектом, обретает статус подлинного субъекта, которого М. Хайдеггер именует «Das Man». Das Man — это человек повседневности, улицы.

Он лишен своей индивидуальности. Это человек так называемого «массового общества», где каждый хочет быть «таким же, как другой, а не самим собой».

В обществе неподлинного существования никто не пытается вырваться из массы, расстаться с психологией толпы, никто не будет испытывать чувство ответственности за свои поступки в пределах толпы. Такое общество является благоприятной почвой для политических авантюр, возникновения тоталитарных режимов.

Бесспорный вывод о том, что в результате отчуждения человек теряет свою индивидуальность, а продукт его деятельности приумножает демоническую силу персонифицированных общественных отношений, несет в себе ложное представление о том, что отчуждение производится только в системе материального производства. А если это так, то и средства его упразднения следует искать там же. В действительности в сфере материального производства чаще всего имеет место единичное отчуждение, реже — локальное и как исключение — тотальное.

Что касается отчуждения на уровне властных структур, культуры, то возможность здесь тотального отчуждения скорее правило, чем исключение. В силу относительной самостоятельности любая властная система (семья, государство, партия, церковь) стремится к самоценности, и вот уже семья превращается в изолированную «монаду», а государство становится бюрократизированным Левиафаном.

344

Возможность тотального отчуждения может нести и культура, когда она из фактора единения людей превращается в инструмент их разобщения, когда ни один из ее ликов не выполняет своего общечеловеческого назначения — быть системой обеспечения жизнедеятельности людей; когда наука становится «самоедской», искусство превращается в игру лжи и глупости, а философия больше не является «эпохой, схваченной в мысли».

В условиях, когда человек довольствуется суррогатами культуры, является заложником политиков, объектом манипулирования в руках государства, влачит жалкое существование, ибо отчужден от собственности, трудно сохранить свое «Я». А поскольку общественное производство превращает человека в разновидность общественной функции, в некую одномерность, то у него возникает искушение идти по течению, подлинному бытию предпочесть неподлинное.

Но практика социальной реальности свидетельствует, что далеко не все люди и не всегда теряют человеческий облик даже в ситуации крайнего отчуждения. Срабатывает механизм избирательной способности выбирать свою дорогу в жизни, ориентируясь на общечеловеческие ценности или ценности текущего момента. У человека всегда есть выбор подняться до заоблачных высот или опуститься до скотского состояния. Этот ориентир и формирует нравственное сознание отдельно взятого человека.

Частнособственнический ориентир задает тенденцию общественного развития, но не исключает бескорыстное начало в этом развитии. Мораль переместилась в идеальную (желаемую мыслимую) форму, оторвавшись от нравов текущего момента. Она отражает не сущее сегодняшнего дня, а общественное, собранное вековыми усилиями. И это общечеловеческое задает через свои ценности мировоззренческий ориентир в желаемое будущее, выступает эталоном для нравов конкретного народа, конкретного времени.

345

Мораль, являясь особой формой сознания, имеет свою структуру — систему форм, нарастающих по степени своей обобщенности и независимости от конкретной ситуации. Структура включает: норму — систему норм — моральные качества — моральный идеал — моральные принципы — понятия, задающие нормативный смысл социальной действительности (справедливость, общественный идеал, смысл жизни) — понятия, задающие особый уровень развития личности (долг, честь, достоинство, ответственность).

Структура морали фокусирует особое требование к поведению человека. Специфика этого требования в том, что оно носит всеобщий, общечеловеческий характер, снимает различие между субъектом и объектом, представляет высший уровень обусловленности, имеет свои санкции в форме общественного мнения, ориентированного на должное. (См.; Дробницкий О. Г. Понятие морали. М., 1979).

Логика морали как особой формы сознания — это логика долженствования. Она ориентирует человека на возможность своими усилиями проектировать себя, созидать свою жизнедеятельность, уяснив свой смысл жизни и избрав свой образ жизни, свое понимание противоречия между сущим и должным.

Поскольку мораль как форма сознания включается в структуру общественного сознания, где одна из форм задает ориентир отражения общественного бытия (философия в античности, религия в эпоху средневековья, политика в настоящее время), то мораль, имея общечеловеческое основание, несет на себе печать и своего времени, и той формы, которая доминирует в структуре общественного сознания. И чтобы уяснить содержание морали, ее характер применительно к конкретному времени, следует учитывать все факторы влияния на мораль. Только так можно понять причину метаморфозы тех или других норм морали, их камуфляж.

346

Поскольку мораль имеет двойную детерминацию: зависимость от общечеловеческих ценностей и зависимость от конкретного общественного бытия, то это задает особость морали, ее специфику. Она (мораль) «видит», отражает и диагностирует состояние сущего через абстракции добра и человечности. Неся в себе антитезу сущего и должного, мораль претендует на то, чтобы помочь отчужденным индивидам обрести достойный смысл их жизни.

Имеет ли мораль уровни обыденного и теоретического сознания, общественной психологии и идеологии? — Несомненно. Механизм взаимосвязи уровней практически тот же, что и в рассмотренном ранее политическом сознании. Только политическое сознание даже афиширует свою идеологию, а мораль, в силу отмеченных особенностей, скрывает ее. Но расшифровка общечеловеческих ценностей как онтологического основания морали свидетельствует об их идеологической принадлежности. Десять заповедей Моисея, нагорная проповедь Христа, «золотое правило» Конфуция, другие нравственные требования свидетельствуют, что мораль складывалась как этическая теория усилиями идеологов своего времени.

Что касается взаимосвязи морали как формы общественного сознания и нравственного сознания индивида, то в пределах этой взаимосвязи мораль выступает как идеальная форма человечности, ориентируя индивида на критическое отношение к обществу и к себе.

Мораль обеспечивает сближение общественных и личных интересов, согласовывает взаимоотношения между личностью и обществом, между отдельными людьми. Через индивидуальное сознание нравственность возвышается до уровня морали, а мораль закрепляется в нравах.

В. Искусство как форма общественного сознания

Искусство выступает в различных ипостасях: как социальный институт общества, как специфический вид деятельности, как определенная форма общественных отношений и, наконец, как особая форма общественного

347

и индивидуального сознания. Все эти ипостаси искусства находятся в определенной взаимосвязи и взаимодействии, а посему нет искусства вообще, а есть конкретная форма его проявления. И если мы рассматриваем в качестве объекта исследования искусство как форму общественного сознания, то должны четко отграничивать этот объект исследования от всех других, имеющих отношение к искусству, но при этом не забывать возможное влияние на наш объект исследования этих других.

Имея в виду искусство как форму общественного сознания, Г. Гегель характеризовал его как «мышление в образах», как мир воображения, параллельный действительному. Через художественные образы этот мир обогащает человека духовно, ибо это «мышление в образах» ориентировано на открытие красоты мира. Мир красоты с миром добра и миром истины задают основание подлинного бытия человека, составляют слагаемые его сущностных сил. Отсутствие одного из трех атрибутов сущностных сил человека ставит под сомнение его статус общественного человека. Ум человека, глухого к добру и слепого к красоте, способен творить только зло.

Светская триада истины, добра и красоты имеет свой религиозный аналог, где вера выступает как истина, надежда как благо, а любовь как красота. Всякая встреча с прекрасным (красотой мира) вызывает и переживания блага (добра), и осмысления истины (подлинности). Радость прикосновения к совершенному миру накладывает печать на духовную жизнь человека, заставляет его подняться над миром суеты. После встречи с прекрасным человек становится добрее, умнее, красивее. Вероятно, этот факт и подметил Ф. М. Достоевский, высказав пророческое суждение о том, что красота спасет мир. Ибо красота это не только гармония космоса, но и порядок в обществе, духовное равновесие человека.

348

Искусство как форма общественного сознания возникло как ответ на общественную потребность. «Инкубационный» период становления человечества привел к тому, что из первоначальной нерасчлененности человеческой жизнедеятельности постепенно оформляется процесс общественного разделения труда с последующим оформлением материального и духовного производства. Каждая из заявленных сфер производства обретает специализированный характер и ориентацию на осуществление определенных потребностей общественного развития.

Процесс общественного разделения труда продолжает развертываться и в сферах означенного производства, обеспечивая специализацию как внутри материального производства, так и духовного. Но наряду с этим объективным процессом разделения труда культура сложившейся ойкумены (заселенного пространства) сохраняла потребность и способность воспроизводить деятельность человека в ее изначальной полифункциональности, в одновременном и слитном осуществлении материального и духовного способов освоения мира. Человек одновременно выступает субъектом интегрального способа человеческого освоения мира. Степень освоения мира зависит от состояния сущностных сил человека. И развитие человеческой чувственности (этического и эстетического восприятия) невозможно без искусства. Искусство как «мышление в образах» воспроизводит, духовно облагораживает и возвышает человека. «Сопряжение познавательной, оценочной, созидательной и знаково-коммуникативной грани в структуре художественной ткани, — отмечает М. С. Каган, — позволяет искусству, в отличие от всех специализированных догм человеческой деятельности, воссоздавать (образно моделировать) саму человеческую жизнь в ее целостности, «удваивать» ее, служить ее воображаемым дополнением, продолжением, а иногда и заменой. Достижение такой цели оказывается возможным благодаря тому, что носителем информации является художественный образ, в котором целостное, духовное содержание (единство мыслей, чувств и представлений) выражается в конкретно чувственной форме» (Философский энциклопедический словарь. М., 1983. С. 222–223).

349

«Мышление в образах» значительно усиливает потенциальные возможности человека, раздвигает границы реального житейского опыта человека, ориентирует человека не столько на приспособление к миру, сколько на готовность его совершенствовать. Искусственную природу можно рассматривать как следствие неудовлетворенности человека естественной природой. Благодаря «мышлению в образах», человек готов переделывать законченные создания. Для него нет предела совершенству. В поисках себя он, переделывая себя, готов переделать всю природу. И эта готовность имеет свое основание. Он опирается на искусство, обеспечивающее образы красоты мира.

Искусство как форма общественного сознания является особым способом социально направленного формирования индивидуального сознания. Оно позволяет человеку проявить свои способности, реализовать свои возможности, развиваться эмоционально и интеллектуально, приобщаясь к общечеловеческому опыту, устремлениям и идеалам. В мире художественных образов человек поднимается над необходимостью природы и своей собственной природы. Искусство «вводит человека в ситуацию, где ему как бы предлагается ответить на вопрос, что бы он сделал, если бы мог осуществить любое свое стремление и пережить реализацию этой возможности как собственное бытие». (Малахов В. А. Культура и человеческая целостность. Киев, 1984. С. 107–108).

Искусство показывает не только реальную жизнь, но и ее потенциал, более значительный по своему содержанию, чем внешние проявления жизни. И этот потенциал обеспечивает «вхождение настоящего в будущее», ибо определяет направленность человеческих желаний и стремлений, обнажает неудовлетворенные потребности, указывает, что еще не реализовано, но требует своего осуществления.

350

Искусство как форма общественного сознания выступает регулятором человеческого поведения. Эту функцию выполняет и мораль, но искусство обеспечивает ее своими средствами. Ключевой ценностью эстетического сознания является красота. В отличие от нравственных норм, ориентированных на определенное поведение, эстетическое сознание через свои художественные образы задает определенный настрой на жизнь. Эффективность этого настроя достигается чувственно-эмоциональной формой образа.

Художественный образ принципиально не теоретичен. В нем своеобразно соединены содержание и форма. И это единство есть нечто вроде возможной действительности. Образ несет и знание (информацию), и ценности, и нормативное предписание, но не прямо, а опосредованно, когда видимая незначительная часть «приглашает» почувствовать и пережить невидимое, но предполагаемое и в этом смысле почти реальное, основное содержание. И не только пережить, но и соотнести с идеалом через эстетическую оценку по шкале: от «прекрасного» до «безобразного». Глаз скользит по вершине «айсберга», а мысль проникает в его подводную часть. Образ провоцирует на диалог писателя и читателя, художника и зрителя, музыканта и слушателя.

Вкусы обсуждают, но о них не спорят, если личная интерпретация эстетического образа не затрагивает интересы других. Вопрос о том, чьи переживания по поводу просмотренного спектакля истиннее, мои или моего соседа, не имеет смысла, ибо в одном и другом случае формировался свой диалог, с творчеством на сцене, формировался художественный образ объективного содержания и субъективного восприятия. Этот образ в каждом случае был индивидуален, ибо информация со сцены проходила через ценностные ориентиры индивида и снималась в проектируемой реальности образа, где встречалась видимая часть спектакля и его невидимая часть, домысленная зрителем и оформленная его возможностями и способностями.

Специфика искусства как особой формы сознания и его отличие от других заключается в том, что оно есть творчество тандема: исполнителя и потребителя, где и тот и другой включены в единый механизм со-творчества, хотя они никогда не встречались, а между ними пролегают целые исторические эпохи.

351

Механизм со-творчества находит свое выражение в акте опредмечивания и распредмечивания, вечного достраивания художественного образа, акте углубленного «мышления в образах», несущего печать как первого, так и последнего творца.

После каждого акта со-творчества синтез «Я» и «не-Я» не только рождает новое знание, но и обеспечивает вечное становление нового «Я» в его открытости и устремленности к миру, в единстве его страдательного и деятельного начала. В результате формируется стереотип, привычка, а позже и внутренняя необходимость строить себя по законам красоты, жить в красоте, осваивать мир по канонам истины, добра и красоты.

Г. Религия и религиозное сознание

По отношению к религии в нашей отечественной литературе сложился негативный стереотип. Религия изначально определялась как «опиум для народа». Действительно, религия при определенных обстоятельствах может быть и опиумом для населения, но ведь негативную роль может играть и плохая мораль, и дурной эстетический вкус, и неумная политика. Но из этого никто не делает вывод о необходимости исключения морали, искусства, политики из жизни общества.

Каждая форма сознания является ответом на общественную потребность. Не составляет исключения и религия. Если религии инкриминируют деятельность института инквизиции, то с таким же успехом политику можно сделать ответственной за революции, а науку за феномен Чернобыля. Не существует абсолютного зла, как не следует искать и абсолютное добро. Нужно при оценке той или другой формы сознания исходить из принципа конкретности истины. А посему следует разобраться, при каких условиях религия играет негативную или положительную роль, выявить ее социальные, гносеологические и психологические основания.

352

Социальные корни религии в самом общем виде можно определить как потребность в иллюзорном восполнении практического бессилия людей, их неспособности управлять силами природы и их собственными общественными отношениями. Другими словами, социальные основания религии отчасти коренятся в страхе человека перед природой, в бессилии его перед угнетением и отчуждением в обществе, в переключении сознания людей с установки изменить реальную земную жизнь на иллюзии справедливости в том, другом мире.

Рассматривая отмеченные социальные основания религии, не следует закрывать глаза и на тот факт, что мифология как архетип сознания, исчерпав свои возможности и выполнив свое назначение, передает эстафету одновременно религии и философии. Религия в качестве правопреемника возьмет на себя охранную функцию общества, освящая и закрепляя сложившиеся традиции, обычаи, нравы. Религия станет средством социальной интеграции обеспечения целостности и единства общества, что не исключает возможности быть и «опиумом для народа».

Гносеологические основания религии заключаются в способности сознания отрываться от действительности. Познание мира обеспечивается в процессе формирования образа мира, объективного по содержанию и субъективного по восприятию. Все формы как чувственного, так и рационального познания (ощущение, восприятие, представление, понятие, суждение, умозаключение) несут в себе возможность «дорисовать» образ отраженного мира, опираясь на воображение и фантазию. И чем дальше образ отстоит от отраженной реальности, тем больше возможность превратного ее отражения. И вот уже понятие как образ, замещающий реальность, существует не просто само по себе, а заявляет о претензии быть первореальностью. (См.: систему объективного идеализма Платона или Гегеля).

Психологические основания религии заключены в эксцентрической сущности человека, его открытости, незавершенности и незащищенности.

353

Уже мыслители эпохи Возрождения подметили пограничность человека, причастность его к «тленному миру земли» и к «вечному миру небес». Человек является «визитной карточкой» единства конечного и бесконечного. Он осознает вечность Вселенной и переживает свою конечность (летальность). Смерть природного начала очевидна, чего нельзя сказать абсолютно о его духовном начале. Человек жаждет бессмертия и обретает его в религии.

Благодаря мышлению, человек способен объять всю Вселенную. Но, будучи существом конечным, человек не способен ни эмпирически, ни логически воссоздать истинный образ Бесконечности. А жить в мире непознанном трудно. Отсюда стремление обрести если не истину мира, то хотя бы веру в него.

Внутренний мир человека ориентирован на диалог с самым совершенным собеседником, с которым более уместно молчание, чем изречение. Идеал совершенного собеседника человек безуспешно ищет в обществе, а находит в Боге, поднимаясь над бытием в мире и соприкасаясь с бытием мира.

И социальные, и гносеологические, и психологические основания религии задают лишь возможность обращения человека к религии. Что касается реализации этой возможности, то она зависит от самого человека, от условий воспитания, от образа и качества жизни, от уровня его развития.

По своему существу религия является одним из архетипов мировоззрения. Если в системе субъектно-объектных отношений мифологического мировоззрения рождаются гипертрофированные образы реальности, обеспечивающие чувство страха, то в аналогичной системе религиозного мировоззрения рождаются образы поклонения и любви.

Главным признаком религии является вера в сверхъестественное. «Сверхъестественное» — это нечто, стоящее вне естественного, выпадающее из цепи причинных связей и зависимостей, не подчиняющееся действию обычных законов развития. А поэтому религиозная вера не

354

включена в общую систему познания и практики людей. Ее социальная основа — практическое бессилие, отчуждение человека от всего, от всех и от самого себя. Ее гносеологический источник — ограниченность человеческого сознания, неспособность его проникнуть в область трансцендентного (бесконечность). И наконец, ее психологические корни — стремление выдать желаемое за действительность, если не разрешить, то хотя бы преодолеть существующие противоречия иллюзиями.

Возникновение религии связано с развитием интеллекта, формированием абстрактного мышления, когда возникает возможность отрыва мысли о предмете от самого предмета мысли. Возникающие общие понятия, как заместители отраженной реальности, в силу относительной самостоятельности и внутренней логики собственного развития, из средства освоения единичной реальности инверсируют в самоценность с претензией быть первореальностью.

На основе отражения, благодаря фантазии и воображению, уже могут появиться представления, которых нет в существующей реальности мира. Эти фантастические представления косвенно свидетельствовали о зависимости человека от природы и его отчуждении. Отчуждение рождало страх и его призраки.

Первоначальным объектом религии и религиозных отношений был реально существующий объект (вещь, явление), наделенный сверхчувствительными свойствами — фетиш. Фетишизм связан с магией, стремлением оказать определенное влияние на ход событий, используя колдовские обряды.

В процессе становления абстрактно-логического мышления, формирования общих понятий о бытии в мире сверхчувственные свойства фетиша отделяются от фетиша (предмета) и трансформируются в самостоятельную субстанцию — «дух». Параллельно складывается вера в существование духов. Оформляется представление о существовании двух миров: земного и потустороннего.

355

По мере разложения кровно-родственных отношений на смену родовой религии приходит политеизм, «визитной карточкой» которого были боги, олицетворяющие как силы природы, так и силы общества.

Дальнейшее развитие общества привело к тому, что политеизм уступает место монотеизму. Из пантеона богов выделяется единый всемогущий Бог. Но чистого монотеизма не существует. Даже в таких религиях, как ислам, христианство, заметны следы политеизма. (См.: История религии. М., 1991 воспроизведено издание 1909 г.).

Функции религии в основном обусловлены тем положением, которое она занимает в системе общественного сознания. Исторически оно менялось, что было обусловлено изменениями в сфере общественного бытия.

В первобытном обществе религия существовала как аспект синкретического сознания. В античности формирующим принципом общественного сознания выступает философия, но в недрах общества зреют условия для смены доминанты общественного сознания, и в эпоху средневековья законодателем «моды» выступает религия. Структурную организованность общественному сознанию задает религия, наполняя религиозным содержанием все наличные формы сознания от политики до искусства, включая и философию.

В эпоху первоначального накопления капитала и последующего формирования капиталистического способа производства с его тройной фетишизацией товара, денег я капитала позиции религии существенно изменяются. Она сохраняет за собой статус относительно самостоятельной формы сознания, но уже не определяет содержание и направленность общественного сознания.

Безрелигиозное мировоззрение заложило основание новой «Вавилонской башни». Будучи свидетелем эпохи социальных катаклизмов и пророчески предвидя грядущее, Зосима у Достоевского говорит: «Многое на земле от нас скрыто, но взамен того даровано нам тайное, сокровенное ощущение живой нашей связи с миром иным, с миром горним и высшим, и корни наших мыслей и чувств не здесь, но в мирах иных. Бог взял

356

семена из миров иных и посеял здесь на земле и взрастил сад свой, но взращенное живо и живет лишь чувствами соприкосновения своего таинственным мирам иным; если ослабевает или уничтожается в тебе сие чувство, то умирает и взращенное в тебе. Тогда станешь к жизни равнодушен, возненавидишь ее».

Антропоцентризм, зародившись в эпоху Возрождения и утвердившись в Новое время, обеспечил возможность человеку стать могучим. Уверившись в иллюзорности Бога, человек с помощью науки пытается занять его место. «Бога нет — значит все позволено». Это не только установка на поведение Раскольникова из «Преступления и наказания» Ф. М. Достоевского. Это принцип жизни человека, который не дорос до религиозного сознания или вычеркнул его из своей жизни, предпочитая на весь мир смотреть глазами только науки, политики или искусства. И как тут не вспомнить предостережения Ф. Бэкона, его замечательные рассуждения об идолах сознания. Каждый человек имеет «свою собственную пещеру», которая значительно «ослабляет и искажает естественный свет природы». Речь идет об индивидуальных особенностях человека, о том, что разум человека несет на себе печать его воли и страстей, печать избирательной предпочтительности. (См.: Бэкон Ф. Соч. В 2 т. М., 1977–1978. Т. 2. С. 15–48).

Поставив под сомнение целесообразность религиозного сознания, современный человек утратил «почтительность к бытию», утратил ощущение святости чего бы то ни было, кроме собственных потребностей. И здесь приходится констатировать, что не наука и не политика, не философия и не право, а религия предложила «рецепты праведной жизни». Христианство утверждает равенство всех людей независимо от их национальности и социальной принадлежности. Буддизм вынашивает идею о том, что единство души каждого и глубинных основ мира выше любых кастовых различий.

Через заповеди Моисея, нагорную проповедь Иисуса Христа религия освящала общечеловеческие нормы морали (хотя церковь далеко не всегда их придерживалась, но ведь и политики далеко не всегда выполняют свои обещания).

357

Формы общественного сознания, их возникновение и развитие.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Общественное сознание представляет собой совокупность идей, теорий, взглядов, представлений, чувств, верований, эмоций людей, настроений, в которых отражается природа, материальная жизнь общества и вся система общественных отношений. Общественное сознание формируется и развивается вместе с возникновением общественного бытия, так как сознание возможно только как продукт социальных отношений.

Под формами общественного сознания понимают различные формы отражения в сознании людей объективного мира и общественного бытия, на основе которого они возникают в процессе практической деятельности.

Общественное сознание существует и проявляется в формах

— политического сознания (формируется с появлением классов, государства и политики как сферы общественной жизни, т.е. с возникновением политической системы общества. В нем отражаются взаимоотношения классов и социальных групп, их роль и место в системе государственной власти, а также отношений между нациями и государствами, основой для единства этих связей являются экономические отношения общества),

— правового сознания (связано с политическим сознанием, потому что в нем непосредственно проявляются и политические, и экономические интересы социальных групп. Правовое сознание выполняет в обществе регулятивную, оценочную и познавательную функции),

— нравственного сознания (содержит в себе исторически изменяющиеся нравственные отношения, представляющие собой субъективную сторону морали. В основе нравственного сознания находится категория нравственности),

— религиозного и атеистического сознания (старейших форм общественного сознания, и совершенно очевидна подчиненность его конкретным общественно-историческим условиям. ),

— эстетического сознания (выполняет синтезирующие функции, поскольку в структуру эстетического сознания входят такие элементы, как эстетические взгляды, идеалы, оценки, вкусы, эстетические чувства, потребности, эстетическая теория. Эстетическое сознание — это тот духовный фундамент),

— естественно-научного сознания

— экономическое

— экологическое

Существование различных форм общественного сознания определяется богатством и многообразием самого объективного мира — природы и общества. Имея своеобразный предмет отражения, каждая форма сознания имеет свою особую форму отражения: научное понятие, моральную норму, религиозную догму, художественный образ. Но богатство и сложность объективного мира создают только возможность появления различных форм общественного сознания. Реализуется же эта возможность на основе конкретной общественной потребности.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Общественное сознание: типы, уровни, формы.

Подробности
Категория: Ответы к вступительному экзамену по философии

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Возникновение сознания связано прежде всего с формированием культуры на основе практически-преобразовательной общественной деятельности людей, с необходимостью закрепления, фиксации навыков, способов, норм этой деятельности.

Общественное сознание представляет собой многогранный динамический процесс, поддерживаемый активностью индивидуальных сознаний. В общественном сознании содержатся устойчивые представления, связанные с некоторой системой норм и принципов, теории, пытающиеся обобщить особенности различных сторон общественной жизни. Когда говорят об общественном сознании в собственном смысле слова, имеют в виду, прежде всего то, чем сознание людей, объединенных в некоторые группы, отличается от сугубо индивидуального сознания человека, направленного, скажем, на решение его личных проблем, на организацию индивидуальной жизни. В этом смысле общественное сознание — это сознание, всегда направленное на решение общих проблем устройства общественной жизни в целом и на изучение таких свойств окружающего мира, которые имеют общее значение.

Благодаря наличию у людей общего сознания и закреплению в сознании устойчивых образов лишь таких идей, которые оказываются перспективными в практическом смысле, общество функционирует как целостный организм, то есть оно представляет не просто стихийно сложившиеся в процессе производства отношения, но содержит сознательно упорядочиваемые людьми связи.

Идеи, получающие закрепление в общественном сознании — это не просто отражение действительности, это еще и реорганизация действительности, практическое приспособление человека к миру. Такое приспособление осуществляется за счет того, что вырабатываются новые формы социальной связи, утверждаются новые социальные нормы и те идеи, которые оказываются необходимыми для их воспроизводства.

Общественное сознание представлено в различных формах, в которых выражена специфическая направленность отражения действительности. Она зависит от объекта отражения и его целей. Среди форм общественного сознания можно выделить:

— Экономическое сознание;

— Политическое сознание;

— Правовое сознание;

— Нравственное сознание;

— Эстетическое сознание;

— Религиозное сознание;

— Научное сознание;

— Философское сознание;

Во всех формах общественного сознания происходит объединение каждого отдельного человека с некоторой общностью людей или со всем обществом в целом, при чем строится такое объединение на базе общего решения специфических вопросов организации жизни, устройства социальных институтов, организации процесса познания и т. д. Формы общественного сознания, поэтому, всегда тесно связаны с определенного типа общественными отношениями: экономическими, политическими, нравственными, эстетическими, отношениями между членами научного сообщества и др.

Типы общественного сознания:

— Групповое сознание — совокупность групповых чувств, ценностных ориентаций и идеалов, представлений о групповых целях, путях и средствах их достижения.

— Классовое сознание – сознание, возникающее в результате идентификации индивидом себя с представителями определенного социального класса, и характеризующееся чувством солидарности с ними и подчинением личных интересов индивида классовым интересам.

— Общечеловеческое сознание

В структуре общественного сознания выделяются такие уровни, как теоретическое и обыденное сознание. Первый образует общественную психологию, второй — идеологию.

Обыденное сознание формируется стихийно в повседневной жизни людей. Теоретическое сознание отражает сущность, закономерности окружающего природного и социального мира.

 

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Общественное сознание. – ОБЩИЙ КУРС ФИЛОСОФИИ. Часть I – Философия. Основные понятия о философии

Общественное сознание является уникальным духовным феноменом. Как и всякое сознание, оно, безусловно, отражает бытие. Однако в данном случае это бытие объективных общественных связей и отношений, и ничего более. Следовательно, и отражение его является особым, ибо оно фиксирует в сознании каждой личности не только состояние, но и содержание конкретных социальных процессов. Дело в том, что человеческое сознание является общественным продуктом и будет таковым, пока человек остается общественным существом и демиургом (греч. demiurgos — мастер, творец) общественных связей и отношений. Это качественно иное явление по сравнению с сознанием вообще. Оно не есть проявление индивидуальной способности человека отражать, выражать или творить новый мир, новое общественное бытие.

Это способность общечеловеческая, общественно-историческая, объективная, существующая вне жизни конкретного индивида и, более того, подчиняющая его себе. Можно сказать, что общественное сознание есть внешняя духовная сфера в жизни личности. Наряду с естественной природой все формы общественного сознания питают личность информацией, необходимой для ее активной, осмысленной жизнедеятельности.

Значение общественного сознания в становлении и развитии личности определяет ее духовное раскрытие и интеллектуальное совершенствование. Все формы общественного сознания (наука, философия, искусство, мораль, религия и т.д.), фактически являясь сферой накопления знаний и базой для хранения различной информации, выступают одновременно инициаторами, вырабатывающими разнообразные духовные ценности для нормального функционирования общества и личности. Это, образно говоря, та духовно-нравственная атмосфера жизни, которая способствует развитию всех потенциальных духовных качеств человека, материальному и духовному производству, научному и нравственному творчеству, общественной и культурной деятельности широких масс людей. Одновременно некоторые формы общественного сознания, например религия, искусство, допускают «уход» человеческого индивида в некий таинственный мир фантазий, мистики.

Общественное сознание, как и сознание вообще, существует реально, а не виртуально. Однако оно не может формироваться и развиваться абсолютно самостоятельно, вне общественной материи — объективных связей и отношений. Общественное сознание проявляется как свойство материи, существуя в диалектическом единстве с нею. При этом оно является не материальной, а идеальной формой общественной реальности. Подчеркнем, что идеальная реальность всегда субъективна, а материальная (общественные связи и отношения) — объективна, то есть существует вне и независимо от сознания людей. Общественное сознание выступает как отражение и выражение в идеях, идеалах, концепциях, теориях и т.д. объективно существующих многообразных общественных связей и отношений, в которые исторически вступают люди. В связи с этим и возникают многочисленные виды общественного сознания: индивидуальное, корпоративное, социально-групповое, коллективное, классовое и т.д.

Многогранность и многозначность человеческих связей и общественных отношений, способов и видов организации духовной жизнедеятельности человека породили множество форм общественного сознания: религию и философию, науку и искусство, мораль и право и т.п. Все эти формы в своей совокупности дают основание предполагать, что общественное сознание, обладая специфическим бытием, не сводится к некой сумме индивидуальных проявлений сознания или конгломерату различных видов духовной деятельности. Общественное сознание — это уникальный духовно-интеллектуальный климат и одновременно важнейшая функция жизнедеятельности той или иной исторической социальной системы. Оно выступает необходимым фактором существования сознания каждой отдельной личности или социальной группы людей. Поогому высокоразвитое сознание личности невозможно без целенаправленного воздействия на нее всех форм общественного сознания. При этом какая-либо из них может выступать в качестве определяющей, ведущей или, наоборот, рядовой в духовном саморазвитии индивида.

К. Марксом и Ф. Энгельсом впервые было высказано предположение, что общественное сознание, являясь сложнейшей иерархической системой в духовной жизни общества, существует и развивается по своим собственным законам и предопределяется работой внутренних механизмов функционирующего реально общества и мыслящей человеческой психики. Основоположники марксистской философии показали, что общественное сознание бытийствует относительно самостоятельно и не является простым механическим отражением общественного бытия мира. В связи с этим одной из величайших науч-но-философских подвижек XIX века считают материалистическое понимание истории К. Марксом и Ф. Энгельсом, которые были убеждены в том, что все исторические этапы человечества объективно предопределяются уровнем развития производительных сил и зрелостью всех форм общественного сознания. И это они доказывали не посредством неких абстракций или понятий типа «материализм в истории», а научно, философски осмысливая диалектическое единство конкретного исторического общественного бытия и общественного сознания. При этом взаимосвязь того и другого обосновывалась отнюдь не парой-другой «фокуснических фраз» (Ф. Энгельс). Философы научно доказали, что общественное сознание, однажды возникнув, становится не менее действенным в жизни людей, чем само общественное бытие. Причем оно уже не только отражает и выражает сложный мир природы и общества, но и «целенаправленно творит» его (Ленин).

У Г. Гегеля была любимая фраза: «Сова Минервы вылетает только в сумерки». Это изречение нужно понимать следующим образом. Все происходящее на Земле при дневном свете видимо и посему понятно. Но вот наступают сумерки, и то, что для многих днем было очевидным и понятным, вдруг становится загадочным. И тогда сова (птица, ведущая ночной образ жизни) Минервы (богини ума), обозревая действительные вещи, проясняет истину. Таким образом, «день» в жизни людей предполагает, что все идущее по восходящей линии общественное сознание отражает как бы зеркально, без особых трудностей. Когда же в обществе начинают возникать серьезные гуманитарные проблемы и кризисные явления, именно в общественном сознании, прежде всего в его философской форме, проявляются (проясняются) все те негативные тенденции, с которыми необходимо целенаправленно и решительно бороться. В этой связи весьма справедливым представляется утверждение В.И. Ленина, что общественное сознание становится активной силой в решении задач, которые ставит жизнь, и в целенаправленном творческом созидании новых гуманных общественных связей и отношений, то есть нового общественного бытия.

Все формы общественного сознания как конкретно-исторические духовные проявления общественного бытия имеют многоплановую и весьма сложную содержательную структуру. Социальная философия, социология, политология в содержании общественного сознания усматривают весьма широкий диапазон бытия общественных идей, идеалов и теорий. Это прежде всего совокупность производственно-экономических, социально-политических и нравственно-правовых позиций людей, их религиозных, философских и иных воззрений, моральных, этических и эстетических взглядов, которые предстают в виде конкретных форм общественного сознания. Эта совокупность является базовой сферой функционирования духовной жизни общества в целом и отдельных его членов. Именно она отражает социально-моральное настроение широких масс, специфические нравы разных социальных групп и слоев, самобытные традиции народностей.

Таким образом, общественное бытие и различные формы, виды, типы и состояния общественного сознания диалектично взаимосвязаны, взаимозависимы и органично взаимодействуют между собой. Они нередко меняются местами в рамках этого взаимодействия. Историческая связь общественного бытия и общественного сознания в их относительной самостоятельности реализуется по-разному. Если на ранних этапах социального развития общественное сознание формировалось под непосредственным воздействием бытия, то в дальнейшем это влияние приобретало все более опосредованный характер — через государство, партии, правовые отношения, мораль и т.д. Обратное же воздействие общественного сознания на бытие с течением времени приобретает все более непосредственный характер. В этом заключается исторически сложившаяся функция общественного сознания, которая делает его объективно необходимым элементом любого общественного устройства.

В силу своей гуманитарной нацеленности общественное сознание является порождением самокритичного и фатально честного разума. И все потому, что такой разум (но не его суррогат) органически несовместим с тотальным лицемерием, иллюзорным гуманизмом буржуазного сознания. От истинного разума, как говорится, рукой подать до идеалов коммунизма, которые не являются ни сверхъестественными, ни утопичными, ибо коммунизм, по К. Марксу, предполагает не что иное, как достижение истинно человеческой жизни. Для этого необходимо обеспечить примат разума в организации общежития. К. Маркс писал: «Объединение людей в общество, которое противостояло им до сих пор как навязанное свыше природой и историей, становится теперь их собственным свободным делом. Объективные, чуждые силы, господствовавшие до сих пор над историей, поступают под контроль самих людей. И только с этого момента люди начнут вполне сознательно сами творить свою историю» [20].

В этой связи философия поставила задачу осмысления коэволюции, то есть коммуникации всех сущностных сил и характеристик природного и социально-исторического бытия. В гуманной философии коэволюция стала основанием разумного человеческого существования. Будущее человечества определяется той мерой, в какой люди открываются природе и друг другу. Целые сообщества были жизнеспособны в значительной степени вследствие терпимости к природным процессам и лояльности к другим общественным организмам. Настроенность на естественный диалог создает предпосылки для благоприятного будущего и открывает пространство для исторического творчества. История реализуется только через диалектику позитивного общения людей. Она требует от человека неустанного внимания к совместному бытию, являющемуся одновременно стержнем и критерием для любого исторического события. А «диалог» с миром природы служил и будет служить людям основой для взаимопонимания. Жизнь в ладу с людьми, в согласии с собой, с природой и есть источник совместного исторического творчества и созидания.

Гуманная философия XXI века должна стать еще более универсальным инструментом в диалектическом познании человеческого общества и культурного развития личности. Она призвана органично вписаться в единую природную и культурологическую среду, руководствуясь общефилософской парадигмой Космоса, которая далеко еще не исчерпана в рационально-научной и философской сфере познания. Задача гуманной философии — перенести принципы «целостного знания мира» во все формы общественного сознания. В связи с этим уже сегодня встает вопрос: чем может помочь человеку остаться Человеком философская форма сознания? Ответ заключается в том, что именно философия является одним из главных факторов зарождения мировой гуманности, потому что только она способна сохранять свою привлекательность для каждого мыслящего человека как путь к мудрости через разум и совесть. Стремление к мудрости через индивидуальное критическое восприятие мира и общества неизменно будет оставлять значимый след в человеческом сознании.

Сегодня высшим призванием гуманной философии является поддержка истинно научного направления и подлинно творческого стремления разума развивать духовную культуру общества и снижать уровень догматической закостенелости рассудка в науке. Эту задачу, в частности, уже помогает решать исторически сложившаяся система философского образования в высшей школе. Уяснение целей современной гуманной философии, подлинного содержания ее научно-нравственных парадигм (категорий и понятий, общетеоретических терминов) является смыслом философского просвещения и образования. Подчеркнем, что рост философской культуры мышления специалистов медицинского профиля возможен только при условии скрупулезного изучения истории философской и медицинской мысли в единстве. Все сказанное выше объясняет предмет и образ философии как особой формы общественного сознания и критического способа мышления.

Наконец, нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что все современные философские системы через постижение феномена человека и выявление его интеллектуальных и нравственных потенций в области взаимодействия «человек-природа», «человек-общество» и «человек-человек» открывают новые перспективы в теоретико-медицинском познании и совершенствовании врачебной практики. Именно поэтому они представляются ныне как формы и средства развития философского менталитета у всех специалистов-медиков. Современная медицинская ментальность воплощается в общественном сознании, приобретая специфическую научную и нравственную нагрузку. Вследствие этого отношение медика к миру, обществу и человеку проявляется на каждом этапе истории в конкретной системе мыслительной культуры, которая выступает в качестве важнейшего момента формирования личности.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Проблемы сознания в философии. Язык и мышление как формы объективизации сознания.

Их соотнесенность.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Сознание – это способность человеческой психики познавать окружающий мир, самоосознавать себя, вырабатывать эмоциональное отношение и осуществлять целенаправленную деятельность как практического, так и духовного характера.

Основной проблемой сознания в философии является вопрос его отношения к бытию. Этот вопрос имеет две стороны:

–          онтологическую, в рамках которой решается вопрос первичности материи или сознания по отношению друг к другу, и

–          гносеологическую, в рамках которой решается вопрос о принципиальной возможности познания мир.

Онтологическая сторона основного вопроса философии (первичность материи или сознания) решается следующими путями:

1.         Материя первична, а сознание является лишь свойством высокоорганизованной материи (материализм).

2.         Сознание существует независимо и от материального мира, и от человека, оно принадлежит Высшей Сущности (Нусу, Логосу, Богу, Абсолюту, Мировому Разуму, Абсолютному духу и т.д.). Сознание первично, потому что именно Высшая Сущность своим сознанием создает и организует мировой порядок, используя для этого материю как сырой материал (объективный идеализм).

3.         Сознание формирует для человека мир через комплекс поставляемых самому себе ощущений, и поэтому активное индивидуальное сознание человека, обнаруживающее пассивную материю и представляющее её в осмысленно организованной форме, первично (субъективный идеализм).

4.         Сознание существует отдельно от материи, а материя существует независимо от сознания, ничто из них не первично другому, но их взаимодействие определяет картину бытия (дуализм).

Гносеологическая сторона основного вопроса философии (познаваемость мира) решается двумя противоположными путями:

1.         Мир познаваем.

2.         Мир не познаваем.

Помимо своего основного вопроса, философия пытается в отношении сознания решить также проблемы природы сознания и механизмов его работы.

 Относительно природы сознания общая позиция всех философских течений состоит в том, что сознание не материально по своей природе и не может быть объектом предметно-практической деятельности человека.

Таким образом, сознание изначально всегда понимается только как субъективная реальность, только как нечто идеальное, присущее только внутреннему миру человека.

Что же касается механизмов работы сознания, то философия ограничивает здесь сферу своих интересов процессами интеллектуального порядка, а процессы, относящиеся к различным душевным состояниям, переживаниям и способностям, она оставляет другим наукам (психология, нейрофизиология). То есть философию интересует, и она исследует только то, что касается умственной деятельности человека.

Умственная деятельность – это по своей форме есть диалог сознания с самим собой в процессе своего взаимодействия с действительностью.

В процессе же взаимодействия с действительностью, умственная деятельность сознания характеризуется наличием двух компонентов:

1.         Компонент чувственных ощущений (внутренних о себе и внешних, о мире).

2.         Компонент смыслообразования (преобразование чувственных ощущений в интеллектуальные абстракции).

Переход компонента ощущений в компонент смыслообразования, то есть восхождение сознания от единичных чувственных ощущений действительности (внешней и внутренней) на уровень сложного интеллектуального знания о ней, называется мышлением.

В результате интеллектуализации мышлением чувственных ощущений, мышление создает знание о действительности, которое невозможно получить только средствами чувственного восприятия.

Мышление, создавая интеллектуальное знание о действительности, осуществляет, тем самым, объективацию сознания. Объективация сознания – это превращение мышлением содержания сознания в объекты, с которым мышление может работать. Для получения таких объектов мышление выделяет в сознании элементы, формирующие содержание, и наделяет эти элементы свойствами объектов познания, для чего воплощает их в те или иные мыслимые формы: понятия, суждения, идеи, гипотезы, теории, модели, образы и т.д.

Таким образом, мышление своей деятельностью объективирует сознание в различные формы идеальных представлений, с помощью которых, затем, конструирует или метафизические идеи, не связанные с реальным опытом, или абстрактные образы реальных объектов действительности.

Способность мышления создавать метафизические идеи и абстрактные модели реальной действительности называется разумом. Разум создает метафизические идеи и модели реальной действительности из набора готовых интеллектуальных сведений, которые ему поставляет рассудок.

Рассудок – это способность мышления расчленять действительность на отдельные смысловые факты, классифицировать их по отличительным признакам, понятийно наделять определениями и тестировать на соответствие сложившемуся порядку вещей, то есть здравому смыслу. Специфика рассудка состоит в том, что рассудок работает только с готовыми, единожды и навсегда выработанными мышлением понятиями, не преобразуя их во что-либо новое, и не синтезируя между собой.

Преобразует устойчивые понятия в новое, и синтезирует их в систему знания – разум. Таким образом, разум – это способность мышления к преобразованию интеллектуального материала и к его творческому синтезу в различные системы знаний о действительности.

Исходя из этого, можно сказать, что рассудок и разум – это два уровня мышления, с помощью взаимодействия которых оно осуществляет свою деятельность по объективации сознания.

Деятельность мышления осуществляется в различных формах, исходными из которых являются: понятие, суждение и умозаключение.

ПОНЯТИЕ – это терминологически сформулированное средствами языка представление о чем-либо, фиксирующее в себе наиболее существенные признаки объекта или явления (например, понятия: «вода», «вино», «молоко» и т.д.).

Отличительным свойством Понятия является его способность собирать в себя различные объекты и объединять их в некие классы по существенным общим признакам (например, понятия вода, вино и кровь могут выражаться по общему признаку текучести единым понятием «жидкость»). Наиболее общими понятиями, вбирающими в себя не только существенные, но и всеобщие свойства действительности, являются категории (материя, причина, качество, движение и т.д.). Таким образом,

в понятиях происходит объективация сознания в форме мысленного обнаружения и терминологического определения отдельных объектов и явлений действительности.

СУЖДЕНИЕэто мысль, выраженная предложением, и содержащая в себе ложное или истинное утверждение («Вода замерзает и испаряется» – истинное, «Вода горит» – ложное).

Суждение может выражаться не только в предложениях языка, но и в символах (2 + 2 = 4 – истинное суждение, 2 + 2 = 6 – ложное).

Всё, что не может оцениваться с точки зрения истинности или ложности, не является суждением, и относится к другим формам мысли (Принесите мне воды! Вода холодная? Вода – сколько смысла в этом слове… 2 + 3; 4, 5, 6, 9, 48).

Таким образом, структура суждения должна содержать в себе такие понятия и смысловые связки между ними, которые могут быть доказаны или опровергнуты с точки зрения объективности. Исходя из этого,

суждение – это объективация сознания в форме выявления истинности или ошибочности существующих между понятиями связей и отношений, которые мышление обнаруживает или создает самостоятельно.

УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ – это форма мышления, посредством которой из одного или нескольких суждений логически выводится новое суждение. Исходные суждения в составе умозаключения называются посылками, а новое суждение, получаемое логически из посылок, называется заключением (или следствием). Например:

Все преступления наказуемы законом (1-я посылка).

Воровство есть преступление (2-я посылка).

Воровство наказуемо законом (заключение из двух посылок).

Все умозаключения подчиняются одному условию: если истинны исходные посылки, то истинно и выводимое из них заключение. Истинное заключение делает умозаключение правильным. Правильное умозаключение, таким образом, представляет собой истинное (или правдоподобное) выводное знание о действительности. Исходя из этого,

умозаключение – это объективация сознания в результатах осмысления мышлением действительности.

Таким образом, мышление объективирует сознание, воплощая и представляя его содержание в различных результатах своей работы.

Но сами результаты работы мышления требуют, в свою очередь, дополнительной собственной объективации для того, чтобы стать продуктом информационного обмена между людьми. Без этой объективации все результаты мышления оставались бы субъективным достоянием отдельных личностей (субъектов), неведомым для других субъектов.

Объективация субъективного мышления человека в формы, объективно понятные другому субъекту (человеку), осуществляется средствами языка.

ЯЗЫКэто знаковая система, хранящая и передающая информацию. Языки бывают естественными (речь), или искусственными (алфавит, математические формулы, ноты, цифры, условные сигналы и т.д.). Благодаря языку устанавливаются точные и всеобще принятые обозначения объектов и явлений действительности, что создает условия для понимания процессов мышления отдельных субъектов другими субъектами и для обмена результатами этого мышления между ними.

Таким образом, язык является средством объективации сознания, в процессе которой мысли приобретают какую-либо материальную форму своего выражения, общепринятую для всех и понятную всем.

Исходя из этого, элементы языка (слова, предложения, знаки, формулы и т.д.) – это средства, существующие в структуре языка, которые обозначают соответствующие понятия, суждения, заключения, образы и т. д., существующие в структуре мышления.

Но при этом нельзя говорить о тождестве языка и мышления, поскольку структура языка и структура мышления специфически разные:

–          языковой знак не имеет смысла вне структуры своего языка,

–          а элемент мышления обладает универсальным смыслом вне любой структуры сознания и в любой структуре сознания.

Следовательно, языковые функции относительно объективации сознания можно сформулировать двунаправлено:

1.         Формулирование мыслей и результатов мышления в универсально понятных формах для хранения и обмена.

2.         Коммуникация мыслей и результатов мышления.

Таким образом, соотнесенность языка и мышления выражается в том, что мышление объективирует содержание сознания в мыслимые формы, а язык обеспечивает их универсальное понимание, хранение и коммуникацию.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Сознание — Введение в философию: философия разума

Тони Ченг

Введение

Термин «сознание» очень часто, хотя и не всегда, взаимозаменяем с термином «осознание», который для многих является более разговорным. Мы часто говорим такие вещи, как «вы знаете, что…». Иногда мы говорим: «Вы заметили это…?» выражать похожие мысли, и это указывает на тесную связь между сознанием (осознанием) и вниманием (замечанием), к которой мы вернемся позже в этой главе.Нед Блок, одна из ключевых фигур в этой области, дает полезную характеристику того, что он называет «феноменальным сознанием». Для него феноменальное сознание — это опыт. Опыт охватывает восприятия, например, когда мы видим, слышим, прикасаемся, обоняем и пробуем на вкус, у нас обычно есть переживания, такие как видение цветов и запахов. Он также охватывает телесное осознание, например, мы обычно ощущаем температуру своего тела и положение конечностей. Сознание в первую очередь связано с этим эмпирическим аспектом нашей ментальной жизни.

Большинство дискуссий о философии разума основываются на идее сознательного опыта на каком-то уровне. Декарт описал свои сознательные переживания в своей книге «Размышления о первой философии». Они занимали центральное место в его аргументах о том, что у него есть разум (глава 1). Бихевиоризм, материализм, функционализм и дуализм свойств стремятся объяснить нашу ментальную жизнь, поэтому они должны включать сознание, поскольку оно является одним из наиболее важных элементов менталитета (глава 2, глава 3, глава 4).Qualia и сырые ощущения — это один из способов понять сознание; поскольку они были рассмотрены ранее (глава 5), мы не будем их здесь обсуждать. Знание, вера и другие психические состояния иногда, хотя и не всегда, являются сознательными, поэтому важно понимать разницу между (скажем) сознательными и бессознательными убеждениями. Это также относится к концепциям и содержанию (Глава 7). Вопрос о том, требуют ли свобода воли и «я» осознанности, очень обсуждается (глава 8). Таким образом, можно увидеть, что сознание занимает центральное место в философии разума.

Концепции сознания

Есть много концепций сознания; В общем, есть два подхода. Во-первых, можно исследовать народные концепции сознания: как непрофессионалы используют этот термин и как они используют другие родственные термины (например, осведомленность) для обозначения подобных явлений. Во-вторых, можно искать полезные концепции сознания для объяснения или понимания ума. Первый подход применяется в экспериментальной философии, относительно новом разделе философии, который использует экспериментальные методы для изучения представлений людей, в том числе тех, кто принадлежит к разным культурным и языковым корням.В этой главе мы, скорее, сосредоточимся на последнем подходе, который традиционно предпочитают философы разума.

Философы по-разному выбирают различные концепции сознания, и они, как правило, категорически не соглашаются друг с другом. Ни одно разделение не является полностью бесспорным. Однако есть одно различие, которое обычно является отправной точкой философских дискуссий о сознании; даже те, кто не согласен с таким способом вырезания территории, часто начинают отсюда.Это отличие от Block (1995) о феноменальном и доступном сознании:

Феноменальное сознание [P-сознание] — это опыт; что делает состояние феноменально сознательным, так это то, что в этом состоянии есть что-то «похожее» (Nagel 1974). (Блок 1995, 228)

Состояние восприятия является сознанием доступа [A-сознанием], грубо говоря, если его содержимое — то, что представлено состоянием восприятия — обрабатывается с помощью этой функции обработки информации, то есть, если его содержимое попадает в Исполнительную систему, посредством чего его можно использовать для управления рассуждениями и поведением.(1995, 229)

Блок также обсуждает третью концепцию сознания, называемую «контролирующим сознанием» (1995, 235). Чтобы сконцентрироваться, мы ограничимся разделением на феноменальное и доступное сознание.

Основная идея Блока — разделить П-сознание и А-сознание: он пытается доказать, что эти два вида сознания различаются по своему характеру . Для этого он сначала пытается найти случаи, в которых P-сознание существует, а A-сознание отсутствует:

[S] Предположим, вы ведете напряженный разговор, когда внезапно в полдень вы понимаете, что прямо за вашим окном есть — и всегда было когда-то — оглушающая пневматическая дрель, копающая улицу.Вы все время ощущали шум, но только в полдень вы сознательно, осознаёте его. То есть вы все время были P-осознающими шум, но в полдень вы оба P-сознательно и A-осознавали его. (1995, 234; курсив оригинала)

Что касается A-сознания без P-сознания, Блок утверждает, что трудно найти какой-либо реальный случай, но он «концептуально возможен» (1995, 233), что означает отсутствие непоследовательности в сценарии, в котором существует A-сознание. в то время как Р-сознание отсутствует.Эта стратегия эффективна, поскольку он хочет доказать, что эти два вида сознания различны: для этой цели нет необходимости иметь реальные случаи, в которых один существует, а другой отсутствует, хотя реальные случаи действительно помогают, поскольку служат. как экзистенциальные доказательства.

Еще одно различие, которое необходимо провести, дано Дэвидом Чалмерсом (1995). Он бросает вызов исследователям сознания, различая «легкие проблемы» и «сложные проблемы» сознания.По словам Чалмерса,

[t] Легкие проблемы сознания — это те, которые кажутся непосредственно восприимчивыми к стандартным методам когнитивной науки, в соответствии с которыми явление объясняется с помощью вычислительных или нейронных механизмов. Сложные проблемы — это те, кто сопротивляется этим методам. (1995, 4)

Вот несколько примеров простых задач, которые он предлагает:

Интеграция информации когнитивной системой;

Отчетность о психических состояниях;

Способность системы получать доступ к своим внутренним состояниям;

В центре внимания (1995).

Философов интересуют как простые, так и сложные проблемы. Обсуждение Блоком P- и A-сознания можно рассматривать в основном как область легких проблем, в то время как главы с 1 по 5 этой книги можно рассматривать как более сложные проблемы.

Теперь, когда под рукой эти два основных различия, пора посмотреть, как философы и ученые теоретизируют о различных видах сознания, особенно о феноменальном сознании.

Теории сознания

Блок стремится разделить P- и A.-сознание.У него есть несколько аргументов; наиболее актуальным является то, что P-сознание не может быть объяснено репрезентативным содержанием. Чтобы понять, к чему это приводит, нужно иметь базовое представление о том, что такое репрезентативное содержимое. Опять же, примеры помогут. Два убеждения различны, потому что они имеют разное содержание: моя вера в то, что завтра будет дождь и что послезавтра не будет дождя, — разные верования, потому что их содержание — «завтра будет дождь» и «послезавтра не будет дождя» — разные. .Считается, что это содержимое представляет собой состояние дел, в том числе фактическое и воображаемое. Содержание может быть правдой или ложью: моя вера в то, что завтра будет дождь, может не соответствовать действительности просто потому, что завтра дождя не будет. Сам по себе репрезентативный контент — сложная тема, которая не может быть затронута в этой главе; это будет предметом главы 7. Может быть много причин полагать, что П-сознание не может быть объяснено репрезентативным содержанием, одна из которых состоит в том, что опыт и вера могут иметь одно и то же содержание, но имеют разную феноменологию.Это спорно. Некоторые возразят, что переживания не имеют репрезентативного содержания.

Итак, содержание и сознание — две основные темы в философии разума. Другой главный деятель в этой области, Дэниел Деннет, назвал их своей первой книгой (1969). Их часто изучают по отдельности, но некоторые философы пытались использовать одно для объяснения другого. Наиболее известная позиция, представленная Фредом Дрецке (1995), заключается в том, что репрезентативное содержание относительно легче понять, поскольку оно может быть объяснено с помощью натуралистических понятий, таких как информация; он натуралистичен в том смысле, что естественные науки сочли бы эти понятия уважаемыми с научной точки зрения. Эта точка зрения также утверждает, что сознание следует понимать через репрезентативное содержание, чтобы оно было полностью натурализовано. Это представление — репрезентативность. Каноническое утверждение этого состоит в том, что «все мыслительные факты являются репрезентативными фактами» (Dretske 1995, xiii). Это проект «натурализации ума». Теперь, хотя Блок полностью поддерживает проект натурализации, он возражает против этого специфического способа натурализации сознания. Основная интуиция состоит в том, что репрезентация упускает из виду кое-что важное: «что это такое» — опыта.Это потому, что, например, убеждения с репрезентативным содержанием могут быть бессознательными. Или еще раз: некоторые считают, что переживания не имеют содержания.

Хотя Блок и другие сопротивлялись репрезентативности, это все еще самая заметная точка зрения в этой области. По-видимому, это связано с тем, что, по мнению многих, он предлагает наиболее многообещающую линию натурализации ума. Это важно, поскольку одним из основных мотивов философии двадцатого века является размещение разума в физическом мире (подробнее об этом в главах 1-5).Эта выдающаяся теория принимает различные формы, которые резюмируются в каждом из следующих разделов.

Репрезентативность первого порядка

Это точка зрения, согласно которой репрезентативное содержание может исключительно объяснить феноменальное сознание (Dretske 1995, Tye 1995). Утверждается, что они идентичны, или последнее следует за первым. Супервентность — еще одно техническое понятие, которое можно увидеть во многих областях философии. Предположим, что A является базой супервентности, а B супервентна на A.В этом случае, если у B есть какие-либо изменения, это должно быть связано с некоторыми изменениями в A. Но обратное неверно: может случиться, что B останется тем же самым, пока A изменился. Это специфический способ объяснения отношения зависимости. Было бы полезно увидеть это на конкретном примере. В этике утверждалось, что этические факты, например, пытки неправомерны, имеют твердый статус, потому что они супервизируют факты в физике. В этом случае, если в этических фактах есть какие-либо изменения, это должно быть связано с некоторыми изменениями в физических фактах.Но обратное неверно: может случиться так, что этические факты останутся прежними, а физические факты изменились. Тот же ход был использован при объяснении эстетических фактов. Это понятие супервентности, кажется, отражает то, что нам нужно для отношения зависимости: физические факты являются наиболее фундаментальными, поэтому, если другие факты меняются, это должно быть связано с изменениями в физических фактах. Но разные физические факты могут поддерживать одни и те же этические, эстетические и ментальные факты. Это мощная мысль, стоящая за репрезентативностью.

Представительство высшего порядка

Теории высшего порядка в целом утверждают, что состояние сознательно в силу того, что оно сопровождается другими состояниями. Как охарактеризовать соответствующее значение слова «сопровождать» — это, конечно, сложный и противоречивый вопрос (Rosenthal 2005). Одной из важнейших мотиваций теорий высшего порядка является наблюдение Дэвида Розенталя о том, что «ментальные состояния являются сознательными только в том случае, если кто-то каким-то образом осознает из их» (2005, 4; выделено мной). Он называет это «принципом транзитивности».Обратите внимание, что «только если» означает конкретное логическое отношение: «A, только если B» означает, что B необходимо для A. Итак, этот принцип говорит, что осознание некоторых ментальных состояний является необходимым условием того, что эти ментальные состояния являются сознательными.

Теории высшего порядка бывают разных видов. Основной вопрос заключается в природе соответствующих состояний высшего порядка. Они либо воспринимаются как восприятие, либо как мысль. Первую можно найти у Армстронга (1968) и Ликана (1996), и ее также называют «теорией внутреннего чувства».Идея состоит в том, что, как и обычные восприятия (внешнее чувство), внутренние состояния создания сознания также являются перцептивными (внутреннее чувство). Здесь важно то, что восприятие — это состояние более низкого уровня по сравнению с мыслью. Одним из достоинств этой версии является то, что восприятие более примитивно, чем мысли, поэтому оно может более легко приспособиться к случаю нелингвистических животных, поскольку они могут воспринимать, но не могут быть способны думать.

Последние — теории мышления более высокого порядка — имеют две версии.Розенталь (2005) считает, что феноменально сознательные психические состояния являются объектами мыслей более высокого порядка. Это актуально. Каррутерс (2005) считает, что феноменально сознательные психические состояния доступны мыслям более высокого порядка. Это диспозиционалист. Различие между актуальным и диспозиционным также важно во многих областях философии. Подумайте о документах в вашем ноутбуке. Поскольку у вас есть соответствующие пароли, эти документы доступны или доступны вам, но это не означает, что в любой конкретный момент вы обращаетесь к какому-либо конкретному документу. Грубо говоря, для актуалиста сознательными являются только те ментальные состояния, к которым я действительно достигаю в любой данный момент, в то время как для диспозиционалистов любые ментальные состояния, к которым я мог в какой-то момент получить доступ, являются сознательными. В целом диспозиционные отчеты менее требовательны, чем актуалистические, просто потому, что диспозиционные представления в целом более слабые. Но все эти теории высшего порядка могут быть классифицированы как версии репрезентационализма, поскольку согласно большинству взглядов, и восприятие, и мысли имеют содержание.

Рефлексивная репрезентация

Эту точку зрения трудно отличить от теорий более высокого порядка. Основная идея состоит в том, что феноменально сознательные ментальные состояния сами по себе обладают репрезентативным содержанием более высокого порядка, которое представляет сами состояния (Kriegel 2009). Основное достоинство этой точки зрения состоит в том, что она не дублирует ментальные состояния: содержание является частью соответствующих сознательных состояний. Например, мой визуальный опыт просмотра книги передо мной имеет определенную сознательную феноменологию, а также содержание того, что передо мной книга.Согласно этой точке зрения, этот визуальный опыт обладает феноменологией, присущей ему из-за содержания, которым он обладает. У этой группы идей так много разновидностей, что мы не можем здесь описать их, но стоит иметь в виду, что это не следует смешивать с теориями более высокого порядка.

Спорный вопрос, следует ли классифицировать следующие две группы как репрезентативную. В этой главе нет ответа на этот вопрос.

Когнитивные теории

Эта группа идей требует познания для понимания сознания.В некотором смысле он очень похож на стандартный репрезентативный подход, поскольку содержание часто приписывается когнитивным состояниям, таким как убеждения. Однако они кардинально отличаются в том, что когнитивные теории обычно не привлекают репрезентативное содержание, которое в первую очередь является философским понятием. Самая известная когнитивная теория предложена ученым Бернардом Баарсом (1988): согласно этой точке зрения, сознание возникает в результате соревнований между процессорами и выводами за ограниченный объем рабочей памяти, которая передает информацию для доступа в «глобальном рабочем пространстве».«Можно представить модель по аналогии с цифровыми компьютерами. Это очень похоже на модель множественных черновиков Деннета, согласно которой разные зонды давали разные ответы о сознательных состояниях субъекта (1991). Они похожи в том смысле, что обе теории используют когнитивные понятия для объяснения сознания. Когнитивные теории имеют тенденцию быть вполне натуралистичными, хотя они не используют репрезентативное содержание для объяснения сознания. Блок выступает против когнитивных теорий с аналогичными доводами против репрезентативных взглядов, т.е.е., они не могут уловить «что это такое» опыта.

Теория интеграции информации

Большинство исследователей согласны с тем, что информация должна играть определенную роль в полной теории сознания, но вопрос о том, какую именно роль она играет, остается спорным. Теория интеграции информации, или IIT, представляет собой точку зрения, которая отводит очень важную роль информации, предложенной нейробиологом Джулио Тонони (2008). Он утверждает, что соответствующий вид интеграции информации необходим и достаточен для сознания.Согласно этой точке зрения, сознание — это чисто теоретико-информационное свойство когнитивных систем, то есть никакое другое понятие не является более фундаментальным в этом отношении. Детали этой теории носят технический характер и требуют дальнейшего развития, поскольку она довольно молода. Некоторые также сравнивают это с панпсихизмом, представлением о том, что сознание является одним из самых фундаментальных свойств мира (Chalmers 1996). Но мы должны помнить, что каждая теория уникальна и должна пониматься в своих собственных терминах.

На этом завершается наше краткое изложение некоторых основных теорий сознания. Он не должен быть исчерпывающим, и каждая теория, рассмотренная выше, имеет гораздо больше деталей, к которым необходимо относиться серьезно. Это резюме и эта глава в целом служат только отправной точкой для дальнейшего изучения.

Внимание и сознание

В начале этой главы мы увидели потенциальные связи между вниманием и сознанием. Обычно в главах о сознании внимание не обсуждается.Однако с 2010 года или около того философские дискуссии о внимании стали более широко распространенными, поэтому имеет смысл обсудить его в отношении сознания, хотя бы кратко.

До 1990-х годов «сознание» было термином, от которого ученые старались держаться подальше. Это считалось ненаучным, так как не было достойного способа дать ему удовлетворительное рабочее определение, то есть было трудно дать определение, основанное на эмпирических данных. Тогда вместо этого ученые изучали внимание, так как его было легче измерить количественно, или так казалось.Эмпирические исследования внимания плодотворны с 1960-х годов. Хотя ученые изо всех сил старались не говорить о сознании явно, полностью игнорировать его было невозможно. Например, когда психолог Макс Колтерт дает определение «видимой стойкости» (1980), трудно понять, что мы должны понимать под «видимым», если оно отличается от «сознательно видимого», хотя действительно могут быть другие интерпретации, такие как « можно увидеть ». Но возникает вопрос, должно ли это означать «возможность сознательно увидеть ».«Конечно, здесь есть свои тонкости; например, Блок (2007) дополнительно различает видимую стойкость и феноменальную стойкость, что заставляет задуматься о том, как точно понять видимую стойкость. Но в любом случае до 1990-х годов или около того внимание интенсивно изучалось учеными, и в некотором смысле оно служило суррогатом сознания, поскольку, по мнению многих, внимание является более уважаемым с научной точки зрения.

Ситуация кардинально изменилась. В настоящее время исследования сознания широко распространены не только в науках, но и в философии.Причины этого сложны; это не просто потому, что в настоящее время сознание можно лучше определить в науках. (Я не буду здесь касаться этой сложной истории.) Теперь возникает вопрос, касающийся отношения между вниманием и сознанием: идентичны ли они? Если нет, то как они относятся друг к другу? Трудно утверждать, что они идентичны, поскольку, по-видимому, существуют явные случаи, когда субъект, не обязательно человек, может сосредоточить свое внимание, не осознавая цель. Возможно, этот субъект представляет собой простой организм, который не обладает сознанием в соответствующем смысле, но, возможно, он обладает определенными базовыми способностями к вниманию, то есть он может использовать свои когнитивные ресурсы, чтобы сосредоточиться на конкретных целях. Обычно вопрос больше о том, необходимо ли и / или достаточно ли внимания для сознания. Джесси Принц (2012) отстаивает эту твердую точку зрения, и иногда он приближается к точке зрения идентичности. Эта точка зрения сталкивается с двумя основными проблемами: некоторые утверждали, что внимание не обязательно для сознания; феноменологический взгляд на переполнение, которого придерживается Блок (2007), является одним из таких взглядов.Некоторые утверждали, что внимания недостаточно для сознания; Роберт Кентридж и его коллеги (1999) утверждали, что случай слепого зрения — пациенты, которые слепы в определенных частях своего поля зрения из-за повреждений коры головного мозга, — это внимание без осознания, поскольку эти пациенты демонстрируют четкие маркеры внимания, в то время как сами пациенты также настаивайте на том, что они не осознают соответствующие части поля зрения. Теперь, это все очень спорно, и есть много места, чтобы не согласиться (Cheng 2017 года).И сознание, и внимание все еще являются горячими темами в настоящее время и останутся таковыми в обозримом будущем.

Список литературы

Армстронг, Дэвид. 1968. Материалистическая теория разума . Лондон: Рутледж.

Баарс, Бернар. 1988. Когнитивная теория сознания . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Блок, Нед. 1995. «О заблуждении относительно функции сознания». Поведенческие исследования и Науки о мозге 18: 227-287.

Блок, Нед. 2007. «Сознание, доступность и связь между психологией и нейронаукой». Поведенческие и мозговые науки 30: 481-548.

Каррутерс, Питер. 2005. Сознание: очерки с точки зрения высшего порядка . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Чалмерс, Дэвид. 1995. «Лицом к проблеме сознания». Журнал Исследования сознания 2 (3): 200-219.

Чалмерс, Дэвид. 1996 г. Сознательный разум: в поисках фундаментальной теории . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Ченг, Тони. 2017. «Знаковая память и внимание в дебатах о переполнении». Cogent Psychology 4.

Coltheart, Макс. 1980. «Знаковая память и видимая стойкость». Восприятие и Психофизика 27 (3): 183-228.

Деннет, Дэниел. 1969. Содержание и сознание . Оксон: Рутледж и Кеган Пол.

Деннет, Дэниел.1991. Объяснение сознания . Нью-Йорк: Little Brown & Co.

Дрецке, Фред. 1995. Натурализация разума . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Кентридж, Роберт и др. 1999. «Слепое внимание без осознания». Протоколы Лондонского королевского общества (B) 266: 1805-1811.

Кригель, штат Юрия. 2009. Субъективное сознание: теория саморепрезентации . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Ликан, Уильям. 1996. Сознание и опыт . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Нагель, Томас. 1974. «Каково быть летучей мышью?» Philosophical Review 83: 435-450.

Принц, Джесси. 2012. Мозг сознания: как опыт привлечения внимания . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Розенталь, Дэвид. 2005. Сознание и разум . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Тонони, Джулио. 2008. «Сознание как целостная информация: предварительный манифест.” Биологический бюллетень 215: 216-242.

Трэвис, Чарльз. 2004. «Молчание чувств». Разум 113: 57-94.

Тай, Майкл. 1995. Десять проблем сознания: репрезентативная теория Феноменальный разум . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Тай, Майкл. 2003. Сознание и личности: единство и идентичность . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Дополнительная литература

Блэкмор, Сьюзен и Эмили Трошенко.2018. Сознание: введение . Оксфорд: Рутледж.

Черчленд, Патрисия. 1989. Нейрофилософия: к единой науке о разуме-мозге . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Херли, Сьюзен. 1998. Сознание в действии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Введение в сознание | Безграничная психология

Описание сознания

Сознание — это состояние осознания человеком своего окружения, мыслей, чувств или ощущений; чтобы испытать сознание, нужно быть одновременно бодрым и осознающим.

Цели обучения

Проследить историю изучения сознания

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Философы со времен Декарта и Локка изо всех сил пытались понять природу сознания и определить его основные свойства.
  • Изучение сознания помогает ученым пролить свет на внутреннюю работу психологии и нейробиологии. Ученые, изучающие сознание, исследуют взаимосвязь между заявленным восприятием и нейронной активностью.
  • Большинство экспериментальных исследований оценивают сознание, спрашивая у людей устный отчет о своем опыте, а затем сравнивая их ответы с соответствующей нейронной активностью.
  • В то время как первичные сенсорные области мозга часто участвуют в восприятии, для возникновения сознания необходимы более высокие области мозга, такие как первичная кора.
  • Вопросы, представляющие интерес при исследовании сознания, включают такие явления, как восприятие, подсознательное восприятие, слепое зрение, анозогнозия, мозговые волны во время сна и измененные состояния сознания, вызванные психоактивными препаратами или духовными или медитативными техниками.
Ключевые термины
  • анозогнозия : неспособность человека распознать свое заболевание или физический недостаток.
  • подсознательное восприятие : Восприятие ниже порога сознания.
  • слепое зрение : реакция некоторых слепых или частично слепых людей на зрительные стимулы, о которых они не осознают.

Сознание — это качество или состояние осознания внешнего объекта или чего-то внутри себя, например, мыслей, чувств, воспоминаний или ощущений.Это также определяется следующими способами: чувствительность, осознание, субъективность, способность переживать или чувствовать, бодрствование, чувство самости и система исполнительного контроля разума. В свое время многие ученые относились к сознанию скептически, но в последние годы оно стало важной темой исследований в психологии и нейробиологии.

Философия сознания

Несмотря на трудности с определением, многие философы полагают, что существует широко разделяемая интуиция о том, что такое сознание.Философы со времен Декарта и Локка изо всех сил пытались понять природу сознания и определить его основные свойства. Вопросы, вызывающие озабоченность в философии сознания, включают следующее: можно ли когда-либо объяснить сознание механистически; существует ли нечеловеческое сознание, и если да, то как его можно распознать; как сознание относится к языку; можно ли понять сознание таким образом, чтобы не требовалось дуалистического различия между ментальными и физическими состояниями или свойствами; и возможно ли когда-нибудь сознание компьютеров или роботов.

Проблема разума и тела

Проблема разума и тела — это, по сути, проблема сознания; грубо говоря, это вопрос о том, как умственные переживания возникают у физического объекта. Как наши психические состояния, убеждения, действия и мышление связаны с нашими физическими состояниями, функциями тела и внешними событиями, учитывая, что тело является физическим, а разум нефизическим?

Первым и наиболее важным философом, решившим эту загадку, был Рене Декарт в 17, -м, -м веке, и его ответ был назван картезианским дуализмом.Объяснение картезианского дуализма состоит в том, что сознание находится в нематериальной области, которую он назвал res cogitans (царство мысли), в отличие от области материальных вещей, которую он назвал res extensa (царство расширения). Он предположил, что взаимодействие между этими двумя доменами происходит внутри мозга. Далее он предложил пинеальную железу в качестве точки взаимодействия, но позже это утверждение несколько раз оспаривали. Эти проблемы послужили поводом для некоторых ключевых начальных исследований сознания, которые мы вскоре обсудим.

Ранние идеи о сознании

На протяжении более 2000 лет вопросы, связанные с человеческим сознанием, например, как повседневная внутренняя работа нашего мозга порождает единую связную реальность и ощущение индивидуального «я», сбивали с толку философов от Платона до Декарта. Декарт, как упоминалось ранее, известен своей дуалистической теорией сознания, в которой физическое тело отделено от нематериального разума. Он также дал нам самое известное изложение человеческого сознания: «Я думаю, следовательно, я есть.”

Исторический материализм Карла Маркса отвергает дихотомию разума и тела и считает, что сознание порождается материальными случайностями окружающей среды. Джон Локк, другой ранний философ, утверждал, что сознание и, следовательно, личная идентичность не зависят от всех субстанций. Он указал, что нет никаких оснований предполагать, что сознание связано с каким-либо конкретным телом или разумом или что сознание не может быть перенесено от одного тела или разума к другому.

Американский психолог Уильям Джеймс сравнил сознание с потоком — непрерывным и непрерывным, несмотря на постоянные сдвиги и изменения. В то время как в первой половине двадцатого века основное внимание в большинстве исследований в психологии сместилось на чисто наблюдаемые формы поведения, с 1950-х годов исследования человеческого сознания значительно расширились.

Текущие исследования сознания

Сегодня основное внимание в исследованиях сознания уделяется пониманию того, что означает сознание и биологически и психологически. Он ставит под сомнение, что значит информация, присутствующая в сознании, и пытается определить нейронные и психологические корреляты сознания. Вопросы, представляющие интерес, включают такие явления, как восприятие, подсознательное восприятие, слепое зрение, анозогнозия, мозговые волны во время сна и измененные состояния сознания, вызванные психоактивными препаратами или духовными или медитативными техниками.

Большинство экспериментальных исследований оценивают сознание, спрашивая у людей устный отчет о своем опыте. Однако, чтобы подтвердить значимость этих словесных сообщений, ученые должны сравнить их с активностью, которая одновременно происходит в мозгу, то есть они должны искать нейронные корреляты сознания. Надежда состоит в том, чтобы обнаружить, что наблюдаемая активность в определенной части мозга или определенный образец глобальной мозговой активности будет в значительной степени предсказывать сознательную осведомленность. В этих исследованиях для физических измерений мозговой активности использовались несколько методов визуализации мозга, такие как ЭЭГ и фМРТ.

Более высокие области мозга считаются необходимыми для возникновения сознания, особенно префронтальная кора, которая участвует в ряде высших когнитивных функций, известных под общим названием исполнительные функции.

Префронтальная кора : На этом изображении показано расположение префронтальной коры, области мозга, активно участвующей в сознании.

История теорий сознания

Теории сознания включают аспекты развития, культурные, нейронные, вычислительные и моральные аспекты.

Цели обучения

Критика основных теорий человеческого сознания

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Впервые появившись в исторических записях древних цивилизаций майя и инков, различные теории множественных уровней сознания проникли в духовные, психологические, медицинские и моральные рассуждения как в восточной, так и в западной культурах.
  • Древние майя были одними из первых, кто предложил организованное ощущение каждого уровня сознания, его цели и временной связи с человечеством.
  • Зигмунд Фрейд разделил человеческое сознание на три уровня осознания: сознательный, предсознательный и бессознательный.
  • Современные психологические подходы к пониманию сознания включают развивающий, социальный и нейропсихологический; каждый вносит свой вклад в понимание того, что может быть сознание.
Ключевые термины
  • сознание : состояние осознанности; осознанность как внутренних, так и внешних раздражителей.
  • Зигмунд Фрейд : (1856–1939) австрийский невролог, известный как отец-основатель психоанализа.

Исторические теории сознания

Теории сознания майя и инков

Впервые появившись в исторических записях древних цивилизаций майя и инков, различные теории множественных уровней сознания проникли в духовные, психологические, медицинские и моральные рассуждения как в восточной, так и в западной культурах. Сознание можно определить как осознание человеком как внутренних, так и внешних раздражителей. Из-за случайного, а иногда и значительного совпадения гипотез, в последнее время были предприняты попытки объединить точки зрения для формирования новых моделей, которые объединяют компоненты разных точек зрения.

Древние майя были одними из первых, кто предложил организованное ощущение каждого уровня сознания, его цели и временной связи с человечеством. Поскольку сознание включает в себя стимулы из окружающей среды, а также внутренние стимулы, майя считали его самой основной формой существования, способной к эволюции. Инки, однако, считали сознание развитием не только осознания, но и заботы о других.

Джон Локк о сознании

Джон Локк, философ 17 века, был одним из первых, кто заговорил и написал о сознании.Он считал, что наша идентичность связана с нашим сознанием, которое он, по сути, определил как то, что проходит через ум или воспоминания человека. Он также утверждал, что наше сознание не привязано к нашим физическим телам и может выжить даже после смерти наших физических тел. Фактически, Локк считал, что сознание может передаваться от одной души к другой.

Рене Декарт о сознании

Рене Декарт также обращался к идее сознания в 17 веке. Он намеревался ответить на вопрос, как возможно, что наше сознание, нефизическая вещь, может исходить из наших тел, как физическая вещь.Объяснение, которое он придумал, было названо картезианским дуализмом; Короче говоря, сознание находится в нематериальной области, которую он назвал res cogitans (царство мысли), в отличие от области материальных вещей, которую он назвал res extensa (царство расширения). Он предположил, что взаимодействие между этими двумя доменами происходит внутри мозга.

Зигмунд Фрейд о сознании

В то время как восточные взгляды на сознание оставались относительно стабильными на протяжении веков, отклонения в теории стали определять западные взгляды.Одна из самых популярных западных теорий — это теория Зигмунда Фрейда, врача и отца психоаналитической теории. Фрейд разделил человеческое сознание на три уровня осознания: сознательное, предсознательное и бессознательное. Каждый из этих уровней соответствует и пересекается с идеями Фрейда об ид, эго и суперэго. Сознательный уровень состоит из всего, что мы осознаем, включая то, что мы знаем о себе и нашем окружении. Предсознательное состоит из вещей, на которые мы могли бы обратить сознательное внимание, если бы захотели, и это место, где хранится много воспоминаний для легкого извлечения.Фрейд рассматривал предсознательное как состоящее из мыслей, которые бессознательны в данный конкретный момент, но которые не вытесняются и поэтому доступны для воспроизведения и легко могут стать сознательными (например, эффект кончика языка). Бессознательное состоит из вещей, находящихся за пределами сознательного осознания, включая множество воспоминаний, мыслей и побуждений, о которых мы не осознаем. Многое из того, что хранится в бессознательном, считается неприятным или противоречивым; например, сексуальные влечения, которые считаются недопустимыми.Хотя эти элементы хранятся вне нашего понимания, тем не менее считается, что они влияют на наше поведение.

Уровни сознания Фрейда : Этот рисунок иллюстрирует соответствующие уровни Ид, Эго и Суперэго. Часть над водой известна как сознательный уровень; верхний уровень волн чуть ниже поверхности и выше белой линии — это уровень предсознания; а нижний уровень — бессознательное.

Современные теории сознания

Хотя теория Фрейда остается одной из самых известных, различные школы в области психологии разработали свои собственные точки зрения, которые мы рассмотрим ниже.Важно отметить, что эти точки зрения не обязательно исключают друг друга, это просто разные подходы к одним и тем же вопросам.

Психология развития сознания

Психологи развития рассматривают сознание не как единое целое, а как процесс развития с потенциально более высокими ступенями когнитивного, морального и духовного качества. Они утверждают, что сознание со временем меняется как по качеству, так и по степени: сознание младенца качественно отличается от сознания малыша, подростка или взрослого.Аномальное развитие также влияет на сознание, как и психические заболевания.

Социальная психология сознания

Социальные психологи рассматривают сознание как продукт культурного влияния, имеющего мало общего с человеком. Например, поскольку разные культуры говорят на разных языках, они также по-разному кодируют реальность. Это различие в кодификации ведет к различиям в восприятии реальности и, следовательно, сознания. Язык является основным механизмом передачи определенного состояния сознания, и анализ языка может до некоторой степени выявить менталитет людей, говорящих на этом языке.

Нейропсихология сознания

Нейропсихологи рассматривают сознание как укоренившееся в нейронных системах и органических структурах мозга. Большая часть современной научной литературы по сознанию состоит из исследований, изучающих взаимосвязь между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу, то есть исследованиями нейронных коррелятов сознания. Надежда состоит в том, чтобы обнаружить активность в определенной части мозга или в определенной модели глобальной мозговой активности, которая будет надежно предсказывать сознательную осведомленность.В этих исследованиях для физических измерений мозговой активности использовались несколько методов визуализации мозга, такие как ЭЭГ и фМРТ.

Нейронные основы сознания

Нейронные корреляты сознания (NCC) относятся к взаимосвязи между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу.

Цели обучения

Проанализировать нейронные механизмы, лежащие в основе сознательного осознания

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Сознание — это осознание себя в пространстве и времени. Исследователи пытаются изучить состояния человеческого сознания и различия в восприятии, чтобы понять, как тело работает для создания осознанного сознания.
  • Нейронные корреляты сознания (NCC) — это наборы нейронов и серии событий, необходимых для сознательного восприятия. Было обнаружено, что нейронные корреляты в мозге как избыточные, так и параллельные, что затрудняет определение активности мозга для исследователей.
  • Сознание различается как по возбуждению, так и по содержанию.У нас есть два типа сознательного опыта: феноменальный или моментальный и доступный, который вызывает переживания из памяти.
  • Нейронные корреляты сознания изучаются с помощью фМРТ и ЭЭГ, которые пытаются определить местонахождение активности мозга. Самыми популярными стимулами для этих исследований стали визуальные тесты, поскольку они легко записываются и обрабатываются.
Ключевые термины
  • возбуждение : физиологическое и психологическое состояние бодрствования или реакции на раздражители, включая учащенное сердцебиение и артериальное давление, а также состояние сенсорной активности, подвижности и готовности к ответу.
  • сознание : состояние осознанности; осознанность как внутренних, так и внешних раздражителей.

Сознание — это осознание себя, окружающей среды и отношений между этими двумя разными мирами. Многие люди, от древних философов до современных ученых, пытались понять, исследовать и задокументировать процессы, связанные с человеческим сознанием. Во многом благодаря достижениям медицины, науки и психологии мы многое узнали о том, как создаются состояния сознания.Текущие исследования изучают нейронные корреляты сознания, исследуя переживания, о которых сообщают субъекты, и записывая одновременную активность, происходящую в их мозгу. Исследователи продолжают искать мозговую активность или глобальные мозговые паттерны, которые могут предсказывать сознательную осведомленность.

Нейронные корреляты сознания (NCC)

Нейронные корреляты сознания (NCC) относятся к взаимосвязи между переживаниями, о которых сообщают субъекты, и деятельностью, которая одновременно происходит в их мозгу. Физический мир воспринимается человеческим сознанием через органы чувств, которые направляют стимулы и информацию в центральную нервную систему и, в конечном итоге, в мозг. Мозг — главный орган, участвующий в превращении физических стимулов в мысли и действия. Изучение NCC стремится связать объективную, наблюдаемую нейронную активность с субъективными, ненаблюдаемыми, сознательными явлениями. Хотя открытие и характеристика нейронных коррелятов не может предложить собственную теорию сознания, данные и открытия могут однажды привести к такому открытию.

Нейронные корреляты сознания : Изучение нейронных коррелятов сознания направлено на установление связи между активностью мозга и субъективным человеческим опытом в физическом мире.

Было обнаружено, что нейронные сети обладают большим количеством избыточности и параллелизма, так что нельзя сказать, что активность в одном наборе нейронов коррелирует с одним и тем же восприятием во времени. Ученые считают, что у каждого феноменального, субъективного состояния может быть свой собственный нейронный коррелят. Постоянный прогресс в способности стимулировать или вызывать активность в определенных областях мозга или наборах нейронных сетей поможет ученым ответить на все более сложные вопросы о характеристиках и общности нейронных коррелятов.

Нейробиология и сознание

Наука о сознании пытается объяснить точную взаимосвязь между субъективными психическими состояниями и состояниями мозга, взаимосвязь между сознательным разумом и электрохимическими взаимодействиями в теле.Прогресс в этой области произошел благодаря сосредоточению внимания на теле, а не на уме. В этом контексте нейронные корреляты сознания можно рассматривать как его причины, а сознание можно рассматривать как зависящее от состояния свойство некоторой сложной, адаптивной и тесно взаимосвязанной биологической системы.

Большинство нейробиологов полагают, что переменные, порождающие сознание, должны быть найдены на нейронном уровне, управляемом классической физикой. Больше, чем когда-либо прежде, нейробиологи могут манипулировать нейронами
, используя методы молекулярной биологии в сочетании с современными оптическими инструментами (например. г., Adamantidis et al., 2007). Методы нейронального анализа и визуализации мозга стали настолько детализированными, что рациональное понимание сознания стало вполне достижимым.

Измерения нервного сознания: возбуждение и содержание

Сознание нейронов часто описывается как включающее два различных измерения: возбуждение и содержание. Чтобы мозг осознавал любой тип контента, он должен находиться в состоянии сильного возбуждения. Хотя состояния бодрствования и сновидения являются принципиально разными состояниями сознания, оба они вызывают сильное возбуждение и, таким образом, допускают восприятие.Сон — это лишь один из многих типов сознания, которые мы можем испытать, и он включает в себя несколько состояний сознания. Сознание также может быть феноменальным, например, наши переживания в реальном времени, или доступными, например, вспоминание состояния бытия или чувств.

Области мозга, связанные с сознанием

Другая идея, привлекавшая внимание в течение нескольких десятилетий, заключается в том, что сознание связано с высокочастотными (гамма-диапазон) колебаниями мозговой активности. Эта идея возникла из предложений в 1980-х годах Кристофа фон дер Мальсбурга и Вольфа Зингера о том, что гамма-колебания могут связывать информацию, представленную в разных частях мозга, в единый опыт.

Несколько исследований продемонстрировали, что активности в первичных сенсорных областях мозга недостаточно для формирования сознания: субъекты могут сообщать о недостаточной осведомленности, даже когда такие области, как первичная зрительная кора головного мозга, демонстрируют четкие электрические реакции на стимул. Высшие области мозга считаются более перспективными, особенно префронтальная кора, которая участвует в ряде исполнительных функций (высшего порядка). Существуют веские доказательства того, что поток нейронной активности «сверху вниз» (т.е., активность, распространяющаяся от лобной коры к сенсорным областям) более предсказуема для сознания, чем поток активности «снизу вверх». Однако префронтальная кора — не единственная кандидатная область: исследования показали, что визуально чувствительные нейроны в частях височной доли отражают зрительное восприятие в ситуации, когда противоречивые зрительные образы представлены разным глазам.

Визуализация мозга и сознание

Одна популярная теория предполагает, что разные паттерны мозговых волн вызывают разные состояния сознания.Исследователи могут записывать мозговые волны или записи электрической активности в головном мозге, используя электроэнцефалограф (ЭЭГ) и помещая электроды на кожу головы. Каждому из четырех типов мозговых волн (альфа, бета, тета и дельта) соответствует одно психическое состояние (расслабленное, бдительное, легкое и глубокое, соответственно).

Функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) также может использоваться для измерения физической активности в мозге, которая коррелирует с различными состояниями сознания и восприятием.Легкость, с которой можно манипулировать визуальным восприятием во времени и пространстве, сделала визуальные исследования, такие как куб Неккера, одним из наиболее предпочтительных способов изучения нейронных коррелятов сознания. Эти исследования берут на вид простой и однозначный визуальный стимул и фиксируют различия в его субъективном восприятии участником исследования. Куб, например, состоит из 12 основных линий, которые можно интерпретировать на двух разных глубинах, создавая визуальную иллюзию. Ученые заинтересованы в том, чтобы определить, какие нейронные корреляты приводят к различным мысленным интерпретациям.

Куб Неккера : Куб Неккера — популярный визуальный стимул, используемый для изучения различий в зрительном восприятии человека. Переднюю часть куба можно увидеть под двумя разными углами.

Концепций сознания, видов сознания, значений «сознания»

  • Антоний М.В. (2001): «Является ли« Сознание »неоднозначным?», Journal of Consciousness Studies 8, 19-44.

    Google ученый

  • Армстронг, Д.(1981): «Что такое сознание?», В его The Nature of Mind , Ithaca: Cornell University Press.

    Google ученый

  • Армстронг Д. (1999): Проблема разума и тела: общепринятое введение , Боулдер: Westview Press.

    Google ученый

  • Блок, Н. (1991): «Доказательства против эпифеноменализма», Поведенческие науки и науки о мозге 14, 670-672.

    Google ученый

  • Блок, Н. (1993): «Обзор Деннета: объяснение сознания», Journal of Philosophy 4, 181-193.

    Google ученый

  • Блок, Н. (1994): «Сознание», в С. Гуттенплан (изд.), A Companion to Philosophy of Mind , Oxford: Blackwell.

    Google ученый

  • Блок, Н.(1995a): «О путанице в отношении функции сознания», Behavioral and Brain Sciences 18, 227-247.

    Google ученый

  • Блок Н. (1995b): «Сколько понятий сознания?» Поведенческие науки и науки о мозге 18, 272-284.

    Google ученый

  • Burge, T. (1997): «Два вида сознания», в N. Block, O. Flanagan и G. Güzeldere (ред.), Природа сознания , Кембридж: MIT Press.

    Google ученый

  • Carruthers, P. (2000): Phenomenal Consciousness , Cambridge: Cambridge University Press.

    Google ученый

  • Чёрч Дж. (1998): «Два вида сознания?», Коммуникация и познание 31, 57-72.

    Google ученый

  • Круз, Д.A. (1986): Lexical Semantics , Cambridge: Cambridge University Press.

    Google ученый

  • Дрецке Ф. (1993): «Сознательный опыт», Mind 102, 263-283.

    Google ученый

  • Güzeldere, G. (1997): «Многоликость сознания: практическое руководство», в N. Block, O. Flanagan и G. Güzeldere (ред.), The Nature of Consciousness , Cambridge: MIT Press.

    Google ученый

  • Lycan, W.G. (1996): Сознание и опыт , Кембридж: MIT Press.

    Google ученый

  • Lycan, W. (готовится к печати): «Множественность сознания», в J. M. Larrazabal и L. A. Perez Miranda (ред.), Proceedings of the Sixth International Colloquium on Cognitive Science , Dordrecht: Kluwer Academic Publishing.

  • Мэтьюз Г. (1972): «Чувства и виды», The Journal of Philosophy 69, 149–157.

    Google ученый

  • Нацулас Т. (1978): «Сознание», Американский психолог 33, 906-914.

    Google ученый

  • Нацулас Т. (1983): «Концепции сознания», Журнал разума и поведения 4, 13-59.

    Google ученый

  • Нелкин Н. (1989): «Бессознательные ощущения», Философская психология 2, 129-141.

    Google ученый

  • Nelkin, N. (1995): «Диссоциация феноменальных состояний от апперцепции», в T. Metzinger (ed.), Conscious Experience , Paderborn: Schoningh.

    Google ученый

  • Нелькин Н.(1996): Сознание и истоки мысли , Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Quine, W.V.O. (1940): Mathematical Logic , Кембридж: Издательство Гарвардского университета.

    Google ученый

  • Розенталь Д. (1986): «Две концепции сознания», Philosophical Studies 49, 329-359.

    Артикул Google ученый

  • Розенталь, Д.(1993a): «Государственное сознание и переходное сознание», Consciousness and Cognition 2, 355-363.

    Google ученый

  • Розенталь Д. (1993b): «Думая, что думает человек», у М. Дэвиса и Г.У. Хамфрис (ред.), Сознание , Оксфорд: Блэквелл.

    Google ученый

  • Розенталь Д. (1997): «Теория сознания», в Н. Блок, О.Фланаган и Г. Гюзельдере (ред.), Природа сознания , Кембридж: MIT Press.

    Google ученый

  • Розенталь Д. (готовится к печати): «Государственное сознание и то, что оно похоже», в его книге «Сознание и разум» , Оксфорд: Oxford University Press.

  • Талвинг, Э. (1993): «Разновидности сознания и уровни осведомленности в памяти», в A. Baddeley и L. Weiskrantz (ред.), Attention: Selection, Awareness, and Control , New York : Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Тай, М. (1995): «Горящий дом», в Т. Метцингере (ред.), Сознательный опыт , Падерборн: Шонинг.

    Google ученый

  • философия разума | Проблемы, теории и факты

    Философия разума и эмпирическая психология

    Философия часто занимается самыми общими вопросами о природе вещей: какова природа красоты? Что значит иметь подлинное знание? Что делает действие добродетельным или утверждение истинным? Такие вопросы можно задавать в отношении многих конкретных областей, в результате чего существуют целые области, посвященные философии искусства (эстетика), философии науки, этике, эпистемологии (теории познания) и метафизика (изучение предельных категорий мира).Философия разума специально занимается довольно общими вопросами о природе ментальных феноменов: какова, например, природа мысли, чувства, восприятия, сознания и чувственного опыта?

    Эти философские вопросы о природе явления следует отличать от вопросов с похожим звучанием, которые, как правило, вызывают озабоченность более чисто эмпирических исследований, таких как экспериментальная психология, которые в решающей степени зависят от результатов сенсорного наблюдения.Эмпирические психологи, как правило, озабочены обнаружением случайных фактов о реальных людях и животных — вещей, которые оказываются правдой, хотя могли оказаться ложными. Например, они могут обнаружить, что определенное химическое вещество выделяется тогда и только тогда, когда люди напуганы, или что определенная область мозга активируется тогда и только тогда, когда люди испытывают боль или думают о своих отцах. Но философ хочет знать, важно ли высвобождение этого химического вещества или активация мозга в этой области для страха, боли или мыслей об отце: будут ли существа, лишенные этого определенного химического или черепного строения, неспособны к этим переживаниям? Может ли что-то иметь такие переживания и вообще состоять из «материи» — как в случае с призраками, как думают многие люди? Задавая эти вопросы, философы имеют в виду не только (возможно) отдаленные возможности призраков, богов или внеземных существ (чье физическое строение предположительно будет очень отличаться от человеческого), но также и особенно возможность, которая, кажется, когда-либо вырисовывается. больше в современной жизни — возможности компьютеров, способных мыслить.Может ли у компьютера быть разум? Что потребуется, чтобы создать компьютер, в котором может быть определенная мысль, эмоция или опыт?

    Возможно, компьютер мог бы иметь разум, только если бы он состоял из тех же типов нейронов и химических веществ, из которых состоит человеческий мозг. Но это предположение может показаться грубо шовинистическим, скорее, как утверждение, что у человека могут быть психические состояния, только если его глаза имеют определенный цвет. С другой стороны, конечно, не у любого вычислительного устройства есть разум.Независимо от того, будут ли в ближайшем будущем созданы машины, которые приблизятся к тому, чтобы стать серьезными кандидатами на наличие ментальных состояний, сосредоточение внимания на этой все более серьезной возможности — хороший способ начать понимать виды вопросов, рассматриваемых в философии разума.

    Оформите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишись сейчас

    Хотя философские вопросы имеют тенденцию сосредотачиваться на том, что возможно, или необходимо, или существенно, в отличие от того, что просто есть, это не означает, что то, что есть — i.е., случайные открытия эмпирической науки — не имеют важного отношения к философским размышлениям о разуме или любой другой теме. Действительно, многие философы считают, что медицинские исследования могут раскрыть сущность или «природу» многих болезней (например, полиомиелит предполагает активное присутствие определенного вируса) или что химия может раскрыть природу многих веществ (например, вода H 2 O). Однако, в отличие от случаев заболеваний и психоактивных веществ, на вопросы о природе мышления, кажется, нельзя ответить только с помощью эмпирических исследований.Во всяком случае, ни один эмпирический исследователь не смог ответить на них, удовлетворив достаточное количество людей. Таким образом, эти вопросы относятся, по крайней мере частично, к философии.

    Одна из причин, по которой на эти вопросы было так сложно ответить, заключается в том, что существует существенная неясность, как в общепринятом понимании, так и в теоретической психологии, относительно того, насколько объективными могут быть приняты психические феномены. Ощущения, например, кажутся по сути частными и субъективными, не открытыми для публичного, объективного исследования, требуемого для предмета серьезной науки.В конце концов, как можно узнать, что на самом деле представляют собой чьи-то личные мысли и чувства? Кажется, что каждый человек находится в особом «привилегированном положении» по отношению к своим мыслям и чувствам, положение, которое никто другой никогда не мог бы занять.

    Для многих эта субъективность связана с вопросами значения и значения, а также со стилем объяснения и понимания человеческой жизни и действий, который необходим и, что важно, отличается от видов объяснения и понимания, характерных для естественные науки.Чтобы объяснить движение приливов, например, физик может обратиться к простым обобщениям о корреляции между приливным движением и близостью Луны к Земле. Или, более глубоко, он мог бы апеллировать к общим законам — например, к законам всемирного тяготения. Но для того, чтобы объяснить, почему кто-то пишет роман, недостаточно просто отметить, что его письмо коррелирует с другими событиями в его физическом окружении (например, он имеет тенденцию начинать писать на рассвете) или даже что оно коррелирует с определенными событиями. нейрохимические состояния в его мозгу.Нет и какого-либо физического «закона» о писательском поведении, к которому могло бы апеллировать предположительно научное объяснение его письма. Скорее, нужно понимать, почему человек пишет, что для него значит письмо и какую роль играет в его жизни. Многие люди думали, что такого рода понимание может быть достигнуто только через сопереживание человеку — «поставив себя на его место»; другие считали, что для этого необходимо судить человека в соответствии с определенными нормами рациональности, которые не являются частью естествознания.Немецкий социолог Макс Вебер (1864–1920) и другие подчеркивали первую концепцию, отделяя эмпатическое понимание ( Verstehen ), которое они считали типичным для гуманитарных и социальных наук, от научного объяснения ( Erklären ). что обеспечивается естественными науками. Вторая концепция становится все более влиятельной в большей части современной аналитической философии — например, в работах американских философов Дональда Дэвидсона (1917–2003) и Дэниела Деннета.

    Наука и философия сознания

    Источник: Morphic / Shutterstock

    Сознание — одна из нерешенных загадок, которые великие мыслители многих дисциплин пытались разгадать. Словарь Мерриам-Вебстера определяет сознание просто как «качество или состояние осознанности». Однако истинное определение сознания ускользало от великих умов на протяжении веков. Несколько попыток дать определение сознания было предпринято философами, врачами, психологами, нейробиологами и научными исследователями.

    Один из способов разгадать тайну сознания — исследовать его противоположность — состояние бессознательного. Человек может потерять сознание из-за общей анестезии, то есть в медикаментозной коме. Истоки прикладной анестезии у людей в Западном полушарии — это краткая и относительно современная история. Жидкий эфир был идентифицирован Парацельсом (Theophrastus Bombastus von Hohenheim) в 1540 году как вызывающий сон у животных, однако лишь столетия спустя, в 1842 году, американский хирург д-р.Кроуфорд Уильямсон Лонг впервые применил диэтиловый эфир, газ, для обезболивания людей. Позже опубликовал свое открытие в 1849 году.

    В 1846 году стоматолог из Бостона Уильям Мортон также проделал анестезию хирургическому пациенту с помощью диэтилового эфира. В следующем году шотландский акушер доктор Джеймс Янг Симпсон опубликовал в London Medical Gazette свое применение ингаляционного хлороформа у более чем восьмидесяти пациентов [4]. Сегодня существует множество внутривенных и ингаляционных анестетиков, производимых различными фармацевтическими компаниями.Анестезиологические препараты изменяют активность и взаимодействие различных областей мозга, вызывая быстрое возникновение мозговых волн или колебаний. Однако никто не знает точных механизмов того, как анестезия приводит человека в бессознательное состояние — для этого требуется понимание истинной природы самого сознания.

    Одна из теорий состоит в том, что анестетики не позволяют человеческому мозгу интегрировать информацию через функциональное отключение. Является ли сознание биомеханическим явлением, неразрывно связанным с физическими элементами мозга? Другими словами, существует ли сознание благодаря мозгу? Эта биомеханическая концепция перекликается по крайней мере с одной известной гипотезой сознания — теорией глобального рабочего пространства (GWT).

    Теория глобального рабочего пространства была сформулирована Бернардом Дж. Баарсом, коренным голландским нейробиологом из Института нейронаук в Ла-Хойя, Калифорния. Баарс сравнил человеческий мозг с распределенным сообществом вычислительных специалистов, которые непрерывно обрабатывают информацию и обладают уникальной рабочей памятью. В своей статье под названием «Глобальная теория сознания рабочего пространства: к когнитивной нейробиологии человеческого опыта», опубликованной в 2005 году в журнале Progress in Brain Research , Баарс охарактеризовал эту память как мимолетную по своей природе, с только одним непротиворечивым содержанием за раз.Он заявляет, что сознание «похоже на яркое пятно на сцене непосредственной памяти, направленное туда прожектором внимания под руководством исполнительной власти». Сознание может усиливать и транслировать содержимое памяти на всю систему. В своей метафоре Баарс утверждает, что театр в целом темный и бессознательный, а освещенная область на сцене представляет сознание. Сознание — это «ворота в мозг», которые «позволяют нескольким сетям сотрудничать и соревноваться в решении проблем.”

    Австралийский философ Дэвид Чалмерс считает теорию Баарса одной из «когнитивной доступности», которой не хватает для объяснения аспекта опыта. Чалмерс разделяет загадку сознания на «легкие» и «сложные» в статье, опубликованной в журнале Journal of Consciousness Studies в 1995 году. «Легкие» проблемы — это явления, которые можно объяснить с помощью нейронных или вычислительных механизмов. Например, разница между бодрствованием и сном — это феномен, который Чалмерс мог бы рассматривать как легкую проблему сознания, поскольку это можно объяснить как когнитивную функцию.Согласно Чалмерсу, «трудная проблема сознания» — это субъективный характер опыта, который нельзя объяснить ни нейробиологией, ни когнитивной наукой.

    Один из способов обойти «трудную проблему сознания» Чалмерса — это подойти к сознанию как к данности. Французский философ, математик, ученый Рене Декарт подходит к самосознанию с двух частей — осознания мысли и самого существования [7].

    «Je pense, donc je suis» (латинское: «Cogito, ergo sum», английский: «Я думаю, следовательно, я есть») — Рене Декарт, Рассуждение о методе , 1637

    Этот взгляд на внутреннее восприятие себя также отражен британским философом, оксфордским академиком и исследователем медицины Джоном Локком (1632–1704) [8].

    «В каждом акте ощущения, рассуждения или размышления мы осознаем для себя наше собственное Существо». –Джон Локк, Книга IV , 1700

    Точно так же итальянский нейробиолог и психиатр доктор Джулио Тонони из Университета Висконсин-Мэдисон уклоняется от «трудной проблемы» Чалмерса с помощью объединенного математического и философского подходов, принимая существование сознания как данность в его научной теории Интегрированная теория информации (ИИТ).Согласно Тонони, сознание определяется как то, что «соответствует способности системы интегрировать информацию» в его статье 2004 года под названием «Теория интеграции информации сознания», опубликованной в BMC Neuroscience . Тонони предполагает, что «количество сознания, доступное системе, может быть измерено как значение Φ (« фи ») комплекса элементов», где Φ — «количество причинно-эффективной информации, которая может быть интегрирована через наиболее слабое информационное звено. подмножества элементов.«С математической точки зрения, IIT, кажется, подразумевает, что взаимосвязанная сложность является необходимым условием для высшего сознания. Например, сознательная часть человеческого мозга с ее высокоинтегрированной нейронной сетью будет иметь соответствующее высокое значение Φ, тогда как обычные компьютеры с архитектурой, которая имеет низкую взаимосвязь между несколькими транзисторами, будет иметь соответствующее низкое значение Φ [9 ]. Это означает, что современные роботы с искусственным интеллектом (ИИ) не обладают сознанием, согласно IIT.

    Кристоф Кох, президент и главный научный сотрудник Института мозговых исследований Аллена в Сиэтле, в соавторстве с Джулио Тонони стал соавтором статьи «Можем ли мы количественно оценить машинное сознание?» ( IEEE Spectrum , май 2017 г.), в котором исследуется влияние IIT на будущий машинный интеллект. В настоящее время обычным компьютерным системам не хватает сложности архитектуры человеческого мозга, и поэтому они не способны к осознанному опыту. Тем не менее, нейроморфная вычислительная архитектура, созданная по образцу человеческого мозга, разрабатывается с сильно взаимосвязанными логическими элементами и воротами памяти.Нейроморфная машина с высоким Φ потенциально может быть охарактеризована как сознательная на основе теории интегрированной информации. Это может вызвать в будущем юридические и этические проблемы по мере продвижения технологий в направлении искусственного общего интеллекта (AGI), подпитываемого нейроморфным оборудованием и искусственными нейронными сетями, дизайн которых вдохновлен архитектурой биологического мозга.

    Сознание остается расплывчатым понятием, которое еще предстоит полностью раскрыть. По мере того, как ученые и исследователи добиваются прогресса в научно-обоснованных исследованиях биомеханики человеческого мозга, однажды может быть достигнуто более глубокое понимание «легкой» проблемы.Какова сложность человеческого разума, такова природа сознания.

    «Сознание нельзя объяснить физически. Ведь сознание абсолютно фундаментально. Это не может быть объяснено ни с чем другим ». –Эрвин Шредингер, The Observer , 1931.

    Авторские права © 2018 Cami Rosso. Все права защищены.

    Наука в том виде, в каком мы ее знаем, не может объяснить сознание, но грядет революция

    Объяснение того, как нечто столь сложное, как сознание, может возникать из серого желеобразного комка ткани в голове, возможно, является величайшей научной задачей нашего времени.Мозг — чрезвычайно сложный орган, состоящий из почти 100 миллиардов клеток, известных как нейроны, каждая из которых связана с 10 000 другими, что дает около десяти триллионов нервных связей.

    Мы значительно продвинулись в понимании активности мозга и ее влияния на поведение человека. Но пока никому не удалось объяснить, как все это приводит к появлению чувств, эмоций и переживаний. Как передача электрических и химических сигналов между нейронами вызывает чувство боли или ощущение красного?

    Растет подозрение, что традиционные научные методы никогда не смогут ответить на эти вопросы.К счастью, есть альтернативный подход, который в конечном итоге может раскрыть тайну.

    На протяжении большей части 20 века существовало большое табу на исследование таинственного внутреннего мира сознания — это не считалось подходящей темой для «серьезной науки». Вещи сильно изменились, и теперь существует широкое согласие в том, что проблема сознания является серьезной научной проблемой. Но многие исследователи сознания недооценивают глубину проблемы, полагая, что нам просто нужно продолжить изучение физических структур мозга, чтобы выяснить, как они производят сознание.

    Проблема сознания, однако, радикально отличается от любой другой научной проблемы. Одна из причин заключается в том, что сознание ненаблюдаемо. Вы не можете заглянуть в чью-то голову и увидеть его чувства и переживания. Если бы мы просто исходили из того, что мы можем наблюдать с точки зрения третьего лица, у нас вообще не было бы оснований для постулирования сознания.

    Конечно, ученые привыкли иметь дело с ненаблюдаемым. Электроны, например, слишком малы, чтобы их можно было увидеть.Но ученые постулируют ненаблюдаемые сущности, чтобы объяснить то, что мы наблюдаем, например, молнии или следы пара в облачных камерах. Но в уникальном случае сознания то, что нужно объяснить, невозможно наблюдать. Мы знаем, что сознание существует не посредством экспериментов, а благодаря нашему непосредственному осознанию наших чувств и переживаний.

    Только вы можете испытать свои эмоции. Ольга Даниленко

    Так как же наука может это объяснить? Когда мы имеем дело с данными наблюдения, мы можем проводить эксперименты, чтобы проверить, соответствует ли то, что мы наблюдаем, тому, что предсказывает теория.Но когда мы имеем дело с ненаблюдаемыми данными сознания, эта методология не работает. Лучшее, что могут сделать ученые, — это сопоставить ненаблюдаемый опыт с наблюдаемыми процессами, сканируя мозг людей и полагаясь на их отчеты об их личном сознательном опыте.

    С помощью этого метода мы можем, например, установить, что невидимое чувство голода коррелирует с видимой активностью в гипоталамусе мозга. Но накопление таких корреляций не составляет теории сознания.В конечном итоге мы хотим объяснить , почему сознательных переживаний коррелируют с активностью мозга. Почему такая активность гипоталамуса сопровождается чувством голода?

    На самом деле, мы не должны удивляться тому, что наш стандартный научный метод изо всех сил пытается справиться с сознанием. Как я исследую в своей новой книге «Ошибка Галилея: основы новой науки о сознании», современная наука была специально разработана, чтобы исключить сознание.

    До «отца современной науки» Галилео Галилея ученые считали, что физический мир наполнен качествами, такими как цвета и запахи.Но Галилей хотел чисто количественной науки о физическом мире, и поэтому он предположил, что эти качества на самом деле присутствуют не в физическом мире, а в сознании, которое, как он утверждал, находится вне области науки.

    Это мировоззрение составляет основу науки по сей день. И пока мы работаем в его рамках, лучшее, что мы можем сделать, — это установить корреляции между количественными процессами мозга, которые мы видим, и качественными переживаниями, которые мы не можем, без возможности объяснить, почему они идут вместе.

    Разум — это материя

    Я считаю, что есть путь вперед, подход, основанный на работах философа Бертрана Рассела и ученого Артура Эддингтона 1920-х годов. Их отправной точкой было то, что физическая наука на самом деле не говорит нам, что такое материя.

    Это может показаться странным, но оказывается, что физика ограничивается рассказом о поведении материи. Например, материя имеет массу и заряд, свойства, которые полностью характеризуются с точки зрения поведения — притяжения, отталкивания и сопротивления ускорению.Физика ничего не говорит нам о том, что философы любят называть «внутренней природой материи», о том, как материя есть сама по себе.

    Таким образом, оказывается, что в нашем научном мировоззрении есть огромная дыра — физика оставляет нас в неведении относительно того, что такое материя на самом деле. Предложение Рассела и Эддингтона заключалось в том, чтобы заполнить эту дыру сознанием.

    Результатом является своего рода «панпсихизм» — древнее представление о сознании как фундаментальной и вездесущей особенности физического мира.Но «новая волна» панпсихизма лишена мистических коннотаций предыдущих форм взглядов. Есть только материя — ничего духовного или сверхъестественного — но материю можно описать с двух точек зрения. Физическая наука описывает материю «извне» с точки зрения ее поведения, но материя «изнутри» состоит из форм сознания.

    Это означает, что разум — это материя, и что даже элементарные частицы проявляют невероятно основные формы сознания.Прежде чем списывать это со счетов, подумайте об этом. Сознание может быть разным по сложности. У нас есть веские основания полагать, что сознательные переживания лошади намного менее сложны, чем переживания человека, и что сознательные переживания кролика менее сложны, чем переживания лошади. По мере того, как организмы становятся проще, может наступить момент, когда сознание внезапно отключается — но также возможно, что оно просто исчезает, но никогда не исчезает полностью, что означает, что даже электрон имеет крошечный элемент сознания.

    Панпсихизм предлагает нам простой и элегантный способ интеграции сознания в наше научное мировоззрение. Строго говоря, это невозможно проверить; ненаблюдаемая природа сознания влечет за собой, что любая теория сознания, выходящая за рамки простых корреляций, строго говоря, не поддается проверке. Но я считаю, что это может быть оправдано путем вывода лучшего объяснения: панпсихизм — это простейшая теория того, как сознание вписывается в нашу научную историю.

    В то время как наш нынешний научный подход не предлагает никакой теории — только корреляции, традиционная альтернатива утверждению, что сознание находится в душе, приводит к расточительной картине природы, в которой разум и тело различны.Панпсихизм избегает обеих этих крайностей, и именно поэтому некоторые из наших ведущих нейробиологов теперь принимают его как лучшую основу для построения науки о сознании.

    Я оптимистично настроен, что однажды у нас будет наука о сознании, но это не будет наука в том виде, в каком мы ее знаем сегодня. Требуется не что иное, как революция, и она уже в пути.

    Кристофер Хилл | Философия

    Уильям Герберт Перри Фонс, профессор философии
    Корлисс Брэкетт 207
    401-863-3204
    Часы работы осенью 2020 года:
    Вторник с 16 до 17 и четверг с 14 до 17
    [электронная почта защищена]
    Brown Research Page
    Документы

    Крис Хилл работает в Brown с 2002 года.Ранее он преподавал в Питтсбургском университете, Западном резервном университете Кейса и (в течение многих лет) в Университете Арканзаса, а также был приглашенным профессором в Мичиганском университете и Массачусетском технологическом институте. В основном он преподает курсы философии разума, но иногда забегает в другие области, включая эпистемологию, логику, философию когнитивной науки и философию языка. Ему нравится преподавать, и он получает огромное удовольствие от многих достижений своих учеников, прошлых и настоящих.

    Хилл — автор многочисленных статей и четырех книг.

    • Sensations (Cambridge University Press, 1991) отстаивает радикальный физикализм в отношении качественных психических состояний (таких как боль), в частности, за точку зрения, согласно которой качественные состояния идентичны по типу состояниям мозга высокого уровня. Он больше не придерживается этой версии физикализма, превратившись в форму репрезентации несколько лет назад, но продолжает писать о ней время от времени, ища способы улучшить предыдущее изложение.
    • Мысль и мир (Cambridge University Press, 2002) защищает дефляционный подход к семантическим свойствам и отношениям. В основе подхода Хилла лежит семейство логических операторов, известных как подстановочные кванторы. Согласно теории истина и реляционные семантические концепции, такие как ссылка и обозначение, могут быть явно определены в терминах этих логических операторов и, следовательно, считаются априорными концепциями. Отношение соответствия, которое связывает мысли с положением дел, также подвергается дефляционному анализу.
    • Сознание (Cambridge University Press, 2009) предлагает объяснения шести форм сознания: агентное сознание, пропозициональное сознание (форма, выражаемая сознанием этой конструкции), интроспективное сознание (форма, которой обладают ментальные состояния, объекты интроспективного осознавания), реляционное сознание (форма, выражаемая сознанием построения), феноменальное сознание и эмпирическое сознание (форма, общая для всех ментальных состояний, которые считаются переживаниями).Среди прочего, он утверждает, что всякое осознание включает в себя репрезентации, включая даже осознание качественных состояний, таких как боль, и что, следовательно, можно расширить различие видимости / реальности до квалиа: есть способ, которым квалиа представляются как бытие, и что способ, которым они являются сами по себе. Затем Хилл использует эту доктрину, чтобы подорвать аргументы в пользу дуализма свойств.
    • Смысл, разум и знания (Oxford University Press, 2014) представляет собой сборник статей, наполовину опубликованных ранее, а наполовину новых.Некоторые статьи посвящены истине и ссылкам; другие исследуют плюсы и минусы типографского физикализма; члены третьей группы развивают вышеупомянутую репрезентативную концепцию феноменального сознания; а остальные исследуют темы эпистемологии.

    Хилл был редактором Philosophical Topics в течение ряда лет, и он был одним из редакторов двух отдельно стоящих томов: New Perspectives on Type Identity (Cambridge University Press, 2012) с Симоне Гоццано и Сенсорная интеграция и единство сознания (MIT Press, 2014), с Дэвидом Беннеттом.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *