Содержание

Логический фатализм — Гуманитарный портал

Логический фатализм (или логический детерминизм) — это философская доктрина, утверждающая, что согласно законам (или принципам) логики (см. Логика) следует, что всё в мире предопределено и поэтому человек не имеет свободы воли. Наиболее распространённым примером такого рода предопределённости могут служить суждения о случайных будущих событиях.

Аргумент логического фатализма с целью его опровержения был введён Аристотелем в широко известной главе IX трактата «Об истолковании» и основан на раздумиях военного стратега-полководца: «Будет ли завтра морское сражение? Или его не будет?» Данный аргумент можно представить в следующем виде:

    Предположим, сегодня истинно, что завтра будет морское сражение. Из этого следует, что не может быть, чтобы завтра не было морского сражения. Следовательно, необходимо, чтобы завтра морское сражение произошло. Подобно этому, если сегодня ложно, что завтра будет морское сражение, то необходимо, чтобы морское сражение завтра не произошло. Но высказывание о том, что завтра произойдёт морское сражение, сегодня истинно или ложно (логический
    принцип двузначности
    , в соответствии с которым всякое высказывание является либо истинным, либо ложным, то есть принимает одно из двух возможных истинностных значений — «истинно» и «ложно»). Принцип двузначности предлагает нам выбрать одну из этих двух альтернатив как верную. Но это означает принятие и фатализма, поскольку какая бы из альтернатив ни оказалась верной (причём верной уже сегодня), завтра с неизбежностью будет то, что в нём (этом утверждении) говорится. Если сегодня истинно, что завтра будет морское сражение, значит, завтра его уже не может не произойти, и наоборот. Обобщив этот аргумент, получаем, что всё происходит по необходимости и нет ни случайных событий, ни свободы воли.

В основе приведённого фаталистического аргумента лежат две посылки:

  1. Принцип необходимости, утверждающий, что «если истинно, то необходимо» и который безоговорочно принимался во всех эллинистических философских школах.
  2. Принцип двузначности, который позволяет выбрать одну из этих двух альтернатив как верную.

Большинство исследователей считают, что Аристотель ограничивает применимость принципа (2) относительно высказываний о будущих случайных событиях и этим разрушает фаталистический аргумент.

Тема логического фатализма широко обсуждается в философской и логической литературе вот уже более двух тысяч лет, для чего потребовался строгий анализ таких основополагающих понятий, как «свобода», «истинность», «время», «асимметрия времени», «случайность», «необходимость», «непредотвратимость» и ряда других. Особое значение дискуссия по логическому фатализму имела для появления и развития различных направлений

неклассических логик (см. Логики неклассические), таких, как многозначные, модальные, временные и модально-временные.

Фатализм. Социальная философия

Фатализм

Другой исторически известный вариант теоретического разрешения рассматриваемого парадокса — фатализм (от лат. fatum — рок, судьба), который в отличие от волюнтаризма совершенно исключает момент свободы, свободного выбора субъекта, активную роль деятельностного человека. Уж коль скоро существуют и действуют объективные законы общественного развития, рассуждают фаталисты, то ни о какой активности человека речи быть не может, ему остается пассивно ждать, когда эти законы автоматически возьмут свое. Не оказывались ли на фаталистических позициях мы, уповая на то, что стоит нам волевым решением «обобществить» средства производства, и дальше все пойдет «как по маслу»: на базисе такой «обобществленной» экономики сформируется социалистическое общественное сознание, а заложенные в социализме как системе объективные преимущества реализуются сами собой, автоматически? И это независимо от того, как мы будем действовать — интенсивно, целеустремленно или вразвалку; культурно или по-варварски; со знанием дела или дилетантски.

Фатализм в объяснении исторических событий и исторического процесса в целом — явление весьма распространенное. Наглядным примером тому взгляды Л. Н. Толстого, возникшие под влиянием соответствующих историографических источников и, в свою очередь, оказавшие большое воздействие на читателей. Подводя под свою концепцию методологическую базу, Толстой писал:

«Фатализм в истории неизбежен для объяснения неразумных явлений (то есть тех, разумность которых мы не понимаем). Чем более мы стараемся разумно объяснить эти явления в истории, тем они становятся для нас неразумнее и непонятнее»[30].

Отметим, что в противовес фатализму религиозному, объясняющему все в истории волею богов, толстовский фатализм был нацелен на понимание истории как деятельности народных масс, неприметно и бессознательно ее творящих. «Только одна бессознательная деятельность приносит плоды, и человек, играющий роль в историческом событии, никогда не понимает его значения. Ежели он пытается понять его, он поражается бесплодием»[31]. Отсюда толстовский вывод о бесплодности деятельности выдающейся личности, способной только дать свое имя событиям, и некорректируемом ходе истории, поскольку она складывается из непроизвольных действий миллионов.

В истории нет ни грана свободы: то, что известно нам, мы называем законами необходимости; то, что неизвестно, — свободой[32].

Фатализм — это… Что такое Фатализм?

Фатали́зм или Фатáльность (от лат. fátalis — определённый судьбой) — вера в предопределённость бытия; мировоззрение, в основе которого убеждённость в неизбежности событий, которые уже запечатлены наперёд и лишь «проявляются» как изначально заложенные свойства данного пространства.

Научный, философский (равно как и религиозный) взгляд на закономерность бытия, его физической и метафизической составляющих, тесно взаимосвязан с категориями «закономерность» и «случайность», «объективность» и «субъективность», «Творец» и «Человек», «творческое» и «тварное», и т. д.

Фатализм во всех его проявлениях есть одна из систем самоопределения человека в его отношении к целесообразности развития и смыслу бытия.

==

Основной причиной непризнания фатализма т. н. современным обществом, неприятия его всерьёз, является вера в спонтанность творческого процесса, безграничные возможности научного поиска, включающих в себя элемент безграничности, озарения. В то же время научный, инженерный подход, доверяющий лишь очевидному и непротиворечивому, настаивает на наличии таких закономерностей даже в творчестве.

Слово «фатализм» нередко употребляется также как синоним «бытового» пессимизма — от неверия в возможность благополучного исхода инициативы и до мрачной уверенности в отрицательном её результате.

Но всё же, кроме «обывательского пессимизма», более распространено античное, «философское» понимание фатума как соединения изначальных факторов неживой природы (всевозможные стихии) и последствия творения живых сущностей. Для античного человека все необоримые стихии, это — порождение «соответствующих» богов, «продукт их творческих усилий». Кроме свобод всемогущих богов, в той же системе, в противовес и, одновременно, в дополнение понятию «фатум» существует ещё такая вещь как «жребий» (лат.  la:fors). Это — словно бы «зазор», переменная в программе, благодаря которой реализация фундаментального высшего замысла приобретает живую индивидуальную вариабельность, а приносимые героями жертвы — действительное оправдание.

В связи с этим, фатум, фатальное — есть «коллективно» творимая и «уже-завершённая-в-будущем» машина, в которой пассивным участникам достаётся участь «винтика», «инструмента» («plebeium in circo positum est fatum», лат.  — «толпа огорожена судьбиной»). Что касается активных героев, то у них — роль «сырья», «расходного материала». Таким вот образом фатум каждого живого существа и составляет единую «фатум-систему». В точности так, как из эпизодов и реплик складывается драматическое действие, происходящее в предлагаемых обстоятельствах и заканчивающееся предполагаемым образом. В этом свете бунт против рока — осмысленно совершаемый подвиг, уничтожающий героя, но влияющий на «машину» в целом; чреватая, но необходимая сущему «импровизация». («Fata volemtem ducunt, nolentem trahunt», лат.

  — «Желающих судьба ведёт, а не желающих — тащит»). Здесь стоит заметить, что эллинистические (и «дочерние» латинские) школы оперируют категорией рока-фатума в целом солидарно.

Если провести довольно условную параллель с «восточными доктринами», то в индийской традиции, по-видимому, фатуму как процессу наиболее близким будет такое понимание судьбы (дайва), в котором худая карма одного всё водит и водит по миру сансары («Колеса жизни»), а добрая другого — позволяет ему выйти из круга рождений. Причём, от Бога закон независим (просто Богу рамки уже не нужны). В циклически повторяемом бытии мира, с его изначальной данностью, есть универсальный закон бытия (Дха́рма санскр. धर्म, dharma). В широком смысле такое относится как к индуизму, так и к буддизму.

Китайская философия, которую от «западной» отличает цельное (холическое) восприятие, понятие фатума не рассматривает в принципе, а более заботится о методах управления жребием (или, по большему счёту, взаимодействия с ним).

В иудаизме тоже есть соответствие понятиям фатума и жребия, хотя довольно условное и своеобразное. В книге Мишна сказано: «Аколь цафуй, веарешут нетуна, убетов аолам нидон» — «Все предопределено, но свобода дана; а мир судится по благости». Условность такой параллели — вот в этом акценте на свободе воли, которая для еврея возведена в норму жизни.

В христианстве фатализм взаимно распределён самим фактом Завета между его сторонами — Отцом небесным и людьми. Спасение же христианина, возможность его обновления даны ему как дар: «Благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять» (Еф. 2, 8 — 10) Вот так. Как у человека есть «право греха-как-ошибки», так и у Отца — ответное право Страшного суда…

В исламе термины «кадар» и «кадā’» означают Божеское предопределение, решение Аллаха, осуществления Его воли. Это не просто решение, а — справедливое решение, справедливое распределение. Это воля и мощь Аллаха, воплощённая соразмерно, правильно.

В Коране нет прямого указания на то, что людям заранее (до рождения) суждено после смерти попасть в Рай или Ад, но есть ясные указания на то, что люди могут встать на правильный/ложный путь лишь по воле Аллаха (то есть человек может встать на прямой путь признав Аллаха своим единственным господом богом, достойным поклонения).

В трёх главных Авраамических религиях, помимо «диалогового» (между Творцом и человечеством) характера истории, наличествует «неслепая», этически определённая — справедливая, созидательная и открытая — заинтересованная в сотрудничестве с человеком позиция

Го́спода.

Форс и Фатум (О случайности и предопределённости)

Кости

В древние времена гадатели, для того, чтобы выявить предопределённое свыше, использовали различные предметы. Из дошедших до наших дней к таковым относятся игральные карты и кости.

Авраамические религии резко отрицательно относятся к предсказаниям и гаданиям.

См. также

Ссылки

ФАТАЛИЗМ — это… Что такое ФАТАЛИЗМ?

  • ФАТАЛИЗМ —         (от лат. fatalis роковой, fatum рок, судьба), мировоззрение, рассматривающее каждое событие и каждый человеч. поступок как неотвратимую реализацию изначального предопределения, исключающего свободный выбор и случайность. Можно выделить… …   Философская энциклопедия

  • фатализм — а, м. fatalisme m. Вера в предопределение, неотвратимую судьбу. БАС 1. Предопределение fatalisme, которое впрочем замечается в одной речи Спасителя, когда он говорит об Искариотском. 1808. В. А. Озеров А. Н. Оленину. // РА 1869 5 133. Проходя по… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ФАТАЛИЗМ — (ново лат. с греч. окончанием, от лат. fatum рок, судьба). Философское мнение, приписывающее все события человеческой жизни слепому предопределению; судьба, рок. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Фатализм — (лат.fatum – тағдыр, fatalis – жазмыштық) ; 1)табиғатта, қоғамда және әрбір адамның өмірінде оқиғалардың жоғары ерікпен, жазмышпен (рок), тағдырмен алдын ала анықталатындығы туралы философиялық концепция; 2)осы концепцияға сәйкес жүріс – тұрыс… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • ФАТАЛИЗМ — муж., лат. судьба, рок в смысле предопределенья, неизбежной, предназначенной провиденьем будущности. Основа исламизма фатализм. Фаталисты отрицают свободу воли человека и ответ его за дела. Фаталистическое верованье гибельно для нравственности.… …   Толковый словарь Даля

  • фатализм — стоицизм Словарь русских синонимов. фатализм сущ., кол во синонимов: 3 • вера в неотвратимую судьбу (2) • …   Словарь синонимов

  • Фатализм —  Фатализм  ♦ Fatalisme    Вера в неизбежность всего происходящего. Фатализм отбивает охоту к действию, и всякий фаталист прежде всего ленив или должен быть ленивым …   Философский словарь Спонвиля

  • ФАТАЛИЗМ — (от латинского fatalis роковой, fatum рок, судьба), представление о неотвратимой предопределенности событий в мире; вера в безличную судьбу (античный стоицизм), в неизменное божественное предопределение (особенно характерна для ислама) и т.п …   Современная энциклопедия

  • ФАТАЛИЗМ — (от лат. fatalis роковой fatum рок, судьба), представление о неотвратимой предопределенности событий в мире; вера в безличную судьбу (античный стоицизм), в неизменное божественное предопределение (особенно характерна для ислама) и т. п …   Большой Энциклопедический словарь

  • ФАТАЛИЗМ — ФАТАЛИЗМ, фатализма, мн. нет, муж. (от лат. fatalis роковой) (книжн.). Вера в фатум, в неотвратимую судьбу, основанная на представлении, будто всё в мире предопределено и человек ничего не в силах изменить. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков.… …   Толковый словарь Ушакова

  • Фатализм и волюнтаризм как категории социальной философии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

    Фатализм и волюнтаризм как категории социальной философии

    Э. Ш. Камалдинова (Московский гуманитарный университет)

    Фатализм и волюнтаризм — одни из базовых парадигм в социальной философии. Они представляют собой мировоззренческие системы, рожденные в разные социокультурные эпохи и по-разному понимающие место и роль основных вопросов бытия, в том числе социальных. Как категории социальной философии, фатализм и волюнтаризм возникли из представлений, зародившихся в лоне мифологической и философской картин мира.

    Фатализм (от лат. fatalis — определенный судьбой) определяется как вера в то, что над людьми властвуют судьба или рок. Древняя мифология воспроизводит события, повествующие о господстве рока даже над богами. В наиболее общей форме фатализм утверждает, что человеческая жизнь полностью управляется Богом, судьбой либо объективными принципами и закономерностями мироздания. Такой подход не признает активной роли человеческого фактора, творческой инициативы в историческом процессе, порождая пассивность и неверие человека в собственные силы. Фатализм также отрицает хоть какую-то значимость случайных процессов.

    Фатализм предстает в трех основных формах — мифологической, теологической и рационалистической. В мифологической царит иррациональная и зачастую жестокая судьба. Теологический фатализм развивает идею, что жизнь каждого человека имеет божественное предопределение. Он наиболее характерен для ислама, кальвинизма, янсенизма и некоторых других религиозных учений. Рационалистический фатализм (Демокрит, Б. Спиноза, Т. Гоббс, П.-С. Лаплас и др.) со временем принял форму механистического детерминизма.

    Волюнтаризм (от лат. voluntas — воля) — философское направление, диаметрально противоположное фатализму и считающее высшим принципом бытия волю. Первое использование термина «волюнтаризм» в каче-

    стве философской категории принадлежит Ф. Теннису (1883). Но дискуссионные обсуждения соответствующей проблематики вели уже средневековые схоласты, выясняя, сотворил ли Бог мироздание «по разуму своему» или «по воле своей». И. Кант обосновывает свободную волю исходя из практического разума, иначе нравственный закон лишается реального смысла. Для И. Г. Фихте волевая деятельность «Я» становится абсолютным творческим принципом бытия, способствующим мировым процессам духовного самопо-рождения.

    В XIX в., провозглашая волю основополагающим принципом бытия, волюнтаризм обретает масштабность философского течения. Основную роль в этом сыграли работы А. Шопенгауэра, Э. Гартмана, Ф. Ницше. Они порывают с предшествующей рациональной и нравственной трактовкой проблемы воли. В учении А. Шопенгауэра мир предстает в форме слепой, самодостаточной и всеохватной «воли к жизни». Она лишена рациональных оснований и ускользает от разумного постижения. Э. Гартман провозглашает основой всего сущего бессознательное духовно-волевое начало, которое направляется внеразумной «мировой волей». Ницше исходит из «воли к власти» как движущей силы истории.

    Итак, иррациональная воля в мировом масштабе признается согласно волюнтаризму высшим началом бытия. Она противостоит рационалистическому разуму. В масштабе человеческой жизни волюнтаризм может принимать субъективно-личностную форму: считается, что люди, опираясь на собственную свободную волю, сами способны определять свой жизненный путь (не только в соответствии, но и вопреки любым обстоятельствам).

    Односторонняя волюнтаристская позиция в социальной сфере дезориентирует людей,

    2012 — №4

    Энциклопедия гуманитарных наук 335

    внушая им, что своих целей они могут добиться чисто волевым прорывом, независимо от каких-либо объективных условий.

    Лит.: Бердяев Н. А. О фанатизме, ортодоксии и истине // Человек. 1997. № 9. С. 67-75; Вос-кобойников А. Э. Бессознательное и сознательное в человеке. М. : Институт молодежи, 1997; Канарш Г. Ю. Социальная справедливость с позиций натурализма и волюнтаризма // Знание. Понимание. Умение. 2005. №1. С. 102-110; Карпенко А. С. Фатализм и случайность будущего. Логический анализ. 2-е изд., испр. М. : ЛКИ, 2008.

    THE FATALISM AND VOLUNTARISM AS CATEGORIES OF SOCIAL PHILOSOPHY E. Sh. Kamaldinova (Moscow University for the Humanities)

    Bibliography (transliteration): Berdiaev N. A. O fanatizme, ortodoksii i istine // Chelovek. 1997. №9. S. 67-75; Voskoboinikov A. E. Bessoznatel’-noe i soznatel’noe v cheloveke. M. : Institut mo-lodezhi, 1997; Kanarsh G. Iu. Sotsial’naia spra-vedlivost’ s pozitsii naturalizma i voliuntarizma // Znanie. Po-nimanie. Umenie. 2005. № 1. S. 102-1l0; Karpenko A. S. Fatalizm i sluchainost’ budus-hchego. Logicheskii analiz. 2-e izd., ispr. M. : LKI, 2008.

    Фатализм или Фатaльность — вера в предопределённость бытия; мировоззрение, в основе которого убеждённость в неизбежности событий, которые уже запечатлены наперё

                                         

    1. Фатум и свобода воли

    Основной причиной непризнания фатализма т. н. современным обществом, неприятия его всерьёз, является вера в спонтанность творческого процесса, безграничные возможности научного поиска, включающих в себя элемент безграничности, озарения. В то же время научный, инженерный подход, доверяющий лишь очевидному и непротиворечивому, настаивает на наличии таких закономерностей даже в творчестве.

    Слово «фатализм» нередко употребляется также как синоним «бытового» пессимизма — от неверия в возможность благополучного исхода инициативы и до мрачной уверенности в отрицательном её результате.

    Но всё же, кроме «обывательского пессимизма», более распространено античное, «философское» понимание фатума как соединения изначальных факторов неживой природы всевозможные стихии и последствия творения живых сущностей. Для античного человека все необоримые стихии, это — порождение «соответствующих» богов, «продукт их творческих усилий». Кроме свобод всемогущих богов, в той же системе, в противовес и, одновременно, в дополнение понятию «фатум» существует ещё такая вещь, как «жребий» лат. fors. Это словно бы «зазор», переменная в программе, благодаря которой реализация фундаментального высшего замысла приобретает живую индивидуальную вариабельность, а приносимые героями жертвы — действительное оправдание.

    В связи с этим, фатум, фатальное — есть «коллективно» творимая и «уже-завершённая-в-будущем» машина, в которой пассивным участникам достаётся участь «винтика», «инструмента» «plebeium in circo positum est fatum», лат. — «толпа огорожена судьбиной». Что касается активных героев, то у них — роль «сырья», «расходного материала». Таким вот образом фатум каждого живого существа и составляет единую «фатум-систему». В точности так, как из эпизодов и реплик складывается драматическое действие, происходящее в предлагаемых обстоятельствах и заканчивающееся предполагаемым образом. В этом свете бунт против рока — осмысленно совершаемый подвиг, уничтожающий героя, но влияющий на «машину» в целом; чреватая, но необходимая сущему «импровизация». Здесь стоит заметить, что эллинистические и «дочерние» латинские школы оперируют категорией рока-фатума в целом солидарно.

    Если провести довольно условную параллель с «восточными доктринами», то в индийской традиции, по-видимому, фатуму как процессу наиболее близким будет такое понимание судьбы дайва, в котором худая карма одного всё водит и водит по миру сансары «Колеса жизни», а добрая другого — позволяет ему выйти из круга рождений. Причём, от Бога закон независим просто Богу рамки уже не нужны. В циклически повторяемом бытии мира, с его изначальной данностью, есть универсальный закон бытия Дхарма санскр. धर्म, dharma. В широком смысле такое относится как к индуизму, так и к буддизму.

    Китайская философия, которую от «западной» отличает цельное холическое восприятие, понятие фатума не рассматривает в принципе, а более заботится о методах управления жребием.

    В иудаизме тоже есть соответствие понятиям фатума и жребия, хотя довольно условное и своеобразное. В книге Мишна сказано: «Аколь цафуй, веарешут нетуна, убетов аолам нидон» — «Все предопределено, но свобода дана; а мир судится по благости». Условность такой параллели — вот в этом акценте на свободе воли, которая для еврея возведена в норму жизни.

    В исламе термины «кадар» и «кадā» означают Божеское предопределение, решение Аллаха, осуществления Его воли. Это не просто решение, а — справедливое решение, справедливое распределение. Это воля и мощь Аллаха, воплощённая соразмерно, правильно.

    В Коране нет прямого указания на то, что людям заранее до рождения суждено после смерти попасть в Рай или Ад, однако такие указания встречаются в некоторых хадисах:

    «Муса спросил его.

    Также в Коране есть ясные указания на то, что люди могут встать на правильный/ложный путь лишь по воле Аллаха.

    В трёх главных Авраамических религиях, помимо «диалогового» между Творцом и человечеством характера истории, наличествует «неслепая», этически определённая — справедливая, созидательная и открытая — заинтересованная в сотрудничестве с человеком позиция Господа.

    Фатализм — что это — детерминизм — волюнтаризм — фатализм Печорина

    Фатализм (от лат. fafcalis — «роковой») — это убеждённость в том, что судьба человека предрешена. Случайности в жизни отрицаются.

    Фаталист — это человек, который придерживается идей фатализма. Он верит в судьбу и считает, что от его поступков ничего не зависит.

    Фатализм говорит о том, что не во власти человека менять что-либо в своем будущем.

    В фатализме всегда присутствует такое понятие, как рок. Это значит, что у каждого человека есть предназначение. И что бы он не делал, его участь уже предрешена.

    Фатальность — это что-то предрешённое, роковое, чего невозможно избежать. Например, часто говорят о фатальной ошибке или фатальном совпадении.

    Синонимы фатализма — предопределённость, вера в судьбу.

    Антонимы — волюнтаризм, либертарианство.

    Фатализм в философии

    Фатализм в философии связан с мифологией.

    В качестве примера можно привести миф об Эдипе, сыне царя Лая и Иокасты.

    Фатализм в мифе об Эдипе

    Царю Лаю было предсказано, что его сын Эдип убьёт его и потом женится на Иокасте, своей матери.

    Чтобы избежать такой судьбы царь решает бросить ребёнка на произвол судьбы. Эдипа подобрали и воспитали другие люди.

    Позже, узнав, что ему предначертано убить отца и жениться на матери, Эдип решает уйти странствовать, чтобы быть подальше от семьи. Юноша и не подозревает, что это его приёмная семья.

    В походе Эдип встречает своего настоящего отца, царя Фив. Оба естественно не ведают, кем приходятся друг другу.

    Поссорившись о том, кто должен уступить дорогу, Эдип в ярости убивает своего отца. Затем, добравшись до Фив, Эдип спасает город от сфинкса. И в награду жители решают сделать его мужем вдовы недавно убитого царя — Иокасты.

    Так, пророчество сбылось: Эдип убил своего отца и женился на матери.

    Этот миф отражает фатализм и неизбежность судьбы. Эдип пытался изменить свою судьбу, но что бы он не делал, всё равно судьба оказалась сильнее.

    Примеры фатализма в литературе

    Фатализм находит своё отражение и в литературе.

    В качестве примера можно привести поэму «Илиада» древнегреческого поэта Гомера.

    В этой поэме говорится о том, что даже всесильный из богов Зевс не может изменить судьбу.

    Зевс берёт золотые весы и взвешивает на них судьбы Гектора и Ахиллеса. Бог понимает, что Гектору, который столь дорог ему, судьба пророчит смерть.

    Он предлагает богам спасти Гектора. Но Афина считает, что Гектор уже «обречён роком» и что боги не должны вмешиваться.

    Питер Пауль Рубенс «Победа Ахиллеса над Гектором», 1630 г.

    Русский фатализм

    Примером русского фатализма является произведение Михаила Юрьевича Лермонтова «Герой нашего времени». Лермонтов посвятил этому вопросу целую последнюю главу («Фаталист»).

    Тема фатализма в ней раскрывается через главного героя Григория Печорина.

    Несмотря на то, что Печорин по своим высказываниям и мыслям был фаталистом, всё же он верит, что судьбу можно изменить.

    Лермонтов поднимает вопрос о фатализме в обществе и как его можно преодолеть.

    Михаил Врубель «Печорин», 1891 г.

    Фатализм, детерминизм, волюнтаризм

    Детерминизм (от лат. detehninare — «определять») — это убеждение в философии, согласно которому есть какое-то одно событие в прошлом (причина), которое провоцирует другое событие (следствие).

    То есть каждое событие является следствием предыдущего события.

    В случае с фатализмом же наши действия не имеют значения, поскольку наша участь, т. е. судьба уже написана.

    Волюнтаризм (от лат. voluntarius — «волевой») — это убеждение, что именно воля определяет нашу судьбу и судьбу человечества.

    Причём речь может идти о воле человека, т. е. о его поступках, упорстве, самоконтроле. Или же о воле богов.

    Волюнтаризму посвящали свои работы такие философы как Иммануил Кант (1724–1804), Фридрих Ницше (1844–1900), Иоганн Фихте (1762–1814) и др.

    Узнайте также, что такое Карма.

    Фатализм — Философия — Оксфордские библиографии

    Введение

    В современной философии аргументы в пользу «фатализма» — это аргументы в пользу вывода о том, что никакие человеческие действия не являются свободными. Такие аргументы обычно бывают двух видов: логические и теологические. Аргументы в пользу логического фатализма исходят примерно от истин о будущих действиях к выводу о том, что эти действия неизбежны и, следовательно, несвободны. Аргументы в пользу теологического фатализма, с другой стороны, исходят примерно от божественных убеждений о будущих действиях к выводу о том, что эти действия неизбежны и, следовательно, несвободны.Что характерно для любого аргумента в пользу фатализма, так это то, что, во-первых, он имеет целью показать, апеллируя к вполне общим логическим или метафизическим предположениям, что никакое человеческое действие не является свободным, и, во-вторых, он делает это без явной ссылки на тезис о том, что эти действия являются причинными. определенный. Конечно, есть достойный аргумент в пользу вывода о том, что каузальный детерминизм несовместим со свободой воли (понимаемой как способность поступать иначе), но философы, выдвигающие такие аргументы, теперь, как правило, не рассматриваются как продвигающие причину «фатализма».Таким образом, поддержать фатализм — значит не просто поддержать точку зрения, согласно которой никакие человеческие действия не являются свободными, но также поддержать дальнейшее утверждение о том, что это может быть доказано апелляцией к обсуждаемым общим логическим или метафизическим допущениям. Фаталистические аргументы обоих видов были и были тесно связаны с философскими вопросами о логическом статусе будущих случайных суждений — суждений, говорящих о причинно неопределенных событиях, которые они произойдут. Таким образом, эта статья будет охватывать основные позиции в дебатах относительно логического фатализма, логики будущих контингентов и теологического фатализма.

    Общие обзоры

    Читателям, которые ищут общий обзор тем этой статьи, следует начать с онлайн-статей Rice 2010, Øhrstrøm and Hasle 2011 и Zagzebski 2011, которые касаются логического фатализма, будущих контингентов и теологического фатализма, соответственно. Torre 2011 — хорошее введение в темы, связанные с интуитивной асимметрией между прошлым и будущим, а Bernstein 2002 — хорошее введение в вопросы как логического, так и теологического фатализма.Читателям, заинтересованным в (обширном) историческом обсуждении этих тем (особенно в средневековый период), следует обратиться к Knuuttila 2011.

    • Бернштейн, Марк. «Фатализм.» В Оксфордский справочник свободы воли . Под редакцией Роберта Кейна, 65–81. Oxford: Oxford University Press, 2002.

      Подробное введение в основные аргументы в пользу фатализма, включая теологический фатализм.

    • Кнууттила, Симо. «Средневековые теории будущих контингентов.”В Стэнфордская энциклопедия философии . Под редакцией Эдуарда Н. Залта. 2011.

      Хорошее представление исторического развития теорий будущих контингентов от Аристотеля до средневековья с особенно полезными (и обширными) ссылками.

    • Эрстрём, Питер и Пер Хасл. «Контингенты будущего». В Стэнфордская энциклопедия философии . Под редакцией Эдуарда Н. Залта. 2011.

      Отличное (хотя и сложное с технической точки зрения) введение в логику будущих контингентов.

    • Райс, Хью. «Фатализм.» В Стэнфордская энциклопедия философии . Под редакцией Эдуарда Н. Залта. 2010.

      Превосходное обсуждение проблемы фатализма с особенно полезной трактовкой «необходимости прошлого» и того, как она соотносится с решениями Аристотеля и Оккама.

    • Торре, Стивен. «Открытое будущее». Философский компас 6 (2011): 360–373.

      DOI: 10.1111 / j.1747-9991.2011.00395.x

      Хорошее введение в доктрину открытого будущего с акцентом на интуитивную асимметрию между «фиксированным» прошлым и «открытым» будущим.

    • Загзебски, Линда. «Предвидение и свобода воли». В Стэнфордская энциклопедия философии . Под редакцией Эдуарда Н. Залта. 2011.

      Излагает аргумент в пользу теологического фатализма и дает полезные обзоры всех основных ответов на этот аргумент.

    Пользователи без подписки не могут видеть полный контент на эта страница.Пожалуйста, подпишитесь или войдите.

    Фатализм — Философская энциклопедия Рутледжа

    «Фатализм» иногда используется для обозначения принятия детерминизма вместе с готовностью признать последствия отсутствия такой вещи, как человеческая свобода. Это слово также часто используется в связи с богословским вопросом: означает ли предполагаемое предвидение Бога, что будущее уже определено. Но иногда это объясняется совсем по-другому, как точка зрения, согласно которой человеческий выбор и действия не влияют на будущие события, которые будут такими же, как и мы, что бы мы ни думали или делали.На первый взгляд, это едва ли понятно и наводит на мысль, что фатализм — это просто выражение безропотного принятия.

    Взятый как означающий именно то, что он говорит, изречение о том, что человеческий выбор и действие не влияют на будущие события, абсурдно, поскольку любое действие должно сделать некоторые аспекты некоторых будущих событий отличными от того, как они были бы, если бы это действие не было выполнено. . Если я выйду из дома, то произойдет что-то в будущем, чего не произошло бы, если бы я не покинул его, даже если это окажется моим быстрым возвращением туда, где я был бы, если бы я остался дома.Точно так же, если мы не должны отрицать, что то, как мы решаем вести себя, когда-либо влияет на то, как мы действительно ведем себя, мы должны согласиться с тем, что наш выбор действий часто влияет на будущие события. Таким образом, если фатализм не превращается в непосредственную бессвязность, его следует понимать иначе, возможно, как утверждение, что есть определенных вещей, которым суждено произойти, независимо от того, что мы делаем. (Обычно это будут события особой важности: предсказание прорицателя сбудется, независимо от любых попыток, которые мы можем предпринять, чтобы этого не произошло.)

    Отсюда следует, что фатализм в этой форме не может быть подтвержден никаким аргументом, который, если бы он вообще работал, был бы применим ко всем будущим событиям. Любой аргумент в пользу исчерпывающего причинного детерминизма попал бы в эту категорию. То же самое можно сказать о пресловутом аргументе из морского сражения: если завтра будет морское сражение, это правда сейчас, что оно будет; если не будет, то теперь правда, что не будет. Итак, поскольку одно из них верно сейчас, мы ничего не можем сделать, чтобы повлиять на то, будет ли битва или нет.Если это рассуждение работает, оно работает для каждого будущего события. Но в любом случае, хотя этот аргумент и его варианты встречаются, он сталкивается с серьезной трудностью. Ибо он должен будет ответить на решающий вопрос о направлении зависимости: зависит ли начало битвы от истинности сегодняшнего заявления или истинности сегодняшнего заявления о завтрашних событиях? Фаталистический вывод требует первого, но последний гораздо более правдоподобен, и основной аргумент не делает ничего, чтобы его опровергнуть.

    Фатализм может казаться более последовательным, если смотреть на него на определенном фоне. Будет ли это более правдоподобным, зависит от отношения читателя к фону, который многие сочтут слишком суеверным на свой вкус. Мы должны думать о силах, наблюдающих за человеческой жизнью, которые постановили, что определенные вещи должны произойти с определенными людьми (что конкретный человек умрет молодым, что Эдип убьет своего собственного отца) и которые склонны управлять миром, и возможно, также состояние знания обреченного человека, чтобы привести в исполнение его указы.Представьте себе крысу в лабиринте, из которого вы решили, что она никогда не выберется. Если он поворачивает налево (что ведет к выходу), вы берете кусок из другого места в лабиринте и вставляете его в следующий угол, превращая выбранный маршрут в тупик. Если он поворачивает направо, вы ничего не делаете, так как поворот направо в любом случае ведет в тупик.

    Следует отметить, что фатализм, понимаемый таким образом, имеет мало общего с проблемами свободы воли. Выбирая, в какую сторону повернуть, наша крыса может быть свободна в самом сильном смысле, о котором когда-либо мечтал любой либертарианец; судьбы делают свой ход после того, как она сделала свой выбор.Эдип может быть в равной степени свободным; судьбы делают так, чтобы он не знал, кто на самом деле этот мешающий старик на распутье. Если бы он знал это, без сомнения, он сделал бы свой свободный выбор по-другому, предоставив судьбе перехитрить его другим способом в другом случае.

    О судьбе и фатализме в JSTOR

    Abstract

    Судьба и фатализм были сильными понятиями во многих обществах, от «Илиады» Гомера, греческой мойры, южноазиатской кармы и китайского мин в древнем мире до современной концепции «судьбы».«Но судьба и фатализм сейчас рассматриваются с философским пренебрежением или как явно неполноценная версия того, что лучше рассматривать как« детерминизм ». Здесь защищаются концепции судьбы и фатализма, и фатализм четко отличается от детерминизма. древнегреческая и китайская версии, чтобы исследовать различные аспекты этих идей.

    Journal Information

    Содействуя академической грамотности в незападных традициях философии, «Философия Востока и Запада» уже более полувека публикует высококачественную стипендию, в которой эти культуры соотносятся с англо-американской философией.Философия, определяемая в ее отношении к культурным традициям, широко интегрирует профессиональную дисциплину с литературой, наукой и социальной практикой. Каждый выпуск включает в себя дискуссии по актуальным проблемам современности и критические обзоры самых последних публикаций. Философия Востока и Запада была основана в Гавайском университете в 1951 году как продолжение серии конференций по азиатской и сравнительной философии, открытых в 1939 году. Девятая конференция философов Востока и Запада прошла в Гонолулу в 2005 году.

    Информация об издателе

    С момента своего основания в 1947 году Гавайский университет опубликовал более 2000 книг и более 900 журналов. В Всемирное научное сообщество, Гавайский университет, признано ведущим издателем книг и журналов. в азиатских, азиатско-американских и тихоокеанских исследованиях. Охватываемые дисциплины включают искусство, историю, язык, литературу, естественные науки. наука, философия, религия и социальные науки. University of Hawai’i Press также является дистрибьютором более более 140 научных издателей в Северной Америке, Азии, Тихоокеанском регионе и других странах.

    Фатализм — фатализм и детерминизм, Морское сражение Аристотеля, Богословский фатализм, Библиография — фатализм, случается, необходимость и исполнение

    Фатализм — это тезис о том, что все, что происходит, должно случиться. Это не следует путать с совершенно безобидной идеей о том, что все, что происходит, происходит. Фатализм также не следует смешивать с утверждением о том, что все, что бы ни случилось, обязательно происходит, когда это утверждение просто выражает тавтологическую природу предшествующей безобидной идеи.Фатализм — это основной тезис, который утверждает, что возникновение любого события или положения дел необходимо.

    Прояснение этого тезиса требует формулировки необходимости фаталиста; мы должны знать, что означает «должно», когда фаталист говорит нам, что все, что происходит, должно произойти. Поскольку фатализм в некоторой степени является термином искусства, нет жестких априорных ограничений относительно того, как следует понимать необходимость, используемую фаталистом. Однако есть один критерий для любого приемлемого определения.Фатализм занимал мыслителей более двух тысячелетий прежде всего потому, что его истинность, по-видимому, приводит к тому, что нам не хватает силы (способности, способности) выполнять какие-либо действия, кроме тех, которые мы действительно выполняем. Если мы совершаем действие, которое является типом события, и это событие необходимо, то другого действия не могло бы произойти. И, если бы не могло произойти никакого другого действия, тогда у нас нет силы совершить какое-либо действие, кроме того, которое мы фактически совершили. Если фатализм верен, то для нас нет альтернативных вариантов действий, и поэтому представление о себе как о значимых, свободолюбивых агентах, обладающих властью влиять на конституцию будущего, полностью скомпрометировано.Любое объяснение фаталистической необходимости, заслуживающее названия, должно учитывать на первый взгляд противоречие между фатализмом и автономным поведением.

    Практически все философы истолковывают фаталистическую необходимость как логическую или концептуальную. Стивен Кан является представителем, когда заявляет, что фатализм

    — это тезис о том, что только законы логики [его курсив] достаточно, чтобы доказать, что ни у одного человека нет свободы воли, достаточно, чтобы доказать, что единственные действия, которые может выполнять человек, — это действия, которые он фактически совершает, и достаточно, чтобы доказать, что человек может вызвать только те события, которые действительно происходят, и может предотвратить только те события, которые на самом деле не происходят.(стр. 8)

    Хотя логические толкования фаталистической необходимости удовлетворяют минимальным требованиям поддержания антагонизма prima facie между фатализмом и действиями автономных лиц, они несправедливо карикатурно изображают природу некоторых аргументов, которые все стороны считают фаталистическими. Если все фаталистические аргументы задуманы как содержащие только утверждения логических законов (т. Е. Тавтологий) в качестве предпосылок, трудно понять, как может развиваться любой существенный тезис и как любое разногласие по поводу истинности фатализма может быть чем-то большим, чем просто словесная ссора .Фактически, изощренные фаталистические аргументы Аристотеля (384–322 до н.э. ), Диодора Кроноса (ум. 284 до н.э. ) и других демонстрируют, что существуют неявные существенные, хотя и противоречивые, предположения относительно природы истины и времени. Прежде чем исследовать эти аргументы, важно провести различие между фатализмом и детерминизмом — двумя тезисами, которые часто смешивают.

    Последствия фатализма Последствия фатализма

    В чем значение фатализма? Фатализм — это вера в то, что события определяются судьбой.Фатализм — это вера в то, что мы должны принять исход событий и что мы не можем сделать ничего, что могло бы изменить исход, потому что события определяются чем-то, над чем мы не можем повлиять.

    Фатализм может применяться ко всем событиям или может принимать более ограниченную форму. Это может соответствовать детерминизму, убеждению, что каждое событие, включая все, что мы делаем, вызвано чем-то другим, а не им самим. С другой стороны, это может соответствовать индетерминизму, убеждению, что не каждое событие имеет причину и что некоторые события нельзя объяснить универсальными законами или принципами.

    Фатализм может противоречить детерминизму, если он утверждает, что мы не можем эффективно изменить наши действия или вызвать изменение исхода событий. С другой стороны, фатализм может противоречить индетерминизму, если он утверждает, что у нас нет свободы выбирать наши собственные действия.

    Детерминизм может допускать, что, даже если наши действия вызваны силами, которые мы не можем контролировать, наши действия все равно могут быть эффективными в изменении исхода событий. С другой стороны, индетерминизм может допускать, что, даже если есть события, которые мы не можем контролировать, у нас есть свобода выбора, как реагировать, без принуждения реагировать определенным образом со стороны сил, находящихся вне нашего контроля.

    Фатализм может придерживаться мнения, что, если все наши действия вызваны силами, находящимися вне нашего контроля, то мы не несем ответственности за свои действия. Если мы попадаем в ситуации, не зависящие от нас, мы не можем свободно выбирать, как реагировать. Это может противоречить теории свободы воли, согласно которой мы свободны выбирать наши действия и что наши действия не предопределены силой, независимой от нашей собственной воли.

    Фатализм противоречит теории свободы воли, если она утверждает, что мы не можем выбирать наши собственные действия.Если мы свободны выбирать наши собственные действия в любой момент, то будущее определяется не просто судьбой. Если бы мы были свободны выбирать свои действия, тогда мы могли бы сделать что-то иное, чем то, что мы сделали, и нынешние события могут отличаться от того, что они есть в данный момент. Это означало бы, что настоящее определяется не просто судьбой.

    С другой стороны, фатализм может придерживаться противоположной точки зрения, согласно которой, если события невозможно предсказать с полной уверенностью, тогда мы свободны выбирать наши собственные действия, потому что ничто не предопределяет, что события будут происходить так, как они происходят.

    Фатализм может состоять из двух компонентов: 1) веры в то, что события находятся вне нашего контроля, и 2) веры в то, что мы не можем изменить исход событий. Каждый из этих компонентов фатализма может или не может быть оправдан реальностью.

    Фатализм отрицательный, если это повсеместное отношение. Это может быть связано с пессимизмом, безнадежностью и отчаянием. Но в той мере, в какой принятие событий, находящихся вне нашего контроля, соответствует реальности и не сопровождается чувством, что мы ничего не можем сделать, чтобы изменить события, принятие реальности может быть положительным.Принятие реальности может быть формой прозрения и может разрешить внутренний конфликт.

    Таким образом, фатализм состоит из принятия и отрицания. Фатализм может иметь положительный аспект, поскольку это принятие реальности. Но фатализм негативен, поскольку это отрицание того, что мы можем сделать что-либо, чтобы изменить реальность.

    Фатализм — это не только вера в то, что события определяются судьбой, но и принятие судьбы или подчинение ей. Это может быть основано на восприятии того, что некоторые события неизбежны и не могут быть изменены.Если определенные события неизбежны, их невозможно избежать или избежать. Принятие этих событий как предопределенных судьбой предполагает признание того, что их невозможно избежать или избежать.

    Можно быть фаталистом, но не полностью фаталистом. Фаталисты все еще могут верить, что некоторые их действия могут изменить исход определенных событий.

    С другой стороны, фатализм может быть верой в то, что мы ничего не можем сделать, чтобы изменить нашу судьбу, потому что наше будущее неизбежно определяется судьбой.

    Фатализм может соответствовать убеждению, что события вызваны определяющим принципом или силой во вселенной, например Богом. Фатализм может быть включен в некоторые религиозные верования.

    Фатализм может быть основан или не основан на вере в Бога. Фатализм может соответствовать предопределению, убеждению в том, что все события имеют предопределенный исход. Фатализм также может быть формой реализма, попыткой взглянуть на события без рационального объяснения или идеализированной интерпретации.

    Фатализм отличается от веры в предопределение. Можно быть фаталистом и все же не верить, что все события предопределены. Можно верить в предопределение и все же отвергать фатализм.

    Фатализм может соответствовать убеждению, что все определяется Богом. Каждое событие, хорошее или плохое, можно рассматривать как часть Божьего плана. Мы должны принять то, что с нами происходит, потому что это воля Бога. Ничего не происходит без Бога как первопричины событий, которые привели к другим событиям.Что бы ни случилось с нами, Бог пожелал, чтобы это произошло. Мы можем принять все, что с нами происходит, если мы верим в Бога.

    С другой стороны, фатализм не может быть основан на вере в Бога. Фатализм может быть основан на убеждении, что, поскольку события определяются силами, неподконтрольными нам, и поскольку у нас нет силы изменить свою судьбу, жизнь не имеет смысла. Если жизнь не имеет смысла, это может привести к убеждению, что Бога нет.

    Судьбу можно определить по-разному.Судьбу можно рассматривать как необъяснимую, произвольную и безличную силу, определяющую исход определенных событий. Судьбу можно рассматривать как связанную с судьбой, таинственную и неизменную силу, которая движет событиями к заранее определенному исходу.

    В некоторых ситуациях фатализм может быть понятен. Фатализм может быть способом подготовиться ко всему плохому, что случается в нашей жизни. Фатализм не всегда должен быть отрицательным. Это может быть способ признать, что в жизни есть хорошие и плохие вещи, и что иногда плохие вещи случаются без причины.

    Плохие вещи могут случиться с хорошими людьми (например, любимый человек может заболеть раком или невиновный человек может стать жертвой преступления). Хорошие вещи могут случиться с плохими людьми (например, диктаторы получают политическую власть, преступник может остаться безнаказанным за свое преступление).

    Иногда случаются вещи, которые невозможно объяснить (например, бессмысленные акты насилия). Может быть невозможно объяснить, почему хорошие или плохие вещи происходят в определенное время, в определенном месте, с определенным человеком. Иногда хорошие или плохие вещи, которые случаются с человеком в определенное время или в определенном месте, могут так же легко случиться с другим человеком в другое время или в другом месте.

    Иногда может не быть другого способа принять что-то плохое, что произошло, не будучи в некоторой степени фаталистичным в отношении этого (например, когда чей-то дом был поврежден наводнением, или его вещи были украдены вором, или его машина была повреждена). поврежден другим автомобилем, проехавшим на красный свет).

    Фатализм может позволить нам признать, что мы неважны и что мы занимаем лишь небольшую часть вселенной. То, что происходит с нами как личностями, может не повлиять на многих других людей, и окончательный ход истории не может быть изменен какими-либо хорошими или плохими вещами, происходящими с нами как личностями.Фатализм может позволить нам принять нашу конечность и бессилие. Это также может помочь нам преодолеть нашу эгоцентризм, чтобы мы могли смотреть на то, как события влияют на других, а не только на то, как эти события влияют на нас самих.

    Когда мы с фатализмом относимся к будущему и принимаем возможность того, что с нами могут случиться плохие вещи, мы можем чувствовать себя намного лучше, когда с нами происходят хорошие вещи. Фатализм может быть механизмом выживания. Это может быть способом избежать разочарования. Фатализм не обязательно означает, что мы не должны пытаться изменить то, что можно изменить.Это также не обязательно означает, что мы не должны делать то, что должны делать. Но это может помочь нам принять то, что нельзя изменить.

    С другой стороны, фатализм может иметь множество негативных последствий. Фатализм в этике может быть отказом от личной ответственности. Фатализм может придерживаться мнения, что наши действия предопределены причинами, за которые мы не несем ответственности. Этический выбор может рассматриваться как вызванный внешними силами, над которыми мы не властны. Таким образом, мы не несем ответственности за свой личный выбор, потому что нет свободы воли.Мы не можем принимать собственные решения, потому что на нас действуют силы, которые мы не можем контролировать. Это может использоваться как оправдание пассивности, бездействию и неспособности изменить те события, которые мы действительно контролируем.

    Фатализм также может быть способом избежать или избежать обвинений и вины за неэтичное поведение. Это может быть способ избежать долга, обязательства или обязательства. Это может быть средство извиниться за неспособность проявить самоконтроль, сдержанность или самодисциплину.

    Фатализм может использоваться как объяснение того, что мы не заботимся о том, что происходит, или о том, как происходящее влияет на других людей, основываясь на ощущении, что наши усилия в любом случае будут тщетными. Это переводится как чувство, что все, что я делаю, не будет иметь никакого значения, потому что моя судьба — не иметь возможности контролировать происходящее. Ничто из того, что я могу сделать, не может изменить мир. В любом случае, все будет происходить так, как происходит.

    Фатализм может отрицать, что наш личный выбор имеет значение, основываясь на убеждении, что мы не можем в конечном итоге изменить исход событий, потому что вселенная считается управляемой случайностью, случайностью и неопределенностью.

    Аргумент, что события определяются судьбой, может быть использован для оправдания принятия несправедливости и зла.

    Фатализм может использоваться для оправдания принятия многих форм социальной несправедливости или соучастия в них. Фатализм может использоваться для оправдания неспособности предотвратить травмы; неспособность предотвратить смерть; неспособность предотвратить несправедливость; неспособность предотвратить дискриминацию, неспособность предотвратить материальный ущерб, неспособность предотвратить ущерб окружающей среде.

    Фатализм может использоваться для оправдания неспособности противостоять преступлению, несправедливости, насилию, войне, геноциду, тирании, угнетению и другим моральным или социальным проблемам.

    Таким образом, основной недостаток фатализма в том, что он может стать формой нигилизма. Это может стать верой в то, что ничто не имеет значения, ничего нельзя знать, ничто из того, что мы делаем, не имеет никакого значения. Это может превратиться в убеждение, что не за что стоит бороться, что нет ничего, ради чего стоит жить. Это может стать отказом от любых личных обязательств.

    Авторские права © 2001 Алекс Скотт

    следующая страница

    Вы фаталист? | Пузырь

    Вы верите в судьбу? Если так, то вы можете прописать философскую идеологию фатализма.Хотя фатализм часто романтизируется, это просто идея о том, что все, что должно случиться, неизбежно произойдет.

    Согласно книге, фатализм признает прошлое как фиксированный период и приписывает идеологии, что все в действительности, даже сама реальность, было суждено быть. У фаталистов футуристическое мировоззрение; тот, который полагается на физические условия для объяснения событий, которые происходят до них.

    Фатализм может вызвать вопрос о «случайной необходимости», что означает, что могло быть другим прошлым.Большинство согласятся с точкой зрения фаталиста, что вещи в прошлом неизменны и неизменны. В противном случае, не могли бы мы все вернуться и изменить определенные действия? Я точно знаю, что буду.

    Фаталисты обычно секулярны в своем мышлении, потому что их теория зависит от безличной неопределенности; Другими словами, что-то происходит без причины или цели. Это будет прямо контрастировать с божественным объяснением, согласно которому Бог является двигателем всего, а императивное указание на существование Бога основывается на том факте, что Он всеведущ, всемогущ и вездесущ.Но, если фатализм верен, это объяснение Бога разваливается на части, потому что вещи должны были быть предопределены и вызваны высшей силой, а не случайными.

    Большая часть изучения философии посвящена самоанализу, и когда я размышляю о вопросе времени и судьбы, я обнаруживаю, что думаю о том, насколько кардинально отличаться могла бы каждая из наших жизней, если бы мы приняли одно решение другим путем.

    Чтобы обосновать фатализм на примере, который может понять каждый, вспомните свой опыт в Дареме, пробыли ли вы здесь всего два месяца или три года.Вспомните все прославленные ночи, которые вы пережили, истории, которые вы пришли рассказать, и дружеские отношения, которые у вас сложились. В какой-то момент в прошлом вы не подозревали ни об этих вещах, ни о людях, которые теперь вписываются в вашу жизнь, как кусочки пазла.

    В определенной степени я думаю, что как социальные существа мы можем адаптироваться и приспособиться к бесчисленным ситуациям и научиться любить любую атмосферу, в которую мы попали. Тем не менее, нет ли чего-то особенного в проживании той части своей жизни, без которой вы не могли бы себе представить? Я думаю, что в этом суть соблазна людей фатализмом; что определенные части прошлого, какими бы фиксированными и неизменными они ни были, ведут нас к настоящим и будущим возможностям, которыми и должно быть все в те периоды времени.

    Разница между «детерминизмом» и «фатализмом»

    Это очень похоже на вопрос В чем разница между детерминизмом и компатибилизмом? , потому что, хотя мир устроен точно так же, все зависит от того, как наше отношение к , определяет, что он значит для нас.

    Фатализм

    Для фаталистов все события во вселенной предопределены, обычно божеством, которое также знает будущее, и нет ничего, что они могут сделать (или не сделать), чтобы изменить будущее .

    Например, предположим, что мужчина курил сигареты с детства, а теперь, когда он стал старше, он знает о негативных последствиях для здоровья. Фаталист продолжит курить, потому что они верят, что , если они , означают, что бросят курить, когда-нибудь случится, независимо от того, что они делают. Если они не означают, что бросают курить, то они означают, что должны продолжать курить и страдать от последствий. Проблема с этой цепочкой рассуждений состоит в том, что фаталист имеет отношение , что нет причин пробовать .Таким образом, пока они ждут заранее определенного события, чтобы «бросить курить», они в конце концов умирают.

    Детерминизм

    Для детерминистов мир работает точно так же, либо божеством, которое знает будущее, либо просто законами физики, и они ничего не могут сделать (или не сделать), чтобы изменить будущее .

    Однако, используя приведенный выше пример, детерминист будет иметь другое отношение . Детерминист признает, что будущее не может быть изменено, но они также понимают, что никто не знает будущего .Следовательно, если они попытаются бросить курить, может быть, что их будущее было заранее определено , чтобы они не были курильщиками . Они используют свои знания о негативных последствиях, чтобы заставить их попробовать , а надеются, , что их усилия дадут успешный эффект . Таким образом, хотя мир устроен точно так же, как мир фаталиста, детерминистское отношение похоже на отношение тех, кто верит в свободу воли .

    Свобода воли

    Если бы мы могли и предсказать будущее , и изменить будущее, у нас, , могло бы быть то, что многие называют свободной волей . Тем не менее, это будет включать в себя прогнозирование того, как каждое действие, которое мы предпринимаем, повлияет на весь мир, истинное понимание бесконечного количества возможностей и наличие мудрости, чтобы выбрать наилучший результат для нашего я — и каким-то образом выбрать , каким это я должно быть. начать с.Проблема в том, что мы потратили бы столько времени на размышления, мы никогда ничего не смогли бы добиться; и я не уверен, как мы могли бы свободно выбирать я, перед , чтобы иметь я без бесконечного регресса. Если у кого-то есть логическое объяснение того, как должна работать свободная воля , я бы действительно хотел бы это услышать.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *