Содержание

1.2. Особенности развития памяти старших дошкольников

В раннем возрасте память ребенка развита чрезвычайно интересно. За первые три года ребенок осваивает действия, которые ориентируют его в собственной телесной активности в отношении к самому себе и к окружающему миру. За это же время ребенок проходит путь от бессловесного новорожденного до говорящего, общающегося человека. Достаточно вспомнить сензитивный период речи (с 1года до 3 лет), когда дети овладевают родным языком.

В усвоении первоначального опыта принимает участие двигательная, эмоциональная, образная память.

Память в раннем возрасте становится ведущей функцией, она принимает участие в развитии всех видов познания. На втором и третьем году жизни ребенок запоминает и воспроизводит слова, фразы, стихотворения, смысл которых для него еще не может быть понятен. Повторение непонятных слов и словосочетаний является для ребенка своеобразной деятельностью со звуковым составом слова. Предметом сознания ребенка при таком воспроизведении являются не значение слов, а именно их звуковой состав, ритмическая структура. Рифма и ритм служат объективной основой, на которой происходит запоминание ребенком раннего возраста слов и словосочетание, потешек и стихов. [8, с.11]

Замечательный знаток детского языка и детский писатель К.И. Чуковский не уставал настойчиво подчеркивать, что в период от 2 до 5 лет ребенок обладает необычайным чутьем языка и что именно оно и связанная с этим умственная работа ребенка над языком создают основу столь интенсивно идущего процесса.

Вместе с тем К.И. Чуковский совершенно справедливо отмечал активный характер процесса усвоения и восставал против теории механического и пассивного усвоения родного языка. «Без такого повышенного чутья к фонетике и морфологии слова один голый подражательный инстинкт был бы совершенно бессилен и не мог бы привести бессловесных младенцев к полному обладанию родным языком.

Правда, нельзя забывать, что это обладание во всех случаях — без единого исключения — является результатом работы ребенка и тех, кто его окружает. Но все усилия взрослых были бы совершенно бесполезны, если бы дети раннего возраста не проявляли изощренного чувства к составу и звучанию слов», — писал К.И. Чуковский.

Вспомним, что в дошкольном возрасте можно выделить два основных вида деятельности, внутри которых происходит запоминание словесного материала: деятельность по активному овладению речи; игровая деятельность. Как указывалось, выше, в дошкольном возрасте ребенок особенно активно овладевает формами родного языка. В эту деятельность по овладения новыми формами языка и включается запоминание, на этой же основе происходит и воспроизведение. В связи с этим ребенок должен заметить, выделить в словах, стихотворениях, потешках их внешнюю звуковую сторону, которая и становится основой запоминания. Р.И. Жуковская указывает, что для запоминания дошкольниками стихотворений, потешек и т.

д. существенное значение имеют звучность, ритмичность и смежные рифмы. Интерес к самому содержанию способствует запоминанию стихотворения только в тех случаях, когда они совершенны по форме. [9, с.63]

Не менее важное значение для развития памяти имеет активное отношение ребенка к слушанию литературных произведений, деятельность по их восприятию. Это выражается во внутреннем сопереживании литературному герою. Еще в 40-е годы прошлого столетия было установлено, что при соответствующей педагогической работе можно вызвать интерес к судьбе героя, заставить ребенка следить за ходом событий. А.В. Запорожец, исследовавший вопрос о восприятии дошкольниками литературных произведений, указывает, что оно носит чрезвычайно активных характер. Ребенок ставит себя на место героя, мысленно действует вместе с ним деятельность, которая при этом осуществляется, особенно в начале дошкольного возраста, очень близка к игре. Но если в игре ребенок реально действует в воображаемых обстоятельствах, то здесь и действия, и обстоятельства являются воображаемыми.

Формирующиеся в дошкольном возрасте сопереживание с героем, позволяющее ребенку понять содержание литературного произведения, является тем вторым видом деятельности, внутри которой происходит запоминание литературных произведений – сказок, стихотворений и т.п.

Запоминание смысла – это запоминание общих и существенных сторон материала и отвлечение от несущественных деталей и особенностей. Выделение существенного зависит от понимания самого материала. Следовательно, запоминание и воспроизведение смыслового материала тесно связанно с процессами мышления, с умственным развитием ребенка, с запасом его знаний. Дети особенно дошкольного возраста, самостоятельно выделяют существенные признаки с большим трудом, им необходима помощь взрослого. Что касается деталей, то дети запоминают и воспроизводят их нередко очень хорошо, придают им пропорционально большое значение, особенно когда эти детали обладают яркой наглядностью, конкретностью и эмоциональным воздействием.

[15, с.74]

Факт значительного роста памяти в дошкольном возрасте не может быть правильно понят без выяснения ее качественных особенностей. При этом необходимо иметь в виду, что развитие памяти начинается чрезвычайно рано.

«На начальных этапах развития память является одним из моментов непосредственного ощущения и восприятия и еще не выделена из них». Но уже в раннем детстве взрослые ставят перед ребенком специальные задачи, требующие припоминания ранее бывших впечатлений. Они спрашивают у ребенка названия отдельных предметов, требуют припоминания имен взрослых и детей и др. процессы памяти здесь включены в общение ребенка с взрослыми, и в процессе овладения им языком.

В начале дошкольного возраста память носит непроизвольный характер. Это значит, что ребенок еще не ставит перед собой сознательных целей что-либо запомнить или припомнить и не использует при этом специальных средств. Запоминание и припоминание преимущественно включены в какую-либо другую деятельность и осуществляются внутри нее.

Но непроизвольность памяти вовсе не означает ее механичности. Для памяти характерна своеобразная работа над материалом запоминания. Эта работа никогда не заключается в простом повторении. За ним всегда стоит переработка материала, связанная с необходимостью воспроизведения. Эта переработка не может быть просто сведена к пониманию, осмыслению материала. В ней кроме понимания можно всегда заметить выделения некоторых элементов, особенно важных для будущего воспроизведения. В дошкольном возрасте такая работа тоже происходит, но она зависит всецело от того, в какую деятельность включены процессы запоминания. [16, с.38]

У детей дошкольного возраста можно выделить два основных вида деятельности, внутри которых происходит запоминание словесного материала: деятельность по активному овладению речи; игровая деятельность. П.И. Зиченко еще в 30-х годах прошлого века изучал влияние мотивов деятельности на эффективность непроизвольного запоминания (учебный и игровой мотив). Пришел к выводу о том, что «эффект запоминания в ситуации игры выше, причем это положение сохраняет свою силу на протяжении дошкольного возраста».

Также П.И. Зинченко занимался вопросами сравнительной эффективности произвольного и непроизвольного запоминания в дошкольном возрасте. По результатам его исследования в младшем дошкольном возрасте эффективность непроизвольного и произвольного одинакова, в среднем и старшем – эффективность непроизвольного выше, чем произвольного, в дальнейшем эффективность произвольного становится выше.

Вместе с тем на протяжении всего дошкольного периода наблюдается повышение эффективности непроизвольного запоминания. Это связанно с формированием умственного действия классификации, внутри которого происходило запечатление материала.

Формирование способов логического запоминания у детей дошкольников изучалось Е.В. Гордон в 50-х годах прошлого века. Она выяснила, что «классификация для дошкольников является сложным умением, которым они овладевают постепенно. От степени овладения этим умением зависит и возможность его использования как способа запоминания». Наряду с этим большое значение приобретает сформированность у ребенка направленности на запоминание, умение принимать такую задачу и сохранить ее.

[14, с.53]

В отечественной психологии детальное исследование возникновения и развития форм опосредованного запоминания впервые было введено А.Н. Леонтьевым в 30-е годы прошлого века.

Во многих исследованиях психологов (А.Н. Леонтьев, Л.В. Занков, Н.А. Корниенко) были получены данные о том, что эффективность запоминания растет пропорционально осмысленности материала: чем осмысленнее материал, тем выше эффект запоминания. Е.Д. Кежерадзе выявила эффективность запоминания при опосредовании словом картинок.

Возникновение и развитие в дошкольном возрасте опосредования словом запоминаемого материала является показателем начала нового этапа в развитии памяти – этапа формирования ее как сознательного произвольного действия, характеризующегося использованием специальных средств.

Качественные изменения в развитии памяти детей дошкольного возраста и заключается в том, что между 4-5 годами у них начинает развиваться произвольная память.

Важным моментом развития памяти в дошкольном возрасте является то, что память начинает занимать существенное место в развитии личности ребенка. На основе воспоминаний детства формируется взаимоотношения с другими людьми. [17, с.52]

Концепции развития памяти. Вопрос о развитии памяти породил большие споры в психологии. При всей кажущейся очевидности и несомненной актуальности вопроса, теоретические положения учения о развитии памяти детей, так называемого дошкольного возраста, не имеют классического однообразия. Л.С. Выготский показывал, что ни по одной теме современной психологии нет столько споров, сколько их имеется в теориях, объясняющих проблему развития памяти.

Одни психологи утверждают, что есть два различных, несводимых друг к другу вида памяти, т. е. две памяти. Одна память аналогична другим процессам, происходящим в теле, и может рассматриваться как функция мозга. У ребенка параллельно развивается и другой вид памяти, представляющий собой деятельность духовную. Другие психологи утверждают, что память не развивается, а оказывается максимальной в самом начале детского развития. Третьи раскрывали, что развитие памяти достигает кульминационной точки в возрасте около 10 лет, а затем начинается скатывание вниз. Все эти три точки зрения показывают, насколько упрощенно ставится данный вопрос в указанных школах. Данные исследования не разрешили проблемы развития памяти окончательно.

В этих условиях представляются достаточно простыми и понятными теоретические положения концепции развития памяти, предложенной П.П. Блонским. Основным положением данной концепции о соотношении образной и словесной памяти в их развитии является утверждение о том, что четыре вида памяти (моторная, эмоциональная, образная и словесная) это генетически обусловленные ступени ее развития, возникающие именно в данной последовательности [13, с.65]

Самый ранний вид – моторная или двигательная память начальное свое выражение находит в первых, условных двигательных рефлексах детей. Эта реакция наблюдается уже на первом месяце после рождения.

Начало эмоциональной или аффективной памяти, относится к первому полугодию жизни ребенка.

Первые зачатки свободных воспоминаний, с которыми, можно связывать начало образной памяти, относятся им ко второму году жизни.

Образная память появляется значительно позже моторной и эмоциональной, но несколько раньше вербальной.

В концепции развития памяти вопрос о взаимоотношениях образной и словесно-логической памяти в их развитии ключевой.

Образная память есть более ранний и низкий уровень развития памяти по сравнению со словесной (вербальной). Более раннее появление образной памяти не означает ее последующею исчезновения и замены словесной памятью. Образная память продолжает оставаться более низким уровнем памяти по сравнению с вербальной. Это относится и к наиболее развитым – зрительным образам памяти, возникающим легче всего тогда, когда сознание человека находится на более низком уровне, чем при полном, совершенном бодрствовании. На зрительную память можно смотреть только как на низкий вид памяти. Обычно зрительная память бедна, поэтому несравненно полезнее другой, более высокий вид памяти – память-рассказ. Она имеется у ребенка уже в 3-4 года, когда начинают развиваться самые основы логики. Память-рассказ и представляет собой, согласно П.П. Блонскому, подлинную словесную память, которую необходимо отличать от запоминания и воспроизведения речевых движений, например, при заучивании бессмысленного словесного материала. Представляя собой, высший уровень памяти, память-рассказ, в свою очередь, не сразу выступает в наиболее совершенных формах. Она проходит путь, характеризующийся основными стадиями развития рассказа. Первоначально рассказ – это только словесное сопровождение действия, далее это слова, сопровождаемые действием, и лишь затем словесный рассказ выступает сам по себе, как живое и образное сообщение.

Внятность и утилитарность концепции развития памяти, предложенной П.П. Блонским, позволяет принимать её теоретические положения за основу в данной работе. [11, с.54]

Доминирование непроизвольной памяти в детском возрасте. Память в дошкольном возрасте, по представлению В.С. Мухиной, носит преимущественно непроизвольный характер. Это значит, что ребенок чаще всего не ставит перед собой осознанных целей что-либо запомнить. Запоминание и припоминание происходят независимо от его воли и сознания. Они осуществляются в деятельности и зависят от ее характера. Ребенок запоминает то, на что было направлено его внимание в деятельности, что произвело на него впечатление, что было интересно.

Качество непроизвольного запоминания предметов, картинок, слов зависит от того, насколько активно ребенок действует по отношению к ним, в какой мере происходят их детальное восприятие, обдумывание, группировка в процессе действия. Так, при простом запоминании картинок ребенок запоминает гораздо хуже, чем в тех случаях, когда ему предлагают эти картинки разложить по своим местам, например отложить отдельно изображения для сада, кухни, детской комнаты, двора. Непроизвольное запоминание является косвенным, дополнительным результатом выполняемых ребенком действий восприятия и мышления.

У младших дошкольников непроизвольное запоминание и непроизвольное воспроизведение — единственная форма работы памяти. Ребенок еще не может поставить перед собой цель запомнить или припомнить что-нибудь и тем более не применяет для этого специальных приемов.

Когда детям трех лет предъявляли серию картинок с просьбой их рассмотреть и другую серию с просьбой запомнить, подавляющее большинство детей вели себя совершенно одинаково. Бросив на картинку беглый взгляд, ребенок тут же отводил его в сторону и просил взрослого показать другую картинку. Некоторые дети пытались рассуждать по поводу изображенных предметов, вспоминали случаи из прошлого опыта, связанные с картинками. «Очки — здесь на глазки накладывают»; «Это — бабочка, называется червяк»; «Арбуз. Я вот с мамой и папой покупала арбуз большой, а сливы маленькие». Однако, никаких действий, чтобы запомнить, у детей не наблюдалось [12, с. 37]

Соотношение непроизвольного и произвольного запоминания. Развитие памяти в дошкольном возрасте характеризуется Р.С. Немовым постепенным переходом от непроизвольного и непосредственного к произвольному и опосредствованному запоминанию и припоминанию. Господствующим видом памяти к концу дошкольного возраста, остается память непроизвольная. Качество непроизвольного запоминания предметов, картинок, слов зависит от того, насколько активно ребенок действует по отношению к ним, в какой мере происходят их детальное восприятие, обдумывание, группировка в процессе действия. Так, при простом запоминании картинок ребенок запоминает гораздо хуже, чем в тех случаях, когда ему предлагают эти картинки разложить по своим местам, например, отложить отдельно изображения для сада, кухни, детской комнаты, двора. В старшем дошкольном возрасте происходит постепенный переход от непроизвольного к произвольному запоминанию и воспроизведению материала. При этом в соответствующих процессах выделяются и начинают относительно самостоятельно развиваться специальные перцептивные действия, опосредствующие мнемические процессы и направленные на то, чтобы лучше запомнить, полнее и точнее воспроизвести удержанный в памяти материал.

Несмотря на существенные достижения в овладении произвольным запоминанием, к произвольному запоминанию и воспроизведению дети обращаются в сравнительно редких случаях, когда в их деятельности возникают соответствующие задачи или когда этого требуют взрослые. [19, с.76]

Продуктивность запоминания у детей в игре намного выше, чем вне игры. Однако, у самых маленьких, трехлетних детей и в игре продуктивность запоминания сравнительно низкая. Первые специальные перцептивные действия, направленные на то, чтобы что-то сознательно запомнить или припомнить, отчетливо выделяются в деятельности ребенка 5-6 лет, причем чаще всего используется простое повторение. Переход от непроизвольной к произвольной памяти включает в себя два этапа. На первом этапе формируется необходимая мотивация, т.е. желание что-либо запомнить или вспомнить. На втором этапе возникают и совершенствуются необходимые для этого мнемические действия и операции. К концу дошкольного возраста процесс произвольного запоминания можно считать сформированным. Его внутренним, психологическим признаком является стремление ребенка обнаружить и использовать для запоминания логические связи в материале.

Считается, что с возрастом увеличивается скорость, с какой информация извлекается из долговременной памяти и переводится в оперативную, а также объем и время действия оперативной памяти. Установлено, что трехлетний ребенок может оперировать только одной единицей информации, находящейся в данный момент времени в оперативной памяти, а пятнадцатилетний – семью такими единицами.

При помощи механических повторений информации дети в старшем дошкольном возрасте могут её запоминать. У них появляются первые признаки смыслового запоминания. При активной умственной работе дети запоминают материал лучше, чем без такой работы. [11, с.64]

Память сохраняет представления, которые в психологии интерпретируют как обобщенное воспоминание. Переход к мышлению из наглядно воспринимаемой ситуации к общим представлениям есть первый отрыв ребенка от чисто наглядного мышления. Таким образом, общее представление характеризуется тем, что оно способно «вырвать предмет мышления из конкретной временной и пространственной ситуации, в которую он включен, и, следовательно, может установить между общими представлениями связь такого порядка, которая в опыте ребенка еще дана, не была». Память дошкольника, несмотря на ее видимое внешнее несовершенство, в действительности становится ведущей функцией, заняв центральное место. [20, с.85]

Развитие познавательных процессов у детей дошкольного возраста

К познавательным процессам детей дошкольного возраста относятся: восприятие, внимание, память, мышление, воображение, а также речь (устную и письменную), Компонент информации включает в себя: собственно информацию, источники информации.
ВОСПРИЯТИЕ — это отражение сознанием человека предметов и явлений действительности в момент их воздействия на органы чувств.

Развитие восприятия не происходит само собой. Здесь велика роль взрослого, который специально организует деятельность детей по восприятию тех или иных объектов, учит выявлять существенные признаки, свойства предметов и явлений.

РАЗВИТИЕ ВОСПРИЯТИЯ

Научите ребенка:

– Различать цвета и их оттенки.

– Различать форму предметов и геометрические фигуры.

– Делить геометрические фигуры на 1, 4 равные части.

– Сравнивать предметы по величине (длине, ширине, высоте).

– Выражать словами, какой предмет больше (меньше), длиннее (короче), выше (ниже), шире (уже).

– Сравнивать до 10 предметов, различных по величине.

– Измерять длину предметов с помощью условной мерки (нитки).

– Различать и называть части суток, их последовательность.

– Понимать значение слов вчера, сегодня, завтра. Знать дни недели, месяцы года.

РАЗВИТИЕ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ

Учите ребенка:

– Сравнивать и сопоставлять предметы, находить их сходства и различия.

– Описывать различные свойства окружающих его предметов.

– Узнавать предметы по заданным признакам.

– Разделять предметы на классы, группы путем выделения в этих предметах тех или иных признаков.

– Находить противоположные по значению понятия.

– Определять родовидовые отношения между предметами и понятиями.

Различные игры, конструирование, лепка, рисование, чтение, общение — все то, чем занимается ребенок до школы, развивает у него такие мыслительные операции, как обобщение, сравнение, абстрагирование, классификация, установление причинно-следственных связей, понимание взаимозависимостей, способность рассуждать. Ребенок учится понимать главную мысль предложения, текста, картинки, объединять несколько картинок на основе общего признака, раскладывать картинки на группы по существенному признаку и т.д.

ВНИМАНИЕ — это проявление избирательной направленности процессов сознания. Уровень развития внимания во многом определяет успешность обучения ребенка в школе.

У дошкольника преобладает непроизвольное внимание; ребенок еще не может управлять своим вниманием и часто оказывается во власти внешних впечатлений. Проявляется это в быстрой отвлекаемости, невозможности сосредоточиться на чем-то одном, в частой смене деятельности.

Еще до начала обучения в школе у ребенка постепенно формируется произвольное внимание. Оно развивается довольно интенсивно, если взрослые оказывают ребенку помощь. Произвольное внимание развивается постепенно, по мере развития отдельных его свойств, таких, как объем, концентрация, распределение и переключение, устойчивость.

РАЗВИТИЕ ПРОЦЕССОВ ВНИМАНИЯ

Все свойства внимания значительно развиваются в результате упражнений:

— выкладывания узора из мозаики;

— выкладывания фигуры из палочек по образцу;

— исключения лишнего;

— нахождения различий в двух похожих картинках;

— нахождения двух одинаковых предметов среди множества;

— нанизывания бусинок по образцу;

— срисовывания по клеточкам;

— нахождения одной буквы в газетном тексте (при повторе упражнения количество отмеченных букв за единицу времени увеличивается).

При выполнении заданий не торопите ребенка, учитывайте его индивидуальные особенности и темп деятельности, в котором он работает, устраните отвлекающие факторы.

ПАМЯТЬ можно определить как способность к получению, хранению и воспроизведению информации. Память лежит в основе способностей ребенка, является условием обучения, приобретения знаний, умений.

Память бывает произвольной (сознательное запоминание информации) и непроизвольной (основанной на эмоциях и интересе).

Память бывает кратковременной (точное воспроизведение спустя несколько десятков секунд после однократного предъявления информации) и долговременной (воспроизведение информации через достаточно длительное время).

В зависимости от того, какие ощущения преобладают, говорят о памяти зрительной, слуховой, эмоциональной и др.

Зрительная память связана с сохранением и воспроизведением зрительных образов.

Слуховая память — это хорошее запоминание и точное воспроизведение разнообразных звуков, например, музыкальных, речевых. Этот вид памяти имеет особенно большое значение в развитии ребенка. Все, что известно малышу-дошкольнику, он узнает на слух. Этим же способом он будет усваивать до 70% информации, обучаясь в школе.

Эмоциональная память — это память на эмоциональные переживания. На эмоциональной памяти основана прочность запоминания материала: то, что у ребенка вызывает эмоции, запоминается им без труда и на более длительный срок.

Когда родители жалуются на плохую память своих детей, они часто приводят примеры того, как заставляют ребенка буквально зазубривать материал, но ребенок и за день не может выучить его. В данном случае проблема заключается в том, что от ребенка требуют механического запоминания материала, не вызывающего у него интереса.

Однако без опоры на мыслительную деятельность, без опоры на понимание никакое усвоение знаний вообще невозможно и противоестественно для здорового ребенка. Вот почему так важно при развитии памяти ориентироваться в большей степени на смысловую память и показывать ребенку различные приемы, которые помогают лучше запоминать.  

ПО ОПТИМИЗАЦИИ ПАМЯТИ

* Проконтролируйте, чтобы тот материал, который запоминает ребенок, был ему понятен.

* Время для изучения материала лучше поделить на разумные временные отрезки, так как малыми порциями материал запоминается не только быстрее, но и надолго.

* Попросите ребенка выученный материал повторить на второй день.

* При заучивании предлагайте ребенку проговаривать вслух.

* Заинтересуйте ребенка той информацией, которую он изучает, так как высокая мотивация обучения оказывает очень большое положительное влияние на память.

* При появлении у вашего ребенка явных признаков утомления сделайте перерыв.

Таким образом, развивая у дошкольника интеллектуальные и коммуникативные способности, вы помогаете ему быстро и безболезненно усвоить новые требования, касающиеся его обязанностей, правил поведения, распорядка дня.

Рекомендации подготовил дефектолог Машьянова Татьяна Тимофеевна.

Информация подготовлена на основе:

http://sch594. mskobr.ru/files/rekomendacii_roditelyam_po_razvitiyu_poznavatel_nyh_processov.pdf 

Виды и индивидуальные особенности памяти

В современной психологии существует несколько различных классификаций видов памяти, основанных на различных критериях. Рассмотрим подробно эти классификации.

По содержанию запоминаемой информации различают следующие виды памяти [25; 44 и др.]:

  1. Образная (наглядно-образная) память – это запоминание, сохранение и воспроизведение информации, поступающей от органов чувств. Ее разновидностями являются зрительная, слуховая, обонятельная, осязательная и вкусовая память. Как правило, ведущую роль в процессе жизнедеятельности и профессиональной деятельности человека играют зрительная и слуховая память.
  2. Эмоциональная память – это память на пережитые чувства, на эмоции радости, грусти, гнева, страха и т.д. Эмоциональная память играет большую роль в саморегуляции поведения человека: «Пережитые и сохраненные в памяти чувства выступают как сигналы либо побуждающие к действию, либо удерживающие от действий, вызывавших в прошлом отрицательные переживания. Эмоциональная память отличает­ся значительной прочностью следов» [44, с.285]. Эмоциональная память так же лежит в основе способности человека сопереживать, сочувствовать другим людям.
  3. Двигательная память – это запоминание, сохранение и воспроизведение различных движений и их систем. Значение этого вида памяти состоит в том, что она служит основой для формирования практических и трудовых навыков, а также навыков ходьбы, письма и т.д.
  4. Вербальная (словесно-логическая) память – это память на мысли и их словесное выражение. Данный вид памяти у человека играет ведущую роль и занимает основное место среди других видов памяти.

Наивысшим уровнем развития образной памяти является так называемая эйдетическая память: «при развитой эйдетической памяти человек «видит» от­сутствующий предмет до мельчайших подробностей. Эйдетические образы … возникают при отсутствии предмета, но характеризуются детализированной наглядностью» [27, с.57].

По критерию длительности хранения информации в памяти различают следующие ее виды [16 и др. ]:

  1. Кратковременная (первичная) память – отличается непродолжительностью сохранения и, как правило, функционирует в условиях одноразового и кратковременного восприятия информации.
  2. Долговременная (вторичная) память – характеризуется длительностью сохранения и, как правило, действует при многократном повторении информации. Время хранения информации в долговременной памяти теоретически не ограничено. Долговременная память «связана с осуществлением отбора, запечатления, сохранения и возможностью произвольного вос­произведения в будущем некоторой информации, поступа­ющей вначале в краткосрочную память, являющуюся как бы этапом формирования долговременной. Из кратковремен­ной памяти в долговременную переводится: информация, ко­торая осознается субъектом как важная и полезная для него; очень яркие впечатления; впечатления, на которых внимание субъекта фиксировано длительно и непрерывно; последова­тельно повторяющиеся события, явления, факты. Долговре­менная память отличается устойчивостью, инертностью и не всегда доступна сознанию» [6, с. 71].
  3. Оперативная память – функционирует в текущий момент психической деятельности и занимает промежуточное положение между кратковременной и долговременной, т.к. содержит информацию, извлеченную как из долговременной, так и из кратковременной памяти. Оперативная память предназначена для сопровождения деятельности или другого вида активности, осуществляемой человеком.

В зависимости от наличия либо отсутствия цели запоминания информации различают произвольный и непроизвольный виды памяти. Если цель запомнить информацию присутствует, то такая память называется произвольной и предполагает применение волевых усилий для запоминания информации; если цель отсутствует и информация запоминается «сама собой», то память называется непроизвольной. Большая часть жизненного опыта человека формируется на основе непроизвольной памяти [25 и др.].

По способу запоминания информации  память разделяется на механическую и логическую [36 и др.]. Механическая память реализуется автоматически на основе ассоциаций по смежности и стереотипного повторения информации, ее характеристиками являются шаблонность и – в норме – точность в воспроизведении. Логическая память основана на предварительном осмыслении запоминаемого материала и является более эффективной, чем механическая.

Все перечисленные виды памяти функционируют в тесной взаимосвязи друг с другом.

Различные виды памяти у разных людей развиты неодинаково. «Есть люди, которые, напри­мер, с трудом запоминают, но зато неплохо воспроизводят и довольно долго хранят в памяти запомненный ими материал. Это индивиды с развитой долговременной памятью. Есть такие люди, которые, напротив, быстро запоминают, но зато и быст­ро забывают то, что когда-то запомнили. У них более сильны кратковременный и оперативный виды памяти» [32, с.219]. Поэтому в каждом индивидуальном случае нельзя сказать, «хорошая» память у человека или «плохая»: один вид памяти у данного человека может быть развит в высокой степени, другой – в низкой степени и т.д.

В зависимости от того, какой из видов памяти у данного человека развит в наибольшей степени, определяют индивидуальный тип памяти человека, который может быть определен по четырем перечисленным критериям, соответствующим основаниям для классификации видов памяти. По критерию содержания запоминаемой информации наиболее часто встречаются смешанные типы памяти: зрительно-двигательный, двигательно-слуховой, зрительно-слуховой и т.п. У большинства людей господствующим является зрительный тип запоми­нания предметов и словесно-двигательный тип запоминания словесного ма­териала [36].

Кроме типа памяти, к индивидуальным характеристикам памяти, различающимся у разных людей, относятся следующие ее особенности [16; 36 и др.]:

  1. Объем кратковременной памяти – число объектов, которые человек может запомнить после их восприятия. Если объем долговременной памяти не ограничен, то объем кратковременной памяти варьирует и в среднем у людей составляет 7±2 (от 5 до 9) объектов [25]. Объем кратковременной памяти характеризует природную память человека и сохраняется, как правило, в течение всей жизни.
  2. Скорость запоминания – измеряется количеством времени, необходимого данному индивиду для запоминания информации.
  3. Прочность (длительность) хранения информации – определяется как величина, обратно пропорциональная скорости забывания информации.
  4. Точность воспроизведения – степень совпадения результатов воспроизведения и объектов запоминания, другими словами, правильность и полнота воспроизведения информации.
  5. Готовность, или быстрота воспроизведения – умение человека своевременно вспомнить требуемое.

Перечисленные индивидуальные особенности памяти подвержены влиянию как биологических (по большей части врожденных, связанных с характеристиками нервной системы организма), так и социальных (приобретенных, связанных с особенностями воспитания, обучения человека и т.п.) факторов. Благодаря своей подверженности влиянию социальных факторов память относится к числу тренируемых свойств и у каждого человека может быть развита до определенных пределов.

Таким образом, каждый человек обладает целым комплексом индивидуальных особенностей памяти, которые являются врожденными, но при помощи тренировки могут быть изменены и улучшены в определенных пределах.

Далее: Основные виды нарушений памяти

Эмоции, с которыми не хочется расставаться, или произвольность/непроизвольность эмоциональной памяти Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

УДК 81-119+81. 373+159.942

ЭМОЦИИ, С КОТОРЫМИ НЕ ХОЧЕТСЯ РАССТАВАТЬСЯ, ИЛИ ПРОИЗВОЛЬНОСТЬ/НЕПРОИЗВОЛЬНОСТЬ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ПАМЯТИ

© Наталия Геннадиевна СОЛОДОВНИКОВА

Волгоградский государственный социально-педагогический университет 400066, Российская Федерация, г. Волгоград, пр-т им. В.И. Ленина, 27 E-mail: [email protected]

Аннотация. Актуальность затрагиваемой проблемы обусловлена необходимостью исследования условий, ведущих к воспроизведению в памяти человека эмоциональных следов, поскольку эмоции мотивируют всю его деятельность, в том числе и коммуникативную. Эмоциональная память и память эмоционального могут регулировать коммуникативное поведение человека, влияя на принимаемые им решения. Поэтому эмоциям, воспроизводимым в памяти, должно уделяться не менее пристальное внимание, чем остальным, возникающим в определенных коммуникативных ситуациях. Целью является изучение произвольности-непроизвольности механизма запуска эмоциональной памяти. На примере художественных коммуникативных эмоциональных ситуаций рассмотрены те эмоции, которые человеку хочется подольше удержать в своей памяти, а также эмоции, от которых ему хочется поскорее отказаться. Эмотиологию в равной мере интересуют как первые, так и вторые. Разработанный данной наукой метод эмотивного анализа является ключом к их изучению. Через анализ положительно- и отрицательнооценочных эмотивов, транслирующих эмоциональные воспоминания, верифицируется тезис эмотиологии о взаимосвязи эмоции (памяти о ней) и ситуации. Также аргументируется, как воспоминания об уже пережитых эмоциях и эмоции, сопровождающие воспоминания, влияют на восприятие собственной жизни и оценку обстоятельств.

Ключевые слова: эмоциональная память; триггеры; произвольность; непроизвольность

Абсолютно все, что мы знаем, умеем, есть следствие способности мозга запоминать и хранить в памяти образы, мысли, пережитые чувства, движения и их системы.

А.Р. Лурия

Известно, что каждое переживание, впечатление или движение оставляют след, который сохраняется на достаточно продолжительное время и при соответствующих условиях проявляется вновь и становится предметом осознания. Под памятью, вслед за А.Р. Лурией, в данной статье понимается за-печатление (запись), сохранение и воспроизведение следов прежнего опыта, дающего человеку возможность накопить информацию и иметь дело со следами прежнего опыта, после того как вызвавшие их явления исчезли [1].

Уже не отрицается тот факт, что явления памяти могут в равной мере относиться к эмоциональной сфере и сфере восприятий, к закреплению двигательных процессов и интеллектуального опыта. Все закрепление

знаний и навыков и возможность пользоваться ими относится к разделу памяти.

Перед наукой стоит ряд сложных проблем, связанных с изучением процессов памяти. Одной из таких частных проблем являются условия, ведущие к всплыванию (воспроизведению) следов памяти, и основные формы, включающие как непроизвольное, так и произвольное, преднамеренное воспроизведение следов и др. Для данной статьи интерес представляет произвольность/непроизвольность эмоциональной памяти [2]. Анализу подвергается механизм воспроизведения в памяти человека следов его эмоциональных переживаний. Через призму психологического понимания эмоциональной памяти верифицируется тезис эмотиологии, что как эмоции могут выступать «триггерами» ситуаций, так и ситуации могут провоцировать возникновение эмоций. Последнее справедливо в отношении эмоциональной памяти. Отдельной оценке подвергается ее произвольность/непроизвольность. В статье аргументируется, что некая ситуация, в которой ее участники испыты-

вают и транслируют языковыми средствами те или иные эмоции, может «запустить» механизм возвращения к эмоциям прошлого. В отношении этих воспоминаний коммуниканты также могут испытывать определенные эмоции.

Поскольку психологи и эмотиологи уже давно рассматривают эмоции в качестве мо-тивационной основы всей деятельности человека [3; 4], но влияние эмоциональной памяти на его коммуникативную деятельность остается еще не до конца осмысленным, сохраняется актуальность дальнейшей разработки данного вопроса.

Имеющиеся данные об эмоциональной памяти свидетельствуют о ее важности в жизни человека и процессе его коммуникации. Из всех видов памяти именно эмоциональная память наиболее тесно связана с личностью. Эмоциональная память позволяет человеку регулировать свое поведение в зависимости от ранее пережитых чувств. Пережитые и сохраненные в памяти чувства выступают как побудительные силы к совершению того или иного действия, поступка, или к отказу от действия, если с ней связаны негативные переживания в прошлом.

Если образная и словесная память исходно настроены на прием и переработку информации, поступающей, в основном, из внешнего мира, то эмоциональная память фиксирует, консолидирует и удерживает следы эмоционально значимых событий, которые в дальнейшем могут стать элементами структуры личности (мотивами, ценностями, мировоззренческими установками, предпочтениями, вкусами и др. ). То есть это подсистема (вид) памяти, в которой происходят фиксация, сохранение, трансформация и последующее воспроизведение определенных чувственных состояний человека, в которых закодировано его отношение к объектам, событиям, ситуациям, людям.

Эмоциональная память состоит в запоминании и воспроизведении человеком эмоций и чувств. Запоминаются не только сами эмоции, но и предметы и явления, которые их вызывают.

Взаимосвязь ситуации и эмоции подвергается отдельному рассмотрению в парадигме эмотиологии. Эмотиологией установлено, что определенная эмоция всегда вызывается какой-нибудь специфичной или абстрактной

ситуацией, которая называется типовой или категориальной. В.И. Шаховский утверждает, что существует логика отношений между типовой ситуацией и эмоцией, и это соотношение делает такую ситуацию категориальной. Ученый приводит пример, что несправедливость вызывает гнев, предательство может вызвать ярость и т. д. Каждый это знает и может ожидать вслед за своим поступком соответствующую эмоцию. Все коммуникативные эмоциональные ситуации градуированы, и это знание позволяет предвосхищать эмоциональную реакцию своего партнера [4].

Отдельного внимания заслуживает, по нашему мнению, объяснение значения эмоциональной памяти для человека. По утверждению ученых, она является важнейшим условием нравственного развития человека. Если бы человек забывал радость и удовлетворение от совершенного благородного поступка, так же как и уколы совести, вызванные низким поступком, то эмоциональная память должна побуждать к осуществлению новых добрых дел и воздержанию от поступков плохих, неблаговидных. Ее функция -сохранение в сознании переживаний и чувств. Впечатлительность и отзывчивость -предпосылка для становления коммуникативных черт характера. Память эмоциональная — непременное условие развития способности к сочувствию и состраданию [5].

Поскольку вся человеческая коммуникация пронизана эмоциями, интерес лингвистики эмоций к эмоциональной памяти и закономерен, и своевременен. Учитывая антропоцентрический поворот современной лингвистики, становится понятным, почему через эмоции сам язык является ключом к изучению человека: он номинирует, катего-рирует, классифицирует, структурирует, комментирует, эксплицирует, имплицирует, моделирует эмоции и формирует эмоциональную картину мира представителей той или иной лингвокультуры. Эмотиология считает, что, с одной стороны, человек и его эмоции являются для языка частью объективной действительности и, следовательно, ее объектами, отражаемыми с помощью языка. С другой стороны, эмоции активно участвуют в формировании языковой, то есть модельной картины мира [6-8]. Логичным считаем исследование эмоциональной памяти

через анализ объективирующей ее эмотивной лексики. Понятие «эмотивная лексика» подробно разработано В.И. Шаховским. Эмотивная лексика, как утверждает ученый, -лексика «с явной, всем известной и постоянной эмотивностью, адекватно понимаемой коммуникантами вне контекста и в контексте» [4].

Итак, повторим, что эмотиологией установлено, что между ситуацией и эмоциями, сопровождающими воспоминания, и эмоциями, которые человек вспоминает, существует тесная взаимосвязь. С одной стороны, определенная ситуация вызывает воспоминания, которые могут сопровождаться положительными или отрицательными эмоциями. С другой стороны, определенная эмоция в настоящем может выступать «триггером» воспоминаний о ситуации и связанных с нею прошлых эмоциях. Ситуация выступает также полем для объективации эмоций, поскольку именно в ней эмоции и воспоминания «опредмечиваются» через вербализацию в эмотивной лексике.

Восстановление эмоциональных следов в памяти языковой личности, связанных с ее эмоциональным опытом, представляется в виде образов, хранящихся в эмоциональной памяти, и открывает новые эмоциональные валентности языковых единиц, согласующиеся с новой эмоциональной ситуацией при перенесении в нее прошлого опыта. При этом автоматический поиск эмоционального резонанса, который отбирает и распределяет в эмоциональной памяти различные образы, не переходит определенных универсальных порогов распознавания, благодаря чему вербализация и понимание эмоционального резонирования адекватно для всех участников коммуникации данного языкового сообщества [4].

Эмоциональная память определяет воспроизведение определенного чувственного состояния при повторном воздействии той ситуации, в которой это эмоциональное состояние возникло впервые. Важно подчеркнуть, что это состояние воспроизводится в комплексе с элементами ситуации и субъективным отношением к ней. Особенности этой памяти — в скорости формирования следов, особой их прочности и непроизвольности воспроизведения.

По И.В. Арнольд, «эмоция возникает в результате воздействия определенной последовательности событий, описываемых в категориях восприятия и оценок» [9]. Поэтому неподдельный интерес исследователей вызывает собственно процесс возникновения эмоций. Для данной статьи этот вопрос также является важным, поскольку он связан с возникновением эмоциональных воспоминаний. Существует мнение, что эмоции возникают на основе физиологических возбуждений и когнитивной оценки ситуации, вызвавшей это возбуждение. При таких условиях любое событие или ситуация вызывают физиологическое возбуждение, у индивида возникает необходимость оценить содержание возбуждения, то есть ситуацию, которая его вызвала. Разновидность или качество эмоции, испытываемой индивидом, зависит не от ощущения, возникающего при физиологическом возбуждении, а от того, как индивид оценивает ситуацию. И именно лингвистическое выражение эмоции делает ее эксплицитной и потому доступной для понимания [4].

Текст может содержать только описание эмоций, в нем вербализуются, то есть объективируются, не все, а только некоторые эмоции эмоциональной сферы автора, адекватные замыслу.

Согласно подходу к эмотивности В.И. Шаховского, существуют три группы лексем, предназначенных для репрезентации эмоций:

1) лексика, называющая эмоции;

2) лексика, описывающая эмоции;

3) лексика, выражающая эмоции.

Именно последний тип объективирует

эмоциональные воспоминания.

Проиллюстрировать сказанное представляется возможным на примерах из англоязычного художественного произведения «P.S. I Love You» (автор — Cecelia Ahem) [10], поскольку сюжетообразующими для него выступили эмоциональные воспоминания главной героини. По сюжету, потеряв любимого мужа, тридцатилетняя Холли Кеннеди впадает в отчаяние, перестает выходить из дому, общаться с людьми. И вдруг получает по почте пакет с письмами: распечатывать их можно лишь по одному в месяц, а написаны они тем самым человеком, расставание с которым приносит ей такие страдания. Оказы-

вается, незадолго до смерти он решил помочь ей жить дальше. Всякий раз она с нетерпением ждет первого числа, чтобы вскрыть очередной конверт и, строго следуя наставлениям, сделать еще один шаг, возвращающий ее к жизни: купить новое платье, принять участие в конкурсе караоке, съездить на море.

Эмоциональными «триггерами», с одной стороны, возвращающими ее в их счастливое прошлое, а с другой стороны, вызывающими у нее богатую палитру эмоциональных переживаний, от отчаяния до надежды, становятся письма, которые ее муж, Джерри Кеннеди, написал незадолго до своей смерти (он знал, что умирает от опухоли головного мозга).

Джерри осознает, что своими письмами заставит жену постоянно возвращаться к памяти об их счастливом прошлом. Джерри вынуждает Холли концентрироваться на любви, а не горе. Он переключает ее восприятие своей смерти с ощущения трагедии на любовь, заставляя ее продолжать жить без него. На наш взгляд, автору произведения, С. Ахерн, удалось описать сильнейший терапевтический прием. Именно любовь и постоянная память о ней сохранили жизнь Холли, находившейся в состоянии полнейшего отчаяния, апатии после смерти любимого мужа. Данное произведение, по нашему мнению, представляет собой великолепную иллюстрацию того, как эмоциональная память и память эмоционального заставили человека жить. Можно отметить, что в данном произведении созданный автором мужской персонаж осуществил управление эмоциями своей супруги, регулируя ее воспоминания. Он заставлял ее помнить его и ее любовь (память эмоционального) и постепенно испытывать по этому поводу радость, надежду, желание жить (ее эмоциональные воспоминания сопровождались именно радостными эмоциями). Безусловно, Холли испытывала всю палитру эмоций, свойственную любому, потерявшему близкого человека, но память эмоционального (любви) постоянно смещала вектор ее восприятия на хорошее (радость). То есть эмоциональная память влияла на актуальные действия героини в ее настоящей жизни после смерти мужа.

Джерри испытывает страх перед смертью, страх за Холли, горечь, отчаяние, злость, ревность, тоску. Но он решает помочь ей. Поскольку Холли было очень трудно пережить

смерть мужа, она долго не расставалась с памятью о нем. Ее воспоминания дарили ей приятные эмоции, помогающие вернуться к жизни. Поэтому она длительное время не хотела расставаться как с приятными эмоциями, сопровождавшими ее воспоминания, так и с воспоминаниями о приятных эмоциях, пережитых в прошлых ситуациях.

Доминантами ее воспоминаний о счастливом прошлом с мужем являются радость, любовь, нежность. Эти воскрешенные в памяти эмоции «оживлялись», то есть как бы продлевались, объективируясь во внутренней речи персонажей и авторских описаниях различных ситуаций.

Эмоциональная память и память эмоционального помогали Холли Кеннеди справляться с негативными эмоциями, которые она испытывала в отношении своей жизни после смерти мужа. Повторим, что именно эмоциональная память и память эмоционального помогли ей пережить трагедию. Но Холли постепенно осознала, что ей нужно было как-то «открепиться» от своих воспоминаний и начать жить настоящим. В этом отношении письма ее мужа выступили одновременно «триггерами» воспоминаний и «катализаторами» ситуаций ее будущей жизни, в которой она научилась жить с памятью о супруге, но самостоятельно.

Долгое время Холли живет ожиданием дня, когда можно будет открыть новое письмо Джерри, и тем самым она уходит от реальной жизни. Память прошлых счастливых эмоций заменяет ей эмоции настоящего. Память эмоционального вытесняет реальную жизнь. Она живет либо воспоминаниями, либо ожиданием нового письма-«триггера».

Some days she never even got out of bed, she just watched television and waited <. ..> waited for next month’s envelope from Gerry, wondering what journey he would take her on next. She knew her friends would disapprove after she’d been so positive on holiday, but when he was alive she’d lived for him, and now that he was gone she lived for his messages. Everything was about him. She had truly believed that her purpose in life had been to meet Gerry and enjoy all their days together for the rest of their lives. What was her purpose now? Surely she had one, or perhaps there had been an error in the administration up above.

Ожидая открытия нового письма, Холли понимает, что ей легче жить прошлым, что ее настоящее наполнено тревогой, завистью, разочарованием.

Holly held the envelope tightly in her hands and glanced up at the clock on the wall over the kitchen table. It was twelve-fifteen. Usually Sharon and Denise would have called her by now, all excited to hear about what was inside the envelope. But so far neither of them had called. It seemed news of an engagement and a pregnancy beat the news of a message from Gerry these days. Holly scorned herself for being so bitter; she wanted to be happy for her friends, she wanted to be back in the restaurant right now celebrating their good news with them like the old Holly would have done. But she couldn’t bring herself even to smile for them. She was jealous of them and their good fortune. She was angry with them for moving on without her. Even in the company of friends she felt alone; in a room of a thousand people she would feel alone. But mostly when she roamed the rooms of her quiet house she felt so alone. She couldn’t remember the last time she’d felt truly happy, when somebody or something caused her to laugh so hard her stomach pained her and her jaw ached. She missed going to bed at night with absolutely nothing on her mind, she missed enjoying eating food instead of it becoming something she just had to endure in order to stay alive, she hated the butterflies she got in her tummy every time she remembered Gerry. She missed enjoying watching her favorite television programs instead of their just becoming something she would stare at blankly to pass the hours. She hated feeling like she had no reason to wake up; she hated the feeling when she did wake up. She hated_the feeling of having no excitement or anything to look forward to. She missed the feeling of being loved, of knowing Gerry was watching her as she watched television or ate her dinner. She missed sensing his eyes on her as she entered a room; she missed his touches, his hugs, his words of advice, his words of love. She hated counting down the days till she could read another one of his messages because they were all she had left of him, and after this one there would be only three more. And she hated to think of what her life might be like when there would be no more Gerry. Memories were fine, but you couldn’t touch them, smell them or hold them. They were never exactly as the moment had been, and they faded with time. So damn Sharon and Denise, they could go on with their happy lives, but for the next few months all Holly had was Gerry. She wiped a tear from her face, tears had become such a permanent feature on her face the past few months, and she slowly opened her seventh envelope. Shoot for the moon, and if you miss you’ll still be among the stars.

Promise me you will find a job you love this time! PS, I love you <…> Holly read and reread the letter, trying to discover how it made her feel. She had been dreading going back to work for such a long time now, had believed that she wasn’t ready to move on, that it was too soon. But now she knew she had no choice. It was time. And if Gerry said it was to be, it would be. Holly’s face broke into a smile. «I promise, Gerry,» she said happily. Well, it was no holiday to Lanzarote, but at least it was one step further to getting her life back on track.

Данный пример наглядно демонстрирует, что после пережитой трагедии человеку очень трудно распрощаться с приятными эмоциональными воспоминаниями, поскольку они превращаются в зависимость. В реальности Холли ненавидит свое чувство опустошенности, бессмысленности, апатии, тревоги, зависти, что у подруг жизнь продолжается, что они счастливы. В то же время она понимает, что ей необходимо вернуться к нормальной жизни, поэтому она старается отпустить свои воспоминания.

Эмоциональная память определяется как память на чувства, отношение к тем или иным людям, событиям, явлениям, которая является вариантом имплицитной памяти. Воспоминания из хранилища эмоциональной памяти возникают только при появлении представлений соответствующих объектов, ситуаций; тем самым исключается возможность актуализации в норме автоматизмов эмоциональной памяти.

Для иллюстрации произвольности/непроизвольности эмоциональной памяти приведем пример ситуации, в которой главная героиня поднесла к лицу старый синий свитер своего умершего мужа, и знакомый запах выступил «триггером» ее эмоциональных воспоминаний и воспоминаний эмоционального. В примере количество выделенных курсивом эмотивов свидетельствует о том, как один-единственный «триггер» (в данном случае это запах свитера) может перенести человека в прошлое и вызывать целую гамму эмоций, сопровождающих воспоминания. Это и сами эмоции, испытанные в прошлом, и эмоции в отношении прошлой ситуации.

Holly held the blue cotton sweater to her face and the familiar (потенциатив) smell immediately struck (коннотатив) her, an overwhelming (конно-татив) grief knotting (коннотатив) her stomach and

pulling at her heart. Pins and needles (коннотатив) ran up the back of her neck and a lump in her throat threatened to choke (коннотативы) her. Panic took over. Apart from the low hum of the fridge and the occasional moaning (коннотатив) of the pipes, the house was quiet. She was alone (потенциатив). Bile rose to her throat and she ran to the bathroom, where she collapsed (коннотатив) to her knees before the toilet.

Gerry was gone (потенциатив) and he would never be back. That (потенциатив) was the reality.

Необходимо отметить, что в данной части нет аффективов, но сама трагичность ситуации приближает и коннотативы, и потен-циативы к аффективам. Поэтому можно сказать, что слово familiar (smell) приобретает сильнейший эмоциональный заряд в контексте того, как дорого героине любое воспоминание о любимом супруге. Только в своей памяти она может воскресить любовь к нему, только в ее памяти он жив. Это запах не просто донесся до нее, а struck (her). Ее grief была overwhelming, knotting her stomach, pulling at her heart. В шею будто вонзились pins and needles, ком в горле threatened to choke her. Трубы были moaning, сама Холли была alone и в туалете collapsed to her knees.

Проанализировать все эмоции героини не представляется возможным в силу их сложности и дифференцированности, а также из-за объема материала (400 страниц оригинального англоязычного текста). Поэтому наше внимание сосредоточено на эмоциональных доминантах, объективируемых лексическими эмотивами. За пределами рассмотрения остались эмотивы фонетического и грамматического ярусов языка, что может стать одной из перспектив дальнейшего исследования.

В заключение отметим, что человеку свойственно удерживать в памяти приятные эмоции прошлого, переноситься в них, чтобы абстрагироваться от неприятных эмоций настоящего. Со временем оценка эмоций прошлого может меняться. В целом ряде случаев они подвергаются сознательной переоценке, если человек желает освободиться от прошлого и жить настоящим.

Список литературы

1. Лурия А.Р. Лекции по общей психологии. СПб.: Питер, 2010. 320 с.

2. Эмоциональная память. URL: http: //psycho-logiya.com.ua/ee/3914-emoczionalnaya-pamyat. html (дата обращения: 17. 03.2017).

3. Изард К. Психология эмоций: пер. с англ. СПб.: Питер, 1999. 464 с.

4. Шаховский В.И. Лингвистическая теория эмоций: монография. М.: Гнозис, 2008. 417 с.

5. Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии. М.: Джангар, 2012. 864 с.

6. Шаховский В.И. Отражение эмоций в семантике слова // Известия Академии наук СССР. Серия литературы и языка. М., 1987. Т. 65. С. 233-237.

7. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лек-сико-семантической системе языка. М.: Изд-во ЛКИ, 2008. 208 с.

8. Шаховский В.И. Язык и эмоции в аспекте лингвокультурологии. Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2009. 170 с.

9. Арнольд И.В. Лексикология современного английского языка. М.: Изд-во лит. на иностранных языках, 1959. 352 с.

10. Ahern C. P.S. I Love You. N. Y.: Little, Brown and Company Time Warner Book Group, 2004.

Поступила в редакцию 20.03.2017 г. Отрецензирована 17.04.2017 г. Принята в печать 05.07.2017 г.

Информация об авторе

СОЛОДОВНИКОВА Наталия Геннадиевна, кандидат филологических наук, доцент кафедры языкознания, Волгоградский государственный социально-педагогический университет, г. Волгоград, Российская Федерация, e-mail: tommyboy22 @mail.ru

Для цитирования

Солодовникова Н.Г. Эмоции, с которыми не хочется расставаться, или произвольность/непроизвольность эмоциональной памяти // Неофилология. 2017. Т. 3. № 3 (11). С. 20-27.

UDC 81-119+81. 373+159.942

EMOTIONS YOU DO NOT WANT TO PART WITH, OR WILLFULNESS/RANDOMNESS OF EMOTIONAL MEMORY

© Natalia Gennadievna SOLODOVNIKOVA

Volgograd State Socio-Pedagogical University 27 V.I. Lenin Ave., Volgograd, Russian Federation, 400066 E-mail: [email protected]

Abstract. Relevance of the problem is in the study of the conditions leading to the reproduction of memory traces of emotional, since emotions motivate all kinds of human activity, including communication. Emotional memory and memory of emotional can both regulate a person’s co m-municative behavior, influencing decisions being made. That is why no less attention should be paid to emotional traces reproduced in memory, comparing them with actual emotions, experienced in certain communicative situations. The aim is the study of emotional memory triggers willfulness-randomness. On the example of belletristic communicative emotional situations emotions that a person wants to keep in the memory for a longer time and emotions that are to be forgotten are discussed. Linguistics of emotions pays equal attention to both types. Method of emotive analysis developed by this science serves to be a key to exploring them. Through analyzing positive and negative emotives, transferring emotional memories, is verified a thesis of emotive linguistics about the interconnection of emotions, memories and situations. It is also demonstrated how emotional memory can modify subjective life perception and evaluation.

Keywords: emotional memory; triggers; willfulness; randomness

References

1. Luriya A.R. Lektsii po obshchey psikhologii [Lectures on General Psychology]. St. Petersburg, Piter Publ., 2010, 320 p. (In Russian).

2. Emotsional’naya pamyat’ [Emotional memory]. (In Russian). Available at: http://psychologiya.com.ua/ ee/3914-emoczionalnaya-pamyat.html (accessed 17.03.2017).

3. Izard K. Psikhologiya emotsiy [Psychology of Emotions]. St. Petersburg, Piter Publ., 1999, 464 p. (In Russian).

4. Shakhovskiy V.I. Lingvisticheskaya teoriya emotsiy [Linguistic Theory of Emotions]. Moscow, Gnozis Publ., 2008, 417 p. (In Russian).

5. Zhmurov V.A. Bol’shaya entsiklopediya po psikhiatrii [Great Encyclopedia of Psychiatry]. Moscow, Dzhangar Publ., 2012, 864 p. (In Russian).

6. Shakhovskiy V.I. Otrazhenie emotsiy v semantike slova [Emotions reflected in the semantics of words]. Izvestiya Akademii nauk SSSR. Seriya literatury i yazyka [Proceedings of the USSR Academy of Sciences. Series of Literature and Language], 1987, vol. 65, pp. 233-237. (In Russian).

7. Shakhovskiy V.I. Kategorizatsiya emotsiy v leksiko-semanticheskoy sisteme yazyka [Categorization of Emotions in the Lexico-Semantic System of Language]. Moscow, LKI Publ., 2008, 208 p. (In Russian).

8. Shakhovskiy V.I. Yazyk i emotsii v aspekte lingvokul’turologii [Language and Emotions in the Cultural-Linguistic Aspect]. Volgograd, Publ. of Volgograd State Socio-Pedagogical University «Peremena», 2009, 170 p. (In Russian).

9. Arnold I.V. Leksikologiya sovremennogo angliyskogo yazyka [Lexicology of Modern English]. Moscow, Literature in the Foreign Languages Publ., 1959, 352 p. (In Russian).

10. Ahern C. P.S. I Love You. New York, Little, Brown and Company Time Warner Book Group, 2004.

Received 20 March 2017 Reviewed 17 April 2017 Accepted for press 5 July 2017

Information about the author

SOLODOVNIKOVA Natalia Gennadievna, Candidate of Philology, Associate Professor of Linguistics Department, Volgograd State Socio-Pedagogical University, Volgograd, Russian Federation, e-mail: [email protected] ru

For citation

Solodovnikova N.G. Emotsii, s kotorymi ne khochetsya rasstavat’sya, ili proizvol’nost’/neproizvornost’ emotsional’noy pa-myati [Emotions you do not want to part with, or willfulness/randomness of emotional memory]. Neofilologiya — Neophilology, 2017, vol. 3, no. 3 (11), pp. 20-27. (In Russian, Abstr. in Engl.).

Проблемы с памятью у молодых людей

Забывчивость, нарушения внимания приписывают людям преклонного возраста. Однако проблемы с памятью возникают все чаще и у молодых. Причины этого явления разнообразны – от неправильного образа жизни и переутомления до серьезных нарушений в работе головного мозга и внутренних органов.

Причины ухудшения памяти в молодом возрасте

Нарушение памяти у пожилых людей обычно вызвано возрастными изменениями организма. Атеросклероз, микроинсульты, болезнь Альцгеймера – эти патологии негативно влияют на когнитивные функции.

Причины забывчивости в молодом возрасте иные, их можно разделить на 4 группы.

  1. Поражения головного мозга.
  2. Болезни внутренних органов.
  3. Неблагоприятное воздействие внешних факторов, нарушение режима дня.
  4. Хроническая интоксикация организма.

Нарушения в работе головного мозга – основная причина ухудшения памяти

За работу долговременной памяти отвечает кора головного мозга. Гиппокамп, который расположен в височных долях, запускает процессы перевода кратковременной информации в долговременную память. Существуют и другие центры памяти в мозге. Поэтому любые повреждения этого органа провоцируют развитие забывчивости, невнимательность.

Причины проблем с памятью у молодых людей:

  1. Черепно-мозговые травмы. Область поражения не имеет значения. После любого удара наблюдается кратковременная или длительная потеря памяти, ретроградная или антеградная амнезия.
  2. Инсульт. При нарушении кровообращения нарушаются функции центров памяти.
  3. Злокачественные и доброкачественные новообразования. Опухоли поражают близлежащие ткани, в том числе центры памяти, расположенные в них.
  4. Энцефалит, менингит. Инфекция негативно влияет на работу головного мозга и  память.
  5. Постхирургический астенический синдром.

После любых травм и болезней головного мозга необходимо постоянно наблюдаться у невролога. Это поможет своевременно выявить нарушения памяти и когнитивные расстройства.

Какие болезни внутренних органов негативно влияют на память

Нормальная работа головного мозга во многом зависит от слаженной работы всего организма. Многие дисфункции косвенно могут повлиять на концентрацию внимания, память.

Гормональный фон влияет на процесс запоминания. Тестостерон, вазопрессин, пролактин, эстроген помогают преобразовывать кратковременную память в долгосрочную. Окситоцин ухудшает процесс запоминания.

Основные болезни:

  1. Гипертония, другие болезни сердечно-сосудистой системы. Провоцируют ухудшение кровоснабжения головного мозга.
  2. Нарушение процессов обмена. При сбое в обмене веществ ткани мозга страдают от дефицита питательных веществ. Ресурсы распределяются по жизненно важным областям, а центр памяти в этом списке не приоритетен.
  3. Ангиопатия – патология развивается на фоне сахарного диабета. Сосудистые стенки утолщаются, мелкие сосуды перекрываются и прекращают работать. Кровообращение нарушается во всех органах, страдает и головной мозг.
  4. Гипотиреоз – недостаток гормона щитовидной железы приводит к развитию йододефицита.
  5. Психические расстройства – шизофрения, эпилепсия, депрессия.
  6. Шейный остеохондроз. Деформированные позвонки пережимают кровеносные сосуды, мозг страдает от дефицита кислорода и питательных веществ.

При болезнях почек ухудшается вербальная память. Когнитивные функции снижаются при увеличении уровня креатинина, снижения скорости клубочковой фильтрации. Исследование проводили на протяжении 5 лет ученые из США.

Неблагоприятное воздействие внешних факторов, образ жизни

Если возникают проблемы с памятью у молодых людей, причины часто связаны с неосознанным нарушением функций головного мозга. Но эти причины, в отличие от болезней, устранить проще. При изменении образа жизни забывчивость постепенно исчезнет.

Причины ухудшения памяти:

  1. Информационные перегрузки. Человеческий мозг зависает, если не в состоянии переработать весь полученный объем информации. Принцип многозадачности уже признан неэффективным, поскольку приводит к ухудшению возможностей памяти, внимательности, нервным расстройствам.
  2. Авитаминоз. Для нормальной работы мозга необходимо постоянно пополнять запасы витаминов группы B. Эти вещества защищают клетки от старения и перегрузок, участвуют в кислородном обмене и синтезе некоторых нейромедиаторов, обеспечивают нормальную работу центральной нервной системы.
  3. Стрессы, нервное и эмоциональное переутомление. При таких состояниях блокируются физиологические процессы, связанные с памятью. При затяжном стрессе информация не запоминается вовсе.
  4. Хроническое недосыпание. Во время сна синтезируются новые клетки. Если человек постоянно не высыпается, мозг не успевает восстанавливаться, нарушается процесс запоминания и воспроизведения информации.
  5. Злоупотребление вредной пищей. В еде с пищевыми красителями содержится алюминий. Вещество накапливается в организме, плохо выводится. Результат – ухудшение памяти, мышления, внимания.
  6. Напитки с кофеином. Постоянная стимуляция мозга приводит к снижению памяти.
  7. Отравление свинцом, ртутью, другими тяжелыми металлами.
  8. Длительный и бесконтрольный прием транквилизаторов, седативных и антигистаминных препаратов, нейролептиков. Негативно на работу мозга влияют холинолитики, антидепрессанты, барбитураты.

Курение разрушает мозг. Заядлые курильщики страдают от проблем с памятью, ухудшается способность к восприятию новой информации, логическое мышление. В равной степени опасно активное и пассивное курение, показатели памяти снижаются на 25-30%.

Ежедневное употребление 36 г чистого спирта приводит к раннему ухудшению памяти. Но и полный отказ от алкоголя негативно влияет на работу мозга. Безопасно употреблять до 4 бокалов красного сухого вина в неделю.

Наркотики – нейротоксичные вещества, нарушают процесс получения, обработки и отправления информации. Даже при однократном употреблении часто возникают необратимые разрушения в серотониновой системе мозга.

Сопутствующие симптомы

Забывчивость, неспособность запоминать и воспроизводить информацию – не единственные признаки плохой памяти.

При каких симптомах нужно обратиться к врачу:

  • не усваивается информация, которая не имеет личного значения;
  • провалы в памяти – забываются большие или малые фрагменты из прошлого;
  • теряется грань между прошлым и настоящим;
  • беспокоят ложные воспоминания, частые приступы дежавю;
  • проблемы с краткосрочной памятью, человек не может вспомнить куда шел, отыскать нужную вещь;
  • сложности с сосредоточением, формулировкой мысли, поскольку не удается вспомнить нужное слово;
  • человек часто повторяется, путает дни недели месяцы;
  • повышенная тревожность из-за того, что невозможно вспомнить, закрыл ли дверь, выключил утюг, воду.

Нередко проблемы с памятью сопровождаются приступами мигрени, шумом в ушах, ухудшением слуха и зрения, нарушением сердечного ритма, хронической усталостью.

Как решить проблемы с памятью

Если память часто подводит, необходимо посетить невропатолога. После осмотра, сбора анамнеза и первичной диагностики может потребоваться консультация терапевта, нейропсихолога, психотерапевта, онколога.

Нейромониторинг начинается с оценки неврологического статуса. Врач проверяет работу черепно-мозговых нервов, определяет амплитуду движения глазных яблок, симметричность языка и зубного оскала, оценивает мимические и произвольные движения.

Проводят оценку слуха, зрения, обоняния, рефлексов, речи. Для диагностики расстройств памяти используют тесты, которые показывают способность запоминать и воспроизводить новую информацию. Для выявления нарушения когнитивных функций врач назначает общий и биохимический анализ крови, исследование спинномозговой жидкости, ЭЭГ, МРТ и КТ головного мозга. На основании результатов диагностики подбирают методы лечения, лекарственные препараты.

Профилактика

Память нужно ежедневно тренировать. Улучшить работу мозга помогут упражнения по методике Лоуренса Катца.

Как избежать проблем с памятью:

  1. Выполнять привычные действия с закрытыми глазами, ходить в темноте.
  2. Расчесываться, чистить зубы не ведущей рукой. Правшам левой, левшам правой.
  3. Учить стихотворения, иностранные языки, разгадывать кроссворды и логические задачи, играть в шахматы.
  4. Ограничить время просмотра телевизора, работы за компьютером.
  5. Повысить стрессоустойчивость – йога, медитация, регулярные физические нагрузки положительно влияют на психоэмоциональное состояние.
  6. Правильно питаться, отказаться от жирной и соленой пищи, сладостей.
  7. Своевременно делать прививки, лечить вирусные и бактериальные заболевания, укреплять иммунитет.
  8. Соблюдать питьевой режим. Мозг на 70-80% состоит из воды, поэтому остро реагирует на малейшее обезвоживание. Оптимальный объем при отсутствии противопоказания – 1,5-2 л чистой воды в сутки.

Не всегда проблемы с памятью свидетельствуют в молодом возрасте о серьезных болезнях. Попробуйте хорошо отдохнуть, выспаться, не нервничать, избавьтесь от вредных привычек. Включите в рацион продукты с высоким содержанием витамина B, не забывайте пить больше воды. Если улучшения не наблюдаются, обратитесь к специалисту, не стоит подбирать препараты для лечения самостоятельно.

 

Врач-невролог

 

Врач-невролог высшей квалификационной категории

Пулевая стрельба

Телефон СШОР по пулевой стрельбе ГБУ «МГФСО» Москомспорта: 8 (495) 390-33-76

Вид стрелкового спорта, в котором стрельба производится пулей из пневматических, малокалиберных и крупнокалиберных винтовок и пистолетов. Подразделяется на стрельбу из пистолета, винтовки, стрельбу из винтовки по движущейся мишени. Стрельба может выполняться лежа, стоя и с колена.

История
Стрелковый спорт — один из наиболее древних прикладных видов спорта. Он берет свое начало от состязаний в стрельбе из лука и арбалета. С появлением в середине XIV века огнестрельного оружия начались состязания по стрельбе, сначала из гладкоствольных ружей. А создание нарезного оружия обусловило развитие пулевой стрельбы. Соревнования в стрельбе из винтовки и пистолета были включены в программу первых Олимпийских игр 1896 г., а с 1897 года стали регулярно проводиться чемпионаты мира по пулевой стрельбе. В России стрелковый спорт начал развиваться с конца 19 века. Первые соревнования прошли в Хабаровске 25 мая 1898 г. на гарнизонном полигоне как, народные состязания. Они и послужили началом ежегодных первенств и чемпионатов России по отдельным видам оружия, и проведению регулярных призовых состязаний в армии. Россия впервые выступила на V Олимпийских играх в Стокгольме в 1912 г.

Польза
Если для представителей скоростно-силовых видов спорта физическая подготовка является ведущей в процессе тренировки, то пулевая стрельба предъявляет в этом смысле ограниченные требования, рассчитанные на оптимальное развитие таких специальных физических качеств, как координация и статическая выносливость.
Занятия стрельбой вырабатывают высокую эмоциональную устойчивость, так как нужный момент стрелок должен уметь сосредоточиться, отключиться от окружающей обстановки, подавлять непроизвольно возникающие мысли, не относящиеся к выполняемой работе.
Пулевая стрельба играет определенную роль как в физическом, так и в нравственном, морально-волевом становлении человека.
У школьников при занятии пулевой стрельбой развиваются следующие качества:

  • Психологическая активность
  • Внимание
  • Память
  • Эмоциональная устойчивость
  • Мышление
  • Волевые усилия

Психологическая активность тесно связана с вниманием. Внимание конкретно и не может быть направлено на большое количество объектов одновременно.
Занятия стрельбой строятся таким образом, чтобы психологическая активность была избирательной и, в зависимости от стадии выполнения каждого выстрела, внимание было сосредоточено на его элементах поочередно, в зависимости от его актуальности. Развивается вестибулярный аппарат и зрительный анализатор. Во время занятий и соревнований у школьников воспитываются дисциплинированность, ответственность, самостоятельность. С первого же занятия учеников приучают соблюдать меры безопасности при обращении с оружием, правил сбережения, осмотра оружия и подготовки его к стрельбе.

Правила
В пулевой стрельбе упражнения многообразны. Они выполняются из оружия, которое имеет различные технические и баллистические характеристики.
В России для каждого упражнения введена аббревиатура, две буквы которой обозначают вид оружия, а цифры — порядковый номер этого упражнения в национальной спортивной классификации по пулевой стрельбе.
ВП — пневматическая винтовка
МВ — малокалиберная винтовка
АВ — стандартная крупнокалиберная винтовка
ПВ — произвольная крупнокалиберная винтовка
ПП — пневматический пистолет
МП — малокалиберный пистолет
РП — револьвер-пистолет центрального боя.

В олимпийскую программу по стрельбе из винтовки входят 5 упражнений. Из них 2 женских (МВ-5, ВП-4) и 3 мужских (МВ-6, МВ-9, ВП-6). В программе по стрельбе из пистолета также разыгрывается 5 комплектов медалей. Из них 2 женских (МП-5, ПП-2) и 3 мужских (МП-6, МП-8, ПП-3).

Малокалиберная винтовка
Упражнение МВ-5 (женщины): стрельба из трёх положений (лёжа, стоя и с колена), 60 выстрелов (по 20 из каждого положения), дистанция 50 метров, мишень № 7 (диаметр чёрного круга 112,4 мм, диаметр «десятки» 10 мм). Для каждого положения даётся по 4 пробных мишени, количество пробных выстрелов не ограничено. Время на выполнение упражнения — 2 часа 15 минут.
Упражнение МВ-6 (мужчины): стрельба из трёх положений (лёжа, стоя и с колена), 120 выстрелов (по 40 из каждого положения), дистанция 50 метров, мишень № 7. Для каждого положения даётся по 4 пробных мишени (количество пробных выстрелов не ограничено). Время на стрельбу лёжа — 45 минут, на стрельбу стоя — 1 час 15 минут и на стрельбу с колена — 1 час. При этом перерыв при смене положений должен быть не более 10 минут.
Упражнение МВ-9 (мужчины, женщины): стрельба лёжа, 60 выстрелов, дистанция 50 метров, мишень № 7. 4 пробных мишени, количество пробных выстрелов не ограничено. Время на выполнение упражнения — 1 час 15 минут.

Пневматическая винтовка
Упражнения ВП-4 (женщины): стрельба стоя, 40 выстрелов, дистанция 10 метров, мишень № 8 (диаметр чёрного круга 30,5 мм, размер «десятки» 0,5 мм). На упражнение даётся 4 пробные мишени, количество пробных выстрелов не ограничено. Время на выполнение упражнения 1 час 15 минут.
Упражнение ВП-6 (мужчины): стрельба стоя, 60 выстрелов, дистанция 10 метров, мишень № 8. На упражнение даётся 4 пробные мишени, количество пробных выстрелов не ограничено. Время на выполнение упражнения 1 час 45 минут.

Малокалиберный пистолет
Упражнение МП-5 (женщины):Стандартный пистолет. Упражнение МП-5 состоит из двух частей, которые последовательно выполняются одно за другим. Первая часть — упражнение МП-4 (дистанция 25 метров, мишень № 4 (диаметр чёрного круга 200 мм, диаметр «десятки» 50 мм), 5 пробных и 30 зачётных выстрелов (6 серий по 5 выстрелов). На выполнение пробной серии даётся 5 минут, на выполнение зачётных серий даётся по 5 минут на серию). Вторая часть — упражнение МП-2, стрельба по появляющейся мишени (дистанция 25 метров, мишень № 5 (диаметр чёрного круга 500 мм, диаметр «десятки» 100 мм), 5 пробных и 30 зачётных выстрелов (6 серий по 5 выстрелов). Время на один выстрел — 3 секунды, время между появлениями мишени — 7 секунд). Упражнения МП-5, как правило, выполняется в течение одного дня, перерыв между окончанием первой половины и началом второй должен быть не менее 30 минут.
Упражнение МП-6 (мужчины): Произвольный пистолет. Дистанция 50 метров, 60 выстрелов, мишень № 4. Количество пробных выстрелов не ограничено. На выполнение упражнения даётся 2 часа.
Упражнение МП-8 (мужчины): Стандартный пистолет. Упражнение МП-8 состоит из двух упражнений МП-7 (дистанция 25 метров, мишень № 5, 5 пробных и 30 зачётных выстрелов (6 серий по 5 выстрелов). На пробную серию даётся 8 секунд. Зачётные серии выполняются в следующем порядке: 2 серии по 8 секунд, 2 серии по 6 секунд, 2 серии по 4 секунды). Упражнения МП-8 выполняются, как правило, в течение двух дней. Перерыв между окончанием первой половины упражнения и началом второй должен быть не менее 30 минут.

Пневматический пистолет
Упражнение ПП-1: дистанция 10 метров, мишень № 9 (диаметр чёрного круга 59,5 мм, диаметр «десятки» 11,5 мм). 20 зачётных выстрелов, количество пробных выстрелов не ограничено. (Олимпийской дисциплиной не является)
Упражнение ПП-2: дистанция 10 метров, мишень № 9 (диаметр чёрного круга 59,5 мм, диаметр «десятки» 11,5 мм). 40 зачётных выстрелов, количество пробных выстрелов не ограничено. Время на выполнение упражнения 1 час 15 минут.
Упражнение ПП-3: дистанция 10 метров, мишень № 9. 60 зачётных выстрелов, количество пробных выстрелов не ограничено. Время на выполнение упражнения 1 час 45 минут.

 Помимо олимпийских упражнений существует и множество других. МВ-9 Ж, АВ-5, ВП-6, РП-5, МП-10 и т.д.

Битва за ребенка | Retail.ru

Недетские игры с детьмПродукт, маркетинг, брендинг и реклама на реальных рынках так сильно переплетены, что рассматривать одну Вот и сейчас решили писать о маркетинге детских пищевых продуктов, а цепочка протянулась от персонажей из мультфильмов к общей теории эмоций человека. Слишком все запутано в речах тех, кто занимается маркетингом. И слишком многое надо рассказать, чтобы читатель прекратил мечтать о несбыточном, не забивал голову ерундой, которую генерируют деятели маркетинга и, что самое важное для нас, понял логику процесса и смог действовать эффективно. Основная тема данной статьи – брендинг детских продуктов. Вторая тема – эмоции и их роль в маркетинге вообще. Первая тема поможет делать верные шаги в детском маркетинге, вторая – избежать шагов неверных в маркетинге взрослом. Что важнее –решайте сами.

Дети – это не маленькие взрослые! Чистые глазенки юных потребителей таят в себе немало коварства. Может показаться, что работать с детьми просто: достаточно сделать яркую упаковку, «встать» в прикассовой зоне и эти милые создания испортят немало крови своим родителям, требуя все, что попадается им на глаза. Однако история знает немало опровержений такого подхода. Дети действительно маленькие люди. Им свойствен практически весь набор взрослых мотивов, кроме сексуальных (с чем психологи поспорят, но мы ограничимся сферой потребления). Дети выстраивают свои иерархии почти как взрослые. Они исследуют мир, заботятся (пусть и не всегда адекватно) о тех, кто им близок, нуждаются в принадлежности к группе. Им не чужд гедонизм, не чужда и экономия своих сил (лень). Соответственно, любой сильный бренд (если это бренд, конечно, а не нечто непонятное на полке) должен интегрироваться в систему мотивации этих маленьких людей, результатом чего должна явиться приверженность к покупке. Или хотя бы попытки склонить родителей к покупке того, чего им хочется. Однако попробуйте построить бренд по «взрослым» лекалам или сделать рекламу такую же, как для взрослых. Вас ждет неминуемый провал. Мотивация – почти «взрослая», а вот путь к реализации мотивов – другой. Детский. На этом обжигались даже очень крупные производители. В чем причина? В эмоциях. В цепочке реализации потребности, которая должна привести к выбору или хотя бы желанию покупки, у детей гипертрофирована роль эмоций. Это кардинально меняет дело. Впрочем, немало маркетологов в развитии интеллекта недалеко ушли от уровня дошкольного возраста. Другими причинами, наверное, и не объяснить то, что они пытаются привлечь взрослых по той же схеме, по которой нужно привлекать детей. Но обо всем по порядку. И начнем мы с описания системы эмоций человека вообще – иначе логику поведения не объяснить.

Теории эмоций человека Надо признать, что психология хотя и богата на количество теорий эмоций, но единой картины так и не создала. Поэтому, подобно системе потребностей человека, общую картину эмоциональной системы  нам пришлось склеивать самостоятельно из разрозненных фрагментов, которые показались достойными упоминания и пригодными для нашей цели. Вообще начнем с того, что эмоции не самоценны и не могут быть таковыми, пусть наши оппоненты провозглашают обратный подход. Эмоции вызываются биохимическими процессами в организме и являются, по сути, побочным эффектом. Но поскольку биохимия процессов нам не нужна, отдельно рассматривать ее не станем. И под «эмоциями» будем понимать весь процесс в целом: выброс в кровь соответствующих гормонов и реакция на них организма в целом и психики в частности, что дает то эмоциональное состояние, которое знакомо каждому человеку, – и что более важно – причинно-следственную связь элементов. Итак, эмоции непосредственно связаны с мотивацией и поведением человека. Понятно, что задача эмоций состоит совсем не в том, чтобы мы грустили или радовались. Эмоции возникли и развились в ходе эволюции как инструменты, обеспечивающие выживание индивида или группы (теория Анохина). Задачи эмоций просты – подкрепление нужного действия или же прекращение действия ненужного. Следует абстрагироваться от моральных критериев оценки, то есть избегать деления эмоций на «позитивные» или «негативные». Имеет смысл использовать дихотомию «стеничность» – «астеничность», то есть влияние на поведенческую активность – поощрение действия или его отмену. Соответственно, стеничные эмоции (радость, удовольствие, гнев, страх) стимулируют нужные действия (продолжать делать что-то, нападать, убегать). Астеничные (уныние, грусть), в свою очередь, заставляют отказаться от деятельности (прекратить делать что-то). Очевидно, что эмоции напрямую связаны с базовыми потребностями человека (инстинктами) как врожденными поведенческими программами и также являются врожденными. Однако человек – еще и мыслящее существо. Поэтому эмоции вызываются не только реальными ситуациями и людьми, но и воображаемыми, а также другой умственной деятельностью, которая является производной от прошлого опыта (теория Арнольд). Прошлый опыт интегрируется в систему мотивации, и «неразборчивая» психика воспринимает мысль как реальную ситуацию и также включает эмоциональный механизм. Аналогично происходит и с воображаемой ситуацией, которая может и не быть связанной с прошлым опытом, а понимается на уровне инстинкта (сцена драки или секса в кино, например). Для психики вообще нет существенной разницы между воображаемым и реальным. Вам, скажем, нахамили, прошел час, а вы до сих пор прокручиваете обидную ситуацию и кипите внутри. Реального раздражителя нет, а эмоция есть, так как она порождается уже вашими мыслями. Механизм включился и требует действия, а вы его подпитываете. Еще показательный пример – поведение спортивного болельщика: возможно, что зритель никогда и не участвовал в соревнованиях по биатлону, но явное соперничество на экране включает потребность и заставляет активно сопереживать вплоть до физических действий. Однако и это не все. Эмоциональные реакции задействуют ресурс организма, поэтому в психике предусмотрена и блокировка эмоций, иначе наступает стрессовое состояние, эмоциональное «выгорание». Блокировка происходит на основании оценочных механизмов (теория Симонова), когда оценивается вероятность реализации потребности. Эмоции живут «здесь и сейчас» и не имеют отложенного действия. В случае невозможности реализации потребности эмоциональное возбуждение гасится. Небольшая ремарка: мы не затрагивали так называемую эмоциональную оценку, т.е. иррациональную логику выбора из двух кажущихся альтернатив. Эта тема не менее интересна, но ее роль в выборе существенно ниже. Мы же говорим о ключевых понятиях, применительно к выбору – о решении «покупать» или «не покупать».

Миф об эмоциях в маркетинге Теперь вернемся к нашему маркетингу с рекламой. Понятно, что возбуждать базовые потребности (они же инстинкты – врожденные поведенческие программы) напрямую в массовых коммуникациях невозможно. Реклама не дает реального раздражителя, это виртуальный раздражитель, вызывающий мысль, а через это уже эмоции. Но реклама – раздражитель сильный. Потребности можно возбудить через апелляции к прошлому опыту или через моделирование ситуации в воображении, связанной с врожденной поведенческой программой (инстинктом). Разумеется, эмоциональное состояние при актуализированной потребности возникает незамедлительно. И пусть реальная ситуация далека от возбуждающей потребности, виртуальный раздражитель сработал и механизм запустился. Вызвать эмоцию рекламой несложно, ведь в основной массе ситуаций жизнь представителей конкретной социодемографической группы совпадает, соответственно, апеллировать к прошлому опыту проще простого. С инстинктами еще примитивнее, их набор невелик и интуитивно ясен (наша модель включает 8 потребностей, например). Итак, эмоция возникла, но включился оценочный механизм или изменилась картинка на экране – эмоция погасла. При посещении магазина она сама собой не возникнет – ситуация изменилась и уже не располагает. На так называемую «эмоциональную память» надежда слаба – не той силы раздражитель, не той силы эмоция, к тому же действуют оценочные механизмы. Так что вызывать эмоции в рекламе – занятие абсолютно пустое. Притом в любой рекламе, отстоящей от сиюминутного принятия решения и покупки. Эмоции, по идее, нужно вызывать тогда, когда требуется немедленное действие, т.е. в точке продаж. Но здесь проявляется другая проблема – состояние человека и организация самой точки продаж не располагают к тому, чтобы настолько увлечь потребителя и включить цепь «актуализация потребности – запуск эмоции», ведущую к покупке чего-то конкретного. Если человека поставить перед большим экраном и прокрутить ему ролик, вызывающий нужное эмоциональное состояние (опять же связанное с нужной потребностью, а не произвольное), он, скорее всего, купит. Но, увы, это утопия. К тому же рекламисты едва ли смогут снять нечто подобное в силу ряда причин. Из работоспособных вариантов использования эмоций для стимулирования покупки остаются только три: 1. Очень дорогостоящая и очень продуманная акция, содержащая в себе шоу, возбуждающая нужные потребности и немедленную (очевидно – недешевую) покупку. И кстати, это случается. По такой схеме вовлекают людей в свои секты некоторые манипуляторы или сторонники многоуровневого маркетинга (во многом та же секта), так обманывают своих жертв «лохотронщики». Нечто похожее бывает на автошоу. А вот для массового FMCG -рынка это, конечно же, утопия в силу несопоставимости затрат и отдачи. 2. Личные контакты (прямые продажи), ведь в них также могут включаться инстинкты и как следствие – эмоциональная реакция. Поэтому мастерство продавца (и его внешность в том числе) значит много. Правда, в маркетинге и рекламе это уже имеет отношение не к массовым коммуникациям, а к BTL-акциям. Работоспособность семплинга, к примеру, не вызывает сомнений (как минимум на время проведения акции). И рост продаж, который возникает во время акций, вызван именно эмоциями, т.е. не продуктом и не его рекламой, а тем, что потребитель начинает ощущать себя «должным» сделать что-то в ответ – чисто эмоциональная реакция. Вот, собственно, и все варианты использования эмоций в маркетинге. Эмоциональная реклама не работает – надеюсь, мы это вполне логично объяснили. Ну а жалкие попытки сделать «эмоциональный» логотип вообще никуда не годятся и ни к какому результату привести не могут – слишком уж слаб раздражитель. Одно дело – вы окажетесь в комнате с красными стенами, другое – увидите маленький красный кружочек на упаковке. Поэтому цветовой брендинг, маркетинг и т.п. – чистой воды шарлатанство. Но продолжим с эмоциями.

Мы не зря сказали о трех вариантах работы. Третий вариант – те самые детские продукты, причины потребления которых вызываются только эмоциями без какой-либо примеси здравого смысла. Ребенок, в силу своей детской непосредственности, не имеет достаточно развитых механизмов оценки и торможения эмоций. И чем моложе наш потребитель, тем слабее механизмы оценки и торможения, тем сильнее роль эмоции. Верно и обратное: чем старше становится ребенок, тем сильнее включаются механизмы оценки и торможения эмоций. Полным ходом идет процесс взросления и социализации. Подростки также м огут хватать «яркое» и «необычное», но здравый смысл и взрослые схемы мотивированного поведения все чаще берут верх. А там уже бал правят не эмоции, а ценности, не ощущения, а мысли. Но вот дети…

Эти недетские детские эмоции Эмоции у детей вспыхивают мгновенно. Но, как мы уже обозначили выше, эмоции возникают не на пустом месте. Они следствие актуализации какой-либо из потребностей. За словами «хочу это, мама, купи немедленно» стоят все те же актуализированные, возбужденные потребности. Да, у ребенка их актуализировать проще. Но делать это придется. Как? Здесь работают те же три варианта, что и для взрослых: реальный раздражитель, виртуальная апелляция к инстинкту или виртуальная апелляция к прошлому опыту. Реальный раздражитель: если перед ребенком в магазине устроить шоу – результат будет. Но едва ли экономически это целесообразно. Попытка актуализировать потребности через виртуальные, воображаемые раздражители также реалистична. Однако это требует достаточно крупного размера раздражителя, чтобы ребенок, внимание которого рассеянно, накопил в себе критическую массу информации и, наконец, захотел рекламируемый продукт. В переводе на язык торгового маркетинга этот подход требует значительного числа рекламной продукции в точке продаж. Притом продукции крупной, яркой, заметной, наподобие рекламы кинофильмов с картонными героями в натуральную величину и др. Таким образом, мероприятие опять становится чрезмерно дорогостоящим, потому и неинтересным. Остается последний вариант – апелляции к прошлому опыту. И это является самым действенным вариантом. Прошлый опыт каждого человека является уникальным. И дети не исключение. Но есть масса событий, которые встречаются у всех представителей каких-либо взрослых групп. Есть такие события и у детей, притом они также идентичны для всех представителей группы – это потребление медиапродуктов: фильмов и мультфильмов, с яркими, запоминающимися персонажами. Апеллировать к индивидуальному прошлому опыту ребенка невозможно, как невозможно показать в рекламе мать, которая воспринималась бы ребенком в большей степени матерью, нежели родная, которая здесь и сейчас держит его за руку. Но апеллировать к воспоминаниям, которые присущи в неизменном виде почти всей детской аудитории, проще простого. Для этого достаточно показать популярного мультипликационного героя, и схема «потребность-эмоция-действие» включится. Ребенок раскрыв рот смотрел на похождения придуманного персонажа, сопереживал ему и запомнил его. И, увидев этого персонажа на упаковке продукта, он жаждет повторения и требует купить. У взрослых же подобная «эмоциональная память» существенно слабее, если мы, конечно, не говорим о связи со значимыми событиями в жизни, но это индивидуальный опыт, который не просчитывается. Ребенок очень далек от того, чтобы купить некую упаковку с каким-то персонажем потому, что он «понравился». Ребенок выберет упаковку со знакомым персонажем, которого он видел ранее. Поэтому права на использование известных мультперсонажей и стоят так дорого – знакомство детей с ними слишком легко конвертируется в наличные. Размещение героя известного мультфильма на упаковке работает всегда! Еще одним эффективным вариантом является создание собственного персонажа, который также будет размещаться на упаковке с уже означенными целями. Но здесь надо понимать – сам факт наличия какого-то персонажа не решает почти ничего. Этот персонаж должен быть узнаваем и связан опять же с ситуациями реализации потребностей. Не зря в рекламе мы видим приключения кролика «Квики» от Nesquik, «Рыжего апа» от «Вимм- Билль-Данн» или Честера, который любит «Cheetos». Впрочем, этот вариант имеет свои плюсы и минусы: плюс – в эксклюзивности, а минус – в огромных бюджетах, ведь персонаж должен быть узнаваем. Ребенку не нужны продукты, ему нужны впечатления. И в наше время, когда магазины завалены всевозможными детскими продуктами, ребенок, как и взрослый, становится все более разборчивым. И на неизвестных, пусть и очень «прикольных» персонажей не покупается. Впрочем, очередной самодовольный рекламист скажет, что он и так все это знает. Неужели? Вот реальный пример. В 2006 году в компании Pepsico решили расширить линейку популярного сока Tropicana и выпустить вариант для детей “Tropicana Go!”. Исполняло заказ «Брендинговое» агентство Soldis. «В ходе работ по созданию образа бренда было принято решение взять за основу концепции образ героя, способный привлечь внимание и вызвать интерес потенциальных потребителей. Анализ популярных у целевой аудитории кино-, TV, мультипликационных фильмов, а также компьютерных игр и рекламных роликов позволил агентству выделить любимых детских персонажей, классифицировать их по стилю поведения и визуальному образу и создать своеобразные «матрицы героев». Совместный с заказчиком анализ полученных матриц позволил сформировать оригинальный образ героя-суперчеловека, живущего в виртуальном, фантастическом пространстве. Далее агентством было проведено специализированное исследование, в ходе которого будущие потребители – дети – рисовали супергероев. Цель исследования заключалась в достижении четкого понимания того, как дети представляют супергероя, какой именно образ максимально отвечает их ожиданиям и предпочтениям. Полученные результаты помогли сформулировать тот вектор, по которому велась дальнейшая разработка эскизов героя. Героя назвали «Слешем», а на пачках стали писать о «приходе Слеша». После чего началось активное продвижение – он-лайн и комиксы. Звучит красиво. Но через полгода после запуска «Tropicana Go!» распродавался в розничных сетях в стиле «избавление от складских остатков». Это был быстрый и яркий провал, причины которого достаточно очевидны с высоты озвученных идей. Дети не воспринимают собирательных образов, дети предельно конкретны. Некий неизвестный «герой» – это ни о чем не говорит для ребенка, что бы ни вещали деятели рекламного мира о своих любимых архетипах. Комиксы и он-лайн игры были всего лишь поддерживающими акциями, а для продвижения этого «Слеша» требовались прямые, массированные акции, связанные с кинопродукцией или иными медиасредствами. Стал бы герой популярен – пошел бы в продаже и продукт. Но это немалые затраты, которых в Pepsico решили избежать. Результат известен. Рекламно-маркетинговый мир становится все более сложным. А рынок продуктов питания, ориентированных на детскую аудиторию, является, наверное, самым сложным. Мы не знаем других способов эффективной работы на сложных рынках кроме растущего понимания человеческой природы. Это непросто, но необходимо. В противном случае все ухищрения будут иметь результативность ниже самой нечестной лотереи. Поэтому мы и рассказали столько о человеке, его эмоциях и прочих вещах, которые могут показаться далекими от магазинных полок, мерчендайзинга, POS и проч. Но это самое близкое. Никогда не забывайте – настоящий рынок находится в голове потребителя. Остальное – лишь следствие.

Виктор Тамберг, Андрей Бадьин

Статья была опубликована в журнале «Продвижение Продовольствия. Prod&@Prod» 2010

http://www.prod-prod.ru/

www.habeas.ru

Почему воспоминания, связанные с эмоциями, так сильны? — ScienceDaily

Воспоминания, связанные с сильными эмоциями, часто остаются в мозгу.

Большинство людей могут вспомнить, где они были 11 сентября или какой была погода в день рождения их первого ребенка. Воспоминания о мировых событиях 10 сентября или обеде в прошлый вторник давно стерты.

Почему воспоминания, связанные с эмоциями, так сильны?

«Логично, что мы не все запоминаем», — говорит Рене Хен, доктор философии, профессор психиатрии и неврологии Колледжа врачей и хирургов Вагелоса Колумбийского университета.«У нас ограниченные возможности мозга. Нам нужно только помнить, что важно для нашего будущего благополучия».

Страх в этом контексте — это не просто сиюминутное чувство, но и обучающий опыт, имеющий решающее значение для нашего выживания. Когда новая ситуация вызывает у нас страх, мозг записывает детали в наши нейроны, чтобы помочь нам избежать подобных ситуаций в будущем или проявить соответствующую осторожность.

Что до сих пор остается загадкой, так это то, почему эти воспоминания, записанные гиппокампом мозга, становятся такими сильными.

Чтобы выяснить это, Хен и Джессика Хименес, докторант Колумбийского университета, поместили мышей в новую, пугающую среду и записали активность нейронов гиппокампа, которые достигают центра страха мозга (миндалины). Активность нейронов также была записана днем ​​позже, когда мыши пытались восстановить воспоминания об опыте.

Неудивительно, что нейроны, которые реагируют на пугающую среду, отправляют эту информацию в центр страха мозга.

«Что было удивительно, так это то, что эти нейроны были синхронизированы, когда мышь позже вспомнила, — говорит Хен.

«Мы увидели, что именно синхронность важна для установления памяти о страхе, и чем выше синхронность, тем сильнее память», — добавляет Хименес.«Это типы механизмов, которые объясняют, почему вы помните важные события».

Как и когда происходит синхронизация, пока неизвестно, но ответ может раскрыть внутреннюю работу мозга, которая создает воспоминания на всю жизнь и приведет к новым методам лечения посттравматического стрессового расстройства.

«У людей с посттравматическим стрессовым расстройством многие похожие события напоминают им исходную пугающую ситуацию, — говорит Хен, — и возможно, что синхронизация их нейронов стала слишком сильной».

«Мы действительно пытаемся разобраться в механизмах формирования эмоциональных воспоминаний, чтобы найти лучшее лечение для людей с посттравматическим стрессовым расстройством и расстройствами памяти в целом.«

Рассказ Источник:

Материалы предоставлены Медицинским центром Ирвинга Колумбийского университета . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

нейробиологов обращают вспять эмоциональные ассоциации воспоминаний | MIT News

С большинством воспоминаний связаны какие-то эмоции: воспоминания о неделе, которую вы только что провели на пляже, вероятно, заставляют вас чувствовать себя счастливым, а размышления о том, как над вами издеваются, вызывают больше негативных чувств.

Новое исследование нейробиологов Массачусетского технологического института раскрывает мозговую цепь, которая контролирует, как воспоминания связываются с положительными или отрицательными эмоциями. Кроме того, исследователи обнаружили, что они могут обратить вспять эмоциональную ассоциацию определенных воспоминаний, манипулируя клетками мозга с помощью оптогенетики — метода, который использует свет для управления активностью нейронов.

Результаты, описанные в выпуске журнала Nature от 27 августа, продемонстрировали, что нейронная цепь, соединяющая гиппокамп и миндалевидное тело, играет решающую роль в ассоциации эмоций с памятью.По словам исследователей, эта схема может стать мишенью для новых лекарств для лечения таких состояний, как посттравматическое стрессовое расстройство.

«В будущем можно будет разработать методы, которые помогут людям запоминать положительные воспоминания сильнее, чем отрицательные», — говорит Сусуму Тонегава, профессор биологии и нейробиологии Picower, директор Центра нейронной цепи RIKEN-MIT. Генетика в Институте обучения и памяти Пикауэра Массачусетского технологического института, старший автор статьи.

Ведущими авторами статьи являются Роджер Редондо, постдок Медицинского института Говарда Хьюза в Массачусетском технологическом институте, и Джошуа Ким, аспирант биологического факультета Массачусетского технологического института.

Сдвиг воспоминаний

Воспоминания состоят из множества элементов, которые хранятся в разных частях мозга. Контекст воспоминания, включая информацию о месте, где произошло событие, хранится в клетках гиппокампа, а эмоции, связанные с этим воспоминанием, находятся в миндалевидном теле.

Предыдущие исследования показали, что многие аспекты памяти, включая эмоциональные ассоциации, податливы. Психотерапевты воспользовались этим, чтобы помочь пациентам, страдающим депрессией и посттравматическим стрессовым расстройством, но нейронные схемы, лежащие в основе такой податливости, неизвестны.

В этом исследовании исследователи намеревались изучить эту податливость с помощью недавно разработанной экспериментальной техники, которая позволяет им помечать нейроны, которые кодируют определенную память или инграмму. Для этого они маркируют клетки гиппокампа, которые включаются во время формирования памяти, светочувствительным белком, называемым каналомродопсином. С этого момента каждый раз, когда эти клетки активируются светом, мыши вспоминают память, закодированную этой группой клеток.

В прошлом году лаборатория Тонегавы использовала эту технику для имплантации или «введения» ложных воспоминаний мышам путем реактивации инграмм, в то время как мыши подвергались другому опыту.В новом исследовании исследователи хотели выяснить, как контекст воспоминания становится связанным с определенной эмоцией. Во-первых, они использовали свой протокол маркировки инграмм, чтобы пометить нейроны, связанные либо с положительным опытом (для мышей-самцов, общение с самкой мыши), либо с неприятным опытом (легкий электрический шок). В этой первой серии экспериментов исследователи обозначили клетки памяти в части гиппокампа, называемой зубчатой ​​извилиной.

Два дня спустя мышей поместили на большую прямоугольную арену.В течение трех минут исследователи записывали, какую половину арены предпочитают мыши. Затем для мышей, получивших кондиционирование страха, исследователи стимулировали меченые клетки в зубчатой ​​извилине светом всякий раз, когда мыши переходили в предпочтительную сторону. Вскоре мыши начали избегать этой области, показывая, что реактивация воспоминаний о страхе прошла успешно.

Воспоминание о вознаграждении также могло быть реактивировано: для мышей, которые были обусловлены вознаграждением, исследователи стимулировали их светом всякий раз, когда они переходили в менее предпочтительную сторону, и вскоре они стали проводить там больше времени, вспоминая приятные воспоминания.

Пару дней спустя исследователи попытались изменить эмоциональные реакции мышей. Для мышей-самцов, которые изначально получали кондиционирование страха, они активировали клетки памяти, участвующие в воспоминаниях о страхе, светом в течение 12 минут, в то время как мыши проводили время с самками. У мышей, которые изначально получали кондиционирование в виде вознаграждения, клетки памяти активировались, когда они получали легкий электрический ток.

Затем исследователи снова поместили мышей на большую двухзонную арену.На этот раз мыши, которые изначально были обусловлены страхом и избегали той стороны камеры, где их гиппокампальные клетки были активированы лазером, теперь начали проводить больше времени на той стороне, когда их гиппокампальные клетки были активированы, показывая, что приятная ассоциация заменил страшный. Этот поворот также произошел у мышей, которые перешли от поощрения к условию страха.

Измененные связи

Затем исследователи провели ту же серию экспериментов, но пометили клетки памяти в базолатеральной миндалине, области, участвующей в обработке эмоций.На этот раз они не смогли вызвать переключение, реактивировав эти клетки — мыши продолжали вести себя так, как они были обусловлены, когда клетки памяти были впервые помечены.

Это говорит о том, что эмоциональные ассоциации, также называемые валентностями, закодированы где-то в нейронной цепи, которая соединяет зубчатую извилину с миндалевидным телом, говорят исследователи. Испуганный опыт усиливает связи между инграммой гиппокампа и кодирующими страх клетками миндалины, но эта связь может быть ослаблена позже, когда между гиппокампом и клетками миндалины образуются новые связи, которые кодируют положительные ассоциации.

«Пластичность связи между гиппокампом и миндалевидным телом играет решающую роль в переключении валентности памяти», — говорит Тонегава.

Эти результаты показывают, что, хотя клетки зубчатой ​​извилины нейтральны по отношению к эмоциям, отдельные клетки миндалины предварительно настроены кодировать страх или вознаграждать память. В настоящее время исследователи пытаются обнаружить молекулярные сигнатуры этих двух типов клеток миндалины. Они также изучают, влияет ли реактивация приятных воспоминаний на депрессию, в надежде определить новые мишени для лекарств для лечения депрессии и посттравматического стрессового расстройства.

Дэвид Андерсон, профессор биологии Калифорнийского технологического института, говорит, что это исследование вносит важный вклад в фундаментальное понимание нейробиологами мозга, а также имеет потенциальное значение для лечения психических заболеваний.

«Это образец современных методов, основанных на молекулярной биологии, для анализа процессов, таких как обучение и память, на уровне нейронных схем. «Это одно из самых сложных исследований такого типа, которое я когда-либо видел», — говорит он.

Исследование финансировалось Институтом исследований мозга RIKEN, Медицинским институтом Говарда Хьюза и фондом JPB.

Эмоциональная память — Scholarpedia

Рисунок 1: Эмоциональные воспоминания и воспоминания об эмоциях. Слева: формирование эмоциональных воспоминаний. Эмоциональные события обрабатываются сенсорными системами, а затем передаются в среднюю височную долю для формирования четкой памяти об эмоциональной ситуации и в миндалину для формирования эмоциональной памяти.Когда сигнал из памяти возникает и обрабатывается сенсорной системой, он приводит к извлечению сознательной памяти об эмоциональном событии в средней височной доле, но приводит к выражению эмоциональных реакций при извлечении в миндалевидном теле.

Мы особенно хорошо помним важные моменты жизни. Эмоциональные переживания, хорошие или плохие, оставляют сильные следы в мозгу. Когда-то считалось, что в мозгу есть одна система памяти. Однако теперь мы знаем, что воспоминания формируются в различных системах, которые можно условно разделить на две большие категории: системы, поддерживающие сознательную память (т. е. системы явной памяти) и системы, которые хранят информацию бессознательно (то есть системы неявной памяти). Воспоминания об эмоциональных ситуациях часто хранятся в системах обоих типов (рис. 1).

Имплицитная эмоциональная память лучше всего понимается с помощью исследований Павловского кондиционирования страха

Рисунок 2: Обусловленность страха. Обуздание страха происходит в три фазы. В процессе привыкания крыса акклиматизируется в камере. Никаких стимулов не предъявляется. Во время кондиционирования тональный условный стимул (CS) сочетается с безусловным стимулом от удара стопой (US).Затем тестирование включает представление CS без США на следующий день. Обычно крыса проявляет реакцию освобождения на CS во время теста. Если крысы получали непарные презентации CS и US во время кондиционирования, они мало замерзали по отношению к CS, указывая на то, что они не пришли, чтобы ассоциировать CS с США.

Большая часть нашего понимания нейронных систем, которые обрабатывают эмоциональные стимулы и реагируют на них, пришла из исследований, в которых в качестве поведенческой парадигмы использовались условные рефлексы по Павлову (рис. 2).При кондиционировании страха субъект получает нейтральный условный раздражитель (CS), обычно тон, за которым следует отталкивающий безусловный раздражитель (US), обычно удар ногой. После одной или, максимум, нескольких пар CS начинает вызывать условные эмоциональные реакции, которые естественным образом возникают в присутствии угрожающих стимулов, таких как хищники. Обусловленные эмоциональные реакции включают изменения в поведении, вегетативной нервной системе (ВНС) и гормональной активности, вызванные CS после кондиционирования по сравнению с предыдущими.Обуздание страха использовалось для изучения механизмов обучения и памяти мозга как у животных, так и у людей. У людей ответы ВНС обычно поддаются измерению. CS вызывает реакцию ВНС у людей, даже если она замаскирована, и, таким образом, не позволяет проникнуть в сознание во время кондиционирования или тестирования. Это указывает на то, что кондиционирование страха — это неявная форма обучения и памяти.

Схема, лежащая в основе обусловливания страха, подробно отображена (рис. 3).Пути, обрабатывающие CS (слуховые пути) и US (болевые пути), сходятся в латеральном ядре миндалевидного тела (LA) и некоторых других областях. Конвергенция CS-US в LA инициирует синаптическую пластичность, приводя к формированию усвоенной ассоциации между двумя стимулами. Когда CS возникает позднее, он восстанавливает ассоциативную память в LA. Затем активность в ЛП передается в центральную миндалину, которая затем соединяется с областями гипоталамуса и ствола мозга, которые контролируют поведенческие, ВНС и гормональные реакции, которые помогают организму справиться с угрозой.Пластичность возникает в других областях миндалины, таких как базальное и центральное ядра. Обсуждается, зависят ли эти изменения от латерального ядра или могут быть независимыми.

Рисунок 3: Нейронная цепь кондиционирования страха. Обусловливание страха происходит в мозгу посредством модификации обработки звукового условного раздражителя соматосенсорным безусловным раздражителем. Как показано, CS и US сходятся в боковой миндалине (LA), которая получает входы CS и US как из таламической, так и из кортикальной областей. Затем LA связывается с центральной миндалиной (CE) как напрямую, так и через другие области миндалины, включая базальное ядро ​​(B) и интеркалированные образования (ITC). CE соединяется со стволом мозга и областями гипоталамуса, которые контролируют выражение реакций страха, включая замораживание (опосредованное центральным серым цветом, CG), ответы вегетативной нервной системы (ANS) (опосредованные боковым гипоталамусом, LH) и гормональные реакции ( опосредовано паравентрикулярным гипоталамусом). Рисунок 4: Модель консолидации памяти о страхе в боковой миндалине (LA).(1) Приобретение и формирование кратковременной памяти (STM) условного рефлекса страха требует событий с постсинаптической плотностью, включая активацию рецепторов NMDA, метаботропных рецепторов глутамата (mGluR5), кальмодулинкиназы (CaMKII) и, возможно, протеинкиназы. C (PKC). И CaMKII, и PKC могут вносить вклад в STM, влияя на проводимость NMDAR и рецепторов AMPA. (2) Формирование долговременной памяти (LTM) при кондиционировании страха требует активации рецепторов TrkB, потенциалзависимых кальциевых каналов L-типа (VGCC) и сигнального пути циклического AMP (цАМФ) -протеинкиназы A (PKA). Считается, что каждый из этих путей сходится с ERK, который, как полагают, способствует долговременной памяти и синаптической пластичности, перемещаясь в ядро, чтобы влиять на экспрессию генов. (3) CREB и CRE-опосредованная транскрипция необходимы для LTM условного рефлекса страха. (4) Трансляция CRE-опосредованных генов в белки может приводить к структурным изменениям в шипах LA, которые вносят вклад в постоянство образования LTM. (5). Активация nNOS в нейронах LA может способствовать ретроградной передаче сигналов с помощью NO, а также структурным и / или функциональным изменениям на пресинаптической стороне синапса (6).Иллюстрация и подпись любезно предоставлены Гленном Шафе, факультет психологии Йельского университета.

Молекулярные механизмы пластичности ЛП были широко изучены с использованием как фармакологических манипуляций во время кондиционирования страха, так и исследований долгосрочной потенциации, клеточной модели обучения (рис. 4). Оба подхода показывают, что пластичность LA зависит от поступления кальция через рецепторы NMDA и потенциал-зависимые кальциевые каналы. Повышенный уровень кальция запускает ряд внутриклеточных каскадов, включающих ферментативные реакции, опосредованные киназой.Особенно важны CamKII, PKA и MAPK. Это приводит к экспрессии генов в ядре клетки и синтезу белка. Память поддерживается за счет введения новых рецепторов AMPA и, возможно, структурных изменений.

Рисунок 5: Условный страх в человеческом мозгу. Вверху: структурное магнитно-резонансное изображение (МРТ) человеческого мозга. Область, содержащая миндалину, находится внутри коробки. (а) Обусловленность страха. Функциональная МРТ (фМРТ), показывающая активацию миндалины условным раздражителем (CS) после соединения с безусловным раздражителем; (б) Инструктивный страх.фМРТ, показывающая активацию миндалевидного тела с помощью CS, который не был напрямую связан с УЗИ, но вместо этого испытуемым давали указания на безусловный стимул; (c) Наблюдательное изучение страха. ФМРТ показывает активацию миндалины с помощью CS после того, как субъекты наблюдали, как кто-то еще подвергался кондиционированию страха, когда CS был соединен с УЗИ. Иллюстрация и подпись любезно предоставлены Элизабет Фелпс, факультет психологии Нью-Йоркского университета.

Исследования на людях подтвердили важную роль миндалины в формировании страха (рис. 5).Таким образом, повреждение миндалевидного тела у людей предотвращает возникновение условного рефлекса страха, что измеряется реакциями вегетативной нервной системы (ВНС) и исследованиями функциональной визуализации, показывающими, что вызванная CS активность миндалевидного тела увеличивается во время условного рефлекса страха, и уровень активности коррелирует с величина ответов ВНС, вызванных CS. Активация миндалины также происходит, когда стимулы замаскированы, что указывает на то, что активность миндалины, вызванная CS, как и ответы ANS, вызванные CS, происходит в отсутствие осведомленности о CS и ее связи с США.Активация миндалины и реакция ВНС также происходит на скрытых эмоциональных лицах. Эти безусловные реакции добавляют дополнительные доказательства того, что миндалевидное тело участвует в неявной эмоциональной обработке. Таким образом, как условные, так и безусловные эмоциональные стимулы вызывают активность миндалевидного тела и реакции вегетативной нервной системы независимо от сознательного восприятия стимула.

Следует подчеркнуть, что миндалевидное тело не функционирует в одиночку в посредничестве обусловливания страха (рис. 6).Он является частью более крупной схемы, включающей не только системы сенсорного ввода и системы вывода двигателя, но и системы, которые вносят вклад в обработку контекстных стимулов (области гиппокампа) и в регуляцию реактивности миндалины (префронтальная кора). Миндалевидное тело также участвует в обработке положительных эмоциональных стимулов. Однако об этой схеме известно меньше.

Рисунок 6: Партнеры в страхе. Способность миндалевидного тела контролировать реакцию страха на угрожающие стимулы регулируется гиппокампом и медиальной префронтальной корой.Гиппокамп добавляет контекстную регуляцию, позволяя вам различать разницу в уровне угрозы, исходящей от змеи в лесу и в зоопарке. Медиальная префронтальная кора регулирует степень, в которой миндалина выражает реакции страха.

Явная эмоциональная память задействует систему памяти средней височной доли

Исследования, проведенные в 1950-х годах, показали, что повреждение медиальной височной доли (MTL), особенно гиппокампа и связанных с ним областей коры головного мозга, у людей приводит к серьезному дефициту способности хранить новые воспоминания.Первоначально считавшийся глобальным расстройством памяти, дефицит памяти, вызванный повреждением MTL, стал пониматься как дефицит, связанный с явной памятью, памятью, которая хранится таким образом, чтобы можно было восстановить сознание. Явная память включает в себя как память о фактах (семантическую память), так и память о личных переживаниях (эпизодическая память). Обе формы явной памяти зависят от MTL, хотя возможно, что разные субрегионы вносят уникальный вклад в семантическую и эпизодическую память.Традиционно считалось, что явная память со временем постепенно передается из гиппокампа в другие области коры головного мозга. Однако совсем недавно некоторые предположили, что это отсутствие вовлечения гиппокампа в память с течением времени является более очевидным, чем реальным — что воспоминания, хранящиеся в гиппокампе, всегда зависят от этой структуры. Подобно роли различных субрегионов MTL в формировании явной памяти, роль гиппокампа в хранении явной памяти должна быть решена с помощью дополнительных исследований.

Так же, как миндалевидное тело участвует в неявной эмоциональной памяти, гиппокамп участвует в явной памяти об эмоциональных ситуациях (рис. 1). Таким образом, при эмоциональном возбуждении мы формируем смысловые и эпизодические воспоминания о таких ситуациях. Однако это когнитивные репрезентации эмоциональных ситуаций, которые лучше называть воспоминаниями об эмоциях, чем эмоциональными воспоминаниями.

Неявная активация миндалевидного тела может модулировать явное хранение в памяти

Эмоциональное возбуждение часто приводит к более сильным воспоминаниям (рис. 6).Это утверждение о явных воспоминаниях, связанных с эмоциональными ситуациями (воспоминания об эмоциях). Это утверждение, несомненно, верно, но есть два важных предостережения. Во-первых, хотя эмоциональные переживания часто вызывают очень сильные и яркие воспоминания, которые легко припомнить, воспоминания не более точны в своих деталях, чем неэмоциональные воспоминания. Таким образом, не всегда можно доверять нашей уверенности в воспоминаниях об эмоциональных событиях. Во-вторых, потеря четкой памяти, амнезия, также может произойти в интенсивных эмоционально заряженных ситуациях.

Воздействие эмоционального возбуждения на явную память происходит из-за процессов, вторичных по отношению к активации систем обработки эмоций в мозгу. Например, в ситуации опасности обработка раздражающих факторов окружающей среды приводит к активации миндалины, которая, в свою очередь, передает информацию сетям в гипоталамусе и стволе мозга. Затем активность в этих областях приводит к усилению возбуждения мозга (из-за активации модулирующих систем, которые приводят к высвобождению нейрохимических веществ, таких как норадреналин и ацетилхолин, по всему мозгу) и к выражению поведенческих, вегетативных и эндокринных реакций.

Соединения миндалевидного тела с сетями, содержащими нейромодуляторы, важны для регулирования возбуждения мозга во время эмоциональных ситуаций. Таким образом, связи с нейронами ствола мозга, содержащими норадреналин, дофамин, серотонин и ацетилхолин, заставляют эти нейроны выделять свои химические вещества в обширных областях, включая области, участвующие в формировании и хранении явных воспоминаний. Таким образом, эти химические вещества способствуют формированию воспоминаний об эмоциях.

Соединения миндалины с паравентрикулярным гипоталамусом (прямо или косвенно через другие области) приводят к высвобождению АКТГ из гипофиза.Затем АКТГ циркулирует в надпочечниках в почках, где он стимулирует высвобождение глюкокортикоидного гормона (КОРТ) из коры надпочечников (кортикостерон у крыс, кортизол у людей). КОРТ оказывает комплексное воздействие на память. В умеренно стрессовых ситуациях низкие или промежуточные уровни циркулирующего CORT усиливают явное формирование памяти посредством действий в гиппокампе. При длительном и интенсивном стрессе более высокий уровень циркулирующей CORT в течение длительного периода может привести к ухудшению явной памяти.Известно, что длительное воздействие глюкокортикоидов нарушает физиологические функции гиппокампа. Традиционно нарушение памяти после травмы связывали с подавлением памяти, но, по крайней мере, некоторые случаи подавления могут быть вызваны амнезией, вызванной глюкокортикоидами.

Соединения миндалины с областями ствола мозга, контролирующими автономную нервную систему (ВНС), приводят к активации симпатического отдела ВНС. В результате адреналин и норадреналин попадают в кровоток из мозгового вещества надпочечников.Они не проникают через гематоэнцефалический барьер. Вместо этого они воздействуют на периферические нервы, которые проецируются в мозг. Например, считается, что улучшающие память эффекты адреналина на память возникают из-за прямого воздействия на периферические нервные окончания сенсорного компонента блуждающего нерва. Затем этот нерв иннервирует области в стволе мозга, которые в конечном итоге соединяются с голубым пятном, который затем высвобождает норадреналин в миндалине, гиппокампе и других областях переднего мозга. Через эти каналы периферические катехоламины, такие как адреналин и норэпинефрин, могут изменять силу явной памяти.Повреждение миндалины предотвращает эти модулирующие эффекты на явную память.

Заключение

Многое было изучено о формировании неявных эмоциональных воспоминаний и о том, как возбуждение от выученных или невыученных эмоциональных стимулов может повлиять на хранение и извлечение информации в системе явной памяти. Большая часть того, что мы знаем на данный момент, основано на аверсивных эмоциональных состояниях, смоделированных Павловским условным рефлексом страха. Вероятно, что многие принципы на системном, клеточном и молекулярном уровне будут применяться к другим формам эмоционального обучения, но это еще предстоит определить.

Список литературы

Balleine BW, Killcross S (2006) Параллельная обработка стимулов: интегрированный взгляд на функцию миндалины. Trends Neurosci 25: 272-279.

Кардинал Р.Н., Паркинсон Дж. А., Холл Дж. , Эверитт Б. Дж. (2002) Эмоции и мотивация: роль миндалины, вентрального полосатого тела и префронтальной коры. Neurosci Biobehav Rev 26: 321-352.

Дамасио А. (1994) Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг. Нью-Йорк: Госсет / Патнэм.

Дэвис М., Уэлен П.Дж. (2001) Миндалевидное тело: бдительность и эмоции.Мол Психиатрия 6: 13-34.

Dolan RJ, Vuilleumier P (2003) Автоматизм миндалевидного тела в эмоциональной обработке. Энн Н. И. Акад. Sci 985: 348-355.

Дудай Ю. (2004) Нейробиология консолидаций, или насколько стабильна инграмма? Анну Rev Psychol 55: 51-86.

Eichenbaum H (2002) Когнитивная нейробиология памяти. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Эверитт Б.Дж., Роббинс Т.В. (1992) Взаимодействие миндалевидного тела и вентрального полосатого тела и связанные с вознаграждением процессы. В: Миндалевидное тело: нейробиологические аспекты эмоций, памяти и психической дисфункции (Aggleton JP, ed), стр. 401-429.Нью-Йорк: Wiley-Liss, Inc.

Holland PC, Gallagher M (2004) Миндалевидные фронтальные взаимодействия и ожидание вознаграждения. Curr Opin Neurobiol 14: 148-155.

LaBar KS и Cabeza (2006) Когнитивная нейробиология эмоциональной памяти. Nat Rev Neurosci 7: 54-64.

LeDoux JE (1996) Эмоциональный мозг. Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

LeDoux JE (2000) Эмоциональные цепи в мозге. Анну Рев Neurosci 23: 155-184.

LeDoux JE (2002) Synaptic Self: Как наш мозг становится тем, кто мы есть.Нью-Йорк: Викинг.

Маклин П.Д. (1952) Некоторые психиатрические последствия физиологических исследований лобно-височной части лимбической системы (висцеральный мозг). Электроэнцефалография и клиническая нейрофизиология 4: 407-418.

McEwen BS, Lasley EN (2002) Конец стресса, каким мы его знаем. Вашингтон: Джозеф Генри Пресс.

Макгоу Дж. Л. (2000) Память — век консолидации. Наука 287: 248-251.

Maren S, Quirk GJ (2004) Нейронные сигналы памяти о страхе. Nat Rev Neurosci 5: 844-852.

Фелпс Э.А. (2006) Эмоции и познание: выводы из исследований миндалевидного тела человека. Анну Преподобный Психол 57: 27-53.

Quirk GJ, Garcia R, Gonzalez-Lima F (2006) Префронтальные механизмы в угашении условного страха. Биол Психиатрия 60: 337-343.

Родригес С.М., Шаф Дж. Э., Леду Дж. Э. (2004) Молекулярные механизмы, лежащие в основе эмоционального обучения и памяти в латеральной миндалине. Нейрон 44: 75-91.

Rolls ET (1999) Мозг и эмоции. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Сквайр Л. Р., Кандел Е. Р. (1999) Память: от разума к молекулам. Нью-Йорк: Научная американская библиотека.

Внутренние ссылки

Внешние ссылки

См. Также

Миндалевидное тело, вегетативная нервная система, ствол мозга, кондиционирование, сознание, эмоции, гиппокамп, гипоталамус, память

эмоций делают память последней

31 января 2005 г. — Вы когда-нибудь задумывались, почему одни воспоминания могут оставаться яркими годами, а другие со временем исчезают? Ответ — эмоции.

Когда эмоции пробуждаются, мозг принимает к сведению. Он хранит как можно больше подробностей об эмоциональном событии, связывая его для быстрого вызова. Это эмоциональное воспоминание можно вызвать в любой момент, даже по прошествии длительного времени.

Это верно как для положительных, так и для отрицательных эмоций, говорят Флорин Долкос из Университета Дьюка и его коллеги. Их отчет опубликован в раннем онлайн-издании Proceedings of the National Academy of Sciences .

В исследование были включены девять молодых женщин в среднем около 26 лет.По мнению исследователей, по сравнению с мужчинами «женщины физиологически более реагируют на эмоциональные стимулы и с большей вероятностью сообщают о сильных эмоциональных переживаниях».

Сначала женщинам показали 180 картинок, которые были равномерно разделены на приятные, нейтральные и неприятные. Женщины оценили, насколько симпатичными (или нет) они считали изображения. Пока женщины смотрели фотографии, исследователи сканировали их мозг.

Продолжение

Примерно через год женщины вернулись для повторного обследования.Они снова увидели старые образы и 90 новых (30 приятных, 30 нейтральных и 30 неприятных). Сканирование мозга было выполнено снова.

Когда появились изображения, женщины нажали кнопку «вспомнить», указывая, что они помнят изображение, и особенно вспомнили, что видели его годом ранее и знали его детали. Или они могли нажать клавишу «знать», означая, что изображение выглядело знакомым, но они не могли вспомнить подробности о нем. Наконец, они могли сказать, что изображение было новым.

Женщины лучше распознавали эмоциональные картинки, чем нейтральные.

Две области мозга были активны во время успешного восстановления памяти: миндалевидное тело и гиппокамп. По словам исследователей, эти же области также успешно кодируют эмоциональные воспоминания.

Результаты показывают, что эта область мозга играет роль в эмоциональной памяти не только для успешного сохранения памяти, но и для ее успешного восстановления.

Сила эмоциональных воспоминаний может возникать очень давно. Исследователи считают, что для наших давних предков азарт от поиска пищи или страх перед крадущимися хищниками могли начать закономерность.

Избирательное воздействие эмоционального возбуждения на память

Исследование Мары Мазер фокусируется на том, как эмоции и стресс влияют на память и решения и как это влияние различается в зависимости от возраста и пола. Ее исследования, посвященные взаимодействию эмоций, познания и старения, были отмечены наградой Американской психологической ассоциации за выдающийся научный вклад за вклад в психологию в начале карьеры и премией Springer за достижения в ранней карьере в исследованиях развития взрослых и старения.Она также получила награду Национального института здоровья K02 за развитие карьеры и премию Ричарда Калиша за инновационные публикации от Геронтологического общества Америки. Она является адъюнкт-профессором геронтологии и психологии Университета Южной Калифорнии, имеет степень бакалавра психологии Стэнфордского университета и докторскую степень по когнитивной психологии Принстонского университета.

Мэтью Сазерленд — аспирант психологии Университета Южной Калифорнии.Его бакалавриат специализируется на философии и психологии. Его исследование сосредоточено на том, как эмоциональные реакции меняют то, как мы обращаем внимание на визуальные объекты и сцены и запоминаем их. Для этого он использует поведенческие и психофизиологические методы. Более того, его исследование уделяет большое внимание проблемам старения и в настоящее время финансируется за счет междисциплинарного учебного гранта NIH в Школе геронтологии USC. Он является членом Лаборатории эмоций и познания, где работает под непосредственным наставничеством Мары Мазер.


Представьте, что однажды днем ​​вы изучаете нейроанатомию в библиотеке.Вы пытаетесь узнать конкретную форму и расположение гиппокампа. Когда вы пристально смотрите на изображение мозга, вы внезапно слышите громкий выстрел. Вы сразу же стоите и видите несколько сбитых с толку, шокированных людей, одна из которых бросается в глаза, потому что на ней яркое оранжевое платье. Пистолета нигде не видно. Через несколько мгновений вы узнаете, что кто-то только что покончил жизнь самоубийством в стеках.

Позже, когда вы собираете книги, чтобы уйти, вы видите свои записи об эмоциональной памяти из недавнего урока психологии.«Хм», — думаете вы, — «Основываясь на предыдущем исследовании, чем моя память на этот день должна отличаться от моих типичных занятий в библиотеке?» Что ж, прошлые исследования показывают, что у вас будет больше шансов запомнить этот день, чем другие дни в библиотеке, и что у вас будет яркая память о самом выстреле. Но что бы вы предсказали относительно своей памяти на основе информации, которую вы изучали непосредственно перед выстрелом, или того, что вы видели сразу после? Сможете ли вы вспомнить изображение гиппокампа в своем учебнике на следующей неделе более или менее ясно, чем в противном случае? Будет ли ваша память для людей, сидящих вокруг вас, лучше или хуже, чем если бы вы не слышали выстрел?

Задача понимания избирательного воздействия возбуждения на память

Исследователи изучили, как переживание эмоционально возбуждающего события, такого как просмотр комедийного номера, видео о челюстно-лицевой хирургии или индукция стресса, например погружение руки в ледяную воду, может повлиять на память что видно заранее.Эти исследования решают вопрос о том, повлияет ли слышимость выстрела на вашу память, для изображения мозга, которое вы внимательно изучали. Но проблема в том, что результаты исследований различаются, а в некоторых случаях кажутся противоречащими друг другу. В некоторых исследованиях эмоционально возбуждающее событие улучшает последующую память на нейтральную информацию, представленную заранее (Nielson & Powless, 2007; Nielson & Bryant, 2005). В других исследованиях манипуляции со стрессом или эмоциональным возбуждением либо нарушают, либо не влияют на память на нейтральные стимулы, представленные заранее (Buchanan & Lovallo, 2001; Cahill, Gorski, & Le, 2003; Smeets, Otgaar, Candel, & Wolf, 2008).

Другие эксперименты показывают, что даже простое представление эмоциональной картинки или слова может повлиять на память о нейтральных элементах, показанных непосредственно перед этим, — но опять же, улучшают или ухудшают эмоциональные стимулы память для информации вокруг них, зависит от исследования, причем многие исследования показывают нарушение (например, Detterman & Ellis, 1972; Knight & Mather, 2009; Strange, Hurlemann & Dolan, 2003), но пара демонстрирует улучшение (Anderson, Wais, & Gabrieli, 2006; Knight & Mather, 2009).

Другие открытия, связанные с тем, как эмоциональное возбуждение приводит к избирательной памяти, также представляют некоторые явно противоречивые результаты. Например, есть некоторые свидетельства того, что эмоциональное возбуждение усиливает память на обобщенные формы информации, в которой отсутствуют детали, тип памяти, известный как « суть » памяти (Adolphs, Tranel, & Buchanan, 2005), тогда как другие исследования показывают, что эмоциональное возбуждение усиливает память на конкретные детали восприятия предмета (Kensinger, Garoff-Eaton, & Schacter, 2006, 2007a, 2007b; Mather & Nesmith, 2008).Как мы можем объяснить эти, казалось бы, противоречивые эффекты возбуждения на память?

В разных исследованиях возникает одна тема: возбуждение избирательно влияет на память. Усиливает ли возбуждение память или ухудшает ее, зависит от эксперимента и типа информации, на которой тестируется участник. Но что определяет, какое возбуждение усилится в памяти, а что ухудшит? Одна из предыдущих гипотез состоит в том, что эмоциональное возбуждение ведет к сужению памяти, при котором возбуждение усиливает память на центральные детали за счет периферийных деталей (Burke, Heuer, & Reisberg, 1992; Christianson, Loftus, Hoffman, & Loftus, 1991).Однако это описание не может объяснить, как возбуждение иногда усиливает, а иногда и ухудшает память на информацию, которая предшествует или следует за возбуждающим стимулом, как описано выше.

Конкуренция, ориентированная на возбуждение

Чтобы устранить загадочные несоответствия, которые наблюдались в исследованиях, мы изложили новую теорию возбуждения и памяти (Mather & Sutherland, 2011). Теория , основанная на предвзятом возбуждении, теория (ABC) основана на представлении о том, что во время восприятия и мышления наши активные ментальные репрезентации конкурируют друг с другом (Beck & Kastner, 2009; Duncan, 2006).Какое бы представление ни стало доминирующим, оно подавляет менее заметные представления. Теория ABC предполагает, что возбуждение приводит к эффектам «победитель получает больше» и «проигравший получает меньше», что приводит к более сильной предвзятой конкуренции в мозгу. Таким образом, возбуждение модулирует текущие конкурентные процессы ментального представления. Однако ключ к пониманию конкуренции, связанной с возбуждением, лежит в концепции «приоритета», которая определяет, какие ментальные представления будут усилены, а какие подавлены в процессе избирательного внимания.

Два основных фактора определяют приоритет — цели сверху вниз и значимость восприятия снизу вверх (Fecteau & Munoz, 2006). Нисходящие цели относятся к субъективной важности, которой приписывается, и ожиданиям в отношении того, что воспринимается. Перцептивная значимость снизу вверх относится к степени, в которой стимул привлекает внимание в результате своих перцептивных свойств, например, когда ярко освещенный объект привлекает больше внимания, чем тускло освещенный. Таким образом, если стимул в эксперименте имеет отношение к задаче участника (нисходящая цель) или является более значимым в восприятии (восходящая перцептивная значимость), чем другие рассматриваемые стимулы, он будет иметь приоритет.Согласно теории ABC, восприятие и память для стимулов с высоким приоритетом усиливаются при возбуждении, а стимулы с низким приоритетом подавляются.

Соревнование в восприятии, ориентированное на возбуждение.

Теория ABC делает конкретные прогнозы относительно того, что возбуждение будет делать с ментальными представлениями, когда возбуждение будет пережито, и какое влияние оно окажет на эти представления в памяти. Когда человек эмоционально возбужден, любая воспринимаемая высокоприоритетная информация будет более четко представлена ​​во внимании и рабочей памяти.Часто высокоприоритетная информация также является стимулом, вызвавшим возбуждение, и широкий спектр экспериментов показал, что возбуждающие стимулы усиливают внимание и память (Mather, 2007).

Однако другие эксперименты показали, что воздействие эмоционально возбуждающего стимула может улучшить визуальную обработку нейтральных стимулов, которые представлены далее. Например, кратковременный просмотр изображения лица с выражением страха, а не с нейтральным выражением, может повысить способность человека распознавать особенности линейных решеток, показанных ниже (Phelps, Ling, & Carrasco, 2006).Точно так же слышание или видение табуированных слов, вызывающих сильные эмоциональные реакции, может улучшить способность распознавать кратко отображаемые неэмоциональные слова, которые сразу же следуют (Bocanegra & Zeelenberg, 2009; Zeelenberg & Bocanegra, 2010). Важно отметить, что в каждом из этих исследований неэмоциональный стимул, который следует за возбуждающим стимулом, имел приоритет, потому что он соответствовал цели. Таким образом, как только эмоциональный стимул был удален и больше не было конкуренции за внимание, затяжное возбуждение усиливало визуальную обработку нейтрального объекта, потому что этот объект имел приоритет и находился в центре внимания.

Чтобы исследовать эти эффекты более внимательно, мы создали задачу рабочей памяти, которая позволила нам сравнить внимание к стимулам с высоким и низким приоритетом (Sutherland & Mather, на рассмотрении). Мы хотели увидеть, как эмоциональное возбуждение повлияет на внимание к более чем одному нейтральному объекту, конкурирующему за внимание. Итак, мы попросили людей послушать короткие звуковые клипы разной эмоциональной интенсивности. После воспроизведения звука на экране компьютера на короткое время высвечивались восемь букв (рис.1А). Некоторые буквы были напечатаны темным шрифтом, благодаря чему буквы сильно контрастировали с белым фоном. Остальные буквы были напечатаны более светлым шрифтом, что давало им относительно низкий контраст с белым фоном. Первое обнаруженное нами открытие заключалось в том, что независимо от того, какой тип звука воспроизводился, высококонтрастные буквы чаще вспоминались правильно, чем низкоконтрастные буквы, что свидетельствует о том, что высококонтрастные буквы имели приоритет. Однако главный вывод заключался в том, что когда участники слышали эмоционально возбуждающий звук, они с большей вероятностью сообщали о высококонтрастных буквах и еще реже сообщали о низкоконтрастных буквах по сравнению с тем, когда они слышали нейтральные звуки (рис.1Б). Это увеличение влияния заметности при возбуждении было небольшим, но статистически значимым. Это показывает, что эмоциональное возбуждение модулирует эффекты приоритета, усиливая представление букв с высоким приоритетом и ослабляя представление букв с низким приоритетом. Таким образом, возвращаясь к начальному сценарию, женщина в ярко-оранжевом платье в библиотеке может привлечь больше внимания, чем обычно, и может стать более запоминающейся в краткосрочной перспективе, если ее увидят сразу после пугающего выстрела.

Соревнование, связанное с возбуждением, в памяти

В дополнение к учету эффектов возбуждения на визуальную обработку, перспектива ABC также объясняет многие расхождения в исследованиях, посвященных тому, как возбуждение влияет на память. Например, теория ABC предсказывает, что если вы испытаете внезапное кратковременное усиление возбуждения (например, при прослушивании выстрела), это должно повысить степень запоминания высокоприоритетной нейтральной информации, представленной незадолго до или после возбуждающего события.Таким образом, исследования, в которых участников просили попытаться выучить список нейтральных слов для более позднего теста, но затем им предлагали посмотреть возбуждающие или не вызывающие возбуждения видео, было обнаружено, что лучше запоминать слова, увиденные до возбуждающего видео, по сравнению со словами, увиденными до нейтрального видео ( Nielson & Powless, 2007; Nielson & Bryant, 2005). Поскольку участники целенаправленно пытались выучить слова, слова были отданы приоритету, что означало, что их репрезентации были сильными, а возникшее впоследствии возбуждение улучшило память на эти слова (по сравнению с памятью на слова, выученные до просмотра нейтрального видео).

Но эффекты пост-возбуждения или постстрессовой индукции меняются, когда эмоциональные элементы включаются в материал, который усвоен заранее. В исследованиях, в которых участники просматривали смешанный список эмоциональных и нейтральных стимулов, за которым следовала манипуляция со стрессом (Buchanan & Lovallo, 2001; Cahill et al., 2003; Smeets et al., 2008), улучшалась только память на эмоциональные элементы. , поскольку они получили приоритет из-за их возбуждающего характера. В этом случае нейтральные предметы проигрывают соревнование за ментальную репрезентацию, когда противопоставляются эмоциональным предметам, и, таким образом, не получают никакой пользы от возбуждения или стресса, испытываемого вскоре после изучения предметов.

В исследованиях, которые показали, что эмоционально возбуждающая картинка или слово ухудшает память на нейтральные предметы, увиденные непосредственно перед и после него (например, Detterman & Ellis, 1972; Strange et al., 2003), участникам были показаны списки нейтральных предметов. с одним эмоциональным или неэмоциональным чудаком, включенным в список. В то время как исследование, показывающее противоположный эффект этого, а именно: лучше памяти через неделю для нейтральных изображений, показанных перед эмоциональными изображениями (Anderson et al., 2006), участники изучили только одно нейтральное изображение, прежде чем было показано вызывающее возбуждение изображение.

Ключевое различие между этими исследованиями состоит в том, что в одном исследовании, в котором память, усиливающая возбуждение, представляла только один нейтральный стимул перед возбуждающим стимулом в каждом испытании (с промежутком времени между испытаниями), то есть нейтральный стимул не обязательно должен был проявляться. соревнуйтесь за внимание с другими предшествующими стимулами. Таким образом, он получал приоритет во время обработки и улучшался в памяти, если возбуждение происходило вскоре после этого. В исследованиях, показывающих противоположный эффект (ретроградное нарушение), участники изучали несколько нейтральных предметов, которые напрямую конкурировали за ментальное представление с другими нейтральными предметами до того, как появились эмоциональные странные предметы (например,г., Деттерман и Эллис, 1972; Strange et al., 2003). Ни один из нейтральных пунктов в списках странных людей не был сильным победителем в соревновании за представительство, и, следовательно, они были подавлены (проигравший получает меньше), поскольку эмоциональные странные стимулы усиливались (победитель получает больше). Теория ABC объясняет эти противоречивые выводы, поскольку она предсказывает, что эмоционально возбуждающие предметы приведут к ретроградной амнезии, когда предшествующая информация не была чем-то уже доминирующим в соревновании за умственные ресурсы, а ретроградным усилением, когда это было наивысшим приоритетом ментальной репрезентации в тот момент.

Последний набор противоречивых открытий, которые может объяснить теория ABC, связан с влиянием возбуждения на память в смысле сути и память в деталях. При просмотре отдельных изображений одно за другим, сопровождаемого повествованием, которое превращает изображения в связную историю или тему, если эта тема эмоционально возбуждает, люди лучше запоминают, что происходило в истории (Adolphs et al., 2005). . Однако в других исследованиях сообщается, что, когда картинки показываются индивидуально, люди лучше запоминают детали изображения, если оно эмоционально возбуждает (Kensinger et al., 2006; Mather & Nesmith, 2008). Хотя эти результаты кажутся противоречащими друг другу, важно отметить, что, когда рассказы сочетаются с визуальными стимулами для имитации тематической истории или события, тема становится наиболее заметной и, следовательно, имеет приоритет. Следовательно, когда тема рассказа становится эмоциональной, это усиливает память о тематической информации рассказа, потому что эта информация имеет приоритет. С другой стороны, когда показана индивидуальная эмоционально возбуждающая картина, она привлекает внимание, заставляя все преимущества возбуждения сосредоточиться на деталях этой картины.Таким образом, концепция приоритета позволяет теории ABC объяснить оба этих, казалось бы, противоречивых эффекта.

Наконец, некоторые дополнительные доказательства теории ABC были получены от Knight and Mather (2009), которые использовали парадигму необычного списка, чтобы изучить ряд факторов, чтобы увидеть, какие из них определяют, вызывают ли эмоционально возбуждающие стимулы ретроградную амнезию или усиление нейтрального человека. -предметы в списке. Они обнаружили, что уменьшение количества нейтральных элементов в списке снижает эффект ретроградного ухудшения, что согласуется с идеей о том, что возбуждение, скорее всего, ухудшит память на информацию, которая уже была несколько «потеряна в толпе».Кроме того, они обнаружили, что когда участники пытались выучить нейтральные элементы из списка для предстоящего теста памяти (условие «вспомнить»), эмоциональные странности приводили к ретроградному усилению больше, чем когда они просто оценивали, были ли нейтральные элементы естественными. или искусственно (условие «без отзыва»; рис. 2).

Другими словами, пробуждение улучшило память о том, что произошло непосредственно перед этим, если (и только если) эта предшествующая информация была в центре внимания.Таким образом, возвращаясь к начальному сценарию в библиотеке, если бы изображение мозга, которое вы изучали до выстрела, было вашим доминирующим мысленным представлением в тот момент, тогда ваша память на изображение гиппокампа была бы сильнее, чем если бы никто не стрелял из пистолета. в штабелях. Напротив, ваша память о событиях, произошедших до выстрела, на которые вы не обращали внимания, например, о том, как кто-то рядом кашляет, должна быть еще хуже, чем если бы не было выстрела.

Таким образом, результаты, которые мы рассмотрели здесь, показывают, что эмоциональное возбуждение еще больше выделяет важные для восприятия вещи и делает любую высокоприоритетную информацию еще более запоминающейся. В то же время возбуждение сокращает обработку низкоприоритетной информации. Это повышение избирательности при возбуждении, вероятно, будет адаптивным во многих ситуациях и может объяснить, почему иногда возбуждающие стимулы ухудшают память на близкие стимулы, а иногда усиливают ее.

Благодарности

Описанная здесь работа была поддержана грантами RO1AG025340, K02 AG032309 и T32AG000037 Национального института старения.

Ссылки

Адольфс Р., Транел Д. и Бьюкенен Т. В. (2005). Повреждение миндалины ухудшает эмоциональную память на суть, но не на детали сложных стимулов. Nature Neuroscience, 8 (4), 512-518. DOI: 10.1038 / nn1413

Андерсон А. К., Вайс П. Э. и Габриэли Дж. Д. Э. (2006). Эмоции усиливают воспоминание о нейтральных событиях прошлого. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 103 (5), 1599-1604. DOI: 10.1073 / pnas.0506308103

Бек, Д. М., и Кастнер, С. (2009). Механизмы «сверху вниз» и «снизу вверх» в смещении конкуренции в человеческом мозгу. Исследование зрения, 49 (10), 1154-1165. DOI: 10.1016 / j.visres.2008.07.012

Боканегра, Б. Р., и Зеленберг, Р. (2009). Разделение слепоты, вызванной эмоциями, и гипервидения. Emotion, 9 (6), 865-873. DOI: 10.1037 / a0017749

Бьюкенен, Т. В., и Ловалло, В. Р. (2001). Улучшенная память на эмоциональный материал после лечения кортизолом на уровне стресса у людей. Психонейроэндокринология, 26 (3), 307-317. DOI: 10.1016 / S0306-4530 (00) 00058-5

Burke, A., Heuer, F., & Reisberg, D. (1992). Вспоминая эмоциональные события. Память и познание, 20 (3), 277-290.
Кэхилл, Л., Горски, Л., и Ле, К. (2003). Повышенная консолидация человеческой памяти со стрессом после обучения: взаимодействие со степенью возбуждения при кодировании. Обучение и память, 10 (4), 270-274. DOI: 10.1101 / lm.62403

Кристиансон, С.А., Лофтус, Э. Ф., Хоффман, Х. и Лофтус, Г. Р. (1991). Фиксация глаз и память на эмоциональные события. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 17 (4), 693-701. DOI: 10.1037 / 0278-7393.17.4.693

Деттерман, Д. К., и Эллис, Н. Р. (1972). Детерминанты индуцированной амнезии кратковременной памяти. Журнал экспериментальной психологии, 95 (2), 308- &. DOI: 10,1037 / h0033629

Дункан, Дж. (2006). Премия EPS в середине карьеры 2004 — Мозговые механизмы внимания.Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 59 (1), 2-27. DOI: 10.1080 / 17470210500260674

Фекто, Дж. Х. и Муньос, Д. П. (2006). Важность, актуальность и увольнение: карта приоритетов для выбора цели. Тенденции в когнитивных науках, 10 (8), 382-390. DOI: 10.1016 / j.tics.2006.06.011

Кенсинджер, Э.А., Гарофф-Итон, Р. Дж., и Шактер, Д. Л. (2006). Память на определенные визуальные детали может быть улучшена за счет негативного возбуждающего содержания. Журнал памяти и языка, 54 (1), 99-112.DOI: 10.1016 / j.jml.2005.05.005

Кенсинджер, Э. А., Гарофф-Итон, Р. Дж., и Шактер, Д. Л. (2007). Как негативные эмоции усиливают визуальную специфичность воспоминаний. Журнал когнитивной неврологии, 19 , 1872–1887.

Кенсинджер, Э.А., Гарофф-Итон, Р. Дж., И Шактер, Д. Л. (2007). Влияние эмоций на особенности памяти у молодых и пожилых людей. Журнал геронтологии: Психологические науки, 62 , 208-215.

Найт, М., и Мазер, М.(2009). Согласование результатов улучшения памяти, вызванного эмоциями, и ухудшения предыдущих пунктов. Эмоция, 9 (6), 763-781. DOI: 10.1037 / a0017281

Mather, M. (2007). Эмоциональное возбуждение и привязка к памяти: объектно-ориентированная структура. Перспективы психологической науки, 2 (1), 33-52. DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2007.00028.x

Mather, M., & Nesmith, K. (2008). Память местоположения для изображений с улучшенным возбуждением. Журнал памяти и языка, 58 (2), 449-464.DOI: 10.1016 / j.jml.2007.01.004

Мазер М. и Сазерленд М. Р. (2011). Соревнование, связанное с возбуждением, в восприятии и памяти. Перспективы психологической науки, 6 (2), 114-133. DOI: 10.1177 / 1745691611400234

Nielson, K. A., & Bryant, T. (2005). Влияние непредвиденных внешних и внутренних наград на консолидацию памяти. Нейробиология обучения и памяти, 84 (1), 42-48. DOI: 10.1016 / j.nlm.2005.03.004

Нильсон, К.А. и Паулесс М. (2007). Положительные и отрицательные источники эмоционального возбуждения способствуют долгосрочному удержанию словарного запаса, когда их вызывают в течение 30 минут после обучения. Нейробиология обучения и памяти, 88 (1), 40-47. DOI: 10.1016 / j.nlm.2007.03.005

Фелпс, Э.А., Линг, С., и Карраско, М. (2006). Эмоции облегчают восприятие и усиливают перцептивные преимущества внимания. Психологическая наука, 17 (4), 292-299. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2006.01701.x

Смитс, Т., Отгаар, Х., Кандель, И., и Вольф, О. Т. (2008). Правда или ложь? Память по-разному зависит от вызванного стрессом повышения кортизола и симпатической активности при консолидации и восстановлении. Психонейроэндокринология, 33 (10), 1378-1386. DOI: 10.1016 / j.psyneuen.2008.07.009

Стрэндж, Б. А., Хурлеманн, Р., и Долан, Р. Дж. (2003). Вызванная эмоциями ретроградная амнезия у людей зависит от миндалевидного тела и бета-адренорецепторов. Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America, 100 (23), 13626-13631.DOI: 10.1073 / pnas.1635116100

Зеленберг, Р., Боканегра, Б. Р. (2010). Слуховые эмоциональные сигналы улучшают визуальное восприятие. Познание, 115 (1), 202-206. doi: 10.1016 / j.cognition.2009.12.004


Взгляды, выраженные в Science Briefs, принадлежат авторам и не отражают мнения или политику APA.

Beyond Emotion: понимание роли миндалевидного тела в памяти

Иллюстрация базолатеральной миндалины (синий), гиппокампа (желтый) и периринальной коры (розовый), а также электрические сигналы от каждой области во время теста распознавания.Трехмерная модель мозга адаптирована с разрешения AMC Virtual Brain Model. Изображение любезно предоставлено Кори Инман, Университет Эмори,

Миндалины, пара небольших миндалевидных областей в глубине мозга, помогают регулировать эмоции и кодировать воспоминания, особенно когда речь идет о более эмоциональных воспоминаниях. Новое исследование Университета Эмори предполагает, что прямая стимуляция миндалевидного тела с помощью электродов глубокой стимуляции мозга (DBS) может улучшить распознавание человеком изображений, увиденных накануне, что приводит к возможности потенциального лечения DBS для пациентов с нарушениями памяти.

Миндалевидное тело и память

Миндалевидное тело может быть наиболее известно как часть мозга, которая управляет так называемой реакцией «бей или беги». Хотя это часто связано со страхом и реакцией организма на стресс, оно также играет ключевую роль в памяти.

«Когда дело доходит до миндалины и памяти, мы хорошо знакомы с ролью эмоциональной значимости», — говорит Джон Т. Уилли, доктор медицинских наук, нейрохирург и директор лаборатории поведенческой нейромодуляции в Эмори. Университет в Атланте.«Если у вас есть эмоциональный опыт, кажется, что миндалина помечает это воспоминание таким образом, чтобы оно лучше запоминалось».

Новаторская работа Джеймса Макгоу, нейробиолога из Калифорнийского университета в Ирвине и члена Dana Alliance for Brain Initiatives, снова и снова показала, что сильные эмоции помогают людям и другим животным приобретать и сохранять длительные воспоминания — и что миндалевидное тело помогает модулировать этот эффект. Это имеет смысл с эволюционной точки зрения: миндалевидное тело часто считают своего рода областью мозга, ориентированной на выживание.Вещи, с которыми связаны сильные эмоции, хорошие и плохие, скорее всего, будут тем, что позволяет виду не только оставаться в живых, но и процветать в окружающей среде. Однако недавние исследования показывают, что роль миндалевидного тела в консолидации памяти может выходить за рамки эмоциональных аспектов нашего опыта.

«Вполне вероятно, что миндалевидное тело, вероятно, играет несколько модулирующих ролей, когда дело касается памяти, помимо эмоциональной значимости», — объясняет Вилли. «Наверное, и с другой точки зрения.Миндалевидное тело может выполнять восходящую роль, помогая мозгу понять, что наиболее важно помнить, говоря ему: «Эй, тебе нужно обратить на это внимание и помнить об этом в будущем», независимо от того, эмоционально это или нет ».

Стимулирует память, но не эмоции

Следуя этой линии мышления, Вилли, научный сотрудник Кори Инман и психолог Джозеф Маннс задались вопросом, могут ли они помочь усилить или «пометить» определенные воспоминания у крыс, стимулируя миндалевидное тело.Они использовали DBS, имплантируя электроды глубоко в мозг крысы, а затем стимулировали базолатеральный комплекс миндалины во время обучения, чтобы увидеть, есть ли какое-либо увеличение общих показаний значимости того, что они хотели, чтобы крысы запомнили. Исследования показали, что стимуляция действительно помогает, улучшая способность крыс распознавать изображения после сеанса обучения.

«Эта работа была мотивирована исследованиями лаборатории Манна. У нас было много доказательств того, что это может работать и у людей », — говорит Инман.«И мы задавались вопросом, можем ли мы пометить определенные переживания, чтобы они лучше запоминались позже — лучше сохранялись, чем ваши повседневные переживания, — можем ли мы стимулировать ту же часть миндалевидного тела у людей».

Чтобы проверить эту идею, Вилли, Инман, Маннс и его коллеги набрали 14 пациентов с эпилепсией, которым предстояла операция, требующая введения внутричерепных глубинных электродов для мониторинга судорожной активности во время процедуры. Исследователи попросили пациентов принять участие в задании, глядя на серию объектов.Некоторые из этих объектов были сопряжены с короткой стимуляцией низкой амплитуды от электродов к базолатеральному комплексу миндалины. Стимуляция была настолько низкой, что не вызвала эмоциональной реакции у пациентов, даже увеличения частоты сердечных сокращений или проводимости кожи. Тем не менее, на следующий день, когда пациенты прошли повторный тест на распознавание, они надежно запомнили объекты лучше, когда эти объекты были соединены со стимуляцией миндалины. Результаты были опубликованы 18 декабря 2017 г. в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences .

«Мы не только увидели, что стимуляция улучшила распознавание, но и пациенты, у которых память была хуже всех — у многих пациентов с эпилепсией проблемы с памятью — были теми, у кого было больше всего улучшения памяти, когда они получили стимуляцию», — говорит Инман. . «Это дает возможность использовать DBS для лечения проблем с памятью в будущем».

Проблемы DBS как лечения

Несмотря на то, что идея использования DBS для улучшения памяти может быть убедительной, препятствия, которые необходимо преодолеть даже до рассмотрения клинических испытаний, высоки, говорит Пол Хольцхаймер, M.D., главный исследователь недавнего клинического исследования DBS у пациентов с устойчивой к лечению депрессией. DBS не только инвазивен, требуя хирургической операции на головном мозге для имплантации электродов, но также трудно обеспечить размещение электродов там, где они должны быть, чтобы показать эффект.

«Когда дело доходит до установки электродов, вам нужно очень точно указать, где они находятся и на какие регионы они нацелены. И, особенно когда речь идет о психоневрологических расстройствах, нейроанатомические модели, которые мы используем, чтобы выдвинуть гипотезу о том, какие мишени в мозгу использовать, гораздо менее развиты, чем в неврологии », — говорит он.«Несмотря на то, что у нас есть несколько отличных гипотез относительно снижения активации прилежащего ядра при расстройствах зависимости или увеличения миндалевидного тела при проблемах с памятью, подробностей о том, где, почему и как, просто нет в той степени, которую мы видим в неврологии. . Это затрудняет разработку эффективного лечения ».

Инман и Уилли соглашаются и говорят, что предстоит еще немало работы, прежде чем этот конкретный метод будет готов для регулярного использования у пациентов. В настоящее время они используют ту же технику, чтобы увидеть, улучшает ли стимуляция миндалины память, а также другие формы памяти.Тем не менее, даже если они не смогут превратить этот конкретный метод в жизнеспособное лечение, Инман считает, что этот метод предлагает ученым новые возможности для лучшего понимания тех деталей, касающихся памяти и мозга, которые в настоящее время отсутствуют в нейропсихиатрических моделях.

«Эта стимуляция не вызвала у наших пациентов какой-либо эмоциональной реакции. Это говорит о том, что мы отделили роль миндалины в эмоциях от ее роли в консолидации памяти, что она может помочь мозгу пометить определенные вещи, которые нужно запомнить, даже когда эмоции не задействованы », — говорит Инман.«Нам еще многое предстоит выяснить с научной точки зрения, какие механизмы здесь задействованы, но есть некоторые намеки на то, что это может быть многообещающим в качестве терапии различных нарушений памяти, если мы сможем оптимизировать стимуляцию. Но главное здесь в том, что нам еще многое предстоит выяснить, прежде чем мы сможем использовать это как способ помощи людям с нарушениями памяти ».

BBC — Radio 4 Memory Experience

Эмоциональные воспоминания длятся дольше

Какое отношение эмоции имеют к памяти?

Наши эмоции и наши воспоминания неразрывно связаны.С одной стороны, эмоциональная память — это просто представление о том, что очень эмоциональные события часто запоминаются. Как и следовало ожидать, мы с большей вероятностью запомним эмоционально заряженные образы (например, сцену автокатастрофы или плачущего человека), чем нейтральные. Более того, мы с большей вероятностью запомним любой образ, если сами находимся в состоянии повышенных эмоций.

Эмоциональная память может также относиться к тому, как объект, событие или даже человек могут заставить нас чувствовать, запуская существующее воспоминание, имеющее эмоциональное значение.Например, вам может сразу понравиться кто-то на вечеринке, потому что его духи или лосьон после бритья такие же, как у вашего супруга или партнера.

воспоминаний «Flashbulb» — еще один пример того, как эмоции и память связаны. Этот термин относится к феномену знания, где вы были и чем занимались в то время, когда вы узнали о крупном и часто шокирующем публичном событии, таком как смерть Джона Ф. Кеннеди, теракты 11 сентября или Англия, выигравшая чемпионат мира. Чашка.Благодаря эмоциональной подоплеке событие теперь связано в вашей памяти с тем, что вы делали в то время, когда его слышали.

Стресс и выживание

Химия нашего мозга — это то, что связывает наши эмоции с нашими воспоминаниями. Страх — хороший тому пример. Когда мы боимся, в наших телах происходит множество физиологических изменений, которые помогают нам пережить предполагаемую угрозу. Мы подвергаемся так называемой реакции «беги или сражайся», когда наши тела и мозг наполняются химическими веществами, которые вызывают каскад других событий (например, усиление кровотока к нашим рукам и ногам), которые подготавливают нас к действию.

С точки зрения эволюции, нам стоит помнить об обстоятельствах, связанных с угрозой, поэтому мозг разработал способ связать выброс этих химических веществ с памятью о событии, гарантируя, что они не только сохраняются, но и могут быть быстро вызваны на случай, если мы окажемся в подобных обстоятельствах. Часто этот процесс, особенно с такими примитивными вещами, как страх, происходит на подсознательном уровне. Наши тела реагируют прежде, чем мы осознаем какую-либо опасность. Этот принцип применим не только к страху, но и ко многим из наших наиболее эмоциональных переживаний.

В нашем мозгу есть два набора нейронов миндалевидной формы, называемых миндалевидным телом (по-гречески миндаль), по одному в каждом полушарии, которые считаются ключевыми в обработке эмоциональных переживаний. Сейчас считается, что миндалевидное тело, участвующее в различных функциях, тесно взаимодействует с центрами памяти мозга, помогая складывать эмоциональные воспоминания.

Хотя эмоции и особый стресс могут помочь нам запомнить вещи, длительные и экстремальные эмоциональные состояния могут нарушить «нормальную» обработку памяти.В некоторых случаях это может привести к тому, что субъект снова и снова будет переживать какое-то травмирующее событие в своем сознании, неспособный должным образом его сохранить или забыть. Это распространенный симптом таких состояний, как посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), которое может быть вызвано неправильной обработкой эмоций и длительным воздействием химического состава мозга, предназначенного для борьбы с краткосрочными угрозами. Вы можете узнать больше на странице о посттравматическом стрессе.

Walt
По мере того, как я становлюсь старше, я отчетливо вспоминаю подробности о местах, семейных праздниках и счастливых временах.Я не могу слишком хорошо вспомнить свои более поздние подростковые годы, но могу вспомнить, как стояла рядом с моей детской коляской (дошкольная), когда местные магазины были нетерпеливы, когда моя мама болтала. Самым ранним воспоминаниям 2-3 года, и они все еще могут визуализировать детали, но не пейзаж. Теперь я могу потерять сюжет за минуту! возраст 20-40 лет — это нечеткая картина, а мои дети уже не маленькие. когда мне было 5, один год был пятым, сейчас мне 47, один год — это небольшая часть и быстро проходит.

oran
Я тоже через несколько лет вернулся в свой родной город.Когда я проезжал мимо дома моего старого детства, у меня было такое чувство, будто я был в своей комнате маленьким мальчиком и смотрел на меня в машине, и когда я проезжал мимо дома старых подруг, которых я любил, все старые воспоминания внезапно хлынули. назад, как прорыва плотины. Я чувствовал, что если дотронуться до колокольчика, появится 20-летняя девочка, такой, какой я ее помнил. Оглядываясь назад, возможно, некоторые двери в старые воспоминания лучше оставить закрытыми

Мэри
Как и Майк, я помню значимые числа — например, регистрационный номер OU, полученный несколько лет назад.Как и у Майка, моя память переполнена смущениями и унижениями — мне нравится его идея о «самобичевании» — она ​​подходит. Некоторые из моих личных неприятных моментов относятся к детству, но ничего серьезного или особенного, просто исправление избалованного мальчишки. У меня плохие образы, которые вытесняют все хорошее, относятся ко времени, когда я встретила второго мужа, и продолжают накапливаться.

Mand
У меня были психологи и лайф-тренеры, которые пытались заставить меня вспомнить хорошие вещи в моей жизни, но я все еще не могу.Я чувствую постоянную связь со своим прошлым и чувствую, что критика и разочарование будут повторяться снова и снова, потому что я не могу вспомнить, что я сделал, чтобы добиться успеха!

jonty1955
У меня есть череда детских воспоминаний, некоторые из которых относятся к тому моменту, когда мне было всего несколько месяцев, которые очень эмоциональны. Это моменты открытий (случайно ударив игрушку-коляску и она задрожала, затем почувствовала невыносимое возбуждение и размахивала кулаками, пытаясь ударить ее снова), удовольствия (моя мама играет в «Этого поросенка» пальцами ног после моей ванны) , и реже травма (потеряться в универмаге, когда мне было около двух с половиной лет).Если бы эмоции не были такими сильными, я уверен, что не осталось бы воспоминаний. Сенсорные детали в этих воспоминаниях очень сильны, и запахи детской присыпки Johnsons, воска для полировки мебели или паррафина всегда вызывают на поверхность полдюжины или около того воспоминаний. Я всегда «чувствую» эмоцию запоминающегося момента, которая оставляет после себя нарастающее чувство утраты, когда я становлюсь старше.

MAXENE
Я думал, что только я помню только плохие времена, а не хорошие.Все говорят: «Двигайся дальше», я двинулся дальше, но по большой спирали, несущей годы печали и несчастья из-за плохих воспоминаний, со мной. Впервые за многие годы я внезапно почувствовал уверенность в своем будущем, несмотря на то, что мне было 50. Следующая неделя. Внешне я всегда счастливый, уверенный в себе, внутри я как напуганный одинокий ребенок.

Дэвид
Я читаю эти комментарии с растущим интересом, так как меня осенило, что у каждого из нас есть разные сильные стороны, когда дело доходит до наложения воспоминаний / событий воспоминаний.Наши относительные сильные и слабые стороны отражают нашу врожденную (?) Способность хранить / извлекать воспоминания, связанные с различными типами эмоций. Я всегда критиковал себя за плохую память, но понимание, появившееся при чтении комментариев Майка, заставило меня осознать, что у меня особенно хорошая память, когда дело доходит до определенных частей моей жизни (например, о неприятных вещах). Теперь каждый раз, когда я вспоминаю неприятное событие, я могу поздравить себя с хорошей памятью. Я не могу вспомнить числа, как Майк, но я помню много хороших вещей, которые произошли в моей жизни, поэтому чтение этой статьи и связанных с ней комментариев заставило меня довольно гордиться своей памятью — на самом деле она вдвое лучше, чем я думал!

Сара
У меня был патч, в котором моя прежде хорошая память о работе, особенно то, что люди говорили и как они это говорили, стала ужасно ненадежной.Позже я обнаружил, что страдаю от посттравматического стресса после того, как операция прошла ужасно неудачно, и это было причиной проблемы. Я помнил каждую деталь своего пребывания в больнице. Я так старался, чтобы продолжать работать и справляться, но это было безнадежно. В конце концов я уволился с работы и получил восемь месяцев отпуска. Изначально я не хотел видеть людей вне моей семьи и близких друзей, и я имел обыкновение делать вид, что я невидим, когда меня не было дома! Я посетил психолога через Центр занятости (большое спасибо Луизе, работнице, которая вернула людей к работе после болезни), когда я почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы вернуться к работе.Он объяснил, что нормальная память нарушается, если разум изо всех сил пытается обработать травматический эпизод, как если бы эта обработка занимала слишком много возможностей. Моя память вернулась почти к той, что была раньше, и детали моего пребывания в больнице со временем стали более размытыми. Прошло пять лет после операции. Я думаю, что ухудшение памяти сейчас связано с физическими последствиями операции. не эмоциональные, как раньше.

Принятое имя!
Бит ПТСР напоминает мне о единственном разе, когда я когда-либо слышал голос, говорящий со мной.Парень, с которым я встречался (на 11 лет моложе, и я по глупости полагал, что нашел вторую половинку) сказал: «О, [вымышленное имя], что мне делать с тобой?» И этот ГРОМКИЙ голос в моей голове сказал: «Выходи за меня замуж!» Я бесшумно испугался — потом он меня бросил, и следующие 6-7 лет я думал о нем каждый чертов день! Я никому об этом не говорил до этого письма! Даже мой психиатр ……..

Сильвана
Я могу проиллюстрировать связь эмоций и памяти. Несколько лет назад я вернулся в родной город, в котором не был 40 лет.Я пытался найти дом моей бабушки, но город изменился, и я не мог его найти. После дня безуспешных поисков я сдался и решил отправиться в другую часть города, чтобы посетить парк, где я играл, когда был ребенком. Внезапно, когда я приближался к перекрестку, мне в ноздри ударил запах жареного кофе, и я побежал на улицу в неизвестном направлении. Через несколько секунд я понял, что мое поведение было иррациональным, и перестал работать. Одновременно я начал узнавать некоторые особенности этой улицы и направился к месту, где я знал, что найду дом моей бабушки…и вот оно, без изменений. Позже я попытался понять свое прежнее странное поведение и мог ясно вспомнить, что запах обжаренных кофейных зерен уже присутствовал и что я ассоциировал его с тем фактом, что я приближался к дому своей бабушки. Я также вспомнил, насколько похожим было мое поведение, когда я был в гостях у бабушки в детстве, и как моя мать, которая шла позади меня, перезванивала мне, но я не хотел подчиняться. Моя бабушка очень любила меня и сделала меня счастливой.Воспоминание об этом событии всегда связано с необычным чувством счастья в моем сердце.

MEL
Я обнаружил, что инциденты, которые в то время были чрезвычайно эмоционально напряженными, теперь превратились в «оцепеневшие» воспоминания — я не испытываю и не помню тех чувств, которые немного грустны, когда я вспоминаю людей, которых я действительно любил, которые, например, умерли

lynne
Я могу вспомнить много вещей из прошлого — бесполезную информацию вроде того, что мы делали в определенном месте, когда я был ребенком, но я безнадежно вспомню, что я делал на прошлой неделе.Мне всего 35 лет, поэтому, когда я стану старше, мне уже не поможет!

Pam
У меня очень похожие воспоминания, как и у Майка — все негативные вещи вспоминаются и извиваются даже через 50 или около того лет

chrissy
Мне так интересно читать, что Майк говорит о том, как помнить плохие вещи и все еще чувствовать себя ужасно неудобно. Мои собственные плохие / печальные воспоминания намного превосходят количество счастливых. Но тогда у меня было очень несчастливое детство. Странно, что эти воспоминания всплывают без всяких усилий.Я хотел бы иметь возможность вспомнить несколько действительно веселых моментов. Еще я хотел бы записать, что (как и все остальные) что-то пошло не так, но иногда мне трудно вспомнить хорошие времена во взрослой жизни без этих воспоминаний, вызывающих «привязанные» воспоминания, которые их портят. В качестве примера можно привести фотографию моего маленького сына (сейчас 27 лет), сделанную в счастливый день, и сразу почувствовать себя несчастным из-за того, что последовало спустя годы — развода с отцом. Я хотел бы иметь чисто счастливые воспоминания.Подчеркну, что сейчас я очень счастливый и довольный человек!

Diana
Несколько лет назад я была в музее, и у них была выставка 1950-х годов. Увидела игрушечную стиральную машинку (сверху отжиматель) и сразу почувствовала очень сильные положительные эмоции. Я вспомнил, что у моей мамы была стиральная машина такого же типа, и я мог представить себе кухню и машину посередине. Хотя я не мог вспомнить идентичную игрушечную стиральную машину, я убедился по сильным эмоциям, увидев ее, что она у меня, должно быть, была.Я сразу позвонил маме и папе, и они подтвердили, что у меня была такая же стиральная машина для игрушек, и я стирала кукольную одежду, когда мама стирала нашу одежду. Они думают, что мне было около четырех или пяти лет. В общем, то, что у меня осталось, я думаю, связано с тем, что мне рассказывали мои бабушка и дедушка или родители. У меня есть некоторые «мысленные образы» комнат в доме, в котором я жил в раннем возрасте. Я считаю, что посещение места, в котором я был в детстве, стимулирует память, позволяет мне находить вещи.

IanKemmish
Я отчетливо помню случаи, когда я был почти уверен, что был счастлив. В каждом случае (очевидный успех в отношениях, бизнесе или музыкальных достижениях) причина счастья впоследствии была устранена. Я обнаружил, что могу вспомнить тот факт, что я был счастлив, но я не могу всю жизнь вспомнить, как это было.

kentwellsussanah
, наверное, понятно, что мое первое определенное воспоминание — это то, что я сидел в жестяной ванне перед огнем моей тети в возрасте 5 лет, и мне сказали, что моя бабушка умерла; мы жили в одной спальне с моего рождения.

julia
У меня есть несколько очень травмирующих ранних воспоминаний, которые сформировали мою нынешнюю личность и то, как я реагирую на мир. Я просматриваю их снова и снова, и они очень яркие во всех аспектах, я могу вспомнить все свои эмоции и могу описать сцены с предельной детализацией изображения, звука, запаха. Однако, хотя я могу вспомнить эмоции, я не испытываю их повторно. Я могу довольно бесстрастно рассказывать о чрезвычайно болезненных травмах, которые сформировали мою жизнь.

Майк
Я наделен очень хорошей памятью — номера банковских карт, мой NI-номер, номер каждой машины, которую я когда-либо имел, даже мой служебный серийный номер.Но хорошая память может быть извращенной. Моя помнит плохие вещи, смущения и унижения с самого раннего детства с такой ясностью, что я все еще могу извиваться, но она не помнит счастливые времена, хорошие времена, веселье. Но, возможно, это не вина моей памяти — может быть, моя память просто слуга самобичевшей психики.

сурья
Я ясно понимаю, что такое забывать.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *