Содержание

маленькая девочка с большим сердцем ❤️| Андерсен Ганс Христиан

Ганс Христиан Андерсен – великий сказочник. В его произведениях есть очень глубокий смысл, поэтому они интересны и полезны не только для детей, но и для взрослых.

«Снежная Королева» – это сказка на все времена. В ней рассказывается о любви и дружбе, о маленькой девочке с большим сердцем, которая, несмотря на невзгоды, шла спасать своего самого лучшего друга.

Разбилось старое кривое зеркало, и осколки разлетелись по всему миру… Один из них попал в сердце Каю. Он стал злым и жестоким, совсем не похожим на того милого мальчика, каким

его знала Герда. И только ледяная красота Снежной королевы смогла увлечь его и поманить за собой. И Кай отправился за Королевой в мир льда и снега.

Долго ждала Герда, но в конце концов отправилась в путь. Все трудности переносила она, и через все преграды проходила по дороге к цели. Ведь ее вели два самых светлых чувства: дружба и любовь! Она не поддалась искушению остаться в королевском дворце, не испугалась разбойников, а, наоборот, покорила юную бандитку своей отвагой.

Герда переносила холод и голод, но у нее было горячее сердце, поэтому ей все помогали. И она достойна восхищения! Даже в самых покоях Снежной

королевы Герда не растерялась, а сразу подбежала к дорогому другу, которого так долго искала. Ее горячие слезы растопили осколок льда, в который превратилось сердце Кая. И он узнал ее, и само собой сложилось на зеркальном полу слово «вечность», потому что вечность без любви невозможна.

Эта сказка учит нас быть отважными, сильными душой и всегда идти к своей цели. Если цель хорошая и достойная, то все преграды покажуться пустяком, и жизнь сама будет помогать нам. Она учит дорожить дружбой и всегда приходить на помощь друзьям. Учит отличать настоящую красоту, красоту чувств, от ее отражений в осколках зеркала. И тому, что настоящие чувства не стоит скрывать. Они всегда пробьют дорогу и поведут нас в правильном направлении.

Герда – отважный человек, сильная настолько, что ничто не могло сделать ее еще сильнее. Она оказалась сильнее мороза, кривого зеркала, даже Снежной королевы.

И уже когда друзья повзрослели, они часто вспоминали эту историю, смотря друг другу в глаза.

Снежная королева. Г. Х. Андерсен. Детский портал Солнышко solnet.ee

Г. Х. Андерсен


Поделитесь с друзьями, возможно,
им с нужна эта информация!

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ,
в которой рассказывается о зеркале и его осколках.

Ну, начнем! Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем сейчас. Так вот, жил-был тролль, злой-презлой, сущий дьявол. Раз был он в особенно хорошем расположении духа: смастерил такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось дальше некуда, а все дурное и безобразное так и выпирало, делалось еще гаже. Прекраснейшие ландшафты выглядели в нем вареным шпинатом, а лучшие из людей — уродами, или казалось, будто стоят они кверху ногами, а животов у них вовсе нет! Лица искажались так, что и не узнать, а если у кого была веснушка, то уж будьте покойны — она расползалась и на нос и на губы. А если у человека являлась добрая мысль, она отражалась в зеркале такой ужимкой, что тролль так и покатывался со смеху, радуясь своей хитрой выдумке.

Ученики тролля — а у него была своя школа — рассказывали всем, что сотворилось чудо: теперь только, говорили они, можно увидеть весь мир и людей в их истинном свете. Они бегали повсюду с зеркалом, и скоро не осталось ни одной страны, ни одного человека, которые не отразились бы в нем в искаженном виде.

Напоследок захотелось им добраться и до неба. Чем выше они поднимались, тем сильнее кривлялось зеркало, так что они еле удерживали его в руках. Но вот они взлетели совсем высоко, как вдруг зеркало до того перекорежило от гримас, что оно вырвалось у них из рук, полетело на землю и разбилось на миллионы, биллионы осколков, и оттого произошло еще больше бед. Некоторые осколки, с песчинку величиной, разлетаясь по белу свету, попадали людям в глаза, да так там и оставались. А человек с таким осколком в глазу начинал видеть все навыворот или замечать в каждой вещи только дурное — ведь каждый осколок сохранял свойство всего зеркала. Некоторым людям осколки попадали прямо в сердце, и это было страшнее всего: сердце делалось как кусок льда.

Были среди Осколков и большие — их вставили в оконные рамы, и уж в эти-то окна не стоило смотреть на своих добрых друзей. Наконец, были и такие осколки, которые пошли на очки, и худо было, если такие очки надевали для того, чтобы лучше видеть и правильно судить о вещах.


Злой тролль надрывался от смеха — так веселила его эта затея. А по свету летало еще много осколков. Послушаем же про них!

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ.
Мальчик и девочка.

В большом городе, где столько домов и людей, что не всем хватает места хотя бы на маленький садик, а потому большинству жителей приходится довольствоваться комнатными цветами в горшках, жили двое бедных детей, и садик у них был чуть побольше цветочного горшка. Они не были братом и сестрой, но любили друг друга, как брат и сестра.

Родители их жили в каморках под крышей в двух соседних домах. Кровли домов сходились, и между ними тянулся водосточный желоб. Здесь-то и смотрели друг на друга чердачные окошки от каждого дома. Стоило лишь перешагнуть через желоб, и можно было попасть из одного окошка в другое.

У родителей было по большому деревянному ящику, в них росла зелень для приправ и небольшие розовые кусты — по одному в каждом ящике, пышно разросшиеся. Родителям пришло в голову поставить эти ящики поперек желоба, так что от одного окна к другому тянулись словно две цветочные грядки. Зелеными гирляндами спускался из ящиков горох, розовые кусты заглядывали в окна и сплетались ветвями. Родители позволяли мальчику и девочке ходить друг к другу в гости по крыше и сидеть на скамеечке под розами. Как чудесно им тут игралось!

Зима клала конец этой радости. Окна зачастую совсем замерзали, но дети нагревали на печи медные монеты, прикладывали их к замерзшим стеклам, и сейчас же оттаивало чудесное круглое отверстие, а в него выглядывал веселый ласковый глазок — это смотрели, каждый из своего окна, мальчик и девочка, Кай и Герда. Летом они одним прыжком могли очутиться в гостях друг у друга, а зимою надо было сначала спуститься на много-много ступеней вниз, а потом подняться на столько же вверх.

На дворе перепархивал снежок.

— Это роятся белые пчелки! — говорила старая бабушка.

— А у них тоже есть королева? — спрашивал мальчик. Он знал, что у настоящих пчел есть такая.

— Есть! — отвечала бабушка. — Снежинки окружают ее густым роем, но она больше их всех и никогда не присаживается на землю, вечно носится в черном облаке. Часто по ночам пролетает она по городским улицам и заглядывает в окошки, вот оттого-то и покрываются они морозными узорами, словно цветами.

— Видели, видели! — говорили дети и верили, что все это сущая правда.

— А сюда Снежная королева не может войти? — спрашивала девочка.

— Пусть только попробует! — отвечал мальчик. — Я посажу ее на теплую печку, вот она и растает.

Но бабушка погладила его по голове и завела разговор о другом. Вечером, когда Кай был дома и почти совсем разделся, собираясь лечь спать, он вскарабкался на стул у окна и поглядел в оттаявший на оконном стекле кружочек. За окном порхали Снежинки. Одна из них, побольше, упала на край цветочного ящика и начала расти, расти, пока наконец не превратилась в женщину, закутанную в тончайший белый тюль, сотканный, казалось, из миллионов снежных звездочек. Она была так прелестна и нежна, но изо льда, из ослепительно сверкающего льда, и все же живая! Глаза ее сияли, как две ясных звезды, но не было в них ни теплоты, ни покоя. Она кивнула мальчику и поманила его рукой. Кай испугался и спрыгнул со стула. А мимо окна промелькнуло что-то похожее на большую птицу.

На другой день было ясно и морозно, но потом настала оттепель, а там и весна пришла. Заблистало солнце, проглянула зелень, строили гнезда ласточки. Окна растворили, и дети опять могли сидеть в своем садике в водосточном желобе над всеми этажами.

Розы в то лето цвели пышно, как никогда. Дети пели, взявшись за руки, целовали розы и радовались солнцу. Ах, какое чудесное стояло лето, как хорошо было под розовыми кустами, которым, казалось, цвести и цвести вечно!

Как-то раз Кай и Горда сидели и рассматривали книжку с картинками — зверями и птицами. На больших башенных часах пробило пять.

— Ай! — вскрикнул вдруг Кай. — Меня кольнуло прямо в сердце, и что-то попало в глаз!

Девочка обвила ручонкой его шею, он часто-часто моргал, но в глазу как будто ничего не было.

— Должно быть, выскочило, — сказал он.

Но это было не так. Это были как раз осколки того дьявольского зеркала, о котором мы говорили вначале.

Бедняжка Кай! Теперь его сердце должно было стать как кусок льда. Боль прошла, но осколки остались.

— О чем ты плачешь? — спросил он Герду. — Мне совсем не больно! Фу, какая ты некрасивая! — вдруг крикнул он. — Вон ту розу точит червь. А та совсем кривая. Какие гадкие розы! Не лучше ящиков, в которых торчат.

И он пнул ящик ногою и сорвал обе розы.

— Кай, что ты делаешь! — закричала Герда, а он, видя ее испуг, сорвал еще одну розу и убежал от милой маленькой Герды в свое окно.

Принесет ли теперь ему Герда книжку с картинками, он скажет, что эти картинки хороши только для грудных ребят; расскажет ли что-нибудь старая бабушка — придерется к ее словам. А то дойдет даже до того, что начнет передразнивать ее походку, надевать ее очки, говорить ее голосом. Выходило очень похоже, и люди смеялись. Скоро Кай научился передразнивать и всех соседей.

Он отлично умел выставлять напоказ все их странности и недостатки, и люди говорили:

— Удивительно способный мальчуган!

А причиной всему были осколки, что попали ему в глаз и в сердце. Потому-то он и передразнивал даже милую маленькую Герду, а ведь она любила его всем сердцем.

И забавы его стали теперь совсем иными, такими мудреными. Раз зимою, когда шел снег, он явился с большим увеличительным стеклом и подставил под снег полу своей синей куртки.

— Погляди в стекло, Герда, — сказал он.

Каждая снежинка казалась под стеклом куда больше, чем была на самом деле, и походила на роскошный цветок или десятиугольную звезду. Это было так красиво!

— Видишь, как хитро сделано! — сказал Кай. — Гораздо интереснее настоящих цветов! И какая точность! Ни единой неправильной линии! Ах, если б только они не таяли!

Немного спустя Кай явился в больших рукавицах, с санками за спиною, крикнул Герде в самое ухо: «Мне позволили покататься на большой площади с другими мальчиками!» — и убежал.

На площади каталось множество детей. Кто посмелее, привязывал свои санки к крестьянским саням и катился далекодалеко. Это было куда как занятно. В самый разгар веселья на площади появились большие сани, выкрашенные в белый цвет. В них сидел кто-то укутанный в белую меховую шубу и в такой же шапке. Сани объехали вокруг площади два раза. Кай живо привязал к ним свои санки и покатил. Большие сани понеслись быстрее, затем свернули с площади в переулок. Сидевший в них человек обернулся и приветливо кивнул Каю, точно знакомому. Кай несколько раз порывался отвязать свои санки, но человек в шубе все кивал ему, и он продолжал ехать за ним.

Вот они выбрались за городские ворота. Снег повалил вдруг хлопьями, и стало темно, хоть глаз выколи. Мальчик поспешно отпустил веревку, которою зацепился за большие сани, но санки его точно приросли к ним и продолжали нестись вихрем. Кай громко закричал — никто не услышал его. Снег валил, санки мчались, ныряя в сугробы, перескакивая через изгороди и канавы. Кай весь дрожал.

Снежные хлопья все росли и обратились под конец в больших белых кур. Вдруг они разлетелись в стороны, большие сани остановились, и сидевший в них человек встал. Это была высокая, стройная, ослепительно белая женщина — Снежная королева; и шуба и шапка на ней были из снега.

— Славно проехались! — сказала она. — Но ты совсем замерз — полезай ко мне в шубу!

Посадила она мальчика в сани, завернула в свою медвежью шубу. Кай словно в снежный сугроб опустился.

— Все еще мерзнешь? — спросила она и поцеловала его в лоб.

У! Поцелуй ее был холоднее льда, он пронизал его насквозь и дошел до самого сердца, а оно и без того уже было наполовину ледяным. Каю показалось, что еще немного — и он умрет… Но только на минуту, а потом, напротив, ему стало так хорошо, что он даже совсем перестал зябнуть.

— Мои санки! Не забудь мои санки! — спохватился он.

Санки привязали на спину одной из белых кур, и она полетела с ними за большими санями. Снежная королева поцеловала Кая еще раз, и он позабыл и Герду, и бабушку, и всех домашних.

— Больше не буду целовать тебя, — сказала она. — Не то зацелую до смерти.

Кай взглянул на нее. Как она была хороша! Лица умней а прелестней он не мог себе и представить. Теперь она не казалась ему ледяною, как в тот раз, когда сидела за окном и кивала ему.

Он совсем не боялся ее и рассказал ей, что знает все четыре действия арифметики, да еще с дробями, знает, сколько в каждой стране квадратных миль и жителей, а она только улыбалась в ответ. И тогда ему показалось, что на самом-то деле он знает совсем мало.

В тот же миг Снежная королева взвилась с ним на черное облако. Буря выла и стонала, словно распевала старинные песни; они летели над лесами и озерами, над морями и сушей; студеные ветры дули под ними, выли волки, искрился снег, летали с криком черные вороны, а над ними сиял большой ясный месяц. На него смотрел Кай всю долгую-долгую зимнюю ночь, а днем заснул у ног Снежной королевы.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ.
Цветник женщины, которая умела колдовать.

А что же было с Гердой, когда Кай не вернулся? Куда он девался? Никто этого не знал, никто не мог дать ответ.

Мальчики рассказали только, что видели, как он привязал свои санки к большим великолепным саням, которые потом свернули в переулок и выехали за городские ворота.

Много было пролито по нему слез, горько и долго плакала Герда. Наконец решили, что Кай умер, утонул в реке, протекавшей за городом. Долго тянулись мрачные зимние дни.

Но вот настала весна, выглянуло солнце.

— Кай умер и больше не вернется! — сказала Герда.

— Не верю! — отвечал солнечный свет.

— Он умер и больше не вернется! — повторила она ласточкам.

— Не верим! — отвечали они.

Под конец и сама Герда перестала этому верить.

— Надену-ка я свои новые красные башмачки (Кай ни разу еще не видел их), — сказала она как-то утром, — да пойду спрошу про него у реки.

Было еще очень рано. Она поцеловала спящую бабушку, надела красные башмачки и побежала одна-одинешенька за город, прямо к реке.

— Правда, что ты взяла моего названого братца? — спросила Герда. — Я подарю тебе свои красные башмачки, если ты вернешь мне его!

И девочке почудилось, что волны как-то странно кивают ей. Тогда она сняла свои красные башмачки — самое драгоценное, что у нее было, — и бросила в реку. Но они упали у самого берега, и волны сейчас же вынесли их обратно — река словно бы не хотела брать у девочки ее драгоценность, так как не могла вернуть ей Кая. Девочка же подумала, что бросила башмачки недостаточно далеко, влезла в лодку, качавшуюся в тростнике, стала на самый краешек кормы и опять бросила башмачки в воду. Лодка не была привязана и от ее толчка отошла от берега. Девочка хотела поскорее выпрыгнуть на берег, но, пока пробиралась с кормы на нос, лодка уже совсем отплыла и быстро неслась по течению.

Герда ужасно испугалась и принялась плакать и кричать, но никто, кроме воробьев, не слышал ее. Воробьи же не могли перенести ее на сушу и только летели за ней вдоль берега и щебетали, словно желая ее утешить:

— Мы здесь! Мы здесь!

Лодку уносило все дальше. Герда сидела смирно, в одних чулках: красные башмачки ее плыли за лодкой, но не могли догнать ее.

«Может быть, река несет меня к Каю?» — подумала Герда, повеселела, встала на ноги и долго-долго любовалась красивыми зелеными берегами.

Но вот она приплыла к большому вишневому саду, в котором ютился домик под соломенной крышей, с красными и синими стеклами в окошках. У дверей стояли два деревянных солдата и отдавали честь всем, кто проплывал мимо. Герда закричала им — она приняла их за живых, но они, понятно, не ответили ей. Вот она подплыла к ним еще ближе, лодка подошла чуть не к самому берегу, и девочка закричала еще громче. Из домика вышла старая-престарая старушка с клюкой, в большой соломенной шляпе, расписанной чудесными цветами.

— Ах ты бедное дитятко! — сказала старушка. — И как это ты попала на такую большую быструю реку да забралась так далеко?

С этими словами старушка вошла в воду, зацепила лодку клюкой, притянула к берегу и высадила Герду.

Герда была рада-радешенька, что очутилась наконец на суше, хоть и побаивалась незнакомой старухи.

— Ну, пойдем, да расскажи мне, кто ты и как сюда попала, — сказала старушка.

Герда стала рассказывать ей обо всем, а старушка покачивала головой и повторяла: «Гм! Гм!» Когда девочка кончила, она спросила старушку, не видала ли она Кая. Та ответила, что он еще не проходил тут, но, верно, пройдет, так что горевать пока не о чем, пусть Герда лучше отведает вишен да полюбуется цветами, что растут в саду: они красивее, чем в любой книжке с картинками, и все умеют рассказывать сказки. Тут старушка взяла Герду за руку, увела к себе в домик и заперла дверь на ключ.

Окна были высоко от пола и все из разноцветных — красных, синих и желтых — стеклышек; от этого и сама комната была освещена каким-то удивительным радужным светом. На столе стояла корзинка с чудесными вишнями, и Герда могла есть их сколько угодно. А пока она ела, старушка расчесывала ей волосы золотым гребешком. Волосы вились кудрями и золотым сиянием окружали милое, приветливое, круглое, словно роза, личико девочки.

— Давно мне хотелось иметь такую миленькую девочку! — сказала старушка. — Вот увидишь, как ладно мы с тобой заживем!

И она продолжала расчесывать кудри девочки и чем дольше чесала, тем больше забывала Герда своего названого братца Кая — старушка умела колдовать. Только она была не злою колдуньей и колдовала лишь изредка, для своего удовольствия; теперь же ей очень захотелось оставить у себя Герду. И вот она пошла в сад, дотронулась клюкой до всех розовых кустов, и те как стояли в полном цвету, так все и ушли глубоко-глубоко в землю, и следа от них не осталось. Старушка боялась, что Герда при виде этих роз вспомнит о своих, а там и о Кае да и убежит от нее.

Потом старушка повела Герду в цветник. Ах, какой аромат тут был, какая красота: самые разные цветы, и на каждое время года! Во всем свете не нашлось бы книжки с картинками пестрее, красивее этого цветника. Герда прыгала от радости и играла среди цветов, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями. Тогда ее уложили в чудесную постель с красными шелковыми перинками, набитыми голубыми фиалками. Девочка заснула, и ей снились сны, какие видит разве королева в день своей свадьбы.

На другой день Герде опять позволили играть в чудесном цветнике на солнце. Так прошло много дней. Герда знала теперь каждый цветок в саду, но как ни много их было, ей все же казалось, что какого-то недостает, только какого? И вот раз она сидела и рассматривала соломенную шляпу старушки, расписанную цветами, и самым красивым из них была роза — старушка забыла ее стереть, когда спровадила живые розы под землю. Вот что значит рассеянность!

— Как! Тут нет роз? — сказала Герда и сейчас же побежала в сад, искала их, искала, да так и не нашла.

Тогда девочка опустилась на землю и заплакала. Теплые слезы падали как раз на то место, где стоял прежде один из розовых кустов, и как только они увлажнили землю, куст мгновенно вырос из нее, такой же цветущий, как прежде.

Обвила его ручонками Герда, принялась целовать розы и вспомнила о тех чудных розах, что цвели у нее дома, а вместе с тем и о Кае.

— Как же я замешкалась! — сказала девочка. — Мне ведь надо искать Кая!.. Вы не знаете, где он? — спросила она у роз. — Правда ли, что он умер и не вернется больше?

— Он не умер! — отвечали розы. — Мы ведь были под землей, где лежат все умершие, но Кая меж ними не было.

— Спасибо вам! — сказала Герда и пошла к другим цветам, заглядывала в их чашечки и спрашивала: — Вы не знаете, где Кай?

Но каждый цветок грелся на солнышке и думал только о своей собственной сказке или истории. Много их наслушалась Герда, но ни один не сказал ни слова о Кае.

Тогда Герда пошла к одуванчику, сиявшему в блестящей зеленой траве.

— Ты, маленькое ясное солнышко! — сказала ему Герда. — Скажи, не знаешь ли ты, где мне искать моего названого братца?

Одуванчик засиял еще ярче и взглянул на девочку. Какую же песенку спел он ей? Увы! И в этой песенке ни слова не говорилось о Кае!

— Был первый весенний день, солнце грело и так приветливо светило на маленький дворик. Лучи его скользили по белой стене соседнего дома, и возле самой стены проглянул первый желтенький цветок, он сверкал на солнце, словно золотой. Во двор вышла посидеть старая бабушка. Вот пришла из гостей ее внучка, бедная служанка, и поцеловала старушку. Поцелуй девушки дороже золота — он идет прямо от сердца. Золото на ее губах, золото в сердце, золото и на небе в утренний час! Вот и все! — сказал одуванчик.

— Бедная моя бабушка! — вздохнула Герда. — Верно, она скучает обо мне и горюет, как горевала о Кае. Но я скоро вернусь и его приведу с собой. Нечего больше и расспрашивать цветы — толку от них не добьешься, они знай твердят свое! — И она побежала в конец сада.

Дверь была заперта, но Герда так долго шатала ржавый засов, что он поддался, дверь отворилась, и девочка так, босоножкой, и пустилась бежать по дороге. Раза три оглядывалась она назад, но никто не гнался за нею.

Наконец она устала, присела на камень и осмотрелась: лето уже прошло, на дворе стояла поздняя осень. Только в чудесном саду старушки, где вечно сияло солнышко и цвели цветы всех времен года, этого не было заметно.

— Господи! Как же я замешкалась! Ведь уж осень на дворе! Тут не до отдыха! — сказала Герда и опять пустилась в путь.

Ах, как ныли ее бедные усталые ножки! Как холодно, сыро было вокруг! Длинные листья на ивах совсем пожелтели, туман оседал на них крупными каплями и стекал на землю; листья так и сыпались. Один только терновник стоял весь покрытый вяжущими, терпкими ягодами. Каким серым, унылым казался весь мир!

ИСТОРИЯ ЧЕТВЁРТАЯ.
Принц и принцесса.

Пришлось Герде опять присесть отдохнуть. На снегу прямо перед ней прыгал большой ворон. Долго смотрел он на девочку, кивая ей головою, и наконец молвил:

— Кар-кар! Здррравствуй!

Выговаривать по-человечески чище он не мог, но он желал девочке добра и спросил ее, куда это она бредет по белу свету одна-одинешенька. Что такое «одна-одинешенька», Герда знала очень хорошо, сама на себе испытала. Рассказав ворону всю свою жизнь, девочка спросила, не видал ли он Кая.

Ворон задумчиво покачал головой и сказал:

— Может быть! Может быть!

— Как! Правда? — воскликнула девочка и чуть не задушила ворона — так крепко она его расцеловала.

— Потише, потише! — сказал ворон. — Думаю, это был твой Кай. Но теперь он, верно, забыл тебя со своею принцессой!

— Разве он живет у принцессы? — спросила Герда.

— А вот послушай, — сказал ворон. — Только мне ужасно трудно говорить по-вашему. Вот если бы ты понимала по-вороньи, я рассказал бы тебе обо всем куда лучше.

— Нет, этому меня не учили, — сказала Герда. — Как жалко!

— Ну ничего, — сказал ворон. — Расскажу как сумею, хоть и плохо.

И он рассказал все, что знал.

— В королевстве, где мы с тобой находимся, есть принцесса, такая умница, что и сказать нельзя! Прочла все газеты на свете и позабыла все, что в них прочла, — вот какая умница! Раз как-то сидит она на троне — а веселья-то в этом не так уж много, как люди говорят, — и напевает песенку: «Отчего бы мне не выйти замуж?» «А ведь и в самом деле!» — подумала она, и ей захотелось замуж. Но в мужья она хотела выбрать такого человека, который бы умел отвечать, когда с ним говорят, а не такого, что умел бы только важничать, — это ведь так скучно! И вот барабанным боем созывают всех придворных дам, объявляют им волю принцессы. Уж так они все обрадовались! «Вот это нам нравится! — говорят. — Мы и сами недавно об этом думали!» Все это истинная правда! — прибавил ворон. — У меня при дворе есть невеста — ручная ворона, от нее-то я и знаю все это.

На другой день все газеты вышли с каймой из сердец и с вензелями принцессы. А в газетах объявлено, что каждый молодой человек приятной наружности может явиться во дворец и побеседовать с принцессой; того же, кто будет держать себя непринужденно, как дома, и окажется всех красноречивее, принцесса изберет в мужья. Да, да! — повторил ворон. — Все это так же верно, как то, что я сижу здесь перед тобою. Народ валом повалил во дворец, пошла давка и толкотня, да все без проку ни в первый, ни во второй день. На улице все женихи говорят отлично, а стоит им перешагнуть дворцовый порог, увидеть гвардию в серебре да лакеев в золоте и войти в огромные, залитые светом залы — и их оторопь берет. Подступят к трону, где сидит принцесса, да и повторяют за ней ее же слова, а ей вовсе не это было нужно. Ну, точно на них порчу напускали, опаивали дурманом! А выйдут за ворота — опять обретут дар слова. От самых ворот до дверей тянулся длинный-длинный хвост женихов. Я сам там был и видел.

— Ну, а Кай-то, Кай? — спросила Герда. — Когда же он явился? И он пришел свататься?

— Постой! Постой! Вот мы дошли и до него! На третий день явился небольшой человечек, не в карете, не верхом, а просто пешком, и прямо во дворец. Глаза блестят, как твои, волосы длинные, вот только одет бедно.

— Это Кай! — обрадовалась Герда. — Я нашла его! — И она захлопала в ладоши.

— За спиной у него была котомка, — продолжал ворон.

— Нет, это, верно, были его санки! — сказала Герда. — Он ушел из дому с санками.

— Очень может быть! — сказал ворон. — Я не особенно вглядывался. Так вот, моя невеста рассказывала, как вошел он в дворцовые ворота и увидел гвардию в серебре, а по всей лестнице лакеев в золоте, ни капельки не смутился, только головой кивнул и сказал: «Скучненько, должно быть, стоять тут на лестнице, войду-ка я лучше в комнаты!» А все залы залиты светом. Тайные советники и их превосходительства расхаживают без сапог, золотые блюда разносят, — торжественнее некуда! Сапоги его страшно скрипят, а ему все нипочем.

— Это наверное Кай! — воскликнула Герда. — Я знаю, он был в новых сапогах. Я сама слышала, как они скрипели, когда он приходил к бабушке.

— Да, они таки скрипели порядком, — продолжал ворон. — Но он смело подошел к принцессе. Она сидела на жемчужине величиною с колесо прялки, а кругом стояли придворные дамы со своими служанками и служанками служанок и кавалеры со слугами и слугами слуг, а у тех опять прислужники. Чем ближе кто-нибудь стоял к дверям, тем выше задирал нос. На прислужника слуги слуги, стоявшего в самых дверях, нельзя было и взглянуть без дрожи — такой он был важный!

— Вот страх-то! — сказала Герда. — А Кай все-таки женился на принцессе?

— Не будь я вороном, я бы сам женился на ней, хоть я и помолвлен. Он завел с принцессой беседу и говорил не хуже, чем я по-вороньи, — так, по крайней мере, сказала мне моя ручная невеста. Держался он очень свободно и мило и заявил, что пришел не свататься, а только, послушать умные речи принцессы. Ну и вот, она ему понравилась, он ей тоже.

— Да-да, это Кай! — сказала Герда. — Он ведь такой умный! Он знал все четыре действия арифметики, да еще с дробями! Ах, проводи же меня во дворец!

— Легко сказать, — отвечал ворон, — трудно сделать. Постой, я поговорю с моей невестой, она что-нибудь придумает и посоветует нам. Ты думаешь, что тебя вот так прямо и впустят во дворец? Как же, не очень-то впускают таких девочек!

— Меня впустят! — сказала Герда. — Когда Кай услышит, что я тут, он сейчас же прибежит за мною.

— Подожди меня тут у решетки, — сказал ворон, тряхнул головой и улетел.

Вернулся он уже совсем под вечер и закаркал:

— Кар, кар! Моя невеста шлет тебе тысячу поклонов и вот этот хлебец. Она стащила его на кухне — там их много, а ты, верно, голодна!.. Ну, во дворец тебе не попасть: ты ведь босая — гвардия в серебре и лакеи в золоте ни за что не пропустят тебя. Но не плачь, ты все-таки попадешь туда. Невеста моя знает, как пройти в спальню принцессы с черного хода и где достать ключ.

И вот они вошли в сад, пошли по длинным аллеям, где один за другим падали осенние листья, и когда огни во дворце погасли, ворон провел девочку в полуотворенную дверь.

О, как билось сердечко Герды от страха и нетерпения! Точно она собиралась сделать что-то дурное, а ведь она только хотела узнать, не здесь ли ее Кай! Да, да, он, верно, здесь! Герда так живо представляла себе его умные глаза, длинные волосы, и как он улыбался ей, когда они, бывало, сидели рядышком под кустами роз. А как обрадуется он теперь, когда увидит ее, услышит, на какой длинный путь решилась она ради него, узнает, как горевали о нем все домашние! Ах, она была просто вне себя от страха и радости!

Но вот они на площадке лестницы. На шкафу горела лампа, а на полу сидела ручная ворона и осматривалась по сторонам. Герда присела и поклонилась, как учила ее бабушка.

— Мой жених рассказывал мне о вас столько хорошего, барышня! — сказала ручная ворона. — И ваша жизнь также очень трогательна! Не угодно ли вам взять лампу, а я пойду вперед. Мы пойдем прямою дорогой, тут мы никого не встретим.

— А мне кажется, за нами кто-то идет, — сказала Герда, и в ту же минуту мимо нее с легким шумом промчались какие-то тени: лошади с развевающимися гривами и тонкими ногами, охотники, дамы и кавалеры верхами.

— Это сны! — сказала ручная ворона. — Они являются сюда, чтобы мысли высоких особ унеслись на охоту. Тем лучше для нас, удобнее будет рассмотреть спящих.

Тут они вошли в первую залу, где стены были обиты розовым атласом, затканным цветами. Мимо девочки опять пронеслись сны, но так быстро, что она не успела рассмотреть всадников. Одна зала была великолепнее другой, так что было от чего прийти в замешательство. Наконец они дошли до спальни. Потолок напоминал верхушку огромной пальмы с драгоценными хрустальными листьями; с середины его спускался толстый золотой стебель, на котором висели две кровати в виде лилий. Одна была белая, в ней спала принцесса, другая — красная, и в ней Герда надеялась найти Кая. Девочка слегка отогнула один из красных лепестков и увидала темно-русый затылок. Это Кай! Она громко назвала его по имени и поднесла лампу к самому его лицу. Сны с шумом умчались прочь; принц проснулся и повернул голову… Ах, это был не Кай!

Принц походил на него только с затылка, но был так же молод и красив. Из белой лилии выглянула принцесса и спросила, что случилось. Герда заплакала и рассказала всю свою историю, упомянув и о том, что сделали для нее вороны.

— Ах ты бедняжка! — сказали принц и принцесса, похвалили ворон, объявили, что ничуть не гневаются на них — только пусть они не делают этого впредь, — и захотели даже наградить их.

— Хотите быть вольными птицами? — спросила принцесса. — Или желаете занять должность придворных ворон, на полном содержании из кухонных остатков?

Ворон с вороной поклонились и попросили должности при дворе. Они подумали о старости и сказали:

— Хорошо ведь иметь верный кусок хлеба на старости лет!

Принц встал и уступил свою постель Герде — больше он пока ничего не мог для нее сделать. А она сложила ручки и подумала: «Как добры все люди и животные!» — закрыла глаза и сладко заснула. Сны опять прилетели в спальню, но теперь они везли на маленьких саночках Кая, который кивал Герде головою. Увы, все это было лишь во сне и исчезло, как только девочка проснулась.

На другой день ее одели с ног до головы в шелк и бархат и позволили ей оставаться во дворце сколько она пожелает.

Девочка могла жить да поживать тут припеваючи, но прогостила всего несколько дней и стала просить, чтобы ей дали повозку с лошадью и пару башмаков — она опять хотела пуститься разыскивать по белу свету своего названого братца.

Ей дали и башмаки, и муфту, и чудесное платье, а когда она простилась со всеми, к воротам подъехала карета из чистого золота, с сияющими, как звезды, гербами принца и принцессы: у кучера, лакеев, форейторов — дали ей и форейторов — красовались на головах маленькие золотые короны.

Принц и принцесса сами усадили Герду в карету и пожелали ей счастливого пути.

Лесной ворон, который уже успел жениться, провожал девочку первые три мили и сидел в карете рядом с нею — он не мог ехать, сидя спиною к лошадям. Ручная ворона сидела на воротах и хлопала крыльями. Она не поехала провожать Герду, потому что страдала головными болями, с тех пор как получила должность при дворе и слишком много ела. Карета была битком набита сахарными крендельками, а ящик под сиденьем — фруктами и пряниками.

— Прощай! Прощай! — закричали принц и принцесса.

Герда заплакала, ворона — тоже. Через три мили простился с девочкой и ворон. Тяжелое было расставанье! Ворон взлетел на дерево и махал черными крыльями до тех пор, пока карета, сиявшая, как солнце, не скрылась из виду.

ИСТОРИЯ ПЯТАЯ.
Маленькая разбойница.

Вот Герда въехала в темный лес, в котором жили разбойники; карета горела как жар, она резала разбойникам глаза, и они просто не могли этого вынести.

— Золото! Золото! — закричали они, схватив лошадей под уздцы, убили маленьких форейторов, кучера и слуг и вытащили из кареты Герду.

— Ишь какая славненькая, жирненькая! Орешками откормлена! — сказала старуха разбойница с длинной жесткой бородой и мохнатыми, нависшими бровями. — Жирненькая, что твой барашек! Ну-ка, какова на вкус будет?

И она вытащила острый сверкающий нож. Какой ужас!

— Ли! — вскрикнула она вдруг: ее укусила за ухо ее собственная дочка, которая сидела у нее за спиной и была такая необузданная и своевольная, что просто любо. — Ах ты дрянная девчонка! — закричала мать, но убит». Герду не успела.

— Она будет играть со мной, — сказала маленькая разбойница. — Она отдаст мне свою муфту, свое хорошенькое платьице и будет спать со мной в моей постели.

И девочка опять так укусила мать, что та подпрыгнула и завертелась на месте. Разбойники захохотали.

— Ишь как пляшет со своей девчонкой!

— Хочу в карету! — закричала маленькая разбойница и настояла на своем — она была ужасно избалована и упряма.

Они уселись с Гердой в карету и помчались по пням и кочкам в чащу леса.

Маленькая разбойница была ростом с Герду, но сильнее, шире в плечах и гораздо смуглее. Глаза у нее были совсем черные, но какие-то печальные. Она обняла Герду и сказала:

— Они тебя не убьют, пока я не рассержусь на тебя. Ты, верно, принцесса?

— Нет, — отвечала девочка и рассказала, что пришлось ей испытать и как она любит Кая.

Маленькая разбойница серьезно поглядела па нее, слегка кивнула и сказала:

— Они тебя не убьют, даже если я и рассержусь на тебя, — я лучше сама убью тебя!

И она отерла слезы Герде, а потом спрятала обе руки в ее хорошенькую мягкую теплую муфточку.

Вот карета остановилась: они въехал и во двор разбойничьего замка.

Он был весь в огромных трещинах; из них вылетали вороны и вороны. Откуда-то выскочили огромные бульдоги, казалось, каждому из них нипочем проглотить человека, но они только высоко подпрыгивали и даже не лаяли — это было запрещено. Посреди огромной залы с полуразвалившимися, покрытыми копотью стенами и каменным полом пылал огонь. Дым подымался к потолку и сам должен был искать себе выход. Над огнем кипел в огромном котле суп, а на вертелах жарились зайцы и кролики.

— Ты будешь спать вместе со мной вот тут, возле моего маленького зверинца, — сказала Герде маленькая разбойница.

Девочек накормили, напоили, и они ушли в свой угол, где была постлана солома, накрытая коврами. Повыше сидело на жердях больше сотни голубей. Все они, казалось, спали, но, когда девочки подошли, слегка зашевелились.

— Веемой! — сказала маленькая разбойница, схватила одного голубя за ноги и так тряхнула его, что тот забил крыльями. — На, поцелуй его! — крикнула она и ткнула голубя Герде прямо в лицо. — А вот тут сидят лесные плутишки, — продолжала она, указывая на двух голубей, сидевших в небольшом углублении в стене, за деревянною решеткой. — Эти двое — лесные плутишки. Их надо держать взаперти, не то живо улетят! А вот и мой милый старичина бяшка! — И девочка потянула за рога привязанного к стене северного оленя в блестящем медном ошейнике. — Его тоже нужно держать на привязи, иначе удерет! Каждый вечер я щекочу его под шеей своим острым ножом — он до смерти этого боится.

— Неужели ты и спишь с ножом? — спросила ее Герда.

— Всегда! — отвечала маленькая разбойница. — Мало ли что может статься! Ну, расскажи мне еще раз о Кае и о том, как ты пустилась странствовать по белу свету.

Герда рассказала. Лесные голуби в клетке тихо ворковали; другие голуби уже спали. Маленькая разбойница обвила одною рукой шею Герды — в другой у нее был нож — и захрапела, но Герда не могла сомкнуть глаз, не зная, убьют ее или оставят в живых.

Вдруг лесные голуби проворковали:

— Курр! Курр! Мы видели Кая! Белая курица несла на спине его санки, а он сидел в санях Снежной королевы. Они летели над лесом, когда мы, птенцы, еще лежали в гнезде. Она дохнула на нас, и все умерли, кроме нас двоих. Курр! Курр!

— Что вы говорите! — воскликнула Герда. — Куда же полетела Снежная королева? Знаете?

— Наверно, в Лапландию — ведь там вечный снег и лед. Спроси у северного оленя, что стоит тут на привязи.

— Да, там вечный снег и лед. Чудо как хорошо! — сказал северный олень. — Там прыгаешь себе на воле по огромным сверкающим равнинам. Там раскинут летний шатер Снежной королевы, а постоянные ее чертоги — у Северного полюса, на острове Шпицберген.

— О Кай, мой милый Кай! — вздохнула Герда.

— Лежи смирно, — сказала маленькая разбойница. — Не то пырну тебя ножом!

Утром Герда рассказала ей, что слышала от лесных голубей. Маленькая разбойница серьезно посмотрела на Герду, кивнула головой и сказала:

— Ну, так и быть!.. А ты знаешь, где Лапландия? — спросила она затем у северного оленя.

— Кому же и знать, как не мне! — отвечал олень, и глаза его заблестели. — Там я родился и вырос, там прыгал по снежным равнинам.

— Так слушай, — сказала Герде маленькая разбойница. — Видишь, все наши ушли, дома одна мать; немного погодя она хлебнет из большой бутылки и вздремнет, тогда я кое-что сделаю для тебя.

И вот старуха хлебнула из своей бутылки и захрапела, а маленькая разбойница подошла к северному оленю и сказала:

— Еще долго можно было бы потешаться над тобой! Уж больно ты уморительный, когда тебя щекочут острым ножом. Ну, да так и быть! Я отвяжу тебя и выпущу на волю. Можешь бежать в свою Лапландию, но за это ты должен отвезти к дворцу Снежной королевы эту девочку — там ее названый брат. Ты ведь, конечно, слышал, что она рассказывала? Она говорила громко, а у тебя вечно ушки на макушке.

Северный олень так и подпрыгнул от радости. А маленькая разбойница посадила на него Герду, крепко привязала ее для верности и даже подсунула под нее мягкую подушку, чтобы ей удобнее было сидеть.

— Так и быть, — сказала она затем, — возьми назад свои меховые сапожки — ведь холодно будет! А муфту уж я оставлю себе, больно она хороша. Но мерзнуть я тебе не дам: вот огромные рукавицы моей матери, они дойдут тебе до самых локтей. Сунь в них руки! Ну вот, теперь руки у тебя, как у моей уродины матери.

Герда плакала от радости.

— Терпеть не могу, когда хнычут! — сказала маленькая разбойница. — Теперь ты должна радоваться. Вот тебе еще два хлеба и окорок, чтобы не пришлось голодать.

И то и другое было привязано к оленю.

Затем маленькая разбойница отворила дверь, заманила собак в дом, перерезала своим острым ножом веревку, которою был привязан олень, и сказала ему:

— Ну, живо! Да береги смотри девочку.

Герда протянула маленькой разбойнице обе руки в огромных рукавицах и попрощалась с нею. Северный олень пустился во всю прыть через пни и кочки по лесу, по болотам и степям. Выли волки, каркали вороны.

Уф! Уф! — послышалось вдруг с неба, и оно словно зачихало огнем.

— Вот мое родное северное сияние! — сказал олень. — Гляди, как горит. И он побежал дальше, не останавливаясь ни днем, ни ночью. Хлебы были съедены, ветчина тоже, и вот они очутились в Лапландии.

ИСТОРИЯ ШЕСТАЯ.
Лапландка и финка.

Олень остановился у жалкой лачуги. Крыша спускалась до самой земли, а дверь была такая низенькая, что людям приходилось проползать в нее на четвереньках.

Дома была одна старуха лапландка, жарившая при свете жировой лампы рыбу. Северный олень рассказал лапландке всю историю Герды, но сначала рассказал свою собственную — она казалась ему гораздо важнее.

Герда же так окоченела от холода, что и говорить не могла.

— Ах вы бедняги! — сказала лапландка. — Долгий же вам еще предстоит путь! Придется сделать сто с лишним миль, пока доберетесь до Финляндии, где Снежная королева живет на даче и каждый вечер зажигает голубые бенгальские огни. Я напишу несколько слов на сушеной треске — бумаги у меня нет, — и вы снесете послание финке, которая живет в тех местах и лучше моего сумеет научить вас, что надо делать.

Когда Герда согрелась, поела и попила, лапландка написала несколько слов на сушеной треске, велела Герде хорошенько беречь ее, потом привязала девочку к спине оленя, и тот снова помчался.

Уф! Уф! — послышалось опять с неба, и оно стало выбрасывать столбы чудесного голубого пламени. Так добежал олень с Гердой и до Финляндии и постучался в дымовую трубу финки — у нее и дверей-то не было.

Ну и жара стояла в ее жилье! Сама финка, низенькая толстая женщина, ходила полуголая. Живо стащила она с Герды платье, рукавицы и сапоги, иначе девочке было бы жарко, положила оленю на голову кусок льда и затем принялась читать то, что было написано на сушеной треске.

Она прочла все от слова до слова три раза, пока не заучила наизусть, а потом сунула треску в котел — рыба ведь годилась в пищу, а у финки ничего даром не пропадало.

Тут олень рассказал сначала свою историю, а потом историю Герды. Финка мигала своими умными глазами, но не говорила ни слова.

— Ты такая мудрая женщина… — сказал олень. — Не изготовишь ли ты для девочки такое питье, которое бы дало ей силу двенадцати богатырей? Тогда бы она одолела Снежную королеву!

— Силу двенадцати богатырей! — сказала финка. — Да много ли в том проку!

С этими словами она взяла с полки большой кожаный свиток и развернула его: он был весь исписан какими-то удивительными письменами.

Финка принялась читать их и читала до того, что пот градом покатился с ее лба.

Олень опять принялся просить за Герду, а сама Герда смотрела на финку такими умоляющими, полными слез глазами, что та опять заморгала, отвела оленя в сторону и, меняя ему на голове лед, шепнула:

— Кай в самом деле у Снежной королевы, но он вполне доволен и думает, что лучше ему нигде и быть не может. Причиной же всему осколки зеркала, что сидят у него в сердце и в глазу. Их надо удалить, иначе Снежная королева сохранит над ним свою власть.

— А не можешь ли ты дать Герде что-нибудь такое, что сделает ее сильнее всех?

— Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать. Не видишь разве, как велика ее сила? Не видишь, что ей служат и люди и звери? Ведь она босая обошла полсвета! Не у нас занимать ей силу, ее сила в ее сердце, в том, что она невинный милый ребенок. Если она сама не сможет проникнуть в чертоги Снежной королевы и извлечь из сердца Кая осколок, то мы и подавно ей не поможем! В двух милях отсюда начинается сад Снежной королевы. Отнеси туда девочку, спусти у большого куста, обсыпанного красными ягодами, и, не мешкая, возвращайся обратно.

С этими словами финка посадила Герду на спину оленя, и тот бросился бежать со всех ног.

— Ай, я без теплых сапог! Ай, я без рукавиц! — закричала Герда, очутившись на морозе.

Но олень не смел остановиться, пока не добежал до куста с красными ягодами. Тут он спустил девочку, поцеловал ее в губы, и по щекам его покатились, крупные блестящие слезы. Затем он стрелой пустился назад.

Бедная девочка осталась одна на трескучем морозе, без башмаков, без рукавиц.

Она побежала вперед что было мочи. Навстречу ей несся целый полк снежных хлопьев, но они не падали с неба — небо было совсем ясное, и в нем полыхало северное сияние, — нет, они бежали по земле прямо на Герду и становились все крупнее и крупнее.

Герда вспомнила большие красивые хлопья под увеличительным стеклом, но эти были куда больше, страшнее и все живые.

Это были передовые дозорные войска Снежной королевы.

Одни напоминали собой больших безобразных ежей, другие — стоглавых змей, третьи — толстых медвежат с взъерошенной шерстью. Но все они одинаково сверкали белизной, все были живыми снежными хлопьями.

Однако Герда смело шла все вперед и вперед и наконец добралась до чертогов Снежной королевы.

Посмотрим же, что было в это время с Каем. Он и не думал о Герде, а уж меньше всего о том, что она так близко от него.

ИСТОРИЯ СЕДЬМАЯ.
Что случилось в чертогах Снежной королевы и что случилось потом.

Стенами чертогам были вьюги, окнами и дверями буйные ветры. Сто с лишним зал тянулись здесь одна за другой так, как наметала их вьюга. Все они освещались северным сиянием, и самая большая простиралась на много-много миль. Как холодно, как пустынно было в этих белых, ярко сверкающих чертогах! Веселье никогда и не заглядывало сюда. Никогда не устраивались здесь медвежьи балы с танцами под музыку бури, на которых могли бы отличиться грацией и умением ходить на задних лапах белые медведи; никогда не составлялись партии в карты с ссорами и дракою, не сходились на беседу за чашкой кофе беленькие кумушкилисички.

Холодно, пустынно, грандиозно! Северное сияние вспыхивало и горело так правильно, что можно было точно рассчитать, в какую минуту свет усилится, в какую померкнет. Посреди самой большой пустынной снежной залы находилось замерзшее озеро. Лед треснул на нем на тысячи кусков, таких одинаковых и правильных, что это казалось каким-то фокусом. Посреди озера сидела Снежная королева, когда бывала дома, говоря, что сидит на зеркале разума; по ее мнению, это было единственное и лучшее зеркало на свете.

Кай совсем посинел, почти почернел от холода, но не замечал этого — поцелуи Снежной королевы сделали его нечувствительным к холоду, да и самое сердце его было все равно что кусок льда. Кай возился с плоскими остроконечными льдинами, укладывая их на всевозможные лады. Есть ведь такая игра-складывание фигур из деревянных дощечек, — которая называется китайской головоломкой. Вот и Кай тоже складывал разные затейливые фигуры, только из льдин, и это называлось ледяной игрой разума. В его глазах эти фигуры были чудом искусства, а складывание их — занятием первостепенной важности. Это происходило оттого, что в глазу у него сидел осколок волшебного зеркала. Складывал он и такие фигуры, из которых получались целые слова, но никак не мог сложить того, что ему особенно хотелось, — слово «вечность». Снежная королева сказала ему: «Если ты сложишь это слово, ты будешь сам себе господин, и я подарю тебе весь свет и пару новых коньков». Но он никак не мог его сложить.

— Теперь я полечу в теплые края, — сказала Снежная королева. — Загляну в черные котлы.

Так она называла кратеры огнедышащих гор — Этны и Везувия.

— Побелю их немножко. Это хорошо для лимонов и винограда.

Она улетела, а Кай остался один в необозримой пустынной зале, смотрел на льдины и все думал, думал, так что в голове у него трещало. Он сидел на месте, такой бледный, неподвижный, словно нежилой. Можно было подумать, что он совсем замерз.

В это-то время в огромные ворота, которыми были буйные ветры, входила Герда. И перед нею ветры улеглись, точно заснули. Она вошла в огромную пустынную ледяную залу и увидела Кая. Она тотчас узнала его, бросилась ему на шею, крепко обняла его и воскликнула:

— Кай, милый мой Кай! Наконец-то я нашла тебя!

Но он сидел все такой же неподвижный и холодный. И тогда Герда заплакала; горячие слезы ее упали ему на грудь, проникли в сердце, растопили ледяную кору, растопили осколок. Кай взглянул на Герду и вдруг залился слезами и плакал так сильно, что осколок вытек из глаза вместе со слезами. Тогда он узнал Герду и обрадовался:

— Герда! Милая Герда!.. Где же это ты была так долго? Где был я сам?

— И он оглянулся вокруг. — Как здесь холодно, пустынно!

И он крепко прижался к Герде. А она смеялась и плакала от радости. И это было так чудесно, что даже льдины пустились в пляс, а когда устали, улеглись и составили то самое слово, которое задала сложить Каю Снежная королева. Сложив его, он мог сделаться сам себе господином да еще получить от нее в дар весь свет и пару новых коньков.

Герда поцеловала Кая в обе щеки, и они опять зарделись, как розы; поцеловала его в глаза, и они заблестели; поцеловала его руки и ноги, и он опять стал бодрым и здоровым.

Снежная королева могла вернуться когда угодно — его отпускная лежала тут, написанная блестящими ледяными буквами.

Кай с Гердой рука об руку вышли из ледяных чертогов. Они шли и говорили о бабушке, о розах, что цвели в их садике, и перед ними стихали буйные ветры, проглядывало солнце. А когда дошли до куста с красными ягодами, там уже ждал их северный олень.

Кай и Герда отправились сначала к финке, отогрелись у нее и узнали дорогу домой, а потом — к лапландке. Та сшила им новое платье, починила свои сани и поехала их провожать.

Олень тоже провожал юных путников вплоть до самой границы Лапландии, где уже пробивалась первая зелень. Тут Кай и Герда простились с ним и с лапландкой.

Вот перед ними и лес. Запели первые птицы, деревья покрылись зелеными почками. Из леса навстречу путникам выехала верхом на великолепной лошади молодая девушка в ярко-красной шапочке с пистолетами за поясом.

Герда сразу узнала и лошадь — она была когда-то впряжена в золотую карету — и девушку. Это была маленькая разбойница.

Она тоже узнала Герду. Вот была радость!

— Ишь ты, бродяга! — сказала она Каю. — Хотелось бы мне знать, стоишь ли ты того, чтобы за тобой бегали на край света?

Но Герда потрепала ее по щеке и спросила о принце и принцессе.

— Они уехали в чужие края, — отвечала молодая разбойница.

— А ворон? — спросила Герда.

— Лесной ворон умер; ручная ворона осталась вдовой, ходит с черной шерстинкой на ножке и сетует на судьбу. Но все это пустяки, а ты вот расскажи-ка лучше, что с тобой было и как ты нашла его.

Герда и Кай рассказали ей обо всем.

— Ну, вот и сказке конец! — сказала молодая разбойница, пожала им руки и обещала навестить их, если когда-нибудь заедет к ним в город.

Затем она отправилась своей дорогой, а Кай и Герда — своей.

Они шли, и на их пути расцветали весенние цветы, зеленела трава. Вот раздался колокольный звон, и они узнали колокольни своего родного города. Они поднялись по знакомой лестнице и вошли в комнату, где все было по-старому: часы говорили «тик-так», стрелки двигались по циферблату. Но, проходя в низенькую дверь, они заметили, что стали совсем взрослыми.

Цветущие розовые кусты заглядывали с крыши в открытое окошко; тут же стояли их детские стульчики. Кай с Гердой сели каждый на свой, взяли друг друга за руки, и холодное, пустынное великолепие чертогов Снежной королевы забылось, как тяжелый сон.

Так сидели они рядышком, оба уже взрослые, но дети сердцем и душою, а на дворе стояло лето, теплое благодатное лето.

Перевод с датского А. Ганзен.
Рис. В. Конашевича.

Герда из мультфильма Снежная Королева

Хрупкая и нежная девочка Герда в мультфильме «Снежная королева» полностью забыв о себе, бросается на поиски своего названого брата Кая, с которым они дружили с самого детства, и который был похищен Снежной королевой. Кто не знает эту историю восхитительной детской дружбы, этого самопожертвования во имя дружбы и любви?

Преданность Герды, так же как и ее доброта заслуживают самой высшей похвалы. Когда Кай попал в беду, она тут же бросилась ему на выручку. В этой истории Герде самой пришлось проявлять твердость своего характера, одной бороться за спасение Кая. Она не испугалась ни предстоящих ей лишений, ни подстерегавших ее опасностей, ни даже могущества коварной и жестокой Снежной Королевы, которая не собиралась отказываться от своей добычи. Ее силы и решимость укреплялись безграничной верой в то, что у нее все получится, и она обязательно вызволит своего лучшего друга из страшного плена Снежной королевы.

Герда очень добрая девочка, она не бросила Кая в беде, ставшего очень злым и жестоким по отношению к ней, ведь она зла его совершенно другим, и верила, что с ее помощью он обязательно станет прежним.

В пути ей очень помогли ее вежливость, готовность всегда прийти на помощь, обходительность. Благодаря этим качествам, а также преданности, вежливости, отзывчивости, которые буквально поразили встретившихся на ее пути принца и принцессу, старую колдунью, злых разбойников, а также старуху-лапландку, и не только, до такой степени, что все они стали с готовностью ей помогать.

В пути Герда проявила всю свою силу характера, смелость, терпение и настойчивость в достижении цели. Именно эти положительные качества Герды, тепло ее сердца и готовность ради друга пожертвовать собой, стали той силой, которой не смогли противостоять чары Снежной Королевы, и именно они растопили лед в сердце Кая.

Именно такие же качества характера видим мы и у героини мультфильма «Дикие Лебеди», которая так же как и Герда, идет на все тяготы и лишения, ради спасения своих братьев, превращенных в диких лебедей.

Сравнительная характеристика героев сказки снежная королева. «Снежная королева» характеристика героев

Андерсен — известный детский писатель. Я люблю читать его сказки. В них рассказывается о смелых и храбрых детях. Это и маленькая русалочка, которая не побояпась уйти из дома ради своей любви. Это и смелая Герда, которая отправилась на край света за своим другом Каем.

Герда — маленькая, хрупкая девочка. Она жила с бабушкой, и у нее был названый брат Кай. Они дружили с детства. Когда Кая увезла Снежная Королева, она пошла искать его. Ради своего названого брата Кая она прошла через многие испытания. Все, кого встречала Герда в своем путешествни, помогали ей.Окружающих людей и животных восхищала храбрость Герды. Ее желание спасти Кая помогло ей победить все. Она не осталась жить у доброй старушки. Ей там было хорошо, но она вспомнила Кая, свою бабушку. Герда осенью уходит в летнем платье, чтобы спасти брата. Герда подружилась с Вороном.

Он провел ее в королевский дворец. Там она познакомилась с Принцем и Принцессой. Они подарили ей теплую одежду и кареты с лошадьми, чтобы она не замерзла на севере. Герда не испугалась разбойников. Она была добра к зверям, и олень рассказал ей о Кае. Герда смогла победить чары холодной и прекрасной Снежной Королевы. Она разрушила ее дворец, вызволив из беды своего названого братца Кая.

Все трудности оказались по плечу этой маленькой, но храброй девочке. Ведь в ее сердце жили вера, надежда и любовь. Ей удалось пройти там, где не прошел бы, пожалуй, даже взрослый человек. Когда Герда возвращалась с Каем домой, ее встречали все, кто помогал ей. Люди и звери радовались вместе с ней. Они восхищались смелостью Герды и гордились тем, что знакомы с ней. Я тоже восхищаюсь храбростью маленькой Герды. Ведь она ради дружбы готова была пожертвовать собой. Мне кажется, Х.-К Андерсен хотел сказать нам, что даже маленькие и слабые всегда сумеют добиться своего, особенно если будут верить в свои силы и верность выбранных целей.

Сказка «Снежная Королева» увидела свет в 1844 году. Интересно, что у этой персонажей этого произведения были реальные прототипы. Так, прообразом Снежной королевы с ледяным сердцем стала оперная певица Йенни Линд, в которую сказочник был безумно влюблен. А Герда воплотилась из маленькой подружки детства Лисбет, с которой Ханс Христиан дружил в раннем детстве.

Главные герои сказки Андерсена «Снежная королева»:

Злой троль – воплощение всего злого. Он создал зеркало, которое добро уменьшало, а зло увеличивало до невероятных размеров.

Герда – центральный персонаж. Маленькая девочка, которая жила со своими родителями. Когда Кай пропал, Герда долго грустила по своему маленькому другу и плакала. У нее было большое и сильное сердце, покорявшее людей и лесных зверей. Сердце, которое согревалось любовью. Это огромное любящее сердце растопило лед в сердце Кая.

Кай – мальчик, близкий друг Герды, жил напротив Герды тоже с родителями. Это был добрый мальчик, который любил своих родителей, розы, Герду, книжки с картинками до тех пор, пока ему в глаз не попал осколок дьявольского зеркала, созданного Троллем. После этого случая Кай сильно изменился. Он стал передразнивать знакомых и соседей, выставляя напоказ все их недостатки, передразнивал свою бабушку, в поступках людей, в предметах его окружавших, видел только плохое. Все ему не нравилось. Когда он катался с детьми на санках, его похитила Снежная королева.

Снежная Королева – отрицательная героиня. Женщина изо льда и снега. Красивая и холодная. Своим ледяным поцелуем она заморозила сердце Кая, и тот забыл всех своих близких.

Старушка, умевшая колдовать – добрая старушка, колдовала редко, ради собственного удовольствия. Она была очень одинокой и хотела оставить Герду у себя.

Принц и принцесса – молодые супруги, не лишенные справедливости, великодушия. Они щедро одарили Герду и пожелали счастливого пути.

Маленькая разбойница – своенравная девчонка, избалованная, упрямая. В ее сердце странным образом уживались жестокость с великодушием.

Старуха лапландка – жительница Лапландии, встретившаяся Герде и оленю на пути. Она была бедной, жила в ветхой лачуге.

Финка – маленькая толстая женщина. Любила тепло, в доме топила жарко. Была умной. К ней направила Герду лапландка.

Герда нашла Кая. Маленькой храброй девочке помогали люди, звери и птицы. Своими поцелуями Герда растопила лед в сердце Кая, он расплакался, и осколок, сидевший в его глазу, вытек вместе со слезами. Кай стал прежним. Они вернулись домой, и заметили, что за время своего отсутствия стали старше.

«Снежная королева» характеристика героев — Кая, Герда, Снежной Королевы

«Снежная королева» характеристика героев
Герда

Герда — главная героиня сказки.

Описание Герды:

«…волосы у неё вились, и кудри золотым сиянием окружали её милое, приветливое личико, кругленькое и румяное, словно роза».

Герда — добрая, ласковая, храбрая. Она любит Кая, как брата и отправляется в длинный и долгий путь, чтобы спасти его . Горячее сердце подтолкнуло Герду к такому шагу. Герда верила, что Кай жив, и она обязательно должна ему помочь.

Черты характера Герды: сильная, смелая, верная, храбрая, искренняя, целеустремленная, настойчивая

В поисках девочке помогли учёные вороны , принц с принцессой, которые дали Герде тёплую одежду и рукавички , маленькая разбойница и олень.

Во время своих долгих странствий Герда проявляет себя только с лучшей стороны. Она милая, приветливая, добрая и это привлекает к ней не только различных людей, но и животных, и птиц. Она храбрая, терпеливая, настойчивая, и это помогает ей не унывать от неудач и не терять веру в то, что она найдет Кая. Она верная, любящая, надежная, и это помогает ей справиться с чарами самой Снежной королевы и растопить лед в сердце мальчика. Если бы Герда была настоящей, а не сказочной девочкой, у нее было бы полным-полно друзей. Я в этом ни капельки не сомневаюсь.

Снежная королева заколдовала сердце Кая и превратила его в комок льда . Но горячие слёзы Герды и её любовь спасли мальчика.

Герда оказалась сильнее Снежной королевы. ведь У Снежной королевы- холодное сердце, а у Герды-горячее. Герда-воплощение лучших человеческих качеств. Поэтому она побеждает зло, отвоевывает Кая у Снежной королевы.

«Снежная королева» характеристика Снежной королевы

Описание Снежной королевы:

-«Она была так прелестна и нежна, но изо льда,…, и все же живая! Глаза ее сияли, как звезды, но в них не было ни теплоты, ни покоя».

Герда, и Снежная королева — сильные личности.

Герда и Снежная королева: сходства и различия
Характеристика Кайя «Снежная королева»

В начале сказки это добрый и отзывчивый мальчик. После того, как Кай попадает во дворец Снежной Королевы, его сердце становится ледяным — теперь это грубый, злой и бесчувственный мальчик. Кай не понимает, что нельзя жить без истинных чувств — такое существование бессмысленно. Герда своей истинной любовью спасает Кая из ледяного заточения.

В сказке «Снежная королева» олицетворением добра и света является главная героиня – девочка Герда, которая совершила много смелых и самоотверженных поступков ради спасения своего названного брата, попавшего в плен к злой волшебнице.

У Герды необычный характер, объединяющий в себе доброту и нежность с храбростью, решительностью и мужественностью.

Отправляясь на поиски Кая, Герда не могла представить, какие испытания ей предстоят. Но ее направляла вера в то, что ее друг жив, и ради его спасения стоит забыть слабости и страхе.

Благодаря своему доброму характеру, девочка нашла по пути много друзей и помощников. Принцесса и принц были очарованы историей Герды, поэтому снарядили ее в путь теплыми вещами и золотой каретой. А маленькая разбойница, сама отличавшаяся недюжинной силой и смелостью, была так поражена мужеством Герды, что спасла ее от смерти и отдала ей в помощь своего любимого питомца – Северного оленя. Хотя, стоит заметить, что Герде далеко не сразу удалось завоевать доверие разбойницы, но она смогла показать ей, что любовь и доброта сильнее злобы и агрессии.

Даже животные и природа помогают Герде. Река и роза подсказывают, что Кай жив, ворон с вороной помогают попасть во дворец принцессы, а Северный олень сопровождает до владений Снежной королевы и не уходит, пока девочка не возвращается с победой.

Лапландка и финка бескорыстно дают приют и помогают найти дорогу в снежный замок.

Только старушка-колдунья не захотела помочь Герде, да и то, не со зла, а оттого, что была слишком одинокой, и привыкла думать только о себе.

Самым большим злом на пути маленькой девочки является, конечно, Снежная королева. Под ее взглядом замораживается все живое. Ее колючая армия непобедима. Но настоящую любовь невозможно уничтожить. Вера Герды настолько сильна, что армия отступает, а злые чары рассеиваются от ее горячих слез.

Герда спасает Кая только своими силами, ведь сам он не понимает, что попал в беду и давно забыл не только Герду, но и простые человеческие чувства – любовь, дружбу, привязанность. Это говорит о ее великодушии и способности прощать обиды.

Главный урок, который многие поколения извлекают из этой сказки, что любовь и вера наделяют человека невероятной силой. А если даже в сложных обстоятельствах человек продолжает любить мир и относиться к нему с доверием, то мир помогает ему достигнуть своей цели.

Сочинение на тему Герда

Место одного из главных героев сказки Андерсена «Снежная королева» заняла маленькая девочка Герда. Эта отчаянная девочка кажется наделена всеми положительными качествами, которые только можно себе вообразить. Она не побоявшись возможных опасностей отправилась на спасение попавшего в беду друга Кая, который был для неё, как родной брат. Ради него она была готова на все и совершила не мало отважных поступков. Герда обладательница исключительного характера, вобравшего в себя безграничную доброту и храбрую мужественность.

Направляясь разыскивать Кая, Герда даже не предполагала, с какими трудностями ей предстоит встретиться. Но ей управляли решительность, надежда и вера в то, что ее близкий друг жив, и ради его вызволения из опасности необходимо было забыть все страхи и опасения.

Благодаря своему чуткому характеру Герда на пути к Каю нашла много добрых помощников. Принц с принцессой были в восхищении от истории Герды, поэтому снабдили её всем необходимым для дальней дороги, они подарили ей тёплые вещи и золотую карету. Доброе сердце Герды даже покорило злую разбойницу, постоянно ходившую с ножом.

Покоренная разбойница уберегает Герду от смерти и дарит ей в помощь своего дорогого Северного оленя. Природные силы тоже во всём оказывают помощь маленькой девочке. Речка и роза уверяют, что Кай жив, ворон с вороной помогают пробраться во дворец принцессы, а Северный олень доставляет Герду в ледяные владения королевы и ждёт, пока девочка не вертается с Каем. Только старая колдунья не желала помогать Герде, даже не из-за злости, а от собственного одиночества и привычки думать исключительно о себе. Но самую большую опасность на пути Герды несла Снежная королева, которая одним взглядом могла заморозить все живое. Но огромной любви и горячим слезам маленькой девочки удалось растопить ледяные силы зла.

Герда собственными силами вызволяет Кая, который даже не осознавал, что находится в беде и за короткое время смог забыть свою подругу.

Через всю сказку образ Герды проходит как антипод бездушной королеве. Этот образ способен служить достойным примером бескорыстной дружбы и образцового поведения.

Несколько интересных сочинений

  • Сочинение Фамусовская Москва в комедии Горе от ума Грибоедова

    Московское дворянское общество первой половины 18 века очень наглядно, красочно, правдиво и очень сатирически нарисовал в комедии Горе от ума Александр Сергеевич Грибоедов.

  • Образ и характеристика доктора Старцева в рассказе Чехова Ионыч сочинение

    Рассказ А. П. Чехова Ионыч — это психологическая картина главного героя, образ которого к концу произведения становится неузнаваемым. Это касается и наблюдений за внешним видом Старцева

  • Сочинение Роль тире на письме рассуждение

    Тире – это знак препинания, который используется не так часто, как запятая, но занимает далеко не последнее место в пунктуации. У тире есть множество функций, которые можно разделить на две категории

  • Санкт-Петербург это древний и очень красивый город нашей страны России. Он является вторым по величине после Москвы, это важнейший центр туризма, экономики, медицины, науки, культуры нашего государства

  • Характеристика и образ Митрофана в комедии Недоросль Фонвизина сочинение

    Митрофан Простаков — герой пьесы Д.И. Фонвизина «Недоросль», юноша, единственный сын дворян Простаковых. Недорослями в XIX веке называли юношей из дворянских семей

Сказка «Снежная королева» — это необыкновенная история о мальчике Кае и девочке Герде. Их разлучил осколок разбитого зеркала. Основная тема сказки Андерсена «Снежная королева» — борьба добра со злом.

Предыстория

Итак, начнем пересказывать краткое содержание «Снежной королевы». Однажды злой тролль создал зеркало, посмотрев в которое все добро уменьшалось и исчезало, а зло же, наоборот, увеличивалось. Но, к несчастью, ученики тролля в споре разбили зеркало, а все его осколки разлетелись по миру. И если хоть один малюсенький кусочек попадал в человеческое сердце, то оно замерзало и становилось куском льда. А если же он попадал в глаз, то человек переставал видеть хорошее, и в любом поступке ощущал только злой умысел.

Кай и Герда

Краткое содержание «Снежной королевы» следует продолжить информацией о том, что в одном небольшом городке жили друзья: мальчик и девочка, Кай и Герда. Они были друг для друга братом и сестрой, но только до того момента, как в глаз и сердце мальчика попали осколки. После несчастного случая мальчик озлобился, стал грубить и потерял братские чувства к Герде. Кроме этого, он перестал видеть добро. Стал думать, что его никто не любит и все желают ему зла.

И вот в один не очень хороший день Кай пошёл кататься на санках. Он прицепился за проезжающие около него сани. Но они принадлежали Снежной королеве. Она поцеловала мальчика, тем самым сделав его сердце ещё холоднее. Королева взяла его в свой ледяной дворец.

Путешествие Герды

Герда очень горевала по мальчику всю оставшуюся зиму и ждала его возвращения, и, не дождавшись, отправилась на поиски брата, как только наступила весна.

Первой на пути Герде повстречалась женщина-колдунья. Она наложила на девочку заклятье, лишившее её памяти. Но, увидев розы, Герда все вспомнила и сбежала от неё.

После этого на её пути повстречался ворон, поведавший ей, что к принцессе его королевства посватался принц, очень похожий на Кая. Но это оказался не он. Принцесса с принцем оказались очень добрыми людьми, они подарили ей одежду и карету из золота.

Путь девочки лежал через страшный и тёмный лес, где на нее напала шайка разбойников. Среди них была маленькая девочка. Она оказалась доброй и дала Герде оленя. На нем героиня отправилась дальше и вскоре, повстречав голубей, узнала, где находится её названый брат.

На пути ей встречались ещё две добрые женщины — лапландка и финка. Каждая помогла девочке в поисках Кая.

Владения Снежной королевы

И вот, добравшись до владений Снежной королевы, она собрала остатки сил и пошла через сильнейший буран и королевское войско. Герда молилась всю дорогу, и на помощь ей пришли ангелы. Они помогли ей дойти да ледяного замка.

Там был Кай, но королевы не было. Мальчик был словно статуя, весь замерзший и холодный. Он даже не обратил внимания на Герду и продолжил играть в головоломку. Тогда девочка, не справившись с эмоциями, горько заплакала. Слезы разморозили сердце Кая. Он тоже начал плакать, а осколок выпал вместе со слезой.

Главные герои сказки «Снежная королева». Герда

В сказке множество героев, но все они второстепенные. Главных же всего три: Герда, Кай, королева. Но все же единственным по-настоящему главным героем сказки «Снежная королева» является только один — маленькая Герда.

Да, она очень мала, но также и самоотверженна, и смела. В сказке вся её сила сосредоточена в добром сердце, которое привлекает к девочке отзывчивых людей, без которых она бы не добралась до ледяного замка. Именно доброта помогает Герде победить королеву и разморозить названого брата.

Герда готова на все ради ближних и уверена в принятых решениях. Она не сомневается ни на секунду и помогает всем, кому это необходимо, не рассчитывая на помощь. В сказке у девочки проявляются только самые лучшие черты характера, и она является воплощением справедливости и добра.

Образ Кая

Кай же — очень неоднозначный герой. С одной стороны, он добр и чуток, но с другой, легкомысленен и упрям. Ещё до попадания осколков в глаз и сердце. После происшествия Кай полностью оказывается под влиянием Снежной королевы и выполняет её приказы, не говоря ни слова против. Но после того, как его освобождает Герда, всё опять хорошо.

Да, с одной стороны, Кай — положительный персонаж, но его бездействие и пассивность не дают читателю полюбить его.

Образ Снежной королевы

Снежная королева — воплощение зимы, холода. Её дом — это бескрайнее ледяное пространство. Так же как и лёд, она очень красива внешне, а также умна. Но её сердце не знает чувств. Именно поэтому она является прообразом зла в сказке Андерсена.

История создания

Пришло время рассказать историю создания сказки Андерсена «Снежная королева». Она впервые была издана в 1844 г. Сказка является самой длинной в библиографии автора, к тому же Андерсен утверждал, что она связана с историей его жизни.

Андерсен говорил, что «Снежная королева», краткое содержание которой содержится в статье, появилась у него в голове ещё тогда, когда он был маленький и играл со своей подругой-соседкой белоголовой Лисбетой. Для него она была практически сестрой. Девочка всегда была рядом с Хансом, поддерживала во всех играх и слушала его первые сказки. Многие исследователи утверждают, что она стала прообразом Герды.

Но не только у Герды был прообраз. Певица Йенни Линд стала живым воплощением королевы. Автор был влюблён в неё, но девушка не разделила его чувств, и Андерсен сделал её холодное сердце воплощением красоты и бездушности Снежной королевы.

Кроме того, Андерсен был увлечён скандинавскими мифами, и там смерть назвали ледяной девой. Перед смертью его отец сказал, что дева пришла за ним. Возможно, Снежная королева имеет тот же прообраз, что и скандинавская зима и смерть. У неё также отсутствуют чувства, а поцелуй смерти способен заморозить навсегда.

Образ девушки изо льда привлекал сказочника, и в его наследии имеется ещё одна сказка о Снежной королеве, которая увела возлюбленного у его невесты.

Андерсен писал сказку в очень непростое время, когда противоборствовала религия и наука. Поэтому бытует мнение, что противоборство Герды и королевы описывает происходившие события.

В СССР сказка была переделана, так как цензура не допускала упоминание о Христе и чтение Евангелия на ночь.

«Снежная королева»: анализ произведения

Андерсен в своих сказках создаёт оппозицию — противостояние добра и зла, лета и зимы, внешнего и внутреннего, смерти и жизни.

Так, Снежная королева стала классическим персонажем фольклора. Тёмной и холодной владычицей зимы и смерти. Ей противопоставлена тёплая и добрая Герда, воплощение жизни и лета.

Кай и Герда по натурфилософии Шеллинга — андрогины, то есть протиопоставление смерти и жизни, лета и зимы. Дети вместе летом, но зимой терпят разлуку.

В первой половине сказки говорится о создании волшебного зеркала, способного искажать добро, превращая его в зло. Человек, травмированный его осколком, выступает в роли противника культуры. С одной стороны — это миф, который поражает культуру и разрывает связь человека и природы. Так Кай становится бездушным и отвергает любовь к лету и красоте природы. Зато он начинает всем сердцем любить творения разума.

Осколок, который оказался в глазу мальчика, даёт ему мыслить разумно, цинично, проявлять интерес к геометрическому строению снежинок.

В сказке, как известно, не может быть плохого конца, поэтому Андерсен противопоставил христианские ценности миру технологий. Именно поэтому дети в сказке поют псалмы розе. Хоть роза и вянет, но память о ней остаётся. Так воспоминание является посредником между миром живых и мёртвых. Именно так Герда, попав в сад колдуньи, забывает Кая, а затем вновь к ней возвращается память, и она сбегает. Именно розы помогают ей в этом.

Очень символична сцена в замке с ложными принцем и принцессой. В этот тёмный момент Герде помогают вороны, символизирующие силы ночи и мудрости. Восхождение по лестнице дань платоновскому мифу о пещере, в котором несуществующие тени создают представление о ложной реальности. Герде требуется много сил для того, чтобы различить, где ложь, а где правда.

Чем дальше продвигается сказка «Снежная королева», краткое содержание которой вам уже известно, тем чаще встречается крестьянская символика. Герда с помощью молитвы справляется с бурей и попадает во владения королевы. Атмосфера замка создана автором самостоятельно. В нем подчёркиваются все комплексы и неудачи бедного писателя. По утверждениям биографов, род Андресенов имел некоторые психические отклонения.

Так силы королевы могут символизировать действия, которые способны свести с ума. Замок неподвижен и холоден, кристальный.

Так травма Кая приводит к его серьёзности и интеллектуальному развитию, а отношение к близким резко меняется. Вскоре он вовсе остаётся один в ледяных чертогах. Эти признаки характеризуют шизофрению.

Кай медитирует надо льдом, показывая этим своё одиночество. Приход Герды к Каю предполагает его спасение из мира мёртвых, из мира безумия. Он возвращается в мир любви и добра, вечного лета. Пара вновь воссоединяется, а человек обретает целостность благодаря сложному пути и преодолению себя.

Снежная королева — Тамара Габбе

История первая, в которой говорится о зеркале и его осколках

Ну, начнем. Дойдя до конца нашей истории, мы будем знать больше, чем теперь.

Так вот, жил-был на свете злой-презлой тролль, настоящий дьявол. Он всегда рад был причинить кому-нибудь неприятность. Однажды он был в особенно хорошем расположении духа: ему удалось смастерить такое зеркало, в котором все доброе и прекрасное уменьшалось до того, что его и разглядеть было невозможно, а все негодное и безобразное, напротив, бросалось в глаза и становилось еще хуже. Прекраснейшие леса и поля, отражаясь в этом зеркале, казались вареным шпинатом, а красивейшие из людей — отвратительными уродами: голова у них была там, где должны быть ноги, ноги — там, где голова, а туловища совсем не было. А если у кого-нибудь на щеке или на носу была веснушка или родинка, она расплывалась по всему лицу, так что лица и вовсе нельзя было узнать.

Это очень забавляло тролля, и он не мог нарадоваться своей выдумке.

Все ученики тролля — у него была своя школа — рассказывали о зеркале, словно о каком-то чуде.

— Вот теперь, — говорили они, — можно увидеть наконец весь мир и людей в настоящем свете.

И они принялись шнырять со своим зеркалом по всей земле. Скоро не осталось ни одной страны, где бы они не побывали, ни одного человека, на которого бы они не навели свое кривое зеркало. Напоследок захотелось им добраться до самого неба.

Все выше и выше, все ближе и ближе к солнцу летели они, и зеркало у них в руках кривилось и корчилось все больше и больше. И вдруг оно до того перекосилось, что вырвалось у них из рук и, рухнув на землю, разбилось вдребезги.

Но ничего хорошего из этого не получилось. Миллионы, биллионы, триллионы осколков натворили на земле еще больше бед, чем само зеркало.

Мельчайшие осколки, не крупнее песчинки или даже еще меньше, разлетелись по всему свету. Они попадали людям в глаза да так и оставались там. Но это бы еще ничего. Гораздо хуже было то, что человек с таким осколком в глазу начинал все видеть вверх ногами, шиворот-навыворот, вкривь и вкось, в хорошем видел плохое, а плохого не отличал от хорошего, потому что каждый осколок кривого зеркала так же искажает то, что в нем отражается, как и все зеркало. Иной раз осколок попадал человеку прямо в сердце, и это было страшнее всего: сердце превращалось от этого в кусок льда.

Были и осколки побольше, они вполне годились для очков. Но в этих очках люди видели не лучше, а хуже: ясное казалось в них мутным, а прямое — кривым.

Были совсем большие осколки — их даже можно было вставлять в оконные рамы. Но уж в эти окна не стоило смотреть на белый свет, на свою улицу, на добрых друзей: все равно ничего хорошего не увидишь!

Злой тролль от удовольствия потирал руки и хохотал до колик, словно его щекотали.

А по ветру носилось еще многое множество осколков разбитого зеркала.

Послушаем же, что случилось.

История вторая. Мальчик и девочка

В большом городе, где столько домов, а в домах столько людей, что далеко не каждому удается отгородить себе даже самый маленький клочок земли для садика, и где поэтому большинство жителей довольствуется только комнатными цветами в горшках, жили двое детей.

Они были очень бедны, но все-таки у них был садик, правда, только чуточку побольше цветочного горшка.

Мальчик и девочка любили друг дружку, как брат и сестра, хотя они вовсе не были ни родные, ни двоюродные, а просто соседи.

Родители их жили бок о бок, на чердаках двух домов, которые стояли так близко, что крыши их почти сходились и окошко глядело в окошко. Под окнами, вдоль стен обоих домов, тянулся водосточный желоб, и стоило только перешагнуть с одного желоба на другой, как вы оказывались в гостях у соседей.

У каждой семьи было по большому деревянному ящику, в котором росли овощи и небольшие кусты роз. Весной и летом эти кусты покрывались чудесными цветами.

Однажды кому-то из старших пришло в голову поставить ящики поперек желобов, и вот словно две цветущие грядки протянулись из окон от одного дома к другому. Горох спускался из ящика зелеными гирляндами, розовые кусты заглядывали в окна и сплетались ветвями, а мальчик и девочка ходили друг к другу в гости по крыше и сидели на скамеечке под розами. И как же весело они здесь играли!

А зимою эти игры кончались. На крышу уже нельзя было выбраться. Окна замерзли. Но дети нагревали на печке медные монетки, прикладывали их к замерзшим стеклам, и сейчас же оттаивало чудесное крошечное окошко, круглое-круглое, а в окошечко смотрел чей-то смеющийся глазок. Это глядели, каждый в свое окошечко, мальчик и девочка: Кай и Герда.

Летом они могли одним прыжком очутиться в гостях друг у друга, а зимой надо было сначала спуститься во двор вниз по лестнице, на которой было много-много ступенек, и потом по другой лестнице подняться на столько же ступенек вверх.

А на дворе в это время дул ветер и кружились легкие снежинки.

— Это роятся белые пчелки, — говорила старая бабушка.

— А у них тоже есть королева? — спрашивал Кай. Он знал, что у настоящих пчел есть своя королева.

— А как же! — отвечала бабушка. — Только ее трудно разглядеть: она всегда в самой гуще снежного роя. Снежинки так и вьются вокруг нее, а она летает, пляшет, скользит, будто хочет спуститься на землю, но никогда не спускается. Покружится, покружится и улетит неизвестно куда на черном облаке. По ночам она часто пролетает по городским улицам и заглядывает в окна. Вот оттого-то стекла и покрываются ледяными узорами, словно цветами. Видели небось, какие цветы расцвели у нас нынче на окне?

— Да, да, видели, видели! — закричали дети наперебой и верили, что все это сущая правда.

— А Снежная королева не может войти сюда, к нам? — спросила однажды Герда.

— Пусть только попробует! — сказал Кай. — Я посажу ее на теплую печку, и она сразу растает.

Бабушка погладила его по голове и завела разговор о чем-то другом.

Вечером, перед самым сном, Кай захотел еще раз взглянуть на снежную улицу. Он вскарабкался на стул и приник лицом к маленькому «окошечку» в стекле — там, где лед немного оттаял.

За окном кружились белые снежинки. Одна снежинка упала на край цветочного ящика и на глазах у Кая стала быстро расти. Она росла, росла, и Кай вдруг увидел, что перед ним стоит ослепительная красавица. На голову и плечи ее было накинуто покрывало, сотканное из миллионов сверкающих снежинок. Вся одежда ее была из блестящего голубоватого льда. А глаза ее сияли, как звезды. До чего же она была хороша! Но каким холодным и тяжелым был ее взгляд!

Красавица кивнула Каю и поманила к себе.

Мальчик испугался.

Он спрыгнул со стула и убежал в самый дальний угол комнаты.

А за окном мелькнуло что-то белое, словно взмахнула крыльями огромная птица, и все исчезло.

На другой день был славный морозец. Потом началась оттепель, а там пришла и весна.

Солнышко светило так ярко, в цветочных ящиках зазеленели первые побеги, ласточки с веселым щебетом вили под крышей гнездо. В домах открыли окна, и дети снова сидели в своем маленьком садике высоко над землей.

В то лето розы цвели особенно пышно. Кай и Герда не могли наглядеться на них и всякий вечер, уходя спать, прощались с ними и целовали их, а утром радовались каждому вновь распустившемуся цветку.

Однажды под вечер они сидели вдвоем у себя в садике и рассматривали книжку с картинками. На картинках были нарисованы разные звери и птицы.

Большие башенные часы пробили пять раз.

— Ай! — вдруг вскрикнул мальчик. — Что-то попало мне в глаз. И в сердце кольнуло!..

Девочка испугалась. Она ласково обвила его шею рукой и осторожно заглянула ему в глаза. Кай щурился, мигал, но соринки не было видно.

— Должно быть, сама вышла, — сказал он.

Но в том-то и дело, что нет. Боль прошла, а соринка осталась, — и не только в глазу, но и в сердце. И это было не что иное, как два крошечных осколка кривого зеркала.

Бедный Кай! Он теперь видел все вкривь и вкось, а его сердце должно превратиться в кусок льда!

Так оно и случилось.

Кай посмотрел на Герду и спросил:

— Ну, что ты плачешь! Ведь это мне было больно, а не тебе. И какая ты стала противная, — смотреть на тебя не хочется…

Он отвернулся и поглядел в другую сторону, на розы. Но и розы больше не нравились ему.

— Фу! — закричал он, вскакивая с места. — Какая гадость!.. Эту розу точит червяк! А та совсем кривая. Да посмотри же, Герда! Неужели ты не видишь, что за скверные колючки торчат из этих грязных ящиков!

Он толкнул ящик ногой и сломал две самые лучшие розы.

— Кай, что ты делаешь! — закричала Герда.

А он, увидев, как девочка огорчена, сломал еще одну розу — просто ей назло, — перепрыгнул через желоб и, смеясь, убежал домой.

С тех пор, каждый раз, когда Герда приносила ему книжку с картинками, он говорил, что эти картинки хороши разве что для грудных детей, а когда бабушка начинала рассказывать сказку, он придирался ко всякому слову. И это еще не все! Он надевал ее очки, ходил точь-в-точь, как она, говорил ее голосом и так ловко ее передразнивал, что все невольно смеялись. Скоро Кай научился передразнивать всех соседей. Ему отлично удавалось выставлять напоказ их странности и недостатки, и люди говорили:

— Что за голова у этого мальчугана! Но лучше не попадаться ему на глаза!

Он высмеивал даже маленькую Герду, которая любила его всем сердцем.

А причиной всего были осколки зеркала, которые попали ему в глаз и в сердце.

Игры и забавы стали у него теперь совсем другие, мудреные — не такие, как прежде.

Однажды зимою Кай и Герда вышли на улицу погулять. Падал легкий снежок. У Кая в руках было большое увеличительное стекло.

— Погляди-ка в стекло, Герда, — сказал он и подставил полу своей синей куртки, чтобы снег падал прямо на нее.

Каждая снежинка казалась под стеклом куда больше, чем была на самом деле, и напоминала то диковинный цветок, то десятиугольную звезду. В самом деле, это было очень красиво!

— Видишь, как искусно сделано, — сказал Кай. — Они гораздо лучше настоящих цветов. И какая точность! Ни одной неправильной линии. Ах, если б только они не таяли!

В тот же вечер Кай явился к Герде в больших рукавицах и с санками за спиной. Он крикнул ей в самое ухо: «Мне позволили покататься на большой площади с другими мальчиками, а тебя я с собой не возьму!» — и убежал.

На площади собралось много детей. Те, что были посмелее, привязывали свои санки к большим крестьянским саням и катили до самых городских ворот.

Ну и весело же было на площади! И вот в самый разгар катанья, неизвестно откуда, появились большие белые сани. Того, кто сидел в них, совсем нельзя было разглядеть — белая меховая шапка была надвинута до самых бровей. Сани неторопливо объехали вокруг площади два раза. Кай привязал к ним свои санки, и вдруг большие сани понеслись быстрей ветра. Они свернули с площади в переулок, в другой, третий… Человек, сидевший в них, обернулся и дружески кивнул Каю, как знакомому.

Несколько раз пытался Кай отвязать свои санки, но стоило ему взяться за веревку — человек в белой шубе кивал ему, и Кай ехал дальше.

Наконец они выехали за городские ворота. Снег вдруг похвалил сплошными хлопьями, сразу стало так темно, что Кай не мог разглядеть своей протянутой руки. Он на ощупь распутал веревку, которой были связаны сани, но его маленькие санки точно приросли к большим саням и вихрем неслись все дальше и дальше.

Кай громко закричал, но ему никто не отозвался. Снег валил, санки мчались, то ныряя в сугробах, то прыгая через изгороди и канавы. Кай весь дрожал, он хотел прочесть молитву, но в уме у него вертелась одна таблица умножения.

А снежные хлопья все росли и росли и обратились под конец в мохнатых белых кур. Вдруг все они разлетелись в разные стороны, большие сани остановились, и тот, кто сидел в них, встал во весь рост. Это была высокая, статная, величавая женщина в ослепительно белой шубе и шапке из чистого снега. Снежная королева!.. Кай сразу узнал ее.

— Славно проехались! — сказала она. — Но, я вижу, ты совсем замерз. Полезай ко мне, я укрою тебя своей шубой.

И, посадив мальчика к себе в сани, она укутала его полой своей белой пушистой шубы. Ему показалось, что он провалился в снежный сугроб.

— Все еще холодно? — спросила Снежная королева и поцеловала его в лоб.

У! Поцелуй ее был холоднее льда. Холод пробрал Кая насквозь, проник до самого сердца, а его сердце и без того уже было наполовину ледяным. Одну минуту мальчику казалось, что он умирает, но нет. Сердце его только на мгновение замерло, а потом Каю стало совсем хорошо, он даже перестал чувствовать мороз.

— Мои санки! Где мои санки? — спохватился он прежде всего.

— Вот они! — сказала королева.

Санки были привязаны к спине одной из белых куриц, которая летела следом за большими санями.

А Снежная королева поцеловала Кая еще раз, и он позабыл и Герду, и бабушку, и всех домашних.

— Больше я не буду тебя целовать, — сказала она, — от моего третьего поцелуя ты умрешь.

Кай взглянул на нее. Она была так хороша! Ему уже не казалось, что она вся изо льда, как в тот вечер, когда он впервые увидел ее за окном и она кивнула ему головой.

Он больше не боялся ее и рассказал ей, что знает все четыре правила арифметики да еще дроби; знает, сколько в каждой стране квадратных миль и сколько жителей. А Снежная королева слушала его и только улыбалась в ответ. И тогда он подумал, что, пожалуй, знает еще совсем мало.

В тот же миг Снежная королева подхватила его, и они взвились на черное облако. Буря выла и стонала, словно пела старинные заунывные песни. Они летели над лесами и озерами, над горами и морями, под ними дули холодные ветры, сверкал снег, носились с криком черные вороны, а над ними сиял большой ясный месяц.

История третья. Цветник женщины, умевшей колдовать

А что же было с Гердой, когда она узнала, что Кай не вернулся с площади домой? Она стала расспрашивать о своем друге всех и каждого. Но никто не знал, куда девался Кай, никто не мог ей ничего сказать о нем.

Мальчики говорили, что видели его в последний раз, когда он привязывал свои санки к большим великолепным саням, которые промчались через площадь, а потом свернули в переулок и выехали за городские ворота.

Много слез пролили родные Кая, горько плакала о нем Герда.

Наконец все решили, что Кай умер, что он утонул в проруби, когда переезжал через реку.

Долго тянулись хмурые зимние дни.

Но вот настала весна, выглянуло из-за туч апрельское солнце.

— Кай умер и больше не вернется, — сказала Герда, когда первый весенний луч заглянул к ней в комнату.

— Не верю, — ответил солнечный луч.

— Кай умер и больше не вернется, — сказала она ласточкам.

— Не верим, — ответили они.

Наконец и сама Герда перестала этому верить.

«Надену-ка я свои новые красные башмачки. Ведь Кай ни разу не видел их, — подумала она однажды утром. — И пойду искать его».

Было еще очень рано. Она поцеловала спящую бабушку, надела новые красные башмачки и побежала за город, прямо к реке.

— Говорят, что ты взяла моего названого братца? — сказала Герда. — Правда ли это? Я подарю тебе свои красные башмачки, если ты отдашь мне его назад.

Река ничего не ответила. Только волны покачивались и как будто кивали Герде пенистыми гребешками.

Девочка сняла свои красные башмачки — самое драгоценное, что у нее было, — и бросила их в реку. Но они упали недалеко от берега, и волны сейчас же вынесли их на сушу — словно река не хотела брать у Герды ее новые красные башмачки, потому что не могла отдать ей Кая.

А Герда подумала, что надо было бросить башмачки подальше. Она прыгнула в лодку, качавшуюся в тростнике, стала на самый краешек кормы и опять бросила башмачки в воду.

Лодка не была привязана, но Герда заметила это только тогда, когда стала медленно отплывать от берега. Она хотела поскорее выпрыгнуть обратно на берег, но, пока пробиралась с кормы на нос, лодка уже была на середине реки и быстро неслась по течению.

Герда очень испугалась, она стала плакать и звать на помощь, но никто, кроме воробьев, не слышал ее.

А воробьи не могли перенести ее на сушу. Они только летели за ней вдоль берега и громко чирикали, словно хотели ее утешить:

— Ничего! Ничего! Мы тут! Мы тут!

Лодку уносило все дальше и дальше, а новые красные башмачки Герды плыли за своей хозяйкой, но никак не могли ее догнать.

Герда сидела смирно, боясь пошевельнуться.

«Может быть, река несет меня к моему дорогому Каю», — подумала она и сразу повеселела.

Берега реки были очень красивы — цветущие луга, тенистые рощи… Но нигде ни живой души.

Наконец лодка приплыла к большому вишневому саду, в котором приютился домик с красными и синими стеклами в окнах и с крышей из соломы. У дверей стояли два деревянных солдата и отдавали честь всем, кто проплывал мимо.

Герда окликнула их — она приняла деревянных солдат за живых, — но они, понятно, не ответили ей. Лодка подплыла еще ближе, чуть ли не к самому берегу, и девочка закричала еще громче.

На ее крик из домика вышла, опираясь на клюку, старая-престарая старушка в большой соломенной шляпе, разрисованной чудесными цветами.

— Ах ты, бедная малютка, — сказала старушка. — Как же это ты решилась плыть одна по такой большой быстрой реке?

С этими словами старушка вошла в воду, зацепила лодку своей клюкой и подтянула к берегу.

Герда была рада-радешенька, что очутилась наконец на суше, хоть и побаивалась чужой старухи.

— Ну, пойдем, да расскажи мне, кто ты и как сюда попала, — сказала старушка.

Герда стала рассказывать ей обо всем, что случилось, а старушка только покачивала головой и повторяла: «Гм! Гм!»

— Скажите, а вы не видели Кая? — спросила Герда, кончив свой рассказ.

— Нет, он еще не показывался тут, — ответила старуха, — но ты не горюй: рано или поздно ему не миновать моего домика, и мы его непременно увидим. А пока попробуй вишен да полюбуйся цветами, что растут у меня в саду: ни в одной книжке с картинками нет таких красивых цветов, да к тому же еще они умеют говорить.

Тут старушка взяла Герду за руку, увела к себе в домик и заперла дверь на ключ.

Окна были высоко, под самым потолком, и все из разноцветных — красных, голубых, желтых — стеклышек. От этого и свет в комнате был какой-то удивительный, словно над комнатой стояла радуга.

Старушка поставила на стол корзинку с чудесными вишнями. Герда могла есть их сколько душе угодно. А пока она ела, старушка расчесывала ей золотым гребешком волосы.

— Давно мне хотелось иметь такую славную девочку. Вот увидишь, как ладно мы с тобой заживем! — приговаривала она, проводя гребешком по кудрям девочки.

И от каждого прикосновения гребешка Герда все больше и больше забывала своего названого братца Кая. Дело в том, что старушка умела колдовать. Она не была злой колдуньей и колдовала лишь изредка, для своего удовольствия. Вот и теперь она взялась за свой волшебный гребешок только потому, что ей очень захотелось оставить у себя Герду. Расчесав девочке волосы, она пошла в сад, дотронулась своей клюкой до всех розовых кустов, и те как стояли в полном цвету, так и ушли глубоко-глубоко в землю, даже следа от них не осталось. Старушка боялась, что, если Герда увидит розы, она вспомнит о доме и о своем названом братце да и убежит от нее.

Когда все розы были хорошо спрятаны, старушка повела девочку в свой цветник. У Герды глаза разбежались: тут были цветы всех стран и всех времен года. В целом мире не нашлось бы книжки с картинками ярче и красивее этого цветника. Герда прыгала от радости. Она играла среди цветов, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями. Тогда ее уложили в чудесную постель с красными шелковыми перинками, набитыми голубыми фиалками. Девочка заснула, и ей снились такие чудесные сны, каких не видит даже королева в день своей свадьбы.

На другой день старушка опять позволила Герде играть в чудесном цветнике на солнце. Так прошло много дней. Герда знала каждый кустик, каждый цветочек в саду. И, хоть их было так много, что и не сосчитать, ей все казалось, что какого-то недостает. Но какого же?

Однажды она сидела и рассматривала соломенную шляпу старушки, разрисованную цветами. И самым красивым из них была все-таки роза, — старушка забыла ее стереть. Вот что значит рассеянность!

— А почему в саду нет роз? — воскликнула Герда и сейчас же побежала искать их. Она обегала все углы и закоулки сада — нигде ни одной розы!

Тогда девочка опустилась на землю и заплакала. Горячие слезы упали как раз на то место, где цвел раньше один из розовых кустов. И чуть только слезы проникли в глубь земли, оттуда поднялся на солнечный свет пышный розовый куст — такой же цветущий, как прежде.

Герда обняла его и принялась целовать каждый лепесток. И тут она вспомнила о тех чудесных розах, что цвели у нее дома, и о своем милом Кае.

— Чего же это я напрасно теряю время! — всполошилась Герда. — Ведь мне надо искать Кая. Не знаете ли вы, где он? — спросила она у роз. — Может быть, он умер?

— Он не умер, — прошелестели розы. — Мы были под землей, где лежат все мертвые, но Кая нет среди них.

— Спасибо вам, — сказала Герда. — Если он жив, я найду его.

И она бегом побежала прочь из волшебного сада. Калитка была закрыта на задвижку. Герда дернула ржавый засов, калитка распахнулась, и девочка, как была — босиком, — пустилась бежать по дороге. Несколько раз оборачивалась она назад и прислушивалась, нет ли погони, но никто не гнался за нею. Наконец она устала, присела на камень и огляделась кругом: на дворе стояла поздняя осень. Герда только теперь это заметила. В чудесном саду старушки, где вечно сияло солнце и цвели цветы всех времен года, нельзя было догадаться, что лето уже прошло.

«Скорей, скорей в путь! — подумала Герда. — Я вышла из дому весной, а теперь уже осень на дворе. Нельзя больше терять ни минутки!..»

И она побежала так быстро, как только могла.

Ах, как болели ее бедные усталые ножки! Как холодно, как сыро было в лесу и в поле! Длинные листья на ивах совсем пожелтели, туман оседал на них крупными каплями, и капли медленно — одна за другой — падали на землю. Листья так и сыпались. Один терновник стоял весь покрытый вяжущими терпкими ягодами.

Каким серым, каким унылым казался весь мир!

История четвертая. Принц и принцесса

Герда долго бежала без отдыха. Наконец она опять присела отдохнуть. На снегу прямо перед ней прыгал большой ворон. Он то и дело посматривал на девочку, кивал ей головой и, наконец, сказал:

— Каррр-каррр! Здрравствуй!

Он не очень-то складно говорил по-человечьи, но, видимо желая девочке добра, дружелюбно спросил ее, куда это она бредет по белу свету одна-одинешенька. Слова «одна-одинешенька» Герда поняла отлично, — слишком хорошо она знала, что это значит. Девочка рассказала ворону всю свою жизнь и спросила, не видел ли он Кая.

— Очень верроятно, очень верроятно!

— Правда? — воскликнула девочка и чуть не задушила ворона поцелуями.

— Осторрожней, осторрожней! — сказал ворон. — Да, я думаю, что видал твоего Кая. Но только он, верно, забыл тебя и живет у своей принцессы.

— Разве он живет у принцессы? — спросила Герда.

— А вот послушай, — сказал ворон. — Только мне ужасно трудно говорить по-вашему. Вот если бы ты понимала по-вороньи, я рассказал бы тебе обо всем куда лучше.

— По-вороньи я совсем не понимаю, — сказала Герда. — Бабушка, та, наверно, понимает. А меня не учили.

— Ну ничего, — сказал ворон. — Расскажу, как сумею. Слушай! В королевстве, где мы с тобой находимся, есть принцесса, такая умница, что и сказать нельзя! Она прочла все газеты на свете и уже позабыла все, что прочла, — вот до чего она умная! Однажды она сидела на троне — а если верить людям, это не такое уж веселое занятие — и напевала песенку: «Отчего бы мне не выйти замуж?» И вдруг она подумала: «А ведь и самом деле, отчего бы мне не выйти замуж?» Но в мужья она решила выбрать такого человека, который бы не только важничал и хвастался своей короной, но умел бы и поговорить. И вот барабанщики забили в барабаны, и всем придворным дамам была объявлена воля принцессы. Придворные дамы очень обрадовались и сказали: «Вот это нам нравится! Мы и сами об этом думали!» Все это истинная правда, — прибавил ворон. — У меня при дворе есть невеста — она ручная ворона, — от нее я и знаю эту историю. И вот на другой день все газеты вышли в рамочках из сердец и с вензелями принцессы. В газетах было объявлено, что каждый молодой человек приятной наружности, желающий жениться на принцессе, может явиться во дворец и побеседовать с нею. Того, кто будет держаться свободно и непринужденно и за словом в карман не полезет, принцесса возьмет себе в мужья. Да, да! — сказал ворон. — Все это так же верно, как то, что я сижу здесь перед тобой. На следующий день народ валом повалил во дворец. Давка была такая, что и рассказать нельзя. Но толку из всей этой суеты не вышло никакого — ни в первый день, ни во второй. На улице перед дворцом все женихи вели себя необыкновенно свободно и непринужденно и болтали, как сороки. Но стоило им перешагнуть дворцовый порог и увидеть гвардию в серебре, а лакеев в золоте, стоило им войти в огромные, залитые светом залы, как их брала оторопь. Подойдут к трону, где сидит принцесса, и слова сказать не смеют. Она что-нибудь спрашивает, а они и ответить не могут, только повторяют ее последние слова. Ну, а ей это не по вкусу. Право, можно было подумать, что всех женихов опоили дурманом. И ведь обиднее всего то, что, едва они выходили из дворца, к ним снова возвращался дар речи. И так со всеми — от первого до последнего. А было их столько, что от дворцовых ворот до дверей тронного зала вытянулся длинный-предлинный хвост. Женихи стояли целый день, и никому во дворце не пришло в голову предложить им хотя бы глоток воды или кусочек хлеба. Кто был поумнее, принес из дому бутерброды и жевал их всухомятку. Я сам там был и видел все это собственными глазами.

— Ну, а что же Кай? — спросила Герда. — Он тоже приходил свататься?

— Постой, постой. Сейчас мы доберемся и до него. На третий день во дворец явился какой-то человечек, ни в карете, ни верхом, а, как говорится, пешком с посошком, и прямо — без лишних слов — к принцессе. Глаза у него блестели, как у тебя, волосы были кудрявые, но одет он был небогато.

— Это Кай! Это Кай! — радостно воскликнула Герда. — Наконец-то я нашла его! — И она захлопала в ладоши.

— За спиной у него была котомка, — продолжал ворон.

— Нет, это, верно, были его саночки, — сказала Герда. — Он ушел из дому с санками.

— Вполне возможно, что это были санки, — согласился ворон. — Я не разглядел хорошенько. Так вот, моя невеста, придворная ворона, рассказывала мне, что, когда этот молодчик вошел во дворец и увидел у ворот гвардию в серебре, а на лестнице лакеев в золоте, он  ни капельки не смутился, а только покачал головой и сказал: «Ну и скучно же стоять тут на дворе да на лестнице, лучше я пойду прямо в комнаты». Все залы были залиты светом; полы блестели, как зеркало; знатные вельможи расхаживали в одних чулках без сапог, разнося золотые блюда с угощениями, — уж тожественнее ничего и не придумаешь! А сапоги нашего молодца скрипели на весь дворец, но его это нисколько не смущало.

— Ну конечно, это был Кай! — воскликнула Герда. — Я знаю, что на нем были новые сапоги. Я сама слышала, как они скрипели, когда он приходил к бабушке.

— Да, они таки порядком скрипели, сказал ворон. — Но он смело подошел к принцессе и поклонился ей так непринужденно, что ему мог бы позавидовать любой вельможа. Принцесса сидела на жемчужине величиной с колесо прялки, а кругом стояли придворные дамы и кавалеры, горничные придворных дам, служанки горничных, камердинеры придворных кавалеров, слуги камердинеров и прислужники слуг камердинеров. Чем дальше от принцессы и чем ближе к двери стояли придворные и слуги придворных, тем важнее и надменнее они себя вели. На младшего прислужника слуги младшего камердинера самого младшего из придворных, который стоял на пороге тронной залы, нельзя было и взглянуть без дрожи — такой он был важный.

— Вот страшно-то! — прошептала Герда. — А Кай все-таки женился на принцессе?

— Не будь я вороном, я бы сам женился на ней, хоть я и обручен с вороной. Уж я-то не полезу за словом в карман. Но твой Кай может поспорить в красноречии даже со мной. Он сразу же пустился с принцессой в разговоры и говорил так же бойко, как я, когда говорю по-вороньи, — так, по крайней мере, сказала моя невеста ручная ворона. Держался он очень свободно и мило и заявил, что пришел не свататься, а послушать умные речи принцессы. Ну и вот, он ей очень понравился, и она ему тоже.

— Да, да, это Кай! — сказала Герда. — Он ведь такой умный. Он знает все четыре правила арифметики, а с дробями обращается так же просто, как с целыми числами. Ах, проведи меня скорее во дворец!

— Легко сказать, — отвечал ворон, — да как это сделать? Постой, я поговорю с моей невестой, она что-нибудь придумает и посоветует нам. Ты, кажется, воображаешь, что тебя вот так прямо и пустят во дворец. Как же, не очень-то пускают туда девочек вроде тебя!

— Меня пустят! — сказала Герда. — Вот увидишь! Когда Кай услышит, что я здесь, он сейчас же прибежит за мной.

— Подожди меня тут у решетки, — сказал ворон, тряхнул головой и улетел.

Вернулся он уже совсем под вечер и сразу закаркал:

— Каррр! Каррр! Моя невеста шлет тебе тысячу поклонов и вот этот маленький хлебец. Она стащила его на кухне — там их много, а ты, верно, проголодалась. Ну, а во дворец тебе не попасть: ты ведь босая — гвардия в серебре и лакеи в золоте ни за что не пропустят тебя. Но не плачь. Моя невеста кое-что придумала. Она знает, как пройти в спальню принцессы с черного хода, и знает, где достать ключ.

И вот они пробрались в сад и, неслышно ступая, пошли по длинной аллее, усыпанной пожелтевшими осенними листьями. А когда все огоньки в дворцовых окнах погасли один за другим, ворон осторожно впустил девочку в маленькую полуотворенную дверцу.

Ах, как сильно билось сердце у Герды от страха и нетерпения! Она шла затаив дыхание, будто затеяла какое-то дурное и опасное дело. А ведь она хотела всего-навсего узнать, не здесь ли ее милый Кай? Да, да, он, наверно, здесь! Герда так и видела перед собой его ясные глаза, кудрявые волосы, веселую улыбку… Таким он был, когда они сидели вместе под кустами роз… Как он, наверно, обрадуется ее приходу, как будет расспрашивать обо всем, что было с ней в дороге и что делалось дома после его исчезновения!..

Они поднялись на площадку лестницы. На шкафу горела лампочка, а на полу сидела ручная ворона и поглядывала по сторонам.

Герда поклонилась ей и низко присела, как учила ее бабушка.

— Мой жених рассказывал мне о вас столько хорошего, барышня, — сказала ручная ворона. — Повесть вашей жизни, как принято выражаться, очень тронула меня. Не угодно ли вам взять лампу? Я пойду впереди и буду показывать дорогу. Вы можете не бояться, тут мы никого не встретим.

— Мне кажется, кто-то идет за нами, — робко сказала Герда.

И в ту же минуту мимо нее с легким шумом промчались какие-то тени: лошади с развевающимися гривами, охотники, трубящие в медные трубы, нарядные дамы и кавалеры.

— Это сны, — сказала ручная ворона. — Знатным особам при дворе, очевидно, снится охота. Что ж, пусть себе спят и охотятся во сне, а мы тем временем поглядим на них и узнаем, нет ли среди спящих вашего друга. Надеюсь, что в случае удачи вы докажете, что у вас благодарное сердце, и не забудете моей услуги.

— Об этом нечего и говорить! Само собой разумеется, — сказал лесной ворон.

Тут они вошли в первую залу. Стены ее были обтянуты розовым атласом, затканным золотыми и серебряными цветами.

Опять мимо Герды пронеслись сны, но так быстро, что она не успела рассмотреть всадников.

Залы были одна великолепнее другой, у Герды прямо глаза разбегались. Никогда, даже во сне, не видела она ничего подобного. Наконец они дошли до спальни принцессы. Потолок здесь был похож на вершину огромной пальмы, только листья были не настоящие, а из драгоценного хрусталя. Сверху спускался золотой стебель, а на стебле весели две огромные лилии — постели принца и принцессы. Одна лилия была красная, другая — белая. В белой спала принцесса, в красной — принц. Герда осторожно отогнула один из красных лепестков и увидела темно-русый затылок. Ну конечно, это Кай! Она громко назвала его по имени и поднесла лампу к самому его лицу. Сны с шумом умчались прочь. Принц проснулся и повернул голову… Ах, это был не он, не ее милый Кай!

Тут из белой лилии выглянула принцесса и спросила, что случилось. Герда заплакала и рассказала всю свою историю с самого начала. Не забыла она упомянуть и о вороне с вороной, которые так много для нее сделали.

— Ах ты, бедняжка! Как нам жалко тебя! — в один голос воскликнули принц и принцесса.

Ворона и ворону они похвалили, сказали, что ничуть не гневаются на них, и хотели даже наградить их за доброту, если только они пообещают никогда больше так не поступать.

— Хотите занять должность придворных ворон на полном довольствии из кухонных остатков? — спросила принцесса. — Или, может быть, хотите быть вольными птицами?

Ворон с вороной поклонились и сказали, что предпочитают должность при дворе.

— Что ни говори, а хорошо иметь верный кусок хлеба на старости лет!

Так и было решено.

Потом принц встал и уступил свою постель Герде — больше он ничего не мог для нее сделать.

«Как они все добры ко мне!» — подумала Герда, закрыла глаза и сладко заснула. И сейчас же опять в спальню прилетели сны, но теперь они везли на маленьких саночках Кая, он издали кивал Герде головой, как будто звал ее. Увы, все это было лишь во сне и сразу исчезло, чуть только Герда проснулась.

На другой день принцесса приказала одеть Герду с ног до головы в шелк и бархат. Ей позволили остаться во дворце, сколько она пожелает. Кажется, чего уж лучше — живи себе при дворе без всяких забот и хлопот! Но она погостила всего только пять дней, а потом попросила, чтобы ей дали башмаки и повозку с лошадью: пора ей снова пуститься в путь разыскивать по белу свету названого братца Кая.

Ей дали башмаки, и муфту, и чудесную шубку. А когда она уже в сотый раз простилась со всеми, к воротам подъехала золотая карета с сияющими, как звезды, гербами принца и принцессы. У кучера и выездных слуг красовались на головах маленькие золотые короны. Карета была набита сахарными кренделями, а ящик под сиденьем — фруктами и пряниками. Принц и принцесса сами усадили Герду в карету и пожелали ей счастливого пути. Лесной ворон, который уже успел отпраздновать свою свадьбу, провожал девочку первые три мили и сидел в карете рядом с ней — он считал невежливым поворачиваться спиной к лошадям. Ручная ворона взлетела на верхнюю перекладину ворот и махала им вслед крыльями. Она не могла поехать провожать Герду, потому что страдала головными болями. Это началось с тех пор, как она получила место при дворе и стала слишком много есть.

— Прощай, прощай! — закричали принц и принцесса.

Герда заплакала, ворона тоже.

Проехали три мили. Тут и лесной ворон простился с девочкой. Прощание было очень трогательное. Ворон взлетел на самое высокое дерево и махал черными крыльями до тех пор, пока золотая карета не скрылась из виду.

История пятая. Маленькая разбойница

Скоро Герда въехала в густой лес. В лесу было темно, но карета сияла, как солнце, и сама себе освещала путь. Не мудрено поэтому, что ее сразу приметили разбойники. Глаза у них так и разгорелись.

— Золото! Золото! — кричали разбойники, налетая со всех сторон. Они схватили лошадей под уздцы, убили кучера и слуг и вытащили из кареты испуганную Герду.

— Ишь какая славненькая, жирненькая! Видно, орешками откормлена! — сказала старуха разбойница с длинной жесткой бородой и мохнатыми нависшими бровями. — Нежная, что барашек молоденький. А какова на вкус будет!

И старуха вытащила острый сверкающий нож. Вот ужас!

Но вдруг она закричала: «Ай!» — и подпрыгнула на месте. Ее собственная дочка, которую она несла на спине, укусила ее за ухо.

— Ах ты, дрянная девчонка! — закричала мать и выронила нож.

— Она будет играть со мной! — сказала маленькая разбойница. — Она отдаст мне свою муфту, свою шубку, свое хорошенькое платьице и будет спать со мной вместе.

Тут девочка укусила мать за другое ухо, да так больно, что та завертелась волчком.

Разбойники захохотали:

— Ишь как пляшет вокруг своей девчонки!..

А маленькая разбойница не унималась.

— Я хочу сесть в карету! — закричала она на весь лес.

Надо сказать правду: она была ужасно избалована и упряма, эта девчонка, — настоящая маленькая разбойница!

И вот она уселась вместе с Гердой в карету, и они помчались через пни и кочки в самую чащу леса.

Маленькая разбойница была ростом с Герду, но гораздо шире в плечах. Глаза у нее были совсем черные и какие-то печальные. Она обняла Герду и сказала:

— Они тебя не убьют, пока я не рассержусь на тебя. Ты, верно, принцесса?

— Нет, — ответила Герда, и опять ей пришлось рассказать обо всем, что с ней было: как пропал Кай, как она отправилась искать его, как попала во дворец к принцессе и принцу.

Маленькая разбойница серьезно выслушала ее, слегка кивнула головой и сказала:

— Они тебя не убьют, даже если я рассержусь на тебя, — я лучше сама тебя убью.

И она отерла слезы на щеках у Герды, а потом спрятала руки в ее хорошенькую, мягкую и теплую муфточку.

Наконец карета остановилась: они съехали во двор разбойничьего замка.

Стены старого замка были изрезаны глубокими трещинами, из которых целыми стаями вылетали вороны.

Откуда-то выскочили бульдоги, такие огромные, что каждый мог без труда проглотить человека. Они прыгали вокруг да около, но лаять не лаяли — это было строго запрещено.

Посреди высокой просторной залы с обшарпанными и закопченными стенами прямо на каменном полу пылал огонь. Дым подымался к потолку, а дальше должен был сам искать себе выход. Над огнем кипел в громадном котле суп, а на вертелах жарились зайцы и кролики.

— Ты будешь спать вместе со мной, вот тут, возле моего зверинца, — сказала Герде маленькая разбойница.

Девочек накормили, напоили, и они ушли в свой угол, где была постлана солома, накрытая коврами. Над самой их головой дремали на жердочках голуби — их было, наверно, больше сотни.

— Все мои! — сказала маленькая разбойница и, схватив одного голубя за лапки, тряхнула его из всей силы. Голубь отчаянно забил крыльями, пытаясь вырваться. — Что, испугался? — засмеялась маленькая разбойница. — На, поцелуй его! — крикнула она, ткнув голубя прямо в лицо Герде. — А вот здесь сидят лесные бродяжки, — сказала она, показывая на двух голубей, которые сидели за деревянной решеткой в небольшом углублении, сделанном в стене. — Их надо держать взаперти, не то они живо улетят. Так в лес и смотрят! А вот мой милый ручной олененок. — И девочка потянула за рога привязанного к стене большого северного оленя в блестящем медном ошейнике. — Его тоже надо держать на привязи, иначе удерет. Каждый вечер я щекочу его своим острым ножом — он до смерти боится этого.

С этими словами маленькая разбойница вытащила из расщелины в стене длинный нож и провела им по шее оленя. Бедное животное задрожало каждой жилкой, а девочка захохотала и потащила Герду к постели.

— Разве ты и во сне не расстаешься с ножом? — спросила Герда, покосившись на острый нож.

— А то как же! — ответила маленькая разбойница. — Кто знает, что может случиться. Но расскажи мне еще раз о Кае и о том, как ты пустилась странствовать по белу свету.

Герда опять рассказала все с самого начала. Когда она кончила, все голуби уже спали. Только два лесных голубя еще тихо ворковали в клетке. Маленькая разбойница обвила одной рукой шею Герды — в другой руке у нее был нож — и захрапела. А Герда не могла сомкнуть глаз. Да и как заснуть, когда не знаешь, убьют тебя или оставят в живых. Разбойники сидели вокруг огня, пели песни и пили, а старуха разбойница точила ножи. Бедной девочке даже глядеть на это было страшно.

И вдруг лесные голуби проворковали:

— Курр! Курр! Мы видели Кая! Белая курица несла на спине его саночки, а он сам сидел в санях Снежной королевы. Они пролетали над лесом, когда мы были еще голыми птенчиками и лежали в гнезде вместе со своими братьями и сестрами. Снежная королева дохнула на наше гнездо, и все умерли, кроме нас двоих. Курр! Курр!

— Что вы говорите! — воскликнула Герда. — Куда же полетела Снежная королева? Ах, скажите, вы, наверно, знаете…

— Должно быть, в Лапландию. Куда же еще? Там вечная зима — снег, лед, стужа… Вот спроси сама у северного оленя, он тебе скажет.

— Да, правда, там вечный снег и лед. Ах, как там хорошо! — грустно сказал северный олень. — Там носятся по сверкающим ледяным равнинам мои вольные братья. Там раскинут летний шатер Снежной королевы, а зимний ее дворец — где-то у самого Северного полюса, на острове Шпицберген.

— Кай, мой бедный Кай! — воскликнула Герда.

— Лежи смирно! — прикрикнула на нее маленькая разбойница. — Не то я пырну тебя ножом!

Утром Герда рассказала ей все, что слышала от лесных голубей. Маленькая разбойница серьезно посмотрела на Герду, кивнула головой и сказала:

— Ну, так и быть. Отправляйся за своим Каем. А ты знаешь, где Лапландия? — спросила она у северного оленя.

— Кому же и знать, как не мне! — ответил северный олень, и глаза у него заблестели. — Там я родился и вырос, там я бегал на воле по снежным равнинам…

— Так слушай! — сказала Герде маленькая разбойница. — Видишь, все наши ушли. Дома одна мать. Немного погодя она хлебнет из большой бутылки и заснет, тогда я кое-что сделаю для тебя.

Тут маленькая разбойница подбежала к старухе матери, обняла ее и, дернув за бороду, сказала:

— Здравствуй, мой милый козлик!

— Ах ты моя маленькая разбойница! — ласково ответила старуха и так щелкнула дочку по носу, что нос у нее сразу покраснел.

— Сама ты разбойница! — ответила дочка и подала матери большую бутылку.

Старуха отхлебнула из бутылки раз-другой и захрапела. А маленькая разбойница подошла к северному оленю и сказала:

— Я бы ни за что не рассталась с тобой. Уж очень смешно ты мотаешь головой и брыкаешься, когда я щекочу тебя острым ножом. Ну, да так и быть! Я отпускаю тебя на вольную волю. Можешь убираться в свою Лапландию. Но сначала ты отвезешь во дворец Снежной королевы вот эту девочку — там живет ее названый братец. Ты ведь, конечно, слышал ее рассказ. Она говорила довольно громко, а у тебя всегда ушки на макушке.

Олень так и подпрыгнул от радости. Маленькая разбойница положила к нему на спину мягкую подушечку, а на подушечку посадила Герду и крепко привязала ее, чтобы она не свалилась в пути.

— Так и быть, Герда, возьми назад свои меховые сапожки — на Северном полюсе, говорят, довольно холодно. А муфту я оставлю себе, очень уж она хороша. Но мерзнуть ты все-таки не будешь. Я дам тебе матушкины рукавицы. Они такие огромные, что будут тебе до локтей. Ну-ка сунь в них руки. Очень хорошо! Теперь ты до локтей похожа на мою матушку-разбойницу!

Герда плакала от радости.

— Терпеть не могу, когда хнычут, — сказала маленькая разбойница. — Ты должна теперь смеяться, а не плакать. Вот тебе еще два хлебца и окорок на дорогу. Небось не проголодаешься.

Привязав мешок с едой северному оленю на спину, разбойница отворила ворота, заманила собак в дом, а потом перерезала острым ножом веревку, которой был привязан северный олень, и сказала ему:

— Ну, живо! Да смотри береги девочку.

Герда протянула маленькой разбойнице обе руки в огромных рукавицах и поблагодарила ее от всего сердца.

Едва успела она попрощаться с маленькой разбойницей, как северный олень пустился во всю прыть. Он скакал через пни и колодцы. Леса, равнины, болота так и мелькали перед глазами у Герды. Волки провожали ее воем, вороны каркали ей вслед… Вдруг на небе что-то затрещало и столбы огня взвились над землей.

— Вот мое родное северное сияние! — сказал олень. — Гляди, как полыхает!..

И он побежал дальше, бежал не останавливаясь ни днем, ни ночью — все вперед и вперед.

Хлеб был съеден до крошки, окорок — до последнего кусочка, и вот они уже в Лапландии.

История шестая. Лапландка и финка

Олень остановился у маленькой, вросшей в землю избушки. Крыша ее опускалась до самой земли, а дверь была такая низенькая, что в нее можно было войти только на четвереньках. В избушке не было никого, кроме старухи лапландки. Она варила рыбу при тусклом свете жирового светильника. Северный олень рассказал лапландке всю историю Герды. Правда, сперва он рассказал свою собственную историю — она казалась ему гораздо важнее и трогательнее. Герда же так замерзла, что долго не могла говорить.

— Ах вы бедняги! — сказала лапландка. — Далекий еще предстоит вам путь. Сто миль с лишком придется вам пройти, пока вы доберетесь до Финляндии, — Снежная королева живет там в своем дворце и каждый вечер зажигает голубые бенгальские огни. Я напишу несколько слов на сушеной треске — бумаги у меня нет, — а вы отнесете мое письмо финке, которая живет в тех местах и лучше моего научит вас, что надо делать.

Когда Герда согрелась, поела и попила, лапландка написала что-то на сушеной треске и велела Герде хорошенько беречь рыбу. Потом она привязала девочку к спине оленя, и тот снова помчался по снежным полям и горам.

В небе опять потрескивал голубой огонь, и целые столбы пламени взлетали над землей.

Так добежал северный олень с Гердой до Финляндии и постучался в дымовую трубу домика, где жила старая финка, — дверей там и вовсе не было.

Ну и жара стояла у нее в доме! Финка, старая низенькая женщина, прежде всего стащила с Герды шубку, рукавицы и сапоги, чтобы девочке было не так жарко. Потом она положила северному оленю на голову кусок льда и только тогда принялась читать письмо, нацарапанное на сушеной треске. Она прочла все от головы до хвоста три раза, пока не выучила наизусть, а потом сунула треску в суповой котел, — не пропадать же рыбе!

Тут северный олень снова принялся рассказывать, сначала — подробно — рассказал всю свою историю, а потом — вкратце — историю Герды.

Финка слушала его молча и только иногда покачивала головой.

— Ты такая мудрая женщина! — воскликнул северный олень, окончив свой рассказ. — Я знаю, ты можешь связать одной ниткой все четыре ветра. Не приготовишь ли ты для девочки питье, которое даст ей силу двенадцати богатырей? Тогда бы она одолела Снежную королеву.

— Силу двенадцати богатырей? — сказала финка. — Да, нечего сказать, много от этого будет толку!

С этими словами она взяла с полки большой кожаный свиток и развернула его: он весь был испещрен какими-то непонятными письменами.

Финка уселась и принялась читать. Она читала до тех пор, пока пот градом не покатился с ее лба.

Наконец она свернула свиток, переменила лед на голове северного оленя и сказала:

— Кай на самом деле у Снежной королевы. Но ему там очень нравится, и он думает, что нигде не может быть лучше. И все это потому, что в глаз и в сердце ему попали осколки кривого зеркала. Если они там останутся, он никогда не освободится от власти Снежной королевы.

— Вот потому-то я и прошу тебя сделать Герду сильнее Снежной королевы, — сказал северный олень.

— Сильнее, чем она есть, я не могу ее сделать, — ответила финка. — Разве ты сам не видишь, как велика ее сила? Не видишь, что ей служат и люди и звери? Ведь она босая обошла полсвета. Нет такой силы, которая заставила бы ее отступить от задуманного дела. Уж если она не сможет проникнуть во дворец Снежной королевы и вынуть из сердца Кая осколок зеркала, так этого никто не сделает! Все, чем я могу помочь ей, — это показать дорогу. В двух милях отсюда начинается сад Снежной королевы. Отнеси туда девочку, опусти у большого куста, покрытого красными ягодами, и, не мешкая, возвращайся обратно.

С этими словами финка посадила Герду на спину северного оленя, и тот бросился бежать со всех ног.

— Ах, мои теплые сапожки! Мои рукавицы! — закричала Герда.

Но олень не слышал ее. Он мчался, как вихрь, и остановился только тогда, когда увидел в снегу куст, усыпанный красными ягодами. Тут он опустил девочку на землю, поцеловал ее, и на глазах у него заблестели крупные прозрачные слезы. Потом он повернулся и стрелой пустился назад.

Бедная девочка осталась одна-одинешенька, на трескучем морозе, без башмаков, без рукавиц.

Она побежала вперед что было мочи. А навстречу ей двинулись целые полчища снежных хлопьев. Это было очень странно, потому что небо было совсем чистое и на нем полыхало северное сияние. Нигде не было видно ни тучки. Откуда же мог падать снег? Но снег не падал, он несся прямо по земле. Снежные хлопья надвигались на Герду и с каждой минутой становились все больше и больше, точно те снежинки, которые она видела когда-то под увеличительным стеклом.

Это было войско Снежной королевы. Одни снежинки были похожи на больших белых ежей, другие — на взъерошенных медвежат, третьи — на серебряных многоголовых змей. И все они были живые!

Но Герда смело шла вперед и вперед, — ведь она во что бы то ни стало должна была найти и освободить Кая!

И вот наконец она добралась до чертогов Снежной королевы.

А что же в это время было с Каем?

Он и не думал о Герде и уж меньше всего догадывался о том, что она тут, рядом с ним.

История седьмая.  Что случилось в чертогах Снежной королевы и что случилось потом

Снежная королева жила среди вечных снегов и нетающих льдин.

Метели возвели стены ее чертогов, буйные ветры пробили в них окна и двери.

Громадные белоснежные залы тянулись одна за другой на сотни миль — просторные, высокие, до самого неба. Их освещало разноцветными огнями северное сияние. Вьюги разостлали здесь пушистые, блестевшие серебром ковры. Но холодно и пустынно было в этих белых, ослепительно сверкающих залах. Никогда не заглядывало сюда веселье. Хоть бы один раз устроили здесь праздник для белых медведей, чтобы под музыку бури могли они показать, как ловко и грациозно умеют ходить на задних лапах. Хоть бы раз составилась здесь за ледяным столом партия в лото, где игроки горячо спорят, ссорятся, а иной раз даже и дерутся. Хоть бы когда-нибудь здесь сошлись на беседу за чашкой кофе беленькие кумушки-лисички, — нет, никогда, ничего! Всегда одинаково холодно, мертво и пусто!

Посреди самой большой пустынной снежной залы было круглое замерзшее озеро. Лед, затянувший его, растрескался на тысячи кусков. И все тысячи кусков были совершенно одинаковой величины, каждый точь-в-точь как другой, даже трудно поверить этому.

А на самой середине замерзшего озера стоял ледяной трон Снежной королевы. Когда ей не нужно было улетать по делам из дому, она всегда сидела на этом троне и гляделась в ледяное зеркало. Королева называла его «зеркалом разума» и уверяла, что это самое верное и чистое зеркало на свете.

Тут же, в этой пустынной зале, жил и названый брат Герды, Кай. От стужи он совсем побелел, хоть сам и не чувствовал холода. Да это и не удивительно — ведь у него вместо сердца был кусок льда. А такое сердце не чувствует ничего — ни радости, ни грусти, ни тепла, ни мороза.

Кай ни о чем не жалел, никого не вспоминал. Целыми днями сидел он на ступеньках трона у ног Снежной королевы, перебирая плоские ровные льдинки и выкладывая из них окоченевшими руками различные фигуры.

Вы все, должно быть, знаете игру, которая называется «китайская головоломка»?  Из деревянных дощечек надо складывать разные сложные узоры. Вот такой головоломкой был занят Кай, только вместо дощечек у него были льдинки, а игра называлась «игрой холодного разума».

Ему казалось, что на свете нет ничего важнее этого занятия, и все потому, что вместо сердца у него был кусок льда, а видеть ему мешал маленький осколок кривого зеркала. Он складывал из льдин не только фигуры, но и разные слова. Только одно слово, которое ему особенно хотелось сложить, у него не выходило — слово «вечность».

А между тем Снежная королева не раз говорила ему: «Если ты сложишь это слово, я отпущу тебя на волю и подарю тебе весь свет и пару новых коньков в придачу».

В сотый раз складывал Кай из льдинок восемь упрямых букв, но буквы, словно нарочно, рассыпались или укладывались не в том порядке, как надо.

Снежная королева только качала головой.

— Нет, опять не так! — сказала она с усмешкой, когда он в сто первый раз показал ей свою работу. — Ну что ж, подумай, подумай хорошенько. А пока ты думаешь, я полечу в теплые края, загляну в черные котлы — котлами она называла кратеры огнедышащих гор Этны и Везувия, — хорошо бы их немного побелить!

И она улетела, а Кай остался один в огромной снежной зале, он смотрел на льдины и все думал, думал, так, что голова у него трещала. Он сидел не шевелясь, бледный, как снег, прозрачный, как лед, неподвижный, как мертвец. Можно было подумать, что он замерз.

В это самое время в огромные ворота ветров вошла Герда. Ветры так удивились, что свернули крылья и притихли, и Герда свободно вошла в ледяную залу. Она сразу увидела Кая, бросилась к нему на шею и крепко обняла его.

— Кай! Милый мой Кай! Наконец-то я нашла тебя!

Но он словно не видел и не слышал ее. Он сидел такой же неподвижный и холодный, как прежде. Тогда Герда заплакала. Ее горячие слезы упали ему на грудь, проникли в самое сердце, и ледяное сердце Кая оттаяло.

Он взглянул на Герду и тоже заплакал. Слезы потоками полились у него из глаз и унесли с собой осколок кривого зеркала. Тут только Кай узнал Герду и улыбнулся ей.

— Герда! Милая Герда!.. Где же это ты была так долго? Где был я сам? — Он с удивлением огляделся по сторонам. — Как здесь холодно, как пустынно!

И Кай крепко обнял Герду. А Герда смеялась и плакала от радости, и, глядя на нее, радовалось все вокруг. Даже льдинки в озере пустились в пляс, а когда они устали и улеглись, из них составилось то самое слово, которое Снежная королева велела сложить Каю. Теперь Кай был свободен и, если бы захотел, мог бы получить в подарок весь свет и пару новых коньков в придачу. Пусть Снежная королева возвращается, — у нее уже нет над ним власти! Его отпускная лежала тут, написанная блестящими ледяными буквами!

Герда поцеловала Кая в обе щеки, и они опять покрылись румянцем, поцеловала его в глаза, и они заблестели; она коснулась его рук и ног, и Кай снова стал бодрым и здоровым.

Кай и Герда взялись за руки и вышли из ледяных чертогов. Они шли и говорили о родном доме, о розах, что цвели у них под окнами, обо всем, что с ними было. И, заслушавшись их, стихали холодные ветры и выглядывало из-за туч солнце. Когда же они дошли до куста с красными ягодами, Герда увидела, что ее уже поджидает старый друг — северный олень.

Не успели Кай и Герда оглянуться, как он домчал их до жилья старой финки.

Они обогрелись у нее и отправились дальше — к лапландке. Лапландка сшила им теплую одежду из пушистых шкур, дала свою собачью упряжку и даже сама поехала провожать их.

Северный олень тоже провожал Кая и Герду. Так все вместе добрались они до южной границы Лапландии. Тут уже пробивалась первая травка, и на санях ехать было нельзя.

Кай и Герда простились с лапландкой и с северным оленем и пошли дальше одни.

Вот перед ними и лес. На деревьях уже набухли зеленые почки, на ветках распевали весенние птицы. Из лесу, навстречу Каю и Герде, выехала верхом на белом коне молоденькая девушка в ярко-красной шапочке, с пистолетами за поясом. Герда сразу узнала коня — он был когда-то впряжен в золотую карету, — узнала и девушку. Это была маленькая разбойница.

За это время она немного подросла и решила посмотреть белый свет. Не сидеть же весь век дома, в глухом лесу!

Маленькая разбойница тоже сразу узнала Герду. Вот была радость!

— Эх ты, бродяга! — сказала она Каю. — Хотела бы я знать, стоишь ли ты того, чтобы за тобой бегали на край света!

Герда спросила ее о принце и принцессе.

— Они уехали в чужие края! — ответила маленькая разбойница.

— А ворон с вороной? — спросила Герда.

— Лесной ворон умер. Ручная ворона осталась вдовой, она оделась в траур, ходит с черной шерстинкой на ножке и жалуется на судьбу. Но все это пустяки. Лучше ты расскажи, что с тобой было и как ты нашла своего братца.

Герда и Кай рассказали ей обо всех своих приключениях.

— Ну, вот и сказке конец! — сказала маленькая разбойница.

Она пожала им руки и обещала навестить их, если ей случится когда-нибудь побывать у них в городе. На том они и простились. Молодая разбойница отправилась своей дорогой. Кай и Герда — своей.

Они шли, и под ногами у них расцветали цветы, зеленела трава. Издали до них донесся колокольный звон, и они узнали голос старого колокола, который будил их по утрам, и увидели башню своего родного города.

Скоро они поднялись по знакомой лестнице, отворили дверь в комнату, где все было по-прежнему: так же тикали часы, так же двигались по кругу часовые стрелки. Но дверь показалась им почему-то низенькой, и, переступив порог, они поняли, что стали взрослыми людьми.

Цветущие розовые кусты заглядывали с крыши в открытые окна.

На дворе стояло теплое благодатное лето!

Г.-Х. Андерсен
Перевод А. Ганзен. Пересказ Т. Габбе и А. Любарской

Снежная королева — «Астраханский Государственный Театр Оперы и Балета»

Зима — самое удивительное время года, время волшебства и невероятных чудес! Ведь зима соткана из снега, снег — из снежинок и, пока они не растаяли, можно попробовать взглянуть на них через самую большую лупу, или хотя бы через бабушкины очки. Тогда видно, что каждая снежинка сложена из тысяч блистающих ледяных кристалликов. Они выстраиваются такими изумительными узорами, что захватывает дух! А самое поразительное — эти узоры никогда-никогда не повторяются. И это означает, что двух одинаковых снежинок просто не бывает!

Вот почему зимних чудес так много и они так прекрасны. Однажды, сверкающим снежным днём, в далекой от нас Дании, сказочник Ханс Кристиан Андерсен гулял по городскому парку, и синички процвенькали ему историю, которая только что случилась с их знакомым мальчиком Каем, любившим весело скатываться с горок на салазках. Андерсен вернулся домой, и, пока звучало в ушах звонкое «цвень-цвень» синичек, записал их рассказ и дал ему красивое название: «Снежная королева». Дети всего мира прочитали и полюбили историю о мальчике Кае, которого забрала в свой ледяной дворец прекрасная, но бесконечно холодная Снежная королева, и о Герде, девочке с отважным горячим сердцем, которая прошла через опасности, сквозь леса, льды и снега, чтобы спасти Кая, вернуть его в мир тепла и любви.

Дети вырастали, становились взрослыми, но помнили любимую сказку и передавали её своим детям. Каждый взрослый рассказывал по-своему, так на свет появились фильмы, спектакли, мультики, и все они назывались «Снежная королева», и все они были про Кая и Герду, но все немного отличались от той истории, которую Андерсен услышал от синичек, знавших Кая лично.

Мы в нашем театре тоже очень любим эту сказку, а поскольку у нас театр Оперы и Балета, мы никак не могли обойтись без музыки. Мы внимательно послушали ранние симфонии великого композитора Вольфганга Амадея Моцарта — а свою первую симфонию он написал ещё одиннадцатилетним мальчиком! — и поняли, что его лёгкая светлая музыка может стать чудесной основой для нашей сказки. Рассказали мы её тоже чуточку — совсем чуточку — иначе, чем Андерсен.

Слуги Снежной королевы, шалопаи и хулиганы, случайно разбили волшебное зеркало. Если не собрать все осколки и не сложить их заново, случится страшная беда: на Земле никогда больше не будет весны! А этого не желает людям даже Снежная королева. Беда в том, что один — самый крохотный! — осколок случайно вонзился в Кая, заморозил его сердце, а сам при этом стал недоступен троллям. Как же собрать зеркало? И тролли решили, что самое верное — похитить Кая и отвезти его к Снежной королеве.

Дальше случилось, как в знакомой сказке: Герда прошла все испытания, не испугалась разбойников, дремучих лесов, снегов и морозов. Она нашла Кая в замке Королевы, её любовь растопила лёд в его сердце, и крохотный осколок зеркала вместе со слезинкой выкатился на щёку Кая. Оставалось только вставить этот осколочек в уже собранное зеркало.

Так маленькая отважная Герда спасла не только Кая, но и всех людей: как ни прекрасна зима, мы всё равно с надеждой ждём весну, которая придёт, принесёт тепло и раскрасит мир всеми цветами радуги!

Империя холодных сердец

Сказка Ганса Христиана Андерсена «Снежная королева» была опубликована в 1844 году, в 1863-м вышел ее первый русский перевод. С тех пор в России продолжают появляться разные варианты истории о Кае и Герде. В 1938 году на основе «Снежной королевы» драматург Евгений Шварц написал одноименную пьесу, которую в советское время ставили почти во всех детских театрах страны, в 1957-м Лев Атаманов создал известный мультфильм по сценарию Николая Эрдмана и Георгия Гребнера, в 1966 году Геннадий Казанцев снял фильм по сценарию Евгения Шварца, в 1986-м вышел фильм Николая Александровича «Тайна Снежной Королевы», мюзикл Максима Паперника о приключениях Герды стал частью телевизионной новогодней программы 2003 года, а в 2012 году Максим Свешников и Владлен Барбэ выпустили первую часть компьютерного приключенческого фильма по мотивам сказки Андерсена (список можно продолжить).

В центре сказки Андерсена — конфликт между холодным разумом и горячим сердцем. Герда справляется со всеми препятствиями и спасает Кая благодаря вере в Бога, которая побеждает силы Снежной королевы и Злого тролля. В большинстве популярных кинематографических и театральных адаптаций сказки исчезают библейские мотивы и вообще религиозная составляющая, но на поверхностном уровне история практически не меняется.

Существует много разных причин, почему хорошо запоминаются одни произведения, но забываются другие. Важную роль играют школьные учебники, художественная критика, издательская политика и такой таинственный фактор, как «читательская любовь», благодаря которой и возникают фанфики.

В сетевом сообществе ficbook.net «Снежная королева» — наиболее популярный классический сказочный сюжет. Сказке Андерсена посвящено около 680 текстов. По сравнению с бесчисленным количеством фанфиков по Поттериане это немного, однако значительно меньше текстов написано о «Красной шапочке», «Золушке» или «Белоснежке».

Фанфики по сказке Андерсена очень разные. Есть стихотворения от лица одного из персонажей. Есть варианты сказки, переписанной на новый лад, где, например, простая и милая девушка Герда противостоит богатой и успешной леди Снежанне. Много неоконченных работ в жанре фэнтези, задуманных как масштабное произведение. Есть тексты, в которых герои «Снежной королевы» встречаются с персонажами из других художественных миров — «Гарри Поттера», «Ледяного сердца», «Хроник Нарнии». Много эротических и порнографических зарисовок. Попадаются фанфики, в которых рассказывается предыстория Снежной королевы, и тексты о том, что случилось после, казалось бы, счастливого финала андерсеновской сказки.

Чаще всего авторы фанфиков по «Снежной королеве» обращаются к любовному конфликту. Герои сказки превращаются во взрослых людей или подростков, их отношения сексуализируются. Большая часть текстов говорит о том, что каноническая версия неправильная, на самом деле все было не так. Герда не пошла искать Кая, и ему пришлось возвращаться домой самому. Кай искренне полюбил Снежную королеву и решил остаться с ней. Герде не удалось растопить сердце Кая, и он стал настолько жесток и холоден, что его испугалась даже Снежная королева. Герда влюбилась в Снежную королеву, а Кай стал ученым, не интересующимся женщинами. Герда влюбилась в Маленькую разбойницу и осталась с ней. Кая спасла Маленькая разбойница, и они жили долго и счастливо.

Литературные сказки писались для детей, чтобы помочь им понять разницу между добром и злом. Согласно знаменитому американскому исследователю Джеку Зайпсу, в своих произведениях Ганс Христиан Андерсен транслировал представления о «хорошем» и «плохом», которые царили в современном для него патриархальном обществе. Маленькие девочки должны быть готовы к самопожертвованию — и датский писатель нередко заставлял своих героинь страдать. Маленькая Герда идет за Каем по снегу босиком и читает молитвы, чтобы справиться с метелью. Мужским персонажам тоже выпадает немало горестей, но к женским Андерсен был особенно безжалостен.

90% сетевых авторов, пишущих фанфики, — это женщины разных возрастов. Положение женщины, ее представление о себе и представление мужчин о ней изменились с того момента, когда Андерсен написал «Снежную королеву», но сказка фактически осталась прежней. Несмотря на то, что история пересказывалась на новый лад множество раз, версии, приближенные к оригиналу, остаются наиболее популярными: девочка ищет по свету мальчика с оледеневшим сердцем и спасает его из беды. Для многих читательниц и авторов фанфиков, ценности, транслируемые сказкой, остаются неоспоримыми. Но есть и те, кто в духе современных феминистских настроений отказываются от предложенного в сказке жизненного сценария и переписывают его в соответствии со своими представлениями о хорошем и плохом. Если сказка Андерсена рассчитана и на детей, и на их родителей, то большая часть сетевых интерпретаций посвящена исключительно проблемам взрослых. Сюжет сказки накладывается на сценарий об измене и возвращении. Авторы примеряют на себя разные роли и используют образы героев как модели поведения. В некоторых фанфиках эти модели утверждаются. Каи всегда впутываются в неприятности, их всегда надо спасать. Герды всегда должны любить своих Каев и побеждать Снежных королев. Снежные королевы всегда остаются одни. Для других авторов важно разрушить вечные модели, спрятанные в сказке. Они иронизируют над одномерными образами жертвующей собой Герды и холодной бессердечной Снежной королевы, пытаются сделать героинь более реальными и более сложными, психологизируют их. Герда может любить, кого захочет, — даже Снежную королеву или Маленькую разбойницу.

Во многих интерпретациях текст сводится к конфликту Снежной королевы и Герды, это указывает на специфику читательского восприятия. Литературная сказка Андерсена интересна еще и тем, что в ней присутствует множество разных женских персонажей. Некоторые из них — например, Маленькая разбойница или Женщина, которая умела колдовать — не так однозначны, как это принято в классических сказочных историях, основанных на фольклорных сюжетах. Таких героинь сложно рассматривать как однозначно хороших или плохих. Однако немногие авторы фанфиков обращают на это внимание, чаще со «Снежной королевой» обращаются именно как с одной из сказок о противостоянии крайностей — доброй принцессы и злой королевы. Что же делает историю Герды и Снежной королевы особенной в этом контексте? Злые королевы часто строят козни против принцесс из зависти к их красоте, молодости и счастью, но гораздо меньше популярных сказочных историй, в которых прекрасный принц похищен злой королевой — такой сюжет больше всего напоминает любовный треугольник. Еще одна сказка, где есть героиня, выступающая в роли настоящей разлучницы, ради которой принц оставляет принцессу, — это «Русалочка». Около трехсот фанфиков по этой истории можно найти на сайте ficbook.net.

Читательские интерпретации не берутся из ниоткуда. В некотором смысле авторы работают как исследователи, размышляют о том, как устроена сказка, что в ней скрыто. Так, например, в 1861 году сам Андерсен написал сказочную повесть «Ледяная дева», которую можно назвать «Снежной королевой» для взрослых. В этой истории мотив любовного треугольника становится более очевидным: Ледяная дева целует и уводит за собой под воду Руди, жениха молодой девушки Бабетты. И даже те интерпретации, которые на первый взгляд кажутся очень неожиданными, при более внимательном прочтении оригинального текста становятся понятнее. Так ли удивительны фанфики о любви Герды и Маленькой разбойницы, если в сказке Маленькая разбойница говорит о Герде: «Она будет играть со мной <…> Она отдаст мне свою муфту, свое хорошенькое платьице и будет спать со мной в моей постели».

С одной стороны, авторы фанфиков следуют за текстом, находят в нем то, что им интересно, и развивают это в соответствии с личным опытом, личными взглядами и личным художественным вкусом. С другой стороны, в фанфикшн-сообществах существует своя особая жанровая система, которая во многом определяет то, каким получится текст. Авторы не просто интерпретируют сказку, а создают фанфик в определенном жанре — например, в жанре femslash, где обычно описаны романтические или сексуальные отношения между женскими персонажами, или фанфик в жанре het, где важны романтические или сексуальные отношения между разнополыми героями. В этом смысле «Снежная королева» — удачный материал для отражения общего культурного опыта.

Ганс Христиан Андерсен: Снежная королева

Ганс Христиан Андерсен: Снежная королева

В семи историях

к

Ганс Христиан Андерсен

(1845)

История первая,

Который описывает Зазеркалье и разбитые фрагменты.

OU должен присутствовать до начала эта история, потому что когда мы дойдем до конца, мы узнаем больше, чем мы знаем сейчас об очень злом хобгоблине; он был одним из худших, потому что он был настоящий демон.Однажды, когда он был в веселом настроении он сделал зеркало, способное творить все хорошее или прекрасное, что в нем отражалось, почти сжимается до ничего, а все, что было никчемным и плохим, увеличивалось в размер и хуже, чем когда-либо. Самые милые пейзажи казались вареными шпинат, и люди стали отвратительными и выглядели так, как будто они стояли на их головы и не имели тел. Их лица были настолько искажены, что никто не мог их узнать, и даже одна веснушка на лице казалась распределить по всему носу и рту.Демон сказал, что это было очень занимательный. Когда добрая или благочестивая мысль пришла в голову кому-нибудь он был искажен в стекле; а потом как демон посмеялся над своим хитрое изобретение. Все, кто ходил в школу демона, потому что он держал школе — повсюду рассказывали о чудесах, которые они видели, и заявляли, что теперь люди могли впервые увидеть, что такое мир и человечество очень нравится. Они несли стакан повсюду, пока, наконец, там не была ни страной, ни народом, на которые не смотрели сквозь эту искаженное зеркало.Хотели даже взлететь с ним на небеса, чтобы увидеть ангелы, но чем выше они взлетали, тем более скользким становилось стекло, и они с трудом удерживали его, пока, наконец, он не выскользнул из их рук, упал на землю и был разбит на миллионы частей. Но теперь зеркало доставило больше несчастья, чем когда-либо, для некоторых из осколки были не такими крупными, как песчинка, и летали по мир в каждую страну. Когда один из этих крошечных атомов влетел в глаза человека, он застрял там неизвестно ему, и с этого момента он увидел все через искаженную среду, или можно было видеть только худшую сторону того, на что он смотрел, потому что даже самый маленький фрагмент сохранил тот же сила, которая принадлежала всему зеркалу.Некоторые даже получили осколок зеркала в их сердцах, и это было очень ужасно, потому что их сердца стали холодными, как кусок льда. Некоторые из части были настолько большими, что их можно было использовать как оконные стекла; это было бы было грустно смотреть на наших друзей через них. Другие части превратились в очки; это было ужасно для тех, кто их носил, ибо они ничего не видели ни правильно, ни справедливо. При всем этом нечестивые демон смеялся до тех пор, пока его бока не задрожали — его так щекотало, он сделал.Еще было несколько этих маленьких осколков стекла. парить в воздухе, и теперь вы услышите, что случилось с одним из них.

История вторая:

Маленький мальчик и маленькая девочка

N большой город, полный домов и люди, у всех нет места даже для маленького сада, поэтому они обязаны довольствоваться несколькими цветами в цветочные горшки.В одном из этих больших городов жили двое бедных детей, у которых сад — нечто большее и лучшее, чем несколько цветочных горшков. Они были не брат и сестра, но они любили друг друга почти так же сильно, как если бы они были. Их родители жили друг напротив друга на двух чердаках, где крыши соседних домов выступали навстречу друг другу и водопровод проходил между ними. В каждом доме было маленькое окошечко, чтобы каждый мог переходить по желобу от одного окна к другому.Родители этих у каждого из детей был большой деревянный ящик, в котором они выращивали кухню травы для личного пользования и по маленькому кусту роз в каждом ящике, который рос великолепно. Сейчас через некоторое время родители решили поставить этих двух ящики через водопровод так, чтобы они доходили от одного окна до другой и выглядел как два цветочных банка. Душистый горошек навис над ящики, и кусты роз пустили длинные ветви, которые были натренированы вокруг окон и собрались вместе почти как триумфальная арка листья и цветы.Ящики были очень высокими, и дети знали, что они нельзя взбираться на них без разрешения, но они часто тем не менее, разрешено вместе выйти и сесть на свои табуретки. под кустами роз, или поиграйте тихо. Зимой пришло все это удовольствие до конца, потому что окна иногда совсем замерзали. Но потом медные гроши на плите нагревали, а теплые гроши держали против застывшего стекла; очень скоро будет маленькое круглое отверстие сквозь которые они могли смотреть, и мягкие яркие глаза маленького мальчика и девушка просвечивала через отверстие в каждом окне, когда они смотрели на друг с другом.Их звали Кей и Герда. Летом они могли быть вместе с одним прыжком из окна, но зимой приходилось подниматься наверх и вниз по длинной лестнице, и через снег, прежде чем они успели встретиться.

«Посмотри, как роятся белые пчелы», — сказала старая бабушка Кей. день, когда шел снег.

«Есть ли у них пчелиная матка?» спросил маленький мальчик, потому что он знал, что настоящий у пчел была царица.

«Конечно, есть», — сказала бабушка.«Она летит туда, где рой самый густой. Она самая большая из них и никогда не останется на земле, но взлетает к темным облакам. Часто в полночь она летает по улицам города, заглядывает в окна, потом лед на стеклах застывает в чудесные формы, которые выглядят как цветы и замки ».

«Да, я их видел», — сказали оба ребенка, и они поняли, что это должно быть правда.

«Снежная королева может войти сюда?» спросила маленькая девочка.

«Только пусть идет, — сказал мальчик, — я поставлю ее на плиту, а потом она растает «.

Потом бабушка пригладила ему волосы и рассказала ему еще несколько сказок. Один Вечером, когда маленький Кей был дома, полураздетый, он забрался на стул у окна и выглянул в дырочку. Несколько хлопьев снега падало, и один из них, намного крупнее остальных, остановился на краю одного из цветочных ящиков.Эта снежинка выросла все больше и больше, пока, наконец, не превратилась в фигуру женщины, одетой в одежде из белой марли, которая была похожа на миллионы звездных снежинки соединены вместе. Она была прекрасна и красива, но сделана из лед — сияющий и сверкающий лед. Тем не менее она была жива, и ее глаза сверкали как яркие звезды, но в их взгляде не было ни покоя, ни покоя. Она кивнула в сторону окна и махнула рукой. Маленький мальчик был испугался и вскочил со стула; в то же время казалось, что большая птица прилетела к окну.На следующий день было четкое заморозки, и очень скоро наступила весна. Солнце сияло; молодой зеленый листья распускаются; ласточки строили свои гнезда; окна были открыты, и дети снова сидели в саду на крыше, высоко над всеми другие комнаты. Как красиво распускались розы этим летом. В маленькая девочка выучила гимн, в котором говорилось о розах, а затем она подумали о своих розах, и она спела гимн маленькому мальчику, и он тоже пел: —

«Розы расцветают и перестают быть,
Но мы увидим Младенца Христа.”

Тогда малыши взяли друг друга за руки и поцеловали розы, и смотрел на яркий солнечный свет, и говорил с ним, как если бы Христос-младенец были там. Это были прекрасные летние дни. Как красиво и свежо был среди кустов роз, которые, казалось, никогда не уйдут от цветения. Однажды Кай и Герда сидели и смотрели на книгу, полную картинки зверей и птиц, а то просто как часы в церкви Башня пробила двенадцать, Кей сказал: «О, что-то поразило мое сердце!» а также вскоре после этого: «В моем глазу что-то есть.”

Маленькая девочка обняла его за шею и посмотрела ему в глаза, но она ничего не видела.

«Думаю, его больше нет», — сказал он. Но этого не было; это был один из тех кусочки зеркала — того волшебного зеркала, о котором мы говорили — уродливое стекло, из-за которого все великое и хорошее казалось маленьким и уродливым, в то время как все злое и плохое стало более заметным, и каждый маленький неисправность можно было ясно увидеть.Бедный маленький Кей тоже получил небольшой зерно в его сердце, которое очень быстро превратилось в кусок льда. Он чувствовал боли больше не было, но стекло все еще было на месте. «Почему ты плачешь?» сказал он в последний; «Из-за этого ты выглядишь некрасиво. Сейчас со мной все в порядке. Ой, смотри! — внезапно воскликнул он. — Эта роза изъедена червями, а эта — довольно криво. В конце концов, это уродливые розы, как и коробка, в которой они стоят », а затем он пнул ящики ногой и снял две розы.

«Кей, что ты делаешь?» воскликнула маленькая девочка; а затем, когда он увидел как она испугалась, он сорвал еще одну розу и прыгнул через свою собственное окно подальше от маленькой Герды.

Когда она потом достала книжку с картинками, он сказал: «Это было всего лишь подходит для младенцев в длинной одежде », а когда бабушка рассказывала какие-то сказки, он прерывал ее «но;» или, когда он мог справиться с этим, он бы встать за ее стул, надеть очки и очень подражать ей. умно, чтобы рассмешить людей.Постепенно он начал имитировать речь и походка людей на улице. Все, что было странным или неприятным в человеке он подражал прямо, и люди говорили: «Этот мальчик будет очень умно; у него замечательный гений ». Но это был кусок стекла в его глазах и холод в его сердце, которые заставили его так поступить. Он даже дразнил маленькую Герду, которая любила его всем сердцем. Его игры тоже были совсем другими; они не были такими ребяческими. Одна зима Днем, когда пошел снег, он достал горящий стакан, затем протянул хвост его синего пальто, и пусть снежинки падают на него.»Смотреть в этот стакан, Герда, — сказал он; и она видела, как каждая снежинка была увеличивалась и выглядела как красивый цветок или сверкающая звезда. «Является это не умно? » сказал Кей, «и гораздо интереснее, чем смотреть на настоящие цветы. В нем нет ни единой неисправности, а снежинки довольно хороши. идеально, пока они не начнут таять ».

Вскоре после этого появился Кей в больших толстых перчатках и с его сани за его спиной. Он позвал Герду наверх: «Мне нужно идти, чтобы иди на большую площадь, где другие мальчики играют и катаются.”И прочь он ушел.

На большом квадрате самые смелые из мальчиков часто связывали свои санки в телеги деревенских людей, и идти с ними хороший путь. Этот была столица. Но пока они все развлекались, а Кей с мимо них прошли большие сани; он был выкрашен в белый цвет, и в нем сидело несколько один закутан в грубый белый мех и в белой шапочке. Санки дважды объехал площадь, и Кей привязал свои сани к так что, когда она ушла, он последовал за ней.Это пошло быстрее и быстрее прямо через соседнюю улицу, а затем человек, который проехал обернулся и вежливо кивнул Кей, как будто они знакомы друг с другом, но всякий раз, когда Кей хотел ослабить свой маленький сани водитель снова кивнул, поэтому Кей села неподвижно, и они уехали. через городские ворота. Потом снег начал падать так сильно, что маленький мальчик не видел перед собой ладони, но все же они поехал дальше; затем он внезапно ослабил шнур, чтобы большие сани могли идти без него, но это было бесполезно, его карета крепко держалась, и они понеслись, как ветер.Затем он громко позвал, но никто слышал его, пока снег бился по нему, и сани летели вперед. Время от времени он подпрыгивал, как будто перебирался через живую изгородь и канавы. Мальчик испугался и попытался помолиться, но мог ничего не помню, кроме таблицы умножения.

Снежинки становились все больше и больше, пока не казались огромными. белые куры. Вдруг они прыгнули набок, большие сани остановился, и человек, который управлял им, поднялся.Мех и шапка, которые были полностью сделаны из снега, упали, и он увидел даму, высокую и белый, это была Снежная Королева.

«Мы ехали хорошо, — сказала она, — но почему ты дрожишь? сюда, ползать в мой теплый мех ». Затем она усадила его рядом с собой в сани, а когда она обернула его мехом ему казалось, что он тонет в снегу дрейф.

«Тебе все еще холодно?» — спросила она, поцеловав его в лоб.В поцелуй был холоднее льда; это дошло до его сердца, которое было уже почти кусок льда; он чувствовал себя так, словно вот-вот умрет, но только на мгновение; вскоре он снова выглядел совершенно здоровым и не замечал холод вокруг него.

«Мои сани! не забудь мои сани », — была его первая мысль, а потом он посмотрел и увидел, что он был привязан к одному из белых цыплят, который летел за ним с санями за спиной. Снежная королева немного поцеловалась Снова Кей, и к этому времени он уже забыл маленькую Герду, свою бабушка, а все дома.

«Теперь ты не должна больше целоваться, — сказала она, — или я должна поцеловать тебя, чтобы смерть.»

Кей посмотрел на нее и увидел, что она такая красивая, что он не мог представьте себе более красивое и умное лицо; теперь она не казалась сделана изо льда, как когда он видел ее через окно, и она кивнул ему. В его глазах она была идеальной, и она совсем не чувствовала боюсь. Он сказал ей, что умеет считать в уме дроби, и что он знал количество квадратных миль и количество жителей в стране.И она всегда улыбалась так, что он думал, что не знает Достаточно еще, и она оглядела бескрайнее пространство, взлетая выше и выше с ним на черном облаке, в то время как шторм дул и завывал, как будто он пел старые песни. Они летали над лесами и озерами, над морем и земля; внизу ревел дикий ветер; волки выли и снег потрескивал; над ними летали черные кричащие вороны, а над всеми сияли луна, ясная и яркая, — и так Кей пережила долгую зимнюю ночью, а днем ​​он спал у ног Снежной Королевы.

Третья история:

Цветочный сад женщины, которая умела колдовать

UT как поживала маленькая Герда во время Кей отсутствие? Что с ним стало, никто не знал, и никто не мог дать малейшая информация, за исключением мальчиков, которые сказали, что он привязал свой сани к другому, очень большому, проехавшему по улице, и у городских ворот. Никто не знал, куда это делось; было пролито много слез по нему, а маленькая Герда долго горько плакала.Она сказала она знал, что он, должно быть, мертв; что он утонул в реке, которая протекала близко школой. О, действительно, те долгие зимние дни были очень унылыми. Но в Прошлая весна пришла с теплым солнцем. «Кей мертв и ушел, — сказал маленький Герда.

«Я не верю в это», — сказал солнечный свет.

«Он мертв и ушел», — сказала она воробьям.

«Мы не верим в это», — ответили они; и наконец маленькая Герда начала сомневаюсь в этом сама.«Я надену свои новые красные туфли», — сказала она однажды утром, «Те, которых Кей никогда не видел, а потом я спущусь к реке, и спроси его. » Было довольно рано, когда она поцеловала свою старую бабушку, которая все еще спал; Затем она надела свои красные туфли и вышла совсем одна ворот города к реке. «Правда ли, что вы забрали мою маленький товарищ по играм подальше от меня? » сказала она реке. «Я дам тебе свой красные туфли, если ты вернешь его мне.«И казалось, будто волны странно кивнул ей. Затем она сняла красные туфли, которые она любила больше всего на свете и бросила их обоих в реку, но они упали у берега, и маленькие волны унесли их обратно в земля, как если бы река не забрала у нее то, что она любила Лучше всего, потому что они не могли вернуть ей маленькую Кей. Но она думала, что туфли не были выброшен достаточно далеко. Затем она забралась в лодку, которая лежала среди тростника и снова бросил туфли с дальнего конца лодки в вода, но она не была закреплена.И ее движение заставило его ускользнуть с земли. Увидев это, она поспешила дойти до конца лодке, но прежде чем она успела, она была больше, чем в ярде от берега, и дрейфует быстрее, чем когда-либо. Тогда маленькая Герда была очень испугалась и заплакала, но никто ее не слышал, кроме воробьев, и они не могли нести ее на сушу, но они летели вдоль берега, и пел, как бы утешая ее: «Вот и мы! Мы здесь!» Лодка плывет по течению; маленькая Герда сидела неподвижно только с ней чулки на ногах; красные туфли плыли за ней, но она не могла добраться до них, потому что лодка держала так много заранее.Банки на каждом стороны реки были очень красивыми. Были красивые цветы, старые деревья, пологие поля, на которых паслись коровы и овцы, но не человек на виду. «Может быть, река перенесет меня к маленькому Кею», — подумал он. Герда, а потом она повеселела, подняла голову и посмотрела на красивых зеленых берегах; и так лодка плыла несколько часов. В она подошла к большому вишневому саду, в котором стоял маленький красный дом со странными красными и синими окнами.У него также была соломенная крыша, и снаружи стояли два деревянных солдата, которые протянули ей оружие, когда она проплыл мимо. Герда окликнула их, потому что думала, что они живы: но, конечно, они не ответили; и по мере того, как лодка приближалась к берегу, она увидела, какими они были на самом деле. Потом Герда крикнула еще громче и Из дома вышла очень старая женщина, опираясь на костыль. Она носил большую шляпу, чтобы прикрыть ее от солнца, и на ней были нарисованы все виды красивых цветов.«Бедное дитя», — сказала старуха, «Как тебе удалось преодолеть все это расстояние в большой мир на таком стремительный катящийся поток? » А потом старуха по воде пошла, схватила лодку костылем, вытащила ее на берег и вытащила Герду. И Герда была рада почувствовать себя на сухой земле, хотя и была довольно боится странной старухи. «Подойди и скажи мне, кто ты», — сказал она, «а как ты сюда попал».

Тогда Герда рассказала ей все, а старуха покачала головой и сказал: «Хем-хем»; и когда она закончила, Герда спросила, не видел маленькую Кей, и старуха сказала ей, что он не проходил мимо этого Кстати, но он, скорее всего, придет.Поэтому она сказала Герде, чтобы печально, но вкушать вишню и смотреть на цветы; они были лучше любой книжки с картинками, потому что каждый из них мог рассказать историю. потом она взяла Герду за руку и повела в домик, а старый женщина закрыла дверь. Окна были очень высокими, и, поскольку стекла были красный, синий и желтый, дневной свет пробивался сквозь них всевозможными особые цвета. На столе стояли прекрасные вишни, а Герда ела разрешение есть столько, сколько она захочет.Пока она ела их старые женщина расчесывала золотым гребешком свои длинные льняные локоны, а блестящие локоны ниспадали по бокам круглого милого личико, который выглядел свежим и цветущим, как роза. «Я давно хотел такая милая девица, как ты, — сказала старуха, — а теперь ты должна Останься со мной и посмотри, как счастливо мы будем жить вместе ». И пока она продолжала причесывать маленькую Герду волосы, она все меньше думала о ней приемный брат Кей, потому что старуха умела колдовать, хотя она была не злая ведьма; она наколдовала лишь немного для собственного развлечения, и теперь, потому что она хотела оставить Герду.Поэтому она вошла в сад, и протянула костыль ко всем розам, хотя они были красивы; и они сразу погрузились в темноту земля, чтобы никто не мог сказать, где они когда-то стояли. Старая женщина боялась, что если маленькая Герда увидит розы, она подумает о тех, домой, а потом вспомни маленькую Кей и убегай. Потом она взяла Герду в цветник. Как это было ароматно и красиво! Каждый цветок что можно было подумать для каждого времени года, здесь в полной мере цвести; ни в одной книжке с картинками не могло быть более красивых цветов.Герда прыгнула за радость, и играли, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями; тогда она спала в элегантной постели с красными шелковыми подушками, расшитыми цветные фиалки; а потом она мечтала о ней так же приятно, как королева день свадьбы. На следующий день и много дней спустя Герда играла с цветы под теплым солнцем. Она знала каждый цветок, и все же, хотя их было так много, что казалось, что не хватает одного, но который это она не могла сказать.Однако однажды, когда она сидела и смотрела на старухе с нарисованными на ней цветами, она увидела, что самой красивой из них была роза. Старуха забыла взять его из шляпы, когда она заставила все розы погрузиться в землю. Но это сложно во всем держать мысли вместе; одна маленькая ошибка расстраивает все наши договоренности.

«Что, здесь нет роз?» воскликнула Герда; и она выбежала в сад, и осмотрел все клумбы, и обыскал, и обыскал.Там было ни одного не найти. Затем она села и заплакала, и ее слезы упали просто на месте, где упал один из роз. Теплые слезы увлажнил землю, и роза сразу же взошла, как цветущая как когда он затонул; и Герда обняла его и поцеловала розы, и подумал о прекрасных розах дома, а вместе с ними и о маленькой Кей.

«Ой, как меня задержали!» сказала маленькая дева: «Я хотела искать для маленькой Кей.Вы знаете, где он? » она спросила розы; «ты думаете, что он мертв? »

И розы ответили: «Нет, он не мертв. Мы были в земле где лежат все мертвые; но Кея там нет ».

«Спасибо», — сказала маленькая Герда и подошла к другим цветам. и посмотрели в их чашки, и спросили: «Вы знаете, где Кей? » Но каждый цветок, стоявший на солнышке, мечтал только о своя маленькая сказка истории.Никто ничего не знал о Кее. Герда слышала много историй от цветов, когда она спрашивала их одну за другой о нем.

А что, сказала тигровая лилия? «Слушай, ты слышишь барабан? — поворот, Turn »- есть только две ноты, всегда« Turn, Turn ». Слушайте женская песнь траура! Услышьте крик священника! В ее длинном красном халат стоит индусской вдове у погребальной сваи. Пламя поднимается вокруг ее, когда она кладет себя на мертвое тело своего мужа; но индусы женщина думает о живом в этом кругу; его, ее сына, который зажег это пламя.Эти сияющие глаза мучительнее тревожат ее сердце чем пламя, которое скоро сожжет ее тело дотла. Может ли огонь сердца погаснет в пламени погребальной сваи? »

«Я совсем этого не понимаю, — сказала маленькая Герда.

«Это моя история», — сказала тигровая лилия.

Что, говорит вьюнок? «Возле той узкой дороги стоит старая рыцарский замок; густой плющ ползет по старым разрушенным стенам, листает листок даже на балкон, на котором стоит красивая девушка.Она сгибается над балюстрадами и смотрит на дорогу. На его стебле нет розы. свежее, чем она; нет яблони, развевается ветром, больше плывет легче, чем она двигается. Ее богатый шелк шелестит, когда она наклоняется и восклицает: «Неужели он не придет?»

— Вы имеете в виду Кей? — спросила Герда.

«Я говорю только об истории моей мечты», — ответил цветок.

Что, сказала снежинка? «Между двумя деревьями висит веревка; на нем кусок доски; это качели.Две хорошенькие маленькие девушки в белых, как снег, платьях, с развевающимися длинными зелеными лентами. со своих шляп сидят на нем, раскачиваясь. Их брат, который выше их, стоит в разгаре; он держит веревку одной рукой, чтобы успокоиться; в одной руке он держит небольшую чашу, а в другой глиняная трубка; он пускает мыльные пузыри. Когда качели продолжаются, пузыри летают вверх, отражая самые красивые разные цвета. Последний еще свисает с чаши трубы и качается на ветру.Продолжается качать; и тут подбегает маленькая черная собачка. Он почти такой же легкий, как пузырь, и он поднимается на задние лапы и хочет быть увлеченным; но это не останавливается, и собака падает; затем он лает и злится. Дети наклоняются к нему, и пузырь всплески. Качающаяся доска, картина из легкой сверкающей пены — вот моя история.»

«Может быть, вы мне очень хорошо рассказываете, — сказала маленькая Герда. — Но ты говоришь так печально и совсем не упоминаешь маленькую Кей.”

Что говорят гиацинты? «Были три прекрасные сестры, прекрасная и нежный. У одного платье было красное, у второго — синее, у третьего — чисто белый. Рука об руку они танцевали при ярком лунном свете, при спокойствии озеро; но они были людьми, а не сказочными эльфами. Сладкий аромат привлекли их, и они исчезли в лесу; вот аромат стал сильнее. Три гроба, в которых лежали три прекрасные девушки, скользнул из самой густой части леса через озеро.В светлячки летали над ними, как маленькие парящие факелы. Сделайте танцующие девушки спят, или они мертвы? Аромат цветка говорит что они трупы. Их звенят вечерний колокол.

«Вы меня очень огорчили, — сказала маленькая Герда; «Ваш парфюм такой сильный, ты заставляешь меня думать о мертвых девицах. Ах! маленький Кей на самом деле тогда мертв? Розы были в земле, и они говорят нет ».

«Цепляйся, лязгай», — звенели колокольчики гиацинта.«Мы платим не по малому Кей; мы его не знаем. Мы поем нашу песню, единственную известную нам ».

Затем Герда подошла к лютикам, которые блестели среди ярких зеленые листья.

«Вы — маленькие яркие солнышки», — сказала Герда; «Скажи мне, знаешь ли ты, где я найду моего товарища по играм.

И лютики весело заблестели, и снова посмотрели на Герду. Какая песня могли бы петь лютики? Дело было не в Кей.

«Яркое теплое солнце светило на небольшой дворик, в первый теплый день весна. Его яркие лучи упирались в белые стены соседнего дома. дом; и недалеко распустился первый желтый цветок сезона, сверкают, как золото в теплом луче солнца. Старуха сидела у нее на руке стул у двери дома, а внучка, бедная и хорошенькая служанка пришла к ней с коротким визитом. Когда она поцеловала ее бабушка везде было золото: золото сердца в том святом целовать; это было золотое утро; в сияющем солнечном свете было золото, золото в листьях смиренного цветка и на устах девушки.Вот и моя история, — сказал лютик.

«Моя бедная старая бабушка!» вздохнула Герда; «Она очень хочет меня видеть, и скорбит обо мне, как она о маленькой Кей; но я скоро пойду домой, и возьми с собой маленькую Кей. Бесполезно спрашивать цветы; они знают только их собственные песни и не могут дать мне никакой информации ».

А потом она подтянула платье, чтобы бегать быстрее, но нарцисс поймал ее за ногу, когда она перепрыгивала через него; поэтому она остановился, посмотрел на высокий желтый цветок и сказал: что-то знать.”

Затем она наклонилась совсем близко к цветку и прислушалась; и что он сказал?

«Я вижу себя, я вижу себя», — сказал нарцисс. «Ой, как мило это мой парфюм! В маленькой комнате с эркером стоит немного танцующая девушка, полураздетая; она иногда стоит на одной ноге, и иногда на обоих, и выглядит так, будто она попала бы под весь мир ее ноги. Она всего лишь заблуждение. Она льет воду из чайник на куске вещи, который она держит в руке; Это ее лиф.«Чистота — это хорошо, — говорит она. Ее белое платье висит колышек; его также вымыли в чайнике и высушили на крыше. Она надевает его и повязывает на шее носовой платок шафранового цвета, который делает платье белее. Посмотрите, как она вытягивает ноги, как будто она красовалась на стебле. Я вижу себя, я вижу себя ».

«Какое мне дело до всего этого, — сказала Герда, — тебе не нужно рассказывать мне такие вещи.» А потом она побежала в другой конец сада.Дверь была застегнул, но она прижалась к ржавой защелке, и она не выдержала. В дверь распахнулась, и маленькая Герда босиком выбежала в широкую Мир. Она трижды оглянулась, но, похоже, никто не следил за ней. ее. Наконец она не могла больше бегать, поэтому села отдохнуть на большом камень, и когда она оглянулась, то увидела, что лето закончилось, и осень очень далеко продвинулась. Она ничего не знала об этом в прекрасном сад, где светило солнце и круглый год росли цветы.

«О, как я зря потратил время?» сказала маленькая Герда; «Сейчас осень. я должен больше не отдыхай », — и она встала, чтобы продолжить. Но ее ножки были ранена и болит, и все вокруг выглядело таким холодным и унылым. В длинные ивовые листья были желтыми. Капли росы падали, как вода, лист после того, как лист упал с деревьев, терновник один все еще приносил плоды, но терн был кислым и резким. О, как темно и устал весь мир появился!

История четвертая:

Принц и принцесса

ERDA был вынужден снова отдохнуть, а прямо напротив того места, где она сидела, она увидела, как прыгает большая ворона по снегу к ней.Некоторое время он стоял, глядя на нее, и затем он покачал головой и сказал: «Каркай, каркай; добрый день, добрый день. » Он произнес эти слова так ясно, как только мог, потому что он хотел быть добрым маленькой девочке; а потом он спросил ее, куда она идет совсем одна в большом мире.

Одно только слово Герда понимала очень хорошо и знала, насколько оно выражено. Тогда она рассказала вороне всю историю своей жизни и приключений, и спросил его, видел ли он маленькую Кей.

Ворона очень серьезно кивнул головой и сказал: «Возможно, я… это может быть быть.»

«Нет! Как ты думаешь, у тебя есть? воскликнула маленькая Герда, и она поцеловала ворона, и обняла его почти до смерти от радости.

«Нежно, нежно», — сказала ворона. «Думаю, я знаю. Я думаю это может быть маленький Кей; но он наверняка забыл вас к этому времени из-за принцесса.

«Он живет с принцессой?» — спросила Герда.

«Да, послушай, — ответила ворона, — но так трудно говорить по-твоему. язык. Если вы понимаете вороной язык 1 , тогда я смогу объяснить его лучше. Ты?»

«Нет, я так и не узнала, — сказала Герда, — но моя бабушка понимает это, и говорил это со мной. Хотел бы я выучить это ».

«Это не имеет значения», — ответила ворона; «Я объясню так же хорошо, как и я может, хотя будет сделано очень плохо »; и он рассказал ей, что у него было слышал.«В том царстве, где мы сейчас находимся, — сказал он, — живет принцесса, которая настолько умна, что прочитала все газет в мире, да и забыла их тоже, хотя она такая умный. Недавно, когда она сидела на своем троне, люди не такое приятное место, как часто думают, она запела песня, которая начинается с этих слов:

«Почему бы мне не выйти замуж?»

«Почему бы и нет?» — сказала она и решила выйти замуж, если сможет. найти мужа, который знал, что сказать, когда с ним заговорили, а не один кто мог только выглядеть грандиозно, потому что это было так утомительно.Затем она собрала все ее придворные дамы вместе под бой барабана, и когда они услышав о ее намерениях, они были очень довольны. «Мы так рады послушайте, — сказали они, — мы сами на днях говорили об этом. Вы можете поверить, что каждое мое слово — правда, — сказала ворона, — ибо У меня есть ручная возлюбленная, которая свободно гуляет по дворцу, и она сказала мне все это. »

Конечно, его возлюбленной была ворона, потому что «птицы стая перьевые. вместе », и одна ворона всегда выбирает другую.

«Газеты вышли сразу, с бордюром из сердечек, и среди них инициалы принцессы. Они уведомили, что каждый молодой красивый мужчина мог посетить замок и поговорить с принцесса; и те, кто мог отвечать достаточно громко, чтобы их услышали, когда они говорят чтобы, должны были чувствовать себя во дворце как дома; но тот, кто лучше всех будет выбран в мужья для принцессы. Да да ты Можете мне поверить, это все так же верно, как я сижу здесь, — сказал ворона.«В люди приходили толпами. Было много дробления и бега примерно, но ни у кого не получилось ни в первый, ни во второй день. Они могли все очень хорошо говорят, когда были на улице, но когда они вошел в ворота дворца и увидел стражников в серебряных мундирах и лакеи в своих золотых ливреях на лестнице, и большие залы загорелись, они совсем запутались. И когда они стояли перед трон, на котором сидела принцесса, они ничего не могли сделать, кроме как повторить последние слова, которые она сказала; и у нее не было особого желания слышать свое собственное слова снова.Это было так, как если бы они все взяли что-то, чтобы сделать они спали, пока они были во дворце, потому что они не оправились сами и не разговаривают, пока снова не выйдут на улицу. Там было довольно длинная их вереница, тянущаяся от городских ворот до дворца. я Я сам пошел к ним, — сказал ворона. «Они были голодны и хотели пить, ибо во дворце не получили даже стакана воды. Несколько из Мудрейший взял с собой несколько кусков хлеба с маслом, но они не делиться этим с соседями; они думали, что если они войдут в принцесса выглядит голодной, у них будет больше шансов.”

«Но Кей! расскажи мне о маленьком Кей! » сказала Герда, «был ли он среди толпа людей?»

«Стойте немного, мы как раз подходим к нему. Это было на третий день, там бодро маршировал ко дворцу маленький человек без всякой лошади или карета, его глаза сверкают, как ваши; у него было красиво долго волосы, но его одежда была очень плохой «.

«Это был Кей!» — радостно сказала Герда. «О, тогда я его нашел». и она хлопала в ладоши.

«У него за спиной был рюкзак», — добавила ворона.

«Нет, должно быть, это были его сани», — сказала Герда. «Потому что он ушел с Это.»

«Возможно, так оно и было», — сказала ворона; «Я не смотрел на это очень внимательно. Но я знаю от моей ручной возлюбленной, что он прошел через дворец ворот, увидел стражников в серебряных мундирах и слуг в их золотые ливреи на лестнице, но он нисколько не смутился.«Должно быть, очень утомительно стоять на лестнице», — сказал он. ‘Я предпочитаю иди внутрь ». Комнаты горели светом. Советники и послы ходил босиком, неся золотые сосуды; этого было достаточно, чтобы заставить любого почувствовать себя серьезным. Его сапоги громко скрипели при ходьбе, и все же он совсем не беспокоился «.

«Это, должно быть, Кей, — сказала Герда, — я знаю, что у него новые ботинки, я слышала они скрипят в бабушкиной комнате ».

«Они действительно скрипели, — сказал ворона, — но он смело подошел к принцесса, сидевшая на жемчужине величиной с прядильный колесо, и все придворные дамы присутствовали со своими служанками, и все кавалеры со своими слугами; и у каждой из служанок была другая служанке, чтобы прислуживать ей, а у слуг кавалеров были свои слуги, а также паж каждый.Все они стояли кругами вокруг принцесса, и чем ближе они стояли к двери, тем горделивее выглядели. Пажи слуг, которые всегда были в тапочках, почти не просматривались, они так гордо стояли у двери ».

«Это должно быть ужасно, — сказала маленькая Герда, — но выиграл ли Кей принцесса?

«Если бы я не был вороной, — сказал он, — я бы сам женился на ней, хотя я занимаюсь. Он говорил так же хорошо, как и я, когда я говорю вороньим языком, так что я слышал от моей ручной возлюбленной.Он был совершенно свободен и согласился, и сказал, что пришел не для того, чтобы ухаживать за принцессой, а чтобы послушать ее мудрость; и он был доволен ею так же, как она была им ».

«О, конечно, это был Кей, — сказала Герда, — он был так умен; он мог бы работать в уме с арифметикой и дробями. О, ты отвезешь меня в дворец?»

«Это очень легко спросить, — ответила ворона, — но как мы можем Управляй этим? Однако я расскажу об этом своей ручной возлюбленной и спрошу ее совет; потому что я должен сказать вам, что будет очень трудно получить разрешение для такой маленькой девочки, как ты, войти во дворец.”

«О, да; но я легко получу разрешение, — сказала Герда, — потому что, когда Кей слышит, что я здесь, он выйдет и немедленно заберет меня ».

«Жди меня здесь, у ограды», — сказал ворона, качая головой, когда он улететь.

Был поздний вечер, когда ворона вернулась. «Каркай, каркай», — сказал он, «Она шлет тебе приветствие, а вот небольшой свиток, который она взяла из кухня для вас; там много хлеба, и она думает, что ты должен быть голоден.Вы не можете войти во дворец через парадный вход. Стражи в серебряной форме и слуги в золоте ливрея не позволяла. Но не плачьте, мы вас затащим; моя возлюбленная знает маленькую черную лестницу, ведущую ко сну квартиры, и она знает, где найти ключ.

Затем они пошли в сад через большую аллею, где листья падали один за другим, и они видели свет в дворец выставляется таким же образом.И ворона привела маленькую Герду к задняя дверь, которая была приоткрыта. Ой! как маленькое сердце Герды билось с тревога и тоска; это было так, как если бы она собиралась что-то сделать неправильно, и все же она хотела только знать, где маленькая Кей. «Это должно быть он, — подумала она, — с этими ясными глазами и длинными волосами. Она могла представьте себе, она видела, как он улыбается ей, как обычно дома, когда они сидели среди роз. Он определенно был бы рад ее увидеть и услышать, что на большое расстояние она пришла ради него, и чтобы знать, как они жалеют был дома, потому что не вернулся.О, какая радость и все же страх она чувствовала! Теперь они были на лестнице, а в маленьком чулане наверху лампа горела. Посреди пола стояла ручная ворона, повернувшись ее голова из стороны в сторону, и глядя на Герду, которая сделала реверанс, когда она бабушка научила ее делать.

«Моя невеста так высоко отзывалась о вас, моя маленькая леди», — сказал он. ручная ворона, «история вашей жизни, Вита, как ее можно назвать, очень трогательно. Если ты возьмешь лампу, я пойду впереди тебя.Мы пойдем прямо по этому пути, тогда мы никого не встретим ».

«Мне кажется, что за нами кто-то был», — сказала Герда как-то промчались мимо нее, как тень на стене, а потом кони с летящими гривы и тонкие ноги, охотники, дамы и господа на лошадях, скользили ей, как тени на стене.

«Это всего лишь сны, — сказала ворона, — они идут за мысли великих людей на охоте.”

«Тем лучше, мы сможем больше смотреть на них в постели. безопасно. Я надеюсь, что когда вы возвыситесь до чести и благосклонности, вы проявите благодарное сердце ».

«Вы можете быть в этом совершенно уверены», — сказала ворона из леса.

Теперь они вошли в первый зал, стены которого были увешаны атлас розового цвета, расшитый искусственными цветами. Здесь мечты снова промелькнула мимо них, но так быстро, что Герда не могла различить королевские особы.Каждый зал казался прекраснее предыдущего, достаточно, чтобы сбить с толку любого. Наконец они достигли спальни. В потолок был похож на большую пальму со стеклянными листьями самых дорогих кристалл, а над центром пола две кровати, каждая из которых лилия, свисающая с золотого стебля. Тот, в котором лежала принцесса, был белый, другой красный; и в этом Герде пришлось искать маленького Кея. Она толкнула одну из красных уходит в сторону, и увидел маленькую коричневую шейку.О, это должно быть Кей! Она громко назвал его имя и поднес к нему лампу. Мечты бросился обратно в комнату верхом. Он проснулся и повернул голову круглый, это был не маленький Кей! Князь был похож на него только в шее, все же он был молод и красив. Потом из нее выглянула принцесса кровать белой лилии, и спросил, в чем дело. Тогда маленькая Герда заплакала и рассказала ее историю и все, что вороны сделали, чтобы помочь ей.

«Бедное дитя», — сказали принц и принцесса; затем они похвалили ворона, и сказали, что они не злились на то, что они сделали, но что это не должно повториться, и на этот раз они должны быть вознаграждены.

«Хотели бы вы иметь свободу?» спросила принцесса, «или ты бы предпочитаю возвыситься до положения придворных ворон, со всем, что осталось на кухне для себя? »

Тогда обе вороны поклонились и попросили назначить встречу, потому что они подумали о своей старости и сказали, что было бы так удобно чувствуют, что у них есть провизия для своих старых дней, как они это называли. А также потом князь встал с постели и отдал ее Герде, — он мог больше не надо; и она легла.Она сложила ручонки и подумала: «Как мне все хорошо, и люди, и животные ». затем она закрыла глаза и заснул сладким сном. Все мечты снова прилетели в ее, и они были похожи на ангелов, и один из них тянул сани, на котором сидела Кей, и кивнул ей. Но все это был только сон, и исчез, как только она проснулась.

На следующий день она была одета с головы до ног в шелк и бархат. и они пригласили ее остаться во дворце на несколько дней и насладиться сама, но она просила только пару сапог и карету, и лошадь, чтобы нарисовать его, чтобы она могла отправиться в большой мир искать для Кей.И ей достались не только сапоги, но и муфта, и она была аккуратно одетый; и когда она была готова идти, там, у двери, она нашел карету из чистого золота с гербом князя и княгиня сияла на нем, как звезда, а кучер, лакей и Всадники все носили на головах золотые короны. Князь и принцесса сами помогли ей сесть в карету и пожелали успехов. Лесная ворона, которая теперь была замужем, сопровождала ее первые три мили; он сел рядом с Гердой, поскольку терпеть не мог ехать задом наперед.В ручная ворона стояла в дверном проеме, хлопая крыльями. Она не могла пойти с их, потому что она страдала от головной боли с тех пор, как назначение, несомненно, от переедания. Тренер хранился хорошо со сладкими лепешками, а под сиденьем были фрукты и имбирные орехи. «Прощай, прощай!» — закричали принц и принцесса, и маленькая Герда. плакал, и ворона плакала; а затем, проехав несколько миль, ворона тоже сказала: «Прощай», и это было самое печальное расставание.Однако он полетел к дереву, и стоял, хлопая своими черными крыльями, пока видел карету, которые блестели на ярком солнце.

Пятая история:

Маленькая разбойница

HE тренер проехал по толстой лес, где он освещал путь, как факел, и ослеплял глаза несколько грабителей, которые не могли позволить себе беспрепятственно пропустить его.

«Это золото! это золото! » — закричали они, бросившись вперед и схватив лошади.Затем они ударили маленьких жокеев, кучера и лакей мертв, и вытащил маленькую Герду из экипажа.

«Она толстая и красивая, и ее накормили ядрышками орехов», сказала старая разбойница с длинной бородой и свисающими бровями. над ее глазами. «Она такая же хорошая, как ягненок; как хорошо она будет на вкус! » и как она сказала это она вытащила сверкающий нож, который ужасно блестел. «Ой!» в тот же момент закричала старуха; для собственной дочери, которая держала ее спину, укусил ее за ухо.Она была дикой и непослушной девочкой, и мать назвала ее уродиной и не успела убить Герду.

«Она будет играть со мной», — сказала маленькая разбойница; «Она даст мне ее муфта и ее красивое платье, и спать со мной в моей постели ». А потом она снова укусил ее мать, и заставил ее подпрыгивать в воздухе, и подпрыгивать; а также все грабители засмеялись и сказали: «Посмотрите, как она танцует со своими молодыми детеныш. »

«Я поеду в карете», — сказала маленькая разбойница; и она будет по-своему; потому что она была такой своенравной и упрямой.

Они с Гердой сели в карету и уехали по пням. и камни, вглубь леса. Маленькая разбойница была примерно того же размера, что и Герда, но посильнее; у нее были более широкие плечи и более темная кожа; глаза у нее были совсем черные, и взгляд у нее был печальный. Она обняла маленькую Герду за талию и сказала:

«Они не будут убивать тебя, пока ты не будешь досаждать нам. я Предположим, вы принцесса.”

«Нет, — сказала Герда. а потом она рассказала ей всю свою историю, и как она любила была маленькой Кей.

Девушка-грабитель серьезно посмотрела на нее, слегка кивнула и сказал: «Они не убьют тебя, даже если я рассержусь на тебя; потому что я буду сделать это сам.» А потом вытерла Герде глаза и собственноручно засунула в красивой муфте, такой мягкой и теплой.

Карета остановилась во дворе грабительского замка, стены которые были потрескались сверху вниз.Вороны и вороны прилетали и вылетали ям и щелей, в то время как большие бульдоги, каждый из которых выглядел как будто он мог проглотить человека, прыгал; но они не были разрешено лаять. В большом задымленном зале горел яркий огонь. каменный пол. Дымохода не было; так дым поднялся до потолок, и нашел для себя выход. Суп кипел в большом котел, а на вертеле жарились зайцы и кролики.

«Вы будете спать со мной и всеми моими зверюшками сегодня вечером», — сказал грабительница, после того как они поели и выпили.Итак, она взяла Герда в угол зала, где расстелили солому и ковры. вниз. Над ними на рейках и насестах было больше сотни голубей, казалось, что все спят, хотя они слегка пошевелились, когда двое к ним подошли маленькие девочки. «Все это принадлежит мне», — сказал грабительница; и она схватила ближайший к ней, держала его за ноги, и трясли его, пока он не взмахнул крыльями. «Поцелуй его», — воскликнула она, хлопая им. Лицо Герды. «Вот сидят лесные голуби», — продолжила она, указывая на количество реек и клетки, которые были закреплены в стенах, около одного проемов.«Оба негодяя сразу улетели бы, если бы они не были плотно заперт. А вот и моя старая возлюбленная «Ба», и она потащила оленя у рога; он носил яркое медное кольцо на шее, и был связан. «Мы тоже обязаны держать его крепче, иначе он убегай и от нас. Я щекочу его шею каждый вечер своим острым нож, который его очень пугает ». А потом разбойница нарисовала вытащите длинный нож из щели в стене и дайте ему осторожно скользить по шея оленя.Бедный зверь начал пинаться, а маленький разбойница засмеялась и затащила Герду в постель.

«Будет ли у тебя этот нож с собой, пока ты спишь?» спросила Герда, глядя на это с большим испугом.

«Я всегда сплю с ножом рядом с собой», — сказала грабительница. «Никто знает, что может случиться. Но теперь расскажи мне еще раз о маленьком Кей и почему ты вышел в мир ».

Затем Герда повторила свою историю еще раз, пока лесные голуби в клетка над ней ворковала, а остальные голуби спали.Маленькая разбойница положил одну руку на шею Герды, а в другой держал нож, и скоро засыпает и храпит. Но Герда совсем не могла закрыть глаза; она не знала, жить ей или умереть. Грабители сидели вокруг огонь, пение и питье, и старуха спотыкалась. Это был ужасное зрелище для маленькой девочки.

Тогда лесные голуби сказали: «Ку, ку! мы видели маленькую Кей. Белый птица несла его сани, а он сидел в карете Снежной Королевы, который проехал через лес, пока мы лежали в гнезде.Она взорвалась на нас, и все молодые умерли, кроме нас двоих. Ку-ку. »

«Что ты там говоришь?» — воскликнула Герда. «Где была Снежная Королева? собирается? Вы что-нибудь знаете об этом? »

«Скорее всего, она ехала в Лапландию, где всегда снег. и лед. Спроси у оленя, привязанного там веревкой ».

«Да, всегда снег и лед», — сказал олень; «И это славное место; Вы можете свободно прыгать и бегать по сверкающему льду равнины.У Снежной Королевы там летняя палатка, но крепкий замок находится на Северном полюсе, на острове под названием Шпицберген ».

«О, Кей, маленький Кей!» вздохнула Герда.

«Лежи спокойно, — сказала грабительница, — или я воткну свой нож в твою комнату. тело.»

Утром Герда рассказала ей все, что сказали лесные голуби; и Маленькая разбойница выглядела очень серьезной, кивнула и сказала: «Это все разговоры, это все разговоры.Ты знаешь, где находится Лапландия? » она — спросил олень.

«Кто должен знать лучше меня?» сказал животное, в то время как его глаза сверкал. «Я родился и вырос там, бегал по заснеженные равнины ».

«А теперь послушайте, — сказала девушка-разбойница; «Все наши мужчины ушли, — только мать здесь, и здесь она останется; но в полдень она всегда выпивает из большой бутылки, а потом немного спит; а потом, Я кое-что для тебя сделаю.»Затем она вскочила с кровати, обняла ее. мать вокруг шеи, и потянул ее за бороду, крича: «Моя собственная козочка, доброе утро. Затем ее мать протыкала нос до тех пор, пока он был совсем красным; и все же она сделала все из любви.

Когда мать напилась из бутылки и легла спать, маленькая разбойница подошла к оленям и сказала: «Я хочу очень сильно пощекотать тебе шею еще несколько раз моим ножом, потому что это заставляет тебя выглядишь так забавно; но неважно, я развяжу твой шнур и освобожу тебя, чтобы ты убежал в Лапландию; но вы должны хорошо использовать свои ноги, и отнесите эту девицу в замок Снежной Королевы, где ее товарищ по играм.Вы слышали, что она мне сказала, потому что она говорила громко достаточно, и вы слушали ».

Тогда олени прыгали от радости; и маленькая разбойница подняла Герду на его спине, и предусмотрительно связал ее, и даже дал ей ее собственная маленькая подушечка, на которой можно сесть.

«Вот тебе меховые сапоги», — сказала она; «Потому что будет очень холодно; но я должен сохранить муфту; это так красиво. Однако ты не будешь заморожен из-за его отсутствия; вот мамины большие теплые варежки; Oни дойдет до локтей.Дай мне их надеть. Вот, теперь твои руки выгляжу так же, как у моей матери.

Но Герда плакала от радости.

«Я не хочу, чтобы ты волновался», — сказала маленькая разбойница; «вы должны теперь выглядеть вполне счастливым; а вот два хлеба и ветчина, чтобы ты не нужно голодать ». Они были прикреплены к оленям, а затем маленькая разбойница открыла дверь, уговорила всех больших собак и затем перережьте веревку, которой крепили оленя, острым ножом и сказал: «А теперь беги, но помни, позаботься о маленьком девочка.И тогда Герда протянула руку в большой варежке. он, к маленькой разбойнице, сказал: «Прощай», и улетел прочь. олень, через пни и камни, через великий лес, над болота и равнины, как можно быстрее. Волки завыли, и кричали вороны; в то время как в небе трепетали красные огни, как пламя Огонь. «Вот мое старое северное сияние», — сказал олень; «Смотри как они мигают ». И он бежал днем ​​и ночью все быстрее и быстрее, но к тому времени, как они прибыли в Лапландию, все они были съедены.

Шестая история:

Женщина из Лапландии и женщина из Финляндии

ЭЙ остановился у хижины; это было очень злобно выглядящий; крыша опускалась почти до земли, а дверь была так низка, что семье приходилось красться на четвереньках, когда они входили и выходили. Дома не было никого, кроме старой Лапландии женщина, которая варила рыбу при свете масляной лампы.В Северный олень рассказал ей все об истории Герды после того, как впервые рассказал собственное, что казалось ему самым важным, но Герда была так ущемлена с холодом, что она не могла говорить. «Ах, бедняги, — сказала лапландка, «Вам предстоит еще долгий путь. Вы должны проехать более ста миль дальше, в Финляндию. Снежная королева сейчас там живет, и она сжигает Бенгалию зажигает каждый вечер. Я напишу несколько слов о вяленой рыбе, ибо У меня нет бумаги, и вы можете передать ее финляндской женщине, которая живет там; она может дать вам лучшую информацию, чем я.» Так когда Герда согрелась и взяла что-нибудь поесть и выпить, женщина написала несколько слов о сушеной рыбе и посоветовала Герде позаботиться о Это. Затем она снова привязала ее к оленю, и он пустился в путь. скорость. Вспышка, вспышка, красивое синее северное сияние в воздухе всю ночь напролет. Наконец они достигли Финляндии и постучали в дымоход финской хижины женщины, потому что в ней не было двери над земля. Они прокрались внутрь, но внутри было так ужасно жарко, что эта женщина почти не носил одежды; она была маленькой и очень грязной на вид.Она расстегнул платье маленькой Герды, снял меховые сапоги и рукавицы, иначе Герда не выдержала бы жары; а потом она положил на голову оленя кусок льда и прочел написанное на вяленой рыбе. Прочитав его три раза, она узнала его по сердце, поэтому она положила рыбу в суповую кастрюлю, так как она знала, что это было хорошо поесть, и она никогда ничего не тратила зря. Олень сказал себе сначала рассказ, а потом рассказ маленькой Герды, и финляндец мерцал вместе с ней умные глаза, но она ничего не сказала.«Ты такой умный», — сказал северный олень; «Я знаю, что ты можешь связать все ветры мира куском шпагат. Если матрос развяжет один узел, то попутный ветер; когда он развязывает второй — сильно дует; но если ослабить третий и четвертый, то наступает буря, которая искореняет целые леса. Ты не можешь дать это девица то, что сделает ее такой же сильной, как двенадцать мужчин, чтобы победить Снежную Королеву? »

«Сила двенадцати человек!» сказала женщина из Финляндии; «Это было бы очень мало пользы.Но она подошла к полке, сняла и развернула большой кожа, на которой были начертаны чудесные персонажи, и она читала до пот стекал со лба. Но олени так умоляли для маленькой Герды, и Герда смотрела на финскую женщину с таким умоляя слезливые глаза, чтобы ее глаза снова заблестели; поэтому она загнала оленя в угол и шепнула ему, пока она клала свежий кусок льда на голове: «Маленький Кей действительно со снегом Королева, но он находит там все по своему вкусу и по своему вкусу, что он считает это лучшим местом в мире; но это потому что у него в сердце осколок битого стекла, и кусочек стекла в его глазах.Их нужно убрать, иначе он никогда не станет человеком снова, и Снежная Королева сохранит свою власть над ним ».

«Но разве ты не можешь дать маленькой Герде что-нибудь, чтобы помочь ей справиться с этим? власть?»

«Я не могу дать ей большей силы, чем она уже имеет», — сказала женщина; «Разве ты не видишь, насколько это сильно? Как люди и животные обязаны служить ей, и как хорошо она пережила этот мир, босиком, когда она является.Она не может получить от меня больше силы, чем сейчас, что состоит в ее собственной чистоте и невинности сердца. Если она не может сама получить доступ к Снежной Королеве и удалить осколки стекла из маленькая Кей, мы ничем не можем ей помочь. В двух милях отсюда Снег Начинается сад королевы; ты можешь унести маленькую девочку так далеко и поставить ее вниз большим кустом, стоящим в снегу, покрытом красным ягоды. Не сплетничай, а возвращайся сюда так же быстро, как ты жестяная банка.Тогда финляндская женщина подняла маленькую Герду на оленя и он убежал с ней так быстро, как только мог.

«О, я забыла свои сапоги и рукавицы», — воскликнула Герда, когда как только она почувствовала резкий холод, но олень не осмелился остановиться, поэтому он бежал, пока не достиг куста с красными ягодами; здесь он установил Герду вниз, и он поцеловал ее, и большие яркие слезы текли по щеки животного; затем он оставил ее и побежал назад так быстро, как только мог.

Бедная Герда стояла без обуви, без перчаток посреди холодная, унылая, скованная льдом Финляндия. Она побежала вперед так же быстро, как и могла, когда вокруг нее налетел целый полк снежинок; они не, однако упасть с неба, которое было довольно ясным и сверкало Северное сияние. По земле бегали хлопья снега, и чем ближе они подходили к ней, чем крупнее они казались. Герда вспомнила, насколько велика и красиво они смотрели через горящее стекло.Но это были действительно больше и гораздо страшнее, потому что они были живы и были стражи Снежной Королевы и имели самые странные формы. Некоторые были похожи великие дикобразы, другие похожи на искривленных змей с головами вытягиваясь, и некоторые из них были похожи на маленьких толстых медведей с волосами щетинистый; но все были ослепительно белыми и все были живыми снежинками. Тогда маленькая Герда повторила молитву Отче наш, и холод был такой сильный. что она могла видеть, как ее собственное дыхание выходит изо рта, как пар, когда она произнесла слова.Пар, казалось, усиливался, пока она продолжала молитва, пока она не приняла форму маленьких ангелов, которые стали больше момент, когда они коснулись земли. Все они носили шлемы на головах, и нес копья и щиты. Их число продолжало увеличиваться, и более; и к тому времени, когда Герда закончила свои молитвы, целый легион стоял вокруг нее. В жуткие снежинки вонзают копья, так что они разлетелись на сотню кусков, и маленькая Герда смогла уйти вперед мужественно и безопасно.Ангелы гладили ее по рукам и ногам, чтобы она меньше чувствовала холода, и поспешила к Снежной Королеве замок.

Но теперь мы должны посмотреть, что делает Кей. По правде говоря, он думал не о малом Герда, и никогда не предполагал, что она может стоять перед дворец.

История седьмая:

О дворце Снежной королевы и о том, что в нем наконец-то произошло

HE Стены дворца сложены из занесенный снегом, а окна и двери режут ветры.Были в нем больше сотни комнат, все как будто образованные из снега взорван вместе. Самый большой из них простирался на несколько миль; они были все освещены ярким светом северного сияния, и они были такими большими и пустой, такой ледяной и блестящий! Здесь не было развлечений, не даже маленький медвежий мяч, когда буря могла быть музыкой, и медведи могли бы танцевать на задних лапах и показывать манеры. Не было ни приятных игр, ни щелчков, ни прикосновений, ни даже сплетничают за чайным столом о молодых лисицах.Пустой, обширный и холодны были залы Снежной Королевы. Было ясно видно мерцающее пламя северного сияния, поднимались ли они высоко или низко в небеса, со всех концов замок. Посреди его пустого, бесконечного снежного холла был замерзший озеро, разбитое на своей поверхности на тысячи форм; каждая часть напоминала другой, от того, что сам по себе совершенен как произведение искусства, и в центре на этом озере сидела Снежная Королева, когда была дома. Она позвонила в озеро «Зеркало разума» и сказал, что оно было лучшим, и действительно единственный в мире.

Маленький Кей был совсем посинел от холода, даже почти черным, но он не почувствуйте это; потому что Снежная королева поцеловала ледяную дрожь, и его сердце уже превратилось в кусок льда. Он вытащил острые плоские кусочки лед взад и вперед, и складывал их вместе во всевозможных положениях, как если бы он хотел что-то из них сделать; так же, как мы пытаемся сформировать различные фигурки с деревянными дощечками, которые мы называем «китайской головоломкой». Пальцы Кея были очень артистичными; это была ледяная игра разума, в которой он играл, и в его глазах фигуры были очень замечательными, а высшая важность; это мнение было связано с стеклом еще торчит ему в глаз.Он составил много законченных фигур, образующих разные слова, но было одно слово, которое он так и не смог сформировать, хотя он очень хотел этого. Это было слово «Вечность». Снежная королева сказала ему: «Когда ты узнаешь это, ты будешь сам себе хозяином, и я подарит тебе целый мир и новую пару коньков ». Но он не мог выполнить это.

«Теперь мне нужно спешить в более теплые страны», — сказала Снежная Королева. «Я пойдет и заглянет в черные кратеры горящих вершин горы, Этна и Везувий, как их называют, — я заставлю их посмотреть белый, который будет хорош для них, а также для лимонов и винограда.” И Снежная Королева улетела, оставив маленькую Кей совсем одну в большом зал, длина которого составляла столько миль; поэтому он сел и посмотрел на свой кусочки льда, и так глубоко задумался, и сидел так неподвижно, что любой мог предположить, что он был заморожен.

Как раз в этот момент случилось так, что маленькая Герда пережила великий дверь замка. Вокруг нее бушевали резкие ветры, но она предложила подняли молитву, и ветер утих, как будто они собирались заснуть; а также она шла, пока не вышла в большой пустой холл и увидела Кей; она знала его напрямую; она подлетела к нему и обняла его шею, и крепко держала его, пока она воскликнула: «Кей, дорогой маленький Кей, я наконец-то нашли вас.”

Но он сидел неподвижно, неподвижно и холодно.

Тогда маленькая Герда заплакала горячими слезами, которые упали ему на грудь, и проник в его сердце, и растопил кусок льда, и смыл кусочек стекла, который там застрял. Затем он посмотрел на нее, и она пела —

«Розы расцветают и перестают быть,
Но мы увидим Младенца Христа».

Тогда Кей заплакал, и он заплакал так, что осколок стекла поплыл из его глаза.Потом он узнал Герду и радостно сказал: «Герда, Милая маленькая Герда, где ты была все это время, и где я был?» И он огляделся вокруг и сказал: «Как холодно и как все это выглядит большим и пустым », — и он прижался к Герде, и она засмеялась и плакал от радости. Было так приятно их видеть, что кусочки льда даже танцевал; и когда они устали и пошли лечь, они образовали в буквы слова, которое Снежная Королева сказала, что он должен узнать, прежде чем он сможет стать самим себе хозяином и иметь весь мир и пара новых коньков.Затем Герда поцеловала его в щеки, и они стали цветение; и она поцеловала его глаза, и они засияли, как ее собственные; она поцеловал его руки и ноги, а потом он стал совершенно здоровым и веселая. Снежная королева может вернуться домой, когда ей будет угодно, потому что там стояла его уверенность в свободе в слове, которое она хотела, написанном на сияющие буквы льда.

Затем они взяли друг друга за руки и вышли из великой дворец льда. Они говорили о бабушке и о розах на крыша, и когда они ехали, ветер успокоился, и солнце взорвалось вперед.Когда они подошли к кусту с красными ягодами, там стоял олени ждут их, и он привел еще одного молодого оленя с тот, чье вымя было полным, и дети пили ее теплое молоко и поцеловал ее в губы. Затем они первыми отнесли Кая и Герду в Финляндия, где хорошенько грелась в горячей комнате, и она дала им указания относительно их пути домой. Затем они пошли в женщина из Лапландии, которая сшила для них новую одежду и надела их сани в порядке.Оба оленя бежали рядом с ними и следовали за ними. до границ страны, где первые зеленые листья зарождались. И вот они простились с двумя оленями и Женщина из Лапландии, и все сказали — Прощай. Тогда птицы начали щебетать, и лес тоже был полон молодых зеленых листьев; и из этого появился красивую лошадь, которую запомнила Герда, потому что она запряжена золотой тренер. На нем ехала молодая девушка в сияющей красной шапочке. на голове и пистолеты на поясе.Это была маленькая разбойница, кто устал сидеть дома; она шла сначала на север, и если это ее не устраивало, она хотела попробовать какую-нибудь другую часть Мир. Она знала Герду напрямую, и Герда помнила ее: это было весело. встреча.

«Ты молодец, чтобы так баловаться», — сказала она, маленький Кей: «Я хотел бы знать, заслуживаешь ли ты, чтобы кто-нибудь должен отправиться на край света, чтобы найти тебя.”

Но Герда похлопала себя по щекам и спросила о принце и принцессе.

«Они уехали в чужие страны», — сказала грабительница.

«А ворона?» — спросила Герда.

«О, ворона мертва», — ответила она; «Его ручная возлюбленная теперь вдова, и носит немного черного камвола на ноге. Она очень скорбит как ни прискорбно, но это все фигня. Но теперь расскажи мне, как тебе удалось получить его обратно.”

Затем Герда и Кей рассказали ей все об этом.

«Снайпер, щелчок, ловушка! наконец-то все в порядке, — сказала грабительница.

Затем она взяла их за руки и пообещала, что если когда-нибудь пройдет по городу она звонила и навещала их. А потом она поехала прочь в широкий мир. Но Герда и Кей шли рука об руку дом; и по мере того, как они приближались, весна казалась прекраснее своей зеленой зелень и ее красивые цветы.Очень скоро они узнали большой город, в котором они жили, и высокие шпили церквей, в которых сладкие колокольчики весело звенели, когда они вошли в него и нашли их путь к двери их бабушки. Они поднялись наверх в маленькую комната, где все выглядело так же, как и раньше. Старые часы шли «Тик, тик», и руки указали на время суток, но когда они прошли через дверь в комнату они почувствовали, что оба выросли, стали мужчинами и женщина.Розы на крыше распустились и заглядывали в окно; и стояли стульчики, на которых они сидели, когда дети; Кай и Герда сели каждый на свой стул, и держали друг друга за руки, пока холодное пустое величие Дворец Снежной Королевы исчез из их воспоминаний, как мучительный сон. Бабушка сидела на ярком солнечном свете и читала вслух Библия: «Если вы не станете как маленькие дети, то ни в коем случае не войдете. в Царство Божье.Кай и Герда посмотрели друг другу в глаза. глаза, и все сразу понял слова старинной песни,

«Розы расцветают и перестают быть,
Но мы увидим Младенца Христа».

И они оба сидели там, взрослые, но в душе дети; и это было лето, — лето теплое, красивое.


  1. У детей есть своего рода язык или тарабарщина, который иногда называют «вороньим языком»; он формируется путем добавления буквы или слоги к каждому слову.
HCA.Gilead.org.il

Авторские права © Zvi Har’El
$ Дата: 13.12.2007 20:45:32 $

Снежная королева — История третья

СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА — ПЕРВАЯ ИСТОРИЯ

СНЕЖНАЯ КОРОЛЕВА — ВТОРАЯ ИСТОРИЯ


Рассказ Ганса Христиана Андерсена


— История третья —

Цветочный сад женщины, познавшей магию.

Но как там было с маленькой Гердой, когда Кей не вернулся? Что могло с ним стать? Никто не знал; никто не мог дать информацию. Мальчики могли только сказать, что видели, как он привязал свои маленькие санки к другим очень большим саням, которые проехали по улице и выехали к городским воротам. Никто не знал, что с ним стало; было пролито много слез, и маленькая Герда долго и горько плакала. Потом сказали, что он мертв — его утонули в реке, которая протекала недалеко от города.О, действительно были долгие темные зимние дни! Затем пришла весна с ее теплым солнцем.

«Кей мертв и ушел, — сказала маленькая Герда.

«Не верю», — сказал солнечный свет.

«Он мертв и ушел», — сказала она ласточкам.

«Мы не верим в это», — ответили они; и наконец маленькая Герда сама не поверила.

«Я возьму свои новые красные туфли, — сказала она однажды утром, — те, которых Кей никогда не видела; а потом спущусь к реке и спрошу о нем.”

Было еще очень рано; она поцеловала свою старую бабушку, которая спала, взяла ее красные туфли и вышла одна за городские ворота к реке.

Снежная королева Анны Андерсон

«Это правда, что вы взяли моего маленького товарища по играм? Я подарю тебе свои красные туфли, если ты вернешь его мне! »

И ей казалось, будто волны странно кивают; а затем она взяла свои красные туфли, которые ей больше всего нравились из всего, что у нее было, и бросила их обе в реку; но они упали близко к берегу, и маленькие волны снова унесли их на землю.Казалось, что река не заберет у нее самое дорогое, что у нее было, потому что она не забрала ее маленькую Кей. Но она думала, что не выбросила туфли достаточно далеко; Итак, она забралась в лодку, которая лежала среди камыша, и подошла к дальнему концу лодки, и снова бросила туфли в воду; но лодка не была пришвартована, и из-за движения, которое она вызвала, ее отнесло прочь от берега. Она заметила это и поспешила вернуться, но прежде чем дойти до другого конца лодки, она находилась в ярде от берега и быстро плыла.

Тогда маленькая Герда очень испугалась и заплакала; но никто не слышал ее, кроме воробьев, и они не могли унести ее на сушу. Они летели по берегу и пели, как бы утешая ее: «Вот и мы! мы здесь!» Лодка плыла по течению, и маленькая Герда сидела неподвижно в своих чулках. Ее маленькие красные туфли плыли позади, но они не могли догнать лодку, которая плыла быстрее.

Снежная королева Гарри Кларка

Это было очень красиво с обеих сторон.Были красивые цветы, старые деревья и склоны с овцами и коровами; но не было видно ни одного человека.

«Может быть, река перенесет меня к маленькому Кею», — подумала Герда. А потом она повеселела, встала и много часов наблюдала за красивыми зелеными берегами. Наконец она добралась до большого вишневого сада, где стоял домик с любопытными голубыми и красными окнами. У него была соломенная крыша, а впереди стояли два деревянных солдата, которые дарили оружие тем, кто проплывал мимо.

Герда позвала их, так как она думала, что они живы, но, конечно, они не ответили. Она подошла к ним довольно близко; река вынесла лодку на берег.

Герда крикнула еще громче, и тут из дома вышла старуха, опираясь на костыль: на ней была большая шляпа от солнца, расписанная самыми прекрасными цветами.

«Бедный ребенок!» сказала старуха. «Как тебе удалось выйти на великую сильную реку и уплыть так далеко в мир?»

Снежная королева Максвелла Армфилда

И тогда старуха вошла прямо в воду, зацепила лодку костылем, вытащила ее на берег и вытащила маленькую Герду.Герда была рада снова оказаться на суше, хотя и немного боялась странной старухи.

«Подойди и расскажи мне, кто ты и как сюда попал», — сказала она. И Герда ей все рассказала; и старуха покачала головой и сказала: «Гм! хм! » И когда Герда рассказала ей все и спросила, не видела ли она маленького Кея, женщина ответила, что он еще не приходил, но, вероятно, скоро придет; она должна была не горевать, а попробовать свои вишни и посмотреть на цветы, потому что они были лучше любой книжки с картинками, потому что каждый из них мог рассказать историю.Потом она взяла Герду за руку и повела в домик, а старуха заперла за ними дверь.

Окна были очень высокими, а стекла были красными, синими и желтыми; дневной свет странным образом светился всеми цветами. На столе стояли самые лучшие вишни, и Герда съела столько, сколько захотела, потому что у нее было на это разрешение. Пока она ела их, старуха расчесывала волосы золотой расческой, и волосы завивались и сияли, как прекрасное золото, вокруг милого личико, которое было круглым и цветущим, как роза.

Снежная королева Дугальда Стюарта Уокера

«Я давно мечтала о такой милой девочке, как ты», — сказала старуха. «Теперь ты увидишь, как хорошо мы будем ладить вместе».

И чем больше она причесывала маленькую Герду волосы, тем больше Герда забывала о своей подруге по играм Кей; поскольку эта старуха могла творить магию, но она не была злой ведьмой. Она лишь немного занималась магией для собственного развлечения, и теперь только потому, что хотела сохранить маленькую Герду. И она пошла в сад, протянула костыль ко всем кустам роз, и, какими бы красивыми они ни были, все они погрузились в черную землю, и никто не мог сказать, где они стояли.Старуха боялась, что, увидев розы, Герда подумает о своих, вспомнит маленького Кея и убежит.

Затем она повела Герду в цветник. Какой был аромат и какая прелесть! Каждый цветок, о котором вы только могли подумать, был там в полном расцвете; были те, что были в любое время года; ни одна книжка с картинками не может быть веселее и красивее. Герда прыгала от радости и играла, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями. Затем ее уложили в красивую постель с красными шелковыми подушками, набитыми синими фиалками, и она спала там и мечтала так же счастливо, как королева в день своей свадьбы.

Снежная королева, Эдмунд Дюлак

На следующий день она снова могла играть с цветами в лучах теплого солнца; и так прошло много дней. Герда знала каждый цветок; но, несмотря на то, что их было много, ей все еще казалось, что одного не хватает, но какого из них она не знала. Однажды она сидела и смотрела на шляпу старухи с нарисованными цветами, и случилось так, что самой красивой из них была роза. Старуха забыла снять его со своей шляпы, когда заставила остальных погрузиться в землю.Но так бывает всегда, когда не думаешь об одном.

«Что, здесь нет роз?» — воскликнула Герда.

И она пошла среди постелей, и искала, и искала, но не нашла ни одной. Затем она села и заплакала; и ее горячие слезы упали как раз на то место, где лежало похороненное розовое дерево, и когда теплые слезы увлажнили землю, дерево тотчас же снова взметнулось таким же цветущим, как когда оно затонуло; и Герда обняла его, поцеловала розы и подумала о прекрасных розах дома, а вместе с ними и о маленькой Кей.

Снежная королева Артура Рэкхема

«Ах, как я зря тратил время!» сказала маленькая девочка: «Я должна была искать маленькую Кей! Вы знаете, где он? » она спросила розы. «Как вы думаете, он мертв?» «Он не мертв», — сказали розы. «Мы были в земле. Там все мертвецы, но Кея нет ».

«Спасибо, — сказала маленькая Герда; и она подошла к другим цветам, заглянула в их чашки и спросила: «Разве ты не знаешь, где маленький Кей?»

Но каждый цветок стоял на солнышке, думая только о своей истории или сказке.Маленькая Герда слышала много, очень много из них; но никто ничего не знал о Кее.

А что сказала тигровая лилия?

«Слышите ли вы барабан» руб-а-даб «? Всего три ноты, всегда «тряпка»! Послушайте похоронное пение женщин! Услышьте зов священников! Индуска в своем длинном красном платье стоит на погребальной куче; пламя поднимается вокруг нее и ее мертвого мужа; но женщина-индус думает о живом здесь, в круге, о том, чьи глаза горят сильнее пламени, чьи взгляды горят в ее душе сильнее, чем само пламя, которое скоро сожжет ее тело дотла.Может ли пламя сердца умереть в пламени погребальной сваи? »

Снежная королева Ри Крамер

«Я вообще этого не понимаю!» — сказала маленькая Герда.

«Это моя история», — сказала лилия.

Что говорит вьюнок?

«Над узкой горной тропой возвышается старинный рыцарский замок: плющ густо растет над осыпающимися красными стенами, лист за листом до балкона, а там стоит красивая девушка. Она наклоняется над балюстрадой и смотрит вверх по тропинке.На его стебле нет розы свежее, чем она; ни один цветок яблони, развеваемый ветром, не летает легче. Как шелестят ее дорогие шелка! «Неужели он никогда не придет?»

— Вы имеете в виду Кей? — спросила маленькая Герда.

«Я говорю только о своей собственной истории — о своей мечте», — ответил вьюнок.

Что сказал подснежник?

«Между двумя деревьями на веревках висит доска: это качели. На нем сидят две хорошенькие девочки в белых, как снег, платьях и с зелеными шелковыми лентами на шляпах.Их брат, который больше их, стоит на качелях, держась за веревку, потому что в одной руке у него маленькая чаша, а в другой — глиняная трубка: он пускает мыльные пузыри. Качели движутся, и пузыри взлетают, меняя красивые цвета; последний все еще висит на чаше трубы, раскачиваемой ветром. Качели ходят туда-сюда. Маленькая черная собачка, легкая, как пузыри, встает на задние лапы и хочет, чтобы ее взяли на качели. Это продолжается, собака падает и гневно лает: пузырь лопается.Качающаяся доска и мерцающая картина из пенопласта — вот моя песня! »

Снежная королева У. Хита Робинсона

«Может быть, это очень мило, но ты говоришь так печально и совсем не упоминаешь маленькую Кей».

Что говорят гиацинты?

«Были три прекрасные сестры, прозрачные и нежные. У одного платье было красное, у второго — синее, а у третьего — чисто белое. Рука об руку они танцевали у спокойного озера в ярком лунном свете.

Они не были эльфами — они были рождены людьми. Там было так сладко и ароматно! Девочки исчезли в лесу, и аромат стал еще слаще. Три гроба с лежащими в них тремя прекрасными девушками скользили из лесной чащи через озеро; светлячки летали вокруг них, как маленькие парящие огоньки. Танцующие девушки спят или они мертвы? Аромат цветов говорит, что они мертвы. Вечерний колокол звенит в их колокола! »

«Мне очень грустно из-за тебя», — сказала маленькая Герда.«Твой запах настолько сильный, что я не могу не думать о мертвых девицах. Ах! маленький Кей действительно мертв? Розы упали под землю, и они говорят «нет».

«Динь, дон!» звонили в колокольчики гиацинта. «Мы не платим за маленького Кея — мы его не знаем; мы поем только нашу песню, единственную известную нам ».

И Герда подошла к лютику, сияющему среди зеленой листвы.

Снежная королева Хелен Стрэттон

«Ты маленькое яркое солнышко», — сказала Герда.«Скажи мне, если знаешь, где мне найти моего товарища по играм?»

И лютик так весело засиял и оглянулся на Герду. Какую песню мог спеть лютик? Дело было не в Кей.

«В маленький дворик в первый день весны тепло сияло яркое солнце Бога. Солнечные лучи скользили по белой стене соседнего дома. Рядом вырос первый желтый цветок, сияющий золотом в ярких солнечных лучах. Старая бабушка сидела на улице в своем кресле; ее хорошенькая внучка, бедная служанка, приехала ненадолго домой: поцеловала бабушку.В этом благословенном поцелуе было золото, золото сердца, золото на губах, золото на земле, золото в утренний час. Смотри, это моя маленькая история, — сказал лютик.

«Моя бедная старая бабушка!» вздохнула Герда. «Да, она определенно тоскует по мне и скорбит по мне, как и по маленькой Кей. Но скоро я снова пойду домой и возьму с собой Кея. Нет смысла спрашивать цветы: они знают только свою песню и не дают мне никакой информации ». А потом она обернула вокруг себя свое маленькое платье, чтобы бегать быстрее; но жонкиль ударил ее по ноге, когда она перепрыгнула через нее, и она остановилась, чтобы посмотреть на высокий цветок, и спросила: «Вы, может быть, что-нибудь знаете?»

И она наклонилась вплотную к цветку.А что там написано?

«Я вижу себя! Я вижу себя! » сказал жонкиль. «Ой! ой! как сладок мой аромат! Наверху на чердаке стоит полураздетая маленькая танцующая девочка. Иногда она стоит на одной ноге, иногда на обеих; она, кажется, наступает на весь мир. Она всего лишь заблуждение: она наливает воду из чайника на какой-то кусочек — это ее корсаж. «Чистота — это хорошо, — говорит она. Ее белое платье висит на крючке; его тоже вымыли в чайнике и высушили на крыше.

Она надевает его и завязывает на шее шафрановый платок, и платье становится еще белее. Вытяните пальцы ног! Посмотрите, как она кажется стоит на стебле! Я себя вижу! Я вижу себя! »

«Меня это совершенно не волнует!» — сказала Герда. «Бесполезно ты мне рассказываешь!»

Снежная королева Хелен Стрэттон

И тогда она побежала до конца сада. Дверь была заперта, но она прижалась к ржавой защелке, и она не выдержала, дверь распахнулась, и маленькая Герда босиком выбежала в открытый мир.Она трижды оглянулась, но никого не было, чтобы пойти за ней. Наконец она больше не могла бежать и села на большой камень; и когда она оглянулась, то увидела, что лето закончилось — это была поздняя осень. Никто не мог знать этого в прекрасном саду, где всегда было солнце и где всегда цвели цветы в любое время года.

«Увы! как я потерял время! » — сказала маленькая Герда. «Уже осень! Я не должен больше оставаться ».

И она встала, чтобы продолжить.О, как болели и устали ее ножки! И все вокруг выглядело таким холодным и унылым; длинные ивовые листья были совершенно желтыми, и туман капал с деревьев, как дождь; один лист падал за другим — только терн еще приносил плоды, но плоды были кислыми и оскалились. О, как он выглядел серым и мрачным на большом свете!

История третья: О цветочном саду у старухи, познавшей колдовство | Снежная королева | Ганс Христиан Андерсен

Для встроенного аудиоплеера требуется современный интернет-браузер.Вам следует посетить Browse Happy и обновить свой интернет-браузер сегодня же!

Но что стало с маленькой Гердой, когда Кей не вернулся? Где он мог быть? Никто не знал; никто не мог дать никаких сведений. Мальчики знали только то, что видели, как он привязал свои сани к другим большим и великолепным саням, которые ехали по улице и выезжали из города. Никто не знал, где он; было пролито много печальных слез, и маленькая Герда долго и горько плакала; наконец она сказала, что он, должно быть, мертв; что он утонул в реке, которая протекала недалеко от города.Ой! это были очень долгие и унылые зимние вечера!

Наконец пришла весна с теплым солнцем.

«Кей мертв и ушел!» — сказала маленькая Герда.

«В это я не верю», — сказал Саншайн.

«Кей мертв и ушел!» сказала она Ласточкам.

«В это я не верю», — сказали они, и наконец маленькая Герда тоже так не думала.

«Я надену свои красные туфли», — сказала она однажды утром; «Кей никогда их не видел, а потом я спущусь к реке и спрошу там.»

Было довольно рано; она поцеловала свою старую бабушку, которая все еще спала, надела красные туфли и пошла одна к реке.

«Это правда, что вы взяли моего маленького товарища по играм? Я подарю вам свои красные туфли, если вы вернете его мне».

И, как ей показалось, голубые волны как-то странно закивали; затем она сняла свои красные туфли, самое ценное, что у нее было, и бросила их в реку. Но они упали близко к берегу, и маленькие волны сразу понесли их к берегу; как будто ручей не забирал того, что ей было дорого; на самом деле это было немало, Кей; но Герда подумала, что она не выбросила туфли достаточно далеко, поэтому забралась в лодку, стоявшую среди тростника, подошла к дальнему концу и выбросила туфли.Но лодка не была пристегнута, и вызванное ею движение отбросило ее от берега. Она заметила это и поспешила вернуться; но прежде чем она смогла это сделать, лодка оказалась на расстоянии более ярда от берега и быстро плыла вперед.

Маленькая Герда очень испугалась и заплакала; но никто не слышал ее, кроме воробьев, и они не могли унести ее на сушу; но они летели вдоль берега и пели, как бы утешая ее: «Вот и мы! Вот и мы!» Лодка плыла по течению, маленькая Герда сидела неподвижно без обуви, потому что они плыли за лодкой, но она не могла до них добраться, потому что лодка шла намного быстрее, чем они.

Берега с обеих сторон были красивыми; прекрасные цветы, почтенные деревья и склоны с овцами и коровами, но не было видно ни одного человека.

«Возможно, река перенесет меня к маленькой Кей», — сказала она; а затем она стала менее грустной. Она встала и много часов смотрела на красивые зеленые берега. Вскоре она проплыла мимо большого вишневого сада, где находился небольшой коттедж с любопытными красными и синими окнами; он был покрыт соломой, а перед ним стояли часовые два деревянных солдата и дарили оружие, когда кто-нибудь проходил мимо.

Герда позвала их, потому что думала, что они живы; но они, конечно, не ответили. Она подошла к ним близко, потому что ручей плыл лодку совсем близко к берегу.

Герда крикнула еще громче, и тогда из хижины вышла старуха, опираясь на кривую палку. На ней была большая широкополая шляпа, расписанная самыми великолепными цветами.

«Бедный маленький ребенок!» сказала старуха. «Как ты попал на большую быструю реку, чтобы тебя так гоняли по большому миру!» И тогда старуха вошла в воду, ухватилась за лодку своей кривой палкой, вытащила ее на берег и вытащила маленькую Герду.

И Герда была так рада снова оказаться на суше; но она побаивалась странной старухи.

«Но подойди и расскажи мне, кто ты и как ты сюда попал», — сказала она.

И Герда ей все рассказала; и старуха покачала головой и сказала: «А-хм! а-хм!» и когда Герда рассказала ей все и спросила, не видела ли она маленького Кея, женщина ответила, что он не проходил там, но он, несомненно, придет; и она сказала ей, чтобы она не падала духом, но попробовала ее вишни и взглянула на ее цветы, которые были прекраснее любых в книжке с картинками, каждый из которых может рассказать целую историю.Затем она взяла Герду за руку, повела в маленький коттедж и заперла дверь.

Окна были очень высокими; стекло было красным, синим и зеленым, и солнечный свет чудесным образом сиял во всех цветах. На столе стояли самые изысканные вишни, и Герда съела столько, сколько захотела, потому что у нее было на это разрешение. Пока она ела, старуха причесалась золотой расческой, и ее волосы завивались и сияли прекрасным золотым цветом вокруг этого милого личико, которое было таким круглым и таким похожим на розу.

«Я часто тосковала по такой милой девочке», — сказала старуха. «Теперь вы увидите, насколько мы вместе согласны»; и пока она расчесывала волосы маленькой Герде, девочка все больше и больше забывала о своем приемном брате Кее, потому что старуха понимала магию; но она не была злым существом, она лишь немного занималась колдовством для личного развлечения, а теперь ей очень хотелось оставить маленькую Герду. Поэтому она вышла в сад и протянула свою кривую палку к розовым кустам, которые, красиво дуя, все уходили в землю, и никто не мог сказать, где они стояли.Старуха боялась, что если Герда увидит розы, она подумает о своих собственных, вспомнит маленькую Кей и убежит от нее.

Теперь она повела Герду в цветник. Ах, какой был запах и какая прелесть! Каждый цветок, о котором можно было подумать, в любое время года стоял там в полном расцвете; ни одна книжка с картинками не может быть веселее или красивее. Герда прыгала от радости и играла, пока солнце не село за высокой вишней; тогда у нее была красивая кровать с красным шелковым покрывалом, наполненным синими фиалками.Она заснула, и ей снились приятные сны, как всегда королеве в день ее свадьбы.

На следующее утро она пошла играть с цветами под теплым солнцем и, таким образом, скончалась день. Герда знала каждый цветок; и, несмотря на их многочисленность, Герде все еще казалось, что один нужен, хотя она и не знала, какой именно. Однажды, когда она смотрела на шляпу старухи, расписанную цветами, самой красивой из них показалась ей роза. Старуха забыла вынуть его из шляпы, когда заставила остальных исчезнуть в земле.Но так бывает, когда мысли не собраны. «Какие!» — сказала Герда. «Разве здесь нет роз?» и она бегала среди клумб, смотрела, смотрела, но не нашла ни одной. Затем она села и заплакала; но ее горячие слезы упали именно там, где утонул куст роз; и когда ее теплые слезы залили землю водой, дерево внезапно выросло таким же свежим и цветущим, как когда оно было проглочено. Герда целовала розы, думала о своих дорогих розах дома, а вместе с ними и о маленькой Кей.

«О, как долго я здесь!» сказала маленькая девочка. «Я собирался найти Кея! Разве вы не знаете, где он?» она спросила о розах. «Как вы думаете, он мертв и ушел?»

«Он определенно не мертв», — сказали Розы. «Мы были на земле, где находятся все мертвые, но Кея там не было».

«Большое спасибо!» сказала маленькая Герда; и она подошла к другим цветам, заглянула в их чашки и спросила: «Разве вы не знаете, где маленький Кей?»

Но каждый цветок стоял на солнышке и видел во сне свою сказку или свою собственную историю: и все они рассказали ей очень много всего, но никто ничего не знал о Кей.

А что сказала Тигровая Лилия?

«Бум, ты не слышишь барабан? Бум! Бум! Это только два звука. Всегда бум! Бум! Прислушайся к жалобной песне старухи, к зову жрецов! похоронная куча; пламя поднимается вокруг нее и ее мертвого мужа, но индусская женщина думает о живом в окружающем круге; о том, чьи глаза горят сильнее пламени — о нем, огонь чьих глаз пронзает ее сердце больше, чем пламя, которое скоро сожжет ее тело дотла.Может ли пламя сердца умереть в пламени погребальной сваи? »

«Я совсем этого не понимаю, — сказала маленькая Герда.

«Это моя история», — сказала Лили.

Что сказал Convolvulus?

«Над узкой горной тропой возвышается старый феодальный замок. Густые вечнозеленые растения растут на полуразрушенных стенах и вокруг алтаря, где стоит прелестная девушка: она склоняется над перилами и смотрит на розу. висит на ветвях, чем она; ни один яблоневый цвет, уносимый ветром, не бодрее! Как шелестит ее шелковое одеяние!

«’Он еще не пришел?’»

— Вы имеете в виду Кей? — спросила маленькая Герда.

«Я говорю о своей истории — о своем сне», — ответил Конволвулус.

Что сказали подснежники?

«Между деревьями висит длинная доска — это качели. На ней сидят две маленькие девочки и раскачиваются вперед и назад; их платья белые, как снег, а длинные зеленые шелковые ленты развеваются на их шляпах. Их брат Тот, кто старше их, встает на качелях, обвивает руками веревки, чтобы держаться крепко, потому что в одной руке у него чаша, а в другой — глиняная трубка.Он пускает мыльные пузыри. Качели двигаются, и пузыри плывут, очаровательно меняя цвет: последний все еще висит на конце трубы и покачивается на ветру. Качели движутся. Маленькая черная собачка, легкая, как мыльный пузырь, вскакивает на задние лапы, пытаясь залезть на качели. Он шевелится, собака падает, лает и злится. Они дразнят его; пузырь лопается! Качели, лопнувший пузырь — такова моя песня! »

«То, что вы рассказываете, может быть очень красивым, но вы рассказываете это с такой меланхолией и не упоминаете Кей.»

Что говорят гиацинты?

«Жили-были когда-то три сестры, совершенно прозрачные и очень красивые. Одеяние у одной было красным, у второй — синим, а у третьей — белым. Самогон. Они были не эльфийскими девицами, а смертными детьми. Пахло сладким ароматом, и девицы исчезли в лесу; благоухание усилилось — три гроба, а в них три прекрасных девушки, выскользнули из леса и пересекли озеро : сияющие светлячки летали, как маленькие парящие огоньки.Танцующие девушки спят или они мертвы? Запах цветов говорит о том, что это трупы; звонит вечерний колокол по погибшим! »

«Вы меня очень огорчили», — сказала маленькая Герда. «Я не могу не думать о мертвых девушках. О! Неужели маленький Кей действительно мертв? Розы побывали на земле, а они говорят« нет ».

«Дзынь-дзынь!» звонили колокола гиацинта. «Мы не звоним по маленькому Кею; мы не знаем его. Это наш способ пения, единственный, который у нас есть».

И Герда подошла к ранункулюсам, которые выглядывали из-за сияющих зеленых листьев.

«Ты маленькое яркое солнышко!» — сказала Герда. «Скажите, если вы знаете, где я могу найти своего товарища по играм».

И ранункулус ярко засиял и снова посмотрел на Герду. Какую песню могли спеть ранункулусы? В нем также ничего не говорилось о Кей.

«В маленьком дворе в первые дни весны светило яркое солнце. Лучи скользили по белоснежным стенам соседского дома, а рядом росли свежие желтые цветы, сияющие, как золото, в теплых солнечных лучах.В воздухе сидела старая бабушка; ее внучка, бедная и прекрасная служанка, только что ненадолго зашла в гости. Она знает свою бабушку. В этом благословенном поцелуе было золото, чистое девственное золото. Вот и моя маленькая история, — сказал Ранункулус.

«Моя бедная старая бабушка!» вздохнула Герда. «Да, она, несомненно, тоскует по мне: она сожалеет обо мне, как и о маленьком Кей. Но я скоро вернусь домой, и тогда я приведу Кея с собой. Бесполезно просить цветов; они знают только свои старые рифмы и ничего не могут мне сказать.«И она подтянула платье, чтобы она могла бежать быстрее; но Нарцисс стукнул ее по ноге, когда она собиралась перепрыгнуть через нее. Она остановилась, посмотрела на длинный желтый цветок и спросила «Вы, может быть, что-то знаете?» — и она наклонилась к Нарциссу. И что он сказал?

«Я могу видеть себя — я вижу себя! О, как я пахнущая! На чердаке стоит полураздетая маленькая Танцовщица. Она стоит то на одной ноге, то на обеих; она презирает весь мир. , но она живет только в воображении.Она выливает воду из чайника на кусок, который держит в руке; это лиф; чистота — это прекрасно. Белое платье висит на крючке; его вымыли в чайнике и высушили на крыше. Она надевает его, повязывает на шею платок цвета шафрана, и тогда платье становится белее. Я вижу себя — я вижу себя! »

«Для меня это ничего, — сказала маленькая Герда. «Меня это не касается». А потом она побежала в дальний конец сада.

Ворота были заперты, но она трясла ржавым засовом, пока он не открутился и ворота не открылись; и маленькая Герда босиком убежала в большой мир.Она трижды огляделась, но никто не последовал за ней. Наконец она не могла больше бежать; она села на большой камень и, оглянувшись, увидела, что лето прошло; Была поздняя осень, но этого нельзя было заметить в красивом саду, где всегда было солнце и где круглый год росли цветы.

«Боже мой, как долго я простоял!» — сказала Герда. «Осень пришла. Я не должен больше отдыхать». И она встала, чтобы пойти дальше.

О, какие нежные и утомленные были ее ножки! Все вокруг выглядело таким холодным и сырым: длинные ивовые листья были совсем желтыми, и туман капал с них, как вода; один лист падал за другим: терн был полон только плодами, которые набирали обороты.О, как темно и неуютно было в унылом мире!

Растем со «Снежной королевой»

Это была одна из тех стеклянных осколков от волшебного зеркала, и бедняга Кей теперь вонзил ее в свое сердце. Больше не было больно, но все еще было. Скоро его сердце станет твердым и холодным, как кусок льда. Даже этот крошечный осколок мог заставить его видеть зло во всем, что было добро, и немедленно возымел действие.

— Ганс Христиан Андерсен, «Снежная королева»

Мне было восемь лет, когда я прочитал «Снежную королеву» из сборника сказок Андерсена, подарка на день рождения моей тети Клементины в 1963 году.Ранее в том же году моя мать, страдающая маниакально-депрессивным расстройством, перестала принимать литий и уехала в Сан-Франциско, оставив мою сестру, нашего отца и меня в Филадельфии. Периодически она звонила нам, чтобы рассказать о своих делах; в какой-то момент она развелась с отцом, вышла замуж за водителя грузовика, которого встретила в Хейт-Эшбери, и переехала с ним в Арканзас. Мы не видели ее несколько лет.

У меня до сих пор хранится книга сказок с надписью моей тети: «Лизе-Джо с любовью, тетя Клем».Листая его, я узнаю все самые известные истории Андерсена. «Дюймовочка», «Принцесса на горошине», «Новая одежда императора», «Гадкий утенок», «Русалочка», «Стойкий оловянный солдатик», «Маленькая спичка», «Красные башмачки. ” Некоторые из этих сказок были уже знакомы; с другими я столкнулся впервые. «Снежная королева» была той, к которой я возвращался снова и снова. Стремление Герды спасти свою подругу Кей из дворца Снежной Королевы подтвердило мое желание вернуть маму.Я уверен, что нашел утешение в счастливом конце, когда двое детей вернулись домой, «и все вокруг них светилось ярким, теплым, славным летом». Но резонанс в истории Андерсена зашел гораздо глубже, предоставив способ взглянуть на болезнь моей матери, который имел смысл для моего восьмилетнего ума, одновременно подтвердив мои худшие подозрения относительно этого мира.

Андерсен был перфекционистом, который год работал над одной сказкой. И все же он закончил «Снежную королеву» за считанные дни; история «вышла танцевать над бумагой», — удивился он другу.На сорок трех страницах это был самый длинный рассказ в книге тети Клем, но и для меня он тоже танцевал. Действительно, пела. Героини Андерсена умудрялись умирать в конце своих рассказов. Спичка и русалочка (ни у одной из которых не было имен) горько скончались после того, как не смогли осуществить свои желания. Покалеченное дьявольскими красными туфлями, сердце бедной Карен разбилось, и ее душа была перенесена на небеса. Но Герда не только достигла своей цели и пережила это испытание, она пережила серию захватывающих приключений в далеких странах, которые обычно не допускались девочкам в сказках.Она пошла на риск и сбежала с ними, общалась с грабителями и грубыми женщинами, проехала на оленях до самого края территории Снежной Королевы и отважилась дойти до Северного полюса, не забыв надеть теплые перчатки и меховые сапоги.

История началась с виньетки дьявольского зеркала, злонамеренного устройства, которое преувеличивает все безобразия в мире и сводит к минимуму все хорошее. Зеркало разбилось, и его осколки разлетелись по воздуху, застревая в глазах людей и искажая их зрение.«Хуже всего были те люди, которые по несчастью получили маленькую занозу в своем сердце. Это дало ужасные результаты. Их сердца стали холодными и жесткими, как глыбы льда ». Осколок стекла в сердце Кая настроил его против своей подруги по играм Герды и заставил мучить людей, которые любили его больше всего. Однажды зимним днем ​​он прицепил свои сани к белым саням Снежной Королевы, и больше его никто не видел. Остальная часть истории Андерсена следует за Гердой, которая в одиночестве отправляется на поиски Кея и вернуть его любовь.

«Снежная королева» объяснила мир, который я знал, и я прочитал его буквально. Преобразование Кея после того, как осколок стекла вошел в его сердце, напомнил мне мою мать, находящуюся в тисках болезни: ее все более отдаленное положение. Яростные тирады, которые я слышал поздно ночью, когда я должен был спать. Необъяснимые взрывы слез или гнева. Я не мог решить, что было хуже: приступы печали, захватившие ее неделями, или ее ужасающий гнев. В любом случае я чувствовал себя беспомощным и в то же время смутно ответственным.И когда она ушла от нас, я боялся, что и в этом тоже я виноват.

Рассказ о дьявольском зеркале оправдал меня. Постепенно я перестал винить себя в проблемах матери, но вскоре столкнулся с новыми проблемами. Моя учительница третьего класса была недовольна мной. Я держал карандаш неправильно, и мой почерк был настолько плохим, что мне не разрешили учить скорописи с остальными учениками. Я сдал незавершенную работу, и посреди школьного дня у меня начались загадочные головные боли, головные боли были настолько сильными, что единственным лекарством было лечь на койку в затемненной комнате рядом с кабинетом медсестры, пока я не был уверен, что математика окончена.Весной, когда нам дали стандартизированный коэффициент интеллекта. тесты, я не удосужился прочитать вопросы и заполнить соответствующий кружок в машиночитаемых формах. Я развлекался тем, что делал зигзагообразные узоры вверх и вниз по столбцам, пока мои одноклассники старательно следовали инструкциям. Школьный психолог вызвала меня к себе в кабинет и заставила снова пройти тест под ее наблюдением. Затем она начала задавать мне ряд вопросов о моей «домашней ситуации».

Я знал, чего ожидать.Моя сестра и я были допрошены некоторыми детьми в школьном автобусе, когда Джуди проговорилась, что наши родители были разлучены; развод все еще был редкостью в нашем обществе, и получить информацию из первых рук было трудно. Но то, что моя мама не появлялась на вечеринках по случаю дня рождения, встречах с персоналом и в синагогах, вызвала любопытство и у взрослых. Я привыкла, что матери моих друзей задают мне вопросы о моей «домашней ситуации» во время игр после уроков. Неизвестно, что знали о болезни моей матери кто-либо вне семьи.Она несколько лет попадала в психиатрические лечебницы, начиная с того времени, когда я был в детском саду. Я помню, как навещал ее один или два раза, играл с инвалидной коляской в ​​коридоре, пока мои родители разговаривали в гостиной, пили кокаин в столовой больницы. Кажется маловероятным, что папа мог сохранять видимость нормальности во время этого отсутствия. Задолго до того, как моя мать уехала навсегда, моя бабушка по материнской линии переехала в запасную спальню, чтобы заботиться о нас. Она была тем человеком, который ждал, когда мы вышли из автобуса, и которая отправилась на охоту по окрестностям, когда мы не успели вернуться домой к обеду, называя наши имена своим оперным голосом, который эхом разносился по задним дворам пригорода.«Liiiii sa! Юуууу! » Схема моей «домашней ситуации», несомненно, была известна, но детали вполне могли быть отрывочными.

Меня никогда не учили, что говорить и чего не говорить взрослым, которые задавали вопросы о моей матери. Мои собственные вопросы по большей части остались без ответа, и то немногое, что мне удалось почерпнуть из подслушивания разговоров отца и бабушки, я держал в секрете. Если школьному психологу нужна информация, ей придется искать другой источник.Я ей не доверял; кроме того, передо мной был пример Герды. На пути к Кей она приняла помощь лесных животных: ворон, стая лесных голубей, северный олень. Но доверчивые лесные животные не в счет; все доверяли лесным зверям в сказках. Они поняли, даже не спрашивая подробностей: свидетель Бэмби, еще одно существо, лишенное матери.

Самоуверенность Герды произвела на меня впечатление. Ее ближайшим человеческим спутником была маленькая грабительница примерно ее возраста, которая спала с кинжалом в руке и пригрозила причинить Герде боль, если она не перестанет вздыхать о своем любимом Кей.Грабительница была не самым мудрым выбором компаньонов с точки зрения безопасности, но она нашла свое применение. Лесные голуби, которые рассказали Герде, где найти Кая, принадлежали деве-разбойнице, как и северный олень, который унес Герду на Северный полюс. Помимо опасностей, грабительница была действительно очень задумчива, крепко привязав Герду к спине оленя, чтобы она не упала, обеспечив ей небольшую подушку для комфорта, теплые перчатки (украденные у ее матери) и сапоги на меховой подкладке. (который она украла ранее у Герды), а также две буханки хлеба и кусок ветчины.

«Снежная королева» преподала мне ценный урок: не доверяйте никому, если только вы не в отчаянии, и тем более взрослым с добрыми намерениями. Старушка, взявшая Герду в начале ее поисков, оказалась ведьмой, хотя и безобидной, и ей нужна была только маленькая девочка для компании, а не чтобы она ела, как ведьма из «Гензель и Гретель». Но Герда потеряла драгоценное время, забавляясь говорящими цветами в саду старушки, очарованная и забывшая о своей подруге. Принц и принцесса, сжалившиеся над ней, были совершенно оторваны от реальности.Они думали, что делают Герде одолжение, снабдив ее золотой каретой с кучером, лакеями и всадниками, все в золотых коронах. В ту минуту, когда она покинула территорию дворца в этом роскошном наряде, грабители напали на свиту, закололи слуг и забрали золото. Саму Герду вытащили из экипажа, и она стала бы обедом для уродливой старой жены-разбойницы, если бы маленькая разбойница не вмешалась в самый последний момент.

Ближе к концу рассказа Герда приняла пищу и кров от саамской женщины, обладавшей своего рода грубой мудростью.Лапландка послала ее за помощью к могущественной чародейке, но, хотя олень и умолял Герду, чародейка утверждала — так же, как и Волшебник из страны Оз, еще одна разочаровавшая взрослая, — что ей нечего предложить Герде. «Ее сила больше, чем все, что я могу ей дать», — объяснила чародейка; «Это исходит из ее сердца — от того, что она любящий и невинный ребенок. Если это не даст ей доступа к дворцу Снежной Королевы и не позволит ей вытащить осколки из сердца и глаза Кей, мы ничего не сможем для нее сделать.”

Герде в конце концов удалось добраться до королевства Снежной Королевы. Несмотря на то, что она была босиком и в летнем платье, ее молитв было достаточно, чтобы защитить ее от сильного холода и резких ветров. Она нашла Кея в замороженном дворце, играющего с глыбами льда. Ее подруга была совершенно лишена чувств: холодна, молчалива, неподвижна. Герда была ранена его отстраненностью и заплакала. Ее слезы упали на грудь Кея и растопили его ледяное сердце, растопив осколок стекла. Если бы мои собственные раны так легко залечивались! Слезы не повлияли на равнодушие моей матери, а плач усугублял положение, когда она злилась.Конечно, я был далеко не таким чистым и доверчивым, как Герда. Это было не очевидно для всех, потому что я был тихим и в целом вежливым — наша бабушка приучила нас с сестрой к манерам Старого Света, — но мой отказ заполнять круги по IQ. Тестовый лист с ответами был лишь верхушкой айсберга. Дома я тоже установил свои собственные правила, гордясь своей способностью заботиться о себе и Джуди, опасаясь даже самых благонамеренных предложений помощи или совета.

Вы никогда не знали, когда вам придется идти в одиночку.Мой дед по отцовской линии покончил с собой во время Великой депрессии, бросив семью, когда мой отец был еще мальчиком. Мы нечасто об этом говорили, но знания висели там как угроза. Папа любил нас без всяких условий; Я никогда не сомневался в его преданности. В то время, когда воспитанием детей занимались немногие отцы, он с радостью взял на себя ответственность воспитывать нас, одновременно работая над тем, чтобы его бизнес сдвинулся с мертвой точки. Более чем один из его бывших соратников рассказывал мне, как он уходил с собрания, чтобы успеть на какое-нибудь наше выступление.Летними ночами мы все садились в машину и гнались за грузовиком с мороженым по кварталам рядных домов через линию Филадельфии от нашего пригорода. Однажды я ел эскимо с отжиманием и слишком сильно надавил, и тюбик мороженого вылетел из окна машины. «Вот и Джон Гленн!» — сказал папа. Он всегда умел рассмешить меня посреди маленьких бедствий.

Когда мы с Джуди стали старше, папа беспокоился о способности бабушки не отставать от нас.Я думаю, ему также не хватало уверенности в своих силах справиться с двумя девочками-подростками. Он попытался нанять гувернантку, которая оказалась совсем не похожа на Мэри Поппинс, и просуществовала недолго; Бабушка утверждала, что пила. Когда мне было одиннадцать, он снова женился, и мы переехали в большой новый дом с моей мачехой и ее тремя детьми. Взглянув на нее снисходительно, я могу понять, насколько сложной была ситуация, особенно в конце шестидесятых годов. Семейная терапия только зарождалась, и средства массовой информации едва ли признавали существование смешанных семей, подобных нашей.Была семья Трапп, но Мария не привела в брак своих детей, и необходимость бежать от нацистов вскоре затмила межличностные проблемы семьи. В продезинфицированных комедийных сериалах, таких как «Брэди Банч», совершенно упускается из виду суть. Домашние драмы в нашем доме не могли быть разрешены за полчаса, и ни одна из этих программ не была посвящена разведенным семьям.

Сказки позволили лучше понять наши конфликты, чем телевидение или фильмы. Моя мачеха не была злой, но она отдавала предпочтение своему сыну, а не моей сестре и мне — и, должен добавить, своим собственным дочерям.Хотя я не чувствовал, что она желает мне болезни, она не гордилась моими достижениями. Казалось, что в нашем доме не хватает любви. Возникло разрушительное соперничество, многие из которых сохраняются по сей день. Я считала себя чужаком в семье, как Золушка, и проводила дома как можно меньше времени. Я перестал быть проблемным ребенком в школе. Фактически, я стала образцовой ученицей, хорошей девочкой. Но слова чародейки не давали мне покоя: только чистосердечный ребенок мог восстановить утраченную любовь.Как я мог восстановить свою невиновность?

Когда мне было тринадцать, моя мать вернулась в Филадельфию с мужем и двухлетним сыном, моим сводным братом Майком. Вскоре после рождения моего сводного брата Роба она бросила мужа, алкоголика, и переехала в квартиру рядом с бабушкой. Я вспоминаю один день здесь, выходные там, когда обнаружились следы ее болезни. Зимние дни, когда она не закрывала шторы в своей квартире и никогда не одевалась, позволяя Майку и Робби целый день смотреть телевизор и есть хлопья из коробки.Кричащие споры с бабушкой из-за всего и ничего. Поездка, которую мы все совершили с ее старой подругой, женщиной, которую она встретила много лет назад в психиатрической больнице, они двое смеялись, пили, курили постоянно, непрерывно разговаривали и не имели смысла, когда казалось, что мы » я никогда не вернусь домой. Я до сих пор не могу точно определить время, когда наши роли поменялись местами, когда я взял на себя бремя родительства, а она стала ребенком.

Я представляю себе еще один финал «Снежной королевы», где Герда находит Кея, но не может растопить осколок стекла в его сердце.По заверениям Ганса Христиана Андерсена, сила детской невинности трагически переоценивается. Так что ее друг остается холодным и жестоким, недоступным, а Герда навсегда застряла в замороженном дворце. Или, возможно, она так и не найдет его, но продолжает поиски до самой смерти, всегда веря, что он был жертвой, заключенным, которого она не смогла освободить. Подозреваю, что не имеет значения, нашла Герда Кей или нет, потому что к тому времени, как она добралась до дворца Снежной Королевы, она потеряла способность плакать.Где-то в ходе ее путешествия на бесплодный север осколок стекла пронзил ее собственное сердце. Он все еще там.


Сказка о Снежной королеве. Побеждает любовь братьев и сестер и детская невинность.

Оригинальный перевод

Семь рассказов

Первая история

Что связано с зеркалом и его фрагментами

Ну что ж! Мы начнем. Когда рассказ будет готов, вы узнаете гораздо больше, чем знаете.

Он был ужасно плохим хобгоблином, гоблином самого злобного сорта и, по сути, сам был дьяволом. Однажды дьявол был в очень хорошем настроении, потому что он только что закончил зеркало, обладающее такой особой силой: все хорошее и прекрасное, что отражалось в нем, казалось, уменьшилось почти до нуля, в то время как все, что было бесполезным и уродливым, стало самым большим. бросается в глаза и даже уродливее, чем когда-либо. В этом зеркале самые прекрасные пейзажи выглядели как вареный шпинат, а самые лучшие люди становились ужасными или стояли на головах и не имели желудка.Их лица были искажены до неузнаваемости, и если у человека была веснушка, она обязательно распространялась, пока не покрывала нос и рот.

«Это очень смешно!» сказал дьявол. Если чья-то добрая, благочестивая мысль приходила в голову, она отражалась в зеркале как плотская ухмылка, и дьявол громко смеялся над своим гениальным изобретением.

Все, кто ходил в школу хобгоблина — а у него была своя школа — говорили всем, что произошло чудо. Теперь, утверждали они, вы впервые можете увидеть, как на самом деле выглядят мир и его люди.Они носились с зеркалом, пока не осталось ни живого человека, ни земли, которая не была бы искажена.

Тогда они захотели взлететь на самое небо, чтобы посмеяться над ангелами и нашим Господом. Чем выше они взлетали с зеркалом, тем шире улыбались. Они с трудом удерживали его. Все выше они летели и еще выше, ближе к небу и ангелам. Затем ухмыляющееся зеркало задрожало с такой силой, что выскользнуло из их рук и упало на землю, где разлетелось на сотни миллионов миллиардов битов, а может быть, даже больше.И теперь это доставляло больше хлопот, чем до того, как сломалось, потому что некоторые фрагменты были меньше песчинки, и они разлетелись по всему миру. Попадая в глаза людям, они там и остаются. Эти кусочки стекла искажали все, что видели люди, и заставляли их видеть только плохую сторону вещей, потому что каждый кусочек стекла сохранял ту же силу, что и все зеркало.

У некоторых людей даже в сердце попал осколок стекла, и это было ужасно, потому что он превратил их сердца в глыбы льда.Некоторые фрагменты были настолько большими, что использовались в качестве оконных стекол, но не того окна, через которое вы должны смотреть на своих друзей. Из других частей были сделаны очки, и происходили злые дела, когда люди надевали их, чтобы ясно видеть и видеть свершившееся правосудие. Дьявола это все так щекотало, что он смеялся до боли в бока. Но мелкие осколки стекла все еще летают по воздуху, и теперь вы услышите, что произошло.

Вторая история

Маленький мальчик и девочка

В большом городе было так много домов и людей, что немногие находили место даже для небольшого сада, и большинству людей приходилось довольствоваться цветочным горшком, но двум бедным детям, которые жили там, удалось обзавестись садом побольше чем горшок.Эти дети не были братом и сестрой, но они любили друг друга так же сильно, как если бы были. Их родители жили рядом друг с другом на чердаках двух соседних домов. Там, где крыши сходились и между двумя домами проходил водосточный желоб, их два маленьких окна были обращены друг к другу. Стоило только переступить через водосточную канаву, чтобы перейти от окна к окну.

В этих окнах у родителей был большой ящик, в который они сажали овощи для своих нужд, а также небольшой куст роз.У каждой коробки был куст, который вырос до совершенства. Потом родителям пришло в голову поставить эти коробки через сточную канаву, где они почти доходили от одного окна до другого и выглядели в точности как две стены с цветами. Гороховые растения свисали над ящиками, а кусты роз разбрасывали длинные брызги, обрамлявшие окна и наклонявшиеся друг к другу. Это было похоже на маленькую триумфальную арку из зелени и цветов. Ящики были очень высокими, и дети знали, что по ним нельзя лазить, но им часто позволяли выносить свои табуретки на крышу под розами, где они прекрасно проводили время, играя вместе.

Зима, конечно, поставила точку в этом удовольствии. Часто окна полностью покрываются инеем. Но они нагревали медные монеты на плите и прижимали эти горячие монеты к покрытому инеем стеклу. Затем у них был прекрасный глазок, круглой, как кольцо, а за ними показались ясные, дружелюбные глаза, по одному в каждое окно — это были маленький мальчик и маленькая девочка, которые выглядывали. Его звали Кей, а ее — Герда. С одним скипом они могли присоединиться друг к другу летом, но чтобы провести вместе зимой, они должны были пройти весь путь вниз в одном доме и подняться наверх в другом.Снаружи кружился снег.

«Посмотрите, как роятся белые пчелы», — сказала старая бабушка.

«У них тоже есть пчелиная матка?» — спросил мальчик, потому что знал, что она есть у настоящих пчел.

«Да, действительно, — сказала бабушка. «Она летит в гуще роя. Она самая большая пчела из всех, и никогда не может спокойно оставаться на земле, но снова возвращается к темным облакам. Много зимних ночей она летает по улицам и заглядывает в окна.Потом они странным образом замирают, как будто засажены цветами ».

«О да, мы это видели», — сказали оба ребенка, так что они знали, что это правда.

«Снежная королева может войти сюда?» — спросила девочка.

«Ну, пусть идет!» крикнул мальчик. «Я бы поставил ее на горячую плиту и растопил».

Но бабушка погладила его по голове и рассказала им другие истории.

В тот вечер, когда маленький Кей был дома и наполовину готов ко сну, он забрался на стул у окна и выглянул в глазок.Упало несколько снежинок, и самая большая из них упала на край одного из цветочных ящиков. Эта хлопья становилась все больше и больше, пока, наконец, не превратилась в женщину, одетую в тончайшую белую марлю, которая выглядела так, как будто она была сделана из миллионов звездообразных хлопьев. Она была красива и изящна, но сияла льдом, сияла льдом. При этом она была жива, и глаза ее сверкали, как две яркие звезды, но в них не было ни покоя, ни покоя. Она кивнула в сторону окна и поманила рукой.Мальчик испугался, и когда он спрыгнул со стула, ему показалось, что огромная птица пролетела мимо окна.

Следующий день был ясным и холодным. Потом снег растаял, и пришла весна. Солнце светило, зеленая трава прорастала, ласточки устраивали свои гнезда, окна были распахнуты, и снова дети играли в своем маленьком саду на крыше, высоко в водосточной канаве на крыше дома.

В то лето розы расцвели наилучшим образом. Маленькая девочка выучила гимн, в котором была строчка о розах, которая напомнила ей об их собственных цветах.Она спела ее маленькому мальчику, и он спел ее вместе с ней:

«Где розы так сладко цветут в долине, Там непременно найдешь Младенца Христа».

Дети держали друг друга за руки, целовали розы, смотрели на ясный солнечный свет Господа и говорили с ним, как если бы там был Младенец Христос. Какие были чудесные летние дни и как красиво было под этими ароматными розовыми кустами, которые, казалось, никогда не перестанут цвести.

Однажды Кай и Герда смотрели книжку с картинками, изображающую птиц и зверей, и именно тогда — когда часы на церковной башне пробили пять — Кей воскликнул:

«Ой! что-то ранило мое сердце.А теперь у меня что-то попало в глаз ».

Маленькая девочка обняла его за шею, и он моргнул. Нет, она ничего в нем не увидела.

«Думаю, его больше нет», — сказал он. Но этого не произошло. Это был один из тех осколков стекла от волшебного зеркала. Вы помните зеркало этого гоблина — то, которое делало все великое и хорошее, что было отражено в нем, маленьким и уродливым, но увеличивало все злые сущности до тех пор, пока каждое пятно не вырисовывалось большим. Бедный Кей! Осколок пронзил и его сердце, и вскоре он превратился в кусок льда.Боль прекратилась, но стакан все еще был на месте.

«Почему ты должен плакать?» он спросил. «Из-за этого ты выглядишь таким уродливым. Со мной все в порядке. И вдруг ему в голову пришло сказать:

«Ух! Эта роза вся поедена червями. И посмотрите, это криво. И эти розы, они настолько уродливы, насколько это возможно. Они похожи на коробки, в которых растут ». Он пнул коробки и сорвал обе розы.

«Кей! чем ты занимаешься?» плакала маленькая девочка.Увидев, как это ее расстроило, он сорвал еще одну розу и прыгнул домой через собственное окно, оставив милую маленькую Герду совсем одну.

Потом, когда она достала свою книжку с картинками, он сказал, что она подходит только для младенцев в колыбели. А когда бабушка рассказывала сказки, он всегда вмешивался с «но-». Если бы он смог справиться с этим, он бы крался за ней, надел очки на нос и подражал ей. Он сделал это так ловко, что все рассмеялись, и вскоре он мог имитировать походку и разговоры всех, кто жил на этой улице.Все, что было в них странным или уродливым, Кей умел так хорошо имитировать, что люди говорили: «У этого мальчика определенно хорошая голова!» Но именно стекло в его глазах и стекло в его сердце заставляли его дразнить даже маленькую Герду, которая любила его всей душой.

Теперь его игры сильно отличались от прежних. Они стали более разумными. Когда в один зимний день шел снег, он вынес из двери большую лупу и расправил край своего синего пальто, чтобы снежинки упали на него.

«А теперь посмотри в стекло», — сказал он Герде. Каждая снежинка казалась намного больше и походила на великолепный цветок или десятиконечную звезду. На это было чудесно смотреть.

«Смотри, как артистично!» — сказал Кей. «На них гораздо интереснее смотреть, чем на настоящие цветы, потому что они абсолютно безупречны. В них нет изъяна, пока они не начнут таять ».

Немного погодя Кей спустился со своими большими перчатками на руках и салазками за спиной. Прямо в ухо Герде он прокричал: «Мне разрешили играть на большой площади, где находятся другие мальчики!» и прочь он убежал.

На площади некоторые из наиболее смелых мальчиков привязывали свои санки за тележками фермера, чтобы их тащили на довольно большое расстояние. Это был замечательный спорт. Пока веселье было в разгаре, подъехали большие сани. Он был полностью выкрашен в белый цвет, а на шофере был белый лохматый меховой плащ и белая лохматая фуражка. Когда сани дважды обогнули площадь, Кей быстро зацепил за них свои сани, и они пошли по улице все быстрее и быстрее. Водитель дружелюбно обернулся и кивнул Кей, как будто они были старыми знакомыми.Каждый раз, когда Кей начинал отстегивать свои сани, водитель снова кивал, и Кей держался, даже когда они выезжали прямо через городские ворота.

Затем снег начал падать так быстро, что мальчик не видел своих рук перед собой, когда они мчались. Он внезапно отпустил веревку в руках, чтобы вырваться из больших саней, но это не помогло. Его санки были надежно привязаны, и они неслись как ветер. Он громко крикнул, но его никто не услышал. Кружился снег, и сани летели.Время от времени он подпрыгивал, словно расчищал живые изгороди и канавы. Мальчик был охвачен ужасом. Он попытался произнести свои молитвы, но все, что он мог вспомнить, — это свои таблицы умножения.

Снежинки становились все больше и больше, пока не стали похожи на больших белых кур. Внезапно снежная завеса раздвинулась, большие сани остановились, и водитель встал. Шуба и шапка были сделаны из снега, и это была женщина, высокая, стройная и ослепительно белая — она ​​сама Снежная королева.

«Мы хорошо провели время», — сказала она. «Неужели ты дрожишь от холода? Ползите под моей медвежьей шубой ». Она посадила его в санях рядом с собой, и, когда она обматывала его мехом, он чувствовал себя так, словно тонул в сугробе.

«Тебе еще холодно?» — спросила она и поцеловала его в лоб. Брат-р-р. Этот поцелуй был холоднее льда. Он чувствовал это прямо до самого сердца, половина которого уже была ледяным комком. Ему казалось, что он умирает, но только на мгновение.Тогда он почувствовал себя вполне комфортно и больше не замечал холода.

«Мои сани! Не забудь мои сани! » Это было единственное, о чем он думал. Они привязали его к одной из белых кур, которая летела за ними с санями на спине. Снежная королева поцеловала Кея еще раз, а потом он забыл и маленькую Герду, и бабушку, и всех остальных дома.

«Ты больше не получишь поцелуев, — сказала она, — а то я должна поцеловать тебя до смерти». Кей посмотрела на нее. Она была такой красивой! Он не мог представить себе более умного и красивого лица.Она больше не казалась сделанной изо льда, как казалось, когда она сидела за его окном и поманила его. В его глазах она была идеальной, и она совсем не боялась. Он рассказал ей, как он может выполнять в уме арифметические вычисления даже с дробями и что он знает размер и население всех стран. Она продолжала улыбаться, и он начал бояться, что знает не так много, как думал. Он взглянул на огромное пространство над головой, когда она взлетела вместе с ним высоко над черными облаками, а шторм свистел и ревел, как будто пел старые баллады.

Они летали над лесами и озерами, над многими землями и морями. Внизу дул холодный ветер, выли волки и кричали черные вороны, скользя по сверкающему снегу. Но наверху луна сияла ярко и крупно, и Кей смотрел на нее всю эту долгую долгую зимнюю ночь. Днем он спал у ног Снежной Королевы.

Третья история

Цветочный сад женщины, искусной в магии

Как жила маленькая Герда, когда Кей не вернулся? Где он мог быть? Никто не знал.Никто не мог сообщить им о нем никаких новостей. Все, что могли сказать мальчики, это то, что они видели, как он прицепил свои маленькие санки к прекрасным большим саням, которые проехали по улице и выехали через городские ворота. Никто не знал, что случилось с Кей. Было пролито много слез, и сильнее всего рыдала маленькая Герда. Говорили, что он мертв — должно быть, утонул в реке недалеко от города. Ах, как хмурились те долгие зимние дни!

Но, наконец, пришла весна и ее теплое солнышко.

«Кей мертв и ушел, — сказала маленькая Герда.

«Не верю», — сказал солнечный свет.

«Он мертв и ушел», — сказала она ласточкам.

«Мы не верим в это», — пели они. В конце концов, маленькая Герда тоже начала этому не верить. Однажды утром она сказала себе:

«Я надену свои новые красные туфли, которые Кей никогда не видел, и спущусь к реке, чтобы спросить о нем».

Было очень раннее утро. Она поцеловала свою старую бабушку, которая все еще спала, надела свои красные туфли и сама поспешила через городские ворота к реке.

«Это правда, что вы взяли моего маленького товарища по играм? Я отдам тебе свои красные туфли, если ты вернешь его мне.

Ей показалось, что волны очень странно закивали. Она сняла свои красные туфли, которые были ее самым дорогим имуществом, и бросила их в реку. Но они упали у берега, и маленькие волны смыли их прямо к ней. Казалось, река не может забрать ее самое дорогое владение, потому что у нее не было маленькой Кей. Однако она испугалась, что не забросила их достаточно далеко, поэтому забралась в лодку, которая стояла среди тростников, дошла до ее конца и снова бросила туфли в воду.Но лодка не была привязана, и ее движения уносили ее прочь от берега. Она поняла это и попыталась выбраться на берег, но к тому времени, когда она достигла другого конца лодки, она была уже больше, чем в ярде от берега, и быстро набирала скорость.

Маленькая Герда так испугалась, что заплакала, и никто не мог ее услышать, кроме воробьев. Они не смогли вынести ее на сушу, но они летели вдоль берега, щебетая: «Мы здесь! Мы здесь!» как будто чтобы утешить ее. Лодка стремительно плыла по течению, и Герда сидела неподвижно в носках.Ее маленькие красные туфли плыли позади, но они не могли догнать ее, потому что лодка набирала обороты. Было очень красиво по обе стороны реки, где были прекрасные цветы, деревья были старыми, а склоны холмов служили пастбищами для крупного рогатого скота и овец. Но Герда не видела ни одного человека.

«Может, река приведет меня к маленькой Кей», — подумала она, и от этого ей стало легче. Она встала и час за часом наблюдала за прекрасными зелеными берегами.

Затем она пришла в большой вишневый сад, в котором находился домик со странными красными и синими окнами.У него была соломенная крыша, а снаружи стояли два деревянных солдата, которые дарили оружие каждому, кто проплывал мимо.

Герда подумала, что они живы, и окликнула их, но, разумеется, они ей не ответили. Она подплыла к ним довольно близко, поскольку течение гнало лодку к берегу. Герда позвала еще громче, и из дома вышла старуха. Она оперлась на кривую палку; на ней была большая шляпа от солнца, и на ней были нарисованы самые великолепные цветы.

«Бедный ребенок!» — воскликнула старуха.«Как вы заблудились на этой большой быстрой реке, и как вы ушли так далеко в большой мир?» Старуха вошла прямо в воду, ухватилась за лодку своей кривой палкой, вытащила ее на берег и вытащила из нее маленькую Герду.

Герда была очень рада снова оказаться на суше, но она немного испугалась этой странной старухи, которая сказала ей:

«Подойди и расскажи мне, кто ты и как сюда попал». Герда все ей рассказала. Женщина покачала головой и сказала: «Хм, хм!» И когда Герда рассказала ей все и спросила, не видела ли она маленького Кея, женщина ответила, что он еще не приходил, но что он может быть здесь со дня на день.И она велела Герде не принимать это так близко к сердцу, а попробовать ее вишни и посмотреть на ее цветы. Они были красивее любой книжки с картинками, и у каждой была своя история. Потом она за руку ввела Герду в свой домик, и старуха заперла дверь.

Окна были расположены высоко на стенах, и сквозь их красные, синие и желтые стекла струился солнечный свет странной смесью всех цветов. Но на столе были самые вкусные вишни, и Герда, которая больше не боялась, съела столько, сколько захотела.Пока она ела их, старуха причесалась золотой расческой. Красивые волосы Герды падали сияющими желтыми локонами по обе стороны от дружелюбного личико, круглого и цветущего, как роза.

«Я так часто мечтала о такой милой девочке, как ты», — сказала ей старуха. «Теперь вы увидите, насколько хорошо мы с вами поладим». Пока ее волосы расчесывались, Герда постепенно забыла о Кей, потому что старуха была искусна в магии. Но она не была злой ведьмой.Она занималась магией только для развлечения, но ей очень хотелось сохранить маленькую Герду. Итак, она вышла в свой сад и указала своей кривой палкой на все кусты роз. В полном расцвете своей красоты все они погрузились в черную землю, не оставив после себя ни единого следа. Старуха боялась, что если Герда увидит их, они так сильно напомнят ей ее собственные розы и маленькую Кей, что она снова убежит.

Затем Герду отвели в цветник.Каким же он был ароматным и прекрасным! Все известные цветы каждого сезона были там в полном расцвете. Ни одна книжка с картинками не была такой красивой и веселой. Герда прыгала от радости и играла в саду, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями. Затем ее уложили в красивую кровать под красным шелковым покрывалом, простеганным с синими фиалками. Там она спала, и там она мечтала так же великолепно, как любая королева в день своей свадьбы.

На следующее утро она снова вышла на теплый солнечный свет, чтобы поиграть с цветами — и так она делала много дней.Герда знала каждый цветок наизусть, и, хотя их было много, она всегда чувствовала, что одного не хватает, а какого она не совсем знала. Однажды она сидела и смотрела на солнечную шляпу старухи, и самым красивым из всех нарисованных на ней цветов была роза. Старуха забыла эту розу на своей шляпе, когда заставила настоящие розы раствориться в земле. Но это как раз то, что случается, когда не задумываешься.

«Почему здесь нет роз?» — сказала Герда.Она выбежала среди клумб, и она смотрела, и она смотрела, но розы не было видно. Затем она села и заплакала. Но ее горячие слезы упали на то самое место, где куст роз провалился в землю, и когда ее теплые слезы увлажнили землю, куст снова взошел, такой же полный цветов, как когда он исчез. Герда обняла его и поцеловала розы. Она вспомнила свои красивые розы и подумала о маленькой Кей.

«Ой, как долго я задерживаюсь», — сказала девочка.«Я должен был искать Кей. Разве вы не знаете, где он? » она спросила розы. «Вы думаете, что он мертв и ушел?»

«Он не умер», — сказали ей розы. «Мы были на земле, где находятся мертвые люди, но Кея там нет».

«Спасибо», — сказала маленькая Герда, которая подошла ко всем другим цветам, поднесла к ним губы и спросила: «Ты знаешь, где маленький Кей?»

Но каждый цветок стоял на солнышке и видел во сне свою сказку, или свою историю.Хотя Герда слушала многих, многих из них, ни один из цветов ничего не знал о Кее.

Что сказала тигровая лилия?

«Слышишь барабан? Бум, бум! Было только две ноты, всегда бум, бум! Услышь женский вопль. Слушайте пение священников. Индусская женщина в длинной красной мантии стоит на погребальном костре. Пламя поднимается вокруг нее и ее мертвого мужа, но женщина-индус думает об этом живом мужчине в толпе вокруг них. Она думает о том, чьи глаза горят сильнее пламени, о том, чьи пламенные взгляды пронзили ее сердце глубже, чем это пламя, которое скоро сожжет ее тело дотла.Может ли пламя сердца умереть в пламени погребального костра? »

«Я вообще этого не понимаю, — сказала маленькая Герда.

«Это моя сказка», — сказала лилия.

Что сказал цветок трубы?

«Старинный замок возвышается на узкой тропе в горах. Густой плющ растет лист за листом, поднимаясь на балкон. Там стоит красивая девушка. Она наклоняется над балюстрадой, чтобы посмотреть на тропинку. Ни одна роза на ее стебле не может быть такой изящной, как она, и ни один цветок яблони на ветру не так легок.Услышьте шелест ее шелкового платья, вздыхая: «Он никогда не придет?»

«Вы имеете в виду Кей?» — спросила маленькая Герда.

«Я говорю о своей истории, о моей собственной мечте», — ответил трубный цветок.

Что сказал подснежник?

«Между деревьями на двух веревках висит доска. Это качели. Две хорошенькие девочки в белых, как снег, платьях и с длинными зелеными лентами, развевающимися на шляпах, качаются. Их брат, который больше их, стоит позади них на качелях, держась за веревки, чтобы удержаться.В одной руке у него чашечка, а в другой — глиняная трубка. Он пускает мыльные пузыри, и когда качели летят, пузыри всплывают, меняя свой цвет. Последний пузырь все еще цепляется за чашу его трубки и трепещет в воздухе, когда качели раскачиваются взад и вперед. Маленькая черная собачка, легкая как пузырь, стоит на задних лапах и пытается подняться на качелях. Но на этом не останавливается. Высоко и низко летят качели, пока собака не потеряет равновесие, не залает и не выйдет из себя. Они дразнят его, и пузырь лопается.Раскачивающаяся доска, изображенная в пузыре до того, как он лопнул — это моя история ».

«Это может быть очень красивая история, но вы рассказали ее очень грустно и совсем не упомянули Кей».

Что говорили гиацинты?

«Было три сестры, вполне прозрачные и очень честные. На одном было красное платье, на втором — синее, а на третьем — все в белом. Рука об руку они танцевали в ясном лунном свете у спокойного озера. Они не были эльфийским народом. Они были людьми. Воздух был сладок, и сестры исчезли в лесу.Аромат воздуха стал слаще. Три гроба, в которых лежат три сестры, скользят из леса через озеро. Светлячки парят над ними, как маленькие мерцающие огоньки. Танцующие сестры спят или они мертвы? Аромат цветов говорит о том, что они мертвы, и звонит вечерний колокол, посвященный их похоронам ».

«Вы меня очень огорчаете», — сказала маленькая Герда. «Ваш аромат настолько силен, что я не могу не думать об этих мертвых сестрах. О, неужели маленькая Кей действительно умерла? Розы упали под землю, и они говорят «нет».”

«Динь, дон», — звонили в колокольчики гиацинта. «Мы не звоним по маленькому Кею. Мы его не знаем. Мы просто поем нашу песню — единственную песню, которую мы знаем ».

И Герда перешла к лютику, который сиял среди своих блестящих зеленых листьев.

«Ты как яркое маленькое солнышко», — сказала Герда. «Скажи мне, ты знаешь, где я могу найти своего товарища по играм?»

И лютик ярко сиял, глядя на Герду. Но какую песню спел бы лютик? И уж точно не о Кей.

«В маленьком дворике в самый первый день весны ярко светило Божье солнце. Его лучи скользили по белой стене соседнего дома, и рядом росли первые желтые весенние цветы, сияющие, как золото, в теплом солнечном свете. Снаружи в кресле сидела старая бабушка. Ее внучка, бедная, но очень красивая служанка, только что пришла домой с визитом. Она поцеловала бабушку, и в этом поцелуе было золото, сердце, полное золота. Золото на ее губах, золото в ее снах и золото вверху в утренних лучах.Вот я и рассказал тебе свою маленькую историю, — сказал лютик.

«О, моя бедная старая бабушка, — сказала Герда. «Она будет так по мне скучать. Должно быть, она горевала по мне так же сильно, как по маленькой Кей. Но скоро я снова пойду домой и возьму с собой Кея. Бесполезно расспрашивать о нем цветы. Они ничего не знают, кроме своих песен, и у них нет для меня новостей ».

Затем она подобрала свои юбочки, чтобы убежать быстрее, но нарцисс стукнулся по ее ноге, когда она перепрыгивала через него.Поэтому она остановилась и склонилась над высоким цветком.

«Возможно, тебе есть что мне сказать», — сказала она.

Что сказал нарцисс?

«Я вижу себя! Я себя вижу! О, как сладок мой собственный аромат! Наверху, на узком чердаке, стоит полураздетая маленькая танцовщица. Сначала она встает на одну ногу. Потом она встает на обоих и пинает пятками на весь мир. Она иллюзия сцены. Она выливает воду из чайника на кусок ткани, который держит в руке — это ее лиф.Чистота — такое добродетель! Ее белое платье висит на крючке. Его тоже вымыли в чайнике и высушили на крыше. Она надевает его и повязывает на шее шафрановый шарф, чтобы платье казалось белее. Вытяните пальцы ног! Посмотрите, как ровно она балансирует на этой единственной ножке. Я себя вижу! Я вижу себя! »

«Меня это не интересует, — сказала Герда. «Что за вещь, о которой можно мне рассказать!»

Она побежала до конца сада, и, хотя ворота были заперты, она открывала ржавую защелку, пока она не поддалась, и ворота распахнулись.Маленькая Герда выскочила босиком в широкий мир. Она трижды оглянулась, но никто не пошел за ней. Наконец она не смогла бежать дальше, села отдохнуть на большом камне и, взглянув вверх, увидела, что лето прошло и была поздняя осень. Она никогда бы не догадалась об этом в красивом саду, где всегда светило солнце и цветы в любое время года всегда были в полном цвету.

«Господи! как долго я баловалась, — сказала Герда. «Осень уже здесь.Я не могу больше отдыхать ».

Она встала, чтобы бежать, но как она устала и устала! И как все вокруг нее выглядело холодным и унылым! Длинные листья ивы стали совсем желтыми, и влажные клубы тумана падали с них, как капли воды. Один лист за другим падали на землю. Только терновник все еще приносил плоды, и его плоды были настолько кислыми, что оскалывались.

Ах, как уныло и серо выглядел огромный мир.

История четвертая

Принц и принцесса

В следующий раз, когда Герде пришлось отдохнуть, большая ворона прыгнула по снегу перед ней.Долгое время он наблюдал за ней и склонил голову набок, а теперь сказал: «Каркай, каркай! Добрый день! » Он не мог сказать это лучше, но он почувствовал симпатию к маленькой девочке и спросил ее, куда она идет в большом большом мире, в полном одиночестве. Герда понимала его, когда он сказал «одна», и она слишком хорошо знала его значение. Она рассказала вороне всю историю своей жизни и спросила, не видел ли он Кея. Ворона серьезно кивнул и прокричал: «Может быть, да, может быть!»

«Что! ты правда думаешь, что у тебя есть? » девочка плакала и чуть не до смерти обняла ворона, когда целовала его.

«Нежно, нежно!» сказал ворона. «Я думаю, что, возможно, я видел маленького Кея, но если это было так, то он забыл тебя ради принцессы».

«Он живет с принцессой?» — спросила Герда.

«Да. Слушать!» сказал ворона. «Но мне так сложно говорить на вашем языке. Если ты понимаешь вороньий язык, мне будет намного легче сказать тебе ».

«Я не знаю этого языка», — сказала Герда. «Моя бабушка знает это так же хорошо, как и детский лепет, и мне очень жаль, что я не научился этому.”

«Неважно», — сказала ворона. «Я расскажу вам как можно лучше, хотя это будет не очень хорошо». И он рассказал ей все, что знал.

«В королевстве, где мы сейчас находимся, есть принцесса, которая необычайно умна, и это неудивительно. Она прочитала все газеты мира и снова их забыла — вот какая она умная. Что ж, не так давно она сидела на своем троне. Это ни в коем случае не так весело, как люди думают, поэтому она начала напевать старую мелодию, и припев к ней так и появился:

«Почему, ну почему, разве я не должен жениться?»

»« Да это же идея! »- сказала она.И она решила выйти замуж, как только сможет найти такого мужа, который сможет дать хороший ответ, когда кто-нибудь заговорит с ним, вместо одного из тех парней, которые просто стоят и выглядят впечатляюще, потому что это так утомительно. У нее были барабаны, чтобы созвать всех своих фрейлин, и когда они услышали то, что она имела в виду, они были в восторге.

»« Ой, нам это нравится! »- сказали они. «Мы просто думали об одном и том же».

«Поверьте мне, — сказала ворона, — каждое слово, которое я вам говорю, правда.У меня есть ручная возлюбленная, которая управляет дворцом, и я узнал всю историю прямо от нее. Конечно, его возлюбленная тоже была вороной, потому что птицы перья будут собираться вместе.

«Газеты немедленно вышли с рамкой из сердечек и инициалами принцессы, и можно было прочитать объявление о том, что любой представительный молодой человек может пойти во дворец и поговорить с ней. Того, кто лучше всех говорил и который выглядел во дворце лучше всех, принцесса выбрала бы своим мужем.

«Да, да, — сказал ворона, — поверьте мне, это так же верно, как и то, что я сижу здесь. Люди стекались во дворец, и там было много толпы и давки, но ни в первый, ни во второй день никого не выбрали. На улице все они были бойкими болтунами, но после того, как они вошли в ворота дворца, где стояли гвардейцы в своей обшитой серебряной тесьмой мундире, и поднявшись по лестнице, увешанной лакеями в расшитых золотом ливреях, они прибыли в блестяще освещенные залы приемов без единого слова.И когда они стояли перед принцессой на ее троне, лучшее, что они могли сделать, — это повторить последнее слово ее замечания, а она не хотела слышать его повторения.

«Это было так, как если бы каждый в тронном зале набил желудок нюхательным табаком и заснул; потому что, как только они вернулись на улицу, их разговор уже не мог прекратиться.

«Очередь кандидатов простиралась от городских ворот до дворца. Я сам их видел, — сказал ворона. «Они проголодались и захотели пить, но из дворца они ничего не получили — даже стакана теплой воды.Конечно, некоторые из умных кандидатов принесли с собой бутерброды, но не поделились ими со своими соседями. Каждый думал: «Дайте ему выглядеть голодным, тогда принцесса его не возьмет!» »

«Но Кей, маленький Кей, — прервала Герда, — когда он пришел? Был ли он среди тех людей?

«Дай мне время, дай мне время! Мы как раз подходим к нему. На третий день маленький человечек без лошади и без экипажа смело зашагал во дворец. Его глаза сияли так же, как и ваши, и у него были красивые длинные волосы, но его одежда была бедной.”

«О, это был Кей!» — сказала Герда и радостно хлопнула в ладоши. «Теперь я его нашла».

«У него за спиной был рюкзак», — сказала ей ворона.

«Нет, должно быть, это его сани», — сказала Герда. «Он нес его, когда уходил».

«Может быть, и так», — сказала ворона. «Я не смотрел на это внимательно. Но моя ручная возлюбленная сказала мне, что когда он прошел через ворота дворца и увидел гвардейцев в серебре, а на лестнице лакеев в золоте, то нисколько не растерялся.Он кивнул и сказал им:

”« Наверное, стоять на лестнице очень утомительно. Я лучше пойду внутрь.

«Залы были ярко освещены. Государственные министры и тайные советники ходили босиком, неся перед собой золотые подносы. Этого было достаточно, чтобы заставить любого почувствовать себя торжественным, и его ботинки ужасно скрипели, но он ничуть не боялся ».

«Это определенно должен был быть Кей», — сказала Герда. «Я знаю, что он был в новых ботинках. Я слышал, как они скрипят в бабушкиной комнате.”

«Ой, да они поскрипели», — сказала ворона. «Но этого было достаточно, когда он шел прямо к принцессе, которая сидела на жемчужине величиной с прялку. Все фрейлины со своими спутниками и их спутниками, и все фрейлины со своими кавалерами и их кавалерами, каждый из которых держал с собой своего пажа, стояли там, и чем ближе они стояли, к двери, тем более высокомерными они выглядели. Пажи джентльменов, которые всегда носили тапочки, были слишком высокомерны, чтобы выглядеть, когда они стояли на пороге.”

«Это должно быть ужасно!» — воскликнула маленькая Герда. «И все же Кей выиграла принцессу?»

«Если бы я не был вороной, я бы сам женился на ней, несмотря на то, что я помолвлен с другим. Говорят, он говорил так же хорошо, как и я, когда я говорю на своем вороньем языке. По крайней мере, так мне говорит моя ручная возлюбленная. Он был ловким и красивым, и он пришел сюда не для того, чтобы ухаживать за принцессой, а для того, чтобы выслушать ее мудрость. Это ему нравилось, и он нравился ей ».

«Конечно, это был Кей», — сказала Герда. «Он был настолько умен, что мог в уме считать даже дроби.О, пожалуйста, отведи меня во дворец.

«Это достаточно легко сказать, — сказала ворона, — но как мы можем это сделать? Я поговорю об этом с моей ручной возлюбленной, и она, возможно, сумеет кое-что предложить, но я должен предупредить вас, что такую ​​маленькую девочку, как вы, никогда не пустят.

«О, да, я пойду», — сказала Герда. «Когда Кей узнает обо мне, он сразу же выйдет за мной».

«Подожди меня у этой опоры», — сказала ворона. Он покачал головой и полетел.

Когда он вернулся, воцарилась тьма.

«Каркай, каркай!» он сказал. «Моя госпожа шлет вам свои наилучшие пожелания, а вот вам немного хлеба. Она нашла его на кухне, где есть весь необходимый хлеб, а ты, должно быть, голоден. Босиком во дворец просто не попасть. Гвардейцы в серебре и лакеи в золоте никогда этого не допустят. Но не плачь. Мы найдем способ. Моя госпожа знает о маленькой черной лестнице, ведущей в спальню, и она знает, где хранят ключ от нее.

Затем они пошли в сад и по широкой набережной, где одна за другой опадали листья.Когда один за другим во дворце погас свет, ворона повела маленькую Герду к заднему входу, который стоял приоткрытым.

О, как билось ее сердце от страха и тоски. Как будто она собиралась сделать что-то не так, но она хотела только убедиться, что это действительно маленькая Кей. «Да, действительно, это должен быть Кей», — подумала она, вспомнив его блестящие глаза и его длинные волосы. Она точно помнила, как он выглядел, когда он улыбался ей, когда они сидели дома под розами. Разве он не был бы рад ее видеть! Разве ему не интересно было бы услышать, как далеко она зашла, чтобы найти его, и как им всем было грустно, когда он не вернулся домой.Она была так напугана и в то же время так счастлива.

Теперь они были на лестнице. На буфете горела маленькая лампа, а там стояла ручная ворона, склонив голову, чтобы взглянуть на Герду, которая сделала реверанс, которому ее научила бабушка.

«Мой жених рассказал мне много очаровательных вещей о вас, дорогая юная леди», — сказала она. «Ваша биография, можно сказать, очень трогательная. Пожалуйста, возьмите лампу, а я покажу дорогу. Мы будем идти прямо, там мы ни с кем не столкнемся.”

«Мне кажется, что кто-то идет позади нас на лестнице», — сказала Герда. Что-то промелькнуло мимо, и из теней на стене они казались лошадьми с тонкими ногами и машущимися гривами. И были тени охотников, леди и джентльменов, верхом на лошадях.

«Это всего лишь сны», — сказала ворона. «Они приходят, чтобы отвлечься от мыслей своих королевских хозяев. Это хорошо, потому что это даст вам хорошую возможность увидеть их, пока они спят. Но я верю, что, когда вы подниметесь до высокого положения и власти, вы проявите благодарное сердце.”

«Вот тут! — Нет нужды так говорить, — сказала лесная ворона.

Теперь они вошли в первую комнату. Он был обтянут розовым атласом, расшит цветами. Тени снов пролетали так быстро, что Герда не могла видеть лордов и дам. Зал за великолепным залом приводили ее в замешательство, пока, наконец, они не достигли королевской спальни.

Его потолок был похож на верхушку огромной пальмы со стеклянными листьями, дорогим стеклом. В центре комнаты на массивной золотой ножке свисали две кровати.Каждая из них была похожа на лилию. Одна кровать была белой, и на ней лежала принцесса. Другой был красным, и там Герда надеялась найти маленького Кея. Она согнула один из алых лепестков и увидела затылок коричневой шейки. Конечно, это должен быть Кей. Она громко окликнула его по имени и поднесла к нему лампу. Когда он проснулся и повернул голову, сны на лошади снова ворвались в комнату, и это была вовсе не маленькая Кей.

Принц походил на Кея только шеей, но был молод и красив.Принцесса выглянула из своей белоснежной постели и спросила, что случилось. Маленькая Герда плакала и рассказывала им о себе и обо всем, что вороны для нее сделали.

«Бедняжка», — сказали принц и принцесса. Они похвалили ворон и сказали, что нисколько не злятся на них, но больше не будут этого делать. Кроме того, у них должна быть награда.

«Вы бы предпочли летать без всякой ответственности, — сказала принцесса, — или хотите, чтобы вас назначили придворными воронами на всю жизнь, с правами на все отходы с кухни?»

Обе вороны низко поклонились и умоляли о постоянном посту, потому что они думали о своем будущем и говорили, что лучше позаботиться о своей «старости», как они это называли.

Принц встал и предоставил Герде свою постель. Это было все, что он мог сделать. Она сжала свои ручонки и подумала: «Какие милые люди и птицы». Она закрыла глаза, мирно заснула, и все сны снова улетели. Они были похожи на ангелов и нарисовали маленькие санки, на которых сидела Кей. Он кивнул ей, но это было только во сне, поэтому все исчезло, когда она проснулась.

На следующий день она была одета с головы до пят в шелк, а также в бархат.Они попросили ее остаться во дворце и хорошо провести там время, но вместо этого она умоляла их позволить ей иметь маленькую карету, маленькую лошадь и пару маленьких сапог, чтобы она могла выехать в большой мир и найди Кея.

Они дали ей пару сапог, а также муфту. Они одели ее как можно лучше, и, когда она была готова к выходу, у ворот стояла новенькая карета из чистого золота. На нем, как звезда, сиял герб Принца и Принцессы.

Кучер, лакей и форейторы — форейторы там были — все носили золотые короны. Принц и принцесса сами помогли ей сесть в карету и пожелали ей счастья. Лесная ворона, которая теперь была женатым человеком, сопровождала ее первые три мили и села рядом с Гердой, так как ему было неприятно ехать назад. Другая ворона стояла у ворот и махала крыльями. Она не пошла с ними, потому что страдала от головной боли, вызванной перееданием в ее новом положении.Внутри вагон был уставлен засахаренным печеньем, а сиденья были заполнены фруктами и имбирными пряниками.

«Прощай, прощай», — крикнули Принц и Принцесса. Маленькая Герда плакала, и ворона плакала первые несколько миль. Потом ворона попрощалась, и это было самым печальным прощанием из всех. Он взлетел на дерево и взмахнул большими черными крыльями, пока видел карету, которая вспыхивала так же ярко, как солнце.

История пятая

Маленькая разбойница

Карета въехала в темный лес.Как пылающий факел, он светился в глазах некоторых грабителей. Они не могли этого вынести.

«Это золото! Это золото! » они плакали. Они бросились вперед, схватили лошадей, убили маленьких форейторов, кучера и лакея и вытащили маленькую Герду из экипажа.

«Какая она пухлая и какая нежная, как будто откормленная орехами!» — воскликнула старая разбойница с длинной щетинистой бородой и длинными бровями, спускавшимися ей на глаза. «Она похожа на маленького толстого барашка.Какое изящное блюдо она будет! » Сказав это, она вытащила свой нож, ужасное, сверкающее существо.

«Ой!» — взвыла старуха. В этот момент ее собственная маленькая дочь укусила себя за ухо. Маленькая девочка, которую она несла на спине, была диким и безрассудным существом. «Ты сволочь!» — воскликнула ее мать, но это удержало ее от использования этого ножа в Герде.

«Она будет играть со мной», — сказала маленькая разбойница. «Она должна дать мне свою муфту и то красивое платье, которое носит, и спать со мной в моей постели.И она снова так укусила мать, что женщина подпрыгнула и закружилась от боли. Все грабители смеялись и кричали:

«Посмотри, как она танцует со своим мальчишкой».

«Я хочу покататься в карете», — сказала маленькая разбойница, и она поехала, потому что была слишком избалована и упряма для слов. Они с Гердой сели в карету и по пням и камням поехали вглубь леса. Маленькая разбойница была не выше Герды, но была сильнее и шире в плечах.У нее была коричневая кожа, а глаза угольно-черные — почти грустные в их выражении. Она обняла Герду и сказала:

«Они не убьют тебя, пока я не рассержусь на тебя. Я думаю, ты, должно быть, принцесса.

«Нет, я не», — сказала маленькая Герда. И она рассказала обо всем, что с ней случилось, и о том, как сильно она заботится о маленькой Кей. Девушка-грабитель серьезно посмотрела на нее, одобрительно кивнула и сказала:

«Даже если я разозлюсь на тебя, они не убьют тебя, потому что я сделаю это сам!» Затем она вытерла Герде глаза и сунула руки в мягкую теплую муфту Герды.

Карета наконец остановилась во дворе грабительского замка. Стены его были потрескались снизу вверх. Вороны и вороны вылетали из каждой бойницы, а бульдоги, достаточно огромные, чтобы сожрать человека, прыгали высоко в воздух. Но они не лаяли, это было запрещено.

Посреди вымощенного камнем дымного старого зала горел большой костер. Дым от него поднимался к потолку, где ему приходилось искать собственный выход. В большом котле варился суп, а на вертеле жарились зайцы и кролики.

«Сегодня ты будешь спать со мной и всеми моими зверюшками», — сказала разбойница. После того, как они поели и выпили, они подошли к углу, усыпанному коврами и соломой. На палках и жердях вокруг подстилки прижилось почти сотня голубей. Казалось, они спали, но они немного пошевелились, когда к ним подошли две маленькие девочки.

«Они все мои», — сказала маленькая разбойница. Она схватила ближайшую к ней, держала за ноги и трясла, пока она не взмахнула крыльями.«Поцелуй его», — воскликнула она и ткнула птицу Герде в лицо. «Эти двое — дикие негодяи», — сказала она, указывая высоко в стене на дыру, забитую деревянными палками. «Они лесные негодяи, и они бы улетели через минуту, если бы их не заперли».

«А вот и моя старая возлюбленная, Бэ», — сказала она, потянув за рога оленя, привязанного блестящим медным кольцом на шее. «Мы должны внимательно следить за ним, иначе он убежал бы и от нас. Каждую ночь я щекочу его шею лезвием ножа, потому что он этого боится.Из дыры в стене она вытащила длинный нож и потерла им шею оленя. После того, как бедное животное зажило, разбойница засмеялась и затащила Герду в кровать.

«Ты собираешься носить этот нож в постели?» — спросила Герда и немного испуганно посмотрела на нее.

«Я всегда сплю с ножом», — сказала маленькая разбойница. «Никогда нельзя предугадать, что может случиться. Но давайте еще раз послушаем, что вы рассказывали мне раньше о маленькой Кей и о том, почему вы странствуете по большому миру.”

Герда рассказывала историю заново, в то время как дикие голуби ворковали в своей клетке наверху, а ручные голуби спали. Маленькая грабительница обняла Герду одной рукой за шею, в другой взяла нож, заснула и храпела так, чтобы ее можно было слышать. Но Герда совсем не могла закрыть глаза. Она не знала, жить ей или умереть. Грабители сидели у костра, пели и пили, а старая разбойница кувыркалась. Для маленькой девочки это было ужасное зрелище.

Тогда лесные голуби сказали: «Ку-ку. Мы видели маленькую Кей. Белая курица несла его сани, а Кей сидел в санях Снежной Королевы. Они пролетели низко над деревьями, где мы лежали в гнезде. Снежная королева подула на нас, и все молодые голуби погибли, кроме нас. Ку-ку. »

«Что ты там говоришь?» — воскликнула Герда. «Куда делась Снежная королева? Вы что-нибудь знаете об этом? »

«Вероятно, она направлялась в Лапландию, где всегда есть снег и лед.Почему бы тебе не спросить привязанного к тебе оленя? »

«Да, в этой славной стране есть лед и снег», — сказал ей олень. «Вы можете свободно скакать по этим огромным сверкающим полям. У Снежной Королевы там летняя палатка, но ее цитадель — замок ближе к Северному полюсу, на острове под названием Шпицберген ».

«О, Кей, маленький Кей, — вздохнула Герда.

«Лежи спокойно, — сказала грабительница, — а то я воткну тебе нож в живот».

Утром Герда рассказала ей все, что говорили лесные голуби.Маленькая разбойница выглядела довольно задумчивой. Она кивнула и воскликнула: «Предоставьте это мне! Оставь это мне.

«Вы знаете, где находится Лапландия?» — спросила она оленя.

«Кто знает это лучше меня?» — сказал олень, и его глаза заблестели. «Там я родился, там я вырос, и там я пнул пятками на свободе, по снежным полям».

«Слушай!» — сказала девушка-грабитель Герде. «Как видите, все мужчины в отъезде. Мама все еще здесь, и она останется здесь, но еще до утра она выпьет из этой большой бутылки, а потом обычно засыпает.Как только это произойдет, я сделаю вам добро ».

Она вскочила с кровати, бросилась к ней и обвила руками шею матери, выдернула щетину за бороду и сказала: «Доброе утро, моя дорогая козочка». Ее мать била носом, пока он не стал синим и красным, но все это было сделано из чистой любви.

Как только мать опрокинула бутылку и задремала, маленькая разбойница подбежала к оленям и сказала: «У меня есть хорошее намерение держать тебя здесь и пощекотать тебя своим острым ножом.Ты такой забавный, когда я это делаю, но это не важно. Я развяжу тебе веревку и помогу выбраться наружу, чтобы ты могла бежать обратно в Лапландию. Но ты должен выставить вперед свою лучшую ногу и отнести эту маленькую девочку во дворец Снежной Королевы, где находится ее подруга. Я полагаю, вы слышали то, что она мне рассказывала, потому что она говорила так громко, а вы подслушивали.

Олень был так счастлив, что подпрыгнул в воздухе. Девушка-грабитель взяла маленькую Герду к себе на спину, аккуратно привязала на месте и даже дала ей подушку, на которой можно было сесть.Я не иду на полпути », — сказала она. «Вот, забери свои меховые сапоги, будет очень холодно. Я оставлю твою муфту, потому что она такая красивая. Но пальцы не должны мерзнуть. Вот мамины большие варежки, которые тебе по локоть будут. Наденьте их. Теперь твои руки похожи на большие лапы моей уродливой матери «.

И Герда пролила счастливые слезы.

«Я не хочу видеть, как ты рыдаешь», — сказала маленькая разбойница. «Теперь ты должен выглядеть довольным. Вот, возьми с собой эти две буханки хлеба и эту ветчину, чтобы не умереть с голоду.”

Когда эти продукты были привязаны к спине оленя, маленькая разбойница открыла дверь и позвала всех больших собак. Затем она перерезала веревку ножом и сказала оленям: «А теперь беги, но смотри, хорошо позаботься о маленькой девочке».

Герда помахала своей большой варежкой маленькой разбойнице и попрощалась. затем олень помчался прочь, по пням и камням, прямо через большой лес, через болота и через равнины, так быстро, как он мог бежать.Волки выли, вороны завизжали, и ker-shew, ker-shew! красные полосы света прорезали небеса с шумом, похожим на чихание.

«Это мое старое северное сияние», — сказал олень. «Посмотри, как они вспыхивают». И он бежал днем ​​и ночью быстрее, чем когда-либо. Были съедены буханки и съедена вся ветчина — и вот они в Лапландии.

История шестая

Женщина-саам и женщина-финн

Они остановились перед маленькой хижиной, и это было импровизированное жилище.Его крыша почти касалась земли, а дверной проем был настолько низким, что семье приходилось лечь на живот, чтобы пролезть в него или выбраться из него. Дома никого не было, кроме старушки-саамы, которая жарила рыбу на лампе из китового масла. Олень рассказал ей всю историю Герды, но сначала он рассказал свою, которая, по его мнению, была гораздо важнее. Кроме того, Герде было так холодно, что она ничего не могла сказать.

«Ах вы, бедняги, — сказала лапландка, — вам предстоит еще долгий путь.Вам придется ехать за сотни миль в Финмарк. Ведь именно там Снежная королева уезжает в загородный отпуск и каждый вечер зажигает свой голубой фейерверк. Я запишу сообщение на сушеной треске, потому что бумаги у меня нет. Я хочу, чтобы ты отнесла его женщине-финну, которая там живет. Она расскажет вам об этом больше, чем я.

Как только Герда растаяла и поела и выпила, лапландка написала несколько слов о сушеной треске, велела Герде позаботиться о ней и снова привязала ее к спине северного оленя.Он убежал, и всю ночь небо трещало и свистело, когда над их головами вспыхивали прекраснейшие северные сияния. Наконец они добрались до Финмарка и постучали в трубу финны, потому что двери у нее не было. Внутри было так жарко, что финнка ходила почти голой. Она была маленькой и ужасно безвкусной, но она сразу же помогла маленькой Герде снять варежки и сапоги и расстегнула одежду. В противном случае от жары она бы сгорела. Затем женщина положила кусок льда на голову оленя и прочитала, что было написано на треске.Она прочитала его трижды и, выучив его наизусть, положила рыбу в котелок с супом, так как они могли бы ее съесть. Она никогда ничего не тратила зря.

Олень рассказал ей сначала свою историю, а потом историю маленькой Герды. Женщина-финн понимающе подмигнула, но ничего не сказала.

«Вы такая мудрая женщина, — сказал олень, — я знаю, что вы можете связать все ветры мира вместе куском хлопковой нити. Если матрос развяжет один узел, он получит попутный ветер.Если он развяжет другого, его накроет сильный ветер, а если он развяжет третий и четвертый узлы, бушует такая буря, что деревья в лесу сплющиваются. Разве вы не дадите этой маленькой девочке что-нибудь попить, чтобы она стала такой же сильной, как двенадцать мужчин, чтобы она могла одолеть Снежную королеву? »

— Двенадцать сильных мужчин, — фыркнула финнка. «Очень хорошо, что это было бы».

Она подошла к полке, сняла большую свернутую шкуру и развернула ее. На этой коже были написаны странные символы, и финнка читала их, пока по лбу не катился пот.

Олень снова умолял ее помочь Герде, и маленькая Герда посмотрела на нее такими слезливыми, умоляющими глазами, что женщина снова начала подмигивать. Она отвела оленя в угол и, кладя ему на голову еще один кусок льда, прошептала ему:

«Маленький Кей действительно со Снежной Королевой, и все там ему очень идет. Он думает, что это лучшее место в мире, но это потому, что у него в сердце осколок стекла, а в глазу — маленький кусочек.Если их не вытащить, он никогда больше не станет человеком, и Снежная Королева будет держать его в своей власти ».

«Но разве ты не можешь приготовить для маленькой Герды что-нибудь выпить, которое даст ей больше силы, чем все эти вещи?»

«Никакая сила, которую я мог бы дать, не может быть такой большой, как та, которой она уже обладает. Разве вы не понимаете, как люди и звери вынуждены служить ей, и как далеко она продвинулась в мире с тех пор, как начала ходить босыми ногами? Мы не должны рассказывать ей об этой силе.Сила в ее сердце, потому что она такой милый, невинный ребенок. Если она сама не сможет добраться до Снежной королевы и избавить маленькую Кей от этих осколков стекла, тогда мы не сможем ей помочь. Сад Снежной Королевы находится примерно в восьми милях отсюда. Вы можете отнести девочку туда и посадить за большой куст, покрытый красными ягодами, который растет на снегу. Тогда не стоит там сплетничать, а скорее возвращайся сюда »?

Женщина-финка подняла маленькую Герду на оленя, и он ускакал прочь.

«Ой!» — воскликнула Герда. — Я забыла сапоги и забыла варежки. Вскоре она почувствовала в них нужду в этом холоде, похожем на нож, но олени не осмелились остановиться. Он скакал, пока они не подошли к большому кусту, покрытому красными ягодами. Здесь он опустил Герду и поцеловал ее в губы, а по его лицу текли большие блестящие слезы. Затем он побежал обратно так быстро, как только мог. Маленькая Герда стояла без сапог и без рукавиц, прямо посреди ледяного Финмарка.

Она бежала так быстро, как могла.Целый полк снежинок закружился к ней, но они не упали с неба, потому что там не было облака и горело северное сияние.

Отщепы летели по земле, и чем ближе они подходили, тем крупнее становились. Герда вспомнила, какими большими и странными они казались, когда она смотрела на них под увеличительным стеклом. Но здесь они были куда более чудовищными и устрашающими. Они были живы. Они были авангардом Снежной Королевы, и их формы были очень странными.Некоторые выглядели уродливыми дикобразами-переростками. Некоторые были похожи на стаю змей, торчащих во все стороны головами, а другие — на толстых маленьких медведей с прядями каждой шерсти. Все они были белоснежными, потому что все были живыми снежинками.

Было так холодно, что, когда маленькая Герда произнесла молитву «Отче наш», она увидела, как у нее перехватывает дыхание, словно облако дыма. Он становился все толще и толще и принимал форму маленьких ангелочков, которые становились все больше и больше в тот момент, когда они касались земли.У всех были шлемы на головах, а в руках они держали щиты и копья. Ранг за рангом они росли, и когда Герда закончила свою молитву, ее окружил легион ангелов. Они ударили своими копьями в ужасные снежинки и разлетели их на тысячу кусочков. Маленькая Герда шла беззаботная и веселая. Ангелы потерли ей руки и ноги, чтобы согреться, и она бодро потрусила к дворцу Снежной Королевы.

Но теперь давайте посмотрим, как мало Кей поживает.Маленькая Герда была далека от его мыслей, и он не имел ни малейшего представления о том, что она находится недалеко от дворца.

История седьмая

Что случилось во Дворце Снежной Королевы

и

Что из этого вышло

Стены дворца были завалены снегом. Окна и двери были острым ветром. Здесь было больше сотни залов, имевших форму снесенного снега, и самый большой из них простирался на много миль. Все были освещены вспышкой северного сияния.Все залы были такими огромными и такими пустыми, такими блестящими и такими ледяными! В них никогда не было намека на веселье; Никогда не было так много, как маленький танец для белых медведей, в котором шторм мог послужить музыкой, а белые медведи переваливались на задних лапах, чтобы продемонстрировать свои лучшие манеры. Никогда не было маленькой вечеринки с такими играми, как бафф для слепого медведя или прячь косынку для медвежат, ни даже небольшого послеобеденного кофе, за которым могли бы посплетничать белые лисицы.Залы Снежной Королевы были пусты, просторны и холодны. Северное сияние вспыхнуло с такой регулярностью, что можно было точно определить время, когда оно будет максимальным и минимальным. Посреди огромного пустого снежного холла было замерзшее озеро. Он был расколот на тысячу частей, но каждый из них имел такую ​​форму, что и другие, что казалось произведением замечательного мастерства. Снежная королева сидела точно в центре, когда была дома, и она говорила об этом как о сидящем на своем «Зеркале разума».Она сказала, что это зеркало было единственным в своем роде и лучшим в мире.

Маленькая Кей была синей, да, почти черной, от холода. Но он не чувствовал этого, потому что Снежная Королева поцеловала его ледяные дрожи, и само его сердце почти превратилось в лед.

Он передвигал несколько острых плоских кусков льда взад и вперед, пытаясь уложить их во все возможные узоры, потому что он хотел что-то сделать из них. Это было похоже на китайскую игру-головоломку, в которую мы играем дома, жонглируя маленькими плоскими деревянными кусочками в особые конструкции.Кей ловко расставлял свои фигуры в игре ледяного разума. Для него эти узоры были в высшей степени замечательными и чрезвычайно важными, потому что стеклянный осколок в его глазу заставлял его видеть их именно такими. Он расставил свои части, чтобы составить много слов; но он никогда не мог найти способ составить то единственное слово, которое так стремился сформулировать. Слово было «Вечность». Снежная королева сказала ему: «Если ты сможешь разгадать это, ты будешь сам себе хозяином, и я подарю тебе весь мир и новую пару коньков.Но он не мог разгадать это.

«Теперь я собираюсь совершить полет в теплые страны», — сказала ему Снежная Королева. «Я хочу пойти и посмотреть в черные котлы». Она имела в виду вулканы Этны и Везувия. «Я должен их немного отбелить. Он им нужен, и после всех этих желтых лимонов и пурпурного винограда это будет таким облегчением.

И она улетела. Кей сидел один в этом бесконечном, пустом, холодном зале и ломал голову над кусками льда, пока чуть не сломал себе череп.Он сидел так неподвижно и неподвижно, что можно было подумать, что он замерз до смерти.

Внезапно маленькая Герда подошла ко дворцу через большие ворота, которые были острым ветром. Но Герда прочитала вечернюю молитву. Ветер утих, и девочка вышла в огромный, холодный, пустой зал. Потом она увидела Кей. Она сразу узнала его и побежала обнять его. Она прижала его к себе и закричала: «Кей, милый маленький Кей! Я наконец нашла тебя! »

Но он сидел неподвижно, окоченел и замерз.Герда пролила горячие слезы, и когда они упали на него, они достигли его сердца. Они растопили кусок льда и сожгли в нем осколок стекла. Он посмотрел на нее, и она запела:

«Где розы так сладко цветут в долине, Там непременно найдешь Младенца Христа».

Кей расплакалась. Он плакал так сильно, что осколок стекла в его глазу сразу вымылся. «Герда!» Он знал ее и закричал от счастья: «Моя милая маленькая Герда, где ты была так долго? А где я был? » Он огляделся и сказал: «Как здесь холодно! Какое огромное и пустое место! » Он крепко держался за Герду, которая смеялась до тех пор, пока по ее щекам не катились счастливые слезы.Их блаженство было таким райским, что даже осколки стекла танцевали вокруг них и разделяли их счастье. Когда фигуры устали, они превратились в узор, который превратился в то самое слово, которое Снежная королева сказала Кею, что он должен найти его, прежде чем он станет своим хозяином и получит весь мир и новую пару коньков.

Герда поцеловала его в щеки, и они снова стали розовыми. Она поцеловала его глаза, и они заблестели, как и ее. Она поцеловала его руки и ноги, и он стал сильным и здоровым. Теперь Снежная Королева могла вернуться домой, когда ей заблагорассудится, потому что там стоял приказ об освобождении Кея, написанный блестящими ледяными буквами.

Взявшись за руки, Кай и Герда вышли из огромного дворца. Они говорили о бабушке и о розах на их крыше. Куда бы они ни пошли, ветер стих и светило солнце. Когда они подошли к заросшему красными ягодами кусту, олени уже ждали их встречи. Он привел с собой молодого олененка, у которого было теплое молоко для детей, и он целовал их в губы. Затем эти олени первыми отнесли Герду и Кей к финской женщине. Они грелись в ее горячей комнате, и когда она объяснила им дорогу домой, они поехали к сааме.Она сшила им новую одежду и была готова взять их с собой в своих санях.

Олени бок о бок побежали с ними до пределов Северной страны, где можно было увидеть первые зеленые почки. Здесь они попрощались с двумя оленями и с лапландкой. «Прощай», — сказали они все.

Вот и начали щебетать первые птички, и в лесу вокруг них росли зеленые почки. Через лес ехала молодая девушка на великолепной лошади, которую узнала Герда, потому что когда-то она была запряжена в золотую карету.На голове у девушки была ярко-красная фуражка, а за поясом висела пара пистолетов. Это была маленькая разбойница, которая устала сидеть дома и отправлялась в путешествие на север. Если ей там не нравилось, то ведь мир был огромен, и было много других мест, куда она могла пойти. Она сразу узнала Герду, и Герда тоже знала ее. Это была счастливая встреча.

«Ты хорош для того, чтобы бродить», — сказала она маленькой Кей. «Я просто хотел бы знать, заслуживаете ли вы, чтобы кто-то бежал на край земли ради вас.”

Но Герда похлопала себя по щеке и спросила о принце и принцессе.

«Они едут в чужие страны», — сказала ей девушка.

«А ворона?»

«Ой, ворона мертва», — ответила она. «Его ручная возлюбленная теперь вдова, и она носит немного черной шерсти, обернутой вокруг ее ноги. Она очень себя жалеет, но это все ерунда и ерунда. А теперь расскажи мне, что с тобой случилось и как ты встретился с Кей.

Герда и Кей рассказали ей свою историю.

«Snip snap snurre, basse lurre», — сказала девушка-грабитель. «Так что все обошлось». Она пожала им руку и пообещала, что, если она когда-нибудь пройдет через их город, зайдет к ним. А потом она уехала.

Кай и Герда держали друг друга за руки. И пока они шли, у них была прекрасная весенняя погода. Земля была зеленой и усыпанной цветами, звонили церковные колокола, и они видели высокие шпили большого города. Это был тот, где они жили.Они пошли прямо к бабушкиному дому, поднялись по лестнице и вошли в комнату, где все было так, как было, когда они вышли из нее. И часы показали тиканье, и его стрелки показывали время. Но как только они вошли в дверь, они заметили одно изменение. Теперь они выросли.

Розы на крыше смотрели в открытое окно, а их два маленьких табурета все еще стояли там. Кай и Герда сели на них и взяли друг друга за руки. Они оба забыли ледяное, пустое великолепие дворца Снежной Королевы так же полностью, как если бы это был какой-то дурной сон.Бабушка сидела на добром солнышке Бога и читала им Библию:

«Если вы не станете как маленькие дети, не войдете в Царство Небесное».

Кай и Герда посмотрели друг другу в глаза и, наконец, поняли значение своего старого гимна:

«Где розы так сладко цветут в долине, Там непременно найдешь Младенца Христа».

И они сидели там, взрослые, но дети все еще дети в душе. И было лето, теплое, славное лето.

Об этой сказке

Сказка «Снежная королева» впервые была опубликована 21 декабря 1844 г .; Nye Eventyr. Første Bind. Анден Самлинг. (Название на датском языке)

Герда, Кай и Снежная королева в сказках Андерсена

Герда, Кай и Снежная королева

Герда хорошая, Герда отличная

Герда — милый ребенок. Ей нравится петь псалмы, и когда Кая уколола осколки зеркала, она «плакала из сочувствия» (29.23). Когда Кай исчезает, это она идет на его поиски, даже бросая свои любимые туфли в реку в качестве подношения.Это оказалось плохим выбором, поскольку река в конце концов уносит ее на маленькой лодке. Но даже это ее не расстраивает: как только Герде приходит в голову, что река может привести ее к Каю, «эта мысль была большим утешением, и она почувствовала себя намного счастливее» (29.56). Ладно, эта цыпочка на грани досадного оптимизма.

Поиски Герды по поиску Кая в значительной степени переносят ее на край земли (или на север Финляндии, что для нас, здесь, в Шмоопе, в основном одно и то же). Она добивается свободы от разбойницы, которая берет ее в плен, и получает помощь от женщины-саама, финки и оленя.Когда северный олень просит финскую женщину (обладающую некоторыми магическими способностями) дать Герде дополнительную силу, она отвечает: «Я не могу дать ей больше силы, чем она уже имеет! … она милый и невинный ребенок» (29.190) ).

Оказывается, эта волшебная финская дама никуда не торопится. Сила Герды на самом деле настолько велика, что группа ангелов появляется и защищает ее от злой стражи Снежной Королевы, когда она входит в ее дворец. Мы впечатлены.

Когда Герда наконец находит Кая, он наполовину замерз.Не бойтесь, Чудо-Герда здесь! Она плачет над ним и целует, чтобы согреть. Ее слезы не только нагревают Кая до нормальной температуры жизни, но и смывают осколки стекла, которые загрязняли его зрение. Это сильные слезы, девочка; мы могли бы заставить вас плакать над нами когда-нибудь. В любом случае Герда и Кай возвращаются домой вместе, доказывая, что довольно неприятная тенденция всегда смотреть на светлую сторону жизни может окупиться. Молодец, Герда!

Kool Kai

Kai раньше был арахисовым маслом для виноградного желе Герды.Но как только осколки злого зеркала уколоть ему глаза, он становится придурком. Он перестает играть с Гердой и даже рвет ей розы, что под силу только бессердечным людям, ненавидящим красивые вещи. Хуже того, Кай спорит с бабушкой и насмешливо подражает ей. Кто захочет тусоваться с таким ребенком?

Похоже, Снежная Королева. Кай следует за санями Снежной Королевы и запрыгивает на борт. Затем она целует его, и поцелуй идет «прямо в его сердце, которое уже наполовину состоит из льда».Ему казалось, что он вот-вот умрет, но было больно всего на минуту, потом все закончилось. Теперь он казался сильнее и больше не чувствовал, насколько холодным был воздух »(29.38). Для Кая, что он перестанет чувствовать, кажется плохим знаком. Но, поскольку Кай больше не может испытывать эмоции и все такое, он, кажется, вполне справляется с ситуацией.

Живя со Снежной Королевой, он становится одержим идеей «расставлять и переставлять кусочки льда в узоры». Он назвал это игрой разума; и из-за заноз в его глазах он думал, что то, что он делает, имеет большое значение, хотя это ничем не отличается от игры с деревянными кубиками »(29.197).

Давай, Андерсен, поиграем с деревянными кубиками или тем, что мы здесь, в 21 веке, называем Лего, — отличный способ провести время. Однако он прав; Вы можете сидеть и возиться весь день, как будто это вас куда-то приведет, и вы можете пробиться к своим 90-м (… если, может быть, вы не нашли успешный стартап на этом пути).

Но, к счастью для Кая, появляется Герда, чтобы спасти его. Ура, он не застрял во дворце Снежной Королевы, вечно играя с важной, кажущейся, но на самом деле бессмысленной ерундой! Кайе и Герда возвращаются домой вместе взрослыми, «но в душе дети» (29.221), что кажется неплохим вариантом. Эволюция Кая от мерзкого, ограниченного братца до продуктивного члена общества с детским сердцем, похоже, во многом связана с любимым словом сказок: любовью.

Снежная королева Фрости

Однажды зимней ночью куча снежинок за окном Кая собралась вместе, чтобы сформировать форму женщины: «Она была прекрасна, но вся сделана из льда: холодный, ослепительно сверкающий лед; и все же она была жива. , ибо ее глаза смотрели на Кая, как две звезды, но ни покоя, ни покоя не было в ее взгляде »(29.17). Это наш первый взгляд на Снежную Королеву, и черт возьми, она страшная! Потому что, знаете, покой и мир кажутся очень важными для счастливой жизни.

Дворец Снежных Королев «пуст, просторен и холоден» (29.195), как и она (и твоя мама. Извините, нам пришлось). Похоже, никому там никогда не было весело, кроме Кая, когда он весь спотыкался о осколки стекла и ледяные кристаллы. Но насколько эта королева — злодейка в истории Кая и Герды, у нее никогда не было финальной битвы с нашим динамичным дуэтом.

Снежная королева уезжает, когда Герда приходит за Каем, так что мы никогда не увидим, как они сражаются. Вероятно, это к лучшему, поскольку кажется, что это работа. А как бы вы боролись с олицетворением зимы и холода? Берите фены и отправляйтесь на передовую, солдаты!

Снежная королева, часть 2

искать 00.00.00 00.00.00 загрузка

Скачать аудио в формате MP3

Снежная королева Ганса Христиана Андерсена продолжается.

Здесь собраны детали Трех Снежных Королев.

Герда отправляется на поиски своей подруги Кей, похищенной красивой Снежной Королевой. Путешествие приводит ее к ведьме с прекрасным садом, где всегда тепло. Герда забывает о Кей, пока не замечает, что в саду не хватает только одного цветка.

Она встречает дружелюбного ворона, который говорит, что видел мальчика, похожего на Кея. Сейчас он живет в великолепном дворце.

Третья и заключительная часть выйдет в ближайшее время.

Корректура Клэр Дикин.
Читает Наташа. Продолжительность 22,41

Что случилось с маленькой Гердой, когда Кей не вернулся? Что с ним стало? Никто не знал. Другие мальчики рассказали, как они видели, как он пристегивал свои сани к большим сани, выехавшим из городских ворот.

Герда много плакала. Зима была для нее долгой и темной. Затем пришла весна с теплым солнцем. «Я пойду и найду Кей», — сказала Герда.

Итак, она спустилась к реке и села в небольшую лодку, которая была там.Вскоре поток начал уносить его.

«Может, река приведет меня к Каю», — подумала Герда. Она скользила вниз мимо деревьев и полей, пока не добралась до большого вишневого сада, в котором стоял маленький домик со странными красно-синими окнами и соломенной крышей. Перед дверью стояли два деревянных солдата, взявшись за руки.

Герда позвала их, но они, естественно, не ответили. Река вынесла лодку на берег.

Герда крикнула еще громче, и из дома вышла очень старая женщина.Она опиралась на костыль и носила большую шляпу от солнца, расписанную самыми красивыми цветами.

«Бедная девочка!» Сказала старуха. Затем она вошла в воду, приблизила лодку костылем и вытащила маленькую Герду.

«А теперь подойди и расскажи мне, кто ты и как сюда попал», — сказала она. Герда рассказала ей все и спросила, видела ли она Кея. Она сказала, что он еще не проходил этим путем, но скоро придет. Она также сказала Герде, чтобы она не грустила, и что она должна остаться с ней и взять вишневые деревья и цветы, которые были лучше любой книжки с картинками, поскольку каждый из них мог рассказать историю.

Затем она взяла Герду за руку, ввела ее в домик и закрыла дверь. Окна были очень высокими, а стекла — красными, синими и желтыми, так что свет проникал странных цветов. На столе стояли восхитительные вишни, и старуха позволила Герде съесть сколько угодно, а во время еды причесалась золотой расческой.

Ее прекрасные солнечные волосы колыхались и сияли вокруг ее милого личико, которое было таким мягким и милым. «Мне всегда хотелось иметь такую ​​же дорогую девочку, как ты, и ты увидишь, как мы будем счастливы вместе.

Расчесывая волосы Герде, Герда все меньше и меньше думала о Кей, потому что старуха была ведьмой, но не злой ведьмой, потому что она очаровывала только время от времени, чтобы развлечься, и она действительно хотела оставить маленькую Герду Она пошла в сад и помахала своей палкой все розовые кусты, цветы и все остальное. Они погрузились в черную землю, и никто не мог видеть, где они были. Старуха боялась, что если Герда увидит о розах она начинала думать о своих собственных, а потом вспоминала Кей и убегала.

Она вывела Герду в сад. Как это было великолепно и какие чудесные ароматы наполняли воздух! Все цветы, о которых вы только можете подумать, цвели здесь круглый год. Герда прыгала от радости и играла там, пока солнце не село за высокими вишневыми деревьями, а затем она спала в красивой постели с красными шелковыми подушками, наполненными фиалками, и она крепко спала и мечтала, как королева в день своей свадьбы.

На следующий день она снова играла с цветами в лучах теплого солнца, и столько дней прошло.Герда знала каждый цветок, но хотя их было так много, ей казалось, что одного там нет, хотя она не могла вспомнить, какой.

Однажды она смотрела на шляпу старухи, на которой были нарисованы цветы, и там она увидела розу. Ведьма забыла заставить это исчезнуть, когда она заставила другие розы исчезнуть под землей. Было так сложно думать обо всем.

«Да ведь здесь роз нет!» Герда плакала и искала среди всех цветов, но ни одного не нашлось.Затем она села и заплакала, но ее слезы упали как раз на то место, где утонул куст роз, и когда ее теплые слезы орошали землю, куст, как и прежде, расцвел в полном цвету. Герда поцеловала розы и подумала о прекрасных розах дома, а вместе с ними пришла мысль о маленьком Кей.

«Ой, что я делал!» Сказала маленькая девочка. «Я хотел найти Кей». Она побежала в конец сада. Ворота были закрыты, но она толкнула ржавый замок, и он открылся.

Она выбежала босиком. Никто не пошел за ней. Наконец она больше не могла бежать и села на большой камень. Когда она огляделась, то увидела, что лето закончилось; была поздняя осень. Не изменилось в красивом саду, где круглый год светили солнце и цветы.

«Ой, как поздно я опоздала!» — сказала Герда. «Уже осень! Я не могу отдохнуть!» Она вскочила, чтобы бежать.

Ой, как устали и болели ее ножки, и становилось все холоднее и холоднее.Ей снова пришлось отдохнуть, а там, на снегу, перед ней была большая ворона.

Он смотрел на нее в течение некоторого времени, кивнул и сказал: «Кар! Затем он спросил девочку, почему она одна в мире. Она рассказала ворону свою историю и спросила, видел ли он Кея. Ворона задумчиво кивнула и сказала: «Может быть!

«Что! Как ты думаешь, у тебя есть?» Заплакала маленькая девочка, и она чуть не сдавила ворону до смерти, когда целовала его.

«Нежно-нежно!» Сказал ворона. «Я думаю — я знаю, я думаю … Это может быть маленький Кей, но теперь он забыл тебя ради принцессы!»

«Он живет с принцессой?» — спросила Герда.

«Да, послушай», — сказала ворона; затем он рассказал ей все, что знал.

«В королевстве, в котором мы сейчас находимся, живет ужасно умная принцесса. Она прочитала все газеты в мире и снова их забыла. Она такая умная. На днях она пришла в трон, а это не так приятно, как думают.Затем она начала говорить: «Почему бы мне не выйти замуж?» Но ей нужен был муж, который мог бы ответить, когда с ним заговорили, а не тот, который чопорно вставал и выглядел бы респектабельно — это было бы слишком скучно. Когда она рассказала всем придворным дамам, они были в восторге. Вы можете поверить каждому моему слову, — сказала ворона, — у меня во дворце есть ручная возлюбленная, и она мне все рассказывает.

Конечно, его возлюбленной была ворона.

На следующее утро газеты вышли с вокруг него рамка из сердечек и монограмма принцессы на нем, а внутри можно было прочитать, что каждый красивый молодой человек может войти во дворец и поговорить с принцессой, а тот, кто заговорит достаточно громко, чтобы его услышали, будет хорошо накормлен и заботился, и тот, кто говорил лучше, должен был стать мужем принцессы.В самом деле, — сказал ворона, — вы можете мне поверить. Это так же верно, как и то, что я сижу здесь … Молодые люди приходили ручьями, и было такое скопление и смешение вместе! Но ничего не вышло ни в первый, ни во второй день. Все они могли довольно хорошо говорить, когда были на улице; но как только они вошли в дверь дворца и увидели стражников в серебре, а наверху лакеев в золоте, и весь большой зал загорелся, тогда их разум покинул их! Когда они стояли перед троном, на котором сидела принцесса, они не могли придумать, что сказать, кроме как повторить последнее сказанное ею слово, и ей не очень-то хотелось слышать это снова.Казалось, что они шли во сне, пока снова не вышли на улицу, когда они снова могли говорить. От городских ворот до замка тянулся ряд. «

» Они были голодны и хотели пить, но во дворце не получили даже стакана воды. Некоторые из самых умных принесли с собой несколько кусков хлеба с маслом, но не поделились ими со своим соседом; «Если он выглядит голодным, принцесса его не возьмет!» Они подумали: «

« А как же Кей? »- спросила Герда.«Когда он пришел? Был ли он в толпе?»

«Подожди, мы идем к нему! На третий день маленькая фигурка пришла без лошади и повозки и бодро направилась ко дворцу. Его глаза сияли, как и твои; у него были красивые вьющиеся волосы, но довольно бедная одежда. . »

«Это был Кей!» — восторженно воскликнула Герда. «О, тогда я нашел его!» И она хлопнула в ладоши.

«У него на спине был узелок», — сказала ворона.

«Нет, должно быть, это его коньки, он ушел со своими коньками!»

«Скорее всего, — сказала ворона, — я точно не видел.Но я знаю это от моей возлюбленной, что, когда он подошел к дверям дворца и увидел царскую гвардию в серебре и на лестнице лакеев в золоте, он нисколько не расстроился. Он кивнул им, сказав: «Должно быть, довольно скучно стоять на лестнице; Я лучше пойду внутрь! Залы горели огнями; советники и послы ходили в бесшумной обуви, неся золотые блюда. Этого было достаточно, чтобы понервничать! Его ботинки ужасно громко скрипели, но он не испугался.

«Это, должно быть, Кей!» — сказала Герда.«Я знаю, что у него новые ботинки; я слышал, как они скрипят в комнате его бабушки!»

«Да уж, скрипели!» Сказал ворона. И, ничуть не испугавшись, он пошел к принцессе, которая сидела на большой жемчужине, круглой, как прялка. -Ждут со своими сопровождающими. Чем ближе они стояли к двери, тем гордились ими ».

«Это должно быть ужасно!» — сказала маленькая Герда.»И Кей выиграл принцессу?»

«Я слышал от моей ручной возлюбленной, что он веселый и сообразительный; он пришел не для того, чтобы ухаживать, — сказал он, а чтобы послушать мудрость принцессы. В конце концов они полюбили друг друга. . »

«О да, это был Кей!» — сказала Герда. «Он был так умен, он умел считать с дробями. Ой, отведи меня во дворец!»

«Это легко сказать, — ответила ворона, — но как нам с этим справиться? Я должен обсудить это с моей ручной возлюбленной.Возможно, она сможет дать нам совет, потому что я должен сказать вам, что такая маленькая девочка, как вы, никогда не сможет получить разрешение войти в него.

«Да, я получу его!» — сказала Герда. «Когда Кей услышит, что я здесь он сейчас выйдет и заберет меня! »

« Жди меня у перил », — сказала ворона, кивнула головой и улетела.

Он вернулся уже поздно вечером.

«Каркай, каркай!» — сказал он, — «Я должен подарить тебе ее любовь, а вот тебе небольшая лепешка». Она достала его из кухни; там много, и ты, должно быть, голоден.Вы не можете войти во дворец. Стража в серебре и лакеи в золоте этого не допустили. Но не плачь! Вы получите все в порядке. Моя возлюбленная знает маленькую черную лестницу, ведущую в спальню, и она знает, где найти ключ ».

Они пошли в сад, и когда во дворце один за другим погасли огни, ворона привела Герду к черному ходу.

Ой, как сердце Герды билось от тревоги и тоски! Казалось, она собиралась сделать что-то не так, но она только хотела знать, был ли это маленький Кей.Да, это должен быть он! Она так хорошо помнила его умные глаза, его вьющиеся волосы. Она могла видеть, как он улыбается, как когда они были дома под розовыми деревьями! Ему было бы так приятно увидеть ее и услышать, как все они дома.

Теперь они были на лестнице; горела маленькая лампа, а на площадке стояла ручная ворона. Она склонила голову набок и посмотрела на Герду, которая поклонилась, как учила ее бабушка.

«Моя невеста рассказывала мне много хорошего о тебе, моя дорогая юная леди», — сказала она.«Ты возьмешь лампу, а я пойду впереди? Мы пойдем сюда, чтобы никого не встретить».

Через красивые комнаты они попали в спальню. Посреди него на толстом золотом стержне висели две кровати в форме лилий; одно белое, в котором лежала принцесса, а другое красное, в котором Герда надеялась найти Кея. Она отодвинула занавеску и увидела коричневую шею. О, это был Кей! Она громко окликнула его по имени, поднося к нему лампу.

Проснулся, повернул голову и… Это был не Кей!

Только его шея походила на шею Кея, но он был молод и красив. Принцесса села на своей кувшинке и спросила, кто там. Тогда Герда заплакала и рассказала свою историю и все, что натворили вороны.

«Бедный ребенок!» Сказали принц и принцесса. Они похвалили ворон и сказали, что не сердились на них, но что они не должны повторять этого снова. Теперь у них должна быть награда.

«Хочешь улететь бесплатно?» Сказала принцесса. «Или у вас будет постоянное место в качестве придворных ворон с тем, что вы можете получить на кухне?» Обе вороны поклонились и попросили о постоянной встрече, потому что думали о своей старости.Они уложили Герду в постель, и она сложила руки, засыпая и думая: «Как же мне добрые люди и животные!»

На следующий день она была одета с головы до ног в шелк и атлас. Они хотели, чтобы она осталась во дворце, но она просила карету, лошадь и пару туфель, чтобы снова выйти в мир на поиски Кей.

Они дали ей муфту, а также обувь; она была тепло одета, и когда она была готова, перед дверью стояла карета из чистого золота с кучером, лакеями и форейторами в золотых коронах.Принц и принцесса помогли ей сесть в карету и пожелали удачи.

Дикая ворона, которая теперь была замужем, ехала с ней первые три мили; другая ворона не могла прийти, потому что у нее сильно болела голова.

«До свидания, до свидания!» Позвали принца и принцессы; и маленькая Герда плакала, и ворона плакала.

Когда он попрощался, он взлетел на дерево и махал черными крыльями, пока карета, которая сияла, как солнце, была в поле зрения. Наконец они подошли к темному лесу, но карета зажгла его, как факел.Когда грабители увидели это, они бросились прочь, восклицая: «Золото! Золото!»

Они схватили лошадей, убили кучера, лакеев и форейторов и вытащили Герду из экипажа. «Она пухлая и нежная! Я ее съем!» Сказала старая королева-разбойница и вытащила свой длинный нож, который ужасно блестел.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *