Содержание

Социальные статусы и социальные роли

Очевидно, что отношения представителя ГИБДД с нарушителем правил дорожного движения должны определяться формальными правилами, а отношения между близкими людьми — чувствами. Формальные отношения часто сопровождаются неформальными, в которых проявляется эмоциональность, ведь человек, воспринимая и оценивая другого, проявляет к нему симпатию либо антипатию. Это происходит, когда люди взаимодействуют некоторое время и отношения становятся относительно устойчивыми.

Мотивация зависит от потребностей и мотивов человека. Разные роли обусловлены различными мотивами. Родители, заботясь о благе своего ребенка, руководствуются прежде всего чувством любви и заботы; руководитель трудится во имя дела и т. д.

Влияние социальной роли на развитие личности

Влияние социальной роли на развитие личности достаточно велико. Развитию личности способствует ее взаимодействие с лицами, играющими целый ряд ролей, а также ее участие в максимально возможном ролевом репертуаре. Чем больше социальных ролей способен воспроизвести индивид, тем более приспособленным к жизни он является. Таким образом, процесс развития личности часто выступает как динамика освоения социальных ролей.

Для любого общества не менее важно предписывание ролей в соответствии с возрастом. Приспособление индивидов к постоянно меняющимся возрасту и возрастным статусам — вечная проблема. Не успевает индивид приспособиться к одному возрасту, как тут же надвигается другой, с новыми статусами и новыми ролями. Едва юноша начинает справляться со смущением и комплексами юности, как он уже стоит на пороге зрелости; едва человек начинает проявлять мудрость и опытность, как приходит старость. Каждый возрастной период связан с благоприятными возможностями для проявления способностей человека, более того, предписывает новые статусы и требования обучения новым ролям. В определенном возрасте индивид может испытывать проблемы, связанные с приспособлением к новым ролевым статусным требованиям.

Ребенок, о котором говорят, что он старше своих лет, т. е. достиг статуса, присущего старшей возрастной категории, обычно полностью не реализует свои потенциальные детские роли, что отрицательно сказывается на полноте его социализации. Часто такие дети чувствуют себя одинокими, ущербными. В то же время статус незрелого взрослого человека представляет собой комбинацию статуса взрослого с установками и поведением, свойственными детству или юности. У такой личности обычно возникают конфликты при исполнении ролей, соответствующих ее возрасту. Эти два примера показывают неудачное приспособление к возрастным статусам, предписанным обществом.

Освоение новой роли может иметь огромное значение для изменения человека. В психотерапии существует даже соответствующий метод коррекции поведения — имиджетерапия (имидж — образ). Пациенту предлагают войти в новый образ, сыграть роль, как в спектакле. При этом функцию ответственности несет не сам человек, а его роль, которая задает новые шаблоны поведения.

Человек вынужден поступать иначе, исходя из новой роли.

Несмотря на условность такого метода, эффективность его использования была достаточно высока, поскольку субъекту давалась возможность высвободить подавленные влечения если не в жизни, то хотя бы в процессе игры. Широко известен социодраматический подход к интерпретации человеческих поступков. Жизнь рассматривается как драма, каждый участник которой играет свою специфическую роль. Проигрывание ролей дает не только психотерапевтический, но также и развивающий эффект.

: thesaurus: Социальный статус

ПРЕДПОЧИТАЕМЫЙ ТЕРМИН

КОНЦЕПЦИЯ БОЛЕЕ ШИРОКОГО ПОНЯТИЯ

РОДСТВЕННЫЕ КОНЦЕПЦИИ

ТЕРМИНЫ

  • Социально-экономический статус

ПРИМЕЧАНИЕ

  • Положение в сообществе по отношению к другим его членам.

ПРИНАДЛЕЖИТ К ГРУППЕ

НА ДРУГИХ ЯЗЫКАХ

منزلة اجتماعية واقتصادية

منزلة اجتماعية

حالة اجتماعية واقتصادية

وضع اجتماعي واقتصادي

مركز اجتماعي واقتصادي

حالة اجتماعية

URI

http://vocabularies. unesco.org/thesaurus/concept6181

Скачать концепцию

НОВОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПРОФИЛАКТИКЕ ИНФАРКТА МИОКАРДА — АКЦЕНТЫ НА МЕДИКО-СОЦИАЛЬНУЮ ХАРАКТЕРИСТИКУ ПАЦИЕНТА | Киреев

1. Bokeriya LA. Health Russia: Atlas. Moscow: NTsSSKh im. A.N. Bakuleva RAMN Publ. 2013; 420 p. Russian (Бокерия Л.А. Здоровье России: Атлас. М.: НЦССХ им. А. Н. Бакулева РАМН 2013; 420 с.).

2. Maksimova TM., Belov VB., Lushkina NP. Mortality and characteristics of hospitalization for diseases of the circulatory system. Problems of Social Hygiene, health and medical history 2013; 5: 7-10. Russian (Максимова Т.М., Белов В.Б., Лушкина Н.П. Смертность населения и характеристики госпитализации при заболеваниях системы кровообращения. Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины 2013; 5: 7-10).

3. State Program of the Russian Federation “Development of Health” approved Order of the Government of the Russian Federation of December 24, 2012, № 2511-p, Moscow. Russian newspaper; 2012: 31 dek. Russian (Государственная программа Российской Федерации «Развитие здравоохранения», утв. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2012 г. № 2511-р г. Москва. Рос. газ.; 2012: 31 дек.).

4. Mortality in Chelyabinsk Region: Statistical Yearbook. Chelyabinsk: Chelyabinskstat 2014. Russian (Смертность населения Челябинской области: Статистический сборник. Челябинск: Челябинскстат; 2014).

5. Mathers CD, Loncar D. Projections of global mortality and burden of disease from 2002 to 2030. PloS Med 2006; Vol. 3, № 11: 442.

6. Uslu H, Cakmak N, Erkan ME. et al. Left ventricular remodeling assessment in patients with anterior acute myocardial infarction treated with successful primary percutaneous coronary intervention: an observational study. AnadoluKardiyol. Derg 2013; Vol. 13, № 7: 675-681.

7. Koncevaja A.V., Kalinina A.M., Koltunov I.E., Oganov R.G. Socio-economic costs of acute coronary syndrome in Russia. News cardiology 2013; 2: 10-2. Russian (Концевая А.В., Калинина А.М., Колтунов И.Е., Оганов Р.Г. Социально-экономический ущерб от острого коронарного синдрома в России. Новости кардиологии 2013; 2: 10-2).

8. Oganov RG., Maslennikova GJa. Strategies for the prevention of cardiovascular diseases in the Russian Federation. Clinical medicine 2012; 3: 4-7. Russian (Оганов Р.Г., Масленникова Г.Я. Стратегии профилактики сердечно-сосудистых заболеваний в Российской Федерации. Клиническая медицина 2012; 3: 4-7).

9. Chazov EI., Bojcov SA. Provision of medical care to patients with acute coronary syndrome within the framework of the establishment of regional and primary vascular centers in the Russian Federation. Vestnik of cardiology 2008; 2: 5-11. Russian (Чазов Е.И., Бойцов С.А. Оказание медицинской помощи больным с острым коронарным синдромом в рамках программы создания региональных и первичных сосудистых центров в Российской Федерации. Кардиологический вестник 2008; 2: 5-11).

10. Gerasimenko NF. High mortality of the population — the main demographic problem in Russia in the context of European health trends. Health of the Russian Federation 2009; 3: 4-10. Russian (Герасименко Н.Ф. Сверхсмертность населения – главная демографическая проблема России в контексте европейских тенденций здоровья. Здравоохранение РФ 2009; 3: 4-10).

Социальный статус — это… Что такое Социальный статус?

Социальный статус — положение, занимаемое индивидом или социальной группой в обществе или отдельной подсистеме общества. Определяется по специфическим для конкретного общества признакам, в качестве которых могут выступать экономические, национальные, возрастные и другие признаки. Социальный статус разделяется по умениям, навыкам, образованию.

Понятие

Понятие в социологическом смысле впервые начал употреблять английский историк и юрист Генри Мейн.

Социальный статус — место или позиция индивида, соотносимое с положением других людей;[1] это место индивида в иерархически организованной общественной структуре, его объективная позиция в нём; это неисчерпаемый человеческий ресурс, дающий человеку возможность влиять на общество и получать посредством него привилегированные позиции в системе власти и распределения материальных благ. [2] Каждый человек занимает целый ряд позиций в обществе, каждая из которых предполагает целый ряд прав и обязанностей.

[1] Социальные статусы — это структурные элементы социальной организации общества, обеспечивающие социальные связи между субъектами социальных отношений. Общество не только создаёт социальные позиции — статусы, но и обеспечивает социальные механизмы распределения членов общества по этим позициям.[2]

Виды статусов

Каждый человек, как правило, обладает не одним, а несколькими социальными статусами. Социологи различают:

  • прирожденный статус — статус, полученный человеком при рождении (пол, раса, национальность). В некоторых случаях прирожденный статус может меняться: статус члена королевской семьи — с рождения и до тех пор, пока существует монархия.
  • приобретенный (достигаемый) статус — статус, который человек достигает своими усилиями (должность, пост).
  • предписанный (приписываемый) статус — статус, который человек приобретает вне зависимости от своего желания (возраст, статус в семье), с течением жизни он может меняться. Предписанный статус бывает прирожденным и приобретенным.

Статусная несовместимость

Несовместимость статусов возникает при двух обстоятельствах:

  • когда индивид занимает в одной группе высокий ранг, а во второй — низкий;
  • когда права и обязанности статуса одного человека противоречат или мешают выполнению прав и обязанностей другого.

Примеры: ученому пришлось уйти работать продавцом в коммерческий киоск, пожилого человека используют в качестве мальчика на побегушках, милиционеру приходится идти в рэкетиры, министру — участвовать в переговорах с террористами. Высокооплачиваемый чиновник (высокий профессиональный ранг) скорее всего будет обладателем также высокого семейного ранга как человек, обеспечивающий материальный достаток семьи. Но отсюда автоматически не следует, что у него будут высокие ранги в других группах — среди друзей, родственников, сослуживцев!

Литература

На английском языке

  • Warner W.L., Heker M. , Cells K. Social Class in America. A Manual co Procedure for Measurement of Social Status. Chicago, 1949.
  • Linton R. The Study of Man. N.Y., 1936

На русском языке

  • 2.2. Социальные статусы и роли (С. 54-59) в кн.: Шкаратан, Овсей Ирмович. Социология неравенства. Теория и реальность; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. — 526 с. — ISBN 978-5-7598-0913-5

Примечания

  1. 1 2 Шкаратан, Овсей Ирмович. Социология неравенства. Теория и реальность; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. — С. 54.
  2. 1 2 Шкаратан, Овсей Ирмович. Социология неравенства. Теория и реальность; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. — С. 55.

См. также

Школа № 1 города Рязани

Категории учащихся

2015-2016

2016-2017 2017-2018 2018-2019 2019-2020

Кол. уч.

%

Кол. уч. % Кол. уч. % Кол. уч. % Кол. уч. %

Общее количество учащихся

523

100

563 100 575 100 613 100 666 100

Дети из малообеспеченных семей

112

21.4

64 11.3 80 13.9 77 12.6 70 10,5

Дети из многодетных семей

49

9.3

58 10.3 68 11.8 82 13.4 85 12,8

Дети из неблагополучных семей

2

0. 3

1 0.1 1 0.2 0 0 1 0,2

Дети родителей-чернобыльцев

0

0

2 0.3 2 0.3 0 0 0 0

Дети родителей, воевавших в Афганистане, Чеченской республике

11

2.1

9 1.6 13 2.3 11 1.8 7 1

Дети родителей-инвалидов

2

0.3

2 0.3 5 0.9 9 1.5 10 1,5

Дети-инвалиды

5

0.9

4 0. 7 8 1.4 6 1 7 1

Дети, находящиеся на опеке

6

1.1

5 0.8 5 0.9 5 0.8 6 0,9

Проблемные дети

9

1.7

12 2.1 13 2.3 17 2.9 23 3,5

Дети из семей беженцев, мигрантов

8

1.5

8 1.4 8 1.4 4 0.6 0 0

Дети из неполных семей

93

17.7

101 18 102 17.7 113 18. 5 105 15,8

Дети, у которых безработные родители

6

1.1

4 0.7 23 4 21 3.5 20 3

 

Указаны сведения на начало учебного года

Социальный статус Википедия

Социа́льный ста́тус — социальное положение, занимаемое социальным индивидом или социальной группой в обществе или отдельной социальной подсистеме общества. Определяется по специфическим для конкретного общества признакам, в качестве которых могут выступать экономические, национальные, возрастные и другие признаки. Социальный статус характеризуется властными и/или материальными возможностями, реже специфическими умениями или навыками, харизмой, образованием.

Понятие

Понятие в социологическом смысле впервые начал употреблять английский историк и юрист Генри Мэн.

Социальный статус — это место или позиция индивида, соотносимое с положением других людей[1]; это место индивида в иерархически организованной общественной структуре, его объективная позиция в нём; это неисчерпаемый человеческий ресурс, дающий человеку возможность влиять на общество и получать посредством него привилегированные позиции в системе власти и распределения материальных благ[2]. Каждый человек занимает целый ряд позиций в обществе, каждая из которых предполагает целый ряд прав и обязанностей[1].

Социальные статусы — это структурные элементы социальной организации общества, обеспечивающие социальные связи между субъектами социальных отношений. Общество не только создаёт социальные позиции — статусы, но и обеспечивает социальные механизмы распределения членов общества по этим позициям[2].

Социальный статус — это место, которое индивид занимает в социальной системе (обществе) и которое характеризуется определенным набором прав и обязанностей.

Социальная стратификация по Максу Веберу

Исследователи проблемы социальных статусов во многом опираются на теорию, разработанную немецким социологом Максом Вебером. Он утверждал, что социальная стратификация основана на трёх факторах: экономических (богатство), политических (власть, право) и социальных (престиж). По мнению Вебера, статус (нем. Stand) — это социальная группа с определённым стилем жизни, то есть набором привычек, ценностей, верований понятий о чести и т. п. Каждому стилю жизни соответствует определённый престиж с более или менее высокой оценкой. Добиваясь такой оценки, люди усваивают соответствующие ей нормы[3].

Ведутся дискуссии относительно того, являются ли введённые Вебером три измерения социальной стратификации более полезными для исследования социального неравенства, чем более традиционные термины, такие как социально-экономический статус[4].

Виды статусов

Каждый человек, как правило, обладает не одним, а несколькими социальными статусами. Социологи различают:

  • прирождённый статус — статус, полученный человеком при рождении (пол, раса, национальность, биологическая страта, сексуальная ориентация). В некоторых случаях прирожденный статус может меняться: статус члена королевской семьи — с рождения и до тех пор, пока существует монархия.
  • приобретенный (достигаемый) статус — статус, которого человек достигает благодаря своим умственным и физическим усилиям (работа, связи, должность, пост).
  • предписанный (приписываемый) статус — статус, который человек приобретает вне зависимости от своего желания (возраст, статус в семье), с течением жизни он может меняться. Предписанный статус бывает прирожденным и приобретенным.

Критерии социального статуса

Большинство социологов придерживаются многомерного подхода, учитывая такие признаки, как:[5]

  1. собственность
  2. уровень дохода
  3. образ жизни
  4. отношения между людьми в системе общественного разделения труда
  5. отношения распределения
  6. отношения по потреблению
  7. место человека в иерархии политической системы
  8. уровень образования
  9. этническое происхождение и др.

Кроме того, в социологии существует так называемый главный статус, то есть наиболее характерный для данного индивида статус, с которым он себя идентифицирует или с которым его идентифицируют другие люди. Он определяет стиль, образ жизни, круг знакомых, манеру поведения. Для представителей современного общества главный статус чаще всего связан с профессиональной деятельностью[5].

Статусная несовместимость

Несовместимость статусов возникает лишь при двух обстоятельствах:

  • когда индивид занимает в одной группе высокий ранг, а во второй — низкий;
  • когда права и обязанности одного статуса человека противоречат или мешают выполнению прав и обязанностей другого его статуса.

По мнению американского психолога Лоретты Грациано Бройнинг, основателя Inner Mammal Institute и заслуженного профессора Калифорнийского университета[6], важно понимать, что «социальный статус не зависит напрямую от материального положения… Бедный учитель может наслаждаться чувством собственной значимости, в то время как успешный бизнесмен чувствует себя ущербным из-за третьего или четвертого места в рейтинге богачей»[7]. Российский пример — учителя музыкальных школ, особенно — преподаватели музыкально-теоретических дисциплин[8]. При режимах ельцинизма и путинизма все эти учителя имели зарплаты ниже прожиточного минимума, не позволяющие регулярно посещать классические концерты и музыкальные спектакли, получив при этом одно из самых длительных, престижных и дорогостоящих образований в мире[9][10]. В 2016 году премьер-министр РФ Дмитрий Медведев посоветовал мало зарабатывающим учителям решить свои проблемы (т. е. статусную несовместимость), уйдя из профессии в бизнес[11].

История социальных статусов в России

В Российской Империи выделялись следующие основные социальные статусы, закреплявшиеся в документах и указывавшиеся как «звание»:

При этом, если имелся какой-либо чин, то вместо указанных категорий населения указывался именно чин.

В Советском Союзе выделялись следующие основные социальные статусы, закреплявшиеся в документах, и указывавшиеся как «социальное положение»:

  • крестьянин
  • рабочий
  • служащий

К категории служащих относились все, кто имел высшее образование или окончил техникум. К категории рабочих относились все, кто не имел указанного образования. К категории крестьян относились жители сельских населенных пунктов, занятых в сельском хозяйстве, не имевшие вышеуказанного образования.

При поступлении на работу (службу) заполнялся «личный листок по учёту кадров», в котором имелась графа (№ 6) «Социальное происхождение». Обычно данную графу заполняли одним из следующих вариантов: «из крестьян», «из рабочих», «из служащих». Как правило, указывался социальный статус главы семейства.[12]

См. также

Примечания

  1. 1 2 Шкаратан, 2012, с. 54.
  2. 1 2 Шкаратан, 2012, с. 55.
  3. ↑ Статус (социальн.) // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  4. ↑ Waters, Tony and Dagmar Waters 2016 Are the terms «socio-economic status» and «social status» a warped form of reasoning for Max Weber?» Palgrave Communications 2, Article number: 16002 (2016) Waters, Tony; Waters, Dagmar (2016). “Are the terms «socio-economic status» and «class status» a warped form of reasoning for Max Weber?”. Palgrave Communications. 2. DOI:10.1057/palcomms.2016.2.
  5. 1 2 Бадараев Д. Д. Социальный статус человека и критерии его определения в современном обществе // Вестник Бурятского государственного университета. — 2009-01-01. — Вып. 5. — ISSN 1994-0866.
  6. ↑ Loretta G. Breuning Ph.D. (англ.). psychologytoday.com. Sussex Publishers. Дата обращения: 17 июня 2020.
  7. Бройнинг Л. Г. Гормоны счастья: Как приучить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и окситоцин = Habits of a Happy Brain. Retrain Your Brain to Boost Your Serotonin, Dopamine, Oxytocin. — «Манн, Иванов и Фербер», 2020. — 320 с. — ISBN 9785001002376.
  8. ↑ Сколько стоит научить ребёнка музыке у нас и на Западе? (неопр.). kultspargalka.ru. Дата обращения: 17 июня 2020.
  9. ↑ Полюбите пианиста. По мнению Путина, Денис Мацуев стоит ста миллионов музыкантов (рус.). mkset.ru. Информационный портал «Новости Уфы и Башкирии» (19 мая 2008). Дата обращения: 8 октября 2019. Архивировано 8 октября 2019 года.
  10. ↑ Бомба для музыкальных школ (неопр.). Портал ClassicalMusicNews.ru (17 июня 2019). Дата обращения: 5 сентября 2019.
  11. ↑ Медведев посоветовал жалующимся на зарплаты учителям идти в бизнес (неопр.). Forbes (3 августа 2016). Дата обращения: 17 июня 2020.
  12. ↑ Часто не корректно заполнялась как «служащий», «служащая», «рабочий», «рабочая» или «служащие» и т. п. В середине ХХ века эта графа называлась иначе: «социальное происхождение (бывшее сословие (звание) родителей)». Данная графа могла содержать ответы «из крестьян», «из мещан», «из дворян», «из купцов», «из духовного звания», «из военного сословия».

Литература

на русском языке
на английском языке

Дух времени.

Статусность определяет уважение?

«Меня трудно найти, легко потерять и невозможно забыть». Статусы подобные этому, могут развеселить нас, хотя на самом деле социальные сети, являются всего лишь отражением нашей жизни. Статус человека продолжает играть немаловажную роль в жизни людей. Неслучайно крупнейшей в мире социальной сетью становится та, где были предусмотрены статусы и их одобрение. Статусы нужны людям, чтобы возвысить себя и, к сожалению, очень часто, принизить других.

Наиболее распространенными статусами являются прирожденные (пол, раса, вероисповедание, происхождение и т.д.) и приобретенные (работа, должность, пост, материальное положение и т.д.). Когда у человека нет повода гордиться приобретенным статусом или вообще его нет, на первый план выходит гордыня от прирожденного статуса. Хотя во всех обществах существуют социальные статусы, существует разница между тем, какого типа статусы считаются важными. Конфликты порождаются в тех обществах, где важны прирожденные типы статусов – основа для национализма, расизма, религиозной нетерпимости.

Многие социальные статусы являются отражением политических процессов в прошлом. В Кокандском ханстве статус кочевников (элатийя) был выше оседлых и городских (сартийя). И, к сожалению, предубеждения, зародившиеся из-за простого налогового разделения, бытовавшего в ханстве, оказались весьма живучими. После Октябрьской революции 1917 года, наоборот, статус городских стал выше сельских. Это подкреплялось не только идеологией – «пролетариат как ведущий класс», но и закреплялось фактическим неравенством: различие в избирательных правах в городе и сельских регионах, отсутствие паспортов у колхозников, выплата трудоднями, а не деньгами, больший налог на бездетность для сельских жителей и т. п. Пропаганда преимущества городской культуры над сельской сохраняется в презрительных кличках по отношению к выходцам из сельской среды («мырк», «мамбет», «крест»).

В идеологии коммунизма было не только классовое разделение, но и деление между городскими и сельскими. Маоизм «уравнивал» права крестьян, провозглашая курс на высокоразвитое индустриально-аграрное государство, но город и село также противопоставлялись друг другу. Это закончилось тем, что в Камбодже восторжествовали идеи крестьянской революции, а город был объявлен «обителью порока». Миллионы людей погибли только потому, что были городскими. Захват и удержание власти идет проверенным способом противопоставления тех или иных групп, обладающих различными социальными статусами.

В любом обществе есть статусное расслоение, но советский режим усилил это, превратив в институциональный учет. В СССР государственные органы сильно акцентировали внимание на социальный статус и происхождение. В самом начале утверждения власти большевиков, социальный статус мог быть причиной казни, ссылки или лишения гражданских прав («лишенцы»). Зачастую государство само определяло статусы для своих подданных и, подводя под него, репрессировало миллионы человек. Так были созданы статусы «кулака», «спецпереселенца» (репрессированные народы), «врага народа», «жен врагов народа» и «детей врагов народа».

Зачастую все эти преступления ставят в вину Сталину, но на самом деле советский режим не отказывался от статусного определения человека и после него. Все государственные документы, анкеты, автобиографии и т.п. включали в себя перечисление всех известных социальных статусов человека. Это были национальность, вероисповедание, социальное происхождение, семейный статус и т.д. В социологии есть такое понятие как «главный статус» — тот тип статуса, который человек считает для себя главным. Советское государство своей политикой, сделало вышеперечисленные статусы главными в глазах своих подданных. Акцентирование внимания на статусы привело к тому, что провозглашаемое равенство в обществе на самом деле оказалось недостижимой мечтой.

На мой взгляд, именно коммунистическая политика возвела прирожденные статусы в ранг главных у людей в постсоветском пространстве. Национальность имела значение, что бы там ни говорили. Иерархия национальностей определялась статусом того или иного этнического меньшинства – от республики до автономной области и округа или вовсе отсутствия автономии. Административный статус определял названия этнических групп – от нации и народа до народности. Чтобы усилить иерархию историческое формирование народов было древнее народностей.

Согласно советской истории, кыргызы, которые имели статус советской республики, начали сформировываться в народ в XVI веке. В то же самое время хакасы, имеющие общую с кыргызами историю, но обладающие статусом автономной области, «начали формироваться в народность» лишь в XVIII веке. Естественно окончательное формирование в нации было только в советский период и не раньше IX века – образования Киевской Руси. Хуже всего приходилось этническим меньшинствам, не имеющим автономий. Многим людям приходилось переписывать свою национальность под «близкую» со статусом республики или другой национальной автономии. Статус «титульная нация» становится дискриминационным по отношению к меньшинствам именно в советское время, а не после, как многие предполагают.

В этом отношении – отказ от графы «национальность» в ID-картах граждан Кыргызской Республики, является одним из положительных шагов по десоветизации государственной политики. Следующим шагом могла бы стать выработка новых анкет и форм при приеме на государственную или муниципальную службу. Важность и иерархия таких прирожденных статусов как этническое происхождение, вероисповедание, социальное происхождение – не может быть в основе государственной политики общества, стремящегося к гармонии.

Интересно, что о расслоении общества первыми заговорили в самом Союзе в годы хрущевской оттепели. Экономист Яков Кронрод (Законы политической экономии социализма. Очерки методологии и теории. Москва, Мысль, 1966) писал о том, что в стране при формальном равенстве отношений собственности существует реальное неравенство по их использованию. Это неравенство проявлялось в фазах производства, распределения, обмена и потребления. И хотя он не назвал, кто стоит во главе этого неравенства, было ясно, что возглавляла эту систему партийная номенклатура.

Высшая партийная номенклатура со множеством привилегий, создается уже в 1923 году и доводится до совершенства Сталиным. В условиях формального равенства больше внимания уделяли не зарплатам, а привилегиям и льготам для высших чинов. Все это держалось в секрете и возводились в ранг государственной тайны. Эта система пережила Союз и идею коммунистического общества равенства и справедливости. Сегодня эта система сохраняется у нас в стране, несмотря на то, что СССР исчез. Сейчас очень трудно получить информацию о постояльцах государственных резиденций, системе льгот и привилегий чиновникам и заслуженным пенсионерам и т.д. Экономический кризис, последовавший за развалом Союза, отразился на всех отраслях, кроме льгот и привилегий чиновникам высшего звена. Можно не спрашивать, почему высшие чиновники за СССР и его двойник Евразийский Союз.

Каким образом можно было попасть в когорту избранных? По блату. Причем блат был официально узаконен, так как движение вверх по карьерной лестнице шло только через рекомендации старших товарищей по партии. Чтобы получить такую рекомендацию требовались не профессионализм и честность, а личная преданность и угодничество. Высшие позиции в этой системе давали право на перераспределение ресурсов. Зависимость от чиновников и вертикальных связей, а не от рыночных горизонтальных отношений в распределении ресурсов привело к чинопочитанию, так как порядок распределения нарядов в командно-административной системе зависел от воли чиновников. Отсюда и важность статуса государственного чиновника. Этот мир прост – отними все и верни немного – и ты станешь «уважаемым благодетелем».

Уменьшение роли государства в распределении ресурсов, децентрализация управления, запрет на льготы и привилегии для чиновников, запрещение президентских, премьерских, спикерских фондов и другие меры помогут сохранить наш народ не только от такого рода «благодетелей», но и от угодничества, подхалимажа и чинопочитания.

Пока же статусное общество делает свое дело. Люди стремятся к обретению какого-либо статуса, которые поможет им хоть как-то продвинуться вверх по иерархии. Это какой-то дух времени, когда статусность определяет уважение, пускай даже и мнимое. Так как большинство либо не имеет высоких статусов, либо равны в низких, многие начинают искать себе статусы, при помощи которых можно было бы принизить кого-либо, чтобы возвысить себя в собственных глазах.

Можно стать «правоверным» мусульманином, возвысившись над остальными «атеистами без имана» или «идолопоклонниками» за счет нерегулярных пятничных молитв. Можно стать тенгрианцем, оставшись «истинным кыргызом», в отличие от «арабизированных манкуртов». При этом и те, и другие могут согласиться с тем, что «титульная нация» имеет «особые права» по сравнению с «нетитульными». Можно просто ставить себя выше женщин, только потому что ты «мужчина». Можно согласиться на вторую жену для супруга, потому что статус первой выше статуса токол («безрогой коровы» — таково первоначальное значение слова). Можно уговорить незнакомую девушку, которую украл родственник, остаться жить с похитителем и насильником и перестать быть младшей келинкой, и стать старшей. При этом тот родственник женится ради того, чтобы женится, потому что статус семейного выше, чем у холостых (зачастую отсюда и согласие похищенной девушки). Кстати, следует заметить, что в СССР последние категории дискриминировалась и принижались официально через указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 ноября 1941 г. «О налоге на холостяков, одиноких и бездетных граждан СССР». Этот налог существовал вплоть до развала Союза. Такой налог был еще, например, в фашистской Италии.

Все вышеперечисленные случаи, к сожалению, построены на том, чтобы найти кого-то хуже себя, причем с собственным выдуманным критерием того, кто хуже. Очень легкий способ самоутверждения, который не предполагает личностный рост. Это исходит от людей, не обладающих статусом, но мечтающих о нем. При этом сама система выстраивается и поддерживается сверху, то есть властью и ради власти. На мой взгляд, именно статусный характер организации нашего общества является основной угрозой для стабильности в нашей стране и источником многих проблем. Статусность и иерархия устраняется классическим способом: самоуправление вместо управления, акцентирование внимания на профессионализме, а не на прирожденных статусах (пол, этническая принадлежность, вероисповедание), внедрение ценностей равенства людей, а не исключительности некоторых групп, вроде «все животные равны, но свиньи равнее».

Историк, философ Элери Битикчи

Что означает социальный статус?

  • Эмеасоба Джордж:

    Независимо от вашего достатка / квалификации / социального статуса , пока вы не продемонстрируете истинную любовь всем, вы никуда не годитесь и останетесь никчемными (1-е Корианфянам 13: 2) Q.E.D.

  • Мусин Алмат Жумабекович:

    Человечество опутано паутиной собственного эгоизма, люди запутываются в собственном самообмане, где манипулируют клип-мышлением, слепотой циничного скептицизма, когда они не реагируют на правду, но до социального статуса каждая нить эгоизма была сформирована линией человеческого инстинкта, миллиардами порочных нитей эгоизма, превращала все в бессмыслицу и заводила стадный инстинкт в тупик, коллективное, массовое сознание.Автор: Мусин Алмат Жумабекович

  • Емеасоба Георгий:

    Чувство собственной важности — это преувеличенное чувство собственной ценности или важности. А теперь послушайте, вы важны. Но вы не слишком важны и не слишком важны. Да! без человека не обойтись. Таким образом, никогда не чувствуйте себя слишком важным или сверхважным, независимо от вашего семейного происхождения, политического или социального статуса и независимо от вашего образования / квалификации / интеллекта / богатства / богатства.

  • Джанет Садик-Хан:

    Для многих людей машина означает свободу и социальный статус , но если город не предоставляет вам выбора, кроме как водить машину, машина — это не свобода, это зависимость.Если у вас нет выбора, кроме как водить машину во время каждой поездки, это не ваша вина. Ваш город рухнул.

  • EMEASOBA GEORGE:

    Вера имеет первостепенное значение. На самом деле, требуется вера, чтобы выстоять в трудные времена, испытания и испытания. Более того, требуется вера, чтобы поверить в то, что то, что есть в запасе будущего или завтрашнего дня, намного больше, чем то, что уже предлагало прошлое или вчерашнее, т. е. требуется вера, чтобы признать и поверить в то, что возможно, что лучшие или величайшие из старых добрых дней или прошлые годы, вероятно, станут худшим или меньшим из того, что еще предстоит i.е. что впереди вас. Кроме того, нужна вера, чтобы прыгнуть и пожать Божьи обетования, исцеление, здоровье, прорыв и даже спасение человеческой души. Да! в (Иоанна 11:40) написано: «Если бы вы только уверовали, то узрите или примете славу Божью». Позвольте мне сказать вам, что важность веры синонимична важности любви и денег. Ой! да, любовь тоже имеет первостепенное значение. Неудивительно, что в Священном Писании сказано в (1 Корианфянам 13: 2): «Кто не любит, тот« НИЧЕГО »i.е. независимо от вашего социального статуса , квалификации и достатка. За то, что вы не любите всех и вся, вы «БЕЗ СТОИНЫ» в глазах Бога. Если подумать о деньгах, то в Священном Писании (Экклезиаст 10:19) говорится: «Деньги отвечают на все, а не на все». Очевидно, это означает, что пока вы живы, вы не можете обойтись без денег. Более того, что касается самой веры, которая является предметом обсуждения, то в Священном Писании (Евреям 10:38) говорится: «Праведный верою жив будет, но если кто отступит, душа моя не будет иметь удовольствия в нем» i.е. рассматриваемый человек. Точно так же в Священном Писании (Евреям 11: 6) говорится: «Без веры невозможно угодить Богу». Все вышеперечисленное указывает на то, что всемогущему Богу не нужно ничего другого, кроме веры. Кроме того, все вышеперечисленные иллюстрации, очевидно, означают, что вера действительно имеет первостепенное значение. Итак, если вы все это время были неверным. С этого момента пробудите свои чувства, а затем станьте и оставайтесь верными, что бы ни случилось. Я имею в виду, признать важность веры, впитать ее (веру) как свое отношение, исповедовать ее также убедительно и несомненно.Кроме того, живите с ним каждый день. Потому что от вас этого только и ждут. ~ Эмеасоба Джордж.

  • 21 пример общества — простое

    Простое руководство


    Связанные темы











    Карта сайта

    отправлено Джоном Спейси, 28 октября 2018 г.
    Общество — это прочная социальная группа, которая демонстрирует сотрудничество, общие ценности и товарищество.Общества связаны с практическими системами, условностями и общим смыслом, которые позволяют людям жить в одном и том же месте мирно и сообща. По сути, это не такая гибкая концепция, как культура или сообщество, которые можно определить более динамично. Общество — это то место, где вы живете, это то, как вы ладите со своим соседом. Ниже приведены наглядные примеры общества. Вежливость — это уважение к людям и устоявшимся общественным традициям. Это подразумевает, что у вас есть добрая воля по отношению к другим в обществе и вы пытаетесь использовать системы, установленные обществом, для разрешения разногласий приличным образом.Нормы — это общие ожидания в отношении поведения. Это помогает людям жить вместе, не устанавливая слишком много формальных правил, которые становятся жесткими и требуют большого ухода. Например, есть норма, что вы не разговариваете и не играете с мобильным устройством во время определенных типов презентаций или выступлений, таких как концерт классической музыки.

    Законы и постановления

    Законы и постановления, разработанные таким образом, чтобы действия отдельных лиц или фирм не нарушали права других и не угрожали качеству жизни общества в целом.Например, фирмы, которым запрещено создавать определенные виды экономических бедствий, наносящих вред здоровью людей и окружающей среде.

    Права и свободы

    Права и свободы — это основополагающие принципы, установленные обществом для разработки законов и постановлений. Законы могут быть разработаны для предотвращения нарушения одним человеком прав другого. Права и свободы также ограничивают сферу действия закона, так что общество не может чрезмерно регулировать каждый аспект жизни, чтобы нанести ущерб экономическим возможностям и стремлению к счастью, чтобы удовлетворить самых скучных членов общества, которые хотят все запретить.

    Семья

    Семья — основная ячейка общества. Семьи напоминают небольшое общество и культуру со своими внутренними нормами и традициями. Общество возлагает большие надежды на семьи. Например, ожидание или требование о том, чтобы дети посещали школу до определенного возраста.

    Культура

    Культуры похожи на общества в том, что у них есть свои собственные наборы норм и ожиданий. Общества могут принимать свободы, которые позволяют людям в разумных пределах следовать своим культурным нормам. Однако во многих случаях культура должна соответствовать правилам общества.Это может произойти, когда в обществе есть сотни идентифицируемых традиционных культур, субкультур и суперкультур, так что часто существует большая разница между нормами культур и обществом. Например, в городе могут быть запрещены петарды, которые являются любимой частью традиционного праздника или фестиваля. Если приверженцев какой-либо культуры это расстраивает, они могут работать в системе, чтобы попытаться заработать некоторые исключения, такие как выделенная зона для петард в нежилой зоне.

    Политика

    Средства принятия решений в обществе.Обществом может управлять небольшая элита, авторитет которой определяется традициями, богатством или статусом администраторов. В качестве альтернативы, общество может иметь высокую степень участия, когда все члены общества имеют право голоса при принятии решений, обычно через систему голосования за представителей. В некоторых случаях существует разрыв между официальными властными структурами и фактической властью. Например, страна с демократически избранными чиновниками, которые, тем не менее, контролируются богатой элитой. Если население общества в значительной степени подавляется политической системой, может произойти революция, в результате которой общество полностью перевернется.Это приводит к периоду нестабильности и не обязательно приводит к идеальному обществу, о котором мечтали революционеры.

    Подотчетность

    Степень, в которой власть привязана к подотчетности. Общество может привлекать лидеров к ответственности за нарушение правил. В качестве альтернативы общество может защитить элиту и сохранить их статус, даже если они плохо себя ведут.

    Идентичность

    Общество лучше всего функционирует, когда его члены имеют общие цели, ценности и общее чувство товарищества. В некоторых случаях люди идентифицируют себя исключительно как личности, не имеющие обязательств ладить с большим обществом.Точно так же люди могут распадаться на племена на основе общего наследия, характеристик, ценностей, социального статуса и интересов. Такие племена могут быть культурными по своей природе или могут рассматривать себя как альтернативное общество, так что они не могут идентифицировать себя с обществом в целом. Чтобы поощрять общение и сотрудничество, общество может продвигать общую культуру, развлечения, символы, праздники, историю и ценности. Например, спорт, фестивали и праздники, объединяющие жителей города или страны. Мягкая инфраструктура — это институты и системы, которые служат основой качества жизни общества.Сюда входят такие области, как образование, здравоохранение, полиция, суды, регулирующие органы и государственные службы. Сложная инфраструктура — это физические лица, которые используются обществом в целях повышения эффективности и экономического благополучия. Примеры жесткой инфраструктуры включают мосты, железнодорожные сети, дороги, порты, аэропорты, парки, каналы, телекоммуникационные сети и энергетическую инфраструктуру, такую ​​как электросеть.

    Налогообложение

    Инфраструктура, особенно мягкая инфраструктура, стоит дорого, поэтому налогообложение является почти универсальной особенностью современного общества.Налогообложение может быть прогрессивным, когда богатые платят более высокий процент от своего заработка. В качестве альтернативы, он может быть регрессивным, когда бедные или средний класс несут самое высокое налоговое бремя, несмотря на меньшую платежеспособность. Общество обеспечивает фундаментальную экономическую систему с регулируемыми услугами, такими как деньги и рынки. В идеале нормативные акты в таких областях, как конкуренция, защита потребителей, экологические и отраслевые практики, обеспечивают живую, эффективную и рациональную систему экономического производства. История общества, включая его неудачи и победы, которые передаются и сохраняются, чтобы извлечь уроки из прошлого. и отпразднуйте это.Традиции — это живые элементы истории, которые передаются из поколения в поколение. Это создает ощущение продолжения прошлого и может способствовать чувству общей идентичности и социальной гармонии. Например, истории, символы, времяпрепровождение и праздники нации, которые способствуют развитию чувства общей идентичности, цели и ценностей.

    Сообщество

    Степень, в которой люди взаимодействуют в обществе и ощущают чувство общности в своей жизни. Развитые общества строятся на основе знаний, включая ноу-хау, научные исследования и культурные формы знания, такие как литература.Образовательные системы общества сокращают потери знаний, передавая важные знания каждому последующему поколению. Люди в обществе склонны ранжировать социальное положение себя и других в соответствии с такими факторами, как внешний вид, мода, авторитет, богатство, популярность, слава, молодость, членство, достижения, интеллект и хладнокровие. Стремление к социальному статусу — сильная форма мотивации для многих людей, семей и групп.

    Ценности

    Основополагающие ценности, такие как общество, которое имеет долгосрочную ориентацию, которая управляет риском для нынешнего и будущих поколений, по сравнению с обществом, которое ценит немедленное потворство своим желаниям превыше всего.

    Коммуникация

    Общество управляется процессом коммуникации, который включает в себя правительственные, СМИ и информационные потоки из уст в уста. СМИ играют в обществе решающую роль как независимый докладчик о фактах. Если средства массовой информации имеют политические связи, предвзятые или подразумеваемые процессы коммуникации могут нарушиться из-за путаницы между фактами и пропагандой. Способность общества терпеть время. Это включает в себя элементы дизайна, расстановки приоритетов и подготовки, которые позволяют системам выдерживать как мягкие, так и жесткие нагрузки.Например, страна, которая культивирует, защищает и сохраняет свои ресурсы, предназначена для того, чтобы противостоять таким рискам, как сбои в глобальной цепочке поставок и бедствия.

    Примечания

    Множественные общества могут пересекаться на уровне цивилизации, нации, региона или города.
    Тип
    Определение (1) Средства, с помощью которых люди, живущие в одном месте, сотрудничают для достижения мира, процветания и устойчивости.
    Определение (2) Устойчивая социальная группа, демонстрирующая сотрудничество, общие ценности и общение.
    Связанные понятия

    Общество

    Это полный список статей, которые мы написали об обществе.

    Если вам понравилась эта страница, добавьте в закладки Simplicable.


    Общие характеристики цивилизаций.
    Определение сообщества с примерами.
    Определение свободы с примерами.
    Определение справедливости с примерами.
    Путеводитель по политике.
    Определение устойчивости с общими примерами.
    Определение ответственности с примерами.
    Распространенные типы социального статуса.
    Список основных социологических теорий.

    Список человеческого поведения.
    Обзор распространенных типов социальных изменений.
    Определение социологии с примерами.
    Список общих соображений о качестве жизни.
    Самые популярные статьи о Simplicable за последний день.

    © 2010-2020 Простое. Все права защищены. Воспроизведение материалов, размещенных на этом сайте, в любой форме без явного разрешения запрещено.

    Просмотр сведений об авторах и авторских правах или цитировании для этой страницы.

    Границы | Гордость и социальный статус

    Введение

    Гордость играет фундаментальную аффективную роль в поиске, достижении статуса и передаче сигналов (Cheng et al., 2010, 2013). Социальная функция гордости — выражать высокий статус, что выгодно как для участников демонстрации, так и для наблюдателей (Martens et al., 2012). Участники демонстрации получают уважение от других, в то время как наблюдатели получают ценную информацию о распределении ресурсов. Несмотря на то, что гордость является эмоцией, связанной со статусом, мы имеем ограниченные знания о том, как эта эмоция самосознания связана с двумя основными формами социального статуса, учитывая ее субъективные и объективные аспекты. В этом исследовании мы стремились преодолеть это ограничение, исследуя эти две формы социального статуса, различные стратегии поддержания статуса, а также два аспекта гордости. Было предпринято множество попыток изучить различные исходы и предикторы двух аспектов гордости (например, Tracy and Robins, 2007a, b; Tracy et al., 2010). Однако меньше исследований было сосредоточено на разложении его самого важного элемента: статуса.

    Согласно функционалистскому взгляду на социальный статус, четкие иерархии выгодны для группы, потому что стремление к достижению более высокого статуса мотивирует групповое поведение (Griskevicius et al., 2010). В соответствии с функционалистской точкой зрения, теория микрополитики (Anderson and Cowan, 2014; Anderson and Willer, 2014) предполагает, что существует два фундаментальных процесса формирования социального статуса индивида: оценки членами группы того, кто заслуживает более высокого статуса, и оценка кандидата. мотивация для достижения более высокого статуса.Эта теория определяет статус как функцию оценок членов группы и решений о том, кто заслуживает высокого ранга (Bales et al., 1951; Berger et al., 1972). Члены группы приходят к единому мнению, какие функции ценятся за высокий статус, и оценивают каждого члена по этим качествам. Если кандидат с более высоким статусом обладает большинством этих характеристик, он / она будет утвержден для получения более высокого статуса другими членами группы. Эти оценки членов группы в основном субъективны и не всегда соответствуют характеристикам или поведению оцениваемых лиц (Anderson and Cowan, 2014).Согласно теории микрополитики, люди не являются пассивными получателями статуса, но они активно ищут и достигают текущего или более высокого статуса.

    Следовательно, члены группы мотивированы увеличивать свою ценность в глазах других членов группы, подчеркивая те качества, которые соответствуют предпочтительному статусу. Поскольку оценка статуса членов группы является субъективной, аффективные компоненты играют ключевую роль как в отображении статуса, так и в процессах восприятия статуса. Среди соответствующих эмоций гордость — одна из самых важных, которая облегчает навигацию в социальной иерархии (Steckler and Tracy, 2014).

    Согласно Steckler and Tracy (2014), аффекты могут быть связаны с социальным статусом тремя различными, но взаимосвязанными способами. Во-первых, опыт эмоции, связанной со статусом, способствует такому поведению, которое облегчает навигацию в социальной иерархии. Согласно гипотезе «аффекта как информации» (Schwarz and Clore, 1983; Clore et al., 2001), эмоции призваны информировать людей об их относительной социальной значимости. Другими словами, воспринимая свои собственные внутренние состояния, люди делают выводы о своем социальном контексте.Более того, согласно мотивационным теориям, эмоции могут напрямую мотивировать поведение к повышению социального статуса. Субъективный опыт гордости может информировать члена группы о его / ее высоком социальном статусе и способствует поддержанию этого высокого статуса с помощью определенных стратегий поддержания статуса (Cheng et al. , 2010). Во-вторых, невербальных отображений эмоций, связанных со статусом, могут помочь в навигации в социальной иерархии, поскольку они представляют для наблюдателей текущий социальный ранг или изменение социального ранга (Tiedens and Fragale, 2003).Передача информации, относящейся к статусу, помогает членам группы избежать дорогостоящих споров, которые могут возникнуть, когда уровень социального статуса человека неизвестен. Следовательно, статус сигнализации может позволить членам группы быстро узнать, как должно происходить социальное взаимодействие. Например, проявленная гордость является важным сигналом высокого социального статуса даже при наличии противоречащей контекстной информации (Cheng et al., 2010; Tracy et al., 2010). В-третьих, тесно связанные с этим подходом, эмоции влияют на социальную навигацию, когда они воспринимаются другими.Распознавая и автоматически интерпретируя релевантные для статуса эмоции и их значение, воспринимающие могут адаптировать свое поведение. Например, восприятие гордости дает информацию о высоком социальном статусе, чтобы люди знали, кого уважать и кто контролирует ресурсы. Процесс отображения и восприятия эмоций практически одинаков, но важно подчеркнуть разные преимущества как для лиц, демонстрирующих, так и для наблюдателей. В целом, с точки зрения эволюции, сигнализация гордости — это рентабельный и мирный способ достижения статуса, поскольку он облегчает общение между членами группы с разным рангом.

    Основано на теории эволюции и подтверждено эмпирическими исследованиями Tracy et al. (2010) установили Двустороннюю модель гордости. Они различали подлинную и высокомерную гордость, которая эволюционировала для поддержания статуса по-разному (Tracy and Robins, 2007a, b).

    Подлинная гордость возникает, когда приписывание успеха является внутренним, нестабильным и контролируемым (Lewis, 2007; Tracy et al., 2009). Подлинная гордость связана с экстраверсией, покладистостью, сознательностью, удовлетворительными социальными отношениями, высокой самооценкой, просоциальным поведением, ориентацией на достижения и психическим здоровьем (Tracy and Robins, 2007a, b; Tracy et al. , 2009; Cheng et al., 2010).

    Губристическая гордость переживается, если приписывание успеха внешнее, стабильное и неконтролируемое (Lewis, 2007; Tracy et al., 2009). В отличие от подлинной гордости, она связана с более антиобщественным и агрессивным поведением. Это связано с неприятностью, невротизмом, недостатком сознательности, нарциссизмом, проблемными отношениями и плохими результатами психического здоровья (Tracy and Robins, 2007a, b; Tracy et al., 2009; Cheng et al., 2010).

    Кроме того, основное различие между двумя аспектами гордости заключается в том, что подлинная и высокомерная гордость эволюционировала, чтобы мотивировать различные стратегии поддержания статуса. Точнее, подлинная гордость связана с поддержанием статуса на основе престижа, а высокомерная гордость связана с поддержанием статуса на основе доминирования (Cheng et al., 2010, 2013), и как доминирование, так и престиж относятся к достижению высокого социального ранга.

    Доминирующие стратегии включают запугивание подчиненных, угрожая им удержанием ресурсов, и положительно связаны с нарциссическим самовозвеличиванием, агрессией и отрицательно связаны с уступчивостью (Henrich and Gil-White, 2001; Cheng et al. , 2010). Психологические корреляты высокомерной гордости способствуют поддержанию статуса на основе доминирования. Другими словами, субъективный опыт высокомерия и превосходства, проистекающий из высокомерной гордости, способствует тому, что индивид становится способным использовать угрожающие стратегии, связанные с доминированием (Cheng et al., 2010).

    Однако люди, использующие стратегии поддержания статуса на основе престижа , не боятся, но уважают члены группы, потому что они обладают культурными знаниями и навыками и готовы делиться этими ресурсами (Henrich and Gil-White, 2001).Престиж отрицательно связан с агрессией и невротизмом и положительно связан с подлинной самооценкой, социальным принятием, экстраверсией, сознательностью, открытостью и подлинной гордостью (Cheng et al., 2010, 2013). Подлинная гордость способствует поддержанию статуса, основанному на престиже, поскольку она мысленно предрасполагает человека к использованию конструктивных стратегий (то есть уверенности, согласия, открытости и достижений), чтобы их уважали другие (Cheng et al. , 2010).

    Тем не менее, двухсторонняя модель Трейси и Робинса (2004, 2007a, b) хорошо поддерживается многочисленными и многометодными эмпирическими исследованиями, следует принять во внимание альтернативную концептуализацию.Модель гордости «Заслуженный успех / Незаслуженный показ» (модель M / U) (Holbrook et al., 2014a, b) ставит под сомнение конструктивную валидность Двухсторонней модели с учетом того, как грани гордости измеряются с помощью семи пунктов Аутентичные и Шкала хубристической гордости (Трейси и Робинс, 2007b). Двусторонняя модель утверждает, что в случае подлинной гордости успех объясняется личными усилиями, а не способностями, поэтому в случае неудачи подлинная гордость будет связана с отсутствием усилий. Вместо этого модель M / U предполагает, что в случае подлинной гордости успех можно объяснить как усилиями, так и способностями.Между тем, подлинная гордость вообще не будет способствовать приписыванию неудач индивидууму, потому что заслуженная гордость — как и подлинная гордость — противоположна неудаче. Более того, Двуличная модель утверждает, что в случае высокомерной гордости успех объясняется личными способностями, а не усилиями, поэтому в случае неудачи гордость будет связана с недостатком личных способностей. Вместо этого модель M / U предполагает, что в случае высокомерной гордости успех нельзя отнести ни к усилиям, ни к способностям.Согласно пунктам семибалльной шкалы, высокомерие проявляется тогда, когда успех воспринимается человеком как незаслуженный, поэтому проявление гордости в этом смысле чрезмерно. Поэтому в модели M / U больше внимания уделяется роли процессов атрибуции и оценки в отношении опыта гордости. Согласно Трейси и Робинс (2014), высокомерная гордость может проявляться только на основе лежащего в основе опыта, и невозможно проявить гордость без соответствующих эмоций (как в модели M / U).

    Таким образом, существуют некоторые противоречия относительно того, как подлинная и высокомерная гордость вызывается успехом. Чтобы понять динамику, лежащую в основе этих двух аспектов, мы предлагаем сделать шаг назад. На основе модели процесса самосознательных эмоций (Tracy and Robins, 2004, 2007a) гордость испытывается после сложных когнитивных оценок вызывающего события. Эти оценки включают причинную атрибуцию эмоций (например, Weiner, 1985), теорию когнитивной оценки (например, Lazarus, 1991; Scherer, 2001) и процессы самооценки (e.г., Хиггинс, 1987; Карвер и Шайер, 1998). Поскольку гордость является одной из наиболее значимых эмоций, связанных со статусом, исследование природы этого вызывающего события, а именно приобретенного статуса, может иметь значение для понимания динамики этих двух аспектов.

    Хотя модель отношений гордости и поддержания статуса хорошо известна и подтверждается эмпирическими данными, эти исследования не изучали, какой тип социального статуса поддерживается престижем или доминированием. В этом исследовании мы сосредоточились на взаимосвязи между гордостью и социальным статусом с новой точки зрения, отдельно исследуя объективный социальный статус (OSS) и субъективный социальный статус (SSS). В предыдущих исследованиях различие между объективной и субъективной сторонами социального статуса казалось актуальным в отношении многих психологических конструктов, таких как негативная аффективность, пессимизм, стресс, контроль над жизнью, активное и пассивное совладание (Adler et al., 2000), психическое состояние. здоровье (Franzini and Fernandez-Esquer, 2006), благополучие (Howell and Howell, 2008), депрессивные симптомы (Hoebel et al., 2017) и вероятность стыда (Lundberg et al., 2009). Основываясь на этих предыдущих результатах, может быть актуальным исследование роли двух различных типов статуса в отношении эмоции, имеющей отношение к статусу.Различение субъективного и объективного статуса может дать нам более глубокое понимание динамики статусной гордости. Важно знать, какой статус важен, чтобы чувствовать подлинную гордость, потому что он может иметь несколько прикладных значений, например, в контексте рабочего места (Lu and Roto, 2016).

    По определению субъективный социальный статус означает собственное восприятие индивидами своего относительного положения в социальной иерархии (Джекман и Джекман, 1973; Адлер и Стюарт, 2007). Согласно одной из наиболее распространенных оценок SSS, люди с высоким статусом получают уважение, восхищение со стороны значимых групп, и они имеют большое влияние в этих группах. Однако члены с низким статусом не пользуются ни уважением, ни восхищением, ни влиянием в этих группах (Shaked et al., 2016). Уровень SSS может быть представлен на «социальной лестнице», где люди с высоким статусом занимают вершину, а люди с низким статусом — внизу лестницы. В общем, SSS относится к воспринимаемому относительному положению в важных референтных группах, основанному на воспринимаемом уважении, восхищении и влиянии.

    В отличие от SSS, объективный социальный статус состоит из измерений таких показателей статуса, как образование, доход, род занятий, финансовое благосостояние, предметы домашнего обихода, тип жилья, тип автомобиля и т. Д. (Adler and Stewart, 2007). Таким образом, воспринимаемый объективный статус основан на имуществе, материальных ресурсах и образовании, которые не обязательно предполагают воспринимаемое уважение, восхищение и влияние. Хотя эти два типа социального статуса взаимосвязаны, но имеют разные результаты (Goldman et al., 2006). Мы ожидаем, что эта дифференциация может быть видна не только в отношении результатов, связанных со здоровьем (Cundiff and Matthews, 2017), но и в отношении таких застенчивых, связанных со статусом эмоций, как подлинная и высокомерная гордость.

    Центерс (1949) подчеркивал, что люди, которые были классифицированы как принадлежащие к более бедным социально-экономическим группам, не должны думать о себе как о нижестоящих по сравнению с другими. В соответствующих социальных группах (например, в семье, друзьях) эти люди могут испытывать восхищение или уважение в результате своих навыков или знаний, что приводит к более высоким уровням SSS.В соответствии с этим те, у кого самый высокий уровень OSS, могут чувствовать себя недооцененными и неуважаемыми (низкий уровень SSS) со стороны других. Более того, SSS может отражать не только текущие социальные обстоятельства человека, но также включать его в прошлые или будущие перспективы (Singh-Manoux et al. , 2005). Это может объяснить, что у кого-то может быть высокое SSS без на самом деле высокого OSS.

    В текущем исследовании мы предположили, что OSS и SSS по-разному влияют на два аспекта гордости. Во-первых, поскольку SSS основывается на уважении, восхищении и влиянии референтных групп, мы предположили, что SSS более тесно связано с гордостью, чем OSS.Гордость интерпретируется как эмоция результата субъективной оценки группой успеха данного человека (Tracy and Robins, 2004), которая в основном основана на обратной связи соответствующих социальных групп и в меньшей степени на объективных ресурсах (например, уровне образования, деньги, разные товары). Во-вторых, мы ожидали, что SSS и OSS не только напрямую связаны с двумя аспектами гордости, но престиж и доминирование также могут играть посредническую роль.

    Мы ожидали, что SSS будет связано с подлинной гордостью через престиж по следующим причинам: если люди будут испытывать уважение, восхищение и влияние в своих соответствующих социальных группах, они смогут использовать стратегии поддержания статуса на основе престижа, такие как обмен культурными ресурсами, например их навыки и знания, которые могут способствовать подлинной гордости (Cheng et al. , 2010, 2013). Лица с высоким SSS не должны испытывать угрозу потери своего положения, поскольку члены группы подтверждают свой статус выражением уважения и восхищения, и этот опыт может способствовать подлинной гордости. Людям с высоким SSS, возможно, не придется применять доминирующие стратегии, такие как угроза другим, удерживая ресурсы и проявляя агрессию, чтобы поддерживать свое SSS — которое основано на уважении и восхищении — и это познание может мысленно предрасполагать человека к подлинной гордости.Более того, этот паттерн взаимоотношений может создать положительную петлю, потому что подлинные проявления гордости более приемлемы в обществе, поэтому они повышают социальный статус (Williams and DeSteno, 2009). В соответствии с этим подлинная гордость может стать основным аффективным механизмом поддержания высокого статуса на основе престижа. Более того, если SSS поддерживается за счет доминирования, лежащий в основе механизм угроз другим может мысленно предрасполагать человека к надменной гордости.

    С другой стороны, мы ожидали, что OSS также может быть актуальным, поскольку гордость связана с высоким статусом, а высокий статус означает привилегированный доступ к ресурсам.В материальном обществе такими ресурсами могут быть деньги, образование и социальные институты (Kafashan et al., 2014). Кроме того, мы ожидали, что OSS будет более актуальной фоновой переменной в случае высокомерной гордости, особенно если она поддерживается стратегиями, основанными на доминировании. Мы ожидали, что это особенно актуально при низком уровне SSS и высоком уровне OSS. Это означает, что люди, обладающие обширными ресурсами в виде высокого уровня образования, денег, имущества и т. Д., Но не уважаемые или не вызывающие восхищения со стороны других и не имеющие влияния, должны поддерживать свой статус в иерархии с помощью доминирующих стратегий, которые мысленно предрасполагают человеку, чтобы испытать то, что он или она тщеславен, заносчив, а именно горд, но высокомерно (Cheng et al., 2010, 2013). Это также может создать петлю обратной связи, но в данном случае отрицательную, в отличие от SSS → престиж → подлинный круг гордости. Однако, как было упомянуто выше, мы ожидали большего влияния в случае SSS, чем OSS на две формы гордости. Более того, поскольку две формы гордости коррелировали в предыдущих исследованиях (Tracy and Robins, 2007b), могут возникать перекрестные эффекты между OSS, SSS, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости.

    Мы исследовали эти предсказания в четырех исследованиях.В исследовании 1 мы исследовали эти прогнозы с помощью онлайн-анкеты, заполненной самими респондентами. Исследование 2 было аналогичным анкетным исследованием с самооценкой, но с многомерной оценкой OSS. В исследовании 3 OSS и SSS были изменены в виде виньетки 2 × 2, и участникам было предложено указать свои гипотетические эмоции и поведение в этих ситуациях. В исследовании 4 был такой же дизайн виньетки, что и в исследовании 3, за исключением того, что участникам приходилось оценивать воображаемые чувства и поведение другого человека, а не свои собственные.

    Исследование 1

    В исследовании 1 мы исследовали, как OSS и SSS связаны со стратегиями поддержания статуса и гордостью в опросном исследовании, о котором сообщают сами люди. SSS оценивался с помощью лестницы МакАртура (Adler and Stewart, 2007), которая представляла положение людей в соответствующих социальных группах в отношении уважения, восхищения и влияния. OSS оценивался с учетом уровня образования и ежемесячного дохода. СЭМ-анализ был проведен для изучения модели взаимоотношений SSS, OSS и гордости с посредничеством доминирования и престижа.Необработанные данные доступны в OSF: https://osf.io/ebg8a/ выводы этой рукописи будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю.

    Метод

    Участников

    В общей сложности 552 венгерских участника были набраны из тематических нерелевантных групп социальных сетей с более чем 10000 участников в настоящем исследовании (488 женщин), в возрасте от 18 до 76 лет ( M возраст = 30,66 лет, SD возраст = 10. 35 лет). Что касается уровня образования, то 333 из них имели высшее образование (60,3%), 192 (34,8%) имели высшее образование, 25 (4,5%) имели степень начальной школы, а двое участников (0,4%) не имели начальной степени. По месту жительства 194 (35,1%) проживали в столице, 70 (12,7%) — в уездных городах, 222 (40,2%) — в городах, 66 (12,0%) — в селах. Респондентов также спросили об их среднемесячном доходе ( млн Венгерский доход = 372 доллара США по данным Центрального статистического управления Венгрии, 2006 г.).Среднемесячный доход 79 (14,3%) респондентов составлял менее 180 долларов США, 187 респондентов (33,9%) имели от 180 до 540 долларов США, 169 (30,6%) имели среднемесячный доход от 541 до 904 долларов США, 86 (15,6%) ) имели среднемесячный доход 905–1808 долларов США, 21 (3,8%) респондент имели среднемесячный доход более 1809 долларов США, а 10 человек (1,8%) не указали свой среднемесячный доход.

    Меры
    Губристическая и аутентичная шкала гордости

    Эта мера (Tracy and Robins, 2007b) состояла из семи подлинных предметов (e. г., выполнено, выполнено; α = 0,87) и семь пунктов высокомерия (например, заносчивость, тщеславие; α = 0,84). Респонденты должны были указать степень, в которой они в целом себя чувствовали, используя 5-балльную шкалу (1 = совсем нет; 5 = крайне). Все переведенные меры в настоящем исследовании были переведены на венгерский язык с использованием протокола Beaton et al. (2000). Поскольку это была первая венгерская адаптация шкалы, был проведен подтверждающий факторный анализ (TLI = 0,969, CFI = 0,978, RMSEA = 0,053). Итоговая шкала состояла из пяти пунктов по обеим подшкалам.(Мы исключили пункты «уверенный», «как будто у меня самооценка», «эгоистичный» и «самодовольный» на основе факторных нагрузок и фактической достоверности.)

    Шкала доминирования и престижа

    Эта анкета (Cheng et al., 2010) состояла из 10 пунктов доминирования (например, «Я готов использовать агрессивную тактику, чтобы добиться своего»; α = 0,76) и 12 пунктов престижа (например, «Мои уникальные таланты и способности узнаются другими »; α = 0,80). Респонденты должны были указать свой уровень, на котором они были описаны, по 7-балльной шкале (1 = совсем нет; 7 = очень).Поскольку это была первая венгерская адаптация шкалы, был проведен подтверждающий факторный анализ (TLI = 0,963, CFI = 0,980, RMSEA = 0,044). Итоговая шкала состояла из трех пунктов по обеим подшкалам. Подшкала «Доминирование» состояла из следующих пунктов: «Не люблю отдавать приказы. (обратный пункт) »,« Мне нравится контролировать других ». и «Мне нравится иметь власть над другими людьми». Подшкала престижа состояла из следующих пунктов: «Другие обращаются ко мне за советом по самым разным вопросам». «Я приобрел известность и социальный престиж среди других в группе.»И« Другие считают меня экспертом по одним вопросам ».

    Шкала субъективного социального статуса МакАртура

    Субъективный социальный статус измерялся 10-балльной социальной лестницей (Adler et al., 2000; Ostrove et al., 2000), в которой респондентов просили указать свое положение, если «1» представляет тех, к кому относятся с наибольшим пренебрежением. социальные группы и «10» представляли тех, кто является наиболее успешным, наиболее уважаемым в соответствующих социальных группах, такими как семья, друзья, коллеги и т. д.Согласно первоначальному определению лестницы Adler et al. (2000) участникам было разрешено определять свои собственные группы.

    Объективный социальный статус

    Объективный социальный статус оценивался с помощью типичных показателей социально-экономического статуса, таких как уровень образования (1 = степень ниже начальной школы; 2 = законченная начальная школа; 3 = текущая средняя школа; 4 = законченная средняя школа; 5 = текущее высшее образование; 6 = закончил университет) и ежемесячный доход (1 = от 0 до 50 000 форинтов ∼ 0-180 долларов США; 2 = от 50 001 до 150 000 форинтов ∼ 181-540 долларов США; 3 = от 150 001 до 250 000 форинтов ∼ 541 и 900 долларов США; 4 = от 250 001 форинтов) и 500 000 форинтов ∼ 901 и 1 800 долларов США; 5 = свыше 500 001 HUF ∼ 1800 долларов США) с указанными выше категориями.

    Процедура

    Это исследование было выполнено с помощью системы онлайн-анкет. Сначала участников проинформировали о целях и содержании исследования. Их также заверили в анонимности своих ответов. Первая часть анкеты содержала шкалу Hubristic и Authentic Pride, за ней следовали шкалы доминирования и престижа. Во второй части были заданы демографические вопросы, включая показатели SSS и OSS. Это исследование было одобрено Комитетом по этике исследований факультета педагогики и психологии Университета Этвеша Лоранда и проводилось в соответствии с Хельсинкской декларацией.Все субъекты дали письменное информированное согласие.

    Статистический анализ

    Моделирование структурных уравнений (SEM) было реализовано для оценки влияния OSS и SSS на престиж, доминирование, подлинную и высокомерную гордость. При оценке модели учитывались множественные показатели соответствия (Bentler, 1990; Browne, Cudeck, 1993; Schermelleh-Engel et al., 2003; Hu, Bentler, 2006; Brown, 2015). Индекс сравнительной пригодности (CFI; хорошо> 0,90), индекс Такера-Льюиса (TLI; хорошо> 0.90) и среднеквадратичной ошибки аппроксимации (RMSEA; хорошо <0,08). Мы рассчитали данные с помощью метода регрессии (участникам предлагалось, но не требовалось, отвечать на любые оставшиеся без ответа вопросы OSS; в результате отсутствовало менее 0,02% данных).

    Результаты

    Согласно результатам корреляции (см. Таблицу 1A), подлинная гордость была относительно сильно и положительно связана с престижем и слабо — с доминированием. Более того, подлинная гордость была относительно сильно связана с SSS и слабо с OSS.Престиж был относительно сильно и положительно связан с SSS. Этот образец корреляции позволил проверить, опосредована ли связь между SSS и подлинной гордостью престижем.

    ТАБЛИЦА 1A. Корреляция между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости.

    С другой стороны, высокомерие было положительно связано с доминированием и было слабо и положительно связано с престижем, SSS и OSS. Этот самооценочный корреляционный паттерн указывает на то, что OSS играет второстепенную роль в обеих формах гордости и только положительно связан со стратегиями поддержания статуса, основанными на доминировании.Описательная статистика и межфакторные корреляции между измеряемыми переменными представлены в таблице 1А.

    На рисунке 1 представлены результаты модели SEM (TLI = 0,953, CFI = 0,967, RMSEA = 0,065). Результаты подтвердили предложенную модель. В частности, SSS косвенно и относительно сильно связано с подлинной гордостью через престиж. Показатели OSS (образование и доход) не были связаны ни с поддержанием статуса (доминирование и престиж), ни с аспектами гордости (подлинным и высокомерным).Кроме того, доминирование было умеренно связано с высокомерием. Посреднический анализ представлен в Таблице 1В со статистикой по общему, прямому и косвенному эффектам с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами.

    РИСУНОК 1. Анализ SEM между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости. Стандартизированные веса регрессии представлены стрелками. Пунктирная линия означает незначительную связь. ∗∗∗ p <0.001.

    ТАБЛИЦА 1B. Исследование 1: Стандартизованные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами.

    Обсуждение

    Исследование 1 предоставило первоначальную поддержку нашим гипотезам. Результаты исследования 1 подтвердили, что SSS был более уместным конструктом в отношении гордости, чем OSS, который подтвердил, что гордость была результатом субъективной оценки успеха (Tracy and Robins, 2004) в свете обратной связи социальной группы об уважении.Более того, SSS было связано с подлинной гордостью через престиж. Когда люди ощущают уважение, восхищение и влияние в своих соответствующих социальных группах, это будет идти рука об руку с использованием основанных на престиже стратегий поддержания статуса, таких как обмен знаниями и навыками и помощь другим членам группы. Этот опыт предрасполагает человека к подлинному чувству гордости. С другой стороны, использование основанных на доминировании стратегий поддержания статуса — таких как угроза другим и агрессивность — может предрасполагать к высокомерной гордости в результате высокомерного влияния на других членов группы.

    Эти данные подтверждают эволюционный подход к гордости (Cheng et al., 2010). В случае высокомерной гордости, когда людям не хватает инструментов для поддержания статуса, основанных на престиже, они испытают на себе тщеславие, высокомерие и напыщенность. Меры OSS не оказали значительного влияния ни на стратегии поддержания статуса, ни на гордость. Это означает, что не финансовые выгоды или университетские степени считались более важными символами в отношении того, что делает человека гордостью, а отзывы и оценки членов группы относительно уважения, восхищения и влияния данного человека.

    Итак, мы предположили, что SSS и OSS должны приниматься во внимание независимо при поддержании статуса и гордости, потому что они имеют дифференцированные эффекты. С другой стороны, результаты могут быть искажены неуместными и менее детальными мерами OSS. В исследовании 2 мы стремились преодолеть это ограничение, измеряя OSS с помощью нескольких связанных конструкций.

    Исследование 2

    В исследовании 2 мы исследовали, как OSS и SSS связаны со стратегиями поддержания статуса и гордостью.Исследование 2 было аналогичным исследованию с самооценкой, аналогичным исследованию 1, но мы стремились измерить OSS с помощью дифференцированных мер. SEM-анализ был проведен, чтобы исследовать модель отношения OSS и SSS к подлинной и высокомерной гордости при посредничестве стратегий поддержания статуса. Необработанные данные доступны на OSF: https://osf.io/ebg8a/.

    Метод

    Участников

    В общей сложности 509 венгерских участников были набраны из тематических нерелевантных групп социальных сетей с более чем 10000 участников в настоящем исследовании (370 женщин, 135 мужчин, 4 пропавших без вести) в возрасте от 18 до 75 лет ( M возраст = 27. 34 года, SD возраст = 10,26 года). По месту жительства 249 (48,9%) проживали в столице, 91 (17,9%) — в уездных городах, 114 (22,4%) — в городах, 52 (10,2%) — в селах, 3 респондента не указали место их проживания. Респондентов также спросили об их среднемесячном доходе ( млн Венгерский доход = 372 доллара США по данным Центрального статистического управления Венгрии, 2006 г.). Среднемесячный доход 116 (22,8%) респондентов составил менее 180 долларов США, 210 респондентов (41.3%) имели от 180 до 540 долларов США, 89 (17,5%) имели среднемесячный доход 541–904 долларов США, 64 (12,6%) имели средний ежемесячный доход 905–1808 долларов США, 24 (4,7%) респондентов имели более Среднемесячный доход 1 809 долларов США и 6 физических лиц (1,8%) не указали свой среднемесячный доход.

    Меры, процедуры и статистический анализ

    В этом исследовании использовались те же шкалы, что и в исследовании 1: Hubristic и Authentic Pride Scale (Tracy and Robins, 2007b; α Authentic = 0. 86, α hubristic = 0.84) в укороченном виде. SSS измеряли по шкале субъективного социального статуса МакАртура (Ostrove et al., 2000; Adler, Stewart, 2007).

    Объективный социальный статус измерялся с помощью различных статусных конструктов. Респондентов спрашивали об их среднемесячном доходе по вышеупомянутым категориям. Кроме того, вопрос о финансовом благополучии задавался по 6-балльной шкале Лайкерта (1 = я живу в заведомо хороших финансовых условиях; 2 = я живу без финансовых проблем; 3 = я экономлю, но живу хорошо; 4 = я почти могу жить без финансовых проблем; 5 = у меня из месяца в месяц возникают финансовые проблемы; 6 = я живу в депривации).Профессия была разделена на две категории: белые и синие воротнички. Кроме того, респондентов спрашивали о таких статусных вещах, как мобильный телефон, машина и дом. Они должны были указать стоимость своего телефона и автомобиля по 10-балльной шкале, где 1 указывал на самые худшие и самые старые типы телефонов и автомобилей, а 10 — на лучшие, новейшие и самые современные телефоны или автомобили. Он также был проиллюстрирован картинками для лучшего понимания. Респондентов спрашивали, живут они в собственном доме или нет.Что касается процедуры и статистического анализа этого исследования, оно было таким же, как и в исследовании 1. Мы использовали метод регрессии (участникам предлагалось, но не требовалось, отвечать на любые оставшиеся без ответа вопросы OSS; в результате менее 0,02% данных были отсутствующий).

    Результаты

    Согласно результатам корреляции, подлинная гордость была относительно сильно и положительно связана с престижем и SSS и слабо и положительно с некоторыми показателями OSS (например, доход, род занятий и автомобиль).Престиж был сильно и положительно связан с SSS. Губристическая гордость была относительно сильно и положительно связана с господством. Описательная статистика и межфакторные корреляции между измеряемыми переменными представлены в таблице 2A.

    ТАБЛИЦА 2А. Корреляция между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости.

    Этот образец корреляции позволил проверить предполагаемую модель SEM. На рисунке 2 представлен результат анализа SEM (TLI = 0.905, CFI = 0,937, RMSEA = 0,053). Поскольку между показателями OSS была слабая корреляция, переменные тестировались в модели независимо, а не как агрегированная или скрытая переменная. Согласно модели, SSS прямо и положительно связано с престижем и подлинной гордостью и косвенно с подлинной гордостью через престиж. Более того, SSS напрямую и умеренно связано с доминированием и высокомерием через доминирование. Доход был незначительным и слабо связан с престижем, а дом был незначительным и слабо связан с господством.В общем, OSS не было связано ни с подлинной, ни с высокомерной гордостью, а также со стратегиями поддержания статуса. Кроме того, доминирование было напрямую и относительно тесно связано с высокомерием. Посреднический анализ представлен в Таблице 2B со статистикой по общему, прямому и косвенному эффектам с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами.

    РИСУНОК 2. Анализ SEM между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости.Стандартизированные веса регрессии представлены стрелками. Пунктирная линия означает незначительную связь. ∗∗∗ p <0,001.

    ТАБЛИЦА 2B. Исследование 2: Стандартизированные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами.

    Обсуждение

    Исследование 2 дало дополнительные доказательства предполагаемой модели взаимоотношений. Согласно результатам, SSS была более подходящей конструкцией в отношении стратегий поддержания статуса и гордости.Связь между SSS и подлинной гордостью опосредована престижем, который указывает на то, что воспринимаемое уважение, восхищение и влияние в соответствующих социальных группах идут рука об руку с обменом знаниями и навыками и позволяют искренне гордиться. SSS также было связано с высокомерием при посредничестве доминирования. Это указывает на то, что SSS может быть источником обоих видов стратегий поддержания статуса, в которых престиж играет главную роль, а доминирование играет второстепенную роль.Для людей с высоким престижем SSS может стать основой для поддержания высокого статуса, но иногда может быть уместным или полезным также использование стратегий поддержания статуса, основанных на доминировании. Эти результаты могут пролить свет на долю этих стратегий, в которых престиж играет главную роль, но доминирование не может быть незначительным.

    Удивительно, но меры OSS не оказали значительного или очень небольшого воздействия как на стратегии поддержания статуса, так и на аспекты гордости. Предложение из исследования 1 о том, что не нужно принимать во внимание имущество и деньги, чтобы гордиться полученными доказательствами.Субъективная оценка членов группы, по-видимому, сыграла гораздо более важную роль в отношении гордости.

    Исследование 2 подтвердило, что SSS и OSS должны приниматься во внимание по-разному, учитывая стратегии поддержания статуса и гордость. Исследования 1 и 2 были самоотчетными, перекрестными и корреляционными исследованиями, в которых статус не подвергался систематической манипуляции, что может быть одним из ограничений этих работ. Поэтому в исследовании 3 мы намеревались манипулировать SSS и OSS и исследовать их дифференцированное влияние на стратегии поддержания статуса и гордость за задачу оценки ситуации.

    Исследование 3

    В исследовании 3 нашей основной целью было систематическое исследование того, как SSS и OSS связаны со стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости в исследовании виньетки для снижения потенциальной предвзятости, вызванной самоотчетной оценкой OSS. Для этой цели OSS и SSS были преобразованы в дизайн виньетки 2 × 2. Участников попросили указать, как они будут гордиться и как они будут себя вести, чтобы сохранить свой статус. Необработанные данные доступны на OSF: https: // osf.io / ebg8a /.

    Метод

    Участников

    В общей сложности 345 венгерских участников были набраны из не относящихся к теме групп социальных сетей с более чем 10 000 участников в настоящем исследовании, 69 (20%) из них были исключены из анализа, потому что они сообщили, что это было очень сложно или довольно сложно для им представить описанную ситуацию виньетки. Окончательная выборка состояла из 276 участников (222 женщины, четверо отсутствовали) в возрасте от 18 до 70 лет ( M возраст = 28.78 лет, SD возраст = 11,99 лет). По месту жительства 109 (39,5%) жили в столице, 33 (12,0%) — в уездных городах, 95 (34,4%) — в городах, 35 (12,7%) — в селах, 4 респондента не указали место их проживания.

    Респондентов спросили об их финансовом благополучии. Шестьдесят шесть участников (23,9%) сообщили, что он / она живет без финансовых проблем, 134 (48,6%) сообщили, что он / она экономит, но живет хорошо, 37 (13,4%) сообщили, что он / она может жить почти без финансовых проблем. , 13 (4.7%) сообщили, что у него / нее есть финансовые проблемы из месяца в месяц, пять участников (1,8%) сообщили, что он / она живет в депривации, и 17 респондентов не ответили на этот вопрос.

    Меры, процедуры и статистический анализ

    Было проведено исследование виньеток, чтобы изучить модель взаимоотношений между двумя формами социального статуса, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости. SSS и OSS были изменены (высокий или низкий) в дизайне 2 × 2 через виньетки.Сначала респондентов просили представить, что они находятся в ситуации, характерной для виньетки. Им было предложено представить, что они проводят презентацию в компании и сообщают о своем успехе, который на 20% превышает ожидаемые ключевые показатели эффективности. OSS манипулировали уровнем образования, финансовым положением, телефоном, типом дома и одеждой. Высокий объективный социальный статус характеризовался дипломом университета с высокой репутацией, обладателем новейшего iPhone, модной одеждой, собственной квартирой и проживанием без финансовых проблем. Низкий объективный социальный статус характеризовался наличием профессионального образования, недорогим мобильным телефоном, немодной одеждой, съемкой небольшой квартиры со знакомыми и некоторыми финансовыми проблемами. В условиях высокого субъективного социального статуса, респонденты должны были представить, что ими восхищаются и уважают коллеги, а в условиях низкого субъективного социального статуса, условиях, они не вызывали восхищения и уважения со стороны коллег. Приложение содержит полный текст виньеток.

    Исследование проводилось с помощью системы онлайн-опросов, и участники были случайным образом распределены по одному из четырех условий. Сначала они были проинформированы о целях и содержании исследования. Все субъекты дали письменное информированное согласие в соответствии с Хельсинкской декларацией. Их также заверили в анонимности своих ответов. После этого участников попросили ответить на трехпунктную версию шкалы доминирования и престижа (Cheng et al., 2010; престиж α = 0.78, преобладание α = 0,55) и сокращенная версия шкалы Hubristic и Authentic Pride (Tracy and Robins, 2007b; α подлинный = 0,91, α высокомерный = 0,87). Наконец, участники ответили на демографические вопросы.

    Что касается статистического анализа этого исследования, он был таким же, как в исследованиях 1 и 2, за исключением условий в фиктивных переменных. Что касается как OSS, так и SSS, низкие уровни были закодированы как 0, а высокие уровни были закодированы как 1.

    Результаты

    Описательная статистика измеренных шкал в четырех условиях (OSS — высокий / низкий, SSS — высокий / низкий) представлена ​​в таблице 3.Оба показателя гордости имели наивысшие баллы, когда оба показателя OSS и SSS были высокими. Престиж был выше, когда OSS был низким, а SSS был высоким (по сравнению с высоким OSS — низким SSS и низким OSS — низким SSS). Доминирование было выше, когда OSS было высоким, а SSS было низким (по сравнению с низким OSS — высоким SSS и низким OSS — низким SSS). Эти результаты подразумевают, что высокое SSS более уместно в отношении подлинной гордости и престижа, а OSS более уместно в отношении высокомерной гордости и доминирования.

    ТАБЛИЦА 3A. Описательная статистика по группам для подлинной гордости, высокомерной гордости, престижа и доминирования.

    Двусторонний дисперсионный анализ ANOVA был проведен для сравнения основных эффектов SSS и OSS и эффекта взаимодействия между SSS и OSS на подлинную и высокомерную гордость. Что касается подлинной гордости, SSS оказал значительный главный эффект [ F (1,272) = 28,56, p <0,001], что указывает на значительную разницу между низким SSS ( M низкий = 3,27, SD низкий = 1.05) и условий высокого НДС ( M high = 3.80, SD high = 0.84). OSS также оказал значительное влияние на подлинную гордость [ F (1,272) = 44,31, p <0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M низкий = 3,21, SD низкий = 1.01) и высоких условиях OSS ( M high = 3.88, SD high = 0.82). Эффект взаимодействия не был значительным [ F (1,272) = 2,52, p = 0,113]. Что касается высокомерия, SSS не оказал значительного основного эффекта [ F (1,272) = 0.418, p. = 0,518]. Напротив, OSS оказывает значительное влияние на высокомерие [ F (1,272) = 41,60, p <0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M low = 1,21, SD низкий = 0,35) и высокий OSS ( M высокий = 1,70, SD высокий = 0,76). Эффект взаимодействия не был значительным [ F (1,272) = 0,002, p = 0.967].

    На рисунке 3 представлены результаты анализа SEM (TLI = 0,946, CFI = 0,957, RMSEA = 0,055). Посреднический анализ представлен в Таблице 3B со статистикой по общему, прямому и косвенному эффектам с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами. SSS было прямо и положительно связано с престижем и косвенно и положительно с подлинной гордостью через престиж. OSS было напрямую связано с подлинной и высокомерной гордостью. Доминирование было связано с высокомерием.

    РИСУНОК 3. SEM-анализ между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости. Стандартизированные веса регрессии представлены стрелками. Пунктирная линия означает незначительную связь. ∗∗∗ p <0,001. Уровни SSS и OSS кодируются как 0-низкий, 1-высокий.

    ТАБЛИЦА 3B. Исследование 3: Стандартизованные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами.

    Обсуждение

    Исследование 3 дало новые аспекты предполагаемой модели взаимоотношений. SSS было связано с подлинной гордостью через престиж, как в исследованиях 1 и 2. Более того, в исследовании 3 также OSS имел значительную связь с подлинной и высокомерной гордостью. Что касается подлинной гордости, это означает, что, если человек ощущает (1) уважение, восхищение и влияние в соответствующих социальных группах, а также (2) имеет деньги, хорошо живет, имеет хороший телефон и собственный дом позволяет чувствовать себя выполненным и уверенным.С другой стороны, в этой воображаемой ситуации SSS не было связано с высокомерием. Это означает, что когда люди воображают, что у них много денег и имущества, но другие не уважают их, они сообщают, что чувствовали бы себя высокомерными и тщеславными. Значения группы доминирования в высоком OSS-высоком SSS и высоком OSS-низком SSS подтверждают это.

    Исследование 3 также подтвердило, что SSS и OSS по-разному влияют на стратегии поддержания статуса и гордость. Хотя Исследование 3 также было самооценкой, допускающей положительную корыстную предвзятость.Это может искажать результаты по следующим причинам: (1) люди не склонны признаваться в том, что они доминируют или высокомерны (низкие значения в группе могут подтвердить это утверждение) и (2) финансовые вопросы могут быть слишком интимными, что может подорвать честные ответы. По этой причине в исследовании 4 мы попросили участников оценить гипотетического другого человека в той же ситуации, чтобы избежать этих негативных последствий корыстной предвзятости.

    Исследование 4

    В этом исследовании виньеток нашей основной целью было снижение корыстных предубеждений при оценке модели взаимоотношений SSS, OSS, престижа, доминирования, подлинной и высокомерной гордости в рамках исследования виньеток, очень похожих на предыдущее.Единственная разница была связана с перспективой ответа. В предыдущем исследовании участники представляли себя в роли успешного человека, в данном случае их попросили оценить чужие эмоции и предполагаемое поведение. Для этой цели мы использовали план исследования 2 × 2 Исследования 2, в котором SSS и OSS обрабатывались с помощью этой только одной модификации. Необработанные данные доступны на OSF: https://osf.io/ebg8a/.

    Метод

    Участников

    Всего 497 венгерских участников были набраны из тематических нерелевантных групп социальных сетей с более чем 10000 участников в настоящем исследовании (379 женщин) в возрасте от 18 до 64 лет ( M возраст = 28.25 лет, SD возраст = 9,19 лет). В отношении своего финансового положения 128 респондентов (25,8%) указали, что он / она живет без финансовых проблем, 229 респондентов (46,1%) указали, что он / она экономит, но живут хорошо, 88 респондентов (17,7%) указали, что он / она почти может жить без финансовых проблем, 23 респондента (4,6%) указали, что у него / нее есть финансовые проблемы из месяца в месяц, 5 респондентов (0,1%) указали, что живет с депривацией и 24 респондента (4.8%) не ответили.

    Меры, процедуры и статистический анализ

    Было проведено исследование виньеток, чтобы изучить модель взаимоотношений между двумя формами социального статуса, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости. SSS и OSS были изменены (высокий или низкий) в дизайне 2 × 2 через виньетки. Сюжетная линия была такой же, как и в исследовании 3, но в настоящем исследовании участников просили оценить чужие эмоции и предполагаемое поведение.Респонденты читали рассказ о «Габи» (это гендерно-нейтральное имя на венгерском языке). OSS и SSS Габи обрабатывались таким же образом, как и в исследовании 3. Что касается процедуры и статистического анализа этого исследования, оно было таким же, как и в исследовании 3 (престиж α = 0,88, доминирование α = 0,77, α подлинный = 0,84, α высокомерный = 0,91).

    Результаты

    Описательная статистика измеренных шкал в четырех условиях (OSS — высокий / низкий, SSS — высокий / низкий) представлена ​​в таблице 4A.Оценки престижа были выше, чем оценки доминирования, когда SSS был высоким, независимо от уровня OSS. Следовательно, оценки доминирования были выше, чем оценки престижа, когда SSS был низким, независимо от уровня OSS.

    ТАБЛИЦА 4A. Описательная статистика по группам для подлинной гордости, высокомерной гордости, престижа и доминирования.

    ТАБЛИЦА 4B. Исследование 4: Стандартизированные оценки общих, прямых и косвенных эффектов с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами.

    Двусторонний дисперсионный анализ ANOVA был проведен для сравнения основных эффектов SSS и OSS и эффекта взаимодействия между SSS и OSS на подлинную и высокомерную гордость. Что касается подлинной гордости, SSS оказал значительный главный эффект [ F (1,493) = 10,35, p <0,01], что указывает на значительную разницу между низким SSS ( M low = 3,80, SD low = 0,94) и условия высокого НДС ( M высокий = 4,05, SD высокий = 0.91). OSS также оказал значительное влияние на подлинную гордость [ F (1,493) = 64,67, p <0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M low = 3,62, SD low = 0,92) и высоких условиях OSS ( M high = 4,24, SD high = 0,83). Эффект взаимодействия не был значительным [ F (1,493) = 2,88, p = 0,09]. Что касается высокомерия, SSS оказал значительное влияние на [ F (1,493) = 7.81, p <0,01], что указывает на значительную разницу между низким SSS ( M low = 1,85, SD low = 1,04) и высоким SSS ( M high = 1,65, SD high = 0,86), но эта разница была очень небольшой. OSS также оказал значительное влияние на высокомерие [ F (1,493) = 216,15, p <0,001], что указывает на значительную разницу между низким OSS ( M low = 1.23, SD низкий = 0,45) и высокие условия OSS ( M высокий = 2,27, SD высокий = 1,04). Эффект взаимодействия не был значительным [ F (1,493) = 3,58, p = 0,06].

    На рисунке 4 представлены результаты анализа SEM (TLI = 0,953, CFI = 0,967, RMSEA = 0,065). Посреднический анализ представлен в Таблице 4В со статистикой по общему, прямому и косвенному эффектам с 95% скорректированными на смещение доверительными интервалами.SSS было косвенно и тесно связано с подлинной гордостью через престиж. SSS также напрямую связано с подлинной гордостью с небольшим, но отрицательным регрессионным весом, который вызван эффектом подавления, когда косвенный эффект настолько силен, что подавляет прямой эффект (MacKinnon et al., 2000; Paulhus et al., 2004 ). Для оценки значимости подавляющего эффекта использовался тест Собела ( zs = 4,49, p <0,0001). SSS было косвенно связано с высокомерием через престиж, но с незначительным небольшим отрицательным весом регрессии.

    РИСУНОК 4. Анализ SEM между субъективным и объективным социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости. Стандартизированные веса регрессии представлены стрелками. Пунктирная линия означает незначительную связь. ∗∗∗ p <0,001. Уровни SSS и OSS кодируются как 0-низкий, 1-высокий.

    Объективный социальный статус был напрямую связан с подлинной гордостью и высокомерием. OSS также косвенно связано с высокомерием через доминирование.Эта модель посреднических отношений была оправдана только в этом исследовании, и коэффициенты были относительно сильными, кроме того, возникла неожиданная положительная связь между доминированием и подлинной гордостью, но с небольшим коэффициентом.

    Обсуждение

    Исследование 4 дало новое понимание модели взаимоотношений различных аспектов статуса, поддержания статуса и гордости. SSS был связан с подлинной гордостью через престиж, как в исследованиях 1, 2 и 3. OSS был напрямую связан как с подлинной, так и с высокомерной гордостью, как в исследовании 3, но в исследовании 4 OSS был косвенно и сильно связан с высокомерием через доминирование.Это означает, что при оценке другого человека участники склонны использовать различные аспекты статуса в отличие от того, когда их просят оценить самих себя. Похоже, что по мнению других, различные проявления ПСОК могут получить больший акцент в отношении поддержания статуса и гордости. Это особенно верно в отношении связей между OSS → доминирование → путь высокомерия. Другими словами, когда у этого воображаемого человека было высокое OSS (много денег и имущества) при низком SSS (отсутствие уважения и восхищения со стороны соответствующих членов социальной группы), этот человек воспринимался как использующий стратегии поддержания доминирующего статуса и испытывал высокомерную гордость.

    Мы полагаем, что более сильное присутствие OSS может быть связано со снижением эффекта корыстных предубеждений. Кроме того, в нынешней экспериментальной манипуляции участники могут полагаться в своих решениях на видимые сигналы, которые они могут видеть на других людях (материальные блага, качество мобильного телефона, одежда), которые люди часто используют для социальной категоризации, но которые могут быть более незамеченными, если люди оценивают себя. . В последнем случае можно сделать больший акцент на внутренних переживаниях, чувствах и мыслях, которые лишь частично доступны в случае других людей.Эти результаты будут более подробно описаны в ходе общего обсуждения в свете результатов исследования 3.

    Таким образом, исследование 4 также подтвердило, что стоит разделить влияние SSS и OSS на престиж, доминирование, подлинную и высокомерную гордость. Кроме того, это исследование предоставило эмпирические доказательства новой перспективы в исследовании гордости с изменением оценочной точки зрения, что может уменьшить корыстные предубеждения и предоставить подробную картину OSS, доминирования и высокомерия.

    Общие обсуждения

    Гордость — это эмоция, связанная со статусом. Однако природа статуса, по-видимому, малоизученный феномен в исследованиях прайда. В данном исследовательском проекте четыре исследования предоставили доказательства дифференцированной роли SSS и OSS в стратегиях поддержания статуса и гордости. Наш главный результат заключался в том, что SSS — в отличие от OSS — более тесно связано с подлинной гордостью через престиж. Что касается роли OSS в стратегиях поддержания статуса и гордости, то он имел разные эффекты в зависимости от дизайна исследования.В анкетных исследованиях (исследования 1 и 2) OSS не был связан ни с поддержанием статуса, ни с аспектами гордости. Однако в исследованиях виньеток (исследования 3 и 4), когда участникам приходилось оценивать стереотипную ситуацию, OSS играл более значительную роль в аспектах гордости. Несмотря на эти общие тенденции, четыре исследования могут дать более дифференцированную картину о паттернах взаимоотношений между социальным статусом, стратегиями поддержания статуса и аспектами гордости и гордости, которые нельзя рассматривать как однородную конструкцию в исследованиях гордости.

    Роль субъективного социального статуса в подлинной гордости

    Все четыре исследования подтвердили, что в отличие от OSS, SSS играет более центральную роль в гордости. Этот результат указывает на то, что гордость является результатом личной субъективной оценки статуса, которая отражает скорее сумму социальной обратной связи, полученной от членов группы, чем такие объективные меры, как образование, блага или богатство. Во всех четырех исследованиях SSS было связано с подлинной гордостью через престиж. Эти результаты показывают, что люди, которых ценят друзья, семья и коллеги (высокое SSS), часто делятся своими знаниями, навыками и полезны (престиж), испытывая при этом достижения, уверенность и успех (подлинная гордость).Весь этот цикл можно объяснить эффектом Мэтью (Merton, 1968), постулирующим принцип «богатые становятся богатыми», в соответствии с которым может быть создана петля положительной обратной связи в отношении социальной обратной связи (Petersen et al., 2011; de Rijt et al., 2014). Лица с более высокими позициями на субъективной социальной лестнице, как правило, используют социально приемлемые стратегии поддержания статуса, основанные на престиже, и испытывают подлинную гордость, которая также является социально приемлемой (Williams and DeSteno, 2009). По этой причине неудивительно, что они становятся более принятыми и ценными в обществе, что, в свою очередь, может привести к положительной обратной связи.

    Очевидно недостающее звено между объективным социальным статусом, господством, престижем и аспектами гордости

    В первых двух анкетных исследованиях OSS либо играл незначительную, либо незначительную роль в стратегиях поддержания статуса и аспектах гордости. Эти результаты показывают, что когда люди оценивают себя (сообщая о себе), объективный статус (доход, товары или образование) не связан со стратегиями поддержания статуса и гордостью. Однако систематическое манипулирование OSS (исследование 3) оказывало влияние как на подлинную, так и на высокомерную гордость, но все же не было связано со стратегиями поддержания статуса.В задаче оценки ситуации (исследование 4), в которой вместо себя оценивался другой человек, OSS ассоциировался с доминированием. Есть и другие возможные объяснения этих явно недостающих звеньев OSS.

    Одно из объяснений может заключаться в том, что люди склонны использовать разные сигналы статуса, когда они наблюдают за другими людьми и высказывают мнение о своем поведении и эмоциях, в отличие от того, когда они наблюдают за своим поведением и внутренними состояниями. При оценке других (по сравнению с собой) визуальные признаки статуса (например,(например, одежда, автомобиль или мобильный телефон) могут стать более важными сигналами. Большая значимость этих сигналов OSS может побудить людей сделать выводы о том, как другие поддерживают статус или насколько они могут гордиться. Это может быть примером предвзятости корреспонденции (Jones and Davis, 1965; Pronin et al., 2004), когда люди склонны делать выводы из наблюдаемого поведения своим предрасположенностям. Это может быть причиной относительно сильной связи между OSS (например, наблюдаемыми видимыми характеристиками) и стратегиями поддержания статуса доминирования (например,g., связанные с агрессией предрасположенности), если оцениваются другие (см. Исследование 4). Однако эта связь отсутствует (см. Исследование 3), когда участники сообщают о своих собственных агрессивных стратегиях поддержания статуса, которые в основном могут быть отнесены к ситуационным факторам (на основе асимметрии актер-наблюдатель, предложенной Джонсом и Нисбеттом, 1971). В целом, эти результаты предполагают, что оценка себя по сравнению с другими может иметь серьезные последствия в отношении модели взаимоотношений социального статуса, его поддержания и гордости.

    Отсутствующее звено между OSS и другими конструкциями в анкетных исследованиях может происходить из методологических соображений, касающихся сигналов объективного статуса. В исследовании 1 он был охарактеризован только двумя измерениями (уровень образования по шести основным категориям и доход по пяти категориям). Чтобы получить более подробные данные OSS, в исследовании 2 мы оценили дополнительные показатели OSS с точки зрения финансового благосостояния и материального имущества, но не было обнаружено соответствующих связей с OSS.Кроме того, взаимосвязь между индикаторами OSS не была сильной (см. Таблицу 2A). Поэтому мы не можем утверждать, что были участники с однозначно высоким OSS и однозначно низким OSS. Следовательно, в следующих исследованиях виньеток вместо все более и более точных оценок мы манипулировали OSS стереотипным образом и переместили все индикаторы на высокий или низкий уровень. В общем, несмотря на наши усилия по определению соответствующих самооценок показателей OSS, оценка OSS — сложный вопрос, в котором получение «объективных» данных OSS (т.е., платежный чек, материальные ценности, долги и т. д.) может стать следующим шагом в будущих исследованиях.

    В настоящем исследовании были и другие несоответствия. Несмотря на наши ожидания, в исследованиях виньеток (Исследования 3 и 4) мы обнаружили, что OSS был связан с как подлинной, так и высокомерной гордостью . Это несоответствие можно объяснить на основе теории локуса контроля (Роттер, 1966). Внутренний локус контроля означает, что успех проистекает из усилий, способностей или поведения, тогда как в случае внешнего локуса за успех несут ответственность такие внешние факторы, как судьба, удача или кумовство.Согласно определению подлинной гордости, ее приписывают внутренним, нестабильным причинам, в то время как высокомерие приписывают внутренним, устойчивым причинам (Tracy and Robins, 2007b). Мы полагаем, что OSS связано с подлинной гордостью, если «объективный» успех приписывается усилиям или способностям (внутренний локус), тогда как OSS связан с высокомерием, если «объективный» статус приписывается внешним причинам (внешний локус). Требуются дальнейшие исследования для изучения потенциальной роли локуса контроля в этих паттернах взаимоотношений.Возможно, что контроль над успехом может быть связан с престижем как поддержанием статуса, в то время как отсутствие контроля может привести к более отчаянным стратегиям, таким как доминирование.

    В целом, в случае анкетных исследований (Исследование 1 и Исследование 2) выяснилось, что OSS не играл никакой роли в стратегиях поддержания гордости и статуса, в то время как SSS демонстрирует устойчивую модель взаимоотношений. В этих оценочных ситуациях участники писали о своей собственной ситуации и восприятии своего статуса, его поддержании и гордости.Однако в случае исследований виньеток (Исследование 3 и Исследование 4) они сообщают свое мнение о воображаемых ситуациях, в которых они могут наблюдать себя и других людей с идеалистической точки зрения, в которой все объективные показатели статуса совпадают (высшее образование, собственная квартира , товары высокого класса, высокий доход и т. д.). Как и в Венгрии как материалистической стране (Hofmeister, Neulinger, 2013), сочетание этих идеалистических материальных ценностей может быть связано с благополучием. В нынешних обстоятельствах респондентов нет связи между OSS и подлинной гордостью, но вполне возможно, что в воображаемой идеалистической ситуации респонденты могут полагать, что обладание этими вещами может привести к определенному удовлетворению, которое проявляется в форме подлинного гордость (достижение, успех и т. д.)).

    Прикладное значение

    Это исследование имеет несколько практических последствий. На основе результатов, если цель состоит в том, чтобы усилить субъективное переживание подлинной гордости — с точки зрения того, чтобы сотрудники или студенты чувствовали себя выполненными, успешными и выполненными — может быть целесообразно продвигать SSS, а не стимулы OSS. Например, на рабочем месте или в школе можно посоветовать установить и укрепить взаимное уважение между коллегами и сделать акцент на нормах, способствующих взаимному признанию, основанному на усилиях, которое может стать фоном для формирования иерархии.Однако объективные стимулы, основанные на статусе, по-видимому, не имеют аналогичного адаптивного эффекта с точки зрения поддержания статуса или субъективного опыта гордости.

    Ограничения и дальнейшие исследования

    Хотя настоящее исследование было направлено на то, чтобы стать пионером в изучении дифференцированной роли социального статуса в гордости, оно не лишено ограничений. Во-первых, респонденты-женщины были чрезмерно представлены в выборках, а выборки не были репрезентативными. В будущих исследованиях следует использовать более сбалансированные и полные выборки.Во-вторых, не использовались поведенческие меры. В-третьих, в исследовании 1 и исследовании 2 социальная желательность, в исследовании 4 систематическая ошибка доступности может исказить результаты. В будущих исследованиях следует использовать не только самоотчет и задачу по оценке ситуации, но и прилагать больше усилий для уменьшения или устранения этих предубеждений. Кроме того, Исследование 3 представляло собой задачу по оценке ситуации с воображаемым сценарием, в которой респондентов просили указать, как они будут себя вести и чувствовать в этой ситуации, что может отличаться от их реакций в реальной жизни.Более того, Исследование 4 также может предоставить лишь ограниченную информацию о том, как респонденты оценили бы кого-то с аналогичным поведением в реальной жизни.

    Еще одно ограничение этого исследования связано с широким определением SSS. Согласно оригинальной инструкции по лестнице Макартура Адлера и др. (2000), участники могут думать о разных социальных группах, когда оценивают свое положение. Основываясь на исследовании Адлера и др. (2000), известно, что большинство людей определяют сообщество как свой район (57%), город или поселок (37%), религиозные группы (22%), социальных сторонников (20%). , рабочее место (18%), семья (18%), друзья (12%), люди, разделяющие их интересы (12%), их регион (12%) и, наконец, нация или мир (10%).В исследованиях 3 и 4 высокие и низкие уровни SSS были представлены на рабочем месте. В связи с этим социальная группа, выбранная участником, может не иметь отношения к OSS. Точная концептуализация содержания SSS и его отношения к OSS в отношении доменно-специфичных стратегий поддержания статуса и гордости может быть важной областью для будущих исследований. Кроме того, предыдущие исследования показали, что OSS связано с SSS (например, Kim et al., 2017), что также может исказить результаты. Однако в исследованиях 1 и 2 были обнаружены значимые, но относительно слабые корреляции между индикаторами OSS и SSS.

    Будущие исследования должны быть нацелены на уменьшение этих вышеупомянутых систематических ошибок, например, с экспериментальными планами. Метод виньетирования — это мост между анкетами и экспериментами, и он оказался хорошим путем для подражания. Кроме того, как упоминалось выше, взаимосвязь между SSS и OSS немного неясна, потому что она может зависеть от контрольной группы для SSS. Уточнение содержания SSS и его взаимосвязи с OSS может быть плодотворной областью, касающейся социальной динамики и процессов оценки гордости или, возможно, исследования доменно-специфичных стратегий поддержания статуса и доменно-специфической гордости.Кроме того, для более глубокого понимания этого паттерна взаимоотношений можно принять во внимание дополнительные конструкции. Согласно предыдущим исследованиям (Lange, Crusius, 2015; Crusius, Lange, 2017), зависть может быть одним из них, особенно в тех ситуациях, когда целью является оценка других. Кроме того, чтобы сделать причинно-следственные выводы, необходимо провести лонгитюдные исследования, изучающие, как изменения в OSS и SSS с течением времени могут влиять на стратегии поддержания статуса и два аспекта гордости.Это может быть особенно верно, если изучить переходные периоды, относящиеся к статусу, например, до и после (заслуженного и незаслуженного) повышения по службе.

    Заключение

    Несмотря на то, что гордость — это связанная со статусом эмоция самосознания, на удивление мало известно о дифференцированном влиянии различных аспектов статуса на эту эмоцию. Настоящее исследование направлено на выявление модели взаимоотношений между стратегиями поддержания статуса, двумя аспектами гордости и двумя основными формами статуса: его субъективным и объективным аспектами.Результаты анкетирования и виньетки показали несколько последовательных результатов. Одна из них — связь между субъективным статусом, стратегиями поддержания престижа и подлинной гордостью. Однако, помимо этого утверждения, настоящее исследование открывает еще несколько вопросов, на которые оно может ответить. В зависимости от метода оценки типа (анкетные опросы или оценка гипотетического сценария) и в соответствии с оценочной перспективой (релевантная для себя или для других) связь между объективным статусом и стратегиями может быть различной.По этим причинам мы можем с уверенностью утверждать, что гордость — это субъективная эмоция, связанная со статусом, но с большей уверенностью следует утверждать, что она является объективной эмоцией, связанной со статусом.

    Авторские взносы

    HB и GO разработали и разработали исследования. HB провела исследования. HB, BB и IT-K проанализировали данные. Газету написали HB, BB, IT-K и GO.

    Финансирование

    HB и IT-K получили поддержку в рамках новой национальной программы повышения квалификации ÚNKP-16-3 и ÚNKP-17-3 Министерства человеческих ресурсов.GO был поддержан Венгерским национальным бюро исследований, разработок и инноваций (PD 116686; FK 124225).

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Список литературы

    Адлер, Н. Э., Эпель, Э. С., Кастеллаццо, Г., и Иковичс, Дж. Р. (2000). Связь субъективного и объективного социального статуса с психологическим и физиологическим функционированием: предварительные данные у здоровых белых женщин. Health Psychol. 19, 586–592. DOI: 10.1037 / 0278-6133.19.6.586

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Андерсон К. и Коуэн Дж. (2014). «Достижение личности и статуса: микрополитическая перспектива», в Психология социального статуса , ред. Дж. Т. Ченг, Дж. Л. Трейси и К. Андерсон (Берлин: Springer), 99–117.

    Google Scholar

    Андерсон К. и Виллер Р. (2014). «Имеют ли статусные иерархии преимущества для групп? Ограниченный функционалистский подход к статусу », под ред. Дж.Т. Ченг, Дж. Л. Трейси и К. Андерсон (Берлин: Springer), 47–70.

    Бейлз Р.Ф., Стродтбек Ф.Л., Миллс Т.М. и Розборо М.Э. (1951). Каналы общения в небольших группах. Am. Социол. Ред. 16, 461–468. DOI: 10.2307/2088276

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Битон Д. Э., Бомбардье К., Гийемен Ф. и Ферраз М. Б. (2000). Руководство по процессу кросс-культурной адаптации самоотчетов. Позвоночник 25, 3186–3191.

    Google Scholar

    Бентлер, П. М. (1990). Сравнительные индексы соответствия в структурных моделях. Psychol. Бык. 107, 238–246.

    Google Scholar

    Бергер Дж., Коэн Б. П. и Зельдич М. мл. (1972). Статусные характеристики и социальное взаимодействие. Am. Социол. Ред. 37, 241–255. DOI: 10.2307 / 2093465

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Браун, Т.А. (2015). Подтверждающий факторный анализ для прикладных исследований , 2-е изд.Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

    Google Scholar

    Браун М. В. и Кадек Р. (1993). «Альтернативные способы оценки соответствия модели», в Testing Structural Equation Models , eds K. A. Bollen and J. S. Long (Newbury Park, CA: Sage), 136–162.

    Google Scholar

    Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета. DOI: 10.1017 / CBO9781139174794

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Центров, Р.(1949). Психология социальных классов. Princeton, NJ: Princeton University Press.

    Google Scholar

    Cheng, J. T., Tracy, J. L., Foulsham, T., Kingstone, A., and Henrich, J. (2013). Два пути к вершине: свидетельство того, что доминирование и престиж — разные, но жизнеспособные пути к социальному рангу и влиянию. J. Pers. Soc. Psychol. 104, 103–125. DOI: 10.1037 / a0030398

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ченг, Дж.Т., Трейси, Дж. Л., и Хенрих, Дж. (2010). Гордость, личность и эволюционные основы социального статуса человека. Evol. Гм. Behav. 31, 334–347. DOI: 10.1016 / j.evolhumbehav.2010.02.004

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Клор, Г. Л., Гаспер, К., и Гарвин, Э. (2001). «Воздействие как информация», под ред. Дж. П. Форгас (Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates), 121–144.

    Крузиус Дж. И Ланге Дж. (2017). «Как люди реагируют на угрозу в социальном статусе? Модераторы доброкачественной и злонамеренной зависти », в Зависть на работе и в организациях: исследования, теория и приложения , ред.Х. Смит, У. Мерлоун и М. К. Даффи (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 85–110.

    Google Scholar

    Кундифф, Дж. М., и Мэтьюз, К. А. (2017). Является ли субъективный социальный статус уникальным коррелятом физического здоровья? Метаанализ. Health Psychol. 36, 1109–1125. DOI: 10,1037 / hea0000534

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    де Рийт, А., Канг, С. М., Рестиво, М., и Патил, А. (2014). Полевые эксперименты динамики успеха-размножения-успеха. Proc. Natl. Акад. Sci. США 111, 6934–6939. DOI: 10.1073 / pnas.1316836111

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Францини Л. и Фернандес-Эскер М. Э. (2006). Связь субъективного социального статуса и здоровья людей мексиканского происхождения с низким доходом в Техасе. Soc. Sci. Med. 63, 788–804. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2006.01.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гольдман, Н., Корнман, Дж. К., и Чанг, М.-К. (2006). Измерение субъективного социального статуса: тематическое исследование тайваньцев старшего возраста. J. Cross. Культ. Геронтол. 21, 71–89. DOI: 10.1007 / s10823-006-9020-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Грискявичюс В., Тайбур Дж. М. и ден Берг Б. (2010). Зеленый цвет, чтобы быть заметным: статус, репутация и заметная сохранность. J. Pers. Soc. Psychol. 98, 392–404. DOI: 10.1037 / a0017346

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ху, Л.и Бентлер П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Struct. Equ. Моделирование 6, 1–55. DOI: 10.1080 / 107055190118

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Генрих Дж. И Гил-Уайт Ф. Дж. (2001). Эволюция престижа: свободное проявление почтения как механизм увеличения благ культурной трансляции. Evol. Гм. Behav. 22, 165–196. DOI: 10.1016 / S1090-5138 (00) 00071-4

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хиггинс, Э. Т. (1987). Само-несоответствие: теория, связывающая себя и аффект. Psychol. Ред. 94, 319–340. DOI: 10.1037 / 0033-295X.94.3.319

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хобель Дж., Маске У. Э., Зиб Х. ​​и Ламперт Т. (2017). Социальное неравенство и депрессивные симптомы у взрослых: роль объективного и субъективного социально-экономического статуса. PLoS One 12: e0169764.DOI: 10.1371 / journal.pone.0169764

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Hofmeister, Á., And Neulinger, Á. (2013). Характеристики материализма и его измерение: оценка шкалы материализма Белка в Венгрии. Внутр. J. Consum. Stud. 37, 320–326. DOI: 10.1111 / ijcs.12001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холбрук, К., Пьяцца, Дж., И Фесслер, Д. М. (2014a). Концептуальные и эмпирические вызовы «аутентичной» и «высокомерной» модели гордости. Эмоция 14, 17–32. DOI: 10.1037 / a0031711

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Холбрук, К., Пьяцца, Дж. Р., и Фесслер, Д. М. (2014b). Дальнейшие вызовы «аутентичной» / «высокомерной» модели гордости: концептуальные разъяснения и новые доказательства. Эмоция 14, 38–42. DOI: 10.1037 / a0035457

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хауэлл, Р. Т., и Хауэлл, К. Дж. (2008). Отношение экономического статуса к субъективному благополучию в развивающихся странах: метаанализ. Psychol. Бык. 134, 536–560. DOI: 10.1037 / 0033-2909.134.4.536

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джекман М. Р. и Джекман Р. В. (1973). Интерпретация отношения между объективным и субъективным социальным статусом. Am. Социол. Ред. 38, 569–582. DOI: 10.2307/2094408

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонс, Э. Э., и Дэвис, К. Э. (1965). От действий к диспозициям — процесс атрибуции в восприятии личности. Adv. Exp. Soc. Psychol. 2, 219–266. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60107-0

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джонс, Э. Э., и Нисбетт, Р. Э. (1971). Актер и наблюдатель: разные представления о причинах поведения. Морристаун, Нью-Джерси: Gener.

    Кафашан, С., Спаркс, А., Грискявичюс, В., и Барклай, П. (2014). «Просоциальное поведение и социальный статус», в Психология социального статуса , ред. Дж. Т. Ченг, Дж. Л. Трейси и К.Андерсон (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 139–158.

    Google Scholar

    Ким, К. В., Валландер, Дж. Л., Пескин, М., Куккаро, П., Эллиотт, М. Н., и Шустер, М. А. (2017). Связь между родительским СЭС и качеством жизни детей, связанным со здоровьем: роль объективного и субъективного социального статуса. J. Pediatr. Psychol. 43, 534–542. DOI: 10.1093 / jpepsy / jsx139

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Льюис, М. (2007). «Самосознательное эмоциональное развитие», в The Self-Conscious Emotions: Theory and Research , eds J.Л. Трейси и Р. В. Робинс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 134–149.

    Google Scholar

    Лу, Ю., и Рото, В. (2016). Дизайн для гордости за свое рабочее место. Psychol. Благополучие 6: 6.

    Google Scholar

    Лундберг, Дж., Кристенсон, М., и Старрин, Б. (2009). Еще раз о несоответствии статуса: ассоциации со стыдом и психическим благополучием. Sociol. Здоровье Illn. 31, 478–493. DOI: 10.1111 / j.1467-9566.2008.01148.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Мартенс, Дж.П., Трейси, Дж. Л., и Шарифф, А. Ф. (2012). Сигналы статуса: адаптивные преимущества отображения и наблюдения невербальных проявлений гордости и стыда. Cogn. Эмот. 26, 390–406. DOI: 10.1080 / 02699931.2011.645281

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Острове, Дж. М., Адлер, Н. Э., Купперманн, М., Вашингтон, А. Э. (2000). Объективные и субъективные оценки социально-экономического статуса и их отношения к самооценке здоровья в этнически разнообразной выборке беременных женщин. Health Psychol. 19, 613–618. DOI: 10.1037 / 0278-6133.19.6.613

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Полхус, Д. Л., Робинс, Р. В., Тшесневски, К. Х., и Трейси, Дж. Л. (2004). Две воспроизводимые подавляющие ситуации в исследовании личности. Многомерное поведение. Res. 39, 303–328. DOI: 10.1207 / s15327906mbr3902_7

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Петерсен, А.М., Юнг, В.-С., Янг, Дж.-S., И Стэнли, Х. Э. (2011). Количественная и эмпирическая демонстрация эффекта Мэтью в исследовании продолжительности карьеры. Proc. Natl. Акад. Sci. США 108, 18–23. DOI: 10.1073 / pnas.1016733108

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пронин Э., Гилович Т., Росс Л. (2004). Объективность в глазах смотрящего: разные представления о предвзятости самого себя по сравнению с другими. Psychol. Ред. 111, 781–799. DOI: 10.1037 / 0033-295X.111.3.781

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шерер, К. Р. (2001). «Оценка рассматривается как процесс многоуровневой последовательной проверки», в Appraisal Processes in Emotion: Theory, Methods, Research , eds KR Scherer, A. Schorr, and T. Johnstone (New York: Oxford University Press), 92–120 .

    Google Scholar

    Schermelleh-Engel, K., Moosbrugger, H., and Müller, H. (2003). Оценка соответствия моделей структурных уравнений: тесты значимости и описательные критерии согласия. Methods Psychol. Res. 8, 23–74.

    Google Scholar

    Шварц, Н., Клор, Г. Л. (1983). Настроение, неправильная атрибуция и суждения о благополучии: информативные и направляющие функции аффективных состояний. J. Pers. Soc. Psychol. 45, 513–523. DOI: 10.1037 / 0022-3514.45.3.513

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Шакед Д., Уильямс М., Эванс М. К. и Зондерман А. Б. (2016). Индикаторы субъективного социального статуса: дифференциальные ассоциации по расе и полу. SSM Popul. Здоровье 2, 700–707. DOI: 10.1016 / j.ssmph.2016.09.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сингх-Ману, А., Мармот, М. Г., и Адлер, Н. Э. (2005). Предсказывает ли субъективный социальный статус здоровье и его изменение лучше, чем объективный статус? Психосом. Med. 67, 855–861.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Стеклер, К. М., Трейси, Дж. Л. (2014). «Эмоциональные основы социального статуса», в Психология социального статуса , ред. Дж.Т. Ченг, Дж. Л. Трейси и К. Андерсон (Берлин: Springer), 201–224.

    Google Scholar

    Тиденс, Л. З., и Фрагале, А. Р. (2003). Властные ходы: взаимодополняемость доминирующего и покорного невербального поведения. J. Pers. Soc. Psychol. 84: 558. DOI: 10.1037 / 0022-3514.84.3.558

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трейси, Дж. Л., Ченг, Дж. Т., Робинс, Р. У. и Тшесневски, К. Х. (2009). Подлинная и высокомерная гордость: аффективное ядро ​​самооценки и нарциссизма. Самоидентификация 8, 196–213. DOI: 10.1080 / 15298860802505053

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трейси, Дж. Л., и Робинс, Р. У. (2004). Погружение себя в эмоции самосознания: теоретическая модель. Psychol. Inq. 15, 103–125. DOI: 10.1207 / s15327965pli1502_01

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трейси, Дж. Л., и Робинс, Р. У. (2007a). Новое понимание природы и функции гордости. Curr. Реж.Psychol. Sci. 16, 147–150. DOI: 10.1111 / j.1467-8721.2007.00493.x

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Трейси, Дж. Л., и Робинс, Р. У. (2007b). Психологическая структура гордости: история о двух гранях. J. Pers. Soc. Psychol. 92: 506.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Трейси, Дж. Л., Шарифф, А. Ф., и Ченг, Дж. Т. (2010). Натуралистический взгляд на гордость. Emot. Ред. 2, 163–177. DOI: 10.1177 / 1754073

    4627

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Приложение: Изучение 3 виньеток

    Низкий OSS – Низкий SSS

    Представьте, что вам 25 лет, вы имеете диплом о профессиональном училище и 2 года работаете в международной телекоммуникационной компании.Вы сводите концы с концами, но не тратите слишком много денег. У тебя нет денег на новейший телефон или дорогую одежду. Вы живете в квартире, где снимаете одну комнату, а один из ваших знакомых снимает вторую.

    Вы проводите презентацию в своей компании для своего начальника, в которой представляете свой успех, который на 20% превышает ожидаемые ключевые показатели эффективности. Начальник оценит вашу работу и наградит вас новым ноутбуком.

    Ваши коллеги не очень уважают вас и не восхищаются вами, и ваше слово для них не в счет.

    OSS Low – SSS High

    Представьте, что вам 25 лет, вы имеете диплом о профессиональном училище и 2 года работаете в международной телекоммуникационной компании. Вы сводите концы с концами, но не тратите слишком много денег. У тебя нет денег на новейший телефон или дорогую одежду. Вы живете в квартире, где снимаете одну комнату, а один из ваших знакомых снимает вторую.

    Вы проводите презентацию в своей компании для своего начальника, в которой представляете свой успех, который на 20% превышает ожидаемые ключевые показатели эффективности.Начальник оценит вашу работу и наградит вас новым ноутбуком.

    Ваши коллеги уважают и восхищаются вами, и ваше слово им дорого.

    OSS High – SSS Low

    Представьте, что вам 25 лет, у вас есть высшее образование в Корвинусе [университет с высокой репутацией в Венгрии], вы работаете в международной телекоммуникационной компании в течение 2 лет. У вас есть последний iPhone, модная одежда и вы живете в собственной квартире без финансовых проблем.

    Вы проводите презентацию в своей компании для своего начальника, в которой вы представляете свой успех, который на 20% превышает ожидаемые ключевые показатели эффективности. Начальник оценит вашу работу и наградит вас новым ноутбуком.

    Ваши коллеги не очень уважают вас и не восхищаются вами, и ваше слово для них не в счет.

    OSS High – SSS High

    Представьте, что вам 25 лет, у вас есть высшее образование в Корвинусе [университет с высокой репутацией в Венгрии], вы работаете в международной телекоммуникационной компании в течение 2 лет.У вас есть последний iPhone, модная одежда и вы живете в собственной квартире без финансовых проблем.

    Вы проводите презентацию в своей компании для своего начальника, в которой вы представляете свой успех, который на 20% превышает ожидаемые ключевые показатели эффективности. Начальник оценит вашу работу и наградит вас новым ноутбуком.

    Ваши коллеги уважают и восхищаются вами, и ваше слово им дорого.

    Психология социального статуса

    Нобелевский лауреат, экономист Джон Харсани, сказал, что «помимо экономической выгоды, социальный статус, по-видимому, является наиболее важным стимулом и движущей силой социального поведения.«Чем более заметны диспропорции в статусе, тем больше люди озабочены статусом, а различия между имущими и неимущими стали чрезвычайно заметными во время экономического спада последних лет. Барак Обама проводил кампанию непосредственно по проблеме «сокращающегося среднего класса» во время своей президентской кампании в 2008 году и назначил вице-президента Джо Байдена возглавить рабочую группу по среднему классу, специально предназначенную для поддержки этой демографической группы. Несмотря на некоторые недавние улучшения в экономике, сенатор Берни Сандерс из Вермонта всего два месяца назад предупредил, что «реальность такова, что сегодня средний класс в этой стране находится в отчаянном состоянии, и разрыв между очень богатыми и всеми остальными будет увеличиваться.«Опасения по поводу статуса, скорее всего, не покинут общественное сознание в ближайшее время.

    Конечно, статусные различия имеют отношение не только к экономическому положению, но, похоже, они всегда находятся в нашей голове. Как заметил известный нейробиолог Майкл Газзанига: «Когда вы встаете утром, вы не думаете о треугольниках и квадратах и ​​тех сравнениях, которые психологи использовали на протяжении последних 100 лет. Вы думаете о статусе. Вы думаете о том, где вы находитесь по отношению к своим сверстникам.«Между генеральным директором и сотрудником, защитником и приемником, мужем и женой статус имеет большое значение. Недавняя работа социологов затронула эту тему, выявляя различия в поведении между людьми с низким и высоким статусом, а также методы, с помощью которых люди, находящиеся внизу тотемного столба, наиболее успешны в восхождении на вершину.

    Психолог П. Дж. Генри из Университета Де Пола недавно опубликовал статью, демонстрирующую, что люди с низким статусом имеют более высокую склонность к агрессивному поведению, объясняя эти различия с точки зрения теории компенсации с низким статусом.Генри начал эту работу с того, что заметил, что уровень убийств был выше в регионах с ландшафтами, способствующими скотоводству, по сравнению с регионами, благоприятными для сельского хозяйства, что согласуется с предыдущими исследованиями, показывающими связь между экономикой, основанной на скотоводстве, и насилием. Традиционное объяснение этой закономерности, популяризированное психологами Довом Коэном и Ричардом Нисбеттом, состоит в том, что пастушьи культуры имеют склонность к поддержанию культуры чести. История гласит, что, поскольку пастухи из Южной Британии первоначально поселились на юге Соединенных Штатов (а также создали на новой земле животноводческое хозяйство), это оставило их в экономически нестабильном положении.Имущество этих пастухов, наиболее важным из которых был их домашний скот, было подвержено кражам, что вынуждало людей быстро реагировать на угрозы, экономические или иные. Для сравнения, сельское хозяйство на Севере было гораздо более безопасным, требуя менее агрессивной и защитной позиции по отношению к личным ресурсам.

    Генри использовал традиционную гипотезу культуры чести, чтобы предположить, что различия между культурами скотоводства и земледелия в условиях насилия на самом деле проистекают из различий в статусе.Его теория основана на обширной психологической литературе, демонстрирующей, что люди из групп с низким статусом (например, этнические меньшинства) склонны к более бдительной психологической самозащите, чем представители групп с высоким статусом. Люди с низким статусом гораздо более чувствительны к социальному отторжению и более склонны следить за своим окружением на предмет угроз. Из-за этой бдительности в отношении защиты своего чувства собственного достоинства люди с низким статусом быстрее реагируют на личные угрозы и оскорбления.

    Генри сначала изучил архивные данные по округам на юге Америки, чтобы показать, что уровень убийств с 1972 по 2006 год был намного выше в засушливых и холмистых округах (благоприятных для выпаса скота), чем в тех, которые были влажными и равнинными (благоприятными для ведения сельского хозяйства). Тем не менее, помимо влияния географического положения, уровень неравенства в статусе в конкретном округе объясняет этот рост количества убийств. Даже после учета общего уровня благосостояния в данном округе (более богатые округа, как правило, имеют более низкий уровень убийств), неравенство статуса все же предсказывало уровень убийств.Не довольствуясь одним лишь взглядом на Соединенные Штаты, Генри проанализировал данные из 92 стран мира, чтобы найти повторение этой закономерности. От Албании до Зимбабве большее неравенство в статусе предсказывало более высокий уровень насилия.

    Чтобы предоставить доказательства того, что тенденции к психологической самозащите являются критически важной связью между статусом и насилием, Генри проанализировал данные опроса более чем 1500 американцев. В этой репрезентативной на национальном уровне выборке люди с низким социально-экономическим статусом (низким СЭС) сообщили о гораздо большей психологической защите с точки зрения того, что они считают себя более склонными к использованию в своих интересах и меньше доверяют людям.

    Наконец, в эксперименте с учащимися колледжей как с высокими, так и с низкими уровнями SES Генри продемонстрировал, что повышение чувства собственного достоинства снижает агрессивные тенденции среди людей с низким статусом. Генри попросил некоторых студентов, участвовавших в эксперименте, написать о времени, когда они чувствовали себя важными и ценными. Другие студенты не получили это задание, а вместо этого выполнили наизусть задание по определению существительных. Во второй части эксперимента все участники ответили на вопросы о том, насколько они готовы агрессивно реагировать на угрозы.В соответствии с общими популяционными исследованиями, студенты колледжей из семей с низким уровнем SES выразили большую готовность агрессивно реагировать на оскорбления, но эта тенденция заметно уменьшилась для тех, кто впервые написал о себе как о важном и ценном.

    Хотя эта модель компенсации при низком статусе важна сама по себе, она также вызывает сожаление, учитывая отдельное исследование того, как люди на самом деле достигают более высокого статуса. Это исследование, недавно обобщенное в статье психологов Кэмерона Андерсона и Гэвина Дж. Килдаффа, показывает, что те, кто эффективно добивается статуса, добиваются этого, проявляя великодушие и услужливость, чтобы повысить свою ценность для своей группы.Другими словами, агрессивное и насильственное поведение людей с низким статусом прямо противоположно тому, что они должны делать, чтобы подняться на тотемный полюс общества.

    Андерсон и Килдафф продемонстрировали в одном исследовании, что люди, участвовавшие в групповой математической задаче по решению задач, которые просто сигнализировали о своей компетентности, проявляя больше голоса, достигли более высокого статуса и были в состоянии сделать это независимо от их фактической компетентности в решении этой задачи. Исследования психологов Чарли Л. Харди и Марка Ван Вугта и социолога Робба Виллера показали, что щедрость — ключ к статусу.Люди предоставляют больший статус тем, кто жертвует больше своих денег в общественный фонд, и тем, кто жертвует своими личными интересами ради общественного блага. Демонстрация своей ценности группе — будь то компетентность или самоотверженность — кажется, улучшает статус. Андерсон и Айва Ширако предполагают, что усиление этого эффекта — это степень социальных связей человека с другими. В их исследованиях участвовали студенты MBA, которые решали различные переговорные задачи. Они показали, что люди, которые вели себя сообща, добились более положительной репутации, но только в том случае, если они были социально интегрированы в группу.Те, кто действовал сообща, но не имел связей, остались незамеченными. Социальная связанность имела аналогичный эффект для отказывающихся от сотрудничества студентов MBA. Те, кто были эгоистами и имели хорошие связи, увидели, что их репутация пошатнулась.

    Сумма этих выводов может помочь объяснить тяжелые обстоятельства тех, кто находится в самом низком статусе. Постоянные усилия по поддержанию позитивного взгляда на себя, несмотря на экономические и социальные трудности, могут задействовать механизмы психологической защиты, которые в конечном итоге обречены на провал.Вместо того, чтобы снискать расположение окружающих — это успешная стратегия достижения статуса — люди с низким статусом могут быть более склонны к издевательствам и враждебному поведению, особенно когда их провоцируют. Тем не менее, исследования по выявлению факторов, которые приводят к успешному стремлению к статусу, внушают некоторый оптимизм. Люди, способные сигнализировать о своей ценности другим, вместо того, чтобы быть озабоченными тем, чтобы сигнализировать о своей ценности для себя, могут разорвать обреченный на провал цикл низкостатусного поведения.

    Мы все хотим высокого социального статуса — ScienceDaily

    Не всех может волновать впечатляющая должность или большой шикарный дом, но все люди хотят высокого социального статуса, согласно недавно опубликованному исследованию.

    На протяжении десятилетий исследователи обсуждали обе стороны вопроса: является ли природа человека стремлением к высокому положению в своем социальном кругу, профессии или обществе в целом?

    Профессор Кэмерон Андерсон стремился уладить спор. В статье «Является ли стремление к статусу фундаментальным человеческим мотивом? Обзор эмпирической литературы» ( Психологический бюллетень , том 141 (3), май 2015 г.) Андерсон и Беркли-Хаас Ph.Кандидаты в D. Джон Ангус Д. Хилдрет и Лаура Хоуленд провели обширный обзор сотен исследований, используя общий набор критериев. Они обнаружили, что да, статус — это то, чего люди жаждут и жаждут, даже если они этого не осознают.

    «Я обычно изучаю сексуальный угол власти и уверенности, но здесь речь идет обо всех. Каждый заботится о статусе, осознают он это или нет», — говорит Андерсон.

    Андерсон — профессор менеджмента и заведующий кафедрой Лоррейн Тайсон Митчелл по лидерству и коммуникациям II в Школе бизнеса Хааса Калифорнийского университета в Беркли.Он говорит, что статус считается универсально важным, потому что он влияет на то, как люди думают и ведут себя.

    «Утверждение, что стремление к статусу является фундаментальным человеческим мотивом, имеет значение, потому что различия в статусе могут деморализовать», — говорит Андерсон. «Когда вы не чувствуете, что вас ценят, это причиняет боль, а отсутствие статуса причиняет боль большему количеству людей, чем мы думаем».

    Некоторые теоретики утверждали, что желание статуса — это врожденное желание репутации или престижа. На другом конце спектра ученые ставят под сомнение представление о том, что статус играет важную роль в психологическом благополучии или самооценке.Андерсон и его команда исследовали широкий спектр исследований, насчитывающих более 70 лет. Во-первых, они определили и концептуализировали статус, чтобы «отличить его от связанных понятий, таких как власть и финансовый успех». Они определили статус как состоящий из трех компонентов: уважение или восхищение; добровольное почтение со стороны других; и социальная ценность. Социальная ценность (также известная как престиж) наделяется людьми, к совету которых обращаются другие. Престиж также можно измерить по тому, насколько другие относятся к человеку.

    Затем исследователи изучили предыдущую литературу, которая определяет, что нужно для того, чтобы мотив был фундаментальным и врожденным для людей. Четыре критерия определяют, является ли стремление к статусу фундаментальным.

    1. Благополучие и здоровье — достижение статуса должно способствовать долгосрочному психологическому и физическому здоровью.

    2. Действия — если стремление к статусу является фундаментальным, оно должно стимулировать целенаправленное поведение, направленное на достижение и поддержание статуса, стимулировать предпочтение избранной социальной среды и побуждать людей активно реагировать, когда другие считают их недостающими статус.

    3. Статус ради статуса — только желание статуса; мотивация статуса не зависит от других мотивов

    4. Универсальность — стремление к статусу должно проявляться и распространяться на многие типы культур, полов, возрастов и личностей.

    Самая сильная проверка гипотезы заключается в том, влияет ли наличие низкого статуса на здоровье. Рассмотренные исследования показали, что люди, которые имели низкий статус в своих сообществах, группах сверстников или на работе, больше страдают от депрессии, хронической тревоги и даже сердечно-сосудистых заболеваний.Лица, которые находятся ниже по статусной иерархии или по тому, что авторы называют «общественной лестницей», чувствуют себя менее уважаемыми и ценными и более игнорируемыми другими.

    Андерсон надеется, что результаты исследования повлияют на будущие исследования, включая, помимо прочего, литературу по менеджменту. «Стремление к статусу может побуждать к любым действиям, от агрессии и насилия до альтруизма и щедрости, до природоохранного поведения, которое приносит пользу окружающей среде. Чем больше мы понимаем этот основной движущий фактор, тем лучше мы можем использовать его, чтобы направлять решения людей и действия к более продуктивным путям.»

    Хорошо быть королем: социальный статус и здоровье

    То, что мы по своей природе иерархичны, — непростая правда человечества. Наш мозг — это смыслообразующая операция, и одна из его основных процедур — иерархическая организация понятий. Иерархии наводят порядок в хаосе, и порядок, который они создают, полезен для выживания. Система, которая иерархически ранжирует угрозы и возможности по их вероятности и уровню срочности, имеет преимущество перед системой, которая реагирует случайным образом или одинаково на каждую угрозу и возможность.

    Для такого социального животного, как мы, иерархическая организация дает явные преимущества. Как пишут политологи Доминик Джонсон (Оксфордский университет) и Брэдли Тайер (Исландский университет):

    «Вид, который живет совместно, может иметь две широкие формы социальной организации. Группа может принять организацию с некоторой централизацией власти (иерархии доминирования), или она может участвовать в постоянном конфликте («схватка»), что влечет за собой затраты с точки зрения времени, энергии и травм, а также лишает группу множества возможностей. преимущества общинного существования, такие как более эффективный сбор ресурсов.Среди социальных млекопитающих, и в частности приматов, иерархия доминирования стала основной формой социальной организации ».

    Увы, иерархический порядок, как и любой другой, порождает победителей и проигравших; таким образом, это вызывает недовольство. Со временем социальные иерархии неизбежно наносят урон, порождая напряженность и раздоры. Такие трудности становятся особенно серьезными в рыночных экономиках, где неравенство статуса часто проявляется в относительном богатстве.

    Источник: Needpix

    Как показала работа британского социального эпидемиолога Ричарда Уилкинсона, большие различия в статусе предсказывают худшие результаты в отношении здоровья, рост социальных конфликтов и насилие.Фактически, неравенство в статусе предсказывает благополучие общества лучше, чем доход на душу населения. Граждане богатого, но крайне неравноправного общества, как правило, имеют худшие показатели здоровья, чем те, кто живет в более бедном, но более равноправном обществе.

    Как правило, человеческие общества пытаются справиться с этими внутренними проблемами иерархической структуры, либо стремясь уменьшить неравенство (посредством прогрессивного налогообложения и т. Д.), Либо продвигая культурные нарративы («лохмотья к богатству») и мифы («страна возможностей» »), Которые маскируют его.Тем не менее, хотя сокращение крайнего социального неравенства — достойная цель, полностью устранить его, вероятно, невозможно.

    Я должен знать. Я вырос в израильском кибуце, радикальном социальном эксперименте 20-го века, в котором молодые социалисты-революционеры стремились создать новый неиерархический социальный порядок — равноправную, эгалитарную, кооперативную и поистине бесклассовую систему. Например, рабочая сила кибуца не имела «карьерной лестницы». Рабочие места распределялись по ротации. Коммунальный доход распределялся поровну между членами, которые также получали равное жилье, образование и коммунальные услуги.Все члены в равной степени участвовали в коллективном принятии решений посредством прямого демократического процесса голосования. Другими словами, система кибуца разрушила все структурные и формальные иерархии.

    Увы, в отсутствие материальных и формальных иерархий возникли другие, более неосязаемые, но не менее важные иерархии. Например, поскольку движение кибуца было революционным, сельскохозяйственным и демократическим, истинные верующие приобрели статус над сомневающимися, хорошо говорящие члены приобрели огромное влияние, а физически здоровые получили влияние на мечтателей и поэтов.Перефразируя старую поговорку, вы можете исключить людей из статусной иерархии, но не наоборот.

    «Социальный статус» — это многомерная конструкция, состоящая как из «приписанных» элементов, прикрепленных к человеку при рождении (например, пол, этническая принадлежность и возраст), так и «достигнутых» элементов, полученных через индивидуальное вмешательство (подумайте о доходе, уровне образования. ). Социальный статус желанен, потому что его значение очень велико. Во-первых, люди живут группами, и группа будет предлагать большую защиту уважаемым членам.Групповая защита, в свою очередь, является наиболее эффективным видом защиты, который есть у человека. Высокий статус увеличивает ваши шансы на выживание.

    Кроме того, высокий социальный статус дает репродуктивные преимущества. Эволюционный психолог Дэвид Басс пишет: «Репродуктивно значимые ресурсы, включая пищу, территорию, возможности для спаривания, мощные коалиционные союзы и групповое здравоохранение, текут к тем, кто имеет высокий статус, и лишь медленно просачиваются к тем, кто имеет низкий статус».

    Помимо выживания и воспроизводства, в обширной литературе также задокументировано влияние социального статуса на здоровье и долголетие.Общие выводы довольно интуитивны: более высокий социальный статус способствует лучшему здоровью. Например, «исследования в Швеции показали, что у мужчин с докторской степенью смертность на 50 процентов ниже, чем у мужчин с высшим образованием. В США для беднейших домохозяйств риск смерти почти в четыре раза выше, чем для самых богатых. В Великобритании офисные работники с большей вероятностью умрут от ишемической болезни сердца, чем ниже по иерархической лестнице они опускаются ».

    Как только мы установим, что статус влияет на здоровье, следующий вопрос: как? В целом очевидно, что низкий статус является фактором стресса, и мы знаем, что стресс отрицательно влияет на здоровье.Но что конкретно вызывает стресс в низком социальном статусе?

    Возможно, лучший ответ на этот вопрос дал британский исследователь сэр Майкл Мармот, который более трех десятилетий документировал траектории здоровья британских белых воротничков — группы, для которой характерны схожие условия труда и равный доступ к медицинскому обслуживанию. Работа Мармота показала наличие устойчивого «градиента здоровья», благодаря которому здоровье рабочих улучшалось прямо пропорционально их рангу.

    Однако эти статусные льготы не были функцией доступа к медицинской помощи (она была у всех) или неравенства доходов (небольшая в этой группе). Скорее, более высокий статус обеспечивал лучшее здоровье за ​​счет улучшения двух основных психосоциальных факторов: личной автономии и социальной связи. «Чем ниже вы находитесь в иерархии, тем меньше вероятность того, что у вас будет полный контроль над своей жизнью и возможностями для полноценного социального участия … Автономия и социальное участие настолько важны для здоровья, что их отсутствие приводит к ухудшению здоровья.«

    Как только мы поймем, что статус тесно связан со здоровьем, и выяснив механизмы, лежащие в основе этой связи, возникает следующий вопрос: как достичь высокого статуса? Ясно, что родиться у правильных родителей в нужное время и в нужном месте — «приписанные» статусные элементы — это хорошее начало. А именно: в США лучшим предсказателем успеха является богатство родителей. Однако личные качества и привычки — элементы «достигнутого» статуса — тоже имеют значение.

    Исследование, проведенное Дэвидом Бассом и его коллегами в 2020 году, подтверждает это.У авторов был 2751 участник из 14 стран, который оценил различные формы поведения и черты по тому, насколько они повышают (или понижают) социальный статус мужчин и женщин. Результаты представляют собой «первую систематическую документацию потенциально универсальных и дифференцированных по полу критериев статуса».

    В ходе исследования было выявлено несколько моделей поведения, которые способствуют повышению статуса среди представителей разных полов и культур. Среди них (в порядке важности): Быть членом группы, которому доверяют; быть умным; поступление в престижный университет; быть исключительным лидером; обладая широким спектром знаний; быть креативным; всегда быть честным; способность хорошо выступать на публике; иметь хорошо оплачиваемую работу; хорошее чувство юмора; занимая руководящую должность; быть добрым; быть храбрым перед лицом опасности; имеющее высшее образование; и быть трудолюбивым.

    В отличие от этого, главными чертами «снижения статуса» были следующие: невыполнение групповой задачи; увольнение из школы; лениться; неспособность контролировать свое сексуальное поведение в состоянии алкогольного опьянения; ненадежность; незрелые или безответственные действия; быть злым или неприятным по отношению к другим; высказывал расистские высказывания; навлечь социальный позор на свою семью; плохие манеры; принимает запрещенные наркотики; заболеть венерическим заболеванием; быть глупым; быть нечистым или грязным; и быть известным как вор.

    Однако выявились некоторые гендерные различия. Например, во многих странах употребление наркотиков и правонарушения оценивались как вредные для статуса мужчин в гораздо меньшей степени, чем для женщин, в то время как плач перед друзьями считался более вредным для статуса мужчин, чем для женщин. Способность (и готовность) защищать других посредством рискованных действий, проявлений храбрости и физической силы в большей степени повышали статус мужчин, в то время как качества, связанные с домашними навыками (например, способность готовить, воспитание детей) и физической привлекательностью (гигиена, внешний вид ) имели большее значение для статуса женщины.И хотя сексуальная распущенность снизила статус обоих полов, она еще больше повредила статусу женщины, даже в сексуально эгалитарных культурах. С другой стороны, длительные преданные отношения повысили статус обоих полов, хотя в большей степени женщин.

    Басс и его коллеги заключают так: «многие критерии статуса… по-видимому, имеют одинаковый эффект в разных странах… предполагая возможную универсальность. Действия, характеристики и события, которые связаны с общей ценностью для группы и отдельных лиц в группе, ценностью для своих близких и физическим здоровьем, являются тремя кандидатами на критерии универсального статуса.”

    Другими словами, важно родиться и хорошо себя вести. Такие просоциальные привычки, как надежность, честность, добросовестность, творчество и доброта, могут повысить ваш социальный статус и тем самым улучшить ваше здоровье и долголетие.

    Старая поговорка, возможно, должна быть изменена таким образом: хорошие парни (и девушки) умирают последними.

    Для нарциссов, социальный статус затмевает все — Ассоциация психологических наук — APS

    Социальный статус определяет жизнь даже самых скромных из нас.В групповой среде люди с большим богатством, интеллектом и физическими способностями, как правило, занимают вершину социальной иерархии, купаясь в уважении и влиянии, которое им дает это положение. Но в то время как люди фундаментально мотивированы повышать свой социальный статус до некоторой степени, нарциссические личности стремятся подняться по социальной лестнице любой ценой. Обзор исследования Статиса Грапсаса (Тилбургский университет, Нидерланды) и его коллег в Perspectives in Psychological Science может дать объяснение тому, как и почему.

    «Нарциссами движет доминирующий статусный мотив, что означает, что он затмевает другие мотивы, такие как мотив присоединения», — пишут авторы.

    Согласно исследователям стремления к статусу в модели нарциссизма Статус преследования в нарциссизме (SPIN), нарциссизм — черта личности, характеризующаяся повышенным чувством собственной важности и правом на особое лечение — является результатом индивидуальных различий в регулирующих процессах и поведение, связанное с стремлением к социальному статусу.

    Исследователи объясняют, что из-за динамической природы социальных иерархий мотив социального статуса может быть удовлетворен только на короткое время. Это означает, что даже люди с высоким статусом должны постоянно предпринимать действия для сохранения или улучшения своего положения, а через него — доступа к ресурсам, социальному влиянию и возможностям спаривания.

    «Если люди постоянно участвуют в этих процессах достижения статуса, то со временем эти процессы могут кристаллизоваться в черты [личности]», — объясняют исследователи.Однако в отличие от обычного человека стремление нарциссического индивида к достижению социального статуса не сдерживается необходимостью поддерживать близкие отношения.

    Это проявляется в процессе, состоящем из ситуационного отбора, бдительности, оценки и выполнения ответных мер. Исследователи пишут, что нарциссы склонны выбирать социальные ситуации, в которых они могут повысить свой статус, уделяя пристальное внимание социальным сигналам, указывающим на статус других. Затем они используют эту информацию, чтобы оценить, какая из двух стратегий с наибольшей вероятностью повысит их статус: самореклама или умаление других.

    Нарциссы часто изо всех сил стараются продемонстрировать свои таланты и способности как способ повышения собственного статуса, объясняют исследователи. Однако, когда нарцисс воспринимает кого-то как угрозу своему социальному успеху, он может вместо этого использовать более агрессивный набор поведения, такой как оскорбления и запугивание, как способ снизить социальное положение своих предполагаемых оппонентов.

    Попытки нарциссов пробиться вверх по социальной иерархии, не обращая внимания на чувства других, также могут привести к серьезным последствиям — даже для их собственного устойчивого благополучия.Чтобы изучить, как нарциссические личности неправильно справляются с этими социальными дилеммами, сотрудник APS В. Кейт Кэмпбелл , Эми Б. Брунелл , , Эми Б. Брунелл, , и его коллеги поручили 232 студентам университета руководить фиктивной лесохозяйственной компанией. Студентам сообщили, что они представляют одну из четырех лесозаготовительных компаний, работающих в этой области, и что, хотя они могут вырубать до 10 гектаров леса в год, оставшаяся листва будет расти со скоростью всего 10% в год. Затем каждая группа из четырех участников в частном порядке сообщила, сколько они хотят собрать за 25 раундов или до тех пор, пока лес не будет исчерпан.

    Участники, получившие более высокий балл по опроснику нарциссической личности (который просил людей оценить истинность таких утверждений, как «Если бы я правил миром, это было бы намного лучше»), сообщили о более высоком стремлении к прибыли, а группы участников, получившие баллы выше для нарциссизма, в среднем, было обнаружено, что лес быстрее истощается в погоне за сиюминутной прибылью.

    «Нарциссизм принес пользу самому себе, но за счет долгосрочных затрат для других людей и для общества», — пишут Кэмпбелл и его коллеги.

    Помимо пренебрежения нуждами других, люди с высоким нарциссизмом — обычно считающиеся одной из «темной триады» личностных черт наряду с макиавеллизмом и психопатией — часто высокомерны, сварливы и эксплуатируют. Однако тот факт, что кто-то обладает сильно нарциссической личностью, не обязательно означает, что он будет соответствовать критериям для формального диагноза нарциссического расстройства личности, отдельного клинического состояния, не изученного в этом объеме исследований, подчеркивает Грапсас.

    «Нарциссизм проявляется как стабильный и последовательный набор форм поведения в стремлении к социальному статусу», — заключают он и его коллеги. «Индивидуальные различия в стремлении к статусу лежат в основе индивидуальных различий в нарциссизме».

    Список литературы

    Кэмпбелл, В. К., Буш, К.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *