Содержание

Слепая 37-летняя женщина с расщеплением личности начинала видеть, когда становилась подростком

С момента, когда героиня этой истории (назовём её инициалы — Б.Т.) в последний раз что-то видела, прошло более десяти лет. После травмы врачи диагностировали у молодой женщины кортикальную слепоту — она возникает из-за поражения затылочной доли мозга, которое мешает мозгу правильно принимать или интерпретировать сигналы, поступившие по зрительному нерву. Поэтому Б.Т. начала ходить везде с собакой-поводырём.

Слепота была не единственной проблемой Б.Т. Внутри женщины жили больше десяти разных личностей, боровшихся за контроль над её телом. Во время попыток врачей избавить её от этого расстройства к женщине вернулось зрение. Но видела не 37-летняя немка, а подросток, которым она иногда становилась. Переключение между личностями происходило мгновенно, и в момент перехода женщина либо начинала видеть, либо погружалась в темноту.

По мнению её врачей, описавших случай в журнале PsyCh, слепота не могла быть вызвана травмой — то есть изначальный диагноз не может быть верным. Проблема была психологического характера, а не физиологического. Случай с Б.Т. показывает экстраординарную способность нашего мозга контролировать, что мы видим и кем мы являемся.



Чтобы понять, что происходит с Б.Т, её врачи, немецкие психологи Ганс Страсбургер (Hans Strasburger) и Бруно Вальдфогель (Bruno Waldvogel), изучили историю болезни с момента постановки диагноза — кортикальной слепоты. Согласно записям, женщина прошла серьёзные тесты на зрение — включая тесты с использованием лазеров, специальных очков, включенных в помещении ламп — и все они показали её полную слепоту. Поскольку глаза повреждены не были, то врачи десять лет назад решили, что потеря зрения обусловлена повреждением мозга во время несчастного случая — какого именно, история умалчивает.

К Вальдфогелю Б.Т. попала спустя тринадцать лет после аварии, но из-за другого диагноза — «диссоциативного расстройства личности». В пациентке боролись за право обладания её телом десять личностей, различных по полу, возрасту, привычкам, темпераменту.

Они даже говорили на разных языках — некоторые только на английском, некоторые — на немецком, а иные — на обоих языках. Б.Т. в детстве жила в Германии, а затем — в англоязычной стране.

Спустя четыре года психотерапии произошло нечто странное. После очередного приёма Б.Т. увидела слово на обложке журнала. Это было первое слово, которое она увидела за семнадцать лет. Сперва она видела только слова целиком, когда была задействована определённая личность. Отдельные буквы она не воспринимала. Но эта способность со временем улучшилась — сначала она начала читать, а затем — распознавать отдельные буквы. Позже большая часть личностей начала видеть в большую часть времени. При переключении между личностями зрение могло пропасть.

Вальдфогель засомневался в причинах потери зрения Б.Т. Вряд ли травма мозга такого рода могла сама собой излечиться через семнадцать лет. А даже если самоизлечение произошло, то оно не могло объяснить, почему зрение то включается, то выключается. Очевидно, что причина в чём-то другом, но не в травме.

Первый вариант — пациентка все семнадцать лет обманывала о своей слепоте. Электроэнцефалограмма показала несостоятельность этого объяснения. Когда Б.Т. была в одной из двух своих «слепых» личностях, её мозг не показывал никаких электрических откликов на визуальную стимуляцию, даже когда её глаза были широко открыты и смотрели на источник стимуляции. Зрячие люди на ЭЭГ эти сигналы демонстируют.

Вальдфогель и Страсбургер убеждены, что слепота Б.Т — расстройство психологического характера, а не физического. Что-то произошло и заставило женщину отреагировать потерей зрения. Даже сейчас две её личности полностью слепы, они продолжают использовать этот неизвестный механизм.

Страсбургер отмечает, что в некоторых случаях особенно сильного эмоционального напряжения у пациента может возникнуть желание стать слепым — чтобы не видеть происходящее. Мозг человека способен влезать в зрение, даже когда глаза работают нормально. Если глаза видят разные изображения, то мозг вырезает одно из них — чтобы избежать путаницы. Также мозг вмешивается в визуальную обработку изображений, когда вы пытаетесь сосредоточиться на определённых объектов в поле вашего зрения.

Ответственность за слепоту может лежать на латеральном коленчатом теле мозга — эта структура головного мозга является связующим звеном между отделами нервной системы, обрабатывающими поступающие из сетчатки данные, и зрительной корой.

Самое интересное в этой истории то, что диссоциативное расстройство личности может влиять на зрение. Пациент не просто притворяется, обманывает себя — его мозг не проводит сигналы, когда личность «слепа».

Диссоциативное расстройство личности раньше называли «истерией» вместе с рядом других заболеваний. Это название говорит о том, как к пациентам с этим диагнозом могли относиться врачи. Современные критики указывают на то, что телевизионный мини-сериал 1976 года «Сибил» вызвал «эпидемию» таких диагнозов. В 1990-е годы в США были случаи исков, когда пациенты говорили о сомнительных методах лечения диссоциативного расстройства личности, которого, как утверждали эти пациенты, у них не было.

Представленный Страсбургером и Вальдфогелем случай говорит о том, что диссоциативное расстройство личности может проходить на базовом, биологическом уровне. Врачи видели с помощью электроэнцефаллограммы, что происходит в мозгу во время контроля каждой из личностей.

У Intel раздвоение личности? Компания против Mac, но хочет делать для них процессоры

Ни для кого не секрет, что многие технологические компании «воюют» друг с другом, выпуская ролики и тизеры с высмеиванием недостатков друг друга. И Intel тут не исключение: недавно компания опубликовала сразу несколько видео на тему того, что устройства на базе их процессоров лучше, чем MacBook на SoC M1. Что интересно, ведущий в этих роликах — Джастин Лонг, который в рекламной кампании «Get a Mac» исполнял роль компьютера Apple.

Собственно, такой шаг для Intel вполне ожидаем: с переходом Mac на собственные процессоры Apple компания теряет прибыльного клиента, под которого больше десяти лет создавала специальные процессоры (например, Core 2 Duo в оригинальном MacBook Air или линейку процессоров с мощной графикой Iris вместо обычной HD Graphics). Поэтому не удивительно, что старейший производитель x86-процессоров стал троллить Apple за их «предательство» и переход на ARM.

Однако новый подход Intel показывает, что она непрочь получить прибыль и из такой неприятной ситуации. Напомним, что на недавнем онлайн-мероприятии Intel Unleashed: Engineering the Future компания рассказала о стратегии IDM 2.0, суть которой — начать производить процессоры на контрактной основе, для чего Intel построит к 2025 году в Аризоне две новые фабрики, потратив на это порядка 20 миллиардов долларов. Отвечать за контрактное производство будет новое подразделение компании — Intel Foundry Services (IFS). Причем производиться будут не только x86-процессоры, но и решения на архитектурах RISC-V и ARM.

Более того, в интервью CNBC глава Intel Пэт Гелсингер прямо сообщил, что планирует производить SoC для Apple: «мы хотим, чтобы они стали клиентами нашего полупроводникового производства, потому что сейчас они сильно зависят от TSMC, и им нужен запасной вариант». В итоге получается, что Intel может начать производить для Apple их процессоры Silicon. Которые сама же и высмеивает.

Такой подход Intel кажется странным, и у Apple есть все возможности отказать, особенно если учесть, что сотрудничество купертиновского гиганта с TSMC успешно продолжается уже не один десяток лет. Однако нельзя отрицать, что таким способом Intel хочет вернуть Apple обратно к x86-процессорам. С учетом того, что у последней на данный момент нет собственных ARM-процессоров, которые могут заменить топовые многоядерные решения Intel, например, в Mac Pro — вполне может быть, что такие мощные компьютеры так и останутся на x86-решениях, которые Intel будет производить в Аризоне.    


iGuides в Telegram — t. me/igmedia
iGuides в Яндекс.Дзен — zen.yandex.ru/iguides.ru

Раздвоение личности | Наш Красноярский край

Самое время поговорить об этом. Международные события последних недель, в которых Россия играет не последнюю роль, к тому весьма располагают. Мы прямо массово становимся патриотами. Замечательно, но всякий раз того, кто называет себя патриотом, хочется спросить: в курсе ли ты, что такое патриотизм?

Славься, Отечество наше…

Население страны, несмотря на рост цен и затягивание ремня еще на одну дырочку в социальной сфере, пенсиях и зарплатах, испытывает подъем и гордость: рано ставить крест на России, не надо нам диктовать, а то прилетит «ответка». Правильно, не хлебом единым жив человек. Нельзя, чтобы кто-то один, большой и сильный, навязывал всему миру свои правила. Мы тоже имеем право голоса. Мы сильные и становимся все сильнее.

Россия снова возвращается в Арктику, которую мы чуть было не профукали в лихие 90-е, – на стапелях стоят новые ледоколы-атомоходы, снаряжаются полярные экспедиции. В космосе мы пока еще не последние – большинство наших ракет успешно стартуют и летят куда надо. Подводные лодки, напичканные самым современным вооружением, несут боевое дежурство в Мировом океане. Зерно вон экспортируем. Без иностранных продуктов не пропали, свое производим. Да и в науке не последние. Про балет и говорить нечего, Лопаткина вроде еще не уехала.

Есть чем гордиться, есть.

Но это все патриотизм высокого полета, заниматься им несложно. Просто ходи и гордись. Вслух или про себя. А можно еще проще, без атомоходов и Сирии. Выйди в Интернет и кричи: «Путин!», «Родина или смерть!», «Крым наш!», «Обама – чмо!»… Даже с дивана вставать не надо. Можно положить ноутбук на пузо, зайти в соцсеть, и там все это орать, потягивая пивко. Можно майку напялить с надписью «Я русский!». Или порассуждать в кругу таких же друзей-патриотов, что «чурки все вокруг захватили».

Мы же, русские, не пойдем работать за те деньги, которые им платят? Нет, не пойдем.

Без лоха и жизнь плоха

Это фигня, что машину свою ты сегодня вечером припарковал как чудак на букву «м», заняв сразу два места. Плевать – кто первый встал, того и тапки. Или взяточку взял. Небольшую, пустячок. За то, чтоб хорошему человеку сделать что-то в обход закона. Как ее не взять, если Обама – чмо? Люди вон миллионами хапают, яхты покупают, а ты всего-то тысчонку взял. А третьего дня наколол соотечественника в своем магазине, подсунув ему красиво упакованную китайскую тряпку. Втридорога, под видом «Гуччи». Ничего личного, это всего лишь бизнес. Без лоха и жизнь плоха. Неделю назад обругал измотанную тетку, что работает за копейки на почте. Да и она в долгу не осталась – ответила тебе тем же: вас много, а я одна. Вот и поговорили россияне. И разошлись, ненавидя друг друга.

Спросите, при чем тут патриотизм?

Да при том, что начинается он с малого, с незаметного. Не с лозунгов, не с «планов патриотических мероприятий», которые так любят в наших школах. И даже не со слетов на пленэре в красивых местах нашей Родины, где молодые карьеристы выступают с пламенными речами. А с любви к ближнему своему. К соотечественнику, коллеге, старику, чужому ребенку, инвалиду. К своему клиенту или покупателю. К каждому из тех, кто, собственно, и населяет твою страну. С уважения к незнакомому человеку, с которым ты общаешься в Интернете, пусть он даже не разделяет каких-то твоих убеждений.

Понятно, что Путина и «Родину в целом» любить легче, чем эту любовь доказывать маленькими хорошими поступками каждый день. Не обижать слабого, помогать бедному, сочувствовать несчастному, не издеваться над глупым. Не загаживать двор, в котором ты живешь, и речку, в которой купаешься. Не хамить, не воровать, не разговаривать через губу с теми, кому в жизни повезло меньше, чем тебе…

Ладно, бог с ней, с любовью. Любить тоже трудно. Особенно незнакомого, хоть он и твой земляк. Но хотя бы просто не делать ему гадостей – можно?

Моя хата с краю

У нас в подъезде в этом году лифт отремонтировали. Новый яркий светильник установили, пол сделали из рифленого алюминия, чтоб не протирался, на стенку прикрепили большое зеркало. Оказывается, удобно, когда зеркало в лифте! На себя взглянуть перед уходом на работу, что-то в костюме поправить. Особенно рады были женщины, они в лифте успевали докраситься!

Думал: сколько же это зеркало провисит? Месяц, два? Не угадал. Целых три! А пару дней назад его выдрали с мясом, оставив в стенке лифта дыры на месте саморезов.

Не удивлюсь, если тот, кому это удалось, пришел радостный домой с добычей, повесил зеркало у себя в ванной, а потом сел за компьютер и написал в «Одноклассниках» патриотический пост о том, какие американцы идиоты. Или что-нибудь про «чурок-зверьков». Или о том, какие чиновники сволочи, всю Россию разворовали.

Сто раз об этом писал, и напишу еще тысячу… Ну простите, это мой бзик, пунктик. Мусор. Горы которого всегда остаются там, где прошел «настоящий русский патриот». Мусор, которым этот тип загадил родную, так им любимую землю. Проедьте по окрестностям Красноярска, сверните на проселки, грунтовки. Вам сильно повезет, если вы, поколесив по ним пару часов, не встретите ни одной свалки или мини-свалочки. Они повсюду, куда не заглядывает глаз природнадзора. Подъехал кто-то ночью по-воровски, выбросил из машины мешочек. А они ведь размножаются. Через неделю их там уже пять. Через месяц – помойка.

После нас хоть потоп

По утрам выхожу на балкон и смотрю на то место, где по ночам у нас часто балдеют здоровые 18–20-летние лбы. С девками и визгами. Когда тепло, почти каждую ночь балдеют. Интересно, когда и где учатся, работают? Одни и те же рожи. Орут они, нажравшись пива, надо заметить, не по-турецки и не по-таджикски, а вполне себе по-нашему. Не стесняясь, что две многоэтажки спят и людям завтра на работу. Смотрю я на те лавки каждый раз с надеждой: наступил ли уже апофеоз патриотизма? Нет, еще не наступил. Вижу, как дворник-киргиз собирает вокруг лавок пустые пивные бутылки и брошенные здесь же упаковки от еды. Хотя до урны три метра. Год назад об этом писал, ничего не изменилось, никак не приходит патриотизм в наш двор. Правда, на заборе написали из баллончика: «Россия, вперед!» Ну хоть что-то…

Ездил по весне в Козульский район. Там от деревни Жуковка есть убитая дорога на заброшенную деревню Кайдат. Местные по ней возят дрова и сено, ездят за грибами. Вдоль дороги чудовищные свалки. Чего там только нет – от старых диванов до гор строительного мусора и гнилых досок. Не лучше выглядят и берега речки Жуковки в одноименной деревне, куда кто-то втихушку сваливает всякую дрянь. Уверен, это не русские люди делают, не патриоты. Наверняка проклятая Меркель и сюда дотянулась, заслав своих агентов с заданием: зас…ть русскую природу.

А уж как выглядят наши кладбища по сравнению с кладбищами бездуховных «пендосов», немцев или голландцев (каждый второй у них, как известно, гей), и говорить не хочется. Сами знаете, если в заграницах бывали. Любовь к отеческим гробам, ага. Такая, что порой плакать хочется.

Работа не волк…

Кстати, о «нерусских». Они о патриотизме не кричат на каждом углу. Да им и не положено – какие они к черту патриоты, если свою родину бросили и к нам понаехали. Несколько лет наблюдаю за одним азербайджанцем. Года четыре назад, смотрю, появился на знакомом перекрестке молодой восточный человек. Поставил ящики один на другой, весы и сидит, торгует овощами-фруктами. К концу лета он уже притащил стол и разложил на нем свой товар. На следующий год опять иду – этот же человек уже установил над столом небольшой шатер, да и сам стол побольше. Идет, значит, бизнес. Еще через год поставил крохотный ларечек. А нынче – уже большой павильон. И чистенько у него там, и торгует красиво, с «подходом» продает, со скидками.

Разговорились – что да как, какого роду-племени? Рассказал, что приехал из Азербайджана практически в никуда, без денег. Родственников у него в Красноярске не было. Пошел на Южную базу к своим, набрал под реализацию фруктов-овощей, встал на перекрестке… Так дело и пошло.

Спрашиваю:

– А где остановился на первое время? Город-то чужой, никого не знаешь?

– Ну как – никого? Азербайджанцев-то много. Первое время и жил у земляков, то у одного, то у другого. Приютили, подсказали, где и как торговать, немного денег одолжили… Потом семью перевез, квартиру снял.

Но я ему не верю, улыбаюсь. Хитришь, мол.

– Как так – помогли? Ты их не знаешь, они тебя…

Он удивленно смотрит:

– Я же говорю: земляки!

– А, ну да, – доходит до меня. – Все как у нас, православных. Я тоже, если приеду в чужую страну, могу подойти к любому, кто говорит по-русски. И приютят, и помогут, и денег в долг дадут.

Тут уже мусульманин заулыбался. Смотрю – не верит.

Ну что с него взять… Разве он поймет, что такое русский патриотизм? Слава России! – вот он что такое. Это вам не помидорами торговать.

№ 76 / 764

Ссылки по теме:

Раздвоение личности как творческий инструмент писателя (заметки и статьи)

Раздвоение личности как творческий инструмент писателя

Написал статейку. Вернее — очередные размышления про механизмы творчества-писательства.  Вот интересно, можно это тут разместить в своем разделе? Не нашел специальной тематики. Впрочем, может положить как рассказ? Их есть — таких заметок у меня. Ну пока пусть будет в формате блога

______________________________________________________

Это не статья – исследование. Это продолжение размышлений о различных аспектах творчества. Рабочие заметки, основанные на личном опыте, и на опыте знакомых авторов.

Это будет интересно начинающим авторам. А возможно, позволит уже опытным авторам взглянуть на некоторые вещи под другим углом.

Раздвоение личности и как это помогает в творчестве.

Неожиданно, правда? Ну что же, я не медик, я писатель, поэтому, копаясь в глубинах секретов автора, использую красивые и доходчивые образы. Но при этом, наверняка, делаю массу ошибок с точки зрения профессиональных психиатров. Дорогие врачи, простите, пожалуйста, и, возможно, дальше вам читать не стоит.

Я же хочу поговорить об особенности психики авторов, которая очень помогает писать хорошие книги, но часто мешает жить.

Давайте сразу договоримся, под раздвоением личности я имею в виду именно диссоциативное расстройство идентичности, а не шизофрению (посмотрите в википедии, кто не в курсе). При таком расстройстве, личность человека разделяется и складывается впечатление, что в одном теле живет несколько человек. При классическом расстройстве одна личность может не знать, что происходит с другой (да, да, меня давно эта тема интересует см рассказ «Оборотень»). Вообще это – защитный механизм психики человека, о чем вы подробнее почитаете в википедии. 

Но какое отношение все это имеет к писателям и творчеству? Ну помимо того что все творческие люди вообще не самые психически стабильные люди, отношение вот какое. Я утверждаю, что некоторые авторы (слово Великие – зачеркнуто), могут искусственно вызывать такое состояние у себя, чтобы вести работу над произведением, максимально погружаясь в личности созданных ими персонажей.

Как это работает? Давайте начнем издалека. Что такое книга? Нет, правда, полноценный роман, а не ежедневные заметки в бложике. Это продуманный сюжет, переплетение историй и множество персонажей различной глубины проработки характеров – от главного героя до случайных свидетелей. Давайте сравним это с фильмом. Писатель выступает и в качестве сценариста, режиссера, постановщика, оператора, декоратора… уф, уже хватит. Все сам, один, на своих плечах, без ансамбля (исключая соавторов). Но самое главное – он еще и один единственный актер этого спектакля. Он создает образы персонажей, «играет» и главного героя и главного злодея, и их друзей-подружек, и второстепенных персонажей и массовку… Театр одного актера. Вот о нем и поговорим.

Вы наверняка встречали выражение «картонные персонажи». Да что там, наверное, не раз в книгах вам попадались безликие персонажи и герои похожие друг на друга. Как будто сделанные методом копи-паст, по одному шаблону. Главный герой не отличим настроением от главного злодея, речь короля неотличима от речи стражника на воротах, пятсотлетние эльфы ведут себя как пятиклассники, причем все одинаково, без малейших различий.

Образы персонажей создает автор. Тут не свалишь на сценариста, декоратора, режиссера или деревянного актера получившего роль за красивые глазки. Писатель в ответе за все, в том числе за проработку личностей персонажей. Автор «играет» их роли про себя, конструирует их поведение в голове, лишь потом внося на бумагу результат. Писатель их отыгрывает героев, проживает их жизни, погружается в них И чем глубже создатель погружается в их жизни, тем ярче образы персонажей. (Да, иногда эти сволочи, получившие слишком много самостоятельности, возвращаются к тебе, ноют, просят, разговаривают – в общем, мешают жить. Но это тема для другого разговора. )

Вопрос в том, насколько глубоко автор погружается в образ персонажа? Чтобы хорошо его сконструировать, чтобы образ получился достоверным, с точными мелкими деталями – очень глубоко. Автор проживает жизнь своего героя, насыщается его эмоциями, принимает его логику и мотивацию, становится на время им – этим Конаном, Холмсом, Бильбо… Хватит у автора на это воображения и душевных сил? У многих – хватает. Вы наверняка можете вспомнить множество живых главных героев, которые пережили своего творца. Но так же можете припомнить и множество книг, где при ярком главном герое остальные персонажи – бледные призраки. Полупрозрачные изобретатели (с) АБС. Вот на других персонажей не у всех авторов хватает фантазии, терпения, писательской, так сказать, оперативной памяти внутри собственного сознания.

Любой начинающий автор, способный осознать свои ошибки и учащийся ремеслу рано или поздно сталкивается с проблемой «бледных» героев. И речь не о костюмах или визуальной составляющей (телосложение, рост, цвет глаз и т. д.). Речь о психике персонажей. Живой и настоящий главный герой – хорошо. Но мало. Должен быть и такой злодей. Отдельный человек (или нет), симпатичный (или нет), противоречивый, настоящий, живой… А еще друг главного героя, подруга, король, стражник, начальник или подчиненный и все все все.

Сколько разных личностей писатель может сконструировать в своем сознании? Сколько непохожих, различающихся, жизнеспособных образов он должен держать в своем сознании, чтобы работать над текстом? Много, как показывает нам Лев Николаевич. Но что ему позволяет это делать? А вот то самое искусственное разделение собственного сознания.

Вы слышали, наверное, выражение – я оставил в этой книге часть себя. Я вложил в нее душу. Это правда. Работая с такими качественными текстами, персонажами, автор неизбежно изменяется и сам. Часть здоровья – в том числе психического – действительно остается в тексте. И это всегда видно – писалось ли задней левой ногой, или автор кровавым потом исходил над книгой, впадая в лихорадку и сбивая внезапно поднявшуюся температуру аспирином.  

Таким образом, в собственном создании автор конструирует независимые от него и друг от друга личности. Виртуальных персонажей. Местами живых… Хороший образ сам следует своей внутренней логике, говорит автору, что и как он будет делать. Предатель – всегда предаст. Герой – всегда полезет всех спасать. Король не будет говорить как школьник, а столетний эльф не будет хохмить в духе второгодника. А если они это делают, образ персонажа рассыпается, становится фальшивкой, заготовкой, болванкой, картонкой, без личных особенностей и фишек. Именно здесь, в следовании внутренней логике персонажа, и возникают конфликты в духе «это не я так придумал, это сам персонаж решил сделать это». Да, чтобы герой был жив, вы должны позволить ему жить своей логичной жизнью, а не швырять его из стороны в сторону по своему желанию, (или, боже упаси, по желанию толпы читатлей).  Таким образом, у такого живого персонажа действительно есть некоторая самостоятельность. Искусственные интеллекты? О, такие «полусамостоятельные конструкты» известны писателям и читателям намного дольше, чем всякие там компьютеры и интеллекты. Кстати, для молодежи. Слово «виртуальный» появилось тоже раньше компьютеров. Где-то так в четвертом веке нашей эры, после и Фома Аквинский об этом писал… 

Но. Мы о писателях. Итак. Работая над романом, писатель пытается в своем создании породить десяток независимых личностей. В своем родном сознании. И таких жизнеспособных конструктов, которые не были бы калькой с личности самого писателя. А это самый простой путь. У начинающего писателя Иванова в книге бегают десятки «писателей Ивановых» с его привычками, с его мировоззрением, с его логикой. Это нормально – когда тебе 16 лет и твоя книга – тетрадь в клеточку. Это неизбежный этап взросления. Из которого, кстати, выходят, не все авторы. Некоторые до седых волос и бегают по страницам собственных текстов «с пивком и анекдотиками». Но те, кто шагает дальше, понимают важность персонажей. Это – жизнь книги, ее кровь, ее плоть. Вы можете не помнить сюжетов всех рассказов про Шерлока Холмса, но его самого вы не забудете. Вы можете не вспомнить режиссера или сценариста «Крепкого Орешка», но вопль «Макклейн!» — вы не забудете никогда.

Конечно, не только персонажи делают книгу хорошей или великой. Но сегодня мы говорим о них. А именно о том, что все они живут в голове у автора. Они там зарождаются, растут, стареют, иногда умирают, чтобы дать место новым персонажам. Выходят в мир, общаются с другими людьми (посредством бумажных страниц книги), разговаривают с автором, диктуя ему, что именно они сделают и в какой момент. Вашей головы хватит на все это? На десяток разных подробных живых персонажей одной книги? Отлично. А для следующей? Вы же не хотите, чтобы хорошие живые образы кочевали из романа в роман… О, страшное слово самоповтор! Конечно, можно написать десяток продолжений с одним удачным героем. Как делают слабаки. Слабо зарубить десяток независимых романов, каждый с десятком (или пятьюдесятками) независимых героев, отличающихся друг от друга, живущих собственными жизнями? Чтобы вам на этот счет сказал Лев Николаевич? Чтобы вам сказал бы Терри Пратчет? А Мартин или Толкиен?

Таким образом, писатель держит в голове чужие жизни. Внутри его сознания находится десяток других, искусственных, созданных, порой выстраданных, а местами и неприятных. От чего зависит умение создавать в собственном сознании такие независимые участки и фрагменты, наделяя их самостоятельной личностью? Почему у одних авторов это получается, и достаточно легко, а другим не дается вовсе?  Не знаю. Я полагаю это врожденное умение, особенность психики, возможно и отличающих талантливых писателей от прочих. Возможно это склонность психики конкретного человека к тому самому диссоциативному расстройству идентичности, упомянутому в самом начале статьи. Думаю, опытный автор намеренно погружается в такое расстройство, раздваивая, расстраивая, расчетверяя свое сознание для работы со своими персонажами.

Для начинающих авторов в этом есть своя особая романтика. Хотелось бы вам поговорить с собственным персонажем? Узнать его мнение по какому-то вопросу? Собрать вокруг себя вечеринку старых добрых друзей… Смешать своих героев с любимыми чужими героями, если вы способны вместить в себя и чужих? Но таким романтично настроенным авторам следует задаться вопросом – насколько все это влияет на самого автора? Проходит бесследно? Да если бы!

Побочные эффекты этого раздвоения личности у авторов известны давно. Часто в шуточной форме. Хотя на самом деле, это не шутки. Вот ни разу. Нагрузка на психику всегда имеет свои последствия. О странном поведении авторов говорить уж не будем, об этом сказано достаточно. Просто представьте, что в вашей голове живет десяток других личностей. И они именно должны жить, поддерживаться в активном состоянии, пока вы работаете над книгой. «Мои герои приходят ко мне»  — это правда. Ты приходишь к ним, чтобы работать. А потом они приходят к тебе. Поговорить, напомнить о себе. Да, та чудесная сцена из «Обыкновенного Чуда», где к Волшебнику приходят персонажи его заброшенной (отложенной в долгий ящик) сказки – это правда. И да, эти персонажи иногда начинают чудить, прямо посреди сцены, которую вы хорошо продумали, выстроили, вылизали… А он — бац! Шапкуоб пол, и понеслось…

Да, персонажи чудят. А следом начинает, порой, чудить и автор. Нельзя долго смотреть в Бездну, иначе Бездна начинает смотреть в тебя. Думаете, самое страшное, это то, что писатель начинает говорить с невидимыми персонажами? Носить разные носки и майку на изнанку?

Как насчет того, что он начинает заказывать в баре любимую выпивку своего персонажа? Не свою. Всю жизнь писатель ненавидел коньяк, но его пьет детектив из рассказа и вот автор ловит себя на том, что покупает бутылку коньяка, хотя все еще ненавидит этот напиток. Что если автор отвечает своим близким так, как ответил бы его любимый главный злодей? Причем отвечает раньше, чем сообразит, что это не его слова, а часть сцены, которую он проигрывал в голове с утра? Что если он начинает избегать компании старых знакомых, отдаляется от близких, запирается в четырех стенах? А что такого – у него и так приятелей полный дом, движуха и вечеринки каждый день. Необходимость в общении с социумом отпадает, у него и так этого «общения» больше чем нужно – причем с самыми разными интересными людьми. Что если…

Что если в какой-то момент ты ловишь себя на мысли, что поступаешь так, как поступает твой главный герой? Вот именно это — ты бы никогда не сделал, или не сказал бы, но и делаешь и говоришь, потому что это… Логично. Но это не твоя логика, это логика твоего персонажа. Возможно даже не текущего, а давно и прочно забытого, но внезапно проснувшегося в дальнем уголке твоего сознания. Что если ты оглядываешься на вереницу своих героев, смотришь в зеркало с миллионом отражений самого себя. Это герой, это злодей, это из первой книги, этот из восьмой, это герой любовник, этот негодяй насильник, это командующий эскадрой… Бесконечный лабиринт зеркал, отражение в отражении, и у всех – твое лицо. Это все они, их жизни, их привычки, их привязанности, их логика. 

И ты спрашиваешь – а где же я? Что из этого – мое собственное? Где МОЯ жизнь? 

И пришедший из зеркал ответ может тебе очень не понравиться.

Вы правда еще хотите стать Писателем, дорогие товарищи начинающие авторы?

лечение, признаки и симптомы (шизофрения)

 

 Патологическое состояние психики, в результате которого у человека возникает ощущение, будто в нем уживается сразу несколько личностей называют раздвоением. Данный термин стал известен достаточно давно, однако диагностика данного заболевания сталкивается со множеством сложных задач.

Симптомы и признаки раздвоения личности

Раздвоение личности предполагает наличие следующих признаков и симптомов:

  1. Событий, происходящие в настоящий момент, стираются из памяти пациента. Когда нарастает период доминирования иных личностей, пациент не запоминает, что с ним происходит
  2. Меняются поведенческие привычки. Как результат, человек начинает совершать действия, которые для него вовсе не свойственны
  3. Эмоциональный фон не стабилен и может резко изменяться, в том числе голосовая интонация и мимика.

Отличительной характеристикой заболевания является преобразование и вычленение нескольких личностей на подсознательном уровне. Важно отметить, что каждый из них может иметь различную половую принадлежность, возрастную категорию и даже принадлежность к расе.

В процессе развития, одна личность может приходить на смену другой. Визуально человек отличается в поведенческих реакциях: совершенно новый стиль общения, поведенческие привычки и даже голосовая интонация. Психотерапевтами был установлен факт возможного общения личностей между собой. Им не чуждо испытывать агрессию или симпатию по отношению друг к другу, выяснять бытовые привычки или решать повседневные задачи.

Когда происходит прогрессирование диагноза, личность начинает преобразовываться и делиться на большее количество. Кроме того, человек может полностью погрузиться в иной персонаж.

Стоит отметить, что личностный переход осуществляется регулярно. Человек может пребывать в одном из персонажей неопределенный промежуток времени, начиная от одного дня до нескольких недель.

Психическое раздвоение личности

Раздвоение личности классифицируется в качестве психического заболевания, характеризующегося наличием двух и более личностей в одном человеке. Если пациента диагностируется данный синдром, то специалисты его называют диссоциативным личностным расстройством.

Это категория психических расстройств, для которых характерно изменение или патологические реакции в процессе выполнения высших психических функций. К ним можно отнести:

  1. Память
  2. Личностная идентичность
  3. Мышление
  4. Осознание и идентификация с собственной личностью.

Зачастую вышеперечисленные функцию составляют неотъемлемую часть личности, которые интегрируются в психику. Когда возникает диссоциация, происходит обособление некоторых сознательных потоков. По мере прогрессирования, некоторые объекты начинают становится независимыми. В результате патология может привести к тому, что человек теряет собственную личностную идентичность и формированию новой типа. Поэтому при смене личности, человек зачастую испытывает провалы в памяти и не может вспомнить прошлые события.

Раздвоение личности у мужчин

Как правило, основной причиной возникновения диссоциативного расстройства у мужчин является наличие сильной стрессовой ситуации. Более подверженными являются следующие группы граждан:

  1. Принимающих участие в военных и боевых действиях
  2. Переживших один из видов сексуального насилия
  3. Если мальчики не смогли познать материнскую ласку или любовь в раннем возрасте
  4. В результате перенесенных тяжелых травм
  5. Развитие алкоголизма или наркотической зависимости.

Чаще всего мужчина испытывает скачки и развитие необоснованной агрессии, склонен к девиантному и асоциальному взаимодействию с окружающими людьми. Если человек находится в измененном состоянии, они способны приписывать себе качества, которыми не обладают: проявлением мужественности, бесстрашии, авантюризмом.

Когда случается личностная замена, нередко может возникать сексуальная подоплека. Если мужчина изначально страдал чрезмерной скованностью, то при смене роли он становится более раскованным и брутальным, что позволяет привлечь к себе внимание со стороны женщин.

Стоит отметить, что не все пациенты вовсе имеют даже малейшие предположения о том, что у них диагностируется раздвоение личности. Как правило, на возможные изменения обращают внимания близкие родственники или друзья.

Диагноз болезни раздвоение личности

Постановка диагноза осуществляется на основании следующих критериев:

  1. У человека наблюдается от двух и более личностных идентичностей или наблюдается два и более личностных состояний. Важно отметить, что каждый из них предполагает формирование отдельной поведенческой модели, мировоззрения
  2. Минимальное количество идентичностей, которое осуществляет контроль над личностью насчитывается порядком двух и более
  3. Больной не в состоянии удержать в своей памяти даже важные информационные данные. Стоит отметить, что забывчивость патологическая и отличается от обыкновенного механизма, когда человек не может вспомнить обыкновенное событие или день рождения
  4. Побочная симптоматика развивается не в результате алкогольного или наркотического опьянения.

Перед специалистами стоит важная задача: разделить действительное возникновение болезни и человеческую игру. Однако стоит отметить, что между специалистами до сих пор ведутся дискуссии о том, насколько действительно эффективны вышеперечисленные критерии. Они обладают недостаточной валидностью, из-за чего специалист может сформировать неверный диагноз. Также помогает исключить вероятность ошибки такие исследования, как МРТ, КТ, ЭЭГ.

Психическое расстройство (раздвоение личности)

Обращаясь к общепринятой номенклатуре МКБ-10, раздвоение личности предполагает классификацию к личностным расстройствам группы F-44. Патологическое изменение личности имеет ярко выраженный характер, но при этом четкой органической этиологии не существует. Нарушения проявляются в связи с психогенными причинами и охватывают все социальные сферы деятельности человека.

Раздвоение личности может принимать одну из следующих форм:

  1. Провалы в памяти (амнезия) в результате возникающих травмирующих событий
  2. Фуга. Когда провалы в памяти сочетаются совместно с определенными двигательными ритуалами (например, выполнение рутинной работы или домашних обязанностей)
  3. Ступор. Человек ощущает побег от реальности, который сопровождается определенными вербальными, слуховыми и другими реакциями на внешние раздражители
  4. Транс, одержимость. Невозможность воспринимать объективно окружающий мир.

Существует еще одна отдельная патология – множественное расстройство личности, которое имеет схожие признаки с раздвоением личности.

Стоит принять во внимание, что некоторые психические заболевания также могут вызывать диссоциативное расстройство временного типа. К таковым можно отнести следующие заболевания:

  1. Повышенная чувствительность к реакциям окружающего общества, которое характеризуется агрессивностью и подозрительностью
  2. Эмоциональная патология, в результате которой человек становится более импульсивным и раздражительным, его поведение невозможно предугадать.

Раздвоение личности у подростков

В детском и подростковом возрасте диссоциативное расстройство также возможно. Однако существуют некоторые отличительные характеристики в поведении. Среди основных проявлений можно выделить следующие аспекты:

  1. Смена интонации и поведения в результате общения с другими людьми.
  2. Наступление эпизодической амнезии, когда подросток не в состоянии вспомнить конкретные события из жизни. Зачастую это происходит, как и у взрослых при смене доминирования личностей
  3. У подростка отсутствуют определенные пищевые и вкусовые привычки. Они постоянно изменяются
  4. Резкая смена настроения и эмоционального фона в большом диапазоне, начиная от негативизма и депрессивного состояния до эйфории и повышенного тонуса
  5. Бессмысленная фокусировка взгляда и проявление агрессивного настроения
  6. Подросток не имеет способности объяснить собственные мысли и поступки.

Если у ребенка замечаются подобные признаки, то необходимо обратиться за консультацией к психотерапевту, который проведет необходимые диагностические мероприятия и поможет уточнить диагноз.

Роберт Шекли «Раздвоение личности»

Все, написавшие об этом рассказе, каким-то образом сообразили, что же там всё-таки произошло. Почему в итоге двойников оказалось трое? Мне пришлось довольно долго думать и перечитывать рассказ, чтобы разгадать эту загадку. Ведь Автор ничего об этом не сообщает, а краткую информацию о том, что такое раздвоение личности (настоящее раздвоение, а не та имитация этого явления, которую успешно осуществляет ГГ) если и можно принять за намёк, то с очень большой натяжкой. А произошло то самое, от чего как раз и была оформлена страховка — отправился в прошлое один человек, а вернулись двое, являющиеся одной личностью, а не близнецами, практически неразличимыми внешне. К сожалению, Автор совершенно игнорирует правовой аспект возникающей при этом ситуации. Хайнлайн эту ситуацию использовал бы на всю катушку, Шекли же ограничивается тем, что допускает абсолютно нереальную (в пределах описываемой им реальности) ситуацию — одна из идентичных личностей совершает ключевые юридические действия* в отсутствие другой. Кроме того, если уж подписан (за другого человека !) отказ от всех прав, то почему право на получение чека на страховую сумму не только не аннулируется, но и переходит к другому человеку? Это просто какое-то издевательство над гражданским правом. И никакого сознательного обмана одного человека другим в данном случае нет**, имеет место парадоксальная ситуация, случается это не впервые («За всю историю путешествий во времени — раз десять, не больше»), и, следовательно, должны быть прецеденты…Это привело меня к выводу, что конец рассказа просто никуда не годится, он и невозможный и глупый одновременно, потому что права личности должны соблюдаться в любом случае. В случае, описанном в рассказе, существует только один выход — жребий и обеспечение стартовых условий для жизни пострадавшего. За сюжетом рассказа ясно видна аморальная правовая основа общества так далеко ушедшего вперёд по пути технического прогресса, поэтому все глубокомысленные рассуждения о морали и доверии к самому себе на базе этого рассказа не стоят и ломаного гроша.

Ещё одна глупость, нужная Автору для обеспечения дурацкой концовки, это покупка ГГ машины времени за свой счёт. Эверетт Бартолд отправляется в служебную командировку для организации в прошлом сбыта игрушек для детей любого возраста. Компания, занимающаяся таким бизнесом, не может не иметь собственного транспорта.

*) «Я получил оба чека и расписался за тебя». «Я подписал твой отказ от всех прав».

**) Конечно ГГ обманул человека из 7-го столетия, но так сложились обстоятельства. И обманул он другую личность, а не самого себя.

Что делать, если у тебя раздвоение личности?

РАДОВАТЬСЯ!!! я своего не могу выгнать из-за компьютера до 3 ночи, уроки не делает, в школе потом на занятиях спит, по дому не помогает, а сделать ничего не могу с этим, вообще уже жалею что так рано купила ему компьютер.

Если вам тоже нравится этот человек, то это замечательно! Постарайтесь завести с ним дружбу и дайте ему понять что вы им заинтересованы.

В молодости многим нравится путешествовать, кочевать. Это нормально. С возрастом захочется комфорта, удобств, своего постоянного места. Хотя есть небольшой процент людей, которые до старости ведут кочевой образ жизни.

Если много седых волос у мужчины, то надо сделать хорошую стрижку и носить свою седину с гордостью за свои года и свой жизненный опыт.

Если седина у женщины, то закрашивать ее. За границей очень многие дамы в возрасте не закрашивают седину, делают хорошую стрижку, слегка придают волосам оттенок голубой, делают легкий макияж. Смотрятся они очень элегантно.

Да ничего не делать.

Мне порой кажется что, чем бестолковее человек, тем проще ему живется в этом мире. Меньше знаешь, крепче спишь. А люди, которые меньше перегружают свой мозг, и живут на много больше. Так что надо спокойно жить дальше и радоваться жизни.. Иногда вижу таких людей со стороны, и даже как бы завидую им. Беззаботность и легкомыслие при правильной постановке дела могут принести пользу для организма. Когда человек глуп, его как правило меньше или не в такой степени беспокоят различные проблемы вокруг. Он имеет плохую память и быстро забывает все трудности жизни, переключаясь на другие события, которые на его взгляд более позитивные. Везет дуракам, одним словом. Так что, таким людям, при определенных обстоятельствах, просто в этой жизни повезло…

Как помочь другу с диссоциативным расстройством идентичности

Жизнь с диссоциативным расстройством идентичности может быть изолирующей. Представления в СМИ об этом заболевании часто подвергаются стигматизации, из-за чего люди, страдающие этим заболеванием, кажутся опасными или непредсказуемыми. Эта стигма в сочетании с тем фактом, что только 2 процента населения живет с диссоциативным расстройством личности, может заставить многих людей, живущих с этим заболеванием, не решаться обращаться за профессиональной помощью или открываться для близких.

Когда вы узнаете, что у вас есть друг с диссоциативным расстройством личности, вашим первым инстинктом может быть испуг или вопрос, являются ли они тем человеком, которым вы себя представляли.Однако эти сомнения и опасения безосновательны. Диссоциативное расстройство идентичности — это состояние психического здоровья, корни которого уходят в травму. Люди, у которых это есть, не представляют угрозы по своей сути, и они так же заслуживают и способны на любовь и сострадание, как и все остальные.

Более подробная информация об этом состоянии может помочь вам понять, через что проходит ваш любимый человек, и научить вас, как поддерживать человека с диссоциативным расстройством личности. Если вы потратите время на самообразование, это поможет вам избежать дополнительной травмы, с которой ваш друг, вероятно, уже справляется, и повысит вероятность того, что он обратится за профессиональной терапией.

Каково жить с диссоциативным расстройством идентичности

Диссоциативное расстройство идентичности характеризуется наличием одной или нескольких личностей в одном и том же человеке, обычно называемых «альтерами». Все эти альтеры являются частью большой системы, из которой состоит личность. В то время как некоторые из этих альтеров могут знать друг друга, другие могут не иметь представления о разных личностях и могут иметь совершенно разные наборы убеждений, идей и уровней зрелости.Во многих случаях людям трудно вспомнить события, которые произошли в то время, когда присутствовали разные АЛЬТЕРЫ. Определенные обстоятельства и чувства могут вызвать изменения.

Считается, что альтеры создаются умственным процессом, который отключает человека от его воспоминаний, мыслей и чувства идентичности, известного как диссоциация. Часто разум испытывает диссоциацию, пытаясь справиться с серьезной физической, сексуальной или эмоциональной травмой и защитить человека от нее. Во многих случаях диссоциативного расстройства личности люди переживают эту травму в детстве.

Поддержка друга с диссоциативным расстройством идентичности

Хотя может быть непросто узнать, как лучше всего помочь человеку с диссоциативным расстройством личности, попытаться понять опыт друга и попросить совета — отличный первый шаг.

Есть несколько основных способов помочь человеку с диссоциативным расстройством личности:

1. Сохраняйте спокойствие во время переключения

Во многих случаях переключение между альтерами происходит очень незаметно.Однако иногда изменения могут быть более драматичными и дезориентирующими. В один момент вы разговариваете со своим другом, а в следующий момент это как будто совсем другой человек населяет их тело. Хотя эта ситуация может быть стрессовой и неожиданной, оставаться уравновешенным и встречаться с другом, где он находится мысленно, может быть чрезвычайно полезным. Каким бы запутанным ни было наблюдение за переключением для постороннего, это часто даже на больше, чем на человека, переживающего это напрямую, особенно если они встречают враждебность или страх.

2. Узнайте, как распознавать и избегать триггеров

У людей с диссоциативным расстройством личности изменения личности вызываются «триггерами» или внешними стимулами, которые заставляют их переключаться между альтерами. Людей с этим заболеванием может спровоцировать все, что вызывает сильную эмоциональную реакцию, включая определенные места, запахи, звуки, осязание, время года или большие группы людей. Эти триггеры очень индивидуальны и могут сильно различаться в зависимости от конкретной травмы, которая вызвала у человека развитие диссоциативного расстройства идентичности.Ваша задача — выяснить, что запускает вашего друга — либо напрямую спросив его, либо наблюдая за его поведением, — и помочь им избежать этих триггеров, когда это возможно.

3. Береги себя, тоже

Близость к человеку с диссоциативным расстройством идентичности может быть эмоционально утомительной. Может быть трудно оставаться бдительным в отношении триггеров и различных изменений. Часто люди с этим заболеванием переживают сильные травмы, обычно в детстве, и слышать об этом может быть сложно.Лучший способ служить другу — это заботиться о собственном физическом и психическом благополучии.

Как поговорить с другом о лечении

Профессиональная помощь может принести огромную пользу людям с диссоциативным расстройством личности. С помощью клинициста люди с этим заболеванием могут научиться справляться и распознавать триггеры, понимать корни своей травмы и лучше справляться с проблемами, возникающими при переключении между альтерами.К сожалению, из-за того, что диссоциативное расстройство личности подвергается сильной стигматизации, многие люди, у которых оно есть, никогда не обращаются за лечением.

Как друг человека с диссоциативным расстройством идентичности вы можете помочь ему обратиться за помощью, который может значительно улучшить его жизнь. Если вы знаете, что ваш друг живет с этим заболеванием, но не обращался за профессиональной помощью, эти советы помогут вам продуктивно поговорить о лечении:

  • Выберите время, когда вы одновременно свободны и расслаблены .Среда с низким уровнем стресса создает основу для более продуктивного и продуктивного обсуждения.
  • Дайте им понять, что они вам небезразличны . Очень важно, чтобы ваш любимый знал, что вы пришли из места, где хотите, чтобы он почувствовал себя лучше.
  • Предлагаю помощь в поиске провайдеров . Помощь в поиске терапевта или лечебного центра может сделать перспективу обращения за помощью менее пугающей.
  • Сопроводите их на первую встречу . Зная, что вы готовы помочь им, ваш друг с большей вероятностью обратится за помощью.
  • Предложите начать с телетерапии. С помощью телетерапии люди с психическими расстройствами могут получать терапевтические услуги через Интернет или по телефону.

Хотя профессиональное лечение может принести пользу любому, кто страдает диссоциативным расстройством личности, оно особенно важно, когда у человека также есть другие сопутствующие психические расстройства, такие как депрессия, тревога или расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ. В этих случаях план лечения, учитывающий все имеющиеся психические расстройства, имеет важное значение для долгосрочного психического здоровья и выздоровления.

Если у вашего друга сопутствующее употребление психоактивных веществ и другие психические расстройства, подумайте о преимуществах лечения в The Recovery Village. Благодаря расположению по всей стране и всестороннему уходу, Recovery Village помогла тысячам людей начать полноценную жизнь в выздоровлении. Обратитесь к представителю сегодня для получения дополнительной информации.

Диссоциативное расстройство личности

Диссоциация — обычная естественная защита от детских травм.Столкнувшись с серьезным насилием, дети могут отстраниться от полного осознания травмирующего опыта. Диссоциация может стать защитным паттерном, который сохраняется во взрослой жизни и может привести к полноценному диссоциативному расстройству.

Ранее известное как расстройство множественной личности, диссоциативное расстройство идентичности (DID) — это состояние, при котором у человека есть два или более различных состояния идентичности или личности, которые могут чередоваться в пределах его сознательного осознания. Различные состояния личности обычно имеют разные имена, идентичности, темперамент и самооценку.По крайней мере, две из этих личностей неоднократно заявляют о себе, чтобы контролировать поведение и сознание пострадавшего, вызывая длительные провалы в памяти, которые намного превышают типичные эпизоды забывания. Кроме того, необходимо исключить физиологические состояния, такие как прямые эффекты от употребления психоактивных веществ или общие медицинские состояния, такие как судороги.

Удар

Наличие близкого человека с ДРИ может быть болезненным, сбивать с толку и вызывать самые разные эмоциональные реакции.Если вам станет известно о жестоком обращении, вы можете почувствовать гнев, тревогу, грусть или отвращение, а также сочувствие и беспокойство. Может быть трудно отслеживать все личности (или «альтеры»), если вы их испытали. Часто люди с ДРИ не могут сказать, какие из альтеров отсутствуют в данный момент, и не ожидают, что их близкие тоже узнают об этом. Главное приспособление для родственников и друзей — постоянное переключение между личностями. Интеграция может привести к значительным изменениям в личности, поскольку различные изменения растут и резко меняются.Хотя вы можете чувствовать, что человека, которого вы знали, больше не существует, часть, которую вы знали до интеграции, все еще существует. Теперь вы знаете о нем больше.

Причины

Считается, что основной причиной ДРИ является тяжелая и продолжительная травма, полученная в детстве, включая эмоциональное, физическое или сексуальное насилие.

Считается, что развитие диссоциативного расстройства идентичности является результатом нескольких факторов:

  • Периодические эпизоды тяжелого физического, эмоционального или сексуального насилия в детстве.
  • Отсутствие безопасных и питательных ресурсов для подавляющего насилия или травм.
  • Способность легко диссоциировать.
  • Развитие стиля совладания, помогающего во время бедствия, и использование расщепления как навыка выживания.
  • Несмотря на то, что насилие имеет место часто, нельзя предполагать, что к нему причастны члены семьи.

Симптомы

Многие симптомы ДРИ аналогичны симптомам других физических и психических расстройств, включая злоупотребление психоактивными веществами, эпилептические припадки и посттравматическое стрессовое расстройство.

Общие симптомы ДРИ включают:

  • Неспособность вспомнить детство по большей части.
  • Необъяснимые события и неспособность осознавать их (например, найти себя где-то, не помня, как вы туда попали, или новую одежду, о покупке которой вы не помните).
  • Частые приступы потери памяти или «потерянного времени».
  • Внезапное возвращение воспоминаний, как в воспоминаниях и / или воспоминаниях о травмирующих событиях.
  • Эпизоды чувства оторванности от тела и мыслей.
  • Галлюцинации (сенсорные переживания, которые не являются реальными, например, слышание голосов, говорящих с вами или разговоров внутри вашей головы).
  • «Вне тела» переживания.
  • Попытки самоубийства или членовредительства.
  • Временные различия в почерке.
  • Изменение уровня функционирования с высокоэффективного до почти отключенного.

У людей с DID также могут быть проблемы с:

  • Депрессия или перепады настроения.
  • Тревога, нервозность, панические атаки и фобии (воспоминания, реакции на раздражители или «триггеры»).
  • Расстройства пищевого поведения.
  • Необъяснимые проблемы со сном (например, бессонница, ночные кошмары и ходьба во сне).
  • Сильные головные боли или боли в других частях тела.
  • Сексуальная дисфункция, включая сексуальную зависимость и избегание.

Обращение за помощью

Диагноз ДРИ требует медицинского и психиатрического обследования, которое может включать конкретные вопросы о диссоциации, длительных интервью и журналах между посещениями. Специально разработанные анкеты используются для скрининга и диагностики ДРИ.

Обратитесь за профессиональной медицинской помощью, если у вас (или у любимого человека) значительная необъяснимая потеря памяти, хроническое ощущение, что ваша личность или окружающий вас мир размыты или нереальны, и вы испытываете серьезные изменения в поведении в состоянии стресса. При появлении серьезных мыслей о самоповреждении, самоубийстве или убийстве следует немедленно обратиться за неотложной помощью.

Раннее вмешательство и психотерапия при переживании жестокого обращения / травмы как у детей, так и у взрослых могут помочь предотвратить формирование диссоциативных симптомов и диссоциативных расстройств.

Вмешательство и лечение

Без лечения DID может прослужить всю жизнь. Хотя лечение ДРИ может занять несколько лет, оно эффективно. Люди с ДРИ могут обнаружить, что они лучше справляются с симптомами в среднем зрелом возрасте.Стресс, злоупотребление психоактивными веществами, а иногда и гнев могут вызвать рецидив симптомов в любой момент. В качестве хорошего стандарта лечения люди с ДРИ должны лечиться у специалиста по психическому здоровью, имеющего специальную подготовку и опыт работы с диссоциацией. Поскольку физическое заболевание иногда может имитировать психологическое расстройство или способствовать ему, требуется полное медицинское обследование у врача, когда есть опасения по поводу физического состояния. При серьезных расстройствах настроения и психических заболеваниях необходима консультация психиатра.

  1. Психотерапия. Лечение ДРИ состоит в основном из индивидуальной психотерапии и может длиться в среднем от пяти до семи лет у взрослых. Индивидуальная психотерапия — это наиболее широко используемый метод в отличие от семейной, групповой или парной терапии. Основная цель лечения — интеграция отдельных состояний личности в одну сплоченную, единую личность, если только человек с ДРИ не готов или не мотивирован работать с травмой.Психотерапия диссоциативных расстройств часто включает методы, которые помогают справиться с травмой, которая вызывает диссоциативные симптомы. Лечение может включать в себя следующие этапы: обнаружение и «картирование» изменений или частей; лечение травмирующих воспоминаний и «слияние» альтеров; и консолидация вновь интегрированной личности.
  2. Семейная терапия рекомендуется, чтобы помочь рассказать семье о ДРИ и его причинах, понять изменения, которые могут произойти по мере реинтеграции личности, а также помочь членам семьи распознать симптомы рецидива. Семейная терапия для человека с ДРИ может вызвать серьезные негативные и травматические воспоминания о других членах семьи, которые могут помешать клиническому прогрессу.
  3. Групповая терапия может быть полезной в дополнение к индивидуальной терапии, при условии, что группа предназначена исключительно для людей с диссоциативными расстройствами. У людей с ДРИ иногда случаются неудачи в группах смешанной терапии, потому что переключение личности может беспокоить или беспокоить других.
  4. Лекарства. Не существует лекарств для лечения ДРИ, поскольку это не органическое заболевание или химический дисбаланс. Однако антидепрессанты и анксиолитики могут помочь при расстройствах настроения.
  5. Клинический гипноз. Несмотря на споры о терапевтах, имплантирующих ложные воспоминания путем внушения, клинический гипноз может использоваться в сочетании с психотерапией, если его безопасно проводит обученный терапевт. Гипноз может помочь клиентам получить доступ к подавленным воспоминаниям, контролировать проблемное поведение, такое как членовредительство и расстройства пищевого поведения, а также помочь объединить изменения в процессе интеграции.

Найдите терапевта в вашем районе с помощью локатора терапевтов AAMFT

Диссоциативное расстройство личности (ДИД): симптомы, причины и лечение

Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам Расстройства, четвертое издание, редакция текста (DSM-IV-TR) ; 2000, Вашингтон, округ Колумбия.

Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание .Арлингтон, Вирджиния: Американская психиатрическая ассоциация, 2013.

Эпплгейт, М. Многофазная краткосрочная терапия диссоциативного расстройства идентичности. Журнал Американской ассоциации психиатрических медсестер ; 1997, 3 (1): 1-9.

Беккер-Близ, К., Фрейд, Дж. Диссоциация и память о преступлениях среди осужденные за сексуальные преступления. Журнал травм и диссоциации ; 2007, 8 (2): 69-80.

Бернштейн, Карлсон Э.М., Патнэм Ф.В. Разработка, надежность и валидность шкала диссоциации. Журнал нервных и психических заболеваний 1986; 174: 727-735.

Браун, Р.Дж., Шраг, А., Тримбл, М.Р. Диссоциация, детская межличностная травма и функционирование семьи у больных соматическим расстройством. Американский журнал Психиатрия ; Май 2005 г., 162: 899-905.

Падаль, В.Г., Штайнер, Х. Травмы и диссоциация у подростков-правонарушителей. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии ; Март 2000 г. 39 (3): 353-359.

DeBattista, C., Solvason, H.B., Spiegel, D. ЭСТ при диссоциативном расстройстве идентичности и коморбидной депрессии. Журнал электросудорожной терапии ; Декабрь 1998, 14 (4): 275-279.

Dell, P.F. Патология оси II у амбулаторных больных с диссоциативным расстройством идентичности. Журнал нервных и психических заболеваний ; Июнь 1998 г., 186 (6): 352-356.

Дорахи, М.Дж., Б.Л. Бранд, В. Сар и др. «Диссоциативное расстройство личности: эмпирический обзор.» Австралийский новозеландский журнал психиатрии 48,5 мая 2014 г .: 402-417.

Эскобар, Дж. Транскультурные аспекты диссоциативных и соматоформных расстройств. Psychiatric Times ; 15 апреля 2004 г., 21 (5).

Fine, CG Стабилизация лечения и предотвращение кризисов. пациент с расстройством множественной личности. Психиатрические клиники Северной Америки ; Сентябрь 1991 г., 14 (3): 661-675.

Фут Б., Смолин Ю., Нефть Д., Липшиц, Д. Диссоциативные расстройства и суицидальность в амбулаторных психиатрических больницах. Журнал нервных и психических заболеваний ; Январь 2008, 196 (1): 29-36.

Фридрих, В.Н., Гербер, П.Н., Коплин, Б., Дэвис, М., Гизе, Дж., Микельбуст, К., Франковяк, Д. Мультимодальная оценка диссоциации у подростков: стационарные и подростковые сексуальные преступники. Сексуальное насилие: журнал исследований и лечения ; 2001, 13 (3): 167-177.

Гриффин, М.Г., Решик П.А., Механик, М. Объективная оценка перитравматического диссоциация: психофизиологические показатели. Американский журнал психиатрии ; 1997, 154: 1081-1088.

Международное общество изучения травм и диссоциации (2011 г.): Руководство для лечения диссоциативного расстройства идентичности у взрослых, третья редакция. Журнал травм и диссоциации 12.2: 115-187.

Кланецки, А.К., Харрингтон, Дж., МакЧарг, Д.Э. Сексуальное насилие над детьми, диссоциация и алкоголь: последствия химической диссоциации из-за отключения электроэнергии в колледже женщины. Американский журнал злоупотребления наркотиками и алкоголем ; 2008, 34 (3): 277-284.

Льюис, Д.О., Йегер, К.А., Свика, Ю., Пинкус, Дж. Х., Льюис, М. Объективная документация жестокое обращение с детьми и диссоциация у 12 убийц с диссоциативной идентичностью беспорядок. Американский журнал психиатрии ; Июнь 1999 г. , 156 (6): 976.

McMinn, M.R., Wade, N.G. Представления о преобладании диссоциативной идентичности беспорядки, сексуальное насилие и ритуальное насилие среди религиозных и нерелигиозных терапевты. Профессиональная психология: исследования и практика ; Июнь 1995 г., 26 (3): 257-261.

Миддлтон, В. и Дж. Батлер. «Диссоциативное расстройство идентичности: австралийский сериал». Австралийский новозеландский психиатрический журнал 32.6 декабря 1998: 794-804.

Московиц, А. Диссоциация и насилие: обзор литературы. Травма, Насилие и жестокое обращение ; 2004, 5 (1): 21-46.

Петерсон, Г. «Инструменты для оценки и лечения диссоциативных расстройств.»Серия клинических лекций, Школа социальной работы UNC-CH. Ноябрь 2010 г.

Пайпер, А., Мерски, Х. Постоянство глупости: критический анализ диссоциативное расстройство идентичности: Часть I. Крайности невероятной концепции. Канадский журнал психиатрии ; Сентябрь 2004 г., 49 (9): 592-600.

Рамсланд К., Кутер Р. Многоликость: преступность и оборона. Тернер Система вещания; 2008.

Росс, К.А., Киз, Б.Б., Ян, Х., Ван, З., Zou, Z., Xu, Y., Chen, J., Zhang, H., Xiao, Z. A кросс-культурный тест травматической модели диссоциации. Журнал травм Dissociation ; 2008, 9 (1): 35-49.

Сар В., Акюз Г., Кундакч Т., Казалтан Э., Доган О. Детская травма, диссоциация и сопутствующие психические заболевания у пациентов с конверсионным расстройством. Американский Журнал психиатрии ; Декабрь 2004 г., 161: 2271-2276.

Сар В., Кундакчи Т., Кизилтан Э., Яргич И., Туткун, Х., Баким, Б., Бозкурт, О., Озпулат, Т., Кесер, В., Оздемир, О. Коморбидность диссоциативного расстройства оси I пограничное расстройство личности у амбулаторных психиатрических больных. Журнал травм and Dissociation ; 2003, 4 (1): 119-136.

Симона Рейндерс, A.A.T., Nijenhuis, E.R.S., Quaka, J., Korfa, J., Haaksmab, J., Paans, A.M.J., Виллемсен, A.T.M., den Boer, J. A. Психобиологические характеристики диссоциативных расстройство личности: исследование провокации симптомов. Биологическая психиатрия ; Октябрь 2006, 60 (7): 730-740.

Шпигель Д. Распознавание травматической диссоциации. Американский журнал психиатрии ; Апрель 2006 г., 163: 566-568.

Спитцер, К., Клауэр, Т., Грабе, Х.Дж., Лухт, М., Штиглиц, Р.Д., Шнайдер, В., Фрейбергер, Х. Дж. Гендерные различия в диссоциации: размерный подход. Психопатология ; 2003, 36 (2).

Твомбли, Дж. Х. «Включение адаптации EMDR и EMDR в лечение клиентов с диссоциативным расстройством идентичности.» Journal of Trauma and Dissociation 1.2 (2000): 61-81.

van der Kolk, BA, and O. van der Hart.» Pierre Janet and the Breakdown of Adaptation in Psychological Trauma. « American Journal of Psychiatry 146.12 декабрь 1989: 1530-1540.

Велберн, К.Р., Фрейзер, Джорджия, Джордан, С.А., Кэмерон, К., Уэбб, Л.М., Рейн, Д. Дискриминация диссоциативное расстройство личности от шизофрении и симулированная диссоциация на психологические тесты и структурированное интервью. Журнал травм и Dissociation ; 2003, 4 (2): 109-130.

В чем разница между диссоциативным расстройством личности (расстройством множественной личности) и шизофренией?

Автор: Канадская ассоциация психического здоровья, Британская Колумбия, отдел

Иногда люди путают диссоциативное расстройство личности, ранее известное как расстройство множественной личности, и шизофрению.Шизофрения действительно означает «раздвоение разума», но это название предназначалось для описания «отрыва» от реальности, которое вы испытываете во время эпизода психоза, а также изменений в мыслях, эмоциях и других функциях. С другой стороны, диссоциативное расстройство идентичности действительно вызывает расщепление или фрагментарное понимание человеком самого себя.

Диссоциативное расстройство идентичности на самом деле больше связано с фрагментированной идентичностью, чем с множеством разных личностей, которые развиваются сами по себе. Большинство людей видят разные части своего существа как часть единого человека.Для людей, испытавших ДРИ, фрагменты идентичности могут иметь очень разные характеристики, включая их собственную историю, идентичность и манеры. Ключевой частью DID является диссоциация — чувство отстраненности от окружающего мира. Люди, испытавшие ДРИ, могут иметь много необъяснимых пробелов в памяти, забывать информацию, которую они уже узнали, или испытывать трудности с вспоминанием того, что они сказали или сделали. В отличие от изображения DID на телевидении или в фильмах, DID может быть неочевидным для других, и для постановки диагноза может потребоваться много времени.

Шизофрения — серьезное психическое заболевание, которое вызывает галлюцинации (ощущения, которые не являются реальными) и бред (убеждения, которые не могут быть правдой, в дополнение к другим симптомам, таким как беспорядочные мысли, беспорядочная речь и трудности с выражением эмоций. Люди, которые испытывают шизофрения может слышать или чувствовать то, что не является реальным, или верить в то, что не может быть реальным, но это не отдельные личности.

Где я могу узнать больше?

Об авторе

Канадская ассоциация психического здоровья пропагандирует психическое здоровье всех и поддерживает жизнестойкость и выздоровление людей, страдающих психическими заболеваниями, посредством государственного просвещения, исследований на уровне сообществ, защиты интересов и прямых услуг.Посетите www.cmha.bc.ca.

© 2015 | Вернуться к вопросам и ответам | Напишите нам вопрос

У меня диссоциативное расстройство личности? Пройдите наш тест.

Диссоциативное расстройство идентичности (DID) — один из нескольких типов диссоциативных расстройств. DID диагностируется на основе критериев, изложенных в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств № № 5, -е издание , издание (DSM-5). Чтобы получить диагноз, у человека должно быть нарушение идентичности, характеризующееся двумя различными личностными состояниями, которые включают изменения в поведении, памяти, сознании, познании и самоощущении. Люди с этим заболеванием обычно могут испытывать периодические пробелы в запоминании повседневных событий, важной личной информации или травмирующих событий, выходящих за рамки обычной забывчивости.

У них также должны быть симптомы, которые значительно ухудшают социальное функционирование человека на работе и в других условиях. Беспокойство не связано с культурными или религиозными традициями, а также не связано со злоупотреблением психоактивными веществами или другими психическими расстройствами.

Диссоциативное расстройство идентичности может сильно различаться от одного человека к другому.Даже опытным специалистам в области психического здоровья трудно диагностировать ДРИ. Тем не менее, есть 12 вопросов, которые можно задать человеку, если он думает, что он или его близкий страдает ДРИ или другим диссоциативным расстройством. Используйте этот тест, чтобы лучше понять симптомы и переживания.

Johner Images / Getty Images

Есть ли у вас заметные пробелы в мыслях, действиях или осознании того, что вы делали?

Люди с ДРИ испытывают то, что называется заметным разрывом чувства свободы воли. Это означает, что самоощущение человека делится как минимум на два состояния личности.У них могут быть прерывистые воспоминания о своей повседневной жизни, которые могут казаться разделенными на разные переживания.

Люди с заметным разрывом могут испытывать чувство двух отдельных идентичностей, ни одна из которых не ощущается как единое целое. Из-за этого трудно поддерживать четкое понимание своей осознанности в течение дня.

Вы когда-нибудь смотрели в зеркало и чувствовали, что не узнаете, на кого смотрите?

Личность определяет уникальный способ мышления человека и отношения к миру.Это важно для определения своих ценностей и понимания, кто они. Люди с ДРИ борются с самоощущением, потому что их личность фрагментирована.

Они могут переключаться между разными состояниями личности, которые могут варьироваться в зависимости от крайности. Например, человек может переходить от мягкого доброго человека к серьезному и угрожающему.

По данным Национального альянса по психическим заболеваниям, в среднем человек с диссоциативным расстройством личности имеет 10 альтернативных личностей. Однако возможно иметь до 100.

Были ли у вас моменты, когда вы полностью забыли о важном событии в своей жизни?

Диссоциативная амнезия — это когда человек не может вспомнить детали важных событий. Часто потеря памяти происходит вокруг стрессовых, травмирующих или значимых событий. Люди с такими расстройствами, как ДРИ, с большей вероятностью испытают диссоциативную амнезию в связи с такими событиями, как серьезная госпитализация или автомобильная авария.

Вы обнаружили, что, разговаривая с другими, вы внезапно не понимаете, о чем идет речь?

В DSM-5 выделяются три различных типа диссоциативной амнезии, которые испытывает человек:

  • Локальная амнезия : Этот тип амнезии мешает человеку вспомнить определенные события во времени.Это может длиться месяцы или годы. Обычно человек забывает травмирующие или стрессовые переживания, например, годы, проведенные в боях.
  • Избирательная амнезия : люди могут вспомнить некоторые, но не все события за определенный период, например, травмирующее событие.
  • Общая амнезия : Этот тип амнезии влечет за собой полную потерю воспоминаний об истории жизни. Это довольно редко.

Описывал ли кто-нибудь событие или поведение, о которых вы не помните или считали похожим на сон?

Люди с диссоциативным расстройством идентичности имеют разные идентичности, но обычно они не переживаются в одинаковой степени.

Например, человек с ДРИ обычно имеет доминирующую личность, также известную как личность хозяина. Часто считается, что это настоящая личность человека. Дополнительные, альтернативные личности называются альтерами. Хозяин часто бывает пассивным, зависимым или подавленным. Напротив, алтарь может внезапно казаться пузырящимся, громким или агрессивным.

Подобно пограничному расстройству личности и биполярному расстройству, ДРИ характеризуется изменениями психического состояния. Однако пограничное расстройство личности включает в себя модель нестабильности в отношениях, самооценке и настроении, а биполярное расстройство — это когда у человека наблюдаются резкие сдвиги в настроении в течение определенного периода времени.

Диссоциативное расстройство идентичности отличается тем, что человек переживает периоды потери памяти, связанные с различными состояниями личности.

Вы оказались в одежде, которую не помните, или в новой, которую вы не помните, покупали?

Разрывы в памяти между состояниями личности часто асимметричны и могут не возникать по определенной причине. Это означает, что вы можете забыть о мелочах, например о сделанных покупках. Пробелы в памяти иногда могут рассматриваться другими как обман или нечестность.

Замечал ли кто-нибудь из ваших близких, что вы забыли, кем они были, или не узнали их?

Диссоциативное расстройство идентичности часто принимают за другие состояния, включая злоупотребление психоактивными веществами. Это особенно актуально для подростков или молодых людей. Из-за этого людям может быть трудно принять тот факт, что вы их не узнаете или не помните, кто они такие, и они могут искать альтернативные объяснения вашей амнезии.

Бывают ли моменты, когда переживания кажутся нереальными или слишком реальными?

Людям с ДРИ трудно запоминать события по мере их возникновения.

Это может быть деперсонализация или когда человек чувствует себя оторванным от чувств, мыслей и воспоминаний о своей собственной жизни или от ощущения себя. Или дереализация, при которой человек чувствует себя оторванным от настоящей реальности.

DID может часто сочетаться с тревожными расстройствами, депрессией, посттравматическим стрессовым расстройством, злоупотреблением психоактивными веществами, расстройствами пищевого поведения и расстройствами личности.

Сказал ли вам когда-нибудь, что вы смотрели в космос и какое-то время совершенно не отвечали?

Дереализация заставляет человека чувствовать себя оторванным от своего текущего опыта и чувств, которые они создают.Это может заставить человека отключиться в реальном времени от предметов, людей и окружающей среды.

Некоторые люди описывают этот опыт как гипноз на шоссе, при котором человек может безопасно реагировать на внешние события, не имея возможности вспомнить их позже.

Это отличается от кататонии, когда человек испытывает психомоторные нарушения, которые могут вызывать медленные или гиперреакции. Кататония может вызвать более резкую реакцию и чаще ассоциируется с шизофренией.

Вы обнаруживаете, что внезапно и необъяснимо громко разговариваете с самим собой, когда находитесь один?

DID иногда ошибочно принимают за шизофрению, поскольку и то и другое может заставить человека говорить вслух сам с собой. При шизофрении человек испытывает бред, галлюцинации и неорганизованную речь. Это может привести к тому, что человек заговорит сам с собой о чем-то нереальном. У людей с шизофренией нет состояний множественной личности; скорее, они изменили восприятие реальности.

В DID громкий разговор сам с собой — это скорее экстернализация мысли в контексте множества личностей. DID отличается от шизофрении, потому что он не предполагает, что человек думает и действует в соответствии с нереальными вещами.

Бывают ли моменты, когда вы не можете игнорировать боль или казаться невосприимчивыми к боли?

Диссоциативные эпизоды, обусловленные болью, — это когда у человека развивается личность, которая помогает справиться с симптомами дискомфорта. Исследователи считают, что у людей с хронической болью чаще развиваются диссоциативные состояния.

Некоторые теории предполагают, что у человека с ДРИ есть как «очевидно нормальная часть личности» (ANP), которая позволяет ему нормально функционировать, так и «эмоциональная часть личности» (EP), характеризующаяся инстинктами выживания. EP — это то, что позволяет человеку игнорировать боль. Когда это альтернативное состояние преодоления недоступно, трудно справиться с болью.

Бывают ли времена, когда вы можете делать одни дела с большой легкостью, а в другие — когда это сложно?

Внезапная способность легко заниматься музыкой или заниматься спортом не является результатом независимого обучения другой личности.Скорее, это связано с потерей памяти, которая возникает при диссоциативной амнезии. Когда к навыку приступают с легкостью, это происходит потому, что его запоминают. Когда какой-то навык сложен, это потому, что он забыт.

Люди с диссоциативным расстройством личности часто совершают самоубийства. Исследования показывают, что 70% людей с ДРИ выражают суицидальные мысли.

Бывают ли моменты, когда вы чувствуете себя двумя разными людьми?

Люди с ДРИ могут не знать о своем раздвоенном состоянии личности.Они подозревают, что что-то не так, только когда кто-то говорит им об их нетипичном поведении, например, о потере памяти или странном событии. В других случаях они осознают различия в личностях и могут расстраиваться из-за этого, хотя могут казаться инертными.

Слово от Verywell

Если вы подозреваете, что вы или ваш любимый человек страдаете диссоциативным расстройством личности, важно обратиться за помощью к врачу, чтобы обсудить симптомы и получить официальный диагноз DID.Имейте в виду, что, хотя диссоциативные симптомы могут быть обычным явлением, истинный ДРИ встречается редко и связан с переживанием тяжелой травмы и жестокого обращения. Ответить утвердительно на некоторые или все эти вопросы недостаточно, чтобы поставить диагноз ДРИ, поскольку могут быть дополнительные объяснения такого поведения. Особенно важно обратиться за помощью, если какой-либо из описанных событий вызывает стресс или мешает вашему качеству жизни или отношениям.

Расстройство множественной личности у подростков и молодых людей

Расстройство множественной личности у подростков (также известное как подростковое диссоциативное расстройство идентичности) — это диссоциативное состояние, при котором кто-то имеет два разных состояния личности или идентичностей, которые контролируют поведение человека в разное время.Эти альтернативные идентичности называются «альтерами» и могут проявлять различия в мыслях, манерах, речи и гендерной идентичности.

Как выглядит синдром множественной личности?

  • Сильное чувство замешательства и чувство беспомощности, поскольку они не могут контролировать поведение своих изменников. Эта комбинация симптомов часто заставляет подростков чувствовать себя оторванными от своей жизни, опыта и окружающего мира.
  • Серьезная потеря памяти, включая личную информацию, такую ​​как имя, номер телефона и адрес. Эта потеря памяти может вызвать ощущение потери времени, поскольку большие промежутки времени кажутся неучтенными.
  • Подростки очень часто страдают расстройством множественной личности как сопутствующим расстройством наряду с такими состояниями, как депрессия, тревога, биполярное расстройство и расстройства пищевого поведения. Самоповреждение также довольно распространено среди людей с этим расстройством.

Причины множественного расстройства личности

Когда дети впервые учатся взаимодействовать с миром и становятся общительными и осязательными существами, поглощающими знания и обрабатывающими информацию, у них нет единого представления о себе или личности.Это приводит к тому, что травматические переживания фрагментируют свое развитие, иногда приводя к множественности личностей.

Травма — очень травмирующее событие, обычно провоцирующее раздробленность личности, и может быть причиной расстройства множественной личности.

Семейный анамнез — как и в случае с другими расстройствами личности, семейный анамнез тревожности и расстройств личности может повысить вероятность его развития перед лицом травмирующего события.

Жестокое обращение с детьми — совокупность очень негативных переживаний в раннем детском возрасте может привести к появлению симптомов расстройства множественной личности.Некоторые дети заводят воображаемых друзей как способ исследовать окружающую их среду и справляться с ней, и, хотя большинство из них вырастают из нее, некоторые застревают.

Как я могу помочь своему подростку с множественным расстройством личности?

Поощряйте терапию — психотерапия лежит в основе лечения расстройства множественной личности, но существуют и другие методы лечения. Важно обсудить с подростком и психиатром, какие у вас есть варианты и что лучше всего подойдет. Арт-терапию, музыкальную терапию и медитацию можно практиковать регулярно, чтобы облегчить чувство тревоги и дополнить беседу, в то время как альтернативные методы лечения, такие как EMDR и гипноз, также заслуживают внимания.

Узнайте больше о расстройстве — это, несомненно, сложное расстройство, и был достигнут значительный прогресс в лучшем понимании того, как и почему оно возникает. Зная, где у вашего ребенка начались симптомы, вы сможете лучше понять, почему они действуют именно так, и обсудить с терапевтами, как лучше всего обеспечить им поддерживающий дом, в который они могли бы вернуться.

Какие виды лечения множественного расстройства личности у подростков доступны?

Лечение подросткового диссоциативного расстройства личности или подросткового расстройства множественной личности часто включает несколько различных подходов.Поскольку расстройство обычно существует вместе с другими расстройствами, терапевты будут разрабатывать лечение каждого пациента в соответствии с его обстоятельствами, соответствующим образом обращаясь к симптомам.

Цель лечения подросткового расстройства множественной личности состоит в том, чтобы терапевт обнаружил и обратился к как можно большему количеству разных личностей, чтобы затем помочь объединить их всех в одну личность. Терапевт может использовать разные техники для работы с разными личностями и постарается сосредоточиться на тех, у кого может быть опасное или саморазрушительное поведение. В некотором смысле терапевты относятся к этим личностям так же, как к отдельным людям, пытаясь помочь им выздороветь. Особое внимание уделяется алтарям, которые могли пережить какую-либо травму, например, сексуальное насилие. Важно помнить, что эти альтеры являются отдельными фрагментами целостной личности, и чтобы объединить их, цель терапевта — помочь каждому уникальному человеку решить свои проблемы.

Лекарства

Хотя лекарств, специально предназначенных для лечения расстройства множественной личности у подростков, не существует, иногда лекарства назначают при симптомах депрессии и тревоги.Поскольку депрессия может быть особенно сильной у людей с этим заболеванием, для облегчения этих симптомов могут быть прописаны лекарства.

Разговорная терапия

Разговорная терапия — это основная форма лечения расстройства множественной личности / диссоциативного расстройства идентичности. Человек с DID / MPD часто борется с очень травмирующим прошлым и фрагментированным самоощущением. Помочь каждому фрагменту найти свой путь в единое целое очень сложно и требует много времени, затрачиваемого на терапию.

Сложности возникают при решении каждой проблемы. Часто люди с MPD имеют созависимые расстройства, в которые вовлечена их фрагментированная идентичность, включая расстройства настроения, такие как депрессия, расстройства пищевого поведения и злоупотребление психоактивными веществами. Решить эти проблемы непросто.

Лечение множественного расстройства личности у подростков в Paradigm Treatment

Хорошим местом для начала лечения сложного расстройства является наличие места, предназначенного для лечения, и подходящего персонала, способного решить проблему MPD.Психотерапия при MPD — это суть лечения, но предоставление подросткам места для проживания среди других подростков, в окружении природы, в безопасном месте, может помочь ускорить процесс.

В Paradigm Treatment подросткам предоставляется место, где они могут жить и наслаждаться жизнью, работая над своими проблемами. Но программа лечения длится так долго, поэтому большое внимание уделяется предоставлению подросткам и родителям ресурсов и помощи, необходимых для продолжения лечения еще долго после завершения программы, посредством поддерживающего ухода, лекарств от конкретных состояний или симптомов, а также ресурсов. продолжать терапию и заниматься другими терапевтическими процедурами, включая десенсибилизацию движением глаз и переработку, семейную терапию, арт-терапию и медитацию.

Определив несколько вариантов в Интернете, я начал звонить в программы, чтобы найти ту, которая могла бы нам помочь. Затем мы посетили три наших лучших варианта и остановились на Paradigm Treatment. Мы, включая нашего сына, искренне удовлетворены нашим опытом, а также поддержкой и знаниями, которые мы получили. Люди здесь сострадательны, профессиональны и прозрачны. Объект удобен, и вы получаете то, что видите на их веб-сайте. Расположение, прогулка до пляжа, позволило нашему сыну заняться серфингом и пешим туризмом, которые ему не очень нравились, но теперь мы видим, что он стал более физически активным. В целом он более общителен, увереннее и счастливее. У него была пара трудных дней, когда он вернулся домой со старыми друзьями, но это обнадеживает, зная, что он и мы можем позвонить в Paradigm в любое время, и они готовы оказать постоянную поддержку. Они помогли нам найти терапевта в нашем районе, который был великолепен, и предложили поддержку в работе с нашим семейным врачом. Их последующий уход был выдающимся. Спасибо за все, что вы для нас сделали. — Victor

Часто задаваемые вопросы о расстройстве множественной личности у подростков

Почему у людей возникает расстройство множественной личности?

Причина подросткового диссоциативного расстройства идентичности / множественной личности часто обсуждается среди специалистов в области психического здоровья.Наиболее частая причина — травма, особенно очень тяжелая. Считается, что эта травма заставляет детей диссоциировать как средство совладания или, другими словами, идентифицировать себя как находящихся в другой и более здоровой ситуации, а не той, которую они испытывают. Такое поведение со временем приводит к «отщеплению» разных личностей.

Есть ли у людей с расстройством множественной личности несколько личностей?

Не в том смысле, как это обычно понимается.Правильная терминология для этого — «нарушение идентичности», когда человек может испытать значительную потерю себя и потерю свободы воли. Вместо этого у них развивается разрыв, при котором их личность резко меняется между состояниями или «меняется». Вместо того, чтобы думать как об одном человеке, имеющем несколько полноценных личностей, думайте об одном человеке, фрагментированном, но все же целостном. Понятно, что это состояние сопровождается проблемами с памятью и серьезными нарушениями в социальной среде и на работе, но его можно вылечить.


Другие темы о психическом здоровье молодежи, которые могут быть вам полезны…

Диссоциация — это опыт, с которым сталкиваются многие взрослые и подростки. Однако у детей и подростков диссоциация имеет тенденцию выглядеть немного иначе. В этой статье мы исследуем различия в диссоциации между детством, юностью и взрослостью, а также сравним типы диссоциации от легкой до тяжелой. Подростковое диссоциативное расстройство по данным Международного общества…

Продолжить чтение Подростковое диссоциативное расстройство от детства до взрослого возраста

Термины «психопат» и «социопат» используются взаимозаменяемо, а иногда и неуместно.Эти два термина на самом деле являются частью антисоциального расстройства личности, и неправильно называть кого-то с отчужденным поведением или эгоистичными наклонностями психопатом или социопатом. Некоторые родители обеспокоены тем, что их подростки могут пострадать…

Продолжить чтение В чем разница между психопатом и социопатом?

Многие подростки и взрослые страдают от социальной тревожности. Это состояние, которое может вызвать у них нервозность и физическое недомогание, когда им приходится взаимодействовать с другими, особенно если они будут в центре внимания (например, когда они должны выступить с речью) или когда они думают, что другие будут на них смотреть. …

Продолжить чтение Что такое избегающее расстройство личности?

Исторически сложилось так, что людям не ставили диагноз расстройства личности, пока им не исполнилось 20 лет.Природа болезни указывает на длительный нездоровый образ мышления и поведения, и человеку необходимо иметь в анамнезе жизненные проблемы, которые могут указывать на наличие расстройства личности. Однако дискуссии продолжаются…

Читать далее Расстройства личности у подростков: что вы должны знать

Каковы признаки и симптомы диссоциативного расстройства идентичности?

СУБЪЕКТИВНЫЙ ОПЫТ ДИССОЦИАТИВНОГО РАССТРОЙСТВА ИДЕНТИЧНОСТИ

Иногда я где-то нахожусь и не знаю, как я туда попал или где был, не знаю, как я на самом деле, чувствую себя нереальным, как во сне.Я чувствую это сейчас. Я не знаю, кто я, что пишу это. Я не настоящий, кем бы я ни был. Я чувствую себя десятью разными людьми, сжатыми в один, все рухнули, как гармония. Я не знаю, где я начинаю и где заканчиваю. Я не знаю, где внутри меня. Я не знаю, действительно ли я это я, или я просто так думаю. Это самое странное чувство. Как я могу не знать, кто я?

Кэролайн Весна 2009

КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА: ДИССОЦИАТИВНОЕ НАРУШЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ ЧАСТО СКРЫВАЕТСЯ

Одна из главных трудностей диссоциативного расстройства идентичности заключается в том, что это часто бывает «расстройство скрытности» (Howell, 2011, стр.148). Многие люди с ДРИ выросли в жестоком семейном окружении, где они поклялись хранить тайну и где скрывание становится образом жизни. Во взрослой жизни стигма и чувство стыда, связанные как с сексуальным насилием, так и с психическим заболеванием, являются сильным сдерживающим фактором для раскрытия нашей истории и состояния. И DID подразумевает отключение от травмы и диссоциированных частей нашей личности или их избегание.

Неудивительно, что многие люди с диссоциативным расстройством идентичности не кажутся окружающим людям страдающими каким-либо психическим расстройством.Даже супругов и партнеров можно держать в неведении в течение многих лет, и очень часто люди с DID занимают ответственные и часто высококвалифицированные должности, где коллеги и работодатели высоко ценят их профессионализм. Необходимость скрыть нашу борьбу может быть важной частью ДИД. Многие люди с ДРИ скрывают свое заболевание до степени секретности, так как стыд является центральным аспектом. Следовательно, «признаки и симптомы» ДРИ могут не существовать для многих людей.

КОГДА ДИССОЦИАТИВНОЕ РАССТРОЙСТВО ИДЕНТИЧНОСТИ СТАНОВИТСЯ ОЧЕРЕДНЫМ

Для некоторых эта кажущаяся нормальность продолжается до тех пор, пока конкретный фактор стресса или жизненное событие не вызовет внезапный и изнурительный срыв, когда внешний слой «нормальности» сдирается и диссоциативные и пост- травматические симптомы становятся очень очевидными. Другие могут бороться на более низком уровне в течение многих лет, удерживая все вместе днем, в то время как ночи хаотичны и беспокойны. Некоторые люди настолько травмированы и не получали надлежащего лечения, что они являются пациентами психиатрической системы на длительный срок, пациентов с «вращающейся дверью» и в некоторых случаях нуждаются в 24- часах лечения: диссоциативное расстройство идентичности существует в огромном спектре. и хотя действуют одни и те же основные механизмы выживания после травмы, они выражаются по-разному в зависимости от ряда факторов, включая уровень поддержки, экономический статус, другие сопутствующие заболевания, физическое здоровье, образование, темперамент и личность.

ДИСОЦИАТИВНОЕ РАССТРОЙСТВО ИДЕНТИЧНОСТИ: ЧАСТИ ЛИЧНОСТИ

Человек, страдающий диссоциативным расстройством идентичности, может иметь внутри себя отчетливую, связную идентичность, которая может взять на себя контроль над своим поведением и мыслями. Когда они «переключаются» на эти части, они могут совершенно не осознавать или осознавать, что действуют и разговаривают не так, как обычно. Им может казаться, что они просто наблюдают за происходящим на расстоянии и не могут вмешаться, как будто это на самом деле не «они».Они могут знать или не знать об этих «измененных личностях», которые могут иметь разные имена, манеры, гендерную идентичность, чувство возраста и т. Д. Эти «альтеры» или «части» очень часто имеют различный способ восприятия и отношения к мир, а также различные характеристики, воспоминания, чувство идентичности и эмоции.

Переключение на другую партию иногда может быть очень незаметным, в то время как в других случаях это очень очевидно для наблюдателя: могут быть резкие изменения тона голоса, положения тела, использования языка и уровня зрительного контакта, и это лишь некоторые очевидные приметы.Однако человек с диссоциативным расстройством личности может вообще не осознавать, что это происходит. Они могут просто терять время или не понимать, кто они и чем занимаются. Они могут возобновить разговор с того самого момента, на котором они прервали его за несколько минут до того, как переключились, с лишь смутным ощущением, что что-то «упустили». Может показаться, что они временно потеряли сознание и объясняют это усталостью или отсутствием концентрации; или они могут казаться дезориентированными и сбитыми с толку.Для многих людей с ДРИ такое непреднамеренное переключение на глазах у других воспринимается как очень постыдный поступок, и часто они делают все возможное, чтобы скрыть это.

НЕСКОЛЬКО СИМПТОМОВ, А НЕ «НЕСКОЛЬКО ЛИЦ»

На практике подавляющее большинство людей с диссоциативным расстройством идентичности не проявляют очевидной «множественности личности». Вместо этого они обращаются за лечением с рядом симптомов. Некоторые из них носят диссоциативный или посттравматический характер, например, воспоминания, слышимые голоса, «телесные воспоминания» и так далее.Но многие симптомы могут показаться не связанными с травмой, например, депрессия, злоупотребление психоактивными веществами, расстройства пищевого поведения и беспокойство.

Пол Делл (Dell & O’Neil, 2009) убедительно утверждает, что наблюдаемых извне «признаков» переключения между состояниями личности — лишь очень небольшая часть того, на что похоже диссоциативное расстройство идентичности на практике. Он говорит, что вместо этого для него характерны «очень частые вторжения в исполнительные функции и самоощущение» (стр.227) и что эти «вторжения» происходят чаще, чем переключение, возможно, в сто раз чаще.

«ДИССОЦИАТИВНЫЕ ИНТРУЗИИ»

Эти «вторжения» могут принимать «положительную» или «отрицательную» форму, т.е. они могут быть «добавлением» или «вычитанием». Например, воспоминание — это кусочек воспоминания, который является «дополнением», дополнительной информацией, поступающей в сознание; И наоборот, амнезия — это когда память была удалена или вычтена, так что она больше не находится в сознании.Точно так же вторжение может быть связано с ощущением в его состоянии «сложения» или «вычитания»: например, ощущаемая боль, которая исходит из прошлого (часто называемая «телесной памятью»), является вторжением, которое является «вторжением». сложение », тогда как потеря чувствительности или даже полная анестезия и неспособность чувствовать часть тела — это то же ощущение, но как« вычитание ».

Делл также утверждает, что диссоциация влияет на все сферы нашей жизни: «Нет человеческого опыта, который был бы невосприимчив к вторжению со стороны симптомов патологической диссоциации.Патологическая диссоциация может (и часто влияет) влиять на зрение, слух, обоняние, вкусовые ощущения, прикосновения, эмоции, желание, сновидения, намерения, ожидания, знания, убеждения, узнавание, запоминание и так далее »(стр. 228).

ПОЛНОЕ РАЗРУШЕНИЕ И ЧАСТИЧНОЕ РАЗЛОЖЕНИЕ

Dell проводит различие между «полной диссоциацией» и «частичной диссоциацией». В обоих состояниях остатки диссоциированной травмы « вторгаются » или проталкиваются из бессознательного в сознательное осознание: они включают воспоминания, а также множество мыслей, чувств и ощущений, которые внезапно неожиданно приходят в наше сознание, такие как воспоминания, запахи, эмоции. , так далее.«Полная диссоциация» — это когда диссоциативные вторжения полностью исключены из сознания, поэтому мы не осознаем их: они достигают одной части личности, но не достигают другой. Таким образом, они возникают только тогда, когда произошло переключение на другую часть личности и есть амнезия для основного «хозяина» или основной части личности в отношении того, что эта другая часть испытывает, думает или чувствует.

«Частичная диссоциация», однако, включает в себя вторжения, которые лишь частично исключаются из сознания, и вовлекает человека, который «тревожно … осознает непроизвольные, инопланетные вторжения эго- в его или ее исполнительные функции и чувство себя» (стр.228). Делл утверждает, что большинство симптомов диссоциации возникает с «сознанием co-», то есть с частичным осознанием, и что классическое изображение диссоциативного расстройства идентичности «настолько искажено, что представляет собой серьезное искажение этого расстройства» (стр. 229).

СИМПТОМЫ ДИССОЦИАТИВНОГО РАССТРОЙСТВА ИДЕНТИЧНОСТИ

Делл предлагает список из 29 симптомов, которые, как он утверждает, более реалистично представляют симптомы диссоциативного расстройства идентичности:

  • Общие проблемы с памятью
  • Деперсонализация
  • Дереализация
  • Посттравматические воспоминания
  • Соматоформные симптомы
  • транс
  • Детские голоса
  • Два или более голосов или частей, которые разговаривают, спорят или спорят
  • Голоса преследования, которые жестко комментируют, угрожают или приказывают самому себе — деструктивных действий
  • Речевые вставки (непреднамеренные или непризнанные высказывания)
  • Вставка или удаление мыслей
  • Сделанные или навязчивые чувства и эмоции
  • Произведенные или навязчивые импульсы
  • Произведенные или интрузивные действия
  • Временная потеря здоровья — отрепетированных знаний или навыков
  • Обескураживающие переживания себя — изменения
  • Глубокое и хроническое «я» — озадаченность
  • Временная потеря
  • Переход к
  • Фуга
  • Сообщается о забытых действиях
  • Обнаружение предметов среди своего имущества
  • Обнаружение доказательств своих недавних действий
«СОМАТОФОРМОВЫЕ» СИМПТОМЫ ДИССОЦИАТИВНОГО РАССТРОЙСТВА ИДЕНТИЧНОСТИ
Список

Dell значительно улучшил стереотипные и минималистичные критерии в диагностических руководствах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *