Содержание

Фильм Честный человек (2018) смотреть онлайн бесплатно в хорошем HD 1080 / 720 качестве

Абель: примерно три года я прожил в квартире с Марианной, когда она мне заявила, что беременна. Так это же здорово! Не от тебя. А от кого? От Поля. И давно ты с Полем? Чуть больше года. Но это как-то не похоже на Поля. Ты с ним хочешь создать семью? Да. Вы поженитесь? Его родители не возражают. Они люди достаточно старомодные, хотят, чтобы мы поженились. А что насчет даты? Свадьба назначена на 26-е число. Но ведь это через месяц! Время у тебя еще есть. Я рада, что ты это принял. Поль боялся, что ты разозлишься. Он будет рад тому, что ты все понял и принял.

Абель: было не так паршиво, я был почти благодарен Марианне за ее жестокость. Мы обошлись без серьезных расставаний. В тот же вечер я попытался забыть Марианну с другой женщиной. Я тогда работал журналистом, поехал брать интервью в Испанию. В профессии была большая конкуренция. Ездил то туда, то сюда. Марианна и Поль остались воспоминаниями моей юности.

Прошло почти десять лет. Я почти забыл Марианну. Неожиданно умер Поль, он сделал это легко, во сне. Я пришел на похороны и встретил там Марианну. С ней был ее сын Жозеф. Там я увидел Еву, сестру Поля. Она уже стала женщиной, но меня она не интересовала. Мне было интересно, о чем думает Марианна. Есть шанс, что она думает обо мне. Может быть, у меня появился еще одиншанс.

Марианна: Абель предложил меня подвезти после похорон Поля. Это было как-то неловко, но я не могла его оттолкнуть. Я ведь была перед ним виновата, но я знала Абеля давно, так что понимала – неприятных сюрпризов не будет. Прощаясь Абель попросил Марианну как-нибудь позвонить ему. Две недели спустя Марианна позвонила Абелю. Они встретились в ресторане, где бывали раньше.

Абель предлагает Марианне выбрать блюдо. Они говорят о том, о сем. Про Поля оба говорят только хорошее. Абель интересуется, кем работает Марианна. Она трудится специалистом по связам с общественностью в МИДе. Марианна приглашает Абеля зайти к ней домой на кофе.

Вы так и жили здесь? Да, все девять лет. Цвет стен, конечно, меняли. Еще у нас есть дом к деревне, но я его буду продавать. Вещи Поля Марианна собирается раздать. Какой тебе кофе? Крепкий, как обычно? Из комнаты выходит сын Марианны. Абель здоровается с ним: здравствуй, Жозеф! Марианна уходит на кухню. Мальчик спрашивает Абеля: ты здесь хочешь остаться? Пока об этом не думаю. Мы с твоей мамой знакомы много лет, так что ей решать. А ты знаешь, что мама убила папу? С чего ты это взял? Я это знаю. И зачем она его убила? Пока не знаю, но провожу расследование. И как она его убила? Отравила. А анализы не проводили? Ведь когда имеются сомнения по поводу смерти человека – проводят вскрытие. Мама спала с доктором. Ты уверен в этом? Я их видел. А как доктора зовут? Как цветок, на букву «П». Абель называет разные цветы на букву «П», но мальчик не может вспомнить, как зовут доктора.

Ева вспоминает: почему Марианна выбрала Абеля? Когда мне было 14 лет, Абель был для меня самым желанным мужчиной, но он меня не замечал, я для него была слишком маленькой. Я за ним шпионила, в тайне делала снимки. Как-то он опаздывал на работу и забыл закрыть машину. Я туда села, делала снимки, фантазировала, что мы едем в свадебное путешествие в Венецию. Я очень злилась на Марианну, когда она ушла к Полю. След Абеля пропал, но за пять лет я выросла. Я случайно увидела Абеля. Он опаздывал, было холодно, он надел на меня шарф. Когда его тебе вернуть? Оставь его себе. Я видела, что он хочет вернуться к Марианне. На похоронах брата мне было грустно и одновременно стыдно. Иногда я надеялась, что Марианна умрет. Легко, без мучений, как мой брат.

Абель идет по улице, видит, что в цветочном магазине продают пионы. Абель приходит к доктору Пиону. Я был другом Поля. Его смерть показалась вам естественной? Да, у него были проблемы с сердцем, он умер во сне. А вскрытие на проводилось? В этом не было необходимости. Жена позвонила утром. К тому времени с момента смерти прошло более двух часов, тело уже остыло. Но ведь он никогда не жаловался на сердце. Так иногда бывает, он мог об этом и не знать. Вы не заметили следов отравления? Нет. Абель: похоже, его сын Жозеф расстроен смертью отца больше, чем мать. Доктор: а вы давно с ней знакомы? Абель: мы с ней учились вместе. Она вам кажется привлекательной? Доктор: нет, я вообще-то гей. Абель извиняется и прекращает разговор.

Абель, Марианна и Жозеф сидят в кинотеатре. Абель спрашивает Марианну: доктор Пион и вправду гей? Кто тебе это сказал? Он сам. Марианна говорит: он не больший гей, чем мы с тобой. Одно время он за мной ухаживал. А зачем ему врать? Жозеф повторяет: зачем ему врать?

Жозеф угадывает убийцу в фильме. Абель спрашивает: как ты догадался? Только у него есть ключ. После сеанса Абель спрашивает Марианну: он смотрел этот фильм? Марианна: он с детства любит истории с убийствами, он даже бывает в полицейском участке, ему часто удается угадать в детективах, кто убийца.

Дома Марианна идет на кухню готовить травяной чай. Жозеф говорит Абелю: доктор врет. Марианна приносит чай, Жозеф знаками показывает, чтобы Абель его не пил, но тот все равно отхлебывает напиток.

Жозеф уходит спать. Абель спрашивает Марианну: он говорит с тобой о смерти отца? Почти нет. Они часто ссорились, Поль даже хотел отдать его в пансион. Эта идея не нравилась ни Жозефу, ни мне. Что ты на меня смотришь, будто подозреваешь в чем-то?

Абель и Марианна занимаются сексом.

Утром Абель спрашивает Марианну, чем она будет сегодня заниматься: ты на самом деле политикой занимаешься? Да. А ты думал, что я шефу только галстуки подбираю? А насчет галстуков он к тебе прислушивается? Конечно.

Перед уходом Марианна говорит Абелю: если Жозеф скажет, что это я убила Поля – не верь ему. Он просто тебя напугать хочет.

Ева подходит к школе, в которой учится Жозеф. Она отводит мальчика в кафе. Ты любил отца? Да, но мы часто ссорились. Жозеф говорит: я заметил, что ты на похоронах не плакала. Нет, я плакала, только раньше. Ева спрашивает: ты ладишь с Абелем? Он мне не нравится, он украл мою маму, она забоится только о нем, недавно купила ему две пары носков.Ева: это обычное дело, ведь они теперь пара.

Жозеф: они не настоящая пара, если бы они были настоящей парой – то делали бы это чаще. Что – это? Сама знаешь. С чего ты это взял? Я подслушиваю. Жозеф протягивает Еве мобильник: я положил это под матрас. Не хочешь послушать? Нет. Да там почти ничего не слышно. Да, на самом деле, почти ничего не слышно.

Марианна на работе размышляет об Абеле: неужели он меня боится? Абеля не покидает тревожное чувство, но мысль о Марианне отравительнице пугает и одновременновозбуждает его.

Марианна и Абель лежат в постели. Марианна говорит: ты помнишь сестру Поля? Она на кладбище с тебя глаз не спускала. Абель спрашивает: когда ты встречалась и со мной, и с Полем, ты когда-нибудь занималась сексом с нами в один день? Я старалась избегать этого. А с кем из нас тебе было лучше? Все мужчины примерно одинаковы. Абель: я бы так не смог, в один день с двумя женщинами. Ты скучаешь по Полю? Да, особенно, когда тебя нет рядом.

Абель подвозит Жозефа до школы. Мальчик спрашивает: ты убивал когда-нибудь? Нет. А ты был на войне? Нет. Мне полицейский рассказывал, что каждый хотя бы раз хотел кого-то убить. Абель спрашивает Жозефа: а ты сам хотел кого-нибудь убить? Да, тебя. Почему? Разве ты против того, чтобы я женился на твоей маме? Да. Но ведь она тогда останется одна. Мама не одна. Ты хочешь, чтобы она была только твоя? Если я на ней женюсь – мы с тобой могли бы договориться. Жозеф: я не хочу. Абель: но ты же не всегда будешь мальчиком, скоро ты вырастешь, станешь подростком и захочешь уйти от мамы. Так со всемибывает. Жозеф: я не захочу уйти от мамы. Мальчик начинает плакать. Абель его утешает: я обещаю, что не женюсь на твоей маме.Жозеф говорит Абелю, что ведет собственное расследование смерти отца. Поделишься результатами? Посмотрим. Ладно, беги в школу, а то опоздаешь.

Абель разговаривает с Марианной: Жозеф – сын Поля? Ты в этом уверена? Женщины знают о таких вещах. Ты делала тест? В этом не было нужды. Я доверилась случаю, я любила вас обоих, у меня могло быть два любовника, но у ребенка должен быть один отец. Я подбросила монетку, она выбрала Поля. А Поль об этом знал? Нет. Он принял Жозефа, не задавая лишних вопросов, дал ему свою фамилию. А обо мне ты не думала? Тогда нет. Но потом я даже пожалела, что не выбрала тебя. Но Поля я тоже любила. Он был хорошим отцом.

Ева приходит к Марианне: можно с тобой поговорить? Давай. Я хочу Абеля. Ты его не любишь, ты ведь выбрала Поля. Я так больше не могу. Я его всегда любила, оставь его мне. А если я не соглашусь? Тогда – война.

Ева приходит к Абелю на работу. Я рассказала Марианне о нас с тобой. О чем это ты? Я уже не девственница, у меня была пара парней. Но это так, ерунда. Когда я занималась сексом с ним, то думала о тебе. У меня не будет больше никаких мужчин – только скажи. Я попросила у Марианны тебя. И что она ответила? Пусть это останется между мной и ею.

Марианна размышляет: принять вызов? Но я не уверена, что смогу выиграть. Ее посещает идея: это будет сюрприз! Она заявляет Абелю: может быть, тебе перепасть с Евой? Пару раз для верности, тебя же к ней тянет, она красивая. А с какой стати ты за нее беспокоишься? Я беспокоюсь о тебе, она, конечно, не твой уровень, но для нее так лучше – она освободится от тебя. А если у нас с ней будет все серьезно? Марианна: пожалуй, я все же рискну. Но не говори ей, что это моя идея.

Абель звонит Еве. Марианна приходит с работы и видит, что Абель собрал вещи. Ты позвонил Еве? Да. Что она сказала? Приезжай. Помочь тебе собраться? Абель: а я должен с ней жить? А если я задержусь у нее? Могу я кое-что у тебя оставить на некоторое время?УЕвы очень маленькая квартира. Уходя – уходи. Но если ты уйдешь, у меня тоже может появиться мужчина. У тебя кто-то есть? Тебя это не касается.

На улице Абель встречает Жозефа. Мальчик спрашивает: ты взял папины ботинки? Да, могу отдать. Ладно, бери, они все равно дырявые.

Абель приезжает к Еве. У меня пустой холодильник, ты есть хочешь? Я не голоден. Тогда подождем. Ева задергивает шторы и раздевается.

Ева размышляет: если ты долго чего-то очень хочешь, то часто разочаровываешься, когда это получаешь.

Абель мне достался почти без боя, теперь он мой. Похоже, я ошиблась. Неужели я проживу всю жизнь с Абелем? Даже секс не радует. И о ком теперь мне мечтать?

Марианна размышляет: а что, если Абель ко мне не вернется? Значит, он меня не любил, просто ему было со мной удобно.

Абель: сначала Ева звонила всем своим подругам и сообщала, что она со мной. Но уже через три недели она только целовала меня в щеку и ограничивалась дежурным сексом.

Абель звонит Марианне, но та не отвечает.

Марианна старается не думать об Абеле с Евой. Жозеф устраивает матери ужин при свечах. Иногда Марианну посреди ночи посещает мысль: сейчас они занимаются любовью.

Абель: Ева уезжала в провинцию, как она говорила – по делам. Я оставался один в ее девичьей студии и, как ни странно, скучал по Жозефу.

Абель подходит к школе, смотрит издалека на Жозефа. Приезжает Марианна, забирает сына, они уезжают.

Абель рассказывает: мне пришлось уехать за границу на четыре дня. Когда я приехал, Ева просто сияла. Она сказала: мне было так здорово одной. Она, конечно, потом извинилась, говорила, что не это имела в виду, но слово – не воробей.

Жозеф спрашивает Марианну: Абель надолго уехал? Не знаю.

Ева приходит к школе и встречает Жозефа. Она приглашает племянника в кафе, угощает его колой. Ты рад, что остался один с мамой? Не знаю. Мама сама его к тебе отправила. Жозеф предлагает Еве прослушать запись разговора Марианны и Абеля.

Абель приходит домой и видит свои вещи, которые Ева выставила из квартиры.

Абель грузит вещи в машину. Он приходит к Марианне на работу. Ему сообщают, что она в сенате. Абель пытается прорваться в сенат. Его задерживают охранники, валят на землю. Подходит Марианна: что ты тут делаешь? Жду тебя.

Абель и Марианна в обнимку идут в кафе. Мимо проходит доктор Пион с женщиной. Марианна: я же говорила, что он не гей. Ты все еще думаешь, что это я отравила Поля? Да, постоянно. Я, как бы сказал об этом Жозеф, ищу мотив.

Звонок Марианне из школы: Жозеф пропал. Марианна и Абель ищут мальчика. Они приходят в полицейский участок, где Жозеф часто бывал, но его там нет. Марианна звонит Еве. Как же я сразу об этом не подумала! Марианна и Абель приезжают на кладбище и обнаруживают Жозефа, стоящего возле могилы отца. К Жозефу подходит Абель, мальчик берет его за руку. Это видит приехавшая на кладбище Ева. Марианна оборачивается, смотрит на Еву и победительно улыбается.

Рецензия «Честный человек»

События подаются нам с точек зрения трех персонажей. Вероятно, чтобы зритель не слишком ломал голову над мотивацией героев, закадровый голос рассказчика-Абеля сменяется голосом Марианны, а позже — Евы. Вскоре все они перемешиваются, создавая кружевную какофонию отношений и страстей, в которых оказался бедняга Абель. Немного путаницы вносит и маленький Жозеф — сын Марианны, одержимый детективными расследованиями. Его сюжетная линия работает на саспенс и заставляет зрителя наивно подозревать, а не умер ли Поль от насильственной смерти (так считает его маленький сын). Вообще внутренний монолог Жозефа, пожалуй, было бы интересней всех послушать. Однако ему в праве закадрового голоса отказано, возможно к лучшему. Здесь ведь и так уже есть целая полифония.

Еще одна характерная особенность фильма Гарреля — он лишен каких-либо прелюдий и отступлений — буквально каждая сцена движет сюжет, один диалог сменяется следующим. Как результат, в «Честном человеке» много слов и мало дел — это фильм, состоящий из так называемых кратеров — ключевых для сюжета сцен без лирических перебивок и связующих звеньев в виде хотя бы той же экспозиции. Взяв за основу такую художественную эффективность, хронометраж фильма усох до часа и пятнадцати минут — почти невероятная цифра для современного кино.

В «Честном человеке» много слов и мало дел — это фильм, состоящий из так называемых кратеров — ключевых для сюжета сцен без лирических перебивок и связующих звеньев в виде хотя бы той же экспозиции.

Полижанровость фильма работает то в пользу истории, то против нее. Нет ничего лучше абсурдистской комедии, которая врывается в мелодраму о столкновении полов — в определенный момент метания не самого сильного духом Абеля между двумя женщинами перерастает в бурлеск, где монтаж швыряет персонажа с сумками наперевес из жилища одной любовницы к другой. Однако когда режиссер пытается подбросить в сюжет еще немного триллера и детективной атмосферы, которые висят в воздухе так и «не выстрелив», хочется остановить режиссера за руку.

Но есть у «Честного человека» один очаровательный нюанс — его персонажи и ирония, с который к ним подошел автор. «L’homme fidele» в переводе может быть не то чтобы «Честным человеком», но скорее верным мужчиной. В таком случае его верность — та самая слабость, которой пользуются сильные женщины — Марианна и Ева, склонные добиваться своего. Здесь в кадре вообще полно места, чтобы продемонстрировать, как выросло актерское мастерство бывшей модели Летиции Касты (к слову, жена Гарреля) и как много потенциала у Лили-Роуз Депп, которую пора бы прекратить называть той симпатичной дочкой Джонни Деппа и Ванессы Паради.

Абель, тем временем, просто делает, что скажут — плывет по течения от одного берега к другому, не особо заботясь тем, с кем спит. Вот и получается, что Гаррель с печальными глазами Бастера Китона — персонаж-проводник в этот мир неопределившихся любовных связей, где сам он не особо отвечает за происходящее. Наверняка в понимании автора такова ирония верного мужчины.

Рецензия на фильм «Честный человек» / L’homme fidèle

«Честный человек» – это очень французский фильм с неочевидным юмором и специфическим взглядом на романтику. Режиссером картины выступил Луи Гаррель, который сыграл в своей ленте главную роль, разделив комизм отношений главного героя вместе с Летицией Каста и Лили-Роуз Депп. Результат получился запоминающимся и легким для восприятия, не зря сценарий ленты был отмечен на двух престижных кинофестивалях.

Жанр романтическая комедия
Режиссер Луи Гаррель
В ролях Луи Гаррель (Абель), Летиция Каста (Марианна), Лили-Роуз Депп (Ева), Джозеф Энгель (Джозеф), Владислав Галард (доктор Пивон) и др.
Студии Why Not Productions, Canal+, Ciné+
Год выпуска 2018 (в Украине 2019)
Сайты IMDb

Есть во французском кинематографе особенное очарование, способное передать невыносимую легкость любви. В лентах производства других стран не всегда получается раскрыть все нюансы личной жизни главных героев, не утомив этим зрителей. А вот французам это вполне под силу, как и фильму «Честный человек», снятому под руководством актера Луи Гарреля.

В творческом списке Луи немало нашумевших киноработ: «Мечтатели», «Прекрасная смоковница», «Сен-Лоран. Стиль – это я», «Молодой Годар». К тому же у Гарреля уже был опыт постановки полнометражного фильма – в ленте «Друзья» он руководил съемочным процессом (все так же снимаясь в главной роли). Поэтому «Честный человек» — это вторая и более уверенная режиссерская работа Гарреля, в которой он позволяет себе шутить, озадачивать и доводить ситуации до легкого вздора. В создании ленты ему помог известный французский сценарист Жан-Клод Каррьер, получивший премию «Оскар» за выдающиеся заслуги в кинематографе.

«Честный человек» – это история журналиста Абеля, который приходит на похороны своего давнего друга и встречает там бывшую девушку Марианну, оплакивающую супруга. Девять лет назад друг стал причиной разрыва между Абелем и Марианной, теперь же путь к их отношениям вновь открыт. На этом фильм мог бы и закончиться, но проблемы главного героя только начинаются. Сын Марианны постоянно намекает на то, что мать убила своего мужа. А в жизни Абеля появляется сестра покойного – девушка Ева, которая с юных лет была одержима журналистом.

Больше о сюжете, пожалуй, говорить и не стоит, описание и так напоминает типичную мелодраму. На деле же все совсем иначе. «Честный человек» – это непродолжительный (фильм длится всего 1 час 15 минут) и остроумный рассказ об озадаченности мужчины. Он делает попытки поступать правильно, но в отношениях с двумя женщинами ему это дается довольно непросто. Настолько непросто, что порой жизнь героя превращается в легкий театр абсурда. В этом, к слову, Луи Гаррель не посягает на сложный артхаус, предусмотрительно оставляя свой фильм в рамках обыденной реальности.

Впервые «Честного человека» показали на международном кинофестивале в Торонто, где он получил похвалу критиков за нетрадиционный сценарий. Позже ленту отметили премией жюри за лучший сценарий на международном кинофестивале в Сан-Себастьяне. Похвальные слова и премия говорят сами за себя, но в качестве зрителя хочется добавить, что юмор картины заслуживает отдельного внимания. Он весьма неочевиден: распределен на взгляды и жесты, неудобные ситуации и жизненные повороты. В этом вся суть «Честного человека» – снять фильм под подобным углом можно абсолютно о любых людях (пусть даже и не самых честных).

Также внимание привлекает актерское трио, на котором завязана вся лента. В главных ролях вместе с Луи снялись модель-актриса Летиция Каста (по совместительству жена Гарреля) и Лили-Роуз Депп (сами знаете, чья дочь). Вместе они создают легкую атмосферу парижской непринужденности и романтики. Благодаря их подаче, мелодраматические повороты совершенно не отталкивают, а комичные моменты остаются приближенными к действительности.

Вот и получается короткий и легкий для восприятия фильм, который балансирует между беспечностью и серьезными намерениями. Смотреть его одно удовольствие, если вы до этого хотя бы раз проникались французским кинематографом.

Плюсы: юмор и режиссерская работа Луи Гарреля; легкая подача сюжета; отсутствует затянутость, присущая фильмам подобного жанра

Минусы: лента не подойдет тем, кто не является любителем европейского кино

Вывод: хорошо, что такие фильмы можно посмотреть не только в рамках фестивальных показов, но и в обычном прокате. «Честный человек» – хоть и специфическая, но все же остроумная комедия, которая понравится более широкой аудитории, чем это может показаться на первый взгляд.

Честный человек в городе — Журнальный зал

Агнец в хризантемах

авантюра для саксофона

Ольге

А она как-то в июле, числа двадцать девятого, поднялась еще затемно, смастерила ни с того ни с сего убогий подрамник, приладила к нему холст, взяла в руки кисть с красками и написала к заходу солнца первую в своей жизни картину.

Непонятно, как это так получается.

Зыбко все, все на волоске. А рвется – вмиг и пучками.

Назовем ее Маргаритой.

Янтарные глаза, волосы цвета меди на солнце, безупречные черты и стремительная фигура, прибавьте к этому ум и неизменное радушие – это все и будет Маргарита. И у нее в жизни всегда все хорошо, как такой женщине и положено. Она притягивает ясную погоду и веселое настроение и одаривает ими всех, кто рядом. И те, кто знает ее с детства, рос с ней в одном дворе, на одной улице, кто ходил с ней в школу, в кино, на свидания, сидел рядом за партой и пользовался ее шпаргалками, и те, кто бывает у них в доме последние лет двадцать пять – тридцать и к кому они в ответ частенько в гости хаживают, – все мы, короче, и не мы можем подтвердить это в любое время дня и ночи. Как и тот неоспоримый факт, что хоть повезло, конечно, только Олимпийцу, ну на то он и Олимпиец, но все без исключения мужчины нашей немаленькой, сохранившей себя сквозь годы дружной компании в детстве, отрочестве, в юности или даже уже потом были хоть разок по уши в Маргариту влюблены. Вот такая Рита эта наша Марго. На службу ни дня не ходила – это в наше-то время, одна из нас! – ну разве что полторы смены пионервожатой в летнем лагере после третьего курса – и все. Провела, можно сказать, весь век домохозяйкой в башне из слоновой кости, при Олимпийце, но даже это, да простят нас господа феминистки, не причинило Маргарите никакого вреда – не отупела, не растолстела. Наоборот. Хранила очаг, следила за собой, читала хорошие книги, любила мужа, сына, папу с мамой, друзей, компании. Хорошела из года в год.

А потом…

Как справила сорокалетие, так муж – надежный, отзывчивый, сильный и красивый – бросил, ушел к другой. Активисткам движения “Все мужчины сволочи” – праздник, в их статистику прибыло. А Маргарите? И кто только ее тогда не жалел! Говорили, какая несправедливость! И она соглашалась: несправедливо, ох, несправедливо! И еще говорили: за что ж ей такое? За что тебе? И она охотно подхватывала: Господи, за что ж мне? Олимпийцу, естественно, кости перемывали – крутили пальцами у виска, талдычили расхожее “седина в бороду, бес в ребро” и предрекали скорые разрешения такой незадачи, мол, перебесится и назад прибежит, никуда не денется, или вот молодуха его сама выгонит, старый он ей, а Майка, спец по гороскопам, вообще: мол, та – инопланетянка, теперь их много, проведет на мужике эксперимент и улетит восвояси, а тот куда ж – назад в дом, как миленький, только с придурью. Верилось, ох, верилось. Но та все не улетала, и Олимпиец, с придурью или без, возвращаться не собирался.

И тут гром среди ясного неба – скончался отец, веселый, энергичный, влиятельный, в одночасье от сердечного приступа у себя в кабинете. Похоронила. А девяти дней не прошло – и мать вслед за ним. Как утешиться? Легкая смерть. Слез не было. А в том же мае-апреле воротился со срочной Станислав, сын, без ноги на костылях, всегда нетрезвый. Заплакала. Горько плакала. Одно утешение – живой зато, но вскоре и оно как-то выдохлось. И не стало жизни. Ни прежней и никакой.

И пожар. Дом, оставленный Олимпийцем, сгорел дотла. Да что дом – едва сами выбрались. В больнице мы ее навещали кто когда, носили вкусненькое. И глаза отворачивали. Красота ее, так скажем, понесла значительный урон. А Стасу, да что после всего ему сделается, хлебнул стакан и доволен.

Поселилась теперь с ним Маргарита в несуразно большой, оставшейся от отца квартире. Кирилл, наш давний приятель-крючкотвор, не последний человек, помогал ей отстоять жилье у государственного ведомства. Он и рассказывал. А мы туда уже не ходили. Вся компания, насудачившись, угомонилась и осталась при Олимпийце с молодой женой, предположительно с Сириуса. Маргарите мы теперь лишь позванивали разок в полгода спросить, как дела и не нужна ли какая помощь. На первый вопрос Маргарита отвечала утвердительно, а на второй, соответственно, наоборот. На что жила? Бог ее знает. Помогали, конечно, кто чем иногда, а так не знаем. Думается, отход нашей компании от хоровых выступлений по оплакиванию Маргаритиных несчастий всем пошел на пользу. Мы убеждены в этом по двум причинам. Во-первых, чтобы не чувствовать себя ни в чем виноватыми – это раз. А во-вторых, ну сами подумайте.

А наш Илья, парапсихолог, тогда еще, надо отдать ему должное, не совсем сумасшедший, дал Маргарите весьма дельный совет.

– Прости, – сказал он ей, – папу с мамой за то, что умерли, Олимпийца, что разлюбил, сына, что водку пьет, и себя за обиды на них и одиночество.

– Ты, – сказала мне потом Маргарита по телефону, – действительно самый умный из моих друзей.

– А я-то причем?

– Я ж у тебя совета просила? А ты к Илье направил. И в точку.

Понимайте, как хотите.

И вот как-то в июле поднялась она еще до рассвета и к концу дня написала на холсте маслом первую в своей жизни картину, а на следующий день еще одну, и так каждый день в течение семи с половиной месяцев, всего двести двадцать девять картин, день в день. И говорят, наутро после первой – “Ягненок в хризантемах” – Станислав испытал внятный импульс к новой жизни, освоил опять улыбку, норовил теперь пособить по дому, взялся мастерить рамы – понравилось, стало получаться, смастерил себе верстак, пить не бросил, но больше не напивался, и мать не корила отныне. Тихо, без зла в сердце, освоил протез, отложил костыли, изготовил трость, а вскоре и ее, резную, на стену повесил. В их просторной квартире в старом доме на площади картины занимали все больше пространства – полкомнаты Маргариты, теперь мастерской, и целиком, штабелями, в рамах и без рам, на широких полках чуть ли не до потолка – комнату Стаса. В гостиной теперь стояли верстак и кровать Маргариты, а Станислав жил на кухне, на уголке, где иногда, засидевшись допоздна, курил и изучал в ночном окне свое новое отражение.

Все драгоценности Маргариты, включая обручальные, пропали в огне, ничего не осталось. Продавала по частям старинный гарнитур покойных родителей. Кое-кто из нас время от времени подбрасывал им кое-какую снедь. Михаил – по хозчасти – завозил пиломатериалы. А Олимпиец, прослышав, доставил как-то сундук с красками.

На двести тридцатый день Маргарита спала до полудня, пробудившись, не пошла к холсту, а выбрала из стопки картину в розовой раме “Старый большевик на велосипеде” и велела сыну снести в горсад. Сама же отправилась в паспортный стол. На то, чтобы вернуть себе девичью фамилию, соблюсти Великий пост, отоспаться и отдраить квартиру от многопылья и нечаянных красок, ушло сорок девять дней, и Стас героически простоял их от звонка до звонка в городском саду при “Большевике на велосипеде”; большевик не походил ликом ни на кого из признанных товарищей по партии, хотя и был лысоват и большеголов и в несусветном галстуке в горошек, но напоминал лишь самого себя, розовощекого, и велосипед под ним на фоне отставного ландшафта из плакучих ив и скрипучих наличников тоже был розовый и трехколесный. Казалось, никогда с ним ничего не сдвинется. Но в конце Пасхальной недели под вечер какие-то юные туристы из Западной Европы приобрели вдруг у Стаса прихваченную по случаю нездоровья резную трость за недорого, а потом уже по полной цене и самого “Большевичка”. Вечерком дома Маргарите со Станиславом взгрустнулось даже, и помянули они красным вином розового олуха, дабы обиталось ему сподручней в швециях с люксембургами.

И вот на вырученные деньги закатила Маргарита банкет-торжество, как в прежние времена, для друзей-знакомых и их знакомых с друзьями, и перетекло оно естественным образом в вернисаж-распродажу. И пошло-поехало. В июле, ровно год спустя после “Ягненка”, Олимпиец затащил к Маргарите галерейщика из Германии, а за ним уже объявились и из Австрии, и из Канады с Америкой.

О Маргарите заговорили вдруг все разом – и искусствоведы, и психологи, и феминистки, и гринписовцы, и телеведущие с президентами, и премьер-министры со своими супругами, а полотно “Вознесение с конем” за баснословную сумму приобрел шейх из Эмиратов. Бум вокруг ее работ, ее имени прокатился буквально по всем континентам, и к Рождеству Маргарита продала и богатым снобам с ротозеями, и серьезным ценителям, и в музеи, и частным лицам всего сто сорок четыре картины, то есть двенадцать в квадрате, что вызвало бурный восторг у Майки-астролога. Ее манере наперебой навешивают ярлыки: ампирное барокко, позитивный негативизм, гиперлубок, нейро-модернизм и проч.

Маргарита меньше, чем за год, разбогатела сказочно. Красоту, конечно, не вернешь, а вот уехать подальше от полудрузей с полувоспоминаниями можно. И они со Стасом перебрались в Новую Зеландию, где тот открыл фабрику по изготовлению протезов. Говорят, у него есть мечта разыскать всех пострадавших на той долгой войне и обеспечить их безвозмездно своей продукцией. Те, кто знал его прежде, часто спрашивают, выпивает ли он; пусть спрашивают. Марк, путешественник, побывал у них и даже нырял там за жемчугом. Звала и нас в гости к себе. Картины Маргарита теперь пишет подолгу – и месяц, и два. Из просторного ее дома сквозь французские окна виден океан: то шторм, то зыбь, то штиль, то ураган, а у горизонта два острова – с вулканом и с пальмами, и небо в облаках, и облака без неба, и небо без облаков, а звезды по ночам в слезах, живые, и ничто никогда не повторяется ни в окне, ни в небе, ни на ее картинах, и все имеет свою цену, и все бесценно.

При отъезде Маргарита подарила каждому по работе. “Просветленный лесоруб” висит у Михаила, “Вступление Водолея” – у Майки, “Клякса в Книге Перемен” – в гостиной Кирилла, у Илюши, тогда еще при памяти, – “Ослик Лао-цзы”, а у Олимпийца – “Капитан воздушного шара” и “На Орионе все спокойно”. Мне тоже досталось две – “Санаторий для ангелов” и “Караван твоей судьбы”. В искусстве я не смыслю, но когда смотрю на них, то в груди у меня щекотно и жить хочется.

И вот получается, что если б шло все, как заведено, то ничего б такого и не вышло и мир бы недополучил причитающейся ему красоты. Но заведено как раз так, чтобы обязательно что-нибудь да приключалось на Земле человеку. Так нас Промысел на Путь загоняет. Аминь.

Ну что, поверили?

А тогда угадайте, где ж мы тут приврали для пущей убедительности, что в нашем рассказе для вас наименее правдоподобно. Готовы?

Ваш ответ: ……………………………………………………………..

Вот видите, недоверие у нас вызывают только взлеты и никогда – падения. Крепко мы приучены, чтоб настрадаться под завязку, а потом уже – в эмпиреи. Заведено у нас так, чтоб сперва бревном по башке на лесоповале, или молнией куда следует, или там цунами, арест, реанимация, – тогда порядок, тогда если у кого-то от такого зенки вдруг бац! – и распахнулись, и видит он, слышит, поет и нюхает теперь уже не так, как мы с вами, а успешней и блистательней, то мы тут простить готовы, и все согласны: что ж вы хотите, через такое пройти! Вот и пробудился, вот и пробудилась. Короче, добро пожаловать в свет да любовь сквозь трагический катарсис апофеоза несчастий. Да что далеко ходить, я и сам Гамлета люблю.

Так вот, нич-чего подобного с Маргаритой и в помине не случалось.

Олимпиец ее на месте, отзывчив и влиятелен, а если он кратковременно и оставлял Маргариту для своих космических изысканий, то нам об этом ничего не известно. У Маргариты две взрослые дочери замужем за учеными, живут в Канаде. Там и внуки с внучками. Там и выставки ее работ проходят чаще, чем в Европе. А папа с мамой у нее бодры и моложавы, увлечены зарядкой ци-гун и друг другом. Низкий им поклон за пример для подражания. Дом на Фонтане – полная чаша. И никуда она из него, естественно, и не думала. Ну и где тут почва для самораскрытия, где, укажите, толчок к внутреннему преображению?

В саду у Маргариты с утра пораньше, сразу после рыбалки, мы и заседаем нашей сквозь годы дружной честной компанией. Солнце в зените, а тут под вишней просто рай. Шутки, нам привычные, терзают столичных тележурналистов, объявившихся снимать фильм о Марго.

Недоумевают:

– Простите, вы что ж, все это тут сейчас просто так вот сочинили?

– Не все, – смеемся, – а только напасти и несчастья. И не просто так, а с умыслом. Чтоб правдоподобно. А то кто ж поверит?

– Отчего ж вы сами-то не пишете?

– Писали б, – отвечаю к радости застолья. – Да не умеем.

– Это весть такая, – говорит им Колян, мистик. – Новые времена. Не терзаться муками, а радоваться радостью. Вот в чем новость. И Маргарита, ее воплощение.

– Но давайте все же размежуем правду и вымысел.

– А вы какую правду, – говорит бывалый физик Георгий, – в виду имеете? Ламинарную или турбулентную? Или так давайте глянем – корпускулярную или с природой волны? Грядет третье тысячелетие. Конкретно знать надо, к чему стремиться.

Но журналисты народ крепкий:

– Нет, ну, кроме шуток, господа, неужели ничего такого вообще никогда не происходило?!

– Вот видите, – говорю, – сами ж и не верите.

А Елизавета, музыковед:

– И правильно. А я им скажу! И знаете, что тогда стряслось? Маргоше сорок стукнуло – вот что. Трудно поверить, но так.

Ага, тут мы все наперебой вспоминаем, как в тот же день пропал бесследно обожаемый афганский кот Сидор, а уж потом, только потом наутро, пробудившись, Маргарита написала первую картину.

– Потрясающее знамение – белый кот! – радуется Майка, приглашая нас всех снова и снова разделять с ней ее восторг.

Журналисты переводят дух.

– Скажите, Маргарита, а правда, что Метрополитен принял от вас в дар то самое, первое, теперь такое знаменитое, полотно “Ягненок в хризантемах”? Это оно в каталоге “Lamb Amidst the Marguerites”?

– Да, – отвечает обворожительная лучистая хозяйка дома.  – Нравится? Стас был против. Но потом решили: вольному воля. Как-то так.

– Какой Стас?! Вы ж говорили, две дочери. Сказали ж: никаких несчастий!

Илюша, дай ему Бог здоровья, разъясняет:

– А каким отсчетом реальности, уважаемые люди, намерены вы воспользоваться, проводя различие между успехом и катастрофой?

Телевизионщики в трансе.

Мы опять же наперебой их успокаиваем. Ну что вы, честное слово, как дети малые? Будто не знаете, что жизнь не так проста, чтоб уложиться целиком в слова или кадры. Неужели не знаете? Жизнь проста, но по-иному. Выше нос, молодые люди. И кто-то бубнит им, что феномен Маргариты уже вошел термином в новейшие монографии по теории раскрытия личности, но что именно он там теперь означает – сформулировать сколько-нибудь однозначно в рамках сегодняшней посиделки, увы, не получится. Маргарита на прощанье дарит им “Яблоко в поднебесье”. Они пакуются в автобус.

– В Киев? Домой?

– Куда? Да к себе, в Веллингтон.

Ну да, тоже верно. Пора и нам по домам.

Загостились.

Прощай, океан. Прощайте, острова на горизонте.

Дай тебе Бог, Маргарита.

ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК В ГОРОДЕ

Сергею Пархисенко

– Ты должен со мной поехать, – сказали мне в ухо с придыханием.

Я не слышал этот голос чертову уйму лет. Не узнавать его я так и не научился, зато умел теперь… а Бог его знает, что я теперь умел.

– Далеко?

– В Бисквитный переулок.

– Когда?

– В десять.

– Нет, – сказал я, чтобы не выглядеть полным идиотом.  – В десять не могу. В пол-одиннадцатого.

– Заезжай за мной на работу.

– Тогда в одиннадцать.– Я повесил трубку и продрал глаза.

Темно. Зябко. Семи еще нет.

– Что-нибудь случилось? – спросил я себя, потому что больше спросить было не у кого. И ответил: – Нет. Все в порядке. Доброе утро.

Отложить все дела в такой день, согласитесь, несложно. Если весь год пошел коту или, скажем, кролику под хвост, то стоит ли особо упорствовать в день последний. Я даже не стал мучиться положенными угрызениями совести, а лишь заглянул на недописанную семьсот тринадцатую страницу, перенумеровал ее в семьсот четырнадцатую и пожелал своим героям в новом году дойти наконец до точки и обрести покой и бессмертие. Надлежало еще выполнить полторы тыщи полезных движений и погрузиться в ледяную воду, обязательную для тех, кто взял себе за правило ничему не удивляться тут, в мирной жизни, но, поразмыслив, я не стал делать ни того, ни другого, а сварил кофе и попытался сообразить, где находится Бисквитный.

В одиннадцать я стоял под безликой вывеской академического филиала и слушал, как сипят тяжелые двери из раньшего времени.

– Привет.

– Здравствуй, Анна.

– Что смотришь? Постарела?

– Да нет. Ты ничуть не изменилась.

– Ну вот еще! – Анна очаровательно поджала губы. – А мне говорят, хорошею.

Я кивнул. Анна взяла меня под руку.

– Понимаешь, – сказала она, – я потеряла пропуск. Представляешь, – сказала она, – какие это неприятности.

Я понимал. Я представлял. Я сожалел о несложившейся жизни.

Анна отпустила мою руку и раскрыла зонтик.

– Пошли. У меня очень мало времени.

Я пошел рядом с Анной, опираясь на трость и не обращая внимания на холодные, стекавшие за шиворот капли предновогоднего дождика.

– На пропуске был телефон, ну, знаешь, как пишут, когда не на чем. Я даже не помнила, чей это номер, потому что мы с Инкой давно поссорились. Помнишь Инку?

Инку я не помнил.

– Как можно не помнить Инку?! – возмутилась Анна. – Ты что, контуженный?!

Я кивнул.

– Короче, мой пропуск нашли. Представляешь?

Я кивнул.

– Тебя это не удивляет? – удивилась Анна.

– Минуточку. – Мы остановились, я сунул трость под мышку и всплеснул руками. Получилось хлестко, по-мокрому. – Неужели нашли?!

– Да ну тебя, – сказала Анна. – Тебе смешно, а я ночь не спала. Ненавижу терять. И вообще неприятности. Ты же знаешь, где я работаю. Строго все.

Мы сели на восемнадцатый, и под стук колес Анна продолжила удивительную историю пропуска – потерянного, обнаруженного, но пока еще не возвращенного.

– Звонит Инке какой-то чувак и говорит, что нашел ее документы. Ну, Инка, конечно ни гу-гу, какие документы??? А он ей, вы Анна такая-то? это ваш телефон? Я, говорит Инка, соображает-то она быстро, что да, то да, мой, говорит, ну, правильно? – чтоб долго голову не морочить. И как вас найти? – говорит. А на заводе в Бисквитном переулке. Спросить Витю-механика. Представляешь? Не перевелись еще честные люди. Инка мне сразу бряк! – как будто и не ссорились. Ну а я тебе. Понимаешь?

То, что в Бисквитном переулке может скрываться какой-нибудь заводик, я допускал. Я даже готов был поверить, что там существует один-единственный механик по имени Витя. А вот мое участие во всей этой истории…

– А при чем здесь я?

– Мало ли что! – сказала Анна. – Это же незнакомый мужчина. Поговоришь.

– И некому тебе помочь?

– Все на работе. Один ты бездельник.

– Резонно.

– А вообще, конечно, дикость, – неожиданно согласилась Анна. – Столько друзей… Понимаешь, каждый хорош для какой-нибудь одной ситуации.

– И для какой же я сгодился?

– Ну как? Сам видишь. Такая вот, экстремальная.

Я расхохотался.

– Да, тебе смешно, – сказала Анна.

Я кивнул.

Завод в Бисквитном переулке был не завод, а фабрика, и выпускала эта фабрика какие-то кружева.

– Вы знаете Витю-механика?

– Витю? – переспросила женщина на проходной. На ней были зеленый платок, военный китель, синяя юбка и черные валенки без галош – цвета приходящего года. – Механика? – Она побарабанила пальцами по тощей кобуре. – Витя. А что еще?

– Ну Витя, – сказал я. – Механик. Честный человек. Больше ничего.

– Честный человек – и ничего? Может, хоть белобрысый?

– Наверное.

– Есть здесь такой.

– Должен быть.

– Глаша! – закричала охранница в глубь двора. – Витьку-механика не видала?

– Ушел! – гаркнула невидимая Глаша.

– Ушел, – сказала мне охранница.

– Как же он мог выйти, а вы не заметили?

– Так у нас, уважаемый, одних только проходных – две штуки? Две! Не меньше. И дырок в заборе, считай, столько же. А как же!

– Ну, ушел, так ушел. Не подскажете, как его разыскать?

– Не подскажу. Постойте здесь со мной. Может, кто знает.

Несколько девушек прошли через проходную, но они не знали. Потом еще несколько девушек. И еще.

– Может, он вернется после обеда?

– Нет, – сказала женщина.  – Сегодня уже не придет.

Через проходную по одиночке и группами ходили люди, которые не знали, как сыскать механика Витю.

– Вот Казимир, – сказала женщина. – Спросите его.

На проходной появился Казимир. От него попахивало наступающим Новым годом.

– А зачем? – сказал Казимир. – Витька сам найдется. Не надо искать.

Я объяснил.

– Ха! – сказал Казимир и оглядел меня с головы до ног. – Хромаешь? Все очень просто. Это по дороге в Люстдорф. Садитесь, товарищ, на двадцать девятый и… – Казимир задумался. – И поезжайте! Поезжайте до, до… – Он снова погрузился в размышления, перебрал вслух номера нескольких станций, но ни на одной не остановился. – А там еще проще! – сказал он мне от души. – Сошел, и по ходу трамвая метров двести с небольшим. Глядь – почтовый ящик. Ну, не завод номерной, а самый обыкновенный, прямо на столбе, ржавый такой, не смотрится. За ним переулок. Свернул – и по переулку. Справа гараж. Слева дом. А в доме Витька.

– Так до какой станции?

– Ну увидишь, слушай!

Анна скучала в переулке под зонтиком.

– Как это всё не вовремя. Который час? Мне нужно вернуться. Поезжай один, а?

Я помалу входил во вкус. Мне начинало нравиться, как я провожу тридцать первое декабря этого неудавшегося года.

– А фамилию ты спросил?

– Зачем? Ищу Витьку-механика – честного человека.

– Перестань эпатировать. Это ж серьезное дело. Мне нужен пропуск, понимаешь?

Я вернулся на проходную. Фамилия белобрысого механика Вити оказалась самой обыкновенной.

Двадцать девятый убаюкивал и уговаривал не сходить, ехать до конца, кататься до самого Нового года.

Я сошел на приглянувшейся станции. По ходу трамвая были лишь рельсы да шпалы. Да зябкое поле до горизонта. Да черные посадки вдали.

Трамвайный путь пересекала улица. Я посмотрел вдоль улицы влево, потом вправо вдоль улицы. Потом оглянулся. Камня с напутствием, где лучше сложить голову, не было. Я пошел направо.

Когда положенные двести метров иссякли, я отшагал еще сотню-другую, но почтовый ящик оставался недосягаем. На другой стороне улицы по всей ее длине тянулась предпраздничная канава, и оттуда иногда вылетали земля с глиной, да глина с землей, да случайный булыжник. Я подошел к свежему брустверу и спросил о Викторе Вотинцеве. Две женщины в комбинезонах и здоровяк в телогрейке разогнулись и воткнули в землю лопаты. Вотинцев? Нет, они такого не знают.

Фамилия, как я и предполагал, была слабым козырем.

– Работает механиком, – сказал я.

Нет, не знают такого. Но зато они знают Рупор Верку, которая знает все. А вот и она.

Рупор Верка стояла на пороге дома с верандой у меня за спиной и внимательно слушала. Когда я оглянулся, она принялась мести крыльцо и напевать “Катюшу”. На вид гражданке Рупорверке было никак не больше ста пятидесяти.

– Да, Витьку я знаю, – сказала она. – Это вам нужен Костя Рыжий.

Может быть, подумал. Чего не бывает!

– Да! Да! Да! – закричали из канавы обрадованные женщины со здоровяком. – Теперь мы тоже знаем. Точно! Вам нужен Костя Рыжий.

В последний день старого года я был готов поверить даже в это.

– Я тут бригадир, – сказал здоровяк не к месту, и вылез из канавы, и зашагал прочь.

– Вам за ним не надо, – сказали мне женщины.

– Видите вон ту антенну? – спросила Рупор Верка. – А вон там за антенной сад, а за садом дом с лиловой черепицей. Видите? За тем домом и живет Костя.

– А как туда добраться?

– Идите здесь. А потом свернете там.

– А есть там почтовый ящик?

– Гараж там, – сказали мне. – Там Машка работает. А ящик выкинули еще перед холерой. Ремонтировали забор и выкинули.

Я отправился петлять переулками, снова пересек трамвайные рельсы и еще долго бродил туда-сюда, прежде чем обнаружил дом с лиловой черепицей и гараж. За домом с лиловой черепицей был дом с лиловой черепицей и сад, а за ними дом с лиловой черепицей.

Я открыл калитку и кликнул хозяев. Никто не отозвался. И дождь перестал. И нога заныла. Я проковылял вокруг дома, но двери не нашел. Из будки вылез хмурый пес с шарфом на шее. Пес зевнул на меня протяжно, вылакал всю воду из миски и, задрав морду, прополоскал горло. Потом сказал ленивым басом:

– Гы-ы-ав?

Я кивнул. И собрался повторить тур в поисках двери, но тут из прижатого к забору сарайчика явился некто на костыле в ватнике без рукавов, маленький, скуластый, с седой шевелюрой и колючими глазками.

– Здравствуйте, Костя, – сказал я.

– Что-то не припоминаю. – Маленький человек распахнул ватник и выхватил из-за пояса пачку “Примы”. – Так что надобно?

– Кто ж вас не знает. Вы Костя Рыжий. Правильно? Вас все знают.

– Эт-верно. – Он закурил и одобрительно хмыкнул дымом. – Каждая собака. Нас здесь таких двое. Я да Федька Кабан. Все знают.

– Дело в том, что мне нужен Виктор Вотинцев.

– Вотинцев?! – переспросил Костя на фальцете. – Виктор Вотинцев?!

Он пожал плечом и задумался.

– Его дома нет, – сказал он наконец. – Он на работе.

– На работе его нет, – сказал я. – Может быть, он дома?

– Дома? – спросил Костя. – Сейчас поглядим, – и скрылся на костыле за углом.

Мы с псом переглянулись.

– Дома его нет, – объявил Костя, воротившись. – Витька – это мой сын. Только он не Вотинцев.

– Почему не Вотинцев?!

– Потому. Я не Вотинцев, вот и он не Вотинцев.

– А мне сказали, Вотинцев.

– Сбрехали.

– Дело в том, что ваш сын, если это он, нашел пропуск.

– Ага, – сказал седой Костя Рыжий. – Вы потеряли, а он, значит, нашел. Понятно. Витька, он честный. Может, если захочет.

– Скажите, ваш сын работает механиком?

Папаша честного Вити задумался.

– Ну, – сказал я, – на фабрике, где делают кружева, да?

– Может, и механиком. Кружева, говорите? – Костя вздохнул. – Взрослый парень, я в его жизнь не лезу. – Он снова вздохнул. – А вообще он по профессии повар. На корабле. Кок.

– Кок?!! А где он сейчас? Как вы думаете?

– Ну так это, в Индийском океане, понимаешь. Я ж говорю, на корабле.

– Прошу прощения, – сказал я. – Ошибка вышла. Пойду.

– Стойте! Еще ничего не вышло. Я ведь тоже, может, чего недопонимаю. Знаете? Машка все вразумит. Она тут через дорогу.

Мы зашли во двор напротив. Это был гараж какой-то геолого-разведочной партии. Несколько разобранных кранов и одинокий “ЗИЛ-130”.

Костя заглянул в яму под ЗИЛом.

– Тут ее нет, – сказал он. – Марья Петровна – это моя супруга.

– Очень приятно.

Гордый муж, опираясь на костыль, заглянул в кабину ЗИЛа.

– Здесь ее тоже нет, – сказал он и принялся искать Марью Петровну по всему двору, говоря, что тут их таких двое, которых каждая собака: Костя Рыжий да Федька Кабан, но Федька без полета, без фантазии, ать-два! – а Костя ко всему прочему и килечки завсегда вынесет, и хлебушка с помидором да лучком, и пускает в сарай посидеть на дорожку, потому как человеку надобно не только глотнуть, но и усвоить.  – И за закусь денег не берем. Не положено.

И еще он говорил, что жена не иголка, найдется всенепременно. Наконец он сказал:

– А ну войди в здание. Спроси Машку-уборщицу. Ведь не иголка ж она, ну скажи.

Я вошел в тесный предбанник. Было темно. Дверь налево не открывалась. Я нащупал другую ручку.

В накуренной комнатушке за дореволюционным столом сидел лысый человек в белоснежной рубашке и курил длинную сигарету с черным фильтром, а больше ровным счетом не делал ничего. Пол был завален листами ватмана, а окно разрисовано зубным порошком. Там стояли Дед Мороз и елка.

– А где снегурочка?

– Перерыв, – тихо сказал курящий. – И вообще.

– С наступающим. Вы Марью Петровну не видали, уборщицу?

– Только Бога ради, не стойте, – сказал он тихо. – Садитесь вы, ради Бога.

Я вышел.

– Это кто был? – спросил я Костю. – Шурка Лысый?

– Не-е-е-е. Это Парамон Сидорович Казановкин, начальник.

Все у них тут расставлено по местам, подумал я с завистью. Живут себе люди и не рефлектируют.

А Костя гнул свое:

– Жена не может потеряться. Что угодно, но не жена. Не в стогу ж живем, чтоб не сыскать. Пропуск, говоришь? Она знает. А вот и она.

По улице, по черным лужам и желтой глине на нас с индийской грацией слонихи ступала овальная женщина в бархатном жакете с авоськами консервов в руках.

– Маша! – закричал Костя. – Говорил же, не иголка. Машенька! Наш Витька пропуск нашел!

– Какой пропуск? – сказала женщина и вошла к себе во двор. Мы последовали за ней.

– Как какой?! – заорал Костя, и в его колючих глазках сверкнула разбойничья слеза.  – Разве ты не знаешь?!

– А ты знаешь? – рассердилась Марья Петровна.

– Нет. Я думал, ты знаешь.

– Нет. Не знаю. Чего орешь?

– Постойте! – Я попытался растолковать им всю историю от начала до конца. Ну, не совсем всю, а только то, что касалось пропавшего документа.

– Подержите, – сказала Марья Петровна.

Я взял авоськи. Марья Петровна сложила на черном бархате жакета белые руки и некоторое время молчала.

– Нет, – сказала она наконец. – Увы.

Забрала авоськи и скрылась в доме.

– Витька – честный парень, – сказал старик, доверительно глянув мне в душу. – Он мог найти. Налить на дорожку?

Я вежливо отверг угощение и откланялся, но тут из дома вышла Марья Петровна с рундучком под мышкой. Она водрузила его на конек собачьей конуры и откинула крышку. В рундучке сверху лежали расписные деревянные яйца, фотографии футболистов, старые отрывные календари в целости и сохранности, патронные гильзы образца девятьсот восьмого года, батистовый платок с кружевами и треснутая ракетка для настольного тенниса.

– Тут у Витьки всякая дребедень, – сказала Марья Петровна и запустила руку на дно. – Этот, что ли? – Она протянула мне красные корочки.

Я открыл. С фотографии на меня влюбленно смотрела юная Анна.

– Он!

– Забирайте. Документ не ваш, но, раз вы говорите, я вам верю.

Я рассыпался в благодарностях.

– Бросьте вы эти церемонии. Мы же с вами честные люди. Лучше приходите к нам сегодня на буженину и осетра в сметане с горчицей.

– Что ты, понимаешь, мнешься? – подхватил Костя. – За версту видно, что тебе встречать не с кем.

Я поставил себе “два” за поведение и, собравшись с духом, все же откланялся. Костя проводил меня за калитку:

– Слышь, друг, у тебя ж нога на месте, не то что у меня. Выкинь ты эту палку. Некрасиво!

Я засмеялся:

– Постараюсь.

– Да чего тут стараться! Дай сюда. – Он взял у меня трость и, размахнувшись, с неожиданной силой забросил ее через все лиловые черепицы в молчаливый сад. – Вот так, – сказал он. – Ходи на здоровье.

Двадцать девятый убаюкивал. За окном в темноте шел дождь. Потом я шел в темноте под дождем.

Трубку сняла Анна.

– Ты куда пропал? Скоро год закончится.

– Слушай, Анна, невероятная история!

– Ладно, – перебила Анна. – Извини, что тебе пришлось мотаться. Пропуск уже у меня. Все в порядке.

– Как у тебя? Я держу его в руках.

Повисла пауза, и в трубке стали слышны смех, хрусталь, музыка и голос диктора центрального телевидения.

– Шутишь?

– Да нет. Твой пропуск в Динамовский бассейн. С тремя печатями.

– Фу ты, господи! – Анна расхохоталась. – Сто лет уже туда ни ногой. Где ты его откопал? Ну и чудеса!

– Так занести?

– Ты где?

– Далеко, – сказал я.

Согласитесь, глупо было сообщать, что я стою в телефонной будке под ее балконом.

– Оставь себе на память, – сказала Анна. – С наступающим.

Мы пожелали друг другу счастья в новом году, и я снова сел в трамвай, из темноты в свет, и вдруг надумал воспользоваться приглашением Кости Рыжего и его супруги Марьи Петровны.

Но Новый год застал меня в пути, и я соскочил на первой же остановке, чтобы не проехать мимо.

 

С ПЯТНИЦЫ НА ПОНЕДЕЛЬНИК,

или

ПЕРЕПРАВА

очень короткий рассказ

Это было не совсем то, что он ожидал увидеть.

Вернее, это было бы не совсем то, если бы он что-нибудь ожидал.

А так – старый спортивный зал, переоборудованный из чего-то, пришедшего в негодность, и теперь в свою очередь дышавший на ладан в результате сырости и подвижки грунтов, – дело обычное в нашем городе над катакомбами.

Ну что ж, подумал Шапкин и больше ничего не подумал, а вознес хвалу надежному другу Аркадию, который, давая ключ, не очень-то к нему и присочинил. Спасибо.

Шапкин поставил огромный чемодан на пол, и пол застонал, а Шапкин вернулся наверх и расплатился с таксистом. Взвалил на плечо рюкзак и снова скрипуче спустился по ступенькам в подвал.

Запер за собой дверь.

Щелкнул остальными выключателями, и теперь вместо одной под потолком, под проволочными колпаками, зажглись сразу три лампы из двенадцати там имевшихся. Да будет свет.

У дальней стены стояла вереница покосившихся зеркал. Замшелые, кое-где треснутые зеркала своеобразно подтверждали то, что видели глаза человека, и еще более своеобразно, на свой кривоватый манер, отражали каждое его движение.

В зале было по-сырому гулко, по-гулкому пятиугольно и шероховато. Невостребованное пространство норовило пробрать ознобом и опустошить. Шапкин скинул одежду, подтянулся на шведской стенке, отжался от пола, а потом, переводя дух, обошел по-кошачьи чутко все помещение, изучая жалобы стен и половиц, стояков и балок на возраст, на судьбу, на мирозданье. Он выслушал всё и остался невозмутим. Лишь похлопал сочувственно по холодному боку печки-буржуйки, была там и такая, Аркадий не обманул.

Потом Шапкин вышел на середину, прикрыл глаза и сориентировался в пространстве. Проник к себе в сердце и приумножил в нем пламя; отослал Истоку хвалу да любовь.

Побыл не здесь. Отдал легко, испросил себе без сомнений. Вернулся.

Открыл глаза и принялся за дело – неспешно, просто, настойчиво обретая созвучие и ритм.

Последовательно, с чувством Шапкин разложил на полу содержимое рюкзака и чемодана.

Проверил, все ли под рукой, и преклонил колени.

И принялся ползать на четвереньках, творя.

Он ушел с головой в творчество и при этом, парадоксально, иным своим аспектом устоял бдительно на краю этой проруби, этого живого кратера, где рождается солнце, – удержал себя наблюдателем, приумножавшим глубину постижения. И сохранявшим улыбку.

Шапкин с восторгом отмечал всякий новый нюанс в движении мысли. Он хвалил свой бойкий ум. Шапкин радостно проникал в суть телесных движений и пел гимн своим верным рукам, своим точным пальцам, успешно соединявшим разрозненные части в единое целое, придававшим теперь его недельной мечте форму, смысл и отчаянность. Шапкин восхищался своим неунывающим сердцем и благодарил его.

Ну вот, часть души вложена. Как сумел, так и сумел. Первый этап позади.

Перекур.

Это значит – совсем ничего не делать. Ибо в противном случае это уже не перекур, а иная забота. А тут ты свободен целиком. Свободен от любого определения – и от этого в том числе, – свободен от самого перекура, и от свободы от него ты тоже освобожден, прощен и отпущен на все четыре стороны так, что тебя нет нигде и тем не менее ты повсюду, да вот только не сыскать тебя никому до срока – вот что такое на самом деле перекур. А куришь ты при этом или нет, к делу не относится.

Шапкин называл перекур переправой. И если бы вы его спросили почему, он бы вам объяснил. А пока попытайтесь сами догадаться.

Шапкин переправился.

И приступил ко второй части. Он еще раз опробовал мысленно на вкус, на цвет, на запах и на ощупь все компоненты. Отфильтровал предпосылки, мнения, страхи и неясности и избавился от осадка. Перебрал все на свете и кое-что отодвинул в сторону. А остальное, сгодившееся, сгреб в кучу и перемешал. Были здесь опыт знаний и опыт невежеств, хамства и истины, вежливости и обмана, признаков, призраков, свойств, помыслов и вещей, опыт частичной сути и премногих иллюзий, страданий, открытий и заблуждений, историй, предысторий, пауз и последствий, опыт страстей и равнодуший, рассветов, предательств, обид, пролитого чая, просыпанной соли, индульгенций, звона монет и колоколов, опыт прощений и прощаний, стужи, зноя, ароматов, сумерек, половодий, засух, цветов и ураганов, опыт смерти и любви, лучей и излучений, распада, полураспада, надежд и полунадежд, преград, свершений, ненависти и восторга, смеха, слёз, тьмы и света, равно как и опыт борьбы за свободу и свободы от борьбы, – все перемешал Шапкин с благоговением, но решительно, без оглядки. Он поступал так, как если бы знал, что делал.

Развел в печке огонь и стал ждать.

Ждать было трудно.

Это был такой труд, который давался ему труднее всего. И потому он приободрился и вытерпел.

Раствор закипел.

И Шапкин взял в руки кисть, пахучую, с живой искрой по щетине, воспел распахнутым звуком гимн этой кисти, обмакнул ее проникновенно в золотистую пену и принялся пропитывать кипящим варом дело рук своих – куцую, неуклюже припавшую к полу, безнадежную раскоряку.

Вложил всю душу и цокнул языком.

Вымыл таз с ведром и отнес их назад в туалет.

Залез под душ, разумеется, холодный, и молча, без криков молодецких, вымылся с мылом.

Нарядно оделся в принесенное из дому. Причесал влажные волосы. Вернулся в зал.

Вар впитался. Вар просох. Вар искрился.

В покосившихся зеркалах, кроме золотистого вара, еще отражались, поблескивая в тусклом свете трех ламп, его, Шапкина, свежая прическа и парадно начищенные туфли.

Шапкин торжественно помедлил и подлез под свое уродливое творение. Он долго бряцал и клацал, пыхтел и сопел. Потом с трудом, так и не проронив ни слова, поднялся на ноги. Его качнуло, и он сделал шаг в сторону. Взглянул в зеркало. И чувствуя, что вот-вот рухнет на пол под этим непомерным весом и тяжестью ожидания или будет разорван на куски сомнением, Шапкин взмахнул что есть мочи крыльями и взлетел.

Напряженное гудящее облегчение ворвалось в грудь.

И Шапкин, не успев коснуться пола носками сверкающих туфель, взмахнул крыльями еще раз. Крылья прогнулись, хрустнули, а потом с силой, гибко толкнули воздух. Зал упал вниз. Шапкин шмякнулся теменем о потолок и стал трудно летать, привыкая.

Он пролетел над шведской стенкой. И остался доволен.

Задрав ноги, спикировал к полу и взглянул на свое несущееся отражение, скачущее из зеркала в зеркало. Увидел себя – втянул живот, прогнул спину, разжал лицо. И взмыл вверх к кольцам. Не разбился. Повторил еще раз. Он избавлялся от неуклюжести и обретал с каждым маневром все больше стремительности. Он учился летать и делал это, как и все, что он делал в последние годы, настойчиво, невозмутимо и добродушно, в приподнятом духе.

Его грудь теперь при взмахе заполнялась тугой безразмерной несокрушимостью, плечи наливались мощью и отрадным жаром. Шапкин вспотел.

Шапкин начинал осваиваться.

Он летал в пустынном заброшенном подвале, потрескивая крыльями. Осознавал, наслаждался, трудился. Был. Гладко скользил по натянутому воздуху, зависал под потолком, под забранными в проволоку горевшими и погасшими лампами, устремлялся вниз к полу, проносился над ним, почти касаясь его грудью в ярком джемпере, выворачивал тугой вираж, скользя вдоль стен почти на боку, прогнувшись, и взмывал по упругой хлесткой кривой, возносил себя снова под просевший потолок.

Шапкин представил себе глобус и полетел над ним от Берингова пролива на юго-запад. У экватора свернул вправо и слетал к Северному полюсу, где было безлюдно и потому спокойно.

Прошло время, и он вернулся на восток, далеко, к одной таежной речке, где когда-то, по молодости порывистый, он валил лес и строил города, и теперь пролетел всю ее до самых верховий, проникаясь сладкими перезвонами невозвратной юности. Потом Шапкин перелетел пол земного шара и долго кружил над обрывистым берегом моря, берегом детства.

А потом подлетел к дому, в котором жил-обитал, и заглянул в окно своей квартиры на высоком этаже. И расхохотался. И полетел прочь.

С каждым взмахом делалось легче, делалось лучше. И так было долго.

И нравился ему этот зал сверху, в зависе, и на скорости, под углом из виража. И по-всякому.

Наконец Шапкин устремился вниз, перед самым полом беспорядочно замахал крыльями и вот коснулся темных досок, приземлился. Не удержал тяжести. Ноги подогнулись, и Шапкин неспешно, основательно и безруко – увязли руки в крыльях – завалился вперед, стукнув коленями, ключицей и подбородком во вздрогнувшую, скрипнувшую твердь.

Стало тихо.

Потом Шапкин пыхтел, бряцал и клацал. Потом вылез из-под ремней.

Крылья остались лежать – бессмысленно, неподъемно.

Шапкин извлек из рюкзака туристский топорик.

И всю конструкцию, и то, что не вошло, что прежде отложил, теперь Шапкин изрубил тщательно в лоскуты и щепки. Отнес к печке и снова развел огонь. Уселся рядом с гудящим пламенем и сидел, не шевелясь, глядя в окаменелую даль.

Огонь догорел.

Шапкин встряхнулся, бросил пустой рюкзак в пустой чемодан, подхватил плащ и прислоненные к стене удочки и шагнул к выходу. Не оборачиваясь, выключил свет и закрыл за собой дверь.

Зябкие улицы. В черных лужах холодный блеск фонарей. Оседает звон, замедляется, сходит на нет гомон воскресного вечера. Город, лоснясь под осенним дождем, припадает на задние лапы, бьет хвостом, изготавливается к новому недельному прыжку на благо великой державы. Светофор мигает не без намека. Завтра уже не воскресенье.

Шапкин потрогал шишку на затылке, перевел дух и отправился домой спать до понедельника. У него был дом. И там его никто не спросил, где он пропадал два выходных и зачем ему чемодан. И воообще. И следовательно, Шапкину, слава Богу, опять не пришлось врать.

Телевизионный фильм «Честный человек» на канале «Комедия ТВ» , Владивосток

Абель — последний романтик Парижа: он полон решимости вновь завоевать Марианну, которая восемь лет назад предпочла ему лучшего друга Поля. Теперь, когда Поля не стало, Абелю уже ничто не помешает вернуть любовь его жизни… разве что ревнивый сын Марианны, да одна очаровательная, по уши влюбленная в Абеля девушка — кажется, в этой истории любви даже самые невинные создания вынашивают коварные планы.

+18

Комедия ТВ
Ошибка в расписании

Пятница 13:30

Честный человек

Канал «Комедия ТВ»


В это время была передача:

Ваше сообщение будет рассмотрено в ближайшее время. Спасибо!

Абель — последний романтик Парижа: он полон решимости вновь завоевать Марианну, которая восемь лет назад предпочла ему лучшего друга Поля. Теперь, когда Поля не стало, Абелю уже ничто не помешает вернуть любовь его жизни… разве что ревнивый сын Марианны, да одна очаровательная, по уши влюбленная в Абеля девушка — кажется, в этой истории любви даже самые невинные создания вынашивают коварные планы.

Продолжительность

1 час 35 минут (95 минут)

В ролях

Летиция Каста, Луи Гаррель, Владислав Галар, Виталий Линецкий, Лили-Роуз Депп, Джозеф Энджел, Диан Курсей, Кьяра Каррьер, Дали Бенссалах, Артур Игуаль

Режиссер

Луи Гаррель

Сценарист

Луи Гаррель, Жан-Клод Карьер

Продюсер

Мартин Кассинелли, Паскаль Кочето, Грегуар Сорлат

Оператор

Игорь Полетаев

Производство

Canal+ [fr], Ciné, Région Ile-de-France, Why Not Productions

Франция

2018

«Такой же оксюморон, как наркотики и Голунов». Реакция коллег на задержание Сафронова

Автор фото, Public Relations Centre of FSB/TASS

Подпись к фото,

Задержание Ивана Сафронова

Сотрудники ФСБ задержали в Москве бывшего специального корреспондента «Коммерсанта» и «Ведомостей» Ивана Сафронова, который в последние месяцы работал советником главы «Роскосмоса» Дмитрия Рогозина. Его обвиняют в госизмене. Коллеги не допускают и мысли, что это может быть правдой, и сравнивают дело Сафронова с делом Ивана Голунова.

На Лубянке уже начались одиночные пикеты в поддержку журналиста. Заместителя заведующего отдела внешней политики «Коммерсанта» Елену Черненко задержали, сообщает издание в телеграм-канале. Задержания продолжаются, задерживают журналистов с плакатами.

ФСБ просит Лефортовский суд Москвы арестовать Сафронова. Би-би-си продолжает следить за развитием событий.

Глеб Черкасов, бывший заместитель главного редактора «Коммерсанта»:

«Иван Сафронов — ответственный, честный человек, настоящий профессионал и хороший друг. Я не верю в те обвинения, о которых говорится сейчас, но имею основания считать, что это попытка расправиться за то, что Ваня делал как журналист. Я надеюсь вскоре увидеть Ивана на свободе».

(цитата по «Фейсбуку»)

Елена Черненко, заместитель заведующего отдела внешней политики «Коммерсанта»:

«Ваня Сафронов — один из лучших людей, с которыми я когда-либо работала. Он человек с большой буквы. Человечище. И патриот, для этого не надо быть государственником. Ваня и госизмена — это вещи абсолютно несовместимые».

(цитата по «Фейсбуку»)

Елизавета Сурначева, заместитель главного редактора издания «Проект», бывший корреспондент «Коммерсанта»:

«Госизмена и Ваня Сафронов — это такой же оксюморон, как наркотики и Ваня Голунов. Такое ощущение, что кто-то специально подождал, пока Ваня уйдет из журналистики, чтобы гордо сцапнуть под соусом «ну а что, не журналист же уже, никто скандалить не будет». Хотя очевидно, что бы ни вменяли там, все это приходится ровно на период работы в СМИ — хотя что именно, нам, вероятно, и не расскажут».

(цитата по «Фейсбуку»)

Максим Солопов, корреспондент отдела расследований «Медузы», бывший корреспондент «Коммерсанта»:

«Не могу даже представить, что при нынешнем состоянии контрразведки нам могли бы предоставить в качестве неопровержимых доказательств работы Ивана на «разведку одной из стран НАТО». Очевидно, что никакие ссылки на секретность не спасут следствие от всеобщего недоверия, когда речь о человеке с такой репутацией.

Либо это грандиозный успех, либо — самый стыдный провал. Увы, в успешные операции наших спецслужб я давно уже не верю, а вот громких провалов и криворуких движений наблюдал предостаточно в самой непосредственной близости.

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Подпись к видео,

ФСБ опубликовала видео задержания Ивана Сафронова

Все указывает на то, что в очередной раз живого человека пытаются разменять в игре вокруг чьих-то карьер на самом верху. Поэтому, разумеется, не верю следствию и рассчитываю, что Иван будет освобожден».

(цитата по телеграм-каналу)

Илья Булавинов, бывший главный редактор газеты «Ведомости», бывший заместитель главного редактора «Коммерсанта»:

«Я знаю Ваню с того момента, когда он учился в 10-м классе, когда с его отцом случилось несчастье. Он пошел по стопам отца, тоже занялся журналистикой и пришел к нам в «Коммерсант» стажером в отдел политики. Потом наши пути разошлись, хотя мы продолжали общаться.

Чуть больше года назад, когда ему не по своей воле пришлось уйти из «Коммерсанта», я ему предложил прийти в «Ведомости». Это была не благотворительность, я был в нем уверен, поскольку много лет знаю его как честного, порядочного человека и отличного журналиста. Он ушел из «Ведомостей» в конце марта, сразу после первой встречи с новым главным редактором.

В те обвинения, о которых сейчас пишут, я не верю. Он писал на очень чувствительные темы и понимал это, поэтому всегда был предельно осторожен и аккуратен. А уж работа на иностранную спецслужбу… Ваня никогда не был похож на идиота. Кроме того, в «Коммерсанте» он помимо прочего работал в президентском пуле. А значит, российские спецслужбы проверяли его вдоль и поперек. Как-то одно с другим не вяжется».

(в комментарии «Медузе»)

Михаил Зыгарь, создатель просветительского проекта «1917.

Свободная история», бывший спецкор «Коммерсанта»:

«Я знаю Ваню фактически с его детства. Вернее, мы познакомились на похоронах его отца, Ивана Иваныча Сафронова.

В 2007 году мы с Иван Иванычем писали расследование о тайной продаже ракет из России в Иран через Белоруссию. Уже почти сдали текст, но Иваныч предложил перенести его на пару дней — чтоб подсобрать комментариев. Но текст так и не вышел, потому что пока Иваныч собирал комментарии, он вдруг приболел. А потом выпал из окна. И тогда, и сейчас я уверен, что его убили.

Ваня в тот момент только собирался поступать на журфак. И сделал все, чтобы продолжить дело своего отца, — уже через несколько лет он стал военным обозревателем в «Коммерсанте», как и отец. И все знают, что Ваня очень порядочный, ответственный парень, который писал про военных и про торговлю оружием.

И Иван Иваныч, и Ваня — настоящие патриоты, которые любили и любят родину и — как ни странно — отечественный ВПК. И искренне за него переживают. Родина — это такие, как Ваня и Иван Иваныч. А те, кто их преследуют и убивают, — изменники».

(цитата по «Фейсбуку»)

Издательский дом «Коммерсант»:

«Сегодня утром ФСБ задержала советника главы «Роскосмоса», бывшего журналиста Ивана Сафронова по обвинению в государственной измене. Российские спецслужбы утверждают, что он передавал военные секреты разведкам стран НАТО.

Иван проработал в «Ъ» [«Коммерсанте»] около 10 лет; он фактически пришел в издательский дом на место своего отца, военного обозревателя, погибшего в марте 2007 года. В этом случае репутация семьи стала частью репутации «Ъ», а сам Иван — частью его души.

Вместе с коллегами по отделу политики он покинул редакцию в мае 2019 года в результате известного конфликта. Но мы, его бывшие коллеги по издательскому дому, продолжаем относиться к нему с безусловным уважением.

Ивана не зря называют одним из лучших журналистов страны. Мы знаем не только о его высочайшем профессионализме, но и о его характере. Иван — настоящий патриот России, который писал про армию и космос, потому что искренне переживал за них. Обвинение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным.

Практика последних лет показывает, что с тяжелым обвинением в любой момент может столкнуться любой гражданин России, чья работа связана с публичной деятельностью, — будь то правозащитник, ученый, журналист или сотрудник государственной корпорации. Людям, обвиненным в государственной измене, особенно сложно добиться справедливого следствия и гласного суда: следствие неохотно допускает адвокатов, судебные заседания чаще всего полностью засекречены.

В результате общественность вынуждена полагаться только на слова спецслужб, к работе которых с каждым годом возникает все больше вопросов. Журналисты, которые задают эти вопросы, сами оказываются под ударом.

К делу Ивана Голунова и делу Светланы Прокопьевой теперь добавилось и дело Ивана Сафронова. Мы настаиваем на максимальной публичности и гласности производства по этому делу, а также немедленного допуска адвокатов».

Дмитрий Рогозин, глава «Роскосмоса»:

«Полтора месяца назад он был приглашен для освещения деятельности Роскосмоса. Доступа к закрытой информации не имел… Не сомневался в его высоком профессионализме и личной порядочности», — отметил Рогозин».

(цитата по ТАСС)

Кинопоказ Честный человек Музей советских игровых автоматов пл. Конюшенная, д. 2, лит. В.

Что Всё8 мартаФильмы в прокатеСпектакли в театрахАвтособытияАкцииБалБалет, операБлаготворительностьВечеринки и дискотекиВыставкиДень снятия блокадыКинопоказыКонференцииКонцертыКрасота и модаЛекции, семинары и тренингиЛитератураМасленицаМероприятия в ресторанахМероприятия ВОВОбластные событияОбщественные акцииОнлайн трансляцииПраздники и мероприятияПрезентации и открытияПремииРазвлекательные шоуРазвлечения для детейреконструкцияРелигияСобытия на улицеСпектаклиСпортивные событияТворческие вечераФестивалиФК ЗенитШкольные каникулыЭкологические событияЭкскурсииЯрмарки

Где ВездеАдминистрации р-новКреативные art заведенияПарки аттракционов, детские развлекательные центрыКлубы воздухоплаванияБазы, пансионаты, центры загородного отдыхаСауны и баниБарыБассейны и школы плаванияЧитальные залы и библиотекиМеста, где играть в бильярдБоулингМагазины, бутики, шоу-румы одеждыВерёвочные городки и паркиВодопады и гейзерыКомплексы и залы для выставокГей и лесби клубыГоры, скалы и высотыОтели ГостиницыДворцыДворы-колодцы, подъездыЛагеря для отдыха и развития детейПрочие места отдыха и развлеченийЗаброшки — здания, лагеря, отели и заводыВетеринарные клиники, питомники, зоогостиницыКонтактные зоопарки и парки с животнымиТуристические инфоцентрыСтудии йогиКараоке клубы и барыКартинг центрыЛедовые катки и горкиРестораны, бары, кафеКвесты в реальности для детей и взрослыхПлощадки для игры в кёрлингКиноцентры и кинотеатрыМогилы и некрополиВодное поло. байдарки, яхтинг, парусные клубыКоворкинг центрыКонные прогулки на лошадяхКрепости и замкиМагазины одежды и продуктов питанияМаяки и фортыМед клиники и поликлиникиДетские места отдыхаРазводный, вантовые, исторические мостыМузеиГосударственные музеи-заповедники (ГМЗ)Креативные и прикольные домаНочные бары и клубыПляжи, реки и озераПамятники и скульптурыПарки, сады и скверы, лесопарки и лесаПейнтбол и ЛазертагКатакомбы и подземные гротыПлощадиПомещения и конференц залы для событий, конференций, тренинговЗалы для концертовПристани, причалы, порты, стоянкиПриюты и фонды помощиПрокат велосипедов и самокатовСтудии красоты и парикмахерскиеОткрытые видовые крыши и площадкиКомплексы, арены, стадионыМужской и женский стриптиз девушекШколы танцевГипер и супермаркетыДК и театрыЭкскурсионные теплоходы по Неве, Лагоде и Финскому ЗаливуТоргово-развлекательные центры, комплексы и торговые центры, бизнес центрыУниверситеты, институты, академии, колледжиФитнес центры, спортивные клубы и оздоровительные центрыПространства для фотосессий и фотосъемкиСоборы, храмы и церкви

Когда Любое времясегодня Чт, 25 февралязавтра Пт, 26 февралясуббота, 27 февралявоскресенье, 28 февраляпонедельник, 1 мартавторник, 2 мартасреда, 3 мартачетверг, 4 мартапятница, 5 мартасуббота, 6 марта

определение честного человека | Словарь английских определений

ярмарка

[

1 ]
прил.

1 без дискриминации, нечестности и т.д .; только; беспристрастный

2 в соответствии с правилами или стандартами; законный
честный бой

3 (волос или цвета лица) светлого цвета

4 красиво или приятно смотреть

5 в меру или неплохо
честная работа

6 безупречный; неокрашенный

7 (прилив или ветер), способствующий проходу судна

8 солнечно, безоблачно или безоблачно

9 предварительный номер
Неформальный доскональный; реальный
честный бой, чтобы добраться до прилавка

10 приятных или вежливых

11 очевидно хорошие или ценные, но на самом деле ложные
честные слова

12 открытый или свободный
свободный проход

13 (рукописного ввода) ясно и разборчиво

14 ♦ изрядный щелчок кнута или (Austral. ) честная игра в кости, честно
Неформальная честная возможность; шанс

15 правильно или просто

равные доли или обращение

b обращение за равными долями или обращением

17 ♦ достаточно честно! выражение соглашения

18 ♦ честно! (австрал.и Н.З.)
неофициально оторвись !; Я не верю!

19 ♦ от среднего до среднего примерно в среднем
авансовых

20 честно; правильно
действовать честно, сейчас!

21 абсолютно или прямо; довольно
вопрос застал его врасплох

22 Диалект действительно или очень
изрядно устал
vb

23 intr
Диалект (погоды), чтобы стать хорошим и мягким
n

24 Архаичный человек или вещь, которые прекрасны или ценны, особенно. женщина
(древнеанглийский fæger; родственник древнескандинавского fagr, старосаксонского, древневерхненемецкого fagar, подходит для готических fagrs)
справедливость n

Колледж образования и развития человека

Джанет Фэйрман

Доцент и содиректор Исследовательского института политики в области образования штата Мэн
[email protected]
Телефон: 207.581.2475

328 Зал Шиблс
Университет штата Мэн
Ороно, ME 04469-5766

Биография: Джанет Фэйрман выросла в районе Чикаго и получила степень бакалавра политических наук в Чикагском университете.Она получила степень магистра политических наук / государственной политики и докторскую степень в области политики в области образования в Университете Рутгерса. С момента прихода в Университет штата Мэн в 2002 году доктор Фэйрман исследовал и оценивал основные направления политики штата Мэн в области образования и инициативы по реформированию. Она изучала внедрение государственных образовательных стандартов, местных оценок, программы портативных компьютеров для учащихся средних школ и учителей, а также объединение школьных округов. В 2015 году доктор Фэйрман взял на себя роль содиректора Института исследований политики в области образования штата Мэн (MEPRI).Она продолжает предоставлять анализ образовательной политики законодательному собранию штата для информирования разработчиков политики. Доктор Фэйрман сочетает свой интерес к реформе образования, лидерству учителей и государственной политике с акцентом на инновационные методы, которые поддерживают студентов и учителей математики и естественных наук. Работая соруководителем исследования, она исследовала онлайн-платформу для домашних заданий ASSISTments для учащихся средних школ и учителей математики. Ее интерес к поддержке девочек и женщин в областях STEM распространяется на высшее образование, где она исследовала студентов бакалавриата по специальностям STEM и оценила инициативу UMaine Rising Tide Advance Grant для поддержки найма и продвижения женщин в науке.

Образование
к.э.н. Магистр политологии / государственной политики, 1999 г., Университет Рутгерса,
, степень бакалавра наук в области политологии / государственной политики, 1992 г. Кандидат политических наук, 1986, Чикагский университет,

Курсы, преподаваемые в UMaine

  • EAD 654: Формулирование и анализ образовательной политики
  • EHD 572: Расширенные качественные исследования: методы и анализ
  • EDA 570: Модели оценки образования
  • EHD 571: Качественные исследования: теория, дизайн и практика
  • EHD 590: Качественные методы интервьюирования

Образцы публикаций

  • Фэрман, Дж., Смит, Д., Пуллен, П., Лебель, С. (2020). Проблема сохранения актуальности профессионального обучения учителей. Повышение квалификации в сфере образования . DOI: 10.1080 / 19415257.2020.1827010
  • Mackenzie, S. & Fairman, J. (2015). Руководство учителя и руководство школой: отчет о прогрессе. Журнал образования штата Мэн . 31, стр.77-86.
  • Фэрман, Дж. И Маккензи, С. (2014). Как руководители учителей влияют на других и понимают их лидерство. Международный журнал лидерства в образовании .18 (1) с. 61-87.
  • Fairman, J. & Mackenzie, S. (2012). Сферы лидерства учителя в обучении. Повышение квалификации в образовании , специальный выпуск о лидерстве учителей, 38 (2) стр. 229-246.
  • Fairman, J. и Donis-Keller, C. (2012). Реорганизация школьного округа в штате Мэн: извлеченные уроки для политики и процесса. Обзор политики штата Мэн . 21 (2) с. 24-40.

Джарон Фэрман — футбольный тренер

Выберите сотрудника: Диас, Фрэнк Фэрман, Джарон Гогерти, Люк Гидри, Лэнс Ливитт, Джим Патрик, Кевин Перкинс, Крис Пуччарелли, Джо Сэмюэлс младший, Стэнфорд Шеперд, Остин Таггарт, Вилли Трикетт, Клинт Вуди, Раймонд

Джарон Fairman

  • Название
    Координатор специальных команд / жесткие концовки
  • Телефон
    561-297-1094
В ФАУ
Джарон Фэйрман присоединился к команде Florida Atlantic весной 2017 года в качестве помощника по развитию игроков, а в январе 2018 года был назначен координатором специальных команд. Он первый помощник Совы за 18 лет существования программы, которая сосредоточится исключительно на подразделении специальных команд. В 2019 году команда возглавила C-USA по защите при старте и улучшила восемь позиций, с 12-го на четвёртое, в чистом пантинге под руководством первокурсника Мэтта Хейбола и группы покрытия. Хейболл финишировал вторым в лиге по среднему показателю в 43,5 ярда за человека, с максимальным для лиги 31 уловом, 21 пантом, проходящим в пределах 20-ярдовой линии (пятое место), и нулевое количество заблокированных пантов. Игрок Placekicker Владимир Ривас возглавил C-USA по общему количеству очков и занял второе место по заработанным дополнительным очкам.

В USC
Джарон Фэрман проработал три сезона (2013-15) в качестве ассистента в USC, работая с нарушением. В сезоне 2014 года нападение USC вошло в топ-25 национальных 25 по эффективности пасов, атакам при передаче, конверсиям на третье место и нападениям в 2014 году.

В 2013 году, работая со специальными командами, защитник Сома Вайнуку попал в первую команду All-Pac-12 в качестве игрока специальной команды, а Нельсон Агхолор был во второй команде All-American, а вторую команду All-Pac-12 выбрал в качестве игрока. возвращающий плоскодонку.USC заблокировал шесть ударов ногами, вернул три панта для TD в игре, чтобы связать рекорд NCAA, и не разрешил ни одного ярда в восьми матчах.

Дополнительный тренерский стаж
Сезон 2012 года Фэрман провел ассистентом в школе Crespi High в Энсино (Калифорния), работая с широкими приемниками и работая со специальными командами. В 2011 году он был тренером широких приемов и ассистентом специальных команд в Western State College (ныне Western State Colorado University).

Фэрман провел предыдущие три сезона (2008-10) в качестве тренера широких приемных и помощника специальных команд в колледже Николс.Он также служил координатором нападения Николса в 2010 году после того, как был координатором пасов в 2009 году.

Студенческая игровая карьера
Фэрман был четырехлетним победителем конкурса (2003-06) в качестве широкого приемника и исполнителя специальных команд в штате Фресно. Он поймал 46 передач на 572 ярда (12,4 в среднем) за свою карьеру в шести турнирах. В старшем возрасте он был капитаном команды, поймав 12 передач на 101 ярд с результатом в трех соревнованиях, прежде чем получил травму колена в конце сезона.Он добавил 26 приемов на 348 ярдов (13,4 в среднем) с двумя TD в 2005 году (в том же году Bulldogs чуть не опередили лучших USC в Колизее) и восемь приемов на 123 ярда (в среднем 15,4) с тремя TD в 2004 году. Пяти ярдовая поспешная посадка против штата Портленд в 2003 году произошла через несколько часов после того, как скончался его отец, который был в городе, чтобы посмотреть игру. Он дважды входил в общеакадемическую команду Западной легкоатлетической конференции. За свою студенческую карьеру «Бульдоги» играли в четырех шарах (2002, сезон красных рубашек, 2003 Силиконовая долина Football Classics, 2004 MPC Computers Bowl и 2005 AutoZone Liberty Bowl), выиграв первые три.

Старшая школа Игровая карьера
Фэрман, защитник и защитник общегосударственного уровня в South Hills High в Западной Ковине, штат Калифорния, участвовал в тренировочном лагере для футбольной лиги Arena Football League в Сан-Хосе Саберкатс после получения степени бакалавра в области здравоохранения и общественного здравоохранения в Фресно. Состояние в 2007 году. Получил степень магистра коммуникаций в USC.

Персональный
Дата рождения: 12 декабря 1984 г.
Родной город: West Covina, Calif.
Образование: B.S. в области здравоохранения и общественного здравоохранения, штат Фресно ’07; Магистр коммуникаций, USC

Fairman Год за годом

Год Школа Позиция
2020- Флорида Атлантик Широкий приемник
2018-19 Флорида Атлантик Координатор специальных команд
2017 Флорида Атлантик Помощник по развитию игрока
2013-15 Южный Кал Ассистент выпускника (правонарушение)
2012 Средняя школа Креспи Помощник тренера
2011 Western State College Широкие приемники и специальные группы
2010 Николс Колледж Координатор наступления / Специальные группы / WR
2009 Николс Колледж Проходящий координатор игры / WR
2008 Николс Колледж Широкие приемники

Coye ‘Fairman — 2019 — Футбол

Выберите игрока: Адаир, Коннор Аллен, Джейлон Август, Неемия Остин III, Кальвин Епископ, Блейн Блейк-младший, Санчес Брэдли, Натан Брэди, Престон Браннон, Найджел Бригам, Кит Бруссард младший, Джон Коричневый, Брайлон Браун младший, Кит Брайант, Джоуи Картер, Т. Дж. Чепмен, Остин Кларк, Родригес Клейбрукс, Крис Клемонс, Джалил Кокран, Колтон Кокси, Дамонте Калленс, Ксавье «Зай» Каннингем, Эверитт Дейл, Мэтт Дэниел, Тайс Денсон, Майкл Укроп, Скотти Дорсей, Иосиф Даксворт, Вардалис Дайкс, Шон Эдвардс, Джаред Эллис, Исаак Эз, Обинна Фэрман, Кой Поля, Эван Флеминг, Кэмерон Фраккиа, Раймонд Фрэнсис, Якоби Гейнвелл, Кеннет Гарви, Тайлер Гибсон, Антонио Гонсалес, Карлито Гудсон, О’Брайан Гусмус, Уилл Холл, Остин Харт, Тим Хасселл, Джон Хокинс, Десмонд Холмс, Кросс Жимолость, Джозеф Хоппер, Тревис Хафф, Брайс Херст, Трой Ингрэм, Дилан Слоновая кость, Джавон Джонсон, Кенделл Джонсон, Куинделл Джонс, Кедарян Джонс, Пейтон Джонс, Титус Иордания, Ладариус Джозеф, Моррис Обыватель, Шелдон Нравится, Джейкоб Линдси, Тайрез С любовью, Кортез Маклин, Иеремия Магнифико, Джоуи Мартин, Дрю Машберн, Кейд Машберн, Коул Монах, Иордания Мур, Тайлер Нэш III, Гарольд Нил, Трейсен Нолан-Диллард, Марио Норткатт, Джош Оладеле, Кайоде Орона-Лопес, Мануэль Оуэнс, Родни Пархэм, Дилан Паттерсон, Райли Перри, Джош Пикенс, Томас Куинн, Маркевион Родс, Мэтью Роджерс, Габриэль Рассел, JJ Самуэль, Травеон Симс, Джа’Лен Смит, Дж’Лен Скворец, Девон Пень, Чендлер Тейт IV, Джон Тейт-младший, Джереми Тейлор, Тимоти Тейлор младший, Патрик Томас, Ла’Андр Томас младший, Брайан Вашингтон, Тадж Уоткинс, Килан Уоткинс-Перкинс, Джэшон Уивер, Марквавиус Белый, Брэди Уильямс, Адам Уильямс, поп Уилсон, Джонатан Уилсон, Камерон Вудард, Дастин Идти

Мэтью А. Смит

Мэтью Смит

80 Coye ‘ Fairman

  • Позиция
    WR
  • Ht. / Вес.
    6-3 / 203
  • Класс
    Красная рубашка Второкурсник
  • Родной город
    Хамбл, Техас
  • Дошкольная
    Atascocita HS

Дженнифер Э.

Fairman, MA, MPS, CMI, FAMI, доцент — Искусство в приложении к медицине
Дженнифер Э. Фэйрман, MA, MPS, CMI, FAMI, доцент — Искусство в применении к медицине
Предупреждение : include_once (/ var / www / html / wp-content / plugins / the-events-calendar / common / src / Tribe / Utils / Color.php): не удалось открыть поток: нет такого файла или каталога в / var / www / html / wp- content / plugins / the-events-calendar / common / src / Tribe / Autoloader.php в строке 164

Предупреждение : include_once (): Не удалось открыть ‘/ var / www / html / wp-content / plugins / календарь событий / общий / SRC / Племя / Утилиты / Цвет.php ‘для включения (include_path =’.: / opt / remi / php73 / root / usr / share / pear: / opt / remi / php73 / root / usr / share / php: / usr / share / pear: / usr / share / php ‘) в /var/www/html/wp-content/plugins/the-events-calendar/common/src/Tribe/Autoloader.php в строке 164

Неустранимая ошибка : Uncaught Error : Класс Tribe__Utils__Color не найден в /var/www/html/wp-content/plugins/the-events-calendar/src/Tribe/Customizer/General_Theme. php:64 Трассировки стека: # 0 / var / www / html / wp-content / plugins / the-events-calendar / common / src / Tribe / Customizer / Section.php (172): Tribe__Events__Customizer__General_Theme-> create_ghost_settings (массив) # 1 /var/www/html/wp-includes/class-wp-hook.php(287): Tribe__Customizer__Section-> get_defaults (массив) # 2 /var/www/html/wp-includes/plugin.php(212): WP_Hook-> apply_filters (массив, массив) # 3 /var/www/html/wp-content/plugins/the-events-calendar/common/src/Tribe/Customizer.php(298): apply_filters (‘tribe_customize …’, массив) # 4 / var / www / html / wp-content / plugins / the-events-calendar / src / Tribe / Customizer / General_Theme.php (90): Tribe__Customizer-> get_option (Массив) # 5 /var/www/html/wp-includes/class-wp-hook.php(287): Tribe__Events__Customizer__General_Theme-> get_css_template (») # 6 /var/www/html/wp-includes/plugin.php(212): WP_Hook-> apply_filters (», Массив) # 7 / var / www / html / wp-content / plug в /var/www/html/wp-content/plugins/the-events-calendar/src/Tribe/Customizer/General_Theme. php в строке 64

Джек Фэрман — Футбол — Легкая атлетика Пенсильванского университета

Выберите игрока: Абернети, Каллум Бахр, Чейз Басюра, Джо Бивер, Дэн Белл, Энтони Бичи, Мози Брэди, Хью Бриттон, Уинстон Карлсон, Сэм Касилли, Джошуа Чепмен, Джошуа Комицио, Тайсен Коньер, Адам Краган, Райан ДеКаприя, Вито Диакит, Мухаммед Добис, ЮК Дуве, Таннер Эмили, принц Фэрман, Джек Цветы, Трей Форд, Иордания Фриланд, Нед Гербер, Бен Гесснер, Джонатан Гибсон, Льюис Гловер, Райан Голдсберри, Оуэн Гонсалес, Джейк Готлиб, Грэм Хаггард, Джейк Хеймлихер, Джейк Хилл, Нэнси Хоффлер, Майк Хоггард, Люк Хойтинк, Бен Хоули, Мэлоун Скромный, Mac Илоанья, Генри Юлиано, Джек Джекштадт, Гриффин Иордания, Исайя Джозеф, Мицзин Карраш, Даниэль Ки, Джейден Кирби, Джек Кримм, Бен Льюис, Халил Лигос, Джейк Лонг, Таннер Лонг, Уильям Малком, Исайя Маннелли, Райан Маккарти, Джеймс МакКлеод младший, Джейсон Макдэниел, Моркус МакЭлрой, Мэтью Макфарлинг, Трэвис МакГеттиган, Патрик Макгрудер, Чендлер Значит, Шайло Михан, Джек Мелвин, Джонатан Моррис, Гарретт Моррис, Мика Мшистый, Чарли Моттилло, Кристофер Моватт, Бенджи Мулату, Джонатан Нэш, Эйдан Нэш, Лоусон Нэш, Логан Найлс, Иордания Норвуд, Престон О’Брайен, Райли О’Нил, Брайан Ойедеми, Лаваль Падон, Бен Планка, Джек Полемени-Хегарти, Кэмерон Перселл, Джек Квандт, Мейсон Куиннелли, Джон Радосевич, Тревор Рэнкинс, Крис Райс, Нико Ристофф, Грант Родригес, Майк Пески, Джастин Зайлер, Уилл Смит, Беннетт Смит, Кендрен Софкер, Уолтер Сприн, Трэвис Старки-младший, Рори Стоукс, Стерлинг Стрикленд, Малькольм Свитцер, Шейн Варгас, Деклан Ван, Трэвис Weathers, Халил Белый, Нейт Уильямс, Кэмерон Уильямс, Джонни Вудс, Сир Райт, Гейб Занелли, Райан Земла, Итан Идти

23 Джек Fairman

  • Позиция
    фунтов
  • Высота
    6-1
  • Масса
    215
  • Класс
    Первокурсник
  • Родной город
    Блумфилд-Хиллз, штат Мичиган.
  • Старшая школа
    Cranbrook-Kingswood School

Dr.Натан Пол Фэйрман, доктор медицины, магистр права для UC Davis Health

Клинические интересы

Доктор Фэйрман имеет сертификат по общей психиатрии, а также по специальности хоспис и паллиативная медицина. В настоящее время он является доцентом кафедры психиатрии и поведенческих наук Медицинской школы Калифорнийского университета в Дэвисе.

Он проводит приемы в психосоматической медицине и паллиативной помощи, работая лечащим врачом в обеих консультационных службах Медицинского центра Калифорнийского университета в Дэвисе. Кроме того, он принимает пациентов в психоонкологической клинике Комплексного онкологического центра Калифорнийского университета в Дэвисе.

Доктор Фэйрман также является младшим преподавателем программы биоэтики Медицинской школы Калифорнийского университета в Дэвисе. Д-р Фэйрман выполняет разнообразные преподавательские обязанности в системе здравоохранения Калифорнийского университета в Дэвисе, в первую очередь на паллиативной помощи, коммуникации и биоэтике.

Дивизия

Психиатрия

Принадлежность к центру / программе

Онкологический центр Калифорнийского университета в Дэвисе

Образование

М.D., Медицинская школа Калифорнийского университета в Дэвисе, Сакраменто, Калифорния, 2005 г.

M.P.H., Школа общественного здравоохранения Гарвардского университета, Кембридж, Массачусетс, 2006 г.

BA, Swarthmore College, Swarthmore PA 1995

Стажировка: психиатрия, Медицинский центр Калифорнийского университета в Дэвисе, Сакраменто, Калифорния, 2006-2007 гг.

Резиденция

Психиатрия, Медицинский центр Калифорнийского университета в Дэвисе, Сакраменто, Калифорния, 2007-2010 гг.

Стипендии

Психиатрия паллиативной помощи, Институт паллиативной медицины при хосписе Сан-Диего, Сан-Диего, Калифорния, 2010-2011 гг.

Сертификаты Совета

Американский совет психиатрии и неврологии, 2011 г.

Хоспис и паллиативная медицина, 2012 г.

Профессиональное членство

Американская академия хосписной и паллиативной медицины

Американская психиатрическая ассоциация

Американское общество психосоциальной онкологии

Американское общество биоэтики и гуманитарных наук

Избранные недавние публикации

Фэрман Н. , Херст Дж. М., Ирвин С.А. Клиническое руководство по психиатрии паллиативной помощи . American Psychiatric Publishing, Inc. Вашингтон, округ Колумбия. Март 2016 г.

Fairman N, Ирвин С.А. Депрессия и желание умереть перед концом жизни. В: Youngner SJ, Arnold RM, Eds. Оксфордский справочник по этике в конце жизни . Издательство Оксфордского университета. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк. Янв 2016.

Фэрман Н., Херст Дж. М., Ирвин С.А. Депрессия и тревога: оценка и лечение госпитализированных пациентов с серьезными заболеваниями.В: Pantilat S, Anderson W, Gonzales M, Widera E, Eds. Паллиативная медицина на базе больниц: практический, научно обоснованный подход . John Wiley & Sons, Inc. Хобокен, Нью-Джерси. Февраль 2015.

Fairman N, Thomas LP, Whitmore S, Meier EA, Irwin SA. Что я упустил? Качественная оценка влияния суицида пациента на медицинский персонал хосписа. J Palliat Med. Июль 2014 г .; 17 (7): 832-6.

Irwin SA, Mausbach BT, Koo D, Fairman N, Roepke-Buehler SK, Chattillion EA, Dimsdale JE, Patterson TL, Ancoli-Israel S, Mills PJ, von Känel R, Ziegler MG, Grant I.Связь между уходом в хосписе и психологическими исходами у лиц, ухаживающих за больными Альцгеймером. J Palliat Med. 2013 ноябрь; 16 (11): 1450-4.

Иглевич А., Моррисон К., Нелесен Р.А., Жан Т., Иглевич Б., Фэрман Н., Херст Дж. М., Ирвин С.А. Кетамин для лечения депрессии у пациентов, получающих хосписную помощь: ретроспективный обзор медицинских записей тридцати одного случая. Психосоматика . 2014 5 июня. Pii: S0033-3182 (14) 00079-6.

Fairman N, Ирвин С.А.Ретроспективная серия случаев суицидальных попыток, приведших к госпитализации. Palliat Support Care . 2013 июн; 11 (3): 273-6.

Fairman N, Ирвин С.А. Психиатрия паллиативной помощи: обновленная информация о новом измерении психиатрической практики.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *