Содержание

Примеры человечности из жизни для сочинения

Человечность – ценнейшее качество, без которого невозможно жить нормальной жизнью. Люди, обладающие этим качеством, думают не только о себе, но и других. Проще говоря, им не безразлично чужое горе или беда. Такие люди всегда придут на помощь, окажут поддержку, где это необходимо. Такие люди способны выделять в других хорошие качества.

К человечности можно прикрепить много жизненных примеров. Это героизм во времена войн, когда вокруг столько жесткости и зла. Когда человек, рискуя своей жизнью прикрывает товарищей. Когда врач помогает не только раненым своей армии, но и армии противника. Также к человечности относятся простые поступки, которые окружают нас в повседневной жизни. Человечность основывается на умении сострадать и поддерживать ближнего.

В противоположность человечности встает жесткость и зверства, на которые способны некоторые люди или даже группы. Некоторые люди способны на такие деяния, что их скорее назовешь зверями, а не людьми. Ведь право называться человеком тоже можно утратить. Подобными примерами являются те страшные деяния, которые творили убийцы и тому подобные. Это звери, их даже назвать людьми язык не поворачивается.

Примером человечности является проявление заботы к братьям нашим меньшим. Особенно, когда они попадают в опасность. Находится много неравнодушных людей, которые спасают собак, упавших на рельсы в метро. Спасают овечек, оказавшихся в воде. Кормят бездомных животных.

Также к человечности можно отнести донорство крови. К сожалению, очень часто такое случается, что люди попадают в аварии и теряют много крови. Донорская кровь спасла ни одну жизнь. Зато как приятно знать, что ты помог кому-то таким образом.

Человечность также включается в себя защиту тех, кто не может постоять за свою честь. К таким категориям относятся: дети, старики, инвалиды, морально сломленные люди. Они очень нуждаются в помощи и открыты для нападений негативных людей.

Есть люди, как хищники. Они ищут жертву, когда найдут, морально воздействуют на нее. При это так называемая жертва переносит внутреннее страдание. Поэтому, когда мужчина заступиться за бабушку, которую обругали в автобусе за то, что у нее проездной билет, поступит человечно. Старший товарищ, который заступится за младшего мальчонку или девчонку, поступает человечно.

Человечность помогает делать этот мир добрее и дает право называться человеком.

Рассуждение 2

Человечность является важной и в то же время сложной концепцией. Невозможно дать этому понятию четкое определение, поскольку оно может проявляться в различных человеческих качествах. Это может быть стремление к справедливости, честности и уважению. Человек, обладающий такими качествами, думает не только о себе, но и о других. Можно сказать, что они не заботятся о чьем-то горе или страдании. Именно такие люди  приходят на помощь, поддержат в трудную минуту, дадут правильный совет.

Очень много примеров из жизни можно отнести к человечности. Например, во время войны люди защищали свою родину, своих товарищей, это был героизм. Рискуя собственной жизнью, человек защищает не только своих товарищей, но и совсем незнакомых ему людей. Основа человечность складывается на умении сочувствовать своему товарищу.

Жестокость является противоположностью человечности. На нее способны многие люди. К сожалению, в нашем мире очень много зла. Еще один пример человечности — это забота о наших братьях меньших. Наша помощь им необходима, не только когда они находятся в опасности. Заботливых людей, к сожалению, очень мало, но они все-таки есть. Они могут кормить бездомных животных, оказывать медицинскую помощь, находить им новых хозяев.

Человечность также принадлежит к защите тех, кто не может отстоять свою честь. Это такие категории, к которым относятся дети, пожилых люди. Они действительно нуждаются в нашей помощи и заботе. Есть люди, похожие на хищников. Они находят себе жертву и оказывают моральное влияние на нее. Жертвы таких людей страдают от них. Старший товарищ, который заступается за младшего мальчика или девочку, ведет себя гуманно. Нет более благородного поступка, чем дать кому-то свою кровь, то есть стать донором. Это настоящая благотворительность, и любого, кто сделает этот шаг, можно назвать настоящим гражданином с большой буквы. Доноры — волевые люди с добрым сердцем.

Из вышеперечисленного можно сделать следующий вывод: человечность является очень важным свойством человеческой личности, которое определяет его характер и проявляется по-разному, но, прежде всего, в способности помочь нуждающемуся.

Другие сочинения:

Примеры человечности из жизни

Несколько интересных сочинений

  • Что такое великодушие? сочинение

    Что такое великодушие? На эту тему рассуждают многие люди. Я думаю, что великодушие это особая черта характера человека, которая помогает относиться к людям с добротой и с некоторой снисходительностью.

  • Все Герои рассказа Короленко В дурном обществе (главные и второстепенные)

    Целая галерея персонажей представлена В. Короленко в рассказе «В дурном обществе». Общественность города была разделена на два противоборствующих лагеря: жителей замка и обитателей униатской церкви.

  • Сочинение рассуждение на тему Хороший человек

    В моем понимании «хороший человек» — это человек, который смог воспитать в себе высокие моральные качества,

  • Сочинение Одиночество Евгения Онегина

    Евгений Онегин очень неординарный и совсем непростой человек, является классическим образом в мировой литературе. Евгений Онегин вырос в обеспеченной и уважаемой семье, детство свое провел на домашнем обучении

  • Почему важно уметь прощать? Итоговое сочинение

    Всем и каждому известна обида, злость на обидчика, разочарование. Это прожигающее изнутри, болезненное, ядовитое чувство, которое отравляет хорошее отношение к человеку. Данную эмоцию чаще всего можно испытать к человеку

Сочинение Примеры человечности из жизни

К человечности относятся несколько качеств, например, справедливость, уважение, а также честность, взаимопонимание, чувство сострадания.

Я видел несколько примеров человечности, которые мне повстречались, это было в моей семье. У меня есть одноклассник по имени Миша, он любил всегда всех задирать, оскорблять. Также он обзывал и меня и однажды толкнул, и я сильно ударился. После того, как родители все узнали, то в школу пришел мой отец и решил с ним поговорить. Оказывается, Миша живет в бедной семье, где его обижает собственный отец, и поэтому мальчик отыгрывался на своих одноклассниках. Мои родители решили пригласить в гости Мишу и в результате мы подружились и теперь мы друзья. Мой папа в этом случае поступил человечно.

Также мне мама рассказала одну историю про своего знакомого, он работает полицейским. Однажды он спас собаку, когда та упала прям на рельсы в метро, а поезд уже вот-вот должен был показаться. Мужчина спрыгнул вниз и на руках вынес бедное животное оттуда. Потом он решил забрать бездомного пса к себе домой. В данном случает полицейский поступил человечно и проявил сострадание к собаке.

Человечность может проявиться даже в небольших поступках. Например, у нас возле дома все время ходит один бездомный мужчина-инвалид. Дело в том, что он потерял свой дом, его выгнали родственники из его же квартиры обманным путем. Также он лишился работы, попал под сокращение, и ему не выдали зарплату за отработанное время. Он остался и без жилья и без средств существования, поэтому вынужден жить на улице и просить милостыню. Мы с мамой, проходя мимо него все время даем ему пакет с продуктами. Когда идем в магазин продуктовый, чтобы купить домой еды, то не забываем и про этого бездомного мужчину. Также отдаем ему какие-нибудь теплые вещи, чтобы он не замерз. Он очень нас благодарит за это. Ну а нам на душе приятно и тепло, от того, что хоть как-то можешь помочь человеку, который оказался в беде.

Периодически мои родители помогают детским домам, бывает, когда есть возможность то материально, бывает отвозят детям какие-то вещи или одежду. Я также принимаю в этом хоть малое но участие. Я всегда перебираю вои игрушки и те, с которыми уже не играю, собираю в мешок и отдаю маме с папой, чтобы те отвезли их в детский дом. А в новый год я и вовсе отказался от подарка для себя, а попросил, чтобы вместо этого, дед мороз купил много игрушек детям, которые остались без семьи.

2 вариант

Мне кажется, часто то, что называют человечностью, на самом деле далеко от этого. Нередко мы называем человечностью такое, что просто присуще людям, а людям с самого начала присущи слабости и пороки. Возможно, такое выражение не совсем точно и немного поверхностно, но мне хочется сказать, что воспитание имеет значительную роль, в частности воспитание в себе человека и именно этот процесс и является человечность, а проявляется он, конечно, не только в мыслях, но и в поступках.

Когда я думаю об этом, то иногда вспоминаю популярный пример из жизни композитора Шостаковича, который в период блокады написал знаменитую Ленинградскую симфонию и, более того, исполнил эту музыку для блокадного города.

Есть история, которая, возможно, в чем-то легендарная, так как существуют немного разные интерпретации, но, все равно, эта история заслуживает внимания. Даже, если в чем-то является легендой, мне кажется, там не много откровенного вранья или приукрашивания.

Итак, когда композитору нужно было давать концерт, ему выдали дополнительный паек – немного картофеля, чтобы он мог дирижировать оркестром, но Шостакович использовал этот картофель для того чтобы получить крахмал и выйти на публику в белоснежной сорочке под смокингом и с белоснежными манжетами. Нужно сказать, отказаться тогда от пайки было довольно трудным решением, так как люди действительно голодали. Тем не менее, композитор решил поступить не так как велит плоть.

Конечно, некоторые люди могли бы говорить в подобной ситуации, что картофель нужно съесть, ведь нужно «жить и работать» дальше и подобное. Такую логику тоже часто выдают за человеческую и есть действительно много оправданий, для того чтобы говорить и действовать так.

Степень белоснежности сорочки по большому счету не имела особенной роли, симфония и так подбодрила бы людей, этот концерт также запомнили бы и Шостаковичем восхищались.

Тем не менее, на мой вкус человечность проявляется именно в том, когда мы полностью отказываемся от, скажем так, человеческой логики, логики обыденности. Композитор действительно мог, например, умереть от истощения и именно из-за этого своеобразного тщеславия, то есть такое поведение его было иррациональным и, наверное, он не стремился к тому, чтобы о его поступке все узнали, он просто был человеком и действовал как человек. Мне трудно объяснить тут некоторые детали в кратком изложении и есть много мыслей, которые возможно сказать на этот счет, но смысл заключается также и в том, что человечный человек и в коротком изложении этот пример поймет.

Сочинение 3

Человечностью является качество человека, благодаря которому он способен испытывать сочувствие и сопереживание к своим близким и окружающим людям. Стоит сказать о том, что те люди, которые способны на это, заботятся об остальных также, а иногда даже и больше, чем о самом себе. Им не все равно на происходящее вокруг, особенно, если происходит что-то несправедливое или неправомерное со стороны одного человека по отношению к другому. Люди, у которых хорошо развито данное качество, понимают всю необходимость поддержки и заботы друг о друге, и оказывают поддержку окружающим практически всегда. Стоит сказать о том, что они видят в людях хорошие качества, и обладают позитивным образом мышления.

Если рассматривать примеры, когда раскрывается данное качество, то сразу приходят на ум такие события, при которых оставаться человечным бывает крайне непросто. Например, можно рассмотреть примеры человечности в военное время. Несмотря на происходящее вокруг, люди рискуют собственной жизнью ради товарищей, также, можно говорить и о докторах, вылечивающих раны своих врагов. Это говорит о том, что они относятся к людям одинаково, и стараются выполнять свой долг, который призывает их оказывать помощь всем нуждающимся. Если говорить о более реальных и современных примерах, стоит сказать, что человечность очень часто проявляется в поступках и делах. Например, если человек понимает, что он чем-то может помочь своим близким или родным людям, и делает это, то такой поступок, безусловно, можно назвать великодушным.

Но не только заботой о людях человек может проявить данное качество. Ведь животные, окружающая природа, и многое другое, что нуждается в заботе, требует внимания и помощи со стороны человека. Создание приютов, зеленых зон, национальных парков, и подобные проявления, говорят о человечности тех лиц, благодаря которым данные места были сделаны. Человечностью можно назвать и помощь, а также поддержку тех уязвимых слоев населения, что особенно нуждаются в этом. В данную категорию лиц относятся пожилые люди, дети, люди с ограниченными возможностями, и другие. Помогая им, человек выполняют свою основную миссию, согласно которой, он должен оставаться не безразличным к происходящему вокруг него. Это говорит о том, что примерами доброты следует воодушевляться и исходить. Лишь в таком случае, нашу планету ждет светлое будущее.

Также читают:

Картинка к сочинению Примеры человечности из жизни

Популярные сегодня темы

  • Сочинение на тему Поход в зоопарк

    Что может быть замечательнее похода в зоопарк? Я очень ждал этого события. Мне не терпелось поскорее очутиться в царстве животных.

  • Экологические проблемы России сочинение

    Сколько прекрасных слов сказано русскими писателями о нашей бескрайней родине. Наши предки от века к веку мешали с потом и кровью русскую землю. Нам досталась самая богатая природными ресурсами часть планеты

  • Хронологическая таблица жизни и творчества Мусоргского

    Русский композитор внес весомый вклад в музыку. Он сначала сочинял небольшие музыкальные произведения для фортепиано, но затем стали появляться и большие музыкальные формы

  • Сочинение Родная природа

    О, природа! Что может быть прекраснее, чем она? Природа способна вдохновить человека на создание гениальных произведений, стихов, музыки и вообще она играет важную роль в развитии творческого потенциала человека

  • Сочинение по картине Левитана Над вечным покоем 7, 8 класс

    «Над вечным покоем» являет собой чудо художественной мысли Серебряного века. Это одна из самых знаменитых работ художника. Сам автор считал, что это самое удачное его произведение, раскрывающее его мировоззрение, его мироощущение.

Пример человечности из жизни – гуманность к людям

Человечность – это одно из самых важных и в то же время сложных понятий. Ему невозможно дать однозначное определение, ведь проявляется оно в самых разных качествах человека. Это и стремление к справедливости, и честность, и уважение. Тот, кого можно назвать человечным, способен заботиться о других, помогать и опекать. Он может видеть в людях хорошее, подчеркивать их главные достоинства. Все это можно с уверенностью отнести к основным проявлениям данного качества.

Чем является человечность?

Существует большое количество примеров человечности из жизни. Это и героические поступки людей в военное время, и совсем незначительные, казалось бы, действия в обычной жизни. Человечность и доброта – это проявления сострадания к ближнему. Материнство также является синонимом данного качества. Ведь каждая мать фактически отдает в жертву своему младенцу самое дорогое, что у нее есть – собственную жизнь. Качеством, противоположным человечности, можно назвать зверские жестокости фашистов. Человек только в том случае имеет право называться человеком, если он способен делать добро.

Зачем нужна человечность?

Она делает личность достойной уважение. И не имеет никакого значения — маленький это ребенок или взрослый человек. Это плод воспитания прежде всего. Очень часто случается, что артисты по роли исполняют антигероев, ведут себя отвратительно по отношению к людям или животным. И в ответ получают шквал критики и неодобрения у миллионов людей. Казалось бы — ведь это просто роль, режиссер написал текст, все понарошку … но людей переубедить невозможно. Глядя на такого актера его невольно ассоциируют с тем его персонажем. Душа не имеет абстрактного мышления — она не понимает, что такое понарошку. Для нее не существует понятия — я говорю одно, но на самом имею в виду другое. Для нее есть только да или нет, хорошо или плохо. А ведь все мы чувствуем исключительно душой. Поэтому и так реагируем на проявления бесчеловечности.

Существуют профессии в которых человечность просто необходима — например, врачи, педагоги, воспитатели, спасатели и так далее. Они каждый день сталкиваются с болью, переживаниями, человеческими эмоциями.

Поэтому нас так возмущает, когда даже среди них попадаются бесчеловечные люди. Тогда мы говорим, что им стоило бы найти себе другую профессию. А разве вам не будет приятно, когда водитель автобуса подождет лишние 3 секунды, чтобы успела войти бабушка с палочкой или женщина с ребенком? Весь автобус мысленно аплодирует такому поступку. Казалось бы мелочь, но это находит отклик в сердце у каждого.

Да, нам на пути встречается и зло, но просто нужно понимать, что без него мы бы не поняли что такое добро и гуманность.

Человек это не просто вид животного, это еще и личность. А стать Человеком нужно еще заслужить.

И в заключении можно сказать, что это качество не каждому дано — это дар, который приобретается на протяжении жизни воспитанием, добротой и чуткостью. Без него мир бы давно погиб в хаосе и войнах.

ТАКЖЕ РЕКОМЕНДУЕМ К ПРОЧТЕНИЮ СЛЕДУЮЩИЕ МАТЕРИАЛЫ:
  • Выспаться за 5,5 часов — реально. На сколько реально?
  • Что такое эскапизм?
  • Как не обращать внимание на человека который раздражает?
  • Что делать, когда всё плохо в жизни?
  • Умение разговаривать с любым человеком

Спасение собаки

Примером человечности из жизни является поступок человека, который спас собаку в метро. Как-то раз в вестибюле станции «Курская» Московского метрополитена очутилась бездомная собака. Она бегала вдоль платформы. Может быть, искала кого-то, а может, просто гналась за уходящим поездом. Но случилось так, что животное упало на рельсы.

На станции тогда было много пассажиров. Люди испугались – ведь до прихода следующего поезда оставалось меньше минуты. Положение спас отважный сотрудник полиции. Он спрыгнул на рельсы, подхватил незадачливого пса под лапы и вынес его на станцию. Эта история – хороший пример человечности из жизни.

Медсестра Ольга Солдаткина спасла утопающего

21 июля 2021 года медсестра Ольга со своим женихом стояли в храме на праздничном богослужении в честь иконы Божией Матери Казанская. Вдруг в храм забежали дети и рассказали, что рядом тонет мужчина. Пара кинулась к водоему. Ольге удалось спасти человека, который к этому моменту уже не дышал. За это Ольгу наградили Казанской иконой Богородицы. Подробнее…

Поступок подростка из Нью-Йорка

Данное качество не обходится без сострадания и доброжелательности. В настоящее время в реальной жизни большое количество зла, и люди должны проявлять друг к другу сострадание. Показательным примером из жизни на тему человечности является поступок 13-летнего жителя Нью-Йорка по имени Нах Эльпштейн. На бар-мицву (или совершеннолетие в иудаизме) он получил в подарок 300 тыс. шекелей. Все эти деньги мальчик решил пожертвовать израильским детям. Не каждый день можно услышать о подобном поступке, являющимся истинным примером человечности из жизни. Сумма пошла на строительство автобуса нового поколения для работы юных ученых на периферии Израиля. Данное транспортное средство представляет собой мобильный класс, который поможет юным учащимся в будущем стать настоящими учеными.

Бортпроводник Максим Моисеев помогал выбираться пассажирам из горящего самолета

5 мая 2021 года в аэропорту «Шереметьево» при аварийной посадке загорелся самолет SSJ-100 «Москва – Мурманск», в котором находились 78 человек, включая экипаж. В результате погиб 41 один человек. Но жертв могло быть еще больше, если бы не Максим, который до конца помогал выбираться напуганным людям и погиб сам. Вечная тебе память, герой. Подробнее…

Пример человечности из жизни: донорство

Нет более благородного поступка, чем подарить другому свою кровь. Это настоящая благотворительность, и каждый, кто идет на этот шаг, может быть назван настоящим гражданином и человеком с большой буквы. Доноры – это сильные духом люди, которые обладают добрым сердцем. Примером проявления человечности в жизни может служить житель Австралии Джеймс Харрисон. Почти каждую неделю он сдает плазму крови. Уже очень давно он был удостоен своеобразного прозвища – «Человек с золотой рукой». Ведь из правой руки Харрисона более тысячи раз брали кровь. И за все годы, что он занимается донорством, Харрисон сумел спасти более 2 млн. человек.

В юные годы донор-герой перенес сложную операцию, в результате которой ему пришлось удалить легкое. Жизнь ему удалось спасти только благодаря донорам, пожертвовавшим 6,5 литров крови. Спасителей Харрисон так никогда и не узнал, однако решил, что до конца жизни будет жертвовать кровь. Поговорив с врачами, Джеймс узнал о том, что его группа крови необычна, и может использоваться для спасения жизней новорожденных детей. В его крови присутствовали очень редкие антитела, которые способны решить проблему несовместимости резус-фактора крови матери и эмбриона. Благодаря тому, что Харрисон каждую неделю сдавал кровь, у врачей была возможность постоянно изготавливать новые порции вакцины для таких случаев.

Священник Кирилл Щеголев вытащил из огня инвалида

Иерей Кирилл прямо время службы бросился к горящему неподалеку от храма дому — даже не успел снять епитрахиль и священнический крест. Ему удалось вытащить из огня мужчину, которого он тут же и поисповедовал. Затем потушил дом и отправился дальше служить молебен. За подвиг отца Кирилла наградили медалью священномученика Николая Попова II степени. Но сам батюшка скромный и считает, что так бы поступил любой священник. Подробнее…

Определение в психологии

Гуманистическое мировоззрение – это идеология, которая определяет абсолютную ценность и значимость человеческой жизни. В рамках идеи отвергается разделение людей по национальному, экономическому или другим признакам. В контексте идеологии формируются этические установки, которые предполагают ответственность каждого члена социума, в том числе ученых и политиков.

Необходимость отвечать за действия обусловлена возможными негативными последствиями деятельности людей для человечества и окружающей среды. В первую очередь это касается научных открытий и принятых политических решений, способных нанести вред природе, физическому и психическому здоровью членов общества. Гуманизм, как мировоззрение, следует рассматривать с учетом значения термина.

Слово «humanitas» в латинском языке означает «человеколюбие». Идеи гуманизма с древних времен вели человека к вершинам развития, вселяли надежду на счастливое будущее, стимулировали улучшать условия жизни, как уже было упомянуто в философских источниках. В современном обществе на фоне улучшения материального благополучия нередко наблюдается духовное обеднение личности, отчужденность, жестокость, бесчувствие.

Гуманность и милосердие – понятия, основанные на единых взглядах и жизненных ценностях. Милосердие рассматривается психологами как готовность помочь ближнему из человеколюбия, сострадания. Принципы гуманизма – фундамент знаний, которые служат объединению людей, препятствуют духовной и нравственной деградации личности. Гуманистические взгляды – это совокупность принципов, которые отражают общечеловеческие ценности и приоритеты:

  1. Мир и свобода.
  2. Социальная справедливость.
  3. Взаимодействие между представителями разных этнических групп и культурных сообществ.
  4. Хранение и соблюдение нравственных устоев.
  5. Защита окружающей среды.

Гуманный и гуманистический – близкие по смыслу понятия, которые определяют характеристики человека (в первом случае) или особенности взглядов, принципов, общества (во втором случае). Простыми словами, гуманный человек отличается гуманистическими взглядами. Общая характеристика гуманизма включает совокупность таких воззрений, как признание, принятие и уважение прав и свобод личности.

Ценность каждого индивида – неоспоримый тезис и непререкаемый ориентир независимо от уровня его благосостояния и занимаемого положения в обществе. В центре гуманистической системы – интересы индивида. Гуманное отношение к окружающему миру предполагает проявление чуткости, отзывчивости ко всему живому – людям, представителям фауны и флоры. Гуманные цели:

  • Осмысление собственной индивидуальности и единства представителей человеческого рода.
  • Осознание неприкосновенности человека, принятие человеческой жизни, как высшей ценности.
  • Ответственность перед потомками.
  • Сохранение и накопление совокупного духовного опыта.
  • Конструктивный диалог между представителями разных народностей и культурных сообществ.
  • Уважение к народным традициям и истории.

О гуманистической направленности личности говорят, когда поведение индивида соотносится с нормами этики и гуманистической морали. Потребности – основные структурные компоненты, определяющие направленность личности. Идеал – ориентир, который выступает в качестве эталона. На основе идеала формируется система нравственных устремлений, определяется система критериев, которые служат опорой при оценке поступков и поведения в разных жизненных ситуациях.

В значениях слов «гуманизм» и «гуманность» отсутствует разница, если речь идет о проявлении человеколюбия и сострадания, доброжелательном отношения к человеку. Определение слова «гуманизм» во втором значении подразумевает прогрессивное движение, зародившееся в эпоху Возрождения, направленное на формирование новых взглядов, свободных от застойных влияний феодализма и католицизма.

Гуманисты эпохи Возрождения провозгласили свободу личности, обозначили право человека на удовлетворение потребностей и счастье, выступили против религиозных догматов, принуждающих к аскетизму и всесторонним ограничениям. В представлении современных философов гуманизм – забота о благе людей, создание условий, благоприятных для развития личности и комфортной жизни.

Детские книжки

Нередки такие случае и в причем как авторской, так и представленной записанным устным народным творчеством. Герои-помощники в сказках с самого детства рассказывают нам о том, как сохранять человеческое лицо в самых страшных, самых сложных ситуациях, когда, казалось бы, надежды не остается.

Примеры человечности в русской литературе для детей также встречаются достаточно часто. Чего стоит доброжелательность и готовность прийти на помощь доктора Айболита? Или, к примеру, героические поступки Конька-Горбунка, постоянно выручающего из беды главного героя?

Не отстает от отечественной и зарубежная литература. Серия романов о Гарри Поттере, на которой успело вырасти уже не одно поколение, сама по себе становится примером человечности, самопожертвования и любви к жизни.

Проблема человечности

Человечность в современном мире преднамеренно спутывают со слабостью. Гонка за ценностями для личной выгоды диктует жесткие правила общественного поведения. На таком фоне контрастными красками выделяется душевная доброта — великодушие. Что такое человечность на конкретных примерах — учитель, занимающийся с ребенком после уроков без дополнительной оплаты, медсестра, усердно присматривающая за тяжелобольным. Проявить заботу в силу возможностей не трудно, самое ужасное – не получить поддержки, когда тебе могут, но не хотят помочь.

Человечность – это качество личности, которое характеризуется морально-нравственными принципами, выражающими гуманизм относительно повседневных взаимоотношений людей. Человечность является приобретенным и осознанным проявлением, формирующимся в процессе социализации и воспитания человека на примере значимых авторитетов. Человечность относят к наивысшей добродетели, достоинству человека.

Человечность характеризуется рядом признаков, являющимися специфическими качествами характера и отношения к миру. К этим качествам относят доброту, самопожертвование в пользу других, доброжелательность, искренность, сочувствие, великодушие, уважение, скромность, честность.

В чем проявляется человечность?

Наличие способности сопереживать важно для нескольких профессий – медиков, спасателей, учителей, воспитателей. В понятие человечность относят поступки, проявив которые кто-то получил поддержку — материальную, моральную, физическую. Чужая проблема и забота стала близкой, человек её разделил – помог решить доступным способом. Бескорыстность поступка – главное правило человечности. Самыми распространенными актами доброй воли являются – отдача личных средств на благотворительные цели, волонтерские труды, забота о немощных, оказавшихся в сложных жизненных ситуациях:

  • старики;
  • дети;
  • сироты;
  • инвалиды;
  • бездомные;
  • животные.

Этические нормы не всех стимулируют проявить человечный поступок – спасти жизнь и здоровье, невзирая на угрозу собственной жизни и личные проблемы. Самая большая степень добродушия – проявленная отвага в непредсказуемых ситуациях, ставшая геройским поступком. Она показывает личность, как высокоморального заступника и спасателя, ущемившего свои интересы во благо других.

Такое простое глубокое слово

Представления о нормах этикета, морали постоянно пребывают в динамике, меняются и совершенствуются. То, что было диким несколько веков назад, сегодня кажется нам вполне обыденной вещью, и наоборот.

Каждый из нас может вспомнить те или иные примеры человечности из жизни, которые могут утешить в трудною минуту и вселить уверенность даже в самой сложной ситуации. Это может быть воспоминание о маленьком котенке, снятом с дерева соседским мальчишкой, или бабушкины рассказы о страшном военном времени, когда своего лица не смогли сохранить очень многие.

Аргументы для сочинения 15.

3 на тему: человечность (ОГЭ по русскому языку)

Все мы знаем, кто такой человек, но многие из нас затрудняются ответить на вопрос, что такое человечность. Этой теме Многомудрый Литрекон уделил особое внимание, ведь она действительно непростая. Но все же он нашел подходящие примеры из литературы для сочинения-рассуждения 15.3 на ОГЭ по русскому языку. Если и Вы хотите поучаствовать в формировании подборки, милости просим в комментарии. Уточните, что именно Вы хотели бы добавить.

  1. В рассказе А. И. Солженицына «Матренин двор» героиня являет собой образец человечности. Ее отношение к людям поражает: в тяжелые годы нужды и голода она помогает односельчанам бесплатно, не требуя благодарности. Соседи и родственники не ценят ее стараний, но она не упрекает их, ведь живет ради того, чтобы совершать добрые поступки, а пересуды окружения ее не волнуют. Подобная жизненная позиция отражает сущность человечности, а именно стремление людей улучшить окружающий мир.
  2. В книге М. А. Булгакова «Собачье сердце» тема человечности является основной. Превратив пса в Шарикова, профессор понял, что не смог создать человека в полном смысле этого слова. Его творение обладало лишь внешними видовыми признаками, ведь свойства души не пересадить вместе с органами. Шарикову не хватало человечности, а именно морально-этического содержания, которое отличает личность от зверя.
  3. В рассказе А. Раскина «Как папа выбирал профессию» герой долго перебирал призвания, пока не остановился на должности собаки. Он захотел стать псом и целыми днями учился лаять и вставать на четвереньки. Однажды он встретил военного, который убедил его в том, что людьми не рождаются, а становятся, и именно к этому «званию» нужно стремиться всю жизнь. Приведенный пример говорит о том, что человечность – это совокупность морально-нравственных установок, определяющих гуманное и осознанное поведение личности.
  4. В романе М. Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» Печорин страдал от разобщённости с окружением. Он не мог сблизиться ни с приятелями, ни с любовницами, и в этом неумении заключалась причина его трагедии. Эта проблема возникла потому, что ему для выстраивания полноценной коммуникации не хватало человечности – способности людей к пониманию, любви и дружбе.
  5. В рассказе И. С. Тургенева «Бирюк» герой имел плохую репутацию в окрестностях, соседи даже наградили его обидным прозвищем. Но причина столь резкой оценки состояла в том, что лесник не давал им воровать лес. На самом деле Бирюк был не злым, а принципиальным, и качества его характера определяют ценность человека и его превосходство над животным. Например, когда лесник поймал очередного вора, он, узнав о бедственном положении крестьянина, отпустил его. В этом и заключается сущность человечности: это способность жить в рамках морально-этического кодекса.
  6. В рассказе М. Шолохова «Судьба человека» герой нашел в себе силы пронести человечность через всю войну, где погибла вся его семья. В финале Андрей Соколов возвращался в руины, где его никто не ждал. И все же мужчина, несмотря на горе, разочарование и нищету, взял к себе сироту, потому что не смог пройти мимо его беды. Этот пример демонстрирует читателю истинное значение слова «человечность» — это щепетильность души, неспособной к эгоизму.
  7. В поэме А. Т. Твардовского «Василий Теркин» герой даже на войне проявляет чуткость и отзывчивость к бедам сограждан. Останавливаясь у пожилой пары, он помогает ей преодолеть тяготы разрухи, а не оправдывает бездействие тем, что устал воевать. Даже когда хозяйка демонстрирует нежелание делиться с ним припасами, он мягко увещевает ее, а не требует свою долю. Василий уважительно относится к старикам и не гордится своим статусом защитника родины. Умение оставаться собой в любой ситуации – это и есть главный признак человечности.
  8. В рассказе А. И. Куприна «Чудесный доктор» герой демонстрирует самую настоящую человечность, помогая семье Мерцаловых выжить в тяжелых условиях безденежья. Мать и дети заболели от сырости подвала, а отец сбился с ног в поисках пропитания. В момент отчаяния глава семейства встретил доктора, который безвозмездно дал лекарства и деньги. Его действия спасли Мерцаловых от смерти. Способность к осознанной благотворительности отличает людей от животных, именно она и называется «человечностью».
  9. В рассказе М. Горького «Старуха Изергиль» изображен образ, наделенный чертами орла и земной женщины. Ларра красив и силен, но совсем не приспособлен к жизни в обществе, поэтому он не осознает своей вины, когда убивает девушку из-за своей прихоти. Наделив эгоиста животным происхождением, автор акцентирует внимание на том, что человечность – это свойство души, которое заставляет людей думать не только о себе, но и о себе подобных.
  10. В книге В. Кондратьева «Сашка» герой демонстрирует человечность даже на передовой. Когда он захватил пленника, а комбат из-за личной мести решил расстрелять его, то солдат не выполнил приказ, рискуя жизнью. Он понимал, что настоящий человек не должен убивать безоружного, ведь это нечестно. Таким образом, человечность – это обостренное чувство справедливости.

Лучшие примеры человечности из жизни :: SYL.ru

Человечность – это одно из самых важных и в то же время сложных понятий. Ему невозможно дать однозначное определение, ведь проявляется оно в самых разных качествах человека. Это и стремление к справедливости, и честность, и уважение. Тот, кого можно назвать человечным, способен заботиться о других, помогать и опекать. Он может видеть в людях хорошее, подчеркивать их главные достоинства. Все это можно с уверенностью отнести к основным проявлениям данного качества.

Чем является человечность?

Существует большое количество примеров человечности из жизни. Это и героические поступки людей в военное время, и совсем незначительные, казалось бы, действия в обычной жизни. Человечность и доброта – это проявления сострадания к ближнему. Материнство также является синонимом данного качества. Ведь каждая мать фактически отдает в жертву своему младенцу самое дорогое, что у нее есть – собственную жизнь. Качеством, противоположным человечности, можно назвать зверские жестокости фашистов. Человек только в том случае имеет право называться человеком, если он способен делать добро.

Спасение собаки

Примером человечности из жизни является поступок человека, который спас собаку в метро. Как-то раз в вестибюле станции «Курская» Московского метрополитена очутилась бездомная собака. Она бегала вдоль платформы. Может быть, искала кого-то, а может, просто гналась за уходящим поездом. Но случилось так, что животное упало на рельсы.

На станции тогда было много пассажиров. Люди испугались – ведь до прихода следующего поезда оставалось меньше минуты. Положение спас отважный сотрудник полиции. Он спрыгнул на рельсы, подхватил незадачливого пса под лапы и вынес его на станцию. Эта история – хороший пример человечности из жизни.

Поступок подростка из Нью-Йорка

Данное качество не обходится без сострадания и доброжелательности. В настоящее время в реальной жизни большое количество зла, и люди должны проявлять друг к другу сострадание. Показательным примером из жизни на тему человечности является поступок 13-летнего жителя Нью-Йорка по имени Нах Эльпштейн. На бар-мицву (или совершеннолетие в иудаизме) он получил в подарок 300 тыс. шекелей. Все эти деньги мальчик решил пожертвовать израильским детям. Не каждый день можно услышать о подобном поступке, являющимся истинным примером человечности из жизни. Сумма пошла на строительство автобуса нового поколения для работы юных ученых на периферии Израиля. Данное транспортное средство представляет собой мобильный класс, который поможет юным учащимся в будущем стать настоящими учеными.

Пример человечности из жизни: донорство

Нет более благородного поступка, чем подарить другому свою кровь. Это настоящая благотворительность, и каждый, кто идет на этот шаг, может быть назван настоящим гражданином и человеком с большой буквы. Доноры – это сильные духом люди, которые обладают добрым сердцем. Примером проявления человечности в жизни может служить житель Австралии Джеймс Харрисон. Почти каждую неделю он сдает плазму крови. Уже очень давно он был удостоен своеобразного прозвища – «Человек с золотой рукой». Ведь из правой руки Харрисона более тысячи раз брали кровь. И за все годы, что он занимается донорством, Харрисон сумел спасти более 2 млн. человек.

В юные годы донор-герой перенес сложную операцию, в результате которой ему пришлось удалить легкое. Жизнь ему удалось спасти только благодаря донорам, пожертвовавшим 6,5 литров крови. Спасителей Харрисон так никогда и не узнал, однако решил, что до конца жизни будет жертвовать кровь. Поговорив с врачами, Джеймс узнал о том, что его группа крови необычна, и может использоваться для спасения жизней новорожденных детей. В его крови присутствовали очень редкие антитела, которые способны решить проблему несовместимости резус-фактора крови матери и эмбриона. Благодаря тому, что Харрисон каждую неделю сдавал кровь, у врачей была возможность постоянно изготавливать новые порции вакцины для таких случаев.

Пример человечности из жизни, из литературы: профессор Преображенский

Одним из самых ярких литературных примеров обладания данным качеством является профессор Преображенский из произведения Булгакова «Собачье сердце». Он дерзнул бросить вызов силам природы и превратить уличного пса в человека. Его попытки потерпели поражение. Однако Преображенский ощущает ответственность за свои действия, и всеми силами старается превратить Шарикова в достойного члена общества. В этом проявляются высшие качества профессора, его человечность.

Помогите! Сочинение-рассуждение: Что такое человечность? 1.Приведите один пример из

2. задания я сделал, мне учительница сказала, что тут только 4 невозможно. И как по мне это 2,5,8 и 9. А вот 1. задание где надо заменить причастным о … боротом сложновато, помогите пожалуйста..​

Помогите пожалуйста, завтра я пишу втарой раз впр , что я должна запомнить самое главное , мне сказали что будет много заданий с оборотами диепричастн … ыми и причастными , да и вообще что нужно что бы хотя бы на 3 написать ​

Сочинение на тему доброта . С ИНЕТА НЕ НАДО

как можно быстро понять причастие диепричастие ихние обороты и почему они выделяются пунктир точка​

Тема 2. Главные члены предложения. Грамматическая основа предложения. Контрольное задание: подчеркните в предложениях подлежащее и сказуемое. (1)Солнц … е садилось. (2)Вокруг пахло вечерней прохладой. (3)Птицы замолчали, усту-пив место нашему герою. (4)Он вскарабкался на остатки трухлявого пенька, чтобы быть повыше, и запел. (5)Это был светлячок — маленькая букашечка, и пел он свою незатей-ливую песенку о том, что видел: прекрасную картину заката, красивое небо, зелёное море травы, серебряные слёзы росы и любовь. (6)Он пел о любви к жизни. (7)Он во всём видел любовь. (8)И хоть его вокальные данные были небогатыми, он думал, что поёт прекрасно, ведь у него было так много слушателей, они им восхищались, каждый хотел быть его другом. (9)Но глупый светлячок не понимал, что это всё лишь потому, что он обладал очень необычным свойством: в отличие от панцирей всех остальных светлячков, его панцирь не просто горел зелёным огоньком, а переливался всеми цветами радуги, как гранёный бриллиант. (10)А стоит только одному сказать, что он знаком с чудесным свет-лячком, который блестит, как бриллиант, то другой, конечно, решит во что бы то ни стало стать его другом, за ним третий, четвёртый и так далее, а зачем — никто не знает, просто так повелось. (11)Однажды светлячок заметил, что его слушает белокурый мальчик, который сидит рядом в траве, повернув голову к заходящему солнцу. (12)Светлячок до утра пел мальчику, описывая то, что видит, и придумывая всё новые и новые сравнения, а на рассвете убежал к своим друзьям. (13)Но, пропадая среди лести и восхищения, он всё же иногда прибегал на полянку, где в любое время ждал его маль-чик. (14)Время шло, безжалостно пожирая минуты, часы, дни, годы, светлячок постарел, потускнел, друзей больше у него не было, в гости его не приглашали, им не восхища-лись. (15)Всё было кончено, и светлячок в отчаянии побрёл на ту же полянку, где ждал его мальчик, подошёл к нему и тяжело вздохнул. (16)Мальчик это услышал и, не повора-чивая головы, спросил: – (17)Что случилось? (18)Тебя так долго не было, и я по тебе соскучился. – (19)А разве ты не видишь? – (20)Нет, — ответил мальчик. – (21)Ну и ладно, — сказал светлячок. – (22)Расскажи мне, что ты видишь, — попросил мальчик. – (23)Что? — удивился светлячок. – (24)Спой свою песенку. (25)Мне так нравится слушать, как ты красиво описываешь природу, небо, солнце, траву… (26)Вот бы хоть раз взглянуть на это. (27)И тут только светлячок понял, что мальчик слепой и ему всё равно, блестит у свет-лячка панцирь или нет. (28)Он ему нужен даже без блеска. (29)Он ему нужен! – (30)Давай я тебе сегодня расскажу про дружбу. – (31)А что это такое? (32)Ты раньше не пел мне об этом. – (33)Раньше я просто не знал, что это такое, а теперь знаю.

84. Впиши в словосочетания подходящие предлоги. В скобках укажи падеж. новой книги (_ распахнутому окну палящими лучами ( навесному мостику ( дорогой … покупкой ( свежей рыбы ( правой руке (. нашей деревней ( утренней заре тёплой одежды голубой рекой ( каменного дома ( сильной грозы! заходом солнца ( 85. Придумай и допиши продолжение рассказа. Настала ночь. На небе появились редкие звёзды. Друзья, как и договаривались,​

в чем заключается разница между действительными и страдательными причастиями ?​

4P465. Рассмотрите рисунок. Прочитайте цифры. Используя чис-лительные, составьте юмористический рассказ или отдельныепредложения о состязаний человека … и животных по прыжкам в длину.12,20 12,807,608,90 9,153,95​

помогите срочно пожалуйста ​

как я провела лето (этим летом я была в бассейне) 10 предложений​

«Берегите в себе Человека!» (Подготовка к написанию сочинения- рассуждения в рамках подготовки к ОГЭ по русскому языку) | Русский язык и литература

«Берегите в себе Человека!» (Подготовка к написанию сочинения- рассуждения в рамках подготовки к ОГЭ по русскому языку)

Автор: Старчикова Светлана Владимировна

Организация: ГБОУ СОШ №602

Населенный пункт: Санкт-Петербург, Петродворцовый район, г. Ломоносов

(Подготовка к написанию сочинения-рассуждения в рамках подготовки к ОГЭ по русскому языку (выполнение задания 15. 3)).

Цель урока:

выявление умения учащихся понимать основную мысль прочитанного текста, выражать свою точку зрения на освещаемую тему, приводить аргументы;

— усвоение учащимися одного из основных нравственных принципов, которым должны руководствоваться все люди, формирование культуры ведения беседы;

— духовно-нравственное воспитание обучающихся.

Задачи:

1)образовательные: расширение и углубление знаний по культуре речи; предупреждение орфографических ошибок, умение самостоятельно создавать собственное высказывание, обладающее всеми признаками текста, то есть смысловой цельностью и структурной связностью;

2)развивающие: развитие творческой, речевой и мыслительной активности, формирование умения выражать личностно-эмоциональное отношение к теме;

3) воспитательные: формирование таких нравственных качеств учащихся, как милосердие, отзывчивость, человечность.

Методы обучения: проблемно-поисковый, сравнительный анализ информации.

Методы диагностики результатов: иллюстративный, сочинение.письменная работа

Организационные формы: беседа, групповая работа, индивидуальная работа, самостоятельная работа, сообщения учащихся.

Средства обучения: компьютер, презентация, памятки.

Приёмы активизации мыслительной деятельности учащихся: анализ учебной информации, раскрытие метапредметных связей между русским языком, литературой. Выдвижение гипотез. Анализ текста, составление алгоритма написания сочинения-рассуждения задания 15.3 части 3.

Основные особенности использования цифровых образовательных ресурсов: иллюстративные материалы интернет-ресурсов, содержащие справочные данные и иллюстративный материал по данной теме; компьютерные программные средства — Microsoft Word, Microsoft Power Point и другие для подготовки материала к уроку и самостоятельной работы учащихся. Компьютерная презентация к уроку.

План урока

Ӏ. Организационный момент. Эмоциональный настрой. Проблемная ситуация. Иллюстрирование сценками.

II. Новый материал. Беседа с классом. Орфографическая и лексическая работа. Расширение словарного запаса учащихся.

Задание: определить лексическое значение слова:

— «человечность» – «человечный».

Составление схемы работы.

III. Отбор материала к сочинению. Работа с текстом: совместная и по группам.

IV. Рефлексия.

V. Домашнее задание. Написать сочинение-рассуждение на тему: «Что такое человечность».

Ход урока.

Эпиграф на доске (запись в тетради): Слайд 1

«Пока человек чувствует боль – он жив.

Пока человек чувствует чужую боль – он Человек».

Франсуа Гизо [1]

Тема урока: Что такое человечность?(записывается позже)

Слайд 2.

Ӏ. Проблемная ситуация. Эмоциональный настрой.

1) Притча. (аудиозапись)

Давным-давно жил в горах богатый человек. Имел он огромную отару овец и столько же друзей.

Однажды к нему в дом пришла беда. В его овчарню ночью проникли воры и угнали всех овец. Когда наутро хозяин пришел в овчарню, чтобы выгнать свое стадо на выпас, ни одной овцы там не оказалось. Хозяин овчарни тяжело вздохнул и заплакал. Весь его многолетний труд был напрасен, семья в одну ночь стала нищей.

Вскоре вся округа знала о том, какая беда приключилась с этим человеком. Прошел еще один день, и на заре хозяин овчарни увидел облачко пыли на дороге. Оно все увеличивалось и увеличивалось. Вскоре он смог разглядеть в облаке пыли людей. Каждый из них шел не с пустыми руками, а вел за собой маленькое стадо овец. Когда они все вошли к хозяину овчарни во двор, он понял, что люди пришли ему помочь.

С тех пор его стадо стало в несколько раз больше прежнего. Каждый раз по утрам, когда этот человек шел выгонять свое стадо, он вспоминал глаза людей, которые спасли жизнь его семьи. [2]

— Ребята, как вы поняли эту сказку, каков ее смысл?

— Какие пословицы отражают смысл данной сказки?

— Можете ли вы привести примеры подобного рода для того, чтобы подтвердить что в жизни бывает именно так.

— В вашем классе живет доброта, взаимовыручка?

— Ребята, как вы думаете о чем сегодня пойдет речь? (о доброте, человечности и о том, что очень важно воспитывать в себе это качество и беречь его)

 

2) «Стихотворение о Человеке»

Тот в жизни многого добьётся,

Кто над другими не смеётся,

Кто средь привычной суеты

Заметит солнце и цветы.

Кто руку помощи подаст,

Родных и близких не предаст,

Кто в непростом, жестоком веке

Сумел остаться Человеком![3]

3) Задание по группам: разыграть небольшие сценки, которыми можно проиллюстрировать проявление человечности.

4) Вопрос: — в каких произведениях литературы мы можем увидеть проявление героями такого качества, как человечность?

ӀӀ. Новый материал. Беседа с классом:

  1. Сегодня мы поговорим с вами о таком понятии, как ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ, и соберем материал к сочинению.

Как вы понимаете значение этого слова? Подберем синонимы и антонимы к нему и составим группы (на доске и в тетрадях).

Синонимы: гуманность, самоотверженность, доброта, отзывчивость, долг, сочувствие, альтруизм, забота, внимание, ласка, сострадание, человеколюбие, жалость, любовь.

Антонимы: равнодушие, эгоизм, черствость, бездушие, злость, зависть, высокомерие, жадность, жестокость, безжалостность.

Слайд 3.

— Можно подобрать высказывания о человечности:

 

  • Истинная человечность – это благородное отношение к любой жизни.

— Георгий Александров –[4]

  • Тот будет человечен, кто сумеет воплотить повсюду пять достоинств: почтительность, великодушие, правдивость, сметливость, доброту.

— Конфуций –[5]

  • Добрые чувства, эмоциональная культура – это средоточие человечности.

— Василий Сухомлинский –[6]

Слайд 4.

Обратимся к словарю:

Человечность – моральное качество, выражающее принцип гуманизма применительно к повседневным взаимоотношениям людей. Включает ряд более частных качеств — благожелательность, уважение к людям, сочувствие и доверие к ним, великодушие, самопожертвование ради интересов др., а также предполагает скромность, честность, искренность.
Философский словарь

Человечность — гуманность, человеколюбие; гуманизм, человечность, гуманизм, доброта, отзывчивость. Словарь русских синонимов

 

Челове́чность — гуманизм, гуманность, человеческое отношение к окружающим. В общем смысле — система нравственных и социальных установок, предполагающая необходимость проявления сочувствия к людям, оказания помощи, не причинения страданий. Поскольку человек — социальное существо, то человечность — это требуемое поведение в социуме.

Слайд 5.

— Как может проявляться человечность в повседневной жизни?

Проявления человечности в повседневной жизни:

  • Помощь нуждающимся, благотворительность. Помогая детям, пожилым и тем, кто по каким-либо причинам нуждается в помощи, человек проявляет свои лучшие качества; человечность – одно из них.
  • Межличностные отношения. Чем большую человечность по отношению к окружающим проявляет человек, тем сильнее тянутся к нему люди.
  • Интерес к другим людям. Человек, искренне интересующийся внутренним миром окружающих, проявляет человечность.
  • Профессиональная деятельность. Есть профессии, в которых человечность выходит на первое место среди необходимых личностных качество, – это врачи, педагоги и спасатели.
  • Семейные отношения. Любовь родителей к детям и детей к родителям, любовь между супругами – одно из проявлений человечности.

 

Отбор материала к сочинению.

 

1. Запишем вступление к сочинению (определение):

Человечность — это нравственное качество, которое предполагает милосердие, сострадание, сопереживание, сочувствие, желание помочь другому бескорыстно.

2. Комментарий к тезису.

— Комментарий к тезису – 2-5 предложений, содержащих Ваши размышления в соответствии с заявленным тезисом.

— В данном случае это могут быть размышления по поводу того, когда нужно проявлять человечность? Когда и почему у людей возникает потребность проявить человечность?

 

Работа над схемой сочинения — рассуждения.

Слово учителя: — Итак, мы продолжаем работать над алгоритмом написания сочинения-рассуждения.

Вопрос классу:

— Какова схема построения сочинения-рассуждения?

Памятка № 1.

1 часть. Вступление. Определение предложенного в задании слова + комментарий.

2 часть. Первый пример – аргумент из текста + комментарий.

3 часть. Второй пример — аргумент из вашего жизненного опыта (из читательского) + комментарий. Второй аргумент может быть от противного: о том, что люди бывают агрессивными, жестокими, равнодушными, чёрствыми, забывают о человечности. Такого быть не должно!

4 часть. Вывод (органически связанный с 1 частью).

! Не забывайте о связках между частями, №№ предложений из текста!

ӀӀӀ. Отбор материала к сочинению. Анализ текста.

Готовясь к сочинению – рассуждению, мы будем говорить сегодня о человечности в разных ее проявлениях.

Для анализа мы возьмём текст Бориса Васильева – русского писателя, участника ВОв.

    1. (Ученик, подготовленный заранее, выразительно читает текст.)

Текст КИМ

– (1)Бабуля, это к тебе, – сказала Танечка, входя в квартиру в сопровождении двух девочек и одного серьёзного мальчика. (2)Слепая Анна Федотовна стояла на пороге кухни, не видя, но точно зная, что ребятишки застенчиво жмутся у порога.

– (3)Проходите в комнату и рассказывайте, по какому делу пришли, – сказала она.

– (4)Ваша внучка Таня рассказала, что у вас на войне убили сына и что он вам писал письма. (5)А мы взяли почин: «Нет неизвестных героев». (6)И ещё она сказала, что вы ослепли от горя.

(7)Мальчик выпалил всё одним духом и замолчал.

(8)Анна Федотовна уточнила:

– (9)Сын успел написать всего одно письмо. (10)А второе написал после его смерти его товарищ.

(11)Она протянула руку, взяла с привычного места папку и открыла её.

(12)Дети недолго пошушукались, и большая девочка сказала с нескрываемым недоверием:

– (13)Это же всё ненастоящее!

– (14)Правильно, это копии, потому что настоящими письмами я очень дорожу, – пояснила Анна Федотовна, хотя ей не очень-то понравился тон. – (15)Откройте верхний ящик комода. (16)Достаньте деревянную шкатулку и передайте её мне.

(17)Когда ей положили на руки шкатулку, она открыла её, бережно достала бесценные листочки. (18)Дети долго разглядывали документы, шептались, а потом мальчик нерешительно сказал:

– (19)Вы должны передать эти документы нам. (20)Пожалуйста.

– (21) Эти письма касаются моего сына, почему же я должна передать их вам? – почти весело удивилась она.

– (22)Потому что у нас в школе создают музей ко Дню великой Победы.

– (23)Я с удовольствием отдам вашему музею копию этих писем.

– (24)А зачем нам ваши копии? – с вызывающей агрессией вдруг вклинилась в разговор старшая девочка, и Анна Федотовна подивилась, каким официально-нечеловеческим может стать голос ребёнка. – (25)Музей не возьмёт копии.

– (26)Не возьмёт, и вы не берите. – (27)Анне Федотовне очень не понравился этот тон, вызывающий, полный непонятной для неё претензии. – (28)И пожалуйста, верните мне все документы.

(29)Они молча отдали ей письма и похоронку. (30)Анна Федотовна ощупала каждый листок, удостоверилась, что они подлинные, аккуратно сложила в шкатулку и сказала:

– (31)Мальчик, поставь шкатулку на место. (32)И задвинь ящик плотно, чтобы я слышала.

(33)Но слышала она сейчас плохо, потому что предыдущий разговор сильно обеспокоил её, удивил и обидел.

– (34)Трус несчастный, – вдруг отчётливо, с невероятным презрением сказала большая девочка. – (35)Только пикни у нас.

– (36)Всё равно нельзя, – горячо и непонятно зашептал мальчик.

– (37)Молчи лучше! – оборвала его девочка. – (38)А то мы тебе такое устроим, что наплачешься.

(39) Но и этот громкий голос пролетел, видимо, мимо сознания Анны Федотовны. (40) Она ждала скрипа задвигаемого ящика, вся была сосредоточена на этом скрипе и, когда наконец он раздался, вздохнула с облегчением:

– (41)Ступайте, дети. (42)Я очень устала.

(43)Делегация молча удалилась.

(44)Горечь и не очень понятная обида скоро оставили Анну Федотовну…

(45)Вечером внучка как обычно читала ей письмо сына, но Анна Федотовна вдруг проговорила:

– (46)Он чего-то не хотел, а они грозились, пугали его. (47)Таня! (48)Загляни в шкатулку!

– (49) Нету, – тихо сказала Таня. – (50)И похоронка на месте, и фотографии, а писем нет.

(51) Анна Федотовна прикрыла слепые глаза, напряжённо прислушалась, но душа её молчала, и голос сына более не звучал в ней. (52) Он угас, умер, погиб вторично, и теперь уже погиб навсегда. (53) Письма, пользуясь её слепотой, вынули не из шкатулки – их вынули из её души, и теперь ослепла и оглохла не только она, но и её душа…

(По Б. Васильеву) [7]

2. Вопросы классу:

— Какова тема этого текста?

— Назовите стиль данного текста. (Художественный).

— Какой тип речи использован в тексте? (Повествование).

— Как вы понимаете смысл фразы из прочитанного текста: «Он угас, умер, погиб вторично, и теперь уже погиб навсегда. (53)Письма, пользуясь её слепотой, вынули не из шкатулки – их вынули из её души, и теперь ослепла и оглохла не только она, но и её душа…»

— Какова основная мысль текста? Запишем. (всегда нужно оставаться человеком…)

3. Работа в группах.

1-й аргумент – выбрать из прочитанного текста (цитата или № предложения). Прокомментировать.

2-й аргумент– вспомнить и записать пример из Вашего жизненного опыта (из художественной литературы).

— Зачитать аргументы по группам.

4.Слово учителя: — Вывод к сочинению – это общий итог, подтверждающий выдвинутый тезис, без него рассуждение будет незаконченным. Вывод должен быть связан по смыслу с тезисом.

Памятка № 2.

Клише для сочинения 15.3. ОГЭ по русскому языку

Часть (абзац)

Клише (типовые схемы словосочетаний и предложений)

1. Тезис

На мой взгляд, человечность — это…(или)
По моему мнению, человечность — это… (или)
Мне кажется, что человечность — это… (или)
Я думаю, что человечность — это… (или)
Что такое человечность? Немногие над этим размышляют. Я считаю, что…

2. Аргумент 1

Обратимся к тексту Б. Васильева, в котором говорится о… (или)

В тексте Б.Васильев поднимает проблему…
В предложении № … автор говорит о том, что… (или)

3. Аргумент 2

Проявления человечности мы часто встречаем и в повседневной жизни. Например, не так давно мои родители перечисляли деньги для беженцев из Украины, потому что хотели помочь людям, попавшим в страшную беду.

Свое мнения я могу подтвердить примером из произведения… …(автора)
В жизни мы часто наблюдаем…
Однажды я был свидетелем события, которое… Как-то раз…

4. Заключение

Исходя из всего вышесказанного, можно сделать вывод, что…
Таким образом, можно заключить, что…
В заключение я хочу сказать, что…

5. Слово учителя: — Подводя итог нашему разговору о человечности, послушаем еще одну замечательную притчу

 

[8]

V. Рефлексия.

  1. Составим синквейн , вспомнив правила составления синквейна.

Человечность

Настоящая, необходимая, не фальшивая

Существует, проявляется, живет

Человечность – хорошее, нужное качество

Жизнь

Человек

Добрый, хороший, бескорыстный

Помогает, сочувствует, сострадает

Человек проявляет себя с лучшей стороны

Поступки

2.. Давайте составим правила человечности:

— быть альтруистами;

— бороться с эгоизмом;

— делиться теплом;

— нести ответственность за слова, поступки, за других людей;

— будем испытывать стыд при виде того, что кажется аморальным;

  • совесть и нравственность — мера человечности.

3. – Что значит «Беречь в себе Человека» [9] ?

– Почему же важно беречь в себе Человека?

Домашнее задание: написать сочинение – рассуждение на тему: «Что такое человечность?», взяв в качестве тезиса данное вами определение.

Ссылки в тексте:

[1] Франсуа Гизо. «Сборник афоризмов»

[2] Кавказская притча. Сборник притч.

[3] И. Митина. «Сборник стихов»

[4] Сборник афоризмов

[5] Сборник афоризмов

[6] Сборник афоризмов

[7] «ОГЭ. 36 типовых вариантов». И.П. Цыбулько. 2018

[8] Притча об индейце

[9] А.П. Чехов. «Ионыч»

Библиография:

  1. «ОГЭ. 36 типовых вариантов». И.П. Цыбулько. 2018
  2. Н.А. Сенина, А.Г. Нарушевич. «Русский язык. Интенсивный курс. Сочинение на огэ», «Легион», 2018
  3. «9 класс. Методическое пособие» — Разумовская М.М., Львова С.И.
  4. С.К. Бондырева, Д.В. Колесов. «Нравственность», С, 1995

 

 

 

 

 

Приложения:

  1. file0.docx.. 104,4 КБ
  2. file1.ppt.zip.. 827,0 КБ
Опубликовано: 09.12.2019

Кто хочет жить вечно? Три аргумента против увеличения продолжительности жизни человека

Abstract

Желание продлить продолжительность жизни человека имеет давние традиции во многих культурах. Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. Авторы этой статьи утверждают, что исследования с явной целью увеличения продолжительности жизни человека нежелательны и неприемлемы с моральной точки зрения.Они выдвигают три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни.

Ключевые слова: продление жизни, старение, смысл жизни, сообщество, глобальная справедливость

Желание продлить жизнь человека имеет давнюю традицию во многих культурах. 1 Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. 1 , 2 , 3 , 4 , 5 Сосредоточившись на вмешательствах в биологическое старение, можно провести различие между исследованиями, которые в первую очередь направлены на продление жизни путем замедления или даже остановки процессов старения, и исследованиями, которые направлена ​​на борьбу с болезнями, которые, по-видимому, неразрывно связаны с биологическим старением. 6 Мы не против последних вмешательств, а сосредотачиваемся на первых, увеличивая продолжительность жизни человека сверх средней в качестве основной цели просто потому, что существует, как выразился Гланнон, «более глубокое убеждение в том, что в жизни есть внутренняя ценность. намного дольше, чем мы делаем сейчас, учитывая, что быть живым по сути своей ценно ». 3

Хотя мы согласны с тем, что быть живым по своей сути ценно, мы думаем, что существует фундаментальное различие между желательностью быть живым в пределах средней продолжительности жизни и желательностью быть живым за пределами этих границ.В первом случае мы имеем дело с владением и продолжением того, что мы имеем право поддерживать. Во втором случае мы имеем дело с своего рода усовершенствованием 7 , для которого концепция «права на» не подходит, и это вызывает ряд философских и этических вопросов. Размышляя о желательности исследования, которое явно направлено на продление жизни, мы представим три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни. Они различаются по своей природе и убедительности.Начнем с самого убедительного аргумента — справедливости.

Три аргумента

Правосудие

Самая очевидная моральная проблема — это уже существующая «неравная смерть». Как утверждает Маурон, это неравенство, которое существует как между первым и третьим миром, так и между богатыми и бедными в западных обществах всеобщего благосостояния, является основным этическим препятствием. Как мы можем оправдать попытки продлить жизнь тем, у кого уже есть больше? 8

Цифры говорят сами за себя: в ряде африканских стран к югу от Сахары ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 40 лет.Средняя продолжительность жизни в богатых и развитых странах составляет 70–80 лет. Причины этого неравенства выходят за рамки чисто медицинской. В основном причиной такой смертности является сочетание СПИДа и бедности. 9 , 10 Не менее 60% всех людей на Земле с ВИЧ живут в Африке к югу от Сахары. 11 —25–26 миллионов человек. Двенадцать миллионов детей потеряли по крайней мере одного из родителей, а в Зимбабве инфицировано 20,1% всех взрослых. 11

Одно из возможных возражений против нашего аргумента может заключаться в том, что существование этого глобального неравенства просто не представляет проблемы для биоэтики.Эти различия можно признать вопиюще несправедливыми, но ответственность за них несут политики, правительства и неправительственные организации, а не специалисты по биоэтике. Однако этот способ отражения биоэтической ответственности основан на концепции биоэтики, которая закрывает глаза на морально значимую сложную взаимосвязь между здоровьем населения и международным правосудием. Это сводит биоэтику к типу прикладной этики, которая стала доминирующей с 1970-х годов. В этот период зародилась очень изощренная, политически безобидная и типично западная биоэтика, которая в основном касалась проблем развитых и богатых стран.В последние годы такие специалисты по этике, как Соломон Бенатар, 12 Джеймс Дуайер 13 и Пол Фармер 14 , справедливо пытались расширить биоэтическую повестку дня. В глобализирующемся мире проблемы плохого здоровья в неразвитых странах связаны с тем, как развитые и богатые страны используют свою политическую, финансовую и научную мощь. Таким образом, современная биоэтика не может ограничиваться тем, как и при каких условиях могут применяться новые научные разработки, но также должна решать вопрос, способствуют ли эти разработки более справедливому миру.

Второе возможное возражение против нашей аргументации относится к принципу распределительной справедливости и, в частности, сформулировано Харрисом в утилитарной форме. Тот факт, что у нас нет средств лечить всех пациентов, не является аргументом в пользу того, чтобы считать несправедливым лечение некоторых из них: «Если бессмертие или увеличение продолжительности жизни — это хорошо, то с этикой сомнительно отказывать некоторым людям в ощутимых благах, потому что мы не можем их обеспечить. их для всех »(p529). 2 Дэвис отстаивает тот же вывод, используя несколько иные рассуждения.Отказать Бедным в лечении, которое они могут себе позволить, потому что Бедные не могут себе этого позволить, «оправдано только в том случае, если это делает Бедным более чем незначительно лучше» (PW7). 15 Бремя для Неимущих, связанное с доступностью средств, продлевающих жизнь, для Haves имеет гораздо меньший вес по сравнению с количеством дополнительных лет жизни, которые Haves потеряли бы, если бы продление жизни не стало доступным.

Оба утилитарных аргумента проблематичны в двух отношениях.Во-первых, они не делают различия между правом (меньшинства) обладателей поддерживать то, что у них уже есть, например, определенные виды лечения возрастных заболеваний, и правом стать обладателями нравов путем исследований и разработок, чтобы увеличить общую продолжительность жизни. Это фундаментальное различие между реальным и потенциальным имеет моральные последствия в свете справедливости. Лечения, которые существуют в реальности, но не доступны для всех, по праву поднимают вопросы о справедливости распределения.Однако потенциальные методы лечения требуют предварительных вопросов: для каких целей они разработаны? стоят ли они вообще и для кого? кто получит прибыль? кто пострадает? Во-вторых, подсчитывая только выгоды и бремя или бремя разного веса, они пренебрегают моральными качествами определенных положений дел, которые могут считаться неправильными и несправедливыми в se и которые не должны становиться еще более неправильными или неправильными. несправедливо. Они игнорируют важные моральные принципы справедливости и честности.Сосредоточившись на том, как оправдать распределение средств, доступных не для всех, мы полностью игнорируем проблему неравенства в шансах. Первоначальная проблема, почему одни можно лечить, а другие нет, больше не рассматривается. Эта моральная слепота напоминает нам историю французской королевы Марии Антуанетты, которая в 1789 году столкнулась с разъяренной толпой. На вопрос, что происходит, ей ответили, что эти люди голодают, потому что хлеба нет. Она изумленно ответила: «А почему же тогда они не едят пирожное?» Что касается увеличения продолжительности жизни, мы имеем дело не с лечением (пока), а с вопросом о желательности исследований и разработок и, следовательно, финансовых вложений, которые не уменьшат это глобальное неравенство в продолжительности жизни или даже хуже, может их увеличить.

Поэтому наши усилия по продлению жизни не следует отделять от более фундаментальных вопросов, касающихся целостности: учитывая проблему неравной смерти, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе инвестировать в исследования для продления жизни? Современная повестка дня биоэтики во многом определяется дилеммами и проблемами, поднятыми западной медициной и биомедицинскими исследованиями. Недавно Лак и Холл призвали к проведению дополнительных социальных исследований общественного мнения относительно продления жизни. 16 В качестве варианта их предложения мы полагаем, что уместно знать мнения о технологиях продления жизни всех тех людей, чей риск смерти до 40 лет можно уменьшить с помощью довольно простых, низкотехнологичных средств.

Измерение отношений

Жизнь — это всегда жизнь с другими, даже если она продлена. Однако решающим представляется то, как интерпретируется это родство с другими. Либеральная антропология рассматривает людей как прежде всего индивидуумов, которые связаны друг с другом контрактами и переговорами, руководствуясь личными интересами. Другой человек имеет инструментальную ценность и может выступать в роли друга, конкурента или даже врага. Кроме того, сумма всех остальных, включенных в сообщество или общество, имеет чисто инструментальную ценность: сообщество или общество оценивается по тому, насколько оно помогает своим членам реализовать их индивидуальный жизненный план.С либеральной точки зрения, хорошая жизнь — это хорошая жизнь для меня , определенная и измеренная мной. Автономность и подлинность — главные ценности. Аргументы в пользу продления жизни часто основываются на предпосылках либерализма.

В коммунитарной антропологии люди рассматриваются как социальные существа: отношения с другими относятся к основам человеческой жизни. Как сказал Аристотель (1097b12), человек по своей природе политическое существо в смысле принадлежности к полису, или сообществу. 17 В отличие от либеральной антропологии, социальный контекст — это не только инструментальное средство для реализации индивидуальных жизненных планов, но и предварительное условие для жизни человека. Люди не могут жить без конструктивных отношений с другими. Товары, необходимые для хорошей жизни, такие как дружба, по сути, являются товарами, привязанными к социальным аспектам жизни.

В отношении биологического старения две антропологические точки зрения могут быть объединены. В все еще гипотетической ситуации, когда продление биологического возраста становится медико-техническим вариантом, вопрос о том, хочет ли его выбрать субъект, в первую очередь зависит от автономии.Эта свобода выбора соответствует либеральным взглядам. Однако коммунитарная точка зрения подчеркивает важность социальной сети как непременного условия подлинно человеческой жизни. Это не просто психологическое состояние в том смысле, что я чувствую себя лучше с другими, но этическое: для того, чтобы реализовать морально хорошую жизнь, я должен осознать себя как общественное существо. Общение с другими как таковое считается по сути ценным, а не факт, что другой «полезен» для моих целей. Это исключает возможность того, что увеличение биологического возраста является ценным по своей сути.Это ценно только в том случае, если оно также продлевает нашу жизнь как общинных существ. Долгая жизнь ценна только в том случае, если она приводит к продолжительной жизни в значимых отношениях. Качество времени перевешивает количество времени. Поэтому настоящая этическая проблема для стареющих обществ должна заключаться в том, как улучшить условия жизни как жизни в сообществе, а не как остановить старение как таковое.

Смысл жизни

Наш последний аргумент состоит в том, что продление жизни как явная цель противоречит мудрости веков, содержащейся в различных религиозных и нерелигиозных духовных традициях.Хотя все традиции согласны с тем, что жизнь достойна и ее нельзя забирать (без уважительной причины или вообще), всегда существует мнение, что люди упускают суть жизни, сосредотачиваясь на сохранении своего «я» или «эго».

Многие духовные и религиозные традиции подчеркивают это в представлении о подлинно человеческой жизни посредством децентрализации «я». В христианской традиции, как, например, выражено Фомой Аквинским, понятие вечной жизни не относится в первую очередь к продолжению земной жизни, основанной на концепции бессмертной души; скорее, это относится к полноте человеческой жизни, которая может быть достигнута в той степени, в которой цель в жизни больше не состоит в сохранении себя, а в общении и служении Богу и ближнему. 18 Та же мысль выражена в других монотеистических религиях, таких как иудаизм и ислам. Обращаясь к восточному миру, мы видим, что индуизм, буддизм и явно нерелигиозные духовные подходы, такие как подход индийского мыслителя Джидду Кришнамурти, указывают на важность избавления от эго. 19

Подобные традиции сходятся в наблюдении, что чем больше человек децентрализуется, тем больше теряется интерес к самосохранению или продлению биологической продолжительности жизни.Скромность и способность отдавать приоритет стремлению к саморазвитию, стремясь к процветанию других людей, кажется признаком как счастья, так и осмысленной жизни.

Мы считаем, что к мировым духовным традициям стоит прислушиваться, потому что они являются богатым и часто древним источником опыта, позволяющего вести осмысленную жизнь в различных культурных контекстах. Когда сходятся воедино мудрость этих разных контекстов, кажется вероятным, что может появиться что-то важное.По крайней мере, они информируют нас о том, что качество жизни зависит не только от продолжительности жизни.

Может ли мудрость духовных традиций быть вдохновлена ​​тем фактом, что человеческие существа должны справиться со своей смертностью и искать выход в трансцендентном мире? Хотя это может быть правдой, что эта мотивация присутствует среди последователей различных духовных традиций, мы думаем, что сами традиции слишком сложны и хорошо продуманы, чтобы их можно было обвинить в бегстве от действительности. Более того, существует секулярная параллель с переживанием децентрализации себя в связи с переживанием смысла жизни.

Когда мы размышляем о связи между временем и опытом, например, есть интересный и важный парадокс, который следует наблюдать: чем больше жизнь воспринимается как значимая, тем меньше мы осознаем время. Наибольшее удовлетворение и счастье приносят занятия, которыми мы полностью поглощены. Заниматься музыкой, заниматься спортом, читать хорошие книги, заниматься любовью, писать тексты: есть много примеров деятельности, требующей всего нашего внимания. В тех действиях, которые составляют человеческое счастье, кажется, нет времени и пространства, нет субъекта и объекта.Из этого можно сделать вывод, что в основном мы, люди, ищем не больше времени для жизни, а значимый опыт. Их можно найти с помощью децентрализованной деятельности, благодаря которой качество жизни повышается, а желание самосохранения и продления жизни исчезает.

Убедительность

Мы понимаем, что эти три аргумента различаются убедительностью. Аргумент справедливости является самым сильным, потому что он имеет аргументированную силу здравого смысла, признанную в большинстве этических теорий.Второй аргумент, касающийся социальной природы людей, основывается на готовности критически рассмотреть и дополнить предпосылки моральной теории. Третий аргумент, вводящий смысл жизни, является наиболее спорным: он наиболее силен для тех, кто придерживается одной из этих традиций, но самый слабый для тех, кто этого не делает.

Если три аргумента читать в обратном порядке, мы думаем, что они могут поддерживать друг друга в том смысле, что те, кто ищет значимую жизнь в децентрализации себя, признают важность сообщества и глобальной справедливости.Однако, поскольку мы адресуем эту статью более широкой аудитории, мы предпочитаем начать с аргументации справедливости.

Выводы

Можно ли после того, что было сказано до сих пор, утверждать, что ни у одного человека не должно быть возможности продления жизни, если наука прогрессирует достаточно, чтобы предложить ее? Мы так не думаем. Жизнь — это внутреннее благо, и люди, готовые принять все выдвинутые до сих пор этические возражения, не отличаются от тех, кто предпочитает жить в роскоши, не чувствуя морального долга справедливости.Однако в этой статье мы сосредоточимся на этических проблемах инвестирования в исследования, направленные на дальнейшее продление жизни. Поскольку такие исследования имеют институциональный аспект, связанный с государственным финансированием, мы считаем, что этот аспект требует тщательного осмысления и диалога со стороны биогеронтологов и их научных организаций, специалистов по этике и философов, а также общества в целом. Юенгст и др. 6 , 7 неоднократно формулировали аналогичное заявление. Среди прочего, необходимо обсудить вопрос о том, в какой степени продление жизни способствует общественному благу.Однако понятие «общественное благо» несколько двусмысленно. Это близко к «общественному интересу», который Дженнингс и др. 20 рассматривают как совокупность индивидуальных частных интересов отдельных лиц. В отличие от этого, концепция общего блага подразумевает общество, в котором люди неразрывно связывают свое собственное благо с благом целого. Это заставляет задуматься над вопросом о том, хорошо ли мне как человеку жить дольше и будет ли общество, члены которого живут намного дольше, чем в настоящее время, лучшим обществом.Что касается преимуществ для меня как человека, мы выдвинули два возражения, сосредоточенных на осмысленной жизни и на жизни как коллективного существа. Ответом на оба возражения может быть то, что вопросы смысла и сообществ — это сугубо личные вопросы: в обеих областях люди должны найти свое собственное положение и обладать правом свободного выбора. Но верно также и то, что личные ответы и выбор можно обогатить, если они укоренились в традициях мудрости в отношении того, как жить человеческой жизнью. Именно это вложение мы намерены добавить к обсуждению исследований, продлевающих жизнь.Что касается лучшего общества, то в таком глобализирующемся мире, как наш, существует моральная задача расширить наше представление об общем благе, чтобы оно включало добро для всех во всем мире. Это расширение неизбежно поднимает насущный вопрос о том, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе в качестве вопроса моральной целостности вкладывать время и деньги в попытки продлить нашу жизнь, отодвигая на второй план всю проблему неравной смерти.

Кто хочет жить вечно? Три аргумента против увеличения продолжительности жизни человека

Abstract

Желание продлить продолжительность жизни человека имеет давние традиции во многих культурах.Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. Авторы этой статьи утверждают, что исследования с явной целью увеличения продолжительности жизни человека нежелательны и неприемлемы с моральной точки зрения. Они выдвигают три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни.

Ключевые слова: продление жизни, старение, смысл жизни, сообщество, глобальная справедливость

Желание продлить жизнь человека имеет давнюю традицию во многих культурах. 1 Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. 1 , 2 , 3 , 4 , 5 Сосредоточившись на вмешательствах в биологическое старение, можно провести различие между исследованиями, которые в первую очередь направлены на продление жизни путем замедления или даже остановки процессов старения, и исследованиями, которые направлена ​​на борьбу с болезнями, которые, по-видимому, неразрывно связаны с биологическим старением. 6 Мы не против последних вмешательств, а сосредотачиваемся на первых, увеличивая продолжительность жизни человека сверх средней в качестве основной цели просто потому, что существует, как выразился Гланнон, «более глубокое убеждение в том, что в жизни есть внутренняя ценность. намного дольше, чем мы делаем сейчас, учитывая, что быть живым по сути своей ценно ». 3

Хотя мы согласны с тем, что быть живым по своей сути ценно, мы думаем, что существует фундаментальное различие между желательностью быть живым в пределах средней продолжительности жизни и желательностью быть живым за пределами этих границ.В первом случае мы имеем дело с владением и продолжением того, что мы имеем право поддерживать. Во втором случае мы имеем дело с своего рода усовершенствованием 7 , для которого концепция «права на» не подходит, и это вызывает ряд философских и этических вопросов. Размышляя о желательности исследования, которое явно направлено на продление жизни, мы представим три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни. Они различаются по своей природе и убедительности.Начнем с самого убедительного аргумента — справедливости.

Три аргумента

Правосудие

Самая очевидная моральная проблема — это уже существующая «неравная смерть». Как утверждает Маурон, это неравенство, которое существует как между первым и третьим миром, так и между богатыми и бедными в западных обществах всеобщего благосостояния, является основным этическим препятствием. Как мы можем оправдать попытки продлить жизнь тем, у кого уже есть больше? 8

Цифры говорят сами за себя: в ряде африканских стран к югу от Сахары ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 40 лет.Средняя продолжительность жизни в богатых и развитых странах составляет 70–80 лет. Причины этого неравенства выходят за рамки чисто медицинской. В основном причиной такой смертности является сочетание СПИДа и бедности. 9 , 10 Не менее 60% всех людей на Земле с ВИЧ живут в Африке к югу от Сахары. 11 —25–26 миллионов человек. Двенадцать миллионов детей потеряли по крайней мере одного из родителей, а в Зимбабве инфицировано 20,1% всех взрослых. 11

Одно из возможных возражений против нашего аргумента может заключаться в том, что существование этого глобального неравенства просто не представляет проблемы для биоэтики.Эти различия можно признать вопиюще несправедливыми, но ответственность за них несут политики, правительства и неправительственные организации, а не специалисты по биоэтике. Однако этот способ отражения биоэтической ответственности основан на концепции биоэтики, которая закрывает глаза на морально значимую сложную взаимосвязь между здоровьем населения и международным правосудием. Это сводит биоэтику к типу прикладной этики, которая стала доминирующей с 1970-х годов. В этот период зародилась очень изощренная, политически безобидная и типично западная биоэтика, которая в основном касалась проблем развитых и богатых стран.В последние годы такие специалисты по этике, как Соломон Бенатар, 12 Джеймс Дуайер 13 и Пол Фармер 14 , справедливо пытались расширить биоэтическую повестку дня. В глобализирующемся мире проблемы плохого здоровья в неразвитых странах связаны с тем, как развитые и богатые страны используют свою политическую, финансовую и научную мощь. Таким образом, современная биоэтика не может ограничиваться тем, как и при каких условиях могут применяться новые научные разработки, но также должна решать вопрос, способствуют ли эти разработки более справедливому миру.

Второе возможное возражение против нашей аргументации относится к принципу распределительной справедливости и, в частности, сформулировано Харрисом в утилитарной форме. Тот факт, что у нас нет средств лечить всех пациентов, не является аргументом в пользу того, чтобы считать несправедливым лечение некоторых из них: «Если бессмертие или увеличение продолжительности жизни — это хорошо, то с этикой сомнительно отказывать некоторым людям в ощутимых благах, потому что мы не можем их обеспечить. их для всех »(p529). 2 Дэвис отстаивает тот же вывод, используя несколько иные рассуждения.Отказать Бедным в лечении, которое они могут себе позволить, потому что Бедные не могут себе этого позволить, «оправдано только в том случае, если это делает Бедным более чем незначительно лучше» (PW7). 15 Бремя для Неимущих, связанное с доступностью средств, продлевающих жизнь, для Haves имеет гораздо меньший вес по сравнению с количеством дополнительных лет жизни, которые Haves потеряли бы, если бы продление жизни не стало доступным.

Оба утилитарных аргумента проблематичны в двух отношениях.Во-первых, они не делают различия между правом (меньшинства) обладателей поддерживать то, что у них уже есть, например, определенные виды лечения возрастных заболеваний, и правом стать обладателями нравов путем исследований и разработок, чтобы увеличить общую продолжительность жизни. Это фундаментальное различие между реальным и потенциальным имеет моральные последствия в свете справедливости. Лечения, которые существуют в реальности, но не доступны для всех, по праву поднимают вопросы о справедливости распределения.Однако потенциальные методы лечения требуют предварительных вопросов: для каких целей они разработаны? стоят ли они вообще и для кого? кто получит прибыль? кто пострадает? Во-вторых, подсчитывая только выгоды и бремя или бремя разного веса, они пренебрегают моральными качествами определенных положений дел, которые могут считаться неправильными и несправедливыми в se и которые не должны становиться еще более неправильными или неправильными. несправедливо. Они игнорируют важные моральные принципы справедливости и честности.Сосредоточившись на том, как оправдать распределение средств, доступных не для всех, мы полностью игнорируем проблему неравенства в шансах. Первоначальная проблема, почему одни можно лечить, а другие нет, больше не рассматривается. Эта моральная слепота напоминает нам историю французской королевы Марии Антуанетты, которая в 1789 году столкнулась с разъяренной толпой. На вопрос, что происходит, ей ответили, что эти люди голодают, потому что хлеба нет. Она изумленно ответила: «А почему же тогда они не едят пирожное?» Что касается увеличения продолжительности жизни, мы имеем дело не с лечением (пока), а с вопросом о желательности исследований и разработок и, следовательно, финансовых вложений, которые не уменьшат это глобальное неравенство в продолжительности жизни или даже хуже, может их увеличить.

Поэтому наши усилия по продлению жизни не следует отделять от более фундаментальных вопросов, касающихся целостности: учитывая проблему неравной смерти, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе инвестировать в исследования для продления жизни? Современная повестка дня биоэтики во многом определяется дилеммами и проблемами, поднятыми западной медициной и биомедицинскими исследованиями. Недавно Лак и Холл призвали к проведению дополнительных социальных исследований общественного мнения относительно продления жизни. 16 В качестве варианта их предложения мы полагаем, что уместно знать мнения о технологиях продления жизни всех тех людей, чей риск смерти до 40 лет можно уменьшить с помощью довольно простых, низкотехнологичных средств.

Измерение отношений

Жизнь — это всегда жизнь с другими, даже если она продлена. Однако решающим представляется то, как интерпретируется это родство с другими. Либеральная антропология рассматривает людей как прежде всего индивидуумов, которые связаны друг с другом контрактами и переговорами, руководствуясь личными интересами. Другой человек имеет инструментальную ценность и может выступать в роли друга, конкурента или даже врага. Кроме того, сумма всех остальных, включенных в сообщество или общество, имеет чисто инструментальную ценность: сообщество или общество оценивается по тому, насколько оно помогает своим членам реализовать их индивидуальный жизненный план.С либеральной точки зрения, хорошая жизнь — это хорошая жизнь для меня , определенная и измеренная мной. Автономность и подлинность — главные ценности. Аргументы в пользу продления жизни часто основываются на предпосылках либерализма.

В коммунитарной антропологии люди рассматриваются как социальные существа: отношения с другими относятся к основам человеческой жизни. Как сказал Аристотель (1097b12), человек по своей природе политическое существо в смысле принадлежности к полису, или сообществу. 17 В отличие от либеральной антропологии, социальный контекст — это не только инструментальное средство для реализации индивидуальных жизненных планов, но и предварительное условие для жизни человека. Люди не могут жить без конструктивных отношений с другими. Товары, необходимые для хорошей жизни, такие как дружба, по сути, являются товарами, привязанными к социальным аспектам жизни.

В отношении биологического старения две антропологические точки зрения могут быть объединены. В все еще гипотетической ситуации, когда продление биологического возраста становится медико-техническим вариантом, вопрос о том, хочет ли его выбрать субъект, в первую очередь зависит от автономии.Эта свобода выбора соответствует либеральным взглядам. Однако коммунитарная точка зрения подчеркивает важность социальной сети как непременного условия подлинно человеческой жизни. Это не просто психологическое состояние в том смысле, что я чувствую себя лучше с другими, но этическое: для того, чтобы реализовать морально хорошую жизнь, я должен осознать себя как общественное существо. Общение с другими как таковое считается по сути ценным, а не факт, что другой «полезен» для моих целей. Это исключает возможность того, что увеличение биологического возраста является ценным по своей сути.Это ценно только в том случае, если оно также продлевает нашу жизнь как общинных существ. Долгая жизнь ценна только в том случае, если она приводит к продолжительной жизни в значимых отношениях. Качество времени перевешивает количество времени. Поэтому настоящая этическая проблема для стареющих обществ должна заключаться в том, как улучшить условия жизни как жизни в сообществе, а не как остановить старение как таковое.

Смысл жизни

Наш последний аргумент состоит в том, что продление жизни как явная цель противоречит мудрости веков, содержащейся в различных религиозных и нерелигиозных духовных традициях.Хотя все традиции согласны с тем, что жизнь достойна и ее нельзя забирать (без уважительной причины или вообще), всегда существует мнение, что люди упускают суть жизни, сосредотачиваясь на сохранении своего «я» или «эго».

Многие духовные и религиозные традиции подчеркивают это в представлении о подлинно человеческой жизни посредством децентрализации «я». В христианской традиции, как, например, выражено Фомой Аквинским, понятие вечной жизни не относится в первую очередь к продолжению земной жизни, основанной на концепции бессмертной души; скорее, это относится к полноте человеческой жизни, которая может быть достигнута в той степени, в которой цель в жизни больше не состоит в сохранении себя, а в общении и служении Богу и ближнему. 18 Та же мысль выражена в других монотеистических религиях, таких как иудаизм и ислам. Обращаясь к восточному миру, мы видим, что индуизм, буддизм и явно нерелигиозные духовные подходы, такие как подход индийского мыслителя Джидду Кришнамурти, указывают на важность избавления от эго. 19

Подобные традиции сходятся в наблюдении, что чем больше человек децентрализуется, тем больше теряется интерес к самосохранению или продлению биологической продолжительности жизни.Скромность и способность отдавать приоритет стремлению к саморазвитию, стремясь к процветанию других людей, кажется признаком как счастья, так и осмысленной жизни.

Мы считаем, что к мировым духовным традициям стоит прислушиваться, потому что они являются богатым и часто древним источником опыта, позволяющего вести осмысленную жизнь в различных культурных контекстах. Когда сходятся воедино мудрость этих разных контекстов, кажется вероятным, что может появиться что-то важное.По крайней мере, они информируют нас о том, что качество жизни зависит не только от продолжительности жизни.

Может ли мудрость духовных традиций быть вдохновлена ​​тем фактом, что человеческие существа должны справиться со своей смертностью и искать выход в трансцендентном мире? Хотя это может быть правдой, что эта мотивация присутствует среди последователей различных духовных традиций, мы думаем, что сами традиции слишком сложны и хорошо продуманы, чтобы их можно было обвинить в бегстве от действительности. Более того, существует секулярная параллель с переживанием децентрализации себя в связи с переживанием смысла жизни.

Когда мы размышляем о связи между временем и опытом, например, есть интересный и важный парадокс, который следует наблюдать: чем больше жизнь воспринимается как значимая, тем меньше мы осознаем время. Наибольшее удовлетворение и счастье приносят занятия, которыми мы полностью поглощены. Заниматься музыкой, заниматься спортом, читать хорошие книги, заниматься любовью, писать тексты: есть много примеров деятельности, требующей всего нашего внимания. В тех действиях, которые составляют человеческое счастье, кажется, нет времени и пространства, нет субъекта и объекта.Из этого можно сделать вывод, что в основном мы, люди, ищем не больше времени для жизни, а значимый опыт. Их можно найти с помощью децентрализованной деятельности, благодаря которой качество жизни повышается, а желание самосохранения и продления жизни исчезает.

Убедительность

Мы понимаем, что эти три аргумента различаются убедительностью. Аргумент справедливости является самым сильным, потому что он имеет аргументированную силу здравого смысла, признанную в большинстве этических теорий.Второй аргумент, касающийся социальной природы людей, основывается на готовности критически рассмотреть и дополнить предпосылки моральной теории. Третий аргумент, вводящий смысл жизни, является наиболее спорным: он наиболее силен для тех, кто придерживается одной из этих традиций, но самый слабый для тех, кто этого не делает.

Если три аргумента читать в обратном порядке, мы думаем, что они могут поддерживать друг друга в том смысле, что те, кто ищет значимую жизнь в децентрализации себя, признают важность сообщества и глобальной справедливости.Однако, поскольку мы адресуем эту статью более широкой аудитории, мы предпочитаем начать с аргументации справедливости.

Выводы

Можно ли после того, что было сказано до сих пор, утверждать, что ни у одного человека не должно быть возможности продления жизни, если наука прогрессирует достаточно, чтобы предложить ее? Мы так не думаем. Жизнь — это внутреннее благо, и люди, готовые принять все выдвинутые до сих пор этические возражения, не отличаются от тех, кто предпочитает жить в роскоши, не чувствуя морального долга справедливости.Однако в этой статье мы сосредоточимся на этических проблемах инвестирования в исследования, направленные на дальнейшее продление жизни. Поскольку такие исследования имеют институциональный аспект, связанный с государственным финансированием, мы считаем, что этот аспект требует тщательного осмысления и диалога со стороны биогеронтологов и их научных организаций, специалистов по этике и философов, а также общества в целом. Юенгст и др. 6 , 7 неоднократно формулировали аналогичное заявление. Среди прочего, необходимо обсудить вопрос о том, в какой степени продление жизни способствует общественному благу.Однако понятие «общественное благо» несколько двусмысленно. Это близко к «общественному интересу», который Дженнингс и др. 20 рассматривают как совокупность индивидуальных частных интересов отдельных лиц. В отличие от этого, концепция общего блага подразумевает общество, в котором люди неразрывно связывают свое собственное благо с благом целого. Это заставляет задуматься над вопросом о том, хорошо ли мне как человеку жить дольше и будет ли общество, члены которого живут намного дольше, чем в настоящее время, лучшим обществом.Что касается преимуществ для меня как человека, мы выдвинули два возражения, сосредоточенных на осмысленной жизни и на жизни как коллективного существа. Ответом на оба возражения может быть то, что вопросы смысла и сообществ — это сугубо личные вопросы: в обеих областях люди должны найти свое собственное положение и обладать правом свободного выбора. Но верно также и то, что личные ответы и выбор можно обогатить, если они укоренились в традициях мудрости в отношении того, как жить человеческой жизнью. Именно это вложение мы намерены добавить к обсуждению исследований, продлевающих жизнь.Что касается лучшего общества, то в таком глобализирующемся мире, как наш, существует моральная задача расширить наше представление об общем благе, чтобы оно включало добро для всех во всем мире. Это расширение неизбежно поднимает насущный вопрос о том, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе в качестве вопроса моральной целостности вкладывать время и деньги в попытки продлить нашу жизнь, отодвигая на второй план всю проблему неравной смерти.

Кто хочет жить вечно? Три аргумента против увеличения продолжительности жизни человека

Abstract

Желание продлить продолжительность жизни человека имеет давние традиции во многих культурах.Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. Авторы этой статьи утверждают, что исследования с явной целью увеличения продолжительности жизни человека нежелательны и неприемлемы с моральной точки зрения. Они выдвигают три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни.

Ключевые слова: продление жизни, старение, смысл жизни, сообщество, глобальная справедливость

Желание продлить жизнь человека имеет давнюю традицию во многих культурах. 1 Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. 1 , 2 , 3 , 4 , 5 Сосредоточившись на вмешательствах в биологическое старение, можно провести различие между исследованиями, которые в первую очередь направлены на продление жизни путем замедления или даже остановки процессов старения, и исследованиями, которые направлена ​​на борьбу с болезнями, которые, по-видимому, неразрывно связаны с биологическим старением. 6 Мы не против последних вмешательств, а сосредотачиваемся на первых, увеличивая продолжительность жизни человека сверх средней в качестве основной цели просто потому, что существует, как выразился Гланнон, «более глубокое убеждение в том, что в жизни есть внутренняя ценность. намного дольше, чем мы делаем сейчас, учитывая, что быть живым по сути своей ценно ». 3

Хотя мы согласны с тем, что быть живым по своей сути ценно, мы думаем, что существует фундаментальное различие между желательностью быть живым в пределах средней продолжительности жизни и желательностью быть живым за пределами этих границ.В первом случае мы имеем дело с владением и продолжением того, что мы имеем право поддерживать. Во втором случае мы имеем дело с своего рода усовершенствованием 7 , для которого концепция «права на» не подходит, и это вызывает ряд философских и этических вопросов. Размышляя о желательности исследования, которое явно направлено на продление жизни, мы представим три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни. Они различаются по своей природе и убедительности.Начнем с самого убедительного аргумента — справедливости.

Три аргумента

Правосудие

Самая очевидная моральная проблема — это уже существующая «неравная смерть». Как утверждает Маурон, это неравенство, которое существует как между первым и третьим миром, так и между богатыми и бедными в западных обществах всеобщего благосостояния, является основным этическим препятствием. Как мы можем оправдать попытки продлить жизнь тем, у кого уже есть больше? 8

Цифры говорят сами за себя: в ряде африканских стран к югу от Сахары ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 40 лет.Средняя продолжительность жизни в богатых и развитых странах составляет 70–80 лет. Причины этого неравенства выходят за рамки чисто медицинской. В основном причиной такой смертности является сочетание СПИДа и бедности. 9 , 10 Не менее 60% всех людей на Земле с ВИЧ живут в Африке к югу от Сахары. 11 —25–26 миллионов человек. Двенадцать миллионов детей потеряли по крайней мере одного из родителей, а в Зимбабве инфицировано 20,1% всех взрослых. 11

Одно из возможных возражений против нашего аргумента может заключаться в том, что существование этого глобального неравенства просто не представляет проблемы для биоэтики.Эти различия можно признать вопиюще несправедливыми, но ответственность за них несут политики, правительства и неправительственные организации, а не специалисты по биоэтике. Однако этот способ отражения биоэтической ответственности основан на концепции биоэтики, которая закрывает глаза на морально значимую сложную взаимосвязь между здоровьем населения и международным правосудием. Это сводит биоэтику к типу прикладной этики, которая стала доминирующей с 1970-х годов. В этот период зародилась очень изощренная, политически безобидная и типично западная биоэтика, которая в основном касалась проблем развитых и богатых стран.В последние годы такие специалисты по этике, как Соломон Бенатар, 12 Джеймс Дуайер 13 и Пол Фармер 14 , справедливо пытались расширить биоэтическую повестку дня. В глобализирующемся мире проблемы плохого здоровья в неразвитых странах связаны с тем, как развитые и богатые страны используют свою политическую, финансовую и научную мощь. Таким образом, современная биоэтика не может ограничиваться тем, как и при каких условиях могут применяться новые научные разработки, но также должна решать вопрос, способствуют ли эти разработки более справедливому миру.

Второе возможное возражение против нашей аргументации относится к принципу распределительной справедливости и, в частности, сформулировано Харрисом в утилитарной форме. Тот факт, что у нас нет средств лечить всех пациентов, не является аргументом в пользу того, чтобы считать несправедливым лечение некоторых из них: «Если бессмертие или увеличение продолжительности жизни — это хорошо, то с этикой сомнительно отказывать некоторым людям в ощутимых благах, потому что мы не можем их обеспечить. их для всех »(p529). 2 Дэвис отстаивает тот же вывод, используя несколько иные рассуждения.Отказать Бедным в лечении, которое они могут себе позволить, потому что Бедные не могут себе этого позволить, «оправдано только в том случае, если это делает Бедным более чем незначительно лучше» (PW7). 15 Бремя для Неимущих, связанное с доступностью средств, продлевающих жизнь, для Haves имеет гораздо меньший вес по сравнению с количеством дополнительных лет жизни, которые Haves потеряли бы, если бы продление жизни не стало доступным.

Оба утилитарных аргумента проблематичны в двух отношениях.Во-первых, они не делают различия между правом (меньшинства) обладателей поддерживать то, что у них уже есть, например, определенные виды лечения возрастных заболеваний, и правом стать обладателями нравов путем исследований и разработок, чтобы увеличить общую продолжительность жизни. Это фундаментальное различие между реальным и потенциальным имеет моральные последствия в свете справедливости. Лечения, которые существуют в реальности, но не доступны для всех, по праву поднимают вопросы о справедливости распределения.Однако потенциальные методы лечения требуют предварительных вопросов: для каких целей они разработаны? стоят ли они вообще и для кого? кто получит прибыль? кто пострадает? Во-вторых, подсчитывая только выгоды и бремя или бремя разного веса, они пренебрегают моральными качествами определенных положений дел, которые могут считаться неправильными и несправедливыми в se и которые не должны становиться еще более неправильными или неправильными. несправедливо. Они игнорируют важные моральные принципы справедливости и честности.Сосредоточившись на том, как оправдать распределение средств, доступных не для всех, мы полностью игнорируем проблему неравенства в шансах. Первоначальная проблема, почему одни можно лечить, а другие нет, больше не рассматривается. Эта моральная слепота напоминает нам историю французской королевы Марии Антуанетты, которая в 1789 году столкнулась с разъяренной толпой. На вопрос, что происходит, ей ответили, что эти люди голодают, потому что хлеба нет. Она изумленно ответила: «А почему же тогда они не едят пирожное?» Что касается увеличения продолжительности жизни, мы имеем дело не с лечением (пока), а с вопросом о желательности исследований и разработок и, следовательно, финансовых вложений, которые не уменьшат это глобальное неравенство в продолжительности жизни или даже хуже, может их увеличить.

Поэтому наши усилия по продлению жизни не следует отделять от более фундаментальных вопросов, касающихся целостности: учитывая проблему неравной смерти, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе инвестировать в исследования для продления жизни? Современная повестка дня биоэтики во многом определяется дилеммами и проблемами, поднятыми западной медициной и биомедицинскими исследованиями. Недавно Лак и Холл призвали к проведению дополнительных социальных исследований общественного мнения относительно продления жизни. 16 В качестве варианта их предложения мы полагаем, что уместно знать мнения о технологиях продления жизни всех тех людей, чей риск смерти до 40 лет можно уменьшить с помощью довольно простых, низкотехнологичных средств.

Измерение отношений

Жизнь — это всегда жизнь с другими, даже если она продлена. Однако решающим представляется то, как интерпретируется это родство с другими. Либеральная антропология рассматривает людей как прежде всего индивидуумов, которые связаны друг с другом контрактами и переговорами, руководствуясь личными интересами. Другой человек имеет инструментальную ценность и может выступать в роли друга, конкурента или даже врага. Кроме того, сумма всех остальных, включенных в сообщество или общество, имеет чисто инструментальную ценность: сообщество или общество оценивается по тому, насколько оно помогает своим членам реализовать их индивидуальный жизненный план.С либеральной точки зрения, хорошая жизнь — это хорошая жизнь для меня , определенная и измеренная мной. Автономность и подлинность — главные ценности. Аргументы в пользу продления жизни часто основываются на предпосылках либерализма.

В коммунитарной антропологии люди рассматриваются как социальные существа: отношения с другими относятся к основам человеческой жизни. Как сказал Аристотель (1097b12), человек по своей природе политическое существо в смысле принадлежности к полису, или сообществу. 17 В отличие от либеральной антропологии, социальный контекст — это не только инструментальное средство для реализации индивидуальных жизненных планов, но и предварительное условие для жизни человека. Люди не могут жить без конструктивных отношений с другими. Товары, необходимые для хорошей жизни, такие как дружба, по сути, являются товарами, привязанными к социальным аспектам жизни.

В отношении биологического старения две антропологические точки зрения могут быть объединены. В все еще гипотетической ситуации, когда продление биологического возраста становится медико-техническим вариантом, вопрос о том, хочет ли его выбрать субъект, в первую очередь зависит от автономии.Эта свобода выбора соответствует либеральным взглядам. Однако коммунитарная точка зрения подчеркивает важность социальной сети как непременного условия подлинно человеческой жизни. Это не просто психологическое состояние в том смысле, что я чувствую себя лучше с другими, но этическое: для того, чтобы реализовать морально хорошую жизнь, я должен осознать себя как общественное существо. Общение с другими как таковое считается по сути ценным, а не факт, что другой «полезен» для моих целей. Это исключает возможность того, что увеличение биологического возраста является ценным по своей сути.Это ценно только в том случае, если оно также продлевает нашу жизнь как общинных существ. Долгая жизнь ценна только в том случае, если она приводит к продолжительной жизни в значимых отношениях. Качество времени перевешивает количество времени. Поэтому настоящая этическая проблема для стареющих обществ должна заключаться в том, как улучшить условия жизни как жизни в сообществе, а не как остановить старение как таковое.

Смысл жизни

Наш последний аргумент состоит в том, что продление жизни как явная цель противоречит мудрости веков, содержащейся в различных религиозных и нерелигиозных духовных традициях.Хотя все традиции согласны с тем, что жизнь достойна и ее нельзя забирать (без уважительной причины или вообще), всегда существует мнение, что люди упускают суть жизни, сосредотачиваясь на сохранении своего «я» или «эго».

Многие духовные и религиозные традиции подчеркивают это в представлении о подлинно человеческой жизни посредством децентрализации «я». В христианской традиции, как, например, выражено Фомой Аквинским, понятие вечной жизни не относится в первую очередь к продолжению земной жизни, основанной на концепции бессмертной души; скорее, это относится к полноте человеческой жизни, которая может быть достигнута в той степени, в которой цель в жизни больше не состоит в сохранении себя, а в общении и служении Богу и ближнему. 18 Та же мысль выражена в других монотеистических религиях, таких как иудаизм и ислам. Обращаясь к восточному миру, мы видим, что индуизм, буддизм и явно нерелигиозные духовные подходы, такие как подход индийского мыслителя Джидду Кришнамурти, указывают на важность избавления от эго. 19

Подобные традиции сходятся в наблюдении, что чем больше человек децентрализуется, тем больше теряется интерес к самосохранению или продлению биологической продолжительности жизни.Скромность и способность отдавать приоритет стремлению к саморазвитию, стремясь к процветанию других людей, кажется признаком как счастья, так и осмысленной жизни.

Мы считаем, что к мировым духовным традициям стоит прислушиваться, потому что они являются богатым и часто древним источником опыта, позволяющего вести осмысленную жизнь в различных культурных контекстах. Когда сходятся воедино мудрость этих разных контекстов, кажется вероятным, что может появиться что-то важное.По крайней мере, они информируют нас о том, что качество жизни зависит не только от продолжительности жизни.

Может ли мудрость духовных традиций быть вдохновлена ​​тем фактом, что человеческие существа должны справиться со своей смертностью и искать выход в трансцендентном мире? Хотя это может быть правдой, что эта мотивация присутствует среди последователей различных духовных традиций, мы думаем, что сами традиции слишком сложны и хорошо продуманы, чтобы их можно было обвинить в бегстве от действительности. Более того, существует секулярная параллель с переживанием децентрализации себя в связи с переживанием смысла жизни.

Когда мы размышляем о связи между временем и опытом, например, есть интересный и важный парадокс, который следует наблюдать: чем больше жизнь воспринимается как значимая, тем меньше мы осознаем время. Наибольшее удовлетворение и счастье приносят занятия, которыми мы полностью поглощены. Заниматься музыкой, заниматься спортом, читать хорошие книги, заниматься любовью, писать тексты: есть много примеров деятельности, требующей всего нашего внимания. В тех действиях, которые составляют человеческое счастье, кажется, нет времени и пространства, нет субъекта и объекта.Из этого можно сделать вывод, что в основном мы, люди, ищем не больше времени для жизни, а значимый опыт. Их можно найти с помощью децентрализованной деятельности, благодаря которой качество жизни повышается, а желание самосохранения и продления жизни исчезает.

Убедительность

Мы понимаем, что эти три аргумента различаются убедительностью. Аргумент справедливости является самым сильным, потому что он имеет аргументированную силу здравого смысла, признанную в большинстве этических теорий.Второй аргумент, касающийся социальной природы людей, основывается на готовности критически рассмотреть и дополнить предпосылки моральной теории. Третий аргумент, вводящий смысл жизни, является наиболее спорным: он наиболее силен для тех, кто придерживается одной из этих традиций, но самый слабый для тех, кто этого не делает.

Если три аргумента читать в обратном порядке, мы думаем, что они могут поддерживать друг друга в том смысле, что те, кто ищет значимую жизнь в децентрализации себя, признают важность сообщества и глобальной справедливости.Однако, поскольку мы адресуем эту статью более широкой аудитории, мы предпочитаем начать с аргументации справедливости.

Выводы

Можно ли после того, что было сказано до сих пор, утверждать, что ни у одного человека не должно быть возможности продления жизни, если наука прогрессирует достаточно, чтобы предложить ее? Мы так не думаем. Жизнь — это внутреннее благо, и люди, готовые принять все выдвинутые до сих пор этические возражения, не отличаются от тех, кто предпочитает жить в роскоши, не чувствуя морального долга справедливости.Однако в этой статье мы сосредоточимся на этических проблемах инвестирования в исследования, направленные на дальнейшее продление жизни. Поскольку такие исследования имеют институциональный аспект, связанный с государственным финансированием, мы считаем, что этот аспект требует тщательного осмысления и диалога со стороны биогеронтологов и их научных организаций, специалистов по этике и философов, а также общества в целом. Юенгст и др. 6 , 7 неоднократно формулировали аналогичное заявление. Среди прочего, необходимо обсудить вопрос о том, в какой степени продление жизни способствует общественному благу.Однако понятие «общественное благо» несколько двусмысленно. Это близко к «общественному интересу», который Дженнингс и др. 20 рассматривают как совокупность индивидуальных частных интересов отдельных лиц. В отличие от этого, концепция общего блага подразумевает общество, в котором люди неразрывно связывают свое собственное благо с благом целого. Это заставляет задуматься над вопросом о том, хорошо ли мне как человеку жить дольше и будет ли общество, члены которого живут намного дольше, чем в настоящее время, лучшим обществом.Что касается преимуществ для меня как человека, мы выдвинули два возражения, сосредоточенных на осмысленной жизни и на жизни как коллективного существа. Ответом на оба возражения может быть то, что вопросы смысла и сообществ — это сугубо личные вопросы: в обеих областях люди должны найти свое собственное положение и обладать правом свободного выбора. Но верно также и то, что личные ответы и выбор можно обогатить, если они укоренились в традициях мудрости в отношении того, как жить человеческой жизнью. Именно это вложение мы намерены добавить к обсуждению исследований, продлевающих жизнь.Что касается лучшего общества, то в таком глобализирующемся мире, как наш, существует моральная задача расширить наше представление об общем благе, чтобы оно включало добро для всех во всем мире. Это расширение неизбежно поднимает насущный вопрос о том, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе в качестве вопроса моральной целостности вкладывать время и деньги в попытки продлить нашу жизнь, отодвигая на второй план всю проблему неравной смерти.

Кто хочет жить вечно? Три аргумента против увеличения продолжительности жизни человека

Abstract

Желание продлить продолжительность жизни человека имеет давние традиции во многих культурах.Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. Авторы этой статьи утверждают, что исследования с явной целью увеличения продолжительности жизни человека нежелательны и неприемлемы с моральной точки зрения. Они выдвигают три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни.

Ключевые слова: продление жизни, старение, смысл жизни, сообщество, глобальная справедливость

Желание продлить жизнь человека имеет давнюю традицию во многих культурах. 1 Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. 1 , 2 , 3 , 4 , 5 Сосредоточившись на вмешательствах в биологическое старение, можно провести различие между исследованиями, которые в первую очередь направлены на продление жизни путем замедления или даже остановки процессов старения, и исследованиями, которые направлена ​​на борьбу с болезнями, которые, по-видимому, неразрывно связаны с биологическим старением. 6 Мы не против последних вмешательств, а сосредотачиваемся на первых, увеличивая продолжительность жизни человека сверх средней в качестве основной цели просто потому, что существует, как выразился Гланнон, «более глубокое убеждение в том, что в жизни есть внутренняя ценность. намного дольше, чем мы делаем сейчас, учитывая, что быть живым по сути своей ценно ». 3

Хотя мы согласны с тем, что быть живым по своей сути ценно, мы думаем, что существует фундаментальное различие между желательностью быть живым в пределах средней продолжительности жизни и желательностью быть живым за пределами этих границ.В первом случае мы имеем дело с владением и продолжением того, что мы имеем право поддерживать. Во втором случае мы имеем дело с своего рода усовершенствованием 7 , для которого концепция «права на» не подходит, и это вызывает ряд философских и этических вопросов. Размышляя о желательности исследования, которое явно направлено на продление жизни, мы представим три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни. Они различаются по своей природе и убедительности.Начнем с самого убедительного аргумента — справедливости.

Три аргумента

Правосудие

Самая очевидная моральная проблема — это уже существующая «неравная смерть». Как утверждает Маурон, это неравенство, которое существует как между первым и третьим миром, так и между богатыми и бедными в западных обществах всеобщего благосостояния, является основным этическим препятствием. Как мы можем оправдать попытки продлить жизнь тем, у кого уже есть больше? 8

Цифры говорят сами за себя: в ряде африканских стран к югу от Сахары ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 40 лет.Средняя продолжительность жизни в богатых и развитых странах составляет 70–80 лет. Причины этого неравенства выходят за рамки чисто медицинской. В основном причиной такой смертности является сочетание СПИДа и бедности. 9 , 10 Не менее 60% всех людей на Земле с ВИЧ живут в Африке к югу от Сахары. 11 —25–26 миллионов человек. Двенадцать миллионов детей потеряли по крайней мере одного из родителей, а в Зимбабве инфицировано 20,1% всех взрослых. 11

Одно из возможных возражений против нашего аргумента может заключаться в том, что существование этого глобального неравенства просто не представляет проблемы для биоэтики.Эти различия можно признать вопиюще несправедливыми, но ответственность за них несут политики, правительства и неправительственные организации, а не специалисты по биоэтике. Однако этот способ отражения биоэтической ответственности основан на концепции биоэтики, которая закрывает глаза на морально значимую сложную взаимосвязь между здоровьем населения и международным правосудием. Это сводит биоэтику к типу прикладной этики, которая стала доминирующей с 1970-х годов. В этот период зародилась очень изощренная, политически безобидная и типично западная биоэтика, которая в основном касалась проблем развитых и богатых стран.В последние годы такие специалисты по этике, как Соломон Бенатар, 12 Джеймс Дуайер 13 и Пол Фармер 14 , справедливо пытались расширить биоэтическую повестку дня. В глобализирующемся мире проблемы плохого здоровья в неразвитых странах связаны с тем, как развитые и богатые страны используют свою политическую, финансовую и научную мощь. Таким образом, современная биоэтика не может ограничиваться тем, как и при каких условиях могут применяться новые научные разработки, но также должна решать вопрос, способствуют ли эти разработки более справедливому миру.

Второе возможное возражение против нашей аргументации относится к принципу распределительной справедливости и, в частности, сформулировано Харрисом в утилитарной форме. Тот факт, что у нас нет средств лечить всех пациентов, не является аргументом в пользу того, чтобы считать несправедливым лечение некоторых из них: «Если бессмертие или увеличение продолжительности жизни — это хорошо, то с этикой сомнительно отказывать некоторым людям в ощутимых благах, потому что мы не можем их обеспечить. их для всех »(p529). 2 Дэвис отстаивает тот же вывод, используя несколько иные рассуждения.Отказать Бедным в лечении, которое они могут себе позволить, потому что Бедные не могут себе этого позволить, «оправдано только в том случае, если это делает Бедным более чем незначительно лучше» (PW7). 15 Бремя для Неимущих, связанное с доступностью средств, продлевающих жизнь, для Haves имеет гораздо меньший вес по сравнению с количеством дополнительных лет жизни, которые Haves потеряли бы, если бы продление жизни не стало доступным.

Оба утилитарных аргумента проблематичны в двух отношениях.Во-первых, они не делают различия между правом (меньшинства) обладателей поддерживать то, что у них уже есть, например, определенные виды лечения возрастных заболеваний, и правом стать обладателями нравов путем исследований и разработок, чтобы увеличить общую продолжительность жизни. Это фундаментальное различие между реальным и потенциальным имеет моральные последствия в свете справедливости. Лечения, которые существуют в реальности, но не доступны для всех, по праву поднимают вопросы о справедливости распределения.Однако потенциальные методы лечения требуют предварительных вопросов: для каких целей они разработаны? стоят ли они вообще и для кого? кто получит прибыль? кто пострадает? Во-вторых, подсчитывая только выгоды и бремя или бремя разного веса, они пренебрегают моральными качествами определенных положений дел, которые могут считаться неправильными и несправедливыми в se и которые не должны становиться еще более неправильными или неправильными. несправедливо. Они игнорируют важные моральные принципы справедливости и честности.Сосредоточившись на том, как оправдать распределение средств, доступных не для всех, мы полностью игнорируем проблему неравенства в шансах. Первоначальная проблема, почему одни можно лечить, а другие нет, больше не рассматривается. Эта моральная слепота напоминает нам историю французской королевы Марии Антуанетты, которая в 1789 году столкнулась с разъяренной толпой. На вопрос, что происходит, ей ответили, что эти люди голодают, потому что хлеба нет. Она изумленно ответила: «А почему же тогда они не едят пирожное?» Что касается увеличения продолжительности жизни, мы имеем дело не с лечением (пока), а с вопросом о желательности исследований и разработок и, следовательно, финансовых вложений, которые не уменьшат это глобальное неравенство в продолжительности жизни или даже хуже, может их увеличить.

Поэтому наши усилия по продлению жизни не следует отделять от более фундаментальных вопросов, касающихся целостности: учитывая проблему неравной смерти, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе инвестировать в исследования для продления жизни? Современная повестка дня биоэтики во многом определяется дилеммами и проблемами, поднятыми западной медициной и биомедицинскими исследованиями. Недавно Лак и Холл призвали к проведению дополнительных социальных исследований общественного мнения относительно продления жизни. 16 В качестве варианта их предложения мы полагаем, что уместно знать мнения о технологиях продления жизни всех тех людей, чей риск смерти до 40 лет можно уменьшить с помощью довольно простых, низкотехнологичных средств.

Измерение отношений

Жизнь — это всегда жизнь с другими, даже если она продлена. Однако решающим представляется то, как интерпретируется это родство с другими. Либеральная антропология рассматривает людей как прежде всего индивидуумов, которые связаны друг с другом контрактами и переговорами, руководствуясь личными интересами. Другой человек имеет инструментальную ценность и может выступать в роли друга, конкурента или даже врага. Кроме того, сумма всех остальных, включенных в сообщество или общество, имеет чисто инструментальную ценность: сообщество или общество оценивается по тому, насколько оно помогает своим членам реализовать их индивидуальный жизненный план.С либеральной точки зрения, хорошая жизнь — это хорошая жизнь для меня , определенная и измеренная мной. Автономность и подлинность — главные ценности. Аргументы в пользу продления жизни часто основываются на предпосылках либерализма.

В коммунитарной антропологии люди рассматриваются как социальные существа: отношения с другими относятся к основам человеческой жизни. Как сказал Аристотель (1097b12), человек по своей природе политическое существо в смысле принадлежности к полису, или сообществу. 17 В отличие от либеральной антропологии, социальный контекст — это не только инструментальное средство для реализации индивидуальных жизненных планов, но и предварительное условие для жизни человека. Люди не могут жить без конструктивных отношений с другими. Товары, необходимые для хорошей жизни, такие как дружба, по сути, являются товарами, привязанными к социальным аспектам жизни.

В отношении биологического старения две антропологические точки зрения могут быть объединены. В все еще гипотетической ситуации, когда продление биологического возраста становится медико-техническим вариантом, вопрос о том, хочет ли его выбрать субъект, в первую очередь зависит от автономии.Эта свобода выбора соответствует либеральным взглядам. Однако коммунитарная точка зрения подчеркивает важность социальной сети как непременного условия подлинно человеческой жизни. Это не просто психологическое состояние в том смысле, что я чувствую себя лучше с другими, но этическое: для того, чтобы реализовать морально хорошую жизнь, я должен осознать себя как общественное существо. Общение с другими как таковое считается по сути ценным, а не факт, что другой «полезен» для моих целей. Это исключает возможность того, что увеличение биологического возраста является ценным по своей сути.Это ценно только в том случае, если оно также продлевает нашу жизнь как общинных существ. Долгая жизнь ценна только в том случае, если она приводит к продолжительной жизни в значимых отношениях. Качество времени перевешивает количество времени. Поэтому настоящая этическая проблема для стареющих обществ должна заключаться в том, как улучшить условия жизни как жизни в сообществе, а не как остановить старение как таковое.

Смысл жизни

Наш последний аргумент состоит в том, что продление жизни как явная цель противоречит мудрости веков, содержащейся в различных религиозных и нерелигиозных духовных традициях.Хотя все традиции согласны с тем, что жизнь достойна и ее нельзя забирать (без уважительной причины или вообще), всегда существует мнение, что люди упускают суть жизни, сосредотачиваясь на сохранении своего «я» или «эго».

Многие духовные и религиозные традиции подчеркивают это в представлении о подлинно человеческой жизни посредством децентрализации «я». В христианской традиции, как, например, выражено Фомой Аквинским, понятие вечной жизни не относится в первую очередь к продолжению земной жизни, основанной на концепции бессмертной души; скорее, это относится к полноте человеческой жизни, которая может быть достигнута в той степени, в которой цель в жизни больше не состоит в сохранении себя, а в общении и служении Богу и ближнему. 18 Та же мысль выражена в других монотеистических религиях, таких как иудаизм и ислам. Обращаясь к восточному миру, мы видим, что индуизм, буддизм и явно нерелигиозные духовные подходы, такие как подход индийского мыслителя Джидду Кришнамурти, указывают на важность избавления от эго. 19

Подобные традиции сходятся в наблюдении, что чем больше человек децентрализуется, тем больше теряется интерес к самосохранению или продлению биологической продолжительности жизни.Скромность и способность отдавать приоритет стремлению к саморазвитию, стремясь к процветанию других людей, кажется признаком как счастья, так и осмысленной жизни.

Мы считаем, что к мировым духовным традициям стоит прислушиваться, потому что они являются богатым и часто древним источником опыта, позволяющего вести осмысленную жизнь в различных культурных контекстах. Когда сходятся воедино мудрость этих разных контекстов, кажется вероятным, что может появиться что-то важное.По крайней мере, они информируют нас о том, что качество жизни зависит не только от продолжительности жизни.

Может ли мудрость духовных традиций быть вдохновлена ​​тем фактом, что человеческие существа должны справиться со своей смертностью и искать выход в трансцендентном мире? Хотя это может быть правдой, что эта мотивация присутствует среди последователей различных духовных традиций, мы думаем, что сами традиции слишком сложны и хорошо продуманы, чтобы их можно было обвинить в бегстве от действительности. Более того, существует секулярная параллель с переживанием децентрализации себя в связи с переживанием смысла жизни.

Когда мы размышляем о связи между временем и опытом, например, есть интересный и важный парадокс, который следует наблюдать: чем больше жизнь воспринимается как значимая, тем меньше мы осознаем время. Наибольшее удовлетворение и счастье приносят занятия, которыми мы полностью поглощены. Заниматься музыкой, заниматься спортом, читать хорошие книги, заниматься любовью, писать тексты: есть много примеров деятельности, требующей всего нашего внимания. В тех действиях, которые составляют человеческое счастье, кажется, нет времени и пространства, нет субъекта и объекта.Из этого можно сделать вывод, что в основном мы, люди, ищем не больше времени для жизни, а значимый опыт. Их можно найти с помощью децентрализованной деятельности, благодаря которой качество жизни повышается, а желание самосохранения и продления жизни исчезает.

Убедительность

Мы понимаем, что эти три аргумента различаются убедительностью. Аргумент справедливости является самым сильным, потому что он имеет аргументированную силу здравого смысла, признанную в большинстве этических теорий.Второй аргумент, касающийся социальной природы людей, основывается на готовности критически рассмотреть и дополнить предпосылки моральной теории. Третий аргумент, вводящий смысл жизни, является наиболее спорным: он наиболее силен для тех, кто придерживается одной из этих традиций, но самый слабый для тех, кто этого не делает.

Если три аргумента читать в обратном порядке, мы думаем, что они могут поддерживать друг друга в том смысле, что те, кто ищет значимую жизнь в децентрализации себя, признают важность сообщества и глобальной справедливости.Однако, поскольку мы адресуем эту статью более широкой аудитории, мы предпочитаем начать с аргументации справедливости.

Выводы

Можно ли после того, что было сказано до сих пор, утверждать, что ни у одного человека не должно быть возможности продления жизни, если наука прогрессирует достаточно, чтобы предложить ее? Мы так не думаем. Жизнь — это внутреннее благо, и люди, готовые принять все выдвинутые до сих пор этические возражения, не отличаются от тех, кто предпочитает жить в роскоши, не чувствуя морального долга справедливости.Однако в этой статье мы сосредоточимся на этических проблемах инвестирования в исследования, направленные на дальнейшее продление жизни. Поскольку такие исследования имеют институциональный аспект, связанный с государственным финансированием, мы считаем, что этот аспект требует тщательного осмысления и диалога со стороны биогеронтологов и их научных организаций, специалистов по этике и философов, а также общества в целом. Юенгст и др. 6 , 7 неоднократно формулировали аналогичное заявление. Среди прочего, необходимо обсудить вопрос о том, в какой степени продление жизни способствует общественному благу.Однако понятие «общественное благо» несколько двусмысленно. Это близко к «общественному интересу», который Дженнингс и др. 20 рассматривают как совокупность индивидуальных частных интересов отдельных лиц. В отличие от этого, концепция общего блага подразумевает общество, в котором люди неразрывно связывают свое собственное благо с благом целого. Это заставляет задуматься над вопросом о том, хорошо ли мне как человеку жить дольше и будет ли общество, члены которого живут намного дольше, чем в настоящее время, лучшим обществом.Что касается преимуществ для меня как человека, мы выдвинули два возражения, сосредоточенных на осмысленной жизни и на жизни как коллективного существа. Ответом на оба возражения может быть то, что вопросы смысла и сообществ — это сугубо личные вопросы: в обеих областях люди должны найти свое собственное положение и обладать правом свободного выбора. Но верно также и то, что личные ответы и выбор можно обогатить, если они укоренились в традициях мудрости в отношении того, как жить человеческой жизнью. Именно это вложение мы намерены добавить к обсуждению исследований, продлевающих жизнь.Что касается лучшего общества, то в таком глобализирующемся мире, как наш, существует моральная задача расширить наше представление об общем благе, чтобы оно включало добро для всех во всем мире. Это расширение неизбежно поднимает насущный вопрос о том, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе в качестве вопроса моральной целостности вкладывать время и деньги в попытки продлить нашу жизнь, отодвигая на второй план всю проблему неравной смерти.

Кто хочет жить вечно? Три аргумента против увеличения продолжительности жизни человека

Abstract

Желание продлить продолжительность жизни человека имеет давние традиции во многих культурах.Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. Авторы этой статьи утверждают, что исследования с явной целью увеличения продолжительности жизни человека нежелательны и неприемлемы с моральной точки зрения. Они выдвигают три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни.

Ключевые слова: продление жизни, старение, смысл жизни, сообщество, глобальная справедливость

Желание продлить жизнь человека имеет давнюю традицию во многих культурах. 1 Оптимистические взгляды на возможность достижения этой цели с помощью последних достижений медицины все чаще становятся предметом серьезных научных и философских дискуссий. 1 , 2 , 3 , 4 , 5 Сосредоточившись на вмешательствах в биологическое старение, можно провести различие между исследованиями, которые в первую очередь направлены на продление жизни путем замедления или даже остановки процессов старения, и исследованиями, которые направлена ​​на борьбу с болезнями, которые, по-видимому, неразрывно связаны с биологическим старением. 6 Мы не против последних вмешательств, а сосредотачиваемся на первых, увеличивая продолжительность жизни человека сверх средней в качестве основной цели просто потому, что существует, как выразился Гланнон, «более глубокое убеждение в том, что в жизни есть внутренняя ценность. намного дольше, чем мы делаем сейчас, учитывая, что быть живым по сути своей ценно ». 3

Хотя мы согласны с тем, что быть живым по своей сути ценно, мы думаем, что существует фундаментальное различие между желательностью быть живым в пределах средней продолжительности жизни и желательностью быть живым за пределами этих границ.В первом случае мы имеем дело с владением и продолжением того, что мы имеем право поддерживать. Во втором случае мы имеем дело с своего рода усовершенствованием 7 , для которого концепция «права на» не подходит, и это вызывает ряд философских и этических вопросов. Размышляя о желательности исследования, которое явно направлено на продление жизни, мы представим три серьезных возражения, касающихся справедливости, общества и смысла жизни. Они различаются по своей природе и убедительности.Начнем с самого убедительного аргумента — справедливости.

Три аргумента

Правосудие

Самая очевидная моральная проблема — это уже существующая «неравная смерть». Как утверждает Маурон, это неравенство, которое существует как между первым и третьим миром, так и между богатыми и бедными в западных обществах всеобщего благосостояния, является основным этическим препятствием. Как мы можем оправдать попытки продлить жизнь тем, у кого уже есть больше? 8

Цифры говорят сами за себя: в ряде африканских стран к югу от Сахары ожидаемая продолжительность жизни составляет менее 40 лет.Средняя продолжительность жизни в богатых и развитых странах составляет 70–80 лет. Причины этого неравенства выходят за рамки чисто медицинской. В основном причиной такой смертности является сочетание СПИДа и бедности. 9 , 10 Не менее 60% всех людей на Земле с ВИЧ живут в Африке к югу от Сахары. 11 —25–26 миллионов человек. Двенадцать миллионов детей потеряли по крайней мере одного из родителей, а в Зимбабве инфицировано 20,1% всех взрослых. 11

Одно из возможных возражений против нашего аргумента может заключаться в том, что существование этого глобального неравенства просто не представляет проблемы для биоэтики.Эти различия можно признать вопиюще несправедливыми, но ответственность за них несут политики, правительства и неправительственные организации, а не специалисты по биоэтике. Однако этот способ отражения биоэтической ответственности основан на концепции биоэтики, которая закрывает глаза на морально значимую сложную взаимосвязь между здоровьем населения и международным правосудием. Это сводит биоэтику к типу прикладной этики, которая стала доминирующей с 1970-х годов. В этот период зародилась очень изощренная, политически безобидная и типично западная биоэтика, которая в основном касалась проблем развитых и богатых стран.В последние годы такие специалисты по этике, как Соломон Бенатар, 12 Джеймс Дуайер 13 и Пол Фармер 14 , справедливо пытались расширить биоэтическую повестку дня. В глобализирующемся мире проблемы плохого здоровья в неразвитых странах связаны с тем, как развитые и богатые страны используют свою политическую, финансовую и научную мощь. Таким образом, современная биоэтика не может ограничиваться тем, как и при каких условиях могут применяться новые научные разработки, но также должна решать вопрос, способствуют ли эти разработки более справедливому миру.

Второе возможное возражение против нашей аргументации относится к принципу распределительной справедливости и, в частности, сформулировано Харрисом в утилитарной форме. Тот факт, что у нас нет средств лечить всех пациентов, не является аргументом в пользу того, чтобы считать несправедливым лечение некоторых из них: «Если бессмертие или увеличение продолжительности жизни — это хорошо, то с этикой сомнительно отказывать некоторым людям в ощутимых благах, потому что мы не можем их обеспечить. их для всех »(p529). 2 Дэвис отстаивает тот же вывод, используя несколько иные рассуждения.Отказать Бедным в лечении, которое они могут себе позволить, потому что Бедные не могут себе этого позволить, «оправдано только в том случае, если это делает Бедным более чем незначительно лучше» (PW7). 15 Бремя для Неимущих, связанное с доступностью средств, продлевающих жизнь, для Haves имеет гораздо меньший вес по сравнению с количеством дополнительных лет жизни, которые Haves потеряли бы, если бы продление жизни не стало доступным.

Оба утилитарных аргумента проблематичны в двух отношениях.Во-первых, они не делают различия между правом (меньшинства) обладателей поддерживать то, что у них уже есть, например, определенные виды лечения возрастных заболеваний, и правом стать обладателями нравов путем исследований и разработок, чтобы увеличить общую продолжительность жизни. Это фундаментальное различие между реальным и потенциальным имеет моральные последствия в свете справедливости. Лечения, которые существуют в реальности, но не доступны для всех, по праву поднимают вопросы о справедливости распределения.Однако потенциальные методы лечения требуют предварительных вопросов: для каких целей они разработаны? стоят ли они вообще и для кого? кто получит прибыль? кто пострадает? Во-вторых, подсчитывая только выгоды и бремя или бремя разного веса, они пренебрегают моральными качествами определенных положений дел, которые могут считаться неправильными и несправедливыми в se и которые не должны становиться еще более неправильными или неправильными. несправедливо. Они игнорируют важные моральные принципы справедливости и честности.Сосредоточившись на том, как оправдать распределение средств, доступных не для всех, мы полностью игнорируем проблему неравенства в шансах. Первоначальная проблема, почему одни можно лечить, а другие нет, больше не рассматривается. Эта моральная слепота напоминает нам историю французской королевы Марии Антуанетты, которая в 1789 году столкнулась с разъяренной толпой. На вопрос, что происходит, ей ответили, что эти люди голодают, потому что хлеба нет. Она изумленно ответила: «А почему же тогда они не едят пирожное?» Что касается увеличения продолжительности жизни, мы имеем дело не с лечением (пока), а с вопросом о желательности исследований и разработок и, следовательно, финансовых вложений, которые не уменьшат это глобальное неравенство в продолжительности жизни или даже хуже, может их увеличить.

Поэтому наши усилия по продлению жизни не следует отделять от более фундаментальных вопросов, касающихся целостности: учитывая проблему неравной смерти, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе инвестировать в исследования для продления жизни? Современная повестка дня биоэтики во многом определяется дилеммами и проблемами, поднятыми западной медициной и биомедицинскими исследованиями. Недавно Лак и Холл призвали к проведению дополнительных социальных исследований общественного мнения относительно продления жизни. 16 В качестве варианта их предложения мы полагаем, что уместно знать мнения о технологиях продления жизни всех тех людей, чей риск смерти до 40 лет можно уменьшить с помощью довольно простых, низкотехнологичных средств.

Измерение отношений

Жизнь — это всегда жизнь с другими, даже если она продлена. Однако решающим представляется то, как интерпретируется это родство с другими. Либеральная антропология рассматривает людей как прежде всего индивидуумов, которые связаны друг с другом контрактами и переговорами, руководствуясь личными интересами. Другой человек имеет инструментальную ценность и может выступать в роли друга, конкурента или даже врага. Кроме того, сумма всех остальных, включенных в сообщество или общество, имеет чисто инструментальную ценность: сообщество или общество оценивается по тому, насколько оно помогает своим членам реализовать их индивидуальный жизненный план.С либеральной точки зрения, хорошая жизнь — это хорошая жизнь для меня , определенная и измеренная мной. Автономность и подлинность — главные ценности. Аргументы в пользу продления жизни часто основываются на предпосылках либерализма.

В коммунитарной антропологии люди рассматриваются как социальные существа: отношения с другими относятся к основам человеческой жизни. Как сказал Аристотель (1097b12), человек по своей природе политическое существо в смысле принадлежности к полису, или сообществу. 17 В отличие от либеральной антропологии, социальный контекст — это не только инструментальное средство для реализации индивидуальных жизненных планов, но и предварительное условие для жизни человека. Люди не могут жить без конструктивных отношений с другими. Товары, необходимые для хорошей жизни, такие как дружба, по сути, являются товарами, привязанными к социальным аспектам жизни.

В отношении биологического старения две антропологические точки зрения могут быть объединены. В все еще гипотетической ситуации, когда продление биологического возраста становится медико-техническим вариантом, вопрос о том, хочет ли его выбрать субъект, в первую очередь зависит от автономии.Эта свобода выбора соответствует либеральным взглядам. Однако коммунитарная точка зрения подчеркивает важность социальной сети как непременного условия подлинно человеческой жизни. Это не просто психологическое состояние в том смысле, что я чувствую себя лучше с другими, но этическое: для того, чтобы реализовать морально хорошую жизнь, я должен осознать себя как общественное существо. Общение с другими как таковое считается по сути ценным, а не факт, что другой «полезен» для моих целей. Это исключает возможность того, что увеличение биологического возраста является ценным по своей сути.Это ценно только в том случае, если оно также продлевает нашу жизнь как общинных существ. Долгая жизнь ценна только в том случае, если она приводит к продолжительной жизни в значимых отношениях. Качество времени перевешивает количество времени. Поэтому настоящая этическая проблема для стареющих обществ должна заключаться в том, как улучшить условия жизни как жизни в сообществе, а не как остановить старение как таковое.

Смысл жизни

Наш последний аргумент состоит в том, что продление жизни как явная цель противоречит мудрости веков, содержащейся в различных религиозных и нерелигиозных духовных традициях.Хотя все традиции согласны с тем, что жизнь достойна и ее нельзя забирать (без уважительной причины или вообще), всегда существует мнение, что люди упускают суть жизни, сосредотачиваясь на сохранении своего «я» или «эго».

Многие духовные и религиозные традиции подчеркивают это в представлении о подлинно человеческой жизни посредством децентрализации «я». В христианской традиции, как, например, выражено Фомой Аквинским, понятие вечной жизни не относится в первую очередь к продолжению земной жизни, основанной на концепции бессмертной души; скорее, это относится к полноте человеческой жизни, которая может быть достигнута в той степени, в которой цель в жизни больше не состоит в сохранении себя, а в общении и служении Богу и ближнему. 18 Та же мысль выражена в других монотеистических религиях, таких как иудаизм и ислам. Обращаясь к восточному миру, мы видим, что индуизм, буддизм и явно нерелигиозные духовные подходы, такие как подход индийского мыслителя Джидду Кришнамурти, указывают на важность избавления от эго. 19

Подобные традиции сходятся в наблюдении, что чем больше человек децентрализуется, тем больше теряется интерес к самосохранению или продлению биологической продолжительности жизни.Скромность и способность отдавать приоритет стремлению к саморазвитию, стремясь к процветанию других людей, кажется признаком как счастья, так и осмысленной жизни.

Мы считаем, что к мировым духовным традициям стоит прислушиваться, потому что они являются богатым и часто древним источником опыта, позволяющего вести осмысленную жизнь в различных культурных контекстах. Когда сходятся воедино мудрость этих разных контекстов, кажется вероятным, что может появиться что-то важное.По крайней мере, они информируют нас о том, что качество жизни зависит не только от продолжительности жизни.

Может ли мудрость духовных традиций быть вдохновлена ​​тем фактом, что человеческие существа должны справиться со своей смертностью и искать выход в трансцендентном мире? Хотя это может быть правдой, что эта мотивация присутствует среди последователей различных духовных традиций, мы думаем, что сами традиции слишком сложны и хорошо продуманы, чтобы их можно было обвинить в бегстве от действительности. Более того, существует секулярная параллель с переживанием децентрализации себя в связи с переживанием смысла жизни.

Когда мы размышляем о связи между временем и опытом, например, есть интересный и важный парадокс, который следует наблюдать: чем больше жизнь воспринимается как значимая, тем меньше мы осознаем время. Наибольшее удовлетворение и счастье приносят занятия, которыми мы полностью поглощены. Заниматься музыкой, заниматься спортом, читать хорошие книги, заниматься любовью, писать тексты: есть много примеров деятельности, требующей всего нашего внимания. В тех действиях, которые составляют человеческое счастье, кажется, нет времени и пространства, нет субъекта и объекта.Из этого можно сделать вывод, что в основном мы, люди, ищем не больше времени для жизни, а значимый опыт. Их можно найти с помощью децентрализованной деятельности, благодаря которой качество жизни повышается, а желание самосохранения и продления жизни исчезает.

Убедительность

Мы понимаем, что эти три аргумента различаются убедительностью. Аргумент справедливости является самым сильным, потому что он имеет аргументированную силу здравого смысла, признанную в большинстве этических теорий.Второй аргумент, касающийся социальной природы людей, основывается на готовности критически рассмотреть и дополнить предпосылки моральной теории. Третий аргумент, вводящий смысл жизни, является наиболее спорным: он наиболее силен для тех, кто придерживается одной из этих традиций, но самый слабый для тех, кто этого не делает.

Если три аргумента читать в обратном порядке, мы думаем, что они могут поддерживать друг друга в том смысле, что те, кто ищет значимую жизнь в децентрализации себя, признают важность сообщества и глобальной справедливости.Однако, поскольку мы адресуем эту статью более широкой аудитории, мы предпочитаем начать с аргументации справедливости.

Выводы

Можно ли после того, что было сказано до сих пор, утверждать, что ни у одного человека не должно быть возможности продления жизни, если наука прогрессирует достаточно, чтобы предложить ее? Мы так не думаем. Жизнь — это внутреннее благо, и люди, готовые принять все выдвинутые до сих пор этические возражения, не отличаются от тех, кто предпочитает жить в роскоши, не чувствуя морального долга справедливости.Однако в этой статье мы сосредоточимся на этических проблемах инвестирования в исследования, направленные на дальнейшее продление жизни. Поскольку такие исследования имеют институциональный аспект, связанный с государственным финансированием, мы считаем, что этот аспект требует тщательного осмысления и диалога со стороны биогеронтологов и их научных организаций, специалистов по этике и философов, а также общества в целом. Юенгст и др. 6 , 7 неоднократно формулировали аналогичное заявление. Среди прочего, необходимо обсудить вопрос о том, в какой степени продление жизни способствует общественному благу.Однако понятие «общественное благо» несколько двусмысленно. Это близко к «общественному интересу», который Дженнингс и др. 20 рассматривают как совокупность индивидуальных частных интересов отдельных лиц. В отличие от этого, концепция общего блага подразумевает общество, в котором люди неразрывно связывают свое собственное благо с благом целого. Это заставляет задуматься над вопросом о том, хорошо ли мне как человеку жить дольше и будет ли общество, члены которого живут намного дольше, чем в настоящее время, лучшим обществом.Что касается преимуществ для меня как человека, мы выдвинули два возражения, сосредоточенных на осмысленной жизни и на жизни как коллективного существа. Ответом на оба возражения может быть то, что вопросы смысла и сообществ — это сугубо личные вопросы: в обеих областях люди должны найти свое собственное положение и обладать правом свободного выбора. Но верно также и то, что личные ответы и выбор можно обогатить, если они укоренились в традициях мудрости в отношении того, как жить человеческой жизнью. Именно это вложение мы намерены добавить к обсуждению исследований, продлевающих жизнь.Что касается лучшего общества, то в таком глобализирующемся мире, как наш, существует моральная задача расширить наше представление об общем благе, чтобы оно включало добро для всех во всем мире. Это расширение неизбежно поднимает насущный вопрос о том, можем ли мы с моральной точки зрения позволить себе в качестве вопроса моральной целостности вкладывать время и деньги в попытки продлить нашу жизнь, отодвигая на второй план всю проблему неравной смерти.

Стоит ли человеческое существование нанесенного ему ущерба?

J Med Ethics. 2007 Oct; 33 (10): 573–576.

Для корреспонденции: профессору L Doyal
Queen Mary, Лондонский университет, 708 Willoughby House, The Barbican, London EC2Y 8BN, UK; [email protected]

Поступила в редакцию 14 декабря 2006 г .; Пересмотрено 14 декабря 2006 г .; Принято 17 декабря 2006 г.

Copyright © 2007 BMJ Publishing Group Ltd и Институт медицинской этики. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Бенатар утверждает, что лучше никогда не родиться из-за вреда, всегда связанного с человеческим существованием.Несуществование не влечет за собой вреда, равно как и отсутствие опыта отсутствия каких-либо преимуществ, которые может предложить существование. Поэтому он утверждает, что деторождение безответственно с моральной точки зрения, равно как и использование репродуктивных технологий для рождения детей. Женщинам следует добиваться прерывания беременности, если они забеременеют, и для потенциальных будущих поколений будет лучше, если люди вымрут как можно скорее. Эти взгляды оспариваются аргументом о том, что, хотя решения не производить потомство могут быть рациональными на основании возможного вреда, в равной степени рационально делать ставку при определенных обстоятельствах на то, что будущим детям будет лучше, если они будут испытывать вред и пользу жизни. вместо того, чтобы никогда не иметь возможности испытать что-либо.В той степени, в которой аргументы Бенатара исключают потенциальную рациональность любой такой игры, их моральная значимость для конкретных вопросов, касающихся воспроизводства человека, ослабляется. Однако он прав, подчеркивая важность предполагаемого вреда, когда принимаются решения о попытке завести детей.

Самая мрачная популяризация Шопенгауэра звучит так: «Жизнь — сука, а потом ты умрешь». Сложные аргументы в новой книге Бенатара 1 , Лучше никогда не было, подтверждают появление еще одного интригующего философа пессимизма.Забудьте о трагедии смерти после жизни, полной неизбежных повреждений. Бенатар утверждает, что вред, причиненный всем формам сознательной жизни, таков, что лучше, чтобы они вообще не были рождены. Разрабатывая свой случай, он сосредотачивается в первую очередь на людях и типах вреда, который существование неизбежно готовит им.

Стоит ли человеческое существование?

Одним из достоинств анализа Бенатара является его простота. В какой-то степени жизнь всегда сука; это всегда влечет за собой некоторую степень вреда, в том числе опыт смерти.Стоит ли когда-нибудь потенциальная польза человеческого существования свечки такого опыта? По словам Бенатара, ответ отрицательный. Причина в том, что при существовании вред — это плохо, а польза — хорошо. 2 i Однако несуществование не влечет за собой никакого вреда (что хорошо), и отсутствие каких-либо преимуществ, которые существуют, могут возникнуть (что неплохо). Таким образом, небытие гарантирует отсутствие вреда любого рода, а вред любого вида гарантируется существованием. Обратите внимание, что, аргументируя это, Бенатар осознает важность увязки блага отсутствия вреда, вызванного несуществованием, с существующими людьми.Он делает это, аргументируя это тем, что, поскольку вред причиняется только существующим, для возможных людей лучше — «предпочтительнее» — не становиться реальными личностями и, следовательно, им также придется страдать. Эта точка зрения представляет собой интересный поворот эпикурейского аргумента против страха смерти: если смерть приносит небытие, больше не может быть никакого вреда или отсутствия пользы, так зачем беспокоиться? Развивая свой аргумент, Бенатар применяет ту же логику к созданию всей человеческой жизни, независимо от того, насколько абсурдным он признает то, что это может показаться другим.

Например, он утверждает, что если нет отсутствия выгоды, связанной с несуществованием, то никакой уровень вреда не является достаточным для оправдания существования; ни даже булавочного укола! В этой степени его аргумент не зависит от уровня вреда, уже нанесенного человеческой жизни. Тем не менее, он продолжает попытки усилить правдоподобие своего логического аргумента путем эмпирического документирования типов и степеней вреда, с которыми неизбежно сталкиваются даже удачливые люди, — всех распространенных болезней и тревог, связанных с повседневной жизнью, а также часто негативного опыта умирающий.Что касается несчастных, то вред, который они должны терпеть, может быть бесконечным и монументальным, разрушая нищету и болезни наряду с другими формами эндемической незащищенности. Если бы этого было недостаточно, существует хорошо задокументированная тенденция людей недооценивать вред своей жизни и переоценивать преимущества. Таким образом, Бенатар отклоняет заявления о том, что преимущества жизни по-прежнему перевешивают ее вред. Он утверждает, что они основаны на принятии желаемого за действительное и как таковые не являются убедительным свидетельством ценности преимуществ жизни по сравнению с вредом.

Репродуктивная этика и право

Бенатар делает несколько провокационных выводов из своих аргументов, касающихся репродуктивных прав, репродуктивных технологий и абортов. По всем этим направлениям он переворачивает традиционные аргументы с ног на голову. Учитывая вред, всегда связанный с существованием, нет морального права иметь детей; действительно, есть долг не иметь их. 3 Однако отсутствие такого морального права не должно приводить к отмене юридических прав на потомство из-за вреда для существующего соблюдения таких законов.Бенатар выражает сочувствие лоббистам людей с ограниченными возможностями, которые заявляют о пагубной опасности моральных и юридических концепций противоправной жизни. Он предполагает, что порог предполагаемого вреда может быть настолько велик, что при его превышении было бы неправильно пытаться иметь детей (например, некоторые формы тяжелого генетического заболевания). Однако трудоспособным не следует преувеличивать, где следует провести эту черту, вместо того, чтобы изучать и финансировать средства минимизации связанных с этим недостатков. Однако, предложив инвалидам эту морковку, Бенатар сразу же забирает ее.Он создает равные условия, утверждая, что все жизни неправы, поскольку «никакие жизни не стоит начинать».

Таким образом, все готово для его взглядов на репродуктивные технологии и аборты. Например, хотя по закону нельзя препятствовать бесплодию в обращении за лечением бесплодия, эта негативная свобода не должна переводиться в позитивную свободу репродуктивной технологии, предоставляемой государством, которая увековечивает репродуктивный вред. Что касается дебатов по поводу абортов, ключевой вопрос не в том, должны ли беременные женщины иметь право выбирать прерывание беременности; скорее, они должны иметь моральный долг сделать это! Опять же, он утверждает, что никакая юридическая обязанность прекратить действие не следует из существования морального долга иметь их.Это связано с компенсационным вредом, который принудительный аборт может причинить женщинам, которые настаивают на рождении детей. Однако какие бы проблемы ни существовали в отношении практической осуществимости выполнения морального долга не производить потомство, Бенатар не сомневается в своем предпочтительном конечном результате: никаких людей, нигде.

Будущие поколения

Этот вывод более подробно рассматривается в предпоследней главе о будущем человеческого вида. Здесь Бенатар продолжает переворачивать традиционные аргументы с ног на голову.Ортодоксальный вопрос заключался в том, сколько людей должно появиться в мире и насколько приемлемо качество их жизни. Бенатар вместо этого утверждает, что главный вопрос, скорее, заключается в том, как лучше всего вызвать вымирание человечества, нанеся при этом наименьший вред. В этом контексте у него есть особенно интересный анализ некоторых взглядов Дерека Парфита. 4 Parfit отвергает представление о том, что плохое качество жизни может считаться худшим для человека, чем небытие.До рождения этого человека не существовало и поэтому нет оснований для сравнения. Таким образом, Парфит ищет безличный стандарт, по которому могут быть сделаны такие суждения о качестве жизни, и в процессе он исследует различные подходы к максимальному повышению благосостояния будущих поколений.

Например, предположим, что цель состоит в том, чтобы просто максимизировать благосостояние всего населения в будущем. Это может привести к «отвратительному результату», что было бы лучше иметь больше людей с прогнозируемым более низким качеством жизни, чем меньшее количество людей с более высоким уровнем жизни.И наоборот, мы могли бы попытаться решить эту проблему, стремясь максимизировать прогнозируемое среднее благосостояние каждого. Это привело бы к уменьшению численности населения при более высоком общем благополучии. Тем не менее, это также привело бы к неприемлемому выводу, что было бы лучше стремиться к будущему населению из двух человек в блаженстве, а не к большему количеству людей с гораздо меньшим, но все же разумным качеством жизни. Бенатар утверждает, что подобные проблемы (и другие) частично вызваны неспособностью провести различие между обстоятельствами, при которых жизнь стоит продолжать, а не стоит начинать.«Если никакие жизни не стоит начинать, это не является недостатком теории, поскольку она препятствует добавлению новых жизней, которые не стоит начинать, даже если эти жизни стоит продолжать. Было бы действительно лучше, если бы к Эдемским жизням Адама и Евы не присоединились люди ».

Неудивительно, что Бенатар продолжает утверждать, что вымирание человечества было бы хорошим делом. Однако при этом он не отвергает гуманитарные ценности. Глобальное распространение его антинатализма — это один из планов на будущее.Тем не менее, постепенное исчезновение человечества, к которому это приведет, а не к более быстрому вымиранию в результате драматического стихийного бедствия, также создает перспективу нанесения огромного вреда последним оставшимся людям. Бенатар признает отсутствие ясности в том, как с этим можно справиться гуманно, тем более, что любое преднамеренное поэтапное преобразование повлечет за собой инструментальное создание и причинение вреда одним людям ради благополучия других. Ясно, что это знание и его практические последствия неизбежно для тех, кто действительно в последний раз серьезно пострадал.При таких обстоятельствах они, вероятно, никого не будут благодарить за то, что родились. Подразумевается, что если человеческое существование могло быть прекращено каким-то катаклизмом монументальных масштабов, это было бы лучшим исходом для нынешних существ и тех, кто в противном случае потенциально может существовать в будущем.

Контраргумент: человеческое существование может стоить игры

Бенатар рисует мрачную, но сложную философскую и эмпирическую картину преимуществ небытия над существованием.Здесь возможна лишь наводящая на размышления критика, особенно в свете деталей некоторых из его аргументов. Интересно, однако, что он сам предоставляет некоторые аналитические инструменты, с помощью которых их можно подвергнуть сомнению.

Концепция Бенатара о вреде, связанном с человеческим существованием, кажется настолько всеобъемлющей, что его аргумент о предпочтительности небытия имеет ощущение логической необходимости: «лучше никогда не рождаться» становится аналитически истинным. Чтобы избежать этого, он дает понять, что существуют возможные миры, в которых его аргументы ложны.Однако он признает существование только одного такого мира, в котором стоит родиться, мира, в котором нет никакого вреда — помните, даже не укола булавкой. Тем не менее, поступая так, он, по крайней мере, открывает путь для того, чтобы задаться вопросом, существуют ли другие возможные миры, в которых его взгляды могут быть ложными — миры, о которых можно было бы рационально утверждать, что по сравнению с раем забвения Бенатара потенциальный вред существование может быть принято как стоящее потенциальных выгод, включая вред от отсутствия таких выгод.Как это можно сделать?

Бенатар принимает уместность постулирования гипотетической исходной позиции Ролза, в которой рациональные переговорщики обдумывают достоинства того, возникла она или нет. 5 Parfit отвергает согласованность такой стратегии, поскольку исходная позиция предполагает, что те, кто в ней, обладают способностью (которой препятствует несуществование) затем существовать в мире, который они создали. Кроме того, как уже указывалось, Бенатар хорошо понимает метафизические нелепости предположений о том, что мы можем приписывать вред или пользу несуществующим людям.Вместо этого он утверждает, что модель Ролза имеет смысл в качестве гипотетического объяснительного устройства для формулирования предпочтительности небытия перед существованием, даже несмотря на то, что «возможные люди» в ней (назовем их первоначальными переговорщиками) на самом деле никогда не станут актуальными. 6 Как обычно, первоначальные переговорщики должны спроектировать возможный мир, зная, что, когда они закончат свои обсуждения, это будет тот мир, в котором они хотели бы стать реальным, даже если они не знают, в каких конкретных личных обстоятельствах будут находиться их продвигать.Для аргументации предположим, что Бенатар прав в отношении возможности применения такого подхода к вопросу о том, лучше ли никогда не родиться.

Бенатар предполагает, что первоначальные переговорщики примут его аргументы о том, что небытие предпочтительнее существования в любом другом возможном мире, чем мир, в котором нет никакого вреда. Но обязательно ли это правда? Предположительно, такие переговорщики могли бы пожелать рассмотреть потенциальную ложность его аргументов в других возможных мирах, кроме мира без всякого вреда.Например, они могут утверждать, что этот мир просто слишком далек от любого мира, в котором будущее существование могло бы быть реально возможным. 7 Действительно, говоря о своем возможном мире без вреда, Бенатар заявляет, что нет таких жизней. Поэтому, чтобы избежать потенциальной нерелевантности своих обсуждений, оригинальные переговорщики могут вместо этого сосредоточиться на мирах, больше похожих на наш, но гораздо более совершенных их версиях. Мы можем представить себе первоначальных переговорщиков, которые утверждали бы, что в реальности небольшой вред — определенно булавочный укол — был бы небольшой платой за огромные потенциальные выгоды в возможном мире, который был намного ближе к нашему собственному и где вред всегда был бы ограничен настолько, насколько это возможно. практически возможно.В самом деле, они могут утверждать, что некоторый вред увеличивает способность ценить пользу (например, удовлетворение, которое может исходить от ощущения физической и эмоциональной безопасности).

Оригинальные переговорщики могут создать мир, в котором они хотели бы родиться, который мог бы обладать следующими характеристиками: резкое превышение пользы над вредом; ряд товаров и услуг, при использовании которых большая часть вреда может казаться второстепенной; широкий спектр эффективно реализуемых позитивных и негативных свобод, которые всегда реализуются в интересах наименее обеспеченных — обе основаны на удовлетворении толстой формулировки основных человеческих потребностей; равные возможности для всех участвовать в социальной и экономической жизни; репродуктивный выбор, доступный по запросу, с ограничением, что в живых не должны оставаться младенцы с такими ограниченными возможностями, что они не могут принимать участие в жизни общества для развития и изучения своего индивидуального человеческого потенциала; и богатая, разнообразная, нетронутая и надежно защищенная физическая среда? 8 Читателям предлагается добавить в список! Хотя далеко от нашего собственного; этот мир все еще намного ближе к нему, чем мир Бенатара, безусловно, как совокупность возможных политических и экономических устремлений.Действительно, некоторые его версии продолжают характеризовать цели прогрессивной политической борьбы во всем мире.

Ясно одно. Существующие в этом возможном мире все еще будут подвергаться риску причинения вреда — определенно вреда, эквивалентного нескольким уколам булавкой, и особенно вреду смерти. Проблема, с которой сталкивается Бенатар, заключается в том, является ли его анализ достаточно гибким, чтобы первоначальные переговорщики могли рационально решить при любых обстоятельствах, приближенных к реальному человеческому существованию, что его точка зрения ложна и что они предпочли бы существовать, а не никогда ничего не испытывать.В конце концов, они могут рассуждать, что им может быть причинен вред, но эти обстоятельства можно организовать так, чтобы они всегда получали оптимальную помощь и поддержку. Точно так же они могут подумать, что это потенциальное переживание вреда следует понимать в контексте того потенциала, который существование принесет огромную и разнообразную пользу (например, личное приключение, достижение, удовлетворение, волнение, удовлетворенность, уважение, любовь, множество разнообразных возможностей). интенсивные краткосрочные и множество других краткосрочных и долгосрочных удовольствий).Читателям снова предлагается добавить в список.

Конечно, первоначальные переговорщики могут быть убеждены основным аргументом Бенатара о том, что эти выгодные возможности не перевешивают тот факт, что несуществование влечет за собой отсутствие опыта причинения вреда и отсутствие каких-либо выгод, которые может предложить существование. Однако я не верю, что Бенатар демонстрирует, что они обязательно будут утверждать, что вступление в такое существование иррационально. Почему бы, по крайней мере, не быть столь же вероятным, что они будут утверждать, что в мире, который они создали, обратная сторона человеческого существования стоила бы авантюры, чтобы на самом деле испытать многие из его исключительных преимуществ? 9 И если рациональные оригинальные переговорщики могут рассуждать таким образом, почему бы нам не сделать более или менее то же самое? Нет никакой логической причины не делать этого: нет противоречия в утверждении, что в определенных условиях я ценю превратности человеческого существования больше, чем перспективу небытия, влекущего за собой отсутствие опыта вреда и отсутствия пользы.Я мог бы столь же последовательно утверждать, что я верю то же самое в отношении моих будущих детей — всех будущих детей — при условии, что эти особые условия существуют.

Точно так же нет никакой эмпирической причины предпочитать небытие существованию, если только кто-то не отвергает (как, кажется, делает Бенатар) все возможные (не говоря уже о фактических!) Человеческие оценки положительной ценности жизни как побочного продукта « Поллианнаизм »- тенденция психологически справляться с плохой ситуацией посредством адаптации, приспособления или привыкания, которая укрепляет веру в то, что вещи лучше, чем они есть на самом деле. 10 Тот факт, что люди могут часто подчеркивать положительное, чтобы устранить отрицательное, не означает, что это неизбежно. В таком предположении есть что-то необычайно патерналистское. Тем не менее, на самом деле, у Бенатара нет другого выбора, кроме как пренебрегать всеми нами, кто считает, что приключение жизни и стремление к нашей собственной индивидуальной печати смысла внутри него делает воспринимаемый или неосознанный вред существования стоящим потенциального преимущества. Если хотя бы один из нас — «веселый», как он называет своих оппонентов, — может быть прав, исходя из нашего опыта, предпочитая существование не-существованию, трудно понять, как Бенатар мог бы тогда поддержать свой главный аргумент.

Заключение

С какими бы проблемами ни сталкивались его аналитические аргументы, анализ Бенатара проявляет себя, когда он по-прежнему сосредоточен на многих ужасах мира, в котором мы живем. Человеческое существование может быть опасным, и потенциальные родители должны серьезно подумать о потенциальном вреде, который может принести страдания любым детям, которых они могут добиться, особенно когда этот вред серьезен и предсказуем. Когда они воспроизводят потомство с такой дальновидностью, они должны взять на себя моральную ответственность за предсказанный вред, который в этом случае произойдет.Если у них нет такой дальновидности, им нужно помочь попытаться ее обрести. Тем не менее, часто такой вред невозможно предсказать с какой-либо степенью уверенности, даже в обстоятельствах, когда существует бедность, мало негативных свобод и еще меньше позитивных свобод. В жизненном приключении многие люди проявляют удивительную настойчивость, оставляют свой след, воспринимают эту возможность как достойную перенесенного вреда и помогают другим сделать то же самое. Подобно первоначальным переговорщикам, родители, у которых был такой положительный опыт, могут сделать ставку на то, что при соответствующей поддержке их дети также смогут это сделать. 11 При условии, что такие родители не воспроизводят детей, которые предсказуемо не могут участвовать в жизненном приключении, аргумент Бенатара не убеждает меня в том, что все такие азартные игры иррациональны и не могут быть основаны на эмпирических доказательствах избранного человеческого опыта пользы и вреда, который оценивается на точность.

Тем не менее, Бенатар определенно прав относительно того, в какой степени ценность потенциальной человеческой жизни не может быть оценена в политическом и экономическом вакууме. Такая жизнь ценна тем, что с ней можно сделать, а не сама по себе.Следовательно, чтобы быть последовательными, те, кто продолжает верить в неотъемлемую ценность человеческой жизни, не могут иметь обе стороны. Они всегда должны связывать эту веру с моральной важностью борьбы за глобальную социальную справедливость — с оптимальным удовлетворением основных потребностей — для каждого. 12 В той степени, в которой можно показать, что эта борьба не может быть успешной и что во всем мире положение может только ухудшаться, тогда пессимизм Бенатара в отношении будущего человечества станет более правдоподобным.Ясно одно. Согласны ли вы с его выводами или нет — а он, вероятно, согласится с этим, — его аргументы заставляют исследовать глубоко укоренившиеся предположения о ценности жизни и моральном значении человеческого существования. Я очень рекомендую его, отмечая, что полезный самоанализ, который он может вызвать, временами кажется довольно вредным. Рад, что не пропустил впечатления!

Благодарности

Спасибо профессору Лесли Дойал и доктору Мирану Эпштейну.

Сноски

i Бенатар также использует боль и удовольствие для обозначения вреда и пользы.Для простоты я остановился на последнем и надеюсь, что это не искажает его аргументы каким-то непредвиденным образом.

Конкурирующие интересы: Нет

Ссылки

1. Бенатар Д. Лучше никогда не быть: вред возникновения Оксфорд: Clarendon Press, 2006

2. Шиффрин С. В. Противоправная жизнь, ответственность за рождение ребенка и значение вреда. Юридическая теория 19995117–148. [Google Scholar]

4. Парфит Д. Причины и личности. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1984, часть 4

5.Ролз Дж. Теория справедливости. Oxford: Oxford University Press, 1971, 12–22, 118–22

6. Ролз Дж. Справедливость как справедливость: политическая, а не метафизическая. Филос по связям с общественностью. 1997; 14/ 3223–251. [Google Scholar] 7. Фельдман Ф. Некоторые загадки о зле смерти. Philos Rev 1991100205–227. [Google Scholar] 8. Доял Л. Размышления о человеческих нуждах. New Left Review 1993201113–128. [Google Scholar]

10. Матлин М. В., Станг Д. Дж. Принцип Поллианны: избирательность в языке, памяти и мышлении.Кембридж, Массачусетс: Schenkman Publishing, 1978

12. Дойал Л., Гоф И. Теория основных человеческих потребностей. Лондон: Макмиллан, 1991

Философский аргумент в пользу жизни | Мнение

В ответ на растущую враждебность к обсуждению проблемы абортов в университетском городке и превращение их в обзывания, как видно из впечатляюще последовательного вандализма кампаний плакатов Гарвардского права на жизнь, я хотел бы представить философский аргумент в пользу защитная позиция. Безобидное заявление HRL: «Улыбнись, твоя мама выбрала жизнь.»Плакаты были сорваны в считанные часы после публикации почти все без исключения. В школе, где так высоко ценятся свобода слова и разнообразие, это пародия. Однако, похоже, это следует из того факта, что гарвардское сообщество ограничивает свой диалог об абортах религией и политикой. Я отложу их, чтобы обсудить этичность ситуации, без которой невозможно разумное обсуждение.

Причина того, что между людьми, придерживающимися разных мнений по вопросу об абортах, так много напряжения и так мало понимания, заключается в том, что обе стороны подходят к нему с совершенно разных точек зрения.Сторона, выступающая за выбор, делает упор на женщинах и их правах, в то время как сторона, выступающая за жизнь, сосредотачивается на другом вовлеченном лице. Мы все можем согласиться с тем, что женщины должны иметь контроль над своим телом, но совершенно необходимо определить, участвует ли второй человек, прежде чем мы сможем говорить о правах женщин.

Философский аргумент в пользу жизни основан на двух простых предпосылках: одно из естественных ценностей, а другое — из естествознания.

Предпосылка, основанная на естественных ценностях, заключается в том, что все люди имеют право на жизнь, потому что они люди.Как ни странно, это предпосылка, с которой большинство философов, выступающих за аборты, не согласятся в современных дебатах — они полностью отрицают универсальные ценности и вместо этого утверждают, что ценности просто субъективны.

Предпосылка, основанная на естествознании, состоит в том, что жизнь каждого отдельного млекопитающего начинается с момента зачатия. Современная наука сделала практически невозможным отстаивать точку зрения о том, что плод не является человеком, учитывая, что с момента зачатия он имеет человеческую ДНК, поэтому проблема сосредоточена на личности.Если человек является личностью только тогда, когда неврологически функционирует как человек, то по тому же аргументу было бы допустимо убивать людей, когда они находятся в глубоком сне, в коме или умственно отсталых. Аналогичные аргументы можно привести в пользу местоположения и жизнеспособности. Единственный раз, когда мы можем последовательно утверждать, что человеческий плод становится человеком, — это когда он или она становится человеком: при зачатии.

Самый веский аргумент в пользу аборта — отрицание того, что плод является человеком. Если можно сделать это абсолютно, тогда аборт не является неправильным.Если кто-то отвергает одно из вышеперечисленных посылок, я хотел бы попросить его рассмотреть следующую квадрилемму. Начнем с двух новых предпосылок: плод — это личность или не личность, и мы либо знаем это, либо не знаем. В итоге мы получаем четыре возможных исхода.

В первом случае плод — это человек, и мы его знаем, поэтому аборт — это умышленное убийство невиновного человека. В этом случае аборт — это убийство и, следовательно, всегда неправильно. Или же, если плод — это человек, но мы этого не знаем, тогда аборт непреднамеренно убивает человека — непредумышленное убийство.Даже если плод не человек, но мы этого не знаем, аборт квалифицируется как преступная халатность. Без полной уверенности в том, что плод не является человеком, делать что-либо, чтобы поставить под угрозу его потенциальную личность, морально неоправданно. Только в последнем случае, если плод не личность и мы знаем это окончательно, аборт морально допустим.

Таким образом, если мы не можем доказать или опровергнуть личность плода, сильнейший аргумент сторонников абортов станет одним из самых сильных философских аргументов в пользу защитников абортов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *