Содержание

Что такое мимика? Значение слова. Психология жестов

Все особенности и свойства человеческой души находят выражение в теле: чертах лица, позе, мимике и жестах. Научиться определять их можно только комплексно: понимая психику и наблюдая за внешними ее проявлениями. Как это сделать?

И все-таки он врет! Пытается скрыть волнение, но жесты и мимика всегда выдадут человека. Вон как глаза бегают, пальцы по столу тарабанят. Хотя нет, в следующий момент прямо мне в глаза смотрит. И взгляд искренний такой, открытый, прямо в душу проникает… Верить ему или нет? Может, я вообще неправильно понимаю значение мимики его лица…

Как перестать нервничать при общении с людьми? Научиться бы читать человека как открытую книгу! Чтобы ни тени сомнений не оставалось в том, каковы его истинные намерения, мысли и чувства. Говорят, есть способ точно судить о характере и поведении человека – по его жестам и мимике. Это как читать людей по внешним признакам. У меня пока плохо получается. Может, есть способ стать профессионалом в этом деле?

Как понять человека по мимике и жестам: дорога проб и ошибок

В попытках понять, как читать человека по жестам и мимике, люди создали целую науку – физиогномику. Как было бы удобно проникать в тайники человеческой души через всем заметные и понятные мимику и жесты! И как легко было бы понимать психологию людей. По внешним признакам мы хотим:

    распознать ложную информацию через понимание жестов людей и их значения,

    получить расшифровку черт лица человека,

    научиться по мимике и жестам определять состояние собеседника, определить скрытые эмоции человека в разговоре.

К сожалению, наши попытки определить с помощью жестов и мимики психологию человека и глубинные мотивы его поступков часто терпят крах.

Обладатель высокого лба на поверку оказывается не великим гением, а заносчивым пустозвоном. Тот, кто щурился, глядя на вас с явным недоверием, на самом деле просто забыл дома очки. Коллега, который нервно отстукивает ногой и теребит галстук, не пытается вас «подсидеть», а просто куда-то опаздывает. Вот и читай после этого книги по психологии людей…

Так имеют ли какое-то значение жесты и мимика в психологии? Может, мы просто неверно что-то определяем в языке тела и жестов? Недостаточно тренировались?

Жесты и мимика в психологии человека – вторичные признаки психических свойств

Мимика и жесты действительно имеют значение, они и правда отражают внутреннее состояние человека. Но их расшифровка – вторичный инструмент. Эффективно применять анализ мимики и жестов можно только на базе точного знания об устройстве человеческой психики. Иначе вы постоянно будете теряться в догадках, почему человек сейчас зачесал нос, к примеру? Врет или сомневается, смущается или вспоминает? А может, и правда чешется, и тайный язык жестов и мимики тут вообще ни при чем?

Тренинг Системно-векторная психология Юрия Бурлана предлагает другой подход к тому, как понять психологию людей. Она объясняет, что тело и душа человека действительно неразрывно связаны. Все особенности и свойства человеческой души находят выражение в теле: чертах лица, позе, мимике и жестах. Научиться определять их можно только комплексно: понимая психику и наблюдая за внешними ее проявлениями. Разбираясь в психологии человека – поведение, мимику и жесты наблюдают как уточняющие детали. Как это сделать?

Читаем жесты и мимику человека системно

Рассмотрим на простых примерах. Перед нами человек с кожным вектором. Что можно сказать о психологии этого человека и как по поведению и жестам это выражается?

От природы ему заданы такие свойства:

    подвижность и целеустремленность,

    соревновательность и высокая амбициозность,

    устремление к имущественному и социальному превосходству – это природный добытчик.

Его психика гибкая и адаптивная, способна быстро перестраиваться под изменения среды.

Тело человека, его жесты и мимика полностью соответствуют психологии. Тело кожника стройное, подвижное, гибкое. И мужчины, и женщины с кожным вектором буквально «лавируют» в толпе, ни с кем не сталкиваясь. Если кожный человек достаточно реализован в своих свойствах (военный, спортсмен, руководитель среднего звена) – он организован и подтянут, ловок и точен – ни одного лишнего движения. Жесты такого человека и их значение действительно могут сказать о нем много.

Однако человек с такими же свойствами в состоянии стресса или при недостатке социальной реализации выглядит совсем иначе.


По его языку тела и жестам видно, что он буквально «мельтешит»:

    крутится, постукивает пальцами рук по столу,

    качает или стучит ногой,

    попеременно хватается то за одно дело, то за другое, не в силах довести ничего до конца,

    в состоянии раздражения его характерный жест – грозить пальцем.

Можем ли мы по таким жестам и мимике характеризовать психологию этого человека? Определить, способен ли он на деструктивные действия в наш адрес?

Выясняется, что одних внешних признаков недостаточно. Мимика лица имеет значение, но нужна точная системная диагностика, понимание психики изнутри, чтобы точно понять – кто перед нами?

    Вариант 1. Это развитый кожник. Руководитель серьезной фирмы или кадровый военный, инженер или технолог, профессиональный спортсмен. В ситуации сильного стресса он может демонстрировать описанные выше жесты и мимику. Поводом может стать серьезный крах его амбиций (не получил продвижение в карьере, «провалил» соревнование). Однако кожник с таким уровнем развития не станет лгать на каждом шагу или обворовывать вас.

    Вариант 2. Поведение человека, его жесты и мимика внешне выглядят так же. Однако глубокое системное распознание изнутри позволяет увидеть, что перед вами кожник недостаточно развитый. В силу детских психотравм и/или неблагоприятных обстоятельств он не научился реализовывать свои природные свойства в социуме. Тогда вместо «добытчика» он остается неразвитым, просто вором, склонным к покраже в той или иной степени. И лгать такой человек может «не моргнув глазом» – если ему это выгодно.

Поэтому без знания психологии человека только по поведению и жестам – у людей получаются ошибочные суждения.

Жесты и мимика человека с анальным вектором

Совсем другие жесты и мимика прослеживаются в психологии носителей анального вектора. Это от природы люди малоподвижные, усидчивые, скрупулезные. Обладают тщательностью и вниманием к деталям, феноменальной памятью. В потенциале это лучшие учителя, они устремлены передавать опыт и знания. Перфекционисты, люди качества, желающие исправить малейшую ошибку или неточность.

Природа дает им тело, мимику и жесты, идеально соответствующие устремлениям психики. Это коренастые, полноватые люди, предпочитают сидячий образ жизни.

Развитый и реализованный человек с анальным вектором:

    Тщательность в работе и желание исправить ошибку делают его профессионалом.

    Обладает открытым, честным лицом. Его язык мимики и жестов читать не трудно. Это люди, неспособные лгать от природы.

    Прекрасный отец и муж (главная ценность обладателя анального вектора – это семья и дети).

    Благодарный человек, с уважением относится к людям в целом.

Однако, когда носитель анального вектора испытывает сильный стресс или недостаток развития и реализации, мы наблюдаем совсем другую картину:

    способность учить становится стремлением поучать всех и вся,

    тщательность в деталях выражается в том, что человек подмечает и подчеркивает ошибки и несовершенства других, критиканствует,

    честность выражается в том, что он «рубит правду-матку» в лицо, не задумываясь о причинении боли окружающим,

    вместо благодарности человек зациклен на обидах и том, что ему «недодали» чего-либо,

    в языке жестов и мимики такого человека читаются упрек и укоризна: тяжелый взгляд исподлобья, характерный жест – угроза кулаком.

Можно ли узнать по жестам и мимике намерения такого человека? Предсказать его поведение, понять, насколько он опасен для вас? Одни только внешние признаки (мимика и жесты) ничего не дадут. А вот при глубинном, системном распознании человека вы будете точно знать, кто перед вами:

    Вариант 1.

    Это развитый обладатель анального вектора. Профессионал своего дела, педагог, аналитик или критик, ученый. Его стресс временный и может быть вызван социальными или сексуальными фрустрациями.

    Вариант 2. Перед вами человек, который не получил достаточного развития своих свойств. Тогда он может быть пожизненным критиканом и «гряземазом». Более того: именно анальные мужчины имеют склонность к насильственным преступлениям. Понимание законов психики позволяет распознавать таких людей не по жестам, а по всем их проявлениям с первого взгляда. Ведь психология человека первична, а жесты, мимика и даже поведение – только следствие.

В каждом из векторов человеческой психики (всего их восемь) есть целая палитра состояний, степени развитости и реализации. А внешние проявления этих состояний, кроме мимики и жестов, дают голос, лицо человека, его слова и, конечно, его действия. Чтобы определять все это, не нужно ходить с многотомниками книг по психологии человека и читать их на ходу. Есть способ намного проще.

Мимика и жесты – вторичны

Жесты и мимика в поведении человека – вторичны. Они лишь «внешний фасад» тайников нашей души. Сегодня есть способ любые состояния людей. Для тех, кто освоил это, – нет тайны в том, как читать другого человека и понимать о нем все:

Если вы хотите не только понимать эмоции, язык жестов и мимики человека, но и читать его психику, как открытую книгу, начать можно с Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Статья написана по материалам тренинга «Системно-векторная психология »

Люди живут среди людей. Общаются, обмениваются информацией, делятся своими эмоциями не только используя речь, но и при помощи мимики и жестов. Способность человека общаться без слов называют невербальным общением. Масса литературы написана о том, что означают жесты и мимика человека, которые так или иначе мы замечаем в разговоре друг с другом.

Кто-то не особо придает этому значение, а кому-то важно понимать, что на самом деле стоит за словами. Важно понимать значение жестов и мимики человека.

Психологи, врачи, рекрутеры, следователи, руководители — вот далеко не полный перечень профессий, в которых люди внимательно всматриваются в собеседника в надежде заметить дополнительную информацию о нем. Анализируют, как лежит рука, куда развернута нога, и пытаются определить, какое это имеет значение. Нужно добавить, что мужчина и женщина могут в разговоре использовать одинаковые жесты, значение которых может трактоваться по-разному. Например, поправить прическу — это женское движение, значение которого — желание нравиться. А если мужчина зашел в помещение, снял шапку и поправил взъерошенные волосы? То есть нужно учитывать и обстоятельства, при которых совершаются данные движения, а уже потом трактовать их значение.

Как понять человека по мимике и жестам

Даже если наш вид деятельности не связан с психологией, наверное, всякий образованный человек читал популярную статью, книгу или хотя бы раз в жизни слышал о том, как понять человека по жестам и мимике. Мы знаем значение положения рук, так называемые «открытые» и «закрытые» позы. Значение положения тела, которое может сказать о заинтересованности человека в беседе, о том, расположен ли он к собеседнику.

Существует описание движений и жестов в момент, когда человек говорит неправду или испытывает сильное волнение. Есть мнение, что если человек скрестил руки перед собой, то это означает, что он настороженно к вам относится.

Нам советуют внимательно вглядываться, наблюдать за собеседником и следить за своими движениями, чтобы вдруг мы не сказали своими жестами больше, чем словами. Например, руки, спрятанные в карманах, — попытка скрыть неуверенность в себе. Рука, сжатая в кулак, — концентрация внимания, самоутверждение.

А в других источниках пишут, что походка с руками в карманах и «волочение ног» означает скрытый характер и угнетенное состояние духа. Так как понять человека по мимике и жестам?

Язык жестов и мимики человека так многообразен, что сложно понять, какие из них имеют значение, а какие — нет. При детальном рассмотрении собеседника можно приобрести навык чтения мимики и жестов.

Со временем даже помнить их значение, понимать, что на данный конкретный момент испытывает человек, но не больше. Реальное понимание особенностей психики окружающих нас людей дает тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана. Вооружившись системными знаниями, любой человек обретает способность непроизвольно понимать желания и поступки других людей, расшифровывать их излюбленные фразы-ключевики, жесты и мимику и читать их как открытую книгу.

Мимика и жесты сквозь призму Системно-векторной психологии

Системно-векторная психология — точное научное знание, раскрывающее восьмимерность человеческой психики. Восемь векторов, восемь типов личности. Каждый вектор имеет свое название согласно эрогенной зоне. И определить наличие у человека того или иного вектора или сочетания векторов возможно, в том числе при невербальном общении. И не только определить, но и понять, какими качествами и свойствами обладает человек. Какие у него привычки, желания, какова его сексуальность.


Обладатели кожного вектора очень часто используют жест — поднятый указательный палец вверх или угрожающе потрясают указательным пальцем. Вообще, движения человека с кожным вектором в развитом состоянии отличаются особой точностью.

Походка быстрая, в толпе людей он никогда не столкнется с прохожим, будет искусно лавировать, срезая углы, экономя время и расстояние. Он спортивного телосложения, гибкий, подтянутый. Обладателя кожного вектора в неразвитом или плохом состоянии тоже видно. Это он будет все ронять на ходу, будет делать много лишних движений, а в стрессовом состоянии начнет мельтешить. С таким лучше не связываться — везде опаздывает, вносит путаницу, не сдерживает обещаний. Тарабанит пальцами по столу или дергает ногой. Тенденциозно особенностями мимики кожника являются тонкие поджатые губы, почти исчезающая верхняя губа. Его отличает быстрая речь, короткие фразы. Может вообще говорить и писать аббревиатурами, сокращать слова. В состоянии нереализации в его речи мы слишком часто можем слышать слова «нет» и «нельзя». На вопросы, которые задают ему, может отвечать неохотно, уклончиво или вопросом на вопрос. О себе ничего, о других расспросит все.

В его речи мы может слышать рациональные вопросы: «Зачем тебе это надо? Что тебе это даст?» Польза-выгода — вот то, что движет таким человеком. Любые действия должны быть либо полезны лично для его здоровья, либо выгодны для его благосостояния. Первый вопрос кожника: «Сколько это стоит? За сколько ты это купил?» Экономия — это видовая роль обладателя кожного вектора. В недостаточно развитом состоянии он экономит все для себя: время, срезая путь до остановки, продукты в собственном холодильнике, свет в своей квартире, слова в разговоре. Развитые свойства кожного вектора способствуют тому, что он начинает экономить для других. Проектирует мосты через реку или аэропорты, экономя для всех время и пространство. Именно поэтому слова «польза-выгода» являются ключевыми, по ним мы понимаем, что за человек перед нами и какими свойствами психики он обладает.

Знаменитый анальный вектор

Основной характерный жест представителей анального вектора — потирание ладоней одна о другую или потрясание кулаком. Речь таких людей нетороплива, очень обстоятельная и с большим количеством деталей и подробностей. Перебивать такого человека не рекомендуется, он остановится, с упреком посмотрит на вас и начнет свой рассказ заново. «НО» — это обязательное слово в речи человека с анальным вектором. В любой бочке меда он ищет ложку дегтя. В развитом состоянии он становится экспертом своего дела, доводя его до идеала. Анализирует и доводит до совершенства, устраняя малейшие неточности и недочеты.

В данном случае его «но» — это поиск ложки дегтя для улучшения, для идеального состояния всего, к чему прикасается обладатель анального вектора.


Если же человек с большими задержками в развитии и нереализованный в своих качествах и свойствах, то в его речи будут часто звучать слова так называемой «туалетной лексики». Он будет все критиковать и пачкать. Любимая тема разговора — «куда мы катимся». Склонен к ностальгии: «раньше и трава была зеленей, и люди лучше». Также маркером анального человека являются слова: «только без обид», «я вас не обидел», «вы только не обижайтесь». Обида — это свойство психики только человека с анальным вектором.

Он бывает недоверчив, и это недоверие проявляется в словах «знаю я вас» или «меня не проведешь». Быть настоящим мужчиной для него очень важно, поэтому он стремится подчеркнуть свою мужественность, отращивая усы и бороду. В речи также подчеркивает: «ну я же мужик, мужик сказал — мужик сделал».

Походку таких людей легкой не назовешь, идут тяжелой поступью, но всегда прямо. Если выбрал путь, то не свернет с него ни за что. Не будет лавировать среди пешеходов. Идет прямо, и сам он человек прямой.

Люди не от мира сего

Мимика, жесты, речь — их проявление или отсутствие у человека говорят о многом, помогая раскрыть психику человека. Обладатели звукового вектора — люди «не от мира сего». Глубоко погружены в себя, это можно заметить по взгляду.

Сами в себе и взгляд обращен внутрь себя, что проявляется отсутствием мимики. Предпочитают молчание, а если приходится говорить, то голос еле слышен, для ответа им нужно время, чтобы переключиться от сосредоточения на себе, поэтому после того, как вы зададите вопросы, ответ последует через пару секунд: «А? Что? Это вы мне?» Делают паузы, иногда фразы обрывочны, часть сказали, а часть так и осталась в голове. Иногда можно заметить, что во время разговора прикрывают глаза.

Очень часто в их речи встречается местоимение «я». Живому общению могут предпочесть общение посредством интернета и мессенджеров. Обладателя звукового вектора вы узнаете по ключевому слову «тишина». Зная эти особенности и имея знания по системно-векторной психологии, вы сможете с легкостью сказать о том, что обладатель звукового вектора — это интроверт и абсолютный эгоцентрик. Он занят познанием самого себя, поисками смысла жизни и духовным поиском. Вы никогда не встретите его в шумной компании, веселью он всегда предпочтет тишину и уединение. Ночь — это его время, но не для безудержной вечеринки, а для тишины и одиночества. Состояние абсолютного комфорта для звуковика — тишина.

Он же — обладатель идеального музыкального слуха. В жизни обладатель звукового вектора реализует себя в качестве музыканта, композитора и оперного певца, философа, теолога, поэта, программиста, физика.

Значение жестов и мимики человека-вождя

Обладателей уретрального вектора можно встретить не так часто. Даже не имея знаний по системно-векторной психологии, вы не забудете встречу с таким человеком. Его поведение навсегда останется в вашей памяти. И значение его жестов и мимики надолго сохранит сильное впечатление.


Жесты и движения стремительные, широкие, с большим размахом. Обладатель уретрального вектора не заходит, а влетает в помещение. Про таких говорят: «Идет, а под ним асфальт плавится». Широкая улыбка почти всегда присутствует на его лице, взгляд динамичный. Распахнутая рубашка на груди. Ему всегда жарко — горячая кровь. Реакция всегда молниеносная.

Заметив такие яркие жесты и мимику, имея системные знания, вы сможете дать характеристику психического и физического состояния. Вы будете знать, как вести себя с таким человеком и что от него можно ожидать. Такой человек от рождения обладает внутренней свободой. Его невозможно ни в чем ограничивать. Для него не существует слова «нельзя», нет ограничений даже там, где они должны быть. Он всегда и во всем идет на повышение. Поэтому если в жизни уретральника появляются алкоголь или наркотики, то он спивается или погибает от передозировки. Гордыня — невозможность к движению назад, только вперед. Он не умеет сдаваться или проигрывать, лучше погибнуть. Кроме того, не признает никаких авторитетов, он сам для себя авторитет. Храбрец, источник новых идей и вождь, объединяющий стаю, — вот только часть характеристик уретрального вектора.

Мимика и жесты, присущие людям с обонятельным вектором

Численность людей с обонятельным вектором — всего лишь 1%. Можно сказать, редкий тип людей. Заметить его крайне трудно. Он ничем не приметен. Когда обонятельник входит в помещение или выходит из него, никто не замечает, как и когда он это сделал. Отвернулся, а его уже нет. Повернулся, а он стоит и смотрит на тебя пристальным взглядом. В одежде предпочитает серый, незаметный цвет. Вы не увидите особой жестикуляции. Черты лица застывшие, невыразительные. Тем не менее, есть в его внешности то, что отличает от всех. На лице вы можете заметить недовольную гримасу «лицо старой девы». Его взгляд внимательный, проницательный, колючий, пронизывающий и пугающий.

Взгляд такого человека на бессознательном уровне вызывает страх. Тенденциозно у него большой нос и скошенный подбородок. Речь такого человека неразборчива, невнятна, его трудно услышать и все, что он скажет, будет двусмысленно. Обладатель обонятельного вектора не склонен демонстрировать как радость от жизни, так и плохое настроение. Он бессознательно «чует» состояния и мысли людей, поэтому на его лице маска постоянного отвращения.

Люди, которые умеют «говорить» глазами

Обладатели зрительного вектора — люди, мимика и жесты которых очень ярко выражены. Эмоциональная амплитуда огромная, и вся палитра эмоций видна на их красивом лице. Большие, широко распахнутые глаза, обрамленные пушистыми ресницами. Разговор «глаза в глаза» для них — обычный способ общения.

Даже выходя из автобуса, постучав по плечу впереди стоящего, они непременно будут пытаться заглянуть в глаза, спрашивая: «Мужчина, вы выходите?» Про обладателей зрительного вектора также говорят, что у них «умные» глаза. Яркий экстраверт, демонстративная личность, сложно такого человека представить без жестов и мимики. Речь такого человека красивая, грамотная, с придыханием.

Часто использует слова «как красиво», «посмотри», «представь себе», «ужасно», «страшно красиво».

Системно-векторная психология дает возможность за внешними проявлениями видеть внутренне содержание, то есть психику человека. Обладательницы зрительного вектора добрые, отзывчивые, сопереживающие, влюбчивые. У них хорошо развито воображение. Самые обучаемые и наблюдательные, ни одна мелкая деталь не ускользнет от их внимательного взгляда. Им же присуща совестливость и стыдливость. Про них говорят: «делают из мухи слона». Склонные преувеличивать. Они так чувствуют, со всей своей огромной эмоциональной амплитудой переживают любую ситуацию. Вот далеко не полный перечень качеств и свойств психики человека со зрительным вектором.

Вывод из всего сказанного

Несомненно, когда мы читаем жесты и мимику человека, невербальные сигналы имеют огромное значение. Они придают нашему общению особую окраску, делают его живым и интересным. А при наличии знаний по системно-векторной психологии, видении полной картины психического состояния окружающих, любой человек может научиться идеальной коммуникации. С системными знаниями общение станет легким и предсказуемым, так как человек будет вам понятен с первых слов и жестов. Ведь недаром говорят: «Счастье — это когда тебя понимают». После тренинга «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана вы будете легко понимать людей .

«… Каждый из нас хотя бы раз в жизни мечтал стать или побыть хотя бы немного человеком-рентгеном, то есть видеть людей насквозь, знать, что у них в голове, каково их состояние здоровья, о чем они думают, что они сделали, каковы их истинное лицо и сексуальные предпочтения.

Шерлок Холмс, экстрасенсы, шаманы, йогины, Дон Хуан Карлоса Кастанеды и прочие беллетристические люди-рентгены примером своих способностей всепроникающего зрения снесли голову сотням миллионов людей. Одни только мечтали, как стать человеком-рентгеном, другие пытались, а третьи — стали.

Думаю, все шансы стать человеком-рентеном есть у того, кто изучит Системно-векторную психологию Юрия Бурлана. Около 90 часов я потратил на лекции онлайн и ни на секунду об этом не жалею…» 29 Май, 2018

Как научиться понимать людей, опираясь на их жестикуляцию и мимику? Психология мимики и жестов даёт ответ на этот вопрос. Изучив и поняв эту тему, можно обеспечить отсутствие тайн и скрытых смыслов в разговорах с окружающими и научиться читать людей, как открытую книгу. Согласитесь, способность весьма полезная?

Психология мимики и жестов. Что это такое?

Мимика и жесты в общении с окружающими играют огромную роль. Они помогают усилить, в полной мере раскрыть чувства. С помощью мимики мы выражаем эмоции, о которых не говорим. Наше тело весьма коварно, мы можем не замечать, как говорим одно, а язык тела показывает совсем другое.

Сами того не замечая, мы выдаем свои скрытые замыслы и недосказанные слова. Наше тело красноречивее любых речей и тирад.

Неопытному человеку будет тяжело разобраться, где и как слукавил его собеседник. Но тому, кому знакома тема мимики и жестов, обеспечены понимание ситуации и возможность взять ее под контроль.

Мимика и жесты очень сильно переплетены между собой, поэтому их всегда рассматривают в одной связке.

Тот, кто лжет на языке слов, выдает себя на языке жестов, на которые он не обращает внимания.

Освальд Шпенглер

Мы поступим также и в этой статье ответим на самые распространенные вопросы по теме мимики и жестов.

Мимика и жесты человека, психология влияния! Читайте, будет интересно 😉

Термины и понятия раздела мимики и жестов

Жестикуляционный рефрен, словарь символики психоанатомии, эргономика жестов. Что это такое?

Эти словосочетания тяжелы к восприятию для людей, впервые столкнувшихся с темой жестикуляции и мимики. Проще говоря, это составляющие данного раздела психологии, позволяющие понять мимику и жесты на более подробном уровне, чем «у него горят уши, значит он врет». Все куда более глубоко и серьезно, чем может показаться на первый взгляд.

Жестикуляционный рефрен это повторяющийся жест, который всегда имеет один и тот же смысл.

Вот пример. Скрещенные руки. Если правая лежит поверх левой – обида. Если наоборот – защитная позиция.

Словарь символики психоанатомии – это своего рода расшифровка языка жестов. Исходя из него, можно узнать, что означают определенные жесты в сложившейся ситуации. Данный раздел рассматривают сугубо на конкретных примерах, так как в разных ситуациях, один и тот же жест может трактоваться по-разному.
Эргономика мимики и жестов – это раздел, описывающий способность приспособить язык тела для решения конкретных задач. Например, оказывать влияние на психику человека с помощью позитивных убеждений, передаваемых через жесты.

Изучение эргономики жестов — прекрасный способ научиться общаться продуктивнее и эффективнее. Он даёт возможность влиять на человека жестами и мимикой, которые подсознательно вызывают у того позитивные эмоции.

Этим хорошо пользуются мошенники. Например, для того, чтоб расположить человека к себе, мошенник может во время рассказа анекдота или какой-то приятной и смешной истории коснуться его руки. Таким образом мозг человека начинает позитивно реагировать на данный жест.

Затем, когда дело подходит к «провороту» самой аферы, мошенник невзначай опять касается руки человека, пробуждая в его сознании расслабленность и позитив. Так легче совершить махинацию, ведь расслабленный человек не начнёт что-то подозревать. Его мозг обманут психологией.

Что даёт понимание мимики и жестов?

Краткий список преимуществ:

  • Активная работа мозга.

Нужно запомнить кучу жестов и движений, которые обозначают какой-то конкретный смысл. К примеру, если во время диалога собеседник чешет затылок, это означает, что он не уверен в Ваших словах и поддает их сомнению. Можно привести массу таких примеров, и большинство из них нужно постоянно держать в памяти.

  • Умение подстраиваться и изменять ситуацию.

Когда вы знаете больше, чем вам говорят, вы можете чаще находить правильные решения в различных ситуациях, подводить собеседника к чему-то или получать ответы там, где он их даже не произносит.

  • Понимание негативных побуждений человека.

Знание этой темы даст вам возможность оградить себя от вранья, зависти, недружелюбия и т.д.

Мы не можем похвастаться мудростью глаз и умелыми жестами рук…

Виктор Цой

  • Понимание внутреннего мира собеседника.

Правильная интерпретация мимики и жестов не только даёт возможность заглянуть в душу, выведав все тайны собеседника, но и понять, что ему нужна помощь, хоть он и пытается это скрыть. В этом случае можно попытаться найти нужные слова и попытаться вместе разобраться с проблемой.

  • Развитие способности замечать мельчайшие детали.

Без этой способности невозможно трактовать сложившуюся картину из мимики и жестов. Один незамеченный жест может кардинально изменить весь смысл сигналов, подаваемых телом. Поэтому, если мы хотим правильно интерпретировать язык тела другого человека, нам необходимо быть более внимательными и восприимчивыми к мелочам.

  • Саморазвитие.

Саморазвитие – это дополнительный бонус при изучении психологии мимики и жестов. Человек учиться познавать как себя, так и окружающих, изучает что-то глубокое, черпает для себя что-то полезное.

Язык мимики и жестов. С чего начать обучение?

Рассмотрим все источники знаний по психологии мимики и жестов:

Первый помощник в изучении данной темы. Кроме печатных книг многие специалисты в этом разделе психологии выпускают журналы, открывают сайты и ведут блоги в интернете.

  • Курсы по изучению психологии мимики и жестов.

Человек, разбирающийся в теме, сможет лично показать и объяснить, как всё работает и как применять полученные знания в жизни.

Великолепная статья про боязнь общения с людьми! 23 способа, как уйти от нее:

  • Просмотр сериалов или документальных фильмов на эту тему .

Как ни странно, оттуда можно почерпнуть весьма большой объем информации. Плюс ко всему, там всё показано на практике, что значительно упрощает понимание и усвоение «уроков» в голове.

Жесты и мимика. Их значение на конкретных примерах

Теоретические знания нужно рассматривать на конкретных, смоделированных ситуациях. Только так можно правильно понять, о чем «молчит» собеседник. Разберём, как связаны чувства собеседника с движениями различных частей его тела.

Губы

Чаще всего с подвижностью губ связывают самоуверенность.

Пример 1.

Собеседник, опершись локтем о подлокотник кресла, теребит указательным пальцем губы, при этом не издавая ни единого звука.

Это означает, что человек растерян и не знает, какое решение принять. Собеседник думает, что им пытаются манипулировать, а его жест равносилен неуверенности. Данный пример является не частым, но зато очень красноречивым.

Пример 2.

Герметично сжавшиеся губы собеседника совсем перестали быть видны.

Здесь два варианта:

  • Это показывает человека как добродетеля, довольно опытного, мудрого.
  • Отвращение. Причем близкое к полному отторжению. Это более частый вариант.

В данном случае важен контекст беседы. Если во время разговора Вы обмолвились о чем-то неприятном или задели какую-то болезненную для собеседника тему, то это можно заметить по его сжатым губам. В этом случае стоит увести разговор в сторону и сменить тему на нейтральную.

Пример 3.

Собеседник закусывает верхнюю или нижнюю губу.

Это означает недовольство человека. Возможно, ваш собеседник измотан и эмоционально перегружен. Если верхнюю губу закусывает женщина, она, как правило, чего-то опасается.

Также этот жест может рассматриваться как соблазнение, тогда он свидетельствует о любовном возбуждении.

Спина

Спина – это центр чувственности, также отвечающий за способность вкладывать максимум сил в какое-то дело.

Пример 1.

Собеседник дружески хлопнул товарища по спине.

Это прямое выражение симпатии или просто хорошего настроения. Говорят, это сокращенная версия объятий.

Стоит отметить, что не всегда данный жест означает что-то хорошее. Читайте часть статьи про эргономику жестов.

Пример 2.

Собеседник общается с Вами, повернувшись спиной.

Если данную позу принимают мужчины, это говорит об их неспособности принимать решения. Также это указывает на отсутствие лидерских качеств, ведь тот, кому они присущи будет открыто встречать любой поворот ситуации и решать вопросы, находясь к собеседникам лицом.

Кисти

Кисти — самая активная и подвижная часть тела, она может рассказать о многом.

Пример 1.

Если Ваш собеседник держит кисти в позе «молитвы», то это означает скорее непримиримый жест, нежели снисходительный. Стоит быть готовым к тому, что собеседник будет возражать по поводу сказанного Вами.

Пример 2.

Собеседник закрывает руку, как бы держа в ней что-то маленькое.

Данный жест означает, что человек только забирает, а не отдает. Это символ эгоизма.

Челюсть

Челюсть ассоциируется со злостью во всех ее негативных проявлениях.

Пример 1.

Бывает такое, что человек среди ночи начинает скрипеть зубами? Так вот, это вовсе не привычка или особенность организма, это ничто иное, как гнев. Чаще всего человек, переживший весьма злобную и мрачную ситуацию днем, невольно проявляет это ночью сквозь сон.

Пример 2.

Челюсти собеседника постоянно находятся в скрытом жевательном процессе. Это свидетельствует о весьма переменчивой личности.

Пример 3.

Желваки будто пульсируют под кожей, а из глаз вот-вот брызнут слезы. Это знак того, что собеседник явно теряет самообладание, он чем-то сильно потрясен и держит эмоции в себе из последних сил.

В статье мы рассматриваем только основные примеры, помимо них психология мимики и жестов разбирает множество ситуаций и контекстов.

Благодаря этим знаниям, каждый имеет возможность почувствовать суть поведения своего собеседника, понять, что на самом деле он испытывает и чувствует.

Как не прискорбно, людям свойственно врать, что-то скрывать или недоговаривать. Психология мимики и жестов, поможет пролить свет и ясность на многие ситуации, такие серьезные знания могут уберечь от неприятностей.

Как использовать знания о мимике и жестах?

Пользоваться такими знаниями можно очень активно.

  • Если было замечено по определенным жестам или мимике, что собеседник не желает продолжать разговор, можно тактично завершить беседу и удалиться.
  • Наблюдая, как новый знакомый лукавит или скрывает правду, можно удалить такого человека из круга общения, лишив себя вечных тайн и недомолвок.
  • Можно спастись от обманщиков.

Профессиональные лжецы и манипуляторы отлично разбираются в психологии. Для того, чтоб скрыть тайные проявления мимики или жестов, они учатся контролировать самые мельчайшие движения.
Их тяжело, но всё же возможно раскусить. Достаточно понаблюдать за их поведением некоторое время, где-то их тело даст сбой и тогда всё станет явным.

Совет : если вы не уверены в правдивости речей человека, задавайте ему больше вопросов и наблюдайте за движениями его тела.

Такое глубокое знание дает возможность видеть истинное лицо людей. Не все являются теми, за кого себя выдают. Так почему бы не “расколоть” человека до того, как он смог предпринять в Вашу сторону что-то не очень приятное.

  • С позитивной стороны умение пользоваться жестами и мимикой может подсознательно расположить к вам человека, расслабить его и сделать очень сговорчивым.

Вы сможете позитивно влиять на него, на его самочувствие. Так почему бы не наделить эмоции человека позитивом, используя мимику и жесты?

Психология мимики и жестов в обществе

Знания и мимике и жестах широко используют при расследованиях и следствиях.

При допросе подозреваемого или свидетеля, специалист может отследить определенные мимические характеристики, по которым легко вычисляется врёт человек или говорит правду. Наше тело не даст себя обмануть. Человек может сам того не подозревая, выдать себя через жесты и мимику.

Также психология мимики и жестов находит своё применение в политике. Известно, почти все политики что-то недоговаривают. Узнать, что конкретно поможет данный раздел психологии.

Интересные факты
  • Есть интересный способ узнать врёт ли человек: нужно пожать ему руку. Если врёт — она будет холодной, так как когда человек лжёт, организм это понимает и предпринимает меры. Кровь спускается в ноги, чтобы в случае чего – бежать со всех ног.
  • Искренняя улыбка длится не больше четырех секунд. Мало того, дополнительным фактором искренности являются морщинки вокруг глаз. Если человек «натягивает» улыбку, то мимика глаз не будет затронута.

  • Если мужчина во время разговора с женщиной повернул ногу носком в ее сторону, это означает, что он испытывает симпатию. Это отличный способ для девушек проверять молодых людей на наличие интереса в их сторону.
  • Зуд. Как ни странно, зуд может вам многое рассказать, стоит лишь обратить внимание, в каком месте он возникает. Чешется затылок? Это свидетельствует о неуверенности в себе. Если же это подбородок, то подсознание подталкивает человека на то, чтоб он бросил вызов. Если зуд начался в районе тыльной стороны левой руки – нужно «закрыться». Правая кисть (также тыльная сторона) – подсознание говорит, что нужно схитрить.

  • В некоторых случаях мимика, жесты мужчин имеют совершенно другое значение, чем те же самые мимика и жесты женщин.

Психология мимики и жестов. заключение

Психология мимики и жестов – нелегкая тема для изучения и освоения. Но насколько же она интересна и увлекательна! Подумать только, толкование простых элементов поведения помогают в буквальном смысле читать человека, как книгу. Это очень ценная способность.

В первую очередь она приходит с умением наблюдать. Не обязательно быть дипломированным специалистом или иметь большой стаж работы в этой сфере. Достаточно просто учиться видеть, замечать все мелочи и анализировать их, прокручивать в голове факты, сопоставлять информацию и делать выводы.

Психология мимики и жестов может научить вас видеть людей насквозь. Это настоящая суперсила, обладать которой может лишь человек с большим упорством и желанием постигать тайны человеческой психологии.

Под конец — Топ-видео: психология мимики и жестов! Смотрим;)

Под мимикой понимают движения мускулатуры лица. Мимика бывает сильно подвижная, малоподвижная, монотонная и сопряженная. Сильно подвижная мимика свидетельствует об оживленности и быстрой сменяемости восприятия впечатлений и внутренних переживаний, о легкой возбудимости от внешних раздражителей. Малоподвижная мимика указывает на постоянство душевных процессов. Подобная мимика ассоциируется со спокойствием, постоянством, рассудительностью, надежностью, превосходством и уравновешенностью. Малоподвижная мимическая игра может при сниженной активности (двигательная сила и темперамент) производить также впечатление созерцательности и уюта. Причиной монотонной мимики могут быть двигательные нарушения, скованность или парализованность. Такое поведение характерно при депрессивных состояниях, печали, эмоциональной бедности. Большинство мимических проявлений являются сопряженными. Они состоят из множества отдельных выражений, но связаны между собой. Высказывания вроде «он разинул рот и раскрыл глаза», «холодные глаза противоречат смеющемуся рту» и другие свидетельствуют о гармонии или дисгармонии эмоциональных процессов и их проявлений в конкретном случае.

Вспомогательную функцию выражения глаз в большинстве случаев выполняет мускулатура лба. Из-за связанных с активностью глаз мускульных движений образуются морщины. Продольные морщины над переносицей являются признаком зафиксированного в уме желания. Вертикальные морщины являются выражением душевного или физического напряжения. Причинами их возникновения могут стать твердая решимость, упрямство, своенравие, недовольство и раздраженность.

Поперечные морщины на лбу возникают при поднятых бровях и широко раскрытых глазах, что свидетельствует о желании воспринять как можно больше информации. Это мимика страха, ужаса, непонимания, удивления и неожиданного просветления (уяснения чего-то).

Очень информативными в выражении эмоций являются брови. Наморщенные брови обычно связаны с напряжением, критикой, неудовольствием, выходящем за рамки нормального физической или духовной деятельностью, гневом, бешенством и потрясением. Брови в виде выпуклого полумесяца — наоборот — выражают в определенных ситуациях удивление, недоумение, а в других, в сочетании с улыбкой — радость, удовольствие.

Если наморщить нос, то наискосок к спинке носа появится скопление морщин. Они свидетельствуют об отвращении, смущении, дискомфорте и неприязни. Процесс наморщивания носа являет собой составную часть реакции на горечь, когда немного приподнимается и верхняя губа. При частом активизировании задействованных мышц образуется так называемая морщина чувствительного человека. При этом верхний кончик носогубной складки глубже врезается в угол носа. Если носогубная складка отчетливо заметна не только в своей верхней части, но и на участке от уголков носа до линии рта, то тогда ее называют также «интенсивной складкой». Она сигнализирует об энергичности, жизненной силе и способности переносить большие нагрузки.

Рот также в значительной степени определяет выражение лица. Рот — самая подвижная часть лица. Он — центр любой улыбки и всякой боли. Губы, выпяченные вперед, следует расценивать как враждебный выразительный сигнал, а если они поджаты, то это уже символ ухода в себя, производящий скорее впечатление испуга. Если поджатые губы напряжены, сжаты, этим выражается бессильный гнев. Если рот искажается во время разговора или смеха и чередование движений дисгармонично, то это выражает негативные стремления даже в том случае, если все остальные сигналы носят положительный характер и лицо кажется дружелюбным. Если рот скривлен в одну сторону и это не вызвано состоянием здоровья, то тогда можно говорить о склонности данного человека к издевательскому и презрительному отношению. Подергивание и дрожание рта является сигналом тревоги, предупреждением о повышенной нервозности и призывающим к осторожности. Опущенные уголки рта Дарвин называл «рудиментом плачущего человека». Такие уголки рта являются элементом реакции горечи. Треугольная мышца, называющаяся также «мышцей печали», оттягивает уголки рта вниз. Расслабленно опущенные вниз уголки рта свидетельствуют о безрадостном состоянии, печали, разочаровании и болезненном отказе от чего-то. Нередко они являют собой выражение негативной жизненной установки. Это выражение характеризуют также слова: ми «у него вытянулось лицо».

Улыбка. Чем свободнее и непринужденнее кажется нам улыбка, тем в большей степени она является выражением наивной, чистой радости. Такая улыбка является самой очаровательной формой в мимическом репертуаре, обладая исключительно приятным для окружающих содержанием. Вынужденная деланная улыбка «по заказу» превращается в движение намерения с довольно небольшим содержанием чувства. Она неожиданно возникает и так же неожиданно исчезает. Из-за этого скрываемые за ней лицемерные намерения становятся очевидными. К улыбкам «по заказу» относится также и улыбка смущения. Она тоже неорганична. Это вымученная улыбка, которая нередко используется в качестве компенсации, например при выражении сочувствия. Приторная улыбка как чуть заметное растяжение губ производит утрированное, слегка наигранное впечатление, выражая больше того, что испытывают на самом деле. Усмешка, при которой губы остаются сомкнутыми в довольно напряженном состоянии. За счет этого в этом виде улыбки выражается некоторое волевое усилие. Напряжение может сигнализировать как о внимании, так и о тенденции к господству. Сжатые губы выражают отстраненность. Нередко усмешка содержит в себе и ехидное выражение. В таком случае она превращается в мимическое выражение радости по поводу того, что должно держаться в тайне. Ухмылка — улыбка-гримаса. По такой улыбке можно судить о том, что возможно перед вами наглый или провоцирующий коварный человек. Опущенные вниз уголки рта («кислая» реакция) придают лицу выражение «переполненного сарказмом» человека. При кривой усмешке (или фальшивом смехе) только один из уголков рта либо приподнимается, либо опускается. Проявляемое таким образом органическое рассогласование выражает состояние внутреннего разлада. Эта улыбка дает возможность скрыть подлинное мнение за напускным дружелюбием (например, когда начальник или уважаемое лицо рассказывает какой-нибудь анекдот и сотрудникам из вежливости приходится смеяться, хотя и сам анекдот был уже не новым, да и смешного в нем было мало). При уничижительной улыбке уголки рта немного опущены. Форма рта выражает одновременно утверждение и отрицание. Уничижительная улыбка является ослабленным вариантом язвительной. Так улыбается человек, настроившийся на юмор висельника или отказывающийся от всего, а также высокомерно-ироничный, всезнающий или злорадствующий по тому или иному поводу.

Голове как носителю важнейших органов человека в динамичном языке тела отводится особое значение. Многочисленные выразительные модели поведения проявляются, например, в том, что для улучшенного восприятия голова выдвигается вперед, в целях обороны она отводится назад, при уклонении от чего-то — в сторону, а при сближении — склоняется вперед. Если голова свисает без напряжения, то это означает безволие, апатию, отсутствие порыва и безнадежность. При отсутствии напряжения затылочной мышцы голова падает на грудь. Если голова склонена, и при этом взгляд обращен вниз, то это говорит о подчинении. Если такой наклон головы используется при приветствии, то мы имеем дело с сознательным, соответствующим вежливости подчинением, т.е. символическим подчинением. В сочетании с поклоном так выражается отказ от проявления своей воли или же молчаливое одобрение. В зависимости от степени наклона головы и продолжительности отсутствия зрительного контакта можно говорить либо о стыдливости, либо о проявлении подчинения.

Взгляд исподлобья при склоненной голове сигнализирует о готовности к борьбе, агрессивности, выдает чувство радости от пребывания в оппозиции и упрямство. Если взгляд направлен слегка в сторону, то по нему можно сделать вывод о коварстве или об осознании своей вины. Так осуществляется наблюдение, полное ожидания, или скрываемый поиск слабых мест у кого-то другого. В сочетании с широко раскрытыми глазами, расслабленными мышцами шеи и положением глаз, когда зрительные оси почти параллельны друг другу, проявляется состояние, когда человек «напал на какой-то след».

Тот, кто предстает перед вами с поднятой головой, чувствует себя свободным и уверенным, не испытывая страха. В соответствии е этим поднятие головы означает чувства собственного достоинства и готовности приступить к какому-либо делу. Нередко с выпрямлением головы сопряжен глубокий вдох. Такое одновременное пополнение запасов воздуха свидетельствует о наличии воли к действию и готовности к откровенному разбирательству. Если голова задирается вверх, тем самым выражается гордая неприступность и заносчивость. Это производит также вызывающее впечатление на окружающих.

Если голова, которую держали прямо, вяло откидывается назад, то это выражение самоотдачи. В отличие от подчинения, когда опускание головы наряду с уменьшением воздействия приводит и к одновременной защите шеи, в данном случае беззащитно отдаются во власть другого человека. По данной позе можно также судить, что тот или иной человек пребывает во власти воспоминаний, удовольствий, испытываемых при наслаждении тем или иным видом искусства, и т. п. В сочетании со смехом подчиненность трансформируется в наигранность и выражает беспомощность. От этого положения головы следует отличать положение головы, расслабленно откинутой назад. В таком положении говорят о снижении концентрации внимания, нередко оно наблюдается у людей в мечтах и при созерцательном поведении. Если такое положение головы «не вписывается» в ситуацию, то можно говорить о мягкотелости, лености и жажде наслаждений. Еще одно почти аналогичное положение головы — запрокинутое — но уже с напряженной шеей, свидетельствует об агрессии, напористости, смелости. В сочетании с пронзительным взглядом запрокидывание головы производит впечатление наглости, а при повороте всего корпуса в сторону визави еще к тому же и навязчивости. Чем порывистее совершается движение, тем больше в нем заключено нервного возбуждения. В таких случаях подобным образом могут быть выражены решительный протест и оскорбление чувства чести собственного достоинства. При спокойном варианте исполнения этого движения можно сделать вывод о поведении превосходства. Так может быть выражено либо безмолвное приглашение, либо немой вопрос.

Голова, выставленная вперед, говорит о желании приблизить органы чувств к источнику раздражения, то есть свидетельствует о наличии интереса. Также это положение головы используется при угрожающем поведении. Человек как бы демонстрирует: «Я воспринимаю все раздражители, передаваемые тобою, и не боюсь их». Полный поворот головы и легкое напряжение свидетельствуют о заинтересованности, выражаемой без всякой сдержанности или каких-либо задних мыслей. При неполном повороте головы не все лицо обращено к партнеру. Из-за неполного поворота головы зрительный контакт устанавливается при помощи взгляда, направленного из уголков глаз, наискосок, что сигнализирует о заинтересованности человека. При сдержанном проявлении интереса поворот головы замедляется. Создается впечатление, что данный объект или партнер не достоин того, чтобы поворачиваться к нему всем лицом. Поэтому такое поведение воспринимается как оскорбительное. Если голову отворачивают, то заинтересованность в созерцаемом объекте отпала. Быстрота и степень напряженности выполняемого движения дают довольно важную дополнительную информацию. Если отворачивание продиктовано гневом, то в нем всегда заключено сильное напряжение.

Жесты.

В деловом общении выделяется несколько основных типов жестов, отражающих состояние человека. Жесты открытости свидетельствуют об искренности и желании говорить откровенно. К ним относят «раскрытые руки» (протянутые в сторону собеседника ладонями вверх) и «расстегивание пиджака» . Тот, кто меняет свое решение в благополучную сторону, обычно разжимает руки и автоматически расстегивает пиджак. Когда становится ясно, что возможно соглашение или позитивное решение по поводу обсуждаемого вопроса, а также в том случае, когда создается позитивное впечатление от совместной работы, сидящие расстегивают пиджаки, распрямляют ноги и передвигаются на край стула, ближе к столу, который отделяет их от сидящих напротив собеседников. К жестам скрытности относят потирание лба, висков, подбородка, стремление прикрыть лицо руками, избегание контакта глазами. Жесты и позы защиты являются знаками того, что собеседник чувствует угрозу. Наиболее распространенным является скрещивание рук на груди. Руки могут принимать несколько характерных положений (СНОСКА: Бороздина Г. В. Психология деловою общения. М., 2002. С.138-139.).

Простое скрещивание рук является универсальным жестом, обозначающим оборонительное или негативное состояние собеседника. Этот жест влияет и на поведение других людей. Если в группе из четырех человек или более один из них скрещивает руки в защитной позе, то вскоре члены группы последуют его примеру. Иногда этот жест может означать просто спокойствие и уверенность, когда атмосфера беседы не носит конфликтного характера. Скрещивание рук помогает сосредоточиться, когда человек рассуждает вслух или вспоминает какое-либо событие.

Если помимо скрещенных на груди рук собеседник еще сжимает пальцы в кулак, то это свидетельствует о его враждебности или наступательной позиции. Чрезмерное возбуждение собеседника можно снять, если замедлить свою речь и движения, снижая общий темп и эмоциональность беседы.

Жест, когда кисти скрещенных рук обхватывают плечи (иногда кисти рук впиваются в плечи или бицепсы так крепко, что пальцы становятся белыми), обозначает сдерживание негативной реакции собеседника на позицию партнера по обсуждаемому вопросу. Этот жест появляется, когда собеседники полемизируют, стремясь во что бы то ни стало убедить друг друга в правильности своей позиции, причем нередко сопровождается холодным, чуть прищуренным взглядом и искусственной улыбкой. Такое выражение лица означает, что ваш собеседник на пределе, в результате чего может произойти срыв переговоров.

Жест, когда руки скрещены на груди, но с вертикально выставленными большими пальцами, передает двойной сигнал: первый — о негативном отношении (скрещенные руки), второй — о чувстве превосходства, выраженном большими пальцами рук. Человек при этом обычно поигрывает одним или обоими пальцами, а в положении стоя покачивается на каблуках. Такой жест выражает еще и насмешку или неуважительное отношение к человеку, на которого указывают большим пальцем как бы через плечо.

Жесты размышления и оценки отражают состояние задумчивости и стремление найти решение проблемы. К ним относятся «рука у щеки» (собеседника что-то заинтересовало), «пощипывание переносицы», которое обычно сочетается с закрытыми глазами (напряженное размышление), «почесывание подбородка» (принятие решения). Когда собеседник подносит руку к лицу, опираясь подбородком на ладонь, а указательный палец вытягивает вдоль щеки (остальные пальцы находятся ниже рта) — это является свидетельством того, что он критически воспринимает доводы партнера по общению.

Жесты сомнения и неуверенности чаще всего связаны с почесыванием указательным пальцем правой руки под мочкой уха или же в боковой части шеи, а также прикосновение к носу или его легкое потирание («синдром Пиноккио»).

Жесты и позы, свидетельствующие о нежелании слушать и стремлении закончить беседу: почесывание уха или потягивание за мочку уха, развертывание корпуса в сторону двери, подергивание ступней. Если человек носит очки, то для него характерный жест желания окончания беседы — снятие очков и откладывание их в сторону.

Жесты, свидетельствующие о желании преднамеренно затянуть время, обычно связаны с очками: собеседник снимает их и надевает, протирает. В этом случае рекомендуют подождать, когда партнер снова очки наденет. Иногда человек начинает расхаживать, когда принимает трудное решение, и здесь важно ему не мешать.

Жесты уверенности и превосходства: закладывание рук за спину и захватом запястья (от этого жеста следует отличать жест «руки за спиной в замок», в таком случае человек расстроен или рассержен и пытается взять себя в руки), закладывание рук за голову (этот жест обычно очень раздражает собеседников). В этом случае психологи рекомендуют задать какой-либо уточняющий вопрос, желательно в наглядной форме (показать предмет или рисунок), чтобы собеседник наклонился вперед.

Жесты несогласия: собирание несуществующих ворсинок с костюма, взгляд в пол.

Жесты готовности сигнализируют о желании закончить разговор и выражаются в подаче корпуса вперед, замедлении темпа речи и усилении ее громкости. Психологи советуют в таком случае первым предложить закончить беседу, что позволит сохранить психологическое преимущество и контролировать ситуацию. С помощью потирания ладоней передаются позитивные ожидания. Сцепленные пальцы рук обозначают разочарование.

При анализе пантомимики важно обращать внимание на непроизвольные, идеомоторные движения. Нужно учитывать, что верхняя часть туловища контролируется лучше, чем нижняя, а правая сторона тела для правшей контролируется лучше, чем левая. Особенно информативными являются движения ногами. Подергивание ступни свидетельствует о нетерпении или раздражении. Барабанят пальцами в нетерпеливом ожидании. Вертят что-либо в руках при неуверенном поведении. Важно обратить внимание на непроизвольные подергивания не ведущей рукой (если они имеют место), когда человек выслушивает неожиданный неприятный вопрос.

Потребности в системе общения Потребность в безопасности. Человек чувствует себя в безопасности, если нет агрессии (реальной или потенциальной) со стороны других людей. Одним из серьезных агрессивных действий является

Наверное, каждый из нас неоднократно замечал, что при знакомстве с новым человеком буквально в первые минуты возникает чувство симпатии, предрасположенность к дальнейшему общению либо антипатия, желание прекратить коммуникацию. Причина такой, казалось бы, спонтанной реакции на нового знакомого кроется в его жестах и мимике — каждому свойственно интуитивно оценивать собеседника по его неосознанной жестикуляции и выражению лица. Психология жестов и мимики является наукой, призванной изучить связь между внутренним состоянием человека и внешними проявлениями, выявить закономерность между эмоциями, чувствами, и сопровождающими их жестами, определить влияние непреднамеренной жестикуляции и мимики на эффективность межличностных коммуникаций.

Изучая язык жестов, психология достигла немалых успехов: опытные специалисты по невербальным сигналам, подающихся человеческим телом, определяют настроение и переживания человека, распознают обман, выявляют основные черты характера. Однако знание основ психологии мимики и жестов полезно не только специалистам, проводящим исследования в данной сфере, но и людям, далеким от психологии — владея информацией об значении невербальных сигналов, можно не только научиться лучше понимать собеседника, распознавать ложь, но и использовать знания для достижения успеха в межличностном общении.

Язык жестов универсален для всех

Вне зависимости от воспитания, манеры поведения, привычек, на подсознательном, интуитивном уровне организм каждого человека реагирует на разные ситуации примерно одинаково, поэтому, наблюдая за непроизвольной жестикуляцией и мимикой даже незнакомого человека, с большой вероятностью можно сделать правильные выводы. Однако следует помнить, что все жесты необходимо рассматривать в комплексе, а не по-отдельности — жесты многозначны, их можно верно истолковать только в совокупности с другими невербальными сигналами. Владея начальными знаниями и некоторым опытом, можно правильно распознавать настроение собеседника, его личное отношение к оппоненту. Рассмотрим распространенные жесты.

Защитные жесты

В случае, когда человек чувствует опасность, дискомфорт, испытывает недоверие и антипатию к собеседнику, ощущает себя не комфортно в обществе определенных людей, он подсознательно стремится отгородиться, закрыться от них. Поэтому, если собеседник при общении скрещивает руки на груди, закладывает ногу на ногу, отодвигается назад, держит перед собой в качестве дополнительной преграды между ним и вами какой-либо предмет (папку с документами, бумаги), значит, конструктивного диалога, скорее всего, не выйдет — человек чувствует себя напряженно и подсознательно настроен на защиту. Еще одним красноречивым невербальным знаком негативной реакции и защиты психология жестов называет сжатые в кулаки руки.

Жесты, свидетельствующие об открытости и предрасположенности

В противовес жестам защиты существуют невербальные сигналы, свидетельствующие об предрасположенности, определенном доверии и положительной оценке услышанного (увиденного). Свободная, несколько расслабленная поза, расстегивание верхних пуговиц пиджака или верхней одежды, наклон к собеседнику, демонстрирование открытых ладоней, выпрямление ног, соединение пальцев рук на подобии купола — это жесты открытости. Если собеседник подает вам именно такие невербальные сигналы, значит, он чувствует себя комфортно в вашем обществе и с большой вероятностью общение принесет результаты, на которые вы рассчитываете.

Жесты скуки

Понять, что собеседнику скучно и вам необходимо перевести разговор в другое русло либо закончить беседу, довольно просто. Об скуке свидетельствует постукивание ногой об пол, переступание с ноги на ногу, подпирающая голову ладонь, разглядывание обстановки, «пустой» взгляд, постоянные поглядывания на экран мобильного телефона, перебирание в руках посторонних предметов (щелканье авторучкой, бессмысленное перелистывание страниц блокнота, др).

Жесты личной заинтересованности

В обществе понравившегося человека противоположного пола людям свойственны определенные жесты, свидетельствующие о симпатии. Для женщин такими знаками является поправление прически, одежды, приглаживание волос, покачивание бедрами, поглаживающие движения руками по коленям, блеск в глазах, долгий взгляд, направленный на собеседника. Мужчины в обществе понравившейся женщины поправляют одежду, прихорашиваются, выпрямляют спину, расправляют плечи.

Жесты неуверенности

Уметь замечать невербальные сигналы, свидетельствующие об неуверенности и сомнениях собеседника важно, ведь, заметив жесты этой группы, легко сделать выводы, что человеку нужны дополнительные аргументы, убеждения, чтобы он принял вашу сторону.По наблюдению психологов, такими жестами являются переплетение пальцев рук, потирание шеи, различные движения пальцами, потирание пальцем носа или глаз, подпирающая подбородок ладонь.

Жесты, демонстрирующие превосходство/подчинение

Психология жестов выделяет отдельную группу невербальных сигналов, свидетельствующих о доминировании/подчинении. К признакам внутреннего ощущения превосходства над собеседником и желания доминировать относятся соединенные за спиной руки, расправленные плечи, поднятый подбородок, крепкое рукопожатие (ладонь кладется поверх ладони оппонента), засунутые в передние карманы брюк либо пиджака руки так, что большие пальцы находятся снаружи. Если же человек сутулится, пытается физически оказаться ниже, чем его собеседник (сесть, когда тот стоит, наклонить голову), поворачивает ступни ног вовнутрь, при рукопожатии протягивает руку ладонью вверх, значит, он готов подчиняться и признает авторитет своего собеседника.

Мимика — лицо расскажет больше, чем слова

Мимика собеседника является не менее важной, чем язык жестов, так как по выражению лица психологи могут многое сказать о человеке. Психология мимики позволяет по малейшим изменениям в мимике понять настроение человека и его отношение к тому, что он слышит, видит или говорит сам. Так как люди не могут полностью контролировать все сокращения и расслабления лицевых мышц, именно они в первую очередь выдают все эмоции.

Спокойные глаза и немного приподнятые внешние уголки губ свидетельствуют об хорошем, приподнятом настроении, а тусклые глаза, сведенные брови и несколько опущенные уголки губ являются признаком печали, плохого настроения. Немного приподнятые брови, слегка расширенные веки — знак искренней заинтересованности, а если к такой мимике прибавлен немного приоткрытый рот — вероятно, человек удивлен. Если собеседник плотно сжимает губы, хмурит брови, ноздри его носа непроизвольно расширяются, значит, он испытывает злость или негодование. Также плохим знаком является вытянутое лицо и приподнятые брови собеседника — такое выражение лица зачастую свидетельствует об неуважении, презрении.

Психология жестов и мимики — это наука, позволяющая «читать» эмоции, подмечать малейшие изменения в настроении оппонента и чувствовать своего собеседника. Умея применять на практике знания этого подраздела психологии, можно достичь успеха в общении практически с каждым человеком и навсегда забыть, что такое недопонимание в разговоре.

11 жестов, которые выдают лжеца

Отводит глаза

Многие ученые утверждают: если вы хотите понять, лгут ли вам — надо сосредоточить на верхней части лица, а именно — на глазах, бровях и лбу оппонента. Как правило, взгляд собеседника бывает весьма «красноречив». Кстати, если в ходе беседы человек то смотрит на вас, то уводит глаза в сторону — это совсем не означает, что он лжет. Возможно, он просто не может одновременно развивать свою мысль и наблюдать за происходящим. Прикиньте, как долго это длится. Если он на вас не смотрит, по крайней мере, половину времени диалога, — это недобрый знак, стоит начать сомневаться в его искренности. Как правило, если взгляд устремлен вниз, это означает, что человек испытывает грусть, в сторону — отвращение, вниз и в сторону — вину и стыд.

Закатывает глаза

Глаза — зеркало души. Еще одно подтверждение этому — движения глазных яблок в момент разговора. Оно практически не поддается сознательному контролю. Прежде, чем пытаться определить по глазам: врет или не врет партнер, неплохо бы знать его привычную манеру вести себя при общении. Для начала можно устроить простую проверку. Задайте ему нейтральный вопрос, на который он наверняка ответит без лукавства. Скажем, что он сегодня ел на завтрак? Когда вы поймете, куда смотрит человек, произнося правду, перейдите к той теме, которая вас интересует. Если при ответе на простой вопрос собеседник смотрел вверх и влево (воспроизводил ответ из памяти), а при ответе на интересующий вас — вверх и вправо, то это возможный признак того, что правду вы не услышали.

Часто моргает

Обычно любой человек моргает с частотой 6–8 раз в минуту, что не вызывает никаких неприятных ощущений у собеседников. Если мы пытаемся скрыть свои мысли и чувства от других, то начинаем моргать чаще. Это непроизвольная реакция, которая всегда сопровождает всякое эмоциональное возбуждение.

Расслабляет ворот рубашки

Абсолютно киношная зарисовка: ком в горле и расстегнутый ворот рубашки. Ученые выяснили, любой человек, и в особенности мужчина, чувствует ложь на физическом уровне. Она вызывает зуд и неприятные ощущения в мимических мышцах, и мы автоматически стараемся почесать беспокоящее место, чтобы успокоить нервы. Чаще всего это происходит в ситуации, когда врунишка неопытный и уверен, что его обман быстро раскусят. Другая предательская реакция организма — его «бросает в жар». У обманщика выступают капельки пота на шее, когда он чувствует, что вы заподозрили неладное. Будьте начеку. Тот же самый жест может указывать и на подступающую агрессию. Когда собеседник чем-то сильно раздосадован и при этом оттягивает воротничок от шеи, чтобы охладить ее свежим воздухом, и подавить гнев. Смотрите по ситуации.

Чешет ухо

Еще одна зудящая подсказка — потирание мочки уха, сгибание ушной раковины или легкие почесывания. Так непроизвольно делают люди, которые вынуждены говорить неправду, но им самим — это не доставляет никакого удовольствия. Эта модификация жеста маленького ребенка, который затыкает уши, чтобы не выслушивать упреков родителей.

Теория лжи: эксперты-профайлеры и спецпсихологи о том, как выявить лжеца по жестам

Также мужчины врут чаще женщин в несколько раз. Но значит ли это, что лгут все кругом? И если это так, возможно ли выявить обман на стадии зарождения? Да, возможно. Один из немногих эффективных способов распознать ложь является профайлинг – искусство определять эмоции по мимике.

Сайт телеканала «Звезда» встретился с экспертами в области распознавания лжи, которые и рассказали о методах детекции лжи и невербальных способах распознать обманщика.

Константин Митрошин, эксперт-профайлер научно-исследовательского центра корпоративной безопасности, проинструктировал сайт телеканала «Звезда» о том, что значат различные мимические сигналы, а также провел анализ знаменитого рукопожатия Путина и Трампа.

«Мимику мы контролируем меньше чем речь, поэтому моя работа заключается в том, чтобы ее правильно расшифровать. В зависимости от того, как двигается лицо, становится ясно, что чувствует человек. Подъем бровей в разговоре означает концентрацию внимания на какой-либо теме. Однако многое может поменяться от положения тела, головы. Важнее в мимике утечки, когда она не соответствует словам. Если скрестить брови домиком, и в диалоге сказать что все хорошо — то на самом деле не все ок, а все печально», — рассказывает Константин.

«Также брови домиком означают момент потери чего-либо. Однако не стоит забывать и о том, что есть люди, которые используют этот жест в базовом наборе лицевых знаков. И если это так, то это может быть неверно трактовано. Всегда нужно быть очень внимательным, опираться на другие реакции. По одному щелчку нельзя сделать вывод о эмоциях, это будет неверно. Кстати, есть характерный жест, используемый людьми при состоянии стресса и страха – это напряжение шеи, нервный тик. Мимикой вообще часто играют – с этим нужно работать. Всегда нужна правильная совокупность реакций, и чтобы найти ложь – нужно искать подтверждения во всем», — заявляет эксперт.

Константин уверен, что, когда человек имеет стимул что-то потерять, власть, уважение или деньги – то раскусить его гораздо легче. Причина этому – сильная эмоция страха, которая берет верх над остальными, значительно делая слабее его самоконтроль. Также эксперт не обошел стороной и тему рукопожатий, рассказав о том, как определить подавленную инициативу по направлению ладони, и о значении тонуса человека.
 

«Рукопожатия, кстати, тоже очень интересны. Если собеседник подает руку ладонью вверх, это может означать своеобразный жест о подавленной инициативе, но если посмотреть на положение его тела, то это может также говорить и о уважении. Вообще, есть определенная психогеометрия пространства, имеющая для нас определенный ресурс. Например, если человек жестикулирует сверху, ведя руку ладонью вниз, это говорит о возможном намерии задавить вас, показать силу», — рассказывает профайлер.

Тонус тела также играет важную роль в определении человеческих эмоций. Оказывается, если у человека вялая походка, слабое рукопожатие, то вся его энергия может быть сосредоточена в мыслях, голове. Об обратном говорит и напряженный плечевой пояс человека, с сильным мышечным тонусом, что свидетельствует об энергичном, взрывном характере.


Не ускользнула от внимания эксперта также и тема знаменитого рукопожатия двух мировых лидеров: Путина и Трампа.


«Трамп своими похлопываниями явно прощупывал почву и провоцировал Путина на какую-либо реакцию. Однако Путин вовремя пресек это, показав ему адресное обращение указательным пальцем», — сказал Митрошин.


Однако окончательное заключение и выводы о личности человека нельзя делать, опираясь только на его мимику и жесты, уверен эксперт. При любом элементе, разговоре и встрече должна учитываться любая мелочь: от светового режима дня до того, что происходит вокруг. Кто-то будет чувствовать себя хорошо при абсолютной тишине, а кто-то в режиме шума.

Татьяна Гуделова, штатный психолог ОМОНа Главного управления Росгвардии по г.Москва и специалист по графологии, также рассказала сайту телеканала «Звезда» о том, кого и в каких случаях проверяют на полиграфе и может ли лжец обмануть считывающее устройство.

«Основное значение графологии в том, чтобы отразить наши психологические составляющие. Проверка проходит в несколько уровней. Сначала нужно понять, как пишет человек в спокойном состоянии, а потом в стрессовом – и сравнить два результата. Если человек лжет, меняется его внутреннее состояние, и почерк тоже меняется. Наклон, ширина, читабельность – все зависит от стресса», — рассказывает Татьяна.


Также, Гуделова привела несколько интересных примеров из своей служебной практики, рассказав о психологии серийных убийц, и о преступлениях, которые удалось раскрыть благодаря методам графологии.


«Эмоциональная сфера, она у них пустая. Как солома пережженная. Эти люди абсолютно не чувствуют эмоций  других людей. Это здорово отражается в штрихе. У них сухой почерк, представьте сеченый волос – почерк похож на это. Но это надо под микроскопом смотреть, представьте также линию, у которой есть края, а внутри она абсолютно пустая, прямая», — рассказывает Татьяна.


«Был интересный случай. Смотрю почерк человека, составляю портрет: добрый, отзывчивый… Удивительно, как он мог совершить убийство. В итоге оказалось, что он просто мстил, мстил за оскорбление своего близкого человека. Как в фильме «Ворошиловский стрелок»…  Например, еще была одна записка с именами. Все имена у подозреваемого были идентичны с его основным почерком, и только одно имя выделялось, оно было написано нежнее, круглее, читабельнее. Я сделала вывод, что именно вот этот человек был эмоционально значимым для фигуранта. Диагноз подтвердился, следователю это помогло», — говорит эксперт.

«Еще был случай, когда мужчина госслужащий совершил должностное преступление, а потом суицид. Мы стали разбирать причины этого поступка, и в итоге, проанализировав его записи за последнее время, узнали, что после того как этот человек совершил преступление – им овладел стресс. И с каждым днем его чувство вины становилось сильнее, и когда он понял, что все скоро узнают, что он преступник – он ушел из жизни», – рассказывает психолог.
 

«Вот еще был человек, имеющий доступ к большим финансам, порядочный, и положительный. И вдруг, его все начинают подозревать в хищении средств… Вывод графолога был однозначен: на преступление этот человек может пойти в случае нужды денег на операцию любимой бабушке, или если необходимо выручить кого-то из сложной жизненной ситуации. В ходе следствия мотив подтвердился, «крайние обстоятельства» обнаружились», — поясняет эксперт.

Лжеца зачастую также видно по потере читабельности почерка, когда «бессознательное»  берет верх над сознанием. У букв меняется размер, направление почерка будто уходит вниз, хотят скрыться. Увеличиваются поля, или уменьшаются расстояния. Все эти признаки собирают профессионалы, чтобы вывести обманщика на чистую воду, будь то профайлеры, полиграфисты или графологи. Но для того чтобы составить точное заключение об обмане, нужна не одна проверка, уверена Гуделова.
 

«Сам полиграф обмануть невозможно, потому что это устройство. Обмануть можно полиграфолога, человека. Также полиграф не составляет психологический портрет человека, это должен делать психолог. Нужно помнить о том, что ни один специалист не напишет о том, что человек лжет. На это нужно несколько проверок», — уверена Татьяна.

Невербальные средства: жесты, мимика, их функции контрольная по психологии

ЗАПАДНОСИБИРСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ (Г. ТОБОЛЬСК) КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА По курсу «Особенности речевого общения в условиях многонационального региона» Тема: Невербальные средства: жесты, мимика, их функции Работа выполнена Студентом 5 курса заочного отделения Специальность психология Курбатовой Еленой Анатольевной Преподаватель Айтбаков Р.М. Тобольск, 2005 г. Содержание Невербальные средства общения…………………………………………………………………3 Особенности невербальной коммуникации………………………. …………….3 Функции невербальных сообщений……………………………………………..4 Социальное и психологическое значение мимики………………. ……………..6 Выражение лица (мимика)………………………………………….. ……………9 Позы и жесты…………………………………………………………………. …..10 Межличностное пространство……………………………………………….…12 Список литературы……………………………………………………………….15 включает сведения о включенности в данную ситуацию (комфортность, спокойствие, интерес) или стремлении выйти из нее (нервозность, нетерпение и т. д.). Невербальная и вербальная коммуникация, сопутствуя друг другу, находятся в сложном взаимодействии [6, c.67]. Выделяют несколько функций, которые невербальные сообщения выполняют при взаимодействии с вербальными. Это функции: дополнения (включая дублирование и усиление) вербальных сообщений; опровержения вербальных сообщений; замещения вербальных сообщений; регулирования разговора. Дополнение означает, что невербальные сообщения делают речь более выразительной, уточняют и проясняют ее содержание. Если вы обнимаете друга в тот момент, да говорите ему, что очень рады его видеть, объятие служит дополнением к вашему речевому сообщению. Речь можно точнее понять и лучше запомнить, если она дублируется жестами. Например, в театральной кассе человек сопровождает просьбу о двух билетах жестом (показывает два пальца). Невербальные знаки могут использоваться для усиления наиболее важных моментов речи. Так, привлечь внимание слушателя можно, повышая громкость голоса, делая перед словами паузы или жестикулируя определенным образом (например, поднятый вверх указательный палец — знак это важно»). Опровержение означает, что невербальное сообщение противоречит вербальному, ли на вопрос «Вам интересно?» собеседник демонстрирует замешательство, отводит глаза в сторону, виновато улыбается и при этом говорит: «В общем-то, да», то дает усомниться в правдивости его ответа. Именно потому, что невербальное поведение в значительной степени спонтанно, меньше контролируется сознанием, оно может опровергать сказанное. Даже если свою первую реакцию человек контролирует, подлинное состояние обнаружится спустя примерно 4-5 секунд. Улыбка или выражение удивления, которые длятся дольше этого времени, могут указывать на обман. Вот почему полезно наблюдать за соответствием между речевыми и неречевыми посланиями. Замещение означает использование невербального сообщения вместо вербального. Например, в шумной аудитории вы жестами сообщаете находящемуся вдали от вас приятелю, что нужно выйти поговорить. Во время дискуссии ведущий может без слов, с помощью взгляда и поворота головы и тела, предложить кому-то из участников выступить. Регулирование означает использование невербальных знаков для координации взаимодействия между людьми. При этом часто используются описанные выше знаки, замещающие слова, — поворот головы в сторону того, кто должен выступать; тон голоса, сообщающий о завершении фразы; прикосновение к кому-то, выражающее желание о чем-то спросить, одобрительные или неодобрительные возгласы в адрес выступающего. Эти и многие другие знаки регулируют течение коммуникации. Таким образом, невербальные сообщения — необходимая составляющая межличностной коммуникации. Они являются индикаторами эмоциональных состояний и показателями многообразных отношений человека к окружающему миру. В любой, даже сугубо официальной и деловой ситуации присутствует и активно ее формирует невербально выраженное отношение субъекта общения к самой ситуации, к партнеру и к себе самому [6,c.68]. Социальное и психологическое значение мимики Задолго до того, как дети начинают произносить отдельные слова, выражения их лиц передают сообщения, которые являются решающими для контакта матери и ребенка. Выражения лиц говорят нам о том, что дети радостны или печальны, сердиты или испуганы, удивлены или смущены. Если мы не сможем «прочитать» то, что «написано» у ребенка на лице, мы не сможем понять его наиболее важные сообщения, не сможем почувствовать его симпатию или продемонстрировать свою. По литературе о роли мимики в социальном развитии ребенка существует ряд подробных обзоров (например, Charlesworth, Kreutzer, 1973; Vine, 1973). Многочисленные исследования показали, что человеческое лицо — явление экстраординарных социальных стимулов. Перечисление некоторых наиболее важных факторов проиллюстрирует значимость лица в межличностных отношениях. К трехнедельному возрасту младенцы начинают отвечать на взгляд внимательно смотрящего на них человека (Wolff, 1969) Новорожденный предпочитает лицо или его схематическое изображение любому другому стимулу (Fantz, 1963; Stechler 1964), а более естественное изображение лица зрительно фиксируется ребенком в течение большего времени (Fantz, 1966). Лицо в сравнении с некоторыми другими стимулами (фотографиями детского рожка, медведя, шахматной доски, мишени) привлекает большее внимание и ведет к некоторому двигательному успокоению, включая снижение сердечного ритма у шестимесячных младенцев [4,c.89]. Другие исследования (Thomas, 1965; Kagan, 1970) указывают, что предпочтение лица как стимула изменяется в зависимости от возраста и ряда других факторов. Некоторая противоречивость в фактах относительно роли лица как зрительного стимула, несомненно, результат сложностей измерения. С одной стороны, трудно выделить один какой-нибудь определенный показатель зрительного поведения младенца. Проблематично, что лучше измерять, — продолжительность первого взгляда, частоту взглядов, общее время рассматривания или комбинацию этих показателей с различными психофизиологическими измерениями. Тем не менее, уже на основе имеющихся данных можно сделать вывод, что человеческое лицо — мощный стимул социального развития [4, c.97]. По мере взросления детей мимические выражения эмоций облегчают им развитие навыков игры со сверстниками и организацию более или менее равномерно на обеих сторонах лица, отрицательные эмоции более отчетливо выражены на левой стороне. Однако оба полушария мозга функционируют совместно, поэтому описанные различия касаются нюансов выражения. Особенно экспрессивны губы человека. Всем известно, что плотно сжатые губы отражают глубокую задумчивость, изогнутые губы — сомнение или сарказм. Улыбка, как правило, выражает дружелюбие, потребность в одобрении. В то же самое время улыбка как элемент мимики и поведения зависит от региональных и культурных различий: так, южане склонны улыбаться чаще, чем жители северных районов. Поскольку улыбка может отражать разные мотивы, следует быть осторожным в истолковании улыбки собеседника. Однако чрезмерная улыбчивость, например, часто выражает потребность в одобрении или почтение перед начальством. Улыбка, сопровождаемая приподнятыми бровями, выражает, как правило, готовность подчиняться, в то время как улыбка с опущенными бровями выражает превосходство [2, c.45]. Лицо экспрессивно отражает чувства, поэтому говорящий обычно пытается контролировать или маскировать выражение своего лица. Например, когда кто-либо случайно сталкивается с Вами или допускает ошибку, он обычно испытывает такое же неприятное чувство, как и Вы, и инстинктивно улыбается, как бы выражая тем самым вежливое извинение. В этом случае улыбка может быть в определенном смысле «заготовленной» и поэтому натянутой, выдавая смесь беспокойства и извинения. Позы и жесты Установку и чувства человека можно определить по моторике, т. е. по тому, как он стоит или сидит, по его жестам и движениям. Когда говорящий наклоняется к нам во время разговора, мы воспринимаем это как любезность, видимо, потому, что такая поза говорит о внимании. Мы чувствуем себя менее удобно с теми, кто в разговоре с нами откидывается назад или разваливается в кресле. Обычно легко беседовать с теми, кто принимает непринужденную позу. (Такую позу могут принимать и люди с более высоким положением, вероятно, потому, что они больше уверены в себе в момент общения и обычно не стоят, а сидят, причем подчас не прямо, а откинувшись назад или склонившись набок.) Наклон, при котором сидящие или стоящие собеседники чувствуют себя удобно, зависит от характера ситуации или от различий в их положении и культурном уровне. Люди, хорошо знающие друг друга или сотрудничающие по работе, обычно стоят или сидят боком друг возле друга. Когда они встречают посетителей или ведут переговоры, то чувствуют себя более удобно в положении лицом друг к другу. Женщины часто предпочитают разговаривать, несколько склонясь в сторону собеседника или стоя с ним рядом, особенно если хорошо знают друг друга. Мужчины в беседе предпочитают положение лицом друг к другу, кроме ситуаций соперничества. Американцы и англичане располагаются сбоку от собеседника, тогда как шведы склонны избегать такого положения. Арабы наклоняют голову вперед. Когда Вы не знаете, в каком положении Ваш собеседник чувствует себя наиболее удобно, понаблюдайте, как он стоит, сидит, передвигает стул или как движется, когда думает, что на него не смотрят [3, c.78]. Значение многих жестов рук или движений ног в определенной мере очевидно. Например, скрещенные руки (или ноги) обычно указывают на скептическую, защитную установку, тогда как нескрещенные конечности выражают более открытую установку, установку доверия. Сидят, подперев ладонями подбородок, обычно в задумчивости. Стоять, подбоченившись, признак неповиновения или, наоборот, готовности приступить к работе. Руки, заведенные за голову, выражают превосходство. Во время разговора головы собеседников находятся в постоянном движении. Хотя кивание головой не всегда означает согласие, оно действенно помогает беседе, как бы давая разрешение собеседнику продолжать речь. Кивки головой действуют на говорящего одобряюще и в групповой беседе, поэтому говорящие обычно обращают свою речь непосредственно к тем, кто постоянно кивает. Однако быстрый наклон или поворот головы в сторону, жестикуляция часто указывает на то, что слушающий хочет высказаться. Обычно и говорящим, и слушающим легко беседовать с теми, у кого оживленное выражение лица и экспрессивная моторика. Активная жестикуляция часто отражает положительные эмоции и воспринимается как признак заинтересованности и дружелюбия. Чрезмерное жестикулирование, однако, может быть выражением беспокойства или неуверенности [3, c.87]. Межличностное пространство Другим важным фактором в общении является межличностное пространство — как близко или далеко собеседники находятся по отношению друг к другу. Иногда наши отношения мы выражаем пространственными категориями, как, например, «держаться подальше» от того, кто нам не нравится или кого мы боимся, или «держаться поближе» к тому, в ком заинтересованы. Обычно чем больше собеседники заинтересованы друг в друге, тем ближе они сидят или стоят друг к другу. Однако существует определенный предел допустимого расстояния между собеседниками (по крайней мере, в Соединенных Штатах), он зависит от вида взаимодействия и определяется следующим образом: интимное расстояние (до 0,5 м) соответствует интимным отношениям. Может встречаться в спорте — в тех его видах, где имеет место соприкосновение тел спортсменов; межличностное расстояние (0,5-1,2 м) — для разговора друзей с соприкосновением или без соприкосновения друг с другом; социальное расстояние (1,2-3,7 м) — для неформальных социальных и деловых отношений, причем верхний предел более соответствует формальным отношениям; публичное расстояние (3,7 м и более) — на этом расстоянии не считается грубым обменяться несколькими словами или воздержаться от общения. Обычно люди чувствуют себя удобно и производят благоприятное

Психология жестов и мимики человека

Психология мимики, язык мимики

   Ученые утверждают, чем чаще человек врет, тем сложнее увидеть! Но, несмотря на это существуют особый язык жестов и мимики, о котором нужно знать.

Человек, разговаривающий с вами, при передаче ложной информации, он испытывает волнение, обратите внимание на его взгляд, движения и голос. Вы увидите, как поменяется его речь, поведение и движения. При изучении языка мимики, особое внимание стоит обратить на темп и тембр голосовых параметров человека и речевых.

Когда человек произносит ложную информацию, у него сразу меняется интонация, происходит заметное замедление или ускорение, бывает растягивание речи. Тембр голоса меняется, появляются высокие ноты или наоборот охриплость внезапная. У человека дрожит голос, некоторые даже заикаются.

Взгляд

У человека бегающий взгляд — перед вами человек неискренен, так трактуется этот возможный признак психология мимики. Иногда, это признак растерянности, стеснительности, неуверенности, но определенно, это признак того, что достоверность информации этой сомнительна и ее стоит проверить. Человек всегда прячет и отводит глаза, когда он испытывает неловкость и стыд, от своей лжи. Хотя при пристальном взгляде будьте также осторожны, собеседник тоже может лгать. При пристальном взгляде на собеседника, в мимике, это факт того, что говорящий наблюдает за реакцией человека, которого слушает. Человек, говорящий неправду, контролирует, как воспринимается его неверная информация, сомневается или все же, верит?

Улыбка

Для того, чтобы научится с помощью психологии мимики, видеть неискренность человека, очень важно обращать внимание на его улыбку! Многих людей, которые врут, выдает на лице легкая улыбка. Это не касается людей, которые веселы и жизнерадостны всегда, у них такой стиль общения. Именно, улыбка, которая неуместна в разговоре, должна вас настораживать. Часто, посмеиваясь, так человек пытается скрыть свое внутреннее переживание, когда он пользуется ложью.

Для того чтоб распознать по мимике ложь, вам необходимо внимательно смотреть на собеседника. Вы увидите, как у лжеца немного напряжены лицевые мышцы, это характерное явление. Такое выражение лица длиться в течение нескольких секунд, хотя это бывает и на протяжении всего разговора. Американские исследователи утверждают, что напряжение лицевых мышц мгновенное, это самый верный признак неискренности вашего собеседника.

Реакция непроизвольная кожи и других частей лица, которые человек не в силах контролировать, также показатель лжи. Такие как, непрерывное моргание глаз, меняется цвет кожного покрова – собеседник бледнеет, или краснеет, могут дрожать губы, очень расширены зрачки. Также обращайте внимание на различные другие проявленные индивидуальные эмоции, которые сопровождаются при обмане.

Как с помощью языка жестов и мимики распознать улыбку обмана? Губы, будто оттянуты слегка назад от верхних и нижних зубов, образуется продолговатая линия губ, в итоге улыбка неглубокая, она неискренняя и не красивая. Улыбка, которая искренняя, она к лицу каждому человеку, она украшает и с ней человек богат и успешен!

Глаза

Вот пример, как глаза могут сказать об обмане. Если человек искренен с вами, две трети времени вашего общения, он будет смотреть вам в глаза на протяжении всего разговора. Если человек, лжет, он встретится с вами глазами, всего одну треть времени вашего общения. Когда, врет мужчина, он рассматривает пол, женщина, любуется потолком.

Не согласованность в работе мышц лица, также признак лжи собеседника. Все знают, что на левой стороне лица и правой, отображаются наши чувства, на одной из сторон, они выражены слабее, а на другой сильнее.

Психология жесто

в

Многие люди могут подсознательно выдавать языком жестов свою ложь, вы никогда не поймаете профессионального мошенника, политика, или грамотного руководителя, на лжи, наблюдая за ними, потому что эти люди прекрасно о них знают, работают и постоянно контролируют свою мимику и жесты. Вам это пригодиться в повседневной жизни, в общении с коллегами на работе или в других местах, где вы проводите свое время.

Чешет нос

Человек, который пытается вас обмануть, при разговоре, почесывает и потирает мочки ушей, почесывает нос, но помните, что нос, может часто и так чесаться.

Неестественная улыбка

Собеседник пытается неестественно улыбаться, такая улыбка встречается часто, человек насильно пытается улыбаться.

Держится за что либо, приводит себя в порядок

При разговоре, человек постоянно трогает свои волосы, за что-то держится, стоящее рядом, например, стул, стол.

Ни с того, ни с сего, человек начинает наводить порядок, разлаживать все по полочкам, сортировать, перекладывать в другие места, за этими действиями, он пытается скрывать ложь.

Прикрывает рот, уклоняется

Собеседник старается прикрыть свой рот, или держит руку у горла или рта. Этот жест — сигнал, того, что человек врет. Туловище человека уходит назад, уклоняется внезапно, как будто качнуло при езде в транспорте. Также, если человек кусает ногти или губы, задумайтесь о правдивости услышанных историй!

Дрожь

У собеседника, странная непонятная дрожь, он ее пытается сдержать, а она все не прекращается. Сегодня очень часто, можете увидеть, как человек при разговоре, поправляет воротничок, или шнурки. Иногда, рука, само собой, неосознанно человеком, оказывается возле паховой области. Часто меняется поза говорящего человека, такое впечатление, что он никак не может удобно расположиться на стуле или диване.

Частый кашель и затяжки

Частый кашель говорящего человека, также знак о неправдивости, как будто, кто-то не дает ему говорить, мешает и отговаривает его ото лжи.

Курящий человек, очень часто делает затяжки, оказывается, и сигареты могут рассказать о человеке многое.

Закрытые позы

Человек скрывает и прячет всюду свои руки, где есть возможность, это также жест лжи. Делает маленькие шажки или переходит с одной ноги на другую, такое впечатление, как будто он замерз и не знает как ему согреться.

Отгораживаясь от вас, собеседник, скрещивает руки и ноги, так ему легче вас обманывать.

Наклоняет голову вниз, либо назад – это большое желание от вас спрятаться и закрыться.

Задержка дыхания

Мужчинам, свойственно, во время обмана, задерживать свое дыхание. Собеседник, может сидеть с полузакрытыми или закрытыми глазами – он испытывает очень большое чувство вины. Но не путайте, состояние усталости, когда человек хочет спать, и еле смотрит на вас.

Сначала тихо, потом громко

Человек, говорящий не правду, вначале говорит тихо, как будто шепчет, после чего, удивляя всех присутствующих, говорит чересчур громко.

Капельки пота

На лице человека, который врет, могут выступать капельки пота. Также, этот жест используют, если человек расстроен или в гневе, он пытается охладить свой пыл, отодвигая воротник.

Осторожно читайте язык жестов и мимики

Жесты лжи, считают специалисты незаметными и легкими, и их не сравнить с теми, которыми мы пользуемся каждый день, чешим себе ухо или нос.

Женщинам, свойственно маскировать свои жесты, иногда это выглядит как заигрывание или поправка косметики, поэтому, женщинам, намного легче мужчин ввести в заблуждение.

Иногда, все же жесты и мимика, могут утверждать о разном их значении, не каждый правильно их читает, будьте очень внимательны, когда человек чешет нос, или уводит взгляд, не всегда, это ложь.

Если же вы знаете давно человека и хорошо, тогда будет не сложно распознать ложь.

 

Читайте также:

Впереди еще много интересных и развивающих статей! Не пропусти!

Выражение лица человека как адаптации: эволюционные вопросы в исследовании выражения лица

Abstract

Важность лица в социальном взаимодействии и социальном интеллекте широко признана в антропологии. Однако адаптивные функции выражения лица человека остаются в значительной степени неизвестными. Эволюционная модель выражения лица человека как поведенческой адаптации может быть построена с учетом текущих знаний о фенотипической изменчивости, экологическом контексте и последствиях физиологического поведения для приспособленности.Доступны исследования выражения лица, но результаты обычно не рассматриваются с точки зрения эволюции. Этот обзор определяет соответствующие физические явления выражения лица и объединяет изучение этого поведения с антропологическим исследованием коммуникации и социальности в целом. Антропологические вопросы, имеющие отношение к эволюционному изучению выражения лица, включают: выражения лица как скоординированные стереотипные поведенческие фенотипы, уникальные контексты и функции различных выражений лица, связь выражения лица с речью, значение выражений лица как сигналов и связь выражения лица с социальным интеллектом у людей и нечеловеческих приматов.Человеческая улыбка используется в качестве примера адаптации, и предлагаются проверяемые гипотезы относительно человеческой улыбки, а также других выражений.

Ключевые слова: невербальная коммуникация, социальный интеллект, сигнальные системы

ВВЕДЕНИЕ

Мимика как адаптация

Один из центральных вопросов эволюции человека — это происхождение человеческой социальности и, в конечном итоге, человеческой культуры. В поисках происхождения социального интеллекта у людей большое внимание уделяется эволюции мозга и сознания.Многие аспекты человеческого познания и поведения лучше всего объясняются со ссылкой на миллионы лет эволюции в социальном контексте (Бирн, 1995; Космидес и др., 1992; Хамфри, 1976). Таким образом, человеческий интеллект можно частично объяснить увеличением социальных требований в течение человеческой предыстории (Dunbar, 1998). Однако социальный интеллект отражается не только в мозге, но и в каждой адаптации, которая позволяет успешно взаимодействовать в социальных группах. Новые достижения в изучении биологии социального поведения не позволили полностью исследовать наиболее заметную социальную часть человеческого тела — лицо.Лицо — видимый сигнал о социальных намерениях и мотивациях других людей, а выражение лица продолжает оставаться важной переменной в социальном взаимодействии.

Хотя социальный интеллект становится все более богатым источником гипотез когнитивных и поведенческих адаптаций, антропологические исследования выражения лица по-прежнему сосредоточены на принципиально неадаптивных вопросах. Современные антропологические взгляды на выражение лица, как правило, сосредоточены на контрасте между универсальными и культурно-зависимыми объяснениями выражения лица.Выражение лица либо интерпретируется как универсальное человеческое выражение, базовое выражение которого представлено во всех известных человеческих популяциях (Brown, 1990), либо оно концептуализируется как естественный результат культурных различий с небольшим совпадением выражений от популяции к популяции (Birdwhistell, 1975). ). Физические антропологи, за важными исключениями (Blurton Jones, 1972; Fessler, 1999; и см. Chevalier-Skolnikoff, 1973; Goodall, 1986; Hauser, 1996; Preuschoft and van Hooff, 1995 для сравнения с нечеловеческими приматами), как правило, избегали исследования. человеческих выражений лица и невербального общения, оставляя интерпретацию выражения лица в значительной степени на усмотрение психологии и других разделов антропологии (Birdwhistell, 1970; LaBarre, 1947).Текущее состояние исследований в области мимики в сочетании с текущим интересом к социальному интеллекту как движущей силе эволюции человека требует возрождения изучения адаптации лица в физической антропологии.

Установление выражения человеческого лица как биологической адаптации требует тщательного анализа наших текущих знаний и, в конечном итоге, формирования и проверки гипотез, основанных на эволюции. Определение адаптации Ривом и Шерманом (1993) является руководством для разработки эволюционных гипотез и позволяет исследовать поведенческие адаптации, которые остались относительно неизвестными в физической антропологии.Они определяют адаптацию как «фенотипический вариант, который приводит к наивысшей приспособленности среди указанного набора вариантов в данной среде». Это определение особенно подходит для адаптивных гипотез человеческого поведения, поскольку его требования могут быть удовлетворены путем наблюдения за текущими явлениями, и ссылка на филогенетические факторы не требуется (Reeve and Sherman, 1993). Однако требуются доказательства фенотипической изменчивости, четко определенного экологического контекста и последствий приспособленности для конкретной адаптации.

Цель этого обзора — дать основу для постановки эволюционных, адаптивных вопросов о выражении лица человека. Во-первых, мы устанавливаем выражение лица человека как потенциальную поведенческую адаптацию, детализируя фенотипические вариации, экологические контексты и фитнес-последствия лицевого поведения. Конкретное выражение, человеческая улыбка, используется как пример потенциала адаптационистского подхода к пониманию выражения человеческого лица с точки зрения эволюции.Наконец, лицевое поведение сравнивается с поведением нечеловеческих приматов, чтобы обеспечить дальнейший филогенетический взгляд на эволюцию выражения лица и его роль в эволюции человеческого социального интеллекта.

НАБОРЫ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ ФЕНОТИПОВ

Универсальные выражения лица человека 1 эмоций, пожалуй, наиболее знакомые примеры выражения лица, по крайней мере, среди антропологов. Было показано, что шесть основных категорий выражения лица распознаются в разных культурах (см.), И этот вывод общепризнан психологами, работающими над выражением лица.Было показано, что шесть основных эмоциональных выражений, 2 или конфигурации лица, связанные с конкретными эмоциональными ситуациями, универсальны в их исполнении и восприятии (Ekman and Keltner, 1997), хотя есть некоторые возражения против идеи, что эти выражения сигнализируют об аналогичных эмоциях у людей из разных культур (Fridlund, 1994; Russell, Fernandez-Dols, 1997). Споры вокруг приписывания универсальных эмоций универсальным выражениям эмоций на лице важны для понимания эмоций в разных культурах.Тем не менее, даже те, кто не согласен по поводу эмоций, признают межкультурную согласованность комбинаций движений лица (поведенческих фенотипов), составляющих выражения «отвращения», «страха», «радости», «удивления», «печали» и т. Д. и «гнев» (Рассел и Фернандес-Долс, 1997). Эти выражения были впервые обсуждены Дарвином (1872/1998) как универсалии и были признаны у людей из сильно различающихся культурных и социальных слоев, а также на лицах людей, рожденных глухими и слепыми (Darwin, 1872/1998; Eibl- Eibesfeldt, 1989; Izard, 1977; Ekman, Keltner, 1997).

Основные фенотипы выражения лица. 1 — отвращение; 2, страх; 3, радость; 4, сюрприз; 5, грусть; 6, гнев. Постановленные изображения от Kanade et al. (2000).

Помимо шести основных выражений лица, существуют также скоординированные, стереотипные невербальные проявления, которые включают в себя компоненты стереотипного выражения лица. К ним относятся вспышка бровей, зевота, испуг, застенчивое выражение лица, а также демонстрация смущения и стыда (Eibl-Eibesfeldt, 1989; Grammer et al., 1988; Keltner and Buswell, 1997; Keltner and Harker, 1998; Provine, 1997).Эти дисплеи обычно сочетают в себе элементы лица и позы или жесты и встречаются в широко распространенных популяциях, что указывает на вид, а не на культурную специфику.

Вспышка для бровей — хороший пример такого дисплея. Фронтальная мышца постоянно используется для подъема как медиальной, так и латеральной части брови (Ekman and Friesen, 1978; Grammer et al., 1988). Обычный репертуар синхронных движений лица возникает в сочетании с мельканием бровей, в том числе чаще всего поднятие уголков губ (улыбка) и поднятие верхнего века (Grammer et al., 1988). В дополнение к согласованности в мышечной активности, время мелькания бровей также согласовано в кросс-культурном плане в трех проанализированных незападных популяциях. Вспышка бровей обычно начинается после паузы во всех других движениях лица и занимает около 100 мсек с очень небольшими вариациями в разных культурных группах. Кроме того, скоординированные движения головы обнаруживаются в сочетании со вспышками бровей, расширяя изображение за пределы самого лица (Grammer et al., 1988; и см.).

Чтобы вызвать вспышку бровей и другие узнаваемые универсальные выражения, люди предположительно используют одну и ту же мускулатуру лица и при аналогичных обстоятельствах приводят ее в аналогичную конфигурацию.Таким образом, каждый из этих скоординированных проявлений лица можно рассматривать как поведенческий фенотип. Однако внутри этих фенотипов выражения лица и у отдельных людей существует множество физических вариаций в структуре, движении и восприятии. Универсальные дисплеи вместе с вариациями основных компонентов этих дисплеев составляют то, что можно считать фенотипическими наборами выражения лица. Источники этой вариации включают анатомические и нейробиологические различия, а также демографические различия, такие как пол, возраст и культурное происхождение.Кроме того, восприятие выражения лица, важное для понимания коммуникативных адаптаций, также является источником индивидуальных вариаций.

Анатомические вариации и выражение лица

Структура лицевых мышц человека была известна в течение некоторого времени (Duchenne, 1859/1990; Huber, 1931; и см.). Анатомическая основа выражения лица была подробно описана, и для объективного изучения лицевых движений доступна система кодирования, основанная на анатомии (Система кодирования лицевых действий; Экман и Фризен, 1978).Эта система описывает определенные действия, производимые определенными лицевыми мышцами. Однако качество этих действий, вероятно, зависит от различий в лицевых мышцах. Различные лицевые мышцы производят разные типы движений, и, скорее всего, они неоднородны по своей структуре и иннервации. Goodmurphy и Ovalle (1999), например, показали, что типы, формы и размеры мышечных волокон orbicularis oculi, pars palpebralis и corrugator supercilii значительно различаются, хотя эти две мышцы имеют одинаковую иннервацию и эмбриональное происхождение и обнаруживаются в та же область лица (нижнее веко и нижняя часть середины лба соответственно).Orbicularis oculi на 89% состоит из быстро сокращающихся волокон, что значительно больше, чем у морщинистой мышцы, что подразумевает некоторую разницу в движениях, производимых двумя мышцами (Goodmurphy and Ovalle, 1999). Мышцы Zygomaticus major и zygomaticus minor похожи на orbicularis oculi в их высокой пропорции быстро сокращающихся волокон по сравнению с другими мышцами, что указывает на возможную специализацию для быстрых движений (Stal et al., 1987).

Мышцы мимики. 1, frontalis; 2, orbicularis oculi; 3, большая скуловая мышца; 4 — рисорий; 5 — платизма; 6, депрессор anguli oris.Оригинальный рисунок из работы Хубера (1931 г.). (Перепечатано с разрешения The Johns Hopkins University Press.)

Существуют также индивидуальные различия в строении и дифференциации лицевых мышц. Например, дифференцированный мышечный пучок, ризорий, который считается уникальным для человека, сильно варьируется. У 22 из 50 особей в недавнем исследовании отсутствовала эта мышца (Pessa et al., 1998a), и Хубер полагал, что она полностью отсутствовала у людей меланезийского происхождения, хотя это открытие не было воспроизведено (Huber, 1931).Различные борозды и другие деформации кожи лица возникают из-за различий в лицевых мышцах, и они могут способствовать индивидуальным различиям в выражении лица. У большинства людей платизмальная мышца прикрепляется к коже над нижним краем нижней челюсти, но иногда наблюдается ее прикрепление к боковой щеке, вызывая появление там вертикального углубления или борозды. Большая скуловая мышца также различается, появляясь в раздвоенной версии с двумя отдельными точками прикрепления в 17 из 50 образцов анатомического исследования (Pessa et al., 1998а). Считается, что напряжение, вызываемое двумя головками мышцы в углу рта, вызывает ямочку или небольшое углубление во время сокращения мышцы при улыбке (Pessa et al., 1998b). Изменения текстуры лица, такие как ямочки на щеках, которые появляются при улыбке у некоторых людей, могут иметь дополнительную ценность, делая выражение лица заметным или предоставляя информацию об интенсивности выражения.

Исследование лицевой мускулатуры у живых людей выявило значительные половые различия в толщине большой скуловой мышцы (McAlister et al., 1998). В этом исследовании также изучались различия в мускулатуре и не было обнаружено значительных различий в толщине поднимающих верхнюю губу или большой скуловой мышцы между азиатами и европейцами (McAlister et al., 1998). В целом, опубликованной информации о популяционных или половых вариациях лицевых мышц не так много, а результаты описанных выше популяционных различий не были воспроизведены.

Влияние индивидуальных анатомических вариаций, включая генетически обусловленные вариации на выражение лица, еще менее известно.Сами мышцы очень разнообразны: одни мышцы появляются у одних людей, а у других нет (Pessa et al., 1998b). Наличие анатомических вариаций поднимает важные вопросы о связи между действиями лица и конкретными мышцами. Взаимосвязь между мышечной активностью и смещением черт лица в выражении лица до некоторой степени индивидуализирована; во время приподнятых бровей мышечная активность примерно равна квадрату смещения бровей. Тем не менее, существует широкий разброс для отдельных бровей, и левая бровь поднимается выше при одинаковой мышечной активности (Pennock et al., 1999).

С другой стороны, если действие лица такое же, хотя есть различия в основной мышечной структуре, результирующие выражения лица не могут быть осмысленно различимы. Универсальное распознавание некоторых основных выражений лица указывает на то, что выражения лица могут не зависеть от анатомического соответствия один-к-одному в любых двух лицевых сигнализаторах. Базовые выражения лица также можно распознать в сокращенной форме, без полного набора лицевых действий, описанных для выражения-прототипа.Независимо от степени вариации, которая может быть обнаружена эмпирически, воспринимающие могут не обращать внимания на эти незначительные вариации (Fridlund, 1997; Shor, 1978) или могут классифицировать их аналогичным образом с высокой степенью согласия (Campbell et al., 1999; Cashdan, 1998). Что еще более важно, неизвестно, соответствует ли такая фенотипическая вариация в выражении лица этим критериям «просто значимого различия» (Hauser, 1996), вызывая различия в поведении получателя или суждениях о слегка изменчивых проявлениях одного и того же типа.

Вариация нервного контроля мимических мышц

Нейробиологически мимика вдвойне контролируется экстрапирамидным и пирамидальным трактами, обеспечивая автоматический и произвольный контроль мимики. Основываясь на наблюдениях за людьми, страдающими различными неврологическими заболеваниями, Ринн (1984) описал обе системы движений лица, а также различный произвольный контроль над верхней и нижней частью лица, связанный с большей асимметрией и произвольным контролем над областью рта, чем глазами.Эта разница особенно заметна в мимике людей с кортикальным и экстрапирамидным дефицитом. Те, у кого отсутствует кортикальный контроль, производят в значительной степени асимметричные произвольные (заданные) выражения, но симметричные спонтанные выражения. Экстрапирамидный дефицит дает противоположный эффект (Rinn, 1984; Ross and Mathiesen, 1998).

Потенциальная асимметрия из-за различий в иннервации сторон лица может быть связана с половыми различиями в мозге и, следовательно, вызывать различия в выражении лица среди людей.Это особенно верно, если повышенная латерализация кортикальной функции у мужчин включает более латерализованное движение лица во время выражения (Richardson et al., 2000). Спонтанность выражения также может играть роль, поскольку более спонтанные выражения лица находятся под контролем другого нервного пути и, следовательно, более симметричны (Gazzaniga and Smylie, 1990; Rinn, 1984).

Исследования не подтвердили однозначно предсказания Ринна (1984) об асимметрии движений нижней части лица, особенно в спонтанных выражениях.Бород и др. (1998) в метаанализе мимики и асимметрии пришли к выводу, что мимику обычно можно считать левосторонней. Однако они не обнаружили, что у мужчин больше шансов иметь асимметрию в выражении лица, хотя отдельные исследования ранее предполагали это. Другие исследователи, используя более объективные количественные методы (прямая оценка оцифрованных изображений, а не суждения наблюдателя или кодирование наблюдателя), обнаружили, что верхняя часть лица была гораздо более асимметричной, чем ожидалось, особенно во время спонтанного выражения (Richardson et al., 2000).

Кроме того, сложные связи, которые были предложены между переживанием положительных и отрицательных эмоций, выражением лица и латеральностью мозга, все еще остаются под вопросом (Borod et al., 1998; Hager and Ekman, 1997). Бород и др. (1998) обнаружили значительную левосторонность выражения лица в исследованиях, включающих количественную оценку мышц и рейтинги обученных наблюдателей (38 из 66 исследований показали левосторонность по сравнению с 3 из 66, показывающих правосторонность). Доказательства правосторонности для положительных выражений (улыбка) и левосторонности для других выражений эмоций были намного слабее (Borod et al., 1998). Хотя роль асимметрии в качестве лицевых сигналов не ясна, асимметричное выражение лица, вероятно, будет важной переменной при рассмотрении лицевых отображений как адаптации, особенно в том, что касается спонтанности или неточности выражения.

Асимметрия в отображении лица также, вероятно, связана с индивидуальными различиями в структурной асимметрии, которые играют важную роль в нашем восприятии человеческой привлекательности и качества партнера (Thornhill and Gangestad, 1994).Интересно, что большинство исследований асимметрии выражения лица не принимают во внимание, является ли структурная асимметрия или асимметрия движений причиной асимметрии выражения лица. Возможно, асимметрия выражения во многом определяется асимметрией строения лица в состоянии покоя (Smith, 1998). По необходимости, суждения наблюдателя об интенсивности выражения могут быть собраны только по лицам на пике выражения, когда структура и движение сыграли роль в создании асимметрии.Электромиографические (ЭМГ) исследования выражения лица, по-видимому, подтверждают идею о том, что асимметрия в выражении лица — это просто результат асимметрии в структуре лица, потому что одинаковая активность мышц наблюдается на обеих сторонах лица (Borod et al., 1998). По крайней мере, в одном случае было продемонстрировано различное влияние сходной мышечной активности на черты лица (Pennock et al., 1999).

Более косвенным образом эволюционировавшее перцептивное предпочтение симметрии в структуре может также распространяться на предпочтение симметрии в движении.Например, спонтанные улыбки более симметричны, чем изображенные улыбки (Frank et al., 1993). Они также считаются более искренними и, возможно, более привлекательными.

Вариации в фенотипических наборах выражения лица

Универсальные выражения лица, хотя и различны, но не всегда производятся или воспринимаются. Асимметрия из-за нейробиологических ограничений и относительной спонтанности движений лица является одним из источников вариаций, но есть и многие другие. Отчасти трудность заключается в том, что выражение слишком часто изучается оппортунистически, без предварительных ожиданий или теоретических взглядов на то, почему следует сгруппировать определенные лицевые движения или как вообще возникло отображение в целом.Улыбка — хороший пример этой проблемы. Например, улыбка или отображение радости обычно связаны с загнутыми вверх уголками губ, а также могут включать сдавливание и морщинистость кожи вокруг бокового угла глаза (orbicularis oculi). Улыбки, которые включают в себя как orbicularis oculi, так и zygomaticus большую активность, были названы улыбками Дюшена в честь французского анатома, в то время как улыбки, лишенные активности orbicularis oculi, не являются улыбками Дюшена (Frank et al., 1993). Улыбки также различаются по своей интенсивности, связанной с этим активности других лицевых мышц, таких как лобные мышцы, а также по открытому или закрытому положению рта (Blurton Jones, 1972; Cheyne 1976; Jones et al., 1990; Messinger et al., 1999) (см.,). Значение улыбки с открытым или закрытым ртом также неизвестно, хотя обсуждения нечеловеческих приматов и человеческой гомологии в выражении предполагают функцию умиротворения для демонстрации закрытых оскаленных зубов (улыбки) и функцию готовности к игре для демонстрации открытого рта (смех и улыбка с открытым ртом) (Преушофт, 1992; ван Хофф, 1972).

Улыбки Дюшена и Дюшена. a: Улыбка недюшенна. b: Улыбка Дюшена. Изображения от Kanade et al.(2000).

Автоматический метод количественной оценки движений лица. a: Позиционная улыбка с выделенными чертами, отслеживаемая автоматически (Tian et al., 2001). b: Движение (длина радиуса относительно центра рта) правого и левого углов губ, рассчитанное на основе позиционного изменения отслеживаемых признаков в течение первых 400 мсек экспрессии (Schmidt and Cohn, 2001).

Хотя анатомическая основа выражения лица в целом достаточно хорошо известна, важные вопросы о времени и структуре движений лица также остаются без ответа.Спонтанные улыбки удовольствия, кажется, функционируют в пределах временных ограничений, обычно длятся от 0,5 до 4 секунд и имеют более плавные переходы между началом, вершиной и смещением движения (Frank et al., 1993). В исследовании улыбок взрослых женщин детям, наблюдатели по-разному интерпретировали различное время начала и смещения улыбок. Улыбки с относительно более короткими периодами смещения были интерпретированы этими детьми как менее искренние. Были обнаружены индивидуальные взрослые различия в моделях появления и смещения улыбок, и примерно у 16% (122 из 763) этих улыбок было несколько пиков, что усугубляло трудности в оценке временного хода улыбки (Bugental, 1986).Используя количественную оценку изменения внешнего вида улыбки, Леонард и др. (1991) обнаружили, что наблюдатели воспринимали максимальную разницу в уровнях счастья в пределах тех же нескольких кадров, в которых улыбка изменилась больше всего. Они интерпретировали временное изменение улыбки, обычно происходящее в пределах 100-миллисекундного окна, как шаблон для восприятия улыбки. Это время может соответствовать ограничениям системы восприятия (Fridlund, 1994) и очень похоже на время начала спонтанной вспышки бровей (Grammer et al., 1988). Скорость улыбки (и, возможно, других выражений), вероятно, является особенностью как выражения, так и восприятия.

Также представляют интерес паттерны скоординированных движений, возникающих во время выражения. В случае мелькания бровей вершина выражения также относительно стабильна, без появления новых движений лица (Grammer et al., 1988). Это говорит о том, что даже для очень подвижного и гибкого человеческого лица могут быть ограничения на типы и временной ход спонтанных выражений.Движения головы и глаз также могут происходить во время выражения лица и, вероятно, скоординированы с движениями лица в качестве компонентов в многокомпонентном отображении (Ekman, 1979; Niemitz et al., 2000). Lyons et al. (2000) продемонстрировали, что положение головы оказывает значительное влияние на восприятие выражения лица; изменения положения головы воспринимались как изменения выражения лица даже при отсутствии активности мимических мышц.

Учитывая огромное разнообразие человеческих выражений лица, антропологи склонны отмечать гибкость, сложность и произвольный характер выражения лица (Birdwhistell, 1970).По сравнению даже с относительно выразительными нечеловеческими приматами, такими как шимпанзе, выражение лица человека кажется слишком изменчивым, чтобы его можно было разделить на четко определенные наборы фенотипов. Произвольный контроль над лицевыми мышцами, особенно над мышцами рта, является отличительной чертой невербального выражения человека и, вероятно, связан с артикуляционными требованиями человеческого языка (Rinn, 1984). Однако разнообразие произвольных и спонтанных человеческих выражений лица не следует принимать за бесконечную вариативность выражений лица, выражаемых на самом деле.Текущие исследования конфигурации и временного хода выражения лица, кажется, подтверждают эту идею, поскольку до сих пор оно показало большую степень регулярности в выражении лица в разных культурах и среди людей.

Индивидуальные различия в наблюдаемом поведении выражения лица

Помимо основных физических изменений лица и движений, эмпирически измеренное поведение лица зависит от таких факторов, как пол (Briton and Hall, 1995; Chapell, 1997), возраст (Chapell , 1997) и культурный фон (Ekman, 1973; Kupperbusch et al., 1999). В выражении лица также важны индивидуализированные факторы, такие как социальность ситуации (Fridlund, 1994; Friedman and Miller-Herringer, 1991; Jakobs et al., 1999) и вызывающая эмоции природа визуальных или других стимулов (Cohn and Tronick, 1983 г.).

Люди различаются по своим способностям и склонности к выражению лица, и это изменение предположительно связано с лежащими в основе мышечными, нейробиологическими или социальными различиями. Тем не менее, вариации самого сигнала, видимые изменения лица важны для рассмотрения гипотез о сигнальной ценности выражений лица.Измерения непатологической изменчивости включают межличностный успех невербального общения (Strahan and Conger, 1998) и общую выразительность (DePaulo, 1992). Есть также половые различия в выражении лица, особенно в улыбке, когда женщины улыбаются больше (Briton and Hall, 1995; Chapell, 1997; LaFrance and Hecht, 1999). ЛаФранс и Хехт (1999) утверждают, что женщинам неудобно, если они не улыбаются. Также было показано, что у женщин более толстые большие скуловые мышцы, хотя неизвестно, является ли это причиной или следствием повышенной улыбки (McAlister et al., 1998). Однако половые различия в выражении лица зависят не только от частоты; есть также некоторые свидетельства того, что женщины специализируются на выражении счастья, в то время как мужчины лучше выражают гнев (Coats and Feldman, 1996). Индивидуальные различия в выражении лица могут быть очевидны даже у новорожденных (Manstead, 1991). Большинство этих результатов получены в индустриальных обществах, и поэтому диапазон человеческих вариаций, вероятно, не полностью представлен. Тем не менее, поведенческие фенотипы, включая универсальные выражения и мимику, явно изменчивы.

Методы исследования выражения лица

Хаузер (1996) подчеркивает важность методов, позволяющих проводить строгое сравнение исследований общения. В настоящее время существует относительно немного подробных объективных методов, хотя недавняя работа по исследованию выражения лица обещает улучшить анализ выражения. Разработка и использование Системы кодирования движений лица (FACS), системы кодирования на основе анатомии для регистрации изменений внешнего вида, вызванных действием отдельных мышц, были первыми, которые сделали возможным сбор большого объема надежных эмпирических данных об этих выражениях. (Экман и Фризен, 1978; Экман и Розенберг, 1997).Новые методы измерения лица позволяют еще более объективно, количественно измерить движения лица (см.). В настоящее время разрабатываются автоматизированные версии FACS, которые автоматизируют процесс изучения лицевых движений (Cohn et al., 1999). Другие автоматизированные методы использовались для изучения невербальных сигналов в целом (Grammer et al., 1999) и выражения лица в частности (Richardson et al., 2000; Scriba et al., 1999). Эти методы в основном полагаются на общее изменение изображения лица (или всего тела) в процессе невербального выражения.Величины изменения изображения при условии, что все изображения собраны одинаково, интерпретируются как модели движения (см.).

Фенотипические вариации в восприятии лица

Наряду с изучением нейробиологических, анатомических и поведенческих аспектов лицевых действий, перцепционные аспекты распознавания лиц и распознавания выражений лица также получили большое внимание в последние несколько десятилетий. Предполагая, что паттерны движений лица являются коммуникативными адаптациями, существует также задача понимания коэволюции механизмов восприятия (Chovil, 1997; Endler 1993; Fridlund, 1997; Hauser, 1996).Есть убедительные доказательства того, что нейроны в определенных областях мозга обладают особой чувствительностью к социальным стимулам, включая, помимо прочего, статические лица. Основное свидетельство существования отдельных нейробиологических механизмов распознавания выражений лица поступает из исследований диссоциативных нарушений: способность распознавать лица сохраняется, в то время как способность распознавать выражения лиц теряется при повреждении головного мозга (Ellis and Young, 1998; Young et al. ., 1998) или в случаях аутизма (Celani et al., 1999). Эти данные подтверждают теорию нейробиологической специализации социальных стимулов (Adolphs, 1999; Brothers et al., 1990).

Выражение лица обрабатывается несколькими отдельными областями мозга. Миндалевидное тело в значительной степени отвечает за восприятие выражений страха и печали. Некоторые исследователи предполагают, что миндалевидное тело на самом деле может быть специализировано только для восприятия выражений страха (Morris et al., 1996). Другие области, включая соматосенсорную и орбитофронтальную кору, участвуют в распознавании эмоций и гнева (Adolphs, 1999; Blair et al., 1999; Моррис и др., 1996). Разница между явной обработкой (субъекты, которым дано задание оценивать выражения лица) и неявной обработкой (субъекты, которым предписано судить о поле актера) может влиять на область мозга, используемую для обработки, при этом неявная обработка обрабатывается в основном миндалевидным телом (Critchley et al., 2000). ).

Различия в обработке выражений лиц, вероятно, связаны с различиями в адаптивных поведенческих реакциях на выражения. Например, Димберг (1997) обнаружил, что условные обозначения лиц гораздо лучше работают при страхе, чем при любом другом выражении.Нейробиологическая специализация в обработке выражения лица также соответствует предположению, что восприятие определенных сигналов требует большей чувствительности (восприятие гнева на очень низких уровнях, вероятно, дает преимущество в пригодности; Gosselin et al., 1997).

Хотя вариации, присущие нейробиологическим системам восприятия, неизвестны, существуют доказательства индивидуальных различий в восприятии выражения лица. Самый поразительный результат заключается в том, что женщины, по-видимому, более точны и чувствительны к распознаванию выражения лица, чем мужчины, и что эта способность развивается у детей в возрасте от 3 лет (Boyatzis et al., 1993; Холл, 1984; МакКлюр, 2000). В одном исследовании женщины дали более высокую оценку счастливым выражениям, чем мужчины, и более низкие — нейтральным, что свидетельствует о том, что они больше различаются между выражениями лица разной интенсивности (Katsikitis et al., 1997). Отта и др. (1996) также обнаружили немного большую дискриминацию среди женщин, воспринимающих улыбки.

Более специфическая способность, обнаружение обмана, также различается у разных людей и, по-видимому, основана на более широко применяемой способности — способности обнаруживать небольшие, чрезвычайно быстрые изменения в выражении лица (Frank and Ekman, 1997).Эта способность обнаруживать тонкие изменения в движениях лица также может быть важным индивидуальным различием. Например, некоторые люди были лучше способны точно судить об улыбке удовольствия, особенно те, кто уделял больше внимания области глаз (Frank et al., 1993).

Наконец, культурное происхождение играет важную роль в приписывании личностных черт определенным выражениям лица. Люди с улыбающимися лицами считаются более общительными, чем люди с нейтральными лицами, как японские, так и американские подданные.Однако разница между общительностью нейтральных и улыбающихся лиц у американцев намного выше, чем у японцев (Matsumoto and Kudoh, 1993).

Разнообразие фенотипов выражения лица

Хотя концепция основных универсальных выражений позволила нам рассматривать выражения лица человека как сформировавшиеся поведенческие фенотипы, акцент на универсальности скрывает изобилие вариаций внутри и между выражениями лица. Не все фенотипы выражения лица одинаковы.Например, одни выражения появляются гораздо чаще, чем другие (улыбка; Бавелас и Човил, 1997), так часто, как два или три отдельных проявления в минуту личного взаимодействия (Schmidt, 2000). Другие, такие как улыбка Дюшена и выражение страха, не могут быть так легко вызваны добровольно. Некоторые из них встречаются довольно редко и / или могут быть не столь узнаваемы, как другие (отвращение, страх, презрение; Фридлунд, 1994). Различные проявления также связаны с определенными вариациями вегетативного функционирования, предполагая разные роли в эмоциональных процессах саморегуляции.Например, выражение страха увеличивало частоту сердечных сокращений, а выражение печали уменьшало ее (Levenson et al., 1990).

Даже выражения, которые кажутся внешне похожими, такие как улыбка и смех (будет обсуждаться позже), сейчас лучше всего изучать как отдельные фенотипы, учитывая наши текущие знания об их формах и функциях (Keltner and Bonanno, 1997; Preuschoft and van Hooff, 1995; Provine, 1996, 1997). Улыбка обычно обнажает зубы, но не обязательно включает вокализацию, в отличие от смеха, который имеет характерный паттерн открытого рта и связанных с ним выдохов / вокализов, а также может включать повторяющиеся паттерны закрытия глаз и рта (Niemitz et al., 2000). Обширные вариации как среди фенотипов выражения лица, так и внутри него явно требуют множества адаптивных объяснений, а не одной гипотезы выражения лица. Соответствие поведенческого фенотипа, экологического контекста и последствий приспособленности для выражения лица специфично для каждого конкретного фенотипа выражения. В целом, однако, выражения лица можно рассматривать как социальные сигналы, что является хорошей отправной точкой для перехода к множеству адаптивных контекстов.

ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ И ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ ФИТНЕСА

Выражения лица как социальные сигналы

Выражение лица однозначно социальное, в том смысле, что выражения лица возникают с большей частотой и интенсивностью в социальных ситуациях и могут быть напрямую связаны с интерактивными последствиями (Fridlund, 1994; Jancke и Кауфманн, 1994). Если выражения лица (включая проявление эмоций) являются социальной адаптацией, то они являются сигналами, производимыми в первую очередь с социальной целью.Связаны ли эмоции с большинством выражений лица или даже с любым выражением лица, — это вопрос огромной важности в психологии эмоций. Если выражения лица — это просто внешнее выражение эмоций, и для самих выражений не предлагается никаких конкретных последствий для приспособленности, то они подлежат анализу на других уровнях. Однако, когда мимика рассматривается как потенциальная адаптация, связь между переживанием эмоций и их выражением не обязательно имеет значение (Hauser, 1996; хотя функциональную гипотезу эмоций в целом см. Keltner and Gross, 1999).Формирование гипотез об адаптивном характере мимики как социальных сигналов требует только описания конкретных экологических контекстов и последствий такого поведения для приспособленности. Адаптивные объяснения самих сигналов могут включать или не включать адаптивные объяснения человеческих эмоций, которые лежат в основе большей части выражения лица. 3

Поскольку они происходят в основном в интерактивном контексте, выражения лица человека обычно считаются кооперативными сигнальными системами, приносящими пользу как сигнализатору, так и получателю (Fridlund, 1997).Хотя это обычно не обсуждается, мимику, вероятно, можно считать недорогой, так как энергия, необходимая для создания индивидуального спонтанного выражения, мала. Такие недорогие, частые сигналы ожидаются при взаимовыгодных взаимодействиях (Krebs and Dawkins, 1984) или внутри групп связанных людей (Bergstrom and Lachmann, 1998).

Выражение лица, однако, встречается во многих различных социальных контекстах, не все из них кооперативны. Сложные отношения между социальным контекстом и общими и конфликтующими интересами предполагают, что выражение лица человека выполняет несколько сигнальных функций.Как показали обширное моделирование и некоторые эмпирические исследования на нечеловеческих приматах, экологический контекст и последствия поведения для приспособленности имеют решающее значение для определения природы сигналов, которые развиваются (Godfray and Johnstone, 2000; Grafen and Johnstone, 1993; Krebs and Dawkins, 1984).

Социоэкологические контексты выражения лица человека

Человеческие экологические контексты, несомненно, являются социально-экологическими контекстами. Даже несоциальные контексты могут быть сформированы социальными способами из-за прошлого избирательного давления на дизайн разума (Brothers, 1997; Humphrey, 1976; Kummer et al., 1997). Отсутствующие или полуприсутствующие люди обеспечивают достаточный социальный контекст для выражения лица (разговаривает с кем-то по телефону или знает, что друг делает то же самое в соседней комнате; Фридлунд, 1994). Эти типы контекстов, конечно, вряд ли были важны до недавнего времени в нашей эволюционной истории, но они иллюстрируют нашу готовность и готовность производить выражения лица даже при предложении социального взаимодействия.

Люди не могут полностью перестать реагировать в отсутствие социальных партнеров, но выражения лиц различаются по своей восприимчивости к эффектам аудитории, с изменениями частоты и / или типа движений в зависимости от разных получателей (Jancke and Kauffmann, 1994; Kraut and Johnson, 1979 ).Некоторые выражения мало различаются по социальным параметрам (испуг), в то время как другие значительно различаются (улыбка). Например, Фридлунд (1994) и другие обнаружили, что улыбка монотонно уменьшалась с уменьшением социального контекста (просмотр ленты с другом, просмотр ленты, которую друг смотрит в соседней комнате, просмотр ленты, когда друг не выполняет тесты, просмотр ленты в одиночку). Осознание того, что друг выполняет ту же задачу, заставляло испытуемых значительно чаще улыбаться. Краут и Джонсон (1979) наблюдали похожий феномен среди боулеров, которые чаще улыбались друзьям, чем запасным или страйковым.Hess et al. (1995), Янке и Кауфманн (1994) и Манстед и др. (1999) обнаружили аналогичные эффекты социальности, совпадающие с эффектами стимулов, вызывающих эмоции. Очевидно, что естественным контекстом выражения лица является социальное взаимодействие, и антропологические, адаптивные объяснения поведения лица требуют внимания к конкретным, натуралистическим экологическим контекстам.

Этот тип подхода был предложен Преушофтом (2000) в отношении положительных эмоций и может быть адаптирован для положительных выражений эмоций на лице.Она включает несколько контекстов для переклассификации положительных эмоций, в том числе взаимодействие с младенцами, игровое взаимодействие с другими, поиск партнеров и другие социальные контексты. Брэдбери и Веренкамп (1998) предложили аналогичный список: разрешение конфликтов, защита территории, сексуальные сигналы, взаимодействие родителей и потомков, социальная интеграция, контексты окружающей среды и самокоммуникация.

В этой статье мы предлагаем следующий набор социоэкологических контекстов для начала изучения выражения лица как адаптации: взаимодействие младенца и опекуна, кооперативные взаимодействия, речь и внутривидовые конкурентные взаимодействия.Мы рассматриваем каждый отдельно определенный экологический контекст как источник различий в стоимости и преимуществах передачи сигналов по лицу, с отдельными последствиями пригодности для каждого из них.

Взаимодействие младенец / опекун

Как совместные, так и конкурирующие интересы опекунов (родителей) и потомства, вероятно, отражаются в сигнальных системах, которые развиваются в контексте этого взаимодействия (Trivers, 1974). Младенцы могут честно сигнализировать о потребности (Grafen, 1990; Godfray and Johnstone, 2000).Другая возможность состоит в том, что младенческие сигналы о потребности являются эксплуататорскими или представляют собой результат конфликта между братьями и сестрами (Godfray and Johnstone, 2000). Выражение лица младенца можно интерпретировать в этих сигнальных контекстах.

Младенцы демонстрируют основные выражения лица, похожие или такие же, как у взрослых (). Некоторые из движений, составляющих выражение лица, вероятно, являются врожденными (Izard, Malatesta, 1987; Meltzoff, 1996). Кроме того, исследования выражения лица младенцев наиболее доступны для адаптивных перспектив, поскольку исследователи не могут полагаться на самооценку и вместо этого должны смотреть на выражение лица с этической точки зрения и с учетом последствий поведения.

Человеческие младенческие дисплеи обсуждались в литературе с точки зрения сигнализации. Плач младенца обычно интерпретируется как честный сигнал о потребности, как и ожидалось теоретически (Fridlund, 1997; Hauser, 1996). Выражение лица, связанное с плачем, является частью этого многокомпонентного сигнала, а плач эффективно привлекает внимание.

Улыбка младенца в качестве демонстрации также согласуется с поведением опекуна. Младенцы смотрят на свою мать независимо от того, внимательна она или нет, но они подают сигнал (улыбается) только в том случае, если она внимательна (Jones et al., 1991). Вероятность того, что младенец улыбнется своей матери, наиболее высока, когда мать наиболее внимательна и также улыбается (Cohn and Tronick, 1987). Приступы улыбки в младенчестве заканчиваются довольно внезапно, когда мать перестает улыбаться (Cohn and Elmore, 1988). Эти результаты предполагают, что улыбка младенцев чувствительна к потенциальным затратам и выгодам, связанным с этим выражением лица. Поскольку младенцы нуждаются как в поддержании, так и в росте, можно ожидать, что они будут изменять даже эти, казалось бы, недорогие сигналы, в зависимости от потенциала положительной реакции.Положительные ответы в этом случае будут напрямую связаны с положительными последствиями для фитнеса, включая увеличение возможностей для взаимодействия, что приведет к более ранней и лучшей результативности в социальном взаимодействии. Функция улыбки младенца и взаимодействия матери с младенцем в развитии безопасной привязанности также важна, поскольку было продемонстрировано, что безопасная привязанность в младенчестве предсказывает социальную компетентность в более позднем возрасте, в то время как небезопасная привязанность имеет негативные последствия (Belsky and Nezworski, 1988).

Кажется, одно из положительных последствий выражения лица — просто привлечь внимание к себе. Лица и мимика привлекают внимание (Vuilleumier, 2000). Большая часть работы над этим простейшим эффектом выражения лица связана с изучением взаимодействия младенцев. Младенцы используют выражение лица, чтобы побудить своих матерей обратить на них внимание, а матери обычно издают звуки или улыбаются в ответ (Jones et al., 1990). Улыбка с оскаленными зубами кажется особенно полезной в этом контексте; Джонс и др.(1990) обнаружили, что улыбки с оскаленными зубами чаще возникают в социальных ситуациях, когда младенец обращает внимание на свою мать, а не на игрушки. Эти оскаленные улыбки впоследствии вызывают у матери отзывчивое и внимательное поведение, что положительно влияет на физическую форму. Влияние родительского внимания на приспособленность к человеческому младенцу потенциально велико, учитывая интенсивные социальные и пищевые потребности младенца, а также возможные риски, связанные с недостатком материнского внимания, включая неспособность нормально развиваться, физическую опасность и, в крайних случаях, смерть от пренебрежения или отказа.Однако, являются ли эти социальные сигналы честными сигналами потребности или нет, трудно оценить, учитывая наши текущие знания о младенческой улыбке и потребностях во внимании. Взаимосвязь между выражением лица младенца и честными сигналами потребности можно было бы исследовать, если бы необходимость была операционализирована как затраты на сохранение физической формы (продолжительность времени с момента последнего кормления, расстояние от матери, присутствие конкурентов-братьев и сестер), а интенсивность и частота сигналов были задействованы для конкретных условий. выражения.

По мере развития младенцы все чаще начинают улыбаться (Cohn and Tronick, 1987). Они координируют отображение лиц со своими опекунами (родителями), сигнализируя только о том, что считается подходящим контекстом. Эта координация сигналов может представлять собой согласование интересов здорового потомства и здоровых родителей (тех, у кого есть стимул продолжать инвестировать). Среди детей старшего возраста становится очевидным, что способность посылать и получать сигналы лица различается и связана с положительными последствиями личной и социальной адаптации для фитнеса (Nowicki and Duke, 1994).По мере того, как дети становятся старше, они используют свое восприятие улыбок, чтобы настроить свое выражение лица до тех пор, пока их намеренно поставленные улыбки не станут относительно неотличимы от их спонтанных улыбок. Есть веские доказательства того, что этот процесс основан на визуальном наблюдении. Сознательные улыбки слепых детей можно было отличить от их спонтанных улыбок при наблюдении неподготовленных наблюдателей, в то время как улыбки зрячих детей — нет (Castanho and Otta, 1999). Во взрослом возрасте слепые от рождения люди производят произвольные выражения эмоций, которые значительно менее узнаваемы, чем у зрячих (Galati et al., 1997).

Специализация на младенческие сигналы потребности также специфична для целевых получателей сигнала. Младенцы изменяют свои сигналы в зависимости от родителей (Forbes et al., 2000). Младенческие сигналы по-разному воспринимаются мужчинами и женщинами, а младенческие улыбки повышают точность распознавания младенцев только у женщин (Jones, 1984). Джонс (1984) предположил, что улыбка была сигналом, направленным конкретно женщинам. Младенцы могут по-разному сигнализировать, основываясь на опыте увеличения преимуществ для поведения.Например, при улыбке младенца во время взаимодействия родителей с младенцем младенцы часто начинают с улыбки, отличной от Дюшенна, а затем превращают эту улыбку в улыбку Дюшена, добавляя сокращение orbicularis oculi вокруг бокового края глаза (60% от наблюдались все младенческие улыбки Дюшенна; Messinger et al., 1999). Не исключено, что это изменение в выражении лица может быть связано с динамическими изменениями в восприятии ребенком преимуществ более энергетически более дорогой улыбки Дюшена.

Долгосрочное совместное социальное взаимодействие

Компетенция младенцев и детей в формировании и восприятии мимики в конечном итоге перерастает в навыки взрослых в использовании мимики со сверстниками и другими членами социальной группы.Отношения между родственниками и другими членами группы характеризуются речью, а также выражением лица. Сложность взаимоотношений в этих группах означает, что контексты выражения лица будут часто меняться от взаимодействия к взаимодействию.

Из-за своей необычной стабильности и склонности к долгосрочным отношениям человеческие группы являются вероятным контекстом, в котором может развиваться взаимный альтруизм (Trivers, 1971). Очевидно, что взаимному альтруизму в значительной степени способствовало бы использование сигналов о готовности ответить взаимностью или отрицательной санкции за отказ ответить взаимностью.Именно в этом контексте повторяющихся долгосрочных взаимодействий паттерны повторяющегося выражения лица могут предоставить взаимодействующим лицам именно ту информацию, которая им нужна в отношении намерений других, альтруистических или иных (Brown and Moore, 2000; Silk et al., 2000). Браун и Мур (2000) выдвинули гипотезу, что в некоторых случаях «детектор альтруистов» может быть более ценным, чем механизм «детектора мошенничества». Предположительно, этот детектор будет зависеть от входных сигналов от стимулов, таких как выражение лица, тон голоса и другие невербальные сигналы.В этом контексте можно было бы предсказать обычный сигнал относительно небольшой величины, но повторяющееся действие (Докинз, 1993). Если паттерн передачи сигналов, соответствующий надежному альтруизму, может быть сохранен, то этот паттерн может стать ритуализированным как представление альтруистического намерения отправителя. Непрерывное выполнение этого паттерна выражения может указывать на то, что другие могут рассчитывать на то, что актер будет действовать альтруистично. Захави (1993) отмечает, что эти типы надежных традиционных сигналов могут работать следующим образом: «сигнал, который, кажется, выполняется одинаково всеми индивидуумами в группе, на самом деле является« стандартом », по сравнению с которым качество различных индивидуумов группы тот же набор оценивается »(Захави, 1993, с.228).

Это объяснение выражения лица в кооперативном взаимодействии согласуется с предположением ДеПауло (1992) о том, что основной целью выражения лица, сознательного или бессознательного, является самопрезентация. Согласно ДеПауло (1992), хотя обман может быть адаптивным, люди не пытаются выставить себя тем, кем они не являются. Вместо этого люди обычно пытаются повысить точность качеств, которые они уже демонстрируют (DePaulo, 1992; Schmidt et al., 2000). В частности, в отношении положительных выражений лица можно предположить, что они пытаются казаться более альтруистическими (Brown and Moore, 2000).

Несколько моделей выражения лица человека подтверждают эту точку зрения на альтруистическую передачу сигналов. Социальный статус соседей по дому ассоциировался с улыбкой, а соседи с высоким статусом улыбаются больше (Cashdan, 1998). Показ оскаленных зубов с закрытым ртом у нечеловеческих приматов обычно интерпретируется как демонстрация покорности или умиротворения (van Hooff, 1972; Preuschoft, 1992; и см. Обсуждение ниже). Ожидается, что такой вид проявления не будет наиболее частым у лиц с самым высоким статусом. Однако другая точка зрения, основанная на совместной передаче сигналов, может объяснить эти данные.Люди с высоким социальным статусом могут сигнализировать о своем высоком потенциале или готовности отвечать взаимностью (Brown and Moore, 2000). Фактически, улыбка в этом исследовании была довольно частой как для мужчин, так и для женщин (улыбка происходила примерно в 10% случаев, когда за ними наблюдали; Cashdan, 1998).

Grammer et al. (1988) обнаружили аналогичный частый сигнальный паттерн в вспышках бровей, с добавлением того факта, что первоначальная вспышка бровей обычно была наиболее интенсивной (привлечение внимания партнера), за ней следовали разговорные вспышки бровей (регулярные сигналы внимательному партнеру; Grammer et al., 1988).

Одной из проблем с этим объяснением является возможность использования невзаимодействующими устройствами повторяющихся недорогих обычных сигналов, таких как улыбки, обманчивым образом. Тогда каким-то образом эти повторяющиеся сигналы должны быть дорогостоящими или, по крайней мере, настолько дорогостоящими, чтобы свести на нет выгоду для мошенника, который использует их правильно, но обманчиво (Zahavi and Zahavi, 1997). Или же сигналы, если они производятся дешево, могут представлять собой координирующую деятельность между людьми, интересы которых иногда находятся в конфликте, но тем не менее получают выгоду от координации действий (Silk et al., 2000).

Сигнал должен правдиво отражать намерения взаимодействующего лица ответить взаимностью: честные сигналы трудно подделать (Keltner and Bonanno, 1997). Автоматическая, бессознательная реакция (электромиографически измеренная реакция лицевых мышц получателя) на улыбку других возникает только на улыбки Дюшена, которые энергетически более затратны и их труднее подделать (Surakka and Hietanen, 1998). Аналогичная реакция возникает и на невербальные вокальные компоненты речи. Мышца-корругатор активируется в случае гнева, а мышца orbicularis oculi активируется, когда слышит удовлетворенные голоса (Hietanen et al., 1998). В отличие от Фридлунда (1997), эти рефлексивные проявления эмоций могут быть довольно адаптивными, особенно в контекстах, где критически важна автоматическая и быстрая реакция. Эмоциональное считывание может быть мощным социальным инструментом, особенно если оно приводит к положительным последствиям для здоровья отправителей и получателей. Например, мимика играет роль в создании и поддержке эмпатии, эмоционального, но в то же время адаптивного явления (Brothers, 1989; Buck and Ginsburg, 1997; Keltner and Bonanno, 1997). Другие положительные последствия для приспособленности могут включать вероятность того, что получатели будут делиться едой и другими ресурсами с сигнальщиком, выгоды, возникающие из взаимно-альтруистических отношений в целом.

Прогнозируемые характеристики спонтанных улыбок в контексте долгосрочного сотрудничества, следовательно, включают честные сигналы, такие как знак Дюшена (активность orbicularis oculi) и характерное время (см.). Мы знаем, что спонтанные улыбки различаются по качеству, при этом большее количество одновременных мышечных движений более скоординировано по сравнению с преднамеренными улыбками (Gosselin et al., 1997; Hager and Ekman, 1997; Hess et al., 1995). Контраст между улыбками Дюшена и не-Дюшенна часто интерпретируется как разница между искренним и менее искренним выражением эмоций.Экман и Фризен (1982) утверждают, что улыбку Дюшенна нелегко подделать, хотя база данных из 105 представленных улыбок содержала до 67% улыбок Дюшенна (Kanade et al., 2000; и см.). Независимо от того, можно ли подделать сигнал, это все еще согласуется с гипотезой адаптивного сигнала улыбки. Более честные сигналы, как правило, являются более дорогостоящими сигналами, а улыбка Дюшена, в той мере, в какой она более искренняя, безусловно, обходится дороже (задействует как минимум две мышцы вместо одной; см.).Кроме того, Бугенталь (1986) обнаружил, что более длинные и, следовательно, более дорогие улыбки интерпретировались как более искренние. Для смеха Niemitz et al. (2000) обнаружили, что более длинные выражения смеха с более динамичными движениями глаз и рта взрослыми наблюдателями считались наиболее позитивными и искренними.

Диапазон контекстов, в которых возникают спонтанные улыбки, и ожидаемая в результате степень честности не рассматривались. Дополнительные исследования качества невербальных сигналов могут быть ключом к различению выражений в континууме от более честных сигналов лица до менее искренних (Grammer et al., 1997). Например, реакция наблюдателя на спонтанные улыбки Дюшенна и не-Дюшенна одного и того же человека должна быть разной, причем самые длинные спонтанные улыбки Дюшенна вызывают самые положительные ответы.

Тем не менее, эта точка зрения также предполагает, что даже заученные или автоматические сигналы, такие как недюшенновская или «социальная улыбка», могут быть важными сигналами о совместном намерении, а не эмоциях. Если социальные улыбки выполняются в соответствии с регулярным шаблоном, то сигнализация о позитивном намерении может состоять из регулярного шаблона или сценария для передачи сигналов, а отклонения от ожидаемого шаблона выражения будут сигнализировать о негативных намерениях.Социальные улыбки и другие выражения скоординированы и рассчитаны с вниманием к слушателю. Обычно они возникают как альтернативная реакция на словесные «обратные каналы», такие как «ага» и «да», которые сигнализируют о продолжении участия в разговоре (Bavelas and Chovil, 1997; Brunner, 1979).

Мы предлагаем новый взгляд на затраты, связанные с этими социальными сигналами. В дополнение к энергетическим затратам на повторную передачу сигналов, которые накапливаются во время социальной встречи, сигнальщику придется столкнуться со значительными затратами, если он намерен правильно поддерживать паттерн сигнализации.Эти затраты заслуживают внимания. Выбор времени требует внимания, а внимание требует перенаправления нейронной обработки и восприятия отправителя к одному взаимодействующему лицу и от других. Только обращая внимание на получателя и ход социального взаимодействия, отправитель может продолжать правильно подавать сигналы. Например, улыбка — это не случайный сигнал. Небольшое количество доступных доказательств показывает, что улыбка тесно связана со значением, а также с невербальными аспектами речи.Улыбка «слишком рано» или «слишком поздно» может сделать человека неискренним (Bugental, 1986; Ekman and Friesen, 1982). Улыбаться, когда тема речи запрещает улыбаться, — серьезная социальная оплошность.

Тогда для улыбки Дюшенна стоимость сигнала — это стоимость внимания, уделяемого взаимодействующему, а не дополнительные физиологические затраты, связанные со спонтанной улыбкой Дюшенна. Это предсказание можно проверить, наблюдая за частотой и временем социальных улыбок и других выражений лица в условиях, когда внимание нарушается.В качестве альтернативы можно измерить потерю внимания к внешним событиям во время типичного взаимодействия, как приблизительную оценку риска при сосредоточении внимания на одном человеке, в то время как другие потенциально важные события или взаимодействия имеют место. Уровень вовлеченности во взаимодействие, измеряемый, среди прочего, количеством или интенсивностью социальных сигналов или взгляда, коррелирует со снижением внимания к другим стимулам поблизости.

Если регулярный сигнал о том, что человек сосредоточен на говорящем, осуществляется с помощью улыбки, то нарушение может нанести ущерб индивидуальной физической форме.Самопрезентация, возможно, более важна для потенциальных ответчиков, то есть людей, которых вы уже знаете. Таким образом, регулярная улыбка может быть признаком альтруистических намерений и, как ожидается, будет чаще встречаться с друзьями (Jakobs et al., 1999). Социальная улыбка с ее высокой частотой может быть избыточным сигналом, который, по мнению Джонстона (1997), является лучшим для передачи сообщения сородичам. Кребс и Докинз (1984) предсказали, что кооперативные сигналы должны быть небольшими и относительно недорогими.Анализ ЭМГ или другой меры лицевого напряжения должен быть предсказан, чтобы показать, что этот тип улыбки намного дешевле, чем другие выражения, такие как гнев, страх или отвращение, что соответствует тому факту, что он часто используется в совместных взаимодействиях.

Положительные последствия для приспособленности

Предполагая, что улыбка или любое другое выражение лица является адаптивным социальным сигналом, важно установить положительные последствия такого поведенческого фенотипа для приспособленности.Есть данные, позволяющие предположить, что функция мимики способствует укреплению сотрудничества и принадлежности во время взаимодействия. Положительные последствия выражения лица для фитнеса включают поощрение социального принятия и принадлежности, а также смягчение последствий социально негативных действий. Хотя в прошлом эффекты мимики и, в частности, улыбки, как правило, не рассматривались как последствия для фитнеса, обзор недавних исследований показывает, что эти последствия значительны, по крайней мере, в отношении социальных переменных, таких как статус.Улыбка влияет на восприятие других важных характеристик улыбающегося, увеличивая атрибуты интеллекта (Otta et al., 1993, 1996), счастья (Otta et al., 1996) и социального статуса (LaFrance and Hecht, 1999). Хотя обычно это не связано с горем, улыбка во время разговора, особенно та, которая включает активность orbicularis oculi по боковому краю глаза, усиливает сочувствие воспринимающего к людям, потерявшим близких (Keltner and Bonanno, 1997). У людей улыбка ассоциируется со счастьем и положительными намерениями, направленными на них (симпатия) (Floyd and Burgoon, 1999).Улыбка, как в Соединенных Штатах, так и в Японии, ассоциируется с повышенной коммуникабельностью (Matsumoto and Kudoh, 1993).

Эти реакции в основном определяются самоотчетами в психологических исследованиях, но есть также прямые физиологические доказательства того, что отображение лица может вызывать положительные реакции, даже при отсутствии явной эмоциональной реакции. Например, исследование эффекта от просмотра обнадеживающей улыбки Рональда Рейгана (приподнятые брови, наклоненная голова, расслабленная улыбка с открытым ртом) выявило физиологические признаки положительной реакции даже у тех зрителей, которые заявили, что не поддерживают Рейгана политически (Салливан и Мастерс , 1991).

Очевидно, что улыбающийся дисплей может привести к положительным последствиям для фитнеса и, возможно, даже убедить других в готовности ответить взаимностью. Однако могут быть некоторые люди, которые не могут подавать сигналы регулярно. В этом случае неспособность сигнализировать социальным путем сама по себе является сигналом (Bergstrom and Lachmann, 1998). Неспособность правильно улыбнуться или обеспечить соответствующий уровень выражения лица во время совместного социального взаимодействия может быть причиной некоторых социальных трудностей людей с плоским аффектом в результате шизофрении, болезни Паркинсона, депрессии или лицевого нерва. паралич (Mueser et al., 1997; Сакамото и др., 1997; VanSwearingen et al., 1999).

Сигнальный альтруизм также подразумевает наличие лечебных социальных сигналов. Для людей, которые не ведут себя альтруистично и попадают в ловушку, также есть проявления смущения и стыда. Интересно, что при демонстрации смущения также присутствует улыбка, хотя здесь она интерпретируется как сигнал умиротворения (Keltner and Buswell, 1997). Отображение стыда немного отличается и обычно не включает улыбку (Keltner, 1997).Хотя нет единого мнения о том, является ли улыбка честным сигналом или нет, покрасневшая реакция кажется намного ближе к определению честного дорогостоящего сигнала. Покраснение, также являющееся компонентом демонстрации стыда, действительно работает со значительными различиями в восприятии взаимодействующих сторон в зависимости от того, покраснел ли человек. Покраснение, которое может быть частью добровольного проявления стыда, включая осмотр и опускание головы, на самом деле снижает негативные оценки поведения актера (deJong, 1999).В качестве лечебного жеста покраснение может быть особенно сильным, поскольку считается, что этот жест невозможно подделать. Неудивительно, что это вызывает у наблюдателей лучшую реакцию, чем просмотр экрана — еще один лечебный жест (deJong, 1999). Keltner et al. (1997) интерпретировали проявления стыда и смущения как проявления умиротворения и поддержали эту гипотезу доказательствами того, что они отрицательно коррелируют с агрессией у мальчиков-подростков.

Выражение лица во время речи

Выражение лица во время социального взаимодействия, возможно, является честным сигналом принадлежности или готовности ответить взаимностью. Однако среди людей социальное взаимодействие почти всегда связано с речью, и существуют уникальные соображения относительно адаптивности отношений между выражением лица и речью. Выражение лица согласовано с речью на нескольких уровнях: использование мускулов выражения лица для артикуляции звуков речи (Massaro, 1998), вклад мимики в синтаксическую структуру и значение конкретных высказываний (Bavelas and Chovil, 1997; Ekman 1979). ), а также ступенчатые или качественные разговорные сигналы, которые относятся к общему значению речи (Ekman 1979).

Помимо своих функций для говорящего, выражение лица также является важной частью активности слушателя (до 20% разговорных выражений были сигналами обратного канала, выполняемыми, когда человек не говорил; Bavelas and Chovil 1997). Улыбки производятся с тем же временем, что и другие разговорные сигналы обратного канала, такие как «ага», которые сигнализируют о продолжающемся участии в разговоре (Brunner, 1979), а также появляются в конце произнесения (Schmidt, 2000).Смех происходит вместе с речью по согласованной схеме (Provine, 1997). Экман (1979) подробно описал множественные модели ассоциации движений бровей с речью: как «дубинки», подчеркивающие определенное слово, как вопросительные знаки, или как «подчеркивающие», подчеркивающие последовательность слов, среди прочего. Хотя роль мимики и других жестов в эволюции языка может быть ограничена, понимание совместной эволюции языка и системы «жест-вызов» имеет решающее значение для понимания речевого поведения человека (Burling, 1993, с комментарием Блаунта, стр.38–39).

Выражение лица также может быть связано с социальными функциями речи. Хотя люди практикуют некоторый социальный уход (Schievenhovel, 1997), Данбар (1996) предполагает, что роль ухода в человеческом обществе в значительной степени перешла к разговору. Если невербальные сигналы, в том числе мимика, согласованы с речью, они также могут помочь в функции ухода за речью. Эндрю (1962) отмечает, что причмокивание губ и другие движения губ являются сигналами намерения ухаживать за нечеловеческими приматами.Также возможно, что люди, потенциально «ухаживая» за партнерами с помощью речи, сохранили эти преднамеренные сигналы в виде сосания губ, протирания губ и прикусывания губ (блоки действий 28, 37 и 32, Ekman and Friesen, 1978). Фридлунд (1997) называет кусание губ признаком возбуждения, но это также может быть признаком желания ухаживать, что часто связано с возбуждением. Остается открытым вопрос, являются ли эти движения более частыми во время «ухода за вокалом», чем в других социальных условиях человека.

Ухаживание и выражение лица

Выражение лица составляет лишь небольшую часть большого количества человеческих сигналов ухаживания. Обычно они встраиваются в скоординированные дисплеи, включая движения всего тела и всей головы, а также другие сигналы. Таким образом, они играют роль в сигнале как об интересе, так и о качестве партнера. Сигнализирующее качество партнера обеспечивается рядом физических характеристик, таких как симметрия, блеск волос и кожи, а также здоровье глаз (Gangestad and Thornhill, 1997).

Из-за множества доступных индикаторов качества потенциального партнера можно было бы возразить, что выражение лица было ненужным. Однако можно было ожидать, что выражение лица будет действовать таким образом, чтобы усилить положительные черты, маскируя или скрывая менее положительные черты (улучшая самопрезентацию как потенциального партнера). Эйбл-Эйбесфельдт (1989) описывает, как одежда и макияж во многих случаях достигают этих целей, но выражение лица может обеспечить промежуточный поведенческий уровень между культурной модификацией и физическими, биологическими ограничениями.

Описание демонстрации ухаживания молодых немецких и японских женщин, например, показывает важность как выражения лица, так и других невербальных движений в сигнале влечения (готовность вступить в брак или рассмотреть возможность спаривания). Граммер и др. (1999) обнаружили, что во время смешанных половых взаимодействий между молодыми мужчинами и женщинами интерес женщины к своему партнеру был связан с регулярностью ее невербальных сигналов. Более мелкие, более регулярные движения в невербальных проявлениях женщин были связаны с повышенным уровнем интереса (Grammer et al., 1999). Это также может относиться к выражению лица. В случае взаимодействующих противоположного пола повторяющаяся передача сигналов честными сигналами также может быть интерпретирована как знак готовности инвестировать в партнера и, следовательно, увеличить вероятность репродуктивных возможностей для сигнальщика. Хотя существует мало положительных доказательств в поддержку этой идеи, есть некоторые отрицательные доказательства того, что отсутствие координации движений лица у людей с шизофренией может вызвать серьезные социальные проблемы у людей с шизофренией (Dworkin, 1992).

Что касается симметрии и выбора партнера, возможно, что симметричные выражения лица (обычно спонтанные и трудно воспроизводимые добровольно) вызывают привлекательность так же, как структурная симметрия лица (также очень трудно подделать) (Gangestad and Thornhill, 1997 ; Grammer, Thornhill, 1994). Наконец, можно ожидать, что мимические и другие невербальные сигналы во время ухаживания будут иметь отношение к другим сигналам качества партнера и будут согласовываться с ними. Кокетливая прическа (Grammer et al., 1999), например, динамически показывает качество волос, в то время как выражение лица с открытым ртом может показывать качество зубов, а также тканей во рту.

Незнакомцы, конкуренты и конфликты интересов

Сюда включены различные индивидуальные экологические контексты, в основном из-за общего отсутствия эмпирической информации о выражениях лиц в этих различных контекстах. Однако, в отличие от ранее описанных ситуаций, взаимодействия с незнакомцами и другие взаимодействия, при которых потенциальные конфликты интересов, вероятно, обладают некоторыми основными сигнальными свойствами.

Кребс и Докинз (1984) предлагают сигналы тем, чьи интересы потенциально конфликтуют с сигнальщиком, должны быть стереотипными и четкими, а не скрытыми. Ожидается, что выражение лица вернется к обычным формам, которые раскрывают как можно меньше дополнительной информации (Wagner and Lee, 1999). В классическом исследовании японских и американских студентов, реагирующих на фильмы, выражения лиц меньше всего различаются в присутствии интервьюера, демонстрируя повышенную регулярность мимических сигналов в социально опасной ситуации (с интервьюером, а не в одиночку; Ekman and Friesen, 1978; Вагнер и Ли, 1999).У связистов есть определенное сознательное восприятие своих сигнальных паттернов: студенты могут предсказать, в зависимости от контекста, свою собственную вероятность улыбнуться шутке, рассказанной профессором, по сравнению с шуткой, рассказанной другим студентом (Нагашима и Шелленберг, 1997). Стереотипные невербальные телесные проявления также характерны для взаимодействий, в которых встречаются незнакомцы (Grammer et al., 1997).

Отправитель может изменить обычно полезные честные выражения в этих контекстах, в зависимости от потенциальных затрат или выгод от раскрытия информации.При встрече с незнакомцами люди иногда пытаются скрыть или подавить выражение лица. Например, дети и молодые люди из разных культур ответили на дружелюбного незнакомца похожим образцом прямого взгляда с выражением лица, затем скрыли лицо, а затем еще раз взглянули (Eibl-Eibesfeldt, 1989). Сокрытие также происходит в конкурентных взаимодействиях с известными людьми. При исследовании индивидуальных различий в склонности к самоконтролю за выражением лица было обнаружено, что некоторые люди скрывают выражение радости после победы.Эти улыбки можно было скрыть, прикрывая лицо рукой или скручивая другие мышцы лица в положения, которые сводили к минимуму появление улыбки (Friedman and Miller-Herringer, 1991). Зевание и смех также иногда скрываются прикрытием (Provine, 1997).

Согласно Фридлунду (1997), сокрытие эмоций очень желательно и согласуется с «требованием конфиденциальности» в социальном взаимодействии. Однако это заблуждение, поскольку желательность сокрытия обязательно зависит от конкретного социально-экологического контекста.Ожидается, что от остальной группы будут скрыты только те лицевые сигналы, которые зависят от конфиденциальности между сигнализатором и получателем для положительных последствий. Хотя, вероятно, существуют контексты, в которых люди стремятся скрыть свое выражение лица от других, во многих случаях ожидается, что выражения лица странных сородичей будут четкими и легко читаемыми, независимо от того, сигнализируют ли они о внутреннем состоянии или нет (Endler, 1993).

Встречи между незнакомцами представляют собой очевидную возможность для обмана, поскольку альтруистические наклонности сигнальщика неизвестны получателю.Однако ожидается, что активно вводящие в заблуждение сигналы со временем исчезнут, поскольку они не снабжают получателя полезной информацией (Zahavi and Zahavi, 1997). Активно вводящие в заблуждение сигналы этого типа можно противопоставить сокрытию в основном честных сигналов, например, эффективного подавления выражения лица в контекстах, где на карту поставлены пищевые ресурсы, личная репутация или другой положительный результат (Ekman et al., 1997; Mitchell, 1999). Третья стратегия, изменение внутренних состояний, связанных с выражениями (эмоциональными состояниями), может быть наиболее адаптивной формой обмана.Выражения, сгенерированные в этих условиях самообмана, будут тогда казаться спонтанными и автоматическими (Alexander, 1987). Эмоциональные данные не обязательно являются честным сигналом: они могут быть результатом самообмана и поэтому кажутся честными, когда это не так.

Различные черты лица, связанные с обманом, были описаны и проверены эмпирически (Ekman, 1985; Ekman et al., 1997). Эти исследования предоставляют интересную информацию о социальном интеллекте и, в частности, о интеллекте Макиавелли.Однако те же исследователи также обнаружили, что есть существенные различия в способности людей-наблюдателей обнаруживать эти невербальные признаки обмана. Хотя некоторые люди обладают этой способностью, многие, даже имеющие большой опыт или подготовку (например, полицейские), не могут надежно обнаружить обманщиков, используя эти сигналы (Frank and Ekman, 1997). Фактически, по крайней мере, в отношении выражения лица механизмы обнаружения человека-обманщика кажутся чрезвычайно плохими в обнаружении мошенничества, по крайней мере, среди незнакомцев (DePaulo, 1992; Ekman, 1985; Gosselin et al., 1997). Либо эти механизмы не обеспечивают явного улучшения приспособленности и, следовательно, не подвергались давлению отбора (Bradbury and Vehrencamp, 2000; Zahavi, 1993), либо соответствующий контекст обнаружения читеров обнаруживается не среди незнакомцев, а среди социальных групп. члены. Способность обнаружения мошенников может зависеть от почти статистического знания нормального характера выражения лица данного партнера по взаимодействию, а не незнакомца.

Механизмы обнаружения мошенников, несомненно, являются важной особенностью в эволюции человеческого социального интеллекта, но в случае выражения лица, возможно, не очень точно настраиваются (DePaulo, 1992).Ответ на эти загадочные открытия, вероятно, кроется в структуре человеческого социального взаимодействия, особенно в далеком прошлом. Обнаружение читеров ожидается от лиц, с которыми мы больше всего общаемся (незнакомцам в любом случае вряд ли можно было бы доверять). Мы предполагаем, что обнаружение обмана путем наблюдения за невербальным поведением может быть ограничено теми людьми, которые имеют регулярный контакт с обманщиком, и этого в любом случае нельзя ожидать от тех, кто не знает этого человека заранее (например, наблюдатели, описанные в Ekman, 1985). и Ekman et al., 1997). Нам не известны какие-либо исследования относительной разницы в эффективности обнаружения мошенников на основе выражения лиц известных и неизвестных субъектов, но мы прогнозируем, что обнаружение мошенников будет значительно лучше для известных людей.

Если выражения лица обычно используются в качестве честных сигналов, как часть упорядоченной последовательности действий, соответствующих определенному социальному контексту, возможно относительно нечастое использование этих сигналов в целях обмана. Митчелл (1999) описывает эти регулярные последовательности событий как социальные сценарии, где обман зависит от успешного поддержания моделей поведения (включая выражения лица), которые сигнализируют о сотрудничестве, в то время как люди действуют обманчиво в своих собственных интересах.Например, поддержание дружеского выражения лица, сопровождаемое негативными действиями по отношению к другим, представляет собой обманчивое использование социального сценария, выражения лица, связанного с аффилиативным взаимодействием.

Сигнальные свойства лицевых дисплеев

Выражения лица обычно рассматриваются как интимные, основанные на диадах, таких как взаимодействие родителей и младенцев или разговоры. Однако больше внимания следует уделять отличительным свойствам сигналов лица, таким как их четкость на относительно больших расстояниях (до 45 м; Hager and Ekman, 1979) и под углами, отличными от прямой видимости.Хотя выражения лица обычно наблюдаются с близкого расстояния, их сигнальные свойства могут позволить точное считывание людей на периферии (подслушивающие). Обнаруживаемость сигналов является важным фактором их способности оказывать положительное влияние на пригодность сигналов (Endler, 1993). В этом отношении было бы интересно сравнить расстояние распознавания мимики и среднюю социальную дистанцию ​​у других видов.

Функции выражения лица

Используя эти адаптивные рамки и проясняя фенотип, экологический контекст и фитнес-последствия передачи сигналов лица, становится возможным исследовать выражение лица с эволюционной точки зрения (Fridlund, 1994).Как социальные, так и эмоциональные выразительные функции выражения лица могут быть исследованы с эволюционной точки зрения и представляют разные уровни анализа (Hauser, 1996, p.495; обсуждение этого вопроса с психологической точки зрения см. В Jakobs et al., 1999). . Последствия фитнеса особенно трудно обнаружить, особенно учитывая перекрестный характер многих психологических исследований выражения лица. Нельзя ожидать, что одно выражение лица, за некоторыми исключениями, принесет значительную пользу или стоимость фитнеса.Скорее, повторяющиеся сигналы намерения или эмоции, вероятно, являются самым большим вкладом в физическую форму, обусловленную выражением лица.

Кроме того, решающим фактором пригодности определенного выражения, такого как улыбка, может быть разница между ним и средней улыбкой актера. Психологические исследования обычно используют кросс-секционный подход, измеряя всего несколько минут выражения у большого числа людей. Лонгитюдные исследования выражения лица немногочисленны и редки (но см. Messinger et al., 1999). Тем не менее, мы можем начать понимать важность выражения лица для фитнеса, рассмотрев некоторые результаты исследований выражения лица.

ФИЛОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ВЫРАЖЕНИЯ ЛИЦА

Гомология в выражениях лица

Теоретико-игровые модели передачи сигналов лица предполагают, что у актеров есть альтернатива — вообще не передавать сигналы, и могут относиться к прошлому поколению, где передача сигналов еще не существовала (Bradbury and Vehrencamp , 2000). Хотя эти вопросы теоретически важны, филогения людей и долгая предыстория социальности в отряде приматов делают маловероятным, что передача сигналов с помощью человеческого выражения лица полностью исчезнет у людей.Это сразу становится очевидным, если принять во внимание радикальные и глубоко разрушительные социальные последствия паралича лицевого нерва (VanSwearingen et al., 1999). Эти и другие формы полного паралича лицевого нерва имеют такие негативные социальные последствия, что трудно представить себе отсутствие лицевых сигналов в качестве альтернативы. В некоторых случаях степень депрессии, связанной с параличом лицевого нерва, напрямую связана со степенью неспособности вызвать прототип улыбки (VanSwearingen et al., 1999).Однако еще предстоит продемонстрировать, функционируют ли выражения лица человека адаптивно или они просто остатки доязыкового прошлого (Darwin, 1872/1998).

Однако очевидно, что у нормальных людей есть различия в частоте и интенсивности выражения лица. Выражение лица не всегда производится тогда, когда оно было бы полезным, и это может привести к негативным последствиям для фитнеса, которые менее драматичны, чем те, которые обсуждались выше, но все же потенциально дорого обходятся в социальном взаимодействии, в зависимости от культурного и социального контекста.Отрицательные последствия приспособленности здесь концептуализируются как ограниченный доступ к отношениям сотрудничества, которые, как правило, повышают выживаемость и репродуктивный потенциал. Учитывая долгую историю социальной принадлежности в нашей родословной и повсеместное распространение выражения лица в наблюдениях за естественным социальным взаимодействием, мы предполагаем, что должен быть достигнут определенный уровень выражения лица, иначе человек рискует потерять преимущества фитнеса, приобретенные во время более ранних взаимодействий.

Гомология выражения лица человека и нечеловека приматов может иллюстрировать преемственность между фенотипами выражения лица, особенно между обезьянами и людьми.Преушофт и ван Хофф (1995) отмечают замечательную стереотипность выражения лица в отряде, который обычно известен своей поведенческой гибкостью. Производство основных выражений лица, таких как гримаса страха у макак-резусов, также, по-видимому, сильно канализировано (Geen, 1992). Было бы удивительно, если бы уровень стереотипии и гомологии в экспрессии нечеловеческих приматов не распространялся по крайней мере на некоторые образцы человеческого выражения.

Конкретные выражения лица, особенно безмолвные оскаленные зубы и расслабленный открытый рот, сравнивают с человеческой улыбкой и смехом (Chevalier-Skolnikoff, 1973; Darwin, 1872/1998; Preuschoft, 1992; Preuschoft and van Hooff, 1995; van Хофф, 1972).Учитывая аналогичную структуру лицевых мышц и приспособлений для сосредоточения внимания на лице, была предложена гомология между нечеловеческими приматами и человеческими выражениями лица (van Hooff, 1972). Улыбка была предложена как гомолог бесшумной демонстрации обнаженных зубов (SBT), а смех — как гомолог расслабленной демонстрации открытого рта обезьян и обезьян (van Hooff, 1972; Preuschoft, 1992; Preschoft and van Hooff, 1995). Преушофт (2000) предполагает, что очевидный контраст между улыбкой людей (приподнятые уголки губ) и SBT нечеловеческих приматов может быть просто результатом схожих мышц, растянутых на морду очень разной формы (Preuschoft, 2000; см.).

Гомологические проявления у человека и нечеловеческих приматов. a: Покорная демонстрация макаки-резуса. Фотография Франса ДеВаала, 1989 г. (Показ безмолвных оскаленных зубов) b: Человеческая улыбка. Из Канаде и др., 2000. (Отображение бесшумных оскаленных зубов.) c: Игровое лицо бонобо. Фотография Франса ДеВаала, 1988 г. (Расслабленная демонстрация открытого рта.) d: Человеческое игровое лицо, из Forbes et al., 2000 г. (Расслабленная демонстрация открытого рта.)

Кроме того, существуют общие нейробиологические основы среди людей и людей. другие приматы контролируют выражение лица.Недавнее исследование проекций коры головного мозга на ядро ​​лицевого нерва у макак-резусов выявило закономерность, аналогичную описанной Ринном (1984). Двусторонние кортикальные проекции на лицевые ядра контролируют лобные и orbicularis глазные мышцы, а контралатеральные проекции на противоположное лицевое ядро ​​контролируют мышцы вокруг рта, позволяя различиям в выраженности полушарий влиять, в частности, на нижнюю часть лица (Morecraft et al., 2001). Исследователи начали демонстрировать асимметрию в мимике обезьян, указывая на то, что эти лежащие в основе механизмы контроля также производят аналогичные эффекты у нечеловеческих приматов.Хук-Костиган и Роджерс (1998) обнаружили, что позитивные социальные призывы и выражения мартышек были смещены вправо, а негативные социальные выражения (страх) — влево. Хаузер и Акре (2001) также обнаружили, что выражения лица ранее наблюдались на левой стороне лица у макак-резусов, хотя они не обнаружили разницы между выражениями, интерпретируемыми как социально положительные или отрицательные, расширяя исходное открытие Хаузера (1996) о том, что резус выражения были левосторонними.

Хотя по крайней мере некоторая степень нейробиологической и физической гомологии экспрессии кажется вероятной, существует также проблема дифференциальной функции. Могут ли человеческие улыбки действительно быть гомологичными дисплею SBT, когда человеческие улыбки сигнализируют о радости, а нечеловеческие улыбки приматов сигнализируют о умиротворении или страхе? С точки зрения выражения лица человека роль улыбки продолжает расширяться благодаря новым исследованиям, и приравнивание человеческой улыбки к счастью было поставлено под сомнение (Ekman, 1985; Fridlund, 1994).Отображение обнаженных зубов нечеловеческих приматов (например,) может быть похоже по значению и функциям на человеческие улыбки, в зависимости от социально-экологического контекста.

Выражения человеческого гнева и выражения гнева / страха обезьяны также могут быть гомологичными (Chevalier-Skolnikoff, 1973). Смущение было предложено в качестве гомолога демонстрации умиротворения приматов, потому что оно разделяет такие характеристики, как замкнутость, минимизация внешнего вида и улыбка при взгляде вниз (Keltner and Buswell, 1997). Гомология была также предложена для зевоты, которая свидетельствует о том, что это социальный сигнал перехода между состояниями активности как у людей, так и у нечеловеческих приматов (Deputte, 1994; Provine, 1997).

Гомология может также применяться к аспектам сокрытия или минимизации выражения. Есть несколько примеров, когда обезьяны не позволяли сородичам видеть свое выражение, прикрывая лицо рукой (Tomasello and Call, 1997), и один отчет о шимпанзе, который смог управлять гримасой рта, надавливая рукой на его губы. (Митчелл, 1999). Люди также поднимают руки к лицу, чтобы скрыть выражение лица, возможно потому, что такие выражения могут нанести ущерб их интересам, если их открыто признать (Keltner and Buswell, 1997) за смущение; о зевоте см. Provine (1997).У людей есть дополнительная способность скрывать свое выражение за действиями других лицевых мышц, особенно вокруг рта, где нисходящая тяга мышцы, сокращающей anguli oris, может в некоторой степени скрыть подъем углов губ из-за действия большой скуловой мышцы (Экман, 1985). Спонтанные выражения могут иметь связанные с ними элементы сокрытия, такие как «искажение» улыбки, чтобы не показаться слишком довольным перед другими (Friedman and Miller-Herringer, 1991). В том же исследовании авторы отметили, что контакт рук увеличивался с увеличением улыбки.Возможно, в некоторых случаях действие других лицевых мышц было недостаточным для сокрытия все более очевидного сигнала улыбки.

Рассмотрение выражения лица нечеловеческих приматов, конечно, обязательно должно быть специфическим для каждого отдельного вида. Следует ожидать дивергентных систем передачи сигналов на лице, а также некоторой гомологии. Что касается взаимосвязи между общей степенью экспрессии и структурой ядра лицевого нерва, Peburn et al. (2000) обнаружили различия между видами: у относительно более выразительных макак ( Macaca fascicularis ) были обнаружены значительно более крупные и лучше очерченные лицевые субъядра, чем у относительно менее экспрессивных обезьян patas ( Erythrocebus patas ). Aotus , единственный ночной антропоид, практически не имеет выражения лица, и его мускулатура лица также относительно менее дифференцирована (Chevalier-Skolnikoff, 1973; Huber, 1931).

Точно так же многие черты человеческого выражения лица, хотя и универсальные, специфичны для нашего вида. Относительная бесшерстность человеческого лица по сравнению с большинством нечеловеческих приматов предполагает, что комбинация открытой кожи и оставшихся волос может иметь некоторую сигнальную ценность. Брови — важный компонент человеческих приветствий и удивлений, а также некоторых улыбок.Поднятые вверх внутренние брови также сигнализируют о печали или горе (Eibl-Eibesfeldt, 1989; Ekman, 1979). По результатам интригующего исследования, в котором проверялось межвидовое восприятие выражения лица, брови — очень заметный сигнал на безволосом человеческом лице — не используются макаками, стремящимися определить грустное человеческое выражение лица. Вместо этого они полагаются на другие, более филогенетически сохраненные черты, такие как движение щеки (Kanazawa, 1998). Сохранение растительности на лице у взрослых мужчин также может играть роль в усилении или сокрытии выражения лица.К сожалению, не проводилось исследований мужских волос на лице, связанных с выражением лица.

Функции мимики у нечеловеческих приматов

Как и люди, многие нечеловеческие виды приматов обращают пристальное внимание на лица других членов группы. Например, сложность восприятия лица и выражения лица у человекообразных обезьян только начинает демонстрироваться. Шимпанзе могут использовать черты лица для распознавания как родственников, так и незнакомых особей, а также для классификации выражений лиц других шимпанзе (Parr et al., 1998, 2000; Parr and deWaal, 1999). Шимпанзе могут следить за взглядом другого человека, обращая внимание на его лицо (Повинелли и Эдди, 1996). Сообщалось, что гориллы, шимпанзе и бонобо следят за взглядами других таким образом, чтобы предположить, что они могут предвидеть влияние выражения своего лица на поведение других (Mitchell, 1999). Ясно, что выражения лица являются важными сигналами в социальной жизни большинства нечеловеческих приматов, так же как и для людей.

Наблюдая за выражением лица, можно сделать вывод о намерениях других людей.Из-за своего относительно стабильного существования социальные группы обеспечивают среду, в которой недорогие повторяющиеся сигналы могут помочь приматам отслеживать других особей, возможно, аналогично тому, что Чедвик-Джонс (1998) описал для бабуинов. Самцы-читеры могут не подавать постоянные сигналы, поэтому за ними следует следить. Несоблюдение социальных сценариев, в том числе моделей выражения лица, привлекает внимание к людям, отказывающимся сотрудничать (Mitchell, 1999). Группы нечеловеческих приматов также могут использовать избыточные, «дешевые» голосовые сигналы для координации своей деятельности (Silk et al., 2000). Haslam (1997) представил список социальных грамматик для взаимодействия приматов, включая совместное использование, ранжирование полномочий, равенство и рыночное ценообразование. Это поведенческие контексты того типа, который может соответствовать функциональным вариациям в выражении лица приматов. Как и у людей, рассмотрение мимики как адаптации потребует определения соответствующих фенотипов, экологического контекста, а также положительных и отрицательных последствий для приспособленности.

Семь универсальных эмоций, которые мы носим на лице

Выражение лица человека — один из самых важных невербальных способов общения.Обладая 43 различными мускулами, наши лица способны выражать более 10 000 выражений лица, многие из которых восходят к нашим первобытным корням. Некоторые исследователи говорят, что даже наша улыбка произошла от того, как приматы демонстрируют свои зубы, чтобы договориться о социальном статусе или установить доминирование.

И хотя каждое лицо имеет свой уникальный способ выражения эмоций, есть несколько избранных выражений, которые продолжают появляться, независимо от возраста, расы, языка или религии человека. Ниже приведены семь основных эмоций, которые запрограммированы в нашем мозгу и проявляются на наших лицах.

Чтобы узнать больше о том, как понимать выражения лиц людей, посмотрите документальный фильм Body Language Decoded on The Nature of Things.

Вот краткое изложение этих семи универсальных эмоций, как они выглядят и почему мы биологически запрограммированы, чтобы выражать их таким образом:

Гнев

Движения лица: Брови опущены, верхние веки подняты, нижние веки подтянуты, края губ закатаны, губы могут быть стянуты.

Гневное лицо работает так хорошо, потому что каждое движение лица делает человека физически сильнее, по словам исследователей. Это лицо позволяет угрозе понять, что мы серьезно относимся к делу. Это одна из наших самых сильных эмоций, и она показывает, насколько выразительным может быть человеческое лицо. Это лицо служит предупреждением, будь то просто запугать или показать, что конфликт начался.

Страх

Движения лица: Брови приподняты и сведены вместе, верхние веки подняты, рот растянут

Каждое движение лица, основанное на страхе, подготавливает нас к реакции борьбы или бегства.Это выражение лица основано на том, как работает наше тело. Расширение наших глаз расширяет поле зрения, пропускает больше света и позволяет нам видеть угрозы вокруг нас. То же самое можно сказать и о наших кислородных путях. Открытие ноздрей увеличивает потребление кислорода и помогает нам подготовиться к бегству или сражению.

Отвращение

Движения лица: Брови опущены, нос сморщен, верхняя губа приподнята, губы расслаблены.

Лицо отвращения не только показывает наше отвращение, но и защищает нас.Сморщивание носа закрывает носовой проход, защищая его от опасных паров, а прищуривание глаз защищает их от повреждений.

Счастье

Движения лица: Мышцы вокруг глаз напряжены, морщины «гусиные лапки» вокруг глаз, щеки приподняты, уголки губ приподняты по диагонали.

Несмотря на дружеский оттенок, исследователи полагают, что наши улыбки могут иметь более зловещее происхождение. Многие приматы демонстрируют свои зубы, чтобы заявить о своем превосходстве и закрепить свой статус в своей социальной структуре.Некоторые исследователи считают, что это невербальный знак, который со временем превратился в улыбку.

Печаль

Движения лица: Внутренние уголки бровей приподняты, веки расслаблены, уголки губ опущены.

По мнению исследователей, печаль трудно подделать. Один из явных признаков печали — приподнятая бровь, которую очень немногие могут сделать по требованию.

Surprise

Движения лица: Вся бровь поднята, веки подняты, рот отвислен, зрачки расширены.

Хотя выражение удивления может длиться всего секунду или две, движения лица — особенно приподнятые брови — позволяют нам осмотреть окружающую обстановку, переключить наше внимание на другое, возможно, угрожающее событие и быстрее отреагировать. Независимо от того, хороший это или плохой сюрприз, реакция на лице одинакова.

Презрение

Движения лица: Глаза нейтральные, угол губ приподнят вверх и назад на одной стороне.

Хотя эмоции презрения могут пересекаться с гневом и недоверием, выражение лица уникально.Это единственное выражение, которое встречается только на одной стороне лица и может различаться по интенсивности. В самом сильном случае одна бровь может опускаться, а нижнее веко и угол губ подниматься с одной и той же стороны. В самом скрытом виде угол губ может лишь ненадолго приподняться.

Узнайте больше о том, как мы используем язык тела, в документальном фильме «Расшифровка языка тела» «Природа вещей».

(PDF) Речевые жесты и выражение лица при чтении речи

Scand J Psychol 46 (2005) Компенсационные стратегии в совместном запоминании 357

© 2005 Скандинавские психологические ассоциации / Blackwell Publishing Ltd.

пожилых людей с нарушениями памяти. Экспериментальные исследования старения,

22, 305–322.

Азмития, М. (1996). Взаимодействие со сверстниками: вопросы развития, теоретические и методологические вопросы. В P. B. Baltes & U. M.

Staudinger (Eds.). Интерактивные умы: жизненные перспективы на социальную основу познания

. Кембридж: Cambridge Univer-

sity Press.

Бэкман, Л. (1991). Память распознавания на протяжении всей взрослой жизни:

Роль предшествующих знаний.Память и познание, 19, 63–71.

Бэкман, Л. (1992). Тренировка памяти и улучшение памяти при болезни Альцгеймера

: правила и исключения. Acta Neurologica

Scandinavia, Suppl. 139, 84–89.

Бэкман, Л. и Диксон, Р. А. (1992). Психологическая компенсация:

Теоретическая основа. Психологический бюллетень, 112, 259–283.

Балтес, П. Б. (1993). Стареющий разум: возможности и ограничения. Герон-

толог, 33, 580–594.

Балтес, П. Б. (1997). О неполной архитектуре онтогенеза человека

: отбор, оптимизация и компенсация как основа теории развития. Американский психолог, 52, 366 —

380.

Балтес, П. Б. и Балтес, М. М. (1990). Психологические перспективы

успешного старения: модель выборочной оптимизации с компенсацией

, в П. Б. Балтес и М. М. Балтес (ред.), Успешное старение

: перспективы поведенческих наук.Кембридж:

Издательство Кембриджского университета.

Балтес, П. Б. и Линденбергер, У. (1997). Появление мощной связи

между сенсорными и когнитивными функциями на протяжении

взрослой жизни: новое окно в изучение когнитивного старения?

Психология и старение, 12, 12–21.

Basden, B.H., Basden, D.R., Bryner, S. & Thomas, R.L. (1997).

Нарушает ли сотрудничество стратегии поиска? Сравнение

группового и индивидуального запоминания.Журнал экспериментальной

Психология: обучение, память и познание, 23, 1176–1191.

Басден Б. Х., Басден Д. Р. и Генри С. (2000). Издержки и выгоды —

штуки совместного запоминания. Прикладная когнитивная психология,

14, 497–507.

Берг, К. А., Миган, С. П. и Девини, Ф. П. Дж. (1998). Социальная

контекстная модель решения повседневных проблем на протяжении

жизни. Международный журнал поведенческого развития, 22,

239–261.

Кларк, Н. К., Стивенсон, Г. М. и Книветон, Б. Х. (1990). Социальное

запоминание: количественные аспекты индивидуального и коллективного запоминания сотрудниками полиции и студентами. Британский журнал

психологии, 81, 73–94.

Крейк, Ф. И. М. (2002). Человеческая память и старение. В L. Bäckman

& C. von. Хофстен (ред.) Психология на рубеже тысячелетий —

гг .: когнитивные, биологические и медицинские перспективы. Восточный Сассекс:

Psychology Press.

Даниэльссон, Т. (1989). Tage Danielssons postilla. 52 profana prediknin-

gar och betraktelser. Стокгольм: Wahlström & Widstrand.

Диксон Р. А. (1996). Совместная память и старение. In D. J.

Herrman, M. K. Johnson, C. L. McEvoy, C. Herzog & P. ​​Hertzel,

(ред.). Фундаментальные и прикладные исследования памяти: теория в контексте

(стр. 359–383). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Диксон Р. А. (2000). Понятия и механизмы достижения когнитивного

старения.В Д. Парк и Н. Шварц (ред.), Когнитивное старение: учебник

(стр. 23–41). Филадельфия: Психология Пресс.

Диксон Р. А. и Бэкман Л. (1993). Концепция компенсации

в когнитивном старении: случай обработки прозы в зрелом возрасте.

Старение и человеческое развитие, 36, 199–217.

Диксон Р. А. и Бэкман Л. (1995). Концепции компенсации:

Интегрированная, дифференцированная и янусообразная. В R. A. Dixon & L.

Bäckman (Eds.), Компенсация психологического дефицита и

отказов: управление потерями и продвижение выгод (стр. 3–19). Hillsdale,

NJ: Lawrence Erlbaum Associates.

Диксон Р. А. и Бэкман Л. (1999). Принципы компенсации в когнитивной нейрореабилитации

. В Д. Т. Стусс и Г. Винокур (ред.),

Когнитивная нейрореабилитация (стр. 59–72). Нью-Йорк: Cambridge

University Press.

Диксон, Р. А. и Коэн, А.-Л. (2001). Психология старения:

Канадское исследование в международном контексте.Канадский журнал

о старении, 20 (доп.), 124–148.

Диксон Р. А., Фокс Д. П., Тревитик Л. и Брандин Р. (1997).

Изучение совместных решений в зрелом возрасте. Журнал для взрослых

Development, 4, 195–208.

Диксон Р. А., Ганьон Л. М. и Кроу К. Б. (1998). Collaborative

точность и искажение памяти: производительность и убеждения. В

М. Дж. Интонс-Петерсон и Д. Бест (ред.), Искажения памяти и

их предотвращение.Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Диксон Р. А. и Гоулд О. Н. (1997). Взрослые рассказывают и пересказывают

историй совместно. В П. Б. Балтес и У. М. Штаудингер

(ред.), Интерактивные умы: перспективы продолжительности жизни на социальных основах познания

. (стр. 221–241). Нью-Йорк: Cambridge

University Press.

Энгестрем Ю. (1992). Интерактивная экспертиза: исследования в распределенном рабочем интеллекте

. Бюллетень исследований, 83, Департамент катионов Edu-

, Университет Хельсинки.

Фауст, В. Л. (1959). Групповое или индивидуальное решение проблем. Журнал

аномальной и социальной психологии, 59, 68–72.

Финли Ф., Хитч Дж. Дж. И Меделл П. Р. (2000). Взаимное запрещение

в совместном отзыве: свидетельство для учетной записи на основе поиска.

Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание

, 26, 1556–1567.

Фройнд, А. М. и Балтес, П. Б. (2002). Стратегии управления жизнью

выбора, оптимизации и компенсации: оценка

самоотчетом и построение достоверности.Журнал личного и социального

Психология, 82, 642–662.

Гулд, О. Н. и Диксон, Р. А. (1993). Как мы провели отпуск:

Совместное рассказывание историй молодыми и пожилыми людьми. Психология

и старение, 8, 10–17.

Гулд, О. Н., Осборн, К., Крейн, Х. и Мортенссон, М. (2002).

Совместное воспоминание в супружеских и незнакомых диадах. Inter-

национальный журнал поведенческого развития, 26, 36 — 44.

Heckhausen, J.(1997). Регулирование развития в зрелом возрасте:

Первичный и вторичный контроль возрастных проблем.

Психология развития, 33, 176–187.

Холлингсхед, А. Б. (1998a). Процессы извлечения в трансактивных системах памяти

. Журнал личности и социальной психологии,

74, 659–671.

Холлингсхед, А. Б. (1998b). Коммуникация, обучение и поиск

в системах трансактивной памяти. Журнал экспериментальной социальной

Психология, 34, 423–442.

Холлингсхед, А. Б. (2000). Восприятие опыта и оперативной памяти

в рабочих отношениях. Групповые процессы и межгрупповые отношения

Relations, 3, 257–267.

Холлингсхед, А. Б. (2001). Когнитивная взаимозависимость и конвергентные ожидания в трансактивной памяти. Журнал личности

и социальной психологии, 81, 1080–1089.

Хульч, Д. Х., Хаммер, М., Смолл, Б. Дж. (1993). Возрастные различия

в когнитивных способностях в дальнейшей жизни: взаимосвязь с самооценкой

здорового образа жизни и образа жизни.Журнал геронтологии, 48, 1–11.

Хульч, Д. Ф., Смолл, Б. Дж., Герцог, К. и Диксон, Р. А. (1999). Используйте

или потеряйте его: активный образ жизни как буфер снижения когнитивных функций при старении

. Психология и старение, 14, 245–263.

Йоханссон, О., Андерссон, Дж. И Рённберг, Дж. (2000). Обладают ли пожилые

пары лучшей перспективной памятью, чем другие пожилые

пары, когда они сотрудничают? Прикладная когнитивная психология, 14,

121–133.

Лян Д. В., Морленд Р. и Арготе Л. (1995). Групповое против

индивидуальных тренировок и групповых результатов: посредническая роль

трансактивной памяти. Бюллетень личности и социальной психологии,

21, 384–393.

Жесты для лица, влияющие на восприятие статуса в JSTOR

Абстрактный

Различное положение бровей играет роль в проявлениях статуса нечеловеческих приматов (доминирование и подчинение).Мазур и Стивенс (1975) предполагают, что подобные жесты бровей передают информацию о социальном статусе людей, и эта гипотеза была проверена в настоящем эксперименте. Мы предсказали, что человеческие модели будут выглядеть более доминирующими, если фотографировать их с опущенными бровями по сравнению с поднятыми. Наблюдателям-студентам колледжа были показаны такие портретные фотографии моделей мужского и женского пола из разных расовых групп, и их попросили оценить доминирование. Наблюдатели воспринимали каждую из двенадцати моделей как доминирующую значительно чаще, когда модели позировали с опущенными бровями, чем когда они позировали с поднятыми бровями.Брови более выражали доминирование, чем жесты ртом, которые служили «контролем». Результаты статусных суждений, сделанных на стимулах мультипликационного лица, соответствовали результатам, основанным на фотографиях.

Информация об издателе

Заявление о миссии Американской социологической ассоциации: Служить социологам в их работе Развитие социологии как науки и профессии Содействие вкладу социологии в общество и ее использованию Американская социологическая ассоциация (ASA), основанная в 1905 году, является некоммерческой организацией. членство в ассоциации, посвященной развитию социологии как научной дисциплины и профессия, служащая общественному благу.ASA насчитывает более 13 200 членов. социологи, преподаватели колледжей и университетов, исследователи, практикующие и студенты. Около 20 процентов членов работают в правительстве, бизнес или некоммерческие организации. Как национальная организация социологов Американская социологическая ассоциация, через свой исполнительный офис, имеет все возможности для предоставления уникального набора услуги своим членам и способствовать жизнеспособности, заметности и разнообразию дисциплины.Работая на национальном и международном уровнях, Ассоциация стремится сформулировать политику и реализовать программы, которые, вероятно, будут иметь самые широкие возможное влияние на социологию сейчас и в будущем.

Шесть универсальных выражений

Шесть универсальных выражений

Моделирование шести универсальных эмоций

Психологическое исследование классифицировало шесть выражений лица которые соответствуют различным универсальным эмоциям: отвращение, печаль, счастье, страх, гнев, удивление [Black, Yacoob, 95].Это Интересно отметить, что четыре из шести — это отрицательные эмоции. Мы обобщили реплики для выражения лица как предложено Экманом и Фризеном в таблице ниже. Мы создаем все выражения через применяя последовательную комбинацию линейных или мышцы сфинктера над соответствующие ограничивающие рамки. Раскрываем челюсть, прикладывая линейную мышцу к ограничивающая рамка вокруг нижней челюсти. Ограничительные рамки для отвращение (слева) и гнев (справа) показаны выше красным для линейные мышцы и синие для мышц сфинктера.

ВЫРАЖЕНИЕ ДВИЖЕНИЕ ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ ПСЕВДО-МЫШЦЫ
Счастье подъем и опускание уголков рта 6 линейных мышц
Печаль опускание уголков рта
приподнять внутреннюю часть бровей
6 линейных мышц
Сюрприз дуги бровей
глаза широко открыты, чтобы увидеть больше белых
челюсть слегка опущена
3 линейных мышцы
Страх брови приподняты
глаза открыты
рот приоткрыт
5 линейных мышц
1 сфинктер для рта
Отвращение приподнята верхняя губа
морщинистая переносица
щеки приподняты
6 линейных мышц
Гнев брови опущены
губы плотно прижаты
глаза выпучены
4 линейных мышцы
1 сфинктер для рта

Что остается за этой точкой, так это результат процесса проб и ошибок, поскольку время позволяло произвести самые убедительные анимации.

Кроме того, любое из вышеперечисленных выражений может быть подчеркнуто расширением или расширением. сужение зрачков, смещение и вращение глаз.


Вернуться на главную страницу.

Я выгляжу сумасшедшим? Чтение сигналов на лице с помощью поколения сенсорных экранов

Могут ли современные дети, которые выросли с использованием мобильных технологий с рождения, хуже читать эмоции и улавливать сигналы с лиц людей, чем дети, выросшие без планшетов и смартфонов? Новое исследование психологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе показывает, что с сегодняшними детьми все в порядке.

Младенчество и раннее детство — критические фазы развития, во время которых дети учатся интерпретировать важные невербальные сигналы, такие как мимика, тон голоса и жесты. Традиционно это происходит посредством прямого личного общения. Но с повсеместным использованием планшетов и других устройств сегодня — среди малышей, а также их воспитателей — психологи хотели знать: упустили ли дети младшего возраста возможность понять эти сигналы?

В ходе исследования была проверена способность более 50 шестиклассников в 2017 году и более 50 шестиклассников в 2012 году — как мужчин, так и девочек из одной государственной школы Южной Калифорнии — правильно определять эмоции на фотографиях и видео.Большинство детей из шестого класса 2012 года родились в 2001 году, в то время как первый iPhone вышел, например, в 2007 году, а первый iPad — в 2010 году — время, когда шестиклассники из класса 2017 года были младенцами и малышами.

Психологи обнаружили, что шестиклассники 2017 года набрали на 40% больше баллов, чем класс 2012 года, при правильном определении эмоций на фотографиях и сделали значительно меньше ошибок, чем ученики 2012 года. Кроме того, студенты 2017 года на лучше распознавали эмоции в серии видеороликов, но лишь немного лучше — разница, по словам исследователей, не является статистически значимой.Психологи не смотрели на личное общение.

Исследование опубликовано в журнале Cyberpsychology, Behavior and Social Networking.

«В то время, когда так много людей общаются через экраны, я надеюсь, что наши выводы дают родителям некоторое спокойствие, что дети, похоже, могут научиться читать социальные сигналы на фотографиях», — сказала ведущий автор Ялда Т. Ульс из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. адъюнкт-профессор психологии, основатель и исполнительный директор Центра ученых и рассказчиков при Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе.

В современном мире молодые люди используют фотографии и, все чаще, видео для общения. Например, в 2018 году 69% подростков сообщили, что использовали Snapchat, а 72% использовали Instagram, оба из которых содержат изображения и текстовые сообщения, сказал Ульс.

Исследование, проведенное в 2017 году с 500 участниками, показало, что почти половина детей в возрасте от 6 до 12 лет регулярно пользовались приложениями или веб-сайтами социальных сетей, а 29% детей в возрасте от 6 до 8 лет сообщили, что использовали Snapchat. Другое исследование, проведенное в 2016 году, показало, что 50% детей имели учетные записи в социальных сетях до 12 лет, а 11% — до 10 лет.

Ульс отметил, что даже текстовое общение может передавать эмоции с помощью заглавных букв, смайлов и повторения.

«Возможно, у наших участников 2017 года было больше возможностей видеть, общаться и изучать невербальные эмоции, выраженные на фотографиях лиц, чем у участников 2012 года, из-за времени, потраченного на съемку и просмотр фотографий себя и других», — сказала она.

Ульс настоятельно рекомендует семьям разговаривать лицом к лицу за обеденным столом и в другое время дня.Она также призывает родителей убирать свои устройства, когда разговаривают с другими людьми, особенно с детьми.

Она отметила, что, хотя участники 2017 года улучшили свою способность читать эмоциональные сигналы на фотографиях, она не уверена, переносится ли эта способность на их способность оценивать эмоции лично; она думает, что может.

«Поскольку многие наши дети так часто находятся на экранах, важно знать, что их взаимодействие с фотографиями может принести пользу», — сказал Ульс.«Я ожидал, что с недавним увеличением видеосвязи, они, возможно, теперь узнают эти подсказки и из видеочата».

Она сказала, что, оценивая нюансы экранного времени, исследователи могут узнать, какие методы имеют образовательную ценность, а какие нет.

«Технологии постоянно развиваются, и я ожидаю, что исследователи будут стремиться понять, как увеличивающееся количество изображений, видео, чатов, игр, виртуальной реальности и других появляющихся платформ для общения влияет на нашу молодежь», — сказал Ульс.

Даже 18-месячные дети могут учиться с помощью видеочата, сказала она, ссылаясь на другое исследование, в то время как другое исследование показало, что время, проведенное за экраном, не влияет на социальные навыки детей.

Выражение лица одинаково во всем мире?

Будь то вечеринка по случаю дня рождения в Бразилии, похороны в Кении или протесты в Гонконге, все люди используют одни и те же выражения лица в одинаковых социальных контекстах, таких как улыбки, хмурые взгляды, гримасы и хмурые взгляды, новое исследование Калифорнийского университета в Беркли. находит.

Результаты, опубликованные в журнале Nature , подтверждают универсальность человеческого выражения эмоций вне географических и культурных границ в то время, когда во всем мире растет нативизм и популизм.

«Это исследование показывает, насколько люди в разных уголках мира удивительно похожи в том, как мы выражаем эмоции перед лицом наиболее значимых контекстов нашей жизни», — сказал со-ведущий автор исследования Дахер Келтнер, профессор психологии Калифорнийского университета в Беркли и основатель. директор Большого доброго научного центра.

Рекламное объявление Икс

Meet the Greater Good Toolkit

От GGSC на вашу книжную полку: 30 научно обоснованных инструментов для благополучия.

Исследователи из Калифорнийского университета в Беркли и Google использовали технологию машинного обучения, известную как «глубокая нейронная сеть», для анализа выражений лица примерно в 6 миллионах видеоклипов, загруженных на YouTube людьми из 144 стран, охватывающих Африку, Европу, Ближний Восток, Азию и Северная, Центральная и Южная Америка.

«Это первый в мире анализ того, как выражения лица используются в повседневной жизни, и он показывает нам, что универсальные человеческие эмоциональные выражения намного богаче и сложнее, чем предполагали многие ученые», — сказал ведущий автор исследования Алан Коуэн, исследователь. в Калифорнийском университете в Беркли и Google, которые помогли разработать алгоритм глубокой нейронной сети и руководили исследованием.

Коуэн создал интерактивную онлайн-карту, которая демонстрирует, как алгоритм отслеживает вариации выражения лица, связанные с 16 эмоциями.

Помимо поощрения межкультурного сочувствия, потенциальные приложения включают помощь людям, которые плохо понимают эмоции, например детям и взрослым с аутизмом, в распознавании лиц, которые люди обычно делают, чтобы передать определенные чувства.

Типичное человеческое лицо состоит из 43 различных мышц, которые можно активировать вокруг глаз, носа, рта, челюсти, подбородка и бровей, чтобы они могли выражать тысячи различных лиц.

Как они проводили исследование

Во-первых, исследователи использовали алгоритм машинного обучения Коуэна, чтобы записать выражения лиц, показанные в 6 миллионах видеоклипов событий и взаимодействий по всему миру, таких как просмотр фейерверков, радостный танец или утешение рыдающего ребенка.

Они использовали алгоритм для отслеживания случаев 16 выражений лица, которые обычно ассоциируются с весельем, гневом, трепетом, концентрацией, замешательством, презрением, удовлетворением, желанием, разочарованием, сомнением, восторгом, интересом, болью, грустью, удивлением и триумфом.

Затем они коррелировали выражения лиц с контекстами и сценариями, в которых они были созданы в разных регионах мира, и обнаружили замечательные сходства в том, как люди в разных географических и культурных границах используют выражения лиц в разных социальных контекстах.

«Мы обнаружили, что богатые нюансы в поведении лица, в том числе тонкие выражения, которые мы связываем с трепетом, болью, триумфом и 13 другими чувствами, — используются в аналогичных социальных ситуациях по всему миру», — сказал Коуэн.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.