Содержание

что движет насильниками, когда они совершают преступления?

Сегодня мы постоянно слышим теории о психологии насильников, маньяков и садистов. Каждая женщина помнит о том, что они могут подстерегать за углом или в лифте. А уж каждая мама девочки, не может не думать о них, если дочки поздно нет дома. Несмотря на закон, который жестоко наказывает насильников, несмотря на все попытки понять психологию личности насильника, эти злодеи продолжают существовать и творить свои ужасные дела. Более того, складывается впечатление, что их количество только увеличивается. Давайте попытаемся разобраться в этой статье, кто такой насильник, какие есть признаки насильника, и как избежать встречи с ними?

Никто из нас в детстве не хочет вырасти в преступника. Никто не собирается стать садистом, насильником или маньяком. Более того, никто из родителей не хочет, чтобы их ребенок стал таким человеком. Но так получается, что такие люди есть. Более того, зачастую, становясь на преступную дорогу, их может остановить только изоляция от общества, то есть заключение в тюрьму — иначе остановиться им практически невозможно.

Характеристика насильника

Психология насильника, сексуального маньяка изучается давно. Были попытки вывести портрет насильника, чтобы узнать его издалека. На удивление оказалось, что определить этого человека невозможно. Это могут быть и опустившиеся безработные, и вполне респектабельный человек, уважаемый отец семейства. Кажется удивительным, что проще типизировать жертв насильников, чем самих насильников.

В значительном числе случаев насильниками оказываются люди, с которыми потерпевшая была более или менее знакома. Нападения на женщин со стороны совершенно незнакомых людей происходят значительно реже.
Цитата из учебника «Криминалистика»

Личность и психологию насильника на самом деле понять возможно. Но не через описание его внешности или достатка, а через его подсознание. Именно это понимание может обеспечить нам безопасность, а не описание внешности или черты лица. Проанализировав подсознательные мотивы, которые возможно не видны самому насильнику, нам становится очевидна первопричина, корень его действий.

Через спектр системно-векторной психологии Юрия Бурлана мы легко видим, что мужчина, насилующий в одиночку, садистирующий над женщиной, избивающий ее, иногда до смерти, это всегда человек, обладающий анальным вектором в плохом состоянии.

И именно у таких людей все новое вызывает стресс и ступор, поэтому на преступление против совершенно незнакомой девушки или женщины они пойдут в самом крайнем случае.

Вторая особенность анальных мужчин, — это желание все довести до конца, до точки. Поэтому, определив в мужчине садистские склонности, крайне важно не рвать с ним отношения не дав ему высказаться, убегать, не брать телефонную трубку. Психология насильника с анальным вектором такова, что если ему не предоставляется возможность сказать последнее слово, он будет преследовать женщину, в том числе и многие годы. Терпения у него хватит, в отличие от его жертвы, которая за время укрывания от него вся издергается и изведется.

Психология изнасилования

Почему мужчина с анальным вектором насилует женщину? Бытует мнение, что это преступление совершается на почве желания удовлетворить сексуальную потребностью. Но это не совсем так. Вернее, это лишь побочное желание.

На самом деле главной причиной изнасилований, является потребность в садизме. Именно желание причинить другому человеку боль движет таким мужчиной, от реализации этого желания зависит его удовлетворение. В том числе и сексуальное.

Психологическое обследование мужчин, осужденных за изнасилование, показывает, что у них есть ряд общих черт. Прежде всего, это повышенная общая агрессивность, жестокость, склонность к насилию; недаром насильственный секс часто сопряжен с совершением ряда других преступлений. От одной четверти до одной трети осужденных насильников — садисты, получающие сексуальное удовлетворение от причинения страдания другим.

Склонность к садизму и насилию люди с анальным вектором получают в детстве. Говорят, что таких мальчиков бьют в семье или над ними совершают сексуальное насилие. Причем если есть склонность к изнасилованию женщин, значит сексуально издевалась мать, а если к изнасилованию мальчиков, то есть педофилии, — то значит отец или другой родственник мужского пола. Это распространенное заблуждение не имеет ничего общего с правдой. Жуткий садист появляется не в результате садистического насилия над ним в детстве.

На самом деле, психология насильника лежит более глубоко, в подсознании, в корне анального вектора. От природы обладатели этого вектора очень покладистые люди. Их главное желание — это деление на чистое и грязное. И естественно, что они сами хотят быть чисты по всем. От природы в них заложена программа чистоты — и в самом юном возрасте они стремятся к очищению. Такие дети — одно умиление для хорошей мамы, они с радостью убираются в комнате и на кухне, анальный мальчик никогда не выйдет на улицу в нечищеных ботиночках или мятых брючках. Стремление быть чистым — очень положительная характеристика этих людей. Но бывает так, что в детстве мама не дает возможности реализовать их желание к очищению. Для этого совсем не надо сексуально издеваться над ребенком — достаточно просто постоянно нервно гнать его в шею, заставлять делать все дела быстро, невзирая на качество. Это — огромная психологическая травма для анального ребенка, которая бьет по его эрогенной зоне. У ребенка начинаются постоянные запоры и поносы, а мама, вместо того, чтобы предоставить ребенку возможность справить нужду в полной мере, и тут прерывает его, срывает с горшка, стучит в туалет: «Сколько можно копаться? Сколько можно занимать туалет? Что ты там так долго сидишь?»

В таком случае у анального мальчика складываются особые, в какой-то мере извращенные формы, отношения с собственными фекалиями. Не сумев вовремя освободиться от них, как того хочется, уже в детстве такой ребенок научается получать удовольствие от собственных запоров — фекальные массы задерживаются в организме на дни, а то и недели, принося человеку страдания. В конечном итоге, после длительного запора, избавляясь от собственных фекалий, очищая свой организм от этой грязи, человек испытывает удовольствие. Для человека без анального вектора, тяжело это понять, но тем не менее с годами в подсознании анальника, которому не дают реализовать свои настоящие желания к качеству и чистоте, формирует неправильное представление о удовольствии — ему кажется, что перед тем, как будет приятно, вначале обязательно должно быть больно. Садист в своем садизме не только издевается над жертвой, подсознательно он уверен, что приносит ей радость и удовольствие. Пусть и жестокое, но удовольствие. Очень часто насильники даже так и говорят своей жертве: «Сейчас получишь удовольствие» или «Ну что, довольна теперь?». Больно и приятно — эти два понятия неразрывно переплетаются в психологии насильника и уже практически неотделимы друг от друга. И часто они бывают правы, ведь партнер им зачастую попадается с кожным вектором с мазохистскими тенденциями.

Еще одной причиной насилия могут быть садистские наклонности преступника, эротизирующего насилие, которое вызывает у него половое возбуждение; он наслаждается болью и страданиями своей жертвы.

Анальные люди от природы имеют ригидную психику, хорошую память. Они склонны помнить проступки женщины и наказывать ее за них.

Психологический портрет насильника всегда включает в себя черту — мстительность — это характеристика именно людей с анальным вектором. Часто анальные люди сами так и проговаривают «У меня не получается сделать дело так, как я хочу. Поднимается из души что-то черное, хочется сделать кому-то больно, причинить страдания». А кому находится именно из-за мстительно и хорошей памяти — как правило, это знакомая девушка или жена, которая совершала много проступков.

В жизни любого анального человека большое значение играет мама. Не удивительно, что именно мамы, даже не нарочно, прерывая своего анального ребенка, навсегда застревают в памяти анального мужчины, как объект ненависти. А вместе с ними зачастую и все женщины мира. Отсутствие чувства защищенности, неразвитость, и вот… формируется личность сексуального маньяка.

Все сексуальные маньяки, которые проходили через экспертизы психиатров, сознались, что в детстве не были нужны своим матерям. У одного из самых жестоких — знаменитого Молошенко — мать была проституткой. Когда он кричал, надрываясь до хрипоты, она демонстративно гуляла около дома. Он никогда не играл со сверстниками. А уже в восемь лет стал охотиться с ружьем и считал удачным выстрел только в том случае, если успевал подбежать к агонизирующему животному. С тринадцати лет стал насиловать женщин. Когда женился в 24 года, то решил завязать. Но добровольный половой акт не приносил ему удовлетворения. Только когда жена хрипела и вырывалась, появлялась яркость ощущений.

В еще более запущенных случаях, когда на почве ненависти к матери, формируется неприязнь ко всем женщинам мира, женский пол и коитус с ним, даже в садистской форме становится непривлекательным для мужчины. Но ведь желание к сексуальному удовлетворению остается, и тогда оно обращается на мужской пол, обычно, на мальчиков или подростков. Психология изнасилования садистом человека одного с ним пола та же, что и противоположного — им движут те же мотивы и те же желания.

Как распознать насильника?

Сформировавшийся взрослый мужчина-садист вряд ли будет искать первопричину своих поступков. Он просто будет насиловать женщин, получать от этого удовольствие. Только изоляция такого преступника от общества может решить проблему.

Никакие уговоры, психологические курсы не исправят такого человека. Не стоит надеяться, что муж-садист или зять, который физически и вербально, издевается, поменяется и перестанет это делать. Самые ужасные изнасилования творятся именно в супружеских спальнях.

Как не стать жертвой сексуального насильника?

Важно понимать, что совсем не все анальники садисты, да и степень садизма бывает разная. Возможно, причиной садизма является сексуальная неудовлетворенность, и это еще можно исправить.

Патологические садисты встречаются гораздо реже, но и их не трудно определить. Это люди с неразвитостями, фрустрациями, социальными и/или сексуальными.  Существует методика, как правильно с ними общаться, если уж довелось такое несчастье.

Кожно-зрительные красавицы, особенно, в подсознательном желании к мазохизму любят флиртовать со всеми подряд и именно тут совершают грубейшую ошибку незнания психологии насильника. Пока она создает эмоциональный контакт с садистом, заигрывает с ним, не вкладывая в это никакой сексуальной подоплеки, насильник привыкает к ней. Узнавая ее все ближе, ему становится ясно, что она — такая как все, и у него нет внутреннего ступора против того, что это новый, незнакомый человек. Попытка изнасилования в таком случае часто будет реализована. И всегда — с элементами садизма и мести.

Для того, чтобы кожно-зрительная дочь не стала жертвой насильника, надо ее правильно воспитывать. Тогда она просто никогда не сможет попасть в такую ситуацию.

Легко понимать психологию насильника и сексуального маньяка, а значит избежать встречи с ним, можно после курса по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Вступительная часть лекций абсолютно бесплатна и доступна всем желающим по регистрации.

Прочитать результаты тех, кто уже прошел тренинг, можно по этой ссылке.
Посмотреть, как проходят лекции, можно прямо сейчас – пройдите по этой ссылке и просмотрите любое видео.

100k.net.ua

Личность насильника, психология насильника


Психология насильника, патология личности насильника

Для чего говорить об этих неприятных людях – насильниках, – которых так хочется забыть?

Дело в том, что для того, чтобы пострадавший человек снова обрел верный, трезвый взгляд на себя, ему необходим и верный, трезвый взгляд на того (тех), кто причинил ему боль. Потому что в первое время в сознании того, кто столкнулся с насилием, присутствует этот образ – личность насильника, это как бы новый, непрошенный жилец вашей квартиры.

И очень часто образ личности насильника гипертрофирован. Он видится или слишком страшным, или более опасным, чем он есть на самом деле, или более злым, или более справедливым – как бы имеющим право на насилие.

Помните сказку Корнея Чуковского «Тараканище»? О таракане, которого боялись все звери, даже тигры с носорогами? А потом его съел маленький воробей.

Давайте посмотрим на психологию насильника объективно!

Каждый насильник должен понимать, что он – отброс
Кризисный психолог Михаил Хасьминский

Личность насильника похожа на малое дитя. У насильника и желания детские, и способы решения детские («дай и все», «хочу и все»), желания других не учитываются, добавляется эгоистичность, скандальность. Такова психология насильника…
Читать дальше

Насильник достоин жалости
Александр Ипатов, президент российской национальной федерации Ояма киокушинкай каратэ-до

Насильник может быть сильным физически, но духовно это слабый человек. Психология насильника — психология слабака. Знаете, кто самые жестокие палачи? Это слабые люди. Они с помощью насилия пытаются компенсировать свою несостоятельность…
Читать дальше

Насильники – не умные люди
Полковник милиции Михаил Маков

Насильники довольно часто бывают хитрыми людьми, но редко – умными. Если бы насильники были интеллектуально развитыми, то могли бы использовать какой-то другой преступный промысел для достижения своих целей (получения денег, удовольствий, власти). Насилие само по себе – это не лучший способ…
Читать дальше

Богатырь подонком быть не может
Андрей Кочергин

Подавляющее большинство преступников, совершивших насилие в отношении женщин, детей и стариков являются людьми, ущемленными в детстве, воспитанными в неполноценной семье, в прошлом избиваемыми и унижаемыми. Которые решили ответить всему миру подобным образом. Такова психология насильника
Читать дальше

Полноценный человек не агрессивен
Кризисный психолог Марина Берковская

Личность насилика патологична. Действительно полноценный и уверенный в себе человек, наделенный силой, производит скорее впечатление слегка флегматичного человека. Он крайне редко дает волю агрессии. Для этого должна быть очень важная причина. Например, защита своей или чьей-либо жизни…
Читать дальше

Черты характера потенциального насильника
Ирина Малкина-Пых, психолог, доктор физ.-мат. наук

Существует набор черт личности насильника, которые были выявлены у мужчин, избивавших своих подруг или жен; четыре последние характеристики почти со стопроцентной гарантией указывают на склонность к насилию…
Читать дальше

Характеристики мужчин, совершающих насилие в семье

Психология насильника, прибегающего к домашнему насилию, представляют собой сложную взаимосвязь между властью и полом на индивидуальном, семейном, социальном, институциональном и культурном уровнях. Однако у нарушителей обнаружено несколько общих характеристик (минимизация последствий совершенного насилия, отрицание ответственности и чувство правомочности насилия), которые являются основными в их жестоком поведении…
Читать дальше

Версия для печати

www.vetkaivi.ru

Психология и поведение насильника | Остановить сексуальное насилие

Хотя многие люди до сих пор считают «настоящим» изнасилованием только то, где насильником был незнакомец, давно известно, что такие случаи не являются нормой. Гораздо чаще встречаются изнасилования знакомыми мужчинами. Однако понимание именно этой области сексуального насилия до сих пор неразвито, и только результаты недавних исследований позволяют судить о том, как именно происходят изнасилования знакомыми мужчинами, кто их совершает и почему. Одно из таких исследований – работа профессора Массачусетского университета (США), Дэвида Лисака, а также аналогичные работы некоторых его коллег.

Хотя это не термин самого Лисака, выводы его исследований отражены в заголовке этой статьи. Теория хищника – это теория о том, что большинство изнасилований знакомыми людьми совершает относительно небольшая группа рецидивистов-насильников, которые не несут никакой ответственности, и каждый из которых нападает на нескольких жертв. Такие насильники осознанно выбирают своих жертв, которых, как они считают, они могут изнасиловать без каких-либо негативных последствий. По этой же причине они предпочитают использовать алкоголь и избегают откровенного применения силы для преодоления сопротивления.

Крупномасштабные опросы среди необнаруженных насильников

Известно два исследования, проведенных среди крупных выборок необнаруженных насильников. Одно из них «Повторные изнасилования и другие виды правонарушений среди необнаруженных насильников» Дэвида Лисака и Пола М. Миллера (David Lisak, Paul M. Miller. Repeat Rape and Multiple Offending Among Undetected Rapists. Violence and Victims, Vol 17, No. 1, 2002). Второе исследование Стефани К. Маквортер «Отчеты о повторном совершении изнасилований среди мужчин-новобранцев военно-морского флота» (Stephanie K. McWhorter. Reports of Rape Reperpetration by Newly Enlisted Male Navy Personnel. Violence and Victims, Vol, 24, No. 2, 2009).

Похоже, что это наилучшие из доступных на сегодняшний момент данных о том, кто такие насильники, которые не были арестованы и приговорены к тюремному заключению (а это подавляющее большинство насильников).

Исследование Лисака и Миллера

Лисак и Миллер поставили перед собой цель ответить на два вопроса:

«Во-первых, существует ли значимое количество необнаруженных насильников, которые насилуют более одного раза (насильников-рецидивистов)? Во-вторых, верно ли, что необнаруженные насильники (рецидивисты или нет) с большей вероятностью совершают другие виды межличностного насилия, по аналогии с осужденными насильниками?» (Lisak & Miller, p. 74).

Они провели исследование в выборке из 1882 студентов колледжей в возрасте от 18 до 71 года, средний их возраст составил 26,5 лет, то есть старше, чем традиционный возраст студентов колледжей. Этнический состав группы также был разнообразным. Они задавали участникам следующие вопросы об изнасилованиях или попытках изнасилования. Вот полный текст вопросов, которые они использовали:

(1) Вы когда-либо были в ситуации, в которой вы пытались, но по каким-то причинам не смогли, совершить половой акт с взрослым человеком, применив или угрожая применить физическую силу (выворачивая руку, прижимая человека к полу и т. п.) в случае отказа подчиниться вам?

(2) Вы когда-либо совершали половой акт с взрослым человеком, который этого не хотел, потому что этот человек находился в слишком измененном состоянии сознания (из-за алкоголя или наркотиков), чтобы сопротивляться вашим сексуальным действиям (например, тому, что вы снимаете с него одежду)?

(3) Вы когда-либо совершали половой акт с взрослым человеком, который этого не хотел, применяя или угрожая применить физическую силу (выворачивая руку, прижимая человека к полу и т. п.) в случае отказа подчиниться вам?

(4) Вы когда-либо занимались оральным сексом с взрослым человеком, который этого не хотел, потому что вы применили или угрожали применить физическую силу (выворачивая руку, прижимая человека к полу и т. п.) в случае отказа подчиниться вам? (Lisak & Miller. 77-78)

В итоге 120 мужчин признались в изнасиловании или попытке изнасилования. Это оказалась относительно небольшая часть выборки – чуть более 6% мужчин – так что эта цифра может быть заниженной. Команда Лисака и Миллера провела интервью с некоторыми насильниками, сообщившими об этом, чтобы подтвердить эти самоотчеты, и обнаружила, что их ответы были последовательными.

Тем не менее, по-настоящему новой информацией оказалось количество преступлений этих насильников: из 120 насильников в выборке лишь 44 сообщили только об одном изнасиловании. Оставшиеся 76 были насильниками-рецидивистами. Эти 76 мужчин (63% насильников) в совокупности совершили 439 изнасилований или попыток изнасилований, то есть в среднем на одного насильника приходилось 5,8 преступлений. Только 4% опрошенных мужчин совершили более 400 изнасилований или попыток изнасилований.

Анализ образа действий насильников очень многое рассказывает об изнасилованиях, и эти данные очень сильно отличаются от того, что общество признает «настоящим» изнасилованием. Из 120 признавшихся насильников, только около 30% использовали силу или угрозы, в то время как остальные намеренно опаивали жертв. Эта пропорция была примерно такой же для 44 насильников, которые сообщили только об одном изнасиловании, и для 76 насильников, которые сообщили о множественных преступлениях. (Авторы исследования отмечают, что «насильники грубой силы» в среднем насилуют чаще, чем «насильники интоксикации», с соотношением примерно 6 к 3. Однако количество участников было слишком мало, поэтому эти данные не являются статистически значимыми, и могут быть простой ошибкой выборки, а не реальным феноменом).

Лисак и Миллер также обнаружили, что насильники-рецидивисты в их исследовании несут ответственность за самые разные насильственные преступления, в том числе за насилие над интимным партнером и насилие над детьми. Опрос выявил, что эти мужчины совершали такие действия как пощечины и удушение партнера, физическое или сексуальное насилие над ребенком и другие виды сексуального насилия помимо изнасилований. 76 насильников-рецидивистов, составляющих лишь 4% общей выборки, несли ответственность за 28% всего насилия, выявленного в ходе опроса. В целом в выборке из почти 1900 мужчин было выявлено 4000 случаев насильственных преступлений, при этом 4% насильников-рецидивистов несли ответственность за 1000 этих преступлений.

Вывод для общественной политики в данном случае очевиден: изнасилования не являются изолированной проблемой, поскольку насильники-рецидивисты совершают не только огромную пропорцию всех изнасилований, но и значительную часть домашнего насилия. С точки зрения общества в целом, если удалить всех этих мужчин из популяции, то это приведет к резкому снижению насилия над женщинами и детьми.

Исследование Маквортер

Стефани Маквортер и ее коллеги провели в 2009 году исследование и получили схожие результаты, хотя они работали с совершенно другой популяцией молодых мужчин. Она провела исследование среди 1146 мужчин-новобранцев военно-морского флота США. Им задавались вопросы об их поведении начиная с возраста 14 лет. Участники исследования Маквортер были моложе, чем в выборке Лисака и Миллера, их средний возраст был около 20 лет, а самому старшему участнику выборки было 34 года, что ожидаемо для выборки из военных рекрутов. Исследование было лонгитюдным – оно проводилось через несколько временных интервалов в течение военной подготовки участников.

Маквортер использовала Опросник о сексуальном опыте, который применяется уже более 20 лет. Из ее 1146 участников 144 или 13% признались в совершении или попытке изнасилования – значительно больше, чем в исследовании Лисака и Миллера. Однако в остальных аспектах ее работа показала схожие результаты: 71% мужчин признались в совершении или попытках изнасилования более одного раза, что близко к 63% Лисака и Миллера. Среди 96 мужчин, которые признались в многочисленных изнасилованиях или попытках изнасилования в исследовании Маквортер, в среднем каждый совершил 6,36 нападений с целью изнасилования. Это близко к количеству, полученному Лисаком и Миллером – 5,8 нападений на рецидивиста. Другими словами, можно сказать, что из 865 попыток изнасилований или совершенных изнасилований, в которых признались эти мужчины, целых 95% были совершены 96 мужчинами, то есть, только 8,4% выборки.

Образ действий насильников в исследовании Маквортер также соответствует данным Лисака и Миллера: 61% нападений были основаны на интоксикации жертвы, 23% совершались только с применением грубой силы, и в 16% были задействованы оба фактора. (77% изнасилований или попыток изнасилования до приема в армию и 75% после приема в армию были частично или полностью нападениями на основе интоксикации жертвы. Однако 34% нападений до приема в армию и 45% нападений после приема в армию включали применение грубой силы – такое изменение в паттерне поведения насильников должно проясниться дальнейшими исследованиями).

Исследование Маквортер также показало, что насильники начинают совершать преступления в очень молодом возрасте. Из мужчин, которые не сообщили об изнасилованиях или попытках изнасилования до зачисления в армию, лишь 2% сообщили о нападениях с целью изнасилования во время пребывания в военно-морском флоте. Однако 16% тех, кто признались, что они насиловали или пытались изнасиловать в возрасте от 14 лет и до зачисления в армию, также совершили изнасилования после приема в армию. Тем не менее, 60% насильников сообщили, что первое нападение они совершили после 18 лет. Это подразумевает, что период, когда насильники начинают насиловать – старший подростковый возраст.

Наконец, как и следовало ожидать, насильники, которые признались в нападении на незнакомых женщин (хотя бы раз), составляют лишь менее четверти всех насильников. Более 90% насильников хотя бы раз выбирали в качестве жертвы женщину, которую они знали лично, и около 75% из них говорили, что они нападали исключительно на знакомых женщин. Только 7% насильников по самоотчетам сообщили, что они нападали только на незнакомых женщин. Важно отметить, что ни один из мужчин, которые использовали только силу, не относился к тем, кто насиловал только незнакомых женщин.

Это следует повторить еще раз, поскольку это кажется важным. Как пишет Маквортер:

«Из мужчин, которые применяли только силу против своих жертв, ни один не сообщил об изнасиловании незнакомой женщины, все эти мужчины знали своих жертв… Стереотип, согласно которому во время изнасилования мужчина нападает на незнакомую женщину и применяет много насилия, не подтвердился ни одним респондентом. Напротив, респонденты полагались исключительно на силу, только если они насиловали женщин, которых они знали лично. Мужчины, выбиравшие в качестве жертв только незнакомых женщин, для совершения изнасилования использовали только психоактивные вещества.

Эти данные помогают объяснить, почему о большинстве случаев попыток изнасилования или совершенных изнасилований никогда не сообщается». (McWhorter, p. 212-13).

Качественное исследование Лисака

Вклад Лисака не ограничивается тем, что он выявил распространенность определенных типов насильников и их методы. Он также проделал огромную работу по пониманию того, кто эти мужчины и как они действуют. Анализ, о котором здесь пойдет речь называется «Понимание хищнической природы сексуального насилия» (Understanding The Predatory Nature Of Sexual Violence).

Лисак говорит, что исследования психологических характеристик осужденных насильников распространяются и на необнаруженных насильников:

«Многие мотивационные факторы, которые были выявлены у осужденных насильников в той же степени относятся и к необнаруженным насильникам. По сравнению с мужчинами, которые не насилуют, эти необнаруженные насильники значительно больше злились на женщин, у них была выраженная потребность доминировать над женщинами и контролировать их, они были более импульсивны и расторможены в своем поведении, более гипермаскулинны в своих убеждениях и установках, менее эмпатичны и более антисоциальны».

Таким образом, среди насильников непропорционально часто встречаются парни с костными взглядами на гендерные роли, у которых есть зуб на женщин в целом. Для большинства читателей это вряд ли станет сюрпризом. Однако очень важно еще раз это подтвердить. Когда кажется, что некоторые парни просто ненавидят женщин… они действительно их ненавидят. Если кажется, что они не любят и не уважают женщин, воспринимают женщин как преграду для преодоления… они говорят правду. Именно так они думают, и они совершат насилие, если будут считать, что им за него ничего не грозит.

Лисак не останавливается на этом подробно, но в других его работах то и дело упоминается, что основное различие между осужденными и не осужденными насильниками в том, что последние просто ограничивались теми тактиками, которые были связаны с низким риском для них. Они осознанно создают такие ситуации, в которых культура будет их защищать, оправдывать их поступок, и в то же время ставить под сомнение и отрицать слова их жертв. Возможно, осужденные насильники – это просто те насильники, которые выбрали тактики, которые наше общество готово признать изнасилованием и с меньшей вероятностью будет оправдывать.

Именно образ действий позволяет необнаруженному насильнику остаться необнаруженным: они правильно выбирают методы, который гарантирует им защиту со стороны культуры изнасилования. Их осуждение маловероятно, поскольку их поведение идет вразрез с ожидаемым сценарием. Более того, их вообще вряд ли арестуют, потому что такая история редко приводит к осуждению. С большой вероятностью о них даже не сообщат в правоохранительные органы, потому что пережившие изнасилования знают, что тактики этих мужчин помешают им добиться справедливости. В реальности эти насильники могут специально создавать такие ситуации, в которых жертва будет слишком пьяна, или она будет так напугана, изолирована и измождена, что она так и не скажет «нет». Поскольку наша культура отказывается признавать такие тактики изнасилования «настоящим» изнасилованием, то даже сами жертвы обычно могут назвать это изнасилованием лишь спустя продолжительное время, если это вообще происходит.

Лисак описывает характеристики их методов:

«В течение 20 лет проводились интервью с этими необнаруженными насильниками, как в исследовательских, так и в судебных учреждениях, что позволило мне выявить наиболее распространенные характеристики образа действий этих сексуальных преступников. Эти необнаруженные насильники:

– очень искусно определяют наиболее «вероятных» жертв, и тестируют границы потенциальных жертв

– планируют и тщательно обдумывают свои атаки, используют сложные стратегии, чтобы подготовить жертву к атаке, и стараются физически изолировать ее

– используют «инструментальное», а не грубое насилие; они демонстрируют большую степень контроля над своими импульсами и используют ровно столько насилия, сколько нужно для того, чтобы запугать и принудить жертву к подчинению

– используют психологическое оружие – власть, контроль, манипуляции и угрозы, в качестве страховки применяют физическую силу, но почти никогда не используют огнестрельное или холодное оружие

– преднамеренно используют алкоголь, чтобы сделать жертв более уязвимыми для атаки или привести их в бессознательное состояние».

Это не совсем руководство для пользователя, которое позволяет обнаружить насильников на вечеринке, но это опознаваемые характеристики, которые имеют подтекст и позволяют сделать довольно точные предположения.

Как говорит Лисак:

«Эта картина резко контрастирует с распространенным взглядом, согласно которому изнасилование в университетском общежитии совершает в целом «приличный» молодой мужчина, который никогда бы этого не сделал, но выпил слишком много алкоголя и неправильно понял женщину. В то время как некоторые изнасилования в общежитиях действительно соответствуют этой благожелательной картине, доказательства говорят о гораздо менее благожелательной реальности, в которой подавляющее большинство изнасилований совершают серийные насильники-хищники».

Источник: Yes Means Yes

Поддержите наш проект:

stoprape.ru

Сексуальное насилие – психология агрессора и пострадавшей

     Не в первый раз с печалью и тревогой я наблюдаю реакцию интернет-общественности на новости об изнасиловании. Комментарии людей, появляющиеся в сети, чаще всего полны презрения и обвинения. Нет, не насильника. Обвиняют жертву. К моему ужасу, такое отношение встречается и среди некоторых профессиональных психологов и других специалистов, которые работают с пострадавшими от изнасилований.

       Поэтому я считаю важным распространять информацию о том, что на самом деле представляет собой изнасилование, что движет насильником и что происходит с выжившей. Для этого при участии психолога Юлии Концовой я написала эту статью. В ней я использовала материалы Юлии по кризисной психологи для работы с пострадавшими от сексуального насилия, а также некоторые интернет-ресурсы, ссылки на которые есть внутри статьи. Также у меня наготове статья о том, почему обществу выгоднее защищать насильника, а не жертву, и ее я опубликую немного позже.

       И, прежде чем приступить непосредственно к содержанию, поделюсь, что эту статью я писала долго, и давалась она мне очень трудно. Сексуальное насилие – это гендерная проблема (как минимум 90% пострадавших от сексуального насилия – женщины, а 97% сексуального насилия в отношении женщин совершают мужчины (источник)), а значит, так или иначе она касается всех женщин, просто на основании принадлежности к женскому полу. Собирая материал, вспоминая и читая истории, систематизируя и формулируя, я архетипически соприкасалась со всеми женщинами, с их болью и страхом. Писать параллельно с этим было нелегко. Подозреваю, что читать будет нелегко тоже, так что, пожалуйста, будьте бережны к себе в процессе чтения и после него! А если Вы – мужчина, и читаете эту статью, у Вас есть риск соприкоснуться с архетипом мужчины-агрессора, и, возможно, Вам захочется защититься от обвинений в адрес мужчин, через отрицание и обесценивание женского опыта вообще и написанного мною в частности. Все не обязательно будет именно так, но я считаю важным предупредить и женщин, и мужчин о такой вероятности, поскольку это влияет на то, что именно Вы увидите в тексте.

     Для начала определим, что такое сексуальное насилие. Это насильственное поведение, когда один человек принуждает другого к каким-либо действиям сексуального характера против его воли. Сексуальное насилие можно разделить на два вида: без физического контакта и предполагающее физический контакт.

         При сексуальном насилии без физического контакта цель агрессора – нанести удар по чувствам человека, шокировать его и испугать. Это достигается через:

  1. Словесные оскорбления, затрагивающие сексуальную сферу, при непосредственном общении, или при общении по телефону и через интернет. Женщина чувствует, что над ее личностью совершается насилие;
  2. Вуайеризм (подглядывание). Женщина испытывает унижение, стыд;
  3. Эксгибиционизм (демонстрация обнаженного тела или его частей). Чувства женщины — стыд, страх.

       Мотивами сексуального насилия, предполагающего физический контакт, могут быть агрессия, желание подчинить женщину своей воле и сексуальное влечение. Это насилие включает в себя:

  1. Приставание, насильственный петтинг, принуждение к прикосновениям к агрессору или же он сам насильно прикасается к жертве. Агрессор может применять свой авторитет, служебное положение;
  2. Изнасилование – принудительное половое сношение, может быть не только вагинальным, но также оральным, анальным. Далее в статье речь пойдет именно об этом виде сексуального насилия.

        Некоторые мужчины пытаются доказать, что изнасилование — это «просто секс», что это естественно, что раз люди «этим» занимаются в принципе, то насилия в этой области быть не может. Это в корне неверно. Давайте посмотрим на отличия.

        Секс – это процесс, в котором двое участвуют наравне, и каждый – активное начало и источник своих действий. При этом оба дают осведомленное согласие на секс, и свободны в любой момент изменить свое решение (замечательный материал об этом – 7 примеров, которые не имеют отношения к сексу, но отлично иллюстрируют идею согласия).

        Изнасилование – это не секс, это насилие, такое же, как любое другое – физическое, психологическое, экономическое и пр., только область применения этого насилия – сексуальные отношения. При насилии активен только один человек, который насильно что-то делает НАД другим, а не ВМЕСТЕ С другим, как во время секса. Т.е. он не видит в другом такого же человека, не вступает в равные отношения взаимообмена, где есть риск отвержения и необходимо учитывать мнение и желания второй стороны. Тут можно привести слова британского комика Джона Оливера, встреченные мною на просторах интернета:

 «Секс – это как бокс. Если один из участников не соглашался участвовать, то это преступление»

          По поведению насильников можно условно разделить на несколько типов:

  1. Нападает без предварительного плана, импульсивен, агрессивен, наносит физические повреждения, возможно, совершает несколько половых актов. Такое поведение агрессора носит характер мести за что-то, что он пережил раньше, например, он мог быть сам жертвой какого-либо вида насилия;
  2. Хочет подчинить женщину, пытается достичь того, чего не может достичь при нормальном общении. Произошедшее для агрессора есть часть отношений, он может считать, что впоследствии жертва будет его женщиной, они будут встречаться. Он не кровожаден и его можно обмануть, заговорить, пообещать встречу и тем самым избежать изнасилования;
  3. Наиболее серьезный тип насильника – садист. Получает удовольствие от причинения боли извращенными способами, часто убивает жертву после изнасилования.

       Насильником движет желание почувствовать безраздельную власть и контроль над жертвой, собственную неуязвимость и величие. Он получает удовольствие не столько от секса, сколько от подчинения и бессилия другого человека, от выражения собственной злости, от использования женщины, как вещи. Удовлетворение в таком случае носит временный характер, а это значит, что скорее всего насильник через некоторое время будет искать себе новую жертву. Судя по статистике центра «Сестры», который помогает женщинам, пережившим изнасилование, только 12% пострадавших обращаются в полицию, а до суда дело доходит лишь у 5%. Это значит, что 95% насильников не понесли должного наказания и они продолжают ходить среди нас, и, вероятно, им захочется повторить этот опыт.

       Изнасилование переживается женщиной как акт насилия и унижения собственного «Я», а также как угроза здоровью и жизни. Женщина может сопротивляться и кричать, пока не почувствует реальную опасность для своей жизни. Тогда она впадает в шок, парализована от страха и беспомощности, пассивна, может терять сознание и полностью подчиняться воле насильника. Она не может ничего сделать. Порой пострадавшие женщины описывают, что в момент изнасилования они будто наблюдали за происходящим со стороны.

     Изнасилование – это реальная травма для психики. У каждой третьей жертвы изнасилования (31%) развивается посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) – серьезное психическое расстройство, которое может остаться на всю жизнь (более подробно о последствиях изнасилования можно узнать тут, а здесь – история о том, как девушка справлялась с ПТСР после изнасилования).

       Основные чувства жертвы изнасилования – это бессилие, беспомощность, вина. Эти чувства являются самыми травмирующими аспектами насилия. Изнасилование разрушает привычную картину безопасного мира и сказывается на восприятии женщины самой себя. Она теряет уверенность в себе и начинает жить с постоянным ощущением опасности. Мир и люди вокруг кажутся ей непредсказуемыми, ненадежными, несущими угрозу. Изнасилование показывает женщине, что она не контролирует события своей жизни. Чтобы как-то жить дальше, ей необходимо построить заново картину мира и вернуть себе ощущение контроля. Но это невозможно сделать, не объяснив произошедшее насилие, не ответив на экзистенциальные вопросы «за что?» и «почему я?»

        И тут своеобразную «помощь» оказывает чувство вины, очень распространенное у тех, кто пережил сексуальное насилие. Женщине легче думать, что это она сделала что-то не так (или наоборот, не сделала того, что было нужно) и виновата в случившемся, чем принять тот факт, что мужчина просто по собственной прихоти, против ее желания, воспользовался ею и ее телом с риском для ее жизни. Об этом страшно думать, потому что это значит, что подобное может повториться, и женщина это не контролирует. Принимая вину за случившееся на себя, женщина как-будто вновь присваивает себе контроль над жизнью. Ведь тот, кто виноват, тот и ответственен, а тот, кто ответственен, тот и контролирует происходящее. А раз контролирует, значит, может каким-то образом предотвратить беду. Кроме того, насильник редко молча делает свое дело. Часто он говорит что-то про жертву, на что он обратил внимание в ней (например, говорит, что она красивая) и почему он ее насилует («сама, дрянь, виновата», «напросилась», «ты же этого хотела», «сука не захочет – кобель не вскочит» и пр.) Тем самым он будто программирует женщину на чувство вины, на то, чтобы ей было легче объяснить себе, в чем она виновата.

       Переживание чувства вины приносит женщине кратковременное облегчение – бразды правления опять в ее руках, мир опасен, но я «знаю» что делать или не делать, чтобы этого не повторилось, а значит можно жить дальше (подробнее о том, как работает чувство вины – тут). Но то, что на начальном этапе «помогло» женщине вернуть ощущение хоть какого-нибудь контроля, дальше становится одним из самых серьезных психологических препятствий на пути к ее восстановлению после насилия. За возврат контроля при помощи чувства вины женщина платит потерей доверия к себе, подавляющим чувством стыда, ощущением, что она «грязная», плохая, недостойная и пр.

        Но ведь это не так! Женщина сделала все, что было в ее силах на тот момент, чтобы защитить себя, и настоящее, неопровержимое тому доказательство – она осталась жива! Она вела себя максимально правильно в опасной для жизни ситуации! И женщина никоим образом не виновата в изнасиловании. Как бы она себя ни вела, чтобы ни одевала, о чем бы ни говорила, как много бы ни выпила, где бы и когда бы ни шла или как давно бы ни была знакома с мужчиной, и т.д. и т.п. – ничто из этого не дает права ее насиловать и не является оправданием или «провоцирующим фактором» для преступника! Женщина, которая выглядит ярко, идет по улице, знакомится, общается, едет домой или уже живет с мужчиной – хочет чего угодно: нежности, внимания, прикосновений, любви, страсти, секса, но никак не быть изнасилованной! (интересная заметка об этом по ссылке) У нее другая цель – быть вместе с мужчиной, а не быть использованной мужчиной.

       Если женщина согласна на секс, но в какой-то момент передумала и сказала «стоп», мужчина должен остановиться (что абсолютно верно и в обратную сторону, если «стоп» говорит мужчина). А если женщина находится в том состоянии, когда она этот «стоп» сказать не может (а уж тем более когда она вообще ничего сказать не может), то мужчина не должен предпринимать никаких действий сексуального характера, поскольку он не получил осведомленного согласия с ее стороны (видео-разбор о согласии в сексе – здесь). Если мужчина выбирает начать/продолжить секс после того, как женщина выбирает его не начинать/прекратить – это его сознательный выбор совершить насилие. Женщина к этому выбору отношения не имеет. Совершенное насилие не характеризует ее, как «плохую» или «испорченную». Оно характеризует мужчину – как человека, использующего насилие и совершившего преступление.

      Только мужчина решает, будет он насиловать женщину или нет, и только он несет за свой поступок ответственность. В статье под названием «Мифы об изнасиловании», говорится, что «исследования показывают, что большинство изнасилований спланированы заранее», а в этой статье с тем же названием – что «насильники скорее выбирают жертву, которая им кажется более доступной, чем женщин, которые одеты определенным образом или обладают определенными манерами или внешностью». Таким образом, ответами на вопросы женщины «почему я?» и «за что?» в реальности является следующее: это никак не связано с самой женщиной и ее поведением. Она не сделала ничего такого плохого, чтобы заслужить изнасилование, чтобы спровоцировать его! Причина не в ней. Причина произошедшего – злой умысел агрессора, который было невозможно предвидеть. Нам всем дана свобода выбора, и, к сожалению, некоторые люди выбирают совершить преступление.

       Здесь стоит отметить, что сейчас у многих распространен такой тип мышления: «Я сама привлекаю все события моей жизни, без моего желание ничего не происходит. Если случилось что-то, что мне не нравится, значит, я просто не знала, что я этого хочу/это мне урок от Бога/это мне зачем-то надо». Плюс такого мировоззрения  в том, что пока у женщины все хорошо, оно защищает ее от осознания опасностей окружающего мира, непредвиденных проблем, кризисов и пр. Ведь если мне это не нужно, то ничего плохого в жизни и не будет, и можно жить спокойно, «я в домике». Приятный бонус – можно не тратить свою энергию на сочувствие тем, кто попал в беду, ведь «они сами этого хотели». Но если с женщиной с такими взглядами случается что-то плохое, в том числе изнасилование, то она точно попадет в ловушку вины, о которой я говорила выше – «я сама это привлекла в свою жизнь», «я чем-то заслужила это», «этот опыт мне нужен, но почему мне так плохо?» и пр. Возможно, для такой женщины будет целительным в процессе  проработки травмы поменять свой взгляд на происходящее, и признать, что она не всесильна, и что есть то, что сильнее ее – жизнь и смерть, свобода выбора других людей, естественные кризисы развития и т.д. На что-то каждая из нас может повлиять, и важно использовать это, но стоит видеть предел своих возможностей и не брать на себя груз лишней ответственности. По этому поводу мне вспоминается «молитва о душевном покое», которую часто используют на собраниях групп самопомощи:

«Боже, дай мне разум и душевный покой, принять то, что я не в силах изменить,

Мужество изменить то, что могу,

И мудрость – отличить одно от другого»

      Что касается меня, то я не думаю, что кто-то сидит там «наверху» и специально насылает на нас беды, чтобы проучить, наказать или дать что-то понять. На мой взгляд, плохое происходит, потому что а) у всех есть свобода выбора, и б) в мире есть добро и есть зло. Это законы жизни на Земле на данный момент. Что мне греет душу, так это моя вера в то, что что бы плохого ни случилось, тот, кто «наверху» – на моей стороне. И если в моей жизни происходят какие-то чудовищные вещи — я верю, что Бог в этот момент рядом со мной, и он тоже плачет обо мне… Я верю, что я с Его помощью способна выжить, пережить это и со временем превратить плохое во что-то стоящее. Я приняла эту идею от психотерапевта Мерилин Мюррей, и она не раз поддерживала меня в трудные периоды жизни. Мерилин пережила сексуальное насилие в детстве, и я думаю, что ее книга «Узник иной войны», описывающая опыт исцеления от этой травмы, может быть полезна всем женщинам, кто так или иначе сталкивался с темой насилия в своей жизни.

       В обществе существует масса мифов о сексуальном насилии, жертвах и насильниках, которые позволяют людям сохранять чувство безопасности и комфорта, несмотря на происходящее у них под носом. Подробно я разберу их в другой статье, а здесь хочу остановиться на одном важном моменте.

       Исходя из стереотипов, нам кажется, что сексуальное насилие – это что-то редкое и далекое от повседневной жизни женщины, что это ночь, темные переулки и незнакомцы — озлобленные уголовники. Не спорю, так тоже бывает. Но пока мы верим в эти стереотипы, мы старательно не замечаем правду – что сексуальное насилие очень близко. Тем самым мы не даем права голоса пострадавшим женщинам, заставляя их оставаться наедине с пережитой травмой.

        А между тем статистика такова – 35% женщин в мире на протяжении своей жизни подвергаются либо насилию со стороны интимного партнера, либо сексуальному насилию со стороны другого лица. В 70% случаев женщина была знакома с тем, кто ее изнасиловал, а в 35% – имела с этим человеком какие-либо отношения.

         В процессе подготовки этого материала я стала вспоминать случаи изнасилования, о которых мне известно лично. Моя статистика подтверждает мировую. Мне известно о четырех случаях изнасилования среди моих близких подруг (это ровно половина от числа тех женщин, кто в разное время были моими близкими подругами). При этом только в одной ситуации насильник был действительно незнакомцем, подкараулившим девушку в подворотне. Остальными агрессорами были: гражданский муж мамы (т.е. это был инцест), приятель подруги, специалист «помогающей» профессии. Кроме того, мне известны два реальных случая, когда кто-то из близких отдавал женщину насильникам «за долги». В первом случае это была мать, во втором – муж.

        Со стороны некоторым людям кажется, что если жертва знала насильника раньше, а уж тем более если имела с ним какие-то отношения, то это и не изнасилование вовсе. Ну или изнасилование, но так – «лайт-вариант», и переживать тут особо нечего. На самом деле для пострадавшей знакомство и/или отношения с агрессором не только не облегчают положение, но даже делают насилие более травматичным. Женщина думала, что находится в безопасной обстановке и доверяла мужчине. Но он изнасиловал ее, тем самым подорвав доверие. Это переживается очень тяжело, и женщине потом сложно опять поверить и себе, и другим людям. Кроме того, окружающие в таком случае склонны оказывать пострадавшей меньше сочувствия и сильнее обвинять ее, чем в случае «насильника-незнакомца на ночной улице», лишая тем самым женщину жизненно важной поддержки. Что уж говорить о тех, кого изнасиловали собственные мужья? Большинство людей вообще не считают подобное насилием, будто бы с замужеством женщина перестает быть человеком, имеющим право на личную безопасность, а ее тело поступает в безраздельную власть мужчины…

       Как бы ни было страшно осознавать глобальность проблемы сексуального насилия над женщинам, на мой взгляд, это необходимо, чтобы дело наконец сдвинулось с мертвой точки. Когда тема сексуального насилия перестанет быть табуированной, то в головах людей изнасилование перестанет быть «сексом», а станет тем, что оно есть на самом деле – преступлением. Тогда каждая пострадавшая женщина сможет открыто говорить о своем опыте и будет встречать сочувствие и понимание. А осуждающие взоры общества переместятся с жертв изнасилования на его виновников, и именно с мужчинами будет вестись необходимая работа по предотвращению сексуального насилия, а не женщин будут убеждать «надеть юбку подлиннее» и «улыбаться не так вызывающе».

      Изнасилование – не приговор, его можно пережить и восстановиться для полноценной жизни!

        Я благодарю Вас, что вы дочитали эту статью до конца. Знаю, что это было совсем не просто, и очень надеюсь, что эта информация поможет Вам и Вашим близким.

        (с) Евгения Задруцкая, проект «Слушай Душу» – listentosoul.ru

         P.S. Оставление своих персональных данных при отправке комментария под статьей или письма создательнице сайта, автоматически означает, что Вы принимаете правила пользования сайтом listentosoul.ru и подтверждаете, что ознакомлены и согласны с политикой конфиденциальности данного сайта.

listentosoul.ru

что это такое, виды воздействия в семье на женщину, признаки во взаимодействии людей, манипуляция над мужчиной, как бороться

Насилие — сознательное использование психологического давления или физической силы, которое направлено против самого себя или других людей. Следствием подобных действий могут быть душевные травмы, телесные повреждения, умственные отклонения и иного рода ущерб. Насильственные действия по происхождению подразделяются на 4 типа. В их число входит психологическое насилие, последствия которого часто бывают необратимы.

Что такое психологическое насилие?

Насильственные действия морального характера — это нефизическое давление на человека, которое осуществляется четырьмя способами:

  1. Эмоциональный контроль. Сюда входят провокации и манипуляции с переживаниями субъекта.
  2. Контроль информации. Манипулятор следит за тем, через какие информационные каналы жертва получает данные (музыка, книги, новости).
  3. Контроль сознания. Жертва подчиняется чужим установкам, а не собственному мышлению.
  4. Поведенческий контроль. Манипулятор управляет кругом общения жертвы и ее интересами.

Если вы подверглись насилию в семье или со стороны другого человека, ни в коем случае нельзя винить себя в том, что случилось. Помните: чем длительнее давление, тем больше разрушается психика. В отдельных случаях последствия могут быть необратимыми. Решать проблему нужно поэтапно:

  1. Первым шагом будет осознание: жертва должна понять, что чувство вины и тревоги навязаны манипулятором.
  2. Второй шаг — поиск поддержки. Подавленный человек нуждается в понимании и сочувствии.
  3. Третий — новая жизнь. Жертва насилия должна свести к минимуму общение с тираном. Если это невозможно, то нужно взглянуть на мир под новым углом. Ряд медитаций и гипнотических процедур сделают сознание закрытым для манипуляций.

Это способы предотвращения давления со стороны. Имеют место случаи, когда насильник и жертва — один и тот же человек. Если вы чувствуете себя подавленно, а налицо все признаки психологического насилия, производимого над самим собой, лучше всего обратиться за помощью к гипнологу. Специалист разберется, в чем кроются причины подобного поведения и поможет устранить проблему.

Виды психологического насилия

Исследования берут за основу шкалу конфликтных тактик. В ней эмоциональное насилие делится на 20 разновидностей. Они объединены в три группы по общим признакам:

  • доминантное поведение;
  • ревностное поведение;
  • вербальная агрессия.

Помимо этих категорий, к проявлениям психологического давления относят действия, которые влекут за собой изменение человеческого самосознания. В их число входят угрозы, убийство питомцев, газлайтинг, запугивания, уничтожение личных вещей и т. д.

Современная наука не считает единичный инцидент моральным насилием, так как явление по определению носит систематический характер. Оно бывает преднамеренным или бессознательным.

Чаще всего на сознание человека воздействуют близкие люди. Дети подвергаются влиянию родителей, а супруги манипулируют друг другом. Моральное давление в семье встречается повсеместно, а его последствия можно устранять годами.

Причины возникновения эмоционального насилия в семье

Психологическое давление членов семьи друг на друга может возникать из-за ряда факторов. Иногда катализатором становится один из них, а иногда совокупность. Причинами могут быть:

  • нарушение психики. Социопатия, нарциссизм, шизофрения и другие отклонения могут толкать человека на совершение манипуляций над близкими;
  • малодушие. Люди, обладающие этим качеством, часто самоутверждаются за счет других, путем унижения и издевательств;
  • некоммуникабельность. Человек, который неспособен ясно выражать свои мысли, срывается на собеседниках;
  • недостаток самореализации. Люди, которые не нашли себя в жизни, будут стремиться к власти внутри семьи;
  • прошлый опыт. Один из супругов, переживший болезненные отношения, может неосознанно стать манипулятором.

Психология насильника такова, что несколько насильственных действий, успешно произведенных, укрепят в его сознании мысль о собственном превосходстве, которую будет трудно устранить. Если вы заметили, что один из членов вашей семьи — манипулятор, поговорите с ним. Иногда человек и сам осознает проблему, но не может в одиночку с ней справиться. В этом случае нужно обратиться к специалисту, например к психологу-гипнологу Батурину Никите Валерьевичу.

Основные признаки психологического насилия в семье

Все признаки можно поделить на три большие группы (формы): доминантное поведение, вербальная эмоциональная агрессия  и другие. Каждая форма насилия проявляется по-разному. Признаки доминантного поведения (на примере мужчины-манипулятора):

  • слежка. Она начинается с просмотра телефонной книги, почты или сообщений в соцсетях. В особо серьезных случаях перерастает в круглосуточное наблюдение за каждым действием жертвы;
  • запрет на общение. Манипулятор начинает давить на жертву, лишая ее возможности контактировать с коллегами, друзьями и даже родственниками;
  • постоянное присутствие. Мужчина стремится не оставлять свою избранницу ни на минуту. При этом он может молчать или делать вид, что занят делом;
  • перекладывание обязанностей. Не путать с альфонсами, так как они влюбляют в себя женщину ради получения материальных благ, а, соответственно, хорошо к ней относятся. Это тоже манипуляция, но она не является насилием. Мужчины, перекладывающие обязанности на женщин, ведут себя грубо и вызывающе, вызывая у жертвы постоянное чувство вины;
  • ограничение обязанностей. Полная противоположность предыдущему пункту. В этом случае манипулятор становится тираном, запрещая жертве заниматься своими делами. Такой мужчина может заставлять женщину сидеть дома и свести к минимуму общение с внешним миром.

Признаки вербальной эмоциональной агрессии:

  1. Презрение. Проявляется в насмешках над внешним видом, деятельностью, увлечениями и религиозными воззрениями жертвы.
  2. Критика. Речь идет о необъективной оценке действий и поступков женщины. Это могут быть едкие замечания по поводу умственных способностей, фигуры и т. д. Высказывание часто сопровождаются оскорблениями.
  3. Унижение. Общение только посредством оскорблений, в любых, даже бытовых ситуациях.
  4. Деспотизм. Выражается в высокомерном поведении манипулятора, который вместо просьб произносит одни указания.
  5. Угрозы. Словесные запугивания часто касаются детей, близких родственников или просто важных для жертвы вещей. Манипулятор угрожает нанести им вред, иногда грозится самоубийством.

Психологическое насилие в семье над женщиной признаки которого относятся к третьей группе (другие):

  • самовосхваление. Мужчина объективно или необъективно превозносит себя над супругой;
  • потребность в восхищении. Манипулятор намеренно льстит жертве с целью получить такую же похвалу в свой адрес;
  • угнетение. Проявляется в провокации чувства вины у жертвы;
  • прессинг. Манипулятор делает все для того, чтобы женщина начала переживать и испытывать чувство тревоги: лжет, утаивает информацию, лицемерит и т. д.

Помните, что единичный случай проявления признака — не психологическое насилие над мужчиной или женщиной. Говорить об эмоциональном давлении можно в том случае, если оно проявляет себя на протяжении длительного времени.

Механизм развития психологического насилия в семье

Подобное явление может долго оставаться незамеченным. Начальный этап могут не заметить ни жертва, ни даже сам насильник. Особенно это касается молодых супружеских пар, которые первое время живут под влиянием сильных эмоций. После окончания романтического периода, начинаются малозаметные упреки в адрес друг друга. Они могут стать отправной точкой для развития психологического насилия, которое будет прогрессировать поэтапно:

  1. Нарастание обвинений в адрес партнера. Насильник будет упрекать жертву в том, что она все делает не так. Если таким действиям не противостоять, манипулятор будет их совершать до тех пор, пока у партнера не изменится самооценка в худшую сторону.
  2. Активное подавление личности. От обвинений к серьезным высказываниям, которые заставят жертву чувствовать себя полным ничтожеством и при этом ощущать вину за каждое действие. Партнер будет подавлен, угнетен и разбит, но причину будет искать только в себе, все больше загоняя себя в эмоциональный тупик.
  3. Полное подчинение. На этом этапе жертва твердо убеждена в том, что она не состоялась как личность и как партнер.
  4. Слом. Конечная стадия, которая может длиться на протяжении всей жизни семьи. Жертва полностью дезориентирована и неспособна трезво оценивать собственные действия, она полностью подчиняется манипулятору.

Манипуляция в семье, психологическое насилие во взаимодействии людей и другое эмоциональное давление способствует развитию душевных расстройств. А ментальные заболевания, в свою очередь, провоцируют физические. Угнетенный человек может «топить» проблемы в алкоголе, глушить их наркотическими средствами или подавлять эмоциональную боль физической (порезы, битье самого себя).

В крайних случаях подавленный человек может совершить попытку самоубийства.

Таблица унижения: проблемы психологического давления в семье

Далеко не всегда насильник виноват в том, что он унижает партнера. Если взглянуть на истории жертв, то практически в каждой из них встретится момент, когда она упустила из виду «тревожный звоночек». Иногда люди по жизни играют роль жертвы — это может быть связано с ранними душевными травмами или пережитыми потрясениями. Проявляется в следующем:

  • роль мученика. Ее берет на себя «насильник насильника», который извлекает свою выгоду из токсичных отношений, вызывая сочувствие близких или малознакомых людей;
  • жертвенная роль после пережитого. Проявляется у тех, кто имел подобный опыт в детстве или в прежних отношениях;
  • спасительная роль. Жертва хочет спасти тирана от опасностей (игровой зависимости, наркомании, вступления в секту и т. д.).

Если жертва встречает тирана в критический момент жизни (утрата близкого, потеря работы, авария), и он на время выводит ее из подавленного состояния, она может долго игнорировать насилие над собой. Это связано с тем, что манипулятор в ее сознании будет ассоциироваться с положительными эмоциями.

Особенности противостояния эмоциональному насилию в семье: как его не допустить

Предотвратить явление на первых стадиях достаточно легко. Если насильник получает отпор, он задумывается над своими действиями и может изменить модель поведения. Противостояние можно начать с:

  • самоощущения. Если внутреннее «я» постоянно находится в подавленном состоянии, нужно задуматься;
  • прямого разговора. На первом этапе, когда партнер только начинает проявлять доминантное (или другое) поведение, можно задать вопрос «в лоб»: зачем он это делает;
  • объективной оценки действительности. Нужно проанализировать обвинения партнера и сделать выводы о том, насколько они аргументированы;
  • контроля над ситуацией. Тираническое поведение нельзя пускать на самотек, оно не испарится. Лучше дождаться момента, когда партнер будет в хорошем расположении духа и побеседовать с ним о проблеме;
  • демонстрации своих положительных качеств. Супругу, склонному к манипуляции в семье и психологическому насилию, нужно напомнить о том, сколько хорошего в его половинке. Он должен чувствовать личность рядом с собой.

Какие виды психологического насилия вы знаете? Можете ли с уверенностью сказать, что на вас не оказывают давления близкие?  В любом случае помните, что события развиваются постепенно и очень часто незаметно для жертвы и самого насильника. Последствия подобных действий могут быть неотвратимыми. Если вы столкнулись с таким явлением, помните, что всегда можно обратиться за помощью к специалисту. Он поможет выявить причины психологического насилия в семье, остановит дальнейшее течение манипуляций и поможет восстановить психическое здоровье.

 

propanika.ru

что это и как бороться

Физическое насилие в семье – тема обсуждаемая и громкая, тогда как случаи насилия эмоционального не вызывают такого общественного резонанса. Между тем, психологическое насилие бывает не менее, а порой и более опасно, чем насилие физическое.

Психологическое насилие: что это и как бороться

Муж-тиран – распространенная тема обсуждения. Если тирания сопровождается физическим насилием, тут все понятно – надо уходить. И чем скорее, тем лучше. Именно такой совет получат большинство женщин от подруг и родных, пожаловавшись на побои. Однако, кроме физического, существует также насилие психологическое.

Психологическое насилие обсуждается крайне редко, а между тем, психологи уверяют, что для психики жертвы оно даже опаснее физического. Если физическое насилие калечит тело, то психологическое – душу и саму личность жертвы.

Для начала стоит разобраться, что из себя представляет психологическое насилие.

Психологическое (моральное, эмоциональное) насилие – способ  нефизического давления на психику человека. Обычно такое давление осуществляется на четырех уровнях:

• Контроль поведения (тиран контролирует круг общения жертвы и ее действия, заставляет отчитываться за опоздания, может устроить допрос в духе – где была, с кем и почему так долго)

• Контроль мышления (жертве навязываются установки тирана)

• Контроль эмоций (эмоциональные качели, провоцирование эмоций – от положительных до резко отрицательных, манипуляция с целью вызвать определенные эмоции)

• Информационный контроль (тиран контролирует, какие книги читает жертва, какую слушает музыку, какие смотрит фильмы и телепередачи).

Как же это проявляется на практике?

Распознать психологического тирана бывает непросто. Первым признаком становится то, что с самого начала отношения очень эмоциональные. Они быстро перерастают в серьезные. Вам расскажут о безумной любви, о том, что только вы способны сделать его счастливым…

Проблемы начинаются чуть позже – партнер-тиран начинает критически высказываться о ваших действиях, друзьях, работе. Часто он настаивает на том, чтобы вы ушли с работы, мол, его средств достаточно, чтобы вас содержать…

Осторожнее!

На самом деле под видом любви  и заботы вы получите тотальный контроль – тиран стремится контролировать ваш круг общения, ваши действия, даже мысли. Средства не столь важны – это может быть ядовитое высмеивание или напротив – демонстрация столь искреннего огорчения, что вы сами начинаете ощущать себя виноватой в том, что расстроили этого прекрасного человека…

Результатом постоянного давления становится отказ от собственных установок и принятие установок партнера. Психологический тиран разрушает личность жертвы, ломает ее установки, занижает самооценку. Жертва все чаще ощущает себя никчемной, глупой, несамостоятельной, эгоистичной – нужное вписать. Она все больше зависит от тирана. А тот, в свою очередь, старательно взращивает в ней убеждение, что если бы не он – она бы никому больше не была нужна.

Тиран может вести себя подчеркнуто жертвенно. Но эта позиция ничего общего не имеет с настоящим принятием и жертвой. Это – некая эмоциональная кабала в духе «Я отдам тебе все – но ты всегда будешь мне должен».

Отличить психологическую тиранию от настоящей заботы бывает непросто. Ориентируйтесь на свои ощущения. Если вас преследует чувство вины перед партнером, но при этом вы четко не можете понять, за что именно чувствуете себя виноватой – это верный признак того, что вы подвергаетесь психологическому насилию.

Чем опасно эмоциональное насилие

Опасность психологического насилия в том, что при взгляде со стороны ничего особенного не происходит. В какой паре не бывает ссор? Попытки пожаловаться на отношения редко встречают понимание близких – со стороны тираны всегда кажутся милейшими людьми, а жертва сама не может четко объяснить, почему ощущает дискомфорт. «С жиру бесишься» – слышит она. C другой же стороны жертва обрабатывается тираном, который говорит ей, что все в порядке, у них прекрасные отношения – а плохо ей только потому, что она сама эгоистична, или не умеет быть счастливой, или не знает, как это должно быть…

Естественно, жертва начинает думать, что с ней что-то не так. Ведь все вокруг твердят, что ее партнер – прекрасный человек и очень ее любит, а она, неблагодарная, чем-то недовольна… Жертва перестает доверять своим ощущениям, у нее пропадает критическое отношение к ситуации – она оказывается в полной эмоциональной зависимости от тирана. А в его интересах – продолжать ей внушать чувство вины и ощущение собственной неполноценности, чтобы и дальше сохранять контроль.

Что делать, если ваш партнер – психологический тиран?

Не пытайтесь убедить себя, что все в порядке – что вы сами виноваты, что на самом деле он заботится о вас… Как только вы поняли, что рядом с вами – тиран, нужно уходить. Чем дольше вы пробудете в таких отношениях, тем более разрушительному воздействию подвергнется ваша психика.

К сожалению, осознание обычно приходит довольно поздно – границы личности жертвы окончательно размыты, у нее недостаточно сил, чтобы дать отпор, она не верит в себя и уверена, что заслужила такое отношение. Поэтому вначале нужно понять, что проблема – не в вас, а в том, кто самоутверждается за ваш счет, навязывая вам ложное чувство вины и комплексы.

Следующий шаг – найти поддержку. Того, кто поддержит ваше решение уйти от тирана, того, кто сможет напомнить вам о причинах вашего решения, если вы вдруг дрогнете. Иначе вам будет тяжело выдержать давление окружения и самого тирана.

И наконец – попробуйте вспомнить, как вы жили без него. Во что тогда верили, о чем думали, с кем дружили, чем увлекались. Были ли вы счастливее тогда? Если да – вперед, к переменам!

Очень важно хотя бы на первое время после ухода максимально оградить себя от общения с бывшим партнером – необходимо набраться сил и вспомнить, кто вы на самом деле, вне отношений с тираном. Эта необходимость связана с тем, что тиран всегда предпринимает попытки вернуть жертву.

Только вернувшись, наконец, к своей личности, вы сможете трезво оценивать попытки давления и манипуляции вашими чувствами, отделить собственные установки от навязанных тираном.

Лучшее средство от последствий психологического насилия – новый роман с адекватным партнером. Не хуже действует и работа с грамотным психологом.

Помните: основной критерий правильности происходящего с вами – ощущение счастья. Если этого ощущения нет – значит, что-то идет не так. Доверяйте себе, не игнорируйте свои ощущения, цените себя – вы заслуживаете счастья точно так же, как и любой другой человек.

domashniy.ru

Взрослые игры. Психология насильника и жертвы | ОБЩЕСТВО

Недавно приезжая, хорошо обеспеченная женщина на вопрос журналиста, почему она выбрала для жизни наш не слишком ухоженный полуостров, ответила просто: «Здесь детей хорошо растить. Безопасно. А на материке ребёнка одного на улицу не выпустишь – того и гляди, попадётся педофилу».

Так ли безопасна для детей Камчатка? И почему в последнее время мы всё чаще слышим слово, значение которого в двадцатом веке было знакомо в основном лишь узким специалистам?

За ответом на этот вопрос корреспондент «АиФ-Камчатка» отправился именно к таким специалистам из краевого психоневрологического диспансера. Об особенностях психологии насильника и жертвы рассказала медицинский психолог-эксперт судебной психолого-психиатрической экспертизы, специалист высшей квалификационной категории Ивета Романенко

Категории порочности

Татьяна Васильева, kamchatka.aif.ru: Ивета Олеговна, как отличить педофила от нормального человека?

Ивета Романенко: На первый взгляд — никак. Истинная педофилия – это психическое расстройство, болезнь. И людей, страдающих  таким заболеванием, очень мало. Те граждане, которые совершают преступления сексуального характера в отношении несовершеннолетних или малолетних детей, как правило, таковым психическим заболеванием не страдают. То есть большинство из них признаются вменяемыми, отдающими отчёт в своих действиях во время совершения преступления.

Условно преступников, посягающих на половую неприкосновенность ребёнка, можно разделить на три группы.  Первая, очень малочисленная – истинные педофилы. За 11 лет практики на экспертизе у меня было лишь два педофила, страдающих этим заболеванием.

Вторая группа – социально неблагополучные личности: алкоголики, бродяги, бомжи, малоимущие.  А вот третья группа – самая «непонятная». Это обычные, нормальные люди, социально благополучные, часто имеющие семьи и детей.

Такой человек переступает социально-нравственные законы, он как бы сглаживает сам для себя нравственные критерии, позволяя себе такое поведение в отношении детей. Просто так ему захотелось! Главное, на мой взгляд – вседозволенность  в области сексуальных отношений, которые сейчас широко освещаются в СМИ, обсуждаются в интернете. Сексуальные извращения признаются нормой, во многих странах разрешены не только гомосексуальные браки, но даже браки с животными!

В современном обществе уже нет чётких критериев поведения и воспитания, ведь с тех пор, как развалился Советский Союз с ярко выраженной моралью, выросло целое поколение. Нравственные ценности смазались, мы творим, что хотим. Мужчине становится скучно жить с женой, которая много работает, устаёт. У жены не хватает времени на мужа, да и не каждая женщина позволит себе осуществлять фантазии мужчин – а ему хочется попробовать чего-то нового, и он может пойти по порочному пути.

— Каким образом негодяй обычно привлекает внимание ребёнка и заставляет его пойти с собой?

— В наше время чаще всего – это предложение денег. Конфеты, игрушки, щенки и котята – на втором плане. Предлагают поиграть в компьютерные игры, купить какую-то вещь, показать что-то интересное.  У нас на Камчатке было сообщение в социальных сетях: выкидывают из машины щенка и просят ребёнка помочь, подать его хозяину. Либо просто приходят на детские площадки и в другие места скопления детей и демонстрируют свои «прелести».  У нас такие случаи были.

Насильник заманивает ребёнка различными способами. Фото: www.russianlook.com

— Был такой нашумевший случай, когда в Елизово малыша несколько лет насиловали в семье, но ни мама, ни бабушка с дедушкой, ни школьные учителя не забили тревогу.  Какое поведение ребёнка должно насторожить взрослых в этой связи?

— К сожалению, настораживающее поведение ребёнка родители чаще всего замечают уже после совершившегося насилия, если ребёнок не рассказал о беде сразу.

Дети до трёх лет, пережившие насилие, становятся более расторможенными, у них нарушается сон. Если насильник – знакомый, то, когда он приходит в гости, ребёнок называет его «плохой», «волк», не хочет с ним играть, начинает капризничать, плакать, отворачиваться.  Может произойти регресс  гигиенических навыков: участиться ночное мочеиспускание и даже калоиспускание в случае запущенного невроза. Такое состояние требует последующего лечения у психотерапевтов и даже детских психиатров.

У детей от 4 до 7 лет, подвергшихся насилию, наблюдается сексуализированность игр. То есть ребёнок начинает оголяться, воспроизводить какие-то действия сексуального характера с куклами, не свойственные его периоду созревания. При этом дети меньше идут на контакт со взрослыми, замыкаются в себе, часто плачут по ночам. У детей школьного возраста нарушается учебная мотивация – пропадает интерес к учёбе, снижается успеваемость.  Дети, переживающие насилие в раннем подростковом возрасте, резко сужают контакты со сверстниками, друзьями, могут прекратить общение даже с родителями. Характерны нарушение сна, повышенная обидчивость,  эмоциональная неустойчивость: например, бурная агрессия в ответ на простую просьбу мамы что-то сделать по дому или наоборот, молчаливый уход в свою комнату со слезами на глазах и закрыванием дверей. Но, к сожалению, всё это уже после. А до встречи с насильником ребёнок ведёт себя обыкновенно и адекватно. 

— Вы проводите экспертизу не только пострадавших, но и преступников. Как они объясняют своё поведение?

— «Я не хотел, меня неправильно поняли…» «Просто купал, переодевал ребёнка, а синяки остались, потому что нечаянно надавил – кожа нежная».  Но это в случае неконтактного насилия. А если девочка постарше, особенно с формами — объясняют, что не знал, что ей нет 16 лет. Или был пьян, не сдержался.

Действий сексуального характера, неконтактного насилия, намного больше – каждую неделю встречаемся с такими случаями. Возраст детей разный. Если до 12 лет, то по закону ребёнок автоматически находится в беспомощном состоянии, и обвиняемому грозит большой срок. И люди всё равно не боятся!

Что сказала Мариванна

— Как вести себя родителям, чтобы предотвратить угрозу насилия?

— Прежде всего, постоянно разговаривайте со своим ребёнком, объясняйте ему, что если к тебе на улице кто-то пристаёт даже просто с вопросами, нужно бежать, кричать, привлекать к себе внимание любым способом, идти туда, где много народу, в толпу людей, на остановку. С чужими нельзя разговаривать вообще! Нельзя ходить тёмными переулками, малолюдными местами.  Встречайте и провожайте ребёнка в школу, гуляйте с ним вместе хотя бы лет до 7. Бережёного бог бережёт! Договаривайтесь с другими родителями о контроле над детьми. Приучайте сына или дочку постоянно отзваниваться и сообщать детали: пришёл в школу, домой, закрыл дверь на оба замка.

И ни в коем случае не открывать дверь никому, если нет дома родителей.

Наблюдайте за своим ребёнком ежедневно, наладьте с ним доверительные отношения. Заведите правило, чтобы ребёнок рассказывал, как прошёл его день. Даже если вы заняты на кухне – разговаривать-то можно! Пусть расскажет, что было в садике, школе, что сказала Мария Ивановна, во что играли на перемене, что нового узнал на уроке или после. Хорошо делать вместе домашнее задание, даже если вы ничего не понимаете в новых школьных программах, просто постойте рядом. И должен быть постоянный контроль за времяпрепровождением ребёнка! Знать с кем общается дитя в социальных сетях, с кем дружит, знать телефоны друзей и их родителей.

Вот недавно была на экспертизе 14-летняя девочка — потерпевшая. Из благополучной семьи. Умница, красавица, отличница.  Она сама спровоцировала преступление. Посещала социальную сеть «Друг вокруг», насмотрелась порнографии по интернету и стала встречаться со взрослыми «дяденьками».  Одному она минет сделала, другому просто руками «обработала» интимную зону.  Хорошо ещё, что не изнасиловали глупенькую искательницу сексуальных приключений…

За 2013 год экспертизу в КПНД по поводу преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних прошли около 50 потерпевших в возрасте от 5 до 16 лет. В 2014 году – около 70.

А месяц назад была у нас потерпевшая девочка тринадцати лет, тоже познакомилась с мужчиной в социальной сети. И там уже всё было по полной программе. Но с её стороны – по большой любви. Ребёнок влюбился…  Плакала у меня в кабинете – боялась, что его посадят. А её «любовь» — нормальный мужчина, глубоко семейный, с детьми.

— Получается, девчонки сами виноваты?

— С одной стороны, да. С другой – а этот дяденька что, не видит, что перед ним доверчивый ребёнок 13-14 лет? Куда он лезет? Тем более, в истории с одной из девочек преступник был её соседом.

Людям, у которых возникает даже просто мысль о нестандартном сексуальном опыте с несовершеннолетним, важно помнить, что это дети, которые формируются, и любые сексуальные действия в их отношении нарушают всю цепочку формирования ребёнка, и не только в области сексуального развития.

Девочки, которые пережили насилие, как правило, не могут в дальнейшем построить нормальную семью, потому что у них развивается комплекс неполноценности. От них часто уходят мужья, потому что нарушается сексуальная супружеская жизнь, которая составляет очень важную основу семейных отношений.  Потом эта девочка будет воспитывать свою дочку, у которой из-за маминых деформаций будут уже свои нарушения… И так по цепочке, когда нарушения станут нормой. Поэтому мужчины, позволяющие себе забавляться с несовершеннолетними девочками, должны отдавать себе отчёт в том, что они рушат нормальное развитие целого поколения! 

Формирование психосексуальной ориентации у человека идёт с 14 до 26 лет. В нашей стране, по закону, можно заниматься сексом по обоюдному согласию с 16 лет.

— А как вы относитесь к феномену Ромео и Джульетты?

— Крайне отрицательно! Потому что дети не могут рожать детей, и воспитывать детей дети не могут. Это неправильно! По психологическим, физиологическим, социально-нравственным нормам они ещё не созрели.  У нас совершеннолетие наступает к 18 годам, за это время должна сформироваться база. Ранние браки, как правило, ни к чему хорошему не приводят. Об этом неумолимо свидетельствует статистика.  Развод, ребёнок на бабушках и дедушках, мама идёт гулять дальше. У молодых родителей после распада семьи социальные рамки размыты – они тоже могут вступать в сексуальные отношения с детьми… Конечно, исключения бывают, но это единичные случаи, а закон един для всех. Если вы любите друг друга, если у вас чистые и светлые чувства дождитесь 18 лет и женитесь.

И со школьной скамьи любовь бывает, но это не значит, что нужно вступать в половые отношения. Организм к ним не подготовлен, тем более у девочек к вынашиванию беременности и родам: по статистике у их малышей очень высок риск врождённой патологии.

Сложный вопрос

Об особенностях поведения взрослых растлителей малолетних и проблемах воспитания у подрастающего поколения нормальной сексуальности рассказал врач-психиатр, сексолог, судебно-психиатрический эксперт Виталий Мотько.

— Чем может насторожить поведение взрослых, входящих в круг общения ребёнка?

— Как ни странно, люди с педофилическими наклонностями доброжелательны, общительны, улыбчивы, по складу характера способны вызывать к себе доверие. И часто выбирают профессии, связанные с детьми: воспитатель, учитель, тренер. Нередко это знакомые или даже родные из круга семьи.

К сожалению, родители, друзья и знакомые преступников, как правило, говорят одно: никогда бы не подумали! Даже не могли предположить! В их поведении нет ничего настораживающего.

И всё-таки, родителям стоит обращать больше внимания на поведение и отношение к их ребенку некоторых взрослых из числа педагогов, нянечек, знакомых и даже своих супругов. Если кто-то из них играет с ребёнком, проследите, есть ли с их стороны прикосновения, поглаживания,  близкие прижимания к себе или просьбы сесть к себе на колени. Должно насторожить и одаривание подарками и неожиданное,  без видимой причины, приглашение от педагога к себе на дополнительные занятия. Особенно важно прислушиваться к словам ребенка, который описывает подобные действия по отношению к нему.

Дело в том, что человек с педофилическими наклонностями обычно это влечение в себе старается подавлять, так как осознает его пагубность и противозаконность. Но при определённых обстоятельствах, в ощущении полной безнаказанности своих действий и уверенности, что ребёнок никому не расскажет,  этот человек может совершить противоправные действия в отношении ребёнка.  Наша задача – не допустить, чтобы ребёнок попал в такую ситуацию!

— А кто чаще всего в неё попадает?

— Из судебной практики —  часто безнадзорные дети, из неполных, асоциальных семей, где нет за ними контроля, нет тёплых взаимоотношений, понимания и должного воспитания.  В группу риска входят и дети, страдающие психическими расстройствами, особенно те, кто страдает умственной отсталостью.  И ещё одна категория детей – с преждевременным и опережающим свой возраст развитием, такие подростки могут стать объектом неосознанного сексуального преступления.

— Доктор, в чём, на ваш взгляд, корень проблемы, когда взрослый человек начинает воспринимать ребёнка как объект сексуального удовлетворения?

— Это сложный вопрос. Однозначной причины вам никто не назовёт – её не существует.

У такого человека происходит нарушение нормального психосексуального развития, что влечет за собой, в свою очередь, и нарушение формирования нормального сексуального влечения. Причины могут быть связаны с различными полученными вредностями в период формирования плода, его развития, в родах, в течение последующих этапов развития человека. Это могут быть и гормональные нарушения, недостатки в воспитании, нездоровое окружение, трудное детство и тому подобное. Это очень тонкая сфера!

При таких сбоях у одних может развиться нездоровое сексуальное влечение к малолетним детям, у других — сексуальное влечение к элементам одежды — фетишизм, или к животным — зоофилия, а также многие другие расстройства сексуального предпочтения.  Одно можно сказать определённо: в нормальной здоровой семье с традиционным укладом, основанным на любви и взаимопонимании, где родители прислушиваются к своим детям и  воспитывают их в соответствии с половой принадлежностью, шансов вырастить ребенка с противоестественными сексуальными наклонностями значительно меньше.

Интересен факт, что в Камчатском крае немалое число сексуальных преступлений совершают приезжие. По моему мнению, одним из факторов здесь является то, что им не всегда просто удовлетворить свою сексуальную потребность.  Мигранты в чужом регионе, как правило, без денег, без должного знания языка, культуры. Нет навыков либо времени на традиционные ухаживания, да и познакомиться с представителями противоположного пола некоторым из них проблематично. В их поле зрения тоже могут попадать дети, в том числе физически рано сформированные, ведь их совратить легче, чем завести отношения с женщиной. С детьми проще: угостил или даже напоил ребёнка, сам выпил…Как следствие, социальный барьер снизился  — вот вам и риск сексуальных преступлений. Сейчас миграцию стали регулировать строже, требовать знания языка и тому подобное – и это хорошо. 

— На какие моменты в воспитании личности ребёнка стоит обратить внимание родителям, чтобы у отпрыска сформировались нормальные сексуальные наклонности?

— В первую очередь, не забывать про ребёнка. Не допускать, чтобы он значительную часть времени был предоставлен самому себе. Ограничивать интернет-контакты на подозрительных сайтах. И по вопросам сексуального становления тоже нужно разговаривать! Трудно? Да! Но сегодня всегда можно прийти к специалисту – психологу и сексологу на консультацию. Важно вовремя оказать помощь, дать рекомендации по воспитанию, наблюдению за ребёнком. У нас в городе есть психогигиенический центр на базе психоневрологического диспансера и детский центр психолого-педагогической коррекции, где консультируют и родителей, и детей, причём сделать это можно и анонимно.

А вообще модели поведения, в том числе и сексуального, ребёнок списывает с собственной семьи. И представления о том, каким должен быть нормальный мужчина – с папы, женщина – с мамы. Поэтому семейное воспитание – на первом месте. 

www.kamchatka.aif.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о