Содержание

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Проблема паранойи››

(G. Specht, G. Ewald)

После обзора работ, в которых хроническое систематизированное бредообразование рассматривается как проявление атипично протекающей шизофрении, необходимо кратко остановиться и на исследованиях, рассматривающих паранойю как атипичный циркулярный психоз. Речь идет об оживленной, хотя и относительно непродолжительной, дискуссии, развернувшейся в 10—20-х годах XX столетия вокруг концепции G. Specht, квалифицировавшего паранойю как разновидность хронической мании. Суть построений G. Specht (1905, 1908) сводилась к утверждению, что патологический аффект — необходимый компонент хронического паранойяльного бреда. Об этом свидетельствовал, по мнению автора, ряд признаков паранойи, которые могли бы рассматриваться в то же время как характерные симптомы хронической мании: речевой напор, графомания, общее беспокойство, повышенная деятельность, облегченное течение мыслей. Однако G. Specht не останавливается на этих, нашедших подтверждение и в дальнейших наблюдениях, выводах, а пытается доказать, что и сам бред при паранойе — явление вторичное, возникающее вследствие хронического маниакального состояния. Экзальтированные параноики («реформаторы», «политики», «философы»), по G. Specht, лишь вторично, вследствие разочарований, сопровождающих их всю жизнь, приходят к идеям преследования. Взгляды G. Specht не нашли широкого признания и были поддержаны лишь небольшой группой авторов, среди которых были P. Peters (1907), М. Lowy С1910), Ennen (1911).

Наибольшую поддержку взгляды G. Specht получили в исследованиях G. Ewald (1925), одного из сотрудников клиники К- Kleist. Последний указывает, что в наследственности у параноиков почти всегда удается выявить гипоманиакальный темперамент, по крайней мере По одной линии. Маниакальные черты могут быть установлены и у самих больных, хотя это и не всегда легко сделать, так как нередко такие нарушения рассматриваются как следствие бредовой переоценки. Маниакальный компонент является, по мнению G. Ewald, не конституциональной особенностью, а эндогенным симптомом самой паранойи. Признаки гипомании видны в живости интрапсихической переработки, в «бегстве идей». Гипо-маниакальный темперамент и параноидный характер могут взаимодействовать различно, в связи с чем и определяются различные группы параноиков (например, при более выраженном маниакальном компоненте — бред величия, при преобладании параноидности — бред преследования).

Следует подчеркнуть, что попытки представить паранойю как заболевание циркулярного круга встретили ряд возражений и были- полностью отвергнуты в работах таких психиатров, как Е. Kraepelin, J. Lange, E. Bleuler, Н. Maier (1912), S. Thalbitzer (1910), Forster (|1908), E. Rittershaus (1923).

He отрицая наличия аффективных нарушений, в клинической картине многих случаев паранойи, E. Bleuler и Н. Maier показали (это и явилось одним из основных аргументов, выдвигавшихся против концепции G. Specht), что, с точки зрения психопатологии, связь аффекта с бредообразованием, да и сам аффект у этих больных носят принципиально иной характер. Клиническая дифференциация паранойи от случаев атипично протекающего циркулярного психоза была проведена в работах E. Kraepelin и J. Lange. Параноики представлялись E. Kraepelin эмоционально более «свободными»: в отличие от боязливого и тревожного настроения депрессивных больных у них отмечается только раздражительность и озлобление. Стойкое однообразие стремлений к одной цели у параноика противостоит беспокойству, отвлекаемости и все новым планам, наблюдающимся при хронической мании. Полная достоинства и убежденности сдержанность параноика существенно отличается от гипомании со вспышками гнева. J. Lange подчеркивал, что у многих параноиков не отмечается ни депрессивных, ни маниакальных черт. Исследования наследственности, указывает далее J. Lange, не свидетельствуют в пользу циркулярной природы паранойи, так как в семьях параноиков отчетливые аффективные приступы составляют редкость.

Н. Krueger (1917), выступая против концепции G. Specht, указывает, что при паранойе вообще нет первичного нарушения аффекта. Основную почву для возникновения бредовых идей создают расстройства интеллектуальной деятельности и «смещение сознания личности», причем эти нарушения остаются и в то время, когда аффект уже давно отзвучал. Дифференциация возможна даже в наиболее трудных в этом отношении случаях кверулянтства. Маниакальный больной кверулирует «из принципа», при любой возможности, в то время как параноик — в основном лишь в определенном кругу мнимого правового ущерба.

Следует подчеркнуть, что и в публикациях, появившихся в последующие годы, не удается найти убедительных данных, которые подтверждали бы концепции G. Specht и G. Ewald. Таким образом, с точки зрения нозологической квалификации паранойи приведенная выше дискуссия представляет в настоящее время лишь исторический интерес.

Паранойя — заболевание из группы эндогенных психозов вне рамок шизофрении и циркулярного психоза (французские авторы, Н. Krueger, а также К. Kleist и его школа).

Среди исследователей, рассматривающих паранойю вне рамок шизофрении и маниакально-депрессивного психоза, но в группе эндогенных заболеваний, следует прежде всего упомянуть французских психиатров и психиатров школы К- Kleist, а также некоторых других авторов, придерживающихся в вопросах классификации бредовых психозов близкой к ним клинической ориентации.

При общности взглядов на принадлежность паранойяльных состояний к группе хронических бредовых психозов во французской литературе существуют две различные тенденции в оценке положения интерпретативного бреда среди других бредовых психозов. Если одни авторы, как на это указывал В. Frey (1923), при систематике параноидных состояний объединяют паранойяльные с иными бредовыми (и не только бредовыми) синдромами, то другие авторы рассматривают резонирующее помешательство в качестве самостоятельного вида хронического бредового психоза. Работы последней группы авторов немногочисленны и выполнены под несомненным влиянием исследований P. Serieux и I. Capgras (1909).

Так, J. Levy-Valensi (1926) выделяет в составе систематизированного хронического бреда негаллюцинаторный параноический бред и систематизированный галлюцинаторный бред (хронический галлюцинаторный психоз). В качестве общих признаков, характерных для случаев хронического параноического бреда, автор отмечает ясность ума, отсутствие деменции на всем протяжении заболевания, неизлечимость, отсутствие или эпизодичность галлюцинаций.

Эволюция клинической картины подразделяется в соответствии с наблюдениями P. Serieux и I. Capgras на три фазы: переработки, систематизации и стереотипии. G. Genil-Perrin (1926) отделяет паранойю как особую форму психического расстройства, с одной стороны, от хронического, галлюцинаторного бреда, с другой — от бреда преследования в рамках раннего слабоумия. Паранойя в описании G. Genil-Perrin (по сравнению с резонирующим помешательством Серье и Капгра) охватывает более широкий круг психических нарушений. Наряду с паранойяльными больными, психоз которых протекает в рамках бреда интерпретации («большие параноики»), к группе параноиков G. Genil-Perrin относит также «малых конституциональных параноиков» (имея в виду параноическую психопатию), а также атипичных параноиков.

Н. Claude (1925, 1926) также выступает за выделение резонирующего помешательства, включающего и бред притязания (бред интерпретации Серье и Капгра), в качестве самостоятельного заболевания. Последнее автор относит к группе конституциональных психозов. Болезнь развивается у преморбидно психопатических личностей с чертами высокомерия и предвзятости. Н. Claude подчеркивает, что рассматриваемая им клиническая картина по существу идентична крепелиновской паранойе, с той лишь разницей, что к паранойе присоединяется еще и бред кверулянтов (идентичный бреду притязания французских авторов).

М. Dide и P. Cuiraud (1956) относят к группе прогрессирующих форм бреда ряд психопатологических синдромов, в их числе хронический бред, парафрению и паранойю. Вся эта группа бредовых психозов объединяется общими признаками: перманентный характер бреда, преобладающего в клинической картине с момента заболевания и до смерти; тенденция к прогредиентности, проявляющаяся в нарастающей систематизации и генерализации; отсутствие видимых причин для формирования бреда. Сходную систематику приводит и Н. Baruk. Однако, как уже говорилось, большинством французских авторов, особенно в последние годы, паранойяльные состояния рассматриваются не изолированно, а в совокупности с другими бредовыми проявлениями. Так, С. Nodet (1938) объединяет в составе паранойяльных психозов следующие разнородные группы. 1. Бред воображения Дюпре (Е. Dupre, 1925) с преобладанием конфабуляторных структур. 2. Любовный бред, включающий эротоманический бред, бред ревности и притязания; сюда относится как интерпретативный, так и галлюцинаторный вариант эротомании. 3. Интерпретативный бред Серье и Капгра. 4. Галлюцинаторный бред в двух его видах: бред преследования с акустико-вербальной галлюцинаторной активностью и бред влияния со всеми видами психического автоматизма. 5. Гипостенический бред, к которому, в частности, относится и сензитивный бред отношения Кречмера.

А. Barbe (1950) включает в рамки систематизированного бреда не только состояния, близкие к паранойе, но и галлюцинаторно-бредовые психозы как с непрерывным, так и с ремиттирующим течением. Показательным в этом отношении является многообразие состояний, включаемых наряду с паранойяльными в рамки психозов страсти (R. Priori, 1956; I. F. Buisson, 1959).

Другие авторы (I. Alliez и A. Savy, 1956; J. Bastie и др., 1961) состояния, которые могли бы быть расценены в качестве одного из вариантов и этапов развития паранойи, рассматривают как отдельные заболевания (интерпретативный психоз, болезнь преследования и Др.). Обращает на себя внимание попытка I. Lemaire (1958) объединить в одну группу различные паранойяльные состояния (конституционально и реактивно обусловленные,. процессуальные и др.), связав их, но не идентифицируя с понятием «параноическая личность». Такое объединение диктуется, по мнению автора, отсутствием четких границ между конституциональными формами, не представляющими больших отклонений от нормы, «стертыми» и латентными состояниями и психозами с паранойяльной картиной.

Таким образом, паранойя в работах большинства французских авторов оказывается «растворенной» в группе, бредовых психозов (синдромов), границы которых более всего соответствуют рамкам первичного помешательства, выделявшегося в докрепелиновский период, чем паранойе Крепелина. В связи с таким положением, естественно, возникает ряд затруднений в соотнесении этой группы исследований с большим клиническим материалом, накопленным при изучении паранойи как относительно редко встречающегося бредового психоза с изолированным бредом и хроническим течением.

Обратимся к другому аспекту исследований этой группы авторов. Как уже говорилось, состояния, близкие к паранойе, описываемые в пределах бредовых синдромов, рассматриваются ими вне рамок шизофрении. Каковы же критерии, используемые для дифференциации ряда хронических бредовых психозов (а в их числе и хронического бреда интерпретации Серье и Капгра, ближе всего стоящего к крепелиновской паранойе) от шизофрении? Для ответа на этот вопрос перейдем к исследованиям, в которых рассматриваются проблемы дифференциации бреда при шизофрении и при других, более благоприятно протекающих психозах.

С. Pascal (1911) различает в рамках раннего слабоумия лишь две категории бреда: инкогерентную и стереотипную. Инкогерентный бред характеризуется полиморфизмом, разнообразными абсурдными и нестойкими патологическими идеями. Галлюцинации и иллюзии выступают в клинической картине почти с самого начала заболевания. Стереотипный бред имеет лишь видимое сходство со стойкими систематизированными бредовыми состояниями. Стереотипность принципиально отличается от систематизации. Для стереотипного бреда характерны возникновение его на «базе» галлюцинаций, бедность эмоционального фона, слабость суждений и доказательств. Позже, когда деменция становится более грубой, бредовые идеи распадаются и исчезают, остаются лишь фрагменты, обломки старого.

Таким образом, в рамках раннего слабоумия С. Pascal рассматривает галлюцинаторно-параноидные состояния, наблюдающиеся лишь при быстро нарастающих и выраженных проявлениях деменции. Более благоприятно протекающие бредовые психозы, в том числе и паранойяльные, автор относит к систематизированным формам бреда, рассматриваемым вне рамок шизофрении. В связи с отсутствием, особенно на начальных этапах болезни, отчетливых негативных изменений возникновение бреда связывается не с прогрессирующим распадом психической деятельности, а лишь с ее бредовой перестройкой. По мнению автора, бред в этих случаях подобен злокачественной опухоли, которая располагается в органах, однако не нарушает их функций. Психическая жизнь не нарушается, а лишь видоизменяется, определяясь конструкцией и кристаллизацией бредовых идей. Бред продолжает развиваться вследствие сохраняющейся психической активности и способности к синтезу. Так, С. Pascal пытается объяснить механизм стойкого, сохраняющегося в течение десятилетий бреда у параноиков, у которых не удается, несмотря на большую давность болезни, выявить заметных изменений личности.

На таких же позициях стоит и большинство других авторов (Е. Marandon de Montyel, 1905; J. Vie, 1939; E. Regis, 1923; Th. Kemmerer, 1968).

E. Regis также относит к шизофрении лишь те параноидные психозы, которые характеризуются ранним интеллектуальным снижением, быстрым присоединением обманов чувств и малосистематизированным бредом. Бред в этих случаях быстро стереотипизируется, но не прогрессирует.

В работах Н. Claude (1925, 1926) и его последователей наметился некоторый отход от такого резкого разграничения бредовых состояний, различающихся между собой в основном лишь по степени прогредиентности. Не признавая границ шизофрении в рамках, очерченных E. Bleuler, H. Claude допускал в то же время возможность ряда постепенных переходов от шизоидии к шизомании и шизофрении. Однако и в исследованиях Н. Claude, несмотря на, казалось бы, более «расширительную» трактовку шизофрении, психозы с интерпретативным бредом оказываются все же вне рамок этого заболевания. Среди заболеваний с хроническим бредообразованием Н. Claude различает две большие группы: 1) паранойяльные психозы и 2) параноидные психозы.

В рамках шизофрении рассматривается лишь вторая группа, к которой относятся: а) параноидная гебефреническая деменция с исходом в гебефреническое слабоумие, б) параноидный шизофренический психоз с преобладанием в клинической картине несистематизированного бессвязного бреда, а на более поздних этапах — глубоких изменений личности по шизофреническому типу. В связи с быстрым развитием процесса у — больных этой группы очень рано обнаруживается невозможность приспособления к окружающей среде. Варианты психозов, относимые Н. Claude к первой группе (хронический бред Маньяна, хронические галлюцинаторные и интерпретативные психозы, а в их числе и паранойя, бред влияния, а также некоторые другие формы, протекающие с преобладанием явлений психического автоматизма), рассматриваются в качестве нозологически самостоятельных заболеваний, главным образом на основании более доброкачественного течения.

Особенности приведенной выше классификации бредовых психозов подчеркивались еще А. Кронфельдом (1936), который отмечал, что под шизофренией в узком смысле Н. Claude и его сотрудники понимают группу прогредиентных психозов Крепелина — Мореля, но за вычетом хронических бредовых форм.

В этом отношении характерны последние исследования Н. Еу (1959, 1967), соответствующие точке зрения той части французских авторов, которые в отличие от Н. Baruk (1959) не стоят на крайних синдромологических позициях. Вне рамок шизофрении Н. Еу выделяет две формы хронического бреда: систематизированный и фантастический. К первой группе, которая и представляет для нас интерес, относятся бред интерпретации, хронический галлюцинаторный психоз с систематическим развитием и др. Что же с точки зрения Н. Еу позволяет дифференцировать указанную группу бредовых психозов от шизофрении? При истинной шизофрении, по Н. Еу, имеет «место процесс бредового превращения и прогрессирующего разрушения личности, доходящий до такой степени, что возникает разрыв с реальностью. Шизофрения— это такой прогрессирующий психоз, который, даже не доходя до деменции, постепенно приводит ко все большей замкнутости. При психозах же с систематизированным бредом психические нарушения не приводят больного целиком в противоречие с реальностью, оставляя нетронутыми его взаимоотношения с окружающими на уровне повседневных «будничных» связей. У таких больных отсутствует аутизм. С другой стороны, у них не обнаруживается, по мнению автора, и интеллектуальный дефект. Прогноз при этих психозах также иной, отличный от «прогрессирующей регрессии» при шизофрении. Таким образом, одним из ведущих критериев, служащих основанием для выделения хронических бредовых психозов из группы шизофрении, является отсутствие выраженных негативных изменений.

В работах немецких авторов в ряде публикаций паранойя также рассматривается в группе эндогенных психозов, но вне рамок шизофрении. При этом здесь, как и у французских авторов, отмечается тенденция к расширению границ паранойи за счет присоединения к ней бредообразующих заболеваний, сопровождающихся многочисленными галлюцинациями и аффективными нарушениями. Показательными в этом отношении являются исследования Е. Stransky (I1913), Е. Moravcsik (1916), Н. Krueger (1917).

Е. Stransky подчеркивает внутреннее родство выделявшихся Е. Kraepelin вне рамок шизофрении бредовых психозов — паранойи и парафрении. Различия между ними сводятся, по мнению автора, к дифференциации между более легкими и более тяжелыми вариантами одного и того же заболевания. Е. Stransky подчеркивает единую для всех случаев паранойи и парафрении дегенеративную почву. Характерная особенность этого предрасположения в отличие от предрасположения при маниакально-депрессивном психозе состоит в склонности не к аффективной лабильности, а, наоборот, к стабильности аффекта, что и обусловливает превалирование в клинической картине стойких экспансивных бредовых идей.

Н. Krueger относит паранойю к эндогенным процессам. Он подчеркивает, что определение этого заболевания как психического уродства, предлагавшееся Е- Kraepelin, подходит лишь для параноической конституциональной основы, на которой развивается паранойя. Границы паранойи, по Н. Krueger, также существенно отличаются от описаний Е. Kraepelin. H. Krueger выделяет в составе паранойи три подгруппы: комбинаторную, галлюцинаторную и кверуляторную. Следовательно, автор также Расширяет рамки паранойи за счет случаев систематизированной и экспансивной парафрении Крепелина. Несмотря на некоторые различия в клинической характеристике дебюта и ранних этапов течения, исход заболевания во всех трех подгруппах паранойи почти одинаков.

Автор подчеркивает, что с годами параноики становятся все более похожими друг на друга. Хотя бредовая система сохраняется, развитие ее происходит все медленнее, а в параноидной симптоматике обнаруживается все большая однотонность. Представления, мышление, суждения, чувства, поведение — словом, вся психическая жизнь приобретает в этот период оттенок крайней ограниченности и однообразия. Как видно из описаний Н. Krueger, в этих относимых к паранойе случаях налицо медленно нарастающие изменения личности. Однако с точки зрения самого автора признаки слабоумия при паранойе полностью отсутствуют. Дело в том, что о слабоумии, по мнению Н. Krueger, можно говорить лишь тогда, когда явны грубые выпадения психических функций. Наблюдающиеся же в случаях паранойи негативные изменения он не склонен в связи с этим рассматривать как проявления деменции — это «лишь видоизменение, сужение психических функций». Естественно, что такая позиция в значительной степени «облегчает» Н. Krueger дифференциальную диагностику между паранойей и параноидной шизофренией.

В исследованиях К- Kleist (1913, 1947) и представите- лей его школы (Н. Schwab, 1941; Е. Neele, 1942; К- Leon-hard, 1960) паранойя, как и у Н. Krueger, а также у Н. Еу и других французских авторов, рассматривается вне рамок шизофрении и в то же время лишена самостоятельности, будучи объединенной с другими благоприятно протекающими психозами (атипичные эндогенные психозы Клейста). В группу параноидных психозов, часть из которых рассматривается в качестве «краевых» по отношению к паранойе, К- Kleist наряду со случаями хронического систематизированного бредообразования включает и острые бредовые и аффективно-бредовые психозы, также возникающие, по его мнению, на почве гипопараноической конституции (экспансивная и персекуторная паранойя). Характерно, что и к инволюционной паранойе, описанной К- Kleist в 1913 г., были отнесены не только поздние параноидные психозы с систематизированным бредом, но также галлюцинаторно-параноидные и депрессивно-параноидные синдромы. В отличие от французских психиатров К. Kleist, как в последующем и его ученик К. Leonhard, отмечает при психозах с систематизированным бредообразованием наличие нерезко выраженных изменений личности. Однако с его точки зрения возникшие нарушения не являются достаточным основанием для диагностики шизофрении.

В соответствии с классификацией К. Leonhard (1960) паранойя относится к аффективной парафрении. В таких случаях, в отличие от параноидных состояний при шизофрении, бред, по К- Leonhard, сопровождается патологическим аффектом. Более легкие случаи аффективной парафрении, где аффект не выступает так остро, описывались ранее под названием «паранойи Крепелина». Следует подчеркнуть некоторые отличия в позициях К- Leonhard и французских авторов.

К. Leonhard относит аффективную парафрению (а вместе с ней и паранойю) к несистемной шизофрении, для которой автор допускает возможность возникновения известных негативных изменений. Однако в то же время он подчеркивает, что связь между несистемной и системной (т. е. истинной) шизофренией практически ограничивается лишь традиционной терминологией и не имеет генетических обоснований.

Сходную с принятой во французской психиатрии, а также в школе Кляйста позицию в отношении классификации бредовых психозов занимает, как уже отмечалось, и ряд других авторов. Следует подчеркнуть, что в отечественной литературе публикации, в которых высказываются подобные взгляды, немногочисленны. Речь идет о работе Ю. С. Николаева «О сензитивном бреде физического недостатка и его нозологической принадлежности» (1945), а также об исследованиях И. Ф. Случевского (1957)-и некоторых других авторов (Б. Я. Первомайский, 1964; Ю. А. Антропов, 1964; Л. А. Алексеева, 1964). Критерий негативных изменений, понимаемый в свете концепций французской психиатрии и школы Кляйста, используется и в исследованиях польских психиатров P. Bilikiewicz, W. Sulestrowski и L. Wdowiak (1957, 1959). Авторы различают в группе эндогенных психозов шизофрению, паранойю и парафрению. Каждому из этих психозов соответствует свой эндогенный процесс, который и определяет сущность специфики и вида заболевания. При различных неблагоприятных влияниях параноик наиболее часто реагирует рецидивом одного из паранойяльных синдромов: больной парафренией — парафренных, больной шизофренией — рецидивом кататонических, гебефренических или параноидных состояний. Исходя из этого, к истинной паранойе могут быть отнесены только тс паранойяльные психозы, которые возникают на основе специфического эндогенного процесса; остальные же паранойяльные состояния (в том числе и психогенно обусловленные) относятся к симптоматическим картинам. Для подтверждения своих предположений о существовании трех отдельных эндогенных процессов (паранойя, парафрения и шизофрения) авторы пытаются привлечь данные терапии психотропными средствами. При этом выдвигаются следующие соображения. При паранойе и парафрении после исчезновения в процессе терапии позитивных психопатологических проявлений не остается негативных симптомов; в то же время у больных шизофренией после лечения, напротив, еще более отчетливо выступают такие проявления дефекта, как аутизм, расщепление личности, ригидность, амбивалентность, потеря активности и жизненной энергии. Результаты нейролептической терапии выступают здесь, казалось бы, в качестве дифференциально-диагностического признака, свидетельствующего о психопатологических различиях между шизофренией, с одной стороны, и паранойей — с другой.

Суть дела, однако, в том, что именно подразумевается под негативными изменениями. В работах P. Bilikiewicz, W. Sulestrowski и L. Wdowiak речь идет лишь о глубоких психических нарушениях. Другие же, нерезко выраженные, негативные изменения, более адекватные медленно развивающемуся заболеванию, не расцениваются как следствие процесса. Нетрудно заметить, что такая позиция основывается на представлении о почти полном отсутствии — корреляций между негативными и позитивными проявлениями болезни, с чем едва ли можно согласиться. Следует подчеркнуть, что такие взгляды на соотношение негативной и позитивной симптоматики свойственны в той или иной степени большинству исследователей рассматриваемого направления, а в работах P. Bilikiewicz и сотрудников они выступают лишь более отчетливо.

Позитивные проявления трактуются этими авторами в качестве функциональных, «привитых», излечимых (под воздействием нейролептических средств) синдромов, которые лишь осложняют или наслаиваются на основной специфический эндогенный процесс, не поддающийся. никаким терапевтическим влияниям и при лечении шизофрении проявляющийся грубыми изменениями личности. Однако такое воззрение не находит подтверждения в клинической практике, в данных общей психопатологии. Как указывает А. В. Снежневский (1960), «… позитивные и негативные симптомы при так называемых прогредиентных психозах представляют собой единство». Степень выраженности как тех, так и других определяется одним и тем же фактором — глубиной и распространенностью поражения деятельности мозга. В связи с этим удается установить тесную взаимосвязь между формой позитивных психопатологических нарушений и характером изменений личности. Так, позитивным проявлениям более глубокого уровня поражения (кататония, гебефрения) соответствуют и более грубые изменения личности в виде аутизма, «эмоционального оскудения», «падения энергетического потенциала». Но если поражение психической деятельности не столь «глубоко» (что психопатологически наряду с навязчивостью и аффективными расстройствами может проявиться, в частности, и паранойяльным бредом), то негативные изменения в рамках того же эндогенного процесса будут значительно менее выражены и нередко определяются лишь нарастанием психопатоподобных расстройств.

Итак, представление о единстве позитивных и негативных проявлений противоречит точке зрения авторов (преимущественно французской школы) о грубых изменениях личности как неотъемлемом признаке шизофрении. Такое расхождение во взглядах подчеркивается нами не с целью анализа принципиальных разногласий различных школ в психиатрии. Задача наша значительно скромнее: показать, что указанные противоречия существенным образом отражаются на подходах к решению вопроса о нозологической самостоятельности паранойи. Между тем предположение, что шизофреническому процессу независимо от стадии его развития обязательно присущи выраженные изменения личности (отражающие глубокий уровень поражения центральной нервной системы), естественно, должно было повлечь за собой и ограничение круга позитивных проявлений, включаемых в рамки этого заболевания. И действительно, авторы рассматриваемых исследований, ориентируясь на грубые изменения личности, вынуждены признать наиболее свойственными (гомогенными) шизофрении лишь те психопатологические нарушения, которые также наблюдаются при глубоких поражениях деятельности мозга, т. е. симптоматику, свойственную ядерной группе заболевания. В связи с этим значительная часть бредовых состояний (также и паранойяльные), являющихся признаком более легкого нарушения психической деятельности и не сопровождающихся в соответствии с этим глубокими изменениями личности, не относится этой группой авторов к шизофрении. В этом состоит важная причина того, что паранойя, также включаемая в круг хронических бредовых психозов, рассматривается в качестве самостоятельного эндогенного заболевания.

Если попытаться сопоставить позиции по проблеме паранойи представителей школы Кляйста, французской школы с примыкающими к ним исследователями, с одной стороны, и психиатров, придерживающихся в нозологии крепелиновского направления, — с другой, то можно сделать следующий вывод. Выделение паранойи вне рамок шизофрении, осуществляемое школой Кляйста и французскими авторами, является прежде всего результатом принципиально иных взглядов на систематику эндогенных психозов, а не следствием иной психопатологической оценки клинической казуистики. Поэтому указанная точка зрения не может служить аргументом в пользу нозологической самостоятельности паранойи, если понимать нозологическую систематику в традиционных рамках Е. Kraepelin и Е. Bleuler.

Однако было бы упрощением утверждать, что все разногласия в отношении нозологической принадлежности паранойи сводятся в настоящее время лишь к противоречиям во взглядах различных школ. Дело в том, что вне рамок шизофрении, но в пределах эндогенных психозов, а не психопатии (в ее динамическом аспекте), паранойя рассматривается не только представителями французской синдромологической психиатрии и последователями школы Кляйста, но, как показывают публикации последних лет, и рядом других авторов, в числе которых есть и сторонники крепелиновского направления в нозологии. Ниже мы остановимся на некоторых из этих исследований.

Кто колотит в дверь ко мне – это паранойя? Как распознать болезнь

Признаки начинающейся паранойи не всегда просто определить, что называется, невооруженным глазом, поэтому диагностировать болезнь, особенно на первичной стадии, может только специалист, который проведет ряд профессиональных тестирований. Если же в самом начале заболевания этот недуг остался незамеченным, то по прошествии непродолжительного времени он может прогрессировать и явиться в серьезной форме, и лечить на этой стадии будет весьма проблематично.

«Многие симптомы паранойи схожи с тем, как ведут себя обычные люди в грозящих их благополучию, а порой и жизни, обстоятельствах, – говорит Татьяна БОРИСОВА. Например, человек истерично реагирует на постоянное повышение цен. Он всем и каждому говорит об этом, поскольку ежедневно посещает магазин, покупает продукты и понимает, что деньги расходуются все быстрее и быстрее. В рамках разговора о ценах это не выглядит подозрительным. Однако если человек стремительно переходит к другой теме, где, по его мнению, тоже все плохо, а затем к третьей и четвертой, и делает вывод, что все вокруг ужасно, над его поведением стоит задуматься. Таким образом, распространение негатива на все, о чем думает и говорит индивид, – один из признаков параноидального поведения.

Но со стороны это не всегда выглядит подозрительно. Чаще всего мы делаем вывод, что это пессимист, который из-за своего плохого настроения всем недоволен. Помогать ему мы не спешим, хотя на самом деле его состояние требует скорейшей медицинской коррекции.

Кроме разных стадий это психическое расстройство имеет и свои виды. Существует, например, инволюционная паранойя, которая чаще всего бывает у женщин перед началом климакса или во время него. Этот вид расстройства возникает резко, без видимых на то причин, и может продолжаться довольно долго. Такая паранойя чаще всего выражается в постоянном психозе по любому поводу. Успокоить человека в этот момент практически невозможно, любая попытка может сделать его состояние только хуже. Необходимо ждать, чтобы он успокоился самостоятельно.

Человек, заболевший персекуторнойпаранойей, везде чувствует слежку за собой. Доходит до того, что даже незнакомые люди, идущие в одном направлении с ним, вызывают сильное беспокойство. Больной, подозревая всех в слежке, главной своей задачей считает провести проверку, так ли это, одновременно стараясь понадежнее спрятаться от воображаемых врагов.

Паранойясенситивная заставляет человека не доверять людям и постоянно проверять, так ли на самом деле то, о чем они говорят. При малейшем несоответствии, которое чаще всего возникает из-за ошибки в им же затеянной проверке, параноик устраивает выяснение отношений.

Видов паранойи довольно много, но всех их объединяют общие проявления, свойственные людям, пораженным этим недугом».

По словам Татьяны БОРИСОВОЙ, существует ряд признаков, которые свидетельствуют о том, что у человека есть склонность к развитию паранойи, или о том, что она уже существует на ранней стадии. Сегодня мы рассмотрим самые основные.

* ПОДОЗРИТЕЛЬНОСТЬ И НЕДОВЕРИЕ

Комментарий специалиста: «Параноидально настроенные люди не только недоверчивы, но и подозрительны, – отмечает специалист. – Они стремятся проверять всю информацию, которую получают извне. На это тратятся огромные силы и, как правило, их ни на что большее не хватает. Утопая в процессе сверок, параноик придумывает многоходовки, скрупулезно, по крупинкам, собирая информацию. В случае расхождений он торжественно предъявляет доказательства и устраивает разбор полетов. Интересно, что даже если проверка приведет к отрицательному результату, для больного человека это не станет доказательством правоты оппонента, он будет уверен, что это случайность и в следующий раз он уж совершенно точно разоблачит обманщика. Таким образом, параноик изначально уверен в виновности людей, и его основной задачей становится процесс по сбору доказательств.

Доказывать таким людям свою правоту бесполезно, поэтому всеми правдами и неправдами постарайтесь отправить их к врачу. Качественно подобранная терапия поможет им прийти в себя, снизив уровень недоверия и подозрительности».

* СВЕРХОБИДЧИВОСТЬ

Комментарий специалиста:«Как правило, с развитием паранойи у человека пропадает чувство юмора, – рассказывает Татьяна БОРИСОВА. Он перестает воспринимать шутки и на любые замечания смертельно обижается. Люди, которых он определяет как обидчиков, становятся для него врагами на всю жизнь. Разумеется, сами шутники узнают об этом в последнюю очередь. Человек концентрируется для борьбы с ними и прикладывает массу усилий для того, чтобы «наказать и проучить врага».

Чувство юмора не возвращается, а обида копится. Поэтому постепенно вокруг параноика собираются сплошь недруги. В этой ситуации он, как доблестный Дон Кихот, старается победить всех и выглядит при этом по меньшей мере странно. Ситуация приводит к тому, что он, потерпев фиаско, ретируется на другое место жительства или службы, где через некоторое время повторяет тот же самый сценарий».

* СКРЫТНОСТЬ И ОТЧУЖДЕННОСТЬ

Комментарий специалиста:«Параноик видит мир иначе и многое додумывает и дорисовывает, – говорит Татьяна БОРИСОВА. Ему комфортно лишь в своем, выдуманном им же мире, а реальность его пугает, в ней он чувствует себя в опасности и чаще всего не может найти общий язык с окружающими. Поэтому он постепенно уходит в себя, таким образом ограждаясь от всего, что вызывает стресс. Если вы заметили, что ваш знакомый ни с того ни с сего становится отчужденным, то это повод для беспокойства».

По словам Татьяны БОРИСОВОЙ, действенной профилактикой паранойи может стать здоровый образ жизни. Старайтесь не злоупотреблять вредными привычками и больше времени проводить на свежем воздухе. Избегайте стрессовых ситуаций, а также перенапряжения физического и морального. Не пренебрегайте отдыхом и обязательно высыпайтесь.

Признаки и лечение паранойи

Учитывая тот факт, что паранойя является достаточно редким видом психоза, который проявляется постепенно, выявить недуг на ранней стадии довольно сложно. Постепенно у человека, подверженного этому заболеванию, начинает возникать систематизированный, логически конструированный бред, меняющий жизненное представление.

Поэтому важно бить тревогу сразу после того, как появились отчетливые признаки паранойи, и обратиться за помощью к квалифицированным специалистам, ведь самостоятельно справиться с данной проблемой невозможно. Опытные профессионалы, в совершенстве знающие о том, как проявляется коварный недуг, смогут вовремя оказать подмогу, обеспечат поддержку в период адаптации в обществе.

Основные симптомы паранойи

Согласно статистическим данным, пик опасного психического расстройства приходится на относительно зрелый возраст, поэтому недуг в полной мере проявляется у человека после 30 лет. Принято считать, что болезнь возникает в том случае, когда кто – то из близких родственников имел подобный тип психоза. Иногда недуг может быть диагностирован после совершения человеком преступления, оказавшее весомое влияние на состояние его психики.

При этом симптомы паранойи у мужчин и у женщин включают в себя:

— отсутствие желания идти на контакт с людьми;
— слуховые галлюцинации;
— нарушения в работе опорно-двигательного аппарата;
— повышение уровня агрессии;
— тактильные, зрительные галлюцинации.

Такие признаки паранойи и бред, возникающий при коварной болезни, отличаются завидной стойкостью, плохо поддаются медикаментозному лечению. Опытные специалисты способны вывести больного из опасного состояния, применив к нему индивидуальный подход. Подобранная правильно, коррекционная программа непременно даст положительный эффект, хоть и потребуется определенное время.

Современное лечение паранойи в клинике Корсакова

Избавление от паранойи являет собой длительный процесс, но под руководством профессионалов выздоровление наступает довольно быстро. Качественное лечение паранойи предлагается в центре Корсакова в Москве, где работают исключительно опытные мастера своего дела. Квалифицированные медицинские сотрудники успешно практикуют комплексный подход к избавлению от неконтролируемого расстройства, используют новейшие методики для достижения максимально положительного эффекта.

 

Также рекомендуем прочитать статью про Галоперидол.

Чем отличается шизофрения от паранойи?

Шизофрения протекает в различных формах, некоторые из которых определяются доминирующим симптомом. При развитии паранойи обычно подозревают параноидный или паранойяльный вид расстройства. Однако не каждый случай паранойи свидетельствует о шизофрении. В статье рассмотрим эти понятия подробнее, найдем между ними отличия и определим общие черты. 

Паранойя как психоз

Паранойя является редкой формой психоза. С греческого это слово переводится как «безумие». Параноика беспокоят бредовые идеи, которые ему кажутся вполне логичными и обоснованными. Развивается подобное состояние не только при шизофрении. Паранойя может выступать и в качестве основного симптома самостоятельного расстройства, называемого «параноидным расстройством личности». В быту иногда используют слово «параноидальный», но оно не совсем корректное.

Кроме того, паранойя развивается на фоне дегенеративных процессов в головном мозге, например, при болезнях Альцгеймера, Паркинсона и Хантингтона. Параноидное состояние могут вызвать алкоголь, наркотики и галлюциногены. Иногда бред развивается после приема лекарственных препаратов или сильного отравления.

Паранойя — редкий тип психоза, выявляемый у 0,02-0,1% пациентов психиатрических клиник.

Паранойя характерна и для шизофрении, но не всех ее типов, а только для параноидной и паранойяльной форм. Отличия между ними рассмотрим позже.

Симптомы

При паранойе бред развивается без галлюцинаций. Точные причины ее возникновения неизвестны. Толчком к формированию бредовых идей могут стать травмы, в том числе психологические. Склонность к подобному психозу может проявиться еще в раннем детстве. Дети с такой особенностью очень прямолинейны, у них формируются однобокие интересы, явное желание занимать позицию лидера и равнодушие к чужому мнению.

Параноикам не свойственно идти на компромиссы. Прощать они тоже не любят, поэтому договориться и примириться с ними довольно сложно. В целом, такие люди выказывают пренебрежительное и подозрительное отношение к окружающим. С возрастом подобных признаков становится все больше. Это мешает человеку налаживать контакт с обществом, нормально работать в коллективе и строить семейные отношения.

Главный симптом паранойи — бред. У больного возникает некая идея, которую он логически обосновывает и постоянно находит ей подтверждение. Скорректировать ее со стороны, например, в ходе терапии, непросто, так как на каждый аргумент у параноика найдется несколько контраргументов, которые, в целом, могут казаться последовательными. Содержание бреда определяет вид паранойи. Их достаточно много, поэтому перечислим самые распространенные.

Виды паранойи

Одной из самых частых бредовых идей при паранойе является бред преследования. Человеку всюду мерещатся заговоры, он считает, что за ним охотятся спецслужбы или преступники. В таком состоянии он и сам может совершить преступление, так как никому не доверяет и выказывает по отношению к людям агрессию.

Другие частые типы параноидного расстройства:

  • Паранойя ревности. Зачастую развивается у мужчин. Параноику постоянно кажется, что его избранница ему изменяет или оказывает знаки внимания другим представителям сильного пола. Нередко подобный бред проявляется у алкоголиков. Подспудно они даже могут мечтать застать свою супругу с другим, чтоб все его подозрения, наконец, подтвердились.

  • Любовная паранойя. Она, напротив, характерна для женщин. Ей может казаться, что ее любит тот или иной мужчина, но он не способен признаться ей в своих чувствах по определенным причинам. Иногда она делает первый шаг навстречу, что приводит к разочарованию и скандалам, так как объект любви может и не знать о том, что он — главный персонаж чьих-то бредовых идей.
  • Паранойя изобретателя. Человек считает, что он изобрел нечто гениальное, что изменит устройство мира. Если же ему объясняют, что ничего выдающегося он не придумал, он рассматривает критиков как завистников и интриганов.
  • Паранойя реформаторства. В данном случае параноику кажется, что он создан для великих свершений. Из-за этого развивается мания величия — мегаломания. Отклик со стороны других людей подобные идеи не получают, что отгораживает человека от общества.
  • Паранойя ипохондрика. Еще одна распространенная форма бреда, при которой параноик боится болезней. Он сам ставит себе диагнозы, а врачи их не подтверждают. Параноик, конечно, им не верит.

Также существуют эротическая, религиозная, острая и другие виды паранойи. Названия они получают по содержанию бреда, кроме некоторых отдельных типов, например, сенильного, который развивается в старческом возрасте и не привязан к конкретной идее.

Параноидная шизофрения

Чтобы понять, какие есть отличия у паранойи и шизофрении, стоит рассмотреть самую распространенную форму последней — параноидную. Для нее характерно наличие бреда уголовного, сексуального, реформаторского и иного содержания. Это общие черты у обоих типов психоза. Однако шизофреническое расстройство, как правило, сопровождается и множеством других симптомов. В активной фазе, то есть во время обострения (приступа), наблюдаются следующие признаки:

  • Галлюцинации, имеющие угрожающих характер.

  • Сенестопатия — тягостные ощущения в теле.
  • Деперсонализация — неправильное восприятие себя.
  • Дереализация — представления о нереальности мира.
  • Аффективные расстройства, неадекватные эмоции.
  • Когнитивные нарушения — проблемы с речью и памятью.

В период ремиссии данные симптомы ослабляются. На смену им, если удалось купировать активные признаки, приходит негативная симптоматика — апатия, безволие, отчужденность, безынициативность. Усиление подобных проявлений может свидетельствовать о начале следующего приступа.

Порядка 85-87% шизофреников имеют именно параноидную шизофрению.

Параноидная шизофрения развивается по нескольким стадиям. Если не остановить ее прогрессирование, наступает полный распад личности, когда человек перестает как-либо реагировать на окружающих.

Паранойяльная шизофрения

Паранойяльная шизофрения тоже включает в себя термин «паранойя». Данное расстройство может рассматриваться в качестве отдельного психического заболевания или этапа параноидной формы психопатологии с затянувшейся стадией паранойяльного синдрома.

Стоит оговориться, что шизофрения — очень сложная болезнь со множеством симптомов и разновидностей. Большая роль при лечении отводится дифференциальной диагностике. Даже опытному врачу не всегда удается сходу отличить один диагноз от другого. Однако отдельные типы выделяются не случайно, так как лечение их осуществляется с помощью различных методик и доз лекарственных препаратов.

Вернемся к паранойяльной шизофрении. Для нее характерно наличие монотематического (логически обоснованного) бреда. В этом заключается схожесть данного синдрома с паранойей. Однако есть и разница. При шизофрении этого типа нарастает негативная симптоматика, что не наблюдается при параноидном расстройстве личности.

Что касается бредовых идей, то они связаны с реформаторством, преследованием, эротическими фантазиями, кляузничеством, манией величия и пр.

Паранойяльная шизофрения развивается медленно, зачастую манифестирует в юношестве, а затем нарастает в течение 10-15 лет.

Свой бред шизофреник может легко обосновать, поэтому больным он себя не считает. Это сильно затрудняет лечение. Многое зависит от того, на каком этапе оно было начато. Выделяют три стадии принятия бредовой идеи при паранойяльной шизофрении:

  • Ожидание, сопровождающееся тревогой.
  • Озарение, при котором человек внезапно «что-то понимает». 
  • Систематизация, то есть логическое обоснование бреда.

Иногда перехода на параноидный этап не происходит. На протяжении всей болезни человек сохраняет основные когнитивные способности, а признаки активной фазы шизофрении у него не наблюдаются.

Отличия

Одно из важных отличий между паранойей и шизофренией, независимо от формы последней, заключается в симптоматике. Для первой характерны бредовые идеи, как правило, на одну тему, которые со временем углубляются и становятся все более сложными. При шизофренических расстройствах, помимо бреда, которого может и не быть вовсе, как при вялотекущей разновидности, наблюдаются и десятки других признаков.

Более того, бред при шизофрении может быть очень разнообразным и только при паранойяльной форме он становится монотематическим, что делает ее схожей с паранойей. Но и в этом случае мы видим многие другие симптомы, как позитивные, так и негативные.

Паранойя ревнивца детально описана в фильме Бунюэля «ОН». Психоаналитик Жак Лакан показывал его студентам на курсах психиатрии.

Но есть и другое отличие, которое можно считать ключевым. При паранойе не происходит распада личности. Параноик, если исключить его бредовые идеи, мало чем отличается от других людей. Он может мыслить, действовать и рассуждать логически и последовательно. Бредить он начинает только при переходе к определенной теме, которая вызывает у него эмоциональный отклик.

Типичный пример параноика в литературе — Дон Кихот. Сервантес описывает его как мудрого и рассудительного мужчину. Во многом он превосходит других по интеллектуальным и нравственным параметрам. Однако, стоит зайти разговору о рыцарстве, как Дон Кихот моментально превращается в безумца, который верит в волшебников и великанов и бросается с копьем на мельницы.

Сформулируем основные положения, по которым паранойя отличается от шизофрении:

  • Количество идей. При паранойе — одна, а при шизофрении — много (кроме паранойяльного синдрома).
  • Отношение к оппонентам. Параноик крайне нетерпим, а шизофреник может сделать вид, что согласился с чужим мнением.
  • Интерес к людям. Параноик относится ко всем с подозрением и часто наблюдает за другими. При шизофрении больной, как правило, никого кроме себя не замечает.
  • Аккуратность. При паранойе человек может быть аккуратным и педантичным. Шизофреник же абсолютно безответственен. Он забрасывает дела, свой внешний вид, гигиену и пр.
  • Прогрессирование. Паранойя прогрессирует по типу углубления бредовой идеи. В целом человек сохраняет свою личность. Шизофрения развивается до полного ее распада.

В то же время нельзя отрицать, что механизм бредообразования при паранойе и шизофрении может быть схожим. Однако первая не может привести или стать причиной второй, так как не вызывает шизофренического дефекта, поражающего личностные качества.

Лечение

Лечение паранойи осуществляется посредством нейролептиков. Таких препаратов очень много. Они применяются почти при всех видах психических расстройств. Ключевым моментом терапии являются психотерапевтические сеансы. Причем они важны как для самого параноика, так и для его родственников, которым придется научиться по-новому взаимодействовать с человеком, имеющим паранойю.

Лечение шизофрении осуществляется по этим же принципам, но оно более длительное и характеризуется использованием большого набора лекарств и психотерапевтических практик. Но и это во много зависит от формы патологии.

Лечение подбирается индивидуально как при паранойе, так и при шизофрении. Причем оно не прекращается во время ремиссии. Человеку придется заниматься профилактикой всю жизнь, чтобы предотвратить новый приступ.

Источники:

  • psychiatry.ru
  • eustress.ru
  • aptstore.ru
  • neurolikar.com.ua
     

симптомы, признаки, лечение, виды паранойи

Паранойя – это расстройство в мышлении, проявляющееся в странности поведения вследствие поражений головного мозга. В классическом значении под паранойей понимается склонность видеть в случайных стечениях обстоятельств происки врагов, нездоровая подозрительность, а также выстраивание сложных заговоров против себя. Впервые термин был введён Карлом Людвигом Кальбаумом в 1863 году. Длительное время заболевание относили к классической психиатрии и рассматривали как самостоятельное психическое расстройство. В российской психиатрии значительный отрезок времени заболевание относили к паранойяльному синдрому.

Основные причины возникновения болезни до сих пор остаются неизвестными. При лёгких случаях заболевания отмечают параноидное расстройство личности. При перерастании заболевания в бред величия или бред преследования говорят о бредовом изолированном расстройстве. Расстройство проявляется в основном в преклонном возрасте при дегенеративных процессах головного мозга.

Что значит паранойя? Это умопомешательство, характеризующееся манией величия, преследованием, систематическим бредом, переоценкой собственных суждений, конструированием спекулятивных систем, а также интерпретационной деятельностью, сутяжной борьбой и конфликтностью.

Причины паранойя

К причинам относят преклонный возраст, а также дегенеративные процессы: болезнь Альцгеймера, атеросклеротическое поражение сосудов мозга, болезнь Паркинсона, болезнь Хантингтона.

Приходящее заболевание может спровоцировать приём психодизлептиков – алкоголя, амфетаминов, наркотиков, лекарств.

Признаки паранойи

Для заболевания характерны сверхценные идеи, со временем приобретающие характер персекуторного бреда или бреда величия. На основании сверхценных идей больной способен выстраивать логически сложные теории заговоров направленные против себя. Окружение больного к его идеям относится недоверчиво, что провоцирует многочисленные конфликты, включая бытовые, а также судебные тяжбы с надзорными инстанциями.

Бывает, что из-за видимых логически сверхценных идей близкие люди верят больному, оттягивая тем самым визит к психиатру и лечение на потом. Зачастую такие ситуации появляются при авторитарной личности больного и при внушаемости близких. Заболевание отмечается ярко выраженным обострённым недоверием к окружающим, подозрительностью, обидчивостью, ревностью, склонностью подозревать в случайных событиях происки недоброжелателей.

Как проявляется паранойя? Невозможностью прощать обиды и забывать их, а также правильно воспринимать критику. Бывает, что эти признаки объединяются с бредом отношения. В отдельных случаях реализация сверхценной идеи меняет образ жизни, а также социальный статус больного.

Паранойя симптомы

К первым симптомам относят низкую умственную, а также физическую активность, нежелание общаться с людьми, агрессию, негативное отношение к близким, а также родственникам.

Больные отрицательно воспринимают события внешнего мира, у них отсутствуют какие-либо эмоции, наблюдается слабое внимание, изменение зрительных, слуховых, обонятельных, а также других ощущений.

К. Кальбаум заболевание относил к душевному расстройству с превалирующими нарушениями рассудочной деятельности. По его мнению, паранойяльный бред выступает систематизированным, и в его построении важна роль неверной интерпретации реальных фактов.

З. Фрейд относил заболевание к хроническому, а также причислял к нарциссическому течению болезни. Он отмечал, что хроническое параноидальное расстройство подобно такому состоянию, как истерия, галлюцинации или невроз навязчивых состояний и выступает патологическим способом защиты. К признакам он относил бред величия, а также бред наблюдения. З. Фрейд считал, что причиной заболевания выступает обида. Психиатр установил тесную связь между симптомами таких заболеваний как неврастения, невроз страха, ипохондрия, истерия, невроз переноса, невроз навязчивых состояний. З. Фрейд отметил паранойю и шизофрению как психические заболевания и назвал их парафрения.

Что означает паранойя, сохраняется загадкой для исследователей этого состояния. До конца не выяснены причины, особенности проявлений, признаки и симптомы.

Паранойя симптомы и признаки: прежде всего — это нарушение восприятия, мышления, изменение в работе моторной функции. Приступы паранойи сопровождаются потерей взаимосвязей в мышлении (между людьми, предметами, либо тем и другим.) Это способствует тому, что заболевший человек не способен решить ни одной из жизненных проблем. С одной стороны выступают запутанные мысли, не дающие ему сосредоточиться и поэтому принять правильное решение. С другой стороны выступает полное отсутствие вообще мыслей, что делает совершенно беззащитным больного. На состояние мышления большое значение оказывает бред. Бред выступает неотъемлемой частью этого состояния.

Относительно процесса изменения восприятия, то в самую первую очередь страдает слух. Для больного характерно слышать длительное время несуществующие звуки. Больного часто преследуют тактильные, зрительные галлюцинации. Наблюдаются случаи в нарушении опорно-двигательного аппарата. Эти нарушения затрагивают позу, походку человека, а также мимику и жесты. Движения больного неловкие, жесткие, неестественные.

Паранойя шизофрения

Е. Блейлер в 1911 году высказал предположение о единстве паранойи и шизофрении. Говоря о паранойе, Е. Блейлер подразумевает неизлечимое состояние с незыблемой, обоснованной  бредовой системой, выстроенной на болезненной основе. По его мнению, для паранойи не характерны значительные нарушения мышления и аффективная жизнь. Болезнь протекает без последующего слабоумия и галлюцинаций. Поглупение, свойственное паранойе, необходимо отличать от слабоумия. Оно несколько напоминает состояние людей, которые заняты односторонней работой и поэтому мыслят, а также ведут наблюдение в одном направлении. Большое значение в развитии параноидального расстройства отдают многие исследователи структуре аффекта, а также перевесу аффекта над логикой.

Отличия сводятся к тому, что случаи параноика на всей протяженности заболевания сохраняют бред как единственный симптом, а при шизофрении бред предшествует еще и другим симптомам (аутизм, галлюцинации, распад личности). Для заболевания свойственен более поздний возраст заболевших, преобладание среди параноиков циклотимных и синтонных субъектов.

Паранойя пример: пациент в прошлом, написавший стихотворение, которое опубликовали в газете, начинает себя считать незаурядным писателем. Относит себя к выдающемуся поэту и считает, что его недооценили, игнорируют, завидуют и поэтому больше не печатают. Вся жизнь сводится к доказательству своей поэтической одаренности. Для параноика характерно говорить не о творчестве, а о своем месте в поэзии. Как доказательство это стихотворение он носит с собой, декламируя его бесконечно.

Виды паранойи

Выделяют несколько видов заболевания.

Паранойя алкогольная – это хронический бредовой психоз, который развивается у больных алкоголизмом. Для больного характерен систематизированный бред ревности, изредка идеи преследования.

Паранойя борьбы относится к устаревшему термину и соответствует представлению о параноидальном развитии, которое протекает с повышенным фанатизмом и активностью, а также сфокусировано на защиту, попираемых мнимо прав.

Паранойя желания является устаревшим термином, который применяется для обозначения бреда помилования, а также любовно-эротического подтекста.

Паранойя инволюционная — психоз, для которого характерен систематизированный бред. Данное состояние возникает у женщин до климакса, промежуток 40-50 лет. Для заболевания характерно острое начало, а также длительное протекание психических расстройств.

Паранойя ипохондрическая – это систематизированный ипохондрический бред, который начинается со стадии сенестопатии, для которых характерны бредовые интерпретации.

Паранойя острая – это острый психоз, который протекает с галлюцинаторно-бредовой, а также ступорозной симптоматикой.

Паранойя острая экспансивная — вариант острой паранойи, для которой характерны мегаломанические бредовые идеи (величия, изобретательства, могущества или религиозного содержания).

Паранойя персекуторная означает преследование. Заболевшая личность страдает бредом преследования.

Паранойя сенситивная включает в себя сенситивный бред отношений. Это состояние отмечается после органического мозгового повреждения, после травмы мозга или дистрофии алиментарной. Для человека характерна ранимость и чувствительность с органическим поражением. Больной конфликтный.

Паранойя совести — это бред самообвинения или собственной виновности. Проявления характерны для такого состояния как депрессия.

Паранойя суггестивно-бредовая отмечается преобладанием гипнотического очарования.

Паранойя сутяжная – это разновидность борьбы, для которой характерно сутяжное поведение.

Паранойя хроническая характеризуется паранойяльным бредом. Возникает заболевание в инволюционном возрасте (45-60 лет). Вопреки хроническому течению не приводит к развитию слабоумия.

Паранойя лечение

Лечение паранойи включает применение нейролептиков с антибредовым эффектом. Эффективна в лечении и психотерапия, как компонент комплексного воздействия.

Лечение заболевания вызывает трудности, когда страдающие люди распространяют личные подозрения и на лечащего врача, а психотерапия больными воспринимается, как попытка держать на контроле их сознание. Те родственники, которые понимают патологичность процесса и поэтому открыто заявляют о необходимости лечиться, автоматически попадают в лагерь врагов.

Как избавиться от паранойи? Российские медики придерживаются в лечении химиотерапии. Важны также в лечении доверительные отношения с врачом и семейная поддержка.

Мысли и поступки больных паранойей зачастую приобретают непонятный для других людей смысл. Они также могут нести опасность для общества.

Автор: Психоневролог Гартман Н.Н.

Врач Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Информация, представленная в данной статье, предназначена исключительно для ознакомления и не может заменить профессиональную консультацию и квалифицированную медицинскую помощь. При малейшем подозрении о наличии паранойи обязательно проконсультируйтесь с врачом!

 

Параноидная шизофрения — признаки и симптомы параноидальной шизофрении у мужчин, женщин

Кататоническая шизофрения

Современная, оснащенная по последнему слову медицины частная клиника Rehab Family помогает пациентам в лечении самых разных психосоматических заболеваний. Такие недуги, как анорексия, булимия, алкоголизм, всякого рода зависимости успешно излечиваются под наблюдением опытных врачей и других специалистов.

Шизофрения – загадочное заболевание: несмотря на то, что его изучением занимались многие врачи-психиатры, оно остается одним из самых неизученных в списке существующих болезней. Само название «шизофрения» происходит от греческих слов «схизо» — «разбиваю, раскалываю» и «фрин» — рассудок и означает раздвоение рассудка. Поскольку симптоматика очень многообразна, выделяют несколько видов шизофрении, и в частности такое, как кататоническая. При этом типе наблюдаются психомоторные расстройства.

Симптомы

Этот тип заболевания несколько отличается от других типов. К примеру, есть такие явные признаки болезни, как чередование ступора и возбуждения. Ступор – это поведение, когда больной может занять определенное положение, не меняя его в течение нескольких часов и даже дней. В это время общаться с человеком бесполезно, он не воспринимает никаких воздействий, а находится в мире собственных фантазий. Если, например, приподнять голову больного, она останется приподнятой, как бы лежащей на несуществующей подушке.

Больной может вести себя, проявляя негативизм. Он может не реагировать на ваши слова, отказываться от пищи, предлагаемой вами. При просьбе выполнить определенные действия может делать совершенно не то, что просили, или абсолютно противоположное. Встречается также такая реакция, как мутизм, когда человек не разговаривает, хотя нарушений в речевом аппарате нет. Может реагировать на шепот при полном игнорировании громкой речи.

Лечение

Комплекс терапевтических мероприятий будет зависеть от фазы заболевания. При ступоре больному могут назначаться транквилизаторы и ноотропные средства для активизации когнитивных функций.

Если наблюдается возбуждение, то лечение будет производиться при помощи нейролептиков (аминазина, левомепромазина и других).

В клинике Rehab Family используются арт-терапия, телесно-ориентированная терапия, работа с коучем, работа в психотерапевтических группах, контакты с животными (в частности, с лошадьми).

Диагноз заболевания не ставится за один день, а при наблюдении в течение хотя бы двух недель. Диагноз ставится при наличии одного или нескольких из симптомов: ступор, негативизм, мутизм, восковая гибкость, бессмысленная активность, странные позы, поведение, похожее на автоматическое исполнение инструкций.

Rehab Family предоставляет возможность комплексного лечения психических заболеваний и зависимостей, обеспечивая полную анонимность и бережную заботу. Работающие здесь специалисты имеют профессиональную квалификацию, большой опыт работы с различными психосоматическими расстройствами и глубоко понимают первичные причины и механизмы развития психологических проблем. Искреннее желание помочь каждому пациенту – такую цель ставят перед собой специалисты клиники Rehab Family.

первые признаки, симптомы и лечение

В этой статье поговорим о таком психическом расстройстве, как паранойя, которое доставляет множество серьезных проблем, тем, кто ей подвержен. Мы подробно рассмотрим причины возникновения паранойи и поговорим о том, какие существуют методы способные помочь преодолеть паранойю.

Симптомы и признаки заболевания

Для начала давайте определимся с тем, что называется паранойей и какие у болезни паранойи симптомы.

Паранойей называется психической расстройство, которое сопровождается постепенным развитием у пациента, бредовых идей, которым сам больной придает крайне ценное значение. Это заболевание заметить со стороны может быть очень сложно, потому что мышление и поведение больного может казаться окружающим вполне нормальным и осмысленным. При этом у пациента может наблюдаться крайне критичное отношение к окружающему миру, хотя критику в свой адрес, больные паранойей абсолютно не воспринимают и не придают значения каким-то замечаниям окружающих. Более того, больной может агрессивно воспринимать всех тех, кто не разделяет его убеждения.

Паранойя — это в первую очередь нарушение нормального восприятия окружающего мира. Поэтому она может быть выражена тем, что больной перестает адекватно реагировать на происходящее вокруг него.

Какие-то события которые волновали его раньше могут просто перестать его интересовать, а какие-то моменты, которые не вызывали ранее особых эмоций, могут переноситься больным негативно и отрицательно. Для приступов паранойи характерно то, что у больного теряются взаимосвязи в мышлении, что приводит к тому, что пациент перестает быть способным нормально справляться с любыми жизненными проблемами. У больного в голове появляется большое количество спутанных мыслей, которые мешают ему сосредоточиться и принять верное решение. Одним из симптомов паранойи считается появление бреда у больного, который возникает во время наиболее острых приступов болезни.

Что касается восприятия мира больным, то здесь в первую очередь удар приходиться на слух. Больной может слышать различные несуществующие звуки, причем это может продолжаться на протяжении довольно длительного времени.

Признаками болезни паранойи может быть и то, если человек резко перестает доверять людям, становится слишком скрытным и подозрительным. Также паранойя может проявляться и в ярко выраженной ревности, обидчивости или даже мании величия. Подобные явления происходят потому, что больной становится не в состоянии сопоставить себя с обществом и начинает во всех видеть определенную угрозу или же раздражающий фактор. Но конечно, все эти симптомы паранойи у женщин и мужчин могут и не быть сильно выражены, человек может со стороны выглядеть, так же как и раньше, но в это время паранойя уже может начать постепенно развиваться. Со временем, чем сильнее развивается заболевание, тем более и заметными становятся его проявления — больной все меньше перестает контролировать себя из-за чего его действия все более открыто демонстрируют то, что он подвержен кому-то психическому расстройству.

Причины

Причины возникновения паранойи, да и многих других психических расстройств досконально не изучены, и поэтому не всегда можно точно сказать, что именно привело к возникновению паранойи в том или ином случае. Можно только перечислить причины, которые могут поспособствовать появлению и развитию этого заболевания:

  • Травмы головы;
  • Наследственная склонность;
  • Патологические состояния в головном мозге;
  • Наркотическая или алкогольная зависимость;
  • Частые стрессовые ситуации;
  • Общественная изоляция;
  • Нарушение обменных процессов, связанных с процессом синтеза белков;
  • Возрастные изменения мозга;
  • Психологические травмы, которые были получены в детском возрасте;
  • Длительное потребление лекарств;
  • Некоторые хронические заболевания;
  • Перенесенные заболевания головного мозга;
  • Неудовлетворенность жизнью.

Говоря о причинах появления паранойи, есть смысл и выделить группы людей, которые более склонны к развитию этого недуга:

  • Генетически предрасположенные люди;
  • Люди с наркотической или алкогольной зависимостью;
  • Люди пожилого возраста;
  • Мужчины, возраст которых более двадцати лет;
  • Люди, которые изначально склонны к депрессивному состоянию или другим расстройствам психики.

Разновидности

Психотерапевты выделяют несколько разновидностей паранойи, которые отличаются своими проявлениями:

  • Алкогольная паранойя — это бредовый хронический психоз, развивающийся у тех, кто страдает алкоголизмом;
  • Паранойей инволюционной называется психоз, при котором больной периодически начинает систематизировано бредить. Такому явлению зачастую подвержены женщины в возрасте 40-50 лет. Такое заболевание, как правило достаточно резко начинает проявлять себя и может протекать на протяжении длительного периода времени;
  • Паранойя борьбы — это довольно устаревший термин , который применяется к паранойе, протекающей с высоким уровнем активности и фанатизма. Такие проявления могут быть направлены на отстаивание мнимо попираемых прав;
  • Острая паранойя — это разновидность психоза, для которой свойственны ступорозные и галлюцинаторно-бредовые проявления;
  • Персекуторная паранойя отличается тем, что при ней человеку постоянно кажется, что его кто-то преследует и следит за ним;
  • Паранойя совести проявляется в том, что больной начинает постоянно в чем-то обвинять себя. Такое состояние может часто возникать во время депрессии;
  • Паранойя сенсетивности носит характер бреда на тему отношений. Такое явление часто происходит с людьми, перенесшими повреждение мозга. В таком случае больному свойственны ранимость и чувствительность. Кроме этого, пациент довольно конфликтно настроен к окружающим его людям;
  • Старческая паранойя возникает у людей, находящихся в инволюционном возрасте (от 45 до 6о лет). При своем хроническом течении, такая паранойя не приводит к появлению слабоумия.

Также существуют и смешанные разновидности паранойи, при котором больной подвержен нескольким видам паранойи одновременно.

Диагностика заболевания

Если вы обнаружили у себя какие-то проявления в поведении, которые могут говорить о том, что у вас развивается паранойя или заметили какие-то симптомы паранойи у детей или у других своих близких, то следует обязательно посетить прием врача-психотерапевта. Сейчас существуют различные клиники, и записаться на прием к врачу можно прямо по телефону либо при помощи интернета. Для диагностирования этого заболевания, к сожалению, не существует максимально точных лабораторных или диагностических методов. Но, несмотря на это, врач при обнаружении каких-то тревожных признаков, назначит ряд обследований, способные подтвердить диагноз паранойя.

Также врачи проводят специальные тесты на паранойю, опросы и беседы с пациентом, которые также помогают более точно выявить признаки паранойи у мужчин или женщин.

Лечение

Главным условием правильного лечения паранойи является прием медикаментов. В медицине, паранойя к психозам не относится, но у больного паранойей, наблюдаются определенные трудности взаимодействия с другими людьми, что может доставлять множество неудобств как окружающим, так и самому больному. В случае выявления у пациента паранойи, врачи назначают ему лечение, заключающегося в прохождении курса психологической коррекции.

Осложняющим фактором при лечении паранойи является то, что больной может испытывать недоверие ко всем окружающим, в том числе и к врачам. Либо по причине критичности ко всему окружающему миру, пациент может отказываться признать факт наличия у себя такого заболевания, как паранойя.

Поэтому основной задачей для врача является налаживание хорошего и доверительного контакта с больным. Как правило, это сделать оказывается трудно, и врачу может потребоваться много времени, чтобы расположить больного к себе и начать эффективно бороться с заболеванием.

Для успеха лечения паранойи очень большое значение играет то, насколько своевременно было диагностировано заболевание.

Благодаря психотерапии пациент начинает контролировать симптомы болезни, чувствует приближение обострения и принимает определенные действия для его облегчения или предотвращения. Существует несколько способов терапии, которые помогаю справляться с паранойей. К примеру, благодаря когнитивно-поведенческой терапии, больной сможет в нужный момент изменить свою модель поведения, чтобы препятствовать рецидиву.

Что касается вопроса — «как лечится паранойя?», то тут все довольно двояко — часть больных, у которых только начали проявляться какие-то симптомы паранойи, навсегда справляются с этой проблемой. Но также существует и большое количество больных, у которых приступы паранойи чередуются с определенной ремиссией. Как уже было сказано — очень многое зависит от того, на каком этапе развития паранойи это заболевание удалось обнаружить. Из-за слишком критичного восприятия окружающего мира, больной может сам не заметить проявления паранойи, даже при ее сильном развитии. По этой причине, многие пациенту оказываются на приеме врача уже к тому моменту, когда болезнь уже достигла сильного развития и в этом случае помочь больному будет уже существенно сложнее. Кроме того, врач хорошо знает чем паранойя отличается от шизофрении, и способен помочь пациенту, на ранней стадии обнаружить это более опасное заболевание.

Как правило, врач составляет комплекс, который включает в себя следующие методы лечения:

  • Прием нейролептиков, антипсихотропных препаратов;
  • Прием седативных препаратов;
  • Семейная психотерапия;
  • Транквилизаторы;
  • Индивидуальная психотерапия;
  • Антидепрессанты;
  • Психотерапия, которая включает в себя применение когнитивно-поведенческие методы.

Профилактика

Прогулки на свежем воздухе и положительные эмоции способны защитить нервную систему. Как и любое заболевание, паранойю проще предотвратить, нежели потом задаваться вопросом «как вылечить паранойю?». В вопросах психического здоровья профилактика должна заключаться в том, чтобы максимально сократить различные стрессы, депрессии и в целом поддерживать хороший тонус организма. В нашем современном мире, который преподносит огромное количество стрессовых ситуаций, нужно уметь правильно отдыхать и восстанавливать свои силы не только физические, но и психические. В этом отлично помогают прогулки на свежем воздухе или какой-либо отдых на дикой природе.

К профилактике паранойи относится и борьба с вредными привычками. Огромный процент сред людей подверженных паранойе и многим другим психическим заболеваниям, составляют люди с алкогольной или наркотической зависимостью.

Источник

Читайте Интесенс в Telegram и Instagram

Параноидальная шизофрения: признаки, симптомы и многое другое

Паранойя — это модель мышления, при которой человек чувствует себя иррационально подозрительным, преследуемым или угрожаемым. Это может варьироваться от легкого чувства дискомфорта до интенсивного, чрезвычайно тревожного и инвалидизирующего образа мышления.

Для больных шизофренией паранойя может быть стойкой, крайне неприятной и даже опасной.

Вплоть до 2013 года шизофрения подразделялась на разные подтипы, одним из которых была параноидальная шизофрения.Это больше не считается окончательным подтипом расстройства, поэтому термин «параноидная шизофрения» официально неверен. Тем не менее, паранойя является распространенным симптомом шизофрении, поэтому ее можно охарактеризовать как наличие шизофрении с паранойей.

Мадролли / Getty Images

Частые симптомы

Для больных шизофренией с паранойей реальность может быть неясной. Например, вдобавок к своей паранойе они могут видеть людей и слышать голоса, которые, по их мнению, реальны, но на самом деле таковыми не являются.Как можно догадаться, это может помешать человеку жить нормальной жизнью.

Примеры ранних симптомов, которые могут отражать продромальный период начала шизофрении с паранойей, включают:

  • Избегание социальных мероприятий и взаимодействий
  • Бессонница
  • Раздражительность
  • Проблемы на работе или в школе
  • Увеличение проблем с мотивацией
  • Социальная изоляция
  • Проблемы с фокусировкой или концентрацией внимания

Другие признаки шизофрении с паранойей часто включают:

  • Видеть то, чего не видят другие
  • Слышать голоса, которых нет
  • Общий страх, связанный с намерениями других (распространенный страх – паранойя по поводу отравления)
  • Подозрительность
  • Постоянные, причудливые или необычные мысли или убеждения
  • Проблемы с ясным мышлением
  • Социальная изоляция
  • Снижение общей гигиены или других аспектов ухода за собой

Фазы шизофрении

Существует несколько фаз шизофрении, по мере того как расстройство прогрессирует от ранних предупреждающих признаков, называемых продромальной фазой, до активной фазы болезни, при которой присутствуют искажения восприятия и изнурительные мысли.

Наличие этих симптомов не обязательно указывает на то, что у человека шизофрения с паранойей, но наличие симптомов требует осмотра у специалиста по психическому здоровью.

Раннее вмешательство часто означает лучшие результаты лечения людей с диагнозом шизофрения с паранойей.

Заблуждения

Заблуждения — это решительно ложные убеждения; эти убеждения сохраняются, несмотря на доказательства обратного. Примеры распространенных типов бреда, которые могут быть у людей с шизофренией, включают:

  • Мания величия : Вера в то, что человек обладает особыми талантами или дарами, огромным богатством или другими важными качествами голоса из телевизора или другие внешние силы
  • Бред преследования : Вера в то, что один или несколько человек замышляют заговор против вас или вашего любимого человека, пытаются причинить вам вред или иным образом плохо с вами обращаться
  • Бред отношения : Ложное убеждение, что несвязанное событие имеет прямое отношение к самому себе

Примерно 90% людей с диагнозом шизофрения имеют те или иные виды бреда.

Хотя не все бредовые идеи одинаковы, у некоторых людей есть некоторые общие черты. Например, убеждение, что другой человек отравляет вашу еду или напитки, является распространенным бредом преследования.

Галлюцинации

Существует несколько типов галлюцинаций, в том числе:

  • Визуальные галлюцинации : Видя что-то, что не является реальным или не существует
  • слуховые галлюцинации : Восприятие несуществующих звуков, таких как воспринимаемые голоса
  • Обонятельные или вкусовые галлюцинации : Обоняние запахов или запахов и вкус, который не существует; чаще всего запахи неприятны
  • Тактильная галлюцинация : Ощущение прикосновения — например, что-то ползает по коже — когда этого не происходит

Голоса могут быть:

  • Мужчина или женщина
  • Знакомое или неизвестное лицо
  • Звуки вместо человеческих голосов, такие как гудение
  • Произносимые лицом с иностранным акцентом
  • Произносимые шепотом или криком
  • Негативное и тревожное
  • Постоянное или периодическое
  • Более одного голоса
  • Комментарии или критика
  • Отдача команд

Дезорганизованная речь

У больных шизофренией может быть симптом, называемый «дезорганизованная речь».Это не означает, что присутствует дефект речи; скорее, это касается речи, которая сбивается с пути или становится бессвязной. Это может быть повторение слов и фраз или начало разговора в середине предложения, а не в начале.

Этот симптом возникает из-за дезорганизованного мышления, которое часто бывает у людей с шизофренией. Иногда этот тип речи называют словесным салатом.

Дезорганизованное поведение

Дезорганизованное поведение — это общая неспособность контролировать внешнее поведение, включая эмоции и импульсы.

Примеры того, как неорганизованное поведение может проявляться у человека с шизофренией с паранойей, включают:

  • Трудности при выполнении повседневных действий
  • Аномальные движения или отсутствие движений
  • Проблемы с импульсивным контролем
  • Проблемы с контролем эмоций
  • Трудности с действиями, которые считаются неуместными или странными

Дезорганизованное поведение может иметь серьезные негативные последствия для работы, образования и семейной жизни человека, мешая личным отношениям.

Суицидальные мысли

Суицидальные мысли и попытки подвергаются повышенному риску у людей с шизофренией с паранойей. Суицидальные мысли чаще возникают у людей с нелеченой шизофренией с паранойей.

Осложнения

Многие сопутствующие состояния обычно поражают человека с шизофренией с паранойей. Например, больные шизофренией часто употребляют алкоголь или запрещенные наркотики, чтобы попытаться справиться со своими симптомами. Еще одним осложнением является развитие сопутствующих аффективных и тревожных расстройств.

Дополнительные осложнения шизофрении могут включать:

  • Никотиновая зависимость
  • Финансовые проблемы
  • Потеря работы
  • Бездомность
  • Самоубийство

Когда обратиться к врачу

Если человек с шизофренией думает о самоубийстве и особенно если он признается, что разработал план самоубийства, крайне важно немедленно обратиться за неотложной медицинской помощью.

Есть много линий кризисных ситуаций для самоубийц, доступных по телефону, которые работают круглосуточно и без выходных.Среди них:

  • 911 (для получения неотложной медицинской помощи или посещения отделения неотложной помощи ближайшей больницы)
  • Национальная линия помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (8255), или отправьте текстовое сообщение в службу экстренной помощи (отправьте текстовое сообщение HELLO на номер 741741) )

Лечение

Больной шизофренией обычно обращается за лечением во время активной фазы расстройства. Это когда появляются положительные симптомы психоза (такие как галлюцинации), создавая серьезные нарушения в жизни человека.Ниже приведены примеры эффективных методов лечения этих симптомов.

Нейролептики

Нейролептики, пожалуй, самый распространенный вид лечения шизофрении с паранойей. Эти лекарства уменьшают или устраняют такие психозы, как галлюцинации и бред.

Антипсихотические препараты могут быть назначены:

  • Внутрь каждый день
  • В виде таблеток или жидкости
  • Каждые несколько недель в виде инъекций (что является предпочтительным путем введения для тех, кто не соблюдает режим приема лекарств)

Сложности с приемом лекарств

Люди, страдающие шизофренией с паранойей, часто имеют бредовое мышление, связанное с верой в то, что их отравили.Это может привести к несоблюдению режима приема лекарств.

Психосоциальное лечение

Многие виды психосоциального лечения считаются эффективными для помощи людям с шизофренией в достижении их жизненных целей.

Методы психосоциальной терапии включают:

  • Когнитивно-поведенческая терапия
  • Обучение поведенческим навыкам
  • Поддерживаемое трудоустройство
  • Когнитивная коррекция
  • Семейное обучение и поддержка
  • Координированная специализированная помощь (CSC)

предупредительных признаков психического заболевания у женщин?

Многие известные психические заболевания, такие как депрессия и тревога, чаще встречаются у женщин, чем у мужчин.И, к сожалению, женщины иногда живут с психическим заболеванием месяцами, а то и годами, прежде чем обратиться за лечением. Иногда это происходит потому, что они даже не осознают серьезность проблемы, пока жизнь не выйдет из-под контроля. Из-за сегодняшнего напряженного образа жизни женщины могут списать симптомы на стресс или выгорание, когда на самом деле у них есть более серьезная проблема.

Откуда ты знаешь? Как понять, что вы просто в стрессе? Или как узнать, есть ли у вас психическое заболевание, которое должен диагностировать и лечить специалист в области психического здоровья? Давайте рассмотрим некоторые распространенные признаки психического заболевания, чтобы помочь вам разобраться в этом.

Признаки, характерные только для женщин

Женщины склонны переносить психические заболевания несколько иначе, чем мужчины. В частности, женщины более склонны к интернализации психических заболеваний, таких как депрессия и тревога, в то время как мужчины более склонны к экстернализации психических заболеваний, таких как злоупотребление наркотиками, алкоголизм и антиобщественное поведение. повернуть внутрь. Это часто приводит к замкнутости, размышлениям, одиночеству и ощущению печали. Женщины, которые обнаруживают, что уходят от жизни и интернализируют свои эмоции, должны учитывать возможность психического заболевания, когда этот признак сочетается с другими факторами.

Для получения дополнительной информации о нашем Женском лечебном центре
Звоните (855) 409-0204 Сейчас

Женщины также склонны испытывать больше физических симптомов в контексте психического заболевания, чем мужчины.[ii] Головные боли, боли в животе, хронические боли и высокое кровяное давление может быть симптомом психического заболевания. Другие физические признаки включают проблемы со сном, колебания веса, недостаток энергии или низкое половое влечение. Физические симптомы всегда должны проверяться врачом. Но, как только медицинский диагноз исключен, женщины, которые испытывают необъяснимые физические симптомы, могут подумать о возможности невыявленного психического заболевания.

Общие признаки психического заболевания

Существует также ряд универсальных признаков психического заболевания, одинаково применимых как к мужчинам, так и к женщинам. Посмотрите, сможете ли вы найти себя в следующем списке.

  • Трудности в жизни. Иногда первые признаки психического заболевания проявляются в снижении функционирования. Это может проявляться в виде плохих оценок, плохой работы, невыполнения своих обязанностей, трудностей с преодолением стресса или проблем в личных отношениях.
  • Изменения настроения и эмоций. Необъяснимые или нехарактерные изменения или колебания настроения являются еще одним первичным признаком многих психических заболеваний. Это может проявляться в подавленном настроении, чувстве эйфории, чрезмерной энергии, отсутствии эмоций или чувстве апатии. С другой стороны, человек может испытывать чрезмерную вину, страх, стыд или гнев.
  • Когнитивные нарушения. Они могут включать проблемы с памятью, трудности с концентрацией внимания или периоды спутанности сознания.Любые тревожные когнитивные симптомы такого рода следует оценивать на предмет возможного психического заболевания.
  • Рискованное или нехарактерное поведение. Психическое заболевание иногда приводит к рискованному поведению, такому как трата непомерных сумм денег, рискованное сексуальное поведение или эксперименты с наркотиками и алкоголем. Иногда присутствует двойной диагноз, при котором человек испытывает пристрастие к наркотикам или алкоголю в дополнение к такому диагнозу, как депрессия или посттравматическое стрессовое расстройство.
  • Порывает с реальностью. Разрывы с реальностью встречаются при психотических расстройствах. Они могут проявляться в виде бреда, галлюцинаций, паранойи или чувства оторванности от мира.

What You Can Do

Если вы заметили признаки возможного психического заболевания у себя или у близкого человека, найдите время, чтобы проверить это. Найдите лечебный центр для женщин, где вас может оценить и поставить диагноз квалифицированный специалист в области психического здоровья.

Различные формы терапии могут помочь вам справиться с диагнозом психического здоровья.Ваш терапевт может предложить такие методы лечения, как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) при депрессии или тревоге или диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) при пограничном расстройстве личности или биполярном расстройстве.

Потратьте время на то, чтобы запомнить эти знаки и следить за их появлением в своей жизни. Иногда, чем раньше вы заметите начало психического заболевания, тем легче его лечить и контролировать.

Ссылки:

[i] Eaton, N. R., Keyes, K.М., Крюгер Р.Ф., Балсис С., Скодол А.Е., Маркон К.Е., Грант Б.Ф., Хасин Д.С. (2012). Модель инвариантной размерной ответственности гендерных различий в распространенности психических расстройств: данные национальной выборки. Journal of Abnormal Psychology, 12 (1), 282-8.
[ii] Хауг, Т. Т., Миклетун, А., Даль, А. А. (2004). Связь между тревогой, депрессией и соматическими симптомами в большой популяции: исследование HUNT-II. Психосоматическая медицина, 66 (6), 845-51

Подозрение – обзор | ScienceDirect Topics

Фенотип столетнего человека

Личность

Исследование столетнего жителя Джорджии изучало и сравнивало личностные черты трех возрастных групп: долгожителей, восьмидесятилетних и шестидесятилетних.Долгожители набрали больше баллов по подозрительности, радикализму, усталости и депрессии, но ниже по интеллекту, чувствительности и стрессу. Предварительные результаты исследования New England Centenarian Study показывают, что женщины-долгожители имеют низкие баллы в личностной области невротизма. Последующая способность не зацикливаться на вещах, которые вызывают стресс, может быть важной чертой выживания.

Функциональный статус

По данным шведского столетнего исследования, 25% проживали в собственных домах, 37% — в домах престарелых и 38% — в домах престарелых.В исследовании New England Centenarian Study пропорции не слишком отличались: примерно 15% жили самостоятельно в собственных домах, 35% жили в семье или в доме с престарелыми и 50% жили в домах престарелых. В то время как большинство долгожителей, по-видимому, имеют функциональную инвалидность, эта инвалидность, по-видимому, сужается к концу жизни. В популяционной выборке New England Centenarian Study 90% долгожителей функционировали независимо в среднем возрасте 92 лет.У большинства испытуемых наблюдалось снижение когнитивной функции только в последние 3–5 лет жизни.

Несмотря на отсроченную инвалидность, значительная часть долгожителей по-прежнему страдает возрастными заболеваниями в течение многих лет. В исследовании возраста начала возрастных заболеваний среди 424 долгожителей (323 мужчины и 101 женщина) субъекты соответствовали трем профилям заболеваемости: выжившие, отсроченные и сбежавшие. Сорок три процента долгожителей были выжившими или людьми, у которых возрастное заболевание было диагностировано до 80 лет (24% мужчин и 43% женщин-долгожителей).Сорок четыре процента были отсроченными, людьми, которые откладывали начало возрастных заболеваний по крайней мере до 80 лет (44% мужчин и 42% женщин-долгожителей). Беглецы, лица, достигшие 100-летнего возраста без установления возрастного заболевания, составили 13% долгожителей (32% мужчин и 15% женщин-долгожителей). То, что большинство долгожителей кажутся функционально независимыми в возрасте 90 лет, предполагает возможность того, что выжившие и отсроченные могут лучше справляться с болезнями и оставаться функционально независимыми по сравнению с другими людьми, которые с большей вероятностью умирают от этих болезней.Таким образом, в случае долгожителей, возможно, правильнее будет отметить сжатие инвалидности, а не болезненности. Вопреки ожиданиям, это не относится к заболеваниям, связанным с высоким риском смертности. При изучении только самых смертельных заболеваний пожилых людей, таких как болезни сердца, некожный рак и инсульт, 87% мужчин и 83% женщин отсрочили или избежали этих заболеваний (относительно мало долгожителей пережили такие заболевания).

Когнитивная функция

В ходе популяционного исследования Heidelberg Centenarian Study недавно было сообщено, что как раннее образование, так и интеллектуальная деятельность на протяжении всей жизни коррелируют с лучшими когнитивными способностями в возрасте 100 лет и старше.Исследование показало, что около 50% долгожителей продемонстрировали когнитивные нарушения от умеренной до тяжелой степени, а около 25% оказались когнитивно неповрежденными. Эти пропорции примерно такие же, как и в исследованиях когнитивных функций, о которых сообщают датские (Jeune и др. ), шведские (Hagberg и др. ), Джорджия (Poon и др. ) и New England Centenarian Studies. что указывало на то, что около 70% долгожителей были когнитивными нарушениями, а 30% были когнитивно неповрежденными.Консервативно, со строгими критериями отсутствия признаков когнитивных нарушений около 12–15% долгожителей не имеют признаков нарушений.

Несколько долгожителей проводят нейропсихологическое тестирование, за которым следуют посмертные нейропатологические исследования, которые привели к нескольким интересным наблюдениям. Описан ряд случаев долгожителей, которые были когнитивно неповреждены в момент смерти, но при вскрытии у них не было обнаружено никаких признаков невропатологии, включая нейрофибриллярные клубки и нейритные бляшки.Эти бляшки и клубки, которые являются патологическими признаками AD, когда-то считались неизбежными последствиями старения. Эти случаи можно считать примерами безболезненного старения, и они подтверждают мнение о том, что для некоторых людей нейропатология не является неизбежным следствием старения, и старение нельзя считать единственной причиной наличия патологии.

Некоторые исследователи заметили, что частота различных типов деменции различается среди людей младше 10 лет и старше по сравнению с более молодыми когортами.Датское исследование долгожителей показало, что 50% случаев деменции среди долгожителей были вызваны сосудистыми заболеваниями. Серия вскрытий 13 японских долгожителей с легкими когнитивными нарушениями выявила сосудистую, но не БА патологию. Вполне вероятно, что редкие причины деменции становятся более распространенными среди долгожителей, потому что люди, склонные к развитию БА, умирают в более молодом возрасте, оставляя выживших предрасположенными к клиническим проявлениям других нейродегенеративных заболеваний, таких как сосудистая деменция, болезнь Пика и болезнь телец Леви.

Пограничное расстройство личности и параноидальные мысли – Центры лечения BrightQuest

Паранойя — распространенное осложнение у людей с проблемами психического здоровья. Помимо пограничного расстройства личности, другие состояния психического и поведенческого здоровья, которые могут вызывать параноидальные симптомы, включают:

Шизофрения

Параноидная шизофрения, или шизофрения с паранойей, развивается в сочетании с бредовым психозом. Люди с этим расстройством убеждены, что они являются целью враждебных заговоров или кампаний саботажа, и что враждебные субъекты или агентства следят за каждым их шагом, активно работая над тем, чтобы помешать, притеснить или победить их.Они часто слышат голоса (слуховые галлюцинации), которые, кажется, подтверждают их худшие опасения, и им может потребоваться антипсихотическое лечение, чтобы выйти из бредового состояния.

Параноидальное расстройство личности

В то время как параноидальные идеи и представления людей с пограничным расстройством личности преходящи и ситуативны, для людей с параноидальным расстройством личности (ППЛ) иррациональные страхи и темные навязчивые идеи являются постоянными спутниками. Паранойя воспринимается как образ жизни, а не как внешний захватчик.

Бредовые расстройства преследования или ревности

Люди с бредовым расстройством преследования считают, что они постоянно подвергаются насилию, эксплуатации или заговору против них со стороны других людей или зловещих организаций (часто правительственных учреждений). Те, у кого проявляются симптомы ревниво-бредового расстройства, абсолютно убеждены, что их супруги или партнеры изменяют им, и невосприимчивы к любым доказательствам, доказывающим обратное.

Как и шизофрения, бредовые состояния классифицируются как психотические расстройства на основании их способности производить восприятия и представления, которые кажутся полностью реальными, но являются полностью иллюзорными.

Нарушения, вызванные употреблением психоактивных веществ

Эти состояния психического здоровья имитируют установленные формы психических заболеваний, но они вызваны хроническим, нелеченным злоупотреблением психоактивными веществами и зависимостью. Стимуляторы, такие как кокаин и метамфетамин, могут вызывать пугающие и непреодолимые чувства паранойи, а кокаиновая зависимость, в частности, долгое время ассоциировалась с паранойей настолько сильной, что может вызвать агрессивное поведение.

Злоупотребление галлюциногенами также может вызвать параноидальные убеждения или представления, и многие люди, которые сообщают о «плохих поездках» под воздействием ЛСД или других галлюциногенов, описывают, как их преследовали, преследовали или преследовали демоны и другие виды ужасающих монстров.

Факторный анализ признаков и симптомов мании | Биполярные и родственные расстройства | JAMA Психиатрия

Фон Адекватного факторного анализа признаков и симптомов мании не проводилось. Из ограниченных прошлых сообщений возникла точка зрения, что у пациентов с манией возникают 2 основных кластера симптомов (эйфорически-грандиозный и параноидно-деструктивный) наряду с так называемыми основными симптомами психомоторного напряжения.С этой точки зрения дисфорическая мания связана с параноидно-деструктивными симптомами и с психозом.

Методы Мы оценили 237 пациентов с DSM-III-R — биполярным расстройством, маниакальным (n = 204) или смешанным (n = 33) — по 15 классическим признакам мании и 5 признакам, связанным с дисфорическим настроением. К рейтингам применялся факторный анализ главных компонентов.

Результаты Было выявлено пять четко интерпретируемых и клинически значимых факторов.Первый и самый сильный фактор представлял собой дисфорию при мании, с сильной положительной нагрузкой на депрессивное настроение, лабильность, чувство вины, тревогу, суицидальные мысли и поведение и сильной отрицательной нагрузкой на эйфорическое настроение. Факторы со 2 по 5 представляли собой психомоторное ускорение, психоз, усиление гедонистической функции и раздражительную агрессию соответственно. Распределение взвешенных баллов по фактору 1 было бимодальным, тогда как соответствующие распределения факторов со 2 по 5 были унимодальными. Вопреки всем предыдущим сообщениям, не было обнаружено общего фактора, указывающего на общую тяжесть мании.Факторы, ранее предложенные Бейгелем и Мерфи, не подтвердились.

Выводы Выявлено пять независимых факторов, представляющих собой дисфорическое настроение, психомоторное напряжение, психоз, усиление гедонистической функции и раздражительную агрессию. Традиционный взгляд на симптоматические факторы при мании не подтвердился. Дисфорические признаки статистически выражены у пациентов с манией, а бимодальное распределение фактора дисфории согласуется с возможностью того, что смешанное биполярное расстройство представляет собой отдельное состояние.

ВНИМАТЕЛЬНОЕ ОПИСАНИЕ маниакальных подтипов восходит, по крайней мере, к Weygandt 1 и Kraepelin, 2 , которые разделили биполярное расстройство на маниакальное, депрессивное и смешанное состояния и, таким образом, четко определили депрессивные и лабильные черты мании. Многочисленные более поздние исследователи отмечали выраженные дисфорические симптомы при мании, 3 -13 , сосуществующие с 4 классическими определяющими чертами мании: эйфорическим настроением, психомоторным напряжением, грандиозностью и раздражительной агрессией. 14 Однако никакие эмпирические исследования не подтверждают различные специальные определения смешанных биполярных состояний. Факторный анализ представляет собой один из способов изучения этого вопроса с целью установления связи между признаками и симптомами у пациентов с манией и предположения о возможных клинических подтипах расстройства.

Ранние исследования маниакальных признаков с помощью факторного анализа основывались на небольших выборках. 15 -17 Взгляд на симптоматические факторы у пациентов с манией основан на ограниченных исследованиях Beigel и Murphy, 18 , проведенных более 25 лет назад.Эти исследователи предложили 2 маниакальных подтипа, параноидно-деструктивный и эйфорически-грандиозный, основываясь на первом анализе только 12 пациентов 18 и последующем исследовании 30 пациентов. 7 Первый общий коэффициент, положительно загруженный для всех элементов. Второй, статистически биполярный фактор противопоставлял эйфорию и грандиозность паранойе, депрессии и враждебности. Другие факторы трудно интерпретировать. Несмотря на небольшие выборки, эти отчеты были общеприняты, хотя попытки подтвердить типологию маниакальных состояний Бейгела-Мерфи имели ограниченный успех.Loudon et al, 8 , изучавшие 16 пациентов с манией, не подтвердили 2 предсказанные группы. Double, 13 , изучая 81 пациента с манией, обнаружил предсказанный первый общий фактор и предсказанный второй, статистически биполярный фактор, противопоставляющий враждебность, депрессию и повышенные подозрения с эйфорией. Изучив распределение баллов по второму фактору, Дабл не обнаружил признаков бимодальности — критерия, который Бейгель и Мерфи не могли применить к своей неадекватной выборке.Во всех этих исследованиях количество случаев было ниже, чем обычно рекомендуется для получения стабильных факторов. 19 ,20

Совсем недавно Bauer et al. 21 и Zheng and Lin 22 опубликовали факторный анализ симптомов настроения. Эти исследования были основаны на самооценке и не ограничивались маниакальной когортой. Хотя оба отчета представляют интерес для понимания общих взаимосвязей между признаками и симптомами по всему спектру депрессии, эутимии и мании, ни один из них не имеет отношения к конкретному вопросу о факторах маниакальных симптомов.

Генерация интерпретируемых факторов требует измерения соответствующих переменных в исходных наблюдениях. Comrey 19 подчеркнул, что переменные должны обеспечивать репрезентативные измерения каждого ожидаемого фактора и что исключение ключевых переменных серьезно изменит или затенит полное решение фактора. В этом отношении, хотя Шкала оценки маниакального состояния Бейгела-Мерфи 23 включала депрессивное настроение, она не включала многие клинически предполагаемые признаки смешанной мании, такие как лабильность и тревога.Шкала Юнга для мании, 24 , которую использовал Дабл 13 в одном из своих анализов, вообще не включает депрессию. Таким образом, насколько нам известно, все исследования факторного анализа маниакальных признаков на сегодняшний день имеют неприемлемо малые выборки и неадекватную выборку дисфорических симптомов.

После тщательного обзора литературы по маниакальным подтипам существующие шкалы оценки мании были сочтены неадекватными для этого исследовательского вопроса.Были отобраны двадцать признаков и симптомов, относящихся к классической мании и смешанному биполярному состоянию. Каждая характеристика оценивалась от 0 до 5 с определенными якорными утверждениями для оценок 1, 3 и 5. 20 характеристик, включенных в этот факторный анализ, включали повышенную двигательную активность, снижение сна, напористую речь, скачущие мысли, эйфорическое настроение, грандиозность, гиперсексуальность, повышенное чувство юмора, необычная одежда или внешний вид, психоз (определяемый как любой бред или любые галлюцинации), параноидальные мысли, отсутствие понимания, навязчивость, раздражительность, агрессия, депрессивное настроение, лабильность настроения, чувство вины, суицидальные мысли или поведение и беспокойство.

рейтинга были заполнены одним или более из группы из 4 психиатров (FC, KF, EM и BJC). Все оценщики были клиницистами, знакомыми с оценкой и ведением пациентов с манией. Рейтинги были основаны на прямых интервью продолжительностью не менее 20 минут. Дополнительная информация из истории болезни и наблюдений персонала была включена в процесс оценки (например, недавние эпизоды гнева, неуместного сексуального поведения или бессонницы).Рейтинги, относящиеся к 3-4-дневному периоду для выборки относительно необычных событий.

Надежность и параллельная действительность

Валидность шкалы

определялась путем сравнения с рейтинговой шкалой маниакального состояния Бейгела-Мерфи 23 и с клинической общей оценкой тяжести маниакального состояния по шкале от 0 до 10.Эти одновременные оценки были выполнены одним оценщиком (FC) для 35 стационарных пациентов, у которых был диагноз биполярного расстройства, смешанного, маниакального или в стадии ремиссии. Коэффициенты корреляции моментов произведения Пирсона и доверительные интервалы были рассчитаны с использованием общих баллов.

Совместные интервью с использованием новой шкалы были проведены для 11 пациентов тремя из нас (F.C., E.M. и B.J.C.). В число субъектов входили пациенты, отвечающие критериям DSM-III-R для биполярного расстройства, маниакального, смешанного расстройства или в стадии ремиссии.Определены внутриклассовые коэффициенты корреляции 25 . Другой оценщик (К.Ф.) участвовала в тренировочных упражнениях по надежности до того, как ее рейтинги были приняты. От нее требовалось достичь критерия согласованности с оценками двух из нас (FC или BJC), чтобы ее оценки по отдельным пунктам не отличались более чем на 1 балл.

Было оценено состояние 237 пациентов, поступивших в больницу Джона Амстеда, Батнер, Северная Каролина, с ноября 1992 г. по август 1995 г.; пациенты соответствовали критериям DSM-III-R для биполярного расстройства, маниакального или смешанного.Подробная информация об отдельных критериях большой депрессии DSM-III-R , используемых для подтверждения диагноза биполярного расстройства, смешанного, в этой когорте, представлена ​​в другом месте. 26 Пациенты получали медикаментозное лечение в соответствии с клиническими показаниями. Состояние более 95% пациентов оценивали между 2 и 5 днями госпитализации. Рейтинги были составлены, чтобы помочь с оценкой и диагностикой в ​​процессе скрининга и набора участников программы исследования аффективных расстройств в больнице.После одобрения процесса Институциональным наблюдательным советом все пациенты дали устное согласие на интервью. Некоторые продолжали участвовать в протоколах исследований. Ни один пациент не был оценен более чем в 1 эпизоде.

Взаимосвязь симптомов изучалась с помощью факторного анализа основных компонентов с использованием корреляционной матрицы и вращения VARIMAX. В число рассматриваемых факторов брались те, у которых собственные значения больше единицы. Также был проинспектирован участок осыпи 27 , и количество факторов сравнивалось с теми, у которых собственные значения больше 1.0. Для описания факторов использовались нагрузки предметов с абсолютными значениями больше 0,4. Также отдельно были проанализированы рейтинги пациентов, которые соответствовали критериям биполярного расстройства, мании (n=204).

Факторные баллы для отдельных пациентов были рассчитаны, как описано Гамильтоном. 28 Распределения проверены на наличие бимодальных тенденций. Статистику Колмогорова-Смирнова использовали для проверки нормальности распределения общих баллов симптомов и баллов по каждому фактору.

Среди 237 пациентов было 109 мужчин и 128 женщин. Двести четыре (86,1%) соответствовали критериям DSM-III-R для биполярного расстройства, маниакального, и 33 (13,9%) для биполярного расстройства, смешанного. Средний (±SD) возраст пациентов составил 42,9±14,9 года (диапазон от 18 до 82 лет). Выборка включала 132 белых, 104 черных и 1 американского индейца. Средняя (±SD) общая оценка симптомов составила 33,9±9,9 (диапазон от 11 до 59). Распределение общей суммы баллов по симптомам было нормальным (статистика Колмогорова-Смирнова, P =.22) (рис. 1).

Параллельная валидность и надежность

Тридцать пять наборов одновременных оценок были получены одним из нас (FC) с использованием 20 выбранных признаков, рейтинговой шкалы маниакального состояния Бейгела-Мерфи и общей клинической оценки. Согласно критериям DSM-III-R , оцениваемые эпизоды включали биполярное расстройство, маниакальное состояние (n=27), биполярное расстройство, смешанное (n=6) и биполярное расстройство в стадии ремиссии (n=2).В выборку вошли 17 женщин и 18 мужчин. Средний (±SD) возраст этих пациентов составил 40,8±13,3 года (диапазон от 21 до 75 лет). Корреляция общей оценки симптомов была значимой со шкалой оценки маниакального состояния Бейгела-Мерфи ( r = 0,839, P ≤ 0,001; 95% доверительный интервал, 0,65 ≤ ρ ≤ 0,93) и клиническими глобальными оценками ( r = 0,865, P ≤,001, 95% доверительный интервал, 0,74≤ρ≤0,93).

Одиннадцать пациентов, отвечающих критериям DSM-III-R для биполярного расстройства, маниакального расстройства (n=7), биполярного расстройства, смешанного (n=1) или биполярного расстройства в стадии ремиссии (n=3), были оценены на 20 выбранных функций в трехстороннем совместном интервью, как описано ранее.В выборку вошли 6 мужчин и 4 женщины. Один пациент был оценен в период мании и ремиссии. Средний (±SD) возраст пациентов составил 51,5±17,0 лет. Коэффициент внутриклассовой корреляции для общей оценки симптомов составил 0,977.

Пять собственных значений были больше единицы, что определяло количество вычисляемых факторов. На такое же количество факторов указывает график Scree. 5 факторов охватили 57% отклонений без поворота и поворота.После ротации 5 факторов можно было клинически интерпретировать. Пять факторов и их нагрузки с абсолютными значениями выше 0,4 показаны в таблице 1. Пятнадцать из 20 признаков и симптомов нагружены только по одному фактору каждый. Три загружены по 2 множителя каждый. Пункты «одежда и сон» не нагружали ни на один фактор.

Первый и самый сильный фактор не является общим фактором, определяющим тяжесть мании. Скорее, фактор 1 оказывает значительное влияние только на 6 симптомов. Фактор 1 статистически биполярен.Он представляет собой настроение с эйфорическим и депрессивным настроением на противоположных полюсах. Тревога, лабильность, чувство вины, суицидальные мысли и поведение также нагружают дисфорический полюс. Распределение взвешенных баллов по фактору 1 было бимодальным (рис. 2).

Фактор 2 представляет собой психомоторное ускорение с нагрузками для двигательной активности, принужденной речью и скачками мыслей. К этому фактору также относились повышенные контакты, в том числе описания навязчивости и неуместного обращения к другим.Фактор 3 включает психотические явления и включает в себя пункты паранойя, бредовая грандиозность, бредовая неосведомленность и психоз (галлюцинации и бред). Фактор 4 — это фактор гедонии, включающий в себя эйфорическое настроение, юмор и гиперсексуальность, а также грандиозность. Фактор 5 включает раздражительность, агрессию и паранойю.

Статистика Колмогорова-Смирнова показала, что распределение взвешенных баллов по фактору 1 не было нормальным ( P ≤,001), что соответствовало бимодальному виду распределения (рис. 2).Статистика Колмогорова-Смирнова подтвердила, что распределения взвешенных баллов факторов 2 ( P = 0,40), 3 ( P = 0,58), 4 ( P = 0,09) и 5 ​​( P =. 61) были нормальными (рис. 3).

Отдельный анализ рейтингов 204 пациентов, у которых было диагностировано биполярное маниакальное расстройство, выявил те же самые факторы с лишь незначительными различиями в нагрузках. Значимые элементы для каждого фактора, как уже определено, не изменились.

Анализ выявил 5 клинически интерпретируемых факторов.Все 5 уникальны в исследовательской литературе по мании, и каждый из них представляет собой основное клиническое измерение маниакального расстройства. Фактор 1 захватил 15,6% повернутой дисперсии. Он представляет собой фактор дисфорического настроения. Это не общий фактор, определяющий общую тяжесть маниакальных симптомов. Он включает в себя признаки и симптомы, такие как лабильность и тревога, которые гипотетически, но никогда не продемонстрированы эмпирически, характеризуют дисфорическую манию. 11 Не соответствует ни первому общему фактору, ни второму биполярному (эйфорически-грандиозному или параноидально-деструктивному) фактору Мерфи и Бейгеля 7 , ни аналогичным факторам Дабла. 13 Фактор 1 уникален. Он представляет собой ранее не установленный фактор депрессивного настроения и связанных с ним дисфорических симптомов при мании. Эта статистическая значимость депрессивных признаков и симптомов, которую мы обнаружили во время мании, согласуется с клиническими наблюдениями многочисленных исследователей. 3 -13

Бимодальное распределение фактора 1 (рис. 2) указывает на статистически значимую гетерогенность в общей популяции пациентов с манией.Эта продемонстрированная неоднородность может служить наблюдением, порождающим гипотезу, чтобы предположить существование 2 различных маниакальных подгрупп. 29 ,30 Эмпирическая бимодальность оценок фактора 1 также закладывает основу для основанного на данных подхода к определению смешанного биполярного эпизода. Эти направления развития станут предметом других отчетов этого проекта.

Фактор 2 представляет психомоторное ускорение. Его компоненты (повышенная двигательная активность, мчащиеся мысли или нарушение концентрации внимания, напористая речь и усиленный контакт) входят в число «основных элементов» первых факторов Мерфи и Бейгела 7 и Дабла. 13 Примечательно, что снижение сна, которое часто рассматривается как аспект психомоторного ускорения, не влияет на фактор 2. Фактор 2 представляет собой 1 из 4 классических определяющих признаков мании.

Фактор 3 представляет психоз при мании. У него нет четкого аналога в других анализах, которые мы рассмотрели. Он включает общий пункт для оценки психоза (бред и галлюцинации), а также пункты, которые могут охватывать психотическую форму классических симптомов, таких как бредовая грандиозность и бредовое отсутствие понимания.Паранойя, которая оценивалась как повышенная бдительность и подозрительность низкой интенсивности, проявлялась как явный параноидальный бред в факторе 3. Вопреки предложению Beigel и Murphy, 18 фактор 3, представляющий психоз, не был связан с фактором 1, представляющим депрессивное настроение при мании. Появление психоза как отдельного фактора свидетельствует о том, что психотические черты не зависят от основных маниакальных симптомов. Связаны ли они с общей тяжестью или с какой-либо другой переменной, еще предстоит определить.

Фактор 4 представляет собой фактор гедонии, состоящий из эйфорического настроения, юмора, повышенной сексуальности и грандиозности. Это вызывает в памяти образ счастливого, смеющегося, кокетливого пациента с манией. Он аналогичен кластеру эйфорически-грандиозных симптомов, наблюдаемому Beigel и Murphy, 18 , но явно является отдельным фактором в наших данных. Это также напоминает третий фактор Double 13 , основанный на рейтинговой шкале маниакального состояния Бейгела-Мерфи. 23 Нагрузка на фактор 4 включает 2 из 4 классических определяющих признаков мании (эйфорическое настроение и грандиозность).Дополнительные элементы фактора 4 юмора и гиперсексуальности можно рассматривать как альтернативные выражения повышенного настроения и самооценки.

Фактор 5 содержит пункты паранойя, агрессия и раздражительность. Этот фактор соответствует кластеру параноидно-деструктивных симптомов, наблюдаемому Beigel и Murphy 18 , и второму фактору, описанному Double 13 на основе рейтинговой шкалы маниакального состояния Beigel-Murphy. 23 Он отличается от отчета Beigel и Murphy тем, что наши элементы психоза не нагружались этим фактором, за исключением, в частности, паранойи.Аналогичный второй фактор Двойника, применяющий ту же Шкалу маниакального состояния Бейгела-Мерфи к большей когорте, в большей степени согласуется с нашим фактором 5 в том, что пункт «бред» не сильно нагружен элементами агрессии. Напротив, специфически параноидальный пункт «подозрительно» в отчете Дабла действительно нагружен агрессией. Проверка распределения баллов по фактору 5 не выявила бимодальности (рис. 3). Унимодальное распределение этого фактора также согласуется с выводами Double.Фактор 5, как и факторы 2 и 4, представляет собой 1 из 4 классических определяющих признаков мании.

4 классических определяющих признака мании в этом анализе представлены как 3 фактора: фактор 2 (психомоторное напряжение), 4 (усиленная гедонистическая функция, включающая эйфорическое настроение и грандиозность) и 5 ​​(раздражительная агрессия). Этот результат, как правило, подтверждает важность этих определяющих признаков, но также предполагает, что эйфорическое настроение и грандиозность являются альтернативными выражениями одного фундаментального процесса (повышение гедонистической функции).По этой причине эйфорическое настроение и грандиозность нельзя рассматривать отдельно как определяющие признаки мании. Нозологическая значимость двух дополнительных факторов, факторов 1 (дисфорическое настроение) и 3 (психоз), не может быть установлена ​​из этого факторного анализа, который был ограничен пациентами с манией. Однако клиническая значимость факторов 1 и 3 при мании очевидна.

Большинство признаков или симптомов связаны только с одним фактором. Три нет; грандиозность, паранойя и эйфорическое настроение, каждое из которых нагружено двумя факторами.Грандиозность, нагруженная факторами гедонии и психоза. Качественно это связано с гедонистическим влечением, что согласуется с предыдущими исследованиями. В крайнем случае он включает в себя бредовую грандиозность, что приводит к его появлению на факторе 3 (психоз). Паранойя, определяемая как гипербдительность на низких уровнях и доходящая до параноидального бреда в крайних случаях, нагружена параноидно-враждебным фактором, что согласуется с предыдущими исследованиями, и фактором психоза. Эйфорическое настроение появлялось как на факторе гедонии, так и при отрицательной нагрузке на фактор 1.Это устанавливает его положение как обратно пропорциональное депрессивному настроению и как связанное с гедонистическим влечением. Таким образом, все эти случаи двухфакторной нагрузки согласуются с клиническими наблюдениями при мании.

Факторы 1, 2 и 4 обеспечивают некоторую эмпирическую поддержку теоретических формулировок основных компонентов расстройств настроения. В 1974 г. Klein 31 предложил 3 ключевых процесса при депрессии: растормаживание центральной болевой системы, торможение системы вознаграждения и нарушение психомоторной вспомогательной системы.Кляйн связывал классические симптомы эндогеноморфной (меланхолической) депрессии с этими тремя нерегулируемыми нейробиологическими процессами. В расширении модели Кляйна Кэрролл 32 -34 представил трехкомпонентную модель биполярного расстройства. Для мании модель Кэрролла-Кляйна предсказывает расторможенную систему вознаграждения (фактор 4 в наших результатах) и ускоренную психомоторную вспомогательную систему (фактор 2 в наших результатах). Заторможенная центральная болевая система, предсказанная моделью Кэрролла-Кляйна, не проявилась в наших результатах, потому что в 20 отобранных характеристиках не были включены элементы, относящиеся к конструкту центрального торможения боли (например, безрассудство и принятие риска).Мы получили фактор, обозначающий признаки расторможенной центральной боли — фактор 1 — соответствующий депрессивному настроению при мании. Модель Кэрролла-Кляйна также предсказывает, что центральные измерения боли, вознаграждения и психомоторики ортогональны, что подтверждается этими данными. Из моделей Кэрролла и Кляйна исключались признаки психоза, агрессии и нарушения циркадных ритмов (сон). В наших данных первые 2 из этих признаков проявлялись как отдельные факторы мании (факторы 3 и 5 соответственно), а нарушение сна не нагружало ни один из факторов.

Насколько нам известно, это исследование является крупнейшим на сегодняшний день исследованием маниакальных признаков и симптомов с упором на смешанные состояния. Включив адекватную выборку признаков и симптомов, относящихся к смешанным состояниям, мы определили фактор депрессивного настроения при мании. Изучая достаточное количество пациентов — более чем в 10 раз больше пациентов, чем оцениваемые предметы, — мы также получили стабильные факторы, которые противоречат прежним представлениям о кластерах симптомов при мании, которые были получены из ограниченных более ранних исследований. 7 ,13 ,18 В частности, мы обнаружили, что факторы, обозначающие психоз и агрессию, совершенно отделены друг от друга и от фактора, представляющего дисфорию при мании.

Эмпирически наблюдаемая бимодальность фактора 1 подтверждает точку зрения о том, что смешанная мания представляет собой отдельное состояние. Этот вывод соответствует клинически обоснованному представлению DSM-III-R и DSM-IV о биполярном расстройстве, смешанном. Еще предстоит определить, представляет ли это состояние одновременное присутствие мании и депрессии, точку зрения, согласующуюся с Kraepelin 2 и Winokur et al, 4 , или же это отдельное, независимое состояние, имеющее черты мании и депрессии.

Структура ФАКТОРА не изменилась, когда из анализа были исключены 33 пациента со смешанными биполярными эпизодами, определенными в DSM-III-R . Это открытие предполагает, что дисфорические черты заметны даже в «чистых» маниакальных эпизодах, как сообщают Winokur et al. 4 Наш собственный анализ частоты симптомов при чистых и смешанных маниях 14 согласуется с данными Winokur et al. Однако не существует убедительных доказательств, подтверждающих определение DSM-III-R или более раннее определение смешанного биполярного расстройства, данное Винокуром и др.Таким образом, сохранение фактора 1 с почти идентичными нагрузками в чистой маниакальной группе может просто отражать контаминацию чистой маниакальной группы пациентами, которые не соответствовали критериям DSM-III-R для полного синдрома большой депрессии, но тем не менее проявляли выраженные дисфорические черты. Планируется дополнительный анализ наших данных для получения эмпирических критериев дисфорической мании (вторая группа в распределении фактора 1) и для сравнения этой группы со смешанной биполярной группой, определенной в DSM-III-R .

Факторы, полученные в этом исследовании, описывают полезные исследования и клинические измерения для изучения мании. Помимо настроения, они фиксируют психоз, гедонию, психомоторную акселерацию, раздражительную агрессию. Они позволяют охарактеризовать отдельных пациентов по этим параметрам, что может расширить наши возможности для изучения взаимосвязи признаков мании с биологическими маркерами, прогнозом и реакцией на лечение.

Вопросы для будущих исследований, которым может способствовать идентификация этих факторов, включают (1) соответствие между баллами фактора 1 и критериями DSM-IV для биполярного расстройства, смешанного; (2) стабильность профилей факторов при множественных эпизодах мании; (3) возможность того, что некоторые методы лечения действуют избирательно на определенные факторы; (4) связь биологических маркеров со специфическими факторами; и (5) дифференциальные профили факторов во время мании как функция генетической нагрузки или фенотипической изменчивости во время депрессивной фазы биполярного расстройства (например, бредовые, атипичные или меланхолические подтипы биполярной депрессии).

Принято к публикации 9 апреля 1997 г.

Предварительные результаты этой статьи были представлены на Первой международной конференции по биполярному расстройству, Питтсбург, Пенсильвания, 23 июня 1994 г.

Отпечатки: Фредерик Кэссиди, доктор медицины, кафедра психиатрии и поведенческих наук, Медицинский центр Университета Дьюка, Box 3414, Durham, NC 27710.

1.Вейгандт W Ueber das маниакально-депрессивный Iresein.  Берл Клин Вохеншр. 1901;4105- 106Google Scholar2.

Крепелин Э.Робертсон GMedBarclay RMed Маниакально-депрессивное безумие и паранойя. Эдинбург, Шотландия E&S Livingstone, 1921;

3. Ренни TAC Прогноз при маниакально-депрессивных психозах. Am J Психиатрия. 1942;98801- 814Google Scholar4.

Винокур Дж.Клейтон PJReich T Маниакально-депрессивный психоз. Сент-Луис, Мо Мосби – Year Book Inc., 1969;

5.Котин Джей Гудвин FK Депрессия во время мании: клинические наблюдения и теоретические выводы. Am J Психиатрия. 1972;129679- 686Google Scholar6.Карлсон Гудвин FK Стадии мании: лонгитюдный анализ маниакального эпизода. Главный психиатрия. 1973;28221- 228Google Scholar7.Мерфи Д.Л.Бейгель A Депрессия, приподнятое настроение и реакция на карбонат лития в подгруппах пациентов с манией. Главный психиатрия. 1974;31643- 648Google Scholar8.Лаудон Дж. Блэкберн И.МАшворт CM Исследование симптоматики и течения маниакального расстройства с использованием новой шкалы. Психомед. 1977;7723- 729Google Scholar9.Himmelhoch Дж. М. Гарфинкель ME Источники резистентности к литию при смешанной мании.  Бюллетень Psychopharmacol. 1986;22613- 620Google Scholar10.Swann АСекунда СККац MMCКруган Джей Боуден CLKoslow С.Х.Берман NStokes ФЭ Специфика смешанных аффективных состояний: клиническое сравнение дисфорической мании и ажитированной депрессии. J Аффектное расстройство. 1993;2881- 89Google Scholar11.Post Рубинов DRUhde TWРой-Бирн ППЛиннойла Рософф ACowdry R Дисфорическая мания: клинические и биологические корреляты. Главный психиатрия. 1989;46353- 358Google Scholar12.Prien РФХиммельхох JMKupfer DJ Лечение смешанной мании. J Аффектное расстройство. 1988;159- 15Google Scholar13.Double БД Факторная структура маниакальных рейтинговых шкал. J Аффектное расстройство. 1990;18113- 119Google Scholar14.Cassidy FMurry ЭФорест ККэррол BJ Признаки и симптомы мании в чистых и смешанных эпизодах. J Аффектное расстройство. 1998;50187- 201Google Scholar15.Moore TV Эмпирическое определение некоторых синдромов, лежащих в основе ранних и маниакально-депрессивных психозов. Am J Психиатрия. 1930;9719- 738Google Scholar16.Wittenborn JR Модель симптомов в группе пациентов психиатрической больницы. J Consult Psychol. 1951;15290- 302Google Scholar17.Wittenborn Р.Дж.Вайс WR Пациенты с диагнозом маниакально-депрессивный психоз — маниакальное состояние. J Consult Psychol. 1952;16193- 198Google Scholar18.Beigel А.Мерфи D Оценка клинических характеристик маниакального состояния. Am J Психиатрия. 1971;128688- 694Google Scholar19.Comrey А.Л. Общие методологические проблемы факторно-аналитических исследований. J Consult Clin Psychol. 1978;46648- 659Google Scholar20.Кунсе JTCook Случайные переменные DW и излишняя корреляция.  Educ Psychol Meas. 1957;35529- 534Google Scholar21.Bauer MSCrits-Кристоф Пбол WADewees Э.МакАлистер Талахи PCacciola ДжейБроу ПК Независимая оценка маниакальных и депрессивных симптомов путем самооценки: масштабные характеристики и значение для изучения мании. Главный психиатрия. 1991;48807- 812Google Scholar22.Zheng YPLin KM Надежность и достоверность китайского реестра полярности. Acta Psychiatr Scand. 1994;89126- 131Google Scholar23.Beigel А.Мерфи ДЛБанни WE Рейтинговая шкала маниакального состояния: построение шкалы, надежность и достоверность. Главный психиатрия. 1971;25256- 262Google Scholar24.Young RCBiggs JTZiegler В.Э. Мейер DA Шкала оценки мании: надежность, достоверность и чувствительность. Br J Психиатрия. 1978;133429- 435Google Scholar25.

Вайнер BJ Статистические принципы в планировании экспериментов.  Нью-Йорк, NY McGraw-Hill Book Co., 1971;

26. Кэссиди FMurry ЭФорест ККэрролл BJ Эффективность критериев большой депрессии DSM-III-R при диагностике биполярных смешанных состояний. J Аффектное расстройство. 1997;4679- 81Google Scholar27.Cattell RB Тест осыпи по количеству факторов.  Многовариантное поведение Res. 1966;1245- 276Google Scholar28.Hamilton M Несколько замечаний по рейтинговым шкалам.  Статист. 1968;1811- 17Google Scholar29.Moran PAP Установление психического синдрома. Br J Психиатрия. 1966;1121165- 1171Google Scholar30.Kendell RR Проблема классификации. Br J Психиатрия. 1968;15- 26Специальное издание 2.Google Scholar31.Klein DF Эндогеноморфная депрессия: концептуальный и терминологический пересмотр. Главный психиатрия. 1974;31447- 454Google Scholar32.Carroll BJ Нейробиологические аспекты депрессии и мании.Ангст Джед  Истоки депрессии Современные концепции и подходы. New York, NY Springer-Verlag NY Inc1983;163-186Google Scholar33.Carroll BJ Психопатология и нейробиология маниакально-депрессивных расстройств. Кэрролл Б. Дж. Барретт JEeds  Психопатология и мозг. New York, NY Raven Press1991;265- 285Google Scholar34.Carroll BJ Мозговые механизмы при маниакальной депрессии. Клин. Хим. 1994;40303- 308Google Scholar

В чем разница между паранойей и разумными подозрениями?

В 2013 году бывший сотрудник ЦРУ и правительственный подрядчик Эдвард Сноуден обнародовал секретные документы, раскрывающие масштабы деятельности У.С. правительственное наблюдение. Внезапно страхи, которые когда-то казались параноидальными, решительно укоренились в реальности. Паранойя и тревога являются обычным явлением. Они могут быть частью типичного спектра человеческого опыта или признаками серьезного диагноза психического здоровья.

Может быть трудно провести границу между нормальными страхами, тревогой и паранойей. Это особенно верно, когда кажущиеся параноидальными страхи человека оказываются правдой — как это было в случае с активистами, ставшими жертвами таких программ, как COINTELPRO, и с Эрнестом Хемингуэем, у которого действительно было досье ФБР.Знание того, где провести эту черту и как решить, является ли страх разумным или нет, может помочь людям обратиться за соответствующей психиатрической помощью.

Что такое паранойя?

Паранойя — это постоянная тревога по поводу определенного страха. Параноидальные тревоги часто связаны с преследованием, наблюдением или несправедливым обращением. Отличительной чертой паранойи является то, что она коренится в ложных убеждениях. Люди с параноидальными мыслями также могут иметь ложные представления о собственной силе или важности. Например, человек, не занимающий политической должности и не занимающийся активизмом, может верить в международный заговор с целью наблюдения и пыток за ним.В некоторых случаях воздействие травмы или сильного стресса может сделать людей более склонными к паранойе.

Люди, испытывающие параноидальные мысли, часто поглощены этими мыслями. Они могут быть зациклены на том, чтобы заставить других людей принять их убеждения как истинные. Они могут делать необычный выбор, чтобы защитить себя от источников беспокойства.

Кратковременные моменты паранойи распространены и не обязательно означают, что у человека есть психическое заболевание. Паранойя также отличается от тревоги тем, что:

  • Паранойя сосредоточена на конкретном источнике беспокойства.
  • Люди, страдающие паранойей, часто имеют ложные представления о себе, мире или людях, которых они знают.
  • Человек с параноидальными мыслями может испытывать проблемы с восприятием. Исследование 2008 года, в котором социальная тревожность сравнивалась с паранойей, показало, что люди с необычным восприятием, включая галлюцинации, чаще испытывают паранойю.

Бред против разумной паранойи

Бредовая паранойя — это паранойя, вызванная ложным убеждением. Хотя это часто является признаком шизофрении, это также может быть связано с другими диагнозами психического здоровья.Когда страхи человека коренятся в реальности или разумны, они не параноики. Задача состоит в том, чтобы определить, какие убеждения разумны, а какие нет.

Адвокат, работающий с задержанными иммигрантами, может беспокоиться о том, что за ними следит правительство. Врач, работающий с инфекционистами, может опасаться заражения или распространения болезни. Даже если страх не сбывается, он коренится в реальности.

Для специалистов в области психического здоровья важно критически изучить, почему у человека есть определенный страх и как его социальный пузырь, род занятий, культура и другие факторы могут повлиять на этот страх.Например, молодые чернокожие американцы могут бояться полиции. Тому, у кого никогда не было негативных отношений с полицией, этот страх может показаться необоснованным, даже параноидальным. Для человека, подвергшегося насилию со стороны полиции в отношении молодых чернокожих, страх кажется разумным и вряд ли связан с диагнозом психического здоровья. Отрицание разумных страхов человека может быть очень вредным, особенно когда это происходит в терапии.

Для специалистов в области психического здоровья важно критически изучить, почему у человека есть определенный страх и как его социальный пузырь, род занятий, культура и другие факторы могут повлиять на этот страх.

Один из способов оценить, является ли беспокойство человека разумным или нет, — это оценить, как он реагирует на противоречивые данные. Люди с шизофренией, например, могут продолжать поддерживать ложные убеждения, даже когда им предъявляются доказательства обратного. Противоречивые доказательства могут даже рассматриваться как признак более крупного заговора или как причина не доверять поставщику психиатрических услуг. Человек без шизофрении, который узнает, что его ложное убеждение не соответствует действительности, может испытать облегчение, а не обороняться.

Людям, которые думают, что у любимого человека может быть шизофрения, не следует тратить время на споры о ложных или параноидальных убеждениях.Это может навредить отношениям, мешая человеку чувствовать себя понятым или любимым. Споры о ложных убеждениях могут непреднамеренно заклеймить человека или вызвать у него чувство осуждения.

Симптомы шизофрении: связь с паранойей и тревогой

У человека с параноидальными мыслями может быть шизофрения или родственное заболевание. Только специалист в области психического здоровья может лечить и диагностировать это состояние, поэтому важно обратиться за консультацией к эксперту.

Шизофрения обычно начинается в подростковом или раннем взрослом возрасте.Тот, у кого в более позднем возрасте появляются параноидальные мысли, может иметь другое психическое заболевание, например деменцию.

Некоторые симптомы шизофрении, на которые следует обратить внимание, включают:

  • Потеря связи с реальностью. Шизофрения может заставить людей видеть или слышать то, что другие не могут.
  • Мысли и убеждения, которые другие воспринимают как странные или необычные.
  • Изменения аффекта. У человека с шизофренией аффект может казаться плоским, малоэмоциональным и очень отстраненным.
  • Проблемы с памятью, особенно с оперативной памятью.
  • Нарушения исполнительной функции, которые мешают сосредоточиться или сосредоточиться на задаче.
  • Проблемы с началом или продолжением новых увлечений или занятий.
  • Мало говорить.
  • Поведение, связанное с ложными убеждениями. Больной шизофренией может попытаться связаться со знаменитостью, чтобы предупредить ее об угрозе, или обратиться к адвокату, чтобы сообщить о государственной слежке, которой, похоже, не происходит.

Когда обращаться за лечением беспокойства по поводу того, что за вами наблюдают

Психиатрическое лечение может помочь любому, кто испытывает беспокойство, независимо от того, коренится ли его беспокойство в реальном источнике или является результатом диагноза психического здоровья.Активисты, такие как юристы или лидеры протеста, у которых есть обоснованные опасения по поводу того, что за ними будут следить, могут обнаружить, что терапия помогает им справиться со своей тревогой, справиться с влиянием этих страхов на их отношения и отделить разумные страхи от необоснованных.

Люди с состоянием, связанным с необоснованной паранойей, также могут найти огромное облегчение в терапии. Терапия может помочь человеку понять свою тревогу, противостоять ложным убеждениям и оценить влияние ложных убеждений на их жизнь.Люди с диагнозами, связанными с бредом, часто испытывают трудности на работе, в школе и в отношениях. Терапия может помочь в развитии лучших коммуникативных навыков и решении проблем шизофрении и других диагнозов, связанных с бредом.

Каталожные номера:

  1. Фримен Д., Гиттинс М., Пью К., Антли А., Слейтер М. и Данн Г. (2008). Что делает одного человека параноиком, а другого тревожным? Дифференциальное предсказание социальной тревожности и персекуторных мыслей в экспериментальной ситуации. Психологическая медицина, 8 (38), 1121-1132. doi: 10.1017/S0033291708003589
  2. Шизофрения. (2016, февраль). Получено с https://www.nimh.nih.gov/health/topics/schizophrenia/index.shtml
  3. .
  4. Шакил, М.К., и Дохерти, Н.М. (2015). Конфабуляции при шизофрении. Когнитивная нейропсихиатрия, 1 (20), 1-13. doi: 10.1080/13546805.2014.940886

© Copyright 2018 GoodTherapy.org. Все права защищены.

Предыдущая статья была написана исключительно автором, указанным выше.GoodTherapy.org не обязательно разделяет любые высказанные взгляды и мнения. Вопросы или опасения по поводу предыдущей статьи можно направлять автору или размещать в виде комментария ниже.

Пожалуйста, заполните все необходимые поля, чтобы отправить сообщение.

Пожалуйста, подтвердите, что вы человек.

Параноидальная личность

Параноидальная личность (ППЛ) — это диагноз, характеризующийся крайней подозрительностью по отношению к другим. Это недоверие часто распространяется на самые разные ситуации, от романтических отношений до работы.Человек может опасаться, что другие причинят ему вред, даже если для таких подозрений нет оснований.

Национальное эпидемиологическое исследование по алкоголю и связанным с ним состояниям оценивает, что примерно 4% людей имеют параноидальную личность. Это состояние обычно развивается в раннем взрослом возрасте. У мужчин этот диагноз встречается чаще, чем у женщин.

Кто-то с PPD может изо всех сил пытаться поддерживать близкие отношения из-за своей паранойи. Постоянное внимание к угрозам может вызвать чрезмерный стресс.Лицензированный терапевт может помочь человеку с ПРЛ справиться с этими и другими симптомами.

Симптомы параноидальной личности

Кто-то с параноидальной личностью постоянно предполагает, что другие «заботятся о них». У человека может не быть никаких доказательств этих страхов, но он все равно твердо верит в них. Человек может не знать, что другие считают его убеждения иррациональными.

Чтобы претендовать на диагноз ПРЛ, у человека должны быть как минимум четыре из следующих симптомов:

  1. Подозревает, что другие эксплуатируют, обманывают или иным образом причиняют им вред (без доказательств).
  2. Имеет повторяющиеся необоснованные подозрения, что у их любовника роман.
  3. Постоянно беспокоится о верности своих друзей или коллег.
  4. С трудом сообщает другим что-либо, кроме самой основной информации, опасаясь, что она будет использована против них.
  5. Интерпретирует невинные действия как попытки принизить их или угрожать им.
  6. Реагирует гневно или агрессивно на предполагаемые нападения на своего персонажа (нападения, которые замечают только они).
  7. Постоянно затаивает обиду.

Кто-то с PPD, скорее всего, увидит враждебность там, где ее нет. Например, если коллега передает им неправильные документы, они могут интерпретировать это как акт саботажа, а не честную ошибку. Позитивные действия также могут быть встречены с подозрением. Например, человек может воспринять комплимент своей одежде как пассивно-агрессивный удар по своей внешности.

Когда человек с ПРЛ чувствует, что на него напали, он часто быстро дает отпор.Они могут открыто обвинять цель или использовать сарказм или жалобы, чтобы выразить свое неудовольствие. Такое поведение может спровоцировать враждебность со стороны других, что человек с ПРЛ считает подтверждением своих первоначальных подозрений. Таким образом, параноидальная личность может стать самоисполняющимся пророчеством.

Как выглядит параноидальная личность?

Как и другие расстройства личности, параноидальная личность может навредить способности формировать здоровые отношения. Люди с ПРЛ часто считают, что на них напали.Таким образом, они могут неохотно показывать уязвимость или открыто общаться (и то, и другое может быть необходимо для социальных связей).

Некоторые люди справляются с недоверием, сводя социальное взаимодействие к минимуму. Они могут вести себя стоически, отчужденно и уклоняться от попыток заговорить. Другие могут действовать в соответствии со своей паранойей, становясь чрезмерно конфронтационными и упрямыми. Люди из этой второй группы могут оказаться в большом количестве споров.

Независимо от того, к какой части спектра относится человек, у него могут возникнуть проблемы с контролем.Люди с параноидальной личностью часто имеют чрезмерную потребность в независимости. Им может быть сложно работать в команде, особенно если проект требует этапов доработки. Люди с ПРЛ могут быть чрезвычайно чувствительны к критике.

Хотя люди с ПРЛ ценят свою автономию, они могут не ценить ее в других. Параноидальная личность может привести к тому, что кто-то станет собственником близких. В романтических отношениях человек может постоянно требовать знать местонахождение своего возлюбленного. Такое контролирующее поведение часто направлено на предотвращение предательства, но в конечном итоге оно отталкивает людей.

Параноидальная личность может вызвать проблемы с работой, социальными сетями и общим самочувствием. Тем не менее, из-за своего недоверия к другим люди с ПРЛ часто не хотят признавать, что у них есть проблема, предпочитая обвинять других в своих проблемах. Симптомы параноидальной личности вряд ли улучшатся, если человек не обратится за лечением.

Параноидальная личность и связанные с ней состояния

Симптомы ПРЛ могут напоминать параноидальную шизофрению или бредовое расстройство, но эти состояния диагностируются отдельно.Паранойя при ПРЛ присутствует на протяжении всей повседневной жизни, а не ограничивается конкретными бредом.

Как правило, параноидальная личность не связана с психозом. Хотя человек может подозревать своего любовника в измене, он вряд ли заподозрит своего любовника в том, что он правительственный шпион. Однако у человека может развиться параноидальная шизофрения или бредовое расстройство в более позднем возрасте, и в этот момент у него могут появиться психотические симптомы.

Параноидальная личность может возникать наряду с другими диагнозами психического здоровья.По оценкам, 75% людей с ПРЛ имеют сопутствующий диагноз личности. Наиболее распространенными сопутствующими проблемами являются избегающая личность и пограничная личность. Другие распространенные сопутствующие заболевания включают:

Когда у человека с параноидальной личностью есть сопутствующие заболевания, лечение может быть еще более важным для его психического здоровья. Если вы ищете помощи для себя или близкого человека, вы можете найти здесь психотерапевта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.