Содержание

Что такое жестокость – сочинение-рассуждение с тезисами

Сочинение «Что такое жестокость?» предполагает рассмотрение понятия жестокости, иллюстрации данного явления с помощью примеров из художественных произведений русской литературы.

Введение

Жестокость – это грубое отношение человека к окружающим. Такое отношение нельзя назвать человечным, так как оно приносит много боли и страданий. Жестокий человек не способен помочь другому, наоборот, он совершает только злые поступки относительно других людей. Все это позволяет выдвинуть следующий тезис: жестокость всегда приводит к трагедиям.

Первый аргумент

Николай Васильевич Гоголь в своей повести «Шинель» смог продемонстрировать жестокость людей. Акакий Акакиевич Башмачкин, являясь «маленьким человеком», постоянно терпит унижения и издевательства от своих сослуживцев. Им нравится то, что Башмачкин не дает им отпор, что он никак не реагирует на их глупые шутки. Отношение сослуживцев к Акакию Акакиевичу является первой ступенью жестокости.

Когда Башмачкин получает свою шинель, на которую он так долго и упорно копил, шинель крадут неизвестные личности. Главный герой повести не был готов к такой жестокой реальности, однако он борется за свою шинель. Ситуация в жизни Башмачкина усугубляется тем, что все, к кому обращается герой, отказывают ему в помощи, не пытаются найти украденную шинель. Это становится самым жестоким явлением, не зря существует утверждение о том, что равнодушие – наивысшая жестокость. Отношение окружающих к Башмачкину приводит к тому, что герой заболевает и умирает.

Второй аргумент

Тема жестокости поднимается и в романе Александра Сергеевича Пушкина «Дубровский». Завязкой сюжета становится ссора между давними друзьями Кирилой Петровичем Троекуровым и Андреем Гавриловичем Дубровским. После того как слуга Троекурова оскорбил достоинство Дубровского-старшего, Кирила Петрович отказался извиняться перед своим другом. Наоборот, он стал мстить ему и проявлять настоящую жестокость. С помощью своих связей Троекурову удается лишить обедневшего Дубровского последнего – имения.

Кирила Петровича совершенно не волнует то, как дальше будет жить его бывший друг, он хочет показать свое превосходство над ним. Андрей Гаврилович не может пережить то, что с ним сделал Троекуров, поэтому вскоре герой заболевает и умирает. А. С. Пушкин демонстрирует то, к чему приводит жестокость.

Вывод

Рассуждение о жестокости можно завершить следующими словами: жестокость всегда приводит к трагичным последствиям. Как правило, страдают невинные люди. На это указывают финалы жизни Акакия Акакиевича Башмачкина и Андрея Гавриловича Дубровского, которые не смогли вынести жестокости по отношению к ним, поэтому заболели, а затем умерли. Чем больше в мире жестоких людей, тем больше в мире зла и несправедливости.

Данная статья, которая поможет написать сочинение на тему «Жестокость», на примерах повести Н. В. Гоголя «Шинель» и романа А. С. Пушкина «Дубровский» рассмотрит то, как жестокость губит невинных людей.

Жестокость

Что такое жестокость

Жестокость – совокупность компонентов поведенческой логики, характеризующейся целенаправленным причинением страданий живому или неживому существу.
Словарь Суккубов

Жестокость (бесчеловечное, грубое и оскорбительное отношение к другим живым существам) – это морально-психическая черта личности, которая проявляется в нанесении морального или физического ущерба, в грубом и деспотичном отношении, а так же в получении внутреннего удовольствия от страданий людей или животных. Жестокость – это понятие близкое к агрессии, однако она является более устойчивой личностной структурой. Жестокость предполагает полное безразличие к нуждам и страданиям другого человека или живого существа. Она не допускает мысли о том, что ему может быть больно, плохо, грустно, обидно, досадно. Человеку, проявляющему жестокость, «не больно за другого». Жестокости сопутствуют бесчувственность, эмоциональная холодность, безразличие, отсутствие милосердия. Обратной стороной жестокости является чрезмерная ранимость. Нередко эта деструктивная морально-психологическая черта появляется в результате перенесенной психотравмы или под влиянием длительного воздействия психотравмирующей ситуации.

Человек, заковывается в жестокость, как в броню, а внутри его остается страдающее Я. Оно амбивалентно. С одной стороны оно совершенно не готово признать значимость другого человека, а с другой стороны оно хочет, чтобы его любили, жалели и ласкали. То есть жестокость — это своего рода прикрытие от страха, противоречия между чувством собственной неполноценности и высокими притязаниями общества.

Проявление милосердия, любви к людям и животным, признание ценности человеческой жизни, сочувствие и сопереживание – вот основные пути преодоления жестокости. Если смотреть еще глубже – то это глубинная работа над собственными страхами и комплексами.

  • Жестокость – это немилосердность, бесчувственность, бесчеловечность.
  • Жестокость – это проявление крайней неудовлетворенности жизнью и собой.
  • Жестокость – это неудачная попытка скрыть свои комплексы и личностную ранимость.
  • Жестокость – это ложный путь демонстрации собственной силы и величия.
  • Жестокость – это неуважительность, умноженное на гордыню.

Что такое жестокость? (сочинение-рассуждение) | краткое содержание, анализ, биография, характеристика, тест, отзыв, статья, реферат, ГДЗ, книга, пересказ, сообщение, доклад, литература | Читать онлайн

В сочинении имеются отсылки к рассказу Е. Габовой «Не пускайте Рыжую на озеро».

Вариант 1

Жестокость — это свойство людей, не знающих жалости, доброты. Жестокосердные не способны чувствовать чужую боль, сопереживать страдающему.

Так, девчонки, одноклассницы Светки Сергеевой, «до неё даже дотрагиваться не хотели», презирали за «единственные потёртые джинсы». Они и представить себе не могли, что могла чувствовать Рыжая в тот момент, когда её «хлеб с маргарином и яйца Маринка Быкова брезгливо в сторону отодвигала».

Жестокость страшна ещё и тем, что не имеет границ. В соседней школе трое старшеклассников избили до потери сознания второклассника, который раздражал их своими очками с толстыми линзами. .. Разве осталось в этих подро­стках хоть что-то человеческое?

Поэтому справедливо таких, как они, называют нелюдя­ми: люди ведут себя по-другому.

Вариант 2

Жестокость — бессердечное, недоброе, грубое отношение к людям. Жестокий человек с лёгкостью причиняет страда­ния другим, не задумываясь о том, как глубоко он может ранить, как сильно может оскорбить.

Именно поэтому поступок Женьки из рассказа Е. Габовой можно назвать жестоким. Если бы на минуту мальчишка задумался о чувствах Рыжухи, то по­нял бы, что ей не меньше остальных ребят хотелось поехать на озеро, что обманом заставить её остаться на берегу в по­следний момент — это бесчеловечно, но ему было всё равно. Он просто не хотел портить свой отдых её «воем».

Меня также поразила подобная жестокость, с которой школьники в фильме «Чучело» издевались над своей свер­стницей, Леной Бессольцевой, взявшей на себя вину трусли­вого Димки Сомова и этим спасшей его от расправы одно­классников. В качестве наказания они оскорбляли её, унижали, даже били, считая себя при этом «борцами» за справедливость.

Да, страшно стать объектом издевательств сверстников. Страшно быть не таким, как все. Но ещё страшнее — оказать­ся вместе с бездушным большинством, потому что рано или поздно проснётся беспощадная совесть и покоя она не даст.

Вариант 3

Жестокость — это грубое, бесчеловечное, оскорбительное отношение к людям. Она страшна тем, что многолика, — от жестокости слов до жестокости действий. Материал с сайта //iEssay.ru

В рассказе Е. Габовой Светке Сергеевой одноклассники дали унизительное прозвище — Рыжуха. Они её презирали не только за внешность и высокий голос, но даже и за то, что у нормального человека вызвало бы сострадание, — за бедность. И её пение одноклассники называли «воем», да и сама она, по их мнению, была «дурой рыжей». Безжалостность ребят поражает и в эпизоде изгнания девоч­ки с теплохода. Целый класс бездушных, жестоких людей! Неужели, даже став взрослыми, они оста­нутся такими же?

Мне хотелось бы, чтобы все люди поняли, что жесто­кость неприемлема в человеческих отношениях.

Жестокость. Что к чему [сборник]

Жестокость

Слово нехорошее. Непривлекательное. Ассоциируется с ощеренными в усмешке зубами и чем-то вроде ножа в жилистой руке, плюс сверху холодный прищур глаз. Смыкается с понятиями беспощадности, агрессивности и садизма. Мрачноватая радость от того, что заставляешь другого?страдать. Возможность власти над кем-то, употребляя эту власть ему во зло: причинение зла.

Однако есть в понятии жестокости и что-то привлекательное. Сила привлекательна, и власть как проявление этой силы. Ее побаиваются, она немало может: сломить, уничтожить, навязать свою волю. Победить, заставить считаться с собой. Враги есть у каждого, мордой в лужу тыкали каждого, и каждый?в?воображении рисовал себе сладкие картины праведной расправы. Растравленный оскорблением человек в воображении?жесток, мечтая о страхе и унижении врага. Даже мягкосердечный и слабодушный ощущает, что быть «или хоть выглядеть» жестоким бывает приятно: пусть боятся и считаются, ты крутой.

Жестокость – это способность причинять другому то, что для него является злом, по своей воле и сверх необходимого для собственного благополучия. То есть убить врага в честном поединке – это нормально, а вот живьем содрать шкуру с поверженного – это уже жестоко.

Жестокая работа – убойный цех мясокомбината. Ан мясо жрут все, кроме вегетарианцев. И?люди в цехе могут работать хорошие и добрые. Просто работа такая. В?жизни вообще без жестокости не обойдешься: не сожрет леопард антилопу – сам сдохнет с голоду.

Жестокое зрелище – гладиаторы на арене. Хоть и по-честному – а все равно режутся до смерти.

Так вот: где «разумная мера» жестокости и как к ней относиться?

Во времена старинные в перечень обязательных эпитетов вождя входило что-нибудь типа «жестокий с врагами»; и это считалось хорошо и достойно уважения и подражания. Чтоб боялись и уважали! Однако мы давно привыкли, что мораль решительно осуждает жестокость, иногда со вздохом соглашаясь мириться с ее вынужденностью.

Итак. Жестокость бывает мотивированная и немотивированная, а мотивированная бывает вынужденная и излишняя.

Хулиган от не фиг делать изуродовал прохожего. Это жестокость немотивированная, и все негодуют. А?хулиган поддал и бахвалится пред друзьями, как он его отделал: вот он какой крутой, жестокий, страшный, доволен собой: самоутверждается.

Прохожий кое-как оклемался через полгода, подкараулил хулигана пьяным, переломал все кости и отбил потроха, помер хулиган в страшных мучениях. Это жестокость мотивированная: сам мужика достал, ни за что изуродовал. И?все говорят: жестоко, конечно, но вообще мужик прав.

А?вот если он так же насмерть забьет воришку-карманника, то будет менее прав. Мотивированная жестокость, но излишняя. Паразит, конечно, карманник, семью его хотел на месяц без средств оставить, но ведь на жизнь все-таки не покушался.

А?вынужденная – это солдат, убивающий в бою: а куда денешься. Вне сражений – добрый и кроткий может быть человек.

Значит. Если ты режешь корову на мясо, то вообще можешь быть человеком не жестоким, добрым. Есть надо, жить надо, а вообще ты эту корову даже любил и жалко тебе ее. Прямо плачешь, а режешь. А?рука не поднимается – соседа попросишь. Гуманист. А?если ты кошку просто так взял да повесил – ты человек жестокий и вообще гадкий. Должна ли корова, в отличие от кошки, оценить твою жалость и признать твой сравнительный гуманизм?..

Получается: жесток не тот, кто совершает жестокие поступки ради чего-либо, а тот, кто творит жестокость из удовольствия и ради нее самой.

Наполеону очень не хотелось расстреливать четыре тысячи пленных турок в Палестине; долго вздыхал и кривился, но провианта не хватало, людей для охраны не хватало, планы наполеоновские с этими четырьмя тысячами пленных никак не увязывались… выругался, наорал на офицеров и отдал приказ о расстреле. Но египетские деревни, если там убивали хоть одного солдата, вырезал под корень и жег без колебаний: чтоб и другим неповадно было, в тылу должен царить порядок. А?уж о повешенных и расстрелянных армейских интендантах при наведении порядка в Итальянской армии и говорить не приходится.

Человек истинно военный относится к жизни ясно и просто: творит меньшую жестокость, чтобы избежать большей. Повесить двоих и пресечь грабежи, чтоб в грабежах не зарезали?сотню. Перестрелять зачинщиков, чтоб избежать кровавого восстания. И?т.д.

Генерал авиации Полынин, воевавший в 29-м году в Китае, с удовольствием (сталинская школа) вспоминает, как Чан Кай-ши лично отдал приказ рубить головы часовым с постов дальнего оповещения, которые прозевают японские самолеты, идущие бомбить китайские аэродромы. И?после этого драконовского приказа, отмечает Полынин, наши потери на земле резко сократились.

Есть несколько дежурных вопросов-утверждений, о которых необходимо упомянуть.

Правда ли, что жестокий человек – это слабый и трусливый человек? Ответ: нет, доля правды в этом утверждении невелика. Обер-палач Грозного Малюта Скуратов был человеком сильным и храбрым и погиб в бою. Но большинство опричников?выказали отменную трусость при осаде Москвы в 1571?году?крымскими татарами, после чего разъяренный Иван отправил ребяток на плаху; а ведь беззащитных они резали отменно и в охотку.

Жестокий преступник бывает силен и храбр: читайте уголовные хроники. Но и забитые трусоватые крестьяне, поймав конокрада, предавали его лютой казни.

Здесь надо говорить о жестокости как аспекте силы и аспекте слабости.

Сильный человек, стремясь к своему и утверждая свое, неизбежно проявляет жестокость в конфликтах с окружающими. Преодоление и подавление сопротивления. Если ты ему не мешаешь, не встаешь на пути – живи спокойно. Простейший пример – набить морду сопернику, чтоб не подходил к твоей?девушке. Любой карьерист жесток с конкурентами, если они?опасны. Именно поэтому без жестокости невозможен государь – чтоб энергичные претенденты не удавили и вообще не мешали делать то, что он полагает нужным. Действию приходится подавлять противодействие.

Сильному может не нравиться жестокость. Но если он не способен на жестокие поступки – он тем самым перестает быть сильным: его сила встречает преграды, непреодолимые иначе. Дело не сделано: упорные и несогласные с ним люди продвигают свою точку зрения. Чем выше к солнцу, тем меньше места на вершине. Ученые, артисты, военные, политики – везде борьба, грызня, конкуренция, и везде нужно уметь перекусить соперника.

Если же человеку нравится борьба, нравится перекусывать соперников – жизнь такая ему легче и приятнее, чем гуманисту, и наверх он идет быстрее и вернее. Вот товарищ Сталин любил уничтожать конкурентов – и вполне преуспел в своем деле. Это он-то, жестокий, был слаб – от рысьего взгляда которого боевые маршалы чуть в обморок не падали?!

А?может быть сильный человек, который никак не знает, к чему прицепить, куда устремить свою силу: то он боксом занимается, то водку пьет, то прожекты строит. И?самоутверждается он, как злой подросток: избирая себе жертву из окружающих и портя ей жизнь. Ах, ты умный, богатый, известный, благополучный? А?я высмею тебя при всех, наставлю тебе рога, оскорблю, и ничего ты со мной не сделаешь – я значительнее тебя. Самоутверждение через жестокость. Таков толстовский Долохов из «Войны и мира» – сильный, храбрый и жестокий человек. Э?

А?жестокость трусливого и слабого, имея в основе ту же самую природу – стремление к самоутверждению – проявляется через иной механизм, вытекает наружу через несколько иное русло, так сказать. Трусливый и слабый человек закомплексован. Он не рискует, не идет на опасность грудью; скрывает жажду мести, глотает оскорбления, поджимает хвост, – выживает среди более сильных. А?тоже хочет быть сильным, значительным, чтоб его боялись, уважали, считались с ним. И?уж когда он, в безопасной ситуации, дорывается до того, что может явить свою власть и силу – о, вот тогда вся его многолетняя жажда отомстить многочисленным обидчикам вылезает наружу! Тем, кто красивее, сильнее, богаче, удачливее, кто плевал ему на голову и гонял на побегушках. И?вот тогда он может наслаждаться унижением другого, его болью, зависимостью и беспомощностью, резать из него ремни, мучать, разрушать его жизнь.

Поэтому, как говорили те же римляне, худший господин – это вчерашний раб. Поэтому упаси Боже ставить над собой в начальники маленького, вежливого, затюканного человека: он расправит крылья – и всех начнет жрать с дерьмом, непререкаемым и жестоким образом!

Известный пример: в поединке за самку волки никогда не?убивают друг друга: побежденный падает на спину и подставляет горло – знак полной зависимости, этого достаточно. Но когда дерутся за самку самцы канарейки – победитель не успокоится, пока не продолбит своим клювиком черепок побежденному. Всех боюсь, но уж на этом-то сейчас отыграюсь!

Сильный и храбрый, явив побежденному сопернику свою силу, идет дальше: и цену он себе знает, и дел впереди полно. Слабый и трусливый, получив власть над соперником, стремится выжать из этой власти максимум самоутверждения: по жизни ты значительнее меня, но уж сейчас я каждый миг буду доказывать нам обоим, какое ты дерьмо – вой, кричи, пресмыкайся передо мной, я сотру тебя в порошок, сломаю всю жизнь, покажу, насколько я значительнее тебя, вообще уничтожу.

И. И. Тяга к жестокости сидит в каждом. Вспомним милых студентов, которые последовательно нажимали все кнопочки «электрорубильника», при гарантии абсолютной тайны от всех заставляя корчиться за стеклом актера, изображающего приговоренного к казни на электрическом стуле. Жутко, любопытно, манит: посмотреть, как он будет дергаться при повышении напряжения, вместо того чтоб умереть сразу. Этот старый американский эксперимент в свое время немало озадачил добрых психологов.

Стремление к сильным ощущениям – вот что такое жестокость на уровне ощущений.

Стремление к самоутверждению – вот что такое жестокость на уровне личности.

Стремление к большим действиям – вот что такое жестокость на уровне действий.

От любовного треугольника и до войны: или плохо будет другому – или тебе. Пряников на всех никогда не хватает – люди специально делают такие пряники, чтоб обладание пряником выделяло тебя из прочих, и стремление к прянику делают целью своей жизни.

Практически все великие люди бывали жестоки – а куда денешься. Побежденные враги, сломленные конкуренты, несчастные любовники. Даже добрейший Дарвин – даже он! – лишил заслуженных лавров высокопорядочного Уоллеса, дав добро своим друзьям в Лондоне уговорить колониального служащего Уоллеса не печатать свою статью о происхождении?видов и предоставить приоритет Дарвину, который раньше?начал работу… Дарвин, конечно, напахал больше и начал действительно раньше, но главную публикацию Уоллес подготовил первый – и кто теперь его помнит, кроме специалистов?..

И?последнее. Правда ли, что все жестокие люди сентиментальны? есть такая расхожая сентенция.

В?общем неправда – но отчасти правда. То есть:

Обычно жестокими, как мы говорили, называют не тех людей, которые способны на жестокие поступки или даже творят их. А?тех, кому это дело нравится само по себе. И?не просто нравится «в среднем», как всем (привет от студентов-электронажимателей) – а так нравится, что в реальной жизни они ищут жестоких поступков.

Это что? Это повышенная тяга к сильным ощущениям. Вот такого «нехорошего» рода. Садист, понимаешь, отклонение от нормы.

А?что такое сентиментальность? Это тоже повышенная тяга?к ощущениям, но уже иного рода – сладостно-печальным, слезливо-отрадным.

Жестокость – удовольствие от причинения другим зла. Сентиментальность – удовольствие, опять же, от того, что на других свалилось зло, но здесь уже удовольствие приходит через сочувствие.

Умер бедный влюбленный – это сентиментально. А?разрезали на куски бедного влюбленного – это уже жестоко. Первое сладко – второе пряно. Можно сказать, что сентиментальность – это негрубая и эстетически оформленная жестокость. Жестокий громила – тоже человек, печаль и сочувствие ему тоже свойственны, а жажда ощущений у него повышенна. То есть: он клюет на малую и милую сентиментальность острее, чем нормальный «средний» человек – но при нарастании боли, насилия и т.п. у нормального человека приятное чувство стопорится, исчезает – а у него чувство более сильное «перепрыгивает» барьер: сентиментально-жестокий человек может плакать над птичкой, сломавшей крыло – а потом оторвать ей к черту голову, суке, надоела, сердце рвет.

Опять же – жестокие люди бывают очень одиноки часто, а потребность любить кого-то есть: и вот он любит свою собачку и заботится о ней трогательно после работы, на которой ногти клиентам вырывает.

Садист в камере может с паучком дружить и заботиться о нем, ничего такого, – правда, для этого быть садистом не обязательно.

Нормальный человек посочувствует бедной Лизе и пойдет ужинать. А?садист может залиться слезами, и потом сказать: надрываешь ты мое сердце, сука, – и изрезать ее на куски, пьянея от совершаемого: и любить ее хочется, и одновременно мучить и резать хочется. Повышенная потребность в сильных ощущениях. Повышенные реакции на чужие муки. И?вот эта повышенность реакций включает в себя как радость от них, так и горе, обе половины сферы, но поскольку сам себе сознательно ты горе творить не станешь – то радость получаешь от того, что творишь сам, а сладкое горе – от мелочей, которые к тебе непосредственного отношения не имеют. Есть такой механизм.

Но чаще люди жестокие – душевно грубое быдло. Хрен ли им клумбы с цветочками и музыка Вагнера, пользительные для слез пресловутых эсэсовских комендантов концлагерей.

Вот женщины менее склонны убивать животных, чем мужчины. Охотой как хобби увлекались всегда мало. Но давно подмечено: втянувшаяся в охоту женщина становится очень жестоким охотником. Прям как тот кенарь. Почему? А – коли полетели сорванные сдерживающие центры и нервная система вкусила силу ощущений от убийства живых существ – началась своего рода наркомания: мозг хочет, требует этих ощущений! Так, в общем, развивается садизм, зерно которого есть в каждом. Да и на зонах бабы между собой еще более жестоки, чем мужики, – тот же механизм.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Жестокость, 1959 — Фильмы — смотреть онлайн легально на MEGOGO.

RU

Дудари, маленький городишко в Сибири, в котором орудует Костя Воронцов вместе со своей бандой. Навести порядок поручают только что созданному уголовному розыску, в состав которого недавно поступил комсомолец Вениамин Малышев. Первая же операция, проводимая работниками розыска, прошла удачно, и удалось схватить одного из бандитов. В ходе следствия стало понятно, что разговорить преступника не получится, и было принято решение подвергнуть его расстрелу. Однако внезапно в дело вмешался Малышев, выступивший против такого жестокого наказания.

Криминальная драма Жестокость основана на произведении лауреата Сталинской премии, обладателя ордена Дружбы народов, Павла Нилина. Фильм был поставлен отечественным кинорежиссером, Владимиром Скуйбиным. Он проработал в сфере кино всего пять лет и снял четыре картины, которые пользовались популярностью у советского зрителя. Это ленты: Суд, На графских развалинах и Чудотворная. Сценаристом ленты стал народный артист РФ, лауреат Государственной премии СССР, Виктор Мережко. Самыми удачными его работами считаются фильмы Ночные забавы и Полеты во сне и наяву.

Роль Вени Малышева на экране воплотил участник Великой Отечественной войны, народный артист РСФСР, Георгий Юматов. В основном Юматов работал на киностудии Мосфильм и за время карьеры получил множество наград и премий. Актера заметили после роли в фильме Сергея Герасимова Молодая гвардия. А зрительскую любовь он завоевал после съемок в фильмах Офицеры, Адмирал Ушаков и Разные судьбы. По словам сценариста ленты Жестокость, роль Веньки актер считал самой любимой и удачной.

Дудари, маленький городишко в Сибири, в котором орудует Костя Воронцов вместе со своей бандой. Навести порядок поручают только что созданному уголовному розыску, в состав которого недавно поступил комсомолец Вениамин Малышев. Первая же операция, проводимая работниками розыска, прошла удачно, и удалось схватить одного из бандитов. В ходе следствия стало понятно, что разговорить преступника не получ

Экстремизм и детская жестокость – это следствие нашего безразличия

Инциденты, связанные с детским насилием в школах, рост миграционных потоков, который особенно касается московского региона, большое количество негатива из сети интернет и средств массовой информации зачастую пагубно отражаются на поведении несовершеннолетних. накануне учебного года эта тема особенно актуальна. председатель миссионерского отдела московской епархии русской православной церкви, член экспертного совета при антитеррористической комиссии московской области, священник Димитрий Березин считает: экстремизм и детская жестокость – это следствие нашего безразличия.

— Отец Димитрий, в преддверии начала нового учебного года повышенное общественное внимание привлекаетпроблема так называемого «колумбайна» (от названия школы «Колумбайн» в штате Колорадо, США, где в 1999 году два ученика совершили массовое убийство. – Прим.ред.). С чем, на ваш взгляд,связано это явление?

— Очевидно, что социально экономическиефакторы здесь не являются основополагающими. Причины стоит искать в семье. В современном виде «колумбайн» представляет собой определенную псевдокультуру на основе насилия. В большинстве случаев ее жертвами становятся обиженные, отчаявшиеся, брошенные дети, подростки из неполных семей. Проявления жестокости как раз и становятся взрывной реакцией таких детей на обиды со стороны учителей и одноклассников и неспособность выразить себя. Подростки хотят произвести впечатление на окружающих и, к сожалению, делают это иногда не самым лучшим образом.

– Каков рецепт от этой социальной болезни?

– Во-первых, необходима серьезная, кропотливая работа в семьях по выстраиванию отношений между родителями и детьми. Нужно быть предельно внимательными к своим детям и их окружению, обращать пристальное внимание на символику, сленг, увлечения и проблемы детей. Во-вторых, важное значение имеет мониторинг социальных сетей. Детские страницы чаще всего открыты для просмотра. С одной стороны, сам ребенок может состоять в группах и аккаунтах «колумбайна», «хейтерских» сообществах. С другой стороны, возможна травля самого ребенка в интернете со стороны сверстников и взрослых – издевательства в соцсетях, мессенджерах, по электронной почте. Бывает, что в силу каких-то причин родители не могут или не хотят уделять внимание эмоциональному состоянию ребенка. В этом случае должны подключаться классный руководитель и школьный психолог. Если ребенок уже имеет отклонения в поведении, состоит на учете, то с ним работают специалисты комиссий по делам несовершеннолетних, в состав которых входят и священники. Кроме того, церковные приходы помогают семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации. Если ребенок проявляет жестокость к животным или слабым, если выражает ненависть в соцсетях, чрезмерно увлекается оружием, пишет угрозы – это повод обратить на него внимание специалистов. Статистика школьного насилия показывает, что проблема чаще всего лежит в области психиатрии. Но упреждать жестокость можно, создавая дружественную среду в школах, показывая им примеры героев, размышляя о смысле человеческой жизни.

– Возможно, родителям стоит скооперироваться, чтобы сообща решать проблемные вопросы?

— Для предупреждения несчастных случаев, проявлений насилия, криминального поведения, экстремистских действий в подростковой и молодежной среде целесообразно привлекать «советы отцов». Есть многочисленные примеры, когда на уровне школ, районов, областей создаются объединения отцов, которые берутся помогать, в том числе и таким детям. Повторюсь: в случаях школьного насилия у инициаторов в большинстве своем либо не было отцов, либо были отчимы, с которыми они не ладили. Если бы при школах создавались «советы отцов», возможно, удалось бы взять шефство над такими ребятами, помочь в выборе жизненного пути. В июле в России стартовала акция «Отцовский патруль», целью которой стало предупреждение чрезвычайных ситуаций и несчастных случаев с несовершеннолетними в местах отдыха и развлечений детей. Отцы взяли под свой контроль все территории, где могут бесконтрольно находиться дети: стройки, парки, скверы, опасные участки дорог.

– Известно, что Подмосковье привлекательно для трудовых мигрантов. При этом определенное их количество находится вне поля зрения правоохранительных органов, миграционных служб. Что нужно сделать для обеспечения безопасности, гармонизации межэтнических отношений? 

– Столкновение культур чаще всего возникает на бытовом уровне. Нужно найти точки соприкосновения и, повозможности, объяснять иностранцам, какие традиции присутствуют в местности, где они хотят трудиться. Кроме того, мигранты, оказываясь в иной языковой и культурной среде, склонны замыкаться внутри своих общин (если их достаточно много), а это всегда воспринимается как опасность. И конечно, поскольку многие приезжие из ближнего зарубежья живут на грани выживания, высылают деньги семьям, их нередко обманывают, – возникает сообщество отчаявшихся людей, не видящих иного выхода, кроме как уйти в криминал. Это еще больше подбрасывает масла в тлеющий огонь взаимного непонимания. В Подмосковье развивается проект «Школа добрососедства», в котором принимают участие представители Московской епархии, Духовного управления мусульман Московской области, иудейской общины. На уроках «Школы добрососедства» православные, мусульмане и иудеи рассказывают о тех плодах, которые дает вера в их жизни, и о том, чему действительно она учит. Важно, когда дети видят, что, несмотря на различие вероучений, верующие люди могут спокойно и доброжелательно общаться друг с другом. Этот проект ориентирован на укрепление межнациональных и межрелигиозных связей. Дети имеют возможность встретиться с представителями различных вероисповеданий, узнать об их различиях, увидеть то, что их объединяет, пообщаться на наиболее волнующие темы. Мероприятия «Школы добрососедства» уже прошли в Люберцах, Мытищах, Щелкове, Селятине. 

 

Беседовали ВЛАДИСЛАВ КРАСИНСКИЙ, ЯНА ГУЛИНА  

Источник: Газета «Подмосковье сегодня» 

Источник: http://inivanteevka.ru/novosti/poleznaya_informaciya/ekstremizm-i-detskaya-zhestokost-eto-sledstvie-nashego-bezrazlichiya

Определение жестокость общее значение и понятие. Что это такое жестокость

Жестокость называется жестоким и бесчеловечным действием, которое порождает боль и страдание в другом существе. Для того, что этот термин происходит от латинского crudelitas, словарь Королевской испанской академии приводит его в качестве примера и репрезентации нечестия, бесчеловечности и жестокости ума .

Жестокость может быть совершена людьми всех возрастов и наносить вред любому виду существ. Например, ребенок может совершать в школе жестокое обращение с товарищем по признаку другой национальности с помощью обидных фраз, в то время как взрослый может быть жесток с сыном, не отмечая свой день рождения в качестве наказания за борьбу со своими детьми. братья.

Привязывание к телу тяжелых повозок для перевозки лошадей, распыление яда на какой-то улице с целью убить уличных домашних животных и оставление собаки, брошенной посреди маршрута, также являются примерами жестокого обращения с животными.

Это слово, которое охватывает аберрантные практики, управляемые человеком, также позволяет в одном слове синтезировать бессердечные отношения, которые провоцируют страдания пожилых людей, которые по жестокости других часто подвергаются физическому и психологическому насилию, поскольку, к сожалению, есть люди, которые Они, не колеблясь, наносят им урон, защищенные душевным спокойствием, которое они получают от беззащитности.

Именно они, как правило, с меньшей вероятностью защищают себя, получая ежедневные акты жестокости, начиная от явно невинных нападений до неизгладимых ран. Нечеловеческие животные возглавляют список жертв в руках нашего вида, поскольку они используются в качестве объектов для удовлетворения всевозможных потребностей и прихотей, особенно последних.

На первом месте стоит еда; Не вступая в дискуссию о том, должен ли человек быть плотоядным, нельзя отрицать несправедливость, заключающуюся в лишении миллионов животных год свободы, заставляя их жить людно и навязчиво, чтобы набрать вес в кратчайшие сроки. вырвать своих детей, чтобы их принесли в жертву или пытали, как их матерей, и убили, не дав им возможности защитить себя.

Будет ли для нас правильным появление нового вида и то же самое с нами? Что если он заверит нас, что ему нужно наше мясо, чтобы выжить? Это была бы картина для многих апокалиптиков, когда миллионы женщин и мужчин были заперты в клетках, вынуждены есть корм и размножаться, когда их владельцы решили, будучи отделенными от своих детей несколько месяцев или лет, чтобы изувечить их и затем продать их части. Это, и даже хуже, делается ежедневно с некоторыми нашими спутниками планеты.

Другими словами, жестокость — это основной язык человеческих существ, способ, которым мы учимся обращаться с остальными живыми существами, несмотря на то, что не осознаем этого сознательно во время нашего воспитания. Они учат нас искать положение в огромной и произвольной пирамиде, независимо от того, что мы должны сделать, чтобы получить и поддерживать ее. Они говорят нам, что у нас есть права на остальные виды, и это позволяет нам совершать всевозможные акты жестокости, прикрытые вечной трусостью.

Если мы способны причинить вред нашим собратьям, физически и психологически оскорблять детей, оскорбить пожилых людей, которые потеряли свои способности, оскорбить и унизить людей с другим цветом кожи, как мы можем использовать жестокость как Основа нашего общения с остальными живыми существами? Однако решение так же просто, как открыть глаза, оглядеться вокруг, осознать свои действия и измениться. Оставьте насилие навсегда.

Для психиатрии жестокость — это психологическое нарушение, заключающееся в получении удовольствия от страданий других или безразличия к боли других. Жестокость также связана с садизмом, который является причиной причинения боли другому субъекту.

Жестокость — это главное

Музей афроамериканской истории и культуры отчасти является каталогом жестокости. Среди всех историй о стойкости, трагедии и маловероятном триумфе есть артефакты бесчеловечности и варварства: рабские кандалы размером с ребенка, ярко-красные мантии волшебников Ку-клукс-клана, записи выступающих за гражданские права, подвергшихся жестокому обращению со стороны властей. полиция.

Артефакты, которые остались в моей памяти, как яркая вспышка, когда вы закрываете глаза, — это фотографии линчеваний.Но со мной остаются не сгоревшие, изуродованные тела. Это лица белых людей в толпе. Есть фотография линчевания Томаса Шиппа и Абрама Смита в Индиане в 1930 году, на которой видно, как белый мужчина улыбается в камеру и нежно держит за руку свою жену или подругу. Есть недатированная фотография из Дулута, штат Миннесота, на которой улыбающиеся белые мужчины стоят рядом с изуродованными полуобнаженными телами двух мужчин, привязанных к столбу на улице — один из белых пытается попасть в кадр, его улыбка резка от уха до уха.Вот фотография толпы белых людей, прячущихся за тлеющим трупом сгоревшего заживо человека; на одном из них элегантный костюм, шляпа-федора и яркая улыбка.

Прочтите Адама Сервера о том, почему Верховный суд возвращается в 19 век

Их имена в основном утеряны временем. Но эти ухмыляющиеся люди были чьим-то братом, сыном, мужем, отцом. Это были люди, люди, которые получали огромное удовольствие от крайней жестокости пыток других до смерти — и были так гордятся этим, что позировали для фотографий своими руками, толкаясь, чтобы поймать взгляд объектива, так что мир узнает, что они были там.Их жестокость заставляла их чувствовать себя хорошо, они чувствовали гордость, они делали их счастливыми. И это сделало их ближе друг к другу.

Эпоха Трампа — это вихрь жестокости, за которым бывает трудно уследить. Только на этой неделе появилась новость о том, что администрация Трампа пытается этнически очистить более 193000 американских детей от иммигрантов, чей временный защищенный статус был отменен администрацией, и что Министерство внутренней безопасности солгало о создании базы данных о детях, которая могла бы позволяют объединить их с семьями, произвольно уничтоженными администрацией Трампа, что Белый дом рассматривает вопрос о полном запрете на визы для китайских студентов и что он откажет в визах однополым партнерам иностранных чиновников.На митинге в Миссисипи толпа сторонников Трампа приветствовала, когда президент издевался над Кристин Блейси Форд, профессором психологии, которая сказала, что Бретт Кавано, которого Трамп назначил на пожизненное назначение в Верховный суд, попытался изнасиловать ее, когда она была подросток. «Запри ее!» кричали они.

Форд свидетельствовала Сенату, используя свой профессиональный опыт, чтобы описать встречу, что одна из частей инцидента, которую она запомнила больше всего, заключалась в том, что Кавано и его друг Марк Джадж смеялись над ней, когда Кавано возился с ее одеждой. «В гиппокампе неизгладимый смех», — сказал Форд, имея в виду часть мозга, которая обрабатывает эмоции и память, «шумный смех между ними и их веселье за ​​мой счет». А потом на митинге во вторник президент рассмешил своих сторонников над ней.

Дополнительная литература: Самая поразительная вещь в издевательстве Трампа над Кристин Блейси Форд

Даже те, кто считает, что Форд сфабриковал ее рассказ или ошибался в его деталях, могут видеть, что насмешка президента над ее показаниями делает всех переживших сексуальное насилие побочный ущерб.Любой, кто боится выступить, боится, что ей не поверят, теперь может обратиться к президенту, чтобы увидеть, как его опасения оправдаются. Если злоба принята как добродетель, ее невозможно сдержать.

Жестокость политики администрации Трампа и ритуальное риторическое освежевание его целей перед его сторонниками тесно связаны. Как Лили Лофбуроу написала об инциденте в Кавано в Slate , жестокость подростков по отношению к женщинам — это механизм связи, средство установления близости через презрение. Белые люди на фотографиях линчевания улыбаются не только из-за того, что они сделали, но и потому, что они сделали это вместе.

Мы можем слышать зрелище жестокого смеха на протяжении всей эпохи Трампа. Там были агенты пограничного патруля, раскритиковавшие плачущих детей-иммигрантов, разлученных со своими семьями, и советник Трампа, который обрадовал сторонников превосходства белых, когда он издевался над ребенком с синдромом Дауна, разлученным со своей матерью. Были полицейские, которые громко смеялись, когда президент поощрял их издеваться над подозреваемыми, и ведущие Fox News высмеивали пережившего резню в ночном клубе Pulse (и в процессе наводняли его угрозами), выжившие после сексуального насилия протестовали перед сенатором Джеффом Флейком. , женщины, которые заявили, что президент изнасиловал их, и подростки, пережившие стрельбу в школе Паркленда.Президент издевался над пуэрториканским акцентом вскоре после того, как тысячи были убиты и десятки тысяч были перемещены в результате урагана Мария, чернокожие спортсмены, протестовавшие против необоснованных убийств полицией, женщины из движения #MeToo, которые выступили с историями о сексуальном насилии, и репортер-инвалид, чье преступление правдиво рассказывало о Трампе. Дело не только в том, что виновники этой жестокости наслаждаются этим; дело в том, что они наслаждаются друг другом. Их общий смех над страданиями других — это клей, который связывает их друг с другом и с Трампом.

Прочтите Адама Сервера о том, почему белые националисты побеждают.

Радоваться этим страданиям более человечно, чем многие хотели бы признать. Где-то в широком спектре между дразнящими подростками и улыбающимися белыми мужчинами на фотографиях линчевания находятся сторонники Трампа, чье сообщество построено на радостях страданий тех, кого они считают непохожими на них, которые нашли в своей общей жестокости ответ на одиночество. и атомизация современной жизни.

Смех скрывает ежедневное зрелище неискренности, поскольку президент и его помощники клянутся в верности основополагающим демократическим принципам, которые они не собираются уважать.Президент, потребовавший казни пяти чернокожих и латиноамериканских подростков за преступление, которое они не совершали, осуждает «ложные обвинения», когда его кандидат в Верховный суд обвиняется; его сторонники, считающие себя защитниками свободы слова, встречают упоминания о Хиллари Клинтон или о женщине, единственное преступление которой заключалось в том, чтобы предложить свою собственную историю жестокого обращения с криками «Запри ее!» Политическое движение, которое избрало президента, который хотел запретить иммиграцию приверженцев целой религии, который поощряет полицию к жестокому обращению с подозреваемыми и которое уничтожило тысячи семей иммигрантов за менее серьезные нарушения закона, чем те, к которым он и его окружение относятся обвиняемый теперь сожалеет о соблюдении процессуальных норм.

В этом нет ничего непоследовательного. Он отражает четкий принцип: только президент и его союзники, его сторонники и их помазанники имеют право на защиту закона и, при необходимости, на иммунитет. Остальные из нас имеют право только на жестокость по своей прихоти. Вот так сильные мира сего всегда держали бессильных разделенными и занимали их места и обогащались в процессе.

Дополнительная литература: Я знаю Бретта Кавано, но не подтверждаю его

В ходе расследования, проведенного New York Times во вторник, сообщалось, что состояние президента Трампа в значительной степени унаследовано с помощью мошеннических схем, что он стал миллионером, еще будучи ребенком , и что его состояние сохраняется, несмотря на его неуклюжее предпринимательство, а не из-за этого.Истории связаны между собой. Президент и его советники стремились обогатиться за счет налогоплательщиков; они пытались коррумпировать федеральные правоохранительные органы, чтобы защитить себя и своих соратников, и они использовали самые темные импульсы страны в погоне за прибылью. Но их способность избежать наказания за это мошенничество связано с жестокостью.

Единственное истинное умение Трампа — это мошенничество; его единственное фундаментальное убеждение состоит в том, что Соединенные Штаты — это неотъемлемое право прямых, белых, христианских мужчин, и его единственное настоящее, подлинное удовольствие — жестокость.Именно эта жестокость и радость, которую она им приносит, связывает с ним его самых ярых сторонников, разделяющих презрение к тем, кого они ненавидят и боятся: иммигрантам, чернокожим избирателям, феминисткам и предательским белым мужчинам, которые сочувствуют любому из тех, кто хотел бы украсть их первородство. Способность президента проявлять эту жестокость словом и делом вызывает у них эйфорию. Это заставляет их чувствовать себя хорошо, это заставляет их гордиться, это заставляет их чувствовать себя счастливыми, это заставляет их чувствовать себя едиными. И пока он заставляет их так себя чувствовать, они позволяют ему уйти от ответственности, чего бы это им ни стоило.

«Жестокость — вот в чем дело» в Америке Трампа: NPR

Сара Маккаммон из

NPR беседует со штатным писателем Atlantic Адамом Сервером о своей новой книге The Cruelty is the Point: The Past, Present and Future of Trump’s America .

САРА МАККАММОН, ВЕДУЩИЙ:

Вы, наверное, слышали фразу, суть в жестокости, которую много использовали за последние несколько лет. Это стало чем-то вроде крылатой фразы среди ученых мужей как способ критиковать бывшего президента Дональда Трампа и его политику.Он был придуман Адамом Сервером, штатным писателем журнала The Atlantic. Его эссе 2018 года с таким именем было лишь одним из многих, написанных им во время президентства Трампа, когда он пытался разобраться в этом и в более крупном политическом движении, которое представляет база Трампа. Теперь Сервер выпустил сборник эссе, также с тем же названием. В нем он вспоминает историю, чтобы доказать, что приход Трампа к власти не был отклонением от нормы в американской истории и что политический проект трампизма все еще жив. Полное название — «Жестокость — вот в чем суть: прошлое, настоящее и будущее Америки Трампа».«

К нам присоединяется Адам Сервер. Привет. Добро пожаловать в программу.

АДАМ СЕРВЕР: Спасибо, что пригласили меня.

MCCAMMON: Эта книга, конечно же, представляет собой сборник эссе, многие из которых, как мы уже сказали, были опубликованы в The Atlantic, некоторые новые. И дело не только в Дональде Трампе, но главное — это Трамп, его политика и то, как мы сюда попали. О президентстве Трампа опубликовано множество книг. Что побудило вас добавить в эту коллекцию?

СЕРВЕР: Итак, я хотел рассматривать Трампа как проявление некоторых идеологических тенденций в американской истории, которые были наиболее опасными для нашей демократии.Вы знаете, большинство людей думают о жестокости как о личной проблеме. И это так, но то, на чем я сосредоточен в книге, — это жестокость как часть американской политики, особенно то, как она используется для демонизации определенных групп, чтобы вы могли оправдать отказ людям в их основных правах в соответствии с Конституцией и исключить их. от политического процесса, о котором, по сути, и заключался проект Трампа, и как средство достижения власти, и как политическая повестка дня.

MCCAMMON: Одно из эссе, которое действительно фокусируется на том, что мы помним и как мы помним, называется «Националистическое заблуждение».«Вы пишете об Александре Стивенсе, который был вице-президентом Конфедерации и глубоко предавался расовой иерархии. Но после поражения в войне он занял совершенно иную позицию. Не могли бы вы рассказать нам больше о нем и о том, почему его история может быть актуальной сегодня?

СЕРВЕР: Итак, Александр Стивенс — он вице-президент Конфедерации. Он произносит эту знаменитую речь, известную как Краеугольная речь, в которой говорит, что краеугольным камнем Конфедерации является то, что африканец не равен белому, и он заслуживает вечного рабства.А после того, как его схватили после гражданской войны, он сидит в тюрьме. И он пишет свой дневник, и он говорит, что рабство не имеет ничего общего с войной. У меня вообще нет проблем с чернокожими.

И это начало обеления дела Гражданской войны, которое до сих пор с нами. Но его роль в «Националистическом заблуждении» состоит в том, чтобы проиллюстрировать, как люди с наиболее расовыми мировоззрениями пытаются убедить себя, что их ценности основаны не на этом.Если Александр Стивенс может это сделать, то для сегодняшнего человека, придерживающегося расистских взглядов, нетрудно сказать себе, что если он поддерживает дискриминационную политику, то на самом деле он не расист, потому что, знаете ли, на самом деле у него нет проблем с людьми. они дискриминируют.

МАККАММОН: Я хочу поговорить о слове «жестокий». И мне интересно, как вы могли бы отреагировать на человека, который скажет, знаете ли, Трамп вульгарен. Он был зажигательным. Мне не нравится, как Трамп говорит определенные вещи.Мне не нравится, как он пишет в Твиттере, но я согласен с тем, что он отстаивал. Вы бы сказали, что политика этого человека жестока?

СЕРВЕР: Всегда найдутся люди, придерживающиеся консервативных взглядов на иммиграцию, на свободу вероисповедания и на подобные вещи. Под жестокостью я подразумеваю демонизацию определенных групп с целью лишить их прав или исключить их из политического строя. Одно дело сказать, что мы не допустим в людей на основании религии. Другое дело — сказать, что мы намеренно разрушаем семьи, потому что мы хотим отговорить людей от попыток приехать в Соединенные Штаты в поисках лучшей жизни.

У нас всегда будут разногласия в условиях демократии. Вот для чего нужна демократия. Это для примирения разногласий. Но в чем нет необходимости, так это в политике, в которой одна сторона пытается лишить избирательных прав или исключить избирателей другой партии, чтобы сохранить власть. Вот что я имею в виду, когда говорю о жестокости на политическом уровне.

МАККАММОН: Похоже, что многое из того, что сделало Трампа успешным как политик, было связано с ним. Я имею в виду, насколько долгая история привела к моменту Трампа, он был уникальной, по крайней мере на данный момент, необычной политической фигурой, что заставляет меня задаться вопросом, что будет дальше с трампизмом. Важен ли он для трампизма?

СЕРВЕР: Нет, Трамп не важен для трампизма. Жестокая политика, которую применяет Трамп, является продуктом системы, которая побуждает меньшинство страны строить правительство так, чтобы оно больше не было подотчетным перед обществом. И что — настоящее новаторство Трампа показало, насколько из этого может уйти республиканская партия. Единственное решение для Республиканской партии состоит в том, чтобы выйти за рамки той базы, которую она в настоящее время должна обслуживать более разнообразному избирательному округу, чтобы она больше не могла полагаться на разжигание нетерпимости, представленной политикой жестокости Трампа.

MCCAMMON: Я много думаю о чем-то и о том, что, как мне кажется, ваша книга подчеркивает, — это степень, в которой наша уродливая расистская история как страны всегда присутствует. И, знаете, я думаю, что каждый раз, когда мы думаем, что добились прогресса, мы понимаем, в какой степени мы этого не сделали. И это довольно обескураживает. И мне интересно, знаете ли, есть ли что-нибудь, что вселяет в вас надежду на то, что мы как страна просто выйдем из этого уродливого, деструктивного цикла, в котором мы, кажется, оказались?

СЕРВЕР: Когда я писал эту книгу, меня чрезвычайно вдохновляли люди, которые на протяжении всей американской истории боролись за то, чтобы дать всем блага американской демократии.И я думаю, что людям нужно понять, что Америка — это Декларация независимости, и это пункт о трех пятых. Это органические, аутентичные части американской традиции, и они всегда будут частью нашей страны. И все, что мы можем сделать, — это стараться изо всех сил придерживаться наших лучших традиций, а не тех, которые заставляют нас стыдиться.

МАККАММОН: Это Адам Сервер, штатный писатель The Atlantic и автор книги «Жестокость — вот в чем суть: прошлое, настоящее и будущее Америки Трампа».»Выходит во вторник.

Адам Сервер, большое спасибо.

СЕРВЕР: Большое спасибо за то, что пригласили меня.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем.Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Прошлое, настоящее и будущее Америки Трампа (крупный шрифт Random House): Serwer, Adam: 9780593414156: Amazon.com: Books

NEW YORK TIMES BESTSELLER • Эти жгучие эссе, отмеченные наградами журналиста The Atlantic , убедительно доказывают, что жестокость — не просто неудачный побочный продукт администрации Трампа, но ее главная цель и центральная тема американской жизни. проект.

«Ни один писатель лучше не продемонстрирует, как американские мечты так часто саботируются американской историей. Адам Сервер очень важен ». — Та-Нехиси Коутс

« Трамп призвал самые коварные силы в американской истории и руководил ими с легкостью великого маэстро ».

Как и многие из нас, Адам Сервер не знал, что Дональд Трамп победит на выборах 2016 года. Но в последующие четыре года штатный обозреватель Atlantic стал одним из наших самых проницательных аналитиков президентства Трампа и его непостоянных сил.Шок, вызванный победой Трампа и последовавшая за ним жестокость его президентства, свидетельствует о неспособности противостоять элементам американского прошлого, которые давно считались побежденными.

В этой жгучей коллекции Сервер описывает администрацию Трампа не как отклонение от нормы, а как результат неравенства, на котором были основаны Соединенные Штаты. Сервера меньше интересует президентский спектакль, чем идеологические и структурные течения, стоящие за подъемом Трампа, включая средства массовой информации, которые часто не обращали внимания на уродливые реалии того, что представляла администрация и как она возникла.

Несмотря на то, что Сервер глубоко погружен в настоящий момент, его также преследуют призраки неразгаданного американского прошлого, прошлого, которое мучает настоящее. Создавая новые эссе и ранее опубликованные работы, он исследует белый национализм, мифы о миграции, политическую мощь полицейских союзов и многоликость антисемитизма. Несмотря на всю динамику, которую он исследует, жестокость — это клей, связующий агент движения, подпитываемого страхом и отчуждением. Сервер утверждает, что вместо того, чтобы притворяться, что этих четырех лет не было или отвергать их как краткий момент безумия, мы должны признать то, что сделало их возможным и продолжает терпеть.Если мы не столкнемся с этим токсичным наследием, хрупкая мечта об американской многорасовой демократии останется уязвимой для сил, которые снова и снова чуть не разрушили ее.

В книге Адама Сервера «Жестокость — вот в чем суть» рассматривается подъем Трампа в Америке

Бывшего президента Дональда Трампа часто критикуют за его политику, в которой он унижает своих политических оппонентов и издевается над ними. Фактически, журналист Адам Сервер придумал фразу «жестокость — вот в чем дело», чтобы описать враждебные комментарии Трампа в адрес Кристин Блейси Форд в 2018 году.Сервер говорит, что жестокость — главный продукт администрации Трампа и американской политики в целом.

«Трамп подчеркнул роль жестокости в американской политике, но думать, что теперь, когда его больше нет, все это позади». — Адам Сервер, автор книги «Жестокость — вот в чем дело»

.

Послушайте: Адам Сервер о своей новой книге «Жестокость — вот в чем дело».


Гость

Адам Сервер — штатный писатель в The Atlantic.Его новая книга — «Жестокость — вот в чем суть: прошлое, настоящее и будущее Америки Трампа» — сборник эссе, в котором исследуется присущая администрации Трампа систематическая жестокость. «В книге я сосредоточен на жестокости как на части политики, — говорит Сервер. «В частности, как это использовалось в прошлом для демонизации определенных групп, чтобы вы могли оправдать отказ людям в их основных правах в соответствии с конституцией и исключить их из политического процесса».

Сервер объясняет, что жестокость — это человеческий ответ на несправедливость.«Мы живем в очень неравноправной стране, где все большее меньшинство людей копит значительные суммы богатства, и поэтому логично, что у людей есть настоящие проблемы, и они злятся на них. Это оправдано, — говорит он, — в таком случае не оправдано решение, что вы собираетесь ответить на это лишением избирательных прав или причинением вреда уязвимым общинам ».

Хотя книга посвящена эпохе Трампа, Сервер говорит, что проблема жестокости выходит за рамки администрации Трампа в американской политике.«Трамп подчеркнул роль жестокости в американской политике, но думать, что теперь, когда он ушел, все это позади, — это ложное чувство комфорта», — говорит он.

Интернет-история, написанная Молли Райан

Надежный, точный, актуальный.

WDET стремится сделать нашу журналистику доступной для всех. Как государственное СМИ, мы поддерживаем нашу журналистскую честность благодаря независимой поддержке таких читателей, как вы. Если вы цените WDET как источник новостей, музыки и бесед, сделайте подарок сегодня.

Сделайте пожертвование сегодня »

MAGA Жестокость все еще в центре внимания

В выпуске этой недели Fever Dreams рассказывается о блестящем обозревателе Atlantic Адаме Сервере, чья новая книга — « Жестокость — главное: прошлое, настоящее и будущее Америки Трампа » — построена на основе Эссе 2018 года, посвященное изучению того, как президент Трамп превратил расизм и политику белой идентичности в оружие, чтобы укрепить групповую принадлежность среди своих сторонников, как это уже несчетное количество раз случалось ранее в Соединенном Королевстве.История С.

Вдохновением для книги послужили бессмысленные слушания по делу Бретта Кавано, на которых Кристин Блейси Форд свидетельствовала, что она подверглась сексуальному насилию со стороны будущего судьи и что его смех застрял у нее в голове. Позже Трамп высмеял этот момент в речи своих сторонников — и им понравилось, это. «Для меня это было очень ясно», — говорит Сервер нашим соведущим Уиллу Соммеру и Асавину Суэбсэну. «В тот момент я как бы понял, что это был не просто акт жестокости по отношению к предполагаемому врагу, но и способ эмоциональной связи между Трампом и его аудиторией…

«Жестокость — это способ, а не просто способ причинить вред людям. Это также способ создания сообщества и близости. И вот как Трамп культивировал эту преданность в этой части своих сторонников, [это] было просто повторением сообщения, которое вы постоянно слышите на Fox News, а именно о том, что другие люди, которые отличаются от вас, хотят уничтожить вас и ваших образ жизни. И поэтому вы имеете право делать все, что в ваших силах, чтобы этого не произошло … Это часть человеческой природы.Но я пытаюсь говорить об этом как о части политики, в частности, о том, как это используется для демонизации определенных групп, чтобы вы могли оправдать отказ людям в их основных правах в соответствии с конституцией и исключить их из политического процесса.

Сервер и наша команда Fever Dreams также обсуждают время, когда Руди Джулиани возглавил митинг копов, подобных клану, против черного мэра, и идею правых о полицейской деятельности в качестве рэкета защиты, а также о том, как предки лейтенантов Трампа, такие как Стивен Миллер, Джулиани и Джон Келли прибыли в эту страну таким же неорганизованным и якобы «неподходящим» способом, отмеченным как «нежелательные», как и иммигранты, против которых они выступали на южной границе во время президентства Трампа.

Тем временем, ВНИЗ В АРИЗОНУ …

Наш бесстрашный соведущий Уилл Соммер недавно побывал в Медном штате, чтобы пообщаться с промоутером QAnon «Бэби Кью» и увидеть премьеру бывшего генерального директора Overstock и любительского охотника за мошенничеством на выборах Патрика. Новый фильм Бирна о выборах, The Deep Rig . Присутствовали пара представителей штата и сенатор штата. В фильме много анонимных людей, говорящих в тени или отражающихся в разбитом зеркале (, которые сказали, что библиотеки — вычурные? ), и, конечно же, Майкл Флинн и его брат Джозеф выступают в роли «греческого хора к песням». фильм.«

Главный вывод состоит в том, что Патрик Бирн проводит время, слоняясь с группой заговорщиков, которую он называет« говорящими с дельфинами… потому что, когда вы собираетесь вместе, вы не имеете ни малейшего представления о том, что они говорят друг другу ».

Как замечает Уилл: «Теперь вы можете сказать:« Хм, мне интересно, настолько ли они непостижимы. Интересно, будут ли их утверждения о фальсификации на выборах иметь смысл, а они — нет »». наконец, не пропустите, как Суин рассердил Трампа своим репортажем о вендетте бывшего президента против Saturday Night Live , а также нашу собственную теорию заговора о том, почему Такер Карлсон утверждает, что АНБ наблюдает за ним — его коллега утекла внутреннюю записки для прессы, а он пытается опередить историю? Смотрите следующий выпуск, и, может быть, мы узнаем.

Слушайте и подписывайтесь на Fever Dreams на Apple Podcasts , Spotify и Stitcher .

Адам Сервер объясняет, почему «Жестокость — это суть» платформы Трампа

Многие политические аналитики последние шесть лет пытались разобраться в феномене Дональда Трампа, но никто не сделал это с большей проницательностью, чем Писатель из Сан-Антонио Адам Сервер.

Сервер, штатный обозреватель The Atlantic, специализируется на глубоком погружении в эпоху Трампа, исследуя то, как политика недовольства Трампа привела к глубоким историческим расовым негодованиям.

Некоторые из лучших произведений Сервера собраны в новой книге «Жестокость — вот в чем дело», в которой убедительно утверждается, что Трамп является следствием, а не причиной наших национальных разделений.

Сервер рассказал о своей книге в выпуске на этой неделе подкаста Puro Politics, выпущенного Express-News.В какой-то момент он рассказал о том, почему кандидат в президенты от Республиканской партии 2012 года Митт Ромни не смог зарекомендовать себя в качестве воина трамповской культуры, которого предпочитают республиканские избиратели.

«Я думаю, что Дональд Трамп в значительной степени отражает то количество избирателей, которое сейчас существует в Республиканской партии», — сказал Сервер.

«Когда Митт Ромни баллотировался в 2012 году, он ранее был умеренным губернатором Массачусетса, который помог реализовать эффективный план здравоохранения штата.Но к тому времени, когда он баллотировался в президенты, он отрицал это, он подшучивал над другими, он добивался поддержки Дональда Трампа и говорил всем, что он был очень консервативным ».

Сервер сказал, что Ромни в конечном итоге был «менее убедительным сторонником» той политики, которую Трамп практиковал в 2016 году.

«Отчасти это просто потому, что Трамп, как человек, потребляющий огромное количество Fox News, действительно смог подтвердить опасения той части избирателей-республиканцев, которые каждый день маринуются в подобной вселенной Fox News.”

Послушайте, как Сервер обсуждает эти и другие вопросы в последнем выпуске Puro Politics.

[email protected] | Twitter: @ gilgamesh570

Эта жестокость — эффект Трампа на Америку

Вчера на моей временной шкале появилось видео, на котором белая женщина средних лет в продуктовом магазине следует за другой женщиной и ее дочерью, намеренно кашляет над ними, ухмыляется и извергает саркастическую чушь про «аллергию» и пытается доставить какую-то странную информацию. gotcha упрека против масок.

Ее акт нападения был жалким и печальным — и я хотел бы сказать, что это было худшее в моей ленте новостей в тот момент.

Непосредственно под ним было видео сотен антимаскеров и антиваксеров, протестующих перед больницей в Техасе (в штате которого ежедневно регистрируется 100000 новых случаев COVID), в то время как внутри все больше людей делали свой последний, тяжелый, одинокий вдох. .

Всего в дюйме ниже этого поста был твит представителя штата Огайо Джима Джордана с видео 80 000 футбольных фанатов Университета Висконсина, сопровождавшимся заявлением о том, что «настоящая Америка» перестала маскироваться и дистанцироваться. Оно было прервано непоследовательным словом «Бог благословит» для хорошей меры. (По-видимому, никто не сказал Джиму, что мы потеряли столько американцев из-за COVID за последние полтора месяца — или, что более вероятно, он знает, что , и ему наплевать.)

На одном экране компьютера три проявления немыслимой жестокости — три достойных горя момента.

И я бы хотел, чтобы эти истории были заблуждениями.

Хотелось бы, чтобы они были вообще необычными.

Но теперь они стали обычным явлением.

В этой итерации нашей нации элементарная порядочность, которая должна определять людей, больше не является универсальным требованием. Базовых ожиданий тех, с кем мы живем в сообществе, просто больше не существует. Стандарта больше нет.

Для стольких здесь людей это уже не просто разделение различных мнений по проблеме или высказывание противоположных политических идеологий или даже выражение личной или религиозной свободы — это вопрос причинения как можно больше боли. люди, о которых я ничего не знаю и которые не причинили мне прямого зла.

Это эффект Трампа для Америки.

Эти открытые акты жестокости можно проследить непосредственно до 8 ноября 2016 года.

Хотя это, конечно, не было создано тогда или человеком, впервые в истории Америки скрытое уродство людей было обнаружено, подтверждено и отмечено действующим президентом — это было официально признано нормой. И что мы сейчас переживаем; это ошеломляющее, бесчувственное поведение перед лицом страданий стольких людей — это поздно созревший плод чего-то, что было заложено в основу половины нашей нации.Это злонамеренное право, которое MAGA создавала с самого начала.

Без того мужчины, вступающего в должность, я ни на секунду не верю, что женщина из пригорода выслеживает совершенно незнакомых людей в отделе продуктов.

Я не верю, что у нас будет дерзкая, заговорщическая толпа, марширующая вокруг максимально загруженного отделения интенсивной терапии, где так много людей находятся на грани смерти.

Я не верю, что один из самых известных республиканцев в стране нагло показал бы средний палец в социальных сетях 625 000 тысячам американцев, которые умерли менее чем за два года.

Без Трампа этого не произошло бы. Эгоизм и недоброжелательность все еще присутствовали бы, но не так радостно и открыто орудовали бы по отношению к незнакомцам.

И не только эти три более крупных примера, но и их умноженные на десятки миллионов, просачивающиеся из заголовков и популярных историй и просачивающиеся в наши обеденные столы, в окрестности и на рабочие места. Эта оскорбительная ненависть присутствует на собраниях школьных советов, где матери подростков издеваются над учеником в маске.Он присутствует в соседних группах Facebook, где люди бессердечно хвастаются отказом от вакцинации, в сообщениях о смерти своих соседей. Речь идет о неспровоцированной ненормативной лексике на парковках, которую бросают парам в масках с ослабленным иммунитетом, которые боятся заболеть.

Объем этих непрекращающихся злодеяний утомляет порядочных людей.

Это неустойчивое состояние.

Мы не можем пережить эту широко распространенную бесчеловечность.

Этот быстро метастазирующий рак морали — это то, чего мы никогда не испытывали на таком уровне в нашей жизни, и с этим нам придется считаться независимо от политических результатов следующих четырех лет.Если бывший президент каким-то образом снова займет этот пост, эти истории наверняка станут экспоненциально более жестокими и банальными, но в любом случае уродство уже здесь.

Эффект Трампа для Америки заключается в том, что когда-то разумные, рациональные люди, чьи предрассудки, страхи и фобии были связаны некой базовой приличием и общей вежливостью, которые удерживали их от намеренного вреда другим, получили возможность упиваться худшим из себя . Они считают, что жестокость — их первородство.

Я не уверен, куда мы идем дальше, но я знаю, что эта версия Америки не достойна наследования наших или чьих-либо детей.

Нам понадобится больше хороших людей, которые будут громче говорить о том, что находится и что не входит в рамки цивилизованного общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.