Содержание

Может ли зависть быть позитивным чувством?

Вредоносная и полезная зависть

Традиционно зависть расценивалась религиозными лидерами, философами и психологами как безусловное зло, с которым надо бороться до полного избавления. Но в последние годы психологи стали говорить о ее светлой стороне. Она мощный мотиватор личностных изменений. Такая «полезная» зависть контрастирует с вредоносной, мотивирующей причинять вред тому, кто нас в чем-либо превзошел.

Когда Марк получил должность, о которой вы мечтали, вполне естественно, что сначала вас кольнула зависть. Но потом вы можете вести себя по-разному. Можно поддаться «вредоносной» зависти и размышлять, как бы поставить Марка на место. А можно пустить в ход полезную зависть и поработать над собой. Например, взять на вооружение методы и приемы, с помощью которых он добился цели.

Возможно, вам нужно стать менее серьезным и перенять у более успешного коллеги его жизнерадостную и дружелюбную манеру общения. Обратите внимание, как он расставляет приоритеты. Он знает, какие задачи можно выполнить быстро, а какие требуют полной отдачи. Такой подход позволяет ему успевать все, что необходимо, в рабочее время и оставаться в хорошем настроении.

Психологи много спорят об адекватности разделения зависти на вредоносную и полезную. Психологи Йочи Коэн-Черэш и Элиот Ларсон заявляют, что разделение зависти на два вида ничего не проясняет, а еще больше все запутывает. Они считают, что их коллеги, которые говорят о вредоносной и полезной зависти, путают эмоцию с поведением, которое провоцирует эта эмоция.

Для чего нужны эмоции?

Эмоции — особые переживания, чувства, которые возникают в определенных условиях. У них две функции:

Во-первых, они быстро снабжают нас информацией о нынешних обстоятельствах, например, о наличии угрозы или возможностей. Странный шум или неожиданное движение могут сигнализировать о присутствии хищника или какой-то другой опасности. Эти сигналы становятся триггерами страха. Точно так же мы испытываем волнение в присутствии привлекательного человека или когда рядом вкусная еда.

Во-вторых, эмоции руководят нашим поведением. Когда мы испытываем страх, мы предпринимаем определенные действия, чтобы себя защитить. Когда счастливы, мы ищем новые возможности и расширяем круг общения. Когда нам грустно, мы избегаем общения и уединяемся, чтобы достичь душевного равновесия.

Эмоции, сопровождающие переживание чувства зависти

Вспышка зависти — это появление той или иной отрицательной эмоции. Еще Рене Декарт считал зависть особым видом печали, смешанной с ненавистью, которую испытывают, когда видят благо у тех, кого считают недостойными этого блага. На различие в эмоциональных переживаниях зависти обращал внимание Спиноза, который определял зависть как «неудовольствие при виде чужого счастья» и «удовольствие в его же несчастье».

Это подтверждается и в исследованиях. Например, Ю. В. Щербатых (2010б) выявил статистически значимую связь зависти со склонностью ко гневу. Но и хроническая зависть, как писал политэконом Вильгельм Рошер (Wilhelm Roscher, 1895), тоже связана с переживанием отрицательных эмоций, «в то время как большинство остальных грехов, по крайней мере сначала, приносят наслаждение, чувство зависти приносит страдания с момента зарождения».

Кляйн трактует зависть как чувство, в котором банально спутались инстинкты жизни и смерти. В реальности это выглядит так: объект, который нам нравится, вдруг вызывает негативные эмоции, хорошее и плохое спутываются, а зависть гложет души даже самых приятных людей. Если бы мы могли разделить в своих чувствах позитив и негатив, то сразу перестали бы завидовать приятельницам, с неба обрушились бы лепестки роз и все люди завели хоровод с песнями Джона Леннона. Но, слава богу, это невозможно.

Пресловутая спутанность чувств — залог того, что человечество, вместо распевания песен в лавровых венках, пишет философские романы, ищет лекарство от рака, разглядывает электроны в микроскоп и мучается в попытках познать Вселенную и себя. Усложнив людей, наделив их завистью, природа оказала нам крупную услугу: благодаря ей на Земле иногда случаются приятные открытия.

По материалам Интернета (автор неизвестен)

Возникающие отрицательные эмоции по отношению к объекту зависти (досада, злость, ненависть) — это защитные механизмы, которые маскируют чувство собственной неполноценности рациональным объяснением, находя множество недостатков в объекте зависти («разве такому можно завидовать…»). Это снижает значимость объекта зависти, а также уменьшает напряжение.

Другое дело, когда человек понимает, что предмет его зависти ничем перед ним не провинился. Тогда агрессия разворачивается внутрь самого завистника, трансформируясь в эмоцию вины.

Г. Х. Зайдлер (Seidler, 2001) отмечает, что зависть нередко приводит и к труднопереносимым эмоциональным переживаниям (например, отчаянию). Характерным для завистника является наличие стыда как результат саморефлексии и несоответствия идеальному Я.

Естественно, эмоция имеет физиологические проявления. Петер Куттер (1998) отмечает, что человек бледнеет от зависти, поскольку сжимаются кровеносные сосуды и повышается артериальное давление, или желтеет от зависти, поскольку кровь насыщается желчью.

Группа исследователей под руководством Хидехико Такахаси (Takahashi et al., 2009) с помощью метода функциональной магнитно-резонансной томографии локализовала отделы мозга, ответственные за обработку таких эмоций, как зависть и злорадство. Оказалось, что они контролируются теми же отделами мозга, что и боль, жажда и голод, т. е. физические ощущения первостепенной важности. Причем зависть возникает в ответ на негативное сравнение себя с другими людьми только по значимым для человека показателям. Если сравнение идет в социально незначимых для индивида областях, то зависть и злорадство не возникают или оказываются существенно меньше. Выяснилось также, что чем сильнее зависть главного героя к тому или иному персонажу, тем интенсивнее регистрируемая радость при неудачах соперника. Злорадство же берет на себя функцию разрешения возникшего психологического дискомфорта.

Экспериментаторы провели опыт на девятнадцати студентах университета (обоих полов). Им давали читать рассказы о других якобы студентах (на самом деле — вымышленных персонажах), причем для полноты картины в разных версиях опыта пол персонажа совпадал с полом читающего или не совпадал. Курс (и специальность, и стадия обучения) также варьировался. Таким образом, часть персонажей выступала в роли потенциальных соперников подопытных, а часть — нет. Все рассказы тоже делились на две категории. В первой персонажу сопутствовали успехи, во второй — неудачи (в том числе пищевые отравления и финансовые проблемы). Одновременно с чтением ученые проводили сканирование мозга подопечных. А после просили студентов оценить по шестибалльной шкале свое чувство зависти к персонажу (это относилось к рассказам первой категории).

Оказалось, что герои, вызывавшие наибольшую зависть, активировали в мозге подопытных переднюю часть поясной извилины — регион, играющий ключевую роль в обработке боли. То есть зависть и боль оказались физиологическими близнецами.

При чтении же вторых рассказов (с теми же самыми персонажами, но теперь уже неудачниками) активировался брюшной стриатум — «зона вознаграждения», которая включается, например, при получении разных бонусов.

Ученые утверждают, что могут легко предсказать для каждого человека, какие персонажи вызовут у него наибольший уровень злорадства (более сильную активацию брюшного стриатума), исходя из степени зависти при чтении первого рассказа о том же герое. Это, по мнению исследователей, говорит о тесной связи в обработке мозгом обоих чувств.

Зависть, как и другие социальные неудачи, оформляется в передней области поясной, или лимбической, извилины (Anterior cingulate cortex). Злорадство контролируется системой, связанной с получением награды. Здесь задействованы дофаминэргические области мозга — вентральная область покрышки (Ventral tegmental area, VTA), где начинаются дофаминовые пути, миндалина (Amygdala), вентральная часть полосатого тела (Striatum), вентромедиальная часть префронтальной коры (Ventromedial prefrontal cortex).

Зависть в помощь | Harvard Business Review Russia

Личные качества и навыки
Илсе Санд

От редакции. Как относиться к своим чувствам? Как понять, почему они возникают? Что делать, если вы испытываете гнев, страх, зависть, ревность или радость? На эти и другие вопросы отвечает в своей книге «Компас эмоций» (ее русский перевод выходит этой осенью в издательстве «Альпина Паблишер») психолог и психотерапевт Илсе Санд. Мы публикуем главу из книги, посвященную зависти.

Во время своих лекций о чувствах я всегда стараюсь уделить хотя бы пару минут для разговора о зависти, и нередко то, о чем я рассказываю, становится для слушателей откровением. На протяжении всей жизни их приучали считать зависть чувством злым и неправильным. А когда выясняется, что у этого чувства есть и хорошие аспекты, у некоторых слушателей — возможно, впервые в жизни — появляется желание рассказать о тайных муках собственной зависти.

Зависть — недуг, от нас не зависящий. Сами мы его не выбираем и — будь наша воля — предпочли бы от него избавиться. Базовые составляющие зависти — это тоска, потребность чего-либо и нереализованные таланты. Вы завидуете, когда другие обладают чем-то, чего вам самим недостает.

Некоторые из нас обращаются к психотерапевту, загнав себя в состояние настолько глухой печали, окутавшей их, словно серый кокон, что они уже не в силах определить, чего хотят сами. Когда я прямо спрашиваю: «Чего бы вам хотелось?» — они не могут мне ответить. Они просто не знают. Тогда я задаю следующий вопрос: «Когда вы чувствуете зависть?» И в этом ответе мы находим ключ ко всем подавленным желаниям.

Зависть и зашифрованные в ней сообщения

Психотерапевт Бент Фалк, член Союза психотерапевтов и кандидат теологических наук, называет зависть миноискателем, который показывает нам путь к скрытым желаниям и не нашедшим применения талантам. За завистью скрываются тоска и, скорее всего, некий талант. Вам остается лишь понять, чего именно вам не хватает, и вы сможете начать движение вперед.

Один из моих пациентов страдал от зависти к своему богатому двоюродному брату. «У меня не получится просто взять и разбогатеть, — говорил он, — это за гранью моих возможностей». Однако порой нужно копнуть чуть глубже, чтобы отыскать другой путь. Что именно привлекает в богатстве?

Йенс считал, что у богатства есть два преимущества. Во-первых, оно освобождает от необходимости работать. Второе преимущество связано с впечатлением, которое производит состоятельный человек на окружающих. Йенсу хотелось, чтобы его считали успешным.

Йенс переехал в квартиру подешевле и сократил расходы на предметы, в которых не особенно нуждался. Кроме того, он договорился со своим работодателем о том, что возьмет несколько отпусков за свой счет и перейдет на частичную занятость. Таким образом Йенс обрел желанную свободу, которая принесла ему чувство безграничного счастья.

Анализируя его желание казаться успешным, мы обнаружили скрытую травму. В свое время, будучи школьником, Йенс на протяжении нескольких лет был объектом травли со стороны одноклассников. Обнаружив это, родители перевели его в другую школу, и впоследствии Йенс старался не вспоминать про эти эпизоды из собственной жизни, никому не рассказывал о них и пытался жить так, словно этого никогда не происходило. Но каждый раз, когда он казался себе несчастным — например, когда оказывался возле своего состоятельного брата, его охватывало чувство бессилия и одиночества: он словно вновь становился отщепенцем, как тогда, в детстве.

Проработав травму, Йенс избавился от необходимости чувствовать себя успешнее, чем другие. Внезапно он осознал, что богатство отдаляет людей, и захотел стать совершенно обычным, общаться с такими же, как он сам, и наслаждаться жизнью.

Жажда разрушения

Зависть — составное чувство, элементами которого являются несколько базовых чувств. Наиболее сильное из них — печаль. В нем также присутствуют грусть и тоска по тому, чего вам недостает, а еще — в большей или меньшей степени — гнев. Возможно, услышав о предмете вашей зависти, вы испытываете лишь едва заметное раздражение. А возможно, ваша боль становится настолько сильной, что вам хочется разрушить то, о чем рассказывает ваш собеседник.

Жажда разрушения сама по себе не опасна. От подобных желаний до реального импульса бесконечно далеко — если, конечно, вы не страдаете психическим расстройством или не находитесь под воздействием алкоголя или других изменяющих сознание препаратов. Вероятнее всего, ваши нравственные установки остановят вас от разрушительных действий. Многие полагают, что, едва осознав свое разрушительное желание, мы сразу же захотим его осуществить. Совсем наоборот! Чем яснее мы отдаем себе отчет в собственных чувствах, тем проще сохранить контроль над действиями.

В зависти живет также и радость: она появляется, когда вы видите вашего собеседника радостным и представляете себя на его месте.

Некоторые осуждают зависть, заявляя, например: «Он с нами не пошел, просто потому что завидует». Однако завидовать вовсе не так уж «просто». Это крайне болезненное чувство, нередко заставляющее нас замыкаться в себе: мы осуждаем самих себя за зависть и никому не рассказываем о своих переживаниях.

Если вы испытываете зависть, то, вероятно, нуждаетесь в заботе и поддержке — с их помощью вы сможете обнаружить свой потенциал и приступить к его реализации.

Завидуете? Расскажите об этом!

Из-за зависти часто портятся отношения, потому что мы редко рассказываем о нашей зависти. Те, кто испытывает это чувство, стыдятся его. Завидовать запрещено.

Если рассказать о зависти, многие проблемы решатся. Признаться в зависти можно, например, так: «Я так рад за тебя, но меня все-таки немножко гложет зависть — я бы тоже так хотел!» Или так: «Когда ты рассказываешь мне про свою новую любовь, я понимаю, как же мне не хватает подобного чувства! Мне даже дышать трудно от тоски. Я хотел бы порадоваться за тебя, но сейчас для меня это так непросто». Честное признание может положить начало беседе о том, как именно вам добиться исполнения ваших желаний или достичь цели. Интенсивность зависти зависит от того, насколько мы сами верим в то, что способны добиться желаемого. Чем сильнее уверенность в своих силах, тем меньше зависть.

Иногда спасать ситуацию приходится тому, кому завидуют, потому что сам завистник слишком стесняется говорить о своих чувствах. Попытаться вызвать признание можно так: «Я замечаю, что мы отдаляемся друг от друга. Когда я рассказываю о своем счастье, ты словно исчезаешь. Мне хотелось бы, чтобы ты знал — я прекрасно пойму, если тебе больно это слышать».

советуем прочитать

Анна Натитник

Аня ван ден Брук,  Даниэла Андреи,  Шэрон Паркер

Рау Алекс,  Токер Роберт

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

Эмоции: зависть и стыд | Наука в Сибири

Что такое эмоции? Откуда они берутся, для чего нам нужны, что творят с нашим организмом, какую роль играют в общественных отношениях? Возможно ли контролировать и менять их с помощью сознания или медикаментов? В рамках нашего проекта три эксперта — эволюционный биолог, психофизиолог и культуролог отвечают на эти вопросы. Сегодня мы поговорим про зависть и стыд.

 

Зависть

 

Павел Михайлович Бородин: доктор биологических наук, заведующий лабораторией рекомбинационного и сегрегационного анализа ФИЦ Институт цитологии и генетики СО РАН, профессор кафедры цитологии и генетики Новосибирского государственного университета, член Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных данных, Научного совета по генетике и селекции РАН, Центрального совета Вавиловского общества генетиков и селекционеров. Научные интересы: эволюционная генетика, популяционная генетика млекопитающих, цитогенетика и молекулярная биология мейоза и рекомбинации.

 

 — Это ощущение того, что тебе чего-то не досталось. Я помню, как-то обсуждал со своими студентами, есть ли в мире животных зависть и ревность. Я сказал им, что ревность — это чисто человеческое качество, и у животных его, вроде бы, нет. На это мне ответили: Павел Михайлович, а вы не пробовали гладить одновременно двух котов? 

 

Самое простое объяснение зависти: семейная ситуация, когда братья и сёстры конкурируют за внимание родителей, и одному всегда кажется, что другому достаётся больше. Здесь это в большей степени проявляется, поскольку есть некоторый конфликт интересов. Я подозреваю, это чувство рождается отсюда, а потом распространяется на всё остальное. 

 

Елена Алексеевна Дорошева: кандидат биологических наук, научный сотрудник Института систематики и экологии животных СО РАН, старший преподаватель кафедры сравнительной психологии Института медицины и психологии НГУ. Читает в университете курсы «Экспериментальная психология», «Физиология высшей нервной деятельности», «Психофизиология». Сфера научных интересов: временная перспектива личности, жизненный путь, идентичность, самосознание, психологическое благополучие.

 

 — Это очень социальное чувство. Честно признаюсь, что про нейрофизиологию зависти я вообще ничего не читала  и не слышала. Наверное, она должно предполагать некоторую когнитивную установку. Потому что, завидуя, мы простраиваем в голове определённый когнитивный конструкт : у кого-то есть что-то, сильно нам нужное. Думаю, здесь смесь желания, агрессии (против того, кто обладает желанным), и при этом градус  возбуждения должен быть низким. Иначе будет иметь место действие для достижения желаемого.

 

Получается, зависть —  это, скорее всего, подавление каких-то эмоций, той же самой агрессии. Представьте, у вас есть яблоко, которое я хочу. Я могу просто попытаться его у вас отобрать. Но, поскольку, во-первых, непонятно, действительно ли я сильнее, а во-вторых, в социуме существуют определенные нормы, не позволяющие так поступать, я эту агрессию подавляю. Думаю, что как раз в этот момент и возникает зависть. Она точно появляется не рано в онтогенезе, потому что совсем маленький ребёнок выражает свои желания напрямую, а вот полуторогодовалый уже вполне может по полной программе завидовать тому, что новорожденный брат получает много маминого внимания.

 

Если говорить о зависти и ревности у социальных видов животных и человека, то следует помнить, что бои могут быть турнирными: иногда нужно не само «яблоко раздора», а важно показать, кто имеет доступ к ресурсу, кто здесь хозяин.  Это состояние сильно отличается от «чистых» эмоций — со стороны доминанта зависти и ревности особенно не наблюдается. 

 

Эти две эмоции чем-то похожи, первая представляет собой желание чего-то, что есть у соседа, вторая скорее подразумевает ощущение, что кто-то со стороны посягнул на твой ресурс. Хотя, мне кажется, что ревность — более энергетически окрашенное чувство. Мы скорее будем отстаивать свою территорию, чем пойдём отбивать соседскую. 

 

Дмитрий Владимирович Долгушин: кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы XIX–XX вв. и кафедры истории культуры Гуманитарного института НГУ. Читает в университете курсы «История русской литературной критики XVIII–XIX вв», «История зарубежной литературы (период романтизма)» «Культурология», «Православная культура России» . Область научных интересов: творчество и биография В.А. Жуковского, русский романтизм, ранние славянофилы, религиозно-философские искания русского образованного общества первой половины XIX в.

 

 — В чувстве зависти много общего с чувством обиды. Недаром и по происхождению эти слова родственны. Согласно наиболее распространенной этимологии оба они образованы путем присоединения приставок к индоевропейскому корню *videti (видеть). Зависть — по сути, та же обида на кого-то, обладающего превосходством (подлинным или мнимым). Все, что было сказано об обиде, можно сказать и о зависти. Она точно также искажает взгляд человека на мир и на самого себя, не позволяя ему заметить и оценить то, что он имеет. 

 

Стыд

 

Павел Бородин:

 

 — Здесь я ничего не могу придумать. Подозреваю, это какой-то конфликт между  тем, что хочется, и тем, что можно. У меня фантазии не хватает объяснить это с точки зрения эволюции, наверное, лучше про это разговаривать с психологом. 

 

Елена Дорошева: 

 

 — Стыд тоже относят к социальным эмоциям, которые формируются во взаимодействии с себе подобными. У совсем маленького ребёнка стыда нет. Более того, то, как часто мы его испытываем, сильно обусловлено этнокультурными различиями. Например, очень много стыдятся японцы и китайцы, которых так воспитывают. Достаточно долго, лет до пяти, детям разрешают делать всё, что они захотят, а потом начинают их стыдить. И формируется эмоция подавления желания, происходит снижение энергетики, появляется стремление стать незаметным (ведь когда мы стыдимся, то краснеем, опускаем глаза, как бы прячемся от социального контакта). А вот в Германии, где ребёнку уже до двух лет показывают, как делать не надо (и при этом никто его не стыдит), такая эмоция распространена гораздо меньше. 

 

Если говорить про гормональное сопровождение стыда…  Знаете, обычно такие вещи изучаются для врождённых, несоциальных эмоций.  Социальные же, поскольку они считаются выученными и сформированными на основе биологических, по сути своей смешаны, и они гораздо меньше исследуются с точки зрения нейрофизиологии. Может быть, я ошибаюсь, но у меня создалось такое впечатление. 

 

Дмитрий Долгушин:

 

 — В культурологии широко распространилось введенное Рутом Бенедиктом в книге «Хризантема и меч» (1946) противопоставление культуры стыда (shame culture) и культуры вины (guilt culture). К первой Р. Бенедикт относил японскую, а ко второй — европейскую цивилизации. В «культурах стыда» главным регулятором поведения является боязнь нарушения социальных норм, а в «культурах вины» — внутренних нравственных правил, полагал он. Как и всякая схема, такая типизация, конечно же, не отражает всех нюансов, но является одним из вариантов классификации культуры. 

 

Подготовила Диана Хомякова

 

Фото Юлии Поздняковой и предоставлены спикерами

 

Рисунок Юлии Поздняковой

 

Плюсы и минусы зависти

Сейчас психологи все больше говорят о том, что любое “хорошее” чувство может обернуться злом, как и любое “плохое” — благом. К примеру, чрезмерная любовь матери к ребенку (кто–то из великих педагогов назвал это “лошадиной дозой любви”) может превратить “получателя” такого гиперчувства в неприспособленного к реальной жизни инфантильного эгоцентрика. Читай — глубоко несчастного человека. Или: навязчивым чувством дружбы можно утомить и даже довести до бешенства самого благодарного друга. Читай — потерять его. А такое, казалось бы, непривлекательное чувство, как ненависть, многих людей толкает на настоящие подвиги.

К слову, в быту мы часто путаем чувства с эмоциями. То есть, конечно, можно сказать: “Я испытываю чувство радости”. Но со строго научной точки зрения радость — не чувство, а эмоция. В психологии это — два разных термина. Эмоция — это кратковременное ощущение, спонтанное, иногда не поддающееся контролю (это называется аффектом). Чувство же — нечто более долговременное, более сложное и устоявшееся и, как правило, контролируемое при помощи не самых больших волевых усилий. Чувство может выражаться в эмоциях, но не наоборот.

Одно из спорных, обсуждаемых, сложных и запутанных человеческих чувств — зависть. Мы уже привыкли, что если говорят “завистливый человек”, “зависть”, то имеют в виду, что это плохой человек и плохое чувство. Но есть элементарный тест, состоящий из одного вопроса, который ставит под большое сомнение такую однозначную оценку. Вопрос звучит так: ВЫ ХОТИТЕ, ЧТОБЫ ВАМ ЗАВИДОВАЛИ? Если вы ответили “нет” — вы или скучный человек, или ангел, или соврали.

Многие из нас, если не большинство, хотят вызывать к себе у окружающих “отрицательное” чувство зависти. Значит, мы понимаем, что зависть, сознательная или бессознательная, — на самом деле самая искренняя форма признания. Признания наших социальных успехов, личностных качеств, внешних данных, достатка и т.д. Мудрые китайцы еще в древности придумали изречение: “Высокие башни измеряются длиной отбрасываемой тени, а великие люди — количеством завистников”.

Или вот вам цитата из Эсхила: “Независтна участь того, кому никто не завидует”. Такие неудачницы в моей жизни встречались. К примеру, одно время я работала с коллегой (назовем ее Светой), которая любила зло и, как правило, несправедливо обсудить других коллег. При этом используя тенденциозную лексику — допустим, вместо “целеустремленная” она говорила “тщеславная”. А как–то раз я поймала себя на мысли, что вот я — ведь тоже не божий одуванчик, и бывает, что похожа на Свету. Только вот саму Свету никогда ни с кем не обсуждала. И никто никогда о Свете слова плохого не сказал. Как, впрочем, и хорошего. Моя близкая подруга о таких женщинах говорит: “Бледная моль — серая мышь”. Свете никто никогда не завидовал. Она завидовала практически всем. И это ее разъедало. В отличие от большинства умных женщин “среднего возраста” Света не становилась привлекательнее с годами, а лишь дурнела. От собственной злобы.

Разумеется, есть разница между тем, завидуют ТЕБЕ или завидуешь ТЫ. То есть от тебя или на тебя направлено чувство зависти. Если завидуют тебе — это лестно. Если зависть исходит от тебя, она способна не просто отравить тебе существование, а вообще испортить жизнь. Это деструктивное чувство можно и нужно повернуть “в обратную сторону” и извлечь из него пользу.

Посмотрим в лицо врагу. Чем плоха зависть? Она мешает нам быть счастливыми, порождает неприязнь к людям, предательство и интриги, портит характер, раздувает чужие недостатки и принижает явные достоинства. Чем она хороша? Зависть заставляет нас прогрессировать и чего–то добиваться. Она как бы стремится к “самоликвидации” за счет нашего поведения и поступков.

Вывод таков. Полностью избавиться от чувства зависти для большинства амбициозных и целеустремленных людей — нереально. Да это и не нужно. Но чтобы чувство не разъедало личность, нужен “противовес”. Нужно из шкуры вон лезть, чтобы кто–то чему–то в вас завидовал. Нужно хоть что–то из себя представлять. Не быть полным нулем и жалкой посредственностью. Хоть в чем–то добиться совершенства. Ну, или почти совершенства.

Еще один важный момент — нужно определить приоритеты. И тут должен включиться в работу элементарный здравый смысл, потому что нельзя завидовать всему подряд. Нужно договориться со своей головой, что вам ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НУЖНО и что вам ПО СИЛАМ. Нельзя преуспеть во всем сразу. А цель должна быть адекватна средствам. Купить машину, добиться повышения в должности, сделать пластическую операцию носа, научиться приемам самообороны — цели вполне достижимые, с объяснимой практической пользой. А вот нужно ли вам на самом деле горностаевое манто? На прием в какое посольство вы будете в нем ходить?! И можно обзавидоваться какой–нибудь шведской принцессе, мечтать выйти замуж за ее брата, жить во дворце с сорока спальнями и пить по утрам чай, выращенный специально для королевской семьи. Только пользы от таких мечтаний — ноль, а вред уходит в “плюс бесконечность”, отнимая жизненную энергию.

Наше орудие против собственной зависти — собственные же воля, гордость и разум. Завидуйте. Но так, чтобы это развивало, а не уничтожало вашу личность.

Ольга ПОЛЯНСКАЯ.

Зависть. Как она возникает? Причины и как справиться

Зависть — это сильное чувство, которое вызывает досаду, раздражение, злость, враждебность по отношению к другому человеку, который обладает чем-либо материальным или нематериальным.

По Словарю Даля, зависть — это «досада по чужому добру или благу», завидовать — «жалеть, что у самого нет того, что есть у другого».

По Словарю Ушакова, вызывается «желанием иметь то, что есть у другого».

Спиноза определял зависть как «неудовольствие при виде чужого счастья» и «удовольствие в его же несчастье»

Чувство зависти – это одно из условностей, которые навязаны нам с раннего детства. Это плод неправильного воспитания ребенка.

Ошибки воспитания, которые порождают чувство зависти у ребенка:

— Родители, воспитывая своего ребенка, сравнивают его с другими, указывая на достижения других, тем самым подчеркивают недостатки своего ребенка. Ребенок слышит это так: «Ты недостаточно хорош», » Ты плохой».

Ругают и наказывают за любые оплошности и отклонения от правил, не позволяя ребенку самовыражаться и проявлять инициативу.

Заставляют делиться своими вещами и игрушками, не позволяя ребенку распоряжаться самостоятельно своими вещами. Когда ребенок говорит «мое», он тем самым обозначает свое личное пространство и то, что в него входит, то, что ему дорого. У ребенка формируется чувство собственности, границы «своего», вследствие чего, в будущем у него появится понятие «чужого».

Недостаточное проявление любви, теплых чувств со стороны родителей. Похвала или поощрение – только если ребенок выполнил задание или сделал все по правилам. Жадность родителей к поощряющим словам и гордости за своего ребенка.

Постоянное формирование чувства вины и давление на личность ребенка.

Запрет на открытое выражения счастья и радости за свои успехи, достижения, из-за боязни сглаза другими.

Внушение личных родительских установок – «жизнь тяжелая», «что-то достигнуть трудно», «жить тяжело», «в жизни много проблем и трудностей» и т.д.

Выделение одного ребенка в семье, сравнение со старшими или младшими детьми …

В результате вырастает ребенок, не умеющий радоваться жизни, имеющий огромное количество комплексов, низкую самооценку, запреты и ограничения на счастливую жизнь.

Ребенок, который рос в ограничениях, вырастая, начинает ограничивать себя во всем, не дает себе свободу и не позволяет себе проявлять радость.

Когда мы испытываем зависть?

Чувство зависти возникает при сравнении. Сравнивая свое здоровье, свою внешность, свои способности, положения в обществе, личные приобретения и просто наблюдая радостные эмоции других.

Зависть это хорошо или плохо?

Чувство зависти можно условно разделить на «Белую» и «Черную». Она одновременно может выступать с одной стороны мотивацией, стимулом, а с другой стороны – ограничением.

«Белая зависть» – служит стимулом для личностного роста и мотивацией личных достижений при ориентации на достижения других.

«Черная зависть» – разрушает человека, вызывая сильнейший эмоциональный стресс и ненависть к сопернику. Эта зависть порождает настоящий личностный провал и чувство неудачи, «я неудачник», «моя жизнь пуста, не имеет смысла», может нести опасность не только самому завистнику, но и его сопернику.

Неудачник – человек, который обладает сильным чувством зависти. Из-за этого чувства ему кажется, что у других все лучше, всего больше, ему хочется только то, что есть у другого, а что имеет сам, считает ненужным, неважным, неценным. Он не понимает, что желаемое для него не всегда полезно, нужно и даже скорее вредно.

На самом деле чувство неудачи и удачи внутри нас. Важно уметь настроить свое внутреннее восприятие и это самое трудное.

Научиться ценить то, что имеешь, спокойно относится к тому, что имеют другие. У каждого из нас свои условия жизни, свои ценности, свои преимущества. Порой люди понимают и начинают ценить свое лишь тогда, когда теряют.

Как справиться с чувством зависти?

— Повышение самооценки.

— Личностный рост.

— Поиск новых собственных целей и возможности их реализации.

Один из способов избавиться от зависти:
  1. Осознание и принятие. Зависть испытывает каждый человек, даже тот, кому стыдно это признать. Самое важное – это признаться самому себе в том, что вы завидуете. Разрешить себе испытывать это чувство без стыда и угрызений.
  2. Важно понять источник зависти. Это что-то или это кто-то. Если это человек, то необходимо осознать, почему вы завидуете именно этому человеку. Как правило, оказывается, что завидуют именно личностным качествам, которых не хватает завистнику. Понять это довольно сложно, так как эти качества в первую очередь вызывают раздражение.
  3. Задавать себе вопросы и искать на них ответы. Взять лист бумаги, поделить его на три колонки. В первой написать все мысли, которые приходят, все чувства и эмоции относительно предмета зависти. (Пр.: Я завидую тому, что у того человека есть… или я завидую тому человеку, потому что он…), во втором столбике вы максимально осознаете, насколько действительно это приобретение/черта характера/качество/способность сделает вас счастливым и насколько действительно это вам нужно. В третьем столбике вы пишете возможные ваши действия, которые помогут вам приобрести или достигнуть того, что вызывает у вас зависть. Подумать, возможно, вы можете максимально точно заменить предмет зависти на то, что у вас уже есть, или вы можете легко приобрести.
  4. Необходимо выполнить ваши действия и сделать то, что вы решили и обязательно поблагодарить себя за то, что смогли и сделали это. Поблагодарить свое чувство зависти и того человека, которому позавидовали, он помог вам! Благодаря ему вы чего-то достигли/приобрели/получили.

Автор Елена Куприянова

1 1 голос

Рейтинг статьи

Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂

Не завидуйте молча: как справиться с этим неприятным чувством за 6 шагов :: РБК Pro

В молодости мы завидуем успехам других в личной жизни, их внешности и социальному статусу, а ближе к среднему возрасту — профессиональным достижениям. Почему мы испытываем это чувство и как с ним справиться, знает Наталья Кисельникова (Volta)

Зависть — это эмоция, которую мы переживаем, когда видим у другого человека достижения, личные качества или материальные блага, которые для нас важны и которыми сами хотели бы обладать. Например, когда коллегу, а не вас повысили в должности, о которой вы давно мечтали, или ему доверили вести перспективный проект. Или когда вы видите, как коллега легко заводит новые знакомства, в то время как вы чувствуете стеснение.

Неприятные переживания могут вызывать физический дискомфорт, потому что в этот момент активизируются зоны мозга, отвечающие за боль. И эти переживания особенно сильны, если объект зависти одного с нами пола или возраста. 

Два лица зависти

В некоторых языках различают два типа зависти. Например, в русском — это «черная» и «белая» зависть, голландцы называют ее «мягкой» и «злобной». Различаются они не только интенсивностью переживаемых эмоций. Ряд исследований показывает, что разные типы эмоций ведут к разным моделям поведения.

Так, «белая» зависть находится на стыке восхищения и уважения. Испытывая ее, человек готов признать, что в чем-то менее успешен, но для него это становится движущей силой для саморазвития и обучения. Тогда как то, что называют «черной» или «злобной» завистью, вызывает желание причинить ущерб, порождая враждебное поведение. Практически каждый день это можно наблюдать в соцсетях. Видя картинки идеальной жизни или успеха, человек может переживать разочарование и ощущение собственной неуспешности, что, в свою очередь, может вести к агрессии.

От «зеленого монстра» к здоровым отношениям

Зависть: испорченные эмоции | Психология сегодня

Леонардо да Винчи, иллюстрация к Envy

Источник: Викимедиа

Большинству из нас знакома эмоция зависти, проявляется ли она в отношении власти, положения или личных качеств другого человека.

Зависть обычно путают с завистью. Шекспировский Яго говорит: «О, остерегайтесь, милорд, ревности; это зеленоглазое чудовище». Ревность касается обладания человеком, которого любит другой.Это включает в себя треугольные отношения и желаемое устранение соперника, как в случае устранения Отелло из-за любви к Дездемоне.

Ревность относится к общечеловеческим отношениям. Он опирается на период жизни, когда другие люди четко распознаются и отличаются от себя и друг от друга.

Зависть возникла на ранней стадии развития и является одной из самых примитивных наших эмоций. Вместо того, чтобы быть треугольной, зависть активируется в отношениях двух человек. Это диадический: человек завидует другому за какое-то владение, свойство или качество, проживающее внутри.

Британский психоаналитик Мелани Кляйн первой провела четкое различие между завистью и ревностью. Зависть возникает, когда другой воспринимается как то, что Кляйн назвал «частичным объектом». Это термин, который передает самые ранние восприятия младенца и опыт первых опекунов, обычно матери.

Кляйн изучала поведение младенцев и утверждала, что действие зависти впервые проявляется в отношении груди как части тела. Иными словами, опекун только сначала воспринимается частями с акцентом на грудь для кормления.Ограниченное поле зрения ребенка формирует его или ее частичное восприятие опекуна. Только позже, в процессе развития, основной заботящийся человек понимается в более широком оптическом поле и как отдельная, целостная личность с независимой волей и деятельностью.

Кляйн описал раннюю форму сепарационной тревоги, при которой материнская грудь или, точнее, младенческое представление о груди, была вместилищем любви, а также ненависти, возникающей в моменты ее отсутствия или истощения.Она пришла к выводу, что ребенок использует грудь для того, чтобы брать и получать пищу, а также для фантазий об избавлении от фрустрации и враждебности. Так бывает, когда ребенок плачет от голода без ответа матери или осушил грудь и все еще голоден. В такие моменты чувства гнева и разрушения проецируются обратно на предмет досады, на материнскую грудь.

Психоаналитик Салман Ахтар описывает, как эмоции превращаются в частично-объектное восприятие.Самые ранние чувства, направленные на грудь, ограничиваются либо любовью, либо ненавистью, а не смесью этих эмоций. Таким образом, раннее восприятие младенцем другого как частичного объекта защищает от амбивалентности и связанной с ней тревоги. Амбивалентность — это противоречие, которое бывает трудно удержать: я люблю человека, которого презираю. Чувство любви и ненависти к одному и тому же человеку — это прогресс в развитии. Это также может вызвать чувство стыда и вины. Эти неприятные ощущения можно предотвратить, если держать их раздельно или раздельно.

Кляйн утверждал, что эти самые ранние переживания по отношению к груди формируют переживание зависти, которое сохраняется в большей или меньшей степени на протяжении всей взрослой жизни.

Джотто ди Бондоне, Семь пороков — Зависть

Источник: Викимедиа

Зависть — портящая эмоция. Зависть хочет погубить. Он включает в себя враждебность по отношению к хорошим качествам и способностям другого. По этой причине может быть опасно быть объектом чужих завистливых настроений. Именно это портящее качество делает зависть потенциально разрушительной для психологического развития и человеческих отношений.

Психоаналитик Эдриенн Харрис передает эту деструктивную черту зависти, пересказывая аллегорию английского поэта Уильяма Лэнгленда:

«Двух мужчин, идущих по лесу, встречает эльф. Тролль обещает исполнить желание одного человека, если второй человек получит в два раза больше. Один из мужчин предлагает другому исполнить желание, чтобы он пожнет в два раза больше. Другой человек тщательно обдумывает, а затем говорит: «Сделай меня слепым на один глаз».

История иллюстрирует сопутствующее зависти желание причинять боль и мучить, невысказанное удовольствие от страданий другого, даже когда это означает причинение вреда себе.Ханна Сигал предполагает, что Шекспир перепутал ревность с завистью, когда Яго сказал, что ревность «издевается над мясом, которым питается». Зависть самоуничтожается в большей степени, чем ревность. Она отрезает нос или ослепляет глаза, несмотря на лицо. Хотя и ревность, и зависть связаны с желанием отнять что-то у другого, зависть также влечет за собой разрушение этого, даже если По словам Сигала, зависть «направлена ​​на то, чтобы испортить благо предмета, устранить источник завистливых чувств… поскольку испорченный предмет не вызывает зависти» (Сигал, 45).

Зависть проявляется в пограничной организации личности. Зависть (наряду со стыдом) также является одной из основных эмоций при нарциссическом расстройстве личности. Как описывает психолог Нэнси Маквильямс, «если кто-то убежден, что ему или ей не хватает чего-то фундаментального и что такая неадекватность всегда находится под угрозой разоблачения, этот человек будет завидовать тем, у кого, как кажется, есть те активы, которых ему или ей не хватает». Маквильямс, 172).

Зависть часто является бессознательным состоянием ума, потому что она очень болезненна.Он скрывается под поверхностью сознания, поэтому его также было трудно изучать. Один из способов определить зависть — это защита от нее или психологические способы ее отражения.

Девальвация – основной способ, которым человек пытается избежать чувства зависти. Это попытка принизить ценность вещи в уме завистливого человека. Из-за деградации завидное качество или способность приглушаются во что-то меньшее для того, кто жаждет: то, что у вас есть, не так уж и хорошо. Еще одна распространенная защита от зависти — всемогущий контроль.Человек, испытывающий зависть, иногда пытается завладеть вызывающими зависть качествами или атрибутами другого человека и «владеть ими».

Психоаналитик Гарольд Борис использует образ «черного молока» как метафору зависти. Это фраза из стихотворения Пола Целана, румынского еврейского поэта, чьи родители погибли в нацистском концентрационном лагере. В своей поэме « Фуга смерти, » Целан использует «черное молоко», чтобы передать то, что нацисты «дали» евреям и цыганам во время Холокоста. Ссылаясь на этот образ, Борис подчеркивает деструктивный элемент, лежащий в основе этой эмоции.Он развивает опыт отрицания, который является аспектом зависти:

«У людей есть своего рода черный свет в их спектре опыта… дыра, пробел или кусок тьмы там, где должно было быть что-то. Черное молоко там, где должно было быть молоко. Черные дыры там, где должно было быть время» (Борис, 111).

Зависть — одна из самых темных человеческих эмоций. Человек, в котором доминирует зависть, не способен испытывать наслаждение. Способность любить и получать любовь нарушена.Тому, у кого преобладает эта эмоциональная тенденция, трудно наслаждаться тем, что исходит от другого, потому что у дающего есть то, чего не хватает получателю, что усугубляет негодование и враждебность. Вот почему попытка помочь тому, кто борется с завистью, вызывает скорее агрессию, чем благодарность. Деструктивный цикл может возникнуть, когда человек чувствует, что он или она не может получить то, чему завидуют, или что-то столь же хорошее, когда то, что вызывает зависть, находится за пределами его надежды на достижение.Постоянная зависть может привести к отчаянию, а также к примитивной форме ненависти, отмечает Отто Кернберг. Тогда зависть направляется на других, которыми не управляет такая же ненависть изнутри.

границ | Эволюционная психология зависти и ревности

Человеческие эмоции изучены очень плохо, несмотря на то, что существует давняя почтенная традиция исследований, относящихся к ним, восходящая к Дарвиновскому «Выражению эмоций у животных и людей» (Darwin, 1872; об эмоциях см. также Ekman and Friesen, 1971; Изард, 1977; Вежбицка, 1986; Рассел, 1994; Оутли и Дженкинс, 1996; Фредриксон, 1998; Льюис, 2000; Панксепп и Бивен, 2012).Это резко контрастирует с исследованиями таких загадочных тем, как, скажем, видимое восприятие движения, которые изучались с мучительными, а иногда и бессмысленными подробностями. По правде говоря, наше понимание эмоций «здравым смыслом», вероятно, ближе к истине, чем понимание, предлагаемое специалистами, работающими над этим вопросом (просто прочитайте хороший роман Джейн Остин).

Одна из проблем заключается в том, что физиологи и психологи, изучающие эмоции, недостаточно рассматривают их с эволюционной точки зрения (исключения см.: Nesse, 1990; Ekman and Davidson, 1994; Johnston, 1999; Cosmides and Tooby, 2000; Tooby and Cosmides, 2008).Это печально, потому что, как сказал Добржанский, «ничто в биологии не имеет смысла, кроме как в свете эволюции». Это может показаться очевидным, но даже несмотря на то, что люди часто признают это на словах, это отношение еще не проникло в господствующую неврологию и психологию [о чем красноречиво говорят Туби и Космидес (1990)].

С точки зрения эволюции, эмоции — это адаптивные реакции на окружающую среду, которые увеличивают мои шансы на выживание. Но в отличие от простых адаптаций — скажем, ощущения боли, когда мою руку утыкают раскаленным стержнем, побуждающим меня отдернуть ее — эмоции гораздо сложнее.Они организуют более организованный ответ. Если я подозреваю, что поблизости находится тигр, реакция борьбы/бегства (опосредованная лимбическими структурами) активирует несколько аспектов моей физиологии и познания, каждый из которых рекурсивно подпитывает другой, влияя на мое поведение (например, Nesse and Ellsworth, 2009).

Конечно, можно впасть в другую крайность и предположить, что каждая маленькая причуда человеческого поведения должна иметь специальный модуль, имеющий прямое значение для выживания и отточенный естественным отбором; точка зрения, поддерживаемая средствами массовой информации об эволюционной психологии (ЭП) (хотя основные сторонники этого подхода обычно стараются избегать таких ловушек, включая Дэвида Басса, Дональда Саймонса, Джона Туби, Леду Космидес, Мелвина Коннора, Кристин Харрис и Стивена Пинкера. ).При использовании этого подхода следует остерегаться четырех ловушек: (1) не все адаптивно; многие причуды ума могут быть случайными побочными продуктами или атавистическими остатками вещей, которые когда-то были полезными (психологический эквивалент червеобразного отростка). (2) Вторая ловушка заключается в том, что можно научиться многим так называемым универсальным психологическим чертам; люди могли «сойтись» в одном и том же решении сходных экологических проблем; например, готовка почти универсальна, но мы не постулируем кулинарный модуль в мозгу, зашитый посредством естественного отбора.Вероятно, это было основано на случайном обнаружении дичи, зажаренной в лесных пожарах. 3) как наблюдаемая черта, так и ее объяснение банальны; очевидно даже для вашей бабушки. Например, мужчинам нравятся молодые женщины с чистой кожей и большой грудью, потому что они более плодовиты; поэтому гены, предрасполагающие к такому предпочтению, будут размножаться. Есть ли кто-нибудь, кто этого не знает? (4) Когда объяснение не банально, то его часто очень трудно – почти невозможно – проверить экспериментально или опровергнуть.Он не удовлетворяет критерию фальсифицируемости Поппера. Хорошим примером является сатирическая теория, предложенная одним из нас для объяснения того, почему «джентльмены предпочитают блондинок» (Рамачандран, 1998), предполагая, что они делают это, потому что это позволяет им обнаруживать ранние признаки заражения паразитами и старения — и то, и другое снижает фертильность. Кроме того, взаимность сексуального интереса более очевидна у блондинов из-за расширения темных зрачков на фоне бледной радужной оболочки; как и розовый румянец оргазма на светлой коже, который снижает вероятность рогоносца и увеличивает вероятность имплантации.(Кроме того, покраснение более заметно у блондинок, которые, по сути, посылают непроизвольный сигнал «правды в рекламе», сообщая, что она не может безнаказанно проститутки без того, чтобы румянец от смущения не выдал ее.) Это сообщение было воспринято некоторыми участниками серьезно. сообщества EP; действительно, мы допускаем возможность того, что то, что началось как сатира, может иметь в себе больше, чем зерно правды! Еще более надуманную теорию в шутку предложил мой коллега Дж. А. Дойч (личное сообщение). Дойч предполагает, что причина, по которой женщины испытывают тошноту и рвоту на ранних сроках беременности, заключается в том, что «запах рвотных масс» отпугивает мужа от полового акта с ней.Это имеет эволюционный смысл, учитывая известный риск аборта в результате полового акта в таких случаях. В качестве последнего примера предположим, что причина, по которой мы стекаемся в аквариумы, заключается в том, что наших девонских предков-рыб привлекали другие рыбы, и в нашем мозгу сохранились остатки этой привязанности. Легко увидеть абсурдность этих трех примеров, но некоторые аргументы ЭП имеют одинаковую форму.

Когда EP находится на твердой почве, это когда она избегает как можно большего количества этих ловушек.Тогда становится интересно исследовать. Суть игры в том, чтобы делать наблюдения за человеческой психологией, которые сначала кажутся удивительными, противоречащими интуиции и, по-видимому, неадаптивными, а затем показывают, что может существовать скрытая эволюционная программа. Эта стратегия не обязательно подтверждает теорию, но делает ее более достоверной, чем если бы не удалось избежать ловушек. Мы хотели бы проиллюстрировать этот подход, рассмотрев очень простой пример ревности или зависти. Эти два слова взаимозаменяемы в Соединенных Штатах, но в Соединенном Королевстве первое чаще используется в сексуальном контексте, а второе — в других контекстах.В любом случае «целью» обычно является тот, кто считается в каком-то отношении более состоятельным, чем вы, или чей доступ к ресурсам лучше, чем у вас. Ревность также имеет собственнический компонент; Я хочу фактически лишить другого человека ресурса и объявить его своим. Это негативная эмоция. Зависть не столь негативна — она не имеет такой же острой грани и побуждает к подражанию, чтобы получить независимый доступ к аналогичным или даже лучшим ресурсам. Крайним в том же спектре было бы чистое восхищение кем-то, кто благодаря врожденному таланту и интенсивным усилиям оказался в лучшем положении, чем вы.Я завидую своему соседу, получившему награду от местного мэра, но восхищаюсь Фрэнсисом Криком.

Ревность — мотив огромной силы. Хотя вы часто сознательно осознаете, что ревнуете или завидуете кому-то, иногда настоящие причины зависти скрыты в вашем бессознательном и замаскированы рационализациями. По иронии судьбы, то, что вы действительно цените в жизни, чаще раскрывается, когда вы спрашиваете себя, кому вы завидуете, а не спрашиваете себя напрямую: «Что я ценю.Последнее часто затрагивает то, что общество ожидает от вас в оценке; ваше «суперэго» берет верх — и вы осознаете только то, чего вам следует хотеть, а не то, чего вы действительно хотите. С другой стороны, зависть и ревность возникают как инстинктивная реакция в вашей эмоционально-оценочной системе задолго до того, как вы это осознаете.

Самоанализ не в моде в современной психологии во многом из-за сохраняющихся последствий бихевиоризма. Вопреки этой точке зрения, мы будем утверждать (и продемонстрируем в этой статье), что самоанализ (если он сопровождается перекрестной проверкой по другим вдумчивым предметам) может быть ценным источником понимания внутренней логики и эволюционного обоснования некоторых сложных эмоций, таких как зависть.Очевидно, что чисто субъективные возражения могут быть справедливо выдвинуты против осуществления интроспекции, поэтому крайне важно в конечном итоге проверить эти предположения, сделав контринтуитивные предсказания, которые могут быть эмпирически фальсифицированы (используя строгий научный подход). А пока можно развлекаться, размышляя о возможностях.

Центральным аргументом в этой статье является то, что можно достичь более глубокого понимания эмоций с помощью интроспективных «мысленных экспериментов»; спрашивая себя — и других — какая социальная ситуация (А или Б) сделала бы вас более склонным к этой эмоции и каковы внешние триггеры.Затем можно построить осмысленные эволюционные сценарии того, почему конкретный триггер (А) мог эволюционировать, вызывая данную эмоцию, даже если здравый смысл подсказывает, что другой триггер (В) должен быть более эффективным. Для более вопиющих эмоций (например, агрессии) триггеры и их эволюционное обоснование очевидны и, вероятно, опосредованы лимбическими структурами мозга. Но более сложные эмоции требуют более сложных триггеров (или их комбинаций), чтобы вызвать их. Эволюционная логика этих эмоциональных триггеров поначалу может быть неочевидной, но ее можно разобрать, представив себя в определенных ситуациях и просто спросив себя, как бы вы себя чувствовали.Большинство сложных эмоций могут сильно зависеть от социальных взаимодействий, контекста, самооценки и ощущения того, кем вы являетесь в глазах других. Примеры включают гордость, высокомерие, высокомерие, честолюбие, чувство вины, благодарность и ревность (тема этой статьи). В отличие от основных эмоций, таких как агрессия и страх, которые опосредованы в основном лимбической реакцией «бей/беги», эти более сложные эмоции, вероятно, требуют взаимодействия с орбитофронтальной корой. Такие эмоции, в том числе возможность их интроспекции («Я ревную, потому что и т.»), вероятно, уникальны для людей или особенно хорошо развиты у нас. Они могут потребовать построения «метапредставления» — представления более ранних представлений в мозгу (знание того, что вы знаете, или знание того, что вы завидуете).

Возникает важный вопрос. Имеют ли более тонкие эмоции (например, гордость, честолюбие, зависть и чувство вины) особый вкус? Например, имеет ли ревность свои собственные уникальные субъективные качества, или это смутное, смутно-негативное чувство, которое либо приобретает оттенок своего уникального «аромата ревности», либо просто выводится задним числом , исходя из социального контекста? В отличие (скажем) от качества красного, которое проявляется сразу же, независимо от социального контекста? Самоанализ предполагает первое; ибо мы часто ловим себя на том, что испытываем приступ ревности к другу — часто с удивлением и смущением — прежде чем сделать вывод о причинах, контексте и т. д.

Рискнем предположить, что лобный пациент все еще может быть способен на агрессию, страх и вожделение, но не на зависть или романтическую любовь (которые имеют сложные и тонкие социальные измерения). У такого пациента будут большие трудности с самоанализом собственных эмоций, а не только с их выражением. С точки зрения эволюции стоит отметить, что даже если эмоции переживаются в частном порядке, почти все они бессмысленны, кроме как по отношению к другим; т. е. в социальном контексте (например, зависть, гордость, ревность и доброта).Отчасти это верно даже в отношении более базовых эмоций, таких как страх, вожделение, гнев и боль; например, мы кричим «ой», чтобы привлечь внимание.

Что вызывает зависть, помимо очевидного того, кому лучше? И можно ли объяснить функциональную логику этих триггеров (или своеобразную комбинацию социальных сигналов) с точки зрения эволюции; т. е. какова может быть их ценность для выживания? Путем самоанализа и неформального опроса друзей, студентов, коллег и т. д., мы составили следующий список. Для каждого пункта в списке мы попытаемся придумать правдоподобный эволюционный сценарий. Особенно важен вопрос о том, почему вы делаете тот или иной выбор, даже если здравый смысл склоняется к другому выбору. Мы хотели бы подчеркнуть, что на данном этапе это всего лишь предварительные неофициальные опросы, цель которых состоит в том, чтобы стимулировать дальнейшие исследования с использованием строгой методологии для сбора формальных данных. (При изучении зрительного восприятия аналогичные зрительные иллюзии имеют давнюю и почтенную традицию делать важные выводы задолго до того, как были сделаны подробные измерения для подтверждения этих выводов).

(1) Вы больше завидуете: (А) кому-то, кто похож на вас во многих отношениях, но немного богаче (скажем, на 50%) или (Б) больше завидует Биллу Гейтсу? Завидует ли нищий немного более успешному нищему или Биллу Гейтсу?

Ответ почти всегда первый (10 из 11 опрошенных нами выбрали А). Это не имеет смысла. Обычно ожидается, что сила эмоции будет прямо пропорциональна искомому ресурсу; например, уровень глюкозы в крови определяет степень голода.Следуя этому аргументу, не следует ли вам больше завидовать Биллу Гейтсу? Здравый смысл может подсказать, что чем лучше кто-то живет, чем вы, тем больше вам следует завидовать. Но вопреки интуиции это не так. «Здравый смысл» (логическая или рассуждающая часть мозга), конечно, тоже возник в процессе эволюции, но, возможно, для других нужд; то есть абстрактные обобщения, такие как правила логического вывода, которые имеют лишь ограниченный доступ к «законам эмоций» (с учетом модульной архитектуры человеческого мозга).Логично, что вы должны больше завидовать Биллу Гейтсу, потому что у него больше ресурсов. Но «эмоциональный модуль» настроен на немедленные «интуитивные реакции», такие как ревность, иногда подавляющие логические выводы. В общем, интуитивные реакции и «способность к рациональному мышлению» дают последовательные ответы, но не всегда.

Традиционные теории ОзВ иногда терпят неудачу в том, что они не всегда противоречат интуиции. Например, они «объясняют», что мужчины предпочитают более молодых женщин, потому что они более плодовиты.Ни само явление (выбор более молодых женщин), ни стандартное объяснение («они фертильны») не противоречат интуиции. Они не проходят то, что мы называем «бабушкиным тестом» — то, что ваша бабушка могла бы вывести из простого применения здравого смысла. Проблема в том, что во многих сценариях, обычно рассматриваемых в EP, эти два (здравый смысл против скрытой эволюционной программы) делают одно и то же предсказание; единственный способ разъединить их — создать весьма надуманные сценарии; что мы и попытаемся сделать в этой статье.

Какова эволюционная логика, управляющая завистью; например, тот факт, что вы завидуете своему соседу больше, чем Биллу Гейтсу? Ответ заключается в том, что вся цель зависти состоит в том, чтобы побудить вас к действию либо путем самостоятельных усилий (зависть), либо путем желания и кражи того, что есть у другого (ревность). Поэтому ревность имеет агрессивную составляющую, а зависть более позитивна, иногда даже с оттенком восхищения.

Обращаясь к Биллу Гейтсу и более состоятельному нищему, мы полагаем, что это можно довольно легко объяснить аксиомой о том, что зависть развилась, чтобы мотивировать доступ к ресурсам, которые востребованы другими в вашей группе.Если я бедный нищий, мой мозг быстро вычисляет, что, по всей вероятности, очень богатый Гейтс либо заслуженно намного богаче (т. е. он намного умнее), либо просто чрезвычайно удачлив. Эволюционно говоря, нет смысла завидовать ему, потому что он «зашкаливает» ни по способностям, ни по удаче, поэтому никакие мои усилия не могут привести к достижению его уровня процветания; зависть мотивировала бы неуместную и бесполезную трату ресурсов. Более богатый нищий, с другой стороны, может быть лишь немного умнее, удачливее или трудолюбивее меня, так что, по крайней мере, есть некоторый шанс, что зависть может побудить меня превысить его доступ к ресурсам (или зависть может заставить меня воровать). от него безнаказанно).

(2) Вы больше завидуете (А) кому-то, кто равен вам по таланту, усилиям и т. д., но он/она получает незаслуженное повышение по сравнению с вами, или (Б) кому-то, кто действительно лучше вас, кто вознаграждается?

Ответ почти всегда «А» (11 из 11 опрошенных нами выбрали А). Опять же, обратите внимание, что это не имеет очевидного смысла; если ты хочешь быть таким же богатым, как твой ближний, какая разница, был ли он вознагражден незаслуженно или законно. Это можно разобрать дальше.Например, имеет ли значение, получил ли другой парень вознаграждение от начальника, (А) потому что он (от природы) генетически более интеллектуально одаренный, чем вы, (Б) более трудолюбивый или (С) произвольно без причины? EP предсказывает, что вы больше всего будете завидовать «Б», потому что зависть побудит вас что-то с этим сделать, тогда как соревноваться с «А» может быть бесполезно; вы не можете преодолеть генетические способности. (Вы можете злиться на начальника за его несправедливость, но не завидовать получателю.) «С» вызовет у вас зависть, если «что-то сделать с этим» включает в себя жалобу начальнику.Большая зависть к «Б» по сравнению с «А» должна быть особенно справедливой, если «А» гораздо лучше одарен, чем вы генетически; если он лишь немного лучше одарен, то немного зависти было бы полезно — мотивированная тяжелая работа может помочь вам преодолеть генетические ограничения. Это было бы аналогично описанному выше сценарию нищего против другого нищего. Третий сценарий (С) не вызовет зависти; это вызвало бы гнев по отношению к человеку, который несправедливо награждает вашего ближнего. Короче говоря, мы можем показать, что даже если поверхностный анализ человеческой психологической склонности делает ее неадекватной, часто существует скрытая эволюционная программа, которая движет этой склонностью и делает ее понятной.Мы не приводим здесь окончательный аргумент, но, надеюсь, даем пищу для размышлений.

(3) Допустим, я должен доказать с помощью сканирования мозга или какого-либо другого надежного измерения (например, инвентаризации настроения/аффекта), что (А) Далай-лама был намного счастливее по какой-то абстрактной, но очень реальной шкале, чем (Б) кто-то (скажем, Хью Хеффнер), у которого есть безграничный доступ к привлекательным женщинам. Кому вы больше завидуете?

Большинство мужчин больше завидуют последнему (9 из 9 опрошенных нами мужчин выбрали Б). Другими словами, вы больше завидуете тому, к чему имеет доступ другой человек (по отношению к тому, чего вы желаете), чем конечному общему состоянию радости и счастья.Это верно, даже если здравый смысл подсказывает обратное. Иными словами, эволюция запрограммировала в вас эмоцию (ревность), которая вызывается определенными очень специфическими «пусковыми механизмами» или социальными сигналами; он в значительной степени нечувствителен к тому, каково конечное состояние счастья другого человека. Конечное состояние счастья слишком абстрактно, чтобы эволюционировать как спусковой крючок зависти или ревности.

По тем же причинам, если вы голодаете, имеет смысл больше ревновать (по крайней мере временно) к тому, кто наслаждается вкусной едой, чем к тому, кто занимается сексом с красивой женщиной или мужчиной.Однако, если вы лишь слегка голодны, вы можете выбрать секс. Это потому, что в вашем мозгу есть бессознательная метрика, которая вычисляет вероятность найти пищу в ближайшем будущем по сравнению с вероятностью найти зрелого, доступного партнера; и безотлагательность вашей потребности в еде над срочностью спаривания. Если вы умираете от голода и у вас есть последняя интрижка, у вас есть только эта единственная возможность для спаривания, тогда как если вы едите и живете, у вас будет много возможностей для спаривания в будущем.

(4) Представьте себе сценарий (А), в котором вы видите, как другой парень/девушка занимается любовью с женщиной/мужчиной, к которой вы испытываете влечение и желание.Вы завидуете. Но что, если (сценарий Б) вы видите, что тот же парень/девушка занимается еще более страстным сексом с женщиной/мужчиной, которые вас не привлекают.

Удивительно, но вы больше ревнуете его/ее в «А» (13 из 15), хотя можно было бы ожидать ответа «Б» – т. е. вы должны ревновать и стремиться к тому, чтобы добиться – его последнего приятного состояние (В), чем то, что ведет к нему (А). И снова эволюция преобладает над здравым смыслом весьма специфическим образом. У вас в голове есть метрика (ваша оценка собственной привлекательности, построенная бессознательно путем наблюдения за частотой и «объективной красотой» других женщин, которых вы привлекали в прошлом) того, чего вы хотите и на что способны.Эти триггеры определяют, кому или чему вы завидуете, даже если это не имеет никакого смысла. Ситуация принципиально не отличается от того, что вы едите сладкую вату. Даже если вы разумно понимаете, что это вредно для вас, эти «углеводные переедания» были встроены в ваш мозг в доисторические времена, когда пищи было мало, чтобы помочь пережить засушливые периоды голода. В случае предпочтений в еде эта идея может показаться очевидной (хотя она не была очевидна для нас, пока Стивен Пинкер не изложил ее). Но в случае более сложных эмоций, таких как ревность, эта идея не была исследована должным образом, как это делается в этой статье.Общая идея состоит в том, что таким образом можно анализировать даже сложные и тонкие нюансы определенной эмоции.

(5) Другой пример также иллюстрирует, как некоторые эмоции, несмотря на то, что они парадоксальны и кажутся нелогичными, изначально раскрывают скрытую эволюционную программу. (A) Вы видите, что ваш сосед (который похож на вас во многих отношениях) занимается умеренно приятным сексом с женщиной, которую вы умеренно жаждете; (B) вы видите двух уродливых бродяг, занимающихся чрезвычайно приятным сексом друг с другом. Кто вызовет больше зависти?

Опять же, по уже упомянутым причинам, большинство людей больше завидуют варианту «А» (12 из 15 опрошенных нами выбрали вариант А).Это еще один пример зависти, но не к последнему уровню сильного удовольствия (как можно было бы наивно ожидать), а к тому, кто имеет доступ — и лишь слегка наслаждается — чем-то, к чему вы имеете скромное желание и чем будете лишь скромно наслаждаться (но доступ запрещен). Таким образом, мы видим, что зависть вызывают определенные социальные сигналы; «счастье» слишком абстрактно, чтобы ему можно было завидовать. Все это кажется правдоподобным, но — еще раз — мы подчеркиваем необходимость осторожности в интерпретации таких данных. Вы можете избегать выбора бродяг не из-за упомянутых выше эволюционных причин, а потому, что любая ассоциация с бродягами вызывает избегание.

В общем, чем менее сложен или надуман мысленный эксперимент, тем проще результат и интерпретация. Простейшим примером жанра мысленных экспериментов, обсуждавшихся до сих пор, был бы; Вы бы больше завидовали (А) своей соседке, которая немного умнее вас, которая получает огромную прибавку к зарплате и награду за свою работу, или (Б) вы и она покупаете по лотерейному билету, и в итоге она выигрывает 500 000 долларов? Если вы задумаетесь, ваш ответ, как и у большинства людей, может заключаться в том, что вы будете менее ревнивы во втором сценарии (лотереи), потому что вы признаете, что никакая дополнительная мотивация с вашей стороны (движимая ревностью) не может повторить случайный случай.

Теперь введем понятие «релевантный круг общения»:

(6) Представьте, что вы иммигрант из Индии в первом поколении в Соединенных Штатах; (A) ваш сосед также является иммигрантом из Индии с сопоставимым талантом; (B) иммигрант из Китая; (С) местный американец. Скажите, что у «А» есть что-то, чего вы жаждете, и вы ему завидуете; То же самое и с буквой «В», и с буквой «С». Кому бы вы больше всего завидовали (ревновали)? Скажем ради аргумента, что все вы жаждете женщину или мужчину.

Большинство позавидовало бы варианту «А» больше, чем варианту «В» или «С» (11 из 11 опрошенных выбрали вариант «А»).Это снова бессознательная метрика. Ваш мозг говорит (фактически), что «А» имел те же привилегии, возможности, статус и т. д., что и я, поэтому есть какой-то смысл в том, чтобы я завидовал ему, чтобы мотивировать себя, поскольку у меня есть хоть какой-то шанс получения доступа к одним и тем же ресурсам; он предоставляет «доказательство существования» того, что кто-то, очень похожий на меня, может иметь доступ к тому же ресурсу. «В», с другой стороны, совершенно неизвестно. Наконец, «C» может быть одобрен по совершенно произвольным причинам, таким как расизм и ксенофобия, в отношении представителя более привилегированного большинства белой американской культуры.В отличие от «А», «С», скорее всего, имел больше привилегий и возможностей на протяжении всей своей жизни, поэтому у вас нет особой мотивации соревноваться, так как у вас нет шансов получить доступ к его ресурсам — таким образом, зависть привела бы к бесполезной трате ресурсов и времени. Вместо этого эволюционным последствием может быть гнев по отношению к «С», а не попытка конкурировать и уравновесить неравенство личными усилиями (вы бы не завидовали). Очевидно, что во многих ситуациях эти две эмоции накладываются друг на друга.

(7) Географическая близость; это частный случай эффекта «релевантного круга общения». Сравните два случая: (А) Джо живет в Тимбукту.Он очень похож на вас талантом, внешностью, работоспособностью и т. д., но вдвое богаче вас; (B) Джо ваш сосед и вдвое богаче.

Большинство людей завидовали бы варианту B больше, чем варианту A (11 из 11 опрошенных выбрали вариант B). Опять же, это имеет эволюционный смысл. Есть миллионы людей, похожих на «А», и хотя я логически уверил вас, что они идентичны «Б», ваш мозг требует более прямых триггеров. С другой стороны, вы видите и взаимодействуете с «Б», и это прямой триггер для зависти.«А» просто слишком абстрактен, чтобы иметь к нему отношение, и, что более важно, он не конкурирует за те же ресурсы, что и вы (и, в любом случае, слишком далек от вас, чтобы что-то с этим делать). Не было бы мотивации работать усерднее, поскольку даже если бы вы это сделали, вы не получили бы доступа к ресурсам в Тимбукту. Вы можете восхищаться им — даже подражать ему — на расстоянии, но завидовать ему бесполезно.

(8) Есть очень привлекательная женщина (или мужчина), на которую вы положили глаз и у которой есть основания полагать, что вы находитесь в пределах ее приемлемости и вас привлекает.Но входит другой мужчина, и он сразу же привлекает ее, и она уходит с ним. Он один из трех человек: (A) он потрясающе красив и богат и уходит с ней; (Б) лишь немного лучше выглядит и красивее или даже во многом похож на вас; и (C) уродливый старый бедный бродяга. Кому бы вы больше всего завидовали?

Большинство людей завидуют «Б» (8 из 11 опрошенных выбрали Б). После «Б» мы предполагаем, что люди будут завидовать «А», а затем «В». Причина, по которой мы предполагаем это, заключается в том, что как мотиватор действия ревность, скорее всего, будет эффективна в ситуации «Б.Ревность может быть бесполезной для «А», и вы не можете винить его (или ее) в том, что ему удалось отвлечь ее. Наконец, поведение вашей потенциальной напарницы в «С» — ее выбор уродливого бродяги — предполагает, что ее выбор совершенно идиосинкразичен и непредсказуем. Так что нет особого смысла даже пытаться.

Ревность к братьям и сестрам — особый случай. Поскольку родной брат [независимо от того, был ли он правильно идентифицирован как брат или сестра в результате близости с раннего детства (т. е. «эффект кибуца»)] имеет половину ваших генов, вы теоретически должны меньше ревновать его к ресурсам, чем вы бы быть совершенно незнакомым человеком.Но это осложняется тем фактом, что вы находитесь в прямой конкуренции за одни и те же пищевые ресурсы (например, во время отлучения от груди), доставляемые родителями, и предсказанным выше явлением «соответствующего круга общения». Конечным результатом будет сложный гибрид эмоций, как это часто бывает с братьями и сестрами. По той же причине мы предсказываем, что ревность родителей должна быть редкостью.

Мы повторяем, что представленные здесь данные являются лишь предварительными опросами, а не полученными в результате официальных исследований.Хотя самоанализ может быть ценным источником понимания в качестве отправной точки, эти предположения в конечном итоге должны быть проверены с использованием эмпирически обоснованных методов. То, что мы представили, — это всего лишь набросок эволюционной логики, которая может вызывать зависть. Обязательно должны быть другие сложные контекстуальные и личностные переменные, которые влияют на выбор любого конкретного человека в каждом из этих надуманных сценариев. Тем не менее, эти рассуждения могут стать отправной точкой для более сложного понимания ревности, чем это было возможно до сих пор, выводя нас далеко за пределы нашего «здравого смысла» понимания этой сложной человеческой эмоции.Мы считаем, что аналогичная стратегия может быть применена для понимания других не менее сложных человеческих эмоций. Цель состоит в том, чтобы найти «скрытые мотивы» в строго эволюционных терминах форм поведения, которые на первый взгляд могут показаться необъяснимыми. И наоборот, указание на то, что мужчинам нравятся большие груди молодых женщин, просто не соответствует действительности; EP не говорит вам ничего такого, чего не знал бы здравый смысл [см. Konner (2015) в качестве элегантного исключения].

Мы рассмотрели только один пример, а именно, ревность – для иллюстрации нашей стратегии, но, очевидно, ее можно применить и к другим эмоциям.Возьмем, к примеру, смущение. Если вы мужчина, покупающий эротический DVD для взрослых, вы бы больше смутились, если бы продавец на кассе был: (A) красивым молодым человеком; (Б) красивая женщина; (С) старушка; и (D) уродливый старик? Ответ обычно «B» или «C» (11 из 13 мужчин выбрали либо «B», либо «C»), но почему? И не может ли ответ дать нам новое понимание эволюционного происхождения смущения?

Еще один интригующий вопрос заключается в том, какие триггеры (или комбинации) вызывают зависть (которая имеет острый край), а не восхищение, кроме того факта, что последнее вызывает подражание без злого умысла, тогда как первое мотивирует лишение цели или ресурсов, которые вы хотите приобрести.Если в соревновательной игре на ловкость предлагаются два приза, один из которых получил целевое лицо, результатом может быть восхищение, мотивирующее параллельное получение оставшегося приза. С другой стороны, если есть только один ресурс, агрессивное приобретение требует мотивации через ревность.

В этом эссе постоянно повторяется тема контраста между «рациональным» или интуитивно «очевидным» взглядом, с одной стороны, и действительно переживаемой эмоцией, с другой; е.g., мы предполагаем, что, исходя из здравого смысла, нищий «А» должен больше ревновать к Биллу Гейтсу, чем к нищему «Б». Сначала можно было бы ожидать, что, поскольку зависть мотивируется несоответствием ресурсов, чем больше несоответствие, тем больше зависть, но, как мы видели, это не так. Причина этого снова заключается в том, что с точки зрения эволюции было бы плохой стратегией для нищего серьезно распределять ресурсы времени и энергии, чтобы стать равным Биллу Гейтсу, когда те же самые ресурсы можно было бы с большей выгодой направить на более реалистичную цель конкуренции. успешно против соседнего нищего.

В качестве еще одной аналогии трудности распутывания различных нитей культуры, генов, эмоций, логики и т. д. рассмотрим случай, когда вы ревнуете свою девушку к интрижке с мужчиной по сравнению с женщиной (при условии, что она не является обычной лесбиянкой). ). Большинство мужчин, по нашему опыту, были бы более расстроены первым. Это может быть по той очевидной причине, что мужчина не хочет, чтобы она была случайно осеменена и рогоносца, в то время как с лесбийской интрижкой такой опасности нет (опять же, здравый смысл должен предсказать, что вы должны только ревновать к интрижке). это доставляло больше удовольствия; пол партнера по интрижке не имеет значения).Альтернативой аргументу EP против рогоносца может быть то, что мужчина рассматривается как относящийся к «эквивалентному классу» и вызывает больший конкурентный толчок — следовательно, ревность — чем интрижка с женщиной.

Учитывая, насколько примитивны наши знания о тонких нюансах человеческих эмоций, неудивительно, что наше понимание причин психических заболеваний, которые в первую очередь представляют собой нарушения эмоций, столь же примитивно. Едва ли может быть правдой, что все разнообразные эмоциональные расстройства такого сложного органа, как человеческий мозг, подпадают под несколько категорий; расстройства настроения, психотические расстройства, диссоциативные расстройства и др.(не говоря уже о многих сотнях фиктивных расстройств, сфабрикованных для включения в DSM в страховых целях).

Мы считаем, что более глубокое понимание функциональной логики и эмоциональных нарушений, лежащих в основе психических заболеваний, может быть достигнуто путем принятия эволюционной точки зрения. Как мы более подробно обсуждали в другом месте (см. Джалал и Рамачандран, в процессе подготовки), мы предполагаем, что более глубокое понимание эволюционного обоснования негативных эмоций и поведения (включая примитивные механизмы психологической защиты) может иметь терапевтическую пользу.Этот подход делает акцент на эволюционном происхождении психических причуд, в том числе патологически усиленных, что отличает его от традиционных терапевтических методов. Он объединяет элементы психоанализа (подчеркивая роль первичных влечений и защитных механизмов) и когнитивно-поведенческой терапии (КПТ; в том смысле, что он шаг за шагом ведет пациента через логические вопросы «что, если»), встроенные в всеобъемлющую эволюционную тему. Среди других стратегий он использует метод постановки абсурдно надуманных дилемм, чтобы добраться до аксиоматической системы ценностей (и их отклонений), которые управляют вашим поведением.Ярким примером является наблюдение, что замечание того, чему или кому вы завидуете, часто является более «честным» и точным показателем того, что вы действительно цените, чем просто задать тот же вопрос непосредственно самому себе. Как только такое более глубокое понимание будет достигнуто, вы сможете начать избавляться от эмоций и поведения, которые в целом неадекватны в текущем контексте. Этот терапевтический подход будет дополнять, а не отрицать существующие психотерапевтические и фармакологические подходы.

Заявление об этике

Исследование включало в себя неформальный опрос друзей и коллег и поэтому не требовало этического одобрения.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Пола МакГеока и Дэвида Бранга за стимулирующие обсуждения.Данные были получены вторым автором этой рукописи до поступления в его нынешнее учебное заведение (Кембриджский университет). Поскольку данные включали неформальные опросы (мнения), этического одобрения или письменного информированного согласия не требовалось в соответствии с национальными рекомендациями Дании, то есть страны, где были собраны данные.

Каталожные номера

Космидес, Л., и Туби, Дж. (2000). «Эволюционная психология и эмоции», в Handbook of Emotions , под редакцией М.Льюис и Дж. М. Хэвиленд-Джонс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд), 91–115.

Академия Google

Дарвин, К. (1872 г.). Выражение эмоций у животных и людей. Лондон: Джон Мюррей. дои: 10.1037/10001-000

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Экман П. и Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоций: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Академия Google

Джонстон, В. (1999). Почему мы чувствуем: наука о человеческих эмоциях. Рединг, Массачусетс: Perseus Press.

Академия Google

Коннер, М. (2015). Женщины в конце концов: секс, эволюция и конец мужского превосходства. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WW Norton & Company.

Академия Google

Льюис, М. (2000). «Появление человеческих эмоций», Handbook of Emotions , редакторы М. Льюис и Дж. М. Хэвиленд-Джонс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд), 265–280.

Академия Google

Оутли, К., и Дженкинс, Дж.М. (1996). Понимание эмоций. Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Академия Google

Панксепп, Дж., и Бивен, Л. (2012). Археология разума: нейроэволюционные истоки человеческих эмоций. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: WW Norton & Company.

Академия Google

Рассел, Дж. А. (1994). Существует ли универсальное распознавание эмоций по выражению лица? Обзор кросс-культурных исследований. Психология. Бык. 115, 102–141. дои: 10.1037/0033-2909.115.1.102

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Туби, Дж., и Космидес, Л. (1990). Об универсальности человеческой природы и уникальности личности: роль генетики и адаптации. Дж. Перс. 58, 17–67. doi: 10.1111/j.1467-6494.1990.tb00907.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Туби, Дж., и Космидес, Л. (2008). «Эволюционная психология эмоций и их связь с внутренними регуляторными переменными», в Handbook of Emotions , под редакцией М.Льюис, Дж. М. Хэвиленд-Джонс и Л. Ф. Баррет (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд), 114–137.

Академия Google

Вежбицкая, А. (1986). Человеческие эмоции: универсальные или культурно-специфические? утра. Антропол. 88, 584–594. doi: 10.1525/aa.1986.88.3.02a00030

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Когнитивно-поведенческая терапия зависти | SpringerLink

Как прокомментировала эксперт Элис Рузвельт Лонгворт: «Если вам нечего сказать о ком-нибудь хорошем, садитесь рядом со мной.«Зависть и ее двоюродный брат Злорадство — это эмоции и мысли, которые многие из нас могут распознать, но по поводу которых мы можем чувствовать и стыд, и вину. Как можно желать зла тому, кто добился успеха? Ответ может быть таким: «Потому что мы Зависть — это социальная эмоция, сосредоточенная на сомнительных сравнениях с другими людьми, когда самость рассматривается как неэффективная по сравнению с конкретным человеком. Мы можем видеть зависть в самых разных социальных контекстах — зависть между коллегами по работе, братьями, сестрами и друзьями.Хотя зависть и ревность часто путают, зависть лучше всего описать как соперничество внутри иерархии, воспринимаемой человеком как важное, тогда как ревность всегда касается трех человек, то есть ревность включает в себя восприятие того, что ценным отношениям угрожает третья сторона. Кроме того, можно испытывать зависть к тому, кто активирует вашу ревность. Например, мужчина может завидовать другому мужчине, который более успешен и чей успех воспринимается его партнершей как привлекательное искушение.

Теоретики эмоций предположили, что существуют первичные или базовые эмоции — например, Экман (1992, 2003) постулировал шесть основных эмоций (страх, гнев, радость, печаль, отвращение и удивление), а Плутчик (2001) постулировал восемь первичных эмоций. (гнев, страх, печаль, отвращение, удивление, ожидание, доверие и радость). Предполагается, что другие эмоции — «вторичные эмоции» — происходят от этих первичных эмоций. Мы можем рассматривать зависть как вторичную, «высшую» или сложную эмоцию, которая может проявляться в широком спектре других эмоций, таких как стыд, вина, негодование, тревога, печаль, тревога и гнев.Зависть не «сводится» к этим другим эмоциям, а проявляется у разных людей по-разному. Например, человек может испытывать зависть, но не испытывать стыда или гнева по поводу своей зависти, хотя многие другие завистливые люди будут испытывать эти другие эмоции. Зависть может принимать различные формы, и человек может оценивать свою зависть по-разному.

Экман (1992, 2003) описывает зависть и ревность как универсальные эмоции, но предполагает, что не существует универсальных выражений лица, отражающих эти эмоции.Другие теоретики эмоций подчеркивают когнитивные аспекты эмоций, такие как Frijda (1988), который рассматривает эмоции с точки зрения целей и тенденций действия, Oatley и Johnson-Laird (1987), которые рассматривают эмоции как координацию действий и планов, и Izard (2009), который конкретно упоминает эмоциональные схемы, но использует этот термин для обозначения того, как эти более сложные эмоции составляются из основных эмоций и часто включают сложные оценки. Другие теоретики эмоций предложили конструктивистскую модель эмоций, согласно которой человек «концептуализирует» свое аффективное состояние как конкретную эмоцию (Lindquist and Barrett, 2008; Barrett et al.2007) на основе контекста и ожиданий, которые они привносят в опыт. Текущая модель эмоциональной схемы не противоречит конструктивистской модели, предложенной Barrett et al. Скорее, акцент в предлагаемой модели эмоциональной схемы делается на оценках, объяснениях и стратегиях, которые используются после возникновения эмоции (Leahy 2015).

Зависть связана с процессами социального сравнения, которые Фестингер (1954) описал как универсальный мотив (1954). Социальные сравнения (например,«Как я справляюсь с этой задачей по сравнению с другими?») предполагается, что они лежат в основе информации о том, как добиться успеха, косвенного показателя самооценки и предоставления мотивационной информации. Зависть — это эмоция беспокойства о статусе, которая основывается на почти универсальной положительной оценке важности статуса в разных возрастных группах, полах, социальных классах и культурах, когда люди с более высоким статусом обладают более крепким физическим и эмоциональным здоровьем, более высокой самооценкой и субъективным благополучием. существо (Андерсон и др., 2015). (См. Lindholm (2008) для обсуждения культурных различий в зависти).Люди с большей вероятностью будут испытывать зависть, когда они ценят целевое поведение, они верят в возможность достижения этих целей, они рассматривают объект зависти как «недостойный» и ценят статус и признание (Van Dijk et al. , 2006; Коэн-Чараш и Мюллер, 2007). Например, человек вряд ли будет завидовать олимпийскому спортсмену по гимнастике, если он не думает, что это имеет отношение к его целям стать успешным академическим психологом. Также маловероятно, что кто-то будет завидовать, если будет считать себя не обладающим какими-либо навыками в гимнастике.Зависть усиливается, если цель зависти рассматривается как достижение своего статуса путем обмана или несправедливого преимущества, такого как кумовство. Наконец, те люди, которые придают большое значение одобрению или статусу, чаще испытывают зависть, рассматривая достижения других как негативное отражение собственного статуса (Fiske 2011). Зависть может привести к получению удовольствия от неудачи кого-то, кто конкурирует в области поведения, связанного с самооценкой ( Злорадство ), при этом люди проявляют больше зависти и злорадства по отношению к людям того же пола и уровня сравнения (Van Dijk et al. .2006). Зависть также имеет значение для когнитивной обработки у людей, чья зависть была направлена ​​на то, чтобы обращать внимание и вспоминать больше информации о людях, которым завидуют (Hill et al. 2011).

Зависть связана с депрессией, гневом, тревогой, размышлениями и межличностной враждебностью (Appel et al. 2016). Исследования зависти выявили три стиля эмоциональной реакции: враждебный (злонамеренный), депрессивный и доброкачественный. В каждом случае «завистливый» человек имеет эмоциональную реакцию на воспринимаемый статус другого человека, а «доброкачественная зависть» отражает адаптивную реакцию, включая способность учиться у завистливого человека и подражать ему (Parrott 1991; Van den Ven et al. 2011).Драйден (2003) описывает, как зависть может быть как разрушительной, так и мотивирующей, в зависимости от того, как человек реагирует на свои эмоции. Это соответствует существующей формулировке. Можно разумно возразить, что это не то, как люди думают о зависти, но это предполагает, что любой дискомфорт, который можно испытывать по отношению к человеку, которому завидуют, может выполнять адаптивную функцию, приводя к подражанию или мотивации работать усерднее.

Враждебная зависть отражается в опыте Schadenfreude , когда человек получает удовольствие, слушая о проблемах объекта зависти.Например, академический коллега может получить удовольствие, услышав, что работа конкурента в его области подверглась резкой критике. Другая форма враждебной зависти проявляется во враждебных, принижающих комментариях, адресованных объекту зависти, часто предполагающих, что человек не заслужил того признания, которое он получил. Депрессивная зависть включает в себя чувство неполноценности, поражения, унижения и беспомощности при сравнении себя с человеком, которому завидуют. В некоторых случаях человек может полностью выйти из «поля конкуренции» — отказаться от достижения целей, связанных с завистью.Депрессивная зависть также может проявляться в уходе и отстранении от завидуемого, тем самым уменьшая возможность «напоминаний» о своем «поражении» и «неполноценности». Депрессия часто связана с завистью, о чем свидетельствует связь завистливых наблюдений в Facebook с депрессией и низкой самооценкой (Appel et al., 2016). Доброкачественная зависть влечет за собой положительное восхищение завистливым человеком, часто с признанием того, что другой человек справедливо заслужил свой статус (Van den Ven et al.2015). Ланге и Крузиус (2015) разработали краткую шкалу, которая оценивает злонамеренную и доброкачественную зависть — шкалу доброкачественной и злонамеренной зависти (BeMaS). Примеры элементов, которые используют Злобную Зависть, включают: «Я хочу, чтобы превосходные люди потеряли свое преимущество» и «Если у других людей есть что-то, что я хочу для себя, я хочу отобрать это у них». Примеры доброкачественной зависти включают следующие пункты: «Зависть к другим мотивирует меня на достижение моих целей» и «Я стремлюсь достичь лучших достижений других людей».Ланге и Крузиус (2015) обнаружили, что диспозиционная доброкачественная зависть была связана с надеждой на успех (желательный мотив), а злонамеренная зависть была связана с страхом неудачи (мотив избегания). В этой шкале нет конкретных точек отсечки, определяющих пороги, но баллы по этим субшкалам связаны с другими переменными. Клиницист и клиент могут оценить, является ли зависть «функциональной» (например, мотивирующей) или «бесполезной» (например, ведущей к размышлениям, безнадежности и унижению).

Доброкачественная зависть связана с мнением, что положительные результаты для другого были заслуженными и контролируемыми, тогда как злонамеренная зависть чаще выражалась, когда положительные результаты рассматривались как незаслуженные (van de Ven et al. 2012). Зависть может мотивировать человека прилагать больше усилий для продвижения вверх по статусной иерархии (ван де Вен и др., 2009). Злобная зависть (злобные и враждебные чувства по отношению к человеку, который работает лучше, чем он сам) приводит к снижению производительности (van de Ven et al.2011). Зависть вверх связана с гневом, стыдом, унижением, заниженной самооценкой и чувством несправедливости, в то время как пренебрежительное отношение, которое часто ассоциируется с презрением, больше концентрируется на себе и снижает способность понимать или сопереживать другим. более низкого статуса (Fiske 2010).

Что вызывает у вас зависть? Ответ может помочь вам осуществить вашу мечту, показывает новое исследование

Кроме того, у нее трое детей, а старший поступил в университет Лиги плюща (400 лайков в Facebook).Очевидно, у нее есть личный тренер — вы думаете, она должна заниматься пять раз в неделю — потому что у нее также потрясающий пресс. Это было очевидно из фотографий, которые она разместила в Instagram во время своей февральской поездки на Санта-Крус.

История продолжается под рекламой

Вы, с другой стороны, набрали 40 фунтов с тех пор, как видели ее в последний раз, испытываете искушение надеть парик и солнцезащитные очки в Whole Foods, а ваш старшеклассник борется с тройками по трем предметам. Какой отпуск?

Вы можете позвонить другу и признаться, что эта ревность к Джоанне поглощает вас, или, вполне возможно, втайне кипеть и ненавидеть вашу жизнь.Действительно, вы можете быть в муках того, что известно в кругах самопомощи как синдром «сравнения и отчаяния», или в ловушке липкой паутины того, что психологи называют «восходящим социальным сравнением».

Если да, то вы испытываете зависть, а не ревность. Существует много путаницы между этими двумя терминами, которые часто используются как синонимы. Они очень разные, хотя у обоих ужасная репутация.

История продолжается под рекламой

«Это эмоции, которые прячутся у всех на виду, и они имеют такие всеобъемлющие мощные эффекты, которые не признаются», — сказал В.Джеррод Парротт, профессор психологии Джорджтаунского университета.

Паррот входит в число постоянно растущего числа исследователей, изучающих зависть и ее последствия, в том числе то, как зависть может мотивировать завистников улучшать свою жизнь. В настоящее время он работает над новым исследованием, посвященным зависти на рабочем месте.

Зависть не обязательно связана с хорошими друзьями или родственниками, но чем ближе завистник находится к объекту своей зависти, будь то в социальной или рабочей жизни, тем больше вероятность того, что эта эмоция вызовет неприязнь и навредит отношениям, сказал Парротт. .

История продолжается ниже объявления

Чувства, которые могут возникнуть при ревности и зависти, также различны. Парротт описал различия следующим образом: зависть вызывает чувство неполноценности, тоски, обиды, а иногда и вины или стыда из-за чувства зависти. Ревность обычно включает в себя чувство недоверия, страх потери и покинутости, тревогу и гнев. Но реакции на любую из этих сложных эмоций также могут пересекаться.

В ревности обычно участвуют три человека, триада, такая как любовный треугольник или соперничество между братьями и сестрами за привязанность матери.Ревнивый человек сталкивается с реальной или мнимой угрозой потери важного ресурса, например, внимания родителя или другого близкого человека. В зависти обычно участвуют два человека, пара, и один из них хочет того, что есть у другого.

История продолжается ниже объявления

Существует множество исследований ревности, особенно романтической ревности, но зависть вызывает все больший интерес у социальных психологов, которые изучают различия между тем, что они называют «злонамеренной» и «доброкачественной» завистью; выявление противоядий от того, что может стать разрушительным ядом, разъедающим межличностные отношения; и изучение того, как зависть в лучшем случае может мотивировать человека на позитивные изменения.

«Отрицательные эмоции проявляются лучше всего, когда они проявляются в малых дозах, и с этим можно что-то поделать», — говорит Кристин Р. Харрис, профессор психологии Калифорнийского университета в Сан-Диего и соавтор книги «Могут отрицательные эмоции». Социальные эмоции имеют положительные последствия? Исследование смущения, стыда, вины, ревности и зависти», глава книги 2014 года, которую редактировал Пэрротт.

«Мы пытаемся избежать этой хронической горечи, — сказал Харрис. «Мы можем использовать переоценку ситуации, помня о том, что важнее собственное счастье.

Продолжение истории под рекламой

Зависть, если она не мимолетна и не безобидна, может сильно повредить самооценке, говорят психологи, поскольку завистник лишается драгоценной энергии, которую можно было бы направить на самосовершенствование. В худшем случае зависть может включать в себя сплетни о жизни человека, которому завидуют, — попытки вовлечь людей в общее негодование против объекта зависти — внутренний гнев по поводу того, что может быть воспринято как несправедливость, или желание и даже причинение вреда другому.

Аристотель описывал зависть как «боль, вызванную удачей других». Это напоминает об одном из типично ядовитых родственников зависти: злорадстве, которое относится к переживанию радости или удовольствия от несчастья другого.

Парротт, в новом фокусе на роли зависти в межличностных отношениях, провел исследование опыта тех, кто является объектом зависти, под названием «Я боюсь вашей зависти, я радуюсь вашей зависти: об амбивалентном опыте зависти». Другими.В ней он делает обзор сочинений Аристотеля и других древнегреческих философов, чтобы показать, как зависть считалась в том обществе вредным пороком.

Продолжение истории под рекламой

Уничтожение одного человека, возможно, путем саботажа, нанесет ущерб всему сообществу, считали древние греки. Напротив, подражание — стремление к успеху, используя цель зависти в качестве мотивации — считалось великой добродетелью, как показало исследование Парротта.

Ричард Смит, профессор психологии в Университете Кентукки, активно сотрудничавший с Пэрроттом, задал вопрос в блоге журнала Psychology Today: «Может ли зависть мотивировать нас усерднее работать для достижения наших целей, не вызывая при этом враждебности?»

Последние исследования показывают, что да.Но это требует усилий и готовности исследовать неприятный набор эмоций, не подавлять их, а регулировать здоровым образом, говорят эксперты.

Продолжение истории под рекламой

Среди некоторых рекомендаций психологов по противодействию негативным последствиям зависти, особенно в то время, когда сайты социальных сетей наводняет мгновенная и постоянная информация о других людях, является проверка реальности.

У других вполне могут быть вещи, о которых вы мечтаете. (И в знак того, насколько распространена зависть, есть модная аббревиатура FOMO, часто используемая в Facebook и Twitter для «страха упустить что-то», еще один элемент зависти.)

Но прежде чем свалиться в кроличью нору, поищите в повествовании, которое вы рассказываете себе, доказательство объекта своей зависти. Например, вы действительно получаете всю информацию из социальных сетей? Ни для людей, которые тратят на них время, ни для социальных психологов не секрет, что посты, твиты и фотографии часто тщательно отбираются, чтобы подчеркнуть достижения, праздники и счастливые вехи.

История продолжается под рекламой

Придерживаясь идеи проверки реальностью: Эксперты предлагают задавать такие вопросы, как: Что в вашей жизни идет хорошо? Можете ли вы отвлечь внимание от других людей?

Если вы являетесь постоянным пользователем социальных сетей, таких как Facebook и Instagram, вы вряд ли сбежите.Но психологи говорят, что вы можете, например, ограничить воздействие того, что может спровоцировать вашу зависть, установив ограничения на количество времени, которое вы позволяете себе тратить на них каждый день.

Вы также можете сосредоточиться на том, что психологи называют «нисходящим социальным сравнением», мысленно перечислив жизненные преимущества, которые у вас есть, которых нет у других, не для того, чтобы почувствовать свое превосходство над теми, у кого меньше, чем у вас, а для того, чтобы получить доступ к двум из самых мощное оружие против зависти: перспектива и благодарность.

Вы можете подумать, является ли ваша зависть результатом невыполненных целей или желаний.Написал ли человек, которому вы завидуете, книгу, о которой вы мечтали написать, но не нашлось на это ни времени, ни силы воли? Они идут на риск, на который вы бы хотели пойти сами?

Наконец, попробуйте подражать объекту вашей зависти, даже пригласив человека на кофе или выпить, чтобы узнать, как он делает то, что вы хотели бы делать, или что ему потребовалось, чтобы получить работу или что-то еще у них есть то, что вы хотите.

Если вы сможете добиться этого — восхищения и мотивации к позитивным изменениям — вы не только выиграете, сказал Пэрротт, но и «превратите своего соперника в союзника.

Эмоция, о которой никто не хочет говорить: зависть — Levelhead

Было много дискуссий о влиянии социальных сетей и их потенциальных нежелательных негативных последствиях. Многие из этих негативных эффектов происходят из нашего чувства зависти. Иногда может показаться, что у всех веселее, чем у нас, жизнь лучше, чем у нас, они более успешны, красивее и имеют больше друзей, чем мы.

Большинство психологов определяют зависть как эмоцию, которая возникает, когда человеку не хватает превосходства, достижений или имущества другого человека, и он желает этого или желает, чтобы другой человек не имел этого (Parrot & Smith, 1993).Зависть — это не та боль, которая возникает, когда у других все хорошо, а возникает, когда мы воспринимаем, что у человека есть то, чего нам не хватает .

В нашей культуре зависть запрещена нашими нормами социального поведения, нормами, которые говорят нам быть воспитанными и радоваться успехам других. Это даже эмоция, запрещенная большинством религий (Milic. 2019). Поскольку зависть возникает в результате социального сравнения, как никогда важно обратиться к этой редко обсуждаемой эмоции. Наше общество победителей и проигравших может заставить нас поверить, что все мы боремся за одни и те же скудные ресурсы.Это может даже привести нас к мысли, что определение успеха одинаково для всех нас. Но эти чувства могут иметь огромное влияние на нас. Например, недавнее исследование 18 000 человек в 2005, 2009 и 2013 годах показало, что более высокий уровень зависти сегодня приведет к ухудшению психического благополучия в будущем (Mujcic & Oswald, 2018).

Неуправляемая зависть очень вредна для людей и организаций. Зависть на работе встречается на всех организационных уровнях и в большинстве культур (Menon & Thompson, 2010; Smith et al., 1999). Часто эта эмоция является результатом конкуренции за ограниченные ресурсы, нехватки времени или продвижения по службе (Gonalalez-Navarro et al., 2018). Эти факторы влияют на межличностные отношения, снижение дружеских связей и обмен знаниями между сотрудниками. В частности, зависть может привести к злословию, личным нападкам, социальному подрыву и саботажу. Зависть также может привести к более пассивному отношению, такому как уход от других, снижение вовлеченности в работу и более низкий уровень сотрудничества (Perini, 2018).

Несмотря на то, что внимание к эмоциям на рабочем месте вызывает больший интерес, обсуждение зависти по-прежнему запрещено. Во многом это связано с нежеланием людей признавать, что они испытывают зависть, потому что это считается морально неправильной эмоцией и требует, чтобы человек признался в том, что чувствует себя неполноценным (Perini, 2018). Тем, кому завидуют, также трудно признать это, потому что это может означать столкновение с враждебностью другого человека и, возможно, обвинение в ее провоцировании (Perini, 2018).

Итак, каково решение?

Один из самых эффективных способов справиться с растущим уровнем зависти — практика благодарности. Благодарность считается фундаментальной эмоцией, которая может привести к целому ряду положительных результатов, включая улучшение нашего общего самочувствия. В следующий раз вы начнете испытывать эту запретную эмоцию зависти, позвольте себе испытать ее без отрицания и не отталкивайте. Затем, как только вы признали это без суждения и с принятием, сделайте осознанный выбор, чтобы рассмотреть все вещи, за которые вы благодарны.Делая это, вы начнете видеть, насколько вы уникальны и насколько богата ваша жизнь, с бесчисленными благословениями, которые уменьшат влияние зависти на то, как вы смотрите на мир. Чтобы помочь вам начать или оживить вашу практику благодарности, мы включили один из наших многочисленных микроуроков, которые помогут вам построить свою практику благодарности.

Как справиться с крайней завистью

Мы с мужем познакомились и поженились, когда работали репортерами в Charlotte Observer .У нас всегда были разные интересы — я перешел от освещения общественных новостей к освещению малого бизнеса, а он перешел от освещения преступности к экономическому развитию — и было весело иметь партнера, который хорошо понимал мою работу и мои стремления.

Но я бы солгал, если бы сказал вам, что на параллельных карьерных путях ни один из нас никогда не завидовал другому. Например, мои подписи на первой полосе появлялись спорадически, в то время как он занимал желанное место в A1 несколько дней в неделю. Я выиграл национальную награду один год; пару лет подряд он выигрывал государственные награды.У меня были лучшие часы; он заработал больше денег.

Зависть — это почти универсальная эмоция, говорят эксперты, и естественно чувствовать что-то, когда любимый человек или сверстник достигает чего-то, что повышает их статус по сравнению с вашим. Например, когда ваш приятель по работе получает повышение, которое вы хотели. Или когда у вашего лучшего друга роскошная свадьба с мистером Верным, а вы все еще смахиваете влево на мистера Неправильно.

И «не все эти эмоции плохи», — говорит Пьеркарло Вальдесоло, доцент кафедры психологии в колледже Клермонт Маккенна, изучавший влияние зависти и ревности на самооценку людей.«Зависть может мотивировать».

Но если его не остановить, это может перерасти из мучительного разочарования в похоронный звон в отношениях. Вот два совета экспертов о том, как примирить конфликтующие эмоции — будь то на работе или в личной жизни — и стать лучше с другой стороны:

1. Измените систему сравнения

В корне зависти это вера в то, что чей-то успех — это референдум о вашем.Но подумайте о различиях между вами и вашим другом или любимым человеком. Чем отличаются ваши наборы навыков? Ваши приоритеты?

«Вы показываете себе, что это все равно, что сравнивать яблоки с апельсинами», — говорит Вальдесоло. «Это как бы ставит вас в ситуацию, когда их успехи и их статус на самом деле не относятся к вам, не имеют значения для того, на что вы могли бы быть способны».

Мне часто приходилось напоминать себе, что мы с мужем по-разному подходим к журналистике.В то время как я занимаюсь этим для людей — личные интервью, рассказывание историй — мой муж больше любит последние новости; он любит скорость и любит сжатые сроки. Мы смеялись над тем, что пока я давал одно телефонное интервью, он уже дал три.

Подробнее: Как найти свое призвание

Так что, естественно, наркоман, пишущий о новостях, чаще оказывается на первой полосе. Но новостной организации также нужны такие журналисты, как я.

2. Не создавайте дистанцию ​​

Не поддавайтесь желанию изолировать себя от отношений, которые в противном случае были бы функциональными, говорит Вальдесоло.

«Есть много других положительных эмоциональных состояний и чувств, которые являются результатом крепких отношений», — говорит он. «И урезать это из-за зависти? Я бы не рекомендовал это».

Дистанцирование также сокращает потенциальную возможность обучения, говорит Лоис Франкель, многолетний коуч руководителей компаний из списка Fortune 500 и автор книги «Хорошие девушки не получают угловой офис: 101 неосознанная ошибка, которую женщины совершают, чтобы саботировать их карьеру».

«Если ты получишь повышение, я его не получу, — говорит Франкель, — мне нужно сказать себе: «Почему я его не получил? Что я должен извлечь из этого? Что мне нужно делать по-другому, чтобы получить то, что я хочу?»

3. Признайтесь в своих чувствах — вслух

Франкель вспоминает, как ее брат построил дом. Это было красиво, архитектурно потрясающе. Поэтому она сказала ему: «Обычно я не ревнивый человек, но я определенно завидую этому дому.

Получите наш информационный бюллетень о здоровье. Подпишитесь, чтобы получать последние новости о здоровье и науке, а также ответы на вопросы о здоровье и советы экспертов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Нажмите на ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Признание того, что это помогло ей смириться со своими чувствами, а также заставило ее брата чувствовать себя хорошо. И разговор о доме также напомнил Франкель, почему для нее нормально не иметь такого прекрасного дома, как у ее брата: она знала, как усердно он работал ради него и чем он пожертвовал в процессе — жертвами, которых она не хотела. готова сделать себя.

«Выкладывание его туда обезвреживает», — говорит Франкель. «Когда вещи остаются скрытыми и укрывающими, они имеют тенденцию расти и гноиться, как плесень».

4. Найдите свое конкурентное преимущество — и попросите о помощи

Это самый трудный вывод, но и одно из самых эффективных противоядий от зависти: иногда другой человек действительно больше заслуживает этого успеха или лучше подходит для него. эта роль, говорит Вальдесоло.

Но это не значит, что нужно сдаваться. Рассмотрите свои лучшие качества и черты, говорит он. Что недоиспользуется? На чем вы могли бы заработать больше?

А затем наберитесь смелости и попросите помощи у человека, которому вы завидуете.

Можно признать, что, хотя вы и рады их успеху, вы хотели бы разделить его. Но дополните это утверждение искренним вопросом: «Скажи мне, что ты сделал такого, чего не сделал я? Что мне нужно сделать, чтобы стать следующим человеком в списке продвижения или чтобы меня считали подходящим?»

«Чем яснее вы представляете, чего хотите, внутренне и внешне, — говорит Франкель, — тем больше вероятность, что вы это получите.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

Ревность — пустая трата эмоций

Мы все завидуем, не так ли? На самом деле нет, не все испытывают ревность как эмоцию.

Я не завидую. Это правда: я не испытываю ревность как эмоцию.Да, я испытываю печаль, счастье, гнев, эйфорию и множество других эмоций, но не ревность.

Почему? Потому что, в отличие от многих эмоций, мы можем выбрать , чтобы не испытывать зависти.

После многих лет наблюдения за тем, как люди завидуют самыми разными способами, я понял, что наша культура пронизана ревностью, завистью и жадностью, которые являются побочными продуктами нашей конкурентной, ориентированной на потребителя культуры.

Что еще хуже, это гораздо более пагубно, чем мы думаем.Конкуренция порождает ревность, хотя мы часто навешиваем на нее более красивые ярлыки, такие как «дух соперничества», «настойчивость» или «амбиции».

Но правда в том, что зависть ведет к определенным культурным императивам — тому, что мы обычно называем «не отставать от Джонсов». Таким образом, мы завидуем мистеру и миссис Джонс за их деньги, большой дом, роскошные автомобили, большую лодку, уединение на выходных, шикарные каникулы и все атрибуты нашего сильно опосредованного общества.

Но, конечно, мы не ревнуем только к материальным благам.Мы также завидуем нашим отношениям. Мы думаем, что наши друзья проводят с нами недостаточно времени, наши любовники не заботятся о нас так, как должны, наши клиенты недостаточно лояльны. Все вращается вокруг нас : Он не проводит достаточно времени с мной . Ей наплевать на меня .

Мы так думаем, потому что трудно отступить от самих себя, трудно осознать, что я не центр вселенной.

Но есть и хорошие новости.Как и наши телевизоры, мы можем отключить его. Мы можем удалить ревность из нашего эмоционального арсенала. И, как и телевизор, его не всегда легко выключить (иногда это кажется интересным, не так ли?). Но отключение ревности может значительно улучшить эмоциональное здоровье. Потому что, в конце концов, ревность никогда не бывает полезной. Многие негативные эмоции могут быть полезны — боль говорит нам, что что-то не так, страх говорит нам оглядеться, прежде чем прыгать, — но ревность, как бы мы ни ревновали, никогда не поможет.

Но как?

Самый простой способ избавиться от зависти — перестать сомневаться в намерениях других людей. Мы часто завидуем, потому что думаем, что человек своими действиями имел в виду одно, а на самом деле имел в виду совсем другое. И правда в том, что вы никогда не узнаете чьи-то настоящие намерения, так что сомневаться в этом — пустая трата времени.

Если вам трудно сомневаться в чьих-то намерениях, вы можете сделать одно из двух: Спросите их, что они имели в виду под своими действиями или словами.Или смиритесь с тем, что вы никогда не узнаете их истинных намерений, как бы вы в этом ни сомневались.

Суть с ревностью: ее можно отключить. Ревность уродлива: это никогда не способ выразить нашу заботу — это всего лишь канал, через который мы транслируем нашу неуверенность. Отпусти — по ту сторону ревности ждет лучшая жизнь.

Подпишитесь на The Minimalists по электронной почте. .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.