Содержание

Взрослые дети алкоголиков, г. Пермь

Что такое содружество «Взрослые дети алкоголиков»?

«Взрослые дети алкоголиков» — это Cообщество мужчин и женщин, которые выросли в окружении проблемы зависимости или другой дисфункции. Никто не имеет ни права, ни власти говорить другому, что он должен или обязан сделать, чтобы найти свою собственную дорогу к выздоровлению. ВДА не связанно ни с какой сектой, партией, вероисповеданием, организацией или институтом, не вступает ни в какие общественные полемики, не принимает ничьих точек зрения ни в каких общественных спорах. Мы пользуемся Программой «12 Шагов и 12 Традиций», принятой от Сообщества Анонимных Алкоголиков, которая является основой нашего выздоровления и нашим проводником для проживания одного дня.

Взрослые дети алкоголиков:

  • Пытаются отгадать, что такое норма
  • Испытывают трудности с доведением своих дел до конца
  • Лгут в ситуациях, когда с таким же успехом могли бы сказать правду
  • Безжалостно осуждают себя
  • Испытывают трудность в переживании радости и веселья
  • Относятся к себе слишком серьёзно
  • Испытывают трудности в установлении близких отношений
  • Чрезмерно реагируют в ситуации перемен, которые не могут контролировать
  • Постоянно ищут признания и подтверждения
  • Считают, что они отличаются от других
  • Несут чрезмерную ответственность или полностью безответственны
  • Необыкновенно лояльны, даже перед лицом фактов, что другое лицо этого не заслуживает
  • Поддаются импульсам
  • Испытывают чувство вины, когда защищают свои права и поэтому часто уступают другим
  • Испытывают страх перед другими людьми, а особенно перед всякого вида властью и начальством
  • Испытывают страх перед чужой злостью и скандалами
  • Любят вести себя как жертвы
  • Очень боятся расставаний и потерь
  • Боятся проявлять свои чувства
  • Легко попадают в зависимость или находят зависимых партнеров

Первый этап в сообществе ВДА — это исследование ранней детской жизни. Потом мы учимся возможным альтернативам. Учимся чувствовать и выражать самих себя, находим свою ценность. Учимся тому, что нам не обязательно быть идеальными, и замечаем, как стремление к этому привело нас к одержимому поведению в удовлетворении чужих желаний и бросанию себе очередных вызовов. Мы учимся изменять свою жизнь: учимся выбирать, а не поддаваться саморазрушающим импульсам. Мы открываем своего внутреннего ребёнка, признаём, что он сохранил нам жизнь, но сейчас он нуждается в нашей заботе. Мы открываем магию удивленного ребёнка, который живёт и выздоравливает в нас. Посещая собрания и работая по программе «12-ти Шагов», мы учимся, как стать цельными здоровыми людьми, которыми мы заслуживаем быть. Мы можем только делиться друг с другом своим опытом, силой надежды и обратиться к тебе, чтобы ты поделился своей историей и своим выздоровлением с нами.

 

Группы ВДА в Перми

Группа «Вдохновение»

Собрания группы «Вдохновение» содружества «Взрослые дети алкоголиков» проходят по ВТОРНИКАМ с 19. 00 до 20.00 по адресу: Россия, Пермский край, г. Пермь, ул. Пушкина, 28А (Дом милосердия прихода римско-католической церкви).

Телефон информационной линии: +7(909)1-120-120

Адрес электронной почты: [email protected]

Сайт: http://www.aa.perm.ru/index/o_sodruzhestve_vda/0-75

Взрослые дети алкоголиков. Камин аут | Психология на работе и дома

Недавно у себя в телеграм-канале и в яндекс.ауре я провел опрос о том, у кого среди моих френдов был или были родитель или родители алкоголиков. Оказалось, что у 40 %. Да, мы можем сделать поправку на то, что особую активность в анонимном опросе могли проявить именно те, у кого болит. Но все же цифры и без этой поправки весьма существенны.

Nesis Elisheva. Vino Noir. https://artnow.ru/en/gallery/3/2302/picture/0/965077.html?sen=4

Nesis Elisheva. Vino Noir. https://artnow.ru/en/gallery/3/2302/picture/0/965077. html?sen=4

Меж тем, тема выросших детей, чьими родителями были алкоголики достаточно хорошо проработана в мире. Отсюда и термин «взрослые дети алкоголиков», однако сейчас в наших странах внимание специалистов в основном привлекают сами алкоголики, а не борьба с последствиями алкоголизма, поэтому работа с детьми алкоголиков в основном происходит в кабинетах индивидуальной психотерапии. И клиенты приходят с проблемами, которые на их взгляд не напрямую связаны с алкоголизмом родителей. И вот ты работаешь с самыми разными психологическими и поведенческими дисфункциями человека, а корневые причины не очень обсуждаешь. А дело в том, что мир ребенка алкоголика и адаптация к нему предполагает выработку приблизительно одинаковых паттернов у разных людей. Во взрослой жизни эти выросшие дети пользуются этими паттернами для адаптации к социальной реальности, но скорей всего эта новая реальность сильно не похожа на мир алкоголического угара его родителей в детстве.

Поэтому на мой взгляд первыми шагами на пути построения здоровой жизни у ВДА я считаю групповую работу по осознанию паттернов поведения, родом из патологического детства, оздоровление эмоциональной сферы и выработку новых паттернов, ведущих к способности испытывать счастье.

И начать можно с описания тех самых паттернов приспособления к патологической реальности, которые сейчас не дают нам возможности жить в полную силу.

Сегодня мы поговорим про паттерн, связанный с попыткой скрыть от окружающих весь тот ад, который творился дома у ребенка алкоголика.

Что это за паттерн?

Расскажу свою историю.

Мой отец был алкоголиком. В семье ходит легенда о том, как он таким стал. Родился он в 1943 году в белорусской деревне, которая, как известно, находилась в этот момент под фашистской оккупацией. Рождение его скрывалось от нацистской администрации и, чтобы он не плакал, его мать смачивала тряпку в самогон и давала сосать. Так все и повелось. В семье моей матери никогда не было алкоголиков и поэтому, когда она вышла замуж за постоянно пьющего мужчину, она всё думала, что он завяжет. Пил он до моего шестилетия. Из того периода я помню только один эпизод. Как он напился и топором рубил дверь в одну из комнат нашей квартиры, где мама спрятала нас с братом. Рубил — это один удар топором. Было ли мне страшно? Не помню, это же был папа, что плохого он мог нам сделать? Было интересно, предвидя такие ситуации, на дверь в маленькой комнате был сделан замок, а во время укрытия в этой комнате мама сделала нам вкуснющую кашу, которую мы ели прямо из кастрюли ложками…

Потом мама с отцом развелась. Его квартира была в том же доме, но на другом этаже. Развелась, но отношения не прекратила. Отец через некоторое время бросил пить. И не пил целых 7 лет. Это было лучшее время моей жизни. А потом отец с матерью в начале 90-х решили завести дачу. Время было опасное, впереди маячил голод, дача была реальным шансом обеспечить семью хотя бы едой. И вот, когда появилась дача у отца начались запои. Сначала 1 раз в год, потом все чаще. Потом все кончилось смертью от отравления этиловым спиртом.

Я не буду описывать весь трэш, который творился в тот период моей жизни. Не буду описывать, почему мир фантазий, философии, нарциссические паттерны и тревожное расстройство стали средствами моей адаптации к этому трэшу.

Скажу только, что никто ничего в моем окружении не знал. Мать настаивала, чтобы я ничего не рассказывал, да и что было рассказывать окружающим? Весь тот ужас, который я даже в режиме камин аута не решусь описать? Все жило во мне. Только когда тревожное расстройство достигло такой интенсивности, что любая мысль о будущем вызывала панику (не паническую атаку), я обратился к психотерапевту.

Знаете, что было сильнейшим эмоциональным потрясением в моей жизни? Когда на первой же трехдневке своего обучения психотерапии я открыл свою тайну на индивидуальной сессии своему тренеру — Елене Чухрай. В моей душе будто что-то прорвало. Через некоторое время я рассказал свою историю своей жене, которая все на тот момент была знакома со мной 11 лет и ничего не знала.

Вот эта способность скрывать неприглядные стороны своей жизни, тщательно изображать внешнее благополучие при хорошей внешней картинке, отгораживает детей алкоголиков от эмоциональной поддержки даже ближайшего окружения в любых сложных ситуациях. И обрекает их на одиночество. Поэтому для исцеления ВДА так важно делится всей той болью и ужасом, которые они хранят в себе все эти годы. В нормальной безопасной обстановке себе подобных.

Для этого мы организуем группу для ВДА в Минске.

Приходите. Расскажите свою историю.

Если вы хотите поучаствовать в нашей группе — пишите мне на почту: [email protected]

Или в телеграм: @androlen

Больше статей по психологии Взрослых детей алкоголиков читайте здесь.

…продолжение следует.

Взрослые дети алкоголиков. 30+ цитат из книги.

Раз в неделю, потрошим книги на цитаты.

Тогда господствовало мнение, что если бывший алкоголик  выздоравливает, то проблемы его семьи исчезают, поэтому все внимание было сосредоточено на самих алкоголиках. 

Гораздо меньше внимания уделялось детям.  

Что касается матери — это прозвучит странно, но несмотря на все недостатки отца, с матерью было еще хуже, чем с ним.

Каждый взрослый может задать себе такой вопрос; «Насколько взрослый я на самом деле? Какую роль играет мой детский опыт в моей взрослой жизни?» 

1. Взрослые дети алкоголиков пытаются угадать, что такое норма. 

Как вы могли приобрести понимание нормы? Ваша семейная атмосфера была похожа в лучшем случае на сумасшедший дом. Благодаря собственному опыту вы просто не знали, что такое норма. Это один из примеров того, как опыт взросления в семье алкоголиков и необходимость угадывать, что такое норма, могут влиять на процесс воспитания собственных детей.

Важно знать и понимать, что понятия, «нормальность» не существует.

2. Взрослым детям алкоголиков сложно начинать новые дела и дожидаться их до конца.


«Я собираюсь это сделать это». Однако ни чего из обещанного так не происходило. Алкоголик не держал свое слово, но хотел получать очки уже за сам факт обедняя, за одно лишь намерение что-то сделать.

Вот в такой обстановке вы росли. Высказывались идеи, которые никогда не реализовывались. А если это и происходило, то с такой задержкой, что вы уже успевали забыть, для чего все это вообще задумывалось. 

3. ВДА врут даже тогда, когда сказать правду совсем несложно. 

Первый и самый основной вид лжи — это семейное отрицание проблемы. Несмотря на то что ваши родители говорили о правде как о добродетели, вы видели, что эти слова мало что значат. Таким образом, правда теряла свой смысл. 

4. ВДА безжалостно осуждают себя. 

Я работала с клиентом, который рассказывал, что его мать была очень требовательной — настолько, что, даже когда он пошел служить в армию, сержанты показались ему менее требовательными.

5. ВДА не умеют веселиться.

6. ВДА воспринимают себя слишком серьезно. 

 

Некоторые раскалывали, как им хотелось присоединиться к игре. « Я думал, вот бы встать и пойти поиграть, но я просто не мог перебороть себя. Мне не хотелось показаться смешным или глупым» 

Проводите время с ребенком, который лучше вас знает, как веселиться.  

7. ВДА испытывают трудности с построением близких отношений 

Модель, которую они наблюдали у родителей, была далека от нормы. Страх быть отверженным — один из самых сильных страхов, с которым они выросли. 

«Я отвергаю тех, кто хочет меня полюбить. Когда мне кто-то нравиться, я начинаю проявлять к нему интерес, у человека появляется ответный интерес ко мне, и сразу после этого мой интерес угасает» 

«Я боюсь, что он меня откажутся»

8. ВДА слишком остро реагируют на изменения, которые они не могут контролировать.   

Ребенок алкоголиков в детстве был лишен возможности контролировать свою жизнь. 

Вы можете начать паниковать, в то время как другие считают ситуацию сущим пустяком. Но для вас это автоматическая реакция: «Ты не можешь так со мной поступить!» 

Вот что происходит с ВДА, когда планы погулять по городу отменяются, когда кто-то опаздывает, когда неожиданно пропадает связь. Вы снова испытываете боль. Ту боль, которую вы чувствовали, будучи ребенком.

 

9. ВДА все время ищут одобрения и подтверждения собственной значимости. 

«Я очень зависимый. Все время, пока я хожу на группы, я жду похвалы. Конечно, похвала приятна, но мне не хотелось бы так сильно нуждаться в ней.» 

Очень трудно верить другим людям, когда вы привыкли, что доверие приносит вам только боль. Непросто научиться доверять, если сообщения, которые вы получаете в детстве, были непоследовательными. Взрослые не говорили того, о чем на самом деле думали, и не делали того, о чем говорили. Поэтому доверие становиться для вас практически невозможным. 

10. ВДА чувствую себя не такими, как все

«Я боялся встречаться встречаться с симпатичными девушками и выбирал тех, кто не следил за собой, например очень толстых»

Вы развивались не так, как другие дети, поэтому, вы можете быть излишне обеспокоены тем, что наблюдаете у собственных отпрысков. 

11. ВДА либо гиперответсвенны, либо наоборот 

Не имея понимания того, что значит быть частью проекта, кооперироваться с другими людьми, делить работу на части и соединять ее результаты в целое, вы либо делаете все сами, либо не делаете ничего.

У вас также нет четкого ощущение границ собственных возможностей. Вам очень трудно сказать «нет», и в итоге вы делаете все больше и больше. Вы поступаете так не потому что ощущаете себя всесильным, а скорее потому, что; 1) не можете реалистично оценить свою работоспособность; 2) считаете, что вы скажете «нет», все поймут, кто вы на самом деле, узнают, что вы некомпетентны.

«Я все время жду что меня уволят» 

12. ВДА лояльны даже тогда, когда эта лояльность незаслуженна. 

Если вы открылись человеку, он узнал вашу истинную сущность и оне отверг вас, то этого факта вам достаточно, чтобы поддерживать отношения. Если с вами плохо обращаются, это обычно не играет большой роли. Вы убеждаете себя, что так и должно быть. 

13. ВДА импульсивны. Они призывают к одному плану действий, не рассматривая всерьез альтернативы или возможных последствий.  

Импульсивность — очень детское качество. Обычно дети достаточно импульсивны, но в вашем детстве вы были скорее родителями, чем ребенком, так что ваше нынешнее поведение является попыткой наверстать упущенное.  

Вам кажется, что если вы не сделаете этого немедленно, то не получите второго щнаса. Вы привыкли быть на краю обрыва, жить от кризиса до кризиса. Если все идет гладко, для вас это непривычно, вам становиться некомфортно. Так что неудивительно, что вы сами создаете себе проблемы. 

Слово, которое я чаще всего употребляю в работе с ВДА, — «терпение». Что бы ни происходим, чего бы ни касалась ситуация — эмоций или определенных действий, вы хотите, что бы все было завершено  еще вчера. Вам слово быть терпеливым по отношению к другим, однако по отношению к самому вы ещё более нетерпеливы. Вам нужно всё и сразу.

Откладывание на потом очень сильно беспокоит вас, поскольку в детстве вы усвоили, что если не получаешь желаемое сразу — это конец: 

Итак, ваш партнер — ВДА

Меня не удивляет, что вы влюбились в ВДА: это самые преданные и лояльные люди на свете. Они готовы отдавать больше, чем кто-либо. Однако я готов поспорить, что отношения с ВДА вовсе не подарок для вас. Если ВДА неадекватно реагирует на какую-либо ситуацию, чаще всего это происходит потому, что они просто не знают, как реагировать иначе. Общение и обсуждение чувств очень важно для ВДА и их партнеров. Это единственный способ иметь здоровые отношения. Собственничество вашего партнера происходит из базового страха быть брошенным. 

Комментарии

Войти что бы оставить комментарий

Дети алкоголиков — какими бывают, реальные истории детей❗️☘️ ( ͡ʘ ͜ʖ ͡ʘ)

На чтение 6 мин.

Еще в прошлом веке появился термин ВДА, который расшифровывается, как «взрослые дети алкоголиков». Также с этим термином используется еще одна аббревиатура ВДД – «взрослые дети, которые выросли в дисфункциональных семьях».

Детские травмы

Дети, которые выросли в семьях алкоголиков, имеют схожие психологические проблемы с теми, кто рос в дисфункциональной домашней среде, поэтому психологи часто используют единое понятие – ВДА. Ребенок, у которого пили родители, может вырасти с такими же проблемами, как тот, кто рос в семье тиранов, деспотов или абьюзеров. Детство в среде, где проявлялось насилие, игнорирование чужих желаний и чувств накладывают определенный отпечаток на формирование личности. Это не обязательно приведет к психологическим заболеваниям или расстройству личности. Обычно происходит реагирование на продолжительный стресс, что влечет за собой весьма негативные последствия.

Взрослые, родители которых были алкоголиками, часто не понимают, по какой причине они не могут разобраться в себе, неохотно идут на контакт с окружающими людьми, почему никак не могут избавиться от негативных воспоминаний. Как правило, ВДА отличаются агрессивным поведением, они легко раздражаются, испытывают подсознательное чувство тревоги.

Читайте также: Ребенок и алкоголь. Как правильно рассказать о вреде спиртного

Таким людям нужно обратиться за психологической помощью. Существуют специальные группы для ВДА, где участники анонимно получают бесплатные консультации, которые помогают справиться с детскими травмами.

Типы ВДА

Отчужденные

Как правило, не хотят осознавать, что трудное детство накладывает серьезный отпечаток на всю дальнейшую жизнь. Ощущают себя не такими, как окружающие, поэтому общение проходит напряженно, с трудом. Стараются дистанцироваться, не впускают посторонних людей в свою жизнь, ограничивают контакты до минимума. Отчужденным ВДА кажется, что их воспринимают негативно, поэтому они, чаще всего, живут в одиночестве.

Обиженные

Чувствуют себя несчастными, лишенными родительской любви и заботы. Но, вместе с тем, этот тип людей ощущает приступы агрессии и ненависти к своим родителям из-за загубленного детства. Негативные чувства обиженные ВДА могут испытывать, например, к матери, которая не нашла в себе сил уйти от пьющего отца. Весь мир выглядит мрачным, жестоким, обиженный человек не может разглядеть яркие краски, которые его окружают.

Неполноценные

В реальности человек может быть умным, талантливым, успешным, но при этом он ощущает себя неполноценным и ущербным. Человек будет чувствовать себя ничтожеством, а в случае успеха оправдываться, что так получилось совершенно случайно. Это происходит, потому что в детстве у него отсутствовала эмоциональная близость с родителями, он сознательно принижает собственную личность, не умеет выстраивать межличностные отношения.

Грустные

Такие люди много времени проводят у психологов и психотерапевтов. Пьют антидепрессанты и успокоительные средства, но легче им не становится. Они ощущают себя глубоко несчастными, брошенными, постоянно прокручивают в голове картинки из детства, которые еще больше вгоняют их в депрессию.

Успешные

Многие ВДА добиваются высоких должностей, становятся превосходными работниками, блестяще управляют большим коллективом. Но глубоко в душе они боятся критики, опасаются увольнения, хотя, со стороны кажется, что человек уверен в собственных силах.

Зависимые

Иногда ВДА сами начинают злоупотреблять алкоголем. С помощью спиртного они снимают напряжение, отгоняют от себя депрессивные мысли. Хотя, как правило, дети, которые росли в семье алкоголиков, наоборот, ведут трезвый образ жизни, чтобы не повторить судьбу родителей.

Созависимые

Это те самые детки, которые заботились о своих родителях-алкоголиках. Они воспринимали их пагубное пристрастие, как болезнь, и брали на себя ответственность, как взрослые люди. Когда эти дети вырастают, они часто выбирают себе партнеров, за которыми нужно ухаживать, заботиться, смотреть, как за маленькими детьми. Например, ВДА могут выйти замуж или жениться на инвалидах, наркоманах, партнерах с судимостью и т.д.

Читайте также: Опасные зависимости современных подростков

Истории людей, которые выросли в семье алкоголиков

Сергей, 41 год:

«Я с братом рос в семье, где пил отец. Это наследственное заболевание, потому что по его линии алкоголиками были все мужчины: дед, прадед, дядя, двоюродные братья. Детские годы помню смутно, но какие-то события все-таки всплывают в памяти. Например, как отец бегал за мамой с ножом в пьяном угаре, а мы с братом прятались под кроватью. Потом родители развелись, и мама с нами уехала жить к бабушке. Это были лучшие годы в моем детстве. Мама много работала, но всегда находила время на то, чтобы пообщаться с нами, поиграть, почитать. А бабушкины пироги! Таких вкусных пирогов я больше никогда нигде не пробовал.

Когда мне исполнилось 10 лет, на день рождения приехал отец. Он не пил, выглядел прилично, привез мне какой-то подарок, а маме – цветы. После праздника родители снова сошлись. Первое время все было хорошо, а потом они поругались, и отец снова ушел в запой. Мама возилась с ним, как с ребенком: возила на капельницы, уговаривала кодироваться, отпаивала бульонами. Я не хотел всего этого видеть, мне было стыдно за своих родителей. Запои участились, при том отец устраивал дебоши в самые ответственные моменты, когда ответственный отец бы поддержал и подбодрил.

Когда я вырос, то стал анализировать свое детство. Я был лишен того, что есть у всех нормальных детей. Мне было стыдно за родителей, я не мог пригласить в гости друзей. Рано появилось чувство повышенной тревожности. Я долгое время никому не рассказывал о том, что у меня на душе. Даже когда познакомился с будущей женой, она ничего не знала о моем детстве. К 30 у меня была семья, ребенок, на работе все было хорошо, я хорошо зарабатывал. Но чувствовал подсознательно, что всего этого не заслуживаю.
Мне помогли справиться с психологическими проблемами группы, где собирались такие же ВДА, как я. Хочу посоветовать людям, которые жили с родителями-алкоголиками, не держать переживания в себе, а сразу же обратиться за психологической помощью».

Марина, 34 года:

«В моей семье пила мать. Мы с сестрой были лишены маминой заботы, ласки, и это действительно страшно. Отец боролся с маминой болезнью, но чуда не случилось. Когда мне было 9 лет, мать умерла от цирроза печени. Папе я безумно благодарна за то, что он для нас сделал. Он так и не занялся собственной личной жизнью, не женился второй раз, потому что все внимание и время уделял нам, своим дочкам.

Я вышла замуж в 22 года, мой муж – прекрасный человек, который заботится и любит меня. Свекровь стала мне родной мамой, и я, наконец, узнала, что это такое – материнские чувства. Я и сама уже дважды мама, и я стараюсь сделать все, чтобы мои дети запомнили детство, как самое счастливое время в жизни. Алкоголь я не употребляю, даже по праздникам».

Человек, который вырос в семье алкоголиков, не должен чувствовать свою вину, ведь он ни в чем не виноват. Даже если все детство он видел лишь попойки и драки, это не значит, что во взрослой жизни его не ждет ничего хорошего. Нужно обратиться за психологической помощью, но настроиться на длительную, тяжелую работу. Но ведь усилия стоят того, чтобы распрощаться с детскими травмами и дальше жить счастливой жизнью.