Содержание

%d1%83%d0%bd%d0%b8%d0%b6%d0%b0%d1%82%d1%8c%d1%81%d1%8f в турецкий

Расчет 81, скорая всё ещё на переезде.

81. Müdahale Aracı, ambulans hâlâ trenin arkasında.

OpenSubtitles2018.v3

Расчет 81, Спасатель 3,

81 nolu müdahale aracı, 3.

OpenSubtitles2018.v3

В настоящий 83-й год правления Царства, возглавляемого Иисусом, некоторые, возможно, думают, что сейчас как раз период замедления.

İsa’nın Gökteki Krallık yönetiminin 83. yılında bulunduğumuzdan, bazıları şimdi gecikme döneminde olduğumuzu düşünebilir.

jw2019

Похоже, мы можем поехать по шоссе 81 и дальше через Даллас.

Bu 81 numaralı yoldan devam edip Dallas’a gidebiliriz gibi görünüyor.

OpenSubtitles2018.v3

Этот отчисленный ученик умер в 82 года, в здравом уме, будучи основателем и первым директором Еврейского университета в Иерусалиме и основателем издательства Шокен Букс.

Это популярное издательство в дальнейшем было поглощено издательским домом Рандом Хаус.

Bu liseden terk 82 yaşında öldüğünde, müthiş bir entelektüel, Kudüs İbrani Üniversitesi’nin kurucu ortağı ve ilk genel müdürü ve Schocken Books’un, ki ileride Random House tarafından satın alınan alkışlanacak bir markanın kurucusuydu.

ted2019

82-летний мужчина, диабетик, похищен около своего маленького милого дома среди бела дня.

82 yaşında şeker hastası adam, günün ortasında güzel ve küçük evinin önünden kaçırılıyor.

OpenSubtitles2018.v3

▪ Ежедневно в ЮАР осуждаются 82 ребенка за «изнасилование или словесное оскорбление других детей».

▪ Tüm Güney Afrika’da günde 82 çocuk “başka çocuklara tecavüz etmek veya saldırmak” suçundan mahkemeye çıkıyor.

jw2019

82 7 Иметь детей — ответственность и награда

79 7 Çocuklar Bir Sorumluluk ve Bir Mükâfat

jw2019

Какое же счастливое освобождение настанет для людей, жаждущих мирного, справедливого правления! (Псалом 36:9–11; 82:18, 19).

Böylelikle, barışçı, adil bir hükümdarlığı özleyen insanlara, mutluluk dolu ne büyük bir ferahlık gelecektir!—Mezmur 37:9-11; 83:17, 18.

jw2019

Пройдите к выходу 82 через 40 минут.

Lütfen 40 dakika içerisinde 82 nolu peronda olun.

OpenSubtitles2018.v3

Из них 81 человек был 65 лет и старше.

Onlardan 81i de 65’inin üzerindeydi.

jw2019

Относительно 82 процентов слов, приписываемых Иисусу в Евангелиях, они проголосовали черным шаром.

Aslında, onlar İncillerde İsa’ya atfedilen sözlerin yüzde 82si için siyah oy kullandı.

jw2019

81, несите огнетушители.

81, söndürme kısmı sizde.

OpenSubtitles2018.v3

MBI нашла 83 процента.

MBI %83’ünü tespit etti.

ted2019

Как вам известно, Эль- Ниньо 1982- 83 годов погубило 95 процентов всех кораллов на Галапагосах.

Ama az önce öğrendiğiniz gibi 1982- 1983 ́te olan El Nino, Galapagos’taki mercanların% 95 ́ini öldürdü.

QED

Что это, номер 82?

OpenSubtitles2018.v3

Расчёт 81 центральной.

OpenSubtitles2018.v3

Это оправдает владычество Иеговы и освободит послушных Богу людей — а значит, и нас — от унаследованного греха (1 Паралипоменон 29:11; Псалом 82:19; Деяния 4:24; 1 Иоанна 3:8; Евреям 2:14, 15).

Yehova bunu yaparak egemenlik hakkını pekiştirecek ve miras alınan günahın itaatli insanlardan kaldırılmasını mümkün kılacak. (I.

jw2019

(Воспользуйся вопросником «Твой гардероб» на страницах 82 и 83.)

(Özdeyişler 15:22; 82 ve 83. sayfadaki “Gardırop Değerlendirmesi” çizelgesini kullan. )

jw2019

Те, кто полагаются на Иегову, «приходят от силы в силу» (Псалом 83

:6, 8).

Gücünü Yehova’dan alan kişiler “gittikçe kuvvetlenir.”

jw2019

Расчёт 81, выезжаем.

Müdahale Aracı 81 destek veriyor.

OpenSubtitles2018.v3

83:12). Происходит ли подобное в наши дни?

83:12). Günümüzde de benzer bir şey oldu mu?

jw2019

83:4 — Почему здесь упоминаются птицы?

84:3—Burada neden kuşlardan söz edilir?

jw2019

Число найденных шаровых скоплений продолжало расти, достигнув 83 единиц к 1915 году, 93 — к 1930 году и 97 — к 1947 году.

Keşfedilen küresel yıldız kümesi sayısı gittikçe artmaya devam etti, 1915’te 83’e ulaştı, 1930’da 93’ye ulaştı ve 1947 yılı itibarıyla 97’ye ulaştı.

WikiMatrix

Об этом императоре говорили, что в последние три года своего правления, длившегося с 81 по 96 год н. э., он действовал как безумный.

Bu imparatorun MS 81’den 96’ya kadar süren saltanatının son üç yılında çılgınca terör estirdiği söylenir.

jw2019

«Не буду изменять себе и унижаться» – Происшествия – Коммерсантъ

Белгородский облсуд приступил к рассмотрению уголовного дела 32-летнего Сергея Помазуна. Он обвиняется в расстреле шести человек, совершенном 22 апреля внутри и возле оружейного магазина «Охота» в самом центре Белгорода. В ходе заседания стрелок заявил, что бойню на улице спровоцировал некий мужчина, перегородивший ему дорогу на своей машине.

Конвой завел обвиняемого в зал за несколько минут до начала заседания. Сергей Помазун успел рассказать журналистам, что открыл огонь на выходе из магазина «Охота», так как его «спровоцировали». «Там был человек на Lada Priora, который вел себя как оперуполномоченный.

Увидев меня, он полез под джинсовую куртку как за оружием и двинулся в мою сторону. Я и начал стрелять. Горе родственников тех, кто погиб на улице,— его вина. Ищите его и судите»,— заявил Сергей Помазун.

Он отказался извиняться перед близкими погибших. «Я выбрал себе такой путь, не буду изменять себе и унижаться»,— сказал он. Обвиняемый также пожаловался суду на жестокое обращение с ним со стороны конвоя, сотрудники которого «заламывают» ему руки, хотя он «еще не осужденный». Он отказался говорить о том, виновен он или нет, оставив «это на усмотрение суда».

Следственным комитетом России (СКР) Сергею Помазуну вменяется убийство двух и более лиц общеопасным способом из хулиганских побуждений (ч. 2 ст. 105 УК РФ), посягательство на жизнь полицейского (ст. 317 УК РФ), незаконное хранение (ч. 1 ст. 222 УК РФ) и хищение оружия (ст. 222 УК РФ). По версии следствия, 22 апреля обвиняемый вскрыл у себя дома сейф и забрал оттуда принадлежавший его отцу Александру Помазуну карабин «Вепрь-308».

С ним он приехал на BMW X5 к магазину «Охота» на Народном бульваре в самом центре Белгорода. Зайдя в магазин, он расстрелял двух продавцов и одного посетителя, после чего забрал два карабина «Тигр». Выбежав на улицу, он застрелил еще трех случайных прохожих, в том числе двух несовершеннолетних девушек. После этого он скрылся с места преступления. Гособвинитель Дмитрий Лазарев во время заседания сообщил, что у преступника «не было определенных причин» для совершения преступлений, а значит, действовал он из хулиганских побуждений.

В тоже время официальный представитель СКР Владимир Маркин отметил, что в ходе расследования следователи пришли к выводу о том, что Сергей Помазун фактически является неудачником, озлобившимся на весь мир, и мог совершить свое преступление в любой момент.

Убийцу удалось задержать только поздним вечером следующего дня, после того как к операции подключились сотрудники МВД сразу нескольких регионов, а возглавил ее прибывший в Белгород глава министерства Владимир Колокольцев. Обвиняемый был задержан неподалеку от железнодорожного вокзала Белгорода курскими полицейскими. При задержании преступник ранил майора Юрия Седых, первым опознавшего убийцу. Впоследствии Юрий Седых был награжден орденом. В момент задержания Сергей Помазун заявил, что стрелял не в детей, а «в ад». На заседании суда от этих слов он отказался. Во время предварительного следствия он отказывался давать официальные показания, пообещав «все рассказать на суде».

Заместитель генпрокурора РФ Виктор Гринь передал дело в Белгородский облсуд 26 июля. Защита Сергея Помазуна пыталась доказать его невменяемость и настаивала на стационарной психиатрической экспертизе, но получила отказ.

Как разворачивалась трагедия в Белгороде

22 апреля в Белгороде ранее судимый местный житель открыл стрельбу. В общей сложности от рук предположительно 31-летнего Сергея Помазуна погибли шесть человек — трое в оружейном магазине и случайные прохожие — мужчина и две школьницы 14 и 16 лет. Пять человек скончались на месте, 16-летняя девушка — в больнице. Читайте подробнее

Всеволод Инютин, Белгород


«Не унижайтесь перед мужчинами»: волейболистка обратилась к девушкам

https://rsport.ria.ru/20200624/1573428763.html

«Не унижайтесь перед мужчинами»: волейболистка обратилась к девушкам

«Не унижайтесь перед мужчинами»: волейболистка обратилась к девушкам — РИА НОВОСТИ Спорт, 24.06.2020

«Не унижайтесь перед мужчинами»: волейболистка обратилась к девушкам

Казахстанская волейболистка Татьяна Демьянова, прославившаяся участием в откровенных фотосессиях, опубликовала на своей странице в Instagram пост, в котором… РИА НОВОСТИ Спорт, 24.06.2020

2020-06-24T18:28

2020-06-24T18:28

2020-06-24T18:28

sport stories

казахстан

волейбол

отношения

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn22.img.ria.ru/images/07e4/04/05/1569605256_0:95:999:657_1920x0_80_0_0_8643f9ac17bd21b02a859d726e7e83cc.

jpg

МОСКВА, 24 июн — РИА Новости. Казахстанская волейболистка Татьяна Демьянова, прославившаяся участием в откровенных фотосессиях, опубликовала на своей странице в Instagram пост, в котором обратилась ко всем представительницам женского пола.В своем послании 24-летняя волейболистка призвала девушек «никогда не унижаться перед мужчинами».»Мужчина по своей природе охотник. Добыча — его главная цель. И даже если после ваших унижений мужчина к вам вернется, знайте, это ненадолго, вернее сказать до первой юбки. Мужчина не будет с той, которая берет его слезами, он будет с той, которую надо добиваться ежедневно, ежечасно, ежесекундно! Так что девчата, научитесь ценить и уважать себя, а то аж противно», — подытожила спортсменка.

https://rsport.ria.ru/20200411/1569604181.html

казахстан

РИА НОВОСТИ Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА НОВОСТИ Спорт

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://rsport.ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА НОВОСТИ Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/07e4/04/05/1569605256_0:0:999:750_1920x0_80_0_0_2d4725ef97e11cdde586ac1fe04c4808.jpg

РИА НОВОСТИ Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА НОВОСТИ Спорт

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

казахстан, волейбол, отношения

УНИЖАТЬСЯ | перевод и примеры использования | Польский язык

Не будем унижаться. — Nie będziemy się zniżać.
Унижаться, сопли распускать, молиться?Upokarzanie się, jęki, modły? Co złego jest w modlitwie?
Какая другая династия стала бы так унижаться… только чтобы император мог избавиться от гадкого герцога?Jaki inny ród dałby się tak upokorzyć, by cesarz mógł się pozbyć kłopotliwego księcia?
Думаете, стал бы я так унижаться?Nie wierzycie? Myślicie, że mógłbym się tak poniżyć?
Работая вместе, мы оба можем оказаться победителями и никому из нас не придется унижаться.Pracując razem, obaj możemy wygrać dzięki niebiosom żaden z nas nie musi spełniać tego niemądrego zakładu. — Daj rękę.
Я бы до такой степени унижаться не стала.Nie chciałbym się tak poniżać aż tak
Раз майор Шарп настроен так решительно, не будем унижаться и просить у него вашу жену. Jeżeli major Sharp jest tak zdeterminowany, nie będziemy się poniżać błaganiem o pańską żonę.
И я вынуждена унижаться перед Ральфом, лишь бы ты обратил на меня внимание.Muszę się łajdaczyć, żeby się z tobą rozstać.
Вы заставили меня унижаться без всякой на то причины.— Kazałeś mi się kajać bez powodu.
А теперь вот, когда я и так раскаиваюсь, вы заставляете меня унижаться?A teraz, kiedy widzisz, jak bardzo czuję się winna, każesz mi się kajać?
Не собираюсь унижаться ответами.Te pytania nie zasługują na odpowiedź.
Я сказал Вэнди… Ёлки, Марк, я не буду унижаться перед папой, только для того, чтобы ты мог произвести впечатление на Вэнди Бейтс.Chryste, nie będę się płaszczył przed starym, żebyś mógł wyrwać Wendy.
Это выставочная лягушка. Я не собираюсь унижаться.To żaba wystawowa Nie stoję tutaj, aby ze mnie drwiono.
— Я не буду стоять тут и унижаться.— Nie zniosę dyskredytowania mnie.
Я не собираюсь унижаться.Nie będę nikogo obmawiać.
Я не хочу, чтобы она меня избила, или унижаться в колледже для женщин.Nie chcę, żeby mi przywaliła, lub w inny sposób poniżyła w damskim uniwerku.
О, я здесь не для того, чтобы заставлять вас унижаться. Я здесь, чтобы наказать вас за несоблюдение субординации.Nie jestem tu byś się przede mną płaszczył, ale żeby cię ukarać za niesubordynację.
Унижаться не следует ни при каких условиях.Nie powinieneś udawać i nie ważne z jakiego powodu.
— Заставишь меня унижаться?Więc zamierzasz być na mnie zły? Nie…
-Я приготовился унижаться. -Нет.— Byłem przygotowany na poniżenie.
Поверь, мне не впервой унижаться.Upokorzenie nie jest mi obce.
Она будет унижаться изо дня в день. — Да, я понимаю.— codziennie odnawiając jej upokorzenie.
Я не буду унижаться перед тобой, отец!Nie mam zamiaru się płaszczyć, tato!
какая девушка согласится? Кто будет настолько жалок, чтобы унижаться на национальном телевидении?Jaki facet mógłby chcieć tak publicznie się upokorzyć w telewizji?
Ха, будто бы мне самой понравилось унижаться перед нею. Думаю, нет.Cóż, to tak, jakbym to ja przyszła błagać Serwilię.
Я не пойду унижаться ради тебя.Nie sądzę. Nie pójdę błagać dla ciebie.
Сегодня Цезарь на коне, и ты злорадно ликуешь, завтра он в беде, и я должна унижаться?Jednego dnia Cezar wygrywa i szczebioczesz ze szczęścia, następnego przegrywa, a ja mam iść błagać?
Можешь не унижаться.Jak sobie życzysz. To nieodwołalne.
Но когда избавлялся от кого-то, я не шел к ним унижаться для одолжения.Kiedy jednak z kimś zrywam, nie błagam później o przysługę.
Перестань унижаться!Przestań się poniżać!

Definition and synonyms of унижаться in the Russian dictionary

PRONUNCIATION OF УНИЖАТЬСЯ IN RUSSIAN

WHAT DOES УНИЖАТЬСЯ MEAN IN RUSSIAN?

Click to see the original definition of «унижаться» in the Russian dictionary. Click to see the automatic translation of the definition in English.
Definition of унижаться in the Russian dictionary

DECEIVE imperfect appearance 1) Put yourself in a humiliating position. 2) To dement their dignity. 3) see to humiliate. УНИЖАТЬСЯ несовершенный вид 1) Ставить себя в унизительное положение. 2) Умалять свое достоинство. 3) см. унижать.


Click to see the original definition of «унижаться» in the Russian dictionary. Click to see the automatic translation of the definition in English.

RUSSIAN WORDS THAT RHYME WITH УНИЖАТЬСЯ

Synonyms and antonyms of унижаться in the Russian dictionary of synonyms

TRANSLATION OF УНИЖАТЬСЯ

Find out the translation of унижаться to 25 languages with our Russian multilingual translator. The translations of унижаться from Russian to other languages presented in this section have been obtained through automatic statistical translation; where the essential translation unit is the word «унижаться» in Russian.
Translator Russian —
Chinese 拜倒

1,325 millions of speakers

Translator Russian —
Spanish arrastrarse

570 millions of speakers

Translator Russian —
English grovel

510 millions of speakers

Translator Russian —
Hindi उताने पड़ जाना

380 millions of speakers

Translator Russian —
Arabic تذلل

280 millions of speakers

Translator Russian —
Portuguese rastejar

270 millions of speakers

Translator Russian —
Bengali পদলেহন

260 millions of speakers

Translator Russian —
French s´aplatir

220 millions of speakers

Translator Russian —
Malay menghina diri

190 millions of speakers

Translator Russian —
German katzbuckeln

180 millions of speakers

Translator Russian —
Japanese ひれ伏します

130 millions of speakers

Translator Russian —
Korean 기다

85 millions of speakers

Translator Russian —
Javanese grovel

85 millions of speakers

Translator Russian —
Vietnamese lăn

80 millions of speakers

Translator Russian —
Tamil தவழ்

75 millions of speakers

Translator Russian —
Marathi लोंटागण घालणे

75 millions of speakers

Translator Russian —
Turkish sürünmek

70 millions of speakers

Translator Russian —
Italian strisciare

65 millions of speakers

Translator Russian —
Polish czołgać się

50 millions of speakers

Translator Russian —
Romanian se umili

30 millions of speakers

Translator Russian —
Greek κυλιόμαι

15 millions of speakers

Translator Russian —
Afrikaans kruip

14 millions of speakers

Translator Russian —
Swedish kräla

10 millions of speakers

Translator Russian —
Norwegian krype

5 millions of speakers

TENDENCIES OF USE OF THE TERM «УНИЖАТЬСЯ»

The map shown above gives the frequency of use of the term «унижаться» in the different countries.

Examples of use in the Russian literature, quotes and news about унижаться

10 RUSSIAN BOOKS RELATING TO

«УНИЖАТЬСЯ»

Discover the use of унижаться in the following bibliographical selection. Books relating to унижаться and brief extracts from same to provide context of its use in Russian literature.

1

Языковая картина мира и системная лексикография: — Страница 426

Юрий Дереникович Апресян, ‎Институт русского языка им. В.В. Виноградова, 2006

2

Бэстолочь (сборник)

унижен и сам перед ней унижался, унижался незаслуженно, подло по отношению к себе и к тем, кто его унижал, трусливым и хилым, как всякая шпана. Унижался не только тогда, когда просил, чтобы не били, отдавал деньги, но и …

Юрий Вяземский, 2015

3

12 великих трагедий

Ах, Лариса, не прозевали ли мы жениха? Куда торопиться-то было? Лариса. Ах, мама, мало, что ли, я страдала? Нет, довольно унижаться. Огудалова. Экое страшное слово сказала: «унижаться»! Испугать, что ли, меня вздумала?

Коллектив авторов, 2013

4

Маша и Феликс (сборник)

Если надо терпетьи унижаться, я буду терпеть и унижаться. Они пошлина банкет, сидели дозакрытия ресторана, потом все отправились к Ковалевым догуливать. Ушли под утро,оставив после себя горы грязной посуды. Кто-то …

Виктория Токарева, 2015

5

Бесприданница

Лариса. Ах,мама, мало,что ли,я страдала? Нет,довольно унижаться. Огудалова. Экое страшное слово сказала: «унижаться»! Испугать,что ли, меня вздумала? Мылюди бедные, намунижаться-то всюжизнь. Так уж лучше унижаться …

Островский А.Н., 2013

6

Бесприданница

Ах, Лариса, не прозевалили мы жениха? Куда торопиться-то было? Лариса. Ах, мама, мало, что ли, я страдала? Нет, довольно унижаться. Огудалова. Экое страшное слово сказала: «унижаться»! Испугать, что ли, меня вздумала?

Островский, Александр, 2015

7

Пушки привезли

Именно мерзости, потому что мразью был унижен и сам передней унижался, унижался незаслуженно, подло по отношениюксебе ик тем,ктоегоунижал, трусливым ихилым, как всякаяшпана.Унижался нетолько тогда, когда просил, …

Юрий Вяземский, 2015

8

Избранное: — Страница 380

Унижаться?! — Не горячись. Путем расскажи все. — Ну, слушай. Механик гаража Мидейкин подходит и говорит мне: «Пойдешь в Сельхозтехнику и… купишь…» «Как купишь?» — говорю. «Купишь, — говорит, — как раньше.

Алексей Рыжов, 1997

9

Слово в эфире: справочное пособие — Страница 79

Дальше: “Довольно. Стыдно мне Пред гордою полячкой унижаться” читается как провинциальный разговорчик: “Довольно стыдно мне…” Чтобы читалось так, как думал Пушкин, надо разделить строку так, как делю я: “Довольно.

Майя Зарва, 2015

10

День без вранья (сборник)

удивился Ковалев. — С ним нельзя рвать. Может быть, он пригласит меня в следующий раз, — проговорила Маруся с каменным лицом. — А гордость у тебя есть? — Кино — это опыт унижений. Если надо терпеть и унижаться, …

Виктория Токарева, 2015

10 NEWS ITEMS WHICH INCLUDE THE TERM «УНИЖАТЬСЯ»

Find out what the national and international press are talking about and how the term унижаться is used in the context of the following news items.

«Не надо России унижаться перед ФИБА»

Владимир Родионов вошел в тренерский совет Российской федерации баскетбола. Тренерский совет РФБ был утвержден вчера на исполкоме … «Советский спорт, Oct 15»

Журналисты припомнили новому вице-спикеру Мажилиса его …

«Знаете, если место не уступают, не будешь же унижаться, тем более военный человек. Конечно, в данной обстановке, я думаю, это не такая проблема, … «Tengri News, Sep 15»

Ветеран Георгий Фролов: «Я не собираюсь унижаться перед …

«Я не собираюсь посещать это мероприятие и не собираюсь унижаться перед негодяями. Я — участник Великой Отечественной войны, который уже … «Саратовский Взгляд, Sep 15»

Мнение: Petrobras не станет унижаться и выстоит под нажимом …

И если компания не будет унижаться, а будет чувствовать себя уверенно на международной арене, то она вполне может отстаивать свои интересы, … «РИА Новости, Aug 15»

Валерия сравнила Юрмалу и Сочи: в Сочи лучше — не надо …

Валерия сравнила Юрмалу и Сочи: в Сочи лучше — не надо унижаться. Российская певица Валерия, включенная министром Ринкевичем в латвийские … «baltnews.lv, Aug 15»

Мехрибан Ханларова: «Я не собираюсь унижаться перед …

Я не собираюсь унижаться перед присутствующими участниками и просить у них поддержки. Прошу только зрителей, если они хотят меня видеть в … «Vesti, May 15»

Facebook-битва. Москва против Киева

Поэтому теперь нужно не просить, унижаться или сетовать на судьбу, а просто купить акции Facebook и получить относительное влияние на политику … «Новое Время, May 15»

Леонид Ивашов: «На параде Победы Меркель должна была …

России не надо было унижаться и приглашать в Москву на 9 Мая лидеров западного мира — не они ковали Победу, 70-летие которой мы сейчас … «БИЗНЕС Online. Татарстан, May 15»

Красноярский солдат исчез из военной части в Орле

Светлана Гладкова, мама Евгения: «Он говорил: мама, не знаю, смогу ли я здесь дослужить вообще. Унижаться ни перед кем я не буду! Я буду лучше … «Прима, Apr 15»

Сергей Пархоменко рассказал, как приходится унижаться

Сергей Пархоменко рассказал, как приходится унижаться ветеранам, чтобы попасть на парад … Хватит, говорит, и одного унижения на одну победу. «Город-812, Apr 15»

Я унижаться не умею… / Стиль жизни / Независимая газета

Здесь в третий раз арестовали поэта Ярослава Смелякова.
Фото автора

Плутая по старой Москве, то и дело натыкаешься на тот или иной дом, несущий в себе отголоски былого, давно отставшего времени. И сколько бы путеводителей ни брал я в руки, не найти в них того, о чем иногда хочется прочитать.

В неказистом старом доме № 38/1, что притулился на перекрестье Арбата и Спасопесковского переулка, 60 лет назад происходили драматические события. Теплым августовским вечером 1951 года в гости к поэту Ярославу Смелякову пришли его молодые коллеги Константин Ваншенкин и Евгений Винокуров.

Однокомнатная квартирка Смелякова была такой маленькой, что кухня в ней не помещалась. Газовая плитка, и та стояла в коридоре, на ней и готовила жена поэта, Евдокия Васильевна (известная в писательских и иных кругах как Дуся).

Просидели долго, читая стихи, уговорили три бутылки. Когда их не хватило, раскупорили стоящую на окне бутыль-четверть со смородинной наливкой. Как вспоминает Ваншенкин, Смеляков «был словно чем-то озабочен, расстроен, но пытался отвлечься, попросил нас почитать стихи┘ Время от времени подходил к распахнутому окну и вглядывался в темноту». Что он мог там увидеть, разве что силуэт храма Спаса на Песках, который угодил на поленовский «Московский дворик»?

Смеляков попросил Винокурова: «Посмотрите, там, напротив, никого нет на крыше?» Винокуров высунулся из окна, а Смеляков сказал ему: «Только не блевать!» Винокуров обиделся – его ведь даже не тошнило, а из окна он никого не увидел.

Ваншенкин и Винокуров покинули дом в Спасопесковском уже затемно. А потом в квартиру Смеляковых пришли незваные гости, и в карманах у них была не водка, а ордера на арест и обыск. Хозяина квартиры они забрали с собой.

Было ли это неожиданностью для Смелякова? Похоже, что нет. Незадолго до ареста Смеляков сказал жене: «Скоро меня посадят». Причиной плохого предчувствия послужила несдержанность Смелякова. Однажды, будучи в подпитии, он подсел к двум малоизвестным поэтам, один из которых прочитал Смелякову свои стихи о Сталине. А Смеляков возьми и ляпни: «Почему у тебя о Сталине плохие стихи, а о Ленине хорошие?» Этого было достаточно, чтобы два поэта-собутыльника написали на Смелякова донос. Почему сразу оба? Дело в том, что если бы один из них промолчал, то из свидетеля сразу бы превратился в обвиняемого за то, что не донес.

В то время хорошей привычкой было хранить в доме чемоданчик со сменой белья и тем, что может понадобиться, когда такой вот глубокой ночью настойчиво позвонят в дверь. Но дело было даже не в чемоданчике. Смелякова взяли в третий раз. И уже в последний. Ведь срок ему дали на всю катушку – четвертак (двадцать пять лет), после чего уже не возвращаются.

О чем думал Смеляков, вновь оказавшись пассажиром черного воронка? Вспоминал ли, как приехал в Москву, где в 1932 году вышла его первая книга «Работа и любовь»? Интересно, что он сам же ее и набирал в типографии, где работал тогда. Комсомольский поэт Смеляков воспевал новую Москву, нарекая ее «городом весенним, звонкотрубым, на пороге солнечных времен». А по улицам Москвы ходили герои его стихотворений: и «хорошая девочка Лида», и «Любка Фейгельман», и те, к кому он обращался в самом известном своем стихотворении:

Если я заболею,
к врачам обращаться не стану.
Обращусь я к друзьям┘

Было у него два закадычных друга-поэта: Павел Васильев и Борис Корнилов. Сгинули они в мясорубке сталинских репрессий. А Смелякову повезло – он выжил, правда, лучшие годы своей жизни провел за колючей проволокой. Первый раз взяли его в 1934 году; узнав об убийстве Кирова, он неосмотрительно заметил: «Теперь пойдут аресты, пострадает много невинных людей» (Евгений Евтушенко называет иную причину: «Смеляков публично справил малую нужду на портрет Сталина»). Выпустили поэта в 1937 году, когда многие шли в обратном направлении.

После освобождения он пришел к функционеру Союза писателей Ставскому. Тот приободрил Смелякова, сказал, что поможет устроиться в заводскую газету, а еще поделился злободневной проблемой: нужно вот срочно посадить Васильева и Корнилова, чем он сейчас и занимается. Как вспоминал Смеляков, услыхав это, он сидел «ни жив, ни мертв».

Он продолжал писать, но времени до новых тяжелых испытаний оставалось немного. В 1941 году Смеляков ушел на фронт, а вскоре попал в плен, причем в финский. Интересно, что в изданном в 1943 году сборнике стихов, собравшем произведения лучших, по мнению цензуры, на тот момент советских поэтов, помимо стихов Ахматовой и Пастернака есть и стихи Смелякова.

Возвратившись из плена, Смеляков опять угодил в лагерь, где его несколько лет «фильтровали». Вместе с ним сидел и брат Александра Твардовского, Иван. После лагеря Смелякову въезд в Москву был заказан. Работал он в многотиражке на подмосковной угольной шахте. В Москву ездил украдкой, ни в коем случае не ночевал.

Но благодаря Константину Симонову, замолвившему слово за Смелякова, ему удалось вновь воскреснуть. Вскоре его уже печатал «Новый мир», а в 1948 году вышла книга «Кремлевские ели». Он писал правильные стихи. В переполненных патетикой стихотворениях «Наш герб» и «Мое поколение» нет и намека на пережитые автором горести. Все как будто бы шло хорошо. Смеляков активно работал, зарабатывал в основном переводами национальных поэтов. Его часто можно было встретить в ресторане ЦДЛ… Но все опять сорвалось в тот злополучный августовский вечер 1951 года.

На следующее утро, зайдя в «Литературную газету» к Семену Гудзенко, Константин Ваншенкин узнал от него, что «ночью взяли Ярослава». Опытные люди пояснили, почему Смелякова взяли только после ухода Ваншенкина и Винокурова – с ними пришлось бы возиться, вносить в протокол.

А Смеляков вскоре оказался «в казенной шапке, в лагерном бушлате, полученном в интинской стороне, без пуговиц, но с черною печатью, поставленной чекистом на спине». Эти строки были написаны им в 1953 году, в заполярной Инте, печально прославившейся своими лагерями. Упоминаемая черная печать – это лагерный номер Смелякова: Л-222.

Смеляков сидел вместе с будущими сценаристами Дунским и Фридом (их «преступления» тоже связаны с Арбатом – они якобы хотели покуситься на жизнь товарища Сталина, проезжавшего здесь; правда, их окна выходили в переулок, но следователей это не смутило). В их памяти Смеляков «остался тонким, тактичным и, даже больше того, нежным человеком». В лагерной многотиражке «Уголь стране» он вел своеобразный семинар поэзии для заключенных. Просидел Смеляков до 1955 года, возвратившись домой по амнистии (еще не реабилитированный), в огромном потоке освобожденных из тюрем людей: «До Двадцатого до съезда жили мы по простоте безо всякого отъезда в дальнем городе Инте┘»

Смеляков вернулся в уже пустую квартиру (жена Дуся заочно развелась с ним, выйдя замуж за жокея московского ипподрома Бондаревского). Зато к нему вновь пришли Ваншенкин с Винокуровым, и Ярослав Васильевич стал вспоминать тот августовский вечер 1951 года «с необыкновенной точностью, с хмурой веселостью, с какой-то мрачной наивностью».

Больше Смелякова не сажали. Он много писал, печатался, «и стал теперь в президиумы вхож». Как запоздалый жидкий дождичек, что без пользы льется на раскаленную солнцем землю, посыпались на Смелякова ордена и прочие государственные отметины. За сборник «День России» (1967) ему дали Госпремию СССР.

Умер Смеляков еще нестарым человеком, месяц не дожив до шестидесятилетия. Не прибавила здоровья Ярославу Васильевичу ни новая жена, ни новая квартира на Ломоносовском проспекте, ни бывшая фадеевская дача, на которой он жил в Переделкине. А наиболее пронзительные стихи увидели свет уже после его смерти, в перестройку. И среди них выделяется одно – о его первом следователе:

В какой обители московской,
в довольстве сытом иль нужде
сейчас живешь ты, мой Павловский,
мой крестный из НКВД?

Я унижаться не умею
и глаз от глаз не отведу,
зайди по-дружески, скорее.
Зайди. А то я сам приду.

Кажется, что все круги ада прошел этот человек: война, плен, лагеря, но не утратил человеческого достоинства. Была бы моя воля, установил бы на этом арбатском доме памятную доску с такими словами: «Здесь в третий раз арестовали поэта Ярослава Смелякова». Чтобы не забывали. И поэта, и его время.

Комментарии для элемента не найдены.

Унижаться — понятие и значение


Рассмотрим что означает понятие и значение слова унижаться .

Унижаться это — 1. Не совершенный вид
2. Ставить себя в унизительное положение.
3. Умалять свое достоинство.
4. Страд. к глагол : унижать.

Унижаться это — 1. Унижаюсь, унижаешься, несовершенный вид 1. Не совершенный вид к унизиться. 2. Страд. к унижать.

-аюсь, -аешься; несовершенный вид

1.

Не совершенный вид к унизиться.

2.

Страд. к унижать.


Часть речи


Глагол (инфинитив)

Синонимы wiki


спускаться, опускаться, пасть, падать, смиряться, льстить, подличать, подчиняться, шестерить, гнуться, лакейничать, подхалимствовать, уничижаться, падавший, падающий, спускавшийся, спускающийся, опускавшийся, опускающийся, расстилавшийся, расстилающийся, льстивший, льстящий, гнувшийся, пресмыкавшийся, пресмыкающийся, смирявшийся

См. также

… Мильтона и каждая доказывает бесполезность цензуры “Цензура бесполезна , цензура вредна , цензура унижает человеческое достоинство ” Вот основная мысль “Ареопагитики ” Мильтон приводит массу толкований … (История журналистики)

… пищи , сна ; применять физические наказания ; а также резкие отрицатель ­ные оценки , унижающие достоинство ребенка Принципы отбора методов нравственного воспитания заключаются в следующем : соответствие … (Педагогика и дидактика)

… требований : оно должно быть справедливым , тщательно продуманным и ни в коем случае не должно унижать достоинство ученика ; нельзя торопиться наказывать до тех пор , пока нет полной уверенности … (Теория воспитания. Организация и методика воспитательной работы)

… и валюты у иностранцев ФАРЦОВЩИЦА — помощница вора ФАРШМАН — мясник ФАРШМАЧИТЬ , ФАРШМАНИТЬ -оскорблять , унижать достоинство человека ФАРЫ — I) глаза ; очки ФАРЫ ЗАЛИТЬ — напиться допьяна ФАРЫ … … условия ; предупреждение ФОРЕЛЬ — психически ненормальный человек ФОРИНТЫ — деньги ФОРМАЧИТЬ — позорить , унижать человека ФОРС — большая скорость ; деньги ФОРС , ФОРЦЫ — деньги ФОРСУНКА — нос … (Криминальная психология)

… метода наказания эффективно лишь в том случае, если ребенок понимает , что совершил плохой поступок ; если наказание не унижает ребенка и не причиняет ему физической боли ; если наказание применяется нечасто и не … (Коррекционная педагогика и логопедагогика)

… ЩЕЛКНУТЬ — убить ЩЕЛКУНЧИК — молодой танцовщик -гомосексуалист ЩЕЛЬ — яма ЩЕМИТЬ — притеснять ; унижать кого -либо ; обнимать женщину ЩЕННАЯ СУКА — женщина -инспектор по делам несовершеннолетних … (Криминальная психология)



Определение слова «Унижение» от Merriam-Webster

ху · мил · я · ел | \ hyü-ˈmi-lē-ˌāt , yü- \

переходный глагол

: , чтобы низвести (кого-то) до более низкого положения в собственных глазах или глазах других : , чтобы заставить (кого-то) стыдиться или смущать : унижать надеялся, что они не будут унижать себя в следующей игре, обвинил ее в унижении его публично чувствовал себя таким униженным

Психология унижения | Психология сегодня

[Статья изменена 2 мая 2020 г.]

Источник: Pixabay

Смущение, стыд, вина и унижение — все это подразумевает существование систем ценностей. В то время как стыд и вина — это в первую очередь результат самооценки, смущение и унижение — это в первую очередь результат оценки одним или несколькими другими людьми, даже если только в мыслях или воображении.

Одним из важнейших аспектов, в котором унижение отличается от смущения, является то, что, в то время как мы сами себя стесняем, унижение — это то, что навлекают на нас другие.

Томми признается своему учителю, что не сделал уроки. Ему неловко. Учитель раскрывает это всему классу. Теперь он испытывает еще большее смущение. Учитель заставляет его сидеть лицом в угол, вызывая смех одноклассников. На этот раз он чувствует унижение.

Если бы учитель незаметно поставил Томми оценку «F», он бы почувствовал себя не униженным, а оскорбленным. Оскорбление в первую очередь когнитивное, связанное с противоречием верований и ценностей, тогда как унижение гораздо более интуитивно и экзистенциально.

Латинский корень «унижение» — «гумус», что означает «земля» или «грязь». Унижение предполагает унижение чести и достоинства и, как следствие, потерю статуса и положения. Все мы делаем определенные заявления о статусе, какими бы скромными они ни были, например, «Я компетентный врач», «Я счастливо замужем за матерью» или даже «Я человек». Когда мы просто смущены, наши требования о статусе не подрываются, а если и есть, то их легко вернуть. Но когда нас унижают, наши требования о статусе не могут быть так легко восстановлены, потому что в этом случае под сомнение ставится само наше право заявлять о статусе.Люди, которые находятся в процессе унижения, обычно остаются ошеломленными и лишенными дара речи, и более того, безмолвными. Критикуя людей, особенно людей с низкой самооценкой, мы должны проявлять осторожность, чтобы не атаковать их авторитет, чтобы заявить о своем статусе.

Короче говоря, унижение — это публичный отказ от претензий на статус. Их личная неудача сводится не к унижению, а к болезненной самореализации. Потенциально унизительные эпизоды следует хранить как можно более конфиденциально.Отклонение из-за тайного любовного интереса может сокрушить, но это не унизительно. Напротив, быть обманутым супругом и стать достоянием общественности очень унизительно.

Обратите внимание, что унижение не обязательно должно сопровождаться стыдом. Иисус, возможно, был распят и тем самым унижен, но он определенно не чувствовал стыда. Сильно защищенные люди, уверенные в своей правоте, редко стыдятся своего унижения.

По сей день унижение остается распространенной формой наказания, злоупотреблений и угнетения.И наоборот, страх унижения является сильным сдерживающим фактором против преступности, и история изобрела множество форм унизительных наказаний толпы. Последнее зарегистрированное использование позорного столба в Англии датируется 1830 годом, а инвентарь — 1872 годом. Позорные столбы и приклады обездвиживали жертв в неудобном и унизительном положении, в то время как люди собирались, чтобы насмехаться над ними и мучить их. Смолка и оперение, использовавшиеся в феодальной Европе и ее колониях в период раннего Нового времени, предполагали покрытие жертв горячей смолой и перьями, прежде чем выставлять их напоказ на тележке или деревянных перилах.

Ритуальное унижение в традиционных обществах может служить укреплению определенного социального порядка или, как в случае с ритуалами дедовщины, подчеркивать приоритет группы над ее отдельными членами. Во многих племенных обществах используются сложные обряды инициации, призванные нейтрализовать угрозу мужской геронтократии со стороны здоровых и плодовитых молодых людей. Эти обряды иногда включают болезненное и кровавое обрезание, что, конечно же, является символом кастрации.

В иерархических обществах элиты идут на многое, чтобы защитить и поддержать свою репутацию и положение, в то время как низшие слои подчиняются предписанной степени унижения.По мере того, как общество становится более эгалитарным, такое институциональное унижение вызывает все большее возмущение и сопротивление, что может вызвать вспышки насилия и даже настоящую революцию.

Поскольку элиты живут своей гордостью и олицетворяют свой народ и культуру, их унижение может быть особенно острым и символическим. В начале 260 г., потерпев поражение в битве при Эдессе, римский император Валериан устроил встречу с Шапуром I Великим, шаханшахом («царем царей») империи Сасанидов.Шапур нарушил перемирие и схватил Валериана, удерживая его в плену до конца жизни. По некоторым данным, Шапур использовал Валериана как подножку для ног, садясь на лошадь. После того, как Валериан предложил Шапуру огромный выкуп за его освобождение, с него содрали кожу живьем или, по другим данным, заставили проглотить расплавленное золото. Затем с его трупа сняли шкуру, а шкуру набили соломой и выставили в качестве трофея.

Унижение не обязательно должно включать акт агрессии или принуждения. Людей легко унизить с помощью более пассивных средств, таких как игнорирование или игнорирование, принятие как должное или отказ в определенных правах или привилегиях.Они также могут быть унижены, будучи отвергнутыми, брошенными, оскорбленными, преданными или использованными как средство для достижения цели.

Смущение Essential Reads

Иммануил Кант классно утверждал, что в силу своей свободной воли люди являются не средством для достижения цели, а самоцелью, с моральным измерением, которое наделяет их достоинством и правом на этическое обращение. Унизить людей, то есть обращаться с ними как с чем-то меньшим, чем самоцель, значит лишить их самой человечности.

Унижение может случиться с кем угодно и когда угодно. Крис Хьюн, государственный секретарь Великобритании по вопросам энергетики и изменения климата с 2010 по 2012 год, долгое время считался потенциальным лидером Либерально-демократической партии. Но в феврале 2012 года ему было предъявлено обвинение в извращении отправления правосудия из-за штрафа за превышение скорости 2003 года. Его бывшая жена, жаждущая отомстить за роман, положивший конец их браку, утверждала, что он вынудил ее принять штрафные баллы от его имени. Хьюне ушел из кабинета министров, отрицая обвинение.Когда в феврале 2013 года начался судебный процесс, он неожиданно изменил свое заявление о признании вины, ушел с должности члена парламента и покинул Тайный совет. К концу этой печальной саги он сменил место в Кабинете министров на матрас в тюремной камере.

Каждый поворот и поворот падения г-на Хьюна фиксировался в средствах массовой информации, которые доходили до публикации очень личных текстовых сообщений между ним и его тогдашним 18-летним сыном, в которых обнажались их непростые отношения. В видеообращении к предвыборной кампании Либерально-демократической партии 2007 года Хьюн заявил: «Отношения, в том числе семейные, на самом деле являются наиболее важными вещами в том, чтобы делать людей счастливыми и удовлетворенными.»Его унижение не могло быть более полным.

Когда нас унижают, мы почти чувствуем, как у нас сжимается сердце. В течение многих месяцев, а иногда и лет мы можем быть озабочены или одержимы своим унижением и его реальными или воображаемыми виновниками. Мы можем реагировать, среди прочего, гневом, фантазиями о мести, садизмом, правонарушением или терроризмом. Мы также можем усвоить травму, ведущую к страху и тревоге, воспоминаниям, кошмарам, бессоннице, подозрительности и паранойе, социальной изоляции, апатии, депрессии и суицидальным идеям.

Как я утверждаю в своей новой книге Небеса и ад: Психология эмоций , суровое унижение — это судьба даже хуже смерти, поскольку оно разрушает наше положение, а также нашу жизнь, тогда как смерть просто разрушает нашу жизнь. Заключенные, подвергшиеся жестокому унижению, обычно подвергаются суициду.

Унижение по своей природе подрывает способность жертв защищаться от агрессора или агрессоров. В любом случае гнев, насилие и месть — это неэффективные ответы на унижение, потому что они ничего не делают, чтобы обратить вспять или исправить нанесенный ущерб.

Жертвы унижения должны найти в себе силы и чувство собственного достоинства, чтобы смириться со своим унижением или, если это окажется слишком трудным, отказаться от своей жизни в надежде начать все сначала.

Я замечаю, что в этой статье я подсознательно называл субъектов унижения «жертвами». Это говорит о том, что унижение редко бывает соразмерным или оправданным ответом.

Как вы думаете?

См. Мою статью о смущении, стыде и вине здесь.

Унизительных цитат (11 цитат)

«Райлан!» — визжит Мелани, достаточно пронзительно, чтобы разбить стекло. «Мне очень жаль, что я не разговаривала с тобой всю ночь. Быть хозяйкой — тяжелый труд ». Она драматично вытирает воображаемый пот со лба.« В любом случае, у меня наконец-то появилось свободное время. Так почему бы нам не пойти потанцевать, хм? »
Сильно схватив меня за талию, на мой вкус, она пытается затащить меня обратно в дом. Я стою сильным, дергая Мелани, когда я не двигаюсь.
«Нет, спасибо, Мелани». Моя свободная рука сжимает талию Айви. «Я уже танцую с кем-то».
Взгляд Мелани мелькает на Айви, и на мгновение презрение искажает ее широкую ухмылку. Но все прошло в одно мгновение, когда Мелани растягивает фальшивую улыбку до такой степени, что показывает десны, и спрашивает сквозь стиснутые зубы: «Привет. Как тебя зовут?»
Айви может сказать, что с девушкой перед ней что-то не так, но она все равно вежливо приветствует ее. «Привет. Меня зовут Айви. Как поживаешь?»
Мелани полностью игнорирует вопрос и возвращается ко мне.«Ты никогда не говорил мне, что пригласил кого-то еще, Райлан». Улыбка Мелани становится резкой. «Мне очень жаль, но, если я не дам согласия, никого из школы не приглашают». Она смотрит на Айви. «Мне придется попросить вас уйти».
Айви наклоняет голову, сбитая с толку внезапной враждебностью. «Хочешь, чтобы я пошел?»
Мелани закатывает глаза. «Ага. Я только что это сказал».
Айви смотрит себе под ноги, пристыженная и, без сомнения, виноватая не по той причине. Она кивает. «Хорошо.»
Она начинает уходить, но я хватаю ее за запястье и прижимаю к себе.Я смотрю на Мелани. «Что, если я не хочу, чтобы она уходила?» Я рычу.
«Ага, Мелани!»
К моему облегчению, я вижу, как Эйдан и Надя пробираются сквозь толпу. Ни один из них не выглядит очень счастливым; Надя в ярости. Несмотря на всю историю «Айви, которая мне нравится», она все еще рядом со мной.
«Не говори людям, что они не могут быть здесь», — рычит Надя, ее глаза опасно сверкают. «Кто умер и заставил вас думать, что вы можете управлять всеми вокруг?»
«В прошлый раз, когда я проверяла, это моя вечеринка, и поэтому я выбираю, кого пригласить или нет», — объявляет Мелани с явной резкостью в голосе.
«Это не оправдание! Единственная причина, по которой вы хотите, чтобы она ушла, — это сделать Райлана своей новой игрушкой для мальчика, чего он не хочет!»
«О, как ты его так хорошо знаешь?»
«Я его лучший друг, сука!»
« Простите, меня !?»
«ДОСТАТОЧНО!»
Одним словом я положил конец спору и снова обратил на себя внимание.
«Надя права», — заявляю я, сердито глядя на Мелани. «Надя всегда была права. Ты знаешь одну из причин, по которой я пришла, кроме того, чтобы показать Айви, как хорошо провести время? Это было для того, чтобы ты оставила меня в покое, хорошо? Я.Не надо. Как. Ты. Так что оставьте меня в покое! »
Это было похоже на то, как будто я объявил, что пукнул. Все начали недоверчиво шептать. Никто никогда не отказывался от ухаживаний Мелани Суит — до сих пор. Это превращается для них в первую ночь.
Мелани, очевидно, нет. не привыкла к этому, поскольку ее лицо краснеет, как помидор, ее красиво ухоженные руки сжимаются в кулаки, а ее обычно ангельское лицо превращается в полномасштабное рычание.
Как мило. »
— Коллин Бойд, Болотный ангел

Гоночная тренировка Байдена для федеральных служащих разработана, чтобы унизить белых

Если вы белый и работаете на федеральное правительство, будьте готовы к тому, что вас заклеймят расистом, независимо от того, насколько вы справедливы, насколько дальтоник ваше мировоззрение.В пятницу президент Джо Байден приказал всем федеральным агентствам активизировать обучение на рабочем месте по вопросам «системного и институционального расизма» и «скрытых и неосознанных предубеждений».

Это модные словечки для новой расовой идеологии, охватившей страну. Он считает, что все белые настроены против меньшинств, и что американская нация в целом была безнадежно расистской с самого начала и остается таковой по сей день. Это категорически , а не обучение разнообразию . Речь идет о том, чтобы представить одну группу — белых — «угнетателями» и унизить их.

Предположим, вы работаете в офисе с людьми разных рас, и все они прекрасно ладят как одна команда. Затем кураторы подвергают вас и ваших коллег обязательному обучению критической теории расы. Белых будут высмеивать как расистов, и если они попытаются это отрицать, инструкторы скажут им, что сами их отрицания являются доказательством бессознательной предвзятости и «хрупкости белых». Понятно, что чернокожие сотрудники задаются вопросом, могут ли они вообще доверять белым коллегам.

Теория критических рас — это крушение поезда для морального духа на рабочем месте.

Ожидайте лавину судебных исков, бросающих вызов усилиям Байдена по насыщению федеральных рабочих мест этой раскольнической доктриной. Закон о гражданских правах 1964 года запрещает работодателям участвовать в расовой дискриминации и точка. «Токсичная рабочая среда» — это недопустимо. Федеральные правила определяют это как разрешение «насмешек, издевательств, оскорблений или унижений» на основании расы и других защищаемых характеристик.

Именно это и происходит на этих тренировках. Никто не должен мириться с тем, что его называют расистом как условие приема на работу.

Или как условие службы в армии. С начала 1950-х годов никакое другое учреждение в американском обществе не проявляло большей дальтонизма, чем вооруженные силы США. В Корее, Вьетнаме и на Ближнем Востоке черно-белые пехотинцы бок о бок сражались в окопах, доверяя друг другу свои жизни.

Но в среду главный военный, председатель Объединенного комитета начальников штабов Марк Милли, защищал преподавание критической теории рас в Вест-Пойнте и передачу критических текстов теории расы войскам.Что могло бы быть результатом, кроме недоверия, основанного исключительно на цвете кожи?

Принуждение сотрудников терпеть лекции о «своих расовых предках или об их индивидуальных нынешних привилегиях белых противоречит обязанности работодателя избегать создания враждебной рабочей среды», — предупреждает профессор Университета Мэриленда в округе Балтимор Джордж Р. Ла Ноуэ.

Байден уже тонет в судебных исках против своей другой политики расовой дискриминации. Федеральные судьи приостановили его программу списания долгов черным фермерам, потому что она специально исключает белых фермеров.Федеральные суды также приостановили выдачу субсидий владельцам ресторанов, пострадавшим от пандемии, потому что большинству белых рестораторов-мужчин сказали, что они должны перейти на задний план, позади меньшинств и женщин. Команда Байдена, кажется, забывает, что дискриминация является нарушением закона, даже если это дискриминация, прикрытая ядовитыми академическими теориями.

Одно дело — продвигать ценности разнообразия и инклюзивности. Нам нужно проявлять взаимное уважение и работать вместе. В федеральной рабочей силе цветные люди составляют почти половину должностей начального уровня, но только одну треть руководящих должностей.Можно сделать больше, чтобы помочь меньшинствам добиться успеха. Но не унижением белых.

Защищая присвоение текстов критической расовой теории, генерал Милли сказал Конгрессу, что важно, чтобы военнослужащие были широко прочитаны. «Я читал Карла Маркса, я читал Ленина, и это не делает меня коммунистом», — сказал Милли.

Но он вводит в заблуждение. Теорию критических рас не преподают как одну из многих обсуждаемых идей. Это преподносится как догма. Активист Робин ДиАнджело говорит, что даже молчание во время обсуждения расизма делает вас расистом.

Идея состоит не в том, чтобы способствовать дебатам. Только для внушения и принуждения к уступкам.

В четверг сенатор Тед Круз внес на рассмотрение законопроект, запрещающий финансирование программы Байдена по идеологической обработке на рабочем месте. «Федеральное правительство не имеет права навязывать американцам политическую повестку дня. . . и разделить нас по расовому признаку ». Конституция США соглашается.

Бетси МакКоги — бывший вице-губернатор Нью-Йорка.

Почему мы упиваемся унижением других: NPR

Практически все боятся публично опозориться.Тем не менее, многие люди испытывают кайф от того, что видят униженных других. iStockphoto.com скрыть подпись

переключить подпись iStockphoto.com

Практически все боятся публично опозориться. Тем не менее, многие люди испытывают кайф от того, что видят униженных других.

iStockphoto.com

В каждом офисе, в каждой семье и в каждом районе есть сплетни — кто-то, кто с готовностью поделится шепотом о проступках соседа или глупостях коллеги.

И хотя большинство из нас боятся сами стать предметом неловкой истории, мы также испытываем чувство вины, слушая эти истории, даже если нам стыдно в этом признаться.

В своей книге « Унижение » автор Уэйн Кестенбаум разбирает многие грани унижения через литературу и исторические ссылки… и личный опыт.

«Я прожил в унижении всю свою жизнь, как и все люди, — говорит Кестенбаум Тони Коксу из NPR.

В детстве многие из этих переживаний были связаны с религией Кестенбаума.

«Я вырос в районе … без большого количества евреев», — говорит он. «В детстве у меня не было друзей-евреев. Я чувствовал себя униженным, будучи евреем … униженным из-за такой странной фамилии».

Унижение

, Уэйн Кестенбаум

Мальчиком мысль об участии в бар-мицве вызывала у Кёстенбаума страх.Наблюдая за церемонией своего старшего брата, он понял, что не может вынести мысли об участии в таком публичном ритуале, который так подчеркивал его религиозную принадлежность.

Кестенбаум говорит, что, наблюдая, как его брат «говорит на чужом языке и носит странную одежду … он казался посторонним. Он казался ненормальным».

«Я не думаю, что мой ответ был нормальным, — добавляет он, — но тем не менее … я не хотел выступать перед прихожанами, жестикулировать и делать такие вещи… Я хотел отказаться от этих зрелищ нормативного поведения ».

Чувство унижения когда-то ограничивалось относительно небольшим кругом людей, которые действительно были свидетелями неловкого момента, но сегодня Интернет и реалити-шоу расширили этот опыт, — говорит социолог CJ Паско, изучающий унижение среди мальчиков-подростков.

«Мы видим, как люди теряют контроль над своей идентичностью, когда кто-то снимает на видео бестактность и публикует ее в Интернете», — говорит Паско Коксу.«Эти унизительные ритуалы видят тысячи и тысячи людей».

Но если большинство людей унижены при мысли о личном унижении, почему они также так взволнованы, наблюдая, как другие смущают себя?

«Мы живем в обществе, которое ценит власть», — говорит Паско. «Наблюдение за унижением кого-то другого дает нам ощущение личной власти. Потому что мы не тот человек; мы не те, кого унижают».

Хорошая новость, говорит Кёстенбаум, заключается в том, что наше унижение часто исчезает со временем:

«Множество детских унижений, которые мы считаем худшими, — когда мы взрослые, можно оглянуться на эти унизительные события и сказать: ‘Вы знаете … это было не так уж и плохо. Все не смеялись надо мной; был только один человек.

«Если вы просыпаетесь от пережитого опыта и все еще живы и не испорчены и не травмированы до невозможности, останется немного остатков …», — говорит он. «Думаю, из этого клочка можно восстановить себя».

Но хотя человек может в конечном итоге пережить унизительный опыт, мы все должны попытаться сдержать побуждение поносить других — особенно в контексте социальных сетей, где пользователи могут оставлять комментарии анонимно.

«Мы знаем, что анонимность … позволяет людям быть намного более злыми», — говорит Паско. «Нам нужно подумать о том, как власть используется … и приобретается в нашей современной культуре».

границ | Когда унижение более интенсивно? Роль смеха аудитории и угроз самому себе

Введение

Я упал в грязь. Пицца упала на меня. Диетическая пепси опрокинулась и потекла по всему моему платью. Стол упал на пепси, а на пиццу на меня.Салфетка отлетела. ВСЕ СМОТРИЛИ НА МЕНЯ.

[…] Я уверен, что никто другой в этом пыльном пресс-паддоке не помнит, как упал какой-то рандо [м] толстый цыпленок. […] Но Я НИКОГДА, НИКОГДА НЕ ЗАБУДУ ЭТОГО. В этом суть унижения — оно остается с тобой. Он становится частью вас. Потому что это не внешняя эмоция, как гнев, а внутренняя. Это потеря вашего образа самого себя, который вы так отчаянно пытаетесь контролировать и проецировать. Он срывает занавеску. Это подрывает то, кем вы себя считаете как личность, и это пугает (West, 2014).

Унижение кажется более «темным» и более распространенным эмоциональным переживанием, чем многие другие эмоции. Приведенная выше цитата иллюстрирует интенсивный и болезненный характер унижения. Эта интенсивность, например, отражается в тенденции к унизительному опыту, который остается живым в сознании жертв, независимо от количества прошедшего времени (Klein, 1991). В соответствии с этим, некоторые недавние эмпирические данные о нейронной обработке эмоций показали, что унижение — это очень сильная эмоция, в большей степени, чем связанные с ним отрицательные эмоции, такие как стыд и гнев (Otten and Jonas, 2014).

В данной статье мы следуем определению унижения Хартлинга и Лучетты (1999, с. 264) как «глубокое дисфорическое чувство, связанное с тем, чтобы быть или воспринимать себя как несправедливо униженного, высмеиваемого или приниженного — в частности, свою личность. был унижен или обесценен ». Мы также считаем унижение уникальным сочетанием эмоций, поскольку оно ассоциируется с тенденциями стыда и избегания, а также с гневом и тенденциями нападать и мстить (например, Elison and Harter, 2007; Mann et al., 2016; Mann et al., Рукопись готовится).

Наше основное внимание в настоящих исследованиях уделяется объяснению того, почему опыт унижения часто считается таким сильным. В частности, мы исследуем две возможные причины. Первый — уничижительное, публичное разоблачение. Это особенно характерно для смеющейся аудитории, потому что смех в негативной ситуации обычно воспринимается как унизительный и усиливает угрозу личности. Вторая причина интенсивности унижения может быть найдена в конкретной цели унижения, другими словами, какие аспекты личности находятся под угрозой: центральные, стабильные и уникальные элементы vs.менее центральные, изменчивые и зависящие от ситуации элементы личности. Угроза центральным элементам «я», вероятно, будет связана с более сильным чувством унижения, чем угроза менее центральным элементам «я». Мы изучаем эти два фактора в двух сценарных исследованиях, в которых мы манипулировали реакцией аудитории во время воображаемого унизительного эпизода (Исследование 1) и исследовали несколько унизительных ситуаций, которые различаются по степени, в которой они нацелены на центральные или менее центральные аспекты жизни. себя (Исследование 2).

Унижение и негативное публичное разоблачение

Возможно, неудивительно, что унижение — особенно при частом его переживании — было связано с множеством психологических, социальных и социальных проблем, а также с клиническими расстройствами, такими как низкая самооценка, депрессия, общее тревожное расстройство, суицидальные намерения, убийства. и (домашнее) насилие (например, Klein, 1991; Gilbert, 1997; Hartling and Luchetta, 1999; Farmer and McGuffin, 2003; Kendler et al., 2003; Leary et al., 2003; Элисон и Хартер, 2007; Торрес и Бергнер, 2010; Уокер и Кнауэр, 2011; Хартер, 2012; Collazzoni et al., 2014, 2015). Одним из часто приводимых примеров разрушительного потенциала унижения является феномен расстрелов в школах, , массовое убийство и (попытка) массового убийства и ранения учащихся и учителей в школе или университете одним или несколькими студентами этого учебного заведения. Стрельба (по крайней мере частично) считается результатом частого унижения, которому подвергались эти преступники (Лири и др., 2003; Элисон и Хартер, 2007; Торрес и Бергнер, 2010; Хартер, 2012).

Но что заставляет людей чувствовать себя униженными? В общем, опыт унижения может быть результатом того, что он находится в центре негативного внимания, как это бывает, когда над ним дразнят, оскорбляют, высмеивают или унижают (Элисон и Хартер, 2007; Хартер, 2012), но это также может быть следствием того, что пренебрегают, исключают или подвергают остракизму (Hartling, 2007; Veldhuis et al., 2014). Эти акты унижения (запугивание, исключение) могут быть вызваны серьезным нарушением нормы или нарушением субъектом, а также просто тем, что они «отличаются» или оцениваются другими как неадекватные (Harter, 2012).

Унижение часто ассоциируется со стыдом (например, Lewis, 1971, 1992; Miller, 1993; Hartling and Luchetta, 1999; Lindner, 2009). В самом деле, обе эмоции негативны и касаются самого себя (Zavaleta Reyles, 2007), и обе являются результатом глобальной атрибуции; то есть сосредоточение на целостном или стержневом я, а не на конкретных аспектах личности, как в случае с чувством вины (Lewis, 1995). Кроме того, они оба вызывают желание спрятаться от других (Harter, 2012). Однако унижение и стыд отличаются тем, что стыд влечет за собой осуждение или критику себя со стороны «я» , тогда как унижение влечет за собой осуждение или критику в отношении себя со стороны другого .Это подразумевает оценку несправедливости, которая является центральным аспектом унижения (Klein, 1991; Hartling and Luchetta, 1999; Jackson, 2000; Elison and Harter, 2007; Combs et al., 2010; Torres and Bergner, 2010; Harter, 2012).

Унижение также связано с позором. Элисон и Хартер (2007) сообщают о некотором совпадении этих эмоций, но они и другие также отмечают важные различия, особенно с точки зрения восприятия враждебных намерений других (например, Элисон и Хартер, 2007; Комбс и др., 2010; Хартер, 2012). Это враждебное намерение вызывает ассоциации между унижением и гневом или даже яростью. Хотя гнев и унижение явно различаются, оценки несправедливости и предполагаемого враждебного намерения показывают сходство между унижением, гневом, агрессией и желанием мести (например, Smith et al., 2002; Elison and Harter, 2007; Combs et al. , 2010; Leidner et al., 2012; Fernández et al., 2015).

Ключевым элементом пережитой интенсивности унижения, по-видимому, является присутствие других людей, ставших свидетелями унизительного события (напр.г., Кляйн, 1991; Хартлинг и Лучетта, 1999; Элисон и Хартер, 2007). Smith et al. (2002) утверждают, что «публичное разоблачение любого вида поведения и оценочные последствия общественного контроля могут быть особенно мощным ингредиентом социально сконструированного« я »» (стр. 146). В поддержку этого аргумента есть свидетельства того, что публичное разоблачение правонарушения приводит к более сильным сообщениям о стыде, унижении и смущении, чем когда правонарушение остается частным (см. Также Combs et al., 2010; Fernández et al., 2015). Элисон и Хартер (2007) далее показали, что присутствие аудитории, демонстрирующей враждебные намерения, рассматривается как прототип унижения. Таким образом, хотя унижение можно ощутить и без присутствия публики, мы утверждаем, что наиболее типичными и сильными случаями унижения являются те, в которых присутствуют другие, демонстрирующие враждебные намерения.

Есть разные способы сообщить о враждебных намерениях. В настоящем исследовании мы фокусируемся на смехе в ответ на негативное событие. Хотя смех часто имеет явную позитивную и просоциальную функцию (см. E.г., Sauter et al., 2010; Scott et al., 2014), это также может быть сигналом отрицательных эмоций (см. Также Niedenthal et al., 2010). Например, эмоция презрения часто сопровождается улыбкой, называемой односторонним завитком губ (например, Ekman and Friesen, 1986; Wagner, 2000; Fischer and Giner-Sorolla, 2016), и может выражаться пренебрежительно и насмешливо. смех (Ruch and Proyer, 2008). Schadenfreude — наслаждение чужими несчастьями (van Dijk et al., 2006) — еще одна негативная эмоция, связанная со смехом (см. Ruch and Proyer, 2008).В таких случаях смех не является дружелюбным или поддерживающим, а скорее уничижительным и подразумевает, что мы смеемся над , а не над с кем-то из . В случае унижения мы поэтому ожидаем, что в ситуациях, когда человек сталкивается с враждебными замечаниями, смех других является явным сигналом унижения или насмешек.

Конкретная цель унижения

Второе объяснение болезненности унижения связано с целью унижения.Обычно мы не чувствуем себя униженными, когда кто-то смеется над нами из-за нашего мнения о кошках, если только кто-то не считает себя фанатичным любителем кошек. Поэтому мы проводим различие между важными и центральными частями «я», имея в виду предпочтительные черты, которые считаются стабильными и относительно неизменными, по сравнению с более податливыми и зависимыми от ситуации частями «я». Эти последние аспекты можно скорректировать и изменить, и мы утверждаем, что эти черты должны быть менее склонны к унижающим действиям.Например, в ответ на унизительный инцидент можно отрицать или понижать определенные предпочтения или отношения. Унижение было описано как «вторжение в личность» (Klein, 1991, p. 98), и поэтому мы предполагаем, что унизительный эпизод должен повлечь за собой угрозу центральным и стабильным аспектам личности.

Мы основали операционализацию центральных и стабильных аспектов личности по сравнению с более гибкими и податливыми на исследованиях ценностей людей. Ценности — это концепции или убеждения о желаемых конечных состояниях или поведении (Schwartz and Bilsky, 1990), и, таким образом, они отражают то, что важно в жизни людей.Однако некоторые ценности, «высокоприоритетные ценности» (например, Schwartz and Bilsky, 1990), более важны, чем другие, потому что они более важны для самооценки. В западной культуре автономные ценности, такие как независимость, открытость и оригинальность, считаются более определяющими и важными для личности (например, Markus and Kitayama, 1991), тогда как социально-относительные ценности, такие как уважение к традициям и семье, менее важны. и более изменчивый. В соответствии с этой идеей, мы предсказываем, что, когда унизительный акт представляет собой угрозу автономным ценностям, связанным с самими собой, люди из западных культур чувствуют себя более униженными, чем когда унизительный акт касается угрозы для социально-реляционных ценностей, связанных с самими собой.

Текущее исследование

Наш первый набор гипотез относится к роли аудитории. Мы предполагаем, что присутствие смеющейся аудитории во время унизительного эпизода усиливает чувство унижения. Кроме того, мы исследуем эффект противоположной реакции аудитории, а именно, цель унижения, которую социально поддерживает человек из аудитории, что может уменьшить унижение. Насколько нам известно, социальная поддержка экспериментально не изучалась в конкретном контексте унижения.Однако исследование издевательств в классе показало, что так называемые системы поддержки сверстников (например, Naylor and Cowie, 1999; Cowie and Hutson, 2005) — обученные молодые люди, которые предлагают дружбу и поддержку жертвам издевательств и продвигают просоциальные атмосфера в классе и вокруг него — уменьшить негативное воздействие издевательств на жертв (Cowie and Hutson, 2005). В соответствии с этим мы утверждаем, что социальная поддержка после унизительного события может помочь жертве справиться с переживанием и, таким образом, уменьшить чувство унижения.

Во-вторых, мы сосредотачиваемся на типе угрозы, которую влечет за собой унизительная ситуация, и выдвигаем гипотезу, что в нашей западной выборке это угроза стабильным аспектам личности (например, автономным ценностям), а не более податливым аспектам личности (например, социально-реляционные ценности) в унизительном эпизоде ​​повышает актуальность ситуации, что может сделать эту ситуацию более унизительной.

Наконец, основываясь на выводе Элисон и Хартер (2007) о том, что динамика унижения применима к обоим полам, у нас нет причин ожидать гендерных различий.Однако предыдущие исследования гендерных различий в субъективных эмоциях показали, что женщины чаще сообщают об эмоциях (Fischer and Evers, 2013), а одно исследование показало, что женщины чаще сообщают об унижениях, чем мужчины (Hartling and Luchetta, 1999). Кроме того, могут иметь место гендерные различия в важности определенных ценностей, связанных с самими собой (например, Schwartz and Rubel, 2005). Например, женщины могут считать социально-реляционные ценности более важными, чем мужчины. Таким образом, мы учитываем пол в наших исследованиях.

Мы сообщаем о двух исследованиях, посвященных этим идеям. В исследовании 1 мы исследуем, увеличивает ли описание публичного оскорбления в присутствии аудитории количество сообщений об унижении, когда аудитория смеется, по сравнению с тем, когда аудитория не отвечает (гипотеза 1). Мы также ожидаем, что включение социальной поддержки со стороны свидетеля эпизода в такое описание уменьшает количество сообщений об унижении (Гипотеза 2). В исследовании 2 мы исследуем, сильнее ли унижение, когда под угрозой находятся центральные и стабильные аспекты личности, чем когда под угрозой находятся менее центральные и изменчивые аспекты личности (гипотеза 3).Мы также стремились воспроизвести потенциальное влияние смеха аудитории на унижение, о котором сообщают. Мы подтверждаем, что сообщаем обо всех исключенных данных, всех измерениях и всех манипуляциях в двух исследованиях.

Исследование 1

В исследовании 1 мы манипулировали реакцией аудитории во время гипотетического унизительного эпизода. Мы построили сценарий, описывающий человека, которого обвиняют в том, что он не может выразить свое честное и открытое мнение. Это происходит в присутствии других (аудитории), которые либо смеются после оскорбления, либо не реагируют.Участникам было предложено представить себя главными героями рассказа и указать ожидаемую эмоциональную реакцию. Мы предсказали, что сообщений об унижении будет больше, когда аудитория смеется над главным героем, чем когда такой реакции нет (Гипотеза 1). Мы также ожидали, что поддержка, предложенная после этого эпизода, снизит интенсивность унижения, о которой сообщают (Гипотеза 2).

Метод

Участники и процедура

Всего в исследовании приняли участие 160 человек.Данные были собраны в режиме онлайн путем отправки по списку рассылки студентов англоязычного международного университета в Германии. Кроме того, мы собрали данные (бумагу и карандаш) в Амстердамском университете и вокруг него, а также с помощью метода снежного кома в Соединенном Королевстве.

Поскольку данное исследование не было сосредоточено на проверке культурных различий в этих ситуациях, мы нацелены на культурно однородную группу людей из Западной Европы. Однако 28 иностранных студентов немецкого университета родились и выросли в незападных, коллективистских странах (т.е., Африка, Латинская Америка и Азия). По этическим соображениям мы не исключали студентов по национальности, а анализировали только результаты участников из западных стран. Важно отметить, что когда мы включили данные незападных участников, мы обнаружили те же закономерности значимых результатов. Данные еще 17 участников были исключены по другим причинам. Таким образом, осталось 115 участников (72 женщины, 42 мужчины, 1 пол отсутствует). Их средний возраст составлял 27,34 года ( SD, = 10,81, диапазон: 14–64).

Участники прочитали сценарий и заполнили анкету «Эмоции в повседневной жизни». В зависимости от страны происхождения была представлена ​​голландская или английская версия (процедуры перевода см. Ниже).

Дизайн и сценарий

Сценарий и вопросы были сначала написаны на голландском языке, а затем переведены исследователями на английский. Эти переводы были проверены и при необходимости исправлены носителем языка. Мы использовали 2 (Ответ аудитории: нет ответа vs.Смех) × 2 (социальная поддержка: нет поддержки против поддержки) между участниками с гендерной зависимостью. Участников случайным образом распределили по одному из четырех условий. При всех условиях первая часть сценария состояла из следующего текста:

Вы участвуете в дискуссии о политике, принимая людей с разным жизненным опытом. В какой-то момент дискуссия превращается для некоторых людей в деликатную тему. Ведущий дискуссии знает, что вы много знаете об этом предмете, и задает вам вопрос по этому поводу.Когда вы немного сомневаетесь, чтобы ответить на его вопрос, человек, который сидит рядом с вами, насмешливо говорит: «Если вы даже не можете выразить честное и открытое мнение, то что вы здесь делаете?»

Впоследствии в условии «Смех» к тексту было добавлено предложение: «Некоторые из участников начинают смеяться». Мы использовали слово «смех», потому что это нейтральное описание демонстрации, которое можно интерпретировать как положительно (принадлежность), так и отрицательно (насмешка).Если «смех» усилит чувство унижения, о котором сообщают, это будет консервативным тестом, показывающим, что любая форма смеха может быть истолкована отрицательно в таком контексте.

Мы не хотели проверять эту манипуляцию в текущем исследовании, так как боялись, что вопрос участников об ответе аудитории вызовет подозрения в отношении цели исследования и вызовет нежелательные эффекты. Таким образом, манипуляция смехом была проверена в пилотном исследовании ( N = 158) с использованием того же сценария, в котором мы попросили участников указать, как отреагировала аудитория (т.е., «посмеялись», «не ответили», «рассердились», «не было сказано», «не знаю»). Все участники в условии «Смех» указали, что аудитория смеялась, и только 5,1% участников в условии «Нет ответа» указали, что аудитория смеялась.

В условии поддержки было добавлено предложение: «Затем другой участник говорит человеку рядом с вами:« Не веди себя так глупо, прояви немного уважения! »». Эта манипуляция была проверена в текущем исследовании, поскольку мы могли измерить поддержку более неявно, и поэтому у нас не было причин ожидать нежелательных эффектов этой проверки.

Меры

Участники выразили свое согласие с утверждениями по шкале от 1 ( совсем не ) до 5 ( очень сильно ). Унижение измерялось следующим параметром: «В этой ситуации я испытаю унижение». Чтобы проверить, как мы манипулируем социальной поддержкой, мы задали следующий вопрос: «Считаете ли вы, что участники были на вашей стороне?» (чувствовал поддержку).

Результаты

Проверка манипуляции

Был проведен дисперсионный анализ (ANOVA) с социальной поддержкой (без поддержки vs.Поддержка) и реакция аудитории (отсутствие ответа против смеха) в качестве факторов и оценка участниками степени, в которой они будут чувствовать, что другие участники дискуссии были на их стороне (чувствовали поддержку) в качестве зависимой переменной. Не было никакого основного эффекта от социальной поддержки. Однако между ответом аудитории и социальной поддержкой было значительное взаимодействие: F (1, 111) = 14,11, p <0,001, ηp2 = 0,113. Когда аудитория не отреагировала на оскорбление, не было никакой разницы в чувственной поддержке в двух условиях ( M Support = 3.04, SD = 0,94; M Без опоры = 3,35, SD = 0,63). Однако, когда аудитория смеялась после оскорбления, поддержка приводила к более высоким оценкам ощущаемой поддержки, чем когда она не была оказана ( M Поддержка = 3,29, SD = 0,60; M Нет поддержки = 2,50, SD = 0,86). Эти результаты предполагают, что манипуляция поддержкой была частично успешной, поскольку степень, в которой люди указали, что почувствуют поддержку, зависела от присутствия смеха аудитории.

Основной анализ

Одномерный ковариационный анализ (ANCOVA) с реакцией аудитории (нет ответа против смеха) и социальной поддержкой (нет поддержки против поддержки) в качестве межгрупповых факторов, пол как ковариата и заявленное унижение как зависимая переменная, показала значительную главную -эффект для ответа аудитории, F (1, 109) = 5,77, p = 0,018, ηp2 = 0,050. Когда сценарии включали смех аудитории, уровень унижения был выше ( M = 2.84, SD = 1,08), чем при отсутствии реакции аудитории после оскорбления ( M = 2,30, SD = 1,20), что подтверждает гипотезу 1.

Вопреки гипотезе 2, социальная поддержка не оказала влияния на заявленное унижение, F (1, 109) = 0,03, p = 0,865, ηp2 = 0,000. Однако в соответствии с нашей гипотезой между чувственной поддержкой и унижением существует значимая отрицательная связь: r = -0,21, p = 0.025, указывая на то, что чем сильнее участники считали, что другие участники дискуссии были на их стороне, тем меньше они сообщали об унижении. Не было значительного взаимодействия между ответом аудитории и социальной поддержкой.

Наконец, пол не был значимой ковариантой: F (1, 109) = 1,80, p = 0,183, ηp2 = 0,016.

Обсуждение

Результаты исследования 1 подтверждают идею о том, что уничижительный смех аудитории после оскорбления приводит к более сильному унижению по сравнению с таким же оскорблением без смеха аудитории, подтверждая Гипотезу 1.Вопреки гипотезе 2, манипулируемая социальная поддержка со стороны кого-то из аудитории не уменьшила количество сообщений об унижении после оскорбления и не уменьшила количество сообщений об унижении после смеха аудитории. Мы можем объяснить отсутствие эффекта поддержки на унижение тем, что получение социальной поддержки действительно может подчеркнуть уязвимость и низкий статус. Более того, участие других также подчеркивает публичный характер деградации, что в некоторых случаях может привести к непреднамеренному отрицательному эффекту социальной поддержки (хотя мы не обнаружили такого эффекта в текущем исследовании).Мы обсудим роль социальной поддержки далее в Общей дискуссии.

Исследование 2

Исследование 1 подтвердило гипотезу 1 о том, что публичное оскорбление, сопровождаемое смехом аудитории, воспринимается как более унизительное, чем когда аудитория не реагирует на оскорбление. В исследовании 2 мы дополнительно исследовали, будет ли оскорбление восприниматься как особенно болезненное в ответ на определенные типы угроз самому себе. Предыдущие исследования показали, что ценности, отражающие автономию и стабильную личность, являются более центральной частью самооценок людей из западноевропейских стран, чем ценности, связанные с их связью с другими (например,г., Маркус, Китайма, 1991). Поэтому мы изучали, усилит ли оскорбление в нынешней (голландской) выборке унижение, в частности, когда на карту поставлено его автономное «я», например, его независимость или честность, а не когда под угрозой находится социально-реляционное «я».

С этой целью мы создали шесть сценариев, описывающих публичное оскорбление, нацеленное либо на автономное, либо на социальное «я». Мы попросили участников прочитать все шесть сценариев и представить себя главными героями.Реакцией аудитории (смех или отсутствие ответа) манипулировали так же, как в исследовании 1.

Метод

Участники и процедура

Участником был 101 студент из двух университетов Амстердама. У них разное этническое происхождение, но их родным языком был голландский. Данные двух участников не анализировались, потому что они не участвовали серьезно. Таким образом, осталось 99 участников. Их средний возраст составлял 21,92 года ( SD, = 4,41, диапазон: 18–42, 71 женщина).

Студентов пришли в лабораторию и приняли участие за кредиты. Кроме того, участники набирались в университетском городке. В знак признательности им предложили шоколадный батончик. Участники прочитали сценарии и заполнили анкету «Социальные ситуации».

Сценарии и зависимые меры

Во всех шести сценариях главный герой оскорблен кем-то на основании собственной ценности в присутствии других людей, которые либо смеются, либо не реагируют.Участников случайным образом распределили на одно из этих двух условий (смех или отсутствие ответа). В трех сценариях описываются угрозы ценностям, связанным с автономией (честность / открытость, независимость и оригинальность), а в трех сценариях описываются угрозы социально-реляционным ценностям (уважение к традициям / семье, уважение к пожилым людям и готовность помочь). Эти ценности были выбраны на основе исследования культурных ценностей Шварца (2006). Точные формулировки сценариев см. В Приложении A. Перед представлением сценариев мы измерили степень одобрения значений автономии (т.д., честность, независимость и оригинальность) и социально-относительные ценности (например, уважение к пожилым людям, уважение к традициям, услужливость), попросив участников оценить их важность. На эти вопросы можно было ответить по шкале от 1 ( совсем не важно, ) до 7 ( очень важно, ). После каждого сценария мы измеряли унижение с помощью предмета: «В этой ситуации я чувствовал бы себя униженным». На эти вопросы можно было ответить по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( очень сильно ).

Результаты

Поддержка ценностей автономии и социальных отношений

Мы создали две шкалы одобрения ценностей (автономия и одобрение социальных ценностей). Однако надежность этих шкал была очень низкой (α Кронбаха = 0,20 и 0,58 соответственно). Поэтому мы не могли использовать шкалы в дальнейшем анализе (например, для проверки посредничества одобрения ценностей). Тем не менее, участники набрали более высокие баллы по шкале ценностей автономии ( M, = 5,86, SD, = 0.63), чем по шкале социально-реляционных ценностей ( M = 5,36, SD = 0,88), t (98) = 5,67, p <0,001, r = 0,50. Это указывает на то, что участники считали, что ценности автономии для них важнее социально-реляционных ценностей. Мы восприняли это как доказательство того, что ценности автономии были более центральной частью идентичности участников, чем социально-реляционные ценности.

Основные анализы

Во-первых, мы свернули баллы за унижение для трех автономных и трех социально-реляционных сценариев по отдельности.В соответствии с гипотезой 3, тест t с парными выборками показал, что участники сообщали о большем унижении после чтения сценариев, описывающих угрозы автономным ценностям, связанным с самими собой ( M = 4,05, SD = 1,39), чем после чтения сценариев, описывающих угрозы социально-реляционным личностным ценностям ( M = 3,31, SD = 1,28), t (98) = 5,98, p <0,001.

Затем, поскольку план нашего исследования не позволил нам выполнить анализ смешанного дизайна (с типом сценария в качестве фактора внутри субъектов и реакцией аудитории в качестве фактора между субъектами), мы проанализировали потенциальное влияние ответа аудитории на унижение для автономии и социально-реляционные сценарии отдельно.

Сценарии автономии

Мы провели ANCOVA с реакцией аудитории (отсутствие ответа против смеха) в качестве межгруппового фактора, пол в качестве ковариаты и сообщили об унижении в качестве зависимой переменной. Был значительный эффект для ответа аудитории, F (1, 96) = 8,21, p = 0,005, ηp2 = 0,079, что указывает на то, что участники, читавшие сценарии, в которых аудитория смеялась, сообщали о более сильном унижении ( M = 4,38, SD = 1.36), чем участники, которые читали сценарии без смеха аудитории ( M = 3,69, SD = 1,35). Пол был значимой ковариантой: F (1, 96) = 10,88, p = 0,001, ηp2 = 0,102.

Мы также проанализировали влияние ответа аудитории для каждого сценария отдельно (средние значения и стандартные отклонения см. В таблице 1). Многофакторный анализ ковариации MANCOVA с реакцией аудитории (отсутствие ответа против смеха) в качестве фактора между субъектами, пол в качестве ковариаты и заявленное унижение для сценариев 1, 2 и 3 (см. Приложение A) в качестве зависимых переменных показали общий основной эффект. , Лямбда Уилкса = 0.902, F (3, 93) = 3,37, p = 0,022, ηp2 = 0,098. Одномерный анализ ANCOVA показал значительный эффект для сценария 1, F (1, 95) = 9,11, p = 0,003, ηp2 = 0,088 и сценария 3, F (1, 95) = 5,04, p = 0,027, ηp2 = 0,050, и незначительно значимый эффект для сценария 2, F (1, 95) = 3,20, p = 0,077, ηp2 = 0,033. Для каждого сценария участники сообщали о более сильном унижении, когда аудитория смеялась, чем когда не было реакции аудитории после оскорбления, повторяя результаты исследования 2.

Таблица 1. Средние значения и стандартные отклонения для унижения после чтения автономных или социальных сценариев, разделенных для реакции аудитории («Нет ответа против смеха»), Исследование 2 .

Социально-реляционные сценарии

Аналогичный анализ ANCOVA был проведен для социально-реляционных сценариев. Реакция аудитории на унижение не повлияла, F (1, 96) = 0,27, p = 0,602, ηp2 = 0,003 8 . Участники сообщили о почти таком же количестве унижений, когда публика смеялась после оскорбления ( M = 3.39, SD = 1,43), как и при отсутствии реакции аудитории ( M = 3,23, SD = 1,13). Пол не был значимым ковариатом, F (1, 96) = 2,92, p = 0,091, ηp2 = 0,030.

Опять же, мы также проанализировали влияние реакции аудитории для каждого сценария отдельно (средние значения и стандартные отклонения см. В таблице 1). MANCOVA с реакцией аудитории (отсутствие реакции против смеха) в качестве фактора между субъектами, пол в качестве ковариаты и сообщенное унижение для сценариев 4, 5 и 6 (см. Приложение A) в качестве зависимых переменных не показали общего главного эффекта, лямбда Уилкса = 0.953, F (3, 93) = 1,52, p = 0,215, ηp2 = 0,047, ни одномерные эффекты для сценария 4, F (1, 95) = 2,58, p = 0,112 , ηp2 = 0,026, сценарий 5, F (1, 95) = 0,01, p = 0,928, ηp2 = 0,000, или сценарий 6, F (1, 95) = 0,29, p = 0,593, ηp2 = 0,003.

Обсуждение

Исследование 2 прежде всего показало, что участники сообщали о большем унижении, когда публичное оскорбление, описанное в сценарии, касалось угрозы автономным ценностям, связанным с самими собой, чем когда оно касалось угрозы ценностям, связанным с самими собой, связанными с социальными отношениями.Участники этого исследования также оценили автономные ценности как более важные — и, следовательно, более важные для их самооценки, — чем социально-реляционные ценности. Это подтверждает идею о том, что, когда унизительное оскорбление касается угрозы более центральным аспектам личности, унижение переживается сильнее, чем когда оскорбление направлено на менее важные аспекты личности (Гипотеза 3).

Кроме того, исследование 2 воспроизвело результаты исследования 1 и обнаружило, что присутствие смеющейся аудитории в описаниях публичного оскорбления усиливает заявленное унижение, но это справедливо только для оскорблений, направленных на автономные ценности, а не на оскорбления, нацеленные на социальную направленность. реляционные ценности.Важно отметить, что поскольку использованный нами метод не позволил нам сравнить эффект смеха аудитории для обоих типов ценностных угроз в одном анализе, мы не можем ничего сказать о возможной разнице между эффектом смеха для двух типов угроз; мы можем просто заключить, что эффект смеха имел место в отношении ценностей автономии, но не социально-реляционных ценностей. Это может указывать на то, что — даже если угрозы всем этим ценностям вызывают достаточно сильные сообщения об унижении, — отрицательная реакция смеха аудитории имеет значение, в частности, когда под угрозой находятся стабильные положительные характеристики личности, то есть центральные аспекты личности.

Общие обсуждения

Унижение часто описывается как крайне негативная, очень сильная эмоция, которая застревает в памяти намного сильнее, чем многие другие негативные эмоции. Текущее исследование сосредоточено на двух объяснениях сильного характера этой эмоции: негативное поведение аудитории и цель унижающего акта. В исследовании 1 мы нашли доказательства гипотезы о том, что смех аудитории после унизительного оскорбления приводит к более сильному чувству унижения, чем когда такой реакции нет.Хотя в предыдущем исследовании подчеркивалось присутствие аудитории, демонстрирующей враждебные намерения как предшественник унижения, это, насколько нам известно, первое исследование, которое показывает прямую причинно-следственную связь между (воображаемым) смехом аудитории и заявленным унижением. Исследование 2 предоставило доказательства того, что унижение после публичного оскорбления воспринимается как более интенсивное, когда оскорбление касается угрозы более центральным (т.е., социально-реляционные) ценности, связанные с самими собой. Более того, это исследование показало, что смех в аудитории только усиливал унижение после угрозы автономному «я», а не после угрозы социально-реляционному «я».

Важно отметить, что то, что считается центральным «я», может зависеть от социального и культурного контекста. Было показано, что понятие стабильного и агентного самоконструирования более важно в западных индивидуалистических культурах по сравнению с коллективистскими культурами, где социальная и ситуативная гибкость личности считается более важной (Markus and Kitayama, 1991; Cross et al., 2011). Таким образом, можно утверждать, что (эффект смеющейся аудитории) унижение особенно сильно, когда находится под угрозой автономное «я», но только в индивидуалистических культурах. В более коллективистских культурах унижение может ощущаться сильнее, и смех аудитории может иметь эффект, особенно когда он касается угрозы социально-реляционному «я». Действительно, есть свидетельства культурных различий в предшественниках определенных эмоций, например стыда и гнева (например, Markus and Kitayama, 1991; Rodriguez Mosquera et al., 2002), а также важности ситуаций, вызывающих эмоции (например, Маркус и Китайма, 1991; Мескита, 2001).

Однако мы должны быть осторожны с тем, чтобы делать убедительные выводы о роли культурных ценностей в имеющихся данных. Хотя мы обнаружили, что участники исследования 2 набрали больше баллов по автономным ценностям, чем по социально-реляционным ценностям, эта разница была не очень большой. Более того, мы не нашли доказательств того, что участники считали, что социально-реляционные ценности были для них важны , а не , поскольку средний балл по этим значениям был выше среднего.Это также отражает идею о том, что мы не можем просто разделить мир на две части, каждая из которых поддерживает разные ценности (автономия против социально-реляционной). Важно отметить, что наша выборка была относительно молодой, высокообразованной, из промышленно развитой страны и мультикультурного города. Таким образом, результаты могут отражать поддержку более «глобализированной» модели культурных ценностей. Следовательно, мы должны быть осторожны при обобщении этих результатов на другие группы населения (например, участников с низким уровнем образования или пожилых людей).

В будущих исследованиях следует сравнить различные унизительные эпизоды между людьми из разных культур.Помимо учета индивидуалистско-коллективистского измерения в таких исследованиях, было бы также уместно изучить другие культурные аспекты в отношении унижения, такие как дистанция власти. Например, люди из культуры с большой дистанцией власти могут более терпимо относиться к неравенству и, следовательно, чувствовать себя менее униженными после инцидента, вызывающего унижение, чем когда такой же инцидент произошел бы в культуре с небольшой дистанцией власти.

Еще один интересный вариант — сравнить различные унизительные сценарии людей из культур чести, достоинства и лиц.Например, унижение кажется более распространенной частью эмоциональной жизни в культурах чести (например, Miller, 1993; Rodriguez Mosquera et al., 2002) из-за более сильного акцента на репутации и социальном статусе (Nisbett and Cohen, 1996). Некоторые недавние выводы о национальном унижении (Doosje et al., Рукопись, представленная для публикации) показали, что люди из Албании (культура чести), Гонконга и Индии (культура сохранения лица) сообщали о большем национальном унижении после прочтения сценариев, в которых их нация была деградировал, чем выходцы из Нидерландов (культура достоинства).

В исследовании 1 мы обнаружили неожиданный, но важный нулевой результат в отношении социальной поддержки. В то время как отрицательный отклик аудитории усиливает сообщения об унижении, помощь в поведении после унизительного инцидента, по всей видимости, не снижает уровень заявленного унижения. Частично объяснение этого открытия может заключаться в «темной» стороне социальной поддержки. Хотя помощь обычно считается позитивной и просоциальной, ее также можно интерпретировать как утверждение доминирования над человеком или группой (например,g., Nadler, 2002) и вызывая различия в статусе между помощником и реципиентом (например, Dixon et al., 2012). Получение помощи и необходимость в ней могут заставить людей чувствовать себя зависимыми от помощника и подчиненными ему. Это, в свою очередь, может снизить их самооценку (например, Nadler and Fischer, 1986), поддерживая неравное соотношение сил, делая получателя неспособным взять под контроль ситуацию. Это актуально, потому что отсутствие контроля кажется важным признаком унижения. Сам по себе унизительный инцидент, вероятно, вызывает у жертвы заниженную самооценку, которая может быть еще больше снижена или, по крайней мере, не восстановлена ​​благодаря поддержке, и как таковая не уменьшает чувства унижения.В этом отношении также важна личность помощника. Например, если поддержка предлагается человеком более высокого статуса, чем жертва, это может усилить чувство унижения, потому что это подтверждает зависимость жертвы. Точно так же поддержка, предлагаемая незнакомцем, может не иметь желаемого эффекта, а просто подчеркивает публичность мероприятия. Если, однако, поддержку предлагает (доверенный) коллега или друг с равным статусом, результатом может стать уменьшение переживаемого унижения. Таким образом, для будущих исследований представляется важным принять во внимание характер и источник поддержки.

Ограничения и направления на будущее

Ограничением настоящего исследования является использование сценариев. Хотя это часто используемый и действительный метод измерения воображаемых или ожидаемых эмоций, трудно определить, действительно ли испытывают люди определенных эмоций в результате чтения такого сценария. Тем не менее, мы думаем, что представления людей об унижении дают нам хорошее представление о том, как унижение может быть вызвано и пережито на самом деле.Более того, исследование Оттена и Джонаса (2014) показало, что сценарии, призванные вызвать унижение, стыд, гнев или счастье, вызывали у участников разные модели мозговой активности (с использованием ЭЭГ). Хотя это не доказывает, что «настоящая» эмоция действительно ощущается, тот факт, что эти сценарии по-разному воздействовали на мозг, добавляет им достоверности в различении этих эмоций. Тем не менее, мы думаем, что важно разработать другие методы для изучения причин и следствий унижения, такие как вызов чувства унижения в лаборатории, в присутствии аудитории.Этот подход, хотя и сложный с этической точки зрения, позволяет более тщательно изучить антецеденты и последствия унижения.

Кроме того, мы считаем важным изучить связь между унижением, стыдом и гневом в различных (культурных) контекстах. Мы уже знаем, что унижение связано со стыдом, с одной стороны, и гневом, с другой, но эти отношения могут различаться в зависимости от контекстуальных аспектов, например, касается ли эпизод индивидуального или группового унижения, а также степени, в которой унизительное событие оценивается как несправедливый.Больше несправедливости, вероятно, связано с большим гневом как частью унизительного опыта.

Страх может быть еще одной важной эмоцией, которая может быть связана с унижением, особенно когда унижение переживается чаще. Одним из последствий повторяющихся эпизодов унижения может быть развитие социальной тревожности или, в частности, сильного страха перед ситуациями, в которых участвует аудитория. Такое беспокойство может в конечном итоге превратиться в гелотофобию , страх быть посмеянным (например.g., Titze, 2009), и мешает людям взаимодействовать с другими удовлетворительным образом. Поскольку унижение — это такая сильная эмоция, даже одно унизительное событие может сильно повлиять на жертву. Однако это влияние, вероятно, также зависит от (черты) самооценки людей. Самоуважение действует как буфер против тревоги (Pyszczynski et al., 2004). Таким образом, люди с более высокой самооценкой могут быть более устойчивыми к унижению, а эффект унизительного действия может быть менее пагубным, чем для людей с низкой самооценкой, которые могут быть более склонны к унижению.

Не только страх, но и гнев со временем могут все сильнее ассоциироваться с унижением, а мысли о мести могут развиваться в результате расширенных возможностей размышлять об унизительном эпизоде. Более того, сильная предполагаемая связь между унижением и местью (например, Lickel, 2012) может стать очевидной только после неоднократных случаев унижения. Быть (или ощущать себя) частым унижением в течение длительного периода времени создает у жертвы возможность развить чувства гнева и мести вместо стыда и страха или рядом с ними.Этот процесс размышлений, ведущий к мести, также может быть важным элементом группового унижения, феномена, которому уделялось много теоретического внимания, но для которого не хватает эмпирических данных.

Еще одно важное направление для будущих исследований — унижение в контексте социальных сетей. Унижение может происходить в Интернете, например, в форме киберзапугивания. Важно отметить, что киберзапугивание отличается от традиционного (оффлайн) запугивания тем, что в киберзапугивании унизительные тексты, изображения или видео жертвы могут за очень короткое время охватить очень большую (даже неограниченную) аудиторию (например,г., Heirman, Walrave, 2015). Таким образом, влияние аудитории на чувство унижения, которое мы обнаружили в текущем исследовании, может играть еще большую роль, когда унижение происходит в социальных сетях.

Наконец, мы хотели бы отметить, что изучать унижение сложно, особенно из-за его отталкивающего характера, из-за которого люди не хотят думать и говорить о нем. Это означает, что изучение унижения связано с этическими проблемами. Это не только тот случай, когда людей просят рассказать о своем унизительном опыте, но и когда кто-то пытается экспериментально изучить унижение.В лаборатории можно манипулировать только низким уровнем унижения (см., Например, Mann et al., 2016), что кажется парадоксальным, поскольку мы утверждали, что унижение очень интенсивно по определению. Однако изучение контекстуальных и культурных факторов, влияющих на интенсивность унижения, очень актуально, поскольку унижение кажется важным мотиватором агрессии и насилия, с одной стороны, и стыда и социальной фобии, с другой, поэтому важно найти какими конкретными способами. В настоящих исследованиях мы показали, что унизительный опыт становится еще более интенсивным, когда атакуются центральные аспекты личности и когда человек сталкивается с унизительно смеющейся аудиторией.

Заявление об этике

Исследование 1 не требовало этического одобрения в соответствии с национальными и институциональными руководящими принципами на момент начала исследования, согласие на участие в этом исследовании считалось подразумеваемым при возврате анкеты. Исследование 2 было рассмотрено и одобрено Наблюдательным советом факультета этики UVA, и от всех участников было получено письменное информированное согласие.

Взносы авторов

Исследования разработаны всеми авторами.Данные были собраны и проанализированы LM и AL. Статья написана LM и ARF, BD и AHF предоставили ценные комментарии к рукописи.

Финансирование

Это исследование частично финансировалось за счет гранта Европейского Союза, присужденного Амстердамскому университету (среди прочих) за их работу над европейским проектом FP-7 SAFIRE (номер проекта: 241744).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы благодарим Брегье Цваана за сбор данных в Соединенном Королевстве для исследования 1 и трех рецензентов за их ценные предложения и отзывы о более ранней версии этой рукописи.

Сноски

Список литературы

Collazzoni, A., Capanna, C., Bustini, M., Marucci, C., Prescenzo, S., Ragusa, M., et al. (2015). Сравнение измерения унижения в депрессивной и неклинической выборках: возможная клиническая полезность. J. Clin. Psychol. 71, 1218–1224. DOI: 10.1002 / jclp.22212

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Collazzoni, A., Capanna, C., Bustini, M., Stratta, P., Ragusa, M., Marino, A., et al. (2014). Унижение и межличностная чувствительность при депрессии. J. Affect. Disord. 167, 224–227. DOI: 10.1016 / j.jad.2014.06.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Комбс, Д. Дж. Ю., Кэмпбелл, Г., Джексон, М.и Смит Р. Х. (2010). Изучение последствий оскорбления морального нарушителя. Basic Appl. Soc. Psychol. 32, 128–143. DOI: 10.1080 / 01973531003738379

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коуи, Х. и Хатсон, Н. (2005). Поддержка сверстников: стратегия, помогающая прохожим бороться с издевательствами в школе. Пастырское попечение , 23, 40–44. DOI: 10.1111 / j.0264-3944.2005.00331.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Диксон, Дж., Левин, М., Райхер, С., Дюрргейм, К. (2012). Вне предрассудков: отрицательная оценка — проблема и решение? Behav. Brain Sci. 35, 411–425. DOI: 10.1017 / S0140525X11002214

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман П. и Фризен В. В. (1986). Новое панкультурное выражение эмоций на лице. Motiv. Эмот. 10, 159–168. DOI: 10.1007 / BF00992253

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Элисон, Дж., и Хартер, С. (2007). «Унижение: причины, корреляты и последствия», в Самосознательные эмоции: теория и исследования , ред. Дж. Л. Трейси, Р. У. Робинс и Дж. П. Тангни (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 310–329.

Google Scholar

Фармер, А. Э., и Макгаффин, П. (2003). Унижение, потеря и другие типы жизненных событий и трудностей: сравнение субъектов с депрессией, здоровых людей из контрольной группы и их братьев и сестер. Psychol. Med. 33, 1169–1175.DOI: 10.1017 / S0033291703008419

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фернандес, С., Сагуй, Т., и Гальперин, Э. (2015). Парадокс унижения: принятие несправедливого обесценивания себя. чел. Soc. Psychol. Бык. 41, 976–988. DOI: 10.1177 / 0146167215586195

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фишер А. Х., Эверс К. (2013). «Социальная основа эмоций у мужчин и женщин», в The SAGE Handbook of Gender and Psychology , под ред. М.К. Райан и Н. Р. Бранскомб (Лондон: Sage Publications), 183–198.

Google Scholar

Фишер А. Х., Гинер-Соролья Р. (2016). Презрение: унижение других при сохранении спокойствия. Emot. Ред. 8, 346–357. DOI: 10.1177 / 1754073915610439

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гилберт П. (1997). Эволюция социальной привлекательности и ее роль в стыде, унижении, чувстве вины и терапии. руб. J. Med. Psychol. 70, 113–147.DOI: 10.1111 / j.2044-8341.1997.tb01893.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хартер, С. (2012). «Самосознательные эмоции» в книге «Строительство самости». Основы развития и социокультурные основы, 2-е изд. , изд. С. Хартер (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press), 194–233.

Хартлинг, Л. М., и Лучетта, Т. (1999). Унижение: оценка воздействия насмешек, унижения и унижения. J. Prim. Пред. 19, 259–278.DOI: 10.1023 / A: 1022622422521

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джексон, М.А. (2000). Отличие стыда от унижения. Докторантура. диссертация, Получено из базы данных диссертаций и диссертаций. (УМИ № 731880811)

Кендлер, К. С., Хеттема, Дж. М., Бутера, Ф., Гарднер, К. О., и Прескотт, К. А. (2003). Измерения жизненных событий, таких как потеря, унижение, ловушка и опасность, в прогнозировании наступления большой депрессии и генерализованной тревоги. Arch. Gen. Psychiatry 60, 789–796. DOI: 10.1001 / archpsyc.60.8.789

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лири М. Р., Ковальски Р. М., Смит Л. и Филлипс С. (2003). Дразнение, отторжение и насилие: примеры стрельбы в школе. Агрессия. Behav. 29, 202–214. DOI: 10.1002 / ab.10061

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Льюис М. (1992). Позор. Открытое Я . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса.

Google Scholar

Льюис, М. (1995). Застенчивые эмоции. Am. Sci. 83, 68–78.

Google Scholar

Ликель Б. (2012). «Возмездие и месть», в Оксфордский справочник по межгрупповым конфликтам , изд. Л. Р. Тропп (Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 89–105.

Google Scholar

Линднер, Э. Г. (2009). «Геноцид, унижение и неполноценность. Междисциплинарный подход », в книге Геноцид угнетенных: второстепенный геноцид в теории и практике , ред.А. Робинс и А. Джонс (Блумингтон, Индиана: издательство Индианского университета), 138–159.

Google Scholar

Манн Л., Феддес А. Р., Дузье Б. и Фишер А. Х. (2016). Вывести или присоединиться? Роль унижения в ритуалах инициации. Cogn. Эмот. 30, 80–100. DOI: 10.1080 / 02699931.2015.1050358

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1991). Культура и личность: значение для познания, эмоций и мотивации. Psychol. Ред. 98, 224–253. DOI: 10.1037 / 0033-295X.98.2.224

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер, В. И. (1993). Унижение и другие очерки чести, социального дискомфорта и насилия . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

Google Scholar

Надлер А. (2002). Межгрупповые отношения помощи как властные отношения: поддержание или оспаривание социального доминирования между группами посредством помощи. J. Soc. Выпуски 58, 487–502.DOI: 10.1111 / 1540-4560.00272

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Надлер А. и Фишер Дж. Д. (1986). «Роль угрозы самооценке и воспринимаемому контролю в реакции получателя на помощь: развитие теории и эмпирическое подтверждение», в Advances in Experimental Social Psychology , ed L. Berkowitz (New York, NY: Academic Press), 81– 121.

Google Scholar

Нейлор П. и Коуи Х. (1999). Эффективность систем поддержки сверстников в борьбе с издевательствами в школе: перспективы и опыт учителей и учеников. J. Adolesc. 22, 467–479. DOI: 10.1006 / jado.1999.0241

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ниденталь, П. М., Мермиллод, М., Маринджер, М., и Хесс, У. (2010). Модель Simulation of Smiles (SIMS): воплощенная симуляция и значение выражения лица. Behav. Brain Sci. 33, 417–433. DOI: 10.1017 / S0140525X10000865

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нисбетт Р. Э. и Коэн Д.(1996). Культура чести: Психология насилия на юге . Боулдер, Колорадо: Westview Press.

Google Scholar

Оттен М. и Йонас К. Дж. (2014). Унижение как сильное эмоциональное переживание: данные электроэнцефалограммы. Soc. Neurosci. 9, 23–35. DOI: 10.1080 / 17470919.2013.855660

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пищинский, Т., Гринберг, Дж., Соломон, С., Арндт, Дж., И Шимель, Дж.(2004). Зачем людям нужна самооценка? Теоретический и эмпирический обзор. Psychol. Бык. 130, 435–468. DOI: 10.1037 / 0033-2909.130.3.435

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Родригес Москера, П. М., Мэнстед, А. С. Р., Фишер, А. Х. (2002). Роль чести в эмоциональной реакции на оскорбления. Cogn. Эмот. 16, 143–163. DOI: 10.1080 / 02699930143000167

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рух, W., и Proyer, R.T. (2008). Страх быть высмеянным: индивидуальные и групповые различия в гелотофобии. Юмор 21, 47–67. DOI: 10.1515 / HUMOR.2008.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Заутер Д. А., Эйснер Ф., Экман П. и Скотт С. К. (2010). Межкультурное распознавание основных эмоций посредством невербальной эмоциональной вокализации. Proc. Natl. Акад. Sci. США 107, 2408–2412. DOI: 10.1073 / pnas.0

9106

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шварц, С.Х. (2006). Теория культурных ценностных ориентаций: экспликация и приложения. Комп. Социол. 5, 137–180. DOI: 10.1163 / 156913306778667357

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Schwartz, S.H., и Bilsky, W. (1990). К теории универсального содержания и структуры ценностей: расширения и кросскультурные репликации. J. Pers. Soc. Psychol. 58, 878–891. DOI: 10.1037 / 0022-3514.58.5.878

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит, Р.Х., Вебстер Дж. М., Парротт У. Г. и Эйр Х. Л. (2002). Роль публичного разоблачения в моральном и неморальном стыде и вине. J. Pers. Soc. Psychol. 83, 138–159. DOI: 10.1037 / 0022-3514.83.1.138

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Титце, М. (2009). Гелотофобия: страх быть смехом. Юмор. Внутр. J. Humor Res. 22, 27–48. DOI: 10.1515 / humr.2009.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван Дейк, В.W., Ouwerkerk, J. W., Goslinga, S., Nieweg, M., and Gallucci, M. (2006). Когда люди впадают в немилость: пересмотр роли зависти в злорадстве. Emotion 6, 156–160. DOI: 10.1037 / 1528-3542.6.1.156

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Велдхуис, Т. М., Гордийн, Э. Х., Винстра, Р., и Линденберг, С. (2014). Викарное групповое неприятие: создание потенциально опасной смеси унижения, бессилия и гнева. PLoS ONE 9: e95421.DOI: 10.1371 / journal.pone.0095421

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вагнер, Х. Л. (2000). Доступность термина «презрение» и значение одностороннего завитка губ. Cogn. Эмот. 14, 689–710. DOI: 10.1080 / 02699930050117675

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уокер, Дж., И Кнауэр, В. (2011). Унижение, чувство собственного достоинства и насилие. J. Forens. Psychiatry Psychol. 22, 724–741. DOI: 10.1080 / 14789949.2011.617542

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Завалета Рейлес, Д. (2007). Способность действовать без стыда: предложение сопоставимых на международном уровне показателей стыда. Oxf. Dev. Stud. 35, 405–430. DOI: 10.1080 / 13600810701701905

CrossRef Полный текст

Приложение A

Исследование сценариев 2

Были созданы две разные версии анкеты, чтобы уравновесить порядок смеха аудитории и смеха.нет ответа аудитории. В версии 1 аудитория смеялась над сценариями социальных отношений, а в версии 2 аудитория смеялась над сценариями автономии.

Сценарии автономии:

1. Вы участвуете в дискуссии о политике, принимая людей с разным опытом. В какой-то момент дискуссия превращается для некоторых людей в деликатную тему. Ведущий дискуссии знает, что вы много знаете об этом предмете, и задает вам вопрос по этому поводу.Когда вы немного сомневаетесь, чтобы ответить на его вопрос, человек, который сидит рядом с вами, насмешливо говорит: «Если вы даже не можете выразить честное и открытое мнение, то что вы здесь делаете?» (Некоторые участники дискуссии начинают смеяться.)

2. Вы в кафе разговариваете с друзьями. Разговор идет о политике. Вы комментируете политика x, говоря, что, по вашему мнению, он сделал несколько хороших вещей для своих избирателей. Все твои друзья в этом с тобой не согласны. Вы этого не ожидали и тут же добавляете: «Да, вы правы, он сделал много ошибок.Затем один из ваших друзей говорит: «У вас действительно нет собственного мнения». (Остальные начинают смеяться.)

3. Вы присоединяетесь к рабочей группе, в которой должны выполнять задание, а затем представлять его другим студентам. Вы придумали хорошую идею для этого задания и начали с энтузиазмом объяснять свою идею остальной группе. Внезапно другой член группы начинает громко смеяться: «Ну, это не очень оригинально, я слышал, как они предлагали ту же идею в другой группе.Я думал, ты придумаешь что-нибудь более захватывающее! » (Остальная часть группы тоже начинает смеяться.)

Социально-реляционные сценарии:

4. Утро пятницы, и у вас много работы. Однако сегодня день рождения вашей тети, и она устроит большую вечеринку, которая начнется после обеда. Вы действительно хотите закончить некоторую работу перед отъездом, а в 17:30 вы убираете свой стол, чтобы пойти на вечеринку. Вы объясняете коллегам, что спешите, потому что вечеринка уже началась.Затем один из ваших коллег серьезно смотрит на вас и говорит: «Как неприятно с вашей стороны приехать так поздно на день рождения вашей тети, вы хотя бы помогли ей с подготовкой». (Некоторые другие коллеги начинают смеяться.)

5. Вы рассказываете коллегам историю, которая кажется вам очень забавной. Речь идет о вашем очень старом дяде, которого вы недавно посетили в доме престарелых, где он живет. Ваш дядя каждые 5 минут спрашивал вас, какая у вас работа, и продолжал рассказывать вам историю о прогулке на лодке, которую он совершил на прошлой неделе.Над этим надо очень сильно смеяться. Внезапно коллега смотрит на вас и говорит: «Вы действительно не уважаете пожилых людей, как бы вы себя чувствовали, если бы люди больше не воспринимали вас всерьез в таком возрасте!» (Ваши коллеги начинают смеяться.)

6. Вы сидите в трамвае, полном людей, когда в вагон входит женщина-инвалид с костылями. Никто не заступается за женщину, и вы тоже. Это не потому, что вы не хотите, но на самом деле вы плохо себя чувствуете и уверены, что кто-то другой предложит ей свое место.Затем джентльмен постарше предлагает женщине свое место. Он смотрит на вас с презрением и говорит: «Разве вы не можете проявить хоть какое-то уважение к кому-то другому!» (Некоторые другие пассажиры начинают смеяться.)

Унижение | Encyclopedia.com

БИБЛИОГРАФИЯ

Область исследований унижения возникла в начале двадцать первого века. В 2001 году была основана сеть исследований человеческого достоинства и унижения (HumanDHS) (http://www.humiliationstudies.org) как глобальный консорциум выдающихся ученых и практиков с целью создания новой междисциплинарной области, которая объединяет академические круги с практикой и включает стипендия из антропологии, истории, философии, политологии, социальной психологии и социологии.

Явление унижения быстро приобретает все большую известность и значимость. Ожидания равного достоинства и возможностей растут по мере того, как люди становятся ближе друг к другу, как в физическом, так и в цифровом плане, в глобализирующемся мире. В сочетании с распространением идеи прав человека любая попытка снизить ожидания какой-либо одной группы становится унизительным преступлением против всех групп и человечества в целом. Первое предложение статьи 1 Всеобщей декларации прав человека гласит: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах.”

Немногие исследователи подробно изучали унижение. Во многих случаях термин унижение не отличался от других понятий. В работе HumanDHS, напротив, унижение рассматривается само по себе и отличается от других концепций: например, унижение не рассматривается просто как вариант стыда. Стыд часто воспринимается как просоциальное унижение — например, правозащитники часто используют методы стыда, чтобы заставить людей соблюдать права человека, — в то время как унижение описывает болезненный опыт, который обычно отвергается жертвой как незаконное нарушение.(Однако особый тип стыда — непризнанный и обойденный стыд — описывается как эмоционально разрушительный.)

В современном общепринятом языке слово «унижение» используется трояко. Во-первых, слово «унижение» означает действие; во-вторых, чувство; и в-третьих, процесс: «Я унижаю тебя, ты чувствуешь себя униженным, и весь процесс — это унижение». Это тройное значение слова «унижение» усложняет его использование; иногда унижение указывает на чувство жертвы, иногда на действие преступника, иногда на весь процесс от действия до чувства.

Основное значение унижения влечет за собой толчок вниз, на землю, на землю, как происходит от латинского слова гумус . Этот толчок может восприниматься как оскорбительное нарушение или нет, в зависимости от общих социальных, культурных и психологических рамок. В контексте прав человека притеснение и сдерживание воспринимается как нарушение, которое приведет к страданиям и гневу, которые могут быть обращены вовнутрь или вовне. Гнев и ярость, обращенные внутрь, вызывают чувство депрессии, заброшенности, аномии и отчуждения.Ярость и ярость питают насилие, в том числе массовое.

Тем не менее, до движения за права человека унижение часто было встроено в культуру ранжирования, в которой от высших существ требовалось показать низшим существам их должное низкое место. В этом случае наказание не воспринимается как нарушение и, следовательно, не влечет за собой тех же последствий, что описаны ранее. Права человека лишают легитимности такой практики и дают возможность обиженным ссылаться на унижение.

Другими словами, те различия, которые мы используем сегодня, возникли недавно.Согласно Оксфордскому словарю английского языка, самое раннее зарегистрированное использование для унижения , означающего унижение, унижение или подавление чьего-либо достоинства или самоуважения, не происходило до 1757 года. До 1757 года слово «смирить» и , чтобы унизить , использовались скорее как взаимозаменяемые. Эти два слова движутся в диаметрально противоположных направлениях, совпадая с появлением равных для всех идеалов прав человека.

Унижение — понятие сложное.Не всегда человек становится свидетелем унижающего и унижающего. Например, помощь может унизить. В этом случае с одной стороны есть доброжелательный помощник, а злонамеренный преступник вообще отсутствует. Или ни субъект, ни жертва не могут определить ситуацию как унизительную, только третье лицо. Социальный работник хочет спасти избитую жену, но она утверждает, что избиение — это способ ее мужа полюбить ее. Тогда можно ожидать, что унижения всегда избегают, однако некоторые люди ищут его, например, в садомазохизме или религиозных обрядах.Таким образом, унижение — это действие, эмоциональное состояние и социальный механизм, имеющий широкое значение, от антропологии, социологии, философии, социальной и клинической психологии до политологии.

Такие явления, как глобальный террор, можно объяснить как возникновение глобальных столкновений из-за унижения, а не столкновения цивилизаций. Глобальный и локальный террор и насилие могут быть связаны с унижением, а не с «необъяснимым злом». Конфликт интересов из-за ограниченных ресурсов, часто определяемый как источник жестокого конфликта, вполне может привести к сотрудничеству.Может быть, именно унижение мешает сотрудничеству. Многие люди заявляют о своей любви к миру, не зная, что их страх унижения и их желание сопротивляться унижению могут помешать миру. Сомалийская пословица очень ясно говорит об этом: «Человек заслуживает того, чтобы его убили, а не унижали».

Адольф Гитлер представлял себе будущее мировое господство и унижение со стороны мирового еврейства (Weltjudentum), а Холокост был его ужасной попыткой «предотвратить» унижение в будущем. Также в Руанде геноцид «предотвратил» унижение в будущем.Нельсон Мандела, напротив, конструктивно использовал энергию, содержащуюся в опыте унижения, вызванного апартеидом. После двадцати семи лет унижения в тюрьме он мог бы развязать геноцид в отношении белой южноафриканской элиты. Однако он этого не сделал. Он воздерживался от разжигания циклов унижения и вместо этого способствовал конструктивным социальным изменениям, в том числе и преступникам.

Решение — уравнивание, осуществленное в манде Манделы. Эгализация , слово, придуманное Эвелин Линднер в контексте HumanDHS, было разработано, чтобы соответствовать слову глобализация и в то же время отличать его от таких слов, как равенство , равенство или эгалитаризм .Главный пункт эгализации — это истинное осуществление, помимо простой риторики, равного достоинства для всех, как это предусмотрено в Конвенции о правах человека. Только мир, в котором глобализация сочетается с эгализацией и, таким образом, предотвращает и излечивает насильственные последствия динамики унижения, может быть устойчивым и достойным.

СМОТРИ ТАКЖЕ Неуважение; Геноцид; Глобализация, социальные и экономические аспекты; Холокост, The; Мир; Изнасилование; Признание; Стыд; Терроризм; Насилие

Хартлинг, Линда М., и Трейси Лучетта. 1999. Унижение: оценка воздействия насмешек, деградации и унижения. В Журнал первичной профилактики 19 (5): 259–278.

Кляйн, Дональд К. 1991. Спец. выпуск, Динамика унижения: взгляд на задачу предотвращения с новой точки зрения: Раздел I: Динамика унижения; Раздел II: Те, кто рискует подвергнуться унижению; Раздел III: Системное унижение; Раздел IV: Работа с унижением. Журнал первичной профилактики 12 (2 и 3).

Линднер, Эвелин Герда. 2006. Создание врагов: унижение и международный конфликт . Вестпорт, Коннектикут: Издательство Praeger.

Маргалит, Авишай.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *