Содержание

Помочь умереть: где эвтаназия законна

  • Валерия Перассо
  • Всемирная служба Би-би-си

Автор фото, istock

Подпись к фото,

Список стран, в которых разрешено помогать уходить из жизни, очень невелик

Британские парламентарии подавляющим большинством голосов отклонили законопроект об облегчении процедуры получения препаратов, с помощью которых смертельно больные люди могут уйти из жизни.

В законопроекте предлагалось, чтобы врачи выписывали смертельную дозу лекарств, которую пациент потом принимал бы сам.

Каждый подобный случай должен был бы получать одобрение двух врачей и члена Верховного суда.

В результате Англия и Уэльс так и не вошли в список стран, гарантирующих «право на смерть».

Список этот, кстати, довольно короток: в пяти странах разрешено предоставлять пациенту препараты, с помощью которых он может уйти из жизни, и еще в нескольких эвтаназия полностью легализована и врачам разрешено в определенных обстоятельствах самим вводить больному смертельный коктейль.

Нидерланды

Автор фото, istock

Подпись к фото,

В Нидерландах помощь в совершении самоубийства оговаривается жесткими условиями

В 2002 году Нидерланды стали первой страной, легализовавшей эвтаназию. Кроме того, помощь в совершении самоубийства теперь тоже не преследуется по закону.

При этом эвтаназия обставляется жестким набором условий: пациент должен страдать от неизлечимого заболевания, мучиться от «непереносимой» боли и не иметь ни малейшего шанса на выздоровление. Он или она должны высказать свое желание умереть, находясь полностью в здравом уме, и продолжать настаивать на этом на протяжении определенного промежутка времени

«Закон о прекращении жизни по требованию и помощи в совершении самоубийства» вступил в действие в апреле 2002 года.

Врачи из Христианской медицинской ассоциации утверждают, что после принятия этого закона количество добровольных смертей «вышло из-под контроля». К 2015 году рост составил около 15%, что составляет почти 5000 случаев.

Однако этому заявлению противоречит научное исследование, результаты которого были опубликованы в британском медицинском журнале Lancet в 2012 году. В нем утверждается, что число людей, добровольно ушедших из жизни после принятия нового закона, осталось таким же, как и до его введения.

Автор фото, Istock

Подпись к фото,

Далеко не все врачи, даже в тех странах, где эвтаназия разрешена, одобряют эту практику

Самым спорным в нидерландском законе являются возрастные рамки: он применим к пациентам с 12 лет (однако смертельно больным детям в возрасте от 12 до 16 лет требуется согласие родителей).

Швейцария

Швейцария, возможно, является самой известной страной, в которой право на смерть закреплено законом.

Автор фото, istock

Подпись к фото,

Клиника «Дигнитас» утверждает, что помогает людям уходить из жизни без боли и с достоинством

Отчасти это связано с клиникой «Дигнитас», в которой за определенную плату смертельно больным людям помогают уйти из жизни. Она стала последним прибежищем многих иностранцев, желающих умереть без боли и с достоинством.

Швейцарское законодательство разрешает «помощь в совершении самоубийства» в тех случаях, когда у «помогающих нет своекорыстных мотивов».

Уголовное законодательство, действующее с 1942 года, наказывает помощь в совершении самоубийства только в тех случаях, если больного уговаривают уйти из жизни, чтобы, например, избавиться от бремени заботы о нем, не платить за уход и лечение или поскорее получить наследство. Если ничего из вышеперечисленного доказать нельзя, то и уголовное дело не возбуждается.

Для того чтобы избежать уголовной ответственности, человек, помогающий больному уйти из жизни, должен доказать, что пациент знал, что он делает, и высказывал это желание несколько раз на протяжении определенного промежутка времени.

При этом эвтаназия как таковая, то есть когда пациент не сам принимает смертельный коктейль, а ему делает укол или дает лекарство врач или родственник, является незаконной.

Бельгия

Автор фото, istock

Подпись к фото,

В Бельгии эвтаназия разрешена без ограничений по возрасту

В 2002 году Бельгия следом за Нидерландами приняла закон, легализующий эвтаназию.

Согласно «Закону об эвтаназии», врачи могут помочь больным умереть только в том случае, если они их давно наблюдают. Пациенты должны быть бельгийскими гражданами и постоянно проживать в стране.

Больные должны находиться в «безнадежном медицинском состоянии и испытывать постоянные невыносимые физические или моральные страдания, которые невозможно облегчить». Также пациент, знающий, что скоро впадет в вегетативное состояние, может выразить желание, чтобы его жизнь в таком состоянии не поддерживали искусственно. Врач в обязательном порядке должен присутствовать у больничной кровати до «самого последнего вздоха».

В феврале 2012 года Бельгия стала первой страной, легализовавшей эвтаназию для детей: в отличие от Нидерландов, в законе не определен минимальный возраст, после которого пациенты могут просить о смерти.

Соединенные Штаты

В США вопрос о том, разрешать ли или нет помощь в совершении самоубийства, вынесен на усмотрение отдельных штатов. В результате ее разрешили в четырех штатах, но в целом по стране она остается незаконной.

Автор фото, istock

Подпись к фото,

В США эвтаназия разрешена только в четырех штатах. Больные должны дважды высказывать желание умереть

Врачи Орегона имеют право прописывать препараты, которые помогут смертельно больным пациентам уйти из жизни, с 1997 года. Орегон стал первым штатом, разрешившим помощь в совершении самоубийства, приняв закон под названием «Смерть с достоинством».

Пациенты должны находиться в здравом уме и твердой памяти и быть старше 18 лет. Врачи должны прийти к заключению, что человеку остается жить не более шести месяцев. Больные должны дважды высказать желание умереть в присутствии независимого свидетеля.

В 2014 году Орегон попал в сводки новостей после того, как 29-летняя женщина по имени Бриттани Мейнард, страдавшая от неизлечимой формы рака головного мозга, переехала в этот штат, чтобы умереть.

Позднее помощь в совершении самоубийства законодательно разрешили в штатах Вашингтон, Вермонт и Монтана.

Законодатели Нью-Мексико отменили решение верховного суда штата, разрешившего помощь в совершении самоубийства, и сейчас этот законопроект находится на юридической экспертизе.

И другие страны

Автор фото, istock

Подпись к фото,

Германия и канадская провинция Квебек скоро могут разрешить помощь в совершении самоубийства

В Люксембурге эвтаназия и помощь в совершении самоубийства разрешены с 2009 года. Законодательство похоже на то, которое принято в Бельгии. В нем подчеркивается «право врачей на свободу совести».

В Колумбии первый случай помощи в совершении самоубийства был разрешен в июле этого года. Министерство здравоохранения решило поддержать просьбу 79-летнего Овидия Гонзалеса, страдавшего от смертельной формы рака.

В Германии на настоящий момент врачи не имеют права выписывать лекарства, помогающие уйти из жизни. Однако этот вопрос сейчас проходит юридическую экспертизу. Ожидается, что новый закон может быть принят бундестагом уже в ноябре.

Аналогичная ситуация сложилась и во франкоязычной провинции Канады Квебеке. Национальная ассамблея уже приняла закон, в котором разрешается применение седативных средств и медицинская помощь при умирании. Он должен вступить в силу в декабре этого года.

А что было бы в Англии и Уэльсе, если бы новый закон был принят?

В законе предлагалось прописывать смертельную дозу медицинских препаратов тем пациентам, которым осталось жить не более шести месяцев.

Два врача и судья Верховного суда должны были бы официально дать свое согласие на то, чтобы помочь пациенту умереть.

Они должны были бы удостовериться в том, что пациент находится в здравом уме и твердой памяти, что ему действительно осталось жить не более шести месяцев и что ему хорошо известны возможности паллиативного лечения.

Таким образом, помощь в совершении самоубийства была бы незаконна для людей, не страдающих от смертельных заболеваний, или душевнобольных.

Пациент должен был бы принимать смертельную дозу лекарств самостоятельно. Врачи не имели бы права вводить ее сами — в этом случае их действия с юридической точки зрения уже квалифицировались бы как эвтаназия, а не как помощь в совершении самоубийства, чего не допускал и предлагавшийся, а теперь отклоненный законопроект.

Уход по собственному желанию

Согласно части 1 статьи 66 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» моментом смерти человека является «момент смерти его мозга или его биологической смерти (необратимой гибели человека)». 

Ускорение смерти любыми возможными способами противозаконно. Данное явление получило название эвтаназии. Согласно распространенной в мире практике, эвтаназию различают двух видов — активную и пассивную. Первая происходит при непосредственном участии врача и выражается в действии, которое приведет к летальному исходу, вторая хоть и не исключает присутствие врача, но в своей объективной стороне содержит исключительно бездействие медицинского персонала, которое также приведет к смерти пациента.

Как принято считать, эвтаназия как явление запрещается Федеральным законом от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Однако на самом деле под запретом находится активная эвтаназия, ст. 20 ч. 3 того же закона закрепляет отказ от медицинского вмешательства, что называется пассивной эвтаназией. Лицо, принимающее решение об отказе, не должно страдать заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, тяжелыми психическими расстройствами и не совершать общественно опасное деяние, а также при проведении судебно-медицинской экспертизы и (или) судебно-психиатрической экспертизы (в указанных случаях в соответствии с ч. 9 ст. 20 Закона N 323-ФЗ помощь такому лицу будет оказана без его согласия).

Толкование ст. 20 и ст. 41 Конституции Российской Федерации (в дальнейшем КРФ) расширительно позволяет сделать определенные выводы: «…в случае наступления потребности в эвтаназии, т. е. сознательном, добровольном, волевом уходе человека из жизни, основание для реализации конституционного права на охрану здоровья оказывается исчерпанным, поскольку данная цель (охрана здоровья) уже не может быть достигнута. Дальнейшее оказание больному медицинской помощи только усугубляет его страдания. Поэтому в данном случае используется более общая по кругу регулируемых ею отношений конституционная норма ст. 20, закрепляющая право на жизнь.

Это право предполагает возможность человека самостоятельно распорядиться своей жизнью, в том числе добровольно принять решение о сроках и способах ухода из нее. Полагаем, что можно даже вести речь, что право на жизнь юридически закрепляет и ее пределы, т. е. право на самоубийство…» [Ю. А. Дмитриев и Е. В. Шленова]. 

Уголовный Кодекс не выделяет эвтаназию отдельным составом. На практике получают распространение две статьи УК, по которым квалифицируют данное деяние. 

Убийство – умышленное причинение смерти человеку ст. 105 Уголовного Кодекса (в дальнейшем УК РФ). Непосредственный объект убийства – жизнь человека, которая находится под уголовно-правовой охраной с момента начала физиологических родов и до наступления смерти мозга или биологической смерти (см. Приказ Минздрава России от 4 марта 2003 г. N 73 «Об утверждении Инструкции по определению критериев и порядка определения момента смерти человека, прекращения реанимационных мероприятий»). При этом акт убийства квалифицируется как насильственный, что порождает несовпадение объективной стороны эвтаназии и объективной стороны убийства. Субъективная сторона – прямой или косвенный умысел, однако, по сути, сторона, просящая о смерти, выступает фактически соучастником данного преступления, поскольку под убийством подразумевается умышленное причинение смерти другому человеку. По законодательству мы не можем говорить о вовлечении дееспособного в преступление. 

Также чаще всего учитывается мотив сострадания по ст. 61 УК РФ.

Другая квалификация – по ст. 124 УК РФ – «Неоказание помощи больному». Субъект по данной статье специальный: либо медицинский персонал (включая врача), либо лицо, на которого официально наложена обязанность оказывать медицинскую помощь. Объективная сторона – бездействие, то есть, когда человек делает не те действия, которые от него требуются, либо делает, но не в должном объеме. Квалификация по данной статье достаточно спорная – ФЗ «Об основах…», как говорилось выше, предусматривает возможность больному самому отказаться от медицинского вмешательства.

Поскольку ч.2 ст.3 Уголовного Кодекса РФ запрещает применение аналогии в уголовном праве, требуется выделение абсолютно нового состава. 

Более того, во-первых, если, Российская Федерация против эвтаназии как таковой, (поскольку это сфера влияния РФ), то необходимо предусмотреть «правильные» санкции за нарушение запрета. Во-вторых, государство, в котором создаются специальные фонды и благотворительные акции с целью собрать денег на лечение тяжелобольных граждан, обречено. Если оно не может обеспечить общество приемлемой системой здравоохранения, то, разумеется, люди заговорят об эвтаназии и о скорейшей её легализации. 

На практике такие люди, если у них набираются средства, могут уезжать из страны в государства, где это разрешено. Так, в Бельгии, если обратить внимание на новости, связанные с данной темой, городские жители жалуются на приток туристов, снимающих квартиры на пару дней – пройти эвтаназию и больше никогда не вернуться.  

Это не означает, что она должна быть запрещена раз и навсегда. Законодательное закрепление эвтаназии может быть достаточно гибким. Необходимо установление четкой процедуры принятия решения, определение круга диагнозов, при которых пациент может воспользоваться правом на эвтаназию, выявление критериев уровней боли. 

Право на смерть – это, безусловно, прогресс. Но помимо этого существует право на чудо. Именно поэтому эвтаназия должна быть правом исключительным, а не обыденным.

Все включено В Швейцарии за четыре тысячи евро любого желающего отправляют на тот свет: Общество: Мир: Lenta.ru

В последние несколько лет Швейцария притягивает туристов не только своими живописными пейзажами и горнолыжными курортами. Со всего мира в страну едут те, кто при помощи врачей хочет свести счеты с жизнью. В стране невероятную популярность набирают программы по эвтаназии для иностранцев. Как показывает статистика, за три года в Швейцарии вдвое выросло число туристов-самоубийц. И, хотя сами швейцарцы недовольны как новым имиджем своей страны, так и количеством катафалков на улицах городов, запрещать добровольные самоубийства в стране никто не собирается.

В самую демократичную республику Европы едут туристы из 31 страны мира. В основном это тяжелобольные люди, страдающие серьезными заболеваниями центральной нервной системы, а также онкологические больные.

Встать в очередь на самоубийство может не только неизлечимо больной или очень старый человек, а любой желающий отправиться на тот свет. Правда, сделать это не так легко, как кажется. Пациенту, мечтающему умереть, необходимо пройти множество собеседований и тестов, чтобы доказать врачам и независимым экспертам, что он находится в здравом уме и своего решения не изменит. За несколько минут до принятия смертельного лекарства врачи еще раз напоминают больному, что процедура его убьет.

В стране существует шесть организаций, которые оказывают необходимую юридическую и медицинскую помощь желающим покончить с собой. Только четыре из них занимаются иностранцами, но в последнее время они уже не справляются с потоком желающих. Больше всего самоубийц приезжают из Германии, на втором месте — Великобритания, на третьем — Франция и Италия. Самой популярной организацией для иностранцев считается Dignitas. Компания поставила на широкий поток различные программы для туристов-самоубийц.

Типичный тур начинается с прибытия в Цюрих, далее клиенту, если он еще в состоянии ходить, предлагают посетить некоторые достопримечательности. Затем следует осмотр у врача и подписание документов, в которых пациент официально соглашается уйти из жизни. После этого больному вручают стакан со смертельной дозой снотворного нембутала, который приводит к остановке дыхания во сне. В среднем эвтаназия обходится в четыре тысячи евро. Добавив еще три тысячи евро, турист может рассчитывать на то, что та же фирма организует его похороны. Те, кто не в состоянии оплатить эвтаназию, могут получить специально учрежденные государственные гранты для помощи нуждающимся. Причем речь идет не только о швейцарцах, но и об иностранцах. За год ими успешно пользуются от 150 до 200 туристов.

Цуг, Швейцария

Фото: Michael Buholzer / Reuters

То, что Швейцария превратилась в своего рода Мекку для иностранцев-самоубийц, не нравится самим жителям республики. Многие туристы предпочитают принимать смертельное лекарство не в клиниках, а в специально арендованных для этого квартирах в Цюрихе. Швейцарцы все чаще заявляют, что им «надоело каждый день видеть около своих домов гробы и катафалки, потому что это вызывает сильный эмоциональный стресс». Граждане Цюриха обратились в магистрат с просьбой отвести для добровольных самоубийц специальное место и запретить сводить счеты с жизнью в арендованных квартирах. Пока окончательное решение не принято, однако жителей Швейцарии поддержал бывший министр юстиции Швейцарии Кристоф Блохер, заявив, что туризм самоубийц не только мешает жить швейцарцам, но и может испортить имидж всей страны.

В 2011 году в Цюрихе по инициативе двух консервативных политических партий — Евангелической Народной Партии и Федерального Демократического Союза провели референдум. Предлагалось ввести временной ценз, в соответствии с которым любой иностранец, въезжающий в страну «по понятным причинам», должен прожить в Цюрихе не меньше года. Однако 84,5 процента жителей кантона отвергли это предложение, поддержав эвтаназию для неизлечимо больных швейцарцев и иностранцев.

Одним из главных пропагандистов эвтаназии считается американский врач Джек Кеворкян, больше известный, как «Доктор Смерть». Он помог уйти из жизни более чем 130 пациентам. С помощью оборудования, установленного в его фургоне, он делал инъекции, которые приводили к безболезненной смерти. Видеозапись одной из таких процедур попала на телевидение. В результате Кеворкян был приговорен к 25 годам лишения свободы. После восьми лет в тюрьме был досрочно выпущен на свободу, пообещав больше не осуществлять эвтаназию.

Сейчас многие американцы, собирающиеся совершить самоубийство при помощи врачей, отправляются в штаты Орегон, Вермонт или Вашингтон. Однако большой популярностью у жителей южных штатов пользуется Мексика. В местных зоомагазинах для эвтаназии домашних животных продается дешевый препарат пентобарбитал. Человек, принявший его, умирает в течение часа. Однако, как предупреждают многие, в Мексике вряд ли получится умереть «наверняка». Туристов останавливает то, что качество пентобарбитала в стране, раздираемой конфликтами между наркокартелями, местными властями и населением, никто не контролирует.

В то же время в швейцарском законодательстве даны четкие определения типов эвтаназии. Существует активная и пассивная виды помощи человеку в самоубийстве. Активная прямая эвтаназия (то есть без согласия пациента) в стране запрещена, так как она расценивается, как умышленное убийство, пусть и в целях облегчения страданий больного, поэтому за нее грозит тюремное заключение сроком до пяти лет. В то время, как активная непрямая эвтаназия, или помощь при самоубийстве (это введение или предоставление больному по его просьбе лекарств, которые приводят к быстрой смерти), или пассивная (отключение пациента от поддерживающих жизнь аппаратов) являются легальными. Помимо этого в стране различают добровольную и принудительную эвтаназию. Первая осуществляется по просьбе или же с согласия больного. В то время, как вторая — осуществляется по просьбе родственников, в то время, как пациент находится в бессознательном состоянии.

С момента своего появления эвтаназия представляет собой огромный клубок моральных, теологических, медицинских и юридических проблем. Критики утверждают, что ей могут злоупотреблять родственники, уставшие ждать наследства или просто не желающие ухаживать за пожилыми людьми. В то же время сторонники эвтаназии уверяют, что выбирая между смертью от продолжительной и мучительной болезни в больнице, в окружении чужих людей, многие предпочтут быстрый и безболезненный переход в иной мир в домашней обстановке. Для многих, решившихся на эвтаназию, важную роль играет и то, что они избавляют не только себя от мучений, но и своих близких от проблем по уходу за больным.

В ХХ веке эвтаназия была сильно скомпрометирована. В 1930-е годы в фашистской Германии под ее видом стали осуществлять безжалостные убийства. Программа умерщвления инвалидов и психически больных, по мнению руководителей Третьего Рейха, «идеально вписывалась» в идеологию о «расовой чистоте». Людей с различными видами заболеваний в стране называли «ошибками природы» и «неполноценными». Тех, кто «не мог принести пользу фашистскому государству», убивали.

Детей обычно морили голодом, а взрослых отводили в газовые камеры или же делали смертельные инъекции. Впоследствии эвтаназии стали подвергать и солдат, получивших в сражениях тяжелые увечья, и лесбиянок за то, что они «не могли родить истинных арийцев». За время существования Третьего рейха эвтаназии подверглись более 200 тысяч человек. Фашистские врачи без серьезной диагностики выносили пациентам смертный приговор: большой «красный крест» на личном деле больного означал необходимость умерщвления, «синий крест» означал «оставить в живых».

Родителям детей-инвалидов сообщалось, что их ребенка отправляют в клинику для лучшего лечения. Спустя некоторое время приходило письмо, в котором сообщалось, что ребенок умер от воспаления легких или же от какой-либо другой болезни. Тем временем, работавшие на «фабриках смерти» врачи за проведение эвтаназии получали баснословные деньги. Ко всему прочему они присваивали себе продовольственные талоны и вещи убитых ими людей.

Сейчас добровольно уйти из жизни иностранцы могут не только в Швейцарии. Эвтаназия в том или ином виде разрешена в Бельгии, Голландии, Люксембурге, а также американских штатах Орегон, Вермонт и Вашингтон. Правда Швейцария все же отличается самыми либеральными законами. Как показало недавнее исследование, проведенное в стране, возраст пациентов-самоубийц варьируется от 23 до 97 лет. Причем этой специфической услугой в европейской республике чаще пользуются женщины — 60 процентов.

Набор для эвтаназии

Фото: Stefan Wermuth / Reuters

Нидерланды могли бы составить достойную конкуренцию Швейцарии, там эвтаназию легализовали в 2002 году. К тому же, в отличие от последней, голландский закон разрешает добровольно уходить из жизни и несовершеннолетним в возрасте от 16 до 18 лет. А также родные больного могут попросить врача прекратить страдания своего ребенка в возрасте от 12 до 15 лет. Однако всего одна оговорка в законе помешала королевству стать магнитом для туристов-самоубийц: врач и пациент должны давно и хорошо знать друг друга. А на налаживание таких отношений может уйти немало времени.

В феврале 2014 года в центре скандала оказалась Бельгия. В королевстве разрешили эвтаназию для всех без исключения несовершеннолетних. Таким образом, дети при согласии родителей или в случае недееспособности ребенка сами родители получили право подавать прошение об эвтаназии. Разрешение можно получить только в том случае, если ребенок, по мнению врачей, страдает неизлечимым заболеванием и испытывает физические и душевные страдания, которые никак нельзя облегчить. Если психолог после общения с ребенком подтвердит, что тот осознает последствия своего решения, эвтаназия будет проведена. Противники эвтаназии обвиняют бельгийское правительство в ущемлении прав детей, которые не в состоянии принять решение о своей смерти.

Во Франции и в Великобритании парламенты десятки раз поднимали вопрос о введении эвтаназии. В 2012 году дискуссию инициировал сам президент Пятой Республики Франсуа Олланд. Как показали опросы общественного мнения, 90 процентов французов выступают за либерализацию законов и введение не только пассивной, но и активной эвтаназии. Однако пока вопрос эвтаназии для Парижа и Лондона остается открытым.

Фото: Michael Buholzer / Reuters

Тем временем, правительство Германии собирается легализовать бытующую в стране практику, когда врачи оказывают безнадежным пациентам пассивную помощь в совершении самоубийства — отключают больных от приборов жизнеобеспечения. Активная эвтаназия до сих пор в Германии под запретом. Прецедент, в результате которого в стране стали закрывать глаза на пассивную эвтаназию, возник в 2009 году. Верховный суд ФРГ полностью оправдал адвоката Вольфганга Путца, которого обвинили в том, что он посоветовал дочери 77-летней пациентки, находящейся в течение шести лет в коме в доме престарелых, перерезать шланг зонда, через который осуществлялось принудительное питание.

Вину на адвоката, а не на дочь больной вначале возложили из-за того, что перед тем, как отключить мать от питания, дочь обратилась за юридической консультацией. После этого суд вынес решение о том, что «косвенная» помощь при эвтаназии допустима. Более того врачей и опекунов дома престарелых обязали прекращать поддержание жизни пациента, если это соответствует его воле.

Сразу после этого более 10 миллионов немцев поспешили составить так называемые «распоряжения пациентов». Для этого в Германии появились сайты со стандартными формулярами, в которых пациент может изложить свою волю на случай смертельной болезни или недееспособности. Под документом необходима подпись пациента или его опекуна, заверенная нотариусом. Хотя, как показывает практика, учитываются и устные заявления больного.

Как пишет Berliner Zeitung, в 2012 году уролог Уве-Кристиан Арнольд признался в том, что за последние годы помог десяткам безнадежных пациентов (от 150 до 200) совершить безболезненное самоубийство. Ему грозил серьезный штраф, однако суд встал на сторону врача, так как по германскому законодательству медицинским сотрудникам не запрещается предоставлять пациентам лекарства, прием которых может приблизить их конец. Арнольда поддержали многие врачи. Так, например, терапевт Антон Вольфарт — активист Немецкого общества за гуманную смерть заявил, что «каждый человек должен иметь право помочь ближнему расстаться с жизнью». «Поэтому мне совершенно непонятно, почему это должно быть запрещено врачу, который располагает самыми лучшими средствами обеспечить достойный добровольный уход из жизни», — отметил он.

Смерть… по собственному желанию

Известие о том, что парламент Голландии принял закон о легализации эвтаназии, взбудоражило мир. 104 голосами “за” и 40 “против” депутаты Страны тюльпанов впервые даровали человеку право на достойную смерть. Исключительное решение голландцев, противоречащее общепринятой нравственной традиции, утверждающей, что только бог, дающий жизнь, вправе прервать ее, всколыхнуло и россиян. Смысл комментариев в общем сводился к одному: “До чего дошла демократия у буржуев… Но у нас-то это невозможно! Нам бы в жизни выстоять, а не по закону умирать…” На самом деле идея умерщвления неизлечимо больных людей с целью прекращения их страданий давно занимает умы философов, теологов, юристов и медиков во всем мире.

Известие о том, что парламент Голландии принял закон о легализации эвтаназии, взбудоражило мир. 104 голосами “за” и 40 “против” депутаты Страны тюльпанов впервые даровали человеку право на достойную смерть. Исключительное решение голландцев, противоречащее общепринятой нравственной традиции, утверждающей, что только бог, дающий жизнь, вправе прервать ее, всколыхнуло и россиян. Смысл комментариев в общем сводился к одному: “До чего дошла демократия у буржуев… Но у нас-то это невозможно! Нам бы в жизни выстоять, а не по закону умирать…” На самом деле идея умерщвления неизлечимо больных людей с целью прекращения их страданий давно занимает умы философов, теологов, юристов и медиков во всем мире.

В принципе суть голландского законопроекта сводится к освобождению от судебной ответственности врачей, помогающих безнадежно больным людям расстаться с жизнью. До сих пор эвтаназия оставалась уголовным преступлением – по сути дела, убийством, караемым лишением свободы.

Видимо, здесь уместен некоторый исторический экскурс. Несмотря на то, что до принятия закона эвтаназия в Голландии была запрещена, медики ее практиковали в течение двух последних десятилетий. Власти относились к этому явлению терпимо – суд давал разрешение на проведение процедуры смертельно больным, поэтому случаи эвтаназии учащались с каждым годом. По данным правительства Нидерландов, только за 1999 год в стране их произошло более 2 тысяч. Первую попытку легализовать эвтаназию голландцы сделали еще в 1993 году. Тогда парламент принял свод правил, следуя которым доктор помогал бы пациенту уйти из жизни и при этом не садился бы в тюрьму, но из законодательных документов не было вычеркнуто наказание за это, составляющее 12 лет лишения свободы.

Сегодня ни в одной стране мира, кроме Голландии, нет федерального закона об эвтаназии. Однако в скрытых формах она существовала и существует. Думается, Россия – не исключение. Разница лишь в том, что предмет разговора видится у нас несколько иначе, чем в цивилизованных странах.

Заведующая химио-терапевтическим отделением краевого онкодиспансера Евгения Некрасова выкроила время для разговора прямо на рабочем месте. Ее стол приютился в уголке кабинета, куда поминутно заглядывали больные – условия, что называется, походные. В дверной проем просматривалась некая геометрическая перспектива – пространство палаты прочерчивали капельницы, стоящие рядом с каждой койкой: пациенты принимали “химию”. Врач не скрывала своей занятости:

— Конечно, мы обсуждали эту тему. Но сегодня, мне кажется, надо говорить не о праве на смерть, а о праве больного получить полный объем процедур, облегчающих его состояние. Нормальный человек, даже безнадежно больной, если его не мучают нестерпимые боли, не может принять решение о добровольном уходе из жизни. Наоборот, он дорожит каждым днем, каждым часом. Надо только помочь ему не мучиться…

Это вполне реально: есть эффективные отечественные анальгетики, наркотические препараты, которые по специальному рецепту отпускаются бесплатно. Ведь даже с четвертой стадией рака можно прожить год-полтора. И речь в данном случае идет о качестве жизни. Неизлечимо больным людям необходимы соответствующий уход, помощь психолога. Иногда пациенты признаются, что после химиотерапии возникает желание выброситься из окна… Но это вовсе не значит, что решение об уходе из жизни принято окончательно. Специалисты знают, что химиопрепараты угнетающе действуют на психику. Нужно просто объяснить больному, что все это временно и завтра, может быть, он вовсе не захочет умирать.

— Если есть шанс, хоть маленький, — говорит Евгения Некрасова, — мы прилагаем все усилия, чтобы продлить человеку жизнь. Конечно, мы не боги. Есть терминальное состояние, когда отказывают жизненно важные органы и больной находится в состоянии клинической смерти. Тогда консилиум принимает решение не реанимировать больного. Но кто из врачей может взять на себя ответственность за то, чтобы лишить его жизни? Ни один из наших больных не сказал – хочу умереть. Прежде чем давать право на смерть, надо обеспечить достойную жизнь. Даже если ее осталось совсем чуть-чуть.

…Часто вспоминаю свою подругу, которая мучительно умирала от рака. Очнувшись от наркоза после операции, она увидела нянечку, шаркающую тряпкой по полу, и вдруг поняла, что отчаянно хочет жить. Шептала непослушными губами: “Господи, согласна на все, только не дай умереть”.

Два года нечеловеческой борьбы с болезнью дались страшно – несколько операций, уйма денег, отравленный “химиями” организм, тоска по маленькому ребенку, отданному бабушке, потому что не было сил заниматься им.… Но ни разу — о том, что устала, что больше не хочет такой жизни, пусть она и осталась лишь ярким разноцветным пятном за окном гостинки. Умерла она в больничной палате все с тем же невероятным желанием жить. Условия 12-метровой комнатушки, в которой жила ее семья, совершенно не годились для смерти.

Трижды увы! Во Владивостоке нет хосписа, где безнадежные больные получали бы соответствующий уход, помощь психолога, возможность достойно уйти в мир иной. Впрочем, этим достижением цивилизации могут похвастать считанные города России. А ведь мысли о досрочном прекращении жизни могут возникнуть от отчаяния, одиночества или недоступности лечения. В той же Голландии множество разных пансионатов, хосписов, где пациента до последней минуты не оставят без внимания и помощи. Кстати, принятый законопроект предусматривает прежде всего выполнение до последнего момента врачами надлежащего медицинского ухода (перечень которого детализирован до мельчайших подробностей).

Не то — у нас. Больницы отказываются от безнадежно больных людей. Эту дикость можно объяснить. Когда специализированное лечение становится бессмысленным, пациента отправляют домой – на его место придет другой, кому еще можно помочь.

Только что там, дома? Вадим Попрыжко до конца не знал своего диагноза – близкие скрывали, щадили. Лимфогранулематоз пожирал организм, приковав парализованное тело 22-летнего парня к постели. Мучили пролежни, с которыми пытались как-то справиться родители. Они и не знали, что существуют противопролежневые матрасы российского (!) производства. А еще не знали, что делать с начавшейся гангреной, с подступавшим иногда отчаянием. Через лечащего врача нашли Ларису Бирюкову, специалиста медицинского центра “Асклепий”. Владивостокский хоспис, за создание которого несколько лет она подвижнически боролась, так и остался несбывшимся проектом. Но Лариса не оставила идею. Сегодня благодаря Бирюковой существует своеобразный “хоспис на дому”.

— Когда медики начинают говорить об эвтаназии, — убеждает Лариса, — они просто расписываются в собственном бессилии. Снимите болевой синдром, окружите человека заботой и вниманием – не о чем будет вести речь. У меня были очень тяжелые больные. Начинаешь что-то делать — и становится легче. Все хотят жить. 80-летняя бабушка с тяжелейшим диагнозом каждый раз встречает меня словами: “Лорочка Владимировна, мне бы правнучку дождаться, вот-вот должна родиться”.

Каждого, к кому я прихожу, я призываю жить сегодняшним днем. Справимся с этой ситуацией, а завтра посмотрим. Когда больной не заброшен, он со всем может справиться.

Вот так она приходила к Вадиму, поддержать парня морально, дать профессиональный совет. Сказать в последнюю минуту обезумевшим от мысли, что сын умирает, родителям: это конец, но вам не в чем себя винить, вы сделали все что могли. Ведь это тоже должен кто-то произнести, а потом дать выплакаться вволю, просто поглаживая по руке…

Как правило, сделать это некому. Безнадежных больных у нас стойко не любят. Участковый терапевт не направит на ВТЭК, чтобы оформить инвалидность – ведь это целый перечень льготных лекарств. Он же не выпишет рецепт на бесплатный наркотический препарат, который на время утихомирит адскую боль, — зачем делать больного наркоманом? Он же спросит, зачем больному пенсия по инвалидности, все равно через недельку умрет (а тот живет полгода)?.. От настойчивых предложений Ларисы Бирюковой прийти почитать лекции о хосписной помощи эти участковые терапевты, как правило, отказываются: ну что нового вы нам скажете?

Утешить больных нечем. В цивилизованных странах хосписы существуют за счет страховой медицины. В 45 городах России аналогичные учреждения финансируются из муниципального бюджета. Владивосток к ним не относится. Год назад администрация города выделила в безвозмездное пользование третье по счету здание для хосписа. Бывший детский сад на Угольной практически не подлежал ремонту – дешевле было выстроить заново. На том все и замерло.…

— Сегодня я одна представляю медико-социальную общественную благотворительную организацию “Хоспис” (это официальное название зарегистрированной четыре года назад службы), меня поддерживает лишь Ротари-клуб г. Владивостока, — говорит Лариса Бирюкова. – Но я не собираюсь прекращать эту деятельность, ведь нарабатывается опыт, который обязательно будет востребован. Жизнь – это бесценный дар.

Ей вторит папа Вадика Алексей Попрыжко, в глазах которого таится вечная боль по умершему сыну, Ольга Глоба, трижды умиравшая, но выжившая благодаря врачам и собственной неиссякаемой витальности. Некогда искромсанная безжалостным скальпелем хирурга и собранная по кусочкам, сегодня она воспитывает внучку, оставшуюся без родителей.

– Я кричала врачам: “Зачем вы спасли меня?!” Но так кричит “мама!” ребенок, когда ему больно. Кто сегодня был бы рядом с девочкой, если бы я умерла?

Пожалуй, можно было бы подвести итог – мол, все дело в уровне развития медицины и общества. Но все не так. Голландия — не мы: стоит ли говорить о весьма высоком уровне медицины и развития общества в целом? Бережном отношении к пожилым, больным и инвалидам? Существовании сотен благотворительных обществ, готовых прийти бесплатно на помощь страждущему? И именно эта страна играла ведущую роль в продвижении чувствительного вопроса, доведя его до логического завершения. Видимо, вопрос о жизни и смерти перестал иметь лишь прикладное значение и перешел в категорию философскую. Что есть жизнь? Активное и осознанное действо или биологический процесс? И имеет ли человек право выбирать жизнь или смерть наравне со всеми другими правами? Кто обеспечит это право?

Парадоксально, но в самом “легком” положении оказывается сам страдающий – ему нужно только принять решение. Всем остальным гораздо тяжелее. Что, например, должен чувствовать врач, даже убежденный сторонник эвтаназии, даже если он знает, что пациент умрет, помогая ему уйти из жизни? Кто возьмет на себя роль палача, пусть выполняющего гуманную миссию? А что если болен ребенок? Или пациент страдает, скажем, болезнью Альцгеймера и может находиться практически в бессознательном состоянии десятилетия? Кто решит за них, жить им или умирать? Это пострашнее, чем решать за себя.

Позиция церкви однозначна – принимать жизнь во всех ее проявлениях.

– В августе прошлого года состоялся Архиерейский собор, на котором была принята социальная концепция, где упоминается эвтаназия, — говорит отец Иннокентий, председатель миссионерского отдела Приморской епархии. — Это деяние безнравственное. Бог является творцом человека и властителем жизни его. А потому волен распоряжаться этой жизнью. Неизлечимо больной может лишь полагаться на милосердие божье. Эвтаназия – это наш эгоизм, попытка уйти от забот о страждущем. Даже если он существует на биологическом уровне, о нем надо заботиться. Это и есть милосердие.…

К слову, решение голландского парламента Ватикан счел “нарушением человеческого достоинства”, противоречащим всем международным соглашениям, касающимся этики. Строго запрещена эвтаназия в государствах с сильной религиозной традицией. В десятой энциклике папы Иоанна Павла II, опубликованной еще в 1993 году, эвтаназия ставится в один ряд с геноцидом, физическими и моральными пытками.

Комментарий юристов оказался более бесстрастным – закон не предполагает эмоций. Доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой уголовного права Юридического института ДВГУ Александр Коробеев сначала предоставил фрагмент своей лекции из семитомного курса, изданного институтом. Цитирую: “Причинение смерти потерпевшему с его согласия по действующему УК РФ не исключает уголовной ответственности для причинителя вреда. Это преступление расценивается законодателем как убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств. Одна из разновидностей – убийство с согласия потерпевшего из сострадания к нему. Источником такого сострадания служат обычно неизлечимая болезнь, вызывающая непереносимые муки, смертельная рана, экстремальная ситуация, грозящая неминуемой (и, как правило, мучительной) гибелью потерпевшему. Анализируя этот вид простого убийства, нельзя не коснуться проблемы эвтаназии. …На вопрос, что лучше — мучительная жизнь в постоянном страдании и агонии или безболезненная смерть, обрывающая страдания, окончательный ответ пока не найден. И если представители разных религиозных конфессий к предложенной идее относятся резко отрицательно, то юристы, и особенно медики, считают ее допустимой”.

– Я думаю, что имеется принципиальная возможность для реализации этой идеи, — говорит Александр Иванович. – Но сегодня в России это невозможно. Во-первых, слишком низок уровень медицины в целом: иногда диагностировать не могут. Как же тогда умерщвлять якобы безнадежного больного? Во-вторых, не разработан юридический механизм осуществления акции. В-третьих, специфические причины, характерные только для России: криминалитет с энтузиазмом подхватит идею эвтаназии. Хорошо, что хотя бы в этом явлении мы не оказались впереди планеты всей. Есть возможность присмотреться к опыту и убедиться, что положительных моментов больше, чем отрицательных.

Семен Улицкий, профессор кафедры уголовного права Юридического института ДВГУ, был более эмоционален:

— Закон об эвтаназии в России… уже существовал. В 1922 году на очередной сессии ВЦИК обсудили вопрос об освобождении от уголовной ответственности за причинение смерти, если это произошло по просьбе пострадавшего. Проблему эту поднял некто Юрий Ларин, видный государственный деятель того времени: на заседании ВЦИК он выступил с заявлением о том, что серьезно болен. И высказал, что было бы неправильно наказывать того, кто выполнил бы его просьбу о смерти. Члены ВЦИК поддержали Ларина. И в статью, по которой осуждали за убийство, была внесена соответствующая поправка. Через 4,5 месяца ее отменили в силу возможных злоупотреблений, доказать которые было бы весьма затруднительно.

Вопрос об эвтаназии периодически обсуждался в юридической среде России. До революции в одном из своих выступлений

А. Ф. Кони говорил о том, что не исключает возможности эвтаназии, но она должна быть обставлена целым рядом юридических гарантий. Позже, во времена развитого социализма, болезненная тема поднималась многими юристами, занимавшимися проблемой преступлений против жизни. Но и сегодня она на уровне обсуждений.

Все не так просто, как кажется, – принять закон, который, будем говорить прямо, разрешает убийство, можно. Но давайте разбираться. Эвтаназия может быть активной и пассивной. В первом случае врач должен непосредственно участвовать в уходе больного из жизни по его просьбе, то есть умерщвлять его тем или иным способом. Во втором достаточно прекратить поддерживать жизнь пациента, не выводить его из состояния клинической смерти. По сути дела возникает проблема права человека – мы не можем заставить больного насильно лечиться, жить. Я сам в свое время был свидетелем обстоятельств смерти моего научного руководителя. Неизлечимая болезнь привела к тому, что он жил только благодаря обезболивающим и поддерживающим жизнь средствам. Когда ситуация стала безнадежной, консилиум врачей, посоветовавшись с родственниками, решил давать только обезболивающие препараты.

Более того, сегодня у нас уже есть элементы эвтаназии. Если пациенту не подключать, к примеру, аппарат искусственной почки, можно лишить его жизни. Но ведь не секрет, что на всех их не хватает.

Уместнее вести речь о другом – о праве человека на выбор. Кто-то считает, что важна не продолжительность жизни, а качество. Многие считают, если жизнь не востребована обществом, то она не имеет смысла, даже если больной не испытывает физических мук. И упрекать человека в таком случае в нежелании жить, вероятно, нельзя. Человек имеет равное право на жизнь и на смерть.

Можно отнести безнадежно больных, решивших уйти из жизни, к самоубийцам, можно к психам, не понимающим, как прекрасна жизнь, можно делать вид, что проблемы не существует. Но от этого она не исчезнет. По статистике, случаев недобровольной эвтаназии в четыре раза больше в странах, где добровольная находится вне закона.

P. S. После двухдневных дебатов 14 января 2001 года представители обеих палат парламента Бельгии согласились с возможностью легализации эвтаназии и определили круг заболеваний, при которых эта мера может применяться. В скором времени Бельгия может стать второй страной, узаконившей добровольную смерть.

Автор: Ольга ЗОТОВА, «Владивосток»

Ушел по собственному желанию?

Все больше европейских стран принимают закон об эвтаназии. Готовы ли мы пойти по такому пути?

Без малого двенадцать лет назад в Нидерландах впервые в мире эвтаназия была введена в легальную медицинскую практику, хотя вопрос о “благой смерти” то и дело пытались поднять на законодательном уровне еще с середины семидесятых годов прошлого века. Следом безболезненный уход из жизни неизлечимо больных легализовали Бельгия, Люксембург, некоторые штаты Америки, Франция. Меньше месяца назад после долгих споров и раздавшегося в зале заседаний крика “Убийцы!” парламент Бельгии принял закон об эвтаназии для несовершеннолетних. На днях король этой страны Филипп подписал его, несмотря на многочисленные протесты общественности.

Таким образом, Бельгия стала второй в мире страной после Нидерландов, где допускается эвтаназия несовершеннолетних, и первой, которая не ввела возрастных ограничений для добровольного ухода из жизни. В Нидерландах применять эвтаназию разрешено только к детям старше двенадцати лет.

“Я готова держать ответ перед Богом…”

В нашей стране от рака сегодня умирает каждый седьмой белорус. А ведь нельзя забывать и о тех, кто годами прикован болезнью к инвалидному креслу или постели, кто проводит триста шестьдесят пять дней в году на больничной койке. Всеобщая декларация прав человека гарантирует этим людям право на жизнь. А как же быть с правом на смерть, лишенную мучений?

На протяжении полутора лет медики безуспешно боролись с лейкемией, диагностированной у маленькой Даши. Несколько операций, агрессивная химиотерапия, болезненные уколы и — приговор врачей: ничего нельзя сделать. Последние два месяца для родителей девочки превратились в ад: смотреть на страдания своего десятилетнего ребенка, знать, что ты ничем не можешь помочь. Единственное, что остается, — ждать неминуемого конца. Такого не пожелаешь даже лютому врагу.

— Настало такое время, когда не помогали даже сильнейшие обезболивающие, — вспоминает мама девочки Елена. — Я даже не хочу описывать, что творилось с моей доченькой. На всю оставшуюся жизнь запомнила ее глазки, наполненные слезами, и шепот: “Мамочка, помоги! Я хочу уйти поскорее. Почему Боженька не забирает меня?” Если честно, я хотела дать дочке смертельную дозу лекарств, только бы закончились ее страдания. Но муж и свекровь буквально дежурили возле меня, оттаскивали за руки, не давали подойти к аптечке с таблетками. Они верующие, категорические противники эвтаназии. Считают, что только Бог решает, когда забирать жизнь. И до последнего Дашиного вздоха надеялись на чудо. Не знаю, может, я недостаточно сильна для такой веры. Но если бы мне удалось облегчить последние дни пребывания дочки на земле, пусть даже совершив то, что законники называют убийством, я была бы готова держать за это ответ перед Богом!

“Мне нравится смотреть на город из моего окна…”

Минчанке Алисе двадцать пять. Детский церебральный паралич вкупе с перенесенным в возрасте шести лет менингитом и еще несколько сопутствующих заболеваний навсегда приковали ее к инвалидному креслу и лишили возможности внятно говорить, читать и писать. Врачи говорят, что девушка вряд ли дотянет до тридцати…

Кто-то назвал бы жизнь, которую вынуждена вести Алиса, жалким существованием получеловека-полурастения. Но она находит совершенно неожиданные поводы для благодарности небесам: искренне радуется каждому новому солнечному дню, цветку, распустившемуся на подоконнике. И обожает, сидя у окна, подолгу смотреть вдаль, что-то тихонько напевая.

— Мы называем ее ангелочком, — говорят родные. — Она настолько светлый человек, что в ее присутствии у каждого поднимается настроение. Наша девочка почти всегда улыбается. И это не гримаса умалишенного человека, болезнь не отняла у Алисы возможность понимать то, что происходит вокруг нее. Просто она совершенно иначе реагирует на это, не так, как мы — здоровые, сытые, благополучные. Инвалид, калека, которая никогда не познает мужской любви и материнства, не сможет ходить на работу, встречаться с друзьями, которой недоступно счастье в общечеловеческом понимании, способна находить радость в том, на что мы в каждодневной суете просто не обращаем внимания. Разве можно, глядя на нее, даже задумываться об эвтаназии?

У последней черты

Проблема эвтаназии — чисто моральная, этическая и весьма острая. Даже в тех странах, где добровольный уход неизлечимо больного пациента из жизни узаконен, каждый случай рассматривается индивидуально. И далеко не всегда дело обходится без ожесточенных споров, критики, судебных исков. Мало кому из родственников умирающего человека хочется стать его “узаконенным убийцей”.

— С одной стороны, можно понять людей, которые настаивают на эвтаназии для себя или своих близких. Однако как рядовой гражданин и как долгие годы практикующий медик я все-таки  — после очень долгих раздумий на эту тему! — выступаю против легализации “благой смерти”, — говорит член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Александр Стецко. — Не представляю, кто сегодня может четко определить грань между надеждой на жизнь и обреченностью на смерть. Каково это — подписать разрешение на убийство родного человека и потом носить в душе этот камень? Мне кажется, для начала нужно решить проблему качественного обезболивания неизлечимо больных людей. Медицина ни одного дня не стоит на месте, появляются новые лекарства, средства и методы. Если человек перестанет чувствовать боль, он не захочет раньше положенного судьбой срока покидать этот мир.

Во многом согласна с депутатом и директор Белорусского детского хосписа Анна Горчакова:

— Для белорусского общества тема эвтаназии пока что слишком “неудобоваримая”. Вспомните, как наша церковь относится к абортам, а теперь представьте реакцию клира на узаконенную “благую смерть”! Тем более если дело касается детей. Я сама выступаю противником детской эвтаназии. Ведь под этим термином мы подразумеваем осознанное желание неизлечимо больного человека уйти из жизни. Но о каком осознанном желании можно вести речь, если пациент — совсем еще малыш? Кроме того, я тоже считаю, что усилия медиков нужно сконцентрировать на поиске новых средств и методов борьбы с болью, а не на прерывании жизни.

Общественность возмутилась

Один из самых резонансных случаев, связанных с применением эвтаназии, произошел в 2009 году в Италии. Элуана Энгларо более 16 лет пролежала в коме в результате черепно-мозговой травмы, полученной в ДТП. Вся ее семья добивалась прекращения поддержания искусственного жизнеобеспечения. Но правительство Италии в срочном порядке утвердило законопроект, запрещающий эвтаназию Энгларо. Однако к тому времени медики уже приступили к постепенному прекращению питания, и женщина скончалась.

Этот случай вызвал большой скандал в Италии. Семью Элуаны и медиков буквально преследовали радикально настроенные общественники, которые считали отключение аппаратов преступлением.

Досье “НГ”
“Эвтаназия” в переводе с греческого — “благая смерть”. Впервые термин был использован в XVI веке английским философом Фрэнсисом Бэконом для обозначения “легкой”, не сопряженной с мучительной болью и страданиями смерти, которая может наступить и естественным путем. В XIX веке эвтаназия стала обозначать “умерщвление пациента из жалости”.
Современная медицина различает пассивную эвтаназию, предполагающую отключение пациента от систем жизнеобеспечения, например ИВЛ, и активную — введение смертельного препарата.

 Мнение

Нравственный выбор

— Из практики знаю, что доля выздоравливающих при неблагоприятном прогнозе мала. Но в жизни бывает всякое, — цитирует medvestnik.by кандидата медицинских наук, доцента кафедры анестезиологии Белорусского государственного медицинского университета Олега Прасмыцкого. — Однажды пришлось лечить мужчину с множественными травмами после автокатастрофы. Реанимационные мероприятия проводились на догоспитальном этапе и после, человек пережил несколько длительных хирургических вмешательств, потерял много крови. Искусственная вентиляция легких проводилась полгода. За время лечения ушла жена, забрав маленькую дочь: она была уверена, что муж умрет. Имущество было распродано. Только мать поддерживала больного сына. Мужчина выжил.

Для верующего врача не может быть выбора — эвтаназия или естественная смерть. Даже если бы в нашей стране приняли закон, разрешающий эвтаназию, лично я однозначно ответил бы отказом. Только извращенное мышление способно назвать гуманными действия, направленные на гибель. Никакое законодательство не обяжет меня совершить акт убийства. В противном случае я просто уволюсь. Это нравственный выбор, которым я не могу поступиться.

Имеет ли право смертельно больной человек на добровольный уход из жизни?

Виктор Резунков: Судебный процесс в Ростове над двумя девушками, которые помогли уйти из жизни неизлечимо больной по ее просьбе, привел к яростным спорам между сторонниками и противниками эвтаназии. Имеет ли право смертельно больной человек на добровольный уход из жизни? Должен ли иметь человек право на такую помощь своему близкому, который в страданиях умирает? Возможно ли разрешение эвтаназии в России — стране, в которой и так большинство законов либо не работают, либо нарушаются без последствий? Об этом и поговорим сегодня из Петербурга. В Петербургской студии Радио Свобода — профессор, бывший главный врач первого, созданного в России, хосписа Андрей Гнездилов, и корреспондент газеты «Известия. Санкт-Петербург» Алла Борисова. Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: должен ли смертельно больной человек иметь право на добровольный уход из жизни, то есть эвтаназию? Прежде чем начать нашу беседу, я традиционно предлагаю послушать репортаж корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина об истории, которая произошла в Ростове-на-Дону. Дмитрий Казнин: 7 декабря Ростовский областной суд вынес приговор по первому в России делу об эвтаназии. 16-летняя Кристина Патрина и 14-летняя Марта Шкирманова были приговорены к 5 и 4,5 годам колонии, соответственно. Они задушили свою парализованную соседку, как уверяли осужденные, после ее многочисленных просьб. Жертвой бытовой эвтаназии стала 32-летняя женщина, попавшая в автокатастрофу и получившая тяжелую травму позвоночника, из-за чего она была полностью обездвижена. Она очень страдала и не раз говорила родственникам и друзьям, что хочет уйти из жизни. В конце концов, помочь ей согласилась 14-летняя соседка Марта. По ее словам, тетя Наташа попросила ее найти человека, который избавил бы ее от страданий. Марта нашла свою подругу Кристину. Вдвоем, когда в квартире никого не было, они задушили женщину, а затем, взяв золотые украшения, которые она, якобы, обещала им за помощь, ушли. Именно этот факт и заставил суд назначить девочкам суровое наказание. И хотя эвтаназия в России запрещена в принципе, золотые украшения позволили следствию и суду квалифицировать преступление как «умышленное убийство из корыстных побуждений». В странах, где эвтаназия разрешена, поступок двух девочек так же был бы истолкован как преступление, так как не были соблюдены правила применения эвтаназии, главное из которых — лицо, совершающее эвтаназию, не должно быть заинтересовано в смерти больного. В России эвтаназия запрещена законом с 1993 года. Ее противники говорят, что в стране и так убивают одиноких стариков из-за квартир, а разрешение на эвтаназию даст простор самым разным злоупотреблениям в этой области. Виктор Резунков: Андрей Владимирович, у меня первый к вам вопрос. Со времен Гиппократа традиционная врачебная этика включает в себя запрет «я никому, даже если кто-то попросит, не дам вызывающее смерть лекарство и не предложу подобного». Врачи, как известно, в большинстве своем, крайне негативно относятся к эвтаназии. Почему? Андрей Гнездилов: Во-первых, эвтаназия — это убийство, по сути дела, убийство самого себя. С помощью ли врача или с помощью кого-то другого, но это убийство. И вся культура, на которой воспитана и наша медицина, и наша идеология, она говорит о том, что убийства не должно быть ни в коей мере. Потому что мы не знаем, что стоит дальше. Потому что мы не знаем ценность времени. И очень часто на самоубийство идут больные люди, которые иногда находятся в состоянии депрессии, страха, тревоги, отчаяния, и они не видят помощи от окружающих людей, поэтому идут на этот шаг, собственно, не получив достаточной заботы от родственников, заботы от государства и внимания к своим страданиям. Виктор Резунков: Спасибо, Андрей Владимирович. Алла, а как вы относитесь к эвтаназии? Алла Борисова: Вы знаете, у меня отношение к этому, если можно так сказать, довольно дуалистичное. То есть я, на самом деле, абсолютно уверена, что человек должен иметь возможность и иметь право самому распоряжаться своей жизнью. Я понимаю, что это идет вразрез со всеми, так сказать, христианскими традициями, религиозными традициями. Но мы воспитаны на гуманистической культуре, и вот с точки зрения гуманизма, я считаю, что это абсолютно допустимо. Другой вопрос, что в России, здесь и сейчас, безусловно, эвтаназия просто невозможна потому, что законы, особенно такие тонкие, такие сложные, они просто не будут исполняться, и они могут привести к страшным последствиям — к тому, что людей будут подталкивать к самоубийству, просто потому, что будут нужны квартиры и деньги, врачам будут платить за смертельный укол и так далее. То есть то, что хорошо для цивилизованной Европы, конечно, пока у нас невозможно. Виктор Резунков: Андрей Владимирович, вот эта история в Ростове-на-Дону вызвала достаточно большой резонанс, в особенности в государственных средствах массовой информации. И у меня сложилось впечатление (я, конечно, могу ошибаться, и не претендую на точку зрения без ошибок), что, в принципе, такое вполне возможно, в России можно ожидать, что эвтаназию могут все-таки легализировать. У вас не возникла такая точка зрения? Андрей Гнездилов: К сожалению, вы в чем-то правы. Потому что ощущение, когда ты следишь за прессой, то все чаще и чаще раздаются голоса в пользу эвтаназии, забывая иногда причину — почему человек хочет, собственно, уйти на тот свет. Причина ясна — страдания. На самом деле, человек, который хочет убить себя, он не желает смерти, он желает избавления от страданий. А избавление от страданий — это очень сложный вопрос. Потому что не всегда страдания несут чисто негативный оттенок. Очень часто страдания позитивны. Я могу привести пример. Когда я шел по хоспису, где я работаю, и я вижу, что лежит больная, которая кривится от боли, во-видимому. Я говорю: «У вас болит?». «Ну, немного», — отвечает. «А что ж вы не обратились? Мы бы дали вам лекарства». «Доктор, — говорит она, — мне кажется, что вместе с болью из меня выходит все дурное». Понимаете, человек как бы принимает боль, иногда и страдания свои своеобразным образом. Он чувствует, что это в какой-то степени расплата за его какие-то неправильности, грехи, если так можно выразиться. И в то же время это в какой-то степени компенсация тех неприятностей, которые он в жизни испытал и так далее. То есть это еще и искупление его, собственно говоря, какой-то греховности и неправильности. Вообще понятие «страдание» включает в себя очень многое. И само заболевание, с которым мы часто сталкиваемся, под ним психологически лежит какой-то очень странный комплекс, когда человек может наказывать сам себя. То есть сознательно он на это не идет, это идет подсознательная игра каких-то сил: правильности или неправильности, совести и того, как он живет. Поэтому здесь очень важен вот этот момент того, что лежит в основе. Иногда мы видим, что есть так называемые пассивные суициденты. Потеряв близкого человека, человек не хочет жить уже. Бывали такие ситуации, что умирает муж в хосписе, приходит жена и говорит: «Мне больше не для чего жить». И через год она приходит — и на той же койке, с тем же заболеванием уходит из жизни. То есть здесь какие-то моменты не случайные, а достаточно значимые для человека. И само время для смерти и причины, они, конечно, могут раскрыть очень многое в жизни человека. Одним словом, сказать, что смерть и страдания — это чистый негатив, тоже нельзя. Но, с другой стороны, они содержат в себе очень много каких-то сложных систем, мотивировок, которые не всегда открываются. Виктор Резунков: Спасибо. У нас звонок. Галина Алексеевна из Петербурга. Слушатель: Я считаю, что это все пустое словословие. На моих глазах и на глазах моего мужа умирала 40-летняя дочь. Она была обречена. Когда я ее выписывала с Песочной… Я сама по специфике занята была в работе на гамма-терапевтических установках «Рокус», они лечат рак кожи. И она лежала в Песочной. 18 лет врачи боролись за продление ее жизни. В общем, когда я ее выписывала после очередных операций, мне сказали, что у нее идет уже очень прогрессивное разложение всего организма. И я умоляла врачей, чтобы дали возможность нашему ребенку умереть у меня дома на наших глазах. И если бы вы знали, как тяжело было переносить страдания 40-летней женщины, умницы, прожившей отлично 20 лет со своим мужем и со свекровью… это очень сложно — быть коммуникабельной со своей свекровью. И я считаю, что это просто словословие пустое. И вот видя, как она страдает, мучается, прося врачей (я умею сама делать уколы): «Дайте ей какие-нибудь, пропишите…». «Нет, только после посещения онколога». Вот видя все эти страдания, я считаю, что если бы я уходила из жизни в таких же страшных муках, как она, я бы попросила, чтобы меня усыпили. Тот человек, который не видел, не осознал дикую боль и дикое страдание близкого человека, в данном случае ребенка, он не имеет права говорить, можно или нельзя применять эвтаназию. Только личное согласие близких, родных или же самого больного, который доведен до отчаяния… Она просила дать ей что-нибудь, чтобы прекратить муки. Вот мое личное мнение. Всего доброго. Виктор Резунков: Спасибо вам за звонок. Алла, действительно, качество российской медицины… то есть я тоже с этим столкнулся, я знаю, что это такое. Алла Борисова: Да, я абсолютно эту женщину понимаю. Потому что я сама была свидетелем, у меня тоже умирала сестра. Правда, она умирала в Израиле. И это как раз очень показательно. Если мы посмотрим на то, как мучаются наши больные очень часто здесь… Не у Андрея Владимировича в хосписе. Я знаю, что там как раз все сделано для того, чтобы больной уходил в покое. Но если он здесь дома, и если ему не выписывают достаточное количество наркотических средств, которые облегчают ему этот этап страданий… Андрей Владимирович правильно сказал, есть люди, которые принимают эти страдания, а есть люди, которые их не принимают, которые не могут с ними сосуществовать. И тогда они просят этот смертельный укол для того, чтобы не длить страдания, а не жизнь. Так вот, если бы наша медицина и наше общество, его этический и социальный статус был таков, что можно было бы этому человеку сделать безболезненным этот период, этот уход, он бы жил столько, сколько как бы решает Бог. Так что вот в этом смысле я эту женщину прекрасно понимаю. Виктор Резунков: Спасибо, Алла. У нас звонок. Георгий из Петербурга, пожалуйста. Слушатель: Здравствуйте. Моя точка зрения не материалистичная. Земля — это место транзитное для людей. Давайте, например, вспомним Данте. Что бы мог сказать Данте Алигьери? Он бы сказал, что лучше промучаться короткое время на Земле, чем долгое время — в плохом отделе чистилища или даже в аду. Спасибо. Виктор Резунков: Спасибо, Георгий, за ваше мнение. Я попросил корреспондента Радио Свобода Александра Дядина выйти на улицы Петербурга и задать горожанам вопрос: должен ли смертельно больной человек иметь право на добровольный уход из жизни, то есть эвтаназию? Давайте послушаем, что ему отвечали горожане. Жительница Санкт-Петербурга: Наверное, нет. Бог дал, Бог взял, что называется. Но это очень трудный вопрос. Его надо, в общем, психологически для себя осмыслить. И на сегодняшний день я не готова положительно ответить на этот вопрос. Житель Санкт-Петербурга: Я считаю, что человек в каких-то самых сложных жизненных ситуациях действительно должен обладать правом распоряжаться своей жизнью. Общество, может быть, не готово сразу ответить, какой выход, чтобы он был и благопристойный, и в рамках какой-то законности, и чтобы предусмотреть возможные злоупотребления. Все могут погрешить — и медики, и какие-то родственники. Но в каких-то все-таки крайних ситуациях человек имеет право распорядиться, если ему по-другому не видится выход из жизни. Жительница Санкт-Петербурга: У меня был такой жизненный опыт, когда я поняла, что это должно быть. Наверное, все-таки юридически должно это как-то быть… такое медицинское показание, что у человека безысходная ситуация. Житель Санкт-Петербурга: Нет, не должен. По этическим соображениям. Потому что человек не сам определяет свой приход в жизнь, поэтому и уход из жизни, я считаю, что он не имеет права сам определять. Ну, вполне вероятно, что когда-то в будущем, возможно, болезнь станет излечимой. И, кроме того, людям, может быть, просто не хочется, не знаю, ухаживать за человеком, и они решили его убить. Поэтому мне кажется, что лучше, чтобы это было не разрешено. Жительница Санкт-Петербурга: Конечно, должен. Я очень многих за свою жизнь знала людей, которые ужасно мучились. Онкология — это такие боли, это человека изнутри съедает. Ну, это не жизнь. И это видеть, и помочь ничем… и знаем, что обречен, и знаем, что сейчас медицина просто может на этом, извините, деньги делать: дорогущие лекарства купите, купите это, купите это — поможет еще продлить… Но мы продлеваем не жизнь, он только будет дольше мучиться. Житель Санкт-Петербурга: С одной стороны, да, допустим, чтобы я не мучился, я бы согласился. Но с другой стороны, лишать человека жизни тоже никто не может. Если бы согласился, то только сам для себя… Вот, допустим, врач ко мне пришел, а я бы сказал: «Я хочу сам». Он бы мне укол дал, а я бы сам его сделал — и все. Вот на это я согласен, чтобы ни себя не мучить, ни других не мучить. Жительница Санкт-Петербурга: Если бы я с такой проблемой столкнулась, я бы хотела, чтобы мне оставили этот выбор. Виктор Резунков: У нас еще звонок. Сергей из Петербурга, пожалуйста. Здравствуйте. Слушатель: Здравствуйте. Мне хотелось бы выразить протест. Ваша радиостанция непрерывно пытается доказать, что россияне — европейцы. Вот еще одно умное слово вы обсуждаете в открытом эфире. В прошлый раз мне не удалось по поводу проституции выступить. Ну, давайте по поводу эвтаназии. Я очень сочувствую всем тем, кто сейчас произнес все эти слова в эфир. У меня у самого сейчас очень близкий знакомый находится в очень тяжелом состоянии. Но слово «эвтаназия»… вот сейчас Россия у нас находится в состоянии эвтаназии. Вот сегодня День защиты прав человека. Наши чернобыльцы голодают. И когда на вашей радиостанции Владимир Вольфович говорил что-то о монетизации, я хотел спросить, но не спросил. Владимир Вольфович, в какую сторону вы будете ползти, если Ленинградская атомная рванет? Так вот сейчас мы находимся в состоянии эвтаназии. Мы наплевали буквально на ветеранов, чернобыльцев, инвалидов — всех тех, кто защищал нашу страну. Ну, в отношении остальных… поймите мой мрачный юмор. Если вы хотите, чтобы ваш родственник быстро свел счеты с этим светом, обидьте нашего бюрократа от медицины. В советское время так часто было. Вот чуть-чуть повозмущайся в больнице, на следующее утро приходишь — родственника нет. Вот так вот. Благодарю вас за внимание. Виктор Резунков: Спасибо за ваше мнение. У меня вопрос к Андрею Владимировичу. Существует такая точка зрения экспертов и медики, и представителей Министерства здравоохранения России, они заявляют, что легализация эвтаназии приведет к криминализации медицины в России и вообще к потере социального доверия к институту здравоохранения. И с другой стороны, легализация эвтаназии приведет к распространению в обществе принципов цинизма, нигилизма и нравственной деградации. Каково ваше мнение? Андрей Гнездилов: Я совершенно согласен с тем, что эвтаназия — это, так сказать, не выход из положения. По сути дела, хосписная служба, о которой мы говорим, то есть служба, настроенная на помощь больным, на медицинскую, социальную, психологическую и духовную помощь, она является альтернативой эвтаназии. Но мне хотелось бы немножко глубже посмотреть на этот вопрос, сказав одну интересную вещь. Мы забываем о нашей настоящей национальной культуре, когда люди были гармоничны в жизни. Вы знаете, что старики среди крестьян очень часто сами находили время, что пришло время смерти. Они шли в баню, мылись, ложились под образа, прощались с окружающими — и умирали. И сейчас есть такое понятие: разрешение на смерть. Среди наших же онкологических больных, которые в последней стадии заболевания, когда они должны разрешить себе умереть. Если они разрешают, а это разрешение иногда нужно получить от персонала, от родственников, от священника, который его исповедует, причащает, и, наконец, он сам понимает, что дальше бороться не за что, и он сам уходит. Вот этот момент самопроизвольного ухода, который не нуждается в суициде, просто человек понимает, что дальше уже некуда, и он снимает вопрос о том, что обязательно нужно участие насилия над природой. Вы помните, наверное, расхожую фразу, которую приписывали Мичурину, что «нельзя ждать милостей от природы, их взять у нее — наша задача». Это извращенная фраза, потому что Мичурин говорил совсем иначе: нельзя ждать милостей от природы после того, как мы надругались над ней таким образом. То есть, понимаете, смысл заключается в том, что человек должен быть естественен во всем. Если природа определила ему 9 месяцев на то, чтобы выносить ребенка, эти 9 месяцев должны принадлежать… нельзя его родить в 6 месяцев, в 5 месяцев, в 4 месяца. Почему мы берем себе на вооружение лозунг борьбы с природой? Само время — время смерти и время рождения, — оно очень важное для человека. И время смерти мы оцениваем с позиции того, что это уже конец, и, значит, не так он значим. На самом деле, наш опыт показывает, что апогей жизни отнюдь не в момент, когда ты встречаешь любимого человека, заводишь семью, детей, строишь дом и так далее. Апогей жизни в конце. Конец — делу венец. Когда человек оценивает все те ценности, которые он приобрел в жизни, и когда он может уйти спокойно из этого мира. Епископ Антоний Сурожский говорил: «Не важно, жив ты или мертв, умираешь. Важно, во имя чего ты живешь и ради чего ты мог бы умереть». Вот этот момент смысла жизни, он переходит на качество жизни. Не важно, сколько человек проживет, важно качество его жизни. И качество жизни определяется им самим и окружающим миром. Поэтому проблема суицида, проблема насилия над временем, которое тебе отпустила жизнь, недопустима. Тем более что программа смерти закладывается в момент рождения человека. Она может сокращаться, она может немножко удлиняться, но, тем не менее, она заложена и она прокручивается. И когда включается программа смерти, уже в нее нельзя вмешиваться, нельзя тормозить, нельзя ускорять. То есть времени должно протечь именно столько, сколько отпущено и запрограммировано в самой природе человека. Алла Борисова: Мне очень сложно полемизировать с Андреем Владимировичем, зная о его огромном опыте — и жизненном, и рабочем, и всяческом. Но я хочу напомнить, с чего мы начали. Молодая, 30-летняя женщина попала в аварию. Она была обездвижена. Она хотела уйти из этой жизни, потому что качество этой жизни ее не устраивало. Но не получалось, вот не получалось. Она не могла умереть так естественно, о чем вы говорите, как это было бы, наверное, лучше. Но в этой ситуации впереди, возможно, у нее были долгие годы этого обездвиженного состояния. Она не хотела этого. Почему мы отнимаем у нее право самой решить, хочет она такую жизнь или не хочет? Все-таки я понимаю все про программу, но я не могу представить, что в программе ее жизни была заложена вот эта обездвиженность в 30 лет из-за того, что ее сбила машина. Понимаете? Это очень сложно. Нет, вы поймите, что я глубоко уважаю религиозные чувства, которые, безусловно, все по этому поводу питают. И с религиозной точки зрения это очень сложная философская проблема, я это понимаю. Но, с другой стороны, я знаю, что, например, когда соблюдаются посты и в христианстве, и в иудаизме, больному человеку, например, разрешается этот пост делать легче, как бы не соблюдать его, потому что его здоровье не позволяет. Почему здесь мы не можем сделать такое исключение? Виктор Резунков: У нас на связи Алексей из Москвы. Пожалуйста, мы вас слушаем. Здравствуйте. Слушатель: Добрый день. Вы знаете, вот вы говорите о смертельно больном, а я вот инвалид первой группы. У меня очень ограниченная подвижность. И я хочу сказать, что просто-напросто давайте посмотрим с другой стороны. Если есть этот свет, значит, есть тот свет. И я просто хочу эмигрировать отсюда — туда. Неужели я не имею такого права человека, как выбрать место жительства? Ну, я выбираю не Америку, не Израиль, не Германию, я выбираю иной мир. Почему не могут просто мне помочь? Дайте просто яда, дайте просто что-то — я сам все сделаю. Виктор Резунков: Спасибо, Алексей, за ваше мнение. Нам поступили сообщения на пейджер. Виктор Юрьевич: «Эвтаназия не для нашего государства. У нас убивают здоровых стариков за жилплощадь. Если разрешить эвтаназию, смертей будет неизмеримо больше». Екатерина Изотова. Ирина пишет: «Наша семья считает, что только очень жестокое государство может запретить эвтаназию». Я хотел бы отметить, что в России эвтаназия пока запрещена. А вот что в других странах? Давайте послушаем обзор корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина. Дмитрий Казнин: Впервые в ХХ веке эвтаназия была введена в фашистской Германии. Затем, в 2001 году была официально разрешена в Голландии. Сегодня эвтаназия — «легкая смерть» — законодательно разрешена в Голландии, Бельгии и штате Орегон, США. Недавно во Франции была разрешена пассивная эвтаназия, то есть прекращение лечения, а не убийство. Закон в Швейцарии и Германии, где эвтаназия, в принципе, запрещена, не наказывает того, кто помог уйти другому человеку из жизни, если в его поступке не было корысти. В 1996 году «легкая смерть» была разрешена в одном из штатов Австралии. Однако очень скоро закон отменили. В тех странах, где эвтаназия разрешена, требуется соблюдение строгих правил. В Голландии, например, больной должен испытывать невыносимые страдания, которые невозможно облегчить, и должен сам, по своей воле обратиться к врачу с просьбой помочь ему умереть. В таком случае врач может выполнить эту просьбу, но только после консультаций с еще одним, независимым врачом. О каждом таком случае следует сообщать властям, как о неестественной смерти. Пациенту должно быть рассказано обо всех альтернативных возможностях. Врачи, нарушающие эти правила, могут быть осуждены сроком до 12 лет. Большинство населения Голландии поддерживают эвтаназию. Против высказываются все крупные религиозные конфессии. Врачи всего мира яростно спорят на эту тему. Единого мнения нет. Кто-то считает, что не разрешать эвтаназию, значит, проявлять нездоровый гуманизм. Кто-то считает, что эвтаназия — узаконенное убийство. В последние годы проблема значительно усложнилась, поскольку передовые медицинские технологии позволяют врачам даже в самых сложных случаях поддерживать жизнь пациентов в течение длительного времени. Сторонники и противники эвтаназии дискутируют в морально-этической, общественной, юридической, медицинской и религиозной плоскостях. Но до сих пор точка в этом споре не поставлена. Виктор Резунков: У нас звонок из Омска. Виктор звонит. Пожалуйста, вы в эфире. Слушатель: Добрый день. В общем-то, как говорится, в жизни: Бог дал, Бог взял. Но я бы все-таки немножко пошел дальше. То есть я был за границей, сам это видел. Что нужно сделать — разрешить или не разрешить? Я считаю, что можно пойти вот по какому пути. Необходимо, чтобы была создана такая медицинская комиссия, и под ней бы стояло столько подписей, чтобы каждый человек, в общем-то, осознавал, что он делает и подписывает. Как вы считаете, это помогло бы или нет? Мы говорили о бабушках, что их могут травить. Это я понимаю все. Но вот как вы считаете? Виктор Резунков: Спасибо, Виктор. Андрей Владимирович, у меня как бы еще к этому вопросу — подвопрос. На самом деле, уже почти 20 лет в Голландии практикуется эвтаназия, а недавно она была узаконена. А вот что, этика голландских врачей отличается от врачебной этики российских врачей? Андрей Гнездилов: Вы знаете, культурно, да. А вообще Голландия, так сказать, по общему мнению, это очень развращенная страна, где разрешены и наркотики, где разрешены публичные дома, где все разрешено. Музеи существуют и обучающие программы. Мне кажется, что вот эта распущенность общества, она, в общем-то… и та развращенность, которая сейчас практикуется средствами массовой информации, она и приводит к этой ситуации. Вот возвращаясь к вопросу о Ростовской истории, где женщина попросила покончить с ней. Неужели она попросила и хотела такой смерти, чтобы ее задушили подушкой? Виктор Резунков: Там как раз такая ситуация была: они сначала ввели ей в вену воздух… Андрей Гнездилов: Да, но тем не менее. Уж я думаю, ни в коей мере она не мечтала о такой смерти — быть задушенной подушками. Вы понимаете, в жизни, наверное, бывают какие-то кризисные состояния, они связаны не только с неизлечимым заболеванием. Проблемы старости, необеспеченности, социального террора со стороны государства по отношению к пожилым людям — это достаточно весомые вещи, которые приводят человека в кризисное состояние. И вот выход из кризисного состояния — либо отказаться от жизни, либо попытаться найти еще какую-то дверь. Вы знаете, я сталкивался с ситуациями, когда находилась дверь, и эта дверь называлась «духовностью», когда человек мог трансформировать свое состояние до такой степени, что… поразительно, потому что человеку дана возможность открыть смысл жизни. Он открывает его очень поздно, иногда в кризисные минуты. Вы знаете, наверное, что пока человек счастлив, он не задумывается, зачем он живет, что стоит за этим, каков смысл его жизни. Но когда он впадает в состояние тревоги, отчаяния, лишения какого-то, тогда он начинает вспоминать, может ли быть смысл в этом или жизнь вообще бессмысленна. И очень часто мы слышим… это не единственный голос — вот голос больной: «Надо же было заболеть раком и умирать от него для того, чтобы понять, что в мире есть истина, есть Бог. И что даже если я умру, то все равно это хорошо. В мире существует какой-то определенный порядок». Ну, я мог бы много привести подобных моментов. Но открытие того, что жизнь не кончается со смертью, а иногда и не начинается с рождения, это какие-то истины, которые можно увидеть у тех людей, уходящих из этого мира, которые нас потрясают, иногда перевоспитывают, заставляют смотреть на мир и на жизнь как на ценности, которые подарены нам. Можно отказаться от этих ценностей, потому что тебя настроили и обучили тому, что мы рождены, чтобы непременно быть счастливыми и сказку сделать былью. Но в жизни не запрограммировано вот это счастье. И когда человек теряет возможность получать счастье, он иногда отчаивается. И вот идея-то и заключается в том, что хоспис, да и вообще врачи должны нацелить свои усилия прежде всего на помощь больному, а не доводить его до отчаяния и служить этому отчаянию, убивая его по его собственному желанию. Мне кажется, вот ответ. Виктор Резунков: Спасибо, Андрей Владимирович. У нас звонок. Тамара из Петербурга. Пожалуйста, вы в эфире. Слушатель: У меня, наверное, будет достаточно бодрый голос. Но рождение в Ленинграде, перенесенная блокада, война, два института — и потерять возможность слушать музыку, ходить в филармонию, в театр, жить нормальной жизнью после всего, что было, и попасть в унизительные… То есть я живу в коммунальной квартире, это вся ущербность, унижение, когда с тобой делают все, что хотят, я имею в виду монетизацию, а ты не имеешь возможности даже сказать слово против этого. Потому что я просто на костылях не могу пойти, допустим, протестовать. Да и никто эти протесты и не воспринимает. Лучше дать возможность устроить на Дворцовой площади отстрел и пригласить всех желающих. Спасибо. Виктор Резунков: Вот такое мнение. Алла, на самом деле, даже если говорить, скажем так, теоретически о легализации эвтаназии в России (вот Виктор нам звонил из Омска и сказал, как надо это создавать), вы можете представить себе, если можно говорить теоретически на эту тему, какой механизм должен осуществляться в этой стране, где законы несовершенны, где те законы, которые существуют, так нарушаются? Алла Борисова: Знаете, я могу себе представить, что можно придумать такой закон и сделать кучу подзаконных актов, и будут самые, какие только можно, специалисты разрабатывать этот закон и попытаются учесть все. Но я абсолютно уверена, что в нашей стране сейчас, в настоящий момент найдут кучу лазеек, чтобы этот закон обойти во всех его хитросплетениях и добиться какой-то своей, очень неправедной цели. Вот именно поэтому я действительно убеждена в том, что эвтаназия должна существовать. Но абсолютно с той же убежденностью могу сказать, что здесь, в России это невозможно. И, на мой взгляд, просто другое ключевое слово есть во всей этой проблеме — это слово (вы его произнесли) «альтернатива». Вот какие мы предлагаем альтернативы для человека, который страдает, который болен, который немощен? Пока существует, скажем, хоспис, о котором рассказывал Андрей Владимирович, я могу быть спокойна — хоть какая-то альтернатива есть. Но он один такой. А кругом совершенно другой, жестокий, очень страшный для больного и немощного человека мир. И вот мне кажется, что все силы, на самом деле, надо сейчас направить не на легализацию эвтаназии, а на то, чтобы вот этот мир сделать иным, чтобы облегчить людям это… Потому что как только им станет легче существовать в этом тяжелом состоянии, они перестанут говорить об эвтаназии. Виктор Резунков: Спасибо, Алла. Нам дозвонился Леонид из Москвы. Пожалуйста, вы в эфире. Слушатель: Добрый день. Друзья, понимаете, в чем дело. Когда человек рождается, ему дается материальное тело, которое может чувствовать этот мир, работать в нем, наслаждаться им. А когда человек уходит, то он теряет материальную оболочку. И поэтому какие могут быть разговоры о гиене огненной ада или райских кущах рая?! Он не может этого почувствовать — душа уже обретает совсем другие параметры. И поэтому когда человек, изможденный жизнью, страшной болезнью, не может… и ради чего он должен терпеть эти муки адовы?! Кто говорит, что ему что-то предопределено? Да никто этого не знает. Один свой организм изнашивает за 20 лет, другой — за 100 лет. И поэтому как можно говорить о том, что человеку полезны его мучения, я просто не представляю. Ответьте мне на мой вопрос. Андрей Гнездилов: Я хочу сказать еще одну вещь, помимо того, что я уже говорил. Какие бы ни были точки зрения, религиозные или атеистические, но вообще сама смерть, сам суицид, он накладывает отпечаток на наше поколение. Вы знаете о том, что люди, в семьях которых совершился суицид, самоубийство, они гораздо легче идут на самоубийство, потому что уже, что называется, проторен путь, уже есть возможность выйти из критической ситуации через самоубийство. Так что ответственность за поколение, которое стоит рядом с тобой или после тебя идет, — это совершенно четкая вещь, которую нужно учитывать. Ответственность, еще раз, за тот смысл жизни, который мы вкладываем. Ведь смерть можно посвятить чему-то, какой-то идее. Вы можете принять это страдание, эту смерть за своего ребенка, за то, чтобы вашу семью обошло страшное заболевание и так далее. То есть смысл жизни человека заключается в служении какой-то великой цели, которая существует у человека. И если взять исторические моменты, то были даже случаи, когда один человек мог умереть за другого, приняв, так сказать, момент смерти. И это не фантазия и не сказка. Но просто сделать каждое движение твой жизни осмысленным, а не просто бежать с поля боя: вот мне больно и я не хочу страдать, — мне кажется, что это недостойно человека. И есть, конечно, разные точки зрения, но эту точку зрения отбрасывать совершенно невозможно. Виктор Резунков: Спасибо, Андрей Владимирович. У нас Николай из Москвы. Пожалуйста, мы вас слушаем. Слушатель: Добрый вечер. Вы знаете, меня сам факт разговора о праве на смерть и на праве на убийство, а именно об этом идет речь, когда говорят об эвтаназии, в День прав человека, честно говоря, кажется очень знаменательным. И говорит очень многое о самой концепции прав человека. Мне представляется, что после разговора об эвтаназии, через некоторое время могут появиться люди, которым покажется жизнь просто невыносимой без человеческого мяса, и они начнут говорить о праве есть человечину. Мне представляется, что речь идет о базовых этических нормах не только нашего общества, а всякого человеческого общества и о ценности жизни. И что пора говорить об обязанности человека жить, несмотря ни на что, и об обязанности его окружающих ему эту жизнь облегчать. А Радио Свобода, по-моему, верно своей линии психологического подавления аудитории. Виктор Резунков: Ну, это уже… Я даже не знаю, как прокомментировать. Я не буду это комментировать. Как раз существуют мнения правозащитников, что отказ в эвтаназии может рассматриваться как применение к человеку пыток, насилия, жесткого и унижающего человеческое достоинство обращения, запрещенного, кстати говоря, 21-ой статьей Конституции Российской Федерации. Алла Борисова: Я могу согласиться с этим абсолютно. Потому что я считаю, что мы не вправе требовать от человека быть героем. Да, есть люди, которые видят в этом определенный смысл своей жизни, да, они находят в этом некое духовное озарение. Я не знаю, что происходит с человеком в этот момент, но я могу себе представить. Но мы не вправе требовать этого от человека. Да, такие есть, и я могу только преклониться перед ними. И второй момент, который, мне кажется, очень важен, это то, что нам, в общем, каким-то образом постоянно навязывают позицию церкви в этом вопросе. А я абсолютно уверена, что церковь в этой ситуации все-таки должна быть несколько отделена от государства с его законами и с его как бы решениями. Я, например, наблюдала, к каким последствиям приводит то, что церковь воспротивилась против программ полового воспитания в школах. Это привело к тому, что наши подростки сейчас идут по пути… как бы идет страшная эпидемия СПИДа — и это одно из следствий вот этого решения. А решение это было принято во многом благодаря давлению церкви. Я боюсь, что вот в данном вопросе мы тоже должны немножко церковь отделить все-таки от государственных решений. Виктор Резунков: Спасибо, Алла. Борис из Петербурга, пожалуйста. Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что может быть принят такой закон, но только в рамках более широкого закона о праве человека на помощь при страдании. Вот если будет принят такой закон, в котором будет прописано, сколько хосписов нам нужно иметь, и чтобы это все финансировалось, сколько нужно обезболивающих препаратов иметь, и каких, и вот последним пунктом в этом законе может быть уже, что когда мы все это построим, когда мы обеспечим все это и будут люди, которые все-таки будут испытывать невыносимые страдания, вот только тогда мы можем, так сказать, разрешить эвтаназию. Спасибо. Виктор Резунков: Спасибо вам. Андрей Владимирович, у меня к вам такой вопрос. Есть такое понятие «насильственная эвтаназия». И существует мнение, что аборты — это и есть насильственная эвтаназия. Тогда возникает вопрос, если это так, что аборты разрешены в государстве, скажем, в России, а эвтаназия запрещена: нет ли здесь двусмысленности? Андрей Гнездилов: Вы знаете, мне кажется, что вопрос об абортах, это тоже вопрос о насильственном убийстве. Вы понимаете, мы все время говорим об эвтаназии, и связываем это с медициной. То есть человек, медик, мало того, что он выносит приговор больному, что он неизлечим, может быть, в настоящее время неизлечим, на него еще возлагается ответственность за то, чтобы отправить больного на тот свет. Вы обратитесь к этому человеку, к врачу, который собственноручно отправляет на тот свет своего больного, даже в безнадежном состоянии. И как мы его будем называть — доктор-киллер? То есть это проблема очень серьезная. А проблемы аборта, они сейчас очень серьезны. Дело в том, что это же не только экономические проблемы. Был проделан такой опыт, когда женщины, которые шли на аборт, они объясняли, что у них нет средств воспитывать ребенка, им предлагалось: «Мы дадим вам средства. Не ходите». Нет, они все равно идут, потому что проблемы гораздо глубже. И проблемы нравственного воспитания, они, по-моему, стоят очень глубоко и актуально перед каждым из наших соотечественников. И в этом смысле неплохо было бы обратиться и к Льву Николаевичу Толстому, и к Анне Карениной, которая кончала жизнь самоубийством, понимая в последний момент бессмысленность этого акта. Виктор Резунков: Спасибо, Андрей Владимирович. У нас звонок. Лидия Ивановна из Москвы, пожалуйста. Слушатель: Здравствуйте. У меня ответ и короткий вопрос. Рыночная экономика — это превращение всего и вся в товар в целях накопления капитала. Если дошло до того, что торгуют детьми, женщинами и даже в рабство продают здоровых людей, то чем не товар больные люди? И даже у нищих, больных людей можно отбирать пока еще не пораженные органы для лечения состоятельных людей. Ну а если учесть необходимость сокращения численности людей на Земле до «золотого миллиарда», а в России до 50-60 миллионов человек, то здесь, мне кажется, применяются более эффективные средства, в том числе и 122-ой федеральный закон об отмене льгот, предполагаемая реформа здравоохранения и так далее. Нельзя отбирать льготы только у тех, кто получает 60 миллионов в год и защищен спецзаконом. И короткий вопрос. Несколько лет назад, по сообщениям СМИ, Ассоциация американских врачей предлагала изменить клятву Гиппократа. Изменена ли она? И если изменена, то как? Спасибо. Виктор Резунков: Андрей Владимирович, вы можете ответить? Андрей Гнездилов: Не могу сказать, я не знаю. Алла Борисова: Я не знаю. Но я, например, слышала американскую статистику о том, что хотя бы раз в жизни один врач, каждый врач применял хоть раз в жизни какой-то способ для того, чтобы помочь смертельно болеющему, умирающему человеку уйти из жизни. И если это так, то опять же, что, мы всех врачей должны называть «доктор-киллер»? Как вообще относиться к этому? — вот вопрос. Виктор Резунков: Я хотел бы предоставить вниманию обзор корреспондента Радио Свобода Дмитрия Казнина, в котором как раз даются статистические данные о том, насколько часто неизлечимо больные в странах, где разрешена эвтаназия, обращаются к ней. Дмитрий Казнин: В штате Орегон, США, где эвтаназия разрешена законом, только 17 процентов неизлечимо больных принимают во внимание этот способ уйти из жизни. Пользуется же им один из тысячи. Причем, согласно статистике, с большей долей вероятности эвтаназию воспринимают молодежь, белые, не слишком религиозные и страдающие от рака люди. В Голландии же, например, число людей, уходящих из жизни посредством эвтаназии, быстро растет. В 1990 году к эвтаназии прибегли 2,9 процента умерших, в 1995 году — уже 3,4 процента, или 3600 человек умерли в результате самоубийства с помощью врача. В то же время жизнью 900 больных в этом же году распорядились без их ведома, и около 1900 летальных исходов произошло после того, как врач увеличил дозу лекарства с намерением ускорить смерть. Статистика последних лет практически отсутствует. В Бельгии официальные цифры ниже. Там в 2002 году 400 человек воспользовались разрешением на «легкую смерть». По мнению экспертов, цифры, связанные с эвтаназией, или занижены, или не учитывают реального положения вещей в этой области, так как за скобками остаются люди, принявшие эвтаназию дома. С 1981 года перед судом предстали всего 20 врачей, 9 были осуждены, 6 из них получили условные сроки, а трое не понесли наказания. Весь мир узнал об американском патологоанатоме Джеке Геворкяне, прозванном «доктор-смерть». Он умертвил за восемь лет 130 человек, будучи искренне уверенным, что совершает благое дело. Многие врачи считают, что не в силах медика поставить окончательный диагноз, что он определяется свыше. Однако примерно половина врачей Америки после истории с «доктором-смерть» высказались за эвтаназию. По статистике, представленной Обществом добровольной эвтаназии, почти половина британцев готовы помочь больному родственнику совершить самоубийство, а почти каждый врач в США, имевший дело с неизлечимо больными людьми, хотя бы один раз помогал в той или иной степени уйти пациенту из жизни. Виктор Резунков: Пришло время подводить итоги. Андрей Владимирович, давайте вкратце подведем итоги нашей передачи. Повторите, если можно, еще раз свою позицию. Андрей Гнездилов: Я считаю, что эвтаназия — это крайнее состояние, кризисное состояние больного, когда он не получает поддержки, помощи от общества. Потому что в момент суицида он чувствует себя одиноким, отчаянным, то есть находится в реактивном состоянии, в состоянии депрессии. И очень часто этот момент депрессии определяет его решение, по сути дела. Но для всех ясно, что депрессия лечится, по крайней мере, можно психотерапевтически, психофармакологически лечить человека, снимать даже эквиваленты болей, которые он испытывает. Поэтому мое мнение опять же остается прежним, что хоспис или служба хосписа, паллиативная медицина, которая заключает в себе принципы естественности человеческой жизни и ненасилия над ней, эти принципы должны быть в нашей жизни достаточно широко известны и слушателям, и читателям, и как-то воздействовать на решение. Виктор Резунков: Спасибо, Андрей Владимирович. Алла, в двух словах буквально. Алла Борисова: Я абсолютно уверена по-прежнему, что человек должен иметь право принять такое решение. Но я понимаю, что с точки зрения легализации здесь и сейчас в России это невозможно. Виктор Резунков: Спасибо.

Умереть по собственному желанию — жизнь в Нидерландах

Нидерланды — одна из немногих стран, где разрешена эвтаназия.

На данный момент эвтаназия возможна исключительно при серьезных медицинских показаниях. Но сейчас в обществе дискутируется тема эвтаназии при чувстве «законченности жизни».

Ответ на вопрос о расширении понятия эвтаназии настолько важный, что отношение к нему входит в программы крупнейших политических партий на парламентские выборы в марте 2021 года.
Одним считают возможность человека распоряжаться не только своей жизнью, но и смертью фундаментальной свободой личности.
Другие считают, что жизнь человек не вправе сам заканчивать свою жизнь, даже если она причиняет невыносимые физические или ментальные страдания.

Ситуация: с мая 2020 года господин фан ден Берх (49 лет, женат)  борется за  свое право на  эвтаназию.

Невыносимый визжащий свист в его голове уже два года разрушает его жизнь. 

То, что с ним происходит, называется тиннитус. “Это даже не считается болезнью, но разрушает меня, как рак. Пару лет назад я видел телепередачу про Габи — женщину с такими же жалобами — которая выбрала эвтаназию. Я уже тогда понял, что если мое состояние не улучшится, я бы тоже предпочел уход из жизни” — говорит он.

Фан ден Берх консультировался у лучших нидерландских специалистов. Но они бессильны ему помочь. Его заболевание так мало изучено, что никакого прогресса в лечении не наблюдалось. Звук в его голове имеет такую силу, что даже если он находится рядом с работающим пылесосом или мотоциклом, звук пересиливает. Фан ден Берха ужасает мысль о том, что этот звук теперь с ним — на всю оставшуюся жизнь. Это причиняет ему такие страдания, что он уже однажды пытался свести счеты с жизнью.

Фан ден Берх рассказывает о том, как нелегко осуществить право на эвтаназию. С мая и по текущий момент он ждет одобрения своего запроса, который он подал в Levenseindekliniek в Гааге.
По его словам, он не переставая думает о смерти. Он надеется получить разрешение на эвтаназию до конца этого года.  Ему осталось пройти еще одно, последнее собеседование у независимого психиатра. Задача психиатра — убедиться в том, что Фан ден Берх принимает решение  в здравом уме, не находясь под воздействием лекарств или под давлением других людей.
Фан ден Берх считает странным и унизительным долгое ожидание.

Что думают нидерландцы про эту ситуацию (мы цитируем наиболее популярные комментарии под постом AD  в фейсбуке)

Юлия Финкерс:

  • Я считаю это очень странным, что мы до сих пор не можем сами решать, когда жить, когда умирать. Желаю вам сил и мужества и  чтобы ваш запрос поскорее удовлетворили.

Мина Эл Ханау:

  • Ужасно это читать… как это возможно, что столько людей в Нидерландах уже страдают от этого, а большинство врачей мало осведомлены об этом. Почему этому так мало внимания уделяется этой проблеме в то время как люди готовы из-за нее расстаться с жизнью? Мое сердце действительно плачет от этой статьи.
СПРАВКА: Нидерланды стали первой страной, разрешившей эвтаназию.

Эвтаназия разрешена в Нидерландах  с 2002 года

Также в законе оговорена такая форма как помощь пациенту в добровольном расставании с жизнью. Различие между ними такое. При эвтаназии: врач является тем, кто приводит в действие смертельное средство. При помощи в добровольном расставании с жизнью: пациент получает средство у врача и распоряжается им сам.

ТРЕБОВАНИЯ ЗАКОНА:
  • Убедиться, что пациент по собственной воле, не под давлением, принял решение уйти из жизни
  • Знать, что страдания пациента безнадежны и невыносимы
  • Полностью информировать пациента о медицинской ситуации и его перспективах
  • Убедиться в том, что нет другого способа уменьшить страдания 
  • Проконсультироваться как минимум с одним независимым специалистом
  • Исполнить процедуру безболезненно, эффективно и быстро

Как долго длится процесс получения одобрения на эвтаназию?

Это зависит от болезни пациента. Например, терминально больной раком получит это разрешение быстро, а пациенту с психическими проблемами придется пройти через разнообразные экспертизы, что может занять несколько месяцев.

СПРАВКА: парная эвтаназия

Парная  эвтаназия становится все более распространенным явлением в Нидерландах. В 2019 году одобрение на парную эвтаназию получили 17 супружеских пар. По словам специалистов Центра Экспертизы Эвтаназии, это все еще исключение и происходит только в том случае, если каждый из супругов соответствует условиям (неизлечимо болен, нет другого способа уменьшить страдания и так далее)

Супруги Ян и Анье ушли из  жизни одновременно в результате парной эвтаназии. За несколько месяцев до этого они дали интервью.

Яну 93 года, Анье — 91. Оба неизлечимо больны.

Ян:  Мы хотим быть свободными в своем выборе. Я все еще виню себя за то, что  не раздобыл в свое время  таблетки для самоубийства,  в те времена, когда это не так строго регулировалось, как сейчас. Тогда мы думали, что с течением времени такие таблетки будут считаться нормой, и можно будет получить рецепт у врача.  Мы были слишком наивны.

Анье: Еще до 2017 года мы много путешествовали — с караваном, с кампером. Мы исколесили всю Европу. У нас была прекрасная жизнь. Мы были в браке 68 лет. У нас есть сын и дочь и двое внуков.

Теперь же здоровье супругов сильно ухудшилось. На двоих у них большой список серьезных заболеваний, среди которых и аневризма, и прогрессирующий альцгеймер.

Анье: Я больше не самостоятельна, мне во всем нужна помощь, и я не хочу в дом престарелых. Я устала. Я очень устала. Я бы хотела, чтобы все закончилось уже сегодня. Мы с мужем очень рады, что есть врачи, которые готовы нам помочь уйти из жизни

Ян: У меня есть цель: не оставить Анье одну. Я кажусь более здоровым, но на самом деле это не так

В случае парной эвтаназии каждый из супругов должен обследовался отдельно, разными специалистами. Должно было быть исключено влияние воли одного из супругов на решение другого. Так было и с Яном и Анье.

Ян и Анье ушли из жизни 12 августа 2020 года, лежа на кроватях рядом друг с другом, рука в руке.

СПРАВКА: детская эвтаназия

13 октября 2020 года стало известно, что  становится возможным эвтаназия или активное прекращение жизни  для неизлечимо больных детей в возрасте от 1 до 12 лет, страдающих невыносимо и безнадежно. Речь идет о детях, которым паллиативная помощь не приносит облегчения. Это изменение коснется пяти-десяти детей в год. Об этом в нижнюю палату написал министр здравоохранения Уго де Йонге.

Этим изменениям предшествовали общественные дискуссии и исследования.

В частности,  подавляющее большинство педиатров, которые часто имеют дело с неизлечимо больными детьми,  высказались за то, чтобы у детей была возможна эвтаназия или активное прекращение жизни. Исследования показывают, что за это выступают 84 процента врачей-специалистов в Нидерландах.

Опрос родителей тяжелобольных скончавшихся  детей показал, что родители считают особенно тяжелым переживанием то, что процесс умирания может занять много времени. Родители называют это недостойным концом жизни. Дети задыхаются, иногда страдают тяжелой эпилепсией, их мучения невыносимы. Процесс умирания может длиться несколько недель.

Эвтаназия — это намеренное умерщвление неизлечимо больного человека с целью облегчения его страданий

— Оксфордский справочник по клинической медицине

Возможно, это определение, данное выше, уже устаревает  и скоро в него будут внесены коррективы: уже несколько лет в Нидерландах обсуждается возможность эвтаназии без страданий, по причине чувства “законченности жизни”

СПРАВКА: обсуждение расширения права на  эвтаназию

В последнее время становится все больше сторонников возможности эвтаназии при “завершенной жизни”.  Если это изменение будет одобрено, то для осуществления права на эвтаназию не будут нужны медицинские показания.

Вот как об этом говорит государственный сайт (октябрь 2020 года)

Иногда люди которые чувствуют, что их жизнь завершена, хотят умереть. Например, потому что они прожили хорошую и долгую жизнь. Или «устали от жизни». Если у страдания нет медицинской причины, этим людям не разрешается законом подвергать себя эвтаназии.

Правительство хотело бы подробнее изучить этот вопрос.

Известно, что на данный момент около 0.18 процентов  нидерландцев в возрасте от 55 лет  (это около 10 тысяч человек) имеют постоянное активное желание сами или с посторонней помощью расстаться с жизнью.  Две трети из них хотели бы сами расстаться с жизнью, треть предпочла бы воспользоваться посторонней помощью.

Новый расширительный подход к вопросу эвтаназии несет с собой серьезные вопросы. Самый важный из них — как не спутать «чувство законченности жизни» с усталостью от бытовых неурядиц, безденежья и одиночества, которые могут и должны быть поводом для попытки улучшения качества жизни, а не ухода из нее.

Вопрос об эвтаназии при завершенной жизни без медицинских показаний считается в Нидерландах настолько важным, что отношение к нему входит в программы ведущих парламентских партий, представленных избирателям в преддверие парламентских выборов в марте 2021 года

Партия 50plus — это партия, представляющая интересы тех, кому за 50. Партия выступает за то, чтобы эвтаназия могла быть  предоставлялена по запросу при “завершенной жизни”. При этом оценка ситуации и исполнение должны оставаться в руках врачей.

Партия CDA — христианские-демократы. Партия считает, что существующего закона достаточно, он не нуждается в расширении и дополнении.

ChristenUnie — Христианский Союз. Основываясь на Библии, партия выступает против эвтаназии вообще (все в руках Бога) и против эвтаназии по причине “состоявшейся жизни” в частности. Партия считает, что государство должно направить свои усилия на то, чтобы делать жизнь стариков максимально полноценной и предотвращать возникновение желания расстаться с жизнью.

D66 — демократическая партия, центристы. Именно эта партия — инициатор изменений. Их точка зрения: право распоряжаться своей жизнью — это основное право человека. В то же время для вывода о “состоявшейся жизни” они предлагают установить возрастную границу: не ранее 75 лет

GroenLinks — Партия Зеленых. Поддерживает идею расширения права на эвтаназию: жизнь человека должна быть в его собственных руках.

Partij voor de Dieren — Партия Защиты Животных. Партия приветствует общественный диалог на эту тему и считает, что жизнь человека должна быть в его руках. В то же время партия считает, что нужно сделать все, чтобы избежать ситуации, при которой старики будут чувствовать себя обузой для общества.

PvdA — Партия Труда (социал-демократы). Партия поддерживает планы по расширению права на эвтаназию

PVV — Партия Свободы (правые). У этой партии нет сформулированной партийной точки зрения на эту проблему

VVD — Демократический Форум (правые). Члены этой партии, министры Схипперс и фан дер Стюр — инициаторы нововведений. Так что эта партия в целом поддерживает законопроект. Но против введения возрастной границы. Понятие состоявшейся жизни должно быть доступно в любом возрасте.

обвиняется в убийстве без убийства

Lowdown ломает ритуалы и рутины системы уголовного правосудия.

В 2012 году четверо подростков и их 21-летний друг решили ограбить дом в их родном городе округа Элкхарт, штат Индиана. Ни у кого из группы не было оружия, и они выбрали дом, который, по их мнению, был незанятым. Домовладелец на самом деле спал наверху — и был вооружен. Когда пятеро ударили заднюю дверь, Родни Скотт спустился вниз и выстрелил из пистолета, убив 21-летнего Данзеле Джонсона и ранив другого в ногу.

Выжившим членам группы, которые стали известны как «четверка Элкхарт», вскоре грозило до 55 лет тюрьмы за убийство, которое они не планировали, не намеревались или не совершали. Приговоры стали результатом сложного и противоречивого закона, называемого «тяжкое убийство». В уголовном кодексе большинства штатов есть версия закона о «тяжком убийстве». Такие законы позволяют обвиняемым быть осужденными за убийство — а в некоторых случаях им грозит казнь — если смерть наступает из-за совершенного ими преступления, даже если они не были прямым убийцей.

Верховный суд штата Индиана на прошлой неделе отменил обвинительные приговоры в убийстве троих из четверки Элкхарт, установив, что «в поведении заявителя или его соратников просто не было ничего, что явилось непосредственной или непосредственной причиной смерти их друга». (Четвертый признал себя виновным в преступлении и подал собственное ходатайство.)

Защитники статута считают, что такие правила предусматривают ответственность людей за последствия своих преступлений. «Мы действительно не хотим, чтобы люди умирали и как бы пожимали плечами и говорили:« Ну что ж », — сказал в интервью Indianapolis Star прокурор округа Элкхарт Кертис Хилл, когда суд рассматривал апелляцию« четверки Элкхарт ».«Часть нашей системы правосудия — обеспечить завершенность и полноту того, что произошло, почему это произошло и что нужно делать».

От вождения в нетрезвом виде до сердечных приступов

Правило об убийстве в той или иной форме существовало в США с XIX века (однако многие другие страны отменили этот закон). В 1987 году Верховный суд постановил, что некоторые дела об убийстве за тяжкое преступление могут быть приговорены к смертной казни, если обвиняемый проявит «безрассудное пренебрежение к человеческой жизни» и совершит преступления, которые несут «серьезную опасность смерти».”

В большинстве штатов указано, что правило должно применяться только в том случае, если смерть наступает во время определенных преступлений, таких как грабеж или изнасилование. В других штатах, в том числе в Джорджии и Миссури, закон применяется независимо от типа уголовного преступления.

Люди могут столкнуться с уголовным преступлением при различных обстоятельствах. Например, прокуратура Техаса применила закон против водителей, которые неоднократно находились в нетрезвом состоянии, чтобы заменить обвинение в непредумышленном убийстве до убийства. Обвинение было также предъявлено лицам, которые гораздо более косвенно вовлечены.В 2011 году прокурор Флориды обвинил магазинного вора Мервина Беттиса в тяжком убийстве после того, как охранник Target потерял сознание, а затем умер, пытаясь надеть на него наручники. Беттис признал себя виновным в убийстве третьей степени в 2013 году в обмен на пятилетний срок.

Что все ошибаются

Из-за сложности сделок о признании вины, апелляций и криминальных историй люди, осужденные за тяжкое убийство, могут получить на более суровые приговоров, чем лица, непосредственно виновные в убийстве.В 1996 году Стивен Хэтч был приговорен к смерти за тяжкое убийство. Он и его друг Глен Эйк вторглись в дом в Оклахоме, изнасиловали дочь и мучили семью. Позже Хэтч ждал в машине, пока Аке застрелил семью и убил родителей. Аке подал апелляцию на вынесенный ему смертный приговор на том основании, что он не получил достаточной поддержки в своем первоначальном заявлении о невменяемости. Его приговор был понижен до пожизненного с возможностью условно-досрочного освобождения.

В 2009 году Роберт Томпсон был казнен в Техасе по обвинению в совершении тяжкого преступления.Во время совместного ограбления круглосуточного магазина Томпсон и его сообвиняемый Сэмми Батлер оба стреляли в двух сотрудников, но пуля Батлера в конечном итоге убила одного из сотрудников. Оба стрелка имели право на смертную казнь, но два отдельных судебных процесса пришли к двум разным выводам, и только Томпсон был приговорен к смертной казни отчасти из-за его криминального прошлого.

Взгляд инсайдера

Адвокат Сара Суэйн в последние месяцы защищала двух клиентов, обвиненных в тяжком убийстве в Канзасе, где за это преступление предусмотрено обязательное пожизненное заключение.По ее словам, такие дела требуют другого юридического подхода: Суэйн должна убедить присяжных не сосредотачиваться на том, виновен ли ее клиент технически в тяжком убийстве, а на том, является ли пожизненное заключение подходящим наказанием за их косвенное преступление. «Вы должны убедить присяжных действовать со своей совестью, а не с их мозгом», — сказала она. «Адвокаты не понимают, что аннулирование присяжных — это… [заставить] присяжных увидеть несправедливость ситуации».

Один из ее клиентов, Кайлер Каррикер, был обвинен в тяжком убийстве после того, как помог организовать сделку по продаже марихуаны в доме друга.Покупатель оказался членом банды, намеревавшейся ограбить, и он застрелил Каррикера и убил дилера. Присяжные в конечном итоге согласились с доводом Суэйна и признали Каррикера невиновным в убийстве, хотя ему по-прежнему грозит тюремное заключение за обвинительный приговор, связанный с наркотиками. «У вас должны быть присяжные, которые смогут поставить себя в такое положение и подумать:« Господи, а что, если бы это был я? Хотел бы я быть ответственным за убийство, к которому я не имел никакого отношения? » — сказал Суэйн.

Споры о несовершеннолетних

Законы о тяжких убийствах особенно противоречивы, когда речь идет о детях, потому что, как утверждают адвокаты и адвокаты, ими можно легко манипулировать, чтобы они сыграли роль в преступлении пожилого преступника.В отчете Human Rights Watch и Amnesty International за 2005 год говорится, что 26 процентов несовершеннолетних, приговоренных к пожизненному заключению без права досрочного освобождения, были признаны виновными в «тяжком убийстве».

Судья Верховного суда Стивен Брейер недавно рассмотрел вопрос о том, следует ли наказывать несовершеннолетних пожизненно за такие преступления. В совпадающем мнении 2012 года по делу Miller vs. Alabama , в котором было установлено, что обязательные пожизненные приговоры без права досрочного освобождения для несовершеннолетних являются неконституционными, Брейер писал: «[Эти] виды убийств, которые могут привести к пожизненному заключению несовершеннолетнего правонарушителя без права досрочного освобождения, должны исключать случаи, когда сам несовершеннолетний не убивает и не намеревается убивать жертву.Три сообщения amicus по предстоящему делу Верховного суда об обратной силе Miller просят судей рассмотреть вопрос об объявлении вне закона такого наказания для молодых людей, осужденных за убийство, без убийства самих себя.

0631.10 Процедура трупа | 0600 — Полевые операции

631.10 ПРОЦЕДУРА МЕРТВОГО ТЕЛА

Ссылка:

  • ORS 146.095 Ответственность за расследование
  • DIR 612.10 Сообщения о смерти
  • DIR 640.10 процедур на месте совершения преступления
  • DIR 640.60 Объявление о смерти — Убийство

ПРОЦЕДУРА (631.10)

Определения директивы:

Процедуры радиосвязи: из-за преобладания радиомониторов, для описания типа смерти, в которой находится офицер, будут использоваться определенные радиокоды. Код 55-A будет использоваться при описании ситуации убийства. Код 55-K будет использоваться при описании всех других смертей.

Медицинское реагирование: Если офицер обнаруживает какие-либо признаки жизни, на место происшествия должен быть вызван врач, чтобы оказать медицинскую помощь или определить смерть. Прибывший на место медицинский персонал определит, будет ли пациент доставлен в медицинское учреждение.

Сохранение места смерти: Если есть вероятность совершения преступления, место происшествия будет сохранено офицерами и надзирателями на месте до тех пор, пока следователь или руководитель не освободят место расследования.

При установлении смерти должны быть предприняты следующие действия:

а. С медицинским экспертом свяжутся и сообщат подробности и обстоятельства смерти. Если кажется, что смерть наступила по естественным причинам и нет врача, который мог бы подписать свидетельство о смерти, или если нет уверенности, подпишет ли врач свидетельство о смерти, об этом должен быть уведомлен медицинский эксперт (ME). Член может связаться с офисом ME напрямую или запросить ME через BOEC.После обсуждения обстоятельств с участником, ME может решить, что делать на месте происшествия, или разрешить передачу останков в морг.

г. Член не имеет права беспокоить тело или имущество на месте смерти, а также разрешать делать это любому другому лицу, кроме МЭ (исключение, указанное в параграфе c. 1). Доступ к месту происшествия должен быть ограничен для сохранения улик.

г. Член должен помочь ME в расследовании обстоятельств смерти.

г. Когда кажется, что смерть наступила по естественным причинам и лицензированный врач, который подпишет свидетельство о смерти, примет меры на месте происшествия, члены не несут никакой дополнительной ответственности, кроме как предоставить любую разумную помощь, запрошенную семьей умершего в трудное время. Иногда членов могут вызывать на место смерти пациента хосписа. Ситуацию в хосписе в MultnomahCounty можно определить по красному конверту с медицинской информацией и заказами.Пациенты хосписа находятся под наблюдением лицензированного врача, который подпишет свидетельство о смерти; следовательно, применима вышеуказанная процедура.

e. Если смерть явно наступила в результате очевидной передозировки наркотиками, самоубийства или естественных причин (без присутствия семьи или врача) и нет подозрений в нечестной игре, член должен немедленно уведомить об этом офис ME. ME ответит на место происшествия и выяснит причину смерти. Если нет никаких подозрительных обстоятельств, связанных со смертью, ME извлекает тело, и этот член готовит соответствующий отчет о расследовании.

ф. Если ME определяет наличие подозрительных обстоятельств или есть доказательства, которые помогут идентифицировать подозреваемого, причастного к распространению наркотиков, связанных со случаем передозировки, ME может попросить члена:

1. Свяжитесь с дежурным сержантом по расследованию убийств в рабочее время или с дежурным по вызову сержантом по расследованию убийств в нерабочее время и попросите их отреагировать на место происшествия для расследования подозрительных обстоятельств смерти.

2.Свяжитесь с сержантом DVD в рабочее время или с дежурным сержантом DVD в нерабочее время и попросите их отреагировать на место происшествия, чтобы исследовать связь с наркотиками, связанную с передозировкой.

г. Осмотр трупа и определение причины и способа смерти возлагается на бюро ME.

ч. Ответственность за расследование уголовного дела возьмут на себя следователи или детектив-сержант по прибытии.

и.Если участник определяет, что смерть является очевидным убийством или существуют обстоятельства, которые могут привести к расследованию убийства, с дежурным сержантом по расследованию убийств в рабочее время или дежурным сержантом по расследованию убийств в нерабочее время свяжется руководитель на месте происшествия. .

1. ME также должен быть уведомлен об убийстве или подозрительной смерти. ME может отложить реагирование на место происшествия до тех пор, пока сержант по расследованию убийств не проведет первоначальную оценку.

Дж.Если смерть наступила в результате дорожно-транспортного происшествия, Управление дорожного движения несет ответственность за полное расследование обстоятельств происшествия и, при необходимости, обменивается информацией с офисом ME.

к. Если смерть произошла на водном пути с городом, MCSO будет нести ответственность за расследование. Если смерть или преступление, повлекшее за собой смерть, произошло на суше, но тело было найдено в водном пути, ответственность за расследование несут члены Бюро.При необходимости MCSO поможет Бюро с извлечением и транспортировкой тела. Если тело обнаружено в водном пути и первоначальное расследование не может определить ответственность за расследование на месте происшествия, детективы и MCSO будут консультироваться друг с другом, чтобы определить ответственность за расследование.

л. Когда тело должно быть передано в офис ME, его обыск должен проводить только представитель этого офиса. Члены не будут обыскивать тело, если иное не предписано офисом ME.

1. Член, который отвечал за тело до прибытия ME, останется и будет присутствовать во время обыска. Член должен, по возможности, остаться и подписать квитанцию ​​ME в качестве свидетеля. Затем участнику будет предоставлена ​​копия квитанции, и он приложит ее к своему отчету.

2. Назначенный член несет ответственность за защиту тела и его имущества от кражи или вмешательства до прибытия ME.

г.В обязанности Министерства здравоохранения входит уведомление родственников или друзей умершего. Бюро должно удовлетворить любой разумный запрос офиса ME об оказании помощи в этом вопросе.

Когда выясняется подробности расследования или вызываются на место смерти, необходимо выполнять следующие обязанности:

1. Обязанности отдела по наркотикам и заместителям (DVD)

a) Основным критерием для получения ответа о расследовании на DVD будет наличие действенных следственных выводов, обеспечивающих высокую вероятность выявления подозреваемого, причастного к распространению наркотиков, связанных со смертью от передозировки.

b) Сержант DVD оценит информацию, предоставленную ответственными офицерами, и решит, вызывать ли следователя. Если сержант DVD считает, что дело может быть не в передозировке, он / она повторно свяжется с детективным отделом. С отделом судебно-медицинской экспертизы (Forensics) свяжутся для фотографий, когда DVD ответит на расследование смерти от передозировки. Следователь DVD будет координировать расследование с офисом ME.

c) Если DVD отказывается отвечать, участники будут вести дело как любое расследование смерти:

1) Члены будут помогать офису МЭ и писать отчет.

2) Определите и соберите любые доказательства, которые, по их мнению, могут иметь значение (после консультации с офисом ME).

3) Свяжитесь с сержантом DVD, если появится какая-либо новая информация, которая может привести к установлению личности торговца наркотиками.

2. Обязанности по расследованию убийств:

a) Сержант по расследованию убийств свяжется с инспектором на месте происшествия, чтобы убедиться, что место происшествия и улики сохранены.

b) Сержант отдела по расследованию убийств будет координировать действия детективов, криминалистов из судебно-медицинской экспертизы, окружного прокурора, министерства здравоохранения и любых вспомогательных подразделений, необходимых для расследования.

c) По прибытии сержант отдела расследований убийств или назначенное им лицо возьмет на себя командование местом происшествия и расследованием.

d) Криминалисты из судебно-медицинской экспертизы обработают место происшествия и соберут любые улики, определенные как имеющие отношение к расследованию.

e) При запросе ответа или если он уже присутствует, ME берет на себя ответственность за тело и удаление тела с места происшествия.

Определение убийства — FindLaw

Не все убийства являются преступлениями.Однако все убийства людей включены в определение убийства. Многие убийства, такие как убийства и непредумышленное убийство, являются нарушением уголовного законодательства. Другие, например убийство, совершенное при оправданной самообороне, не являются преступлением. Незаконные убийства варьируются от непредумышленного убийства до убийства, причем несколько степеней каждого из них представляют тяжесть преступления.

Читайте дальше, чтобы узнать больше об определениях убийства, когда убийство не считается преступлением и когда можно столкнуться с гражданской ответственностью за смерть в результате противоправных действий.

Убийство

Убийство первой степени является наиболее тяжким преступным убийством. Как правило, убийство первой степени является преднамеренным и преднамеренным. Преднамеренное может означать что угодно, от долгосрочного плана по убийству жертвы до краткосрочного плана. Намерения обвиняемого убийцы не обязательно должны быть сосредоточены на реальной жертве. Если кто-то планировал убить одну жертву, но случайно убил кого-то еще, убийство по-прежнему является преднамеренным и преднамеренным, что означает обвинение в убийстве первой степени.

Когда нет предумышленности, но убийца намеревался убить (например, в убийствах, обычно описываемых как происходящие «в пылу страсти»), убийство может иметь обвинения в убийстве второй степени или, возможно, в добровольном непредумышленном убийстве, в зависимости от штата. .

Убийство

Неумышленное убийство обычно означает незаконное убийство, которое не является убийством. Низшая форма непредумышленного убийства — это непредумышленное убийство. Это означает, что преступник не намеревался никого убивать, но все же убил жертву из-за преступной халатности или опрометчивости.Один из распространенных примеров — авария с DUI, в результате которой кто-то погиб. Водитель в нетрезвом виде ведет себя преступно безрассудно, даже если у него не было намерения никого убивать.

Напротив, добровольное непредумышленное убийство обычно означает, что преступник не имел предварительного намерения убить, например, когда убийство происходит «в пылу страсти» и без предусмотрительности. В зависимости от штата, это преступление может подпадать под вариант обвинения в убийстве, а не в непредумышленном убийстве.

Юридические убийства

Некоторые убийства, подпадающие под определение убийства, не являются незаконными.Уголовное законодательство предусматривает исключения для некоторых убийств, которые в противном случае подпадали бы под действие уголовного законодательства против непредумышленного убийства или убийства. Это называется «оправданное убийство». Одним из основных примеров является убийство в целях оправданной самообороны или защиты кого-то другого. Такое убийство считается оправданным, если ситуация требует самообороны, а закон штата допускает применение смертоносной силы в такой ситуации. Большинство законов штатов допускают оправданное убийство для защиты себя или другого от реальной угрозы серьезных преступлений, таких как изнасилование, вооруженное ограбление и убийство.

Связанные жалобы о неправомерной смерти

Независимо от того, где убийство относится к криминальному спектру, оно также может возбудить гражданский иск за смерть в результате противоправных действий. В случае убийства семья жертвы может подать в суд на предполагаемого преступника с целью взыскания компенсации за ущерб, причиненный этому лицу, вызвавшему смерть их близкого человека. Хотя иски о неправомерной смерти предполагают денежные результаты, а не уголовное наказание, они также имеют гораздо более низкий стандарт доказывания, чем уголовный стандарт вины за пределами разумного сомнения.

Вопросы об определениях убийства или других уголовных законах? Получите юридическую помощь сегодня

Независимо от обстоятельств, любое обвинение, соответствующее определению убийства, является одним из самых серьезных, предъявляемых в системе уголовного правосудия. Защита по делам об убийствах часто бывает сложной и требует тщательной подготовки. Если вам предъявлено обвинение в преступлении, связанном с убийством, или в любом другом преступлении, встреча с опытным адвокатом по уголовным делам может предоставить ценную информацию о том, как защитить себя.

Что произойдет, если вы убьете кого-то в целях самообороны?

В Калифорнии законно защищать себя, если вы обоснованно полагаете, что вам или кому-то еще угрожает неминуемая опасность. Это называется «самооборона».

Самозащита может включать такие действия, как:

  • Толкать кого-то вниз по лестнице, чтобы он не навредил вам
  • Обрызгивание нападающего булавой, чтобы защитить кого-то
  • Убить кого-то, кто неминуемо подвергает вашу жизнь опасности

Если вы действуете в порядке самообороны, закон Калифорнии гласит, что вы можете не применяйте больше силы, чем это разумно необходимо для защиты.

Когда самозащита может использоваться в качестве правовой защиты?

Чтобы доказать, что вы действовали в порядке самообороны на законных основаниях, вы должны доказать:

  1. Вы обоснованно полагали, что вам угрожает непосредственная опасность получения телесных повреждений.
  2. Вы разумно полагали, что немедленное применение силы было необходимо для защиты от этой опасности.
  3. Вы применили не больше силы, чем было разумно необходимо для защиты от опасности.

Другими словами, вы должны показать, что находились в ситуации неминуемой опасности.Сюда могут входить такие ситуации, как нападение в баре, кто-то размахивает ножом, кто-то пытается украсть вашу сумочку или загоняет вас в угол в уединенном месте.

Затем судья или присяжные рассмотрят обстоятельства дела, чтобы решить, согласится ли обычный человек с тем, что применение силы было необходимым и уместным в данной ситуации.

Пример: Тина уходит с вечеринки поздно ночью и остается одна на улице. Мужчина выходит из переулка и вплотную подходит к ней.Она наносит ему удар, и он умирает от полученных ран. Это могло быть подходящим для ситуации применением силы.

Однако, допустим, Тина все еще была на вечеринке в окружении людей, находящихся в социальной ситуации. Если бы к ней просто подошел незнакомец, у нее не было бы оснований наносить ему удар ножом.

Является ли Калифорния штатом «стойте на своем»?

Калифорния — это штат, в котором «стойте на своем». Это означает, что вы не обязаны отступать, если хотите заявить о самообороне.

Даже если было бы безопаснее бежать, вам разрешено оставаться здесь и защищаться.

Есть ли в Калифорнии «Доктрина замков»?

Калифорния — штат «Замковой доктрины». Вы не обязаны отступать, если в ваш дом проникнет злоумышленник.

Согласно Уголовному кодексу 198.5 PC злоумышленник автоматически создает ситуацию «разумного опасения неминуемого вреда». Это означает, что вы вправе использовать смертоносную силу для защиты своего дома от злоумышленника.

Как мне получить юридическую помощь в делах о самообороне?

«Роберт Хелфенд — один из лучших адвокатов по уголовным делам, с которыми я когда-либо работал. Он был так хорошо осведомлен и всегда следил за тем, чтобы я все понимал на каждом этапе пути. Я определенно рекомендую его всем, кто хочет понимающего, заботливого и действительно полезного юриста ». Пэт, Калифорния

Может потребоваться время, чтобы выявить факты, касающиеся самообороны. Вот как обычно законопослушные люди могут оказаться обвиненными в преступлениях, когда все, что они сделали, — это защищали себя или кого-то еще.

Даже если вы действовали в рамках своих прав, важно работать с опытным адвокатом, пока дело не будет закрыто.

Ваш адвокат будет защищать ваши конституционно гарантированные права от агрессивных следователей, ревностных прокуроров и слухов других людей, которые могли быть замешаны. Наем адвоката не является признанием вины. Это знак того, что вы готовы защищаться.

Роберт М. Хелфенд за 30 с лишним лет защитил сотни дел о самообороне в зале суда, от нападения до убийства.Он входит в рейтинг SuperLawyers, Lead Counsel и National Trial Lawyers Top 100. Позвоните сегодня, чтобы получить бесплатную оценку вашего дела.

Является ли Калифорния штатом «стоять на своем»?

Калифорния — это штат, в котором «отстаивают свои позиции». Это означает, что вы не обязаны отступать, если хотите заявить о самообороне.
Даже если было бы безопаснее бежать, вам разрешено оставаться здесь и защищаться.

Есть ли в Калифорнии «Доктрина замков»?

Калифорния является штатом «Доктрины замков».Вы не обязаны отступать, если в ваш дом проникнет злоумышленник.
Согласно Уголовному кодексу 198.5 PC злоумышленник автоматически создает ситуацию «разумного опасения неминуемого вреда». Это означает, что вы вправе использовать смертоносную силу для защиты своего дома от злоумышленника.

Что нужно знать о смерти Бреонны Тейлор

Смерть Бреонны Тейлор, чернокожего медицинского работника, застреленного полицейскими Луисвилля в марте 2020 года во время неудачного рейда в ее квартире, стала одним из основных факторов, повлиявших на широкое распространение насилия. масштабные демонстрации, вспыхнувшие весной и летом из-за полицейской деятельности и расовой несправедливости в Соединенных Штатах.

Большое жюри в сентябре предъявило обвинение бывшему детективу Луисвилля, участвовавшему в рейде, Бретту Хэнкисону, в бессмысленной угрозе соседям, чья квартира была поражена, когда он выстрелил без прямой видимости в раздвижную стеклянную дверь внутреннего дворика и окно дома мисс Тейлор квартира. Он не признал себя виновным. Против двух других офицеров, которые стреляли, не было предъявлено никаких обвинений, и никому не было предъявлено обвинений в причинении смерти г-жи Тейлор.

Детектив Майлз Косгроув, один из офицеров, стрелявших в миссис Хьюстон.Тейлор и детектив Джошуа Джейнс, подготовившие ордер на обыск для рейда, получили в конце декабря письма о расторжении контракта, по словам адвокатов, представляющих офицеров. Детективы Косгроув и Джейнс были официально уволены 5 января, сообщает The Louisville Courier-Journal. В понедельник Министерство юстиции объявило, что проведет расследование в отношении полиции Луисвилля и местного правительства округа.

Исследование New York Times видеозаписи с места происшествия, показаний свидетелей, заявлений полицейских и отчетов судебно-медицинской экспертизы показало, что рейд был скомпрометирован плохим планированием и безрассудным исполнением.Он установил, что единственным подтверждением вывода большого жюри о том, что офицеры заявили о себе перед тем, как ворваться в квартиру г-жи Тейлор, — помимо утверждений самих офицеров — был рассказ одного свидетеля, который дал противоречивые показания.

После общенациональных демонстраций против жестокости полиции и системного расизма, которые начались в конце мая, власти Луисвилля запретили использование запретов на удаление ударов, которые позволяют полиции насильственно входить в дома людей для обысков без предупреждения, а в конце июня , уволил мистераХэнкисона, обнаружив, что он проявил «крайнее безразличие к ценности человеческой жизни».

Семья г-жи Тейлор просила правосудия, выдвигая уголовные обвинения против других офицеров. Дело г-жи Тейлор начало привлекать внимание страны в мае, и с тех пор она была в центре кампаний знаменитостей и спортсменов. В сентябре официальные лица Луисвилля согласились выплатить 12 миллионов долларов для урегулирования иска о неправомерной смерти, поданного матерью г-жи Тейлор, и для проведения реформ, направленных на предотвращение смерти офицеров.

Тем не менее, критики говорят, что дело продвигается медленно, особенно по сравнению с убийством Джорджа Флойда в Миннеаполисе в мае, когда полицейские были быстро уволены и обвинены. В этом месяце один из этих офицеров, Дерек Човен, был признан виновным в убийстве второй степени, убийстве третьей степени и непредумышленном убийстве второй степени.

«На данный момент он больше, чем Бреонна, он больше, чем просто Black Lives», — сказала летом мать г-жи Тейлор, Тамика Палмер, умоляя власти возбудить уголовное дело.«Нам нужно выяснить, как исправить город, как лечить отсюда».

Что случилось в Луисвилле?

Вскоре после полуночи 13 марта полицейские Луисвилля, выполняя ордер на обыск, использовали таран, чтобы проникнуть в квартиру г-жи Тейлор, 26-летнего техника отделения неотложной помощи.

Полиция проводила расследование в отношении двух мужчин, которые, по их мнению, продавали наркотики в доме, расположенном далеко от дома г-жи Тейлор. Но судья также подписал ордер, разрешающий полиции обыскать г-жу.Дом Тейлор, потому что полиция заявила, что, по их мнению, один из мужчин использовал ее квартиру для получения посылок. По словам адвоката ее семьи, г-жа Тейлор встречалась с этим мужчиной время от времени несколько лет, но недавно разорвала с ним отношения.

Мисс Тейлор и ее парень Кеннет Уокер лежали в постели, но встали, когда услышали громкий стук в дверь. Г-н Уокер сказал, что он и г-жа Тейлор оба позвали, спрашивая, кто был у двери. Позже г-н Уокер сказал полиции, что боялся, что это была г-жа Уолкер.Бывший парень Тейлора пытается ворваться внутрь.

После того, как полиция сломала дверь с петель, г-н Уокер однажды выстрелил из пистолета, ударив сержанта. Джонатан Мэттингли в бедре. В ответ полиция произвела несколько выстрелов, пять раз ранив г-жу Тейлор. Мистер Хэнкисон вслепую выстрелил в квартиру из 10 выстрелов.

Г-н Уокер сказал следователям, что г-жа Тейлор кашляла и изо всех сил пыталась дышать в течение как минимум пяти минут после выстрела, согласно The Louisville Courier Journal. Машине скорой помощи, дежурившей возле квартиры, было приказано уехать примерно за час до рейда, что противоречит стандартной практике.Когда полицейские вызвали скорую помощь и пытались оказать помощь своему коллеге, г-же Тейлор не оказали никакой медицинской помощи.

Лишь в 12:47, примерно через пять минут после стрельбы, сотрудники службы экстренной помощи осознали, что она серьезно ранена, после того, как ее парень позвонил в службу экстренной помощи.

«Я не знаю, что происходит», — сказал г-н Уокер в интервью. записанный звонок в службу 911. «Кто-то выбил дверь и застрелил мою девушку».

Г-жа Тейлор не получала медицинской помощи более 20 минут после удара, сообщает The Courier Journal со ссылкой на журналы отправки.

Коронер округа Джефферсон сообщил The Courier Journal, что мисс Тейлор, скорее всего, умерла менее чем через минуту после выстрела, и ее невозможно было спасти.

Хотя департамент получил одобрение суда на запись «без стука», перед рейдом приказ был изменен на «постучи и объяви», что означает, что полиция должна была идентифицировать себя.

Офицеры сказали, что заявили о себе, но г-н Уокер сказал, что ничего не слышал.

Наркотиков в квартире не обнаружено, адвокат г-на А.- сказал Уокер.

Джамаркус Гловер, бывший парень г-жи Тейлор, чьи якобы пакеты привели полицию к ее двери той ночью, был арестован 27 августа за хранение наркотиков, согласно обвинительному документу. Он сказал The Courier Journal, что г-жа Тейлор не участвовала в торговле наркотиками. «Полиция пытается представить, что это моя вина, и выгоняет сюда всю общину, делая вид, будто я принес это к двери Бреонны», — сказал он.

Мать г-жи Тейлор, Тамика Палмер, сказала, что ее дочь мечтала о больших мечтах и ​​планировала всю жизнь работать в сфере здравоохранения после того, как проработала врачом E.M.T.

«Она была лучшей версией меня, — сказала г-жа Палмер, специалист по диализу. «Полон жизни. Легко любить.»

«Бреонна была женщиной, которая разбиралась во всем в своей жизни, которая свернула за угол», — сказал Сэм Агияр, адвокат, представляющий семью г-жи Тейлор. «Бреонна начинала жить своей лучшей жизнью».

Почему полиция открыла огонь из оружия?

26-летняя Бреонна Тейлор была убита 13 марта офицерами, выполнившими так называемый ордер на запрещение ударов. Фото… Семья Бреонны Тейлор, через Agence France-Presse — Getty Images

Полиция Луисвилля сообщает, что они стреляли в г-жу. .Дом Тейлора только после того, как в них впервые стрелял мистер Уокер, парень мисс Тейлор. Они сказали, что г-н Уокер ранил одного из офицеров, который был ранен в ногу, но ожидалось, что он полностью выздоровеет. Впоследствии г-ну Уокеру было предъявлено обвинение в покушении на убийство полицейского, однако в мае обвинение было снято.

Полиция также утверждает, что перед тем, как войти в квартиру, они несколько раз постучали и представились сотрудниками полиции с ордером. Г-н Уокер сказал, что он и г-жаТейлор услышал агрессивный стук в дверь и спросил, кто это, но они не услышали объявления, что это полиция.

Полиция сообщила, что офицеры «ворвались во входную дверь и были немедленно встречены огнестрельным оружием». По словам полиции, трое полицейских открыли ответный огонь.

Один из офицеров, мистер Хэнкисон, был уволен, а другой, детектив Косгроув, получил в декабре письмо о увольнении. Другой офицер, сержант Маттингли, был переведен в административный режим.

Оспаривается ли счет в полиции?

Да, горячо. Родственники г-жи Тейлор и их адвокаты говорят, что полиция никогда не называлась перед входом, несмотря на их заявления. Они также говорят, что г-н Уокер имел лицензию на ношение оружия.

И г-н Уокер, 27 лет, сказал, что он опасался за свою жизнь и стрелял в порядке самообороны, полагая, что кто-то пытался проникнуть в дом.

«Он не знал, что это полицейские, и они не нашли в квартире наркотиков — ничего», — сказал Роб Эггерт, г-н.Адвокат Уокера. «Он боялся за свою жизнь и за ее жизнь».

Во время звонка в службу экстренной помощи сразу после выстрела г-н Уокер сказал диспетчеру, что «кто-то выбил дверь ногой и застрелил мою девушку».

Отчет полиции об инциденте содержал несколько ошибок. В нем указано, что у г-жи Тейлор травмы «нет», хотя в нее выстрелили несколько раз, и указано, что полицейские не ворвались в квартиру, хотя они использовали таран, чтобы выломать дверь.

г-жаСемья Тейлора также сказала, что это возмутительно, что полиция сочла необходимым провести рейд посреди ночи. Их адвокаты говорят, что к тому времени, когда они ворвались в квартиру, полиция уже установила местонахождение главного подозреваемого в расследовании. Но, согласно иску о неправомерной смерти, поданному матерью г-жи Тейлор, они «затем начали стрелять по дому, полностью игнорируя ценность человеческой жизни».

Съемки рейда нательной камерой не производилось. И на данный момент прокуроры заявили, что сняли обвинения с г-на.Уокер, добавив, что они позволят расследованию убийства идти своим чередом, прежде чем принимать какие-либо окончательные решения. Некоторые эксперты по правовым вопросам заявили, что тот факт, что прокуратура сняла обвинения после предъявления обвинения большим жюри, предполагает, что у них могут быть сомнения в версии событий, изложенной полицией.

Были ли другие последствия?

23 июня полицейское управление метро Луисвилля выпустило письмо о расторжении договора, которое оно направило г-ну Хэнкисону, офицеру, который «вслепую выстрелил» 10 выстрелов в крытую дверь внутреннего дворика и окно, согласно письму о прекращении действия.

Детективы Косгроув и Джейнс также получили письма об увольнении. В своем письме детективу Джейнсу шеф Иветт Джентри сообщила, что его увольняли за нарушение правил департамента в отношении ордеров на обыск и правдивость.

Томас Клей, адвокат, представляющий детектива Джейнса, сказал, что его клиент никогда не лгал при получении ордера на обыск в квартире г-жи Тейлор. Согласно письму, детектив получит возможность ответить на претензии начальника на слушаниях в отделе.

Городские власти запретили использование запретительных ордеров 11 июня.

9 апреля 2021 года губернатор Энди Бешир подписал в Сенате 4 законопроект, принятый обеими партиями, который частично запрещает запретительные ордера.

Мэр Грег Фишер объявил о других изменениях для обеспечения «большего контроля, прозрачности и подотчетности», включая назначение нового начальника полиции; новое требование о том, чтобы нательные камеры всегда носили во время исполнения ордеров на обыск; и создание гражданского наблюдательного совета по дисциплинарным вопросам полиции.

Один из офицеров, сержант Маттингли, предъявил иск г-ну Уокеру за нападение и нанесение побоев. В судебном документе, поданном 29 октября, адвокат сержанта Маттингли сказал, что он должен иметь право на компенсацию ущерба за лечение, травмы, физическую боль и душевные страдания, которые он испытал в результате ночи смерти г-жи Тейлор. Стив Ромайнс, адвокат г-на Уокера, заявил, что обвинения безосновательны.

Сержант Маттингли ранее сообщил ABC News и Louisville Courier Journal в интервью, транслированном в октябре.21 видно, что этот случай несравним с случаями других чернокожих, убийства которых стали предметом национальных протестов.

«Это не имеет отношения к Джорджу Флойду. Ничего подобного. Это не Ахмауд Арбери. Ничего подобного, — сказал он.

Он сказал, что офицеры Луисвилля выполняли свою работу, когда они открыли ответный огонь: «Это не мы идем на кого-то охотиться, это не преклонение колен на шее».

Было выпущено около 15 часов аудио большого жюри.

2 октября были обнародованы записи около 15 часов расследования большого жюри. Аудиофайлы начали проливать свет на то, какие доказательства приняли во внимание присяжные заседатели, решив предъявить обвинение г-ну Хэнкисону и отказавшись выдвинуть обвинения против других полицейских, участвовавших в стрельбе.

Большие присяжные слышали, как по крайней мере два полицейских, участвовавших в рейде в квартире г-жи Тейлор, сказали, что группа несколько раз постучала и объявила о своем присутствии, прежде чем выломать дверь.

Эти счета были опрошены несколькими соседями г-жи Тейлор и ее парнем. Детектив Косгроув сказал, что полицейские стучали в течение 90 секунд, и что громкость возросла от «легкого стука» до «сильного стука» до стука с криком «полиция».

В течение одной-двух минут детектив Майкл Ноблс сказал, что он постучал и объявил себя полицейским, прежде чем использовать таран, чтобы прорваться в квартиру г-жи Тейлор.

Большим присяжным были воспроизведены записи разговоров по радио от г.Хэнкисон, а также звонки в службу экстренной помощи после начала стрельбы. Звонки предполагают, что г-н Хэнкисон считал, что сержант Маттингли был ранен кем-то с «АР». который был «забаррикадирован» внутри квартиры.

Ссылка г-на Хэнкисона на «A.R.» Похоже, что в звонке есть ссылка либо на штурмовую винтовку, либо на AR-15, тип полуавтоматической винтовки военного образца.

Публикация записей произошла после того, как один из присяжных подал ходатайство в суд с просьбой об опубликовании разбирательства; присяжный также обвинил генерального прокурора Кентукки Дэниела Кэмерона в использовании присяжных «в качестве прикрытия для снижения ответственности и ответственности.Г-н Кэмерон настаивал на том, чтобы присяжным были предоставлены «все доказательства».

Судья Кентукки 20 октября разрешил большим присяжным выступить публично. Это привело к заявлению анонимного присяжного, который сказал, что группа «не согласна с тем, что определенные действия были оправданы, и при этом она не решила, что обвинительное заключение должно быть единственным обвинением в деле Бреонны Тейлор».

Кристина Моралес, Кристина Хаузер Уилл Райт, Сара Мервош, Люси Томпкинс, Джулия МакДоннелл Ньето дель Рио, Нил Вигдор, Дженни Гросс и Рукмини Каллимачи представили материалы.

Что мы знаем о расстрельной смерти Ахмауда Арбери

архивная запись (Грегори Макмайкл)

Здравствуйте?

архивная запись

911, какой у вас адрес экстренной помощи?

архивная запись (Грегори Макмайкл)

Я здесь, в Сатилла Шорс. По улице бежит черный мужчина.

запись в архиве

Satilla? Где в Satilla Shores?

архивная запись (Грегори Макмайкл)

Я не знаю, на какой мы улице.Остановись прямо там! Черт возьми, остановись. Трэвис!

архивная запись

Сэр? Здравствуйте? Сэр, вы где?

Майкл Барбаро

Из New York Times, я Майкл Барбаро. Это «The Daily».

архивная запись

Здравствуйте? Привет?

Майкл Барбаро

Сегодня смерть 25-летнего Ахмауда Арбери и расследование моего коллеги Ричарда Фоссе.

Сегодня понедельник, 11 мая.

Ричард, как вы впервые узнали об этой истории?

Ричард Фоссе

Я узнал об этой истории в начале апреля. Я был по уши в освещении коронавируса вместе с другими моими коллегами в национальном отделе. А 2 апреля мой коллега Ким Северсон, автор кулинарного журнала The Times здесь, в Атланте, и мой дорогой друг прислали мне очень короткую записку. И он сказал: «Послушайте, вы заняты. Но это выглядит довольно неприятно.

Она добавила ссылку на статью в «Брансуик Ньюс» в Брансуике, штат Джорджия. И это выглядело как история о двух вооруженных белых мужчинах, которые преследовали невооруженного чернокожего по имени Ахмауд Арбери по окрестностям, и эта погоня закончилась столкновением и тем, что чернокожий был убит.

Местное освещение также показало, что один из мужчин, участвовавших в этой погоне, был бывшим сотрудником полиции округа, который также много лет проработал следователем в окружной прокуратуре.И хотя стрельба произошла 23 февраля, вот и апрель, и за это никого не арестовали.

Это было очень тревожно. И казалось, что осталось много вопросов без ответов. И я действительно не знал, смогу ли я им ответить. Но мне пришлось отложить это на время, просто потому, что у нас накатилась лавина новостей.

Итак, через 10 или 11 дней после получения этого первого письма от Кима я начал подавать поток запросов на открытые записи. И у меня было ощущение, что я был уверен, что смогу получить от этого, освещая предыдущие скандальные съемки в Джорджии.Я знал, что смогу получить копию отчета об инциденте, который представляет собой это краткое изложение того, что полицейские досье видели, когда прибыли на место происшествия. Я был почти уверен, что смогу получить записи звонков службы экстренной помощи, хотя, думаю, никто еще не просил их. А потом был еще один запрос, который я подал в последнюю минуту. И я подал его в округ. И на самом деле это была просто рыболовная экспедиция, которую я подал, и которая оказалась самым важным запросом на публичные записи.И в этом запросе я попросил все электронные письма государственным чиновникам и от них со дня стрельбы до середины апреля.

майкл барбаро

Итак, по сути, вы пытались выяснить, делают ли люди, находящиеся у власти в этом сообществе в течение нескольких часов после этой стрельбы, то, что вы могли бы ожидать от них, а именно: о, боже мой. Вы слышали об этом? Что мы делаем? Как вы думаете? Такие вещи.

Ричард Фоссе

Ага.Я подумал, может, будет просто болтовня. Возможно, они просто сплетничали. Знаете, это могло быть что-то вроде писем типа «о, боже мой». Я не совсем знал, чего ожидать. Но думаю, это была моя первая мысль. Итак, согласно закону Джорджии, у всех этих организаций есть три дня, чтобы ответить на мой запрос. И, конечно же, в рамках продолжающегося расследования убийства они могут сказать много вещей, которые не собираются мне давать. Я поговорил со своим редактором, и мы решили, что я проснусь очень рано и поеду в округ Глинн, штат Джорджия, который находится примерно в четырех с половиной или пяти часах езды от моей домашней базы в Атланте, в район под названием Satilla Shores, и делать репортажи с дистанционным социальным подходом.Сатилла-Шорс — это район среднего класса — вы знаете, дома на ранчо и несколько более хороших домов, которые выглядят как дома для престарелых. Это как-то не так. С дубов свисает мох. Я имею в виду, это потрясающе красиво. И это как бы напоминает Фолкнера — я имею в виду Фолкнера с ранчо. А Сатилла Шорс находится в некорпоративной части округа Глинн. Округ Глинн — это преимущественно белое место. Он примерно на 27 процентов черный. И, как почти каждая часть юга, у него очень трагическая и ужасная расовая история, история линчевания черных мужчин в конце 19 века.Так что я подъехал и припарковал машину возле дома Мак-Майклз. Это дом двух мужчин, преследовавших Ахмауда. И почти сразу, как я припарковался, из машины вышла женщина. И она начала спрашивать меня, что я там делаю. И я ей сказал. Она сказала мне, что вызвала меня в полицию. И она сказала мне, что была вооружена.

Майкл Барбаро

Вау.

Ричард Фауссет

Вы знаете, я думаю, что по соседству было очень много напряжения. И люди с подозрением относились к моему присутствию там.Одна очень рассерженная женщина подъехала ко мне, когда я просто шел по улице, и в довольно враждебной манере неоднократно спрашивала меня, что я там делаю. Я наткнулся на другую пару, и они уже решили, что Ахмауд Арбери заслужил то, что получил.

Майкл Барбаро

Вау.

Ричард Фоссе

Итак, в четверг вечером я поехал обратно в Атланту. И в пятницу утром я получил ответ на этот последний запрос публичных архивов, который я подал.И Майкл, как вы знаете, очень часто запросы на такие общедоступные записи просто возвращают кучу мусора, ну, знаете, просто мусор.

Майкл Барбаро

Ага.

richard fausset

Но в этом случае, когда я открыл это толстое вложение электронной почты, я сразу понял, что нашел что-то довольно взрывоопасное.

Майкл Барбаро

Что это было?

Ричард Фоссе

Итак, первым документом в этом файле была записка на трех страницах, написанная окружным прокурором в Уэйкроссе, штат Джорджия, по имени Джордж Барнхилл, который в то время был прокурором по делу.И в таких случаях прокурор часто сообщает местной полиции, есть ли достаточная вероятная причина для того, чтобы обратиться к судье и потребовать ордер на арест. В этом письме г-н Барнхилл изложил подробное обоснование — юридическое обоснование — того, почему, по его мнению, не было достаточной вероятной причины для выдачи какого-либо ордера на арест. И его аргумент состоял в том, что г-н Арбери совершил кражу со взломом и что преследовавшие его люди имели право преследовать его в соответствии с законом Грузии об аресте граждан.В нем говорилось, что человек, который стрелял в Ахмауда Арбери, Трэвис Макмайкл, был оправдан в своих действиях, потому что мистер Арбери схватил дробовик. Он начал бой. А Трэвису Макмайклу было разрешено применить смертоносную силу для защиты в соответствии с законом Грузии о применении силы. И, конечно же, в нем говорилось, что эти люди были законно вооружены в соответствии с законом Грузии о свободном ношении оружия. Но было много вещей, с которыми, как я знал, многие юристы и даже другие прокуроры, скорее всего, не согласились.

майкл барбаро

Итак, в рассказе прокурора, все, что эти двое мужчин сделали в этом взаимодействии, которое привело к смерти Арбери, несмотря на то, что он не был вооружен, было полностью законным.Им разрешили носить оружие. Им разрешили произвести арест гражданина. По его словам, им было позволено защищаться от этого безоружного человека.

Ричард Фоссе

По словам г-на Барнхилла, он пришел к выводу, что в то время не было достаточной вероятной причины для выдачи ордеров на арест.

Майкл Барбаро

И что, на ваш взгляд, делает это таким взрывоопасным?

richard fausset

Я имею в виду, что взрывоопасно здесь то, что у вас есть подробное юридическое обоснование действия, которое, как я знал, многие люди сочли бы нарушением их основного представления о том, что правильно.У вас были два вооруженных белых человека в грузовике, преследующие невооруженного чернокожего в пригороде на крайнем юге. Противостояние. Черный мужчина застрелен. И никто не был арестован. И сейчас есть аргумент, юридический аргумент, что никого нельзя арестовывать.

Майкл Барбаро

Итак, что будет дальше?

Ричард Фауссет

Итак, я рассказал свою историю об этом случае. И я включил эту информацию об этом окружном прокуроре, который дал это юридическое обоснование, почему никого нельзя арестовывать.Это также включало тот факт, что к тому моменту окружной прокурор признал себя виновным в конфликте интересов. Оказывается, его сын работал в местной окружной прокуратуре с Грегом МакМайкл, одним из тех, кто преследовал Ахмауда Арбери. И реакция на эту историю была довольно сильной. Но мы также были в разгаре пандемии. И мы дистанцировались от общества. И страна была заблокирована. Таким образом, протесты, которые мы наблюдали в больших городах и других местах, когда всплывали вопросы, не материализовались.

Майкл Барбаро

Справа.

Ричард Фауссе

Так что было неясно, на самом деле, куда движется вся эта драма. Но затем во вторник в сети появилось видео. Это было 36-секундное видео. И он показал последние жестокие моменты жизни Ахмауда Арбери. И это начало все менять.

[музыка]
Майкл Барбаро

Мы скоро вернемся.

Ричард, что именно показывает это видео?

richard fausset

Видео, похоже, снято с движущейся машины.На нем изображен бегущий человек, предположительно Ахмауд Арбери. Он приближается к белому пикапу. В кузове грузовика сидит мужчина — Грег МакМайкл. А у грузовика стоит мужчина с дробовиком — его сын Трэвис. Мистер Арбери бежит вправо, предположительно, чтобы просто уйти от Трэвиса Макмайкла. Но они запутываются, и это жестоко. И вы можете увидеть дробовик между ними. Будет выстрел из дробовика и еще драка. Они на мгновение уходят за кадром. Второй выстрел из дробовика и еще драка.А потом третий выстрел. И вы можете видеть, как мистер Арбери поворачивается, словно собираясь бежать дальше. Но потом вы видите, как он мнется и падает на тротуар.

майкл барбаро

Ричард, что мы знаем о том, откуда взято это видео и кто его снимал?

Ричард Фоссе

Видео было снято третьим человеком, который также занимался преследованием Ахмауда Арбери.

Майкл Барбаро

Итак, еще один человек по соседству, который, по сути, преследовал его?

richard fausset

правый.

майкл барбаро

И как это видео и все те детали, которые вы только что описали, меняют наше понимание этого события?

Ричард Фоссе

Что ж, похоже, есть некоторое противоречие в первоначальной истории, которую Грег Макмайкл изложил в первоначальном полицейском протоколе. В нем г-н Макмайкл сказал, что он и его сын остановились рядом с Ахмаудом Арбери. И они кричали «стоп», и они кричали это раньше. И именно в этот момент Трэвис МакМайкл выходит из грузовика со своим дробовиком.Но на видео видно, что на самом деле его ждали в грузовике. Его заблокировали, потому что за ним гнался третий мужчина, человек с видео с мобильного телефона.

Майкл Барбаро

Таким образом, это очень хорошо показывает, что он попал в ловушку этих преследователей.

Ричард Фоссе

Да, похоже, он в ловушке.

архивная запись

Съемки проходили еще в феврале. И в то время это оставалось в основном местной историей.Но все изменилось вчера. Некоторые видео со съемок стали вирусными в Интернете.

Ричард Фоссе

Я имею в виду, одно дело читать о человеке, который борется за свою жизнь и которого застрелили. И я думаю, что с эмоциональной точки зрения это совсем другая история, когда вы ее видите.

архивная запись (Стейси Абрамс)

Я считаю, что необходимо немедленно провести расследование обвинений. Похоже на убийство.

Ричард Фоссе

Стейси Абрамс, бывший губернаторский кандидат от демократов в Грузии, рассказала об этом в интервью.Об этом написал в Твиттере звезда баскетбола Леброн Джеймс.

архивная запись

«На нас буквально каждый день охотятся, каждый раз, когда мы выходим из дома, — сказал он.

Ричард Фоссе

Джо Байден рассказал об этом в интервью.

архивная запись (Джо Байден)

Что ж, для меня это действительно похоже на убийство. Как минимум, это требует тщательного расследования.

заархивированная запись (Брайан Кемп)

Ранее на этой неделе я смотрел видео, на котором запечатлен мистер КейпПоследние минуты жизни Арбери.

Ричард Фоссе

Губернатор Джорджии Брайан Кемп, республиканец, который вызвал много недовольства среди цветных людей, особенно в Грузии, для очень разобщающей кампании, говорил о том, что грузинам необходимо найти справедливость в этом дело.

архивная запись (Брайан Кемп)

Я могу сказать вам, что это абсолютно ужасно. И грузины заслуживают ответов.

Майкл Барбаро

Итак, просто глядя на это видео, кажется довольно несложным, что здесь происходит.

Ричард Фоссе

Это не совсем несложно. Появилось еще одно видео. А это похоже на видео наблюдения из дома в квартале. И на нем изображен мужчина, похожий на мистера Арбери, который входит в строящийся дом рядом с домом МакМайклз. Непонятно, что он там делает. А адвокат его семьи сказал, что да, он останавливался возле дома, рядом с земельным участком, которое строилось, когда он бегал трусцой.Но все же идея о том, что невооруженного человека, отправившегося на пробежку, преследуют и убивают вооруженные гражданские лица, независимо от того, что он делал посреди пробежки, на самом деле вызывает такой широкий резонанс. Фактически, это стало во многом сплоченным кличем.

архивная запись

Сегодня я бегу за Ахмауд. Это молодой человек, которого застрелили в Джорджии во время пробежки.

Ричард Фоссе

Люди выходили на пробежку и бегали трусцой в знак солидарности с Ахмаудом.Они использовали хэштег: «Я бегаю с Ахмаудом».

запись в архиве 1

Утренний пробег, 2,23 мили. Я бегу с Ахмаудом, детка.

архивная запись 2

Я бегаю с Ахмаудом.

архивная запись 3

2.23 — мы с тобой, молодой король.

архивная запись 4

2,23 для Ахмауд. Пошли. Я не бегал 10 лет, но все же бегаю.

richard fausset

Они работают 2.23 мили как способ отметить день, когда он был убит: 23 февраля.

архивная запись (протестующие)

Нет справедливости, нет мира. Нет справедливости! Нет покоя!

Ричард Фоссе

А потом в конце прошлой недели —

архивная запись (протестующие)

Нет правосудия! Нет покоя!

Ричард Фоссе

— сотни протестующих собрались на улицах округа Глинн, штат Джорджия, в масках и перчатках.

архивная запись

Речь идет о коррупции и сокрытии со стороны полицейского управления округа Глинн.

richard fausset

Казалось, что мяч катится под гору и каждый момент набирает силу.

архивная запись (протестующие)

Это не убийство. Это было убийство.

Майкл Барбаро

На данный момент, Ричард, как люди думают об этом деле? И чем это отличается от того, как это было впервые описано в той записке, которую вы обнаружили в своем запросе на общедоступные записи?

Ричард Фоссе

Итак, я думаю, что то, что вы увидели на этом массовом протесте, было фундаментальным несогласием с юридическим анализом в этом документе, который я откопал.Люди называли это линчеванием. Они вызывали контекст южного прошлого и американского настоящего. Они просто думали, что это неправильно.

майкл барбаро

И на данный момент, когда эти протесты нарастают, каков статус судебного дела?

Ричард Фауссет

Что ж, многое начинает происходить. В моем первоначальном отчете по этому делу я отметил, что окружной прокурор Джордж Барнхилл дал самоотвод. И появился новый прокурор.Поскольку интерес к этому делу резко возрос на прошлой неделе, он объявил, что, по его мнению, дело должно быть передано на рассмотрение большому жюри округа Глинн для рассмотрения уголовных обвинений, выдвинутых против лиц, причастных к смерти г-на Арбери.

Майкл Барбаро

Так что это очень большая разница по сравнению с последним прокурором по делу.

richard fausset

правый. Это всего 180. Он также пригласил к участию Бюро расследований Джорджии.И бюро начало собственное независимое расследование. К вечеру четверга Грег МакМайкл и его сын были арестованы и обвинены в убийстве.

[музыка]
майкл барбаро

Что интересно в этом, так это то, что видео, кажется, описывает то, что было заранее изложено в вашем отчете и в этих юридических документах. Верно? Между ними нет огромного разрыва.

Ричард Фоссе

Ага. Я думаю, что это видео действительно переместило дело с локальной сцены на глобальную.И хотя мы не можем знать, по крайней мере, на данный момент, какова была аргументация этого нового окружного прокурора, заявившего, что дело должно быть передано на рассмотрение большого жюри, для того, чтобы действительно арестовать этих людей, нет никаких сомнений в том, что он теперь принимает решения в Вселенная, на которую многие люди обращают очень пристальное внимание.

Майкл Барбаро

Справа. Это уже не был местный прокурор, который писал записку, объясняющую, почему никого нельзя привлекать к уголовной ответственности, зная, что никто не обращает на это столько внимания.

richard fausset

правый.

Для меня это был очень сюрреалистический момент, потому что я вспоминаю тот момент, очень личный. Я у себя дома. Страна заблокирована. Приходит это письмо. И у него есть очень спорное юридическое заключение очень малоизвестного прокурора.

Майкл Барбаро

Справа.

richard fausset

И я чувствовал себя одним человеком, участвующим в беседе в очень замкнутой и ограниченной системе.И теперь кажется, что вся эта история только что вышла наружу.

Майкл Барбаро

Итак, Ричард, где сейчас находится это дело?

Ричард Фоссе

Итак, МакМайклз в настоящее время находится в тюрьме в округе Глинн. У них не было возможности признать себя виновным или невиновным. Но пандемия все еще играет здесь роль. Судебная система Джорджии заявила, что большое жюри не может быть подвергнуто импаниту из-за коронавируса до 12 июня, и что этот срок может быть продлен по усмотрению главного судьи Верховного суда штата, если пандемия будет продолжаться.

Майкл Барбаро

Какова была реакция семьи Ахмауда Арбери?

Ричард Фоссе

Мать Ахмада, Ванда Купер, с самого начала утверждала, что ее сын, который, как известно, оставался в хорошей форме, просто выбежал на пробежку. И я думаю, что есть некоторое облегчение в том, что по этому делу, наконец, были произведены аресты после стольких недель ожидания. Но я думаю, они знают, что в данном случае они только в начале нового этапа, и может потребоваться очень много времени, чтобы довести его до конца.

[музыка]
Майкл Барбаро

Ричард, что вы думаете об этом деле, над которым вы сейчас работаете около месяца или больше?

Ричард Фоссе

Что ж, трудно не говорить об этом деле, не говоря об историческом контексте внесудебных казней цветных людей на юге и во всей стране. И я думаю, что многие люди были шокированы и встревожены подробностями этого дела. Но их не обязательно шокировало то, что это произошло.И я думаю, что одна из вещей, которые мы начинаем здесь описывать, — это существующие системы, такие как закон об аресте граждан Грузии, которые могут позволить увековечить такие проблемы. И я думаю, что, хотя мы все внимательно изучаем эти системы, никто не уверен, может ли эта история, при всей ее трагичности, в конце концов их изменить.

Майкл Барбаро

Ричард, большое спасибо.

Ричард Фоссе

Спасибо, Майкл.

майкл барбаро

В пятницу адвокат, представляющий семью Ахмауда Арбери, призвал к расследованию гражданских прав, сосредоточившему внимание не только на мужчинах, которые преследовали и стреляли в него, но и на более широкой системе правосудия, которая потребовала недель для их судебного преследования. В воскресенье вечером генеральный прокурор Джорджии обратился к федеральному правительству с просьбой провести аналогичное расследование.

[музыка]

Мы скоро вернемся.

Вот что вам еще нужно знать сегодня.

архивная запись (Майк Пенс)

Мы с президентом не только будем проверяться каждый день, но я думаю, что каждый, кто вступает в контакт с президентом, будет проверяться каждый день. Итак —

Майкл Барбаро

Администрация Трампа пытается сдержать вспышку коронавируса внутри Белого дома после того, как помощник вице-президента Майка Пенса и камердинер президента Трампа дали положительный результат. Это побудило как минимум трех высокопоставленных чиновников, возглавляющих ответные меры правительства на пандемию, в том числе Др.Энтони Фаучи, чтобы начать двухнедельный карантин.

архивная запись

Вы носите маску? Собираетесь ли вы продолжать работать в Белом доме?

запись в архиве (Кевин Хассет)

Знаете, у меня тут маска. И дело в том, что я практикую агрессивное социальное дистанцирование. Я надену маску, когда считаю, что это необходимо.

Майкл Барбаро

В воскресенье в интервью телеканалу CBS Face the Nation Кевин Хассет, главный экономический советник президента, признал, что в Белый дом проникло чувство страха.

запись в архиве (kevin hassett)

Страшно идти на работу. Думаю, я был бы в большей безопасности, если бы сидел дома, чем отправился бы в Западное крыло. Но это время, когда люди должны действовать и служить своей стране.

Майкл Барбаро

По состоянию на вечер воскресенья число погибших в США достигло почти 80 000 человек. А инфекций во всем мире превысило четыре миллиона.

[музыка]

Вот и все для «The Daily.«Я Майкл Барбаро. До завтра.

Казнено, но не убил непосредственно жертву

1.

Дойл Скиллерн

Техас

Белый

16.01.1985

Соучастник убийства тайного агента по борьбе с наркотиками. Он ждал в машине поблизости, когда произошло убийство. Стрелок отбывает пожизненное заключение, но имеет право на условно-досрочное освобождение.(«Судьба убийц разошлась; сообщник казнен; Триггер сталкивается с условно-досрочным освобождением», Washington Post , 16 января 1985 г.)

2.

Beauford White

ИЛ

Черный

18.08.1987

Стоял на страже, пока двое мужчин вошли в дом в поисках наркотиков, а затем убили шестерых жителей дома. Оба стрелка тоже были казнены.(«Заключенный во Флориде казнен после 10-летней борьбы за жизнь», St. Petersburg Times , 29 августа 1987 г.)

3.

G.W. Зеленый

Техас

Белый

12.11.1991

Участвовал в ограблении, когда один из его сообщников застрелил сотрудника службы надзора, которому принадлежал дом. Стрелок был казнен 10.09.87, еще один сообщник отбывает пожизненное заключение.(«Через 15 лет после преступления казнен заключенный из Техаса», New York Times , 13 ноября 1991 г.)

4.

Уильям Эндрюс

UT

Черный

30.07.1992

Участвовал в грабеже и пытках, но его сообщник убил жертв после его отъезда. Стрелок тоже был казнен. («Казнь в Юте зависит от расовых предубеждений», New York Times , 19 июля 1992 г.)

5.

Карлос Сантана

Техас

Латиноамериканец

23.03.1993

Участвовал в ограблении. Во время ограбления его сообщник убил охранника. Его сообщник был казнен 8 декабря 1998 года. (Департамент уголовного правосудия Техаса)

6.

Джесси Гутьеррес

Техас

Латиноамериканец

17.09.1994

Участвовал в ограблении вместе со своим братом Хосе Гутьерресом, убившим жертву.Джесси, по-видимому, присутствовала во время убийства и даже размахивала пистолетом, продолжая ограбление. Хосе также был казнен (в 1999 г.). (Пресс-релиз Генерального прокурора Техаса, 17 ноября 1999 г.)

7.

Грегори Ресновер

ИН

Черный

08.12.1994

Офицер полиции был убит при аресте Ресновера и Томми Дж.Смит. Смит и Ресновер оба выстрелили в полицию, но Смит был признан виновным как тот, кто произвел смертельный выстрел. Смит был казнен 18.07.1996. («Смертная казнь в Индиане, », Indy Star, , 15 июня 2007 г.)

8.

Стивен Хэтч

ОК

Белый

09.08.1996

Стивен Хэтч и его соответчик Гленн Эйк участвовали во вторжении в дом.После нескольких часов жестокого обращения с семьей Хэтч вышел к машине, а Аке убил родителей. Аке отбывает пожизненное заключение. («Правосудие Оклахомы: если преступник получит смертную казнь», Christian Science Monitor , 7 августа 1996 г.)

9.

Деннис Скилликорн

МО

Белый

20.05.2009

Скилликорн и сообвиняемые Аллен Никлассон и Тим ДеГраффенрейд похитили Ричарда Драммонда, который остановился, чтобы помочь троим с их сломанной машиной.Пока Скилликорн и Граффенрейд ждали в машине, Никлассон увел Драммонда на расстояние 1/4 мили и застрелил жертву. («Миссури собирается казнить Денниса Скилликорна. Смертная казнь штата, возможно, не продержится долго». Kansas City Pitch, 12 мая 2009 г.)

10.

Роберт Томпсон

Техас

Черный

19.11.2009

Томпсон и сообвиняемый Сэмми Батлер вошли в круглосуточный магазин «Семь вечеров» в Хьюстоне с намерением ограбить.Томпсон застрелил одного клерка, который пережил нападение. На выходе другой служащий выстрелил в машину. Батлер застрелил этого клерка. Дворецки приговорили к пожизненному заключению. Совет Техаса по помилованию и условно-досрочному освобождению рекомендовал Томпсон помиловать, но губернатор Техаса Рик Перри отклонил его. («Убийца казнен после того, как Перри отверг совет комиссии», Houston Chronicle, 20 ноября 2009 г.)

11.

Джозеф Гарсиа

Техас

Латиноамериканец

04.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *