Содержание

Психологические теории эмоций

Заметим сразу, что чисто психологических теорий эмоций, не затрагивающих их физиологической основы, не существует. Это не случайно, так как эмоцию как психологическое явление трудно отделить от физиологических процессов, происходящих в организме.

Исследователями не раз предпринимались попытки связать физиологические изменения в организме с конкретными эмоциями и показать, что разные эмоции сопровождаются различными комплексами органических признаков. Поэтому первые теории эмоций посвящены изучению их физиологической основы.

Эволюционная теория эмоций

В 1872 г. Ч. Дарвин опубликовал книгу «Выражение эмоций у человека и животных», в которой показал, что во внешнем выражении разных эмоциональных состояний много общего у антропоидов и слепорожденных детей. Дарвиным было доказано, что эволюционный принцип применим не только к биологическому, но и психолого-поведенческому развитию живого, что между поведением животного и человека непроходимой пропасти не существует.

Согласно эволюционной теории, эмоции появились в процессе эволюции живых существ как важные приспособительные механизмы, способствующие адаптации организма к ситуациям жизни. Телесные движения, сопровождающие различные эмоциональные состояния, по Дарвину, есть рудименты реальных приспособительных реакций организма.

Органическая теория эмоций

Идеи Дарвина были восприняты и развиты в теории У. Джемса и К. Ланге. Джемс считал, что для разных эмоций характерны определенные физические состояния, названные органическими проявлениями эмоций. Слезы являются органическим проявлением эмоции горя, смех — органическим проявлением эмоции радости. Согласно теории Джемса — Ланге именно органические изменения являются первопричинами эмоций. Отражаясь в мозге через систему обратных связей, они порождают эмоциональное переживание соответствующей модальности. Сначала под действием внешних стимулов происходят характерные для эмоций изменения в организме и только затем — как их следствие — возникает сама эмоция. Т.о., нам весело потому что мы смеемся, нам грустно оттого, что мы плачем.

Психоорганическая теория эмоций

Ряд контраргументов к теории Джемса — Ланге предложил У. Кеннон. Он отметил тот факт, что телесные изменения, сопровождающие разные эмоциональные состояния, весьма похожи друг на друга. Их разнообразие недостаточно для того, чтобы объяснить качественные различия в высших эмоциональных переживаниях человека. Во-вторых, внутренние органы, с изменениями состояний которых Джемс и Ланге связывали возникновение эмоциональных состояний, представляют собой довольно малочувствительные структуры, которые очень медленно приходят в состояние возбуждения. Эмоции же обычно возникают и развиваются довольно быстро. Кроме того, искусственное прекращение поступления органических сигналов (например, от слезной железы) в головной мозг не прекращает эмоций.

Положения Кеннона были развиты П. Бардом, который показал, что на самом деле и телесные изменения, и эмоциональные переживания, связанные с ними, возникают почти одновременно. В более поздних исследованиях были обнаружены структуры головного мозга, связанные с эмоциями. Ими оказались гипоталамус и лимбическая система. В экспериментах, проведенных на животных, было установлено, что электрическими воздействиями на эти структуры можно управлять эмоциональными состояниями, такими, как гнев, страх (Х. Дельгадо).

Активационная психологическая теория эмоций

Дальнейшее развитие теорий эмоций происходило под влиянием электрофизиологических исследований мозга. Так возникла активационная теория Линдсея — Хебба. Согласно этой теории эмоциональные состояния определяются влиянием ретикулярной формации ствола головного мозга. Активационная теория базируется на следующих основных положениях:

  1. Эмоции возникают вследствие так называемого «комплекса активации», связанного с деятельностью ретикулярной формации.
  2. Работа ретикулярной формации определяет динамические параметры эмоций: их силу, продолжительность, изменчивость и др.

Вслед за психологическими теориями эмоций, объясняющими взаимосвязь эмоциональных и органических процессов, появились теории, описывающие влияние эмоций на психику и поведение человека. Эффективность деятельности, как оказалось, зависит от характера и интенсивности эмоционального переживания, что было экспериментально доказано Хеббом. Для достижения наивысшего результата в деятельности нежелательны как слишком слабые, так и очень сильные эмоциональные возбуждения. Для каждого человека имеется оптимум эмоциональной возбудимости, обеспечивающий максимум эффективности в работе.

Эмоции человека зависят не только от органических процессов, но и от когнитивных факторов. В связи с этим были предложены новые концепции, объясняющие эмоции у человека динамическими особенностями когнитивных процессов.

Теория когнитивного диссонанса

Одной из первых подобных теорий явилась теория когнитивного диссонанса Л.Фестингера. Согласно ей, положительное эмоциональное переживание возникает у человека тогда, когда его ожидания подтверждаются (т. е. когда реальные результаты деятельности соответствуют намеченным когнитивным представлениям, или, что то же самое, находятся в консонансе). Отрицательные эмоции возникают в тех случаях, когда между ожидаемыми и действительными результатами деятельности имеется несоответствие или диссонанс.

В современной психологии теория когнитивного диссонанса используется для объяснения социального поведения человека. Согласно этой теории эмоции рассматриваются в качестве основного мотива поступков. Лежащим в их основе когнитивным факторам придается в детерминации поведения человека гораздо большая роль, чем органическим изменениям.

Когнитивно-физиологическая теория эмоций

С.Шехтер показал, что немалую роль в возникновении эмоциональных процессов помимо воспринимаемых стимулов играют память (прошлый опыт человека) и мотивация человека (оценка им ситуации с точки зрения актуальных для него потребностей).

Подтверждением этой теории эмоций является влияние на переживания человека словесных инструкций, а также дополнительной эмоциогенной информации в виде переживаний других людей.

В одном из экспериментов людям давали в качестве «лекарства» физиологически нейтральный раствор в сопровождении различных инструкций. В одном случае им говорили о том, что данное «лекарство» должно будет вызвать у них состояние эйфории, в другом — состояние гнева. Через некоторое время испытуемых спрашивали, что они ощущают. Оказалось, что их эмоциональные переживания соответствовали ожидаемым по данной им инструкции.

Было показано также, что характер эмоциональных переживаний человека зависит от того, как возникшую ситуацию переживают рядом находящиеся люди. Это значит, что эмоциональные состояния могут передаваться от человека к человеку. При этом у человека (в отличие от животных) качество коммуницируемых эмоциональных переживаний зависит от личного отношения к тому, кому человек сопереживает.

Заполните таблицу «Теории эмоций в отечественной психологии».

Теории эмоций в отечественной психологии

Таблица

Исследователи Название теории Краткое описание
     

 

Приведите примеры переживания различных эмоциональных состояний из своей жизни или из художественной литературы.

Предположим, один человек очень сильно ненавидит другого человека. При встрече он приходит в возбуждение, злится, ругается. Потом иногда вспоминает про объект неприязни, и опять — уже в меньшей степени — приходит в возбуждение, злится, ругается. Но большую часть времени он ведет себя как обычно, совершенно не вспоминая про существование объекта неприязни. И лишь встречи или воспоминания вызывают… негативные эмоции. Вот и получается, что это чувство ненависти — всего лишь цепочка из негативных эмоций, распределенная во времени. Такие долгоиграющие чувства точнее было бы обозначать через термин «отношение». В данном примере можно сказать, что у первого человека имеется ко второму отношение ненависти.

Основная литература:

1. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. – М.: Педагогическое общество России, 2006. – 276 с.

2. Изард К. Эмоции человека. М., 2008.

3. Психология мотивации и эмоций / под ред. Ю.Б.Гиппенрейтер, М.В. Фаликман. М.: АСТ, Астрель, 2009.

4. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2010.

Дополнительная литература:

1. Годфруа Ж. Что такое психология: в 2-х т. – М.: «Мир», 2004. – т.1.

2. Изард К. Э. Психология эмоций / Пер. с англ. – СПб.: Питер, 2002. – 464 с.

3. Психология эмоций (Хрестоматия) / Под ред. Вилюнаса В. К. СПб.: Питер, 2007.

Тема: Воля

Вопросы для обсуждения:

1.Общее понятие о воли. Основные признаки воли в поведении человека.

2.Волевые качества личности.



3. Развитие воли у человека.

Задания для самостоятельной работы студентов:

1. Прочитать и законспектировать:

Рубинштейн С.Л. «Воля». —/ Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2010. – 713 с. — С. 588-602.

Заполнить таблицу «Воля».

Воля

Таблица

Определение воли Функции воли Физиологические основы воли Теории воли Волевые качества личности
осознанное, целенаправленное управление человеком своей деятельностью; следует отметить, что волевая активность характерна только для человека. Побудительная(стимулирующая), тормозная Борьба мотивов, Волевые действия, движения,   Гетерономные Автономные   Сила воли, решимость, самообладание, смелость, настойчивость, упрямство, импульсивность, податливость

 

2. Записать в терминологический словарь следующие понятия:

Борьба мотивов – (от лат. movert – приводить в движение, толкать) – психическое состояние личности и одновременно возможный этап волевого действия, поступка. Б.м. характеризуется одновременным существованием в психике личности, «сшибкой» взаимоисключающих мотивов и соответствующих им способов действий.

Волевое усилие – мобилизация внутренних ресурсов человека для преодоления препятствий, создающая дополнительные мотивы к действию, которые отсутствуют или недостаточны, и переживающаяся как состояние значительного напряжения

Воля-способность человека достигать поставленных им целей в условиях преодоления препятствий.

Импульсивные действия –действия, совершающиеся под влиянием неосознанных внешних или внутренних побуждений.

Инициативность-способность личности, выраженная в стремлении к самостоятельным общественным начинаниям.

Настойчивость-волевое качество, направленное на то, чтобы неуклонно, вопреки трудностям и препятствиям, добиваться осуществления цели.

Принятие решения- выбор цели и способа действия для его реализации. Этот процесс включает в себя соотнесение целей, оценок реализации, мотивов.

Решительность- это индивидуальное качество воли человека, связанное со способностью и умением (навыком) самостоятельно и своевременно принимать ответственные решения и упорно реализовывать их. У решительного человека начавшаяся борьба мотивовзавершается принятием и исполнением решения.

Проявление решительности— это не всегда мгновенное, но всегда своевременное решение, принятое и со знанием дела, и с учётом конкретных обстоятельст

Сила воли-сила самоконтроля, использующаяся для того, чтобы преодолеть непродуктивные импульсы и достичь трудных целей.

Уверенность-тон и словесные выражения, показывающие, что субъект не сомневается в высказываемом, полностью убежден в своей правоте.

Целеустремленность —способность человека преодолевать препятствия на пути к цели.

 

4.Определите авторство:

Волевая регуляция в своих наиболее развитых формах означает подключение незначимого или малозначимого, но обязательного для исполнения действия, к смысловой сфере личности. (Автор: _______________________)

Всякое волевое действие является целенаправленным действием. ….. Цель, преследуемая действующим субъектом, должна осуществиться как результат его действий. Специфически человеческие действия являются волевыми в этом широком смысле слова – все они сознательные, целенаправленные действия, все они включают целеустремленность и регулирование хода действия в соответствии с целью. (Автор:___________________)

Основная литература:

1. Ильин Е.Л. Мотивация и воля. — СПб.: Питер, 2011.- 512 стр.

2. Иванников В.А. Психологические механизмы волевой регуляции. СПб.: Питер, 2006.

3.Немов Р.С. Психология в 3 кн. – М.: Владос, 2007. – кн.1: Психология.

4.Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2010.

Дополнительная литература:

1. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. – М.: Педагогическое общество России, 2006. – 276 с.

Тема: Характер

Вопросы для обсуждения:

1. Общее представление о характере.

2. Типология характеров. Понятие акцентуации характера.

3.Формирование характера. Роль взаимодействия ребенка и взрослого в фор­мировании характера.

Задания для самостоятельной работы студентов:

1. Установите соответствие между типами акцентуации (по А.Е. Личко) и некоторыми их характеристиками:

 

A. Интровертный тип 1. Жажда общения, говорливость.
B. Экстравертный тип 2. Застенчивость, замкнутость, пугливость.
C. Неврастенический тип 3. Дурное самочувствие, утомляемость, раздражительность
D. Сензитивный тип 4. Замкнут, трудно идет на контакт.
E. Демонстративный тип 5. Эгоцентризм, потребность восхищения.

Заполните таблицу «Типы и типологии характера в психологии».

Типы и типологии характера в психологии

Таблица

исследователи основные типы краткое описание типов
     

3. Прочитать и законспектировать Рубинштейн С.Л. «Учение о характере» / Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2010. – 713 с. – с. 620-633.

Основная литература:

1. Гиппенрейтер Ю.Б. Введение в общую психологию. Курс лекций. – М.: ЧеРо, МПСИ, Омега-Л, 2006.-336 с.

2. Немов Р.С. Психология в 3 кн. – М.: Владос, 2007. – кн.1: Психология.

3. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2010.

Дополнительная литература:

1. Гамезо М.В., Домашенко И.А. Атлас по психологии. – М.: Педагогическое общество России, 2006. – 276 с.

2. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – Л., 1983. (Понятие «акцентуации характера»: 6-10).

3. Психология. Словарь. / под общ. Ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – М: Политиздат, 1990.

Тема: Темперамент

Вопросы для обсуждения:

1. Типы темперамента. Положительные и отрицательные стороны каждого типа темперамента.

2. Темперамент и основные свойства нервной системы человека.

3. Темперамент как основа для формирования впечатлительности, эмоциональности, импульсивности и тревожности.

Задания для самостоятельной работы студентов:


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

Сравнительный анализ отечественных и зарубежных теорий эмоций

Для начала определим круг разработанности данной проблемы и кратко перечислим ученых.

Ученые, которые занимались проблемой эмоций: Б.И. Додонова, Л.С. Выготский, Д. Б. Эльконин, И. Ф. Гербарт, В. Вундт и др.

Далее рассмотрим понятие эмоций, их природу, а также отечественные и зарубежные теории эмоций.

Понятие эмоций

Определение

Эмоции представляют собой специфический класс субъективно переживаемых состояний, различных ощущений приятного и неприятного, само отношение человеку к миру, себе и окружающим.

В дальнейшем определение понятия эмоций будет претерпевать изменения согласно различным подходам. В настоящее время также нет единого определения данного теормина.

Природа эмоций

  1. Интеллектуалистический подход. Органические проявления эмоций выступает в роли следствия психических явления. Сюда можно отнести психоорганическую теорию эмоций.
  2. Теория И.Ф. Гербарта. Ученый утверждает, что наиболее важным психологическим фактом является представление, соответственно, чувства – это есть связь между существующими представлениями; их можно рассматривать как реакцию на конфликт между представлениями.
  3. Позиция В. Вундта. Эмоции представляют собой определенные изменения, которые характеризуют влияние чувств на течение самих представлений.

Отечественные теории эмоций

  1. Рубинштейн писал, что эмоции являются субъективной формой существования мотивации (потребностей):

«Выступая в качестве проявления потребности, в качестве конкретной психической формы ее существования, эмоция выражает активную сторону потребности… возникая… в деятельности индивида, эмоции или потребности, переживаемые в виде эмоций, является вместе с тем побуждениями к деятельности».

Рисунок 1. «Уровни эмоций»

На рисунке 1 кратко показаны три уровня эмоций по Рубинштейну.
  1. А. Н. Леонтьев. Научные труды данного ученого были связаны с теорий деятельности, что также отразилось в его взгляде на природу и особенности эмоций человека. Эмоции, с точки зрения А. Н. Леонтьева, возникают в деятельности и полностью подчиняются ей.
  2. А. В. Запорожец, Я. З. Неверович. Эмоции необходимы для реализации мотивов. Они считают, что «…эмоции представляют собой не самый процесс активизации, а особую форму отражения субъектом действительности, при посредстве которого производится психическое управление активизацией, или, вернее, было бы сказать, осуществляется психическая регуляция общей направленности и динамики поведения». Эта теория относится к общему направлению теорий эмоций – отражению.
  3. П. К. Анохин подходил к изучению эмоций с точки зрения физиологии. П.К. Анохин подчёркивал, что «…физиологическая характеристика эмоций… связана прежде всего с распространением возбуждения из области гипоталамуса на все эффекторные органы. Биологическая теория эмоций Анохина (от греч. biо – жизнь + logos – учение) — теория возникновения положительных (отрицательных) эмоций, согласно которой нервный субстрат эмоций активируется в тот момент, когда обнаруживается совпадение (рассогласование) акцептора действия, как афферентной модели ожидаемых результатов, с сигнализацией о реально достигнутом эффекте. Область гипоталамуса определяет первичное биологическое качество эмоционального состояния, его характерное внешнее выражение».

Зарубежные теории эмоций

  1. Г. Мюнстерберг, отмечая побудительную и усиливающую (энергетическую) роль эмоций, писал: «…Эмоция должна направлять весь организм к действию какого-нибудь одного определенного рода. Подобно тому, как внимание дает концентрацию представлений против всех мешающих, соперничающих представлений, точно также эмоция дает концентрацию реальности и задерживает все остальные возможные деятельности. …Эмоция – это органическая волна, которая проходит через всю ЦНС, подавляя и устраняя все, что не имеет отношения к источнику эмоционального возбуждения».
  2. Психоорганическая теория эмоций. Теория Джеймса-Ланге. Возникновение эмоций детерминировано внешними воздействиями как в произвольной двигательной сфере, так и в непроизвольной. По сути, здесь связываются ощущения данных изменений и сами эмоциональные реакции. Источниками эмоций выступают органические изменения. Они отражаются в психике человека через специальную систему обратной связи, а затем уже таким образом вызывают соответствующие эмоциональные реакции. Таким образом, эмоции возникают посредством внешних раздражителей через органические ощущения индивида.
  3. Когнитивно-физиологическая теория С. Шехтера. Суть данной концепции заключается в том, что эмоциональная реакция оказывается подвергнутой воздействию прошлого опыта человека, а также его собственной оценки той или иной ситуации. Разумеется, в данной теории также не опровергается воздействие внутренних телесных стимулов на эмоциональное состояние индивида. При этом оценка формируется на основе актуальных для него интересов и потребностей.

Вывод

Таким образом, можно отметить, что отечественные теории эмоций направлены на описание природы и специфики эмоций, в то время как зарубежные теории рассматривают особенности эмоциональных проявлений.

Однако есть и сходные моменты. К примеру, теория эмоций Ленонтьева и Мюнстерберга. Ученые рассматривают эмоции в контексте деятельности, которая полностью регулирует течение эмоции. Кроме того, в обеих теориях подчеркивается доминирующее значение деятельности, которая направляет всю эмоциональную сферу.

Адаптационная теория эмоций Роберта Плутчика

Теория разрабатывалась в виде монографии в 1962 году. Она получила международное признание и использовалась для раскрытия структуры групповых процессов, позволила сформировать представление о внутриличностных процессах и механизмах психологических защит. В настоящее время основные постулаты теории включены в известные психотерапевтические направления и психодиагностические системы.

ОСНОВЫ ТЕОРИИ ЭМОЦИЙ ИЗЛОЖЕНЫ ШЕСТЬЮ ПОСТУЛАТАМИ
1. Эмоции — это механизмы коммуникации и выживания, основанные на эволюционной адаптации. Они сохраняются в функционально эквивалентных формах через все филогенетические уровни. Коммуникация происходит за счет восьми базисных адаптивных реакций, являющихся прототипами восьми базисных эмоций:

Инкорпорация — поедание пищи или принятие благоприятных раздражителей внутрь организма. Этот психологический механизм ещё известен как интроекция.
Отвержение — избавление организма от чего-либо непригодного, что было воспринято ранее.
Протекция — поведение, призванное обеспечить избегание опасности или вреда. Сюда относится бегство и любое другое действие, которое увеличивает расстояние между организмом и источником опасности.
Разрушение — поведение, призванное разрушить барьер, который препятствует удовлетворению важной потребности.
Воспроизводство — репродуктивное поведение, которое может быть определено в терминах приближения, тенденции к сохранению контакта и смешивания генетических материалов.
Реинтеграция — поведенческая реакция на потерю чего-либо важного, чем обладали или наслаждались. Его функция в обретении вновь опеки.
Ориентация — поведенческая реакция на контакт с неизвестным, новым или неопределенным объектом.
Исследование — поведение, обеспечивающее индивиду схематичное представление о данной окружающей среде.

2. Эмоции имеют генетическую основу.

3. Эмоции — это гипотетические построения, основанные на очевидных явлениях различных классов. Гипотетические модели приведены в таблице 1:

Таблица 1. Cтимул — эффект

Стимульное событие Подразумеваемая когниция Переживание Поведение Эффект
Угроза «Опасность» Страх, ужас Бегство Самосохранение
Препятствие «Враг» Гнев, ярость Нападение, кусание Разрушение
Потенциальный партнер «Обладать» Радость, экстаз Ухаживание спаривание Воспроизводство
Потеря значимого индивида «Заброшенность» Печаль, горе Призыв к помощи и воссоединению Реинтеграция
Член группы «Друг» Принятие, доверие Ухаживание, содействие Аффиляция, присоединение
Отвратительный объект «Отрава» Отвращение, ненависть Извержение, отталкивание Отвержение
Новая территория «Что там?» Ожидание Обследование, организация Исследование
Неожиданный новый «Что это?» Удивление Остановка, тревога Ориентация

5. Отношения между эмоциями могут быть представлены в виде трехмерной (пространственной) структурной модели. Вертикальный вектор отражает интенсивность эмоций, слева направо — вектор сходства эмоций, а ось спереди назад характеризует полярность противоположных эмоций. Этот же постулат включает положение о том, что некоторые эмоции являются первичными, а другие — их производными или смешанными.

6. Эмоции соотносятся с определенными чертами характера или типологиями. Диагностические термины, например, «депрессия», «маниакальность», «паранойя» рассматриваются как крайние выражения таких эмоций, как печаль, радость и отвержение (таблица 2).

Таблица 2. Эмоции и их производные

Биологические регулятивные процессы Поведение экспрессия Адаптивная функция Субъективные состояния Черты характера Диагнозы
Избегание Бегство Самосохранение Страх Робкий Пассивность, тревожность
Приближение Атака Разрушение Гнев Скандальный, сварливый Агрессивность
Объединение Спаривание Воспроизводство Радость Дружелюбный, общительный Маниакальность
Разделение Сигнал дистресса Воссоединение Печаль Унылый Депрессивный
Глотание Еда Инкорпорация Принятие Доверчивый Истерия
Выброс Извержение Отвержение Отвращение Враждебный Паранойя
Начало действий Разведка Исследование Ожидание Любопытный Навязчивость
Остановка Замирание Ориентирование Удивление Импульсивный Неустойчивость

Структурная модель эмоций является основой построения теоретической модели психологических защит. Модель механизмов психологических защит была разработана Робертом Плутчиком в соавторстве с Г. Келлерманом и Х. Контом в 1979 году.

СТРУКТУРНАЯ ТЕОРИЯ ЛИЧНОСТИ ГЕНРИ КЕЛЛЕРМАНА

МОДЕЛЬ ЗАЩИТЫ ВКЛЮЧАЕТ ПЯТЬ ПРИНЦИПОВ:
1. Специфические защиты образуются для совладания со специфическими эмоциями.
2. Существует восемь основных механизмов защит, которые развиваются для совладания с восемью основными эмоциями.
3. Восемь основных защитных механизмов обладают свойствами как сходства, так и полярности.
4. Определенные типы личностных диагнозов имеют в своей основе характерные защитные стили.
5. Индивид может использовать любую комбинацию механизмов защиты.

На пути к сознанию нежелательная для психики информация искажается. Искажение реальности посредствам защит может происходить следующим образом:

— игнорироваться или не восприниматься;
— будучи воспринятой, забываться;
— в случае допуска в сознание и запоминания, интерпретироваться удобным для индивида образом.

Проявления механизмов защиты зависит от возрастного развития и особенностей когнитивных процессов. В целом они образуют шкалу примитивности-зрелости.

Первыми возникают механизмы, в основе которых лежат перцептивные процессы (ощущение, восприятие и внимание). Именно перцепция несет ответственность за защиты, связанные с неведением, непониманием информации. К ним относят отрицание и регрессию, которые являются наиболее примитивными и характеризуют «злоупотребляющую» ими личность как эмоционально незрелую.
Далее возникают защиты, связанные с памятью, а именно с забыванием информации — это вытеснение и подавление.
По мере развития процессов мышления и воображения формируются наиболее сложные и зрелые виды защит, связанные с переработкой и переоценкой информации — это рационализация.

ЧЕТЫРЕ ГРУППЫ ОСНОВНЫХ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ЗАЩИТ
1) защиты с отсутствием переработки содержания: отрицание, вытеснение, подавление.
2) защиты с преобразованием или искажением содержания мыслей, чувств, поведения: рационализация, проекция, отчуждение, замещение, реактивное образование, компенсация.
3) защиты с разрядкой отрицательного эмоционального напряжения: реализация в действии, соматизация тревоги, сублимация.
4) защиты манипулятивного типа: регрессия, фантазия, уход в болезнь или образования симптомов.

Результатом психоэволюционной теории эмоций Роберта Плутчика и структурной теории личности Генри Келлермана стала «Психодиагностическая система Келлермана-Плутчика», которая легла в основу психодиагностической методики «Индекс жизненного стиля» (Life Style Index).

Система основывается на теории, что в каждой личности существует диспозиция (наследственная предрасположенность) к определенному психическому расстройству. Механизм психологической защиты играет роль регулятора внутриличностного баланса за счет гашения доминирующей эмоции.

Система диспозиций по Келлерману и Плутчику
Согласно психодиагностической системе, анализ ведущих диспозиций характеризует личностные особенности испытуемого.

При взаимодействии со стимулом возникают характерные для определенной диспозиции переживания в виде эмоций. Ведущая эмоция формирует потребность, которая не всегда вкладывается в рамки приемлемого функционирования. Для поддержания адаптации срабатывает защитный механизм, призванный погасить недопустимую эмоцию, и индивид испытывает неосознаваемый импульс, заставляющий переоценить стимул. Личностный баланс достигается за счет формирования защитного поведения.

ХАРАКТЕРИСТИКА ДИСПОЗИЦИЙ

Диспозиция мании.
Ведущая эмоция — радость, потребность к избытку приятных стимулов — гедонизм. Защита — реактивное образование за счет подавления привлекательности приятных стимулов с помощью « Super — Ego ». Развитие механизма связано с окончательным усвоением индивидом «высших социальных ценностей». Импульс – обрати это в противоположное. Переоценка стимула: «Все, связанное с этим — отвратительно».
Защитное поведение в норме: сильные переживания по поводу нарушений «личностного пространства», подчеркнутое стремление соответствовать общепринятым стандартам поведения, актуальность, озабоченность «приличным» внешним видом, вежливость, любезность, бескорыстие, общительность. Неприятие всего того, что связанно с функционированием организма и отношениями полов.

Диспозиция истерии.
Ведущая эмоция – принятие. Защита – отрицание. Развивается с целью сдерживания эмоции принятия окружающих, если они демонстрируют эмоциональную индифферентность или отвержение. Излишнее принятие компенсируется отрицанием тех моментов, которые «не нравятся» сознанию. Поток положительных качеств воспринимаемого объекта заставляет истерика идеализировать его (пример, истерики часто влюбляются). Импульс — не замечай этого. Переоценка стимула не происходит, стимул не замечается.
Защитное поведение в норме: общительность, стремление быть в центре внимания, жажда признания, самонадеянность, оптимизм, непринужденность, хвастовство, жалость к себе, обходительность, аффективная манера поведения, пафос, легкая переносимость критики и отсутствие самокритичности.

Агрессивная диспозиция.
Ведущая эмоция – гнев. Защита – замещение. Развивается для сдерживания эмоции гнева на более сильного, старшего или значимого субъекта, выступающего как фрустратор. Замещение может направляться как вовне, формируя деструктивное поведение, так и внутрь в виде аутоагрессии. Импульс — напади на что-то, заменяющее это. Переоценка стимула: «Вот кто во всем виноват».
Защитное поведение в норме: импульсивность, раздражительность, вспыльчивость, требовательность к окружающим, реакции протеста в ответ на критику, отсутствие чувства вины.

Диспозиция психопатии.
Ведущая эмоция – удивление. Защита – регрессия. Развивается в раннем детстве для сдерживания чувств неуверенности в себе и страха неудачи, связанных с проявлением инициативы. Как правило, поощряется взрослыми, имеющими установку на эмоциональный симбиоз и инфантилизацию ребенка. Импульс – плачь об этом. Переоценка стимула: «Вы обязаны мне помочь».
Защитное поведение в норме: импульсивность, слабохарактерность, отсутствие глубоких интересов, податливость влиянию окружающих, внушаемость, неумение доводить до конца начатое дело, легкая смена настроения, умение легко устанавливать поверхностные контакты. Склонность к мистике и суевериям, непереносимость одиночества, потребность в стимуляции, контроле, подбадривании, утешении, поиске новых впечатлений. В эксквизитной ситуации — повышенная сонливость и неумеренный аппетит, манипулирование мелкими предметами, непроизвольные действия (потирание рук, кручение пуговиц и т.п.), специфическая «детская» мимика и речь.

Депрессивная диспозиция.
Ведущая эмоция – печаль. Защита – компенсация, компенсирует недостающую самооценку, что позволяет личности справляться с состоянием подавленности. Импульс – постарайся приобрести это. Переоценка стимула: «Зато я… Все равно я… Когда-нибудь я…».
Защитное поведение в норме: постоянные страдания из-за утраты воображаемого объекта и потери самоуважения. Поведение, обусловленное установкой на серьезную и методическую работу над собой, нахождение и исправление своих недостатков, достижение высоких результатов в деятельности; серьезные занятия спортом, коллекционирование, стремление к оригинальности.

Параноидальная диспозиция.
Ведущая эмоция – отвращение (неприятие). Защита – проекция. Развивается как результат эмоционального отвержения в раннем детстве со стороны значимых лиц. Проекция позволяет переносить собственную неполноценность на других. Импульс – обвини это. Переоценка стимула: «Все люди порочны».

Защитное поведение в норме: контроль, отсутствие внушаемости, повышенная критичность, гордость, самолюбие, эгоизм, злопамятность, обостренное чувство справедливости, заносчивость, подозрительность, ревнивость, враждебность, упрямство, несговорчивость, нетерпимость к возражениям, замкнутость, пессимизм, повышенная чувствительность к критике и замечаниям, требовательность к себе и к другим, стремление достичь высоких показателей в любом виде деятельности.

Пассивная диспозиция.
Ведущая эмоция – страх. Защита – подавление (вытеснение). Развивается для сдерживания эмоции страха, проявления которой неприемлемы для позитивного самовосприятия и грозят попаданием в прямую зависимость от агрессора. Импульс – не помню об этом. Переоценка стимула: «Мне это незнакомо».
Защитное поведение в норме: инертность и пассивность, уход в себя, безынициативность, склонность быть зависимым от кого-либо, тщательное избегание ситуаций, которые могут стать проблемными и вызвать страх, покорность, робость, забывчивость, боязнь новых знакомств.

Обсессивная диспозиция.
Ведущая эмоция – ожидание. Защита – рационализация (интеллектуализация и сублимация). Развивается в раннем подростковом возрасте для сдерживания эмоции ожидания или предвидения боязни пережить разочарование неудач и неуверенности в конкуренции со сверстниками. Импульс – переопредели, переосмысли это. Переоценка стимула: «Все объяснимо».
Защитное поведение в норме: повышенный контроль, не позволяющий узнать эмоции других, склонность к анализу и самоанализу, ответственность, добросовестность, основательность, любовь к порядку, нехарактерность вредных привычек, предусмотрительность, дисциплинированность, индивидуализм, стремлением придерживаться во всем середины.

Эмоции и чувства (Е.П. Ильин)

Содержание
  • Глава 1. Эмоциональное реагирование
  • Глава 2. Характеристика различных видов эмоционального реагирования
  • Глава 3. Теории, объясняющие механизмы возникновения эмоций
  • Глава 4. Роль и функции эмоций
  • Глава 5. Классификация и свойства эмоций
  • Глава 6. Характеристика различных эмоций
  • Глава 7. Характеристика эмоциональных состояний, возникающих в процессе деятельности
  • Глава 8. Эмоциональные свойства человека
  • Глава 9. Понимание эмоций другого человека
  • Глава 10. Управление эмоциями
  • Глава 11. Общее представление о чувствах
  • Глава 12. Характеристика различных чувств
  • Глава 13. Эмоционально обусловленное (аффективное) поведение
  • Глава 14. Эмоциональные типы
  • Глава 15. Особенности эмоциональной сферы у представителей некоторых профессий
  • Глава 16. Возрастные и половые особенности эмоциональной сферы личности
  • Глава 17. Патология и эмоции
  • Глава 18. Методы изучения эмоциональной сферы человека

Предисловие

Каждый взрослый человек знает, что такое эмоции, так как неоднократно их испытывал с самого раннего детства. Однако когда просят описать какую-нибудь эмоцию, объяснить, что это такое, как правило, человек испытывает большие затруднения. Переживания, ощущения, сопровождающие эмоции, с трудом поддаются формальному описанию.

Несмотря на это об эмоциях написано очень много как в художественной, так и в научной литературе, они вызывают интерес у философов, физиологов, психологов, клиницистов. Достаточно сослаться на систематические обзоры экспериментального их изучения в работах Р. Вудвортса (1950), Д. Линдсли (1960), П. Фресса (1975), Я. Рейковского (1979), К. Изарда (2000), переведенных на русский язык, а также отечественных авторов: П. М. Якобсона (1958), В. К. Вилюнаса (1973), Б. И. Додонова (1987), П. В. Симонова (1962,1975, 1981,1987), Л. И. Куликова (1997). Однако и до сих пор проблема эмоций остается загадочной и во многом неясной.

Приступить к написанию этой книги меня побудили несколько обстоятельств, но главным образом то, что, обсуждая вопросы о воле (произвольном управлении) и мотивации (Ильин, 2000а, б), я лишь мимоходом касался роли в этих процессах эмоций человека (при рассмотрении таких мотивационных образований, как влечение, желание, интерес, потребность, или при обсуждении вопроса о положительной и отрицательной мотивации, о соотношении волевой и эмоциональной регуляции). Речь об эмоциях в этих книгах шла вскользь, мимоходом. Образно говоря, я в этих книгах невольно загнал эмоции в «тещину комнату» хрущевской квартиры, оставив всю остальную жилую площадь воле и мотивации. А между тем роль эмоций в управлении поведением человека велика, и не случайно практически все авторы, пишущие об эмоциях, отмечают их мотивирующую роль, связывают эмоции с потребностями и их удовлетворением (Фрейд, 1894; Вилюнас, 1990; Додонов, 1987; Изард, 1980; Леонтьев, 1982; Фресс, 1975; Рейковский, 1979, Симонов и др.). Больше того, некоторые авторы отдают эмоциям приоритет в обыденной жизни человека. Так, А. М. Эткинд (1983) пишет: «…в обыденной жизни он (человек. — Е. И.) не столько рассуждает, сколько чувствует, и не столько объясняет, сколько оценивает. Собственно когнитивные процессы, свободные от эмоциональных компонентов, занимают в обыденной жизни скромное место. По-видимому, в реальных процессах деятельности и во вплетенных в нее механизмах межличностного восприятия и самовосприятия «холодные» попытки объяснения и понимания имеют меньшее значение, чем «горячие» акты оценок и переживаний. Когда же процессы когнитивного анализа и имеют место, то находятся под сильным и непрерывным влиянием эмоциональных факторов, вносящих свой вклад в их ход и результат» (с. 107).

Таким образом, обсуждение в данной книге вопроса об эмоциях и чувствах является как бы продолжением двух предыдущих книг Эмоции и чувства, выполняя различные функции, участвуют в управлении поведением человека в качестве непроизвольного компонента, вмешиваясь в него как на стадии осознания потребности и оценки ситуации, так и на стадии принятия решения и оценке достигнутого результата Поэтому понимание механизмов управления поведением требует понимания и эмоциональной сферы человека, ее роли в этом управлении.

«Принимая решение о написании данной книги, я понимал, что столкнусь с большими трудностями, о которых писал швейцарский психолог Э. Клапаред еще в 1928 году: «Психология аффективных процессов — наиболее запутанная часть психологии. Именно здесь между отдельными психологами существуют наибольшие расхождения. Они не находят согласия ни в фактах, ни в словах. Некоторые называют чувствами то, что другие называют эмоциями. Некоторые считают чувства простыми, конечными, неразложимыми явлениями, всегда подобными самим себе и изменяющимися только количественно. Другие же в противоположность этому полагают, что диапазон чувств содержит в себе бесконечность нюансов и что чувство всегда представляет собой часть более сложной целостности… Простым перечислением фундаментальных разногласий можно было бы заполнить целые страницы» (Психология эмоций, 1984, с. 93). Однако настоящее понимание того, в какое дело я ввязался, понимание безумства затеянного пришло лишь по ходу написания этой книги, когда порой я чувствовал бессилие в наведении в своих мыслях (после прочитанного у разных авторов) хоть какой-то системы в понимании сути эмоциональных явлений, их классификации и прочем.

Я начал понимать скепсис и раздражение ряда ученых по поводу проблемы эмоций, например, У. Джемса, который в конце XIX века писал: «Что касается «научной психологии» чувствований, то, должно быть, я испортил себе вкус, знакомясь в слишком большом количестве с классическими произведениями на эту тему, но только я предпочел бы читать словесные описания размеров скал в Нью-Гемпшире, чем снова перечитывать эти психологические произведения. В них нет никакого плодотворного руководящего начала, никакой основной точки зрения. Эмоции различаются и оттеняются в них до бесконечности, но вы не найдете в этих работах никаких логических обобщений. А между тем вся прелесть истинно научного труда заключается в постоянном углублении логического анализа» (1991, с. 274). У. Джемс сетует на то, что «во многих немецких руководствах по психологии главы об эмоциях представляют собой просто словари синонимов. Но для плодотворной разработки того, что уже само по себе очевидно, есть известные границы, и в результате множества трудов в указанном направлении чисто описательная литература по этому вопросу, начиная с Декарта и до наших дней, представляет самый скучный отдел психологии» (с. 273).

Не случайно русский психолог Н. Н. Ланге писал в то время, что «Чувство занимает в психологии место Сандрильоны, нелюбимой, гонимой и вечно обобранной в пользу старших сестер — «ума» и «воли». Ему приходится обыкновенно ютиться на задворках психологической науки, тогда как воля, а особенно ум (познание) занимают все парадные комнаты. Если собрать все научные исследования о чувствах, то получится список столь бедный, что его далеко превзойдет литература любого вопроса из области познавательных процессов, даже очень мелкого… Причин этой общей «нелюбви» много. Здесь, вероятно, играет некоторую роль и общий характер современной культуры, по преимуществу технической и внешней, и то, что рассуждения старых психологов о чувствах отталкивают нас своей риторичностью и морализациями, и то, что эта область вообще трудно поддается точным и научным методам исследования и, наконец, то, что для психолога, как и ученого вообще, область ума и познания обыкновенно ближе и доступнее, чем область эмоций. Может быть, дело было бы иначе, если бы в разработке психологической науки женщины приняли большее участие, чем доныне» (1996, с. 255).

Представитель бихевиоризма Дж. Уотсон (Watson, 1930) считал, что эмоции нельзя исследовать научно, а Е. Даффи (Duffy, 1934, 1941) писал, что термин «эмоция» удобен для обозначения некоторых специфических форм изменения поведения, которые не поддаются объяснению, и что он мешает точным исследованиям, поэтому от этого термина следует отказаться.

С тех пор многое изменилось. Не оправдалось предсказание М. Мейера (Meyer, 1933) о том, что эмоции постепенно исчезнут из сферы психологии, но сбылось пожелание Н. Н. Ланге — и профессия психолога теперь в основном стала женской. Появилось очень большое количество работ, посвященных эмоциям и чувствам, особенно в зарубежной психологической литературе. Однако и до сих пор вопрос, поставленный в заголовке статьи У. Джемса «Что такое эмоция?», остается актуальным как для психологов, так и для физиологов. В последние десятилетия заметна тенденция к эмпирическому изучению отдельных эмоциональных реакций без попыток теоретического осмысления, а подчас и к принципиальному отказу от этого. Например, Дж. Мандлер (1975) доказывает бесполезность поиска определения эмоций и создания теории эмоций. Он полагает, что накопление результатов эмпирических исследований автоматически приведет к решению всех тех вопросов, ради которых и строится теория эмоций. Б. Райм (В. Rime, 1984) пишет, что современное состояние изучения эмоций представляет разрозненные знания, непригодные для решения конкретных проблем. В руководстве Human physiology (1983) утверждается, что дать эмоциям точное научное определение невозможно. Это подтверждает и анализ определений эмоций, даваемых в отечественной литературе (Левченко и Бергфельд, 1999). Существующие теории эмоций в основном касаются лишь частных аспектов проблемы.

А. Н. Леонтьев (1971) справедливо считает, что трудности, которые обнаруживаются при изучении этой проблемы, объясняются главным образом тем, что эмоции рассматриваются без достаточно четкой дифференциации их на различные подклассы, отличающиеся друг от друга как генетически, так и функционально. В предисловии к пятому тому «Экспериментальной психологии» А. Н. Леонтьев (1975) пишет: «Совершенно очевидно… что, например, внезапная вспышка гнева имеет иную природу, чем, допустим, чувство любви к Родине, и что никакого континуума они не образуют» (с. 7). По этому же поводу пишут и Ф. Тайсон и Р. Тайсон (1998): «Различные теории аффектов зачастую несовместимы друг с другом и запутывают читателя, потому что каждый автор пытается по-своему определить релевантные концепции и феномены, одни более явно, чем другие. Вдобавок термины «аффект», «эмоция», «чувство» нередко используются как взаимозаменяемые, что отнюдь не добавляет ясности концепции аффектов» (с. 173). Добавлю к этому, что нередко за чувства принимаются нравственные качества, самооценки, ощущения. Не случайно некоторые исследователи эмоций считают, что проблема находится в кризисном состоянии (Васильев, 1992). Подтверждением этому служит и то обстоятельство, что в отечественной психологии за последние четверть века практически не обсуждаются теоретические вопросы, связанные с эмоциональной сферой человека, не делаются попытки навести хоть какой-то порядок в используемом понятийном аппарате (появившаяся статья А. Ш. Тхостова и Т. Г. Колымба, 1998 не только не проясняет затронутые в ней вопросы, но и еще больше их запутывает; например, авторы рассматривают эмоцию как знак, не учитывая, что в психологической литературе говорится о знаке эмоций; своеобразно понимание авторами различий между аффектом и эмоцией, о чем я скажу в соответствующем разделе книги и т. д.).

Несмотря на большое число публикаций по проблеме эмоций даже в солидных монографиях и учебниках для психологов многие аспекты эмоциональной сферы человека, имеющие большое практическое значение для педагогики, психологии труда и спорта, даже не обозначаются. В результате проблема эмоций и чувств оказывается представленной в ущербном виде.

Не претендуя на полное и законченное раскрытие данной темы (осуществить это практически невозможно, поэтому ряда вопросов я не касался, например влияния эмоций на интеллектуальную и физическую деятельность, а по некоторым дал только краткий обзор работ, как, например, о стрессе), я постарался дать не столько углубленное рассмотрение отдельных вопросов (хотя оно и не исключалось), сколько панорамное и систематическое освещение проблемы. Главной задачей было попытаться навести хоть какой-то порядок в «эмоциональном хозяйстве», т. е. с одной стороны, развести, а с другой стороны, сгруппировать эмоциональные явления по определенным классам, разделам, а заодно и отсечь те психологические феномены, которые не имеют отношения к эмоциональной сфере, но которые почему-то у разных авторов в ней присутствуют.

В связи с этим одной из задумок данной книги было разработать подходы к созданию дифференциально-психологической концепции структуры эмоциональной сферы человека. Можно возразить, что такая концепция существует в виде ставшей популярной теории дифференциальных эмоций С. Томкинса и К. Изарда. Однако эта теория, с одной стороны, по названию представляется слишком узкой, не охватывающей все эмоциональные явления, образующие мотивационную сферу человека, а с другой стороны, по содержанию слишком широкой и неадекватной своему названию, так как в ее рамках рассматриваются не только эмоции, но и другие эмоциональные образования, эмоциями не являющиеся: эмоциональный тон ощущений (удовольствие — отвращение), чувства (любовь, зависть и др.), эмоциональные свойства и особенности личности (например, тревожность). Мне представляется, что эмоциональная сфера личности — это многогранное образование, в которое, кроме эмоций, входят многие другие эмоциональные явления: эмоциональный тон, эмоциональные состояния эмоции), эмоциональные свойства личности, акцентуированная выраженность которых позволяет говорить об эмоциональных типах личности, эмоциональные устойчивые отношения (чувства), и каждое из них имеет достаточно отчетливые дифференцирующие признаки.

Таким образом, эта книга не только об эмоциях и чувствах, в ней говорится об эмоциональной сфере человека как более емком понятии, включающем и многие другие эмоциональные явления.

Я постарался широко представить в этой книге исследования отечественных авторов, тем более что обобщения их публикаций отсутствуют, из-за чего, после публикации в нашей стране книги К. Изарда возник некоторый перекос в оценке значимости наших и зарубежных ученых в изучении проблемы эмоций, естественно, в пользу последних. Наконец, одной из задач являлось собрать и систематизировать методики изучения эмоциональных явлений, большинство из которых широкой психологической аудитории мало известны и трудно доступны.

Глава 1. Эмоциональное реагирование

1.1. Эмоциональное реагирование и его характеристики

Эмоция (от лат. emovere возбуждать, волновать) обычно понимается как переживание, душевное волнение. Еще в первой половине XX века говорили об аффектах как эмоциональных реакциях, направленных на разрядку возникшего эмоционального возбуждения. Например, С. Л. Рубинштейн (1957) использовал термины «эмоциональные» и «аффективные» как равнозначные: «…трехчленное деление психических явлений на интеллектуальные, эмоциональные и волевые не может быть удержано. Первичным, основным является двухчленное деление психических процессов на интеллектуальные и аффективные…» (с. 269).

Характеристики эмоционального реагирования. Эмоциональное реагирование характеризуется знаком (положительные или отрицательные переживания), влиянием на поведение и деятельность (стимулирующее или тормозящее), интенсивностью (глубина переживаний и величина физиологических сдвигов), длительностью протекания (кратковременные или длительные), предметностью (степень осознанности и связи с конкретным объектом).

Е. Д. Хомская (1987), наряду со знаком, интенсивностью, длительностью и предметностью, выделяет такие характеристики, как их реактивность (быстрота возникновения или изменения), качество (связь с потребностью), степень их произвольного контроля. Первая из них не вызывает возражений. Хотя, говоря о быстроте возникновения эмоциональных реакций, следует сказать и о быстроте их исчезновения. Сомнение вызывают две другие характеристики, особенно последняя. Произвольный контроль эмоций — это прерогатива волевой сферы личности, а не эмоциональной.

Знак эмоционального реагирования. По тому, какие переживания имеются у человека (положительные — удовольствие или отрицательные — отвращение) эмоциональное реагирование отмечается знаком «+» или «-». Следует, однако отметить, что это деление во многом условно и по крайней мере не соответствует положительной или отрицательной роли эмоций для данного человека в конкретной ситуации. Например, такую эмоцию, как страх, безоговорочно относят к отрицательным, но она безусловно имеет положительное значение для животных и человека, и кроме того, может доставлять человеку удовольствие. К. Изард отмечает положительную роль и такой отрицательной эмоции, как стыд. Кроме того, он отмечает, что и радость, проявляемая в форме злорадства, может принести испытывающему ее человеку такой же вред, как и гнев.

Поэтому К. Изард полагает, что «вместо того чтобы говорить об отрицательных и положительных эмоциях, было бы правильнее считать, что существуют такие эмоции, которые способствуют повышению психологической энтропии, и эмоции, которые, напротив, облегчают конструктивное поведение. Подобный подход позволит нам отнести ту или иную эмоцию в разряд позитивных или негативных в зависимости от того, какое воздействие она оказывает на внутриличностные процессы и процессы взаимодействия личности с ближайшим социальным окружением при учете более общих этологических и экологических факторов» (2000, с. 34).

Мне представляется, что маркировка эмоционального реагирования тем или иным знаком в качестве постоянной его характеристики не оправдывает себя и лишь вводит людей в заблуждение. Положительными или отрицательными бывают не эмоции, а их влияние на поведение и деятельность человека, а также впечатление, которое они производят (об этой характеристике эмоционального реагирования подробно говорится в главе 4).

Интенсивность эмоционального реагирования. Высокая степень положительного эмоционального реагирования называется блаженством. Например, человек испытывает блаженство, греясь у огня после долгого пребывания на морозе или, наоборот, поглощая холодный напиток в жаркую погоду. Для блаженства характерно, что приятное ощущение разливается по всему телу.

Высшая степень положительного эмоционального реагирования называется экстазом, или экстатическим состоянием. Это может быть религиозный экстаз, переживавшийся средневековыми мистиками, а в настоящее время наблюдающийся у членов некоторых религиозных сект; такое состояние также свойственно шаманам. Обычно люди испытывают экстаз, когда переживают верх счастья.

Это состояние характеризуется тем, что оно захватывает все сознание человека, становится доминирующим, благодаря чему в субъективном восприятии исчезает внешний мир, и человек находится вне времени и пространства. В двигательной сфере при этом наблюдается либо неподвижность — человек длительно остается в принятой позе, либо, наоборот, человек испытывает телесную легкость, проявляет доходящую до исступления радость, выражающуюся в бурных движениях.

Экстатические состояния наблюдаются и при душевных заболеваниях: при истерии, эпилепсии, шизофрении. При этом нередко отмечаются галлюцинации: райские ароматы, видение ангелов.

Длительность эмоционального реагирования. Эмоциональное реагирование может быть различной длительности: от мимолетных переживаний до состояний, длящихся часы и дни. Эта характеристика послужила В. М. Смирнову и А. И. Трохачеву (1974) основанием для выделения разных видов эмоционального реагирования (см. раздел 1.3).

Предметность как характеристика эмоционального реагирования. Как пишет В. К. Вилюнас (1986), мы восторгаемся или возмущаемся, опечалены или гордимся обязательно кем-то или чем-то. Приятным или тягостным бывает нечто, нами ощущаемое, воспринимаемое, мыслимое. Так называемые беспредметные эмоции, пишет он, обычно тоже имеют предмет, только менее определенный (например, тревогу может вызвать ситуация в целом: ночь, лес, недоброжелательная обстановка) или неосознаваемый (когда настроение портит неуспех, в котором человек не может признаться). С последним положением можно поспорить. Бывает плохое настроение, которое трудно объяснить. А если я не могу этого сделать, значит, я не могу приурочить его к определенному предмету, объекту.

1.2. Уровни эмоционального реагирования по С. Л. Рубинштейну

С. Л. Рубинштейн в многообразных проявлениях эмоциональной сферы личности выделяет три уровня.

Первый — это уровень органической аффективно-эмоциональной чувствительности. Он связан с физическими чувствованиями удовольствия — неудовольствия, которые обусловлены органическими потребностями. Они могут быть, по Рубинштейну, как специализированными, местного характера, отражая в качестве эмоциональной окраски или тона отдельное ощущение, так и более общего, разлитого характера, отражая более или менее общее самочувствие человека, не связанное в сознании с конкретным предметом (беспредметные тоска, тревога или радость).

Второй, более высокий уровень эмоциональных проявлений, по Рубинштейну, составляют предметные чувства (эмоции). На смену беспредметной тревоги приходит страх перед чем-нибудь. Человек осознает причину эмоционального переживания. Опредмеченность чувств находит свое высшее выражение в том, что сами чувства дифференцируются, в зависимости от предметной сферы, к которой относятся, на интеллектуальные, эстетические и моральные. С этим уровнем связано восхищение одним предметом и отвращение к другому, любовь или ненависть к определенному лицу, возмущение каким-либо человеком или событием и т. п.

Третий уровень связан с более обобщенными чувствами, аналогичными по уровню обобщенности отвлеченному мышлению. Это чувство юмора, иронии, чувство возвышенного, трагического и т. п. Они тоже могут иногда выступать как более или менее частные состояния, приуроченные к определенному случаю, однако чаще всего они выражают общие устойчивые мировоззренческие установки личности. Рубинштейн называет их мировоззренческими чувствами.

Таким образом, заключает Рубинштейн, «в развитии эмоций можно… наметить следующие ступени: 1) элементарные чувствования как проявления органической аффективной чувствительности, играющие у человека подчиненную роль общего эмоционального фона, окраски, тона или же компонента более сложных чувств; 2) разнообразные предметные чувства в виде специфических эмоциональных процессов и состояний; 3) обобщенные мировоззренческие чувства; все они образуют основные проявления эмоциональной сферы, органически включенной в жизнь личности» (1999, с. 579).

Характерно, что Рубинштейн ничего не говорит о настроении, а аффекты и страсти выделяет отдельно от этих уровней эмоционального реагирования, хотя и пишет, что они родственны им.

Отдавая должное попытке Рубинштейна наметить эволюционный путь развития мотивационной сферы человека, что является очень важным методологическим подходом, следует все же признать недостаточную его разработанность. Это скорее наметки к дальнейшему развитию этого направления в изучении эмоциональной сферы.



1.3. Виды эмоционального реагирования

До сих пор имеются большие трудности в выделении разных видов эмоционального реагирования, чему во многом способствует терминологическая неразбериха. По мнению В. К. Вилюнаса, это является свидетельством того, что «феноменологический материал, объяснить который призвана теория эмоций, не обладает отчетливо различимыми признаками, которые могли бы обеспечить некоторую единую изначальную его группировку и упорядочивание» (1984, с. 5).

Вилюнас отмечает, что можно выделить два основных подхода во взглядах на эмоциональное реагирование. В одном случае оно не является чем-то специфичным и, сопутствуя всякому психическому процессу, выполняет универсальную роль (Вундт, Грот, 1879-1880; Рубинштейн, 1999). В другом случае эмоциональное реагирование рассматривается как самостоятельный феномен, частный механизм реагирования и регуляции, означающий, что в нормальном протекании существования животного и человека произошли какие-то отклонения (Сартр, 1984; Симонов, 1966). Близка к этому и точка зрения А. В. Вальдмана и др. (1976), отмечающими, что внутренние сигналы организма вызывают сдвиги эмоциональности в положительном или отрицательном направлениях в том случае, если они выходят за пределы обычных значений. Таким образом, нарушение внутреннего гомеостаза приводит к появлению эмоционального реагирования. А это свидетельствует в пользу того, что эмоциональное реагирование является самостоятельным феноменом.

С учетом приведенных выше (раздел 1.2) характеристик эмоциональных реакций в отечественной психологии традиционно выделяют следующие их классы: эмоциональный тон ощущений, эмоции (включая аффекты), настроения.

Правда, имеются и другие подходы. С. Л. Рубинштейн (1957), например, писал, что аффективные процессы подразделяются на: 1) стремления, влечения, желания и 2) эмоции, чувства. Таким образом, в разряд аффективных у него попали и мотивационные образования. Оправданием этому может быть только то, что в них представлен и эмоциональный компонент. Но тогда есть опасность, что любое психологическое образование будет причислено к эмоциональным процессам.

Иной и более продуктивный, на мой взгляд, подход имеется у В. М. Смирнова и А. И. Трохачева (1974), которые выделяют эмоциональные реакции и эмоциональные состояния.

Эмоциональные реакции (гнев, радость, тоска, страх) подразделяются ими на эмоциональный отклик, эмоциональную вспышку и эмоциональный взрыв (аффект). Эмоциональный отклик является, по мнению авторов, самым динамичным и постоянным явлением эмоциональной жизни человека, отражая быстрые и неглубокие переключения в системах отношений человека к рутинным изменениям ситуаций обыденной жизни. Интенсивность и продолжительность эмоционального отклика не велики, и он не способен существенно изменить эмоциональное состояние человека. Наличие таких мгновенных реакций было зафиксировано Е. Хаггардом и К. Айзексом (Haggard, Isaacs, 1966). Они открыли существование «кратковременных выражений» лица, заключающихся в сильном изменении выражения лица в пределах V8V5 с при предъявлении в разговоре затруднительных для испытуемого вопросов.

Более выраженной интенсивностью, напряженностью и продолжительностью переживания характеризуется эмоциональная вспышка, которая способна изменить эмоциональное состояние, но не связана с утратой самообладания. Эмоциональный взрыв характеризуется бурно развивающейся эмоциональной реакцией большой интенсивности с ослаблением волевого контроля над поведением и облегченным переходом в действие. Это кратковременное явление, после которого наступает упадок сил или даже полное безразличие, сонливость.

Эмоциональные состояния, согласно В. М. Смирнову и А. И. Трохачеву, являются эмоциональной составляющей психических состояний. Эмоциональная составляющая близка к эмоциональному тонусу (настроению).

Многие физиологи, занимающиеся изучением эмоций животных, говорят об эмоциональном поведении как о комплексе целенаправленных, сложных поведенческих проявлений определенного биологического содержания (например, Вальдман и др., 1976). В качестве примера приводится агрессивно-оборонительное поведение, сексуальное поведение и др.

Целесообразно объединить традиционную классификацию видов эмоционального реагирования с классификацией Смирнова и Трохачева, так как они не противоречат, а дополняют друг друга (рис. 1.1). В связи с этим встает вопрос о том, что теория дифференциальных эмоций, разработанная С. Томкинсом и К. Изардом и говорящая о том, что существует ряд частных эмоций, каждая из которых рассматривается отдельно от другой как самостоятельный переживательно-мотивационный процесс, должна трансформироваться в концепцию дифференциальных эмоциональных реакций, в которую первая теория войдет составной частью, касающейся только одного вида пристрастного реагирования — эмоций.

1.4. Компоненты эмоционального реагирования

Еще П. Жане (Janet, 1928) писал о том, что эмоция не сводится к внутреннему переживанию или к физиологическим нарушениям. Эмоция — это реакция всей личности (включая и организм) на те ситуации, к которым она не может адаптироваться, это поведение. Конечно, сведение эмоции к поведению не оправдано. Но в принципе, Жане прав. О том же пишет и К. Изард: поскольку влияние любой эмоции генерализованное, то физиологические системы и органы в большей или меньшей степени задействованы в эмоции. Таким образом, эмоция в своем проявлении многокомпонентна.

Переживание как импрессивный компонент эмоционального реагирования

Как пишет К. К. Платонов (1984), переживание определило скачок от физиологической формы отражения, присущей и растениям, к психической, присущей только животным с высокоразвитым мозгом. По А. Н. Леонтьеву (1972), реальная функция переживаний состоит в том, что они сигнализируют о личностном смысле события.

Однако даваемые переживанию определения носят формальный и противоречивый характер. Например, Л. С. Выготский определял переживание как особую интегральную единицу сознания. К. К. Платонов (1984) определил переживание как простейшее субъективное явление, как психическую форму отражения, являющуюся одним из трех атрибутов сознания. Ф. Е. Василюком (1990) переживание определяется как любое испытываемое субъектом эмоционально окрашенное состояние и явление действительности, непосредственно представленное в его сознании и выступающее для него как событие его собственной жизни. В то же время этот автор считает возможным использовать в названии своей книги (Василюк, 1984) понятие «переживание» в смысле «пережить», «преодолеть» возникшую критическую ситуацию, что еще больше запутывает понимание сущности этого термина. Р. С. Немов (1994) считает, что переживание — это ощущение, сопровождаемое эмоциями. М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбович (1998) определяют переживание как осмысленное эмоциональное состояние, вызванное значимым объективным событием или воспоминаниями эпизодов предшествующей жизни.

Ясно, что переживание связано с сознанием и является отражением в сознании ощущений, впечатлений. Однако в чем состоит глубинная специфика этого отражения по сравнению с другими его видами — сенсорным, интеллектуальным? Подчеркивание субъективного характера этого отражения вопроса не снимает — восприятие, например, тоже субъективно.

Пожалуй, наиболее адекватное определение переживанию дал в своей более ранней работе К. К. Платонов (1972), у которого переживание — «это атрибут акта сознания, не содержащий образа отражаемого и проявляющийся в форме удовольствия или неудовольствия (страдания), напряжения или разрешения, возбуждения или успокоения» (с. 89).

Близко к этому и понимание переживания Л. М. Веккером (2000). Для него переживание — это непосредственное отражение самим субъектом своих собственных состояний, а не отражение свойств и соотношений внешних эмоциогенных объектов. Последнее есть знание.

Любое переживание — это волнение. Оно близко по смыслу латинскому слову emoveo («потрясаю», «волную»), от которого и произошло само слово «эмоция». Волнение — это неспокойное состояние. Но возникает вопрос — а что такое спокойное состояние? Как оно осознается?

По знаку эмоциональные переживания делятся на положительные и отрицательные, т. е. приятные и неприятные. Такое полярное деление переживаний по знаку является общепризнанным, хотя Н. Д. Левитов и отмечает, что оно слишком примитивно. Другое дело — выделение средних, безразличных (индифферентных) состояний, не отягченных какими-либо эмоциональными переживаниями. Т. Рибо (1897) считал вопрос о существовании таких состояний человека неразрешимым.

П. В. Симонов говорит о смешанных эмоциях, когда в одном и том же переживании сочетаются и положительные, и отрицательные оттенки (получение удовольствия от переживания страха в «комнате ужасов» или катании на «американских горках», или переживание неразделенной любви: «любовь никогда не бывает без грусти» и т. п.). Это свидетельствует о том, что знак эмоциональных переживаний (приятное — неприятное, желаемое — нежелаемое) может не соответствовать традиционному делению эмоций на положительные и отрицательные. Приведенный мною первый пример показывает, что биологическая (врожденная) отрицательная эмоция — страх может при определенных условиях превращаться в социальную (или интеллектуальную) положительную эмоцию. Вряд ли от волнения перед экзаменом учащиеся получают удовольствие, а вот волнение, тревога, испытываемые болельщиками во время финального матча по футболу, хоккею и т. п. необходимы им, как острая приправа к мясному блюду. Они идут на такой матч не только поддержать любимую команду, но и получить удовольствие от переживаний. Поэтому если перед трансляцией такого матча по телевидению в записи они случайно узнают из новостей по другому каналу, как завершился этот матч, у них пропадает всякий интерес к этому телевизионному репортажу именно потому, что их лишили возможности поволноваться, понервничать.

Можно говорить об эмоциональных переживаниях различной длительности: мимолетных, неустойчивых (например, появление на секунду-две досады у баскетболиста, не попавшего мячом в корзину), длительных, продолжающихся несколько минут, часов и даже дней (например, по данным А. А. Баранова, 1999, у детей первого класса негативные переживания после эвакуации из школы, спровоцированной заложенной в ней «бомбы», наблюдалось в течение трех дней) и хронических (что имеет место в патологии). В то же время нужно понимать условность такого деления. Эти три группы эмоциональных реакций можно называть и по-другому: оперативные (появляющиеся при однократном воздействии), текущие и перманентные (длящиеся недели и месяцы). Однако эмоциональная реакция (тревожность, страх, фрустрация, монотония и т. д.) при определенных условиях может быть и оперативной (мимолетной), и текущей (длительной), и перманентной (хронической). Поэтому использование этой характеристики при выделении класса эмоциональных реакций является весьма относительным.

При дифференцировании эмоциональных переживаний по параметру интенсивности и глубины чаще всего используется линейный подход: на одном конце ряда находятся эмоции низкой интенсивности (настроение), на другом — эмоции высокой интенсивности (аффекты). Подобный линейный подход к классификации эмоциональных переживаний (как континууму состояний, ранжированных по степени активации аппарата эмоций) осуществил Д. Линдсли (1960).

А. Шопенгауэр (2000) высказал интересную мысль, касающуюся роли воображения в интенсивности испытываемых человеком эмоций. Он отмечает, что предощущение наслаждения не дается нам даром. «Именно то, чем человек насладился перед посредством надежды и ожидания какого-либо удовлетворения или удовольствия, то впоследствии как забранное вперед вычитается из действительного наслаждения, ибо тогда самое дело как раз настолько менее удовлетворит человека. Животное же, напротив того, остается свободно как от преднаслаждения, так и от этих вычетов из наслаждения, а потому и наслаждается настоящим и реальным целостно и ненарушимо. Равным образом и беды гнетут их только своею действительною и собственною тяжестью, тогда как у нас опасение и предвидение часто удесятеряют эту тяжесть» (с. 641).

Ф. Крюгер (Kruger, 1928, 1984) счел необходимым, помимо интенсивности эмоционального переживания, говорить и о его глубине, которая, по его представлениям, существенно отличается от простой интенсивности и ситуативной силы переживания. Еще дальше пошел А. Веллек (Wellek, 1970), который настаивает не только на различии интенсивности и глубины переживания, но и на антагонизме между ними. Он пишет, что эмоции взрывного характера обнаруживают тенденцию быть поверхностными, в то время как глубинные переживания характеризуются меньшей интенсивностью и большей устойчивостью (например, разочарование). Что касается антагонизма между этими двумя характеристиками переживания, то вопрос этот довольно спорный. Выделение же в качестве характеристики переживаний их глубины имеет разумное основание, если за глубину принимать внутреннюю значимость для субъекта события, по поводу которого возникло переживание. В этом смысле можно говорить о глубине разочарования, о глубине чувства и т. п.

Физиологический компонент эмоционального реагирования

Эмоции — это психофизиологический феномен, поэтому о возникновении переживания человека можно судить как по самоотчету человека о переживаемом им состоянии, так и по характеру изменения вегетативных показателей (частоте сердечных сокращений, артериальному давлению, частоте дыхания и т. д.) и психомоторики: мимике, пантомимике (позе), двигательным реакциям, голосу.

О связи эмоций с физиологическими реакциями организма писали Аристотель (эмоциональные процессы реализуются совместно «душой» и «телом»), Р. Декарт (страсть, возникающая в душе, имеет своего «телесного двойника») и др. Эта связь давно была подмечена разными народами и использована в практических целях. Например, в Древнем Китае подозреваемого в совершении какого-либо противоправного поступка заставляли брать в рот щепотку риса. Затем, после выслушивания им обвинения, он выплевывал его. Если рис был сухим, значит у подозреваемого пересохло во рту от волнения, страха, и он признавался виновным. В настоящее время на изменении вегетативных реакций при эмоциогенных фразах основана проверка подозреваемого с помощью полиграфа, обычно называемого «детектором лжи».

В одном племени суд над подозреваемым вершился следующим образом. Подозреваемый помещался вместе с вождем племени в центре круга, который образовывали его соплеменники. Вождь произносил нейтральные слова и слова, имеющие отношение к совершенному преступлению, после каждого произнесенного слова подозреваемый должен был ударять палкой в гонг. Если члены племени слышали, что на эмоциогенные слова, относящиеся к разбираемому делу, подозреваемый стучал громче, чем на нейтральные слова, то его признавали виновным.

Объяснение этому факту может состоять не только в том, что эмоционально значимые слова при их понимании «волновали» подозреваемого и тем самым мобилизовывали физическую энергию, но и в том, что физиологическая реакция у него наступала раньше, чем он осознавал эмоциогенное слово. Об этом свидетельствуют ряд исследований, проведенных во второй половине XX века (MacGinnies, 1950; Костандов, 1968-1978 и др.), в которых было показано, что на неприятные слова повышается порог их опознания (как механизм защиты) и эмоциональные реакции на них возникают у человека безотчетно (очевидно, наподобие того, как это имеет место у животных и у человека на невербальные раздражители).

Особое внимание физиологическим проявлениям уделяли в своей теории эмоций У. Джемс и Г. Ланге, которые доказывали, что без физиологических изменений эмоция не проявляется. Так, Джемс пишет: «Я совершенно не могу вообразить, что за эмоция страха останется в нашем сознании, если устранить из него чувства (ощущения. — Е. И.), связанные с усиленным сердцебиением, коротким дыханием, дрожью губ, с расслаблением членов, «гусиной» кожей и возбуждением во внутренностях. Может ли кто-нибудь представить себе состояние гнева и вообразить при этом тотчас же не волнение в груди, прилив крови к лицу, расширение ноздрей, стискивание зубов и стремление к энергичным поступкам, а, наоборот, расслабленные мышцы, ровное дыхание и спокойное лицо? Автор, по крайней мере, безусловно не может этого сделать. В данном случае, по его мнению, гнев должен совершенно отсутствовать как чувство, связанное с известными наружными проявлениями, и можно предположить, что в остатке получится только спокойное, бесстрастное суждение, всецело принадлежащее интеллектуальной области: известное лицо заслуживает наказания.

То же рассуждение применимо и к эмоции печали; что такое была бы печаль без слез, рыданий, задержки сердцебиения, тоски, сопровождаемой особым ощущением под ложечкой! Лишенное чувственного тона признание того факта, что известные обстоятельства весьма печальны, — и больше ничего. То же самое обнаруживается при анализе любой другой страсти. Человеческая эмоция, лишенная всякой телесной подкладки, есть пустой звук. …Сделайся мой организм анестетичным (нечувствительным), жизнь аффектов, как приятных, так и неприятных, станет для меня совершенно чуждой и мне придется влачить существование чисто познавательного, или интеллектуального, характера. Хотя такое существование и казалось идеалом для древних мудрецов, но для нас, отстоящих всего на несколько поколений от философской эпохи, выдвинувшей на первый план чувственность, оно должно казаться слишком апатичным, безжизненным, чтобы к нему стоило так упорно стремиться» (1991, с. 279).

Выраженность физиологических сдвигов зависит не только от интенсивности эмоционального реагирования, но и от его знака. Д. Лайкен (Lykken, 1961) приводит сводку экспериментальных данных об изменении вегетатики, в том числе и гормонов в крови, при различных эмоциональных состояниях. В частности, обнаружено, что при эмоциях стенического типа выделяется адреналин (эпинефрин), а при эмоциях астенического типа — норадреналин (норэпинефрин).

Однако изучение положительного эмоционального тона ощущений (удовольствия) затруднено, так как возникающие при этом изменения в организме чрезвычайно бедны. Как показано А. К. Поповым (1963), приятные звуки не дают сколько-нибудь четких кожно-гальванических и сосудистых реакций, в отличие от неприятных звуков. Такие же результаты получены при использовании приятных и неприятных запахов (Mancrieff, 1963).

Аналогичные закономерности выявлены и при гипнотическом внушении человеку приятных и неприятных сновидений. По данным А. И. Марениной (1961), Е. Да-мазера, Р. Шора и М. Орне (Damaser, Shor, Orne, 1963) приятное внушенное сновидение не нашло отражения в электроэнцефалограмме и других физиологических показателях загипнотизированных субъектов, в то время как неприятное усилило электрическую активность мозга за счет увеличения частоты и амплитуды биопотенциалов, вызвало заметные изменения в организме.

Р. Левинсон (Levinson, 1992) обнаружил, что отрицательные эмоции вызывают более сильные физиологические реакции, чем положительные, независимо от пола, возраста и культурной принадлежности.

По данным Н. М. Труновой (1975), отрицательная эмоциональная реакция может вызывать как увеличение частоты сердечных сокращений, так и снижение. Снижение этого показателя чаще всего наблюдается и при положительной эмоциии, но менее значительное, чем при отрицательной эмоции. Однако понятия «более», «менее» весьма относительны и вряд ли могут служить надежным критерием для различения эмоциональных реакций разного знака. Кроме того, и КГР повышалась в эксперименте Н. М. Труновой как при отрицательных, так и при положительных переживаниях испытуемых.

Таким образом, одна и та же эмоция может сопровождаться у разных людей противоположными изменениями вегетатики, а, с другой стороны, разные эмоции могут сопровождаться одинаковыми вегетативными сдвигами.

Лазарус (1970) ввел понятие «индивидуальный реактивный стереотип», т. е. предрасположенность человека реагировать определенным образом на наличие эмоционального напряжения (стресса). Один человек может постоянно реагировать повышением артериального давления без изменения частоты сердечных сокращений, другой обнаружит учащение пульса и падение артериального давления, у третьего наибольшая реактивность проявится по кожно-гальванической реакции при неизменяющихся ЧСС и АД.

Особый тип эмоционального реагирования имеется у маленьких детей в виде «аффективных респираторных судорог». В народе их называют «родимчиком». Первым описал припадок «родимчика» Ж.-Ж. Руссо: «Я никогда не забуду, как однажды я видел одного крикуна, которого нянька поколотила. Сразу он затих, я подумал, что он испугался… Но я ошибся, несчастный задохнулся от гнева, я видел, как он сделался кроваво-красным.Через мгновение раздался раздирающий крик; все негодование и отчаяние этого возраста были в этом крике» (цит. по А. Пейпер,1962, с. 303).

Аффективные респираторные судороги появляются большей частью у детей 2-3 лет и для их появления достаточны испуг, обида, плач и другие отрицательные эмоции. Физиологическое объяснение этим приступам состоит в том, что при очень сильном возбуждении суживается голосовая щель для того, чтобы через нее проходило меньше воздуха и тем самым меньше раздражались заложенные в голосовых связках рецепторы. Таким образом, организм путем саморегуляции стремится ослабить центростремительный поток импульсов в центральную нервную систему.

Направленность изменения электрических потенциалов мозга также зависит от знака эмоционального реагирования. М. А. Нуцубидзе (1964) выявлено, что болевое раздражение сопровождается десинхронизацией электрической активности гиппокампа, а поглаживание животного ведет к синхронизации биоэлектрических потенциалов.

По данным Л. Я Дорфмана (1986), эмоциональным переживаниям различной модальности, активности и напряжению соответствует различная биоэлектрическая активность мозга, находящая отражение на ЭЭГ. По мере увеличения энергии в альфа, бета-1 и бета-2 полосах ЭЭГ модальность переживания изменяется в направлении от радости к печали. По мере увеличения энергии в бета-1 и бета-2 полосах ЭЭГ снижается эмоциональная активность, а по мере роста энергии в бета-2 полосе возрастает эмоциональное напряжение.

Наличие при выраженных эмоциональных переживаниях физиологических изменений дает основание рассматривать эмоциональные реакции как состояния.

Однако в отличие от переживаний, дающих качественную и модальностную характеристику возникшей эмоциональной реакции, физиологические изменения такую возможность предоставляют не всегда.

Экспрессивный компонент эмоционального реагирования

Ч. Дарвин придавал большое значение внешнему выражению эмоций, подчеркивая их единство. Он считал, что эмоции почти не существуют, если тело остается пассивным. Экспрессия выражается через речевые, мимические, пантомимические, жестикуляционные средства, а также через внимание к своей внешности.

Мимические средства экспрессии. Наибольшей способностью выражать различные эмоциональные оттенки обладает лицо человека. Еще Леонардо да Винчи говорил, что брови и рот по-разному изменяются при различных причинах плача, а Л. Н. Толстой описывал 85 оттенков выражения глаз и 97 оттенков улыбки, раскрывающих эмоциональное состояние человека (сдержанная, натянутая, искусственная, печальная, презрительная, сардоническая, радостная, искренняя и т. д.).

Или возьмем, например, такое выразительное средство как поцелуй. Он имеет множество эмоциональных оттенков, о которых хорошо написал К. Бальмонт:

Есть поцелуи — как сны свободные,
Блаженно-яркие, до исступления.
Есть поцелуи — как снег холодные.
Есть поцелуи — как оскорбление.
О, поцелуи — насильно данные,
О, поцелуи — во имя мщения!
Какие жгучие, какие странные,
С их вспышкой счастия и отвращения!

(Бальмонт К. Играющей в любовные игры. Стихотворения. — М.: Художественная литература, 1990. -С. 121.)

В 1783 году в Париже была издана книга Иоганна Лафатера «Эссе о физиогномике», в которой автор строит свою классификацию лицевой экспрессии (рис. 1.2), используя фрагменты картин и рисунков художников (прежде всего Лебрена).

В своей книге Лафатер при классификации «страстей» (кстати, горячо обсуждавшейся во Французской Академии) не ограничился человеческими лицами и фигурами. Значительная часть его огромного труда посвящена систематизации движений и мимике животных, особенно лошадей и собак.

Рейковский (1979) отмечает, что на формирование мимического выражения эмоций оказывают влияние три фактора:

— врожденные видотипичные мимические схемы, соответствующие определенным эмоциональным состояниям;

— приобретенные, заученные, социализированные способы проявления эмоций, произвольно контролируемые;

— индивидуальные экспрессивные особенности, придающие видовым и социальным формам мимического выражения специфические черты, свойственные только данному индивиду.

Наиболее часто проявляемыми мимическими паттернами являются улыбка (при удовольствии) и «кислая мина» (при отвращении).

Различия в улыбке проявляются уже у 10-месячных младенцев. На мать ребенок реагирует улыбкой, при которой активизируется большая скуловая мышца и круговая мышца глаза (улыбка Дачена). На приближение незнакомого человека ребенок тоже улыбается, но активация возникает только в большой скуловой мышце; круговая мышца глаза не реагирует.

С возрастом ассортимент улыбок расширяется. П. Экман и В. Фризен (Ekman, Friesen, 1982) выделяют три вида улыбок взрослого человека: искреннюю, фальшивую и несчастную, жалобную. Фальшивая улыбка делится ими на две разновидности. Поддельная улыбка выражает не столько радость, сколько желание казаться радостным. Притворная улыбка имеет целью скрыть от окружающих свои негативные эмоции. Фальшивую улыбку характеризуют относительная пассивность круговых мышц глаза, в результате чего щеки почти не приподнимаются и отсутствуют характерные морщинки у внешних уголков глаз («гусиные лапки»). Фальшивая улыбка бывает, как правило, асимметрична, с большим смещением влево у правшей. Кроме того, она возникает либо раньше, либо позже, чем того требует ситуация. Фальшивая улыбка отличается и продолжительностью: ее кульминационный период длится дольше обычного (от одной до четырех секунд). Период ее развертывания и свертывания, наоборот, короче, и поэтому она появляется и исчезает как бы внезапно. По этим признакам фальшивая улыбка распознается довольно легко. Однако при нарочито фальшивой улыбке, когда сокращение скуловых мышц приподнимает щеки, отдифференцировать ее от искренней улыбки без анализа ее временной развертки бывает трудно. Интересно, что первый тип улыбки (искренний) вызывает большую ЭЭГ-активность во фронтальной коре левого полушария, а второй тип (фальшивый) — во фронтальной коре правого полушария (Davidson, Fox, 1982).

Как отмечают Г. Остер и П. Экман (Н. Oster, P. Ekman, 1968), человек рождается с уже готовым механизмом выражения эмоций с помощью мимики. Все мускулы лица, необходимые для выражения различных эмоций, формируются в период 15-18-й недели утробного развития, а изменения «выражения лица» имеют место, начиная с 20-й недели. Поэтому многие ученые считают главным каналом выражения и опознания эмоций лицевую экспрессию. К. Изард и С. Томкинс (Izard, Tomkins, 1966), например, пишут: «Аффект есть прежде всего «лицевой», а не висцеральный феномен, и интроспективное осознание эмоции есть результат обратной связи от активации мускулов лица, которые, в свою очередь, оказывают сильное мотивацион-ное влияние на психологические функции» (с. 90).

Мимические средства экспрессии изучались А. Диттменном (Dittmann, 1972), А. А. Бодалевым (1981), К. Изардом (1980), В. А. Лабунской (1986), П. Экманом (Ekman, 1973)и др.

П. Экман и К. Изард описали мимические признаки первичных, или базовых, эмоций (радость, горе, отвращение-презрение, удивление, гнев, страх) и выделили три автономные зоны лица: область лба и бровей, область глаз (глаза, веки, основание носа) и нижняя часть лица (нос, щеки, рот, челюсти, подбородок). Проведенные исследования позволили разработать своеобразные «формулы» мимических выражений, фиксирующих характерные изменения в каждой из трех зон лица (рис. 1.3), а также сконструировать фотоэталоны мимических выражений ряда эмоций.

В. А. Барабанщиков и Т. Н. Малкова (1988) показали, что наиболее выразительные мимические проявления локализуются преимущественно в нижней части лица и значительно реже в области лба-бровей. Характерно, что ведущие признаки не локализуются в области глаз. Это, на первый взгляд, странное обстоятельство хотя бы потому, что в художественной литературе большое внимание уделяется выражению глаз. Да и ряд ученых считает, что область глаз среди других черт лица особенно важна для общения (Coss, 1972; Richter, Coss, 1976). Барабанщиков и Малкова объясняют это тем, что глаза представляют собой своеобразный смысловой центр лица, в котором как бы аккумулируется влияние сильных мимических изменений верхней и нижней частей. Как показал Лерш (цит. по: Жинкин, 1968, с. 180), глаза, видимые через прорези в маске, закрывающей все лицо, ничего не выражают.

а) мимические изменения во всех зонах лица (I тип) ;

б) мимические изменения в области лба — бровей (II тип) ;

в) мимические изменения в нижней части лица (III тип) ;

г) мимические изменения в области глаз (IV тип) .

В табл. 1.1 приведены характерные мимические изменения для различных эмоций.

Следует учитывать, что внешние проявления эмоций, представляя собой синтез непроизвольных и произвольных способов реагирования, в большей степени зависят от культурных особенностей данного народа. Известна, например, традиция английского воспитания не обнаруживать внешне свои эмоции. То же наблюдается и у японцев. Например, в работе П. Экмана (Ekman, 1973) выявлен следующий факт. В момент демонстрации «стрессового» кинофильма американские и японские испытуемые по-разному выражали свои переживания при просмотре фильма наедине или вместе с соотечественниками. Когда и американец, и японец находились в кинозале одни, выражения их лиц были идентичны. Когда оба находились вместе с партнером, то японец по сравнению с американцем значительно сильнее маскировал негативные эмоции позитивными. В связи с этим нельзя не вспомнить показанный по телевидению в начале 1990-х годов документальный фильм о поведении японских пассажиров авиалайнера, терпевшего в воздухе аварию: среди них не было ни паники, ни слез, ни криков; все сидели на своих местах со спокойным выражением лица.

У разных народов одни и те же выразительные средства обозначают разные эмоции. О. Клайнбер (Klineber, 1938), изучая эмоциональную экспрессию в китайской литературе, выявил, что фраза «глаза ее округлились и широко открылись» означает не удивление, а гнев; а удивление отражает фраза «она высунула язык». Хлопанье в ладоши на Востоке означает досаду, разочарование, печаль, а не одобрение или восторг, как на Западе. Выражение «почесал уши и щеки» означает выражение удовольствия, блаженства, счастья.

Таблица 1.1. Характерные мимические изменения для различных эмоций (соответственно трем зонам лица)

Страх

1. Брови подняты и сдвинуты. Морщины только в центре лба

2. Верхние веки подняты так, что видна склера, а нижние приподняты и напряжены

3. Рот раскрыт, губы растянуты и напряжены

Удивление

1. Брови высоко подняты и округлены. Горизонтальные морщины пересекают весь лоб

2. Верхние веки подняты, а нижние опущены так, что над радужной оболочкой видна склера

3. Рот раскрыт, губы и зубы разъединены, напряжения или натяжения в области рта нет

Радость

1. Брови и лоб спокойные

2. Верхние веки спокойные, нижние веки приподняты, но не напряжены; под нижними веками морщинки. У наружного края уголков глаз морщинки — «гусиные лапки»

3. Рот закрыт, уголки губ оттянуты в стороны и приподняты. От носа к внешнему краю губ тянутся морщинки — носогубные складки

Гнев

1. Брови опущены и сведены, между бровями вертикальные складки

2. Верхние веки напряжены, нижние веки напряжены и приподняты

3. Рот закрыт, губы сжаты

Отвращение

1. Брови слегка опущены

2. Верхние веки опущены, нижние веки приподняты, но не напряжены; под нижними веками морщинки

3. Нос наморщен. Рот закрыт. Верхняя губа поднята, нижняя губа также поднята и выдвинута вверх по направлению к верхней губе

Горе

1. Внутренние уголки бровей подняты вверх

2. Внутренние уголки верхних век приподняты

3. Рот закрыт, уголки губ опущены, напряжения или натяжения в области рта нет

Психомоторные средства экспрессии (выразительные движения). Помимо жестикуляции при сильно выраженных эмоциях наблюдаются целостные двигательные акты — эмоциональные действия. К ним относятся подпрыгивания при радости и сильном переживании за кого-то (например, при соревновании бегунов на короткие дистанции), кувырки и другие ритуальные действия футболистов после забитого в ворота соперника мяча, обнимание, ласкание, поглаживание и целование того, к кому человек испытывает нежные чувства или чувство благодарности, закрывание лица руками при неожиданной радости, плаче или испытываемом стыде. Очевидно, что эти психомоторные средства используются для разрядки возникающего эмоционального напряжения, на что указывал еще Ч. Дарвин. Многие выразительные движения также используются для того, чтобы показать свое отношение, чувство к тому или иному человеку или животному, выразить свою эмоциональную оценку происходящего.

Ряд исследователей пытаются создать «грамматику» телесного языка для распознавания эмоций человека (Weits, 1974) или каталоги и таблицы выразительных движений, наиболее типичных для определенных переживаний (Курбатова и др., 1977). Показано, что для адекватного восприятия эмоционального состояния по выразительным движениям нужно учитывать не отдельные движения, а весь их комплекс в целом (Шафранская, 1977).

Звуковые и речевые средства экспрессии. Из звуковых средств экспрессии наиболее характерными являются смех и плач.

Смех является выразителем нескольких эмоций, поэтому он имеет разные оттенки и смысл. Одно дело, когда человек радуется, и другое — когда человек смеется при удачной шутке, комичном положении или когда его щекочут.

Смех у человека начинается вдыханием, за которым следуют короткие спазматические сокращения грудной клетки, грудобрюшной преграды и мышц живота (в связи с чем говорят: «животик надорвал от смеха»). При хохоте все тело откидывается назад и трясется, рот широко раскрыт, углы губ оттягиваются назад и вверх, верхняя губа приподнимается, лицо и вся голова наливаются кровью, круговые мышцы глаз судорожно сокращаются. Сморщившийся нос кажется укороченным, глаза блестят, часто появляются слезы.

Выражение эмоций в речи. Изучению изменения различных характеристик речи при возникновении эмоциональных состояний посвящено довольно много исследований (Бажин и др., 1976,1977; Манеров, 1975,1993; Носенко, 1975-1980; Попов и др., 1965, 1971; Таубкин, 1977; МаЫ, 1963, и др.). К характеристикам, по которым судят об изменении речи, относятся интонационное оформление, четкость дикции, логическое ударение, чистота звучания голоса, лексическое богатство, свободное и точное выражение мыслей и эмоций (Рыданова, 1989).

Установлено, что различные эмоциональные состояния отражаются в интонации (Витт, 1965; Галунов, Манеров, 1974; Попов и др., 1966), интенсивности и частоте основного тона голоса (Носенко, 1975; Williams, Stevens, 1969), темпе артикулирования и паузации (Витт, 1971, 1974; Носенко, 1975), лингвистических особенностях построения фраз: их структуре, выборе лексики, наличии или отсутствии переформулировок, ошибках, самокоррекции, семантически нерелевантных повторениях (Витт, 1971, 1974; Леонтьев и Носенко, 1973; МаЫ, 1963).

По данным В. X. Манерова (1975), наиболее информативными являются параметры, связанные с частотой основного тона (изрезанность мелодического контура, дисперсия и среднее значение частоты основного тона). В частности, изменение частоты основного тона при развитии состояний монотонии и психического пресыщения было выявлено в работе М. А. Замковой и др. (1981).

Н. П. Фетискин (1993) выявил признаки неэкспрессивной, монотонной речи. К ним относятся безразличное изложение материала, автономность его изложения («чтение лекции для себя»), редкое использование вопросительной интонации, лирических ударений, ускорения и замедления речи, отсутствие стремления вызвать у учащихся эмоциональный отклик, меньшая громкость речи, теноровый тембр голоса (в отличие от эмоциональных педагогов, у которых чаще встречаются альт и баритон), более высокая частота основного тона.


Как показали У. Хеллс и др. (Hells et al., 1988), разные каналы обладают разной возможностью в передаче информации об эмоциях: 45 % информации передается зрительными сигналами и только 17,6% — слуховыми (рис. 1.4).

Кроме того, некоторые исследователи отмечают, что у разных людей эмоции могут выражаться через различные экспрессивные каналы. Л. М. Аболин (1987) показал, что у спортсменов и высококвалифицированных рабочих доминирующей эмоционально-выразительной характеристикой является двигательный канал (направленность движений, их скорость, темп, амплитуда, слитность). У студентов во время лекций и практических занятий этот канал тоже является ведущим. Однако при волнении во время сдачи экзаменов и зачетов ведущими становятся речевой и мимический каналы (рис. 1.4).

А. Е. Ольшанникова (1977) также отмечает, что различия между людьми могут наблюдаться и в пределах одного канала экспрессии. Так, при наличии в качестве ведущего канала речи для одного человека основным и типичным является интонационное разнообразие и обилие речевых реакций, а для другого человека — быстрый темп речи и повышенная громкость голоса.

П. Экман и У. Фризен (Ekman, Friesen, 1969) разработали концепцию «невербальной утечки информации». Ими были проранжированы части тела в отношении их способности передачи информации об эмоциях человека. Эта способность определяется ими на основании трех параметров: среднее время передачи; количество невербальных паттернов, которые могут быть представлены данной частью тела; степень доступности для наблюдений за данной частью тела, «представленность другому». С учетом этих критериев самым информативным является лицо человека: лицевые мышцы быстро изменяются в соответствии с переживаниями человека, они могут создавать значительное число выразительных паттернов; лицо является видимой частью тела. Движения ног и ступней занимают в ранжированном ряду последнее место, так как они не отличаются особой подвижностью, имеют ограниченное число движений и часто скрыты от наблюдателя.

Однако парадокс заключается в том, что именно по движению ног в ряде случаев можно узнать о переживаемых эмоциях больше, чем по лицу. Зная способность лица выдавать переживаемые эмоции, люди чаще всего обращают внимание на произвольное контролирование своей мимики и не обращают внимания на движения своих ног. Поэтому «утечка информации» об эмоции чаще всего происходит благодаря трудно контролируемым движениям других частей тела. Например, смущение в исполнении Чарли Чаплина — это в большей степени пантомимика, чем мимика.

Стереотипы экспрессии. Обследования, проведенные В. В. Бойко, выявили две закономерности. Во-первых, многие профессионалы, работающие с людьми (врачи и медсестры, учителя и воспитатели, руководители и студенты) полагают, что у них нет «дежурной» экспрессии, что их улыбки, взгляды, жесты, тон речи и позы принимают самые разные значения — все зависит от ситуации общения. Тем не менее самооценки опрошенных не соответствуют истине. Дело в том, что обусловленный природой и воспитанием стереотип эмоционального поведения личности резко ограничивает вариации экспрессии. Он дает о себе знать всегда, хотят люди того или нет. Присущие им эмоциональные реакции и состояния, коммуникабельные качества эмоций просматриваются в разных ситуациях общения и тем более в типичных. Конечно, любой человек может продемонстрировать разные по значению эмоциональные реакции и состояния. Но в повседневной жизни им владеет эмоциональный стереотип.

Во-вторых, подавляющее большинство обследованных находит свои экспрессивные средства в полном порядке. Многие считают, что в типичных обстоятельствах они либо близки к идеалу, либо проявляют норму. Люди редко отмечают у себя нежелательные формы экспрессии и практически никогда не находят неприемлемых.

По наблюдениям Бойко, около 20 % обследуемых из разных социально-демографических групп нуждались в коррекции экспрессии. Однако чем очевиднее была необходимость в этом, тем упорнее сопротивлялся человек, защищая свое право остаться таким, каким его создала природа.


Подытоживая вопрос о проявлении эмоций, нужно согласиться с Г. Шварцем (Schwarz, 1982), что нельзя назвать отдельный субъективный физиологический или поведенческий показатель, который можно было бы рассматривать как «чистую» меру определения знака и модальности эмоций. Любая эмоция представляет собой сложную интегрированную психофизиологическую систему (состояние), включающую в себя специфические проявления подсистем. Причем у разных индивидов степень проявления этих подсистем значительно варьирует. Например, у легко возбудимых, эмоциональных людей может наблюдаться бурное проявление экспрессии как одушевление, восторженность, страстность в выступлении, неистовость в дискуссии, в отстаивании своей позиции.

Вербальное описание переживаемых эмоций

Очень часто человеку трудно описать словами ту эмоцию, которую он переживает. Как писал М. Ю. Лермонтов,

Холодной буквой трудно объяснить
Боренье дум. Нет звуков у людей
Довольно сильных, чтоб изобразить
Желание блаженства. Пыл страстей
Возвышенных я чувствую, но слов
Не нахожу и в этот миг готов
Пожертвовать собой, чтоб как-нибудь
Хоть тень их перелить в другую грудь.

Та же проблема стоит и перед учеными. А Кемпински пишет: «…Когда приходится давать определение таких понятий, как, например, страх, ужас, боязнь, тревога и т. п., то, несмотря на то, что, как правило, можно чувствовать правильность или неправильность употребления термина, дать его точное определение не удается. Впрочем, обычно так бывает всегда, когда речь идет о понятиях, касающихся наиболее личных переживаний. Их можно чувствовать, но трудно определять. Собственный мир, в противоположность миру окружающему, как бы ускользает от попыток классификации и интеллектуальной манипуляции» (Психические состояния, 2000. -С.229-230)

Не случайно и в бытовой речи, и в литературе описание душевных переживаний человека чаще всего происходит с использованием слов, обозначающих различные ощущения, т. е. осуществляется перевод эмоций на уровень эмоционального тона ощущений, который гораздо понятнее человеку. Отсюда «жар души», «горячие чувства», «приятные воспоминания согревают душу», «горькая истина», «горькое разочарование», «желание еще раз насладиться красотой чего-то», «сладкая истома» и т. п. У того же М. Ю. Лермонтова можно встретить:

Полон сладким ожиданьем…

Когда ты холодно внимаешь
Рассказам горести чужой…

Мой смех тяжел мне как свинец:
Он плод сердечной пустоты…

У Владимира Солоухина можно найти такие строки:

Какого вкуса чувства наши –
И скорбь, и лютая тоска?
И впрямь горька страданий чаша?
Любовь и впрямь, как мед, сладка?
Горчинка легкая в стакане
У грусти явственно слышна,
Живая соль на свежей ране,
Когда обида солона.
Но все оттенки бред и бренность,
И ничего не слышит рот,
Когда стоградусная ревность
Стаканом спирта оплеснет.

Другим приемом передачи душевных волнений является их привязка к сердцу, биение которого человек хорошо ощущает. Вследствие этого именно сердце заставляют переживать эмоции: «Сердце разрывается на части от жалости, горя» или же у М. Ю. Лермонтова:

Пустое сердце ныло без страстей…
И сердце, полно сожалений
Хранит в себе глубокий след…
И сердцу каждый тихий звук
Как гость приятен дорогой…
Улыбку я твою видал,
Она мне сердце восхищала…

Вопрос о вербализации своих эмоций с каждым десятилетием становится все актуальнее. Технократическое развитие мира, лозунг которого — «бесстрастный человек в бесстрастном мире» (Куттер, 1998), до предела запрограммированная жизнь оставляют мало места для живого общения между людьми, в процессе которого они делятся своими переживаниями. Практически исчез эпистолярный жанр, когда люди изливали свою душу в письмах друг к другу. Проявлять страсть считается в современном обществе дурным тоном. Не воспринимая адекватно свои эмоции, люди не могут дать им и адекватного описания. Человечество постепенно становится алекситимичным? (Алекситимия от греч. — а — отрицание, lexis слово, thymos чувство, в целом — неспособность вербально выразить свою эмоцию).

1.5. Эмоциональное реагирование как психофизиологическое состояние

Из изложенного выше ясно, что эмоциональное реагирование человека представляет сложную реакцию, в которой задействованы разные системы организма и личности. Следовательно, эмоциональное реагирование можно понимать как возникновение психофизиологического (эмоционального) состояния.

На том, что эмоции следует рассматривать как состояния, впервые акцентировал внимание Н. Д. Левитов (1964). Он писал по этому поводу: «Ни в какой сфере психической деятельности так не применим термин «состояние», как в эмоциональной жизни, так как в эмоциях, или чувствах, очень ярко проявляется тенденция специфически окрашивать переживания и деятельность человека, давая им временную направленность и создавая то, что, образно выражаясь, можно назвать тембром или качественным своеобразием психической жизни.

Даже те авторы, — продолжает он, — которые не считают нужным выделять психические состояния в качестве особой психологической категории, все же пользуются этим понятием, когда речь идет об эмоциях или чувствах» (с. 103).

Изучение проблемы любых состояний человека, в том числе и эмоциональных, испытывает серьезные трудности в связи с тем, что до сих пор не существует общепринятого определения понятия «состояние» и классификации состояний человека, возникающих в процессе его деятельности и общения. Естественно, речь идет не о физиологических состояниях возбуждения и торможения, активации и дезактивации, а о более сложных состояниях, затрагивающих всю личность, а следовательно, и ее эмоциональную и психическую сферы (поэтому я и называю их психофизиологическими состояниями).

Понимание эмоционального реагирования как состояния, с моей точки зрения, имеет принципиальное значение, так как оно дает возможность точнее понять суть эмоции, ее функциональное значение для организма, преодолеть односторонний подход к ней лишь как к переживанию своего отношения к кому- или чему-нибудь. В связи с этим я подробнее остановлюсь на обсуждении вопроса о том, что такое состояние, чтобы читателю было легче, во-первых, понять, почему эмоции считают состояниями и, во-вторых, самому сделать вывод о том, целесообразно ли эмоциональные состояния считать частью (компонентом) психических состояний или же следует считать, что эмоциональные состояния представляют собой определенный вид психических состояний. Сразу оговорюсь, что я не отождествляю эмоциональные и психические состояния; есть психические состояния, которые не осложнены эмоциональными переживаниями: бдительной настороженности («оперативный покой», по А. А. Ухтомскому), решимости в безопасной ситуации и др.

Многозначности практического использования понятия «состояние» сопутствует и многозначность его научных определений. Однако большинство их имеют одну и ту же логическую основу: состояние характеризуется как совокупность (симпто-мокомплекс) каких-то характеристик: процессов (Марищук, 1974), функций и качеств (Медведев, 1974), компонентов психики (Сосновикова, 1972) и т. д., обусловливающих эффективность деятельности, работоспособность, уровень активности систем, поведение и т. п. Логическую схему этих определений можно представить так:

Если быть последовательным в расшифровке понятия «состояние» с помощью приведенных выше определений, то можно легко установить их несостоятельность, так как они сразу принимают такой вид, который, вероятно, отвергнут и сами авторы, давшие эти определения.

Начну с первой половины приведенной выше схемы — с симптомокомплекса определенных характеристик. Подставим вместо загадочного комплекса функций и качеств реальные показатели: частоту сердечных сокращений, частоту и глубину дыхания, тремор, время реакции, интенсивность и переключение внимания, т. е. все то, что регистрируется при выявлении того или иного состояния и служит его характеристиками. В соответствии с даваемыми определениями получается, что их изменение влияет на работоспособность и эффективность деятельности человека. Но разве есть прямая связь между уровнем выраженности этих показателей и работоспособностью человека? Разве частота сердечных сокращений и работоспособность не зависят от других факторов, в частности — от возникшей эмоции, от волевой регуляции, от энергетического баланса в организме? Очевидна подмена определения сущности состояния описанием сдвигов, происходящих при возникновении состояния.

Вторая половина анализируемой схемы тоже не безупречна с точки зрения понимания сущности состояний. Во-первых, почему состояние нужно непременно характеризовать через изменение работоспособности? Разве без этого критерия мы не можем судить о возникшем состоянии (например, о радости, о страхе)? Во-вторых, многие состояния появляются раньше, чем изменяется (в частности, снижается) работоспособность человека. Следовательно, изменение работоспособности — явление вторичное и не отражает прямо сущность состояния. Например, во многих руководствах по физиологии и психологии утомление характеризуется как временное снижение работоспособности в результате деятельности человека. В действительности же состояние утомления появляется раньше, чем начнет снижаться работоспособность (Мызан, 1975; Шабунин, 1969; Hoffmann, Clark, Brawn, 1946). Не случайно теоретики спорта выделяют в работе на выносливость фазы компенсированного и некомпенсированного утомления. В первой фазе возникающие в работе затруднения компенсируются за счет волевого усилия.

Более того, например, при состоянии монотонии (скуке) на первых этапах ее развития физическая работоспособность даже увеличивается, что выражается в повышении темпа рабочих движений, увеличении мышечной силы, сокращении времени простой сенсомоторной реакции.

Итак, хотя изменение работоспособности и может являться характеристикой ряда состояний, возникающих под влиянием физических, умственных и эмоциональных нагрузок, эта характеристика изменчива и неоднозначна. Кроме того, определение состояния как фактора, влияющего на работоспособность, не раскрывает сущности состояний. Поэтому вряд ли целесообразно факт изменения работоспособности ставить во главу угла при определении состояний.

Имеются и другие подходы к определению состояний. Например, состояния сводятся к системе личностных характеристик человека. Так, по мнению А. Ц. Пуни, «состояние… можно представить как уравновешенную, относительно устойчивую систему личностных характеристик спортсменов, на фоне которых развертывается динамика психических процессов» (1969, с. 29). При таком подходе к состояниям становится непонятным, что же тогда сама личность?

Таким образом, существующие определения состояния в лучшем случае указывают, как можно выявить состояние (поскольку описываются последствия его возникновения) , но не что такое состояние.

С моей точки зрения, состояние в самом широком понимании — это реакция функциональных систем на внешние и внутренние воздействия, направленная на получение полезного для организма результата. Во многих случаях полезный результат выражается в сохранении целостности организма и обеспечении его нормальной жизнедеятельности в данных условиях. Однако, как указывал П. К. Анохин, было бы совершенно непрогрессивным для живой природы, если бы «система «стремилась» найти лишь устойчивое состояние» (1972, с. 31). Он пишет далее, что «система «стремится» получить запрограммированный результат и ради результата может пойти на самые большие возмущения во взаимодействиях своих компонентов… Именно результат при затрудненном его получении, может привести всю систему в крайне беспокойное и отнюдь не устойчивое состояние» (Там же). Отсюда можно сделать вывод, что состояние — это реакция функциональной системы не только для сохранения ее устойчивости, но и для ее изменения с целью адаптации к новым условиям существования.

Следует отметить, что представление о состоянии как о реакции на воздействия иногда проскальзывают в некоторых публикациях (Марищук, 1974), но не закладываются в основу определения понятия «состояние».

Я определяю психофизиологическое состояние как целостную реакцию человека на внешние и внутренние стимулы, направленную на достижение полезного результата. Следует подчеркнуть, что полезный результат для функциональной системы может не совпадать с ожидаемым человеком полезным эффектом. Поэтому, говоря о полезном эффекте, являющемся следствием развития определенного состояния, нужно иметь в виду прежде всего биологическую целесообразность возникновения состояния. Например, возникновение состояния страха неблагоприятно для человека, но является целесообразной и полезной реакцией организма на угрожающую ситуацию. Конечно, я далек от мысли, чтобы доказывать, что все состояния обеспечивают достижение такого полезного результата, который вступает в противоречие с целью поведения человека и с задачами, стоящими перед ним. Достаточно упомянуть, что человек может вызвать ряд состояний произвольно (самовнушением) или внушением извне и тем самым направить реакцию функциональной системы в направлении, нужном для эффективности его деятельности.

Данное определение психофизиологического состояния предполагает, что оно — причинно обусловленное явление, реакция не отдельной системы или органа, аличности в целом, с включением в реагирование как физиологических, так и психических уровней (субсистем) управления и регулирования, относящихся к подструктурам и сторонам личности. Вследствие этого, как правильно указывал Н. Д. Левитов (1964), всякое состояние является как переживанием субъекта, так и деятельностью различных его функциональных систем. Оно имеет внешнее выражение не только по ряду психофизиологических показателей, но и в поведении человека.

В общих чертах функциональную систему, отражением реакции которой являются психофизиологические состояния, можно представить как многоуровневую, включающую психический уровень (в том числе переживания человека), физиологический (центральная нервная система, вегетативная система) и поведенческий уровень (психомоторные реакции, мимика, пантомимика). В любом психофизиологическом состоянии все эти уровни должны быть так или иначе представлены, и только по совокупности показателей, отражающих каждый из этих уровней, можно делать заключение об имеющемся у человека состоянии. Состояние характеризует синдром, т. е. совокупность симптомов, а не отдельный симптом, даже очень важный с точки зрения диагностики.

Итак, эмоциональная сторона состояний находит отражение в виде эмоциональных переживаний (усталости, апатии, скуки, отвращения к деятельности, страха, радости достижения успеха и т. д.), а физиологическая сторона — в изменении ряда функций, и в первую очередь вегетативных и двигательных. И переживания, и физиологические изменения неотделимы друг от друга, т. е. всегда сопутствуют друг другу. В этом единстве психических и физиологических признаков состояний причинным фактором может быть каждый из них. Например, при развитии состояния монотонии причиной усиления парасимпатических влияний может быть чувство апатии и скуки, а при развитии состояния утомления причиной появления чувства усталости могут быть возникающие физиологические изменения в двигательных нервных центрах или мышцах и связанные с этим ощущения.

Психические состояния оказывают влияние на протекание деятельности. Этому соответствует и представление об эмоциональном состоянии, как о фоне, на котором развивается и психическая, и практическая деятельность человека. Надо, однако, помнить и другое: во многих случаях именно через деятельность (умственную, сенсорную, физическую) развивается то или иное состояние. Поэтому оно во многих случаях является продуктом деятельности. В то же время, как это ни парадоксально звучит, в ряде случаев состояния бывают результатом бездеятельности человека, поэтому, говоря о них, следует всегда рассматривать конкретные ситуации, в которых они возникают.

В заключение следует отметить, что все состояния «метятся» знаком и модальностью эмоциональных переживаний. Это служит еще одним доказательством неразрывности эмоций и состояний. Но из этого не следует, что «…в эмоциональных состояниях непосредственно… реализуются переживаемые человеком эмоции» (Витт, 1986, с. 54). С моей точки зрения, Н. В. Витт допустила здесь две неточности. Во-первых, говорить о переживаемых эмоциях некорректно: чуть выше автор определила эмоцию как специфическую форму переживания (получается — переживаемые переживания). Во-вторых, и это самое главное, переживаемая эмоция, по Витт, реализуется через эмоциональное состояние. Выходит, что эмоция — это одно, а эмоциональное состояние — это нечто другое, производное от эмоции.

1.6. Эмоциогенные ситуации

Есть ли раздражители, объекты, ситуации, которые сами по себе являются для человека эмоциогенными, т. е. вызывающими ту или иную эмоцию?

П. Фресс (1975) утверждает, что эмоциогенной ситуации как таковой не бывает, она зависит от отношения между мотивацией и возможностями человека. Эту точку зрения разделяют и другие психологи, в частности, Ю. Я. Киселев (1983). Однако что значит ситуация для человека? Это не просто объективно сложившаяся совокупность обстоятельств, но также ее оценка человеком, отношение к ней человека в связи с имеющимися у него потребностями, целями. Это оценка складывающейся для него обстановки, которая препятствует, не мешает или благоприятствует удовлетворению его потребностей, достижению целей.

Именно оценка является первым шагом на пути создания эмоциогенности ситуации, а не сами по себе обстоятельства. Обстоятельства являются лишь предпосылкой возникновения эмоциогенной ситуации, а эмоциогенными становятся только те ситуации, которые оцениваются человеком как значимые. Каждая ситуация для человека субъективна (плохая, хорошая или нейтральная, опасная или не опасная, выгодная или невыгодная, задевающая его интересы или нет, и т. д.). Н. В. Боровикова и др. (1998) отчетливо продемонстрировали это на эмоциональности беременных женщин, которая приобретает эгоцентрический характер. У них наблюдается сужение диапазона источников эмоциональных переживаний. Наибольшую значимость для большинства из них приобретают лично значимые события — все, что относится к самой женщине или ожидаемому ребенку. Социально значимые события, общественные процессы отходят на второй план. Ни одна из обследованных женщин не отмечала значительные, государственного масштаба, общественные и экономические явления в качестве источников эмоциональных переживаний. Беременную женщину радует, прежде всего, ожидание рождения ребенка, ощущение его активности внутри себя. В то же время она болезненно реагирует на критические замечания в свой адрес, на шутки, касающиеся ее внешнего вида.

Признавая роль значимости ситуации для возникновения эмоционального реагирования, можно, однако, задать вопрос: всякие ли значимые явления, события, объекты способны вызвать эмоциональное реагирование? На этот счет мнения разных авторов не совпадают. По В. Вундту и Н. Гроту, любое воспринимаемое событие является значимым и вызывает эмоциональный отклик. Р. Лазарус (Lazarus, 1968) же считает, что эмоции возникают в тех исключительных случаях, когда на основе когнитивных процессов делается заключение о наличии угрозы и невозможности ее избежать. Таким образом, по Лазарусу, эмоциогенными являются только экстремальные ситуации, которые оцениваются как таковые вследствие каузальной атрибуции.

Большую роль в возникновении эмоций отводит каузальной атрибуции Б. Вейнер (Weiner, 1985). Действительно, наблюдая за поведением человека, прежде чем эмоционально отреагировать на его поступок, мы сначала либо приписываем, либо не приписываем его поступку цель, которая противоречит нашим интересам, достоинству и т. п. Если, например, нас кто-то толкнул, то оценив, обстоятельства, мы можем либо возмутиться (если припишем человеку сознательное намерение), либо оставить это без внимания (если подумаем, что виной всему были независящие от человека обстоятельства).

Эмоциональное реагирование может быть и при оценке виртуальной ситуации, например зрители, плачущие в кино или на спектаклях при трогательных сценах. Именно в этом случае, пожалуй, можно говорить не о значимой ситуации, а о собственно эмоциогенной ситуации, которая по механизму эмпатии и заражения вызывает эмоциональную реакцию зрителей.

Оценка значимости ситуации может быть не только на осознаваемом уровне, но и на неосознаваемом. Эмоциональная реакция, возникающая по механизму безусловного рефлекса — это реакция на закрепленную в генетической памяти значимую ситуацию, проявление инстинкта.

П. Фресс (1975) дает следующую классификацию эмоциогенных ситуаций:

1. Недостаточность приспособительных возможностей. Человек не может или не умеет дать адекватный ответ на стимуляцию при:

а) новизне ситуации,

б) необычности ситуации,

в) внезапности ситуации.

2. Избыточная мотивация:

а) не находящая применения,

б) при фрустрации,

в) при присутствии других лиц,

г) при конфликтах.

Ограниченность этой классификации очевидна, так как она касается только случаев появления негативных эмоций.

1.7. Филогенетические аспекты эмоционального реагирования

Заслугой Ч. Дарвина в области изучения эмоций является то, что он сумел показать, как он сам писал, что чувства человека, которые считались «святая святых» человеческой души, имеют животное происхождение. Многие проявления эмоций у человека, в частности выразительные движения, по Дарвину, являются рудиментами прежде целесообразных движений. Теперь же они превратились в ассоциированные привычки, возникая при соответствующих эмоциях вне зависимости от их полезности. Тем не менее сходство механизмов эмоций и их проявления у человека и животных не означает их полного тождества. Концепция Дарвина была чисто биологической и не вскрывала происхождение специфически человеческих эмоций и чувств, несущих на себе отпечаток социальной природы человека. Больше того, она способствовала возникновению «рудиментарной» теории эмоций. Это же относится и к взглядам Г. Спенсера (1876), Т. Рибо (1897), В. У. Мак-Дугалла (MacDougall, 1923), которые продолжали развивать идеи о биологическом происхождении эмоций человека из аффективных и инстинктивных реакций животных. У. Мак-Дугалл, например, полагал, что инстинкты присущи не только животным, но и человеку, и что каждому инстинкту соответствует определенная эмоция.

Р. Плутчик (Plutchik, 19806) рассматривает эмоции как средство адаптации животных на всех эволюционных ступенях их развития. Ниже приведены выделенные им адаптивные комплексы и соответствующие им первичные эмоции (табл. 1.2).

Как отмечают В. А. Вальдман и др. (1976), существуют различные точки зрения по поводу того, что можно считать эмоцией у животных. В одних случаях говорят об эмоциях животных, в других — об эмоциональных реакциях, в третьих — об аффективном поведении. Некоторыми высказывается мнение, что об эмоциях у животных можно судить только по их экспрессии и аффективному поведению. При этом не учитывается, что у животных, как и у человека, возникает эмоциональное состояние, которое может быть зафиксировано физиологическими методиками.

Таблица 1.2. Адаптивные комплексы и соответствующие им первичные эмоции (по Р. Плутчику)

По поводу наличия субъективного компонента эмоций у животных В. К. Вилю-нас пишет: «…строго говоря, абсолютных доказательств тому, что животные переживают эмоции (и вообще что-либо переживают) нет. Однако представляется, что данное возражение на формальном основании искусственно драматизирует проблему, поскольку при отсутствии абсолютных возможны косвенные аргументы, основанные на суждениях о необходимости субъективного отражения, о невозможности регуляции поведения в изменчивой среде на основе только физиологических процессов и т. п. …Не существует доказательств и тому, что животные эмоций не переживают… Отказом признавать существование простых эмоций у животных мы лишаемся возможности объяснения, откуда они появляются у людей» (1986, с. 91-92).

Однако доказательства наличия у животных переживания эмоций все же имеются. Как пишет В. С. Дерябин (1974), некоторые собаки при выходе на охоту оскаливаются, оттягивают верхнюю губу, прыгают и лают, что можно расценивать как выражение радостного волнения. Многие могли неоднократно наблюдать проявление радости у собак при встрече хозяина после долгой разлуки: собака виляет хвостом, скулит, лижет хозяина. Они способны испытывать страдания, тоску по хозяину. При этом у них появляются слезы.

У высших животных появляются и схожие с человеком экспрессивные реакции. Смех, например, появляется уже у обезьян. При щекотании шимпанзе под мышками он издает резкий звук, похожий на смех. При прекращении смеха у него на лице остается выражение, которое можно считать улыбкой. Обезьяна при приятном ощущении оттягивает углы рта назад (улыбка), увидев любимую особь, испускает хихикающий звук.

Но хотя эмоции присущи и животным, у человека они носят другой характер, так как на них наложил свой отпечаток социальный образ жизни. Об этом писал еще А. Шопенгауэр: «…Жизнь животных заключает в себе менее страданий, а также и менее радостей, и это прежде всего основывается на том, что оно, с одной стороны, остается свободным от заботы и опасения вместе с их муками, а с другой — лишено истинной надежды, а следовательно, не причастно мысленным предощущениям радостного будущего и сопровождающей их одушевительной фантасмагории, вызываемой силой воображения, словом, не причастно главному источнику как большинства, так и самых величайших наших радостей и наслаждений с обеих сторон, потому что сознание животного ограничивается видимым, созерцаемым, а следовательно, только настоящим» (2000, с. 640).

П. В. Симонов (1970) пишет, что «попытки представить эмоции как относительно простую, низшую «биологическую» деятельность мозга по сравнению с интеллектом вряд ли правомерны. Эмоции человека не менее отличаются от эмоций животных, чем его социально детерминированное мышление от условно-рефлекторной деятельности человекообразных обезьян» (с. 97). Вследствие этого изменились как характер эмоций, так и формы их выражения. У человека они приобретают особую глубину, имеют множество оттенков и сочетаний.

В качестве доказательства приводятся факты, что человек не набрасывается на питье и еду, как только возникает в этом необходимость, а удовлетворяет свои потребности, учитывая культурные нормы поведения (Виноградова, 1981). С этим мнением можно поспорить в той его части, где говорится об изменении характера эмоций. Во-первых, изменение способа удовлетворения потребности не свидетельствует об изменении характера испытываемых при этом человеком эмоций. Во-вторых, страх и ярость у животного и человека проявляются одинаково и физиологически, и поведенчески (например, волосы встают дыбом). Другое дело, что у человека имеется волевой механизм подавления экспрессии эмоций. Они как бы загоняются внутрь, не обнаруживают себя. Удовлетворение же потребностей в соответствии с культурными нормами вообще не имеет отношения к эмоциям, если не считать получение удовольствия от обстановки удовлетворения, например, потребности в пище (сервировки стола). Правильнее, на мой взгляд, было бы сказать, что для эмоциональных переживаний человек имеет гораздо больше поводов, чем животные.

Кроме того, как уже говорилось, в соответствии с механизмами произвольного управления, человек может вызывать у себя эмоциональные переживания путем представления каких-либо ситуаций или объектов.



Теория эмоций для режиссуры. — Уроки Кино

Душа фильма.

Когда снимаешь фильм,  самое главное это передать эмоции.

Эмоции персонажей, эмоции кадра, эмоции целой картины. Эмоции это и есть суть кинематографа. Да пожалуй всего искусства в целом.  Основная цель режиссуры передать эмоции с экрана — зрителю. Фактически фильм это аттракцион эмоций.  А мы с вами конструкторы этого аттракциона.

Что бы хорошенько разобраться с эмоциями нужно много наблюдать и записывать. Как изменилось лицо когда человеку нагрубили, а куда пошла его рука в этот момент, тело. Что сделали окружающие люди когда услышали, что назревает конфликт.

Просто присядьте на скамейку и понаблюдайте за людьми. Как они ходят, куда смотрят. Постарайтесь понять их внутренний мир через внешние проявления. Посидите, посмотрите, запишите и обратитесь к теории.

Что думают о эмоциях психологи.

Эмоции — это механизмы коммуникации и выживания, основанные на эволюционной адаптации.

1.Интенсивность наших эмоций зависит от уровня бодрствования. Нам гораздо труднее рассердиться, только что проснувшись, чем в конце напряженного рабочего дня.

2. Людям порой бывает не просто сказать, что же на самом деле чувствуют, очень часто тяжело описать эмоцию словами, назвать эмоцию.   «я чувствую ХОРОШЕЕ чувство, но я не знаю, как это называется..»

3. Если уровень активации слишком высок, то ее остаток переносится на последующую эмоцию, которая в результате усиливается. Например, во время просмотра эротического фильма испытуемые, которые только что выполнили трудную работу, проявили большее сексуальное возбужде­ние, чем те, которые до этого отдыхали или же смотрели фильм не сразу после нагрузки, а по прошествии длительного перерыва (Cantor et al., 1975)

4. Мужчины проявляли гораздо больший «интерес» к интервьюеру-женщине, особенно если она их расспрашивала в опасном месте, например на очень высоком подвесном мосту, чем тогда, когда это происходило в обычных условиях или же условия оставались опасными, но интервьюером был мужчина (Dutton, Aron, 1974).

5. Есть основной список эмоций из которых рождаются все остальные. (Базальные эмоции)

Базальные эмоции

Интерес. Радость. Удивление.Страдание. Гнев. Отвращение. Презрение. Страх. Стыд. Вина.

7. Дальше  стали складывать в таблицы и круги. Круговая траектория фундаментальных эмоций, предложенная  Экманом.

Противоположные эмоции на круге, друг напротив друга.

Круговая траектория фундаментальных эмоций

urokikino.ru -Творческая среда — уроки кино

Есть интересная книга Пола Экмана  «Психология Эмоций». Можно ознакомится в Моей библиотеке.

6. Большой Список чувств и эмоций человека. Таблица.

  • Гнев
  • Возмущение
  • Ненависть
  • Обида
  • Сердитость
  • Досада
  • Раздражение
  • Мстительность
  • Оскорбленность
  • Воинственность

Посмотреть полный список чувств и эмоций СМОТРЕТЬ

7. А вот это для меня было очень большой неожиданностью. 

Коммуникация происходит за счет восьми базисных  реакций, являющихся прототипами восьми базисных эмоций:

  • Инкорпорация — поедание пищи или принятие благоприятных раздражителей внутрь организма. Этот психологический механизм ещё известен как интроекция.
  • Отвержение — избавление организма от чего-либо непригодного, что было воспринято ранее.
  • Протекция — поведение, призванное обеспечить избегание опасности или вреда. Сюда относится бегство и любое другое действие, которое увеличивает расстояние между организмом и источником опасности.
  • Разрушение — поведение, призванное разрушить барьер, который препятствует удовлетворению важной потребности.
  • Воспроизводство — репродуктивное поведение, которое может быть определено в терминах приближения, тенденции к сохранению контакта и смешивания генетических материалов.
  • Реинтеграция — поведенческая реакция на потерю чего-либо важного, чем обладали или наслаждались. Его функция в обретении вновь опеки.
  • Ориентация — поведенческая реакция на контакт с неизвестным, новым или неопределенным объектом.
  • Исследование — поведение, обеспечивающее индивиду схематичное представление о данной окружающей среде.

8. Эмоции вызывают состояние: страсти, аффекта, стресса, чувств, настроения.

9.  Эмоции соотносятся с определенными чертами характера или типологиями. Диагностические термины, например, «депрессия», «маниакальность», «паранойя» рассматриваются как крайние выражения таких эмоций, как печаль, радость и отвержение (Колесо эмоций Роберта Плутчика.).

В колесе эмоций хорошо видно, как развиваются эмоции, какие эмоции являются противоположными.

Некоторые по этому кругу описывают связку цвет — эмоция, рекомендуют использовать в интерьерах. Но  информации у самого Плутчика, что обозначают цвета на его круге я не нашел.  Так что этот вопрос для меня остался загадкой. Кто знает пишите!

В психологии цвета. Эмоции привязывают иначе.

 

Колесо эмоций Роберта Плутчика

urokikino.ru -Творческая среда — уроки кино

цвета и эмоции_ТВ среда

Для режиссеров и сценаристов будет полезно  ознакомится.  Драматургические ситуации. Жорж Польти. Читать.

Мозин Сергей — urokikino.ru

Эволюционные и конфликтные теории эмоций — Мегаобучалка

1. Эволюционная теория эмоций Ч. Дарвина и психоэволюционная теория Р. Плутчика.

2. Трехмерная теория эмоций В. Вундта.

3. Конфликтные теории эмоций (Дж. Дьюи, А. Пьерон, Ф. Хоудж, Т. Андреани).

 

1. Эволюционная теория эмоций Ч. Дарвина и психоэволюционная теория Р. Плутчика.

Опубликовав в 1872 году книгу «Выражение эмоций у человека и животных», Ч. Дарвин показал эволюционный путь развития эмоций и обосновал происхождение их физиологических проявлений. Суть его представлений состоит в том, что эмоции либо полезны, либо представляют собой лишь остатки (рудименты) различных целесообразных реакций, которые были выработаны в процессе эволюции в борьбе за существование. Разгневанный человек краснеет, тяжело дышит и сжимает кулаки потому, что в первобытной своей истории всякий гнев приводил людей к драке, а она требовала энергичных мышечных сокращений и, следовательно, усиленного дыхания и кровообращения, обеспечивающих мышечную работу. Потение рук при страхе он объяснял тем, что у обезьяноподобных предков человека эта реакция при опасности облегчала схватывание за ветки деревьев. Тем самым Дарвин доказывал, что в развитии и проявлении эмоций не существует непроходимой пропасти между человеком и животными. В частности, он показал, что во внешнем выражении эмоций у антропоидов и слепорожденных детей имеется много общего. Идеи, высказанные Дарвином, послужили толчком для создания других теорий эмоций, в частности «периферической» теории У. Джемса — Г. Ланге.

Психоэволюционная теория Роберта Плутчика разработана в виде монографического исследования в 1962 г . Получив международное признание, она использовалась для раскрытия инфраструктуры групповых процессов и интеракций личности.

Суть теории изложена шестью фундаментальными постулатами:

1. Эмоции — это механизмы коммуникации и выживания, основанные на эволюционной адаптации. Они сохраняются в функционально эквивалентных формах через все филогенетические уровни. Коммуникация происходит за счет восьми базисных адаптивных реакций, являющихся прототипами восьми базисных эмоций:

  • Инкорпорация. Поедание пищи или принятие благоприятных раздражителей вовнутрь организма.
  • Отвержение. Избавление организма от чего-либо непригодного, что было воспринято ранее.
  • Протекция. Поведение, призванное обеспечить избегание опасности или вреда. Сюда включается бегство или любое другое действие, которое увеличивает расстояние между организмом и источником опасности.
  • Разрушение. Поведение, призванное разрушить барьер, который препятствует удовлетворению важной потребности.
  • Воспроизводство. Репродуктивное поведение, которое может быть определено в терминах приближения, тенденции к сохранению контакта и смешивания генетических материалов.
  • Реинтеграция. Поведенческая реакция на потерю чего-либо важного, чем обладали или наслаждались. Его функция в обретении вновь опеки.
  • Ориентация. Поведенческая реакция на контакт с неизвестным, новым или неопределенным объектом.
  • Исследование. Поведение, обеспечивающее индивиду схематичное представление о данной окружающей среде.

2. Эмоции имеют генетическую основу.

3. Эмоции — это гипотетические построения, основанные на очевидных явлениях различных классов. Гипотетические модели приведены в (таблице 1).

Стимульное событие Подразумеваемая когниция Переживание Поведение Эффект
Угроза «Опасность» Страх, ужас Бегство Самосохранение
Препятствие «Враг» Гнев, ярость Нападение, кусание Разрушение
Потенциальный партнер «Обладать» Радость, экстаз Ухаживание спаривание Воспроизводство
Потеря значимого индивида «Заброшенность» Печаль, горе Призыв к помощи и воссоединению Реинтеграция
Член группы «Друг» Принятие, доверие Ухаживание, содействие Аффиляция, присоединение
Отвратительный объект «Отрава» Отвращение, ненависть Извержение, отталкивание Отвержение
Новая территория «Что там?» Ожидание Обследование, организация Исследование
Неожиданный новый «Что это?» Удивление Остановка, тревога Ориентация

4. Эмоции — это цепи событий со стабилизирующими обратными связями, которые поддерживают поведенческий гомеостаз. Происходящие в среде события когнитивно оцениваются, в результате оценки возникают переживания (эмоции) и физиологические изменения. В ответ на это организм осуществляет поведение призванное оказать эффект на стимул. Таблица 1.

5. Отношения между эмоциями могут быть представлены в виде трехмерной структурной модели. Вертикальный вектор отражает интенсивность эмоций, слева на право вектор сходства, а ось спереди на зад характеризует полярность противоположных эмоций. Этот же постулат включает положение о том, что некоторые эмоции являются первичными, а другие — производными или смешанными.

6. Эмоции соотносятся с определенными чертами характера. Диагностические термины, например, «депрессия», «маниакальность», «паранойя» рассматриваются как крайние выражения таких эмоций, как печаль, радость и отвержение (таблица 2).

Биологические регулятивные процессы Поведение экспрессия Адаптивная функция Субъективные состояния Черты характера Диагнозы
Избегание Бегство Самосохранение Страх Робкий Пассивность, тревожность
Приближение Атака Разрушение Гнев Скандальный, сварливый Агрессивность
Объединение Спаривание Воспроизводство Радость Дружелюбный, общительный Маниакальность
Разделение Сигнал дистресса Воссоединение Печаль Унылый Депрессивный
Глотание Еда Инкорпорация Принятие Доверчивый Истерия
Выброс Извержение Отвержение Отвращение Враждебный Паранойя
Начало действий Разведка Исследование Ожидание Любопытный Навязчивость
Остановка Замирание Ориентирование Удивление Импульсивный Неустойчивость

Структурная модель эмоций является основой построения теоретической модели защиты. Теоретическая модель механизмов защитыбыла разработана Р.Плутчиком в соавторстве с Г.Келлерманом и Х.Контом в 1979 году.

Включает пять постулатов модели защиты:

1. Специфические защиты образуются для совладания со специфическими эмоциями.

2. Существует восемь основных механизмов защиты, которые развиваются для совладания с восемью основными эмоциями.

3. Восемь основных защитных механизмов обладают свойствами как сходства так и полярности.

4. Определенные типы личностных диагнозов имеют в своей основе характерные защитные стили.

5. Индивид может использовать любую комбинацию механизмов защиты.

Искажение реальности по средствам защит может происходить трояким образом. Нежелательная информация может:

  • игнорироваться или не восприниматься,
  • будучи воспринятой, забываться,
  • в случае допуска в сознание и запоминания, интерпретироваться удобным для индивида образом.

Проявления механизмов защиты зависит от возрастного развития и особенностей когнитивных процессов, в целом они образуют шкалу примитивности-зрелости.

  • Первыми возникают меха­низмы, в основе которых перцептивные процессы (ощущения, восприятия и внимания). Имен­но перцепция несет ответственность за защиты, связанные с неведением, непониманием информации. К ним относят отрицание и регрессию, являются наиболее примитивными и характеризуют «злоупотребляющую» ими личность как эмоционально незрелую.
  • Далее возникают защиты, связанные с памятью, а именно с забыванием информации, это вытеснение и подавление.
  • По мере развития процессов мышления и воображения, формируются наиболее сложные и зрелые виды защит, связанные с переработ­кой и переоценкой информации, это рационализация.

Результатом психоэволюционной теории эмоций Роберта Плутчика и структурной теории личности Генри Келлермана стала «Психодиагностическая система Келлермана-Плутчика» которая легла в основу психодиагностической методики «Индекс жизненного стиля» (Life Style Index).

 

2. Трехмерная теория эмоций В. Вундта.

Представления В. Вундта (1880) об эмоциях довольно эклектичны. С одной стороны, он придерживался точки зрения Гербарта, что в некоторой степени представления влияют на чувства, а с другой стороны, считал, что эмоции — это прежде всего внутренние изменения, характеризующиеся непосредственным влиянием чувств на течение представлений.

«Телесные» реакции Вундт рассматривает лишь как следствие чувств. По Вундту, мимика возникла первоначально в связи с элементарными ощущениями, как отражение эмоционального тона ощущений; высшие же, более сложные чувства (эмоции) развились позже. Однако когда в сознании человека возникает какая-то эмоция, то она всякий раз вызывает по ассоциации соответствующее ей, близкое по содержанию низшее чувство или ощущение. Оно-то и вызывает те мимические движения, которые соответствуют эмоциональному тону ощущений. Так, например, мимика презрения (выдвигание нижней губы вперед) сходна с тем движением, когда человек выплевывает что-то неприятное, попавшее ему в рот.

По мнению В. Вундта, в динамике эмоций проявляются возможности соединения, слияния и суммации отдельных эмоций в более сложные эмоциональные переживания. Он полагал, что все сложные эмоции человека являются производными комбинациями трех пар основных свойств («измерений») простых эмоциональных состояний: удовольствие-неудовольствие, напряжение-разрядка и возбуждение-успокоение («трехмерная теория чувств» В. Вундта). Например, радость — это удовольствие и возбуждение, надежда — удовольствие и напряжение, а страх — неудовольствие и напряжение. Напряжение, помимо того, что оно неразрывно связано с такими чувствами, как гнев, страх, горе, и по мере их исчезновения сменяется на разрядку, может переживаться и как самостоятельное, особое чувство. Таково, например, напряжение при восприятии чего-то неизвестного, но очень важного для человека.

 

3. Конфликтные теории эмоций (Дж. Дьюи, А. Пьерон, Ф. Хоудж, Т. Андреани)

Ам. философ и психолог Дж. Дьюи, объединяя взгляды Ч.Дарвина и У.Джемса, полагал, что эмоция возникает лишь тогда, когда осуществление инстинктивных действий или произвольных форм поведения наталкивается на препятствие. В этом случае, стремясь адаптироваться к новым условиям жизни, человек испытывает эмоцию. Дьюи писал, что психологически эмоция — это адаптация или напряжение привычек и идеала, а органические изменения являются проявлением этой борьбы за адаптацию.

Ф. Хоудж рассматривает эмоции во взаимосвязи с мотивацией. Между мотивацией и эмоцией имеются сходство и различие. Чтобы произошла адаптация к возникающим перед нами задачам, необходима достаточная мотивация. Однако если мотивация слишком сильна, мы лишаемся части наших возможностей, и адаптация становится менее адекватной действительности. Тогда в деятельности появляются признаки эмоций и иногда адаптивное поведение нарушается, полностью замещаясь эмоциональными реакциями.

Существует оптимум мотивации, за пределами которого возникает эмоциональное поведение. Понятие оптимума мотивации связано с адекватностью или неадекватностью реакций ситуации. Эта связь соответствует отношению между интенсивностью мотивации и реальными возможностями субъекта в конкретной ситуации. Как говорил Хоудж (1935), «эмоциональные реакции обратно пропорциональны способности высших мозговых центров противостоять данной ситуации». Эмоции возникают в момент, когда высшие мозговые центры не могут обеспечить адекватный ответ на воспринимаемую ситуацию или когда существуют сомнения, колебания относительно возможности успешного ответа (Хоудж).


Идея оптимума мотивации, в сущности, столь же стара, как и человеческая мысль, и моралисты всегда осуждали чрезмерные страсти, из-за которых человек терял контроль над собой.

Поэтому психологи разных стран признавали, что интенсивная стимуляция отрицательно сказывается на нашей эффективности, точнее говоря, на адаптации к задачам, которые непрерывно ставит перед нами среда. Как говорил в 1920 г. фр. психолог Анри Пьерон, объективно эмоция, видимо, характеризуется также довольно сильной диффузной реактивностью, которая выходит за рамки ответов, непосредственно соответствующих возбуждению. А. Пьерон усматривал в эмоции «аффективные разряды ненормально интенсивной нервной энергии «. Утверждалось, что, врываясь во внутренние органы, эмоции производят там разрушительную работу. Это дало А. Пьерону повод поставить под сомнение саму идею биологической целесообразности эмоций. Возражая А. Пьерону, У. Кеннон отмечал, что любая система при известных обстоятельствах может начать функционировать ненормально. Если эмоциональный процесс становится патогенным, необходимо вскрыть факторы, сдвигающие его в этом направлении. Изменить же поведение, указывал У. Кеннон, можно, используя его условнорефлекторную обусловленность, открытую И.П. Павловым.

Психологи, признающие континуум активации, отмечают это нарушение адаптации, возникающее, когда интенсивность ситуации становится слишком сильной. Так, Линдслей (1957) показал, что когда активация становится чрезмерной, эффективность человека ухудшается, появляются признаки дезорганизации и ослабления контроля. Способность эмоций нарушать целенаправленную деятельность легла в основу теорий, подчеркивающих дезорганизационную функцию эмоций (Э. Клапаред; Pieron, 1928 и др.). Однако данная характеристика эмоций может быть принята лишь с опре­деленными оговорками. Как показывают приведенные примеры, эмоции прежде всего организуют некоторую деятельность, отвлекая на нее силы и внимание, что, естественно, может по­мешать нормальному протеканию проводимой в тот же момент другой деятельности. Сама по себе эмоция дезорганизующей функ­ции не несет, все зависит от условий, в которых она проявляется. Даже такая грубая биологическая реакция, как аффект, обычно дезорганизующая деятельность человека, при определенных усло­виях может оказаться полезной, например, когда от серьезной опасности ему приходится спасаться, полагаясь исключительно на физическую силу и выносливость.

 

 

Как теория Кэннона-Барда объясняет эмоции

Теория эмоций Кэннона-Барда, также известная как таламическая теория эмоций, представляет собой физиологическое объяснение эмоций, разработанное Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом. Теория Кэннона-Барда утверждает, что мы одновременно чувствуем эмоции и физиологические реакции, такие как потливость, дрожь и мышечное напряжение.

Как работает теория Кэннона-Барда

В частности, предполагается, что эмоции возникают, когда таламус посылает сообщение в мозг в ответ на стимул, что приводит к физиологической реакции.

Например: Я вижу змею —> Я боюсь и начинаю дрожать.

Согласно теории эмоций Кэннона-Барда, мы реагируем на стимул и одновременно испытываем связанную с ним эмоцию. Физические реакции не зависят от эмоциональной реакции и наоборот.

Когда происходит событие, таламус передает сигнал миндалевидному телу. Миндалевидное тело представляет собой небольшую структуру мозга овальной формы, которая играет важную роль в обработке эмоций, включая такие эмоции, как страх и гнев.Таламус также посылает сигналы в вегетативную нервную систему, что приводит к таким физическим реакциям, как мышечное напряжение, дрожь и потливость.

Примеры

Вы можете увидеть, как можно применить теорию Кэннона-Барда, взглянув на любой опыт, связанный с эмоциональной реакцией. Хотя вы можете сразу подумать об отрицательных эмоциональных реакциях, это также относится и к положительным эмоциям.

Пугающий опыт

Например, представьте, что вы идете к своей машине через затемненный гараж.Вы слышите звуки шагов позади вас и замечаете призрачную фигуру, медленно следующую за вами, пока вы идете к своей машине.

Согласно теории эмоций Кэннона-Барда, вы одновременно испытываете чувство страха и физическую реакцию. Вы начнете бояться, и ваше сердце начнет учащенно биться. Вы бросаетесь к своей машине, запираете за собой двери и выбегаете из гаража, чтобы отправиться домой.

Новая работа

Представьте, что вы начинаете новую работу.Ваш первый день может быть напряженным. Вы познакомитесь с новыми коллегами, произведете первое впечатление, узнаете больше о своей роли и примете участие в тренингах или встречах. Теория Кэннона-Барда предполагает, что вы одновременно испытываете как физические, так и эмоциональные признаки стресса. Вы можете нервничать и испытывать расстройство желудка.

Дата

Представьте, что вы идете на свидание с кем-то, с кем недавно познакомились. Вам действительно нравится этот человек, и вы рады проводить с ним время.Вы испытываете как физические, так и эмоциональные реакции, включая чувство счастья и волнения, а также потные ладони и учащенное сердцебиение.

Сравнение с другими теориями

Теория Кэннона-Барда отличается от других теорий эмоций, таких как теория эмоций Джеймса-Ланге, которая утверждает, что физиологические реакции возникают первыми и являются причиной эмоций.

Теория Джеймса-Ланге была доминирующей теорией эмоций в то время, но гарвардский физиолог Уолтер Кэннон и его докторант Филип Бард считали, что эта теория неточно отражает то, как происходят эмоциональные переживания.

Теория Джеймса-Ланге

Теория Кэннона-Барда была сформулирована как реакция на теорию эмоций Джеймса-Ланге. Если теория Джеймса-Ланге представляла собой физиологическое объяснение эмоций, то теория Кэннона-Барда представляет собой нейробиологический подход.

Теория Уильяма Джеймса предполагала, что люди сначала испытывают физиологическую реакцию в ответ на раздражитель в окружающей среде. Затем люди испытывают своего рода физиологическую реакцию на этот стимул, которая затем обозначается как эмоция.

Например, если вы встретите рычащую собаку, вы можете начать учащенно дышать и дрожать. Тогда теория Джеймса-Ланге предполагает, что вы должны называть эти чувства страхом.

Вместо этого работа Кэннона предполагала, что эмоции можно испытывать, даже если тело не проявляет физиологической реакции. В других случаях, отмечает он, физиологические реакции на разные эмоции могут быть очень похожими.

Люди испытывают потливость, учащенное сердцебиение и учащенное дыхание в ответ на страх, волнение и гнев.Эти эмоции очень разные, но физиологические реакции одинаковы.

Кэннон и Бард вместо этого предположили, что переживание эмоций не зависит от интерпретации физиологических реакций организма. Вместо этого они считали, что эмоция и физическая реакция возникают одновременно и что одно не зависит от другого.

Теория Шактера-Зингера

Другой более поздней теорией является теория эмоций Шактера-Зингера (также известная как двухфакторная теория), которая использует когнитивный подход.

Теория Шактера-Зингера опирается на элементы как теории Джеймса-Ланге, так и теории Кэннона-Барда, предполагая, что сначала возникает физиологическое возбуждение, но такие реакции часто схожи для разных эмоций. Теория предполагает, что физиологические реакции должны быть когнитивно помечены и интерпретированы как определенная эмоция.

Теория подчеркивает роль, которую познание и элементы ситуации играют в переживании эмоций.

Критика

Критика предполагает, что теория Кэннона-Барда слишком много внимания уделяет роли, которую таламус играет в эмоциях, в значительной степени игнорируя другие части мозга.Таламус является частью лимбической системы и играет важную роль в переживании эмоций, но недавние исследования показывают, что этот процесс более сложен, чем предполагает теория Кэннона-Барда.

Основное предположение теории Кэннона-Барда о том, что физические реакции не приводят к эмоциям, было опровергнуто рядом исследований. Исследования показали, что когда людей просят сделать определенное выражение лица, например, нахмуриться или улыбнуться, они с большей вероятностью также испытают эмоцию, связанную с этим выражением.

теорий эмоций | Введение в психологию

Мы можем быть на вершине радости или в глубине отчаяния. Мы можем злиться, когда нас предают, бояться, когда нам угрожают, и удивляться, когда происходит что-то неожиданное. В этом разделе будут изложены некоторые из наиболее известных теорий, объясняющих наши эмоциональные переживания, и дано представление о биологических основах эмоций. Этот раздел завершается обсуждением вездесущей природы выражений эмоций на лице и нашей способности распознавать эти выражения у других.

Магда Арнольд была первым теоретиком, предложившим исследовать значение оценки и представить схему того, каким может быть процесс оценки и как он соотносится с эмоциями (Roseman & Smith, 2001). Ключевая идея теории оценки заключается в том, что у вас есть мысли (когнитивная оценка) до того, как вы испытаете эмоцию, и эмоция, которую вы испытываете, зависит от мыслей, которые у вас были (Frijda, 1988; Lazarus, 1991). Если вы считаете что-то положительным, у вас будет больше положительных эмоций по этому поводу, чем если бы ваша оценка была отрицательной, и наоборот.Теория оценки объясняет, как два человека могут испытывать две совершенно разные эмоции по поводу одного и того же события. Например, предположим, что ваш преподаватель психологии выбрал вас для лекции об эмоциях; вы можете воспринять это как положительный момент, потому что это дает возможность оказаться в центре внимания, и вы испытаете счастье. Однако, если вам не нравится выступать на публике, вы можете получить отрицательную оценку и испытать дискомфорт.

Рисунок 2 . Этот рисунок иллюстрирует основные положения двухфакторных теорий эмоций Джеймса-Ланге, Кэннона-Барда и Шахтера-Зингера.(кредит «змейка»: модификация работы «табличный»/Flickr; кредит «лицо»: модификация работы Кори Занкера)

Шахтер и Сингер считали, что физиологическое возбуждение очень похоже на различные типы эмоций, которые мы испытываем, и поэтому когнитивная оценка ситуации имеет решающее значение для реальных переживаемых эмоций. На самом деле можно было бы ошибочно приписать возбуждение эмоциональному переживанию, если бы обстоятельства были правильными (Schachter & Singer, 1962).Они провели умный эксперимент, чтобы проверить свою идею. Участники мужского пола были случайным образом распределены в одну из нескольких групп. Некоторым участникам вводили инъекции адреналина, которые вызывали телесные изменения, имитирующие реакцию симпатической нервной системы на борьбу или бегство; однако только некоторым из этих мужчин было сказано ожидать этих реакций как побочных эффектов инъекции. Другим мужчинам, которым вводили адреналин, сказали, что либо инъекция не будет иметь побочных эффектов, либо приведет к побочному эффекту, не связанному с симпатической реакцией, например, к зуду в ногах или головной боли.После получения этих инъекций участники ждали в комнате с кем-то еще, кого они считали еще одним субъектом исследовательского проекта. На самом деле другой человек был сообщником исследователя. Сообщник демонстрировал эйфорическое или гневное поведение по сценарию (Schachter & Singer, 1962).

Когда тех участников, которым сказали, что они должны ожидать появления симптомов физиологического возбуждения, спросили о каких-либо эмоциональных изменениях, которые они испытали, связанных либо с эйфорией, либо с гневом (в зависимости от того, как вел себя сообщник), они не сообщили ни об одном.Однако мужчины, которые не ожидали физиологического возбуждения в результате инъекции, с большей вероятностью сообщали, что испытывали эйфорию или гнев в зависимости от поведения назначенного им сообщника. В то время как все, кто получил инъекцию адреналина, испытали одинаковое физиологическое возбуждение, только те, кто не ожидал возбуждения, использовали контекст, чтобы интерпретировать возбуждение как изменение эмоционального состояния (Schachter & Singer, 1962).

Сильные эмоциональные реакции связаны с сильным физиологическим возбуждением, что заставило некоторых теоретиков предположить, что признаки физиологического возбуждения, в том числе учащенное сердцебиение, частота дыхания и потоотделение, могут использоваться для определения того, говорит ли кто-то правду или нет.Предполагается, что большинство из нас проявили бы признаки физиологического возбуждения, если бы вели себя с кем-то нечестно. Полиграф , или тест на детекторе лжи, измеряет физиологическое возбуждение человека, отвечающего на ряд вопросов. Кто-то, обученный читать эти тесты, будет искать ответы на вопросы, которые связаны с повышенным уровнем возбуждения, как потенциальные признаки того, что респондент мог быть нечестным в этих ответах. Хотя детекторы лжи по-прежнему широко используются, их достоверность и точность весьма сомнительны, поскольку нет никаких доказательств того, что ложь связана с каким-либо конкретным паттерном физиологического возбуждения (Saxe & Ben-Shakhar, 1999).

Вернитесь к примеру, когда ваш профессор попросил вас прочитать лекцию. Даже если вам не нравится выступать на публике, вы, вероятно, сможете это сделать. Вы бы целенаправленно контролировали свои эмоции, что позволило бы вам говорить, но мы постоянно регулируем свои эмоции, и большая часть нашей регуляции эмоций происходит без того, чтобы мы активно думали об этом. Мосс и ее коллеги изучали автоматическую регуляцию эмоций (AER), которая относится к непреднамеренному контролю эмоций. Это просто отсутствие реакции с вашими эмоциями, и AER может повлиять на все аспекты эмоциональных процессов.AER может влиять на то, на что вы обращаете внимание, на вашу оценку, на ваш выбор участия в эмоциональном переживании и на ваше поведение после переживания эмоции (Mauss, Bunge & Gross, 2007; Mauss, Levenson, McCarter, Wilhelm, & Gross, 2005). AER похож на другие автоматические когнитивные процессы, в которых ощущения активируют структуры знаний, влияющие на функционирование. Эти структуры знаний могут включать понятия, схемы или сценарии.

Идея AER заключается в том, что люди разрабатывают автоматический процесс, который работает как сценарий или схема, и этот процесс не требует преднамеренного мышления для регулирования эмоций.AER работает как езда на велосипеде. Как только вы разрабатываете процесс, вы просто делаете это, не задумываясь об этом. AER может быть адаптивным или неадекватным и иметь важные последствия для здоровья (Hopp, Troy, & Mauss, 2011). Адаптивный AER приводит к лучшим результатам для здоровья, чем неадаптивный AER, в первую очередь из-за того, что стрессоры переживают или смягчают лучше, чем люди с неадаптивным AER (Hopp, Troy, & Mauss, 2011). С другой стороны, неадекватные AER могут иметь решающее значение для поддержания некоторых психологических расстройств (Hopp, Troy, & Mauss, 2011).Мосс и ее коллеги обнаружили, что стратегии могут уменьшить негативные эмоции, что, в свою очередь, должно улучшить психологическое здоровье (Mauss, Cook, Cheng, & Gross, 2007; Mauss, Cook, & Gross, 2007; Shallcross, Troy, Boland, & Mauss, 2010). ; Troy, Shallcross, & Mauss, 2013; Troy, Wilhelm, Shallcross, & Mauss, 2010). Мосс также предположила, что существуют проблемы со способом измерения эмоций, но она считает, что большинство аспектов эмоций, которые обычно измеряются, полезны (Mauss et al., 2005; Мосс и Робинсон, 2009). Однако другой способ рассмотрения эмоций бросает вызов всему нашему пониманию эмоций.

После примерно трех десятилетий междисциплинарных исследований Барретт заявил, что мы не понимаем эмоции. Она предположила, что эмоции не были встроены в ваш мозг при рождении, а были созданы на основе вашего опыта. Эмоции в конструктивистской теории — это предсказания, которые конструируют ваше восприятие мира. В главе 7 вы узнали, что концепты — это категории или группы лингвистической информации, образов, идей или воспоминаний, таких как жизненный опыт.Барретт расширил это, включив эмоции в качестве понятий, которые являются предсказаниями (Barrett, 2017). Два одинаковых физиологических состояния могут привести к разным эмоциональным состояниям в зависимости от ваших прогнозов. Например, если ваш мозг предсказал бурление желудка в пекарне, это может привести к тому, что вы сконструируете чувство голода. Однако ваш мозг, предсказывающий вздутие живота, пока вы ждете результатов медицинских анализов, может привести к тому, что ваш мозг начнет конструировать беспокойство. Таким образом, из одних и тех же физиологических ощущений можно сконструировать две разные эмоции.Вместо того, чтобы эмоции были чем-то, что вы не можете контролировать, вы можете контролировать свои эмоции и влиять на них

Два других выдающихся взгляда возникают из работ Роберта Зайонца и Джозефа Леду. Zajonc утверждал, что некоторые эмоции возникают отдельно от нашей когнитивной интерпретации или до них, например чувство страха в ответ на неожиданный громкий звук (Zajonc, 1998). Он также верил в то, что мы могли бы небрежно назвать интуитивным чувством, — что мы можем испытывать мгновенную и необъяснимую симпатию или неприязнь к кому-то или чему-то (Zajonc, 1980).Леду также считает, что некоторые эмоции не требуют познания: некоторые эмоции полностью обходят контекстуальную интерпретацию. Его исследования в области нейронауки эмоций продемонстрировали основную роль миндалевидного тела в возникновении страха (Cunha, Monfils, & LeDoux, 2010; LeDoux, 1996, 2002). Стимул страха обрабатывается мозгом по одному из двух путей: из таламуса (там, где он воспринимается) непосредственно в миндалевидное тело или из таламуса через кору и затем в миндалевидное тело. Первый путь быстрый, а второй позволяет больше обрабатывать детали стимула.В следующем разделе мы более подробно рассмотрим нейронауку эмоционального отклика.

соединяем понятия

Эмоциональное выражение и регулирование эмоций

Регулирование эмоций описывает, как люди реагируют на ситуации и переживания, изменяя свои эмоциональные переживания и выражения. Стратегии скрытой регуляции эмоций — это те, которые происходят внутри человека, в то время как явные стратегии включают других или действия (например, обращение за советом или употребление алкоголя).Aldao and Dixon (2014) изучали взаимосвязь между открытыми стратегиями эмоциональной регуляции и психопатологией. Они исследовали, как 218 студентов бакалавриата сообщали об использовании ими скрытых и явных стратегий, а также сообщали о симптомах, связанных с отдельными психическими расстройствами, и обнаружили, что стратегии открытой эмоциональной регуляции были лучшими предикторами психопатологии, чем скрытые стратегии. В другом исследовании изучалась взаимосвязь между предварительными играми (активное употребление алкоголя перед общественным мероприятием) и двумя стратегиями регуляции эмоций, чтобы понять, как они могут способствовать возникновению проблем, связанных с алкоголем; результаты предполагали связь, но сложную (Pederson, 2016).В этих областях необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять закономерности адаптивной и неадекватной регуляции эмоций (Aldao & Dixon-Gordon, 2014).

 

Психология в музыке

Нейробиолог Джоспе ЛеДу занимается не только изучением эмоциональной обработки и кондиционирования у крыс — он также является солистом своей группы The Amygdaloids. Его группа часто объясняет в своих песнях психологическую музыку. См. пример этого в песне Fearing.

Смотри

Рассмотрите теории эмоций в следующем видеоролике «Ускоренный курс психологии».

Вы можете просмотреть расшифровку «Прочувствовать все чувства: ускоренный курс психологии № 25» здесь (откроется в новом окне).

У вас есть идеи по улучшению этого контента? Мы будем признательны за ваш вклад.

Колесо чувств • Шесть секунд

Интерпретация колеса эмоций Плутчика

Первичный: Восемь секторов предназначены для обозначения восьми основных эмоций: гнева, предвкушения, радости, доверия, страха, удивления, печали и отвращения.

Противоположности: У каждой первичной эмоции есть полярная противоположность. Они основаны на физиологической реакции, которую каждая эмоция вызывает у животных (включая людей… Плутчик изучал животных!):

  • Радость противоположна печали. Физиология: подключение или отключение
  • Страх противоположен гневу. Физиология: стать маленьким и спрятаться против стать большим и громким
  • Ожидание противоположно удивлению. Физиология: внимательно изучить vs отпрыгнуть назад
  • Отвращение противоположно доверию.Физиология: отвергнуть или принять

Комбинации: Эмоции без цвета представляют эмоцию, представляющую собой смесь двух основных эмоций. Например, предвкушение и радость объединяются, чтобы быть оптимизмом. Радость и доверие объединяются, чтобы быть любовью. Эмоции часто сложны, и способность распознавать, когда чувство на самом деле является комбинацией двух или более различных чувств, является полезным навыком.

Есть также третичные чувства, не показанные на колесе чувств, которые представляют собой комбинацию из 3 (а, может быть, некоторые чувства состоят из 4 или более частей? Дайте нам знать, что вы думаете в комментариях ниже),

 

Интенсивность:  Вертикальный размер конуса представляет интенсивность — эмоции усиливаются по мере их движения от края к центру колеса, что также обозначается цветом: чем темнее оттенок, тем интенсивнее эмоция.Например, гнев на минимальном уровне интенсивности является раздражением. На самом высоком уровне интенсивности гнев становится яростью. Или чувство скуки может усилиться до отвращения, если его не остановить, что является темно-фиолетовым.

Это важное правило об эмоциях, о которых следует помнить в отношениях:  Если не контролировать эмоции, они могут усилиться. В этом заключается мудрость расширения вашего эмоционального словаря: это основа эффективного управления эмоциями.

Колесо эмоций Плутчика помогает нам взглянуть на грамотность через более широкую призму.Грамотность означает «знание человеком определенного предмета или области». Таким образом, повышение эмоциональной грамотности означает не только наличие слов для обозначения эмоций, но и понимание того, как разные эмоции связаны друг с другом и как они со временем меняются.

Вы можете прочитать объяснение Роберта Плутчика своей модели эмоций в статье, которая была первоначально опубликована в журнале American Scientist в 2001 году и доступна на сайте Springer International Publishing AG.

10.4 Эмоции – Психология 2e

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объясните основные теории эмоций
  • Опишите роль лимбических структур в обработке эмоций
  • Понять вездесущую природу создания и распознавания эмоционального выражения

В повседневной жизни мы испытываем множество эмоций.Эмоция — это субъективное состояние бытия, которое мы часто описываем как наши чувства. Эмоции являются результатом сочетания субъективного опыта, выражения, когнитивной оценки и физиологических реакций (Levenson, Carstensen, Friesen, & Ekman, 1991). Однако, как будет показано далее в этой главе, точный порядок появления компонентов не ясен, и некоторые части могут происходить одновременно. Эмоция часто начинается с субъективного (индивидуального) переживания, которое является стимулом. Часто стимул является внешним, но он не обязательно должен исходить из внешнего мира.Например, может случиться так, что кто-то думает о войне и становится грустным, хотя он никогда не был на войне. Эмоциональное выражение относится к тому, как человек отображает эмоцию и включает невербальное и вербальное поведение (Gross, 1999). Также проводится когнитивная оценка, при которой человек пытается определить, как на него повлияет ситуация (Roseman & Smith, 2001). Кроме того, к эмоциям относятся физиологические реакции, такие как возможные изменения частоты сердечных сокращений, потоотделения и т. д. (Soussignan, 2002).

Слова «эмоция» и «настроение» иногда используются взаимозаменяемо, но психологи используют эти слова для обозначения двух разных вещей. Как правило, слово «эмоция» указывает на субъективное аффективное состояние, которое является относительно интенсивным и возникает в ответ на то, что мы испытываем (рис. 10.20). Часто считается, что эмоции переживаются сознательно и преднамеренно. Настроение, с другой стороны, относится к продолжительному, менее интенсивному аффективному состоянию, которое не возникает в ответ на то, что мы испытываем.Состояния настроения могут не осознаваться сознательно и не нести интенциональности, связанной с эмоциями (Beedie, Terry, Lane, & Devonport, 2011). Здесь мы сосредоточимся на эмоциях, а о настроении вы узнаете больше в главе, посвященной психологическим расстройствам.

Фигура 10.20 Малыши могут быстро переключаться между эмоциями, будучи (а) очень счастливыми в один момент и (б) очень грустными в следующий. (кредит а: модификация работы Керри Чешик; кредит б: модификация работы Керри Чешик)

Мы можем быть на вершине радости или в глубине отчаяния.Мы можем злиться, когда нас предают, бояться, когда нам угрожают, и удивляться, когда происходит что-то неожиданное. В этом разделе будут изложены некоторые из наиболее известных теорий, объясняющих наши эмоциональные переживания, и дано представление о биологических основах эмоций. Этот раздел завершается обсуждением вездесущей природы выражений эмоций на лице и нашей способности распознавать эти выражения у других.

Теории эмоций

Наши эмоциональные состояния представляют собой комбинацию физиологического возбуждения, психологической оценки и субъективных переживаний.Вместе они являются компонентами эмоций, а наш опыт, происхождение и культура влияют на наши эмоции. Поэтому у разных людей могут быть разные эмоциональные переживания даже при сходных обстоятельствах. Со временем было предложено несколько различных теорий эмоций, показанных на рис. 10.21, для объяснения того, как различные компоненты эмоций взаимодействуют друг с другом.

Фигура 10.21 Этот рисунок иллюстрирует основные положения двухфакторных теорий эмоций Джеймса-Ланге, Кэннона-Барда и Шахтера-Зингера.(кредит «змейка»: модификация работы «таблетный»/Flickr; кредит «лицо»: модификация работы Кори Занкера)

Теория эмоций Джеймса-Ланге утверждает, что эмоции возникают в результате физиологического возбуждения. Вспомните, что вы узнали о симпатической нервной системе и нашей реакции «бей или беги», когда нам угрожают. Если бы вы столкнулись с какой-то угрозой в вашем окружении, например с ядовитой змеей на заднем дворе, ваша симпатическая нервная система инициировала бы значительное физиологическое возбуждение, которое заставило бы ваше сердце биться быстрее и увеличить частоту дыхания.Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, вы испытаете чувство страха только после того, как произойдет это физиологическое возбуждение. Кроме того, разные модели возбуждения будут связаны с разными чувствами.

Другие теоретики, однако, сомневались в том, что физиологическое возбуждение, возникающее при различных типах эмоций, достаточно отчетливо, чтобы привести к большому разнообразию переживаемых нами эмоций. Так была разработана теория эмоций Кэннона-Барда. Согласно этой точке зрения, физиологическое возбуждение и эмоциональное переживание возникают одновременно, но независимо друг от друга (Lang, 1994).Итак, когда вы видите ядовитую змею, вы чувствуете страх в тот самый момент, когда ваше тело начинает реагировать на борьбу или бегство. Эта эмоциональная реакция была бы отдельной и независимой от физиологического возбуждения, даже если бы они происходили одновременно.

Улыбка делает вас счастливым? С другой стороны, счастье заставляет вас улыбаться? Гипотеза лицевой обратной связи предполагает, что выражение вашего лица может на самом деле влиять на ваши эмоциональные переживания (Adelman & Zajonc, 1989; Boiger & Mesquita, 2012; Buck, 1980; Capella, 1993; Soussignan, 2001).Исследования, изучающие гипотезу лицевой обратной связи, показали, что подавление выражения эмоций на лице снижает интенсивность некоторых эмоций, испытываемых участниками (Davis, Senghas, & Ochsner, 2009). Хавас, Гленберг, Гутовски, Лукарелли и Дэвидсон (2010) использовали инъекции ботокса для паралича мышц лица и ограничения мимики, в том числе хмурого взгляда, и обнаружили, что люди, страдающие депрессией, меньше сообщали о депрессии после того, как их мышцы хмурого взгляда были парализованы. Другое исследование показало, что интенсивность выражений лица влияет на эмоциональные реакции (Soussignan, 2002).Другими словами, если происходит что-то незначительное, и вы улыбаетесь, как будто вы только что выиграли в лотерею, вы на самом деле будете счастливее этой мелочи, чем если бы у вас была только крошечная улыбка. И наоборот, если вы все время ходите хмурясь, это может вызвать у вас меньше положительных эмоций, чем если бы вы улыбались. Интересно, что Soussignan (2002) также сообщил о физиологических различиях в возбуждении, связанных с интенсивностью одного типа улыбки.

Г. Мараньон Посадильо был испанским врачом, изучавшим психологические эффекты адреналина, чтобы создать модель переживания эмоций.Модель Мараньона предшествовала двухфакторной теории эмоций, или теории возбуждения и познания Шахтера (Cornelius, 1991). Двухфакторная теория эмоций Шахтера-Зингера представляет собой еще один вариант теорий эмоций, который учитывает как физиологическое возбуждение, так и эмоциональный опыт. Согласно этой теории, эмоции состоят из двух факторов: физиологического и когнитивного. Другими словами, физиологическое возбуждение интерпретируется в контексте возникновения эмоционального переживания. Возвращаясь к нашему примеру с ядовитой змеей на вашем заднем дворе, двухфакторная теория утверждает, что змея вызывает активацию симпатической нервной системы, которая в данном контексте определяется как страх, а наш опыт — это страх.Если бы вы обозначили активацию симпатической нервной системы как радость, вы бы испытали радость. Двухфакторная теория Шахтера-Зингера зависит от маркировки физиологического опыта, что является типом когнитивной оценки.

Магда Арнольд была первым теоретиком, предложившим исследовать значение оценки и представить схему того, каким может быть процесс оценки и как он соотносится с эмоциями (Roseman & Smith, 2001). Ключевая идея теории оценки заключается в том, что у вас есть мысли (когнитивная оценка) до того, как вы испытаете эмоцию, и эмоция, которую вы испытываете, зависит от мыслей, которые у вас были (Frijda, 1988; Lazarus, 1991).Если вы считаете что-то положительным, у вас будет больше положительных эмоций по этому поводу, чем если бы ваша оценка была отрицательной, и наоборот. Теория оценки объясняет, как два человека могут испытывать две совершенно разные эмоции по поводу одного и того же события. Например, предположим, что ваш преподаватель психологии выбрал вас для лекции об эмоциях; вы можете воспринять это как положительный момент, потому что это дает возможность оказаться в центре внимания, и вы испытаете счастье. Однако, если вам не нравится выступать на публике, вы можете получить отрицательную оценку и испытать дискомфорт.

Шахтер и Сингер считали, что физиологическое возбуждение очень похоже на различные типы эмоций, которые мы испытываем, и поэтому когнитивная оценка ситуации имеет решающее значение для реальных переживаемых эмоций. На самом деле можно было бы ошибочно приписать возбуждение эмоциональному переживанию, если бы обстоятельства были правильными (Schachter & Singer, 1962). Они провели умный эксперимент, чтобы проверить свою идею. Группа мужчин, участвовавших в эксперименте, была случайным образом распределена в одну из нескольких групп.Некоторым участникам вводили инъекции адреналина, которые вызывали телесные изменения, имитирующие реакцию симпатической нервной системы на борьбу или бегство; однако только некоторым из этих мужчин было сказано ожидать этих реакций как побочных эффектов инъекции. Другим мужчинам, которым вводили адреналин, сказали, что либо инъекция не будет иметь побочных эффектов, либо приведет к побочному эффекту, не связанному с симпатической реакцией, например, к зуду в ногах или головной боли. После получения этих инъекций участники ждали в комнате с кем-то еще, кого они считали еще одним субъектом исследовательского проекта.На самом деле другой человек был сообщником (кто-то работал от имени) исследователя. Сообщник демонстрировал эйфорическое или гневное поведение по сценарию (Schachter & Singer, 1962).

Когда тех участников, которым сказали, что они должны ожидать появления симптомов физиологического возбуждения, спросили о каких-либо эмоциональных изменениях, которые они испытали, связанных либо с эйфорией, либо с гневом (в зависимости от того, как вел себя сообщник), они не сообщили ни об одном.Однако мужчины, которые не ожидали физиологического возбуждения в результате инъекции, с большей вероятностью сообщали, что испытывали эйфорию или гнев в зависимости от поведения назначенного им сообщника. В то время как все, кто получил инъекцию адреналина, испытали одинаковое физиологическое возбуждение, только те, кто не ожидал возбуждения, использовали контекст, чтобы интерпретировать возбуждение как изменение эмоционального состояния (Schachter & Singer, 1962).

Сильные эмоциональные реакции связаны с сильным физиологическим возбуждением, что заставило некоторых теоретиков предположить, что признаки физиологического возбуждения, в том числе учащенное сердцебиение, частота дыхания и потоотделение, могут использоваться для определения того, говорит ли кто-то правду или нет.Предполагается, что большинство из нас проявили бы признаки физиологического возбуждения, если бы вели себя с кем-то нечестно. Полиграф, или тест на детекторе лжи, измеряет физиологическое возбуждение человека, отвечающего на ряд вопросов. Кто-то, обученный читать эти тесты, будет искать ответы на вопросы, которые связаны с повышенным уровнем возбуждения, как потенциальные признаки того, что респондент мог быть нечестным в этих ответах. Хотя детекторы лжи по-прежнему широко используются, их достоверность и точность весьма сомнительны, поскольку нет никаких доказательств того, что ложь связана с каким-либо конкретным паттерном физиологического возбуждения (Saxe & Ben-Shakhar, 1999).

Связь между нашим переживанием эмоций и нашей когнитивной обработкой их, а также порядок, в котором они возникают, остаются предметом исследований и дискуссий. Лазарус (1991) разработал когнитивно-опосредованную теорию, которая утверждает, что наши эмоции определяются нашей оценкой стимула. Эта оценка является посредником между стимулом и эмоциональной реакцией, она является немедленной и часто бессознательной. В отличие от модели Шахтера-Зингера, оценка предшествует когнитивному ярлыку.Вы узнаете больше о концепции оценки Лазаря, когда будете изучать стресс, здоровье и образ жизни. Однако существуют и другие взгляды на эмоции, которые также делают упор на когнитивные процессы.

Вернитесь к примеру, когда ваш профессор попросил вас прочитать лекцию. Даже если вам не нравится выступать на публике, вы, вероятно, сможете это сделать. Вы бы целенаправленно контролировали свои эмоции, что позволило бы вам говорить, но мы постоянно регулируем свои эмоции, и большая часть нашей регуляции эмоций происходит без того, чтобы мы активно думали об этом.Мосс и ее коллеги изучали автоматическую регуляцию эмоций (AER), которая относится к непреднамеренному контролю эмоций. Это просто отсутствие реакции с вашими эмоциями, и AER может повлиять на все аспекты эмоциональных процессов. AER может влиять на то, на что вы обращаете внимание, на вашу оценку, на ваш выбор участия в эмоциональном переживании и на ваше поведение после переживания эмоции (Mauss, Bunge & Gross, 2007; Mauss, Levenson, McCarter, Wilhelm, & Gross, 2005). AER похож на другие автоматические когнитивные процессы, в которых ощущения активируют структуры знаний, влияющие на функционирование.Эти структуры знаний могут включать понятия, схемы или сценарии.

Идея AER заключается в том, что люди разрабатывают автоматический процесс, который работает как сценарий или схема, и этот процесс не требует преднамеренного мышления для регулирования эмоций. AER работает как езда на велосипеде. Как только вы разрабатываете процесс, вы просто делаете это, не задумываясь об этом. AER может быть адаптивным или неадекватным и иметь важные последствия для здоровья (Hopp, Troy, & Mauss, 2011). Адаптивный AER приводит к лучшим результатам для здоровья, чем неадаптивный AER, в первую очередь из-за того, что стрессоры переживают или смягчают лучше, чем люди с неадаптивным AER (Hopp, Troy, & Mauss, 2011).С другой стороны, неадекватные AER могут иметь решающее значение для поддержания некоторых психологических расстройств (Hopp, Troy, & Mauss, 2011). Мосс и ее коллеги обнаружили, что стратегии могут уменьшить негативные эмоции, что, в свою очередь, должно улучшить психологическое здоровье (Mauss, Cook, Cheng, & Gross, 2007; Mauss, Cook, & Gross, 2007; Shallcross, Troy, Boland, & Mauss, 2010). ; Troy, Shallcross, & Mauss, 2013; Troy, Wilhelm, Shallcross, & Mauss, 2010). Мосс также предположила, что существуют проблемы со способом измерения эмоций, но она считает, что большинство аспектов эмоций, которые обычно измеряются, полезны (Mauss et al., 2005; Мосс и Робинсон, 2009). Однако другой способ рассмотрения эмоций бросает вызов всему нашему пониманию эмоций.

После примерно трех десятилетий междисциплинарных исследований Барретт заявил, что мы не понимаем эмоции. Она предположила, что эмоции не были встроены в ваш мозг при рождении, а были созданы на основе вашего опыта. Эмоции в конструктивистской теории — это предсказания, которые конструируют ваше восприятие мира. В главе 7 вы узнали, что концепты — это категории или группы лингвистической информации, образов, идей или воспоминаний, таких как жизненный опыт.Барретт расширил это, включив эмоции в качестве понятий, которые являются предсказаниями (Barrett, 2017). Два одинаковых физиологических состояния могут привести к разным эмоциональным состояниям в зависимости от ваших прогнозов. Например, если ваш мозг предсказал бурление желудка в пекарне, это может привести к тому, что вы сконструируете чувство голода. Однако ваш мозг, предсказывающий вздутие живота, пока вы ждете результатов медицинских анализов, может привести к тому, что ваш мозг начнет конструировать беспокойство. Таким образом, из одних и тех же физиологических ощущений можно сконструировать две разные эмоции.Вместо того, чтобы эмоции были чем-то, что вы не можете контролировать, вы можете контролировать свои эмоции и влиять на них.

Два других выдающихся взгляда возникают из работ Роберта Зайонца и Джозефа Леду. Zajonc утверждал, что некоторые эмоции возникают отдельно от нашей когнитивной интерпретации или до них, например чувство страха в ответ на неожиданный громкий звук (Zajonc, 1998). Он также верил в то, что мы могли бы небрежно назвать интуитивным чувством, — что мы можем испытывать мгновенную и необъяснимую симпатию или неприязнь к кому-то или чему-то (Zajonc, 1980).Леду также считает, что некоторые эмоции не требуют познания: некоторые эмоции полностью обходят контекстуальную интерпретацию. Его исследования в области нейронауки эмоций продемонстрировали основную роль миндалевидного тела в возникновении страха (Cunha, Monfils, & LeDoux, 2010; LeDoux, 1996, 2002). Стимул страха обрабатывается мозгом по одному из двух путей: из таламуса (там, где он воспринимается) непосредственно в миндалевидное тело или из таламуса через кору и затем в миндалевидное тело. Первый путь быстрый, а второй позволяет больше обрабатывать детали стимула.В следующем разделе мы более подробно рассмотрим нейронауку эмоционального отклика.

Биология эмоций

Ранее вы узнали о лимбической системе — области мозга, отвечающей за эмоции и память (рис. 10.22). Лимбическая система включает гипоталамус, таламус, миндалевидное тело и гиппокамп. Гипоталамус играет роль в активации симпатической нервной системы, которая является частью любой данной эмоциональной реакции. Таламус служит сенсорным релейным центром, нейроны которого проецируются как в миндалевидное тело, так и в высшие области коры для дальнейшей обработки.Миндалевидное тело играет роль в обработке эмоциональной информации и отправке этой информации (Fossati, 2012). Гиппокамп объединяет эмоциональный опыт с познанием (Femenía, Gómez-Galán, Lindskog, & Magara, 2012).

Фигура 10.22 Лимбическая система, включающая гипоталамус, таламус, миндалевидное тело и гиппокамп, участвует в опосредовании эмоциональной реакции и памяти.

Ссылка на обучение

Поработайте с этим интерактивным трехмерным симулятором мозга Open Colleges, чтобы освежить в памяти части мозга и их функции.Для начала нажмите кнопку «Начать исследование». Чтобы получить доступ к лимбической системе, щелкните значок «плюс» в правом меню (набор из трех вкладок).

Миндалевидное тело

Миндалевидное тело привлекло большое внимание исследователей, заинтересованных в понимании биологической основы эмоций, особенно страха и тревоги (Blackford & Pine, 2012; Goosens & Maren, 2002; Maren, Phan, & Liberzon, 2013). . Миндалевидное тело состоит из различных субъядер, включая базолатеральный комплекс и центральное ядро ​​(рис. 10.23). Базолатеральный комплекс имеет плотные связи с различными сенсорными областями мозга. Это имеет решающее значение для классической обусловленности и для придания эмоциональной ценности процессам обучения и памяти. Центральное ядро ​​играет роль во внимании и имеет связи с гипоталамусом и различными областями ствола мозга для регуляции активности вегетативной нервной и эндокринной систем (Pessoa, 2010).

Фигура 10.23 На этой диаграмме проиллюстрирована анатомия базолатерального комплекса и центрального ядра миндалины.

Исследования на животных показали повышенную активацию миндалевидного тела у детенышей крысы, у которых есть запаховые сигналы в сочетании с электрическим током, когда их мать отсутствует. Это приводит к отвращению к сигналу запаха, что предполагает, что крысы научились бояться сигнала запаха. Интересно, что в присутствии матери крысы на самом деле отдавали предпочтение запаховому сигналу, несмотря на его связь с электрическим током.Это предпочтение не ассоциировалось с усилением активации миндалевидного тела. Это предполагает дифференциальное воздействие на миндалевидное тело контекста (присутствие или отсутствие матери), определяющего, научились ли детеныши бояться запаха или его привлекает (Moriceau & Sullivan, 2006).

Raineki, Cortés, Belnoue и Sullivan (2012) продемонстрировали, что у крыс негативный опыт в раннем возрасте может изменить функцию миндалевидного тела и привести к подростковым моделям поведения, имитирующим расстройства настроения у человека.В этом исследовании детеныши крыс подвергались жестокому или обычному обращению в течение 8–12 дней после рождения. Было две формы жестокого обращения. Первая форма жестокого обращения заключалась в неудовлетворительном состоянии постели. У матери-крысы было недостаточно подстилки в ее клетке, чтобы построить правильное гнездо, в результате чего она проводила больше времени вдали от своих детенышей, пытаясь построить гнездо, и меньше времени кормила своих детенышей. Вторая форма жестокого обращения заключалась в ассоциативной обучающей задаче, которая включала сочетание запахов и электрического стимула в отсутствие матери, как описано выше.Контрольная группа находилась в клетке с достаточным количеством подстилки и не беспокоилась со своими матерями в течение того же периода времени. Крысята, подвергшиеся жестокому обращению, с гораздо большей вероятностью проявляли депрессивные симптомы в подростковом возрасте по сравнению с контрольной группой. Такое депрессивное поведение было связано с повышенной активацией миндалевидного тела.

Исследования на людях также предполагают связь между миндалевидным телом и психологическими расстройствами настроения или тревоги.Изменения в структуре и функции миндалевидного тела были продемонстрированы у подростков, которые либо находятся в группе риска, либо у которых диагностированы различные аффективные и/или тревожные расстройства (Miguel-Hidalgo, 2013; Qin et al., 2013). Также предполагалось, что функциональные различия в миндалевидном теле могут служить биомаркером для дифференциации людей, страдающих биполярным расстройством, от людей, страдающих большим депрессивным расстройством (Fournier, Keener, Almeida, Kronhaus, & Phillips, 2013).

Гиппокамп

Как упоминалось ранее, гиппокамп также участвует в обработке эмоций.Как и миндалевидное тело, исследования показали, что структура и функция гиппокампа связаны с различными расстройствами настроения и тревожными расстройствами. У людей, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), наблюдается заметное уменьшение объема нескольких частей гиппокампа, что может быть результатом снижения уровней нейрогенеза и ветвления дендритов (образование новых нейронов и образование новых дендритов в существующих нейронах соответственно). ) (Ванг и др., 2010). Хотя с помощью подобных корреляционных исследований невозможно установить причинно-следственную связь, исследования продемонстрировали поведенческие улучшения и увеличение объема гиппокампа после фармакологической или когнитивно-поведенческой терапии у лиц, страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (Bremner & Vermetten, 2004; Levy-Gigi, Szabó, Келемен и Кери, 2013 г.).

Выражение лица и распознавание эмоций

Культура может влиять на то, как люди проявляют эмоции. Правило культурного проявления — это один из наборов культурно-специфических стандартов, которые регулируют типы и частоту проявления допустимых эмоций (Malatesta & Haviland, 1982). Следовательно, люди из разных культур могут иметь очень разные культурные правила проявления эмоций. Например, исследования показали, что люди из США выражают негативные эмоции, такие как страх, гнев и отвращение, как в одиночестве, так и в присутствии других, в то время как японцы делают это только в одиночестве (Matsumoto, 1990).Кроме того, люди из культур, которые склонны подчеркивать социальную сплоченность, с большей вероятностью будут подавлять эмоциональные реакции, чтобы они могли оценить, какая реакция наиболее уместна в данном контексте (Matsumoto, Yoo & Nakagawa, 2008).

Эмоциональность может быть связана с другими культурными характеристиками. Например, могут быть гендерные различия, связанные с эмоциональной обработкой. Хотя исследования гендерных различий в проявлении эмоций неоднозначны, есть некоторые свидетельства того, что люди разного пола могут различаться в регуляции эмоций (McRae, Ochsner, Mauss, Gabrieli, & Gross, 2008).

Пол Экман (1972) исследовал человека из Новой Гвинеи, который жил в дописьменной культуре с использованием каменных орудий, был изолирован и никогда раньше не видел посторонних. Экман попросил мужчину показать, каким было бы выражение его лица, если бы: (1) его посетили друзья, (2) его ребенок только что умер, (3) он собирался драться, (4) он наступил на вонючую дохлую свинью. После возвращения Экмана из Новой Гвинеи он исследовал мимику более четырех десятилетий. Несмотря на разные правила проявления эмоций, наша способность распознавать и выражать эмоции на лице кажется универсальной.На самом деле, даже слепые от рождения люди демонстрируют одинаковое выражение эмоций на лице, несмотря на то, что у них никогда не было возможности наблюдать эти проявления эмоций на лице у других людей. Казалось бы, это предполагает, что схема активности лицевых мышц, участвующих в формировании эмоциональных выражений, универсальна, и действительно, эта идея была предложена в конце 19 века Чарльзом Дарвином в книге «Выражение эмоций у человека и животных » (1872 г.) . На самом деле, существуют существенные доказательства существования семи универсальных эмоций, каждая из которых связана с определенным выражением лица.К ним относятся: радость, удивление, печаль, испуг, отвращение, презрение и гнев (рис. 10.24) (Ekman & Keltner, 1997).

Фигура 10.24 Показаны семь универсальных выражений эмоций на лице. (кредит: модификация работы Кори Занкера)

Конечно, эмоции выражаются не только выражением лица. Мы также используем тон нашего голоса, различное поведение и язык тела для передачи информации о наших эмоциональных состояниях.Язык тела — это выражение эмоций с помощью положения тела или движения. Исследования показывают, что мы весьма чувствительны к эмоциональной информации, передаваемой через язык тела, даже если мы не осознаем этого (де Гелдер, 2006; Тамиетто и др., 2009).

Соедините концепции

Эмоциональное выражение и регулирование эмоций

Расстройство аутистического спектра (РАС) представляет собой набор нарушений развития нервной системы, характеризующихся повторяющимся поведением и коммуникативными и социальными проблемами.Дети с расстройствами аутистического спектра испытывают трудности с распознаванием эмоциональных состояний других, и исследования показали, что это может происходить из-за неспособности отличать друг от друга различные невербальные выражения эмоций (например, мимику) (Hobson, 1986). Кроме того, есть основания полагать, что аутичным людям также трудно выражать эмоции с помощью тона голоса и выражения лица (Macdonald et al., 1989). Трудности с распознаванием и выражением эмоций могут способствовать поведению, характерному для аутизма; поэтому для решения этих трудностей были изучены различные терапевтические подходы.Различные образовательные программы, когнитивно-поведенческая терапия и фармакологическая терапия продемонстрировали определенные перспективы в оказании помощи аутичным людям в обработке эмоционально значимой информации (Bauminger, 2002; Golan & Baron-Cohen, 2006; Guastella et al., 2010).

Регулирование эмоций описывает, как люди реагируют на ситуации и переживания, изменяя свои эмоциональные переживания и выражения. Стратегии скрытой регуляции эмоций — это те, которые происходят внутри человека, в то время как явные стратегии включают других или действия (например, обращение за советом или употребление алкоголя).Aldao and Dixon (2014) изучали взаимосвязь между открытыми стратегиями эмоциональной регуляции и психопатологией. Они исследовали, как 218 студентов бакалавриата сообщали об использовании ими скрытых и явных стратегий, а также сообщали о симптомах, связанных с отдельными психическими расстройствами, и обнаружили, что стратегии открытой эмоциональной регуляции были лучшими предикторами психопатологии, чем скрытые стратегии. В другом исследовании изучалась взаимосвязь между предварительными играми (активное употребление алкоголя перед общественным мероприятием) и двумя стратегиями регуляции эмоций, чтобы понять, как они могут способствовать возникновению проблем, связанных с алкоголем; результаты предполагали связь, но сложную (Pederson, 2016).В этих областях необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять закономерности адаптивной и неадекватной регуляции эмоций (Aldao & Dixon-Gordon, 2014).

Что такое теория эмоций Джеймса-Ланге?

Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоции являются результатом физических изменений в организме. Согласно Джеймсу и Ланге, реакции нашего тела на эмоциональное событие, например, учащенное сердцебиение или потливость, составляют наш эмоциональный опыт.

Основные выводы: теория Джеймса-Ланге

  • Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоции имеют физическую основу в теле.
  • Когда мы видим что-то эмоциональное, в теле происходят изменения, и эти изменения составляют наш эмоциональный опыт.
  • Хотя теория Джеймса-Ланге подвергалась сомнению со стороны других теоретиков, она оказала огромное влияние на изучение человеческих эмоций.

Обзор

Теория Джеймса-Ланге была разработана в конце 1800-х годов Уильямом Джеймсом и Карлом Ланге, каждый из которых по отдельности опубликовал аналогичные работы о природе эмоций. Согласно Джеймсу и Ланге, эмоции состоят из физических реакций тела на что-то в окружающей среде.Когда вы становитесь свидетелем чего-то эмоционального, это приводит к изменениям в теле. Например, у вас может увеличиться частота сердечных сокращений или артериальное давление, вы можете начать потеть или учащенно дышать.

Джеймс классно объяснил эту теорию в своей книге «Принципы психологии »: он пишет, что «мы сожалеем, потому что плачем, злимся, потому что бьем, боимся, потому что дрожим, а не потому, что мы плачем, бьемся или дрожим, потому что мы сожаление, гнев или страх, в зависимости от обстоятельств.Другими словами, наши эмоциональные реакции состоят из наших физических реакций на потенциально эмоциональные события в окружающей среде. Джеймс предполагает, что эти физические реакции являются ключом к нашим эмоциям и что без них наши переживания были бы «бледными, бесцветными и лишенными эмоциональной теплоты».

Примеры

Чтобы понять теорию Джеймса-Ланге, рассмотрим следующий пример. Представьте, что вы идете по затемненной дороге и слышите шорох в кустах неподалеку.Ваше сердце начинает биться быстрее, и вы чувствуете, что готовы начать бежать, если потребуется. Согласно Джеймсу, эти телесные ощущения составляют эмоцию — в данном случае чувство страха. Важно отметить, что наше сердце начинает биться быстрее не потому, что мы боимся; вместо этого эти изменения в нашем теле включают эмоцию страха.

Теория пытается объяснить не только негативные состояния, такие как страх и гнев, но и позитивные состояния. Например, эмоция веселья обычно сопровождается смехом.

Сравнение с родственными теориями

Теория Джеймса-Ланге была несколько противоречивой: когда писал о своей теории, Джеймс признал, что многие другие исследователи не согласны с некоторыми аспектами его идей. Одним из наиболее известных критических анализов теории Джеймса-Ланге является теория Кэннона-Барда, выдвинутая Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом в 1920-х годах. Согласно этой теории, многие эмоции вызывают схожие физиологические реакции: например, подумайте о том, как и страх, и волнение приводят к учащению пульса.Из-за этого Кэннон и Бард предположили, что эмоции не могут состоять только из нашей физиологической реакции на что-то в окружающей среде. Вместо этого, как предполагают Кэннон и Бард, происходят как эмоциональные, так и физиологические реакции, но это два отдельных процесса.

Более поздняя теория, теория эмоций Шахтера-Зингера (также называемая двухфакторной теорией), предполагает, что эмоции возникают в результате как физиологических, так и когнитивных процессов. По сути, что-то эмоциональное вызывает изменения в теле, а затем наш мозг пытается интерпретировать, что означают эти изменения.Например, если вы идете ночью в одиночестве и слышите громкий шум, вы вздрагиваете, и ваш мозг интерпретирует это как страх. Однако, если вы входите в свой дом и вас внезапно пугают друзья, выпрыгивающие из дома, чтобы поздравить вас с днем ​​рождения, ваш мозг распознает, что вы на вечеринке-сюрпризе, и вы, скорее всего, будете взволнованы. Как и теория Джеймса-Ланге, теория Шехтера-Зингера признает роль физиологических изменений в наших эмоциях, но предполагает, что когнитивные факторы также играют роль в переживаемых нами эмоциях.

Исследование теории Джеймса-Ланге

Хотя с тех пор, как была впервые предложена теория Джеймса-Ланге, были разработаны новые теории эмоций, она по-прежнему остается влиятельной теорией в области психологии. С тех пор как была разработана теория, многие исследователи пытались понять, как различные типы телесных реакций связаны с эмоциями. Например, в исследованиях изучалось, связаны ли разные эмоции с разными типами реакций вегетативной нервной системы организма.Другими словами, теория Джеймса-Ланге вдохновила на значительное количество исследований связи между нашим телом и нашими эмоциями, тема, которая до сих пор является активной областью исследований.

Источники и дополнительное чтение:

  • Черри, Кендра. «Двухфакторная теория эмоций Шахтера-Зингера». Verywell Mind (2019, 4 мая). https://www.verywellmind.com/the-two-factor-theory-of-emotion-2795718
  • Черри, Кендра.«Понимание теории эмоций Кэннона-Барда». Verywell Mind (2018, 1 ноября). https://www.verywellmind.com/what-is-the-cannon-bard-theory-2794965
  • Джеймс, Уильям. «Обсуждение: Физическая основа эмоций». Psychological Review  1.5 (1894): 516–529. https://psycnet.apa.org/record/2006-01676-004
  • Джеймс, Уильям. «Эмоции». Принципы психологии , том. 2., Генри Холт и компания, 1918, 442-485.http://www.gutenberg.org/ebooks/57628
  • Келтнер, Дачер, Кейт Оутли и Дженнифер М. Дженкинс. Понимание эмоций . 3 rd ed., Wiley, 2013. https://books.google.com/books/about/Understanding_Emotions_3rd_Edition.html?id=oS8cAAAAQBAJ
  • Вандергриндт, Карли. «Что такое теория эмоций Кэннона-Барда?» Healthline (2017, 12 декабря). https://www.healthline.com/health/cannon-бард

11.1 Опыт эмоций – Введение в психологию

Чарльз Стангор и Дженнифер Валинга

Цели обучения

  1. Объясните биологический опыт эмоций.
  2. Обобщите психологические теории эмоций.
  3. Приведите примеры способов передачи эмоций.

Самые фундаментальные эмоции, известные как базовые эмоции, это гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление .Базовые эмоции имеют долгую историю эволюции человека, и они развились в значительной степени для того, чтобы помочь нам быстро судить о стимулах и быстро направлять соответствующее поведение (LeDoux, 2000). Основные эмоции в значительной степени определяются одной из древнейших частей нашего мозга, лимбической системой, включающей миндалевидное тело, гипоталамус и таламус. Поскольку они в первую очередь детерминированы эволюцией, основные эмоции переживаются и проявляются практически одинаково в разных культурах (Ekman, 1992; Elfenbein & Ambady, 2002; Fridland, Ekman, & Oster, 1987), и люди достаточно точно оценивают мимика людей из разных культур.Посмотрите видео «Есть ли универсальные выражения эмоций? — Софи Заде», чтобы увидеть демонстрацию базовых эмоций.

Видео: Существуют ли универсальные выражения эмоций? – Софи Заде  [https://www.youtube.com/watch?v=-hr58Yu0yDs]. Посмотрите это видео, чтобы увидеть демонстрацию основных эмоций.

Не все наши эмоции исходят из старых частей нашего мозга; мы также интерпретируем наши переживания, чтобы создать более сложный набор эмоциональных переживаний.Например, миндалевидное тело может ощущать страх, когда чувствует, что тело падает, но этот страх может быть интерпретирован совершенно по-другому (возможно, даже как волнение), когда мы падаем на американских горках, чем когда мы падаем с неба в полете. самолет, потерявший мощность. когнитивных интерпретаций, которые сопровождают эмоции , известные как когнитивная оценка , позволяют нам испытать гораздо больший и более сложный набор вторичных эмоций , как показано на рисунке 11.2, «Вторичные эмоции». Хотя они в значительной степени носят когнитивный характер, наши переживания вторичных эмоций частично определяются возбуждением (по вертикальной оси рис. 11.2, «Вторичные эмоции»), а частично — их валентностью , то есть тем, являются ли они приятные или неприятные ощущения (по горизонтальной оси рисунка 11.2, «Вторичные эмоции»),

Рис. 11.2. Вторичные эмоции. Вторичные эмоции — это те, которые имеют основной когнитивный компонент. Они определяются как уровнем их возбуждения (от легкого до интенсивного), так и их валентностью (от приятного до неприятного).[Подробное описание]

Когда вам удастся достичь важной цели, вы можете провести некоторое время, наслаждаясь своими второстепенными эмоциями, например, переживанием радости, удовлетворения и удовлетворенности. Но когда ваш близкий друг получает приз, который, по вашему мнению, вы заслужили, вы также можете испытать множество вторичных эмоций (в данном случае негативных) — например, чувство гнева, грусти, обиды и стыда. Вы можете обдумывать это событие неделями или даже месяцами, испытывая негативные эмоции каждый раз, когда думаете о нем (Martin & Tesser, 2006).

Различие между первичными и вторичными эмоциями проводится параллельно двумя проводящими путями мозга: быстрым и медленным путем (Damasio, 2000; LeDoux, 2000; Ochsner, Bunge, Gross, & Gabrieli, 2002). Таламус действует как главный привратник в этом процессе (рис. 11.3, «Медленные и быстрые эмоциональные пути»). Наша реакция на базовую эмоцию страха, например, в первую очередь определяется быстрым путем через лимбическую систему. Когда перед нами на шоссе выезжает машина, таламус активируется и немедленно отправляет сообщение в миндалевидное тело.Быстро перемещаем ногу на педаль тормоза. Вторичные эмоции в большей степени определяются медленным путем, проходящим через лобные доли коры. Когда мы ревнуем от потери партнера к сопернику или вспоминаем свою победу в большом теннисном матче, процесс оказывается более сложным. Информация перемещается из таламуса в лобные доли для когнитивного анализа и интеграции, а оттуда в миндалевидное тело. Мы испытываем возбуждение эмоций, но оно сопровождается более сложной когнитивной оценкой, производящей более утонченные эмоции и поведенческие реакции.

Рис. 11.3. Медленные и быстрые эмоциональные пути. В мозгу есть два эмоциональных пути (один медленный и один быстрый), оба из которых контролируются таламусом.

Хотя эмоции могут показаться вам более легкомысленными или менее важными по сравнению с нашими более рациональными когнитивными процессами, и эмоции, и познание могут помочь нам принимать эффективные решения. В некоторых случаях мы предпринимаем действия после того, как рационально обдумаем затраты и выгоды различных вариантов выбора, но в других случаях мы полагаемся на свои эмоции.Эмоции становятся особенно важными при принятии решений, когда альтернативы между многими сложными и противоречивыми альтернативами представляют нам высокую степень неопределенности и двусмысленности, что затрудняет полный когнитивный анализ. В этих случаях мы часто полагаемся на свои эмоции при принятии решений, и эти решения во многих случаях могут быть более точными, чем решения, полученные в результате когнитивной обработки (Damasio, 1994; Dijksterhuis, Bos, Nordgren & van Baaren, 2006; Nordgren & Dijksterhuis, 2009; Уилсон и Скулер, 1991).

Теории эмоций Кэннона-Барда и Джеймса-Ланге

Вспомните на мгновение ситуацию, в которой вы испытали сильную эмоциональную реакцию. Возможно, вы проснулись посреди ночи в панике, потому что услышали шум, который навел вас на мысль, что кто-то ворвался в ваш дом или квартиру. Или, может быть, вы спокойно ехали по улице в вашем районе, когда перед вами внезапно вырулила другая машина, заставив вас ударить по тормозам, чтобы избежать аварии.Я уверен, что вы помните, что ваша эмоциональная реакция была в значительной степени физической. Возможно, вы помните, как покраснели, как сильно стучало сердце, как вас тошнило в желудке или у вас были проблемы с дыханием. Вы испытывали физиологическую часть эмоции — возбуждение — и я уверен, что вы испытывали подобные чувства в других ситуациях, возможно, когда вы были влюблены, злы, смущены, расстроены или очень опечалены.

Если вы вспомните сильное эмоциональное переживание, вы можете задаться вопросом о порядке событий, которые произошли.Конечно, вы испытали возбуждение, но возникло ли возбуждение до, после или вместе с переживанием эмоции? Психологи предложили три разные теории эмоций, различающиеся гипотетической ролью возбуждения в эмоциях (рис. 11.4, «Три теории эмоций»).

Рис. 11.4. Три теории эмоций. Теория Кэннона-Барда предполагает, что эмоции и возбуждение возникают одновременно. Теория Джеймса-Ланге предполагает, что эмоция является результатом возбуждения. Двухфакторная модель Шахтера и Сингера предполагает, что возбуждение и познание объединяются для создания эмоций.

Если ваш опыт похож на мой, когда вы размышляли о возбуждении, которое вы испытали в сильных эмоциональных ситуациях, вы, вероятно, подумали что-то вроде: «Я испугался, и мое сердце начало биться как сумасшедшее». По крайней мере, некоторые психологи согласны с этой интерпретацией. Согласно теории эмоций, предложенной Уолтером Кэнноном и Филипом Бардом, переживание эмоции (в данном случае «я боюсь») происходит наряду с переживанием возбуждения («мое сердце быстро бьется»). Согласно теории эмоций Кэннона-Барда , переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением .Таким образом, согласно этой модели эмоций, когда мы осознаем опасность, частота сердечных сокращений также увеличивается.

Хотя идея о том, что переживание эмоции происходит наряду с сопровождающим ее возбуждением, кажется интуитивно понятной для нашего повседневного опыта, психологи Уильям Джеймс и Карл Ланге имели другое представление о роли возбуждения. Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге , наше переживание эмоции является результатом возбуждения, которое мы испытываем .Этот подход предполагает, что возбуждение и эмоция не являются независимыми, а скорее эмоция зависит от возбуждения. Страх не возникает вместе с учащенным сердцебиением, а возникает из-за учащенного сердцебиения. Как выразился Уильям Джеймс: «Мы сожалеем, потому что плачем, злимся, потому что бьем, боимся, потому что дрожим» (Джеймс, 1884, с. 190). Фундаментальный аспект теории Джеймса-Ланге заключается в том, что разные модели возбуждения могут вызывать разные эмоциональные переживания.

Существуют научные данные, подтверждающие каждую из этих теорий.Работа быстрого эмоционального пути (рис. 11.4, «Медленные и быстрые эмоциональные пути») подтверждает идею о том, что возбуждение и эмоции возникают вместе. Эмоциональные цепи в лимбической системе активируются, когда испытывается эмоциональный стимул, и эти цепи быстро вызывают соответствующие физические реакции (LeDoux, 2000). Процесс происходит так быстро, что нам может казаться, будто эмоция происходит одновременно с нашим физическим возбуждением.

С другой стороны, как и предсказывает теория Джемса-Ланге, наши эмоциональные переживания слабее без возбуждения.Пациенты с травмами позвоночника, которые снижают их опыт возбуждения, также сообщают об уменьшении эмоциональных реакций (Hohmann, 1966). Существует также, по крайней мере, некоторая поддержка идеи о том, что разные эмоции вызываются разными паттернами возбуждения. У людей, которые видят полные страха лица, миндалевидное тело активируется сильнее, чем у тех, кто наблюдает сердитые или радостные лица (Whalen et al., 2001; Witvliet & Vrana, 1995), у нас красное лицо и покраснение, когда мы смущены, но не когда мы испытываем другие эмоции. (Лири, Бритт, Катлип и Темплтон, 1992), и когда мы испытываем сострадание, выделяются разные гормоны, чем когда мы испытываем другие эмоции (Оатли, Келтнер и Дженкинс, 2006).

Двухфакторная теория эмоций

В то время как теория Джемса-Ланге предполагает, что каждая эмоция имеет различный паттерн возбуждения, двухфакторная теория эмоций использует противоположный подход, утверждая, что возбуждение, которое мы испытываем, в основном одинаково для каждой эмоции и что все эмоции (включая основные эмоции) различаются только нашей когнитивной оценкой источника возбуждения. Двухфакторная теория эмоций утверждает, что переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, но что когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция .Поскольку необходимы и возбуждение, и оценка, мы можем сказать, что у эмоций есть два фактора: фактор возбуждения и когнитивный фактор (Schachter & Singer, 1962): 90 003

эмоция = возбуждение + познание

В некоторых случаях человеку, испытывающему высокий уровень возбуждения, может быть трудно точно определить, какую эмоцию он или она испытывает. То есть человек может быть уверен, что испытывает возбуждение, но значение возбуждения (когнитивный фактор) может быть менее ясным.Некоторые романтические отношения, например, имеют очень высокий уровень возбуждения, и партнеры попеременно испытывают крайние взлеты и падения в отношениях. Сегодня они безумно влюблены друг в друга, а на следующий день они в большой ссоре. В ситуациях, сопровождающихся сильным возбуждением, люди могут не знать, какие эмоции они испытывают. Например, в отношениях с высоким уровнем возбуждения партнеры могут быть не уверены, является ли эмоция, которую они испытывают, любовью, ненавистью или тем и другим одновременно. Склонность людей неправильно обозначать источник возбуждения, которое они испытывают , известна как неправильное определение возбуждения .

Рисунок 11.5 Висячий мост Капилано. Возбуждение, вызванное высотой этого моста, было ошибочно истолковано как влечение мужчинами, у которых брала интервью привлекательная женщина, когда они пересекали его.

В одном интересном полевом исследовании, проведенном Даттоном и Ароном (1974), привлекательная молодая женщина подходила к отдельным молодым мужчинам, когда они пересекали шаткую длинную подвесную дорожку, нависающую на высоте более 200 футов над рекой в ​​Британской Колумбии (рис. 11.5, «Висячий мост Капилано»). Женщина попросила каждого мужчину помочь ей заполнить анкету класса. Когда он закончил, она написала свое имя и номер телефона на листе бумаги и предложила ему позвонить, если он захочет узнать больше о проекте. Более половины мужчин, опрошенных на мосту, позже позвонили женщине. Напротив, мужчины, к которым подошла одна и та же женщина на низком прочном мосту или у которых беседовали мужчины на висячем мосту, звонили значительно реже.Идея неправильной атрибуции возбуждения может объяснить этот результат — мужчины чувствовали возбуждение с высоты моста, но ошибочно приписывали его романтическому или сексуальному влечению к женщине, что повышало вероятность того, что они позвонят ей.

Фокус исследования: неверная атрибуция возбуждения

Если вы немного подумаете о своем собственном опыте различных эмоций и рассмотрите уравнение, которое предполагает, что эмоции представлены как возбуждением, так и познанием, вы можете начать задаваться вопросом, насколько многое определяется каждым из них.То есть, знаем ли мы, какие эмоции мы испытываем, наблюдая за своими чувствами (возбуждение) или наблюдая за своими мыслями (познание)? Мостовое исследование, о котором вы только что прочитали, могло бы дать вам ответ: похоже, на мужчин больше влияло их восприятие того, как они должны чувствовать (их познание), а не то, что они на самом деле чувствовали (свое возбуждение).

Стэнли Шахтер и Джером Сингер (1962) напрямую проверили это предсказание двухфакторной теории эмоций в ходе известного эксперимента.Шахтер и Сингер считали, что когнитивная часть эмоции имеет решающее значение — фактически, они считали, что возбуждение, которое мы испытываем, можно интерпретировать как любую эмоцию, если у нас есть для нее правильное название. Таким образом, они выдвинули гипотезу, что если человек испытывает возбуждение, для которого нет немедленного объяснения, этот человек «обозначает» это состояние с точки зрения познаний, которые создаются в его или ее среде. С другой стороны, они утверждали, что людям, у которых уже есть четкая метка для своего возбуждения, не нужно искать соответствующую метку, и поэтому они не должны испытывать эмоцию.

В ходе исследования мужчинам-участникам сказали, что они будут участвовать в исследовании влияния нового препарата, называемого супроксин, на зрение. На основании этого прикрытия мужчинам сделали инъекцию нейромедиатора адреналина, препарата, который обычно вызывает у людей ощущение тремора, покраснения и учащенного дыхания. Идея заключалась в том, чтобы подарить всем участникам опыт возбуждения.

Затем, в соответствии со случайным распределением по состояниям, мужчинам сказали, что препарат заставит их чувствовать себя определенным образом.Мужчинам, находящимся в состоянии эпинефрин-информированных , рассказали правду об эффектах препарата — что они, скорее всего, испытают тремор, их руки начнут трястись, их сердца начнут колотиться, а их лица могут стать теплыми и красными. Тем не менее, участникам -неосведомленного об эпинефрине состояния сказали неправду — что их ноги будут чувствовать онемение, у них будет ощущение зуда в некоторых частях тела, и у них может быть небольшая головная боль.Идея заключалась в том, чтобы заставить некоторых мужчин думать, что возбуждение, которое они испытывали, было вызвано наркотиком ( информированное состояние ), в то время как другие не были уверены, откуда пришло возбуждение ( неинформированное состояние ).

Затем мужчин оставили наедине с сообщником, который, по их мнению, получил такой же укол. Пока они ждали начала эксперимента (который якобы был связан со зрением), сообщник вел себя дико и безумно (Шахтер и Сингер назвали это «эйфорическим» поведением).Он плевал шарики, летал на бумажных самолетиках и играл с хула-хупом. Он продолжал пытаться заставить участника присоединиться к его играм. Затем, прямо перед началом эксперимента со зрением, участников попросили указать свое текущее эмоциональное состояние по ряду шкал. Одной из эмоций, о которой их спрашивали, была эйфория.

Если вы следите за историей, вы поймете, что ожидалось: мужчины, у которых был ярлык для их возбуждения ( информированная группа ), не испытывали особых эмоций, потому что у них уже был ярлык для их возбуждения.С другой стороны, ожидалось, что мужчины из группы дезинформированных не будут уверены в источнике возбуждения. Им нужно было найти объяснение своему возбуждению, и сообщник его предоставил. Как вы можете видеть на рис. 11.6 «Результаты Шахтера и Сингера, 1962 г.» (слева), это именно то, что они нашли. Участники в дезинформированном состоянии с большей вероятностью испытывали эйфорию (измеряемую их поведенческими реакциями с сообщником), чем участники в информированном состоянии.

Затем Шахтер и Сингер провели еще одну часть исследования, используя новых участников. Все было точно так же, кроме поведения сообщника. Вместо того, чтобы впасть в эйфорию, он разозлился. Он жаловался на то, что ему приходится заполнять анкету, которую его попросили заполнить, указывая на то, что вопросы были глупыми и слишком личными. В конце концов он разорвал анкету, над которой работал, с криком: «Мне не нужно им это говорить!» Затем он схватил свои книги и выбежал из комнаты.

Как вы думаете, что произошло в этом состоянии? Ответ тот же: дезинформированные участники испытывали больше гнева (опять же, судя по их поведению в течение периода ожидания), чем информированные участники. (Рисунок 11.6, «Результаты Шахтера и Сингера, 1962 г.», правая сторона). Идея состоит в том, что, поскольку когниции являются такими сильными детерминантами эмоциональных состояний, одно и то же состояние физиологического возбуждения может быть обозначено множеством различных способов, полностью зависящих от ярлыка, даваемого социальной ситуацией.Как выразились Шахтер и Сингер: «В случае состояния физиологического возбуждения, для которого у человека нет непосредственного объяснения, он «навешивает» этому состоянию ярлык и описывает свои чувства с точки зрения доступных ему когниций» (Шахтер и Сингер, 1962, с. стр. 381).

Рисунок 11.6. Результаты Schachter and Singer, 1962. Результаты исследования Schachter and Singer (1962) подтверждают двухфакторную теорию эмоций. Участники, у которых не было четкого обозначения своего возбуждения, взяли на себя эмоции сообщника.

Поскольку предполагается, что возбуждение является постоянным для всех эмоций, двухфакторная теория также предсказывает, что эмоции могут передаваться или распространяться от одного сильно возбуждающего события к другому. Моя университетская баскетбольная команда недавно выиграла чемпионат по баскетболу, но после окончательной победы некоторые студенты устроили беспорядки на улицах возле кампуса, зажигая костры и сжигая машины. Это кажется очень странной реакцией на такой положительный результат для университета и студентов, но ее можно объяснить распространением возбуждения, вызванного счастьем, на деструктивное поведение.Принцип передачи возбуждения относится к явлению, которое возникает, когда люди, уже испытывающие возбуждение от одного события, склонны также испытывать несвязанные эмоции сильнее .

Таким образом, у каждой из трех теорий эмоций есть что-то, что подтверждает ее. С точки зрения Кэннон-Барда, эмоции и возбуждение обычно субъективно переживаются вместе, и распространение происходит очень быстро. В поддержку теории Джеймса-Ланге имеются по крайней мере некоторые доказательства того, что возбуждение необходимо для переживания эмоции и что модели возбуждения различны для разных эмоций.И в соответствии с двухфакторной моделью также есть свидетельства того, что мы можем по-разному интерпретировать одни и те же модели возбуждения в разных ситуациях.

Передача эмоций

Помимо внутреннего переживания эмоций, мы также выражаем их другим и узнаем об эмоциях других, наблюдая за ними. Этот коммуникационный процесс развивался с течением времени и является высоко адаптивным. Одним из способов, которым мы воспринимаем эмоции других, является их невербальная коммуникация , то есть коммуникация, в первую очередь симпатия или антипатия, которая не включает слов (Ambady & Weisbuch, 2010; Andersen, 2007).Невербальная коммуникация включает в себя наш тон голоса, походку, позу, прикосновения и выражение лица, и мы часто можем точно определить эмоции, которые испытывают другие люди через эти каналы. В Таблице 11.1 «Некоторые распространенные невербальные коммуникаторы» показаны некоторые важные невербальные формы поведения, которые мы используем для выражения эмоций и некоторой другой информации (в частности, симпатии или антипатии, доминирования или подчинения).

Таблица 11.1 Некоторые распространенные невербальные коммуникаторы.
Невербальный сигнал Описание Примеры
Проксемика Правила надлежащего использования личного пространства Находясь ближе к кому-то, можно выразить симпатию или доминирование.
Внешний вид кузова Выражения, основанные на изменениях нашего тела Бодибилдинг, увеличение груди, похудение, пирсинг и татуировки часто используются для того, чтобы казаться другим более привлекательными.
Положение тела и движения Выражения, основанные на том, как выглядит наше тело Более «открытое» положение тела может означать симпатию; более высокая скорость ходьбы может сообщать о доминировании.
Жесты Поведение и знаки, сделанные нашими руками или лицами Знак мира выражает симпатию; «палец» выражает неуважение.
Выражение лица Разнообразие эмоций, которые мы выражаем или пытаемся скрыть через наше лицо Улыбаясь или хмурясь, глядя или избегая взгляда на другого, можно выразить симпатию или неприязнь, а также доминирование или подчинение.
Параязык Ключи к идентификации или эмоциям, содержащиеся в наших голосах Произношение, акценты и диалекты могут использоваться для выражения идентичности и симпатии.

Как не существует универсального разговорного языка, так и универсального невербального языка. Например, в Канаде мы выражаем неуважение, показывая средний палец (палец или птицу). Но в Великобритании, Ирландии, Австралии и Новой Зеландии знак V (сделанный тыльной стороной ладони к получателю) служит той же цели.В странах, где говорят по-испански, по-португальски или по-французски, жест, в котором поднят кулак и хлопают по бицепсу, эквивалентен пальцу, а в России, Индонезии, Турции и Китае жест, в котором рука и пальцы согнуты, а большой палец засунут между средним и указательным пальцами для той же цели.

Самым важным коммуникатором эмоций является лицо. Лицо состоит из 43 различных мышц, которые позволяют ему создавать более 10 000 уникальных конфигураций и выражать самые разные эмоции.Например, счастье выражается улыбками, которые создаются двумя основными мышцами, окружающими рот и глаза, а гнев создается опущенными бровями и плотно сжатыми губами.

Лицо не только помогает нам выражать эмоции, но и помогает нам их чувствовать. Гипотеза лицевой обратной связи предполагает, что движения наших лицевых мышц могут вызывать соответствующие эмоции . Фриц Штрак и его коллеги (1988 г.) попросили участников исследования подержать ручку в зубах (имитация улыбки на лице) или между губами (аналогично хмурому взгляду), а затем попросили их оценить забавность мультфильма.Они обнаружили, что карикатуры оценивались как более забавные, когда ручку держали в положении улыбки — субъективное переживание эмоций усиливалось действием лицевых мышц.

Эти и подобные им результаты показывают, что наше поведение, в том числе выражение лица, влияет на наш аффект и находится под его влиянием. Мы можем улыбаться, потому что мы счастливы, но мы также счастливы, потому что мы улыбаемся. И мы можем стоять прямо, потому что мы горды, но мы гордимся тем, что стоим прямо (Stepper & Strack, 1993).

 

Ключевые выводы

  • Эмоции — это обычно адаптивные психические и физиологические состояния чувств, которые направляют наше внимание и определяют наше поведение.
  • Эмоциональные состояния сопровождаются возбуждением, нашим переживанием телесных реакций, создаваемых симпатическим отделом вегетативной нервной системы.
  • Мотивация – это сила, направляющая поведение. Они могут быть биологическими, такими как голод и жажда; личные, такие как мотивация достижения; или социальные, такие как мотивация принятия и принадлежности.
  • К наиболее фундаментальным эмоциям, известным как базовые эмоции, относятся гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление.
  • Когнитивная оценка также позволяет нам испытывать множество вторичных эмоций.
  • Согласно теории эмоций Кэннона-Барда, переживание эмоции сопровождается физиологическим возбуждением.
  • Согласно теории эмоций Джеймса-Ланге, наше переживание эмоции является результатом испытываемого нами возбуждения.
  • Согласно двухфакторной теории эмоций, переживание эмоции определяется интенсивностью переживаемого нами возбуждения, а когнитивная оценка ситуации определяет, какой будет эмоция.
  • Когда люди неправильно обозначают источник испытываемого ими возбуждения, мы говорим, что они неправильно приписывают свое возбуждение.
  • Мы выражаем свои эмоции другим через невербальное поведение, и мы узнаем об эмоциях других, наблюдая за ними.

Упражнения и критическое мышление

  1. Рассмотрим три теории эмоций, которые мы обсуждали, и приведем пример ситуации, в которой человек может испытывать каждый из трех предложенных паттернов возбуждения и эмоций.
  2. Опишите случай, когда вы использовали невербальное поведение, чтобы выразить свои эмоции или определить эмоции других. Какие конкретно невербальные приемы вы использовали для общения?

Авторство изображений

Рисунок 11.2: Адаптировано из книги Рассела, 1980 г. //creativecommons.org/licenses/by/2.0/deed.en).

Рисунок 11.6: Адаптировано из Schachter & Singer, 1962.

Ссылки

Амбади, Н., и Вайсбух, М. (2010). Невербальное поведение. В С. Т. Фиске, Д. Т. Гилберте и Г. Линдзи (ред.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том. 1, стр. 464–497). Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons.

Андерсен, П. (2007). Невербальное общение: формы и функции  (2-е изд.). Лонг-Гроув, Иллинойс: Waveland Press.

Дамасио, А. (2000). Ощущение того, что происходит: тело и эмоция в формировании сознания . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Mariner Books.

Дамасио, А. Р. (1994). Ошибка Декарта: эмоции, разум и человеческий мозг . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гроссет / Патнэм.

Дейкстерхейс, А., Бос, М.В., Нордгрен, Л.Ф., и ван Баарен, Р.Б. (2006). О правильном выборе: эффект размышления без внимания. Наука, 311 (5763), 1005–1007.

Даттон Д. и Арон А. (1974). Некоторые свидетельства повышенного сексуального влечения в условиях высокой тревожности. Журнал личности и социальной психологии, 30 , 510–517.

Экман, П. (1992). Существуют ли базовые эмоции? Psychological Review, 99 (3), 550–553.

Эльфенбайн, Х.А. и Амбади, Н. (2002). Об универсальности и культурной специфике распознавания эмоций: метаанализ. Психологический бюллетень, 128 , 203–23.

Фридлунд, А. Дж., Экман, П., и Остер, Х. (1987). Выражение эмоций на лице. В книге А. Зигмана и С. Фельдштейна (ред.), Невербальное поведение и общение (2-е изд., стр. 143–223). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates.

Hohmann, GW (1966). Некоторые эффекты поражения спинного мозга на переживаемые эмоциональные переживания. Психофизиология, 3 (2), 143–156.

Джеймс, В. (1884 г.). Что такое эмоция? Разум, 9 (34), 188–205.

Лири, М. Р., Бритт, Т. В., Катлип, В. Д., и Темплтон, Дж. Л. (1992). Социальное покраснение. Психологический бюллетень, 112 (3), 446–460.

Леду, Дж. Э. (2000). Цепи эмоций в мозгу. Annual Review of Neuroscience, 23 , 155–184.

Мартин, Л.Л., и Тессер, А. (2006). Расширение теории размышлений о прогрессе цели: переоценка и рост цели.В LJ Sanna & EC Chang (Eds.), Суждения во времени: взаимодействие мыслей, чувств и поведения  (стр. 145–162). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Нордгрен, Л.Ф., и Дейкстерхуис, А.П. (2009). Дьявол кроется в размышлении: слишком много размышлений снижает согласованность предпочтений. Journal of Consumer Research, 36 (1), 39–46.

Оутли, К., Келтнер, Д., и Дженкинс, Дж. М. (2006). Понимание эмоций  (2-е изд.). Молден, Массачусетс: Блэквелл.

Окснер, К. Н., Бунге, С. А., Гросс, Дж. Дж., и Габриэли, Дж. Д. Е. (2002). Переосмысление чувств: МРТ-исследование когнитивной регуляции эмоций. Journal of Cognitive Neuroscience, 14 (8), 1215–1229.

Рассел, Дж. А. (1980). Циркулярная модель аффекта. Журнал личности и социальной психологии , 39, 1161–1178.

Шахтер, С., и Сингер, Дж. (1962). Когнитивные, социальные и физиологические детерминанты эмоционального состояния. Психологический обзор, 69 , 379–399.

Степпер С. и Страк Ф. (1993). Проприоцептивные детерминанты эмоциональных и неэмоциональных чувств. Журнал личности и социальной психологии, 64 (2), 211–220.

Страк, Ф., Мартин, Л., и Степпер, С. (1988). Ингибирующие и облегчающие условия человеческой улыбки: ненавязчивая проверка гипотезы лицевой обратной связи. Журнал личности и социальной психологии, 54 (5), 768–777. дои: 10.1037/0022-3514.54.5.768

Уэлен, П.Дж., Шин, Л.М., Макинерни, С.К., Фишер, Х., Райт, К.И., и Раух, С.Л. (2001). Функциональное МРТ-исследование реакций миндалевидного тела человека на выражение лица страха по сравнению с гневом. Эмоции, 1 (1), 70–83;

Уилсон, Т. Д., и Скулер, Дж. В. (1991). Слишком много думать: самоанализ может снизить качество предпочтений и решений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (2), 181–192.

Витвлит, К.В. и Врана С.Р. (1995). Психофизиологические реакции как показатели аффективных измерений. Психофизиология, 32 (5), 436–443.

Длинные описания

Подробное описание рисунка 11.2: Вторичные эмоции

Уровень возбуждения Неприятный Приятный
Легкая
  • Несчастный
  • Грустный
  • Депрессия
  • Мрачный
  • Скучно
  • Друпи
  • Содержимое
  • Доволен
  • Непринужденно
  • Безмятежный
  • Спокойствие
  • Расслабленный
  • Сонный
  • Усталость
Интенсивный
  • Тревога
  • Боюсь
  • Злой
  • Интенсивный
  • Раздраженный
  • Разочарование
  • Проблемный
  • Удивленный
  • Возбужденный
  • Забавно
  • Счастливый
  • В восторге
  • Рад, доволен

Теории эмоций: гипотеза Джеймса-Ланге, Кэннона-Барда, двухфакторная и лицевая обратная связь — видео и стенограмма урока

Теория Кэннона-Барда

Конечно, некоторые психологи оспаривают ее.

В частности, Уолтер Кэннон (1871-1945) и Филип Бард (1898-1977) , предложили другую теорию. Их теория эмоций Кэннона-Барда предполагает, что мы испытываем эмоции одновременно с физиологическим возбуждением; или эмоция и возбуждение одновременны. Итак, согласно этому, мы краснеем и смущаемся одновременно. Имеет ли это смысл для вас?

Двухфакторная теория

Возможно, но она не может объяснить все случаи.Например, иногда одни и те же физиологические симптомы могут быть связаны с совершенно разными эмоциями. Если использовать пример учащенного сердцебиения, иногда это происходит, когда я напуган, но иногда это происходит, когда я влюблен. Так, в 1962 году еще два психолога, Стэнли Шахтер (1922-97) и Джером Сингер , предложили еще одну теорию. Они считали, что, когда мы испытываем физиологическое возбуждение, мы когнитивно обрабатываем контекст, в котором находимся, прежде чем испытаем соответствующую эмоцию.Их теорию иногда называют двухфакторной теорией эмоций . Это не потому, что двое мужчин помогли его развить, а потому, что эта теория утверждает, что переживание эмоций зависит от двух факторов: физиологического возбуждения и когнитивной обработки.

Психолог Ричард Лазарус назвал этот вид когнитивной обработки оценкой и утверждал, что мы можем быть как сознательными, так и бессознательными. Наши оценки не всегда точны. Одно известное исследование показало, что мужчины, встретившие привлекательную женщину в ситуации, вызывающей страх, с большей вероятностью испытали к ней влечение, чем мужчины, встретившие ее в ситуации, не вызывающей страха.Другими словами, мужчины в вызывающей страх ситуации могли ошибочно принять возбуждение, связанное с их страхом, за возбуждение, связанное с влечением. Вполне разумно, что такая неточность называется неправильной атрибуцией возбуждения .

Гипотеза лицевой обратной связи

Хорошо, пока мы говорили о трех теориях эмоций. Джемс и Ланге считали, что физиологическое возбуждение предшествует переживанию эмоций. Кэннон и Бард считали, что это произошло одновременно. А двухфакторная теория эмоций, которую разработали Шахтер и Сингер, утверждает, что когнитивная обработка физиологического возбуждения должна произойти до того, как мы испытаем эмоции.Ричард Лазарус отметил, что эта когнитивная оценка может происходить бессознательно, и что мы можем неправильно приписать возбуждение или неточно связать его с эмоциями.

Еще одна интересная гипотеза о физиологии и эмоциях известна как гипотеза лицевой обратной связи , которая предполагает, что движение лицевых мышц влияет на наши эмоциональные переживания. Гипотеза предполагает, что наш мозг использует обратную связь от лицевых мышц, чтобы распознавать эмоции, которые мы испытываем.

Знаете ли вы, что более 40 лицевых мышц участвуют в выражении эмоций? Эта гипотеза имеет долгую историю.В конце 19 века Чарльз Дарвин , ученый, наиболее известный своими идеями об эволюции, осознал, что проецирование наших эмоций на лицо может усилить наши переживания этих эмоций, а подавление этих проекций может ослабить эмоции.

Дарвин предполагал, что проекции лица могут изменить интенсивность уже существующих эмоций. Но как вы думаете, может ли мимическая обратная связь вообще генерировать эмоции? Переход от корреляции к причинно-следственной связи сложен.Но, по крайней мере, корреляция, кажется, существует. Например, сканирование мозга женщин, которым вводили в лицо ботокс — препарат, уменьшающий морщины за счет паралича лицевых мышц, — выявило снижение активности в областях их мозга, связанных с обработкой эмоций.

Краткое содержание урока

Хорошо. Давайте подытожим то, что вы узнали. Связь между физиологическим возбуждением или физическими проявлениями эмоции и переживанием самой этой эмоции объяснялась по-разному в разные моменты истории.

С конца 19-го века множество теорий пытались объяснить это.

  • Теория Джеймса-Ланге предполагает, что физиологическое возбуждение предшествует переживанию эмоций.
  • Теория Кэннона-Барда предполагает, что возбуждение и эмоция происходят одновременно.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.