Содержание

Курс «Суициды у детей и подростков, или Как предотвратить трагедии»

  • 31.08.2021 Макушина С. Е.

    Спасибо за курс! Было интересно!

  • 21.04.2021 Сорокина О. И.

    Спасибо большое! По данной теме много читаю, изучаю. Казалось много знаю…, но есть ещё чему учится. Много примеров, практических рекомендаций. Все в работе пригодится! Спасибо.

  • 10.06.2020 Красуля И. Л.

    Автором курса представлена актуальная информация, которая будет полезна педагогу при работе с родителями обучающихся.

  • 10.06.2020 Баталина О. И.

    Спасибо Вам за Ваш бесценный труд и истинную любовь к детям . Здоровья и долгих лет жизни. Успехов во всех начинаниях !

  • 02.06.2020 Персидская И. О.

    Огромное спасибо! Отличный материал! Непременно буду использовать в работе!

  • 06.02.2020 Пермякова О. Л.

    Спасибо Вам огромное, очень хороший материал, использую для проведения встреч с родителями и педагогами.

  • 18.01.2020 Анонимный пользователь

    Хорошо продуманный и разработанный актуальный курс.

  • 08.11.2019 Бикбова С. А.

    Курс раскрыт вполне конкретно, актуальна тема, хотелось бы побольше таких курсов, которые направлены именно на работу с подростками. Спасибо.

  • 05.10.2019 Дьякова Т. И.

    Спасибо, коллеги. Профессионально, компактно, но охвачены все стороны проблемы.

  • 30.12.2018 Зинин С. В.

    В авторском курсе «Суициды у детей и подростков, или Как предотвратить трагедии» представлен алгоритм работы по профилактике негативных явлений в ученической среде. Подробно описаны маркеры суицидальности, превентивные меры, действия учителя в острый период жизни ребенка. Хочется пожелать, чтобы в рамках предложенного курса учителей и родителей ориентировали бы (в современных условиях реализации ФГОС) на взаимодействие с психолого-медико-педагогическими комиссиями ПМПК, которые определяют своевременные адекватные условия обучения и воспитания детей. Также целесообразно не только разграничение понятий: собственно суицид и доведение до суицида, но и определение методов и приемов работы: -с обучающимися без интеллектуальных нарушений; -с обучающимися с задержкой психического развития; -с обучающимися с интеллектуальными нарушениями (умственной отсталостью) в условиях инклюзии; -с обучающимися с дефицитарным развитием (с нарушениями опорно-двигательного аппарата, зрения и слуха) в условиях инклюзии.

  • 30.11.2018 Никитина В. В.

    Спасибо автору! Очень полезная и актуальная информация. Материал изложен доступно. Обязательно буду использовать новые знания в своей работе!

  • 08.10.2018 Лобутин И. А.

    интересно)

  • 01.10.2018 Иванов Д. Н.

    Все замечательно Вам спасибо! Нам успехов! И побольше таких курсов! (6 часов — это тоже время, а оно бесценно).

  • 19.09.2018 Иванов Д. Н.

    Отличное решение! Очень нужные курсы и доступные! Спасибо организаторам!

  • 16.07.2018 Фролова А. И.

    Спасибо, после большого количества самоубийств у подростков очень нужный каждому родителю и учителю курс.

  • 06.07.2018 Борщевская Е. И.

    Благодарю за курс!! Все очень четко, по существу.

  • 28.06.2018 Колесник О. Г.

    Отличный материал, который поможет в дальнейшей работе. Спасибо большое.

  • 13.06.2018 Анонимный пользователь

    спасибо!

  • 01.04.2018 Фролова О. Н.

    Благодарю за интересную и важную информацию, которая пригодится в работе классного руководителя! Из курса почерпнула много нужного!

  • 30.03.2018 Истомина Н. Ю.

    спасибо огромное за информацию, действительно тема суициды в наше время актуальна, и является глобальной проблемой. данные знания обязательно использую на родительском собрании.

  • Депутат сообщила о росте числа попыток суицидов среди несовершеннолетних

    Количество опасного дестабилизирующего контента в Интернете растет, как увеличивается и число происшествий среди детей и подростков. На это указала первый зампред Комитета Госдумы по просвещению Яна Лантратова («Справедливая Россия — За правду») на первом заседании рабочей группы Комитета Госдумы по просвещению по вопросам детской безопасности, защиты жизни и здоровья обучающихся и педагогических работников.

    Депутаты обсудили меры создания безопасной среды для детей и подростков в Интернете, а также механизмы формирования позитивного молодежного контента в Сети. По итогам заседания представители разных фракций подготовят свои предложения по регулированию этой сферы.

    Учащаются случаи вовлечения молодых людей в противоправную, криминальную, экстремистскую деятельность, отметила Лантратова. По ее словам, дети не только вовлекаются в деструктивные молодежные движения, но и становятся жертвами преступлений.

    Обостряются  проблемы, связанные с буллингом, травлей среди обучающихся, увеличивается количество суицидальных практик. Так, Роскомнадзор в прошлом году закрыл полмиллиона групп с опасным контентом, 25 тысяч из которых были связаны с пропагандой детских суицидов и 23 тысячи — с детской порнографией. Всего, начиная с 2017 года и по сегодняшний день, Роскомнадзор закрыл 187 тысяч сайтов с детской порнографией.

    Кроме того, за последние три года от действий сексуального характера в России пострадали  27 тысяч детей. «Мы видим также рост преступлений, связанных с оборотом детской порнографии — за пять лет на 2,7%. Также актуальной социальной проблемой являются суициды среди детей и подростков», — сказала Лантратова.

    Читайте также:

    • Толстой призвал наполнять Интернет позитивным контентом для детей • В Общественной палате насчитали 21 угрозу для детей в Интернете

    По информации Совета безопасности, за первые полгода 2021 года выявлено 3064 попытки самоубийств и суицидов среди несовершеннолетних. Это на 43 процента больше, чем в 2020 году, — тогда их было 2146. Среди причин смертности подростков самоубийство занимает третье место сразу после тяжелых травм и неизлечимых врожденных болезней.

    По данным официальной статистики ВОЗ, каждый год в стране самоубийством завершают жизнь 200 детей и 1,5 тысячи подростков.

    Самоубийства подростков — как предотвратить?

    Проблема молодежного суицида стала сегодня крайне актуальной. По статистике, каждый год 3000 молодых людей в России уходит из жизни по своей воле.

    В чем причина самоубийств среди подростков и молодежи? Как предотвратить суицид? Об этом ответственный редактор портала «Православие и Мир» Виктор Судариков беседует с православным врачом-психотерапевтом Сергеем Анатольевичем Белорусовым.

    Самоубийство молодых, только начинающих жить людей – это желание избавиться от страдания, это желание привлечь внимание к своим проблемам, чувствам, мыслям, или это все-таки всегда результат физического или душевного нездоровья?

    — Я думаю, что самоубийства, которые являются результатом болезни, следствием биохимических изменений в коре головного мозга, когда человек уже не осознает своих действий – по сути, самоубийствами не являются, это особенный феномен. Это проблема медицинская, проблема врачей, которые вовремя не углядели болезнь, не успели помочь. Мы ведь знаем, что душевнобольных самоубийц Православная Церковь отпевает и хоронит по тому же чину, что и всех христиан.

    Совсем иное дело — суицид, предпринятый при опознавании реальности такой, какая она есть. Здесь другая клиника, другая тематика, другое содержание. Если говорить о молодежи, то существует еще одна очень важная причина, которая не была упомянута вами. Для молодого человека во многом, а для ребенка – так почти всегда — суицид воспринимается не как уход, а как вход во что-то, как разновидность некоего путешествия за грань сознания.

    У молодого человека обычно недостаточна сцепка с реальностью, отсутствует здравый смысл, здравое ощущение бытия. И для него грань между фантазией, сказкой и реальностью – хрупка и очень преходяща. Для ребенка всё как бы понарошку: «Я закрою глаза —  меня нет», «Я пойду удавлюсь – взрослый что-нибудь сделает. Да, я знаю, это плохо, я просто пошалю». И для многих совсем молодых, в силу недостатка простого жизненного опыта и несклонности к рефлексии, то есть самоосознанию, суицид является либо шалостью, либо приключением. Ведь глубинные человеческие вопросы «Кто я? Откуда я? Зачем я?» мало кто задает себе в 10 лет. Но вот ответы на эти вопросы в 16-17 лет уже могут привести к суициду, и тут мы уже переходим к тем причинам, которые перечислили вы.

     

    Фото: Imagebank

    В психологии все мотивации принято делить на две большие группы. Все, что мы совершаем в мире, мы делаем по двум механизмам: либо от чего-то, либо для чего-то. Таким образом, и суицид может быть сделан либо от чего-то, чтобы что-то прекратить, скажем, прекратить ситуацию невыносимых страданий; а может быть сделан для чего-то – например, чтобы посмотреть, что там за гробом – раз; пытаться доказать, как инженер Кириллов романе «Бесы», что человек свободен – два, наконец, возможность взять и уйти без всяких оправданий, без всяких причин – просто потому, что так захотелось, ни перед кем ни расшаркиваясь. То есть, суицид может быть эмоциональным, может быть мировоззренческим, а может быть просто как «ловля кайфа».

     

    — По последней статистике, у примерно 30% молодых людей были суицидальные мысли. Можно ли сказать, что мы наблюдаем битву за человеческую душу, которая может быть выиграна, если человек преодолевает суицидальные мысли, и проиграна, если он им поддается, что происходит, если в его жизни нет духовного наполнения, если человек лишен каких-либо знаний о Боге или сам закрыл свою жизнь от Бога?

     Несомненно. Но я бы усложнил этот вопрос. Что есть суицидальные мысли, и всегда ли это плохо? Если под суицидальными мыслями понимать вопрос «А не прекратить ли мне эту мучительную маетную, суетную, полную неудобств жизнь?» и всякий раз давать на него позитивный ответ и выбирать жизнь – то это есть признак духовного роста и духовного бодрствования. Поэтому само по себе возникновения суицидальных мыслей для меня как психолога, психиатра, психотерапевта не является признаком патологии, а скорее признаком высоких духовных задатков в человеке. А способность всякий раз отвечать «Да» на вопрос «стоит ли мне жить?» — отвечать убедительно, позитивно, творчески, является для меня вообще поводом любоваться таким человеком. Потому что не задаваться вопросом – это удел автомата; удел человека – думать и сомневаться.

    Но излишняя фиксация на этом вопросе действительно вредна: силы зла и соблазна, силы Князя мира сего могут, конечно, на этом паразитировать и развиваться, приводить к навязчивому кругу сомнений, и тогда, если человеку нечего противопоставить, он оказывается духовно незащищенным, и может произойти беда. Духовно незащищенным он может оказаться просто даже не будучи информированным о том, много ли сейчас таких, как он.

    По «Добротолюбию» насчитывается восемь основных страстей. Сейчас мы, зная термины психотерапии, делаем усилия осмыслить их по совпадению с основными типами личностного устройства, типами патохарактерологии. Каждая из страстей: чревоугодие, гнев, сребролюбие и т.д. — доведенная до своего конца, приводит к самодеструкции, к разрушению человека. И человек, не вооруженный хотя бы элементарными знаниями о внутренней борьбе, о внутренней духовной брани, конечно, абсолютно уязвим и легко может попасться на обманку: «исчезло солнышко – и это уже призыв к тому, чтобы и меня не было».
    Мы еще не рассмотрели тот факт, что суицид является коммуникацией. Ведь суицид может быть своего рода сообщением, привлечением внимания, потому что в современном обществе культ эгоизма, культ успешности, культ состоятельности, культ крутизны: тебя надо замечать, только тогда ты молод, красив, силен, богат, успешен. И общество дальтонично относительно того, кто выпадает из ценностей успеха. И тогда до человека докричаться возможно, только обратив на себя внимание, сказав, «а надо ли мне жить?». И на это надо обратить внимание.

    Первая функция суицидальных мыслей – это, конечно, SOS: «Ребята, мне плохо. Ребята, я хочу отсоединиться от вас. Вы как живущие находите в этом смысл, и вам в своей компании хорошо. А мне – плохо, потому что вы не берете меня в свою компанию, вы меня отвергаете. Мне совсем уйти или вы меня все-таки примете?»

    — В каждом человеке заложен сильнейший механизм самосохранения, человек  всегда стремится сберечь свою жизнь. Если этот механизм оказывается преодолен, то нет ли в этом какого- то элемента болезненности? И если находится некая внутренняя сила, позволяющая преодолеть самосохранение– не значит ли это, что внутри что-то серьезно нарушено есть внутренняя болезнь, некая червоточина, пусть даже человек и не является сумасшедшим и невменяемым?

    — Давайте поясним: когда мы говорим «человек» и употребляем по отношению к нему слово «механизм», пусть даже механизм самосохранения, это является некой редукцией богоподобия человеческого существа к биологической особи. Инстинкт самосохранения заложен в биологическую особь, животную часть человека. Мы же наполовину телесные, наполовину духовные. И я скажу, что люди, как правило, телесные и менее духовные меньше подвержены суицидальной угрозе.

    Суицид – это дело чисто человеческое. До сих пор среди этологов (1), среди социологов обсуждается вопрос: есть ли суицид в природе или он является прерогативой человеческого существования? И некоторые ученые утверждают, что вообще способность совершить суицид есть только у человека именно в силу того, что он не биологичен, его поведение не детерминировано стремлением сохранить себя как особь, он может принести себя в жертву своим взглядам, какими бы порочными они ни были.
    Поэтому, может быть, я скажу ужасную вещь, но суицид говорит о нашей человеческой природе, и чем более человек потенциально духовно одарен, тем более он склонен и к возможности этого. Заурядности и простые люди «от земли» не помышляют об этом – они пьют пиво, они купаются, они загорают, они наслаждаются. А к суициду ведет осознание себя не животным, а человеком.

    Дальше сложнее: осознание себя человеком вступает в конфликт с возрастной, страстной или патологической неготовностью к принятию на себя бремени быть человеком, ответственности быть человеком, ответственности как благодарности. Не зря еще со времен Ветхого завета первая заповедь: «возлюби Бога». У аборигена, который впервые открыл Ветхий завет, возникает вопрос «почему, за что благодарить?». И если задаться этим вопросом, на него приходит только один вариант ответа: «За то, что ты есть». Он есть – и ты есть. Вот факт своего бытия, принятый с благодарностью, является фундаментальным условием плодотворного бытия человека, благодарного бытия человека, бытия человека вообще. Быть человеком – здоровым человеком, психологически, душевно и духовно – означает иметь в себе благодарность и выражать её согласно заповедям, чтя Бога, который обусловил твое бытие. Быть здоровым – это быть благодарным только за одно – за то, что ты существуешь, дышишь, за то, что ты есть. Не за то, что ты богат, красив, умен, много денег – а просто за факт бытия. И вот когда что-то ломается в человеке и им овладевает какая-то страсть (я имею в виду страсть в святоотеческом понимании, как искажение духовно-нравственного строя всей личности), то это и приводит к самоубийству. Итак, природа суицида не биологична, а духовна, поэтому она достойна рассмотрения именно с духовных позиций.

    — Можно ли утверждать, что суицид бывает«заразен»? Ведь обычно суициды, казалось бы, не вызваны явным влиянием извне. А с другой стороны, есть Интернет-сайты с описанием способов самоубийства, есть готы с кладбищенским культом…

    — Такой сложный вопрос я парирую контрвопросом: наркомания заразна? Игромания заразна? Вроде бы нет, а с другой стороны – да. Ведь человек – существо по природе общественное и по природе идентифицирует себя со средой. Когда мы говорим о молодежи, становление человека осуществляется двумя стратегиями – противопоставлением себя чему-то (как правило, старшему поколению, устаревшим ценностям) и идентификация себя с чем-то, что неприемлемо для взрослого окружения. И вот он попадает в среду, которая позиционирует себя в качестве протеста как не дорожащая жизнью: «Если для вас, стариков, жизнь есть высшая ценность, то для нас она никакая не ценность». И за право принадлежать этой среде он расплачивается своей склонностью к тому, чтобы следовать идеологии данной среды. Если в данной среде суицид рассматривается с интересом, с одобрением, с сочувствием, с состраданием – то, естественно, порог сопротивления суициду будет значительно снижен. Вот влияние среды, в которую попадает человек. По сути, это уже социальный и культурный вопрос.

    — Да, молодые люди подвержены влиянию среды. Но ведь молодость – еще и время планов, радости, время, когда вся жизнь впереди…

    — Во второй половине XX века, то есть с тех времен, когда появилась молодежная субкультура, стал появляться культ юности. Отец Александр Шмеман  в своих дневниках пишет, что время 70-х – 80х годов в современной ему Америке характеризовалось культом молодежи, что лучшим временем считалось  время принципиальной незрелости, полной безответственности, житья исходя из собственных драйвов. Юность это самая золотая пора, молодежь — привилегированный класс, а те, молодость которых уже позади, должны смотреть на молодых с восхищением или стремиться как-то удержать свою молодость. Этот культ юности с девизом «Живи сейчас, а не размазывай все по жизни», провозглашенным, как мне помнится, певицей Дженис Джоплин — совершенно нездоровое, я бы даже сказал антихристианское, антитрадиционное явление последнего времени.

    Во всех традиционных обществах почитается зрелость, мудрость – пусть даже юная мудрость, но мудрость как ответственность, как возможность отвечать за свои поступки, а не говорить «А вот я сделал это, потому что это Я, и все». А культ молодости связан с приверженностью к экстриму, легкости, бездумности. Обычно, это абсолютная безответственность, окрашенная драматическим пылом. Все эти «эмо» и «готы» – если довести их идеологию до конца, мы, по сути дела, придем к восхвалению суицида. Скажем, если для зрелого человека возможность контроля над эмоциями является неотъемлемой чертой, то эмо приветствуют открытость своих эмоций, у них отсутствие контроля над эмоциями, распространенное в бесконечность, приводит как раз к тому, что «если мне так плохо, то что мне делать  в этом ужасном-ужасном мире? Пойду-ка я отсюда, привет-привет, друзья». Готический культ с его тематикой сам за себя говорит. Поэтому субкультура с превозношением молодого возраста является питательной средой для суицида —  это еще отцом Александром Шмеманом замечено.

    — Литература по психологии свидетельствует о том, что суицид редко бывает совсем спонтанным, так или иначе, человека посещают мысли о самоубийстве, и некоторые намеки о своем состоянии он сделать может. Вопрос в том, как распознать эти намеки, как их увидеть, пока не произошло страшное?

    — Не надо пользоваться телескопом, очками – достаточно просто открыть глаза. Суицидент довольно четко озвучивает свое намерение хоть кому-то, хоть одной личности. Обычно если об этом говорится , то говорится довольно определенно. И тут важно понять, что это – ведь это может быть просто кокетство, просто попытка привлечь внимание – как у того мальчишки, который кричал «Волки! Волки!» просто потому, что ему стало скучно.

    Поэтому тут скорее вопрос, как отличить истинный и игривый момент. Но даже игривый момент все равно плох и недопустим. Поэтому одна из задач профилактики суицидов – их деромантизация и внедрение в общественной морали мнения того, что это позорно и безобразно. Есть известная техника лечения суицида, когда описывается результат: «Да, милочка, а ты представь себе, как под тобою лужа мочи и кала растечется». Какая девчонка будет после этого вешаться? «Представь себе, как неаппетитно ты будешь выглядеть кучкой костей с волосами на тротуаре после падения с 14-го этажа! Тебя будет противно соскребать». Иногда именно намеренное возвращение человека к неэстетичности, разоблачение эстетики суицида очень хорошо действует!

    — Согласно статистике, подросткам в большей части случаев самоубийство совершить не удается. Наглотавшись таблеток или порезав вены, они прибегают к врачу (либо им вызывают «скорую помощь»), и их успевают спасти. Значит, сила самосохранения пересиливает суицидальные намерения?

    — А я сомневаюсь, что в таких случаях вообще были намерения совершить суицид. Даже в моей практике есть люди, которые говорят, что наложат на себя руки, потом они глотают таблетки или наносят себе глубокие порезы или демонстративно высовываются в окно, но на самом деле не имеют намерения уйти из жизни, это просто игра на публику. Это скорее сопоставимо с часто проявляющимися сейчас практиками нанесения шрамов, татуировок, всяких проколов и пирсинга. По сути дела, это самодеструкция, идущая от примитивных культур. Надо понимать, что хотя в обществе это почему-то считается приемлемым, по сути, это глубоко чуждо христианству, а тем более православию, не одобряющему никакую деструкцию, в том числе стигматы. Православие – это религия целостности, здоровья.

    Кроме того, еще существует суицид исследователя, суицид от скуки. Суицид сродни игромании, когда человеку нужен азарт. И он свойственен не столько молодым, сколько инфантильным.

    — Очень важный момент — осознание состояния ребенка, вообще каждого родного нам человека. Если мы поняли, что у кого-то из наших близких есть внутреннее неблагополучие, то как определить, есть ли риск суицида? Можно ли это распознать, даже если человек об этом ничего не говорит? Могут ли какие-то признаки в поведении насторожить?

    — Тут придется поделиться уже профессиональным знанием. Иногда ко мне приходит пациент, которого я спрашиваю, что беспокоит, а он отвечает: «Да так себе, вроде общее настроение не то…». Начинаешь спрашивать, оказывается — все как у всех, вроде даже все благополучно. А потом он приходит снова – и опять примерно с теми же словами. Такая потребность быть услышанным, при этом не говоря ничего, является одним из показателей того, что у человека действительно серьезные, а не демонстративные суицидальные намерения. В данном случае, не стоит от него отмахиваться, говорить, что он зануда, пустобрех или склонен занимать твое время.

    Запомним — несоответствие между стремлением человека что-то выразить и минимумом информации, который он готов сообщить, является серьезным поводом насторожиться.

    — Если ситуация развивается дальше и имеет вид некоего шантажа: «Если ты…, то я тогда…», как отличить: это кокетство и желание пошантажировать или это настоящая беда и надо идти к врачу, к психологу? Либо можно просто сказать: «Все это глупость, не бери в голову, иди, занимайся своими делами»?

    — Реально может насторожить детализация намерений, когда человек начинает подыскивать способ, а не просто говорить: «Я уйду, меня не будет». Когда он стал выбирать технологию, когда включилось уже программа поиска конкретного варианта ухода из жизни – это уже серьезный сигнал. Если человек говорит о веревке, забирается на 14 – 18 этажи зданий. Потому что редко бывает, чтобы такие действия совершались просто так. Когда есть такие предварительные сигналы, то необходимо немедленно принимать меры.

    — А если такого еще не произошло? Вот реальная история: старшеклассник шантажировал мать, требовал одно, другое, и говорил, что иначе повесится. Выпросил компьютер. Когда потребовал подключить компьютер к интернету, мать отказалась, сказав что не в состоянии этого сделать сама и предложила решить этот вопрос с отчимом. Когда она через 15 минут вышла из ванной, то увидела, что ребенок повесился в дверном проеме своей комнаты. Какая здесь была сделана ошибка? Или это совершенно непредсказуемо?

    — Тут дело совершенно не в ребенке, здесь речь идет о диагнозе для всей семьи. В большинстве здоровых семей такое произойти вообще не может. Видимо, мать в своих отношениях с ушедшим отцом или с отчимом дала понять, что существуют такие способы достижения своей цели, как насилие и шантаж. Потому что ребенок обычно сам до этого не додумывается, а если он додумывается на ранних стадиях (3–4 года), то скорее пробует сначала ударить маму, ущипнуть, и только потом начнет соображать, что ей будет еще больнее, если он что-то сделает с собой. И если все это принималось, если в семью вошла возможность достижения целей путем насилия — физического, эмоционального или угрозы насилия — тогда уже запустилась программа, что это разрешено, это работает,   это допустимо…

    — Очень частое явление, когда молодому человеку, только вступающему в жизнь, ничего не интересно, у него постоянное депрессивное состояние, которое может сопровождаться эпатажем, а может быть просто унылым прозябанием, приводящим к пьянству, наркотикам и, может быть, суициду. Что делать родным? Стараться показать, что можно быть благодарным, что можно радоваться?

    — Если человек тебе действительно небезразличен: ты его родитель, или ты его брат, или ты с ним в одном приходе, то прежде всего следует начинать с того, чтобы идентифицироваться с ним, не «приподнимать» для начала его до себя, а побыть вместе с ним. Христос, прежде чем воскреснуть, спустился во ад. И для того, чтобы помочь кому-то реально, нужно спуститься в его страдания, и только оттуда начинать восхождение. Поэтому, для начала, человек, который хочет помочь такому депрессивному, унылому, угрюмому, не интересующемуся ничем человеку, должен разделить с ним его угрюмость, причем реально – побыть с ним, поскучать с ним…

    Если ты реально хочешь помочь человеку, ты побудь вместе с ним в его персональном аду и почувствуй, что он там видит, и тогда вместе с ним поищи какие-то просветы, что могло бы тебя и его заинтересовать. Пусть это будет для начала что-то простое, не являющееся высокой духовной ценностью, но с этим уже дальше можно работать, человек перестает быть глухим.

    — Вопрос-то в том, что подросток или молодой человек с одной стороны, хочет что-то сказать, а с другой – очень часто отгораживается от людей, не идет на контакт, который бы позволил кому-то оказаться с ними рядом…Он окружает себя некой сферой, держит расстояние.

    — Конечно. Это беда, беда взрослых, это беда нас, родителей, что порой своими назиданиями мы уже воспитали аллергию на себя, что в нас они видят только «регуляторов» жизни, только «предписывателей», «указателей» и «рекомендателей» – и это в лучшем случае, а в худшем – просто безразличных чужих людей. Никогда не вредит с человеком посидеть сорок минут в одиночестве вместо того, чтобы сходить в кино. Побыть вдвоем в тишине и помолчать оказывается жутко сложно! Ни у кого из нас не находится времени побыть со своим ребенком, когда он ничего не делает. Мы стараемся его быстро чем-то занять и говорим: «Ну-ка сделай это, я в твои годы был вот таким, а ты вот, посмотри, какой» — то есть, мы начинаем предлагать некие заменители внутренней работы, которые для него неубедительны. Потому что учить и выводить из таких состояний, по сути, имеет право тот, кто их сам испытал и нашел выход. Если родители этого делать не умеют – это беда родителей.

    Если же родители уже испортили отношения до той степени, что они не являются для ребенка дорогими, милыми, не дают базовой теплоты, фундаментального неравнодушия – тогда этим приходится заниматься друзьям. Дай Бог, чтобы они оказались настоящими друзьями, а не стали бы взаимно обмениваться отрицательными впечатлениями: «Тебе плохо? О, а мне еще хуже! (и в ответ еще больше эпатажа и драматизма)». И между друзьями начинается игра – кто кого переплюнет в гадливом отношении к жизни.

    — Передо мной текст, написанной 18-летней девушкой из культурной семьи в своем Интернет-дневнике. Начиная со слов о хорошей летней погоде, девушка перечисляет массу собственных проблем от «я могу встать и упасть в обморок» и «я кричу по ночам» до «у меня чудовищные проблемы с общением вне сети» и «я никого не люблю», причем сдабривая все это изрядным числом нецензурных слов. Впечатление чудовищное. Можно ли сказать, что делать, как предотвратить сползание человека в группу риска?

    — Да, по такому тексту мы можем кое-что сказать об этом человеке. Прежде всего, он находится в ситуации страдания, которая является для него неразрешимой; при этом он намеренно растравляет свои раны, усугубляет свои страдания, привнося в жизнь постоянное переживание контраста: «вот лето, чудесно, замечательно, а у меня всё плохо». Причем человек принципиально не ищет выхода. Здесь нет и намека: «а может быть, мне что-то сделать?», «А может быть, мне что-то изменить?» То есть, нет никакого конструктива, кроме одного: озвучивания всего этого. Такая позиция свидетельствует о том, что человека не слышат, что ему одиноко, что он ищет помощи.

    И поэтому для начала человека надо услышать, надо установить контакт с ним в его поле: дать ему понять, что его message достиг цели. Поэтому, приди ко мне этот человек на личный прием с таким же набором жалоб и с такой же лексикой, я бы сказал: «Понятно, чего ты не хочешь, девочка. Я не понял, что ты хочешь?»

    И если убрать её с пути «как все плохо» на линию «чего я могу хотеть?», «куда идти?» и помочь избавиться от физических проблем с бессонницей, то все окажется не так уж плохо.

    Далее, надо постараться дать понять, что хотя в жизни очень много гадости, но в жизни есть и место радости, есть условие, при котором ты скажешь «спасибо» жизни, судьбе, промыслу, Богу, родителям – одним словом, благодарность тому, что ты есть, что ты родилась. Надо сделать так, чтобы она прониклась тем, что для чего-то нужно и это лето, и она, и институт, и здоровье…

    И с другой стороны – человеку надо помочь хоть что-то захотеть. То есть от «Пошли вы все на фиг, мне плохо!» перейти к «А что сделать, чтобы было хорошо?». И тогда уже можно начинать выправлять ценности человека, думать, к чему можно стремиться.

    Множество проблем растворится само собой, когда человек будет что-то делать, как мы говорили, не от чего-то, а для чего-то. И вот тогда мы поможем этой девчонке и вытащим ее.

    — К сожалению, сейчас очень типична ситуация, когда родители и подросшие дети начинают жить в разных мирах, соприкасаются лишь за столом, в каких-то домашних делах и не более. В остальном же, ребенок живет совершенно своей жизнью. Каковы здесь самые типичные ошибки, совершаемые родителями?

    — Тут абсолютно четко работает евангельская истина: смерть вообще и суицид в частности побеждается только одним – любовью, именно родительской любовью. И беда в том, что нас не учат или мы сами не знаем, не прислушиваемся к тому, как правильно любить детей. Потому что любить можно совершенно по-разному.

    Любить можно удушающе и капризно: у меня есть сорокалетние пациентки, которые каждый час должны отзваниваться маме, где они находятся, потому что мама чуть что угрожает: «Дочка, я так волнуюсь, что у меня разорвется сердце, если ты мне не позвонишь и не будешь дома ровно через 43 минуты после того, как закончится твой рабочий день». Это злоупотребление, это насилие, это гадкий двойник подлинной родительской любви.

    Другое искажение – замена сопричастности баловством, т.е. «возьми все, что хочешь, а только душевно от нас отстань. Дай нам пожить для себя, мы живем хорошо, а ты делай вид, что ты счастлив. Что тебе нужно для этого? Приставку игровую? Ладно, подожди, к Новому году купим, учись пока хорошо». И вместо любви получается торговля и полная духовная глухота.

    Итак, самое плохое, что мы можем сделать – это начать предписывать и указывать либо откупаться, будучи на деле разделенными и равнодушными.

    По сути дела, все мы должны учиться любви, потому что любящий не совершает самоубийства и не умирает. И не надо напоминать про Ромео и Джульетту.

    — Мы рассмотрели разные этапы духовной брани, приводящей к самоубийству. Что делать, если мы уже знаем, что родной нам человек замыслил самоубийство, что он сейчас где-то находится один и в любой момент может покончить с собой, но мы сможем с ним связаться, скажем, по телефону. Что мы ему скажем?

    — Если бы близкий мне человек по каким-то причинам – из-за болезни или из-за отчаяния – находился в таком состоянии, я бы удержал его словами «Я хочу быть с тобой. Подожди меня». Здесь требуется снять первичный порыв, нужно выиграть время, для того, чтобы человек пришел в себя. И второе – я уверен, что человек, который может опереться на чью-то любовь, который действительно знает сладость любви — такой, какая она есть — любви как принятия, как неравнодушия, как знания, что кому-то будет очень больно, если он уйдет из жизни — он не переступит через любовь, не уйдет.

    На одном Интернет-форуме была история, когда суицид начался буквально в прямом эфире. Каждый говорил свое: «Где ты?» или «Не делай этого!» или даже «А слабо ли тебе сделать это?», но никто не сказал «Мы вместе», никто не попытался солидаризоваться с ним и не сказал «Я тебя люблю». И человек никому не поверил и ушел.

    Любое наше психологическое намерение должно быть сформулировано позитивно. Вместо «Не делай этого» надо было говорить «Сделай что-то другое», нацелить человека на действие – иди, спроси, или иди, накорми бабушку, иди, что-то другое сделай, что действительно нужно. Потом вернешься, если тебе это так надо. А мы говорим: «Ой, постой, остановись, только не это, только не делай…» И это «не» работает хуже, чем если бы мы нашли любую, пусть даже самую странную, альтернативу.

    — В любом случае задача близких – вывести человека из этого состояния отчаяния в состояние действия?

    — Да, но только не в виде указаний: «Учись! Зарабатывай деньги! Делай карьеру! Добивайся успеха!», а виде сопричастности. Любая сопричастность человеку имеет в основе любовь. Для себя понятие любви я формулирую очень просто – это радость за бытие другого человека. Если ты счастлив, что этот человек есть на свете – значит, ты его любишь, и нужно для начала порадоваться тому, что этот человек есть и передать ему эту радость.

    В Петербурге отмечен резкий рост самоубийств среди подростков

    О пугающем росте случаев самоубийств и попыток покончить с собой рассказала уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Анна Митянина.

    Если за 2019 год, по данным Главного следственного управления, суицид совершили три ребенка, то за девять месяцев 2020 года – десять детей.

    Более, того, за четвертый квартал прошлого года число оконченных детских самоубийств достигло 16 случаев. Самый большой процент суицидов совершают дети в 16-летнем возрасте, и почти всегда им на помощь в организации самоубийства приходит Интернет. 

    Попыток самоубийства среди петербургских подростков зафиксировано тоже немало. В 2019 году их было зарегистрировано 127, и уже 120 выявлено за девять месяцев 2020 года. 

    Анна Митянина добавила, что на детский телефон доверия в центре восстановительного лечения «Детская психиатрия имени С.С. Мнухина» за год было принято более 300 звонков от детей по вопросам суицида. Помимо роста числа обращений специалисты обращают внимание и на увеличение числа очных приемов детей с суицидальными намерениями или уже после попытки совершения самоубийства. 

    При этом большая часть детей – из благополучных семей, они учатся в школе, занимаются в кружках и секциях. 

    «Суицид – это добровольное лишение себя жизни. Что должно твориться в голове у ребенка, чтобы в таком раннем возрасте уже быть разочарованным в жизни и не видеть в ней смысла? – задается вопросом Анна Митянина. – Анализ ситуации позволяет мне сделать вывод о том, что ребенок либо находится в такой среде, либо поставлен в такие условия, которые конкретно для него являются невыносимыми. В той степени, что единственным выходом из ситуации он видит суицид». 

    Детский омбудсмен также назвала самые частые причины, по которым петербургские подростки задумываются о самоубийстве. На первом месте находятся острый конфликт с родителями и сложности в семье, далее – школьные проблемы и перегрузка в учебе, конфликты со сверстниками, острая психотравма, пережитая ребенком, и неразделенная любовь. По мнению специалистов, тяжелые психиатрические заболевания находятся на последнем месте среди причин суицидов подростков. 

    Анна Митянина напомнила, что 2021 год не успел начаться, а в Петербурге уже зафиксировано несколько случаев попыток детей покончить с собой.

    Одним из таких омбудсмен занималась лично – речь идет об ученике одной из школ Приморского района, который выпрыгнул в окно четвертого этажа. 

    «Он был фанатом манги «Тетрадь смерти», состоял в соответствующей группе и даже демонстрировал свое желание совершить героический поступок и умереть, – поделилась Анна Митянина. – Я не буду оценивать, почему никому из взрослых не пришло в голову как-то отреагировать на эти посылы, почему это не вызывало тревогу со стороны взрослых людей, но даже педагоги не отреагировали на поведение ребенка». 

    Заместитель начальника Управления организации деятельности участковых уполномоченных полиции и подразделений по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Татьяна Семенова сообщила, что правоохранительные органы активно ведут работу по борьбе с этой печальной статистикой, организуют профилактические рейды, однако этого недостаточно. 

    «Надежная профилактика суицидов несовершеннолетних, как правило, формируется в семье. И наличие доверительных отношений, контроль за поведением ребенка, за изменением его состояния будет надежным показателем профилактики суицидального поведения», – пояснила она, призывая родителей обращать больше внимания на своих детей.

    Суицидальное поведение у детей и подростков: факторы риска и причины

    К нашему величайшему сожалению самоубийство детей и подростков не редкость в нашем обществе, особенно в последние годы. Хотя этот феномен последнее время стал почти повсеместным, все же каждый случай суицида, а также суицидального поведения является индивидуальным, у каждого ребенка свои мотивы, свои факторы. И факторы эти можно разделить следующим образом:

    1. Социально-демографические факторы. К ним мы можем отнести такие как пол, возраст, место жительства, семейные факторы ( в том числе потеря одного из родителей , развод родителей, постоянная конфликтно-деструктивная атмосфера в семье, семейная история суицидов, социально-экономическая ситуация).
    2. Для людей склонных к депрессии это могут быть такие факторы, как время года, время суток, изменения в атмосфере и т.д.
    3. Очень важными факторами могут являться медицинские факторы суицидального риска. Это острые и хронические соматические заболевания, неизлечимые тяжелые болезни, как рак, СПИД, психологическая неустойчивость (гнев, раздражительность, обидчивость), органические и психические патологии, эмоциональные расстройства, депрессия и особенно алкоголизм, наркомания. Исследователями также выявлено генетическая предрасположенность к суициду, т.е. есть такой фактор риска как семейная предрасположенность.
    4. Чрезвычайно важным фактором является и влияние подростковой субкультуры. Например, после сообщения в СМИ в 1999 году о самоубийстве лидера молодежной группы «Иванушки интернешнл» Игоря Сорина, несколько девочек-подростков последовали примеру своего кумира.

    Ученый А.Е. Личко в своем труде, опубликованном в 1978 году, отмечает следующие причины суицида среди подростков:

    • потеря любимого человека;
    • состояние переутомления;
    • уязвленное чувство собственного достоинства;
    • разрушение защитных механизмов личности в результате употребления алкоголя, психотропных средств и наркотиков;
    • различные формы страха, гнева и печали по разным поводам.

    Существует давний миф о том, что «говорящие о самоубийстве никогда его не совершают». Как доказала практика это не только ложное, но и опасное утверждение.

    Вначале угроза самоубийства является как бы криком о помощи, о спасении от одиночества или безвыходного положения. И если не найдется ни одного заинтересованного человека, действительно желающего помочь отчаявшемуся подростку, он может реально осуществить свою угрозу.

    Говоря о суициде детей и подростков нельзя не затронуть так называемые «Группы смерти», которые появились в социальных сетях и в последнее время являются настоящей угрозой обществу, призывая детей и подростков к самоубийству, внушая им мысли о бессмысленности жизни, о своей собственной никчемности, недостойности. Романтизируя смерть и призывая к самоубийству, они фактически являются виртуальными террористами, которые доводят подростков до самоубийства. «Группы смерти» — это новая угроза для молодежи, с ещё несформировавшимся здравым смыслом.

    В «группах смерти» в соц.сетях культивируется смерть, депрессивное состояние, суицидальные наклонности. А такие жизненные ценности, как жизнь, семья, друзья, образование, карьера критикуются, высмеиваются и обесцениваются. Дети, привлечённые необычными заявлениями, высказываниями вступают в эти группы и начинают получать различные задания, которые по мере выполнения становятся все более изощрёнными. По каждому выполненному заданию дети представляют фотоотчет своему куратору. Например, подросток должен причинить себе боль разными способами: он должен порезать себя ножом, стеклом, лезвием, иглой, листом бумаги и другими режущими предметами. Затем он должен вырезать на своем теле красивые фигуры. Он также получает такие задания как забраться на высоту (например, на высотный дом) и смотреть по долгу вниз, завязывать удавку на шее, удерживать очень долго дыхание под водой, подходить очень близко к железнодорожным путям, к проезжающему поезду или автомобилю. Постепенно психика ребенка разрушается и он готов к выполнению задания о самоубийстве.

    Символом этих групп становятся кит или бабочка, и подросток часто рисует их, где только возможно, в том числе и вырезает на своем теле. Кит представляется детям как мудрое и величественное животное, которое бесконечно одиноко, и не вынося терзающей душу грусти, выбрасывается на берег, совершая тем самым самоубийство. А бабочка красива и свободна, но у нее очень короткая жизнь – всего один день.

    Реальные признаки для родителей, по которым они могут узнать, что ребенок попал в группу смерти: 

    1. Подросток постоянно использует телефон, планшет, ноутбук или компьютер для общения с кем-то в соц.сетях.
    2. Подросток меньше общается с другими детьми, становится замкнутым.
    3. Подросток больше времени, чем ранее, начинает проводить время в одиночестве, отказываясь идти гулять или общаться с семьей, пытается оставаться наедине с собой.
    4. Подросток рисует на своем теле китов и бабочек, на школьной доске, да и где только можно.
    5. Подросток причиняет себе боль различными предметами (ножом, стеклом, лезвием, иглой, листом бумаги, прижигает себя тлеющей сигаретой), наносит самоповреждения, в том числе вырезая на теле красивые предметы ( в основном бабочек и китов).
    6. Подросток интересуется способами лишения себя жизни «присматривается» к ним. К этим способам можно отнести, поднятие на высоту и созерцание подолгу вниз, завязывание и затягивание удавки на шее, удерживание дыхания под водой, близкое нахождение около железнодорожных и автотранспортных путей.
    7. Подросток постоянно хочет спать, становится пассивным, безучастным.
    8. Подросток постоянно ест или, наоборот, отказывается от еды.

    «Группы смерти» — это настоящие секты, заманивающие подростков в свою секту, а затем удерживающие их шантажом и угрозами. Конечно, существует мнение, что это просто группа подростков, желающих взволновать родителей, получить внимание. В любом случае этот опасный феномен существует и очень важно оградить, уберечь наших детей и подростков от его опасного влияния.

    Во-первых, нужно доверительно побеседовать с ребенком, прояснить эту проблему, рассказать о ловушках, при помощи которых кураторы этих групп заманивают человека, а потом удерживают при помощи шантажа и угроз. Ознакомить ребенка с серьезными последствиями деятельности этих групп, их обманом.

    Родителям нужно относиться к ребенку с особым вниманием, любовью, интересом. Нелишним будет следить, за тем, что происходит в социальных сетях ребенка и смотреть нет, ли у него на теле порезов, но все это делать ненавязчиво, глубоко уважая личность ребенка, доверительно. Ни в коем случае нельзя игнорировать и обесценивать слова ребенка, когда он вам что-то рассказывает, слушать его внимательно, с участием. Иначе вы оттолкнете от себя ребенка, и он пойдет со своими проблемами к другим людям, иногда очень опасным. То, что нам кажется ерундой, для подростка может быть вопросом жизни и смерти, например, неразделенная любовь, отверженность сверстниками. Не нужно бояться говорить на опасные темы. Создание запрещенных тем, наоборот, вызывает интерес, в том числе и тема суицида.

    Нужно развенчать миф о романтичности смерти. Важно поговорить с ребенком о том, что ничего романтичного в суициде нет. Смерть безвозвратна, за ней нет никаких синих китов, красивых бабочек и волшебных миров, что это всё обман. Откровенный разговор с подростком о том, как смерть и самоубийство выглядят на самом деле, станет важным шагом на пути возвращения ребенка из облака грёз.

    Информацию подготовил врач-психиатр Р.Р. Баторшин

    Страна самоубийц. Казахстан по-прежнему в лидерах по числу суицидов среди населения

    Мужчины более склонны к суициду?

    Как сообщили на прошедшей недавно пресс-конференции, посвященной Всемирному дню предотвращения самоубийств, который ежегодно отмечают 10 сентября, Казахстан всегда был в числе печальных мировых рекордсменов по количеству суицидов среди молодежи. Согласно опубликованному в 2014 году отчету Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), наша страна входит в группу стран, где самоубийство является лидирующей причиной смерти от неестественных причин среди подростков и молодежи. Только за четыре месяца 2021 года 53 подростка в РК совершили суицид, что на 15 процентов больше, чем за аналогичный период 2020 года.

    В 2019 году 3805 казахстанцев покончили жизнь самоубийством. Это на 263 случая больше, чем годом ранее. А что же было в 2018 году? За тот год жизнь самоубийством покончили 3542 казахстанца (если верить статистике, это ниже, чем в 2017-м — тогда было 3644 случая). Примечательно, что мужчин среди них во все годы было больше. К примеру, в этом году 659 из тех, кто убил себя сам, — представители мужского пола. Большинству из этих мужчин было от 35 лет до 44 (141). Большинству женщин, совершивших суицид, было от 45 до 54 лет (31 случай). Большинство тех, кто совершил самоубийство в прошлом году, были мужчинами (589 человек).

    В том же 2018 году от суицида погибли 2804 представителя сильной половины и 695 женщин. А попыток самоубийств было зафиксировано еще больше — 4234, из которых 2198 совершили мужчины, а 1994 — женщины.

    Что касается детей, то в январе 2018 года с собой покончили 12 несовершеннолетних казахстанцев, а еще 28 совершили попытки. В январе 2018 года, например, было зафиксировано 10 совершенных суицидов и 16 попыток. Среди несовершеннолетних, кстати, мальчики также чаще совершают суициды. А попытки суицида девочки наоборот предпринимают чаще: из 28 человек в январе 2018 года были 24 девочки и четыре мальчика.

    В 2016 году отмечалось снижение количества подростковых суицидов по сравнению с показателями 2013 года на 48,7 процента. По данным комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры, в 2016 году в республике зарегистрировано 175 случаев завершенного суицида среди несовершеннолетних, а в 2013-м — 341. Возможно, это связано с тем, что внедрение мероприятий по профилактике самоубийств среди несовершеннолетних при поддержке Детского фонда ЮНИСЕФ по существу началось только в 2014 году.

    Что касается взрослого населения, то если во всей республике в 2012 году было зарегистрировано 2979 фактов суицида, то в 2013-м — уже 3213. В 2014 году произошло снижение до 2908, но в 2015 году количество самоубийств вновь пошло вверх — 3713, а в 2016-м достигло показателя 3913.

    Как и при каких обстоятельствах?

    Как говорится в отчете комитета по правовой статистике и специальным учетам, с января по март 2021 года суицид совершили 834 казахстанца. Другой вопрос — каким образом были совершены эти действия? А главное, почему и в каком состоянии наши соотечественники идут на этот шаг?

    Согласно опубликованным данным, 625 казахстанцев наложили на себя руки, находясь в трезвом состоянии, в состоянии алкогольного опьянения — 178, находясь в ином болезненном состоянии психики — 30, в токсиманическом опьянении — двое граждан.

    В качестве причин, предшествовавших суициду, комитет по правовой статистике указывает, что 29 человек решились на отчаянный шаг по причине одиночества, из-за тяжелого материального положения (банкротство, долги) — тоже 29 человек. Свести счеты с жизнью из-за неблагополучных жилищных условий решились пять человек, изза конфликтных отношений с родственниками — пятеро, из-за конфликтных отношений с супругом — трое, по причине разрыва семейных отношений (развод) — семеро. Тяжелые соматические заболевания стали причиной для 15 человек. Утрата, смерть близкого человека толкнула к суициду троих. Из-за утраты социального статуса (престижа) покончил с собой один человек. Страх наказания, позор стал своеобразным триггером для одного человека. Причины смерти еще 253 человек не установлены. За вариантом под названием «другое» числятся 511 человек.

    Говоря о способах, с помощью которых казахстанцы простились с жизнью, то 639 человек убили себя путем повешения, с применением огнестрельного оружия — пятеро, с применением колюще-режущих предметов — 52, с применением транспорта — один, в результате падения с высоты погибли 35 человек, один человек покончил с собой путем самосожжения, трое предпочли утонуть, 48 человек отравились. Из них в результате пищевого отравления погибли 20 человек, из-за отравления лекарственными препаратами — 18, угарным газом — трое, ядохимикатами — пятеро, НПП (нестероидные противовоспалительные препараты — группа лекарственных средств, обладающих обезболивающим, жаропонижающим и противовоспалительным эффектами) — двое, 50 человек предпочли иные способы совершения суицида.

    Если рассматривать места совершения суицида, то 57 человек покончили с жизнью на улице, 465 — в жилом помещении, по месту работы — 16, в лечебном учреждении — шестеро, по месту службы — один, в подвале — девять, 280 человек расстались с жизнью в других местах.

    Национальная трагедия

    Чтобы иметь представление о том, насколько глобальна проблема суицидов в Казахстане, приведем статистические данные других государств за прошлый год.

    К примеру, низкий уровень суицида характерен для стран, исповедующих ислам (Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт, Бахрейн), а также стран Южной Европы (Италия, Испания, Греция).

    Средний уровень самоубийств в западных капиталистических стран (США, страны Бенилюкса, Франция).

    Высокий уровень самоубийств наблюдается в странах Восточной Европы (Россия, Украина, Беларусь, страны Балтии, скандинавские страны (кроме Норвегии), а также в центрально-европейских странах (Германия, Швейцария, Австрия).

    Если говорить о количественном соотношении уровня самоубийств, скажем, на 100 тысяч человек, то, к примеру, в Литве на эту численность приходится 31,9 человека, учитывая погрешность. В Российской Федерации — 31,0. По официальным статистическим данным от Росстата, в России в прошедшем году зафиксировано 16 983 случая суицида, что на 100 000 населения составляет 11,6 человека, но остаются большие сомнения в достоверности этой информации, так как смертность в рамках статистической погрешности не может уменьшаться с аномальной скоростью по отношению к 2000 году.

    Третье место в печальном рейтинге по уровню самоубийств в 2020 году заняла Гайана — 29,2 на 100 тысяч человек. Четвертое место — Южная Корея (26,9). Беларусь расположилась на пятом месте — 26,2, в Суринам — 22, в Казахстане — 22,5, в Украине — 22,4, в Лесото — 21,2, в Латвии — 21,2.Как видно из этого рейтинга, в нем преобладают бывшие советские республики и бывшие колонии в Южной Америке, а также лидер Африки по ВИЧ-заболеваемости и в порядке исключения — вполне успешная Корейская Республика. Каждый год в этой стране, по данным Korea Times, кончают жизни самоубийством более 15 тысяч корейцев, то есть каждый день в среднем 43 человека… И эти печальные показатели увеличиваются. Только за 10 лет уровень самоубийств здесь вырос в два раза.

    Несомненно, причина всех этих трагичных показателей не лежит на поверхности. За очарованием ярких огней, энергичной корейской поп-музыки и вездесущих технологий кроются факторы, способствующие суицидальным настроениям.

    Как призналась однажды журналистам жительница Сеула, если у вас есть деньги, Южная Корея — прекрасное место. Но не в обратном случае. В Корее только и говорят, что о конкуренции: в школе, университете, на работе. Но это только верхушка айсберга. Если копнуть глубже, то можно увидеть общество, которое строит мнение о человеке только по внешним данным.

    Стоит пояснить, Корея занимает первое место по количеству сделанных пластических операций, с каждым годом их численность растет. По подсчетам за 2019 год, в Корее было сделано 774 тысячи пластических операций. Но, нужно понимать, не каждый человек обладает такими финансами, чтобы позволить себе подобную процедуру, поэтому многим корейцам до конца жизни приходится выслушивать сообщения об их «не совсем примечательной внешности».

    При этом в Корее деньги играют настолько важную роль в жизни людей, что в корейских школах детей разделяют не по классам А, Б, В, как, например, в Казахстане, а по зарплате их родителей. Здесь начинается борьба за выживание, которую корейцы называют «Ад Чосон». Деньги — это статус. Нет денег — нет репутации, без которой школьные годы лишены радости и приятных воспоминаний.

    Помимо этого с ранних лет корейцев приучают к строгой дисциплине и отказу от личных интересов. Они вынуждены учиться по 15 часов каждый день с утра до поздней ночи. Единственная цель — это успешная сдача экзаменов. Высокий балл ведет к поступлению в рейтинговый вуз, такой как Ёнсе, Корё, Сеульский национальный университет, а после успешного окончания вуза единственной целью становится карьера. Что может стать с человеком в Корее, который провалил экзамены и лишился своей единственной цели? Не каждый кореец может с этим смириться, особенно когда поступают насмешки со стороны сверстников.

    При этом часто решают покончить жизнь самоубийством не только молодые. Из-за огромной конкуренции молодежь все меньше уделяет внимание родителям, за которыми нужен уход. Старики, жертвуя собой, снимают «обузу» с молодых.

    К сожалению, таких случаев в Корее много, и их число неуклонно растет. Правительство принимает меры, создавая специальные подразделения, проводящие мониторинг интернета и блокирующие сайты, распространяющие нежелательные материалы. Но насколько они эффективны, это вопрос.

    Такова обратная сторона успеха в обществе одной из самых развитых стран мира, которая обеспокоена только своим экономическим развитием. Когда люди начинают забывать, что материальные ценности не гарантируют человеческого счастья. В обществе бесконечной конкуренции не могут возникнуть условия, в которых ценилась бы сама жизнь, и жизнь обесценивается. По сути, подобные причины суицида свойственны не только Корее. Во многих странах, в том числе в Казахстане, люди идут на отчаянный шаг по причине того, что точно так же чувствуют себя несостоявшимися, одинокими, находящимися в тяжелом материальном положении. Так случается, когда материальные блага и общественный статус ценят выше собственной жизни.

    Работа по профилактике и пресечению суицидов среди подростков будет усилена

    4 Мая 2017 Комиссия по делам несовершеннолетних 4 мая в здании Администрации состоялось расширенное заседание комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав г.о. Серпухов под председательством заместителя Главы администрации Андрея Севрюгина. Участие в заседании приняли члены комиссии и директора образовательных учреждений города.

    На повестке дня первым был рассмотрен вопрос на тему: «Профилактика суицидов несовершеннолетних, выявление и пресечение участия подростков в «группах смерти»». Согласно статистике, только за прошедший год на территории Московской области совершено 58 суицидов, из которых 28 случаев окончены смертельным исходом. Девушки и юноши в качестве способа самоубийства выбирают отравление лекарственными средствами, падение с высоты, используя многоэтажные многоквартирные дома, а также нанесение резаных ран. Одним из факторов суицидального риска является наличие пропагандирующих самоубийство ресурсов в сети Интернет и коммуникативных сетях. Общение в виртуальном пространстве является обезличенным и допускает большую свободу выражения воззрений, в том числе девальвирующих ценность человеческой жизни. Эти своеобразные идеи легко усваиваются подростками в силу личностной незрелости.

    Председатель Комитета по образованию Любовь Владимирова выступила с докладом о результатах работы за 2016-2017 год по профилактике суицидального поведения несовершеннолетних. Работа в муниципальной системе образования ведется 11 педагогами-психологами, и 21 социальным педагогом, а также психологами досугового центра «Юность». В рамках работы с учащимися проводились внеклассные часы, «дни профилактики», тренинги и профилактические занятия. Всего в работе был охвачен 4391 учащийся из 7,8,9,10,11 классов. С родителями учеников также проведены классные часы и общешкольные родительские собрания, разработаны методические материалы и рекомендации, проведены индивидуальные консультации, организованы встречи с представителями Серпуховского благочиния.

    И.о. начальника ОУУП и ПНД МУ МВД России «Серпуховское» Юрий Степанов отметил, что во многом успех и действенность работы органов и учреждений системы профилактики зависит от совместной работы с родителями подростков, которые первыми могут заметить изменения в поведении своих детей.

    Также на повестке дня был рассмотрен вопрос «О состоянии воспитательной работы по предупреждению безнадзорности и правонарушений в общеобразовательной школе №16».
    Заместитель начальника отдела по делам несовершеннолетних и защите их прав Елена Никита сообщила о ходе изучения воспитательной работы в школе №16. Под руководством директора школы №16 Елены Кудряшовой на сегодняшний день обучается более 600 несовершеннолетних, с 2015-2020 гг. школа работает по адаптированной рабочей программе курса внеурочной деятельности «Духовно-нравственное воспитание» и тесно взаимодействует с Серпуховским благочинием. Совместно с социальными педагогами проводятся классные часы и профилактические беседы, при участии инспекторов КДН проводятся индивидуальные беседы с учащимися, состоящими на внутришкольном учете.

    По результатам рассмотрения вопросов вынесено постановление, которое направлено в органы и учреждения системы профилактики для исполнения. Работа комиссии будет продолжаться.


    Возврат к списку

    Количество просмотров: 1283

    Является ли пандемия причиной роста числа попыток самоубийства среди детей? : выстрелов

    Внезапный всплеск самоубийств среди учащихся школьного округа округа Кларк заставил чиновников округа Лас-Вегас задуматься о том, могло ли давление, вызванное пандемией коронавируса, быть частью того, что привело к росту. Джо Баглевич для NPR скрыть заголовок

    переключить заголовок Джо Баглевич для NPR

    Внезапный всплеск самоубийств среди учащихся школьного округа округа Кларк заставил чиновников округа Лас-Вегас задуматься о том, могло ли давление, вызванное пандемией коронавируса, быть частью того, что привело к увеличению числа самоубийств.

    Джо Баглевич для NPR

    Чтобы узнать, как помочь детям из групп риска, прочитайте Часть 2 этой статьи .

    Если вы или кто-то из ваших знакомых может подумывать о самоубийстве, позвоните по номеру Национальной линии помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-8255 (на испанском языке: 1-888-628-9454; глухие и слабослышащие : , наберите 711, затем 1-800-273-8255 ) или Crisis Text Line , отправив текстовое сообщение HOME на номер 741741.

    Энтони Орр почти закончил свою курсовую работу в старшей школе, когда 17 марта 2020 года губернатор штата Невада приказал закрыть второстепенные предприятия по всему штату. — говорит его мать, Памела Орр. Но все, что он получил, это «мини-церемония [выпускной]», на которой шла лишь горстка студентов в масках и на расстоянии друг от друга.

    «Это максимум, что мы могли сделать из-за COVID», — говорит она.

    Энтони окончил школу с отличием, как и планировал, в белой мантии, кепке и кушаке с отличием, — говорит Памела. Но он решил не идти в колледж.

    «Сейчас… все в сети, и вы просто теряете весь опыт колледжа», — говорит она.

    Вместо этого он устроился работать на стройку. Его родители думали, что у него все хорошо. «Он показался нам счастливым, — говорит Памела. «Он казался счастливым».

    Но в августе прошлого года Энтони покончил жизнь самоубийством.

    Пока Памела и ее муж Марк пытаются смириться со своей потерей, его школьный округ в Лас-Вегасе пытается справиться с тревожной статистикой, частью которой является его смерть.

    Он был одним из 19 студентов, покончивших жизнь самоубийством в округе после закрытия школы в марте прошлого года. Тринадцать из этих смертей произошли с июля.

    «Ощущение срочности», — говорит Хесус Хара, руководитель школьного округа округа Кларк.— Вы знаете, у нас проблема.

    Самоубийство представляет собой комплексное явление, включающее слои факторов риска, в том числе биологических и экологических. И трудно узнать точные факторы, причастные к смерти этих 19 студентов.

    Но внезапный рост числа смертей заставил чиновников школьного округа обеспокоиться тем, что пандемия коронавируса могла сыграть свою роль. И педагоги, и поставщики психиатрических услуг в других частях Соединенных Штатов обеспокоены тем же.

    В последние месяцы многие дети с суицидальными наклонностями поступают в отделения неотложной помощи больниц, и все больше детей нуждаются в стационарном лечении после серьезных суицидальных попыток.

    «По всей стране мы слышим о росте числа серьезных суицидальных попыток и суицидальных смертей», — говорит доктор Сьюзан Даффи, профессор педиатрии и неотложной медицины в Университете Брауна.

    По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, в период с апреля по октябрь 2020 года в отделениях неотложной помощи больниц увеличилась доля общего числа посещений детей по поводу психического здоровья.

    Общенациональных данных о самоубийствах в 2020 году пока нет, и исследователям еще предстоит четко связать недавние самоубийства с пандемией.Тем не менее, на местах растет беспокойство.

    NPR поговорил с поставщиками медицинских услуг в больницах семи штатов по всей стране, и все они сообщили об аналогичной тенденции: в их больницы поступает больше детей с суицидальными наклонностями — в худшем психическом состоянии.

    «Дети, которых мы наблюдаем сейчас в отделении неотложной помощи, действительно находятся на стадии, возможно, даже того, что пытались или пытались, или у них есть подробный план», — говорит доктор Вера Фойер, директор детской неотложной психиатрии в Детском медицинском центре Коэна. Northwell Health в Нью-Йорке.«И мы принимаем в больницу больше детей, чем обычно, из-за того, насколько они нездоровы».

    Она заметила небольшое увеличение количества попыток 10-11-летних, но большинство детей, которых она видит, — подростки.

    В других местах также наблюдается рост показателей 2020 года по сравнению с 2019 годом.

    Число детей с попытками самоубийства, поступивших в отделение неотложной помощи детской больницы UCSF Benioff Children’s Hospital Oakland в Калифорнии, осенью 2020 года удвоилось по сравнению с осенью 2019 года, говорит Марисоль Крус Ромеро, психолог и координатор поведенческая бригада экстренного реагирования больницы.

    В детской больнице Райли в Индианаполисе число детей и подростков, госпитализированных после попыток самоубийства, выросло с 67 в 2019 году до 108 в 2020 году. А в октябре 2020 года это число увеличилось на 250% по сравнению с октябрем прошлого года, говорит Хиллари Блейк. , детский психолог в больнице.

    Психиатры и другие врачи, работающие с детьми, говорят, что пандемия создала для детей настоящий шторм стрессоров, увеличивая риск самоубийства для многих. Это усугубило продолжающийся кризис психического здоровья детей — уровень самоубийств среди детей и молодежи уже почти десятилетие растет.

    Проблемы, вызванные пандемией, по их словам, лишь подчеркивают недостатки системы защиты психического здоровья детей и указывают на острую потребность в новых решениях.

    «Истории, которые мы ежедневно слышим в отделении неотложной помощи, действительно говорят нам об уровне трудностей, слоях травм и реальных проблемах, с которыми сталкиваются семьи», — говорит Фойер.

    Самоубийство можно предотвратить, и члены семьи могут сыграть свою роль в сохранении здоровья детей.Чтобы узнать, как помочь детям из групп риска, звоните по номеру и читайте часть 2 этой статьи .

    Потеря критической личной поддержки

    Многие молодые люди, такие как Энтони Орр, не имеют диагноза или известного анамнеза психического заболевания, когда они начинают бороться с мыслями о самоубийстве.

    Но дети, которые сейчас наиболее уязвимы, по словам Даффи, — это дети с сопутствующими физическими или психическими заболеваниями, потому что пандемия нарушила личные услуги, на которые они полагались в сообществах и в школе.

    «У них проблемы с настроением, трудности с обучением, социализацией или медицинские проблемы», — говорит Фойер. «И теперь у вас есть другие слои трудностей вдобавок к этому. Это дети, которых мы видим в настоящие безнадежные моменты».

    До пандемии многие из этих детей «относительно стабильно жили в сообществе с амбулаторными ресурсами», — говорит Даффи.

    Например, Даффи недавно видела 13-летнего подростка в отделении неотложной помощи, у которого были скрытая тревога и депрессия. Услуги на дому и в школе, на которые она полагалась, были приостановлены.

    Как помочь: следите за предупреждающими знаками

    Отставание в школе может быть тревожным признаком того, что ребенку действительно тяжело, говорит психиатр Ричард Мартини. Другие признаки включают внезапные изменения настроения и повышенное употребление наркотиков.Если вы видите это у своего ребенка, проверьте и спросите, как вы можете помочь. Дополнительные предупреждающие знаки и способы помочь см. во второй части этой статьи.

    Без этой поддержки ее психическое здоровье ухудшилось, и она начала отставать в школе, говорит Даффи. Девушка обратилась к членовредительству и в итоге попыталась покончить жизнь самоубийством.

    «Это ее [старшая] сестра-подросток нашла ее в ванной и позвонила их матери, которой пришлось уйти с работы», — говорит Даффи.

    Фойер вспоминает, как прошлой осенью видел 14-летнего подростка, который начал бороться в школе после того, как у него возникла проблема со здоровьем, которая не была должным образом диагностирована из-за задержек в лечении, связанных с пандемией. По ее словам, он испытывал постоянную боль и не мог сосредоточиться на школьных занятиях.

    Вдобавок ко всему, пандемия лишила его доступа к спорту, «который был его миром и жизнью», — говорит Фейер. «А потом он смотрит на вас и говорит: «Какой смысл? Чего мне ждать? Скажи мне, на что мне надеяться?» »

    Выпадение из поля зрения

    Еще один уровень риска прямо сейчас заключается в том, что виртуальное обучение значительно усложнило учителям и школьным консультантам выявление и помощь ученикам, испытывающим трудности.

    Коллин Нили — вожатая в средней школе Шэдоу-Ридж в Лас-Вегасе. Нили потеряла одну из своих любимых учениц в результате самоубийства в мае прошлого года, всего за две недели до выпуска. Джо Баглевич для NPR скрыть заголовок

    переключить заголовок Джо Баглевич для NPR

    Коллин Нили — вожатая в средней школе Шэдоу-Ридж в Лас-Вегасе.Нили потеряла одну из своих любимых учениц в результате самоубийства в мае прошлого года, всего за две недели до выпуска.

    Джо Баглевич для NPR

    Когда в марте прошлого года Невада закрылась и школьный округ округа Кларк перешел на виртуальное обучение, Коллин Нили, консультант средней школы Shadow Ridge на окраине Лас-Вегаса, изо всех сил старалась оставаться на связи со своими учениками по электронной почте.

    Но это было не так просто, как вместе ходить в школу, говорит она.

    «Есть просто дополнительные барьеры», — говорит Нили. «Мы там не просто мимоходом, иначе они не могут пойти к своему учителю и сказать: «Эй, я хочу увидеть своего консультанта». Они не могут зайти на обед. Им приходится прикладывать усилия, отправляя электронное письмо или нажимая на компьютер, чтобы записаться на прием».

    В мае начальник Нили позвонил ей и сообщил, что один из ее любимых учеников умер.

    «Он был умным… застенчивым ребенком, — говорит Нили. «Очень добрый, вежливый и уважительный.»

    Она привыкла видеть его каждый день, так как он заходил к ней в офис, чтобы отметиться. Она говорит, что какое-то время он был бездомным, и у него тоже были некоторые эмоциональные проблемы. В конце концов школа нашла ему семью, с которой он мог жить.

    И он действительно хорошо учился, когда школа перешла на виртуальное обучение, — говорит Нили. Так что он был в действительно хорошем месте», — говорит она.

    Она была опустошена, узнав, что он покончил с собой.

    Как помочь: Слушайте спокойно, без осуждения . Если ребенок признается, что у него эмоциональный кризис, дайте ему возможность поделиться своими чувствами. Детям и подросткам, испытывающим трудности, нужно, чтобы их родители говорили им, «что их чувства обоснованы и что эта борьба реальна», — говорит доктор Вера Фойер, детский психиатр из Нью-Йорка. Дополнительные советы, как помочь молодому человеку, который испытывает трудности, см. в части 2 этой истории.

    «Я только что отправила ему электронное письмо, в котором рассказала, как горжусь им, — говорит Нили. «И что он был почти готов. И вот-вот должна была начаться следующая фаза его жизни».

    Нили не знает точных обстоятельств, приведших к его смерти. Но она знала, что он был в опасности из-за своих прошлых проблем. И она задается вопросом, мог ли кто-нибудь помочь ему, если бы пандемия не перевернула все с ног на голову.

    «Часть меня всегда будет задаваться вопросом, если бы мы были в здании — и если бы он мог просто увидеть другого взрослого, его друзей, возможно, поговорить со мной — если бы все было по-другому.»

    Социальная изоляция

    Потеря личного общения в школе сама по себе является большим фактором риска.

    «Подавляющее большинство моих пациентов хотят вернуться в школу, скучают по социальным контактам, скучают по жизни «Я имею в виду, что у этих детей действительно есть отдельная жизнь в школе, которая важна для них». Американская академия педиатрии призывает школьные округа стремиться к безопасному возвращению учащихся в классы.

    «Для этих детей существует уровень социальной изоляции… которого они раньше не испытывали», — добавляет Мартини.

    Эта изоляция связана не только с закрытием школ, но и с тем, что пандемия ограничила социальную жизнь людей. И это имеет большое значение, особенно для детей в сообществах, где большое значение имеют расширенные семейные связи, например, там, где работает Ромеро из Оклендской детской больницы Калифорнийского университета в Сан-Франциско.

    «Многие из наших пациентов, у которых действительно есть проблемы с психическим здоровьем, действительно зависят от расширенной семьи, которая может их поддержать», — говорит она.«И это было действительно сложно в последнее время».

    И социальная изоляция является «одним из самых высоких факторов риска» самоубийства, говорит она.

    Новые виды домашнего стресса

    В условиях пандемии домашняя обстановка для многих детей стала нестабильной, говорит Мартини, указывая на потерю работы и дохода как на основные факторы стресса.

    Особенно уязвимы дети из семей, наиболее пострадавших от пандемии среди цветных сообществ.

    «Либо у них был вирус, либо они потеряли людей из-за вируса, либо они пострадали, потому что они меньшинство и их сообщество… [потерпел] потери больше потерь», — говорит Фойер.

    Доктор Уоррен Нг, детский психиатр в Медицинском центре Колумбийского университета, говорит, что один из его пациентов, мальчик, сказал ему, что хочет умереть после того, как увидел, как умирает его отец. от COVID-19.

    Ромеро также вспоминает суицидальных детей, которых она недавно видела, которые потеряли членов семьи из-за вируса или у которых родители в настоящее время больны и госпитализированы. дети, которые потеряли связь с близкими людьми, дети, которые столкнулись с серьезными проблемами в школе», — говорит Мартини.«Все эти переживания довольно травматичны».

    Как помочь: Сосредоточьтесь на причинах для надежды

    Когда ребенок чувствует себя подавленным или подавленным, ему трудно увидеть что-то кроме своего текущего состояния ума. В такие моменты выслушайте, подбодрите и напомните им об их сильных сторонах и потенциале, говорят эксперты по предотвращению самоубийств. Чтобы узнать больше о том, как помочь ребенку, который испытывает трудности, см. Часть 2 этой истории.

    Ребенок, столкнувшийся с этими слоями трудностей, может легко начать чувствовать себя подавленным, говорит он.

    «Они также могут оказаться в таком положении, когда им кажется, что они не могут ни с кем поговорить, даже со своими родителями», — говорит он. «И по мере того, как количество решений для этой ситуации сокращается, они могут начать думать, что я лучше умру, чем разберусь с этим».

    Особенно, когда столько неопределенности вокруг окончания пандемии.

    «Я думаю, что сочетание этих вещей довольно пугает многих из нашей молодежи», — говорит доктор.Насу Малас, психиатр и педиатр из Мичиганского университета. — Я имею в виду, это дети, верно?

    Самоубийство можно предотвратить, и члены семьи могут сыграть свою роль в сохранении здоровья детей. Чтобы узнать, как помочь детям из групп риска, звоните по номеру и читайте часть 2 этой статьи .

    Думая о профилактике

    В округе Кларк школьный округ пытается решить, что он может сделать, чтобы предотвратить больше самоубийств. В июле прошлого года он начал использовать программное обеспечение, которое предупреждает персонал, когда выявляет учащихся из группы риска, отслеживая их онлайн-активность.Затем сотрудники связываются с родителями и предлагают поддержку.

    «Мы пытаемся найти детей, которые просто «тихие крикуны», — говорит Хесус Хара, окружной суперинтендант.

    После резкого всплеска самоубийств среди учащихся официальные лица школьного округа округа Кларк провели серию слушаний и ищут способы вернуть наиболее уязвимых учащихся для личной поддержки. Джо Баглевич для NPR скрыть заголовок

    переключить заголовок Джо Баглевич для NPR

    После резкого всплеска самоубийств среди учащихся официальные лица школьного округа округа Кларк провели серию слушаний и ищут способы вернуть наиболее уязвимых учащихся для личной поддержки.

    Джо Баглевич для NPR

    В октябре округ провел серию слушаний с родителями и другими заинтересованными сторонами, чтобы попытаться понять, что происходит с психическим здоровьем учащихся и как помочь. Судя по полученным отзывам, некоторые дети возвращаются в очную школу в небольших группах для академической, социальной и эмоциональной поддержки.

    Спустя почти шесть месяцев после смерти их сына Марк и Памела Орр все еще пытаются справиться со своей травмой и горем.

    «Сон неуловим, — говорит Памела. «В любое время может быть тяжело. Я имею в виду, что я могу быть в продуктовом магазине, и я вижу его любимые хлопья для завтрака, и мне просто нужно прекратить то, что я делаю, и просто уйти, потому что все, что угодно может стать спусковым крючком. для глубокой печали».

    Чтобы справиться с этим, она и ее муж каждый день отправляются на длительные прогулки. Они также впервые обращаются к терапевту и разговаривают с другими родителями молодых людей, которые покончили жизнь самоубийством. И в процессе они обнаруживают, что задают вопросы о самоубийстве и психическом здоровье, которые никогда раньше не задавали.

    Например, почему в школах и на работе не говорят более открыто о психическом здоровье и самоубийствах?

    «На работе у нас есть все эти инструменты — каски, перчатки и очки», чтобы безопасно работать с электричеством, — говорит Марк, бригадир бригады NV Energy. «У нас нет ничего для психического здоровья… Об этом не говорят. Все закрывают на это глаза, потому что это табу, это противно».

    Он также задается вопросом, почему в школах не проводятся проверки психического здоровья учащихся. «Знаете, они получают чеки за состояние здоровья», — говорит он.«Страховка оплачивает проверку состояния здоровья. Но нет ни психического [здоровья], ни эмоционального скрининга».

    Кризис, но также и возможность

    Рост проблем с психическим здоровьем среди детей должен побудить страну улучшить свою систему охраны психического здоровья, утверждает доктор Дженнифер Хейвенс, детский и подростковый психиатр из Нью-Йоркского университета.

    «Кризис — это часто возможность», — говорит она.

    Для начала США должны обеспечить регулярные проверки психического здоровья детей с раннего возраста и их семей, говорит она: «Это должно быть лишь частью того, что мы делаем, чтобы поддерживать здоровье людей.»

    Больницы и поставщики услуг по охране психического здоровья уже обязаны проводить скрининг депрессии у подростков, говорит она; школы также должны проводить эти скрининги.

    находятся на ранних стадиях, прежде чем они действительно заболеют, и помогите им, — говорит Хейвенс. — Вам не нужно ждать, пока дети попытаются покончить с собой». признаки проблем, говорит Мартини.

    Решения есть не только в школах. Нам также необходимо улучшить доступ к службам охраны психического здоровья для детей, — говорит Мартини.

    «Существует невероятное отставание в получении услуг по охране психического здоровья детей», — говорит он. «Если бы у меня были все деньги в мире, я думаю, что действительно инвестировал бы в широкий спектр услуг для подростков и детей».

    Эти услуги включают программы дневного лечения, менее интенсивные, чем в стационарных отделениях, и позволяющие диагностировать проблемы ребенка.Он также расширит доступ к телепсихиатрии и создаст больше программ, которые отправляют работников психиатрической помощи в дома людей.

    Но самым большим препятствием на пути реализации всего этого является отсутствие паритета в страховом покрытии психического и физического здоровья, говорит Хейвенс.

    «Существует множество эффективных профилактических мер, — говорит она. «Но из-за того, как устроена система [психиатрической помощи], мы не можем получать за это деньги».

    В конечном счете, страна должна инвестировать в психическое здоровье детей, добавляет она.Но «волшебной палочки здесь нет», — говорит она. «Нам нужна надежная система [психического здоровья]… и страховые компании должны за это платить».

    Подростковые самоубийства на подъеме. Так что я разговаривал с подростками, которые пытались покончить жизнь самоубийством.

    Я никогда не забуду, как впервые позаботился о подростке, совершившем попытку самоубийства.

    Молодой человек, которого я назову Зак, вернулся из колледжа на зимние каникулы. Я был студентом-медиком, заканчивавшим клиническую ротацию в психиатрии.Он сказал мне, что ему было трудно приспособиться к колледжу: он и его сосед по комнате не ладили; он скучал по брату и родителям; и он начал терять связь с друзьями из старшей школы. Находясь дома, у Зака ​​не было ни структуры колледжа, ни привычного распорядка, который был у него в старшей школе. Я встретил его после того, как он получил серьезную физическую травму, когда пытался покончить с собой.

    Хотел бы я, чтобы история Зака ​​стала редкостью в моей карьере. К сожалению, за годы моей практики меня все чаще призывали заботиться о подростках, которым грозит суицид, и количество историй только росло.

    Согласно данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, самоубийства являются второй по значимости причиной смерти (после дорожно-транспортных происшествий) среди подростков и молодых людей, и смертность от самоубийств растет в течение почти двух десятилетий, особенно с 2010 года. По сравнению с 2008 г. удвоилось число обращений детей в больницы с суицидальными мыслями и попытками самоубийства. Хавьер Заррачина/Vox

    Как педиатр и защитник здоровья детей, мои клинические взаимодействия и статистика вдохновили меня на то, чтобы понять, каково подросткам, которые обращаются за неотложной помощью, чтобы предотвратить самоубийство.Мои коллеги и я провели исследование, опубликованное в Hospital Pediatrics , в котором мы поговорили с 27 подростками, обратившимися в отделение неотложной помощи в поисках помощи по поводу суицидальных мыслей или попытки самоубийства. Нашей целью было понять их опыт, чтобы улучшить для них стационарное лечение.

    У них были общие некоторые сложные триггеры суицидальных кризисов; они возникают в результате сложных обстоятельств, и ни одно событие никогда не является единственной причиной. Скорее, подростки в нашем исследовании говорили о нескольких общих темах, которые, как известно, подвергают людей риску суицидальных мыслей.

    Большинство из них имеют психические расстройства, поддающиеся лечению с помощью лекарств и терапии. Подростки описали, как, когда их состояние не было полностью вылечено, у них были навязчивые, депрессивные или скачущие мысли. Многие говорили, что у них были суицидальные мысли из-за того, что им трудно справляться с социальным давлением со стороны сверстников, учителей или других людей в их жизни. Другие подростки рассказали нам о том, как они пережили расставание, подверглись издевательствам или поссорились с членом семьи. Для других триггерами были болезнь или потеря близкого человека или, что еще хуже, событие, в котором они стали жертвой или свидетелем насилия.

    Люди часто спрашивают меня, как социальные сети и Интернет повышают риск суицида среди подростков. Подростки, с которыми мы разговаривали, редко обсуждали их наедине как триггер своих суицидальных мыслей. Тем не менее, для уже уязвимых подростков технологии могут стать площадкой для еще большей травмы, усугубления конфликта или изоляции. Кроме того, легкий доступ к информации в Интернете о том, как заниматься членовредительством, может быть опасным для подростков с проблемами психического здоровья.

    Когда мы спросили, что они думают о лечении, в подавляющем большинстве случаев подростки ответили, что им нужна помощь в связи с их суицидальными мыслями.Они хотели чувствовать себя лучше и особенно ценили возможность поговорить с кем-то. (Исследования подтверждают идею о том, что доверительные отношения со взрослыми могут помочь.)

    Иногда люди, не знакомые с уходом за подростками, которым угрожает суицид, беспокоятся, что они ничем не могут помочь, если подросток намерен умереть. Решительно, подростки высказывались как раз наоборот. Они хотели помощи, чтобы перестать чувствовать, что хотят умереть. И многие из них рассказали нам, что, придя в отделение неотложной помощи, они нашли именно это — они чувствовали себя в безопасности.Находясь в больнице, они чувствовали меньше стресса, а у некоторых было меньше навязчивых мыслей о самоубийстве или смерти.

    Еще до того, как они начали лечение психических заболеваний, само пребывание в поддерживающей среде помогло улучшить их психическое здоровье. Подросткам понравились врачи, медсестры и социальные работники, которых они встретили в больнице, и они почувствовали облегчение и заботу, зная, что эти специалисты могут их поддержать. Они ценили отвлекающие занятия, такие как поделки и игры, а также простые удобства, включая теплые одеяла и вкусную еду.

    Тем не менее, подростки также поделились некоторыми трудными воспоминаниями и опасениями по поводу того, что их ждет дальше. Многие подростки рассказали нам, что испытывали чувство вины, раскаяния или смущения по поводу своего суицидального кризиса. Другие беспокоились о следующих шагах в лечении. Большинству из них потребуется стационарная психиатрическая госпитализация после стабилизации состояния в отделении неотложной помощи, и они беспокоятся о переходе в другую медицинскую бригаду.

    Они также беспокоились о том, что их ждет, когда они вернутся домой.Структура больницы была передышкой для их мыслей, и они беспокоились, что повторное погружение в повседневную жизнь вернет их тревоги и триггеры. Эта очень реальная проблема подчеркивает, насколько важно для подростков иметь поддерживающее сообщество вокруг них, когда они выздоравливают от кризиса психического здоровья.

    Для всех, у кого есть суицидальные мысли или попытки самоубийства, обращение за медицинской помощью является спасительным шагом. Национальная линия помощи при предотвращении самоубийств (1-800-273-8255) и Кризисная текстовая линия (текстовая линия HOME на номер 741741) могут предложить немедленную поддержку всем, у кого есть суицидальные мысли.Местные отделения неотложной помощи также могут предложить кризисную стабилизацию и меры безопасности, а также помочь людям подключиться к текущей психиатрической помощи. Для некоторых людей это может включать кратковременное пребывание в стационарном отделении психического здоровья с последующим постоянным лечением у специалиста по психическому здоровью. Другие могут начать с амбулаторных услуг. Независимо от конкретного пути лечения, поддержка друзей, семьи и членов сообщества может улучшить самочувствие человека и помочь ему на пути к лучшему самочувствию.

    Подростки выздоравливают от суицидальных мыслей, и большинство из них продолжают вести счастливую и продуктивную жизнь. Со временем наша команда диагностировала состояние психического здоровья Зака, и его поддерживающая семья, ежедневные лекарства и постоянный уход за психическим здоровьем помогли изменить его траекторию. Хотя люди, пережившие суицидальный кризис, подвержены более высокому риску повторения, для большинства подростков лечение суицидального кризиса — это возможность выявить эмоциональные проблемы и триггеры и предпринять шаги на пути к улучшению самочувствия.


    Стефани Дупник — педиатр в Детской больнице Филадельфии, научный сотрудник Политической лаборатории и Центра педиатрической клинической эффективности больницы, а также доцент кафедры педиатрии Пенсильванского университета.

    Уровень депрессии и самоубийств резко растет среди молодых американцев, говорится в новом отчете

    С конца 2000-х годов психическое здоровье подростков и молодых людей в США резко ухудшилось.Таков общий вывод нового исследования, опубликованного в журнале Journal of Abnormal Psychology.

    В период с 2009 по 2017 год уровень депрессии среди детей в возрасте от 14 до 17 лет увеличился более чем на 60%, как показало исследование. Рост был почти таким же резким среди лиц в возрасте от 12 до 13 лет (47%) и от 18 до 21 года (46%), а показатели примерно удвоились среди лиц в возрасте от 20 до 21 года. Исследование показало, что каждый восьмой американец в возрасте от 12 до 25 лет пережил серьезный депрессивный эпизод.

    Те же тенденции наблюдались, когда исследователи проанализировали данные о самоубийствах, попытках самоубийства и «серьезном психологическом дистрессе» — термин, применяемый к людям, получившим высокие баллы в тесте, который измеряет чувство грусти, нервозности и безнадежности. Исследование показало, что среди молодых людей частота суицидальных мыслей, планов и попыток значительно увеличилась, а в некоторых случаях более чем вдвое, в период с 2008 по 2017 год.

    Эти выводы основаны на данных, собранных более чем у 600 000 человек в рамках Национального исследования по употреблению наркотиков и здоровью, ежегодного общенационального исследования психического здоровья, проводимого отделением Министерства здравоохранения и социальных служб США.

    Получите наш информационный бюллетень о здоровье. Подпишитесь, чтобы получать последние новости о здоровье и науке, а также ответы на вопросы о здоровье и советы экспертов.

    Спасибо!

    В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Нажмите на ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

    «Я думаю, что это настоящий тревожный звонок», — говорит Мэри Хелен Иммордино-Янг, профессор психологии и образования в Университете Южной Калифорнии (которая не участвовала в новом исследовании). «Эти результаты объединяются с другими доказательствами, которые показывают, что мы не поддерживаем наших подростков способами, соответствующими их развитию».

    С этим согласен один из авторов исследования. «Существует огромное количество данных из разных источников, и все они указывают на одно и то же: больше проблем с психическим здоровьем среди американской молодежи», — говорит Джин Твенге, профессор психологии в Университете штата Сан-Диего и автор книги iGen. , книга о том, как технологии влияют на жизнь молодых людей.

    Что вызывает у современной молодежи столько страданий? «На этот вопрос всегда сложно ответить, поскольку мы не можем точно доказать, каковы причины», — говорит Твенге. «Но было одно изменение, которое повлияло на жизнь молодых людей больше, чем на пожилых людей, и это рост числа смартфонов и цифровых медиа, таких как социальные сети, текстовые сообщения и игры».

    Хотя пожилые люди также используют эти технологии, «их внедрение среди молодых людей было более быстрым и полным, а влияние на их социальную жизнь было намного сильнее», — говорит Твенге.

    Хотя не все доказательства последовательны, значительное количество исследований выявило связь между использованием тяжелых технологий и плохими последствиями для психического здоровья среди подростков и молодых людей. Помимо исследований, многие родители, учителя, школьные консультанты и другие лица, работающие с молодежью, говорят, что социальные сети и использование тяжелых технологий представляют собой проблему.

    То, как молодые люди общаются и проводят свободное время, «коренным образом изменилось», добавляет Твенге.«Они проводят меньше времени со своими друзьями лично, меньше времени спят и больше времени проводят в цифровых медиа».

    Иммордино-Янг разделяет многие опасения Твенге. «Мы многого не знаем и не можем однозначно сказать, что движет этими тенденциями [психического здоровья]», — говорит она. «Но в реальном мире, когда вы имеете дело со здоровьем детей, вам нужно сделать все возможное, чтобы сделать все возможное, и двигаться вперед, прежде чем что-то будет однозначно доказано».

    «Имеет смысл, — говорит она, — обращать внимание на поведение подростков, которое, как мы знаем, меняется, и тщательно изучать это поведение, а тем временем побуждать [молодых людей] к поведению, которое не ведет к плохое самочувствие.Она выделяет беспрепятственный доступ к социальным сетям как одно из недавних и потенциально нездоровых изменений. «Это перегрузка информацией и стимуляцией, а также гораздо большая сфера влияния, которой они подвергаются», — говорит она. «Учитывая то, что мы знаем о развитии и уязвимости подростков, а также о сильной потребности в близких и здоровых социальных связях в эти годы, вы можете видеть, насколько социальные сети могут быть неподходящими для развития».

    Но другие эксперты говорят, что существующие доказательства не поддерживают выделение социальных сетей или технологий в качестве виновных.«Когда дело доходит до социальных сетей и депрессии, результаты очевидны повсюду», — говорит Лоуренс Стейнберг, выдающийся профессор психологии Университета Темпл и специалист по подростковому возрасту.

    «Я думаю, что каждое поколение взрослых пытается связать негативную тенденцию, которую они видят у молодых людей, с какой бы то ни было технологической модой», — говорит он. Хотя он согласен с тем, что данные показывают рост депрессии среди молодежи, он говорит, что не видит «явных затрат», связанных с использованием технологий или социальных сетей.

    «Конечно, есть некоторые факторы стресса, присущие использованию социальных сетей, но есть и другие факторы стресса», — говорит он. В качестве потенциальных факторов он упоминает возросшую конкуренцию за поступление в колледж и «зависание родителей». «Возможно, это не что-то одно, — говорит он, — а кумулятивное воздействие многих факторов».

    Твенге говорит, что сложно сравнивать текущие цифры с историческими показателями депрессии среди молодежи — в основном потому, что исторической статистики либо не существует, либо она несопоставима с текущими показателями.Но есть данные о самоубийствах среди молодежи за несколько десятилетий. «В начале 1990-х был большой пик самоубийств среди подростков, который привлек много внимания, — говорит она. По последним данным, нынешние показатели самоубийств среди подростков сейчас значительно выше, чем в 1990 году, говорит она.

    CDC также опубликовал отчеты, показывающие, что уровень самоубийств среди молодежи подскочил на 56% в период с 2007 по 2016 год после снижения в период с 1999 по 2007 год.

    «Больше не должно быть никаких сомнений», — говорит Твенге.«Существует кризис психического здоровья среди американских подростков и молодых людей».

    Больше обязательных к прочтению историй от TIME


    Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]

    Самоубийство молодежи | Департамент здравоохранения штата Вашингтон

    Опрос здоровой молодежи и факты самоубийств среди молодежи

    Ответы на проведенный в Вашингтоне в 2010 году опрос здоровой молодежи показали, что 18 процентов десятиклассников (около 15 000 учащихся) серьезно думали о попытке самоубийства в течение 12 месяцев до опроса.Семь процентов десятиклассников (около 6000 учащихся) сообщили о попытках самоубийства в течение 12 месяцев, предшествовавших опросу.

    Ответы шестиклассников на Вашингтонское исследование здоровой молодежи 2010 года показали, что 14 процентов (около 11 000 учащихся) из серьезно рассматривали возможность самоубийства и что 5 процентов (почти 4000 учащихся) из пытались покончить с собой.

    Факты

    • Самоубийство является второй основной причиной смерти в штате Вашингтон среди молодежи в возрасте 10-24 лет и третьей основной причиной смерти в стране.
    • Количество самоубийств среди молодежи в возрасте от 10 до 24 лет почти в два раза превышает количество самоубийств.
    • В штате Вашингтон и во всей стране на долю белых приходится наибольшее общее число самоубийств, в то время как на долю коренных американцев приходится самый высокий уровень самоубийств.
    • Уровень самоубийств ниже среди афроамериканцев и выходцев из Латинской Америки.
    • В штате Вашингтон и в целом по стране женщины чаще совершали попытки самоубийства, однако мужчины чаще умирали в результате самоубийства в соотношении не менее 4:1.
    • В штате Вашингтон огнестрельное оружие было основным методом самоубийства как для мужчин, так и для женщин.

    Экономические издержки самоубийства

    • В национальном масштабе самоубийства и попытки самоубийства обходятся в 33 миллиарда долларов в год. Это включает 32 миллиарда долларов потери производительности и 1 миллиард долларов медицинских расходов.
    • На основе этих национальных оценок, скорректированных по штату Вашингтон, средняя стоимость каждого завершенного самоубийства для молодежи в возрасте от 10 до 24 лет составляет около 1,9 миллиона долларов в виде будущих потерь работы и 5000 долларов в виде медицинских расходов. Предполагаемая стоимость несмертельной попытки самоубийства, которая приводит к госпитализации, составляет около 11 000 долларов в виде потери работы и 9 000 долларов в виде медицинских расходов.
    • Оценочные затраты на суицид и попытки, приведшие к госпитализации в штате Вашингтон в 2006 г. для молодежи в возрасте 10–24 лет, следующие:
      • С учетом 120 случаев самоубийств среди молодежи расходы на медицинское обслуживание и потеря производительности в будущем оцениваются в 231 миллион долларов.
      • Детская сеть безопасности, Ресурсный центр экономики и анализа данных, Тихоокеанский институт исследований и оценок, Мэриленд, 2008 г. Все расходы указаны в долларах 2006 г.

    Самоубийства среди подростков на севере Швеции: исследование интервью следователей полиции

    Самоубийство среди подростков может восприниматься как насильственное отрицание мира взрослых, вызывающее чувство вины, гнев, тревогу и бесконечную скорбь у причастных к этому семей, родственников и друзей. . 1 В то время как суицидальные мысли являются обычным явлением в подростковом возрасте, 2 , возможно, являясь непатологическим и преходящим явлением, завершенный суицид является нечастым событием среди подростков в Швеции. 3 Хотя показатели не увеличиваются, число пострадавших значительно. Подростковый суицид остается общественной проблемой, потому что похороны молодого человека — это также похороны будущего.

    Нынешние исследования суицидов среди молодежи теоретически несколько разрозненны, 4 нацелены на определенные аспекты, такие как социологические, психологические или психиатрические факторы риска.Сложное взаимодействие между индивидуальными, семейными и социальными паттернами может выиграть от анализа с использованием качественных методов, когда в центре внимания одновременно находятся несколько точек зрения. Это может открыть новые идеи, помогающие усилить профилактику подросткового самоубийства.

    Целью данного исследования было выявление повторяющихся динамических и статических факторов подросткового суицида в отношении суицида, семьи и общества, а также изучение возможности использования полиции в качестве информаторов для изучения самоубийств.

    Субъекты и методы

    Случаи были собраны в районе обслуживания Института судебной медицины в Умео, который охватывает четыре самых северных сельских округа Швеции (население 1994 г.: 924 000 человек). Среднегодовая частота самоубийств среди подростков в северной Швеции составляла 8 на 100 000 в течение периода исследования, что аналогично Швеции в целом. 5 Согласно шведскому законодательству, все случаи неестественной смерти должны расследоваться полицией, включая судебно-медицинскую экспертизу.

    Были включены все случаи смерти, отнесенные к категории самоубийств (E950–E959) в период с 1 января 1993 г. по 30 мая 1995 г. среди лиц в возрасте 13–19 лет на момент смерти. Таких случаев выявлено пятнадцать. Ни одна смерть в этой возрастной категории не была классифицирована как «смерть неустановленным образом» (E980–E989). Проверка в Национальном реестре причин смерти в июне 1997 г. не добавила новых случаев.

    Были запрошены отчеты полиции, протоколы вскрытия, медицинские записи из ближайшего районного медицинского учреждения, детской и подростковой психиатрической и педиатрической службы.При необходимости были собраны записи из других медицинских клиник. Психологические записи с военной службы были получены для мужчин старше 16 лет.

    В качестве ключевого информатора для каждого интервью мы выбирали сотрудников милиции, проводивших расследование самоубийства. Когда они ссылались на других сотрудников полиции, мы также опросили их. Эти допросы проходили в полицейском участке в районе населенного пункта, где произошли самоубийства. В семи случаях мы посетили место самоубийства, а также район, где проживал самоубийца.

    Мы не связывались с членами семьи, потому что в то время думали, что вторжение в форме интервью спустя долгое время после самоубийства будет вредно для семьи.

    Основной целью интервью был сбор информации, которой нет в официальных отчетах. Впоследствии мы создали неформальное и конфиденциальное интервью. Поэтому мы решили не использовать аудио- и видеозаписи, так как они могли помешать информатору представить «мягкие» данные. Один из нас (ЛП) вел беседу, а другой (ЛД) делал записи, дополнял интервью и следил за тем, чтобы были освещены три вопроса: (а) предыдущие попытки самоубийства со стороны самоубийцы, других членов семьи, друзей или в местном сообществе; (b) психиатрическая заболеваемость, злоупотребление психоактивными веществами или антиобщественное поведение совершившего самоубийство или в семье; и (c) социальная структура местного сообщества.В остальном интервью были открытыми и вводились вопросом: «Что вы думаете об этом?» Этот индуктивный подход был выбран для сбора информации, которую мы не знали, что нужно запрашивать, а также для того, чтобы дать полицейскому возможность высказать свои мысли по делу, не подвергаясь влиянию наших вопросов.

    Модифицированная версия шкалы суицидальных намерений Бека, первоначально созданная для оценки риска суицида после попыток суицида, использовалась для оценки каждого случая суицида с точки зрения намерения. 6

    Информация, собранная из интервью, была продиктована авторами отдельно непосредственно после интервью. Дальнейшие отражения регистрировались последовательно. Стенограммы были прочитаны и перечитаны тщательно. В результате этого анализа мы согласились разделить выборку на четыре подгруппы, которые оказались внутренне непротиворечивыми в отношении пола, семейного положения, психиатрического анамнеза, социальной адаптации, места совершения самоубийства и концентрации алкоголя в крови при вскрытии.Каждая группа представлена ​​в виде агрегированного отчета о случаях.

    Исследование было одобрено Этическим комитетом медицинского факультета Университета Умео.

    Результаты

    Одиннадцать мужчин и четыре женщины покончили с собой за этот период. Распределение по возрасту показано в таблице 1. Восемь человек проживали во внутренних районах области в общинах с населением менее 10 000 человек, пять – в городах с населением от 10 000 до 20 000 человек и двое – в городах с населением более 20 000 человек.

    Таблица 1

    Возрастное и гендерное распределение самоубийств среди подростков в северной Швеции, 1993–95 годы

    СОЦИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

    Девять подростков выросли в родных семьях, а шестеро — в разведенных семьях. У всех, кроме двоих, были братья и сестры. Одиннадцать отцов были синими воротничками, трое работали белыми воротничками или управляли небольшими предприятиями, а один самоубийца жил в семье с высоким социальным статусом.В 13 из 15 семей хотя бы один из опекунов имел постоянную работу.

    Шесть мальчиков были предупреждены полицией за мелкие правонарушения. Было известно, что трое употребляли чрезмерное количество алкоголя, а еще двое считались злоупотребляющими как алкоголем, так и запрещенными наркотиками. Однако ни один из них не был классифицирован как зависимый от психоактивных веществ или злоупотребляющий в материале файла .

    ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ И ПОПЫТКИ САМОУБИЙСТВА

    Сообщалось, что ни у одного из самоубийц родитель лечился от психического расстройства или покончил жизнь самоубийством.В пяти семьях сторож был расценен как злоупотребляющий алкоголем. Четверо испытуемых, трое из которых девочки, были добровольно госпитализированы в стационарную психиатрическую помощь и выписаны со следующими диагнозами: психоз, нервная анорексия, депрессия и тревожный невроз. Другой субъект был направлен, но не обследован психиатром. Пятеро человек, совершивших ранее попытки самоубийства, были направлены на психиатрическое лечение.

    САМОУБИЙСТВО

    Четверо умерли через повешение, огнестрельное оружие и отравление соответственно, двое от удушения.Один покончил жизнь самоубийством, разбив машину. Шесть из 15 субъектов дали положительный результат на алкоголь в крови (0,029–0,22%) при вскрытии. Восьмой субъект, который был доставлен живым в больницу, но вскоре умер, не проверялся на содержание алкоголя в крови, но, по словам друзей, он пил до самоубийства.

    На основании шкалы суицидальных намерений Бека 11 суицидов были отнесены к категории запланированных, а четыре — к импульсивным (см. таблицу 2).

    Таблица 2

    Суицидальные намерения среди подростков-самоубийц в северной Швеции, 1993–95 гг. (модификация шкалы Бека для суицидальных намерений 6 )

    ОТЧЕТЫ О ДЕЛАХ

    Женщины-самоубийцы, воспитывающиеся в полных и стабильных семьях (n=3)

    Эти девочки выросли в небольших поселках недалеко от города.Их семьи были описаны как сплоченные, но уединенные. Родители работали на государственной службе. У одного из отцов была замаскированная проблема с алкоголем. Все жили со своими семьями, посещали школу и казались довольно талантливыми. Ни у кого не было проблем с наркотиками. По крайней мере, у двух девочек с раннего подросткового возраста были выраженные суицидальные мысли, парасуицидальное поведение и психические симптомы. Все трое были госпитализированы в психиатрическую клинику по направлению кого-то, не являющегося членом семьи.

    Во время самоубийства все девочки столкнулись с жизненным кризисом. Одна, которая узнала, что ее бойфренд встречается с другими девушками, покончила жизнь самоубийством, пока ее психотерапевт был в отпуске. Другая девушка недавно закончила школу без планов на будущее. Она покончила жизнь самоубийством в психиатрической клинике, куда ее госпитализировали четыре месяца назад. Третья девочка считала себя социальной неудачницей, в отличие от других членов семьи. Длительное психиатрическое лечение было прекращено по ее собственному желанию за шесть месяцев до ее смерти.Самоубийства были хорошо спланированы и решительно осуществлены. Ни один из них не дал положительного результата на алкоголь при вскрытии. Хотя девочки высказывали суицидальные мысли в течение продолжительного периода времени, момент стал неожиданностью. Все, казалось, улучшились до самоубийства — например, один с расстройством пищевого поведения начал нормально есть. После самоубийства все родители отказались от предложенной профессиональной поддержки.

    Самоубийцы мужского пола, воспитывающиеся в полных и стабильных семьях (n=4)

    Трое мальчиков жили во внутренней, обезлюдевшей части региона, а один жил в пригородной части крупного города.Считалось, что их семьи трудно узнать. Двое были замечены как неформальные лидеры, один из которых был известен полиции за мелкие правонарушения и пьянство по выходным с сопутствующим агрессивным поведением. Ни один из них не подвергался психиатрической помощи, хотя один из них в течение нескольких лет нерегулярно разговаривал со своим терапевтом о личных проблемах. Контакт был прерван за год до самоубийства. Ни один из них не предпринимал попыток самоубийства и не предвещал приближающееся самоубийство парасуицидальным поведением, за исключением одного мальчика, который сказал другу за пару дней до самоубийства: «Я мог бы повеситься», без дальнейших разъяснений.

    Все четверо умерли в местах, где вмешательство было маловероятным. Двое дали отрицательный результат на алкоголь в крови при вскрытии, а два других были положительными (0,029% и 0,19%). Самоубийства были связаны с разорванными отношениями с девушкой (два случая), безработицей (один случай) и разногласиями с родителями по поводу учебы (один случай). Как и в случае с девочками, выросшими в аналогичной социальной среде, родители отказались от психологической помощи после самоубийства.

    Мужчины-самоубийцы, воспитывающиеся в семьях с общими социальными проблемами (n = 5)

    Эти мальчики воспитывались в небольших общинах в окрестностях малых городов внутри страны.В их семьях были различные общие социальные проблемы; разделенные семьи (четыре случая), преступность среди (половину) братьев и сестер (два случая) и жестокий отец-алкоголик (один случай). Двое из пяти самоубийц не имели записей о злоупотреблении алкоголем или антиобщественном поведении. По словам информаторов, остальные находились в процессе становления правонарушителями, а также злоупотребляли алкоголем.

    Все самоубийства, кроме одного, оказались импульсивными, после споров со значимыми другими людьми, и у аналогичной части были высокие концентрации алкоголя в крови при вскрытии (0.13%–0,22%). У пятого были летальные концентрации фенобарбитала в крови. Однако было время подумать; один приготовил ловушку с электрическим кабелем, один организовал и застрелился выхлопом автомобиля в гараже, один отравился как законными, так и запрещенными наркотиками, возможно, в компании нетрезвых друзей, которые ничего особенного не заметили, а огнестрельное оружие отца и проехал около 25 км, прежде чем застрелиться. Единственное тщательно подготовленное самоубийство касалось мальчика, который сказал врачу, что однажды он может причинить вред себе или другим.Его направили к психиатру, но прием отменили. За две недели до самоубийства ему отказали в поступлении в самую желанную школу, а сверстники сообщили, что впоследствии он успокоился.

    Самоубийцы с тяжелым травмирующим анамнезом (n=3)

    Истории жизни двух мальчиков и одной девочки содержат тяжелые и непрекращающиеся детские травмы. Две матери умерли до того, как жертва достигла школьного возраста. Обе матери были замужем за мужчинами, злоупотребляющими алкоголем, один из которых был жестоким преступником.В расширенных семьях проявлялись различные социальные и психические отклонения: алкоголизм, умственная отсталость, агрессивное поведение или отсутствие заботы о детях.

    Служба социального обеспечения инициировала более или менее временное размещение, однако проблемы с этим продолжались. Одного самоубийцы, например, перевели жить к родственнику, которого мальчик нашел мертвым в результате самоубийства за два года до того, как он сам покончил жизнь самоубийством. Другой самоубийца долгое время находился в психиатрической клинике после того, как скитался между своими разведенными родителями.В возрасте 12 лет его нашли в общественном месте в бессознательном состоянии из-за приема алкоголя, со спермой в прямой кишке. Ни одно дело не было возбуждено, и в материалах дела это мало отражено. В то время он также предпринял серьезную попытку самоубийства. В конце концов его перевели в учреждение с ограниченной психиатрической и терапевтической компетенцией, где он в конце концов покончил жизнь самоубийством. История жизни третьего случая, девочки, более неясна. Она покончила с собой способом, поразительно похожим на то, как умерла ее мать много лет назад.

    Эти подростки использовали насильственные методы самоубийства в общественных местах, таких как свалка, мужской туалет и дорога. Согласно нашим интервью, триггерными событиями считались прерванная любовная связь, разочарование отцовским рецидивом алкоголизма и неоднократное нарушение обещаний матерью. Один из них был трезв на момент смерти, у одного был положительный результат на алкоголь в крови (0,19%), а у одного тест не проводился.

    Обсуждение

    САМОУБИЙЦЫ

    Большинство испытуемых в этом исследовании сталкивались с обычными жизненными кризисами, такими как разрыв любовных отношений, безработица и разногласия с родителями.Большинство из них не считались ни психически неуравновешенными, ни психически больными на момент самоубийства. Этот вывод отличается от многих других отчетов, демонстрирующих высокую распространенность психических расстройств среди завершенных подростковых самоубийств. 7, 8 Несоответствие может отражать наш консерватизм в приписывании психиатрических диагнозов, основанных, в лучшем случае, на информации из вторых рук. Кроме того, риск преувеличения психических отклонений в ретроспективе очевиден, поскольку самоубийство — это ужасное событие, требующее объяснения.

    Результаты указывают на важные гендерные различия. Почти всем мальчикам удалось скрыть свои суицидальные мысли и не обращаться за профессиональным советом или поддержкой. Тем не менее, ретроспективно можно было увидеть, что были предприняты тонкие и замаскированные действия, чтобы привлечь внимание. Неспособность связать личные проблемы с другими может указывать на отсутствие способности к размышлению, что объясняет стереотипные и обычные предсмертные записки, которые четверо писали. Мы постулируем, что мальчики, которые могут вербализовать и рассказать о своих трудностях, с меньшей вероятностью совершат самоубийство.

    С другой стороны, большинство девочек обращались за профессиональной помощью, и примечательно, что они делали это в раннем возрасте и в основном по собственной инициативе. Их суицидальные процессы были явными, но то, что они то вызывали тревогу, то успокаивали, могли ввести в заблуждение профессионалов.

    Независимо от пола, большинство самоубийств были неожиданными, насильственными и хорошо спланированными, поэтому у других было мало шансов вмешаться. Решение о самоубийстве принималось за несколько дней или недель, о чем свидетельствовали изменение поведения и косвенные вербальные сообщения.Сообщается, что многие из этих подростков стали спокойнее за некоторое время до самоубийства, что сделало других более обнадеживающими и менее бдительными, что усугубляет боль последствий для погибших.

    СЕМЬИ

    В материале не было подробного описания семей, но сообщалось, что многие родители отказались от предложений профессиональной помощи после самоубийства. Это может свидетельствовать о трудности, которой они делятся со своими детьми, в принятии внешней поддержки при столкновении с проблемами.Однако посмертная репутация может быть несправедливой 9 , и родители, чьи дети совершают самоубийство, часто вынуждены нести дополнительное бремя общественной вины. 10 Несмотря на это, мы нашли некоторую поддержку родительского пренебрежения, хотя и только в нескольких случаях.

    СООБЩЕСТВА

    Некоторые самоубийства произошли в небольших городах и деревнях вдоль побережья, но большинство произошло во внутренних частях региона. Такое географическое искажение подразумевает, что важно учитывать социально-политические и культурные факторы.

    Во-первых, северный регион Швеции, и особенно его внутренние районы, десятилетиями лишались людей, рабочих мест и общественных услуг. Молодым людям приходилось переезжать в более крупные города на побережье в поисках работы и высшего образования, и в последние годы даже эта возможность уменьшилась. Можно постулировать, что те, кто переезжает, чаще всего психически устойчивы и уверены в себе. Таким образом, во внутренних частях региона могли аккумулироваться люди более пассивные и депрессивные.С другой стороны, сопротивление движению также является проявлением уверенности в себе. Требуется жизненная сила, выносливость и творческий подход, чтобы справиться с жизнью в зоне упадка.

    Во-вторых , во многих интервью нам давали довольно пессимистический взгляд на жизнь в этих сообществах. 1, 2 Согласно Wetzel et al , 11 безнадежность имеет большее значение в этиологии суицида, чем депрессия, и молодые люди чувствительны к сообщениям мира взрослых.

    В-третьих, жители региона традиционно неохотно обращаются за советом по личным проблемам. Такое отношение, в основном присущее мужчинам, кажется, меняется, но предоставление социальных услуг и услуг по охране психического здоровья по-прежнему лучше развито в крупных городах.

    ОГРАНИЧЕНИЯ

    Несмотря на то, что надежность психологических вскрытий достаточно высока, 12 ретроспективное исследование, основанное на косвенных данных, подвержено предвзятости припоминания.Тем не менее, мы полагались на несколько источников, охватывающих функционирование подростков в течение длительного периода и с разных профессиональных точек зрения. Тем не менее отсутствие единообразия в сборе данных могло исказить результаты неизвестным образом.

    Наш подход — это новый способ сбора важной информации, которую в противном случае можно было бы проигнорировать. Интервью с семьями погибших, с одной стороны, и полицейскими и профессионалами, с другой, дают разные знания. Поскольку исследование включало лишь несколько случаев, результаты также подвержены систематической ошибке выборки.Однако мы сравнили наши результаты с результатами более раннего исследования, включавшего 46 случаев самоубийства (Л. Йоханссон, А. Эрикссон, неопубликованные наблюдения), и обнаружили, что настоящее меньшее исследование во многих отношениях отражает большую выборку.

    Значение для профилактики

    Одним из сильнейших факторов риска подросткового суицида являются суицидальные попытки в анамнезе. 13 Хотя лишь немногие из тех, кто пытался покончить жизнь самоубийством, впоследствии совершают самоубийство, к истории попыток, особенно при наличии психического заболевания, следует относиться серьезно, как показано в этом исследовании.Осознание этого факта необходимо внедрить в клиническую работу врачей-педиатров и психиатров.

    Тем не менее, из-за низкого исходного уровня самоубийств среди подростков чрезвычайно трудно выявить подростков из группы риска. Поэтому мы также считаем, что самоубийства следует анализировать и предотвращать так же, как и болезни и непреднамеренные травмы. Матрица Хэддона, 14 , то есть систематический анализ предсобытийной, событийной и постсобытийной фаз, может служить полезным подходом для поиска превентивных мер.Основная идея состоит в том, чтобы сосредоточиться на вмешательствах, направленных на общие состояния, а не на выявлении лиц, подверженных риску. Профилактика самоубийств может по этой схеме включать уменьшение вредных агентов в окружающей среде, например, огнестрельного оружия. 15 Кроме того, подростки в состоянии алкогольного опьянения чаще используют насильственные и решительные методы. 16, 17 Сокращение количества алкоголя, доступного для подростков, может, таким образом, послужить еще одним плодотворным вмешательством.

    В этом исследовании, как и в Швеции в целом, большинство случаев смертельного отравления автомобильными выхлопами связано с использованием трубки пылесоса. 18 Несовместимость выхлопных труб с трубкой пылесоса также может снизить уровень самоубийств, а также установка автоматической остановки холостого хода или датчика угарного газа на всех автомобилях с автоматической остановкой двигателя при токсичных уровнях. 18 Идея состоит в том, чтобы выиграть время, чтобы позволить суицидальному импульсу утихнуть 18 и позволить другим вмешаться.Не менее важно и то, что хорошо известно, что сокращение использования одного метода самоубийства не компенсируется увеличением использования других методов. 19

    Благодарности

    Мы глубоко признательны профессору Андерсу Эрикссону за его высокопоставленные советы и г-же Лоломай Орнехульт, которая терпеливо обеспечивала исследование незаменимой секретарской поддержкой. Исследование финансировалось Шведским медицинским обществом и ежегодной кампанией «Цветок Первого мая».

    Каталожные номера

    1. Калхун Л.Г., Селби Дж.В., Фолстич М.Э.Реакции родителей на суицид ребенка: исследование социальных впечатлений. J Consult Clin Psychol 1980;48:535-6.

    2. Diekstra RFW, Гульбинат В. Эпидемиология суицидального поведения: обзор трех континентов. World Health Stat Q 1993; 46:52–68.

    3. Хультен А., Вассерман Д. Самоубийства среди молодых людей в возрасте 10–29 лет в Швеции. Scand J Soc Med 1992; 20:65–72.

    4. Деаволл Б.Дж., Малдер Р.Т., Ботре А.Л., и др. .Сто лет самоубийства в Новой Зеландии. Acta Psychiatr Scand 1993; 87: 81–5.

    5. Официальная статистика Швеции. Причины смерти, 1994 г. Стокгольм: Национальный совет здравоохранения и социального обеспечения, 1996 г.: 148–50.

    6. Бек А.Т., Шайлер Д., Герман И. Разработка шкал суицидальных намерений. В: Beck AT, Resnick HLP, Lethieri DJ, ред. Предсказание самоубийства. Боуи, Мэриленд: Charles Press, 1974: 45–56.

    7. Марттунен М.Дж., Аро Х.М., Хенрикссон М.М., и др. . Психические расстройства при суициде среди подростков: оси I и II DSM-III-R диагностируют у суицидов среди подростков в возрасте от 13 до 19 лет в Финляндии. Arch General Psychiatry 1991; 48: 834–9.

    8. Shaffer D, Gould MS, Fisher P, et al. Психиатрическая диагностика детского и подросткового суицида. Arch General Psychiatry 1996; 53: 339–48.

    9. Майлз МС, Деми А.С.Сравнение чувства вины у родителей, потерявших близких, чьи дети умерли в результате самоубийства, несчастного случая или хронической болезни. Omega 1991/92; 24:203–15.

    10. Рудестам К.Е., Имбролл Д. Реакция общества на смерть ребенка в результате самоубийства. J Consult Clin Psychol 1983; 51: 461–2.

    11. Ветцель К.Д., Маргулис Т., Дэвис Р., и др. . Безнадежность, депрессия и суицидальные намерения. Дж. Клин Психиатрия 1980; 41: 159–60.

    12. Бесков Дж., Рунесон Б., Осгард У. Психологические вскрытия: методы и этика. Поведение суицидальной угрозы жизни 1990; 20: 307–23.

    13. Гроссман, округ Колумбия. Риск и профилактика молодежного суицида. Педиатр Энн 1992; 21: 448–54.

    14. Haddon W Jr. Варианты предотвращения травм в результате дорожно-транспортных происшествий. Isr J Med Sci 1980;16:1.

    15. Брент Д.А., Перпер Дж.А., Оллман С.Дж., и др. .Наличие и доступность огнестрельного оружия в домах подростков-самоубийц. JAMA 1991; 266: 2989–95.

    16. Крамли FE. Злоупотребление психоактивными веществами и суицидальное поведение подростков. JAMA 1990;263:3051–6.

    17. Брент Д.А., Перпер Дж.А., Оллман С.Дж. Алкоголь, огнестрельное оружие и самоубийства среди молодежи. ДЖАМА 1987; 257:3369–72.

    18. Острём М., Торсон Дж., Эрикссон А.Самоубийство угарным газом из автомобильных выхлопов. Soc Sci Med 1996; 42: 447–51.

    19. Крейтман Н. История угольного газа. Уровень самоубийств в Соединенном Королевстве, 1960–1971 годы. Британский журнал профилактической и социальной медицины, 1976; 30:86–93.

    Самоубийство заменяет убийство как вторую по значимости причину смерти среди подростков в США

    Самоубийства стали второй по значимости причиной смерти среди подростков в Соединенных Штатах, обогнав смертность от убийств, которая опустилась на третье место в списке (см. рис. 1).Уровень самоубийств среди подростков увеличился с 8 смертей на 100 000 человек в 1999 году до 8,7 смертей на 100 000 человек в 2014 году.

    Более высокие показатели самоубийств отчасти обусловлены изменениями в методе самоубийства. Удушение, которое включает в себя повешение и удушение и является очень смертельным, все чаще используется как метод самоубийства. Рост уровня самоубийств среди девочек-подростков приводит к повышению общего уровня самоубийств.

    Несмотря на рост числа самоубийств, общий уровень смертности среди подростков снизился с 68,6 смертей на 100 000 человек в 1999 году до 45.5 смертей на 100 000 человек в 2014 году в результате снижения уровня смертности от убийств и дорожно-транспортных происшествий за последние 15 лет. Данные основаны на анализе статистики смертности Центров США по контролю и профилактике заболеваний (CDC), проведенном Справочным бюро населения (PRB).

    Рисунок 1

    Летальные методы способствуют росту числа самоубийств

    Более высокий уровень попыток самоубийства, по-видимому, не является движущей силой увеличения уровня самоубийств среди подростков.Данные Системы наблюдения за рискованным поведением молодежи показывают, что среди старшеклассников распространенность попыток самоубийства оставалась неизменной с 1999 по 2013 год. членовредительство — тенденция, которая имеет тревожные последствия. 2

    За последние 15 лет частота удушья (особо смертоносная форма членовредительства, включая повешение) как зарегистрированной причины самоубийств, связанных с самоубийством, среди подростков почти удвоилась.Доля подростковых самоубийств из-за удушья выросла с более чем одной четверти (27 процентов) в 1999 году до почти половины (45 процентов) в 2014 году

    .

    И мальчики-подростки, и девочки-подростки все чаще совершают самоубийство путем удушья. С 1999 по 2014 год общий уровень самоубийств среди девочек-подростков увеличился на 1,5 случая на 100 000 человек, а уровень самоубийств, связанных с удушьем, увеличился на 1,4 случая на 100 000 человек (см. рис. 2). Другими словами, повышение уровня смертности от удушья объясняет практически все увеличение уровня самоубийств среди девочек-подростков.

    Рисунок 2

    Среди мальчиков-подростков уровень самоубийств путем удушения увеличился почти на 60 процентов за этот период, но их общий уровень самоубийств оставался стабильным на уровне 13 смертей на 100 000 из-за снижения уровня самоубийств другими способами, включая огнестрельное оружие.

    Увеличение использования высоколетальных методов членовредительства представляет собой серьезную проблему для общественного здравоохранения. Причины, по которым подростки используют более смертельные методы для попытки самоубийства, остаются неясными.Некоторые исследователи предполагают, что в этом может быть виновато социальное заражение — более частое суицидальное воздействие может побудить людей из группы риска к попытке самоубийства — но окончательных ответов нет. Необходимы дополнительные исследования, чтобы понять основные факторы, лежащие в основе этой тенденции. Тем временем программы предотвращения самоубийств должны продолжать работу по устранению коренных причин, признавая при этом, что риск смерти от попытки самоубийства растет.

    Уровень самоубийств среди подростков вырос почти во всех демографических группах

    Уровень самоубийств среди мальчиков-подростков в 2014 году в три раза превышал уровень самоубийств среди девочек-подростков.Однако рост общего уровня самоубийств среди подростков в период с 1999 по 2014 год был обусловлен 56-процентным увеличением уровня самоубийств среди девочек-подростков — с 2,7 смертей на 100 000 до 4,2 смертей на 100 000.

    В период с 1999 по 2001 год и с 2012 по 2014 год уровень самоубийств среди девочек вырос во всех расовых/этнических категориях. 3  Быстрее всего показатели выросли для девочек из числа американских индейцев и коренных жителей Аляски (увеличение на 60 процентов), а показатели выросли более чем на 50 процентов для чернокожих/афроамериканок неиспаноязычного происхождения и белых девочек-подростков неиспаноязычного происхождения.

    Среди мальчиков только чернокожие/афроамериканские подростки неиспаноязычного происхождения имели более низкий уровень самоубийств в 2012-2014 гг., чем в 1999-2001 гг. Как и в случае с девочками, показатели быстрее всего росли среди мальчиков-подростков из числа американских индейцев и коренных жителей Аляски, а также среди белых мальчиков неиспаноязычного происхождения. Показатели оставались стабильными для мальчиков-подростков из азиатских/тихоокеанских островов и латиноамериканцев.

    В целом, самые высокие показатели самоубийств среди подростков наблюдаются среди подростков из числа американских индейцев и коренных жителей Аляски. Это может быть частично объяснено их большей концентрацией в сельской местности, где риск самоубийства намного выше (см. карту).Тем не менее, даже в сельских районах подростки из числа американских индейцев и коренных жителей Аляски имеют чрезвычайно высокий уровень самоубийств, особенно по сравнению с другими расовыми/этническими группами, проживающими в этих районах.

    Самый высокий уровень самоубийств среди подростков в сельской местности

    Уровень самоубийств выше в сельской местности по целому ряду причин, включая социальную изоляцию, распространенность огнестрельного оружия, экономические трудности и ограниченный доступ к психиатрической помощи и неотложной медицинской помощи.

    Уровень самоубийств среди подростков в сельской местности почти вдвое выше, чем в высокоурбанизированных районах (11.9 смертей на 100 000 человек в сельской местности и 6,5 смертей на 100 000 человек в большинстве городских уездов). 4  Все штаты с самым высоким уровнем самоубийств среди подростков — Аляска, Южная Дакота, Вайоминг и Северная Дакота — имеют относительно высокую долю населения, проживающего в сельской местности (см. карту). И наоборот, в четырех штатах с самым низким уровнем самоубийств среди подростков — Калифорнии, Коннектикуте, Нью-Джерси и Нью-Йорке — преобладает городское и пригородное население.

    документов исследования Центра по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) свидетельствуют о росте числа попыток самоубийства среди подростков во время пандемии | Новости здравоохранения

    Посещения отделений неотложной помощи с подозрением на попытки самоубийства выросли среди подростков, особенно среди девочек, во время пандемии коронавируса, согласно исследованию, опубликованному Центрами по контролю и профилактике заболеваний в пятницу.

    Рост начался в мае 2020 г., а с февраля по март 2021 г. количество посещений отделений неотложной помощи с подозрением на попытки самоубийства среди девочек в возрасте 12–17 лет было более чем на 50% выше, чем за тот же период в 2019 г., согласно исследованию. У мальчиков того же возраста рост составил чуть менее 4%.

    «По сравнению с соответствующим периодом 2019 года частота посещений [отделений неотложной помощи] с подозрением на попытку самоубийства была в 2,4 раза выше весной 2020 года, в 1,7 раза выше летом 2020 года и в 2 раза выше.В 1 раз больше зимой 2021 года», — говорится в исследовании. «Это увеличение было обусловлено в основном посещениями женщин с подозрением на попытку самоубийства». девочек и мальчиков, согласуется с предыдущими исследованиями, в которых говорится, что «самооценка попыток самоубийства постоянно выше среди девочек-подростков, чем среди мужчин». пандемии, усиливая необходимость повышенного внимания и профилактики для этой группы населения», — говорится в исследовании.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.