Содержание

СТИГМАТИЗАЦИЯ — это… Что такое СТИГМАТИЗАЦИЯ?

СТИГМАТИЗАЦИЯ
СТИГМАТИЗАЦИЯ — согласно одной из криминологических теорий процесс (или результат) навязывания государством лицу, совершившему общественно опасное деяние, статуса («клейма») преступника. Тому, кто однажды был заклеймен как преступник, трудно в дальнейшем избавиться от этой «стигмы», что приводит к появлению целого слоя антисоциальных личностей.

Большой юридический словарь. — М.: Инфра-М. А. Я. Сухарев, В. Е. Крутских, А.Я. Сухарева. 2003.

Синонимы:
  • СТИВИДОРНЫЕ РАСХОДЫ
  • СТИГМЫ ТЕОРИЯ

Смотреть что такое «СТИГМАТИЗАЦИЯ» в других словарях:

  • СТИГМАТИЗАЦИЯ — (греч.). Имение на теле знаков, подобных тем, которые остались на теле распятого Христа от гвоздей, тернового венца и т. д., наблюдается у истеричн. больных. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910.… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • Стигматизация — (социальная) Стигматизация (религиозная) Установка (психология) психологические аспекты формирования предубеждений …   Википедия

  • стигматизация — и, ж. stigmatisation f. 1. Наличие кровавых язв, стигм на коже. Уш. 1940. К числу явлений истерии, механизм которой и до сих пор остается непонятным, принадлежит и явление так называемой стигматизации, известного чуда святого Франсуа. Дело 1880 8 …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • СТИГМАТИЗАЦИЯ — СТИГМАТИЗАЦИЯ, стигматизации, мн. нет, жен., и СТИГМАТИЗМ, стигматизма, мн. нет, муж. (мед., ист.). Наличие кровавых язв, стигм на коже. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • СТИГМАТИЗАЦИЯ — СТИГМАТИЗАЦИЯ, стигматизации, мн. нет, жен., и СТИГМАТИЗМ, стигматизма, мн. нет, муж. (мед., ист.). Наличие кровавых язв, стигм на коже. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935 1940 …   Толковый словарь Ушакова

  • стигматизация — сущ., кол во синонимов: 1 • дискриминация (12) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Стигматизация — (от греч. Στιγμα клеймо) так называется имение на теле знаков подобных тем, которые остались на теле распятого Христа от креста, гвоздей, тернового венца и пр. О явлениях С. впервые рассказывается в жизнеописании Франциска Ассизского; за два года …   Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона

  • Стигматизация — социально психологическая дискриминация какой то категории людей. (Источник: Сексологический словарь) социально психологическая дискриминация какой то категории людей (Источник: Краткий словарь сексопатологических терминов) …   Сексологическая энциклопедия

  • стигматизация — стигматизация, стигматизации, стигматизации, стигматизаций, стигматизации, стигматизациям, стигматизацию, стигматизации, стигматизацией, стигматизациею, стигматизациями, стигматизации, стигматизациях (Источник: «Полная акцентуированная парадигма… …   Формы слов

  • стигматизация — согласно одной из криминологических теорий процесс (или результат) навязывания государством лицу, совершившему общественно опасное деяние, статуса ( клейма ) преступника. Тому, кто однажды был заклеймен как преступник, трудно в дальнейшем… …   Большой юридический словарь


Социальная стигматизация и COVID-19

15.05.2020

Количество просмотров: 846

Социальная стигматизация и COVID-19
Руководство по предупреждению и преодолению стигматизации1

Для кого этот документ: государственные органы, СМИ и местные организации, участвующие в мероприятиях по борьбе с новой коронавирусной инфекцией COVID-19.
ЧТО ТАКОЕ СОЦИАЛЬНАЯ СТИГМАТИЗАЦИЯ?

Социальная стигматизация в вопросах здоровья – возникновение негативной ассоциации определенного заболевания с определенным лицом или группой лиц с общими характеристиками. Во время вспышки заболевания может выражаться в распространении предвзятости, стереотипов, дискриминации и сегрегации в отношении таких людей и/или в потере ими своего статуса вследствие усматриваемой у них связи с болезнью.
Подобное обращение может иметь негативные последствия для пациентов, а также ухаживающих за ними людей, их близких и непосредственного социального окружения. Стигматизация может также распространяться на людей, которые не страдают заболеванием, но имеют общие характеристики с такой группой лиц.

Нынешняя вспышка COVID-19 провоцирует стигматизацию и дискриминационное поведение общества по отношению к представителям определенных этнических групп, а также к людям, подозреваемым в контакте с носителями коронавирусной инфекции.ПОЧЕМУ РАСПРОСТРАНЕНИЕ COVID-19 ВЫЗЫВАЕТ СТОЛЬ МАССОВУЮ СТИГМАТИЗАЦИЮ?
Масштабы стигматизации на почве COVID-19 обусловлены тремя основными факторами:
(1) это новая болезнь, многие характеристики которой до сих пор неизвестны;
(2) людям свойственно бояться неизвестности;

(3) возникающий страх легко объяснить происками «чужаков».Растерянность, беспокойство и страхи общества вполне понятны. К сожалению, эти же факторы провоцируют распространение пагубных стереотипов.
В приведенном перечне мер отражены рекомендации Центра коммуникационных программ Университета им. Джона Хопкинса и Сети «READY»

 К ЧЕМУ ЭТО ПРИВОДИТ?
Стигматизация нередко подтачивает ткань общества и приводит в действие механизмы изоляции отдельных групп, создавая предпосылки для более, а не менее интенсивного распространения вируса. Это может приводить к более тяжелым последствиям для здоровья населения и осложнять борьбу со вспышкой заболевания.

Стигматизация может:
• побуждать людей скрывать болезнь в попытках избежать дискриминации;
• вызывать нежелание своевременно обращаться за медицинской помощью;
• ослаблять привычки к здоровому поведению.

КАК ПРЕОДОЛЕТЬ СТИГМАТИЗАЦИЮ В ОБЩЕСТВЕ?
Имеются объективные доказательства того, что связанные с инфекционными болезнями стигматизация и страхи препятствуют эффективной борьбе с ними. С другой стороны, положительный эффект имеют укрепление доверия к надежной медицинской помощи и рекомендациям, проявление сопереживания с затронутым болезнью людям, понимание особенностей самой болезни и принятие действенных практических мер, помогающих людям и их близким оставаться в безопасности.

Для мобилизации общества на решительную борьбу с болезнью и предупреждение роста страхов и стигматизации крайне важно распространять информацию о COVID-19. Необходимо создать среду, позволяющую открыто, честно и конструктивно обсуждать болезнь и ее последствия.
Ниже приводятся некоторые рекомендации о том, как не усугубить и в конечном счете преодолеть проблему социальной стигматизации:
1. Слова имеют значение: в каком ключе можно и нельзя обсуждать новую коронавирусную инфекцию COVID-19
2. Личный вклад каждого: простые советы, помогающие преодолеть стигматизацию
3. Советы и тезисы для коммуникационной деятельности

СЛОВА ИМЕЮТ ЗНАЧЕНИЕ
Некоторые слова и выражения, употребляемые при обсуждении коронавирусной инфекции (например, «подозрительный случай», «изоляция» и т.д.), могут восприниматься людьми в негативном ключе и провоцировать стигматизирующие настроения. Они могут усиливать существующие негативные стереотипы и установки, укрепляя превратные ассоциации между болезнью и другими факторами, способствовать широкому распространению паники и пренебрежению человеческим достоинством заболевших людей.

Это может удерживать людей от прохождения скрининга, диагностики и соблюдения карантина. Поэтому всем средствам коммуникации, включая СМИ, рекомендуется пользоваться формулировками, способствующими уважению человеческого достоинства, признанию прав и возможностей людей. Особое значение имеет язык СМИ, поскольку он влияет на язык общества и на обсуждение проблемы новой коронавирусной инфекции COVID-19. Подача материала через призму негатива может также ухудшить отношение к пациентам с подозрением на новую коронавирусную инфекцию COVID-19 и обращение с ними.

Существует много конкретных примеров того, как использование недискриминационных слов и выражений и более нейтральных терминов помогает противодействовать эпидемиям и пандемиям, включая ВИЧ, туберкулез и грипп h2N12. ЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ и НЕЖЕЛАТЕЛЬНЫЕ СЛОВА И ВЫРАЖЕНИЯ. Ниже приводятся некоторые советы о том, какие слова и формулировки являются желательными, а какие нежелательными при обсуждении новой коронавирусной инфекции (COVID-19).

ЖЕЛАТЕЛЬНО: называть болезнь новой коронавирусной инфекцией (COVID-19).
Нежелательно: употреблять указания на географическое или этническое происхождение болезни, называя ее «уханьским», «китайским» или «азиатским» вирусом.

  Официальное наименование болезни было специально выбрано с учетом необходимости избегать стигматизации: «co» означает «корона», «vi» — вирус, а «d» — болезнь (disease), цифра 19 указывает на год появления болезни — 2019. ЖЕЛАТЕЛЬНО: называть заболевших «людьми с COVID-19», которые «лечатся от COVID-19», «выздоравливают от COVID-19» или «умерли после заражения COVID-19».
Нежелательно: называть заболевших «больными COVID-19» или «жертвами коронавируса».

  ЖЕЛАТЕЛЬНО: люди с «возможной» или «предполагаемой» COVID-19.
Нежелательно: «подозрительные» или «подозреваемые» на COVID-19 пациенты.

  ЖЕЛАТЕЛЬНО: говорить о «заражении» или «инфицировании» COVID-19.
Нежелательно говорить, что люди «распространяют COVID-19», «заражают окружающих» или «разносят вирус», поскольку под этим подразумевается вина этих людей в преднамеренной передаче инфекции.
Употребление терминов, которые характеризуют поведение заболевших как преступное или лишают их человеческих черт, создает впечатление, что они сделали что-то дурное или являются людьми второго сорта по сравнению с остальными; это провоцирует стигматизацию, уменьшает сострадание к таким людям и, возможно, лишает их желания обращаться за помощью, проходить скрининг, диагностику и карантин.

  ЖЕЛАТЕЛЬНО: с осторожностью высказываться о рисках, связанных с COVID-19, опираться на научные данные и актуальные медицинские рекомендации официальных органов.
Руководство ЮНЭЙДС по терминологии: не «жертвы СПИДа», а «люди, живущие с ВИЧ»; не «борьба со СПИДом», а «реагирование на проблему СПИДа».

Нежелательно: подхватывать и распространять неподтвержденные слухи и пользоваться нагнетающими страх гиперболическими словами и выражениями, такими как «чума», «конец света» и т.д.

  ЖЕЛАТЕЛЬНО: сохранять позитивный тон и акцентировать внимание на эффективности профилактики и лечения. Большинство людей способны справиться с болезнью. Существуют простые правила, соблюдая которые мы все можем обезопасить себя, своих близких и уязвимых к инфекции людей.
Нежелательно: заострять внимание на негативной стороне или распространяться об угрозах. Мы все должны стремиться обезопасить тех, кто может больше всего пострадать от инфекции.

  ЖЕЛАТЕЛЬНО: обращать внимание на эффективность мер защиты, помогающих предотвратить заражение новым коронавирусом, а также важность своевременного скрининга, диагностики и лечения.

  ЛИЧНЫЙ ВКЛАД КАЖДОГО
Важную роль в предупреждении и пресечении стигматизации в отношении людей из Китая и других азиатских стран играют усилия государственных органов, граждан, СМИ, авторитетных лиц и общественности на местах. При размещении в социальных сетях и на других платформах коммуникации сообщений, касающихся новой коронавирусной инфекции COVID-19, мы все должны проявлять ответственность и осмотрительность и демонстрировать конструктивное поведение.

  Вот некоторые примеры и советы о том, как можно противодействовать проявлениям стигматизации:
• Опирайтесь на факты. Стигматизацию нередко усиливает недостаток знаний о путях передачи и возможностях лечения новой коронавирусной инфекции COVID-19 и о способах профилактики инфицирования. Ответом на это может стать сбор, обобщение и распространение достоверных сведений о распространении инфекции в тех или иных странах, районах и населенных пунктах, факторах индивидуальной и коллективной уязвимости при распространении COVID-19, вариантах лечения, медицинских учреждениях и источниках информации. Следует пользоваться простыми формулировками, избегая профессиональных медицинских терминов. Эффективным и сравнительно дешевым каналом распространения информации среди большого количества людей служат социальные сети3.
• Привлекайте тех, кто пользуется авторитетом в обществе4, например, религиозных деятелей, которые могут начать диалог о судьбе людей, подвергающихся стигматизации, и о
3 Проведение адресных кампаний в социальных сетях с распространением достоверной информации и опровержением фейковых сообщений, циркулирующих в Твиттере и Фейсбуке, помогло Нигерии успешно локализовать вспышку Эболы 2014 г., затронувшую три другие страны Западной Африки. Эффективность данного подхода объяснялась, в частности, тем, что информация и экспертные мнения по вопросам здоровья воспроизводились и распространялись через популярные платформы международных неправительственных организаций (НПО), популярных пользователей социальных сетей, знаменитостей и блоггеров. Fayoyin, A. 2016. Engaging social media for health communication in Africa: Approaches, results and lessons. Journal of Mass Communication and Journalism, 6(315).
4 Термин «эффект Анджелины Джоли» был придуман исследователями массовой коммуникации в сфере здравоохранения для обозначения роста числе поисковых запросов в Интернете по теме диагностики генетической предрасположенности к раку молочной железы в течение нескольких лет после появления популярной новости о том, что актрисе Анджелине Джоли была в профилактических целях проведена ампутация обеих молочных желез.

 Эффект том, как им можно помочь, а также уважаемых и знаменитых деятелей, которые могут публично заявить о необходимости избегать навешивания ярлыков. Необходимо четко определить целевую аудиторию распространяемой информации и работать в непосредственном контакте с известными людьми, с тем чтобы передаваемая ими информация отвечала географическим и культурным особенностям аудитории, на которую они стремятся повлиять.

В качестве примера можно привести прямую веб-трансляцию руководителя города (или другого влиятельного лица) в социальных сетях, в ходе которой он обменивается рукопожатиями с лидером китайской диаспоры.
• Широко распространяйте высказывания, истории и изображения местных жителей, которые сами заболели новой коронавирусной инфекцией COVID-19 и выздоровели либо ухаживали за близким человеком, подчеркивая, что большинство людей переносят COVID-19 без ущерба для здоровья. Можно также провести кампанию под условным названием «галерея персоналий», рассказывающую аудитории о заслугах конкретных медицинских работников и ухаживающих за больными лиц, которые могут подвергаться стигматизации. Большую роль в преодолении стигматизации в обществе играет волонтерское движение граждан.
• Не забывайте о людях разной национальности. Все материалы о влиянии проблемы на жизнь людей и совместных усилиях по сдерживанию распространения COVID-19 должны демонстрировать многонациональный состав общества. Следует помнить, что шрифтовое оформление материалов, графика и символика должны иметь нейтральный характер, не напоминающий о конкретной группе населения.
• Этичная журналистика. Фактором, усиливающим стигматизацию заболевших, могут стать журналистские материалы, в которых делается неоправданный акцент на особенностях личного поведения и ответственности пациентов за «распространение коронавируса». Так, некоторые издания посвящают публикации рассуждениям о том, откуда пришел коронавирус, пытаясь найти «нулевого пациента» в каждой стране. Материалы, сводящиеся исключительно к вопросу о поиске вакцины и лекарства от инфекции, могут провоцировать страхи и создавать впечатление о том, что мы больше не в силах остановить распространение инфекции. В ответ на это следует шире распространять информацию об элементарных правилах профилактики инфекций, симптомах COVID-19, а также рекомендации о том, куда и когда обращаться за медицинской помощью.
• Объединяйтесь. Существует целый ряд инициатив по борьбе со стигматизацией и стереотипами. Сотрудничество с ними имеет важное значение, поскольку придает массовость такой работе и способствует появлению позитивной обстановки заботы и неравнодушия к каждому человеку.
СОВЕТЫ и ТЕЗИСЫ ДЛЯ КОММУНИКАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

По скорости распространения так называемая «инфодемия» дезинформации и слухов значительно обгоняет вспышку новой коронавирусной инфекции (COVID-19). Она усиливает негативные последствия вспышки, в том числе путем стигматизации и дискриминации жителей затронутых вспышкой районов. Для поддержки общества и каждого человека в таких районах требуются коллективная солидарность и четкая, практически полезная информация.Заблуждения, слухи и дезинформация — питательная среда для стигматизации и дискриминации, создающих препятствия для борьбы со вспышкой.позволяет предположить, что продвижение знаменитыми личностями информации из проверенных источников массово привлекает внимание общественности к вопросам здоровья, влияет на их отношение и готовность обращаться за медицинской помощью в связи с COVID-19.

— Опровергайте заблуждения, но при этом не подвергайте сомнению искренность чувств людей и продиктованных этими чувствами действий, даже если они основаны на неверных предпосылках.

— Пропагандируйте важность профилактики, жизненно важных мероприятий, своевременной диагностики и лечения.
Для пресечения дальнейшей передачи вируса и снижения уровня социальной тревоги требуются коллективная солидарность и сотрудничество.

− Стремитесь к тому, чтобы ваши материалы и сюжеты пробуждали сочувствие или представляли в общечеловеческом ключе опыт и проблемы людей и групп, столкнувшихся с новой коронавирусной инфекцией (COVID-19).

− Публично поддерживайте и ободряйте тех, кто трудится на переднем крае борьбы со вспышкой (медицинские работники, волонтеры, общественные деятели и т.д.).
Заслоном на пути новой коронавирусной инфекции (COVID-19) станут факты, а не страхи

— Распространяйте фактическую информацию и достоверные сведения о болезни.

— Опровергайте мифы и ложные представления.

— Тщательно выбирайте слова. Форма представления информации может влиять на настроения других людей (см. раздел о желательных и нежелательных словах и выражениях выше).

Показатель стигматизации людей, живущих с ВИЧ

26 августа 2008 года.


Исследования является результатом
партнерства между МФПР, ЮНЭЙДС,
ГНП + и МСЖ.

Многое из того, что нам известно о стигме в связи с ВИЧ и вытекающей из нее дискриминации в отношении людей, живущих с этим вирусом, построено на отдельных наблюдениях или носит фрагментарный характер. Проводимые исследования показывают, что, несмотря на наличие достаточной информации о влиянии стигмы, у нас нет четкой картины о фактической степени стигматизации. Широко признается тот факт, что стигма в связи с ВИЧ и сопровождающая ее дискриминация являются значительными барьерами, препятствующими получению услуг по профилактике, лечению и уходу в связи с ВИЧ теми, кто в них нуждается. Без применения координированных действий, направленных на устранение стигмы, цель, предусматривающая обеспечение всеобщего доступа к таким жизненно важным услугам, достигнута не будет.

Для того чтобы решить эту проблему отсутствия данных был разработан инструмент под названием «Показатель стигматизации людей, живущих с ВИЧ». Это исследование явилось результатом партнерства между Международной федерацией планирования родительства (МФПР), ЮНЭЙДС, Глобальной сетью людей, живущих с ВИЧ (ГНП+), и Международным сообществом женщин, живущих с ВИЧ (МСЖ). Эта глобальная инициатива также получила финансовую поддержку со стороны ГТЗ и ДМР, учреждений Германии и Великобритании, работающих в области развития.

Получение новой информации позволит улучшить процесс реализации программ и управления ими, усилить действия по адвокации и строить политику на основе имеющихся данных. Важным является то, что эта инициатива реализует на практике принцип расширения участия людей, живущих с ВИЧ/СПИДом (РУЛС).

«Очень интересно видеть, каким образом сети ВИЧ-позитивных людей проявляют все больший интерес к этому показателю. Люди действительно заинтересованы в том, чтобы этот показатель применялся в их странах; по моему мнению, это объясняется тем, что они считают, что этот показатель был разработан позитивными людьми и для позитивных людей и что в конечном итоге он будет использоваться на благо их сообществам», – сказала Кейт Томсон, руководитель группы ЮНЭЙДС по вопросам партнерства с гражданским обществом.


Многое из того, что нам известно о
стигме в связи с ВИЧ и вытекающей из
нее дискриминации в отношении людей,
живущих с этим вирусом, построено на
отдельных наблюдениях или носит
фрагментарный характер.

В 2008 году был начат важный процесс подготовки к широкому применению этого показателя за счет усиления потенциала сетей, объединяющих людей, живущих с ВИЧ, и налаживания партнерств в странах.

В 50 странах Азии, Тихоокеанского региона, Африки, Карибского бассейна, Латинской и Южной Америки были обучены 87 ВИЧ-позитивных представителей 66 организаций, которые стали инструкторами или руководителями команд. Региональные группы поддержки ЮНЭЙДС и страновые координаторы ЮНЭЙДС, а также региональные партнеры МФПР, МСЖ и ГНП+ вели совместную работу для проведения таких учебных семинаров.

«Если речь идет о том, чтобы плакать, кричать и выступать против стигмы – я все это прошла. Но я пыталась использовать имеющиеся данные, чтобы дать количественную оценку стигме. У меня как у исследователя и активиста сейчас имеется недостающее звено», – сказала Беатрис Вере из Уганды, участвовавшая в региональном семинаре для Африки, проведенном в Найроби в мае 2008 года.

Инструмент «Показатель стигматизации людей, живущих с ВИЧ» был продемонстрирован на примерах ранее в этом месяце во время специального заседания, состоявшегося в рамках Международной конференции по СПИДу в Мехико. Как сказал Ананди Юварадж из МСЖ, «этот показатель дает реальную возможность для эффективного измерения, понимания и пропаганды с целью улучшения политики и программ и внесения подлинных перемен в жизнь людей, живущих с ВИЧ».

Этот инструмент был разработан в сотрудничестве с лидерами сообществ, активистами, исследователями и поборниками прав человека со всего мира; он был апробирован на практике в Кении, Лесото, Тринидаде и Тобаго, Индии и Южной Африке. В настоящее время проводится полномасштабное применение этого инструмента в Доминиканской Республике; полученные данные и результаты первичного анализа будут опубликованы к концу 2008 года.

Результаты этого процесса будут показательными. Как сказал Андель Симон, исследователь, участвовавший в пилотной фазе проекта в Тринидаде в 2006 году, «когда вас интервьюирует другой человек, живущий с ВИЧ, это имеет большое значение, поскольку вы чувствуете, что он лучше понимает ваше отношение к различным вещам, касающимся жизни с ВИЧ».

Для получения более подробной информации смотрите недавно организованный веб-сайт www.stigmaindex.org или обращайтесь к координатору проекта в МФПР, Люси Стекпул-Мур lstackpoolmoore-at-ippf.org
вместо at используйте @

Стигма психического нездоровья

Теперь мы знаем, что такое стигма психического нездоровья и как она влияет на людей. Неудивительно, что с недавних пор исследователи начали искать способы уменьшить ее и избежать дискриминации. Как уже было сказано, люди склонны придерживаться негативных убеждений о проблемах психического здоровья независимо от возраста, знаний или знакомств. Негативное отношение заняло прочные позиции, а значит, кампании по изменению отношения должны быть многогранны. Придется сделать больше, чем просто передать знания о проблемах психического здоровья. Необходимо будет оспорить существующие негативные стереотипы, особенно то, как они преподносятся в средствах массовой информации.

В Великобритании кампания «Time to change» («Время перемен») — одна из крупнейших программ, которая пытается бороться со стигматизацией психического нездоровья при поддержке благотворительных организаций и служб психиатрической помощи. Эта программа создает блоги, видео, ТВ-рекламу и другие маркетинговые мероприятия, чтобы повысить осведомленность о стигме психического здоровья и помочь обществу понять, как негативно она воздействует на людей, страдающих от психических расстройств. Тем не менее информирование не может быть единственным решением, тем более что люди, которые наиболее осведомлены о проблемах психического здоровья (например психиатры, медсестры психиатрического профиля), сами продолжают поддерживать сильные стигматизирующие убеждения о психическом нездоровье.

В результате было решено применить некоторые методы социальной психологии для улучшения межгрупповых отношений и уменьшения предрассудков. Эти методы нацелены на позитивный межгрупповой контакт. Так, в мероприятиях «Time to change» вместе участвуют те, у кого есть проблемы с психическим здоровьем, и те, у кого их нет. Подобные инициативы хорошо зарекомендовали себя. Анализ показал, что они:

► улучшают отношение к людям с проблемами психического здоровья;

► повышают готовность в будущем раскрывать проблемы психического здоровья;

► способствуют поведению, связанному с противодействием стигме.

Перевела с английского Злата Маркова

Стигматизация и дискриминация в отношении людей, живущих с ВИЧ


Стигматизация и дискриминация в отношении людей, живущих с ВИЧ
Что такое стигматизация и дискриминация?

Буквальное значение слова «стигма» – «метка» или «пятно» на ком-то или чем-то. На ВИЧ часто смотрят отрицательно, и общественное отношение может нанести ущерб инфицированным людям или тем, кого подозревают в том, что они инфицированы.

Дискриминация определяется, в основном, юридическими правами и правами человека. Когда человек теряет работу из-за отрицательного подтекста или восприятия ВИЧ, это очевидная дискриминация.

Кого касаются стигматизация и дискриминация?

Всех людей, инфицированных ВИЧ или потенциально подверженных риску инфицирования ВИЧ. Например:
потребители инъекционных наркотиков;
коммерческие секс-работники;
дети, ставшие сиротами из-за ВИЧ;
семья и друзья ВИЧ-позитивных людей из группы высокого риска;
сиделки при больных ВИЧ.

Двойная изоляция

Многие люди становятся изолированными от общества не единожды, а дважды. Сначала их отталкивают из-за их статуса ВИЧ-инфицированного, а затем из-за их предполагаемого поведения, которое привело их к тому, что они стали ВИЧ-позитивными.

Где происходят стигматизация и дискриминация?
На рабочем месте.
В правоохранительных учреждениях.
В средствах информации.
В сообществах.
В системе здравоохранения и т.д.

Все это ведет к социальной изолированности затронутых ВИЧ людей.

Как «работают» стигматизация и дискриминация?

Стигма относится не только к ВИЧ/СПИДу. Она также имеет место в случаях туберкулеза, сифилиса и проказы. Она встречается при заболеваниях, которые связаны с несоответствиями социальным нормам.

Язык имеет ключевое значение для стигматизации. Мощные метафоры используются для усиления и узаконивания стигматизации. В них ВИЧ/СПИД соотносят со смертью, ужасом, стыдом, наказанием и т.д.

Стигматизация может быть внутренней или внешней. Внутренняя стигматизация (которую человек ощущает или воображает) – это стыд, связанный с ВИЧ/СПИДом и страхом дискриминации. Внешняя стигматизация относится к реальным проявлениям дискриминации.

Они могут сделать жизнь невыносимой для тех, кто живет с болезнью.

Стигматизация может вызвать у людей, которые ей подверглись, нежелание проходить тесты, может заставить их изменить поведение, отказаться от профилактических мер, а также привести к низкому качеству ухода и дискриминации.

Например, женщина может не хотеть кормить ребенка из бутылочки, если она думает, что это заклеймит ее как ВИЧ-инфицированную.

Жертвами стигматизации и дискриминации зачастую становятся семьи, друзья, коллеги ВИЧ-инфицированных людей.

Поддержка тех, кто затронут ВИЧ, включает в себя такие мероприятия как:

— программы визитов на дом,

— группы поддержки,

— работа, направленная на преодоление страхов,

— консультирование,

— разрешение конфликтов,

— распространение образовательной информации, адаптированной для целевых аудиторий (например, для медицинских работников),

— предоставление слова людям, затронутым ВИЧ/СПИДом,

— поощрение формирования поддерживающей атмосферы через общение,

— защита прав людей, затронутых ВИЧ/СПИДом.

 

 

Что такое стигма, стигматизация, самостигматизация и как ее избежать.

Стигма (stigma – лат.) означает «признак», «клеймо позора». В современном мире этот термин употребляют в значении «ярлык», «метка». Стереотипное представление о тех или иных явлениях  часто необходимо для определения того, к какой группе относится человек или явление. Стереотипы помогают тем, что обладают обобщенной частью информации о различных явлениях. Тем не менее, рядом со стереотипными представлениями всегда стоят мифы и предрассудки.

Представление о психических заболеваниях и душевнобольных уходит своими корнями еще к тем временам, когда больных не лечили, а содержали в приютах для буйных больных. С этим связано явление стигматизации – восприятием людей с психиатрическим диагнозом (любым!) в соответствии с представлением о «типичных» психически больных. Между тем, явление стигмы, или социального клейма, представляет большую проблему. В обществе психически больных с презрением называют «псих», «больной на голову», «дурак» и т.п., психиатрическую больницу называют «психушка», «дурдом».

Жить и иметь высокое качество жизни, возможность сохранения семьи и работы в таких условиях достаточно сложно. К сожалению, чаще всего к душевнобольным относятся, исходя из многочисленных предрассудков. Рассмотрим самые распространенные предрассудки, касающиеся психических заболеваний и больных.

1. Психически больные опасны, совершают преступлений больше, чем обычные люди. Такое представление раздуто различными видами  СМИ. Преступления, совершенные психически больными, подробно и долго смакуются на экранах телевизора и в газетах. Кроме того, в случаях совершения тяжелых преступлений, все окружающие тут же задаются вопросом «А не страдает ли преступник психическим расстройством?». В нашем обществе принято объединять понятия «преступление» и «психическое заболевание».   

Во многих случаях к психически больным общество относится как к людям непредсказуемым, вызывающим настороженность, опасность, ненадежность и бесполезность. Их считают людьми, которые не могут отвечать за себя, иметь свободу мнения и действий. В итоге общество ставит собственную безопасность выше личной свободы и прав больного. Это приводит к стремлению ограничить больных в их правах и дистанцироваться от них.

В реальности — большинство психически больных не представляют опасности для себя и окружающих. Если больной до начала заболевания не имел склонности к агрессии, то и во время болезненного состояния маловероятно, что он ее применит. Число преступлений среди психически больных в процентном соотношении одинаковое с таковым в общей популяции населения. Среди душевнобольных есть много замечательных, добрых и интересных людей, многих из которых можно назвать настоящими личностями.

2. К стигматизации также приводит негативное отношение к психиатрии в целом. Это относится не только к психически больным, но и к психиатрическому лечению, и к врачам-психиатрам. В советские годы нередко свободомыслие приводило в психиатрическую клинику, а отсутствие закона, регулирующего права пациентов, привело к появлению мифа о «карательной психиатрии». Образ врача-психиатра нередко искажен в представлении многих людей — идеализирован, наделен чуть ли не магическими способностями, либо, наоборот, выставлен в отрицательных красках – как человека, который видит во всех окружающих  больных, пытается «залечить». В СМИ врачи-психиатры часто выступают в роли экспертов, что также вносит свой вклад о появлении стереотипных представлений о врачах-психиатрах и о психиатрии в целом.

Сюда же относится и миф о психотропных препаратах – «Психотропные препараты вредны, «зомбируют», подавляют его волю, вызывают зависимость». Подавляющее большинство психотропных препаратов зависимости не вызывает, исключение составляют транквилизаторы, назначаемые кратковременными курсами. В то же время у препаратов имеются неприятные побочные эффекты, которые поддаются коррекции. Современные препараты имеют меньше побочных эффектов, и они менее выражены.

3. В любом обществе существуют индивидуумы, которые активно, агрессивно, вплоть до жестокости, не принимают тот факт, что психически больные люди имеют одинаковые права на жизнь вместе с другими гражданами. По их представлению психически больные люди, абсолютно все и не зависимо от диагноза, наделяются следующими качествами: низкий интеллект, отрицательные черты характера, тенденция к дегенерации. Такое отношение приводит к стремлению к  любым репрессивным действиям. Пример такого отношения – Адольф Гитлер, который в годы войны, как в Германии, так и в других странах, уничтожил сотни тысяч психически больных.

4.  Шизофрения неизлечима. Больные шизофренией должны всю жизнь проводить в больнице. Такое представление также берет начало со времен отсутствия лекарственной терапии. В то время больные действительно большую часть жизни проводили в больнице.

В реальности — в настоящее время медикаментозное лечение может существенно улучшить состояние психически больного и предотвратить ухудшение состояния в дальнейшем. Все мероприятия по борьбе с психическим расстройством (лекарственная терапия, психотерапия и социальная реабилитация)  нацелены на то, чтобы заболевший не попадал бы повторно в стационар. Это, в свою очередь, направлено на то, чтобы больной не выпадал из общества, из семьи и трудового коллектива, сохраняя при этом достаточное качество жизни. В настоящее время больных, страдающих тяжелыми формами психических расстройств и проводящих большое количество времени в стационаре, примерно 5 % от общего числа психически больных.

5. Психические заболевания – чаще это результат безволия, слабого характера, признак таланта, пробуждения особых способностей, наказание за грехи. Неоднократно все мы слышали высказывания примерно такого содержания: «Вперед, на уборку картошки! И никакой болезни не останется!», «Достаточно просто взять себя в руки», «Все гении – сумасшедшие!» и т.п. В данной ситуации отрицается сам факт биологической природы заболевания. На больного невольно накладывается вина и ответственность за собственную болезнь, и контроль над ее симптомами.

В реальности — психические заболевания, как и соматические (сахарный диабет, бронхиальная астма, язвенная болезнь и др.), имеют биологические причины и не могут быть преодолены волевым усилием. Сложно себе представить, что физический труд вылечит сахарный диабет или язвенную болезнь, а призыв взять себя в руки сделает глухого слышащим.

В жизни каждого человека нет никакой гарантии, что он никогда не заболеет психическим расстройством. Между тем, у каждого человека есть свое представление о психических заболеваниях. И, заболев, человек начинает относиться к себе, исходя из прошлого опыта отношений. Т.е., проще говоря, как он относился к психически больным, так он и будет относиться к себе, имея психическое расстройство, и многие его проблемы будут вытекать из явления под названием «самостигматизация».

Человек с психическим расстройством замечает, что его возможности снижаются. Меняется его самооценка: он чувствует себя в каком-то отношении «хуже» окружающих. Перед больным возникает вопрос: болезнь снизила его компетентность лишь по сравнению с конкретными людьми (или относительно его самого до болезни) или он перестал соответствовать нормам общества в целом? От ответа на этот вопрос зависит, будет ли больной по-прежнему считать себя представителем «нормального», «здорового» общества, пусть и в другой роли, или встанет на позицию изгоя.

Какие существуют формы самостигматизации? Перечислим ниже:

1. Пациенты этой группы, переживая чувство вины за свою болезнь, начинают преувеличивать свою несостоятельность и постепенно снижают требования к себе. Жизнь таких пациентов начинает протекать под девизом: «Нужно себя беречь, ведь я же тяжелобольной!» либо «Буду бороться с болезнью до конца!». Пациент безо всяких на то оснований оставляет трудовую деятельность или обучение, начинает вести образ жизни с минимальными энергозатратами. В выраженных случаях его общение сводится к минимальному кругу помогающих родственников. «Оздоровительные мероприятия» занимают все его время, не оставляя места ни на что другое. Чувство вины вытесняется таким патологическим «смыслом жизни», как борьба с болезнью, что помогает больному чувствовать себя нормальным членом общества.

2. Пациенты этой группы отличаются тем, что из-за непереносимости для них осознания своего заболевания, они начинают преуменьшать тяжесть своих симптомов и состояния в целом. Подчеркивая то, что им «до психического заболевания далеко», они противопоставляют себя другим пациентам: «я совершенно здоров по сравнению с этими психами!». Такие пациенты заняты стигматизацией других пациентов. Они крайне неохотно посещают лечебное учреждение, приходят на прием к врачу, а если и посещают отделения дневного пребывания, то скорее под предлогом  того, чтобы «помочь другим» и т.п.

3. Пациенты этой группы приходят к убежденности в том, что среди здоровых им места нет, что их место – в среде психически больных. Образ психически больных индивидуален у каждого пациента, зависит от собственного склада личности и проблем. Пациент представляет других пациентов такими, каков он сам,  с точно такими же проблемами. В таком обществе ему не так одиноко. В последующем, все свои неудачи и промахи такой пациент связывает со своей болезнью и вытекающей из нее несостоятельностью. Например, пациент может считать, что ему невозможно познакомиться с женщиной для близких отношений (найти работу, научиться пользоваться компьютером, самостоятельно проживать и т.п.), т.к. он – психически больной. Все эмоциональные реакции окружающих такие пациенты также принимают на свой счет и объясняют тем, что «к психически больным плохо относятся». Реальные причины неудач или недоброжелательного отношения упускаются из виду, не анализируются.

К сожалению, второй и третьей формам самостигматизации нередко  способствуют лечение в психиатрических больницах и диспансерах. Происходит это, потому что учреждения обладают полномочиями накладывать социальные ограничения, связанные с болезнью. А это, в свою очередь, легализует «стигму».

Сочетания определенных черт характера и проявлений болезни формируют особые комбинации описанных компонентов, создавая типы самостигматизации.

В каждом из них можно обнаружить в явном или скрытом виде обвинение и оправдание, которые могут быть направлены как на себя, так и на других людей.

I. У лиц, заболевание которых протекало в виде отчетливых обострений, перемежавшихся значительным улучшением состояния, чаще всего наблюдались два противоположных типа самостигматизации.

1. Замкнутые, неуверенные в себе люди в состоянии обострения заболевания оправдывали свою несостоятельность болезнью. В ремиссии они считали себя «типичными» психически больными. На этом основании больные необоснованно снижали требования к себе, а недостаточно позитивное, по их мнению, отношение окружающих считали предвзятым и несправедливым.

2.      Общительные и жизнерадостные люди, напротив, в обострении оказались склонны объяснять свои проблемы предвзятым отношением окружающих. В ремиссии же они оправдывают проявлениями болезни свою иждивенческую позицию.                                                                

II. У лиц с длительными и выраженными проявлениями болезни.

1.      Больные со сниженной самооценкой и склонностью к подозрительности принимали собственные негативные чувства к окружающим за предвзятое отношение окружающих к ним, как к обладателям психиатрического диагноза.

2. Больные шизофренией со сниженным настроением и ярким чувством измененности своей психики испытывали вину перед окружающими за свою болезнь и считали, что люди их обвиняют в том, что они больны. Таким же они считали отношение окружающих и к психически больным в целом.

3. Недавно заболевшие люди пожилого возраста были вынуждены менять представление о себе. В период разрушения существовавшей до болезни самооценки и формирования новой такие люди оказывались между двух социумов: они уже не относили себя к здоровым людям, но еще не отождествлялись с больными. Четкое представление о нормах, которым они должны соответствовать, также временно отсутствовало. Результатом такой самостигматизации являлась сосредоточенность на болезни, не обязательно тяжелой, неуверенность в себе.

4. Активные, жизнерадостные, уверенные в себе люди в периоды плохого самочувствия склонны обвинять окружающих в негативном отношении к себе как к психически больным.

Можно заметить, что людям данной группы свойственна оппозиция по отношению к окружающим. 

III.  Больные относят себя к определенному сообществу, воспринимая его как источник поддержки.

Как правило, люди с такими типами самостигматизации отличаются от остальных общительностью, эмоциональностью, высокой потребностью быть в центре внимания. Их расстройства, как правило, в виде тревоги и депрессии, неглубоки. Три приведенных ниже типа самостигматизации отражают противоположную позицию описанным выше двум группам.

1. Больные с длительными состояниями подавленности и вины относили себя к социуму психически больных.

2. Люди в тревожном и длительном астеническом состоянии склонны относить себя к здоровым людям и дистанцироваться от психически больных.

3. Больные, демонстративный склад характера которых, достигает патологической дисгармонии, связывают с заболеванием лишь те проблемы, в решении которых они Опасность самостигматизации состоит в том,она маскирует от больного его истинную проблему, направляя его усилия по ложному пути. Поэтому для достижения наибольшего успеха в преодолении болезни и выстраивании полноценной жизни, необходим процесс, который называется дестигматизация. Основная цель больного в этом процессе — осознать себя как личность, от болезни не зависящую. Психическая болезнь является серьезной проблемой, она может причинять много тягостных переживаний и нередко диктует свои условия жизни. Но — именно условия, а не цели и ценности, личность характеризующие.

Процесс дестигматизации имеет несколько этапов:

Начальный этап — осознание того, что и при наличии болезни личность человека продолжает существовать. Нередкой ошибкой пациентов является установка-ожидание: вот вылечусь — заживу…Важно понять: живу уже сейчас, каждый день, каждую минуту. Лечение — не цель, а условие, облегчающее состояние, дающее возможность жить, наполняя жизнь своим, желаемым содержанием.

Этап принятия себя  — осознание пациентом того, какая он личность, принятие своей системы ценностей. Это определяет направление будущих изменений. На этом этапе больной осознает границы своей личности, иными словами, учится различать, где сфера его влияния, а где — нет.

Это очень важный и трудный этап, в значительной мере определяющий будущее. Пациент может осознать, что роль беспомощной жертвы гарантирует ему в его представлении безопасность, ограждая от ответственности за самого себя. Осознав это, пациент делает выбор: принять на себя ответственность за свои проявления и жить по возможности полной жизнью или продолжать придерживаться роли «больного».

Финальный этап — осмысление пациентом роли и места болезни в его жизни, что открывает возможности его преобразования, адаптации и реабилитации. Больной в этот период может уже отделять себя и болезнь, учится управлять процессом своей жизни.

Проблема самостигматизации оказывает влияние на то, что у больного растет чувство вины перед родственниками и близкими за все проблемы, которые болезнь привнесла в их жизнь. Если больной знает, что у его родственников достаточно сил и ресурсов для того, чтобы справиться с этой психологической ношей, что у них тоже есть своя жизнь и интересы, то чувство вины может постепенно исчезнуть.  

Семья несет тройное бремя стигмы, к нему относится то, что:

·         Все члены семьи вольно или невольно переживают предвзятое отношение к ним со стороны окружающих.

·         Семья исполняет роль посредника между больным родственником и обществом.

·         Члены семьи также подвержены самостигматизации, испытывают чувство вины за «переданную наследственность», «неправильное воспитание или обращение с больным», «создание неподходящих условий».

Развитию самостигматизации членов семьи также способствуют чувство вины перед больным из-за беспомощности перед его болезнью, затрудненного контакта с ним, частыми обвинениями в их адрес со стороны больного и необходимостью создавать определенные условия для его жизни (а это не всегда возможно или невозможно в полной мере). Какие же наиболее распространенные реакции на эти переживания бывают у членов семьи? К таким реакциям относятся:

— Дистанцирование от больного: происходит полное игнорирование его, как личности со своими потребностями и желаниями. Это, в свою очередь, ведет к непониманию друг друга, неправильному реагированию на поведение больного родственника. И это вновь увеличивает чувство вины, образуя порочный круг.

— Гиперопека: с больного снимается практически вся ответственность за поступки и действия, в каком бы состоянии они не происходили. За больного начинают решать все его проблемы, тем самым постепенно делая его все беспомощнее перед жизненными реалиями.

— Неприязнь к родственнику: в адрес больного сыплются постоянные критические замечания и Родственники, если желают помочь своему близкому, должны за болезнью видеть личность, его стремления и желания, признавать его право на собственную жизнь. Не стоит требовать от него невозможного. Имеет смысл признавать и подчеркивать его возможности и личностные ресурсы, помогать ему их использовать самостоятельно.

Для того, чтобы избавиться от самостигматизации, как больным, так и их родственникам, необходимо повышать свой уровень информированности в области современной психиатрии, искать союзников для совместного решения своих проблем. Не нужно бояться говорить о психическом заболевании, т.к. в большинстве своем люди добры и отзывчивы, и, узнав о ваших проблемах, вам могут оказать дополнительную помощь. Не нужно погружаться полностью в мысли о том, что вы —  самые несчастные на свете, вы не являетесь исключением. На свете много семей, в которых есть психически больные. Логичнее заниматься обменом опытом, взаимовыручкой и помощью друг другу, направленными на преодоление возникших проблем.

Врач психиатр-нарколог                                                                    Е. В. Сховко

 

Лельчицкий территориальный центр социального обслуживания населения


Стигматизация

Узнавая нечто новое, по мере накопления жизненного опыта мы создаем определенные схематичные представления о предметах и явлениях и впоследствии действуем на основе этих представлений. Так, мы знаем об огне, что он обжигает, и что на нем можно готовить пищу. Разные люди имеют разные представления об огне, о том, как его можно использовать, и что из него можно извлечь. Кто-то может бояться пламени, другой человек, напротив, будет наслаждаться созерцанием горящего костра. Так и с людьми.

Представьте, что, увидев человека в первый раз и немного поговорив с ним, вы решаете, что этот человек глуп и неинтересен, и впоследствии, думая о нем или общаясь с ним, действуете, словно так оно и есть. Тем самым ограничиваясь «представлением-ярлыком», вы теряете возможность открыть в человеке другие, не замеченные ранее черты и сделать ваше общение более полноценным и обоюдовыгодным.

Стигматизация (от греческого «стигма» — «клеймо») — это навешивание социальных, моральных, психологических характеристик (ярлыков) на отдельного индивида или даже сообщество, имеющих отрицательный характер. Человек, отличающийся каким-либо физическим, моральным или иным признаком от большинства того общества, в котором он живет, наделяется стигмой. Например: «красавец», «глупая», «психолог», «ботан», «жадина» и т. д.

Основные разновидности стигматизации:

•Физическая стигматизация-присвоение стигмы лицам с физическими недостатками, врожденными или приобретенными. Например, когда слепому говорят громче, хотя он прекрасно слышит, или психически больные, которых стараются сторониться, считая их непредсказуемыми и опасными.

Зачастую человек, имеющий даже незначительное психическое заболевание, страдает больше от предубеждений со стороны окружающих, чем от симптомов самой болезни.

Сюда же можно отнести людей со всеми неизлечимыми болезнями, такими как СПИД, гепатит, туберкулез. Людям с этими болезнями сразу же присваивается «звание» социального аутсайдера, наркомана, алкоголика и т.п.

• Психологическая стигматизация это явление, при котором человек сам наделяет себя какой-либо стигмой. Например, «я толстая, а толстых никто не любит», «я маленького роста, а девушки любят высоких». Зачастую психологическая стигма появляется на фоне физического недуга. Допустим, человек считает, что он немощный инвалид, с которым никто не захочет заводить семью. Проблема заключается в том, что лицо с таким клеймом начинает прятаться от общества, как от стрессора, жалеть себя, ограничивать и все неудачи списывать на свое клеймо. Очень часто это наблюдается у ветеранов военных действий, которые получили увечья, ограничивающие их способность к передвижению, а проще говоря — стали инвалидами. Они настроены на неудачу или даже вовсе отказываются от попыток что-либо предпринять, накручивая себя: «Я же инвалид, у меня ничего не получится, я никому не нужен, потому что обуза».

То же самое происходит с девушками, страдающими излишним весом. Они или зацикливаются на своей внешности и ведут затворнический образ жизни, сторонясь общения с противоположным полом, или доводят себя до анорексии. Таким образом, стигма становится причиной самобичевания и самоуничтожения.

Социальная стигматизация — это явление, когда человеку «ставят клеймо», исходя из его положения в обществе. Самым выдающимся примером такого рода стигмы являются бывшие осужденные. После выхода из исправительного учреждения на этих людей продолжают смотреть как на уголовников, «от него можно ожидать чего угодно», «зэков бывших не бывает». Вышедшим людям на свободу очень сложно адаптироваться к общественной жизни. Как они не стараются, снова попадают в исправительные колонии. В большинстве случаев из-за невозможности построить нормальную жизнь. И здесь уже можно заметить, как социальная стигматизация сворачивается в психологическую.

К этой категории можно отнести детей-сирот, живущих в детских домах, им очень часто, хоть это и внешне порицается, заочно присваивается звание «будущих уголовников».

Еще пример: девушка, не вышедшая замуж до 25 лет — «старая дева и никому не нужна». Очень сильно подвергаются стигматизации представители нетрадиционной ориентации. Людей, живущих в деревнях и селах, принято считать «деревещены» из-за низкого информационного развития.

• Культурная стигматизация

Широко представлена социальная стигматизация в этническом контексте: «евреи — хитрые», «украинцы — жадные», «немцы — фашисты». В принципе, любой анекдот, да и сатира тоже — это высмеивание стигмы человека или целой социальной группы. Стигматизация часто рождает дискриминацию: этническую, расовую и даже гендерную.

Последствия стигматизации для человека:

У всех людей со стигмой наблюдается примерно одинаковая модель поведения. Стесняясь своего статуса, они стремятся избегать общества, скрывают наличие у себя «порока», оправдывают все своим «недостатком». Такие люди боятся подвергнуться критике, зачастую свою жизнь строят так, чтобы максимально соответствовать понятию «нормальный человек». Индивид со стигмой скрывает наличие ее у себя, уничтожая таким образом свою жизнь. Смыслом и целью существования становится желание, чтобы никто не догадался, что у него есть недостаток. Как следствие появляются неврозы, депрессивные состояния, личность становится замкнутой, развиваются разного рода психосоматические заболевания. И что самое ужасное, это может привести к суициду.

Иногда можно наблюдать «положительные» проявления стигмы. Например, когда одобряют боксера за ум, нехарактерный для данного вида спорта, или наоборот, шахматиста хвалят за силу.

Особенности профилактики стигматизации в обществе

Каким бы ни было какое-либо явление, смысл заключается в том, что мы с раннего детства приучаем своих детей навешивать ярлыки, говоря им, что «этот дядя чужой и опасный», «не дружи с этим мальчиком, он плохой». Безусловно, люди хотят защитить и оградить своих детей от неприятностей, но важна форма, в которой это делается.

Обычно у нас нет ни слов, ни желания объяснить малышу, почему мы предостерегаем его от общения с незнакомым человеком. Мы просто вкладываем в его память негативный опыт, готовый конструкт «чужой-плохой». Родители не объясняют своему чаду, почему они не хотят, чтобы он дружил с кем-то из сверстников во дворе, и что плохого тот сделал, а просто вешается ярлык, который не подлежит сомнению.

И уже в школе можно наблюдать плоды такого своего воспитания, когда стигматизации подвергается любой хоть чем-нибудь непохожий на других ребенок.

К профилактическим можно отнести такие меры:

1.Общая гуманизация общества. Это должно происходить еще с детских лет в семье, потом в образовательных институтах. Необходимо формировать такие качества, как толерантность, лояльность. Сейчас в школах, например, вводят интегрированное образование. Это значит, что внедряются классы, в которых учатся обычные ребята и «дети с особенностями в развитии».

2.Просвещение и повышение общей культуры общества и социального уровня жизни. Ни для кого не секрет, что именно бытовая неустроенность, недостаток образования и культуры зачастую толкает людей к «порочному образу жизни», если, конечно, речь не идет о врожденных недугах. Люди должны знать примеры, когда человек со стигмой развивается, добивается успеха и становится вполне счастливым. Знаменитый Альберт Эйнштейн, а также изобретатель телефона Александр Белл страдали задержкой интеллектуального развития. Все они стали знаменитыми и успешными в жизни.

3.Информирование о стигматизирующих факторах. Здесь речь идет о юридической, медицинской, психологической осведомленности. Проще говоря, люди должны знать к чему приводит навешивание социальных ярлыков на других. Каждый должен осознавать меру ответственности за свои слова и поступки, чтобы формировалось чувство сопричастности по отношению к окружающему миру, и человек не закрывался в своей «скорлупе», делая вид, что «меня это не касается».

Если все-таки не удалось обойти «навешивание ярлыков», то следующие рекомендации помогут справиться со стигмой:

1. Поймите, что вы не ваша стигма. Ваша семья и друзья любят вас, а не вашу стигму! Когда люди смотрят на вас, они видят вас. Итак, когда вы смотрите на себя, вы тоже должны увидеть себя;

2. Обратитесь за помощью по решению возникшей проблемы. Рассмотрите возможность работы со специалистом. Профессионалы сделают ваш путь легче. Например, если вы страдаете ожирением- обратитесь к диетологу и пр.;

3. Попробуйте методы снижения стресса. Исследования показали, что успокаивающие методы, такие как размышления, медитации, занятия йогой и даже глубокие вдохи могут помочь людям справиться со стигмой;

4. Сосредоточься на других аспектах в вас. Может быть, что вы «парень- ботан», но при этом удивительный шахматист. Или «девушка- блондинка», но прекрасно играете в баскетбол. Почему бы вам не радоваться этим вещам вместо проблем?

Поэтому, не бойтесь ярлыков! Ни в отношении самих себя, ни в отношении других людей. Все мы – живые люди и поэтому у всех нас имеются какие-то проблемы. И на всех нас можно повесить хоть какой-нибудь, но всё же ярлычок!

Стигма, дискриминация и психические заболевания

Стигма – это когда кто-то видит вас в негативном свете из-за определенной характеристики или атрибута (например, цвета кожи, культурного происхождения, инвалидности или психического заболевания). Когда кто-то относится к вам негативно из-за вашего психического заболевания, это дискриминация.

Стигма возникает, когда человек определяет кого-то по его болезни, а не по тому, кем он является как личность. Например, их можно назвать «психотиками», а не «человеком, страдающим психозом».

Для людей с проблемами психического здоровья социальная стигма и дискриминация, с которыми они сталкиваются, могут усугубить их проблемы, затруднив выздоровление. Это может привести к тому, что человек будет избегать получения необходимой ему помощи из-за страха быть стигматизированным.

Вредные последствия стигмы

Некоторые последствия стигмы включают:

  • чувство стыда, безнадежности и изоляции
  • нежелание просить о помощи или лечиться
  • непонимание со стороны семьи, друзей или других
  • меньше возможностей для трудоустройства или социального взаимодействия
  • запугивание, физическое насилие или домогательства
  • неуверенность в себе – вера в то, что вы никогда не преодолеете свою болезнь и не сможете достичь того, чего хотите в жизни.

Борьба со стигмой

Вот несколько способов справиться со стигмой:

Получите необходимое психиатрическое лечение . Постарайтесь не позволять страху получить ярлык психического заболевания помешать вам получить помощь.

Не верю . Иногда, если вы слышите или испытываете что-то достаточно часто, вы сами начинаете в это верить. Старайтесь не позволять невежеству других людей влиять на ваше отношение к себе. Психическое заболевание не является признаком слабости, и с ним редко можно справиться самостоятельно.Обсуждение своих проблем с психическим здоровьем со специалистами здравоохранения поможет вам на пути к выздоровлению или лечению.

Не прячься . Многие люди с психическими заболеваниями хотят изолировать себя от мира. Обращение к людям, которым вы доверяете — семье, друзьям, тренерам или религиозным лидерам — может означать, что вы получите необходимую поддержку.

Связь с другими . Присоединение к группе поддержки психического здоровья — онлайн или лично — может помочь вам справиться с чувством изоляции и заставить вас понять, что вы не одиноки в своих чувствах и переживаниях.

Ты не твоя болезнь . Не определяйте себя своей болезнью, как это могли бы сделать другие люди. Вместо того, чтобы говорить «я шизофреник», скажите «у меня шизофрения». В языке есть сила.

Ничего личного . Помните, что суждения других людей часто исходят из непонимания, а не чего-то другого. Эти суждения выносятся до того, как они узнают вас поближе, поэтому не верьте, что их взгляды имеют какое-то отношение к вам лично.

Дискриминация – ваши права

Австралия имеет законодательство против дискриминации и согласна с международными конвенциями, защищающими права людей с психическими заболеваниями.

  • Комиссия по равным возможностям и правам человека Виктории пропагандирует равные возможности и может помочь вам в борьбе с незаконной дискриминацией.
  • Австралийская комиссия по правам человека является правительственным агентством Содружества, которое продвигает права человека и занимается вопросами соблюдения и дискриминации.
  • На международном уровне Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций разработала «Принципы защиты лиц с психическими заболеваниями и улучшения психиатрической помощи».Всемирная организация здравоохранения также располагает информацией о психическом здоровье и правах человека.

Борьба с стигмой, связанной с психическим заболеванием

Каждый должен сыграть свою роль в создании психически здорового сообщества, которое включает в себя всех, отвергает дискриминацию и поддерживает выздоровление. Способы помочь:

  • узнать факты о психических заболеваниях и поделиться ими с семьей, друзьями, коллегами по работе и одноклассниками
  • познакомиться с людьми с личным опытом психических заболеваний, чтобы вы научились видеть их такими, какие они есть чем их болезнь.
  • не осуждать, не навешивать ярлыки и не дискриминировать людей с психическими заболеваниями. Относитесь ко всем людям с уважением и достоинством.
  • избегать использования формулировок, в которых болезнь ставится на первое место, а человек — на второе. Говорите «человек с биполярным расстройством», а не «у этого человека биполярное расстройство».
  • говорить что-то, когда вы слышите, как люди вокруг вас делают стереотипные или неточные комментарии о психическом заболевании.
  • поделиться своим опытом психического заболевания (если вы с ним сталкивались).Это поможет развеять мифы и побудит других сделать то же самое. Психическое заболевание – это не что-то постыдное, что нужно скрывать.

Границы | Снижение стигматизации: уменьшение несоответствия между «нами» и «ими». Вмешательство для специалистов в области психического здоровья

Введение

Во всех странах общество сталкивается с проблемами, которые воспринимаются как неприятные, такими как преступления, неудачи, слабость, физические или психологические проблемы (1). Часто эти проблемы вызывают эмоциональные реакции, такие как гнев, страх или жалость (2).Как описано Dijker и Koomen (3), когда эти проблемы возникают или когда люди ожидают их возникновения, они обычно реагируют одной из следующих стратегий: исправление, терпимость или стигматизация (4). Исправление направлено на изменение наблюдаемого или воображаемого отклонения человека с помощью ухода, лечения или наказания. Толерантность включает в себя попытку игнорировать свои реакции на девиантного человека. Стигматизация предполагает социальное неприятие и исключение человека. Настоящее исследование сосредоточено на последней стратегии (стигматизации) в контексте охраны психического здоровья.

Стигматизация представляет собой процесс, при котором состояние, наблюдаемое отдельным лицом или группой, рассматривается как девиантное, вызывающее негативные эмоции и мысли (5, 6). Это наблюдение может повлечь за собой текущее, бывшее или воображаемое наблюдателем состояние (3). Когниции и чувства, вызванные этим наблюдением, могут привести к навешиванию ярлыков, дискриминации, предрассудкам, разделению, формированию стереотипов и потере статуса стигматизированного человека (7). Стигматизация может выражаться по-разному, в зависимости от (8), например, ситуации, контекста, предыдущего опыта, ценностей и целей людей (9).

Одним из факторов, влияющих на процесс стигматизации, является склонность людей делить мир на категории (10). Тем самым люди упрощают сложность окружающего их мира, что позволяет им использовать свои когнитивные ресурсы для решения других задач (11). Когда людей делят на группы, различия внутри групп, как правило, сводятся к минимуму (внутригруппа), а различия между группами преувеличиваются (вне группы) (12, 13). Люди предпочитают членов своей группы, «нас», а не членов чужой группы, «их».Этот процесс называется межгрупповой предвзятостью (14, 15) и может привести к исключению, дискриминации и неравенству в обществе и/или отношениях (3, 6, 16–21).

Люди с проблемами психического здоровья часто страдают от последствий межгрупповой предвзятости. Они подвергаются стигматизации, иногда несмотря на то, что избавились от своих проблем (18, 22–24). Общие базовые познания — это убеждения в потенциальной опасности, некомпетентности, «менее полезном для общества» и ответственности за свои проблемы (22, 24–26).Последствия стигматизации могут быть вредными для стигматизированных лиц, поскольку они могут усиливать самостигматизацию и проблемы с психическим здоровьем, а также снижать самооценку, чувство надежды, качество жизни и готовность обращаться за помощью (27, 28).

Люди с проблемами психического здоровья подвергаются стигматизации в психиатрических учреждениях примерно в той же степени, что и среди населения в целом (29–31). Почти четверть (22%) всего опыта стигматизации связана с контактами со специалистами в области психического здоровья (29, 32).Ривли и др. (33) обнаружили в своем исследовании ( N = 6019), что показатели стигматизирующего отношения среди специалистов в области психического здоровья были такими же сильными, как и среди населения в целом. Опыт стигматизации со стороны специалистов в области психического здоровья негативно влияет на выздоровление (27, 34–36).

Как упоминалось выше, одной из причин стигматизации является категоризация «нас» (специалистов по охране психического здоровья) и «них» (клиентов с проблемами психического здоровья).Тем не менее, различие между людьми с проблемами психического здоровья и без них кажется произвольным. Все симптомы расстройств психического здоровья встречаются у всего населения, по крайней мере в некоторой степени, и варьируют по интенсивности с течением времени (37–40). Таким образом, психологические проблемы также можно увидеть в континууме (21, 40, 41). Когда специалисты по охране психического здоровья рассматривают людей с проблемами психического здоровья как членов своей собственной группы, когда они убеждены, что симптомы психических расстройств представляют собой тяжелый вариант того, что нормально, и когда они видят, что интенсивность проблем может варьироваться в зависимости от континуум с течением времени, они склонны меньше стигматизировать (21, 42).Это называется «континуум убеждений»; люди с психическими расстройствами больше не считаются чужой группой. Как следствие, снижается вероятность реакции страха и социальной дистанции по отношению к людям с психическими расстройствами, а также поощряется просоциальное поведение (42–45).

Чтобы сократить разрыв между «нами» и «ими» и тем самым уменьшить стигматизацию, доказали свою эффективность два метода вмешательства. Первый – прямой, личный контакт, основанный на равенстве между людьми из «своей» и «чужой» групп, в данном исследовании – специалистами в области психического здоровья и людьми с проблемами психического здоровья.Второй метод — это образование, в котором предубеждения опровергаются (46). Исследования показали, что стратегия контактного вмешательства, основанная на равенстве, оказывает наибольшее влияние (47, 48).

Насколько нам известно, еще не проводилось много исследований целенаправленных вмешательств по снижению стигматизации в рамках психиатрической помощи. Таким образом, в настоящем исследовании изучается эффект от недавно разработанного контактного семинара, посвященного разрушению барьеров между «нами» и «ими». Мероприятие структурировано, мелкомасштабно и основано на равенстве.Взаимодействие между ингруппами и аутгруппами наиболее эффективно, когда контакт поддерживается авторитетом (например, тренером/психологом) (14). Позитивное межличностное общение, общие цели, сотрудничество и равный статус между людьми способствуют этому процессу (24). Настоящее исследование пытается ответить на вопрос, приводит ли вмешательство к уменьшению стигматизирующих установок и усилению континуальных убеждений среди специалистов по охране психического здоровья.

Методы

Участники

Это исследование было направлено на специалистов по охране психического здоровья в Нидерландах.Все специалисты были набраны из групп (функционального) ассертивного лечения по месту жительства ([F]ACT). Команды (F)ACT используют стандартизированный набор вмешательств и руководств и обслуживают пациентов с тяжелыми психическими заболеваниями. С участниками связались руководители команд четырех психиатрических учреждений. Двадцать пять из 30 менеджеров были готовы принять участие в исследовании; На рис. 1 показана блок-схема приема на обучение. Команды были случайным образом распределены либо по экспериментальным условиям (EC), в которых предлагался семинар, либо по контрольным условиям (CC).Семинар был предложен профессионалам ЦК после принятия последующих мер. В обоих случаях участников просили заполнить анкету на исходном уровне и при последующем наблюдении через 1 месяц. Участники были исключены, когда было заполнено менее 90% их анкеты. Каждый член команды индивидуально решал, хотят ли они принять участие. Всего на участие согласились 202 работника психиатрической службы.

Рисунок 1 Эффект взаимодействия между временем и состоянием на CBQ Total.

На исходном уровне (T1) анкету заполнили 87 участников EC и 115 участников CC. Через 1 месяц наблюдения (T2) анкету заполнили 49 и 82 участника соответственно. Выбыл 71 участник, 37 (18,3%) в ЭК и 34 (16,8%) в КЦ. Демографические переменные не показали больших или значительных различий между условиями или во времени. Возраст специалистов варьировался от 19 до 64 лет. Таблица 1 демонстрирует пол и средний возраст участников.

Таблица 1 Демографические характеристики участников Т1 и Т2.

Процедура

Перед проведением исследования было получено этическое одобрение Комитета по этике факультета социальных наук Утрехтского университета (Нидерланды). Дата проведения семинара была назначена каждой командой ЕС. Блок-схема включения показана на рисунке 1.

За две недели до семинара члены команд как в ЭК, так и в КЦ получили информированное согласие, информацию о семинаре, исследовании и анкету.Анкета состояла из вопросов, касающихся демографических характеристик, стигматизирующих установок (см. раздел «Стигматизация») и континуальных убеждений (см. раздел «Континуальные убеждения»). Кроме того, участников ЕС попросили пригласить одного или нескольких своих клиентов добровольно присоединиться к команде на семинаре. Клиенты получили брифинг с информацией о семинаре. Примерно через 1 месяц после проведения семинара специалистам было предложено заполнить анкету еще раз.Затем участники получили подведение итогов. Все данные обрабатывались анонимно.

Материалы

Мастерская

Мастерская, разработанная НПО Wat Doe Jij? (Что ты делаешь)? Руководили лицензированными и опытными психологами и людьми с опытом работы с психическими расстройствами, работающими в сфере психического здоровья. Семинар состоял из обмена опытом психических проблем и стигматизации, обучения (например, короткого фильма) для повышения осведомленности о влиянии стигматизации, совместных усилий/заданиях в малых группах (например,g., упражнения на осознанность и сочувствие, рассказывание историй и когнитивные вмешательства в отношении стигматизирующих убеждений), а также групповая дискуссия о повышении принятия и понимания психологических трудностей. Продолжительность семинара составила два часа, а размер группы варьировался от 4 до 18 специалистов. Цель состояла в том, чтобы сравнять количество специалистов и клиентов в мастерской (отношение баллов). Данные о клиентах не собирались. Во время семинара присутствовал как минимум один исследователь, чтобы оценить соответствие протоколу (оценка протокола) с использованием стандартизированной проверки манипуляций.Кроме того, оценивалось соотношение клиент/специалист в области психического здоровья (балл отношения).

Стигматизация

Стигматизация (исключение, основанное на процессе эмоциональных, когнитивных и поведенческих аспектов социального взаимодействия) измерялась с упором на стигматизирующие установки (т.е. когнитивный аспект). Для оценки стигматизирующего отношения использовалась голландская версия Шкалы отношения клиницистов по психическим заболеваниям (MICA) (49; голландский перевод: 50). MICA представляет собой анкету для самоотчетов, состоящую из 16 пунктов, которые можно оценить по шестибалльной шкале Лайкерта (1 = полностью согласен, 6 = полностью не согласен).Более высокий балл указывает на более стигматизирующее отношение. Согласно Грасу и соавт. (50), голландская версия имеет приемлемую надежность (α = 0,73) и юридическую достоверность. Однако надежность в настоящем исследовании была низкой (α = 0,51). Были удалены три элемента (3, 12 и 24) и добавлено 13 дополнительных элементов. Это повысило надежность до приемлемого уровня (α = 0,79). Кроме того, анкета содержала лингвистические ошибки и оказалась очень уязвимой для социальной желательности. Лингвистические ошибки были исправлены.

Убеждения континуума

Для оценки убеждений континуума использовался опросник убеждений континуума (CBQ) (42). Этот инструмент состоит из 16 пунктов, которые были переведены на голландский язык в прямом и обратном порядке. Все пункты оценивались по шестибалльной шкале Лайкерта. Более высокий балл указывает на более континуальные убеждения. Внешняя валидность и внутренняя согласованность исходного вопросника хорошие (42). К переводу из вопросников Schomerus et al. добавлены три пункта.(21), Peters et al. (41) и van Os et al. (40). В текущем исследовании надежность была хорошей (α = 0,80).

Статистический анализ

Данные были проанализированы с использованием Статистической программы для социальных наук (SPSS), версия 22. Был использован дисперсионный анализ с повторными измерениями для независимых групп, чтобы определить эффект взаимодействия времени (2) × условия (2 ) по стигматизирующим установкам и континуальным убеждениям (зависимые переменные).

Результаты

Гипотезы, касающиеся семинара

Первая гипотеза заключалась в том, что стигматизация среди профессионалов, посетивших семинар, уменьшилась по сравнению с профессионалами в контрольной группе.Это было проанализировано с помощью ANOVA с повторными измерениями. Таблица 2 демонстрирует средние баллы по анкетам. Для проверки основного влияния на общие баллы MICA на T1 и T2 в обоих условиях были проведены два парных теста t тестов. Средний общий балл MICA в ЭК до семинара ( M = 2,04, SD = 0,39) существенно не отличался от общего среднего балла после семинара ( M = 1,97, SD = 0,40). т [48] = 1.54, p = 0,13). Однако в CC средний суммарный балл MICA на T1 ( M = 2,07, SD = 0,41) был значительно ниже, чем общий средний балл на T2 ( M = 2,15, SD = 0,42). t [81] = −2,39, p = 0,02).

Таблица 2 MICA Total и CBQ Total для каждого состояния.

Обнаружен небольшой эффект взаимодействия времени и условий на стигматизирующие установки ( F [1, 128] = 7,20, p < .01, частичное η 2 = 0,05). Однако, как показали тесты парных образцов t , эффект взаимодействия был не в том направлении, как предсказывает гипотеза, так как взаимодействие было обусловлено небольшим снижением EC и небольшим увеличением CC (рис. 2).

Рисунок 2 Эффект взаимодействия между временем и состоянием на MICA Total.

Корреляции между оценкой протокола и/или оценкой соотношения и стигматизирующим отношением по T2

Был проанализирован, коррелирует ли протокол (соблюдение протокола) и/или оценка отношения (оценка медицинских работников/клиентов) со стигматизирующим отношением.Это было подтверждено для обеих оценок (оценка протокола: r = -0,25, p < 0,01; оценка отношения: r = -0,28, p < 0,01). Более высокий балл по одной из этих переменных был связан с более низким общим баллом MICA на Т2. При учете этих ковариат эффект взаимодействия между временем и условиями исчез ( F [1, 123] = 0,27, p = 0,61).

Гипотезы относительно представлений о континууме

Для сравнения средних показателей CBQ при Т1 и Т2 в обоих состояниях применялась одна и та же процедура.Средний балл CBQ в ЭК до семинара ( M = 4,39, SD = 0,46) был значительно ниже, чем средний балл после семинара ( M = 4,63, SD = 0,46; t). [46] = -4,60, p < 0,01). В CC средний балл CBQ на T1 ( M = 4,32, SD = 0,56) существенно не отличался от среднего балла, как показано на рисунке 3 на T2 ( M = 4,33, SD = 0,51; т [80] = -.30, p = 0,77).

Рисунок 3 Влияние семинара на убеждения континуума.

Обсуждение

Насколько нам известно, это было первое исследование, посвященное изучению эффектов вмешательства, направленного на уменьшение стигматизации со стороны специалистов в области психического здоровья по отношению к людям с проблемами психического здоровья, где специалисты вместе с клиентами проходят семинар. Вмешательство было направлено на стимулирование континуальных убеждений (веры в то, что проблемы с психическим здоровьем распространены и их можно увидеть в континууме обычных переживаний) (42, 51).Известно, что более сильные континуальные убеждения связаны с менее стигматизирующим отношением (21).

Вопреки ожиданиям, семинар этого интервенционного исследования не привел к существенному снижению стигматизирующего отношения. Семинар, однако, привел к усилению убеждений в континууме. Еще один замечательный результат заключается в том, что стигматизирующие установки усиливались в условиях контроля. Эти результаты поднимают вопрос, почему вмешательство влияет на континуум убеждений, а не на стигматизирующие установки.Кроме того, как можно объяснить усиление стигматизирующих установок в контрольном состоянии?

Результаты показывают, что семинар не влияет на стигматизирующие установки. Кроме того, сомнительно, нужен ли вообще семинар, хотя исходно были обнаружены очень низкие баллы по стигматизирующему отношению. Возможно, стигматизирующие установки ПОЗМ не так распространены, как предполагается. Однако низкие баллы по стигматизирующему отношению не согласуются с предыдущими данными о стигматизирующем отношении среди 1522 медицинских работников (33).Стигматизирующее отношение медицинских работников в исследовании Reavley et al. (33) оказались более выраженными и даже сопоставимыми со стигматизирующим отношением 5019 представителей населения в целом. Более того, в описательном исследовании Gras et al. (50), средний балл по MICA в голландском MHCP был выше среднего балла, полученного в представленном исследовании.

Что-то, что может объяснить низкие баллы по стигматизирующему отношению, заключается в том, что в этом исследовании участники знали, что снижение стигматизации было одной из целей вмешательства.Этого не произошло в исследовании Reavleys et al. (33) и Gras et al. (50), которые были описательными исследованиями. Это «осознание цели вмешательства» могло увеличить вероятность нежелательного для общества поведения — хорошо известного феномена в исследованиях стигмы и дискриминации (52). Кроме того, научные сотрудники сообщили, что участники выражали отвращение при заполнении анкеты о стигматизирующих установках (MICA). На некоторых бланках испытуемые делали замечания: «wat een belachelijke vragen» («какие нелепые вопросы»).Такие пункты, как «Людям с шизофренией не следует разрешать работать», могут вызывать моральные познания и тенденцию подавлять негативные реакции (53). Субъекты, в силу своей профессиональной роли, должны быть полезными и непредвзятыми по отношению к группе клиентов, которым они предлагают свою помощь. Это также могло повысить вероятность возникновения социальной желательности (54). В процессе этого исследования возникли сильные сомнения относительно обобщаемости и достоверности MICA в исследованиях (вмешательства) из-за ранее описанных результатов и из-за того факта, что MICA учитывает только когнитивный аспект стигматизации, а не поведенческий. и эмоциональный аспект.Необходимы другие, более чувствительные и проверенные инструменты, чтобы изучить и получить достоверную картину распространенности стигматизации среди ЗМРЗ.

Возможное объяснение замечательного открытия усиления стигматизации в условиях контроля описано Wegner (55) и называется теорией иронического процесса. Там, где испытуемым в экспериментальных условиях предлагался семинар, чтобы уменьшить их стигматизирующее отношение, испытуемым в контрольных условиях приходилось ждать после заполнения анкеты MICA.В повседневной жизни ПОЗМ стигматизирующие установки остаются подсознательными, отчасти из-за негативных ассоциаций и моральных мнений о стигматизации. После того, как им пришлось отвечать на вопросы, убеждения стали явными. Поскольку не было предложено никакого вмешательства, чтобы справиться с этими «нежелательными убеждениями», возможно, испытуемые подсознательно пытались подавить свои убеждения и тем самым парадоксальным образом повышали вероятность их проявления. Убеждения могут стать сильнее, когда люди узнают о них больше (56) или пытаются их подавить (55).Это указывает на то, что следует с осторожностью использовать анкеты о стигматизации, не предлагая инструментов для преодоления стигматизирующих установок. В отличие от стигматизирующих установок континуальные убеждения оставались неизменными в контрольном состоянии. Это может указывать на то, что измерение стигматизирующих установок более склонно к ироническому процессу, чем измерение континуальных убеждений, которое кажется более «нейтральным» понятием и, следовательно, не вызывает тенденции к подавлению. В будущих исследованиях может быть полезно сосредоточиться не столько на стигматизирующих установках или поведении, сколько на других тесно связанных переменных, таких как континуальные убеждения или дестигматизирующее поведение.

В экспериментальных условиях результаты показывают увеличение убеждений континуума. По-видимому, семинар был эффективен в увеличении континуума убеждений. Осознание того, что человек с психическими проблемами похож на нас, может уменьшить социальное дистанцирование со стороны общественности, что может быть более эффективным способом улучшения восприятия и уменьшения барьера «мы и они» (21, 57). Таким образом, семинар может хорошо способствовать увеличению убеждений в континууме. В исследованиях Wiesjahn et al. было доказано, что стимулирование убеждения в континууме как средство противодействия воспринимаемому разделению между «нами» и «ими» для дестигматизации вмешательств.(58), в которых вмешательство в континуум убеждений постоянно ассоциировалось с более низкими стереотипами, меньшим страхом и уменьшением желания социальной дистанции. Шомерус и др. (21) показали аналогичные результаты.

Ограничения и будущие исследования

В этом исследовании поведенческие и эмоциональные аспекты стигматизации не принимались во внимание, что очень затрудняет истинное понимание распространенности стигматизации MHCP до и после семинара. В будущих исследованиях потребуются другие, более чувствительные инструменты для измерения полного (когнитивного, поведенческого и эмоционального) процесса стигматизации.Кроме того, необходимы инструменты, менее уязвимые для социальной желательности и не вызывающие стигматизирующего отношения, когда после измерения не предлагается никакого вмешательства. Как упоминалось выше, может быть интересно сосредоточиться на аспекте континуума или желаемом поведении вместо того, чтобы стигматизировать отношения и поведение. Кроме того, важным недостатком является то, что у клиентов, добровольно принявших участие в семинаре, не проводилось качественных или количественных измерений. Это было связано с ограниченным доступным временем, и исследователи решили сосредоточиться на MHCP.Оглядываясь назад, это было прискорбно, потому что ассистенты-исследователи упоминали, что клиенты, которые участвовали, часто говорили, что они нашли семинар очень ценным инструментом для снижения их самостигматизации. В будущих исследованиях может быть интересно более подробно рассмотреть влияние семинара на (само)стигматизацию на индивидуальном уровне. Кроме того, было бы полезно рассмотреть терапию принятия и приверженности (действия) в качестве теоретической основы для поддержки этого семинара и будущих исследований (само)стигматизации (59, 60).Семинар в этом исследовании содержит вмешательства, которые соответствуют теории актовой терапии. В будущих исследованиях можно было бы также рассмотреть роль континуума убеждений и стигматизирующих установок во взаимодействии клиента и MHCP/терапевтических отношениях.

Заключение

Настоящее исследование показывает, что стигматизирующие установки MHCP были низкими в начале исследования и не уменьшились после посещения семинара. В контрольном состоянии усиливались стигматизирующие установки. Для измерения стигматизирующего отношения необходимы другие, более чувствительные инструменты.Верования в континуум действительно усилились после семинара. Необходимы дополнительные исследования, чтобы понять влияние убеждений континуума на социальное взаимодействие между MHCP и клиентами. Обсуждение аспекта непрерывности психических расстройств на семинаре для MHCP может помочь уменьшить разрыв между «мы» и «они» между профессионалами и людьми с проблемами психического здоровья.

Заявление об этике

Мы получили этическое одобрение Утрехтского университета на проведение данного исследования. Все участники заполнили информированное согласие.В этом исследовании соблюдались конфиденциальность и анонимность, и участники участвовали добровольно; это исследование было проведено без финансирования и конфликта интересов нет.

Вклад авторов

Все перечисленные авторы внесли существенный, непосредственный и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее для публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Этот исследовательский проект был поддержан Утрехтским университетом и психиатрическим учреждением Arkin. Мы благодарны нашим коллегам, которые дали нам информацию и поделились своим опытом, что в значительной степени способствовало исследованию. Мы благодарим доктора Хенка Шута за его мудрые слова и советы в ходе проекта, а также Хосе де Ягера и Анжель де Йонг за их бесконечный энтузиазм и помощь в разработке и проведении семинаров. Кроме того, мы благодарим всех наших коллег и всех клиентов, которые участвовали и помогли нам осуществить этот исследовательский проект без финансирования.Мы также хотели бы выразить благодарность Sophia van Ghesel Grothe и рецензентам, которые нашли время для рецензирования рукописи.

Ссылки

1. ВОЗ. Мировая статистика здравоохранения: мониторинг здоровья для достижения ЦУР, Целей в области устойчивого развития . Женева: Всемирная организация здравоохранения (2017 г.).

Google Scholar

2. Аронсон Э., Уилсон Т.Д., Акерт Р.М., Соммерс С.Р. Социальная психология . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Прентис Холл (2015).

Google Scholar

3.Dijker AJM, Koomen W. Стигматизация, толерантность и восстановление. Интегративный психологический анализ реакций на девиантность часть исследований эмоций и социального взаимодействия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета (2007).

Google Scholar

5. Панксепп Дж. Аффективная неврология: основы эмоций человека и животных . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета (1998).

Google Scholar

7. Ангермейер М.С., Матшингер Х. Навешивание ярлыков – стереотипы – дискриминация: исследование процесса стигматизации. Soc Psychiatry Psychiatry Epidemiol (2005) 40:391–5. doi: 10.1007/s00127-005-0903-4

CrossRef Full Text | Google Scholar

8. Harangozo J, Reneses B, Brohan E, Sebes J, Csukly G, López-Ibor JJ, et al. Стигма и дискриминация людей с шизофренией, связанные с медицинскими услугами. Int J Soc Psychiatry (2013) 60:359–66. doi: 10.1177/00207640134

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

9. Шварц С.Х.Существуют ли универсальные аспекты в структуре и содержании человеческих ценностей? J Soc Issues (1994) 50:19–45. doi: 10.1111/j.1540-4560.1994.tb01196.x

Полный текст CrossRef | Google Scholar

10. Кастелли Л., Томеллери С., Зогмайстер С. Неявный внутригрупповой метафаворитизм: тонкое предпочтение членов ингруппы, демонстрирующих ингрупповую предвзятость. Pers Soc Psychol Bull (2008) 34:807–18. doi: 10.1177/0146167208315210

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

11.Боденхаузен Г.В., Хугенберг К. Внимание, восприятие и социальное познание. В: Strack F, Förster J. Социальное познание: основа человеческого взаимодействия . Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press (2009). п. 1–22.

Google Scholar

12. Тернер Дж. К. Социальное сравнение и социальная идентичность: некоторые перспективы межгруппового поведения. Eur J Soc Psychol (1975) 5: 5–34. doi: 10.1002/ejsp.2420050102

Полный текст CrossRef | Google Scholar

13. Тернер Дж. К.Теория самокатегоризации. В: Тернер Дж. К., Хогг М., Оукс П. Дж., Райхер С. Д., Уэзерелл М. С. Новое открытие социальной группы . Оксфорд: Бэзил Блэквелл (1987). п. 399–417.

Google Scholar

14. Allport GW. Характер предрассудков . Чтение, Массачусетс: Аддисон-Уэсли (1954).

Google Scholar

15. Tajfel H, Turner JC. Интегративная теория межгруппового конфликта. Социальная психология межгрупповых отношений . Монтерей, Калифорния: Брукс/Коул (1979).

Google Scholar

16. Крокер Дж., Майор Б. Социальная стигма и самооценка: самозащитные свойства стигмы. Psychol Rev (1989) 96: 608–30. doi: 10.1037/0033-295X.96.4.608

Полный текст CrossRef | Google Scholar

17. Крокер Дж., Майор Б., Стил С. Социальная стигма. В: Гилберт Д.Т., Фиске С.Т., Линдзи Г. . Справочник по социальной психологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл (1998). п. 504–53.

Google Scholar

18.Корриган П.В. Влияние стигмы на тяжелые психические заболевания. Cogn Behav Pract (1998) 5:201–22. doi: 10.1016/S1077-7229(98)80006-0

Полный текст CrossRef | Google Scholar

19. Фишбейн HD. Предрассудки и дискриминация сверстников: истоки предубеждений . Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум (2002).

Google Scholar

21. Schomerus G, Matschinger H, Angermeyer MC. Континуум убеждений и стигматизирующее отношение к лицам, страдающим шизофренией, депрессией и алкогольной зависимостью. Psychiatry Res (2013) 209:665–9. doi: 10.1016/j.psychres.2013.02.006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

22. Хейворд П., Брайт Дж. Стигма и психические заболевания: обзор и критика. J Ment Health (1997) 6:345–54. doi: 10.1080/09638239718671

Полный текст CrossRef | Google Scholar

23. Стюарт Х.Л., Арболеда-Флорес Х., Сарториус Н. Утраченные парадигмы: борьба со стигмой и извлеченные уроки . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета (2012).doi: 10.1093/med/9780199797639.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Торникрофт Г. Избегание: дискриминация людей с психическими заболеваниями . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета (2006).

Google Scholar

25. Angermeyer MC, Dietrich S. Общественные представления и отношение к людям с психическими заболеваниями: обзор популяционных исследований. Acta Psychiatry Scand (2006) 113:163–79. doi: 10.1111/j.1600-0447.2005.00699.x

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Google Scholar

26. Plooy A, Boon JV. Het probleem van de bestrijding van stigma – onderzoek en praktijken. В: Plooy A, van Rooijen S, van Weeghel J, редакторы. Psychiatrische Rehabilitatie Jaarboek 2008-2009 . Амстердам: SWP (2008). п. 209–19.

Google Scholar

27. Ливингстон Дж. Д., Бойд Дж. Э. Корреляции и последствия внутренней стигмы для людей, живущих с психическими заболеваниями: систематический обзор и метаанализ. Soc Sci Med (2010) 71:2150–61. doi: 10.1016/j.socscimed.2010.09.030

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

28. Rüsch N, Angermeyer MC, Corrigan PW. Стигма психических заболеваний: концепции, последствия и инициативы по снижению стигмы. Европейская психиатрия (2005) 20:529–39. doi: 10.1016/j.eurpsy.2005.04.004

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

30. Thornicroft G. Стигма и дискриминация ограничивают доступ к психиатрической помощи. Epidemiol Psychiatr Soc (2008) 17:14–19. doi: 10.1017/S1121189X00002621

CrossRef Full Text | Google Scholar

32. Lauber C, Nordt C, Braunschweig C, Rössler W. Стигматизируют ли специалисты в области психического здоровья своих пациентов? Acta Psychiatr Scand (2006) 113:51–9. doi: 10.1111/j.1600-0447.2005.00718.x

Полный текст CrossRef | Google Scholar

33. Ривли Н.Дж., Маккиннон А.Дж., Морган А.Дж., Йорм А.Ф. Стигматизирующее отношение к людям с психическими расстройствами: сравнение австралийских медицинских работников с обществом в целом. Aust NZ J Psychiatry (2014) 48:433–41. doi: 10.1177/0004867413500351

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

36. Rüsch N, Corrigan PW, Wasssel A, Michaels P, Olschewski M, Wilkniss S, et al. Модель преодоления стресса при стигме психических заболеваний: предикторы оценки когнитивного стресса. Schizophr Res (2009) 110:59–64. doi: 10.1016/j.schres.2009.01.006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

38.Hankin BL, Fraley CR, Lahey BB, Waldman ID. Депрессию лучше рассматривать как континуум или дискретную категорию? Таксометрический анализ детской и подростковой депрессии в популяционной выборке. J Abnorm Psychol (2005) 114:96–110. doi: 10.1037/0021-843X.114.1.96

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

39. Саха Т.Д., Чоу С.П., Грант Б.Ф. На пути к континууму расстройств, связанных с употреблением алкоголя, с использованием теории ответов на вопросы: результаты Национального эпидемиологического исследования алкоголя и связанных с ним состояний. Psychol Med (2006) 36:931–41. doi: 10.1017/S003329170600746X

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

40. Van Os J, Linscott RJ, Myin-Germeys I, Delespaul P, Krabbendam L. Систематический обзор и метаанализ континуума психозов: данные о модели психотического расстройства склонность к психозу-персистенция-нарушение. Psychol Med (2009) 39(2):179–95. doi: 10.1017/S0033291708003814

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

42.Wiesjahn M, Brabban A, Jung E, Gebauer UB, Lincoln TM. Связаны ли континуальные представления о психотических симптомах со стереотипами о шизофрении? Психоз (2014) 6:50–60. doi: 10.1080/17522439.2012.740068

CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Гертнер С.Л., Довидио Дж.Ф., Анастасио П.А., Бахман Б.А., Руст М.С. Общая модель внутригрупповой идентичности: перекатегоризация и снижение межгрупповой предвзятости. Eur Rev Soc Psychol (1993) 4: 1–26. doi: 10.1080/14792779343000004

CrossRef Полный текст | Академия Google

44.Довидио Дж. Ф., Гертнер С. Л., Валидзич А., Матока К., Джонсон Б., Фрейзер С. Межгрупповая предвзятость: статус, дифференциация и общая внутригрупповая идентичность. J Pers Soc Psychol (1997) 75: 109–20. doi: 10.1037/0022-3514.75.1.109

Полный текст CrossRef | Google Scholar

45. Довидио Дж. Ф., Гертнер С. Л., Вальдзик А., Матока К., Джонсон Б., Фрейзер С. Расширение преимуществ повторной категоризации: оценки, самораскрытие и помощь. J Exp Soc Psychol (1997) 33:401–20. дои: 10.1006/jesp.1997.1327

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

46. Corrigan PW, Mueser KT, Bond GR, Drake RE, Solomon P. Принципы и практика психиатрической реабилитации: эмпирический подход . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press (2008).

Google Scholar

47. Corrigan PW, Morris SB, Michaels PJ, Rafacz JD, Rüsch N. Борьба с общественной стигматизацией психических заболеваний: метаанализ результатов исследований. Psychiatr Serv (2012) 63:963–73.doi: 10.1176/appi.ps.201100529

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

48. Couture SM, Penn DL. Межличностный контакт и стигматизация психических заболеваний: обзор литературы. J Ment Health (2003) 12:291–305. doi: 10.1080/09638231000118276

CrossRef Full Text | Google Scholar

49. Гэббидон Дж., Клемент С., ван Ньювенхуизен А., Кассам А., Брохан Э., Норман И. и др. Психическое заболевание: шкала отношения клиницистов (MICA) — психометрические свойства версии для студентов и медицинских работников. Psych Res (2013) 206:81–7. doi: 10.1016/j.psychres.2012.09.028

CrossRef Full Text | Google Scholar

50. Gras LM, Swart M, Slooff CJ, van Weeghel J, Knegtering H, Castelein S. Дифференциальное стигматизирующее отношение медицинских работников к психиатрии и пациентам с проблемами психического здоровья: о чем беспокоиться? Пилотное исследование. Soc Psychiatry and Psychiatr Epidemiol (2015) 50:299–306. doi: 10.1007/s00127-014-0931-z

CrossRef Full Text | Академия Google

51.Линскотт Р.Дж., ван Ос Дж. Систематические обзоры категориальных и континуальных моделей при психозах: доказательства наличия прерывистых субпопуляций, лежащих в основе психометрического континуума: последствия для DSM-V, DSM-VI и DSM-VII. Annu Rev Clin Psychol (2010) 6: 391–419. doi: 10.1146/annurev.clinpsy.032408.153506

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

52. Хендерсон С., Эванс-Лако С., Флач С., Торникрофт Г. Ответы на вопросы о стигме в области психического здоровья: важность социальной желательности и метод сбора данных. Can J Psychiatry (2012) 57 (3): 152–60. дои: 10.1177/070674371205700304.

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

53. Монтейт М.Дж. Саморегулирование предубежденных ответов: последствия для прогресса в усилиях по уменьшению предубеждений. J Per Soc Psychol (1993) 65 (3): 469–85. doi: 10.1037/0022-3514.65.3.469

Полный текст CrossRef | Google Scholar

54. Ван де Мортель Т.Ф. Подделка: предвзятость реакции социальной желательности в исследовании самоотчетов. Aust J Adv Nurs (2008) 25(4):40–8.

Google Scholar

56. Collins R, Wong E, Cerully J. Вмешательства по снижению стигмы и дискриминации в области психического здоровья — обзор литературы для оценки инициативы Калифорнии по профилактике психического здоровья и раннему вмешательству . Лос-Анджелес: CalMHSA (2012).

Google Scholar

57. Subramanian A, Narayan R, Corsello SM, Peck DD, Natoli TE, Lu X, Gould J, et al. Карта подключения следующего поколения: платформа L1000 и первые 1 000 000 профилей. Cell (2017) 171(6):1437–52.e17. doi: 10.1016/j.cell.2017.10.049

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

58. Wiesjahn M, Jung E, Kremser JD, Rief W, Lincoln TM. Потенциал континуума по сравнению с биогенетическими убеждениями в снижении стигматизации людей с шизофренией: экспериментальное исследование. J Behav Ther Exp Психиатрия (2016) 50: 231–7. doi: 10.1016/j.jbtep.2015.09.007

CrossRef Полный текст | Академия Google

59.Masuda A, Hayes SC, Fletcher LB, Seignourel PJ, Bunting K, Herbst SA, et al. Влияние терапии принятия и приверженности по сравнению с обучением на стигму по отношению к людям с психологическими расстройствами. Behav Res Ther (2007) 45 (11): 2764–72. doi: 10.1016/j.brat.2007.05.008.

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

60. Luoma JB, Kohlenberg BS, Hayes SC, Bunting K, Rye AK. Снижение самооценки при злоупотреблении психоактивными веществами с помощью терапии принятия и приверженности: модель, ручная разработка и экспериментальные результаты. Addict Res Theory (2008) 16 (2): 149–65. doi: 10.1080/16066350701850295

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Стигма | Здесь, чтобы помочь

Знак позора или сложный социальный процесс?

Хизер Стюарт, доктор философии (эпидемиология)

Перепечатано из выпуска «Выздоровление: стигма и инклюзия» журнала
Visions Journal , 2017 г., 13 (1), с. 5

Немногие медицинские состояния вызывают столько негатива, как психические заболевания.Например, у одного диабет, рак или сломанная нога, но один психически болен. То, как мы говорим о психических заболеваниях, предполагает, что мы стали рассматривать их как нечто, что доминирует над всеми аспектами личности человека. В некоторых случаях психические заболевания могут даже стать личностью человека. Например, мы можем сказать: «Он шизофреник» или «Она на грани» — даже «Они наркоманы».

Стигма, связанная с психическими заболеваниями, имеет долгую историю и присутствует практически во всех культурах.Люди часто описывают стигматизацию психических заболеваний как более трудную жизнь, чем само психическое заболевание. Стигма может быть более длительной и инвалидизирующей, чем болезнь, часто являясь серьезным препятствием для обращения за помощью и выздоровления.

Термин «стигма» происходит от острой палки (или stig ), которую древние греки использовали для татуировки рабов, преступников и нежелательных лиц. Таким образом, «стигма» часто определяется как знак стыда, и это определение вы, вероятно, найдете в словаре.Однако недавно Конвенция Организации Объединенных Наций о правах инвалидов 1 призвала нас думать о стигме в более широком смысле, как о проблеме социальной справедливости, и требует от нас уделять больше внимания тому, как социальные и организационные структуры увековечивают неравенства для людей с умственными и физическими недостатками. С этой точки зрения «стигма» — это не признак стыда, который несет индивидуум; скорее, «стигматизация» представляет собой сложный социальный процесс, который приводит к дискриминации и социальному неравенству.

Исследовательскую литературу, описывающую стигму, связанную с психическими заболеваниями, можно разделить на три механизма стигматизации: структурная стигма, публичная стигма и самостигма.

Структурное клеймо

Организации могут вести себя таким образом, чтобы исключать, ставить в невыгодное положение или дискриминировать людей с психическими заболеваниями. Есть много примеров этой структурной стигмы. На рынке труда люди с психическими заболеваниями могут быть не в состоянии получить работу, например, сохранить работу или получить повышение.Они могут застрять на низкооплачиваемых должностях, которые не в полной мере используют их знания и навыки. В организациях здравоохранения стигматизация может выражаться в непредоставлении определенным лицам своевременного доступа к медицинской помощи. Средства массовой информации также могут способствовать стигматизации посредством негативных и стереотипных изображений. Люди, работающие в этих организациях, могут быть частью процесса стигматизации (даже если они не предвзяты) просто в силу того, что они следуют организационным правилам и процедурам. Программы по борьбе со стигмой, нацеленные на структурную стигму, должны изменить поведение организаций. 2

Общественное клеймо

Негативные и вредные взгляды представителей общественности на людей с психическими заболеваниями в совокупности называются «общественной стигмой». Негативные и предвзятые образы и идеи могут привести к несправедливому обращению и дискриминации людей с психическими заболеваниями. Это может происходить в контексте семьи и друзей, а также в повседневном общении.

Общественная стигма также может «прилипать» к людям или вещам, тесно связанным с человеком, страдающим психическим заболеванием.Семьи могут подвергаться стигматизации (поскольку считается, что они «вызвали» болезнь или потому что считается, что они укрывают «опасного» и «непредсказуемого» человека). Они могут потерять поддержку семейных сетей и друзей. Специалисты в области психического здоровья часто обесцениваются своими коллегами-медиками, а лечение психических заболеваний часто вызывает подозрение у представителей общественности. Наконец, исследования в области психического здоровья недофинансируются, особенно если рассматривать их в свете финансового и другого бремени, вызванного психическими заболеваниями.Программы по борьбе со стигмой, нацеленные на общественную стигму, должны изменить то, как члены общества думают, что ведут себя и . 2

Самостигма

Наконец, самостигматизация возникает, когда люди, страдающие психическим заболеванием, усваивают негативные публичные образы и применяют их к себе. Самостигматизация меняет представление человека о себе: человек видит себя менее достойным, заслуживающим порицания и бессильным. Люди, которые стигматизируют себя, могут испытывать смущение и стыд.Они могут избегать социальных взаимодействий и испытывать трудности в управлении процессом выздоровления. 3 Программы борьбы со стигмой должны быть разработаны для борьбы с самостигматизацией и изменения того, как люди с психическим заболеванием думают и думают о себе.

Не все психические заболевания подвергаются стигматизации одинаково или в одинаковой степени. Например, расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, и шизофрения более стигматизированы, чем депрессия и психологический дистресс. Представители общественности считают, что люди с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, или шизофренией более опасны и непредсказуемы, чем те, у кого депрессия или психические расстройства.Представителям общественности удобно налагать дополнительные ограничения на группы, которые они считают более опасными, и они могут поддерживать действия по ограничению гражданских прав или прав человека. 4

Поскольку разные расстройства стигматизируются по-разному, универсальный подход против стигмы не является самым эффективным способом борьбы со стигмой. Сообщение может быть слишком разбавленным или вообще не попасть в цель. То, что мы хотели бы, чтобы полицейский знал и делал для борьбы со стигмой, например, не совпадает с тем, что мы хотели бы, чтобы знала и делала медсестра отделения неотложной помощи или работодатель.

Например, мы можем захотеть, чтобы полицейский разрядил сложную ситуацию с участием человека с психическим заболеванием, поговорив с ним, а не применяя чрезмерную силу. В отделении неотложной помощи мы можем захотеть, чтобы медсестры понимали, что люди, пытавшиеся покончить жизнь самоубийством, испытывают острую боль и взывают о помощи, а не просто монополизировали важные медицинские ресурсы, которые в противном случае могли бы быть использованы для людей, которые хотят жить. Мы хотели бы, чтобы работодатели предоставляли соответствующие условия и поддержку работникам с психическими заболеваниями, а не предполагали, что они больше не способны выполнять работу.

Многие программы по борьбе со стигмой предоставляют фактическую информацию о психических заболеваниях в надежде, что эта информация изменит общественное отношение и поведение. Иногда эти программы могут иметь неприятные последствия и вызвать еще большую нетерпимость. Например, десятилетия «звуковых байтов», побуждающих нас думать о психических заболеваниях как о «болезнях, подобных любым другим», усилили наше сочувствие к людям с психическими заболеваниями. Однако в то же время наше чувство социальной дистанции не изменилось; в некоторых случаях они увеличились. 5

Наиболее успешные программы по борьбе со стигмой включают позитивный социальный контакт с людьми, страдающими психическими заболеваниями. Люди с жизненным опытом психического заболевания могут развеять мифы и показать положительный пример выздоровления. Этот тип «контактного обучения» широко используется в школах, медицинских учреждениях, на рабочих местах и ​​в средствах массовой информации — группы, которые, как отмечает Комиссия по психическому здоровью Канады (MHCC), особенно страдают от негативного и разрушительного воздействия стигмы. 6

В Канаде и других странах стигматизация стала проблемой общественного здравоохранения. В настоящее время во многих странах действуют крупные национальные программы по борьбе со стигмой. Инициатива MHCC Opening Minds по борьбе со стигмой действует с 2009 года. Она нацелена на молодежь, поставщиков медицинских услуг, работодателей и средства массовой информации, чтобы повысить осведомленность и уменьшить дискриминацию в отношении людей, живущих с психическими заболеваниями. Opening Minds сотрудничает с программами по всей Канаде, чтобы помочь разработать передовые методы снижения стигмы с использованием контактных образовательных подходов. 6

Поскольку стигматизирующие взгляды на психические заболевания укоренились в обществе, у всех нас есть способность к стигматизации, даже если мы не собираемся этого делать. Мы делаем это автоматически, не осознавая этого. Вот почему получение большей информации о том, как люди с психическими заболеваниями подвергаются стигматизации, является важным первым шагом в решении этой проблемы.

Некоторые простые вещи, которые мы все можем делать, перечислены на веб-сайте Bell Let’s Talk . 7 К ним относятся:

  • Обратите внимание на слова, которые мы используем для описания людей с психическими заболеваниями, и избегайте слов, которые носят уничижительный или унизительный характер

  • Самообразование, чтобы мы узнавали и понимали признаки психического заболевания и знали, как на них реагировать

  • Помните, что нужно быть добрым к людям, страдающим психическим заболеванием.Небольшие добрые дела (например, пригласить человека на кофе или отправить открытку с пожеланиями выздоровления) могут иметь большое значение

  • Убедитесь, что мы слушаем людей без осуждения, вместо того, чтобы говорить им, что, по нашему мнению, они должны делать, или преуменьшать их болезнь. (Не говорите, например: «Из-за чего у тебя депрессия?»)

Самое главное, нам нужно научиться говорить о психических заболеваниях, чтобы мы могли нарушить молчание и бороться со стигмой.

Каждый пятый канадец в этом году будет страдать психическим заболеванием.Стигма является основным препятствием для обращения за помощью и выздоровления. Мы все должны сыграть свою роль в создании более инклюзивной социальной среды — на структурном, общественном, индивидуальном и личном уровнях.

 

Об авторе

Хизер — профессор и руководитель кафедры исследований психического здоровья и антистигматизации Bell Canada в Королевском университете в Кингстоне, Онтарио. Она является председателем и соучредителем, а в прошлом председателем научной секции Всемирной психиатрической ассоциации по стигме и психическим расстройствам.Она работала с различными международными и национальными агентствами над разработкой передовых методов снижения стигмы, используя свои исследования, чтобы помочь политикам и планировщикам решать повседневные проблемы и принимать решения, основанные на фактических данных

определение стигматизации | Open Education Sociology Dictionary

Определение стигматизации

( существительное ) Маркировка, навешивание ярлыков или порча личности, которые ведут к остракизму, маргинализации, дискриминации и жестокому обращению.

STIGMatization произношение

произношение произношение

Произношение. Английский — / STIGMUH-TIE-ZAY-SHUHN /

Международный фонетический алфавит

  • Американский Американский Английский: / ˌstɪɡmətəzeɪʃɪʃn /
  • British English: / ˌstɪgmətaɪzeɪʃɪʃ (ə) N /

8 Использование примечаний

9

  • множественное число: стигнация
  • Также называется социальная стигматизация .

Дополнительная информация

Связанные термины


Консультации по работам

Брим, Роберт Дж. и Джон Ли. 2007.  Социология: ваш компас для нового мира . 3-е изд. Белмонт, Калифорния: Уодсворт.

Ферранте, Джоан. 2011.  Социология: глобальная перспектива . 7-е изд. Белмонт, Калифорния: Уодсворт.

Киммел, Майкл С. и Эми Аронсон. 2012. Социология сейчас . Бостон: Аллин и Бэкон.

участников Википедии.(Nd) Википедия, Бесплатная энциклопедия . Фонд Викимедиа. (https://en.wikipedia.org/).

Уайли. (N.d.) Интернет-библиотека Wiley . (http://onlinelibrary.wiley.com/).

Приведите определение стигматизации

ASA – Американская социологическая ассоциация (5-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2014. «Стигматизация». В Открытом образовательном социологическом словаре . Проверено 25 марта 2022 г. (https://sociologydictionary.org/stigmatization/).

АПА – Американская психологическая ассоциация (6-е издание)

стигматизация. (2014). В К. Белл (ред.), Открытый социологический словарь образования . Получено с https://sociologydictionary.org/stigmatization/

Chicago/Turabian: Дата автора – Чикагское руководство по стилю (16-е издание)

Bell, Kenton, ed. 2014. «Стигматизация». В Открытом образовательном социологическом словаре . По состоянию на 25 марта 2022 г. https://sociologydictionary.org/stigmatization/.

MLA – Ассоциация современного языка (7-е издание)

«стигматизация». Открытый образовательный социологический словарь . Эд. Кентон Белл. 2014. Интернет. 25 марта 2022 г. .

Стигма и дискриминация

Жизнь людей с психическими заболеваниями часто страдает от стигмы и дискриминации. Стигма — негативный стереотип.   Стигма является реальностью для многих людей с психическими заболеваниями, и они сообщают, что то, как другие судят о них, является одним из их самых больших препятствий на пути к полноценной и приносящей удовлетворение жизни.

Стигма отличается от дискриминации. Дискриминация – это несправедливое обращение из-за идентичности человека , которая включает расу, происхождение, место происхождения, цвет кожи, этническое происхождение, гражданство, убеждения, пол, сексуальную ориентацию, гендерную идентичность, гендерное выражение, возраст, семейное положение, семейное положение или инвалидность, в том числе психические расстройства. Акты дискриминации могут быть открытыми или принимать форму системной (скрытой) дискриминации. В соответствии с Кодексом прав человека Онтарио , каждый человек имеет право на равное обращение в отношении услуг, товаров и удобств без дискриминации по признакам, перечисленным выше.

Стигма – это негативный стереотип, а дискриминация – это поведение, являющееся результатом этого негативного стереотипа.   Часто люди с психическими заболеваниями сталкиваются с несколькими пересекающимися уровнями дискриминации в результате их психического заболевания и их идентичности. Например, женщина с психическим заболеванием может сталкиваться с дискриминацией из-за сексизма, а также из-за своей болезни, а расистский человек может сталкиваться с дискриминацией из-за расизма в дополнение к своему психическому заболеванию.Кроме того, жизнь в условиях дискриминации может негативно сказаться на психическом здоровье.

Влияние СМИ на общественное мнение

Многие исследования показали, что средства массовой информации и индустрия развлечений играют ключевую роль в формировании общественного мнения о психическом здоровье и болезнях. Людей с психическими расстройствами часто изображают опасными, агрессивными и непредсказуемыми. Новостные сообщения, которые делают сенсационными акты насилия со стороны человека с психическим заболеванием, обычно появляются в заголовках новостей; в то время как статей, в которых рассказывается о выздоровлении или положительных новостях о похожих людях, меньше.В развлечениях часто используются негативные образы и стереотипы о психических заболеваниях, и эти изображения тесно связаны с развитием страхов и непонимания.

Влияние негативного отношения общественности

Общественные заблуждения и опасения имеют серьезные последствия. Стереотипы о психических расстройствах использовались для оправдания издевательств. Некоторым людям было отказано в достаточном жилье, медицинском страховании и работе из-за их истории психических заболеваний.Из-за стигмы, связанной с болезнью, многие люди обнаружили, что теряют самооценку и с трудом заводят друзей. Иногда стигма, связанная с психическими расстройствами, настолько распространена, что люди, подозревающие, что у них может быть психическое заболевание, не желают обращаться за помощью, опасаясь того, что могут подумать другие. Опыт стигмы и дискриминации является одним из самых больших препятствий на пути к удовлетворительной жизни.

Что вы можете сделать, чтобы остановить стигму и дискриминацию

Используйте личный язык, который фокусируется на человеке, а не на употреблении психоактивных веществ.Используемый язык является важным фактором снижения стигмы и разрушения негативных стереотипов, связанных с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ. Используя не стигматизирующие формулировки, те, кто испытывает трудности, могут сталкиваться с меньшими препятствиями для доступа к поддержке.

Следующее руководство содержит некоторые рекомендации по использованию личного языка в психическом здоровье:

Общие/устаревшие термины Родной язык
Психическое здоровье расстройства

Психическое здоровье проблемы, состояния или болезни

 

Лица « борющиеся с » или « страдающие от »

или наличие психического заболевания, состояния психического здоровья или проблемы

Лица живущие с психическими заболеваниями, психическими расстройствами или проблемами
Совершенный Самоубийство, « самоубийство »,

или успешное/неудачное самоубийство

Умер в результате самоубийства

Попытка самоубийства

Психическое заболевание es  A психическое заболевание (или укажите конкретное расстройство, а не обобщайте, используя термин «психическое заболевание» для охвата всех психических заболеваний.)
Психически больной человек

Тот, кто биполярный

Тот, кто имеет психическое заболевание.

Кто-то, кто , живет с биполярным расстройством.

Пациент/Клиент  Люди с опытом работы или лица, которых мы обслуживаем
Наркоман/наркоман Он/она находится в состоянии употребления психоактивных веществ .

Он/она имеет жизненный опыт употребления психоактивных веществ

CMHA Ontario также разработала одностраничный учебник по разговорам об употреблении психоактивных веществ, чтобы помочь.

Используйте критерии СТОП, чтобы распознавать отношения и действия, поддерживающие стигматизацию психических заболеваний. Это легко, просто спросите себя, слышите ли вы:

  • S стереотипизирует людей с психическими расстройствами (то есть предполагает, что они все одинаковы, а не отдельные личности)?
  • T принижает достоинство или принижает людей с психическими расстройствами и/или само заболевание?
  • O обижает людей с психическими заболеваниями, оскорбляя их?
  • P унижает людей с психическими расстройствами, обращаясь с ними так, как будто они не так хороши, как другие люди?

Если вы видите в СМИ что-то, что не соответствует критериям СТОП, сообщите об этом! Позвоните или напишите автору или издателю газеты, журнала или книги; продюсер радио, телевидения или кино; или рекламодатель, который использовал слова, усиливающие непонимание психического заболевания.Помогите им осознать, как их слова влияют на людей с психическими заболеваниями.

Начни с себя. Вдумчиво относитесь к своему выбору слов. Используйте точные и деликатные слова, когда говорите о людях с психическими заболеваниями.

COVID-19 и стигма: как предотвратить и бороться с социальной стигмой в вашем сообществе

Каково влияние стигмы?

Стигма может подорвать социальную сплоченность и спровоцировать возможную социальную изоляцию групп, что может способствовать ситуации, когда вероятность распространения вируса выше, а не меньше.Это может привести к более серьезным проблемам со здоровьем и трудностям в борьбе со вспышкой заболевания.

Банка Стигмы:

  • Принуждение людей скрывать болезнь во избежание дискриминации
  • Запретить людям немедленно обращаться за медицинской помощью
  • Отговаривайте их от здорового образа жизни.

Как бороться с социальной стигмой

Эксперты в области здравоохранения рекомендуют проявлять сочувствие к пострадавшим, понимать само заболевание и принимать эффективные практические меры, чтобы люди могли защитить себя и своих близких.Каждый из нас должен сыграть свою роль в предотвращении дискриминации посредством проявления доброты, выступая против негативных стереотипов, узнавая больше о психическом здоровье и делясь личным опытом для оказания необходимой поддержки.

Слова имеют значение

Когда речь идет о коронавирусной болезни, некоторые слова (например, подозрительный случай, изоляция…) и язык могут иметь негативное значение для людей и способствовать стигматизации. Они могут увековечивать существующие негативные стереотипы или предположения, усиливать ложные ассоциации между болезнью и другими факторами, вызывать всеобщий страх или дегуманизировать тех, кто болен.Это может оттолкнуть людей от прохождения скрининга, тестирования и карантина.

Распространяйте факты, а не бойтесь

Стигма может быть усилена недостатком знаний о том, как передается и лечится новое коронавирусное заболевание (COVID-19), а также о том, как предотвратить заражение. Вот несколько шагов, которые помогут остановить распространение дезинформации:

  • Используйте только заслуживающие доверия официальные источники, такие как Министерство здравоохранения, ВОЗ и ЮНИСЕФ.
  • Проверяйте факты на официальных веб-сайтах или в социальных сетях, прежде чем действовать, верить советам или делиться информацией в Интернете.
  • Не распространяйте дезинформацию, даже если она кажется достоверной.

Стигма и дискриминация | Фонд психического здоровья

Люди с проблемами психического здоровья говорят, что стигматизация и дискриминация могут усугубить их трудности и затруднить выздоровление.

*Последнее обновление: 4 октября 2021 г.

Проблемы с психическим здоровьем — обычное дело, от них страдают тысячи людей в Великобритании. Несмотря на это, все еще существует сильная стигма (негативное отношение) к психическому здоровью.Люди с проблемами психического здоровья также могут сталкиваться с дискриминацией (негативным обращением) во всех аспектах своей жизни.

Эта стигматизация и дискриминация усугубляют проблемы многих людей. Оно может исходить от общества, работодателей, средств массовой информации и даже от наших собственных друзей и семьи. Вы даже можете столкнуться с внутренней стигмой, когда вы начинаете верить негативным сообщениям или стереотипам о себе.

Как стигма и дискриминация влияют на людей с проблемами психического здоровья?

Почти девять из десяти людей с проблемами психического здоровья говорят, что стигматизация и дискриминация отрицательно влияют на их жизнь.

Мы знаем, что люди с проблемами психического здоровья наименее склонны к хроническим заболеваниям или инвалидности:

  • найти работу
  • быть в постоянных, долгосрочных отношениях
  • жить в достойном жилье
  • быть социально включенным в основное общество.

Стигма и дискриминация также могут усугубить проблемы с психическим здоровьем и задержать или помешать им получить помощь. Социальная изоляция, плохие жилищные условия, безработица и бедность — все это связано с психическим заболеванием.Таким образом, стигматизация и дискриминация могут заманить людей в ловушку болезни.

Вы можете столкнуться с несколькими типами стигмы: например, вы также можете подвергнуться стигматизации из-за вашей расы, пола, сексуальной ориентации или инвалидности. Это может сделать жизнь еще тяжелее.

Почему люди с проблемами психического здоровья подвергаются дискриминации?

Существует множество причин такой дискриминации, в том числе:

  • стереотипов. Общество может иметь стереотипные представления о психических заболеваниях.Некоторые люди считают, что люди с проблемами психического здоровья опасны, хотя на самом деле они подвергаются более высокому риску нападения или причинения вреда себе, чем другим людям.
  • СМИ. Сообщения средств массовой информации часто связывают психические заболевания с насилием или изображают людей с проблемами психического здоровья опасными, преступными, злыми или очень инвалидами, неспособными жить нормальной, полноценной жизнью.

Что я могу сделать со стигмой и дискриминацией?
Вызов клейма

Time to Change провел кампанию, чтобы изменить то, как люди думают и действуют в отношении проблем с психическим здоровьем.Кампания уже закрыта, но на их веб-сайте все еще есть много полезной информации о борьбе со стигмой и дискриминацией, когда вы видите, слышите или испытываете это.

У них есть советы, как поговорить с кем-то о своем психическом здоровье, что может быть таким же простым, как спросить кого-нибудь, уверен ли он, если скажет вам, что чувствует себя хорошо. Если вы покажете кому-то, что говорить о своих чувствах не стыдно и не стыдно, это может иметь огромное значение.

У них также есть ресурсы для вашего рабочего места или школы, если вы хотите помочь другим понять психическое здоровье и бороться со стигмой.

В Шотландии у организации по борьбе со стигмой See Me есть идеи по борьбе со стигмой и дискриминацией. У них также есть ресурсы и действия, которые вы могли бы использовать на работе.

Присоединяйтесь к нашей сети

Если вы хотите проводить больше кампаний по проблемам психического здоровья, вы можете присоединиться к OPEN, нашей сети личного опыта. Это интернет-сообщество людей, которых мы просим информировать о том, что мы делаем, посредством чего угодно, от быстрой обратной связи в публикации в социальных сетях до участия в исследовательском проекте.Мы хотим услышать мнение людей с различным опытом психического здоровья, будь то у вас хорошее, плохое или что-то среднее.

Я подвергаюсь дискриминации — что мне делать?

Закон о равенстве 2010 года защищает вас от дискриминации и позволяет вам бросить ей вызов. Это делает незаконной дискриминацию людей с проблемами психического здоровья, когда вы:

  • находятся на работе, устраиваются на работу или увольняются с работы
  • пользоваться такими услугами, как гостиницы, рестораны, общественный транспорт, больницы, местные советы и места отправления культа
  • имеет дело с организациями, выполняющими общественные функции, такие как сбор налогов или обеспечение правопорядка
  • купить или арендовать недвижимость.

Чтобы получить защиту, вы должны доказать, что ваша проблема с психическим здоровьем является инвалидностью. Вы можете не считать себя инвалидом, но Закон о равенстве может защитить вас, если вы соответствуете его определению инвалидности. Вы должны показать, что у вас есть хронические проблемы с психическим здоровьем, которые существенно усложняют вашу повседневную жизнь. У разума есть больше информации о том, что это может означать для вас.

Вы можете столкнуться с дискриминацией по-разному, в том числе:

  • прямая дискриминация: если с вами обращаются хуже, чем с другими, из-за проблем с психическим здоровьем
  • косвенная дискриминация: если у лица или организации есть договоренности, которые несправедливо ставят вас в невыгодное положение
  • дискриминация, связанная с вашей инвалидностью: если с вами плохо обращаются из-за того, что происходит из-за проблем с вашим психическим здоровьем, например, если вам сделали предупреждение на работе за то, что вы взяли отпуск для посещения врача
  • преследование: если вас запугали, обидели или унижали
  • виктимизация: если с вами плохо обращаются из-за того, что вы подали жалобу.

Есть разные вещи, которые вы можете сделать, если вы столкнулись с дискриминацией. Как правило, лучше всего попробовать эти шаги, чтобы решить проблему.

  1. Поговорите с кем-нибудь неформально. Поговорите с человеком или организацией, которые дискриминировали вас. Это может быть быстрый и простой способ решить проблему.
  2. Подать официальную жалобу. Если неформальный разговор не решает проблему, вы можете подать официальную жалобу. Попробуйте сделать это в письменной форме, если это возможно. Дайте четкий отчет о том, что пошло не так, и что вы хотели бы, например, извиниться, объяснить или улучшить обслуживание в будущем.Ваша жалоба должна быть должным образом расследована, и вам должны сообщить результат.
  3. Пожаловаться омбудсмену. Если ваша официальная жалоба ничего не меняет, вы можете обратиться с жалобой к омбудсмену. У Mind есть дополнительная информация о том, к какому омбудсмену в Англии и Уэльсе можно обратиться и как он работает. В Шотландии и Северной Ирландии есть разные омбудсмены.
  4. Сделать юридический вызов. Если вы не можете решить проблему через омбудсмена, вы можете обратиться в суд.

Вам не нужно предпринимать какие-либо из этих действий самостоятельно. Вы можете попросить друга или родственника помочь или получить помощь от профессионального адвоката.

Дополнительные ресурсы и информация

Служба консультирования и поддержки по вопросам равенства может помочь и дать совет, если вы подверглись дискриминации.

Консультативная служба примирения и арбитража (ACAS) может сообщить вам, если вы считаете, что подверглись дискриминации на работе.

Гражданская юридическая консультация (CLA) может сообщить вам, имеете ли вы право на юридическую помощь, если вы подаете юридический иск.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.