Содержание

Преодоление антипрививочного скепсиса: поиски решения выхода из сложившейся ситуации | Калюжная

1. Приказ Министерства здравоохранения РФ от 21 марта 2014 г. №125н «Об утверждении Национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям» (с изменениями и дополнениями от 16.06.2016; 13.04.2017).

2. Байбусинова А.Ж., Мусаханова А.К., Шалгумбаева Г.М. Отношение, барьеры и проблемы вакцинопрофилактики в современном мире: обзор литературы // Наука и здравоохранение. — 2016. — №3 — С. 123–134.

3. Зверев В.В., Юминова Н.В. Вакцинопрофилактика вирусных инфекций от Э. Дженнера до настоящего времени // Вопросы вирусологии. — 2012. — №S1 — С. 33–42.

4. Lin Y, Huang L, Nie S, et al. Knowledge, attitudes and practices (KAP) related to the pandemic (h2N1) 2009 among Chinese general population: a telephone survey. BMC Infect Dis. 2011;11:128. doi: 10.1186/1471-2334-11-128.

5. Hyde TB, Dentz H, Wang SA, et al. The impact of new vaccine introduction on immunization and health systems: a review of the published literature. Vaccine. 2012;30(45):6347–6358. doi: 10.1016/j.vaccine.2012.08.029.

6. Корь. Информационный бюллетень. ВОЗ. Доступно по: http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs286/ru/. Ссылка активна на 02.03.2018.

7. Ломакин А.Г. Результаты оценки эффективности вакцин против гриппа. Ключевые аспекты обеспечения качества производства вакцин. — М.; 2017.

8. who.int [Internet]. Diphtheria, tetanus, pertussis and combined vaccines (DTP): Recommendations for Diphtheria, tetanus, pertussis and combined vaccines, Amendments 2003; Requirements for Diphteria, Tetanus, Pertussis and Combined Vaccines [cited 2018 Feb 12]. Available from: http://www.who.int/biologicals/publications/trs/areas/vaccines/dtp/en/

9. who.int [интернет]. Вакцина против дифтерии. ВОЗ. 2006. Доступно по: http://www.who.int/vaccines-dicuments/DocsPDF/www9637.pdf. Ссылка активна на 02.03.2018.

10. Orenstein WA, Ahmed R. Simply put: vaccination saves lives. Proc Natl Acad Sci U S A. 2017;114(16):4031–4033. doi: 10.1073/ pnas.1704507114.

11. Taylor B, Miller E, Farrington C, et al. Autism and measles, mumps, and rubella vaccine: no epidemiological evidence for a causal association. Lancet. 1999;353(9169):2026–2029. doi: 10.1016/s0140-6736(99)01239-8.

12. Andrews N. Thimerosal exposure in infants and development disorders: a retrospective cohort study in the United Kingdom does not support a causal association. Pediatrics. 2004;114(3):584– 591. doi: 10.1542/peds.2003-1177-l.

13. Семенов Б.Ф., Таточенко В.К. Иммунопрофилактика детских инфекций: итоги и перспективы // Педиатрическая фармакология. — 2006. — Т.3. — №1 — С. 41–44.

14. Куличенко Т.В., Дымшиц М.Н., Лазарева М.А., и др. Нарушение календаря вакцинопрофилактики детей: взгляд врачей и родителей на проблему // Педиатрическая фармакология. — 2015. — Т.12. — №3 — С. 330–334. doi: 10.15690/pf.v12i3.1361.

15. Larson HJ, de Figueiredo A, Xiahong Z, et al. The State of Vaccine Confidence 2016: global insights through a 67-country survey. EBioMedicine. 2016;12:295–301. doi: 10.1016/j.ebi-om.2016.08.042.

16. Гайворонская А.Г., Федосеенко М.В., Калюжная Т.А., и др. Результаты анализа анкетирования родителей по вопросам вакцинопрофилактики / Сб. тезисов XVII Съезда педиатров России с международным участием «Актуальные проблемы педиатрии»; Февраль 17–19, 2017; Москва.

17. Ткачев Д. Граждане не понимают абстрактных разговоров о вакцинации. Доступно по: https://aftershock.news/?q=node/458860&full. Ссылка активна на 02.03.2018.

%d1%81%d0%ba%d0%b5%d0%Bf%d1%81%d0%b8%d1%81 — English translation – Linguee

Организация обеспечила подготовку сотрудников и предоставила оборудование для укрепления базы четырех общинных радиостанций в

[…]

Карибском бассейне («Roоts FM», Ямайка; «Radio

[…] Paiwomak», Гайана; «Radio em ba Mango», Доминика; «Radio […]

Muye», Суринам).

unesdoc.unesco.org

The Organization also provided training and equipment to reinforce the capacity of four community radio

[…]

stations in the Caribbean (Roots FM, Jamaica; Radio Paiwomak, Guyana;

[…] Radio em ba Mango, Dominica; and Radio Muye, […]

Suriname).

unesdoc.unesco.org

RFLQ_S007BA Расчет ликвидности: […]

перенести фактические данные в нов. бизнес-сферу .

enjoyops.de

enjoyops.de

RFLQ_S007BA Liquidity Calculation: […]

Transfer Actual Data to New Business Area .

enjoyops.de

enjoyops.de

RM06BA00 Просмотр списка заявок .

enjoyops.de

enjoyops.de

RM06BA00 List Display of Purchase Requisitions .

enjoyops.de

enjoyops.de

Добавить код BF к соответствующим номерам […]

заказов муфт и ниппелей.

staubli.com

Add the code BF to the concerned part-numbers […]

of the sockets and the plugs.

staubli.com

Она весит 13 т и может перевозить до 2 т

[…]

груза с помощью установленного

[…] дизельного двигателя Deutz BF 6L 913 мощностью 160 […]

л.с. или GM 4-53T мощностью 175 л.с. Колеса

[…]

амфибии имеют диаметр 2.96 м и ширину 1.5 м. Скорость на суше 8 км/ч, на воде — 5 км/ч. На палубу амфибии может приземляться небольшой вертолет, а чтобы амфибия не перевернулась от воздушных потоков, создаваемых лопастями вертолета, предусмотрена система 4х якорей, фиксирующих VARF.

trucksplanet.com

Weighing a total of 13 t, 2 t payload, it was powered by a

[…] Deutz BF 6
L
913 160 hp or GM 4-53T 175 hp engine […]

with wheels of 2.96 m diameter and

[…]

1.5 m wide. Speed of 8 km / h on land and 5 in water.

trucksplanet.com

В 2000 году, проработав около года на должности начальника отдела обслуживания и продаж в подразделении Olympus France, он вернулся в компанию Olympus Medical Systems Europa GmbH в Гамбурге, заняв пост начальника отдела GI/EUS/BF и подразделения маркетинга услуг.

olympus.com.ru

In 2000, after spending about a year as Department Manager, Service & Sales Management with Olympus France, he returned to Olympus Medical Systems Europa GmbH in Hamburg to take on the role of Department Manager GI/EUS/BF and Service Marketing Division.

olympus.it

Выполнен проект по изготовлению пилотных

[…]

образцов портативного мультимедийного проигрывателя, использующего разнообразные

[…] аудиоинтерфейсы, на процессоре Blackfin BF548.

promwad.com

The project for the pilot samples production of the portable

[…]

multimedia players that use different audio interfaces and

[…] are based on Blackfin BF548 processor was successfully […]

completed.

promwad.com

Компания также поставляет систему шасси для первого в мире гражданского конвертоплана «Tiltrotor»

[…] […] (воздушного судна, оснащённого поворотными несущими винтами): Messier-Bugatti-Dowty поставляет оборудование для BA609 фирмы Bell/Agusta Aerospace, летательного аппарата, сочетающего в себе скорость и дальность самолёта с маневренностью […] […]

вертикально взлетающего вертолёта.

safran.ru

It also supplies the landing gear for the Bell/Agusta Aerospace BA609, the world’s first civilian tilt-rotor aircraft, combining the flexibility of vertical flight with the speed and range of a conventional aircraft.

safran.ru

Во-вторых,

[…] использовать VAV BF типа низкого шума […]

ветра шасси используется в основном для различных кондиционеры, воздушные

[…]

завесы, отопления и охлаждения, вентилятор и т.д., также могут быть использованы в промышленных и горнодобывающих предприятий, общественных мест, крытый вентиляции.

ru.shyngda.com

Second, use VAV BF type low-noise wind […]

chassis is mainly used for a variety of air conditioning units, air curtain, heating

[…]

and cooling fan, etc., can also be used in industrial and mining enterprises, public places, indoor ventilation.

en.shyngda.com

Чтобы привести автомобиль в боевую готовность и показать силу были использованы 3-дюймовые навесы и особые

[…]

колеса матового черного цвета, а также

[…] грязевые шины М/Т BF Goodrich, был добавлен […]

большой передний кенгурятник, ограничительная

[…]

планка и багажник на крыше.

ms-auto.co.jp

To be fully armed and show the impact, 3 inch lift ups and

[…]

special mat black wheel and BF Goodrich

[…] mud terrain tires, large front grill guard […]

and tail guard and roof racks are added.

ms-auto.co.jp

Рейтинг финансовой устойчивости

[…] «D-» (что отображает Ba3 по BCA оценке) присвоен […]

Ардшининвестбанку как одному из крупнейших

[…]

банков Армении (будучи вторым банком в Армении по величине активов с долей рынка в 12,2% в 2007 году, Ардшининвестбанк в марте 2008 года стал лидером по этому показателю), широкой филиальной сетью, хорошими финансовыми показателями, особенно – растущей рентабельностью, высокой капитализацией и показателями эффективности выше среднего в контексте армянского рынка.

ashib.am

According to Moody’s, ASHIB’s «D-» BFSR — which maps to a Baseline

[…] Credit Assessment of Ba3 derives from its […]

good franchise as one of Armenia’s largest

[…]

banks (ranking second in terms of assets with a 12.2% market share as at YE2007 — reportedly moving up to first place by March 2008) and good financial metrics, particularly, buoyant profitability, solid capitalisation and above-average efficiency ratios, within the Armenian context.

ashib.am

В январе 2009 года, в рамках ежегодного пересмотра кредитных рейтингов, рейтинговой агентство Moody’s

[…]

подтвердило

[…] присвоенный в 2007 году международный кредитный рейтинг на уровне Ba3 / Прогноз «Стабильный» и рейтинг по национальной шкале […]

Aa3.ru, что свидетельствует

[…]

о стабильном финансовом положении ОГК-1.

ogk1.com

In January 2009 as part of annual revising of credit ratings, the international rating agency Moody’s

[…]

confirmed the international

[…] credit rating at the level Ba3 with Stable outlook attributed in 2007 and the national scale rating Aa3.ru, which is […]

an evidence of OGK-1’s stable financial position.

ogk1.com

На устройствах РПН с числом переключений более чем 15.000 в год мы

[…]

рекомендуем применять маслофильтровальную установку OF100 (инструкция по

[…] эксплуатации BA 018) с бумажными […]

сменными фильтрами.

highvolt.de

If the number of on-load tap-changer operations per year

[…]

is 15,000 or higher, we recommend the use of

[…] our stationary oil filter unit OF […]

100 with a paper filter insert (see Operating Instructions BA 018).

highvolt.de

SF1605x400 обработанной винт мяч

[…] шариковинтовая SF типа обрабатываемой в соответствии с BK12 и BF/FF12 опор ШВП.

zappautomation.co.uk

The SF1605x400 machined ball screw is

[…] the SF type ballscrew machined to fit the BK12 and BF/FF12 ballscrew supports.

zappautomation.co.uk

В нашем

[…] каталоге Вы найдете описание всех преимуществ, технических характеристик и номера деталей соединений SPH/BA.

staubli.com

Discover all the advantages, technical features and part numbers of the SPH/BA couplings in our catalog.

staubli.com

Мы также добавили черные боковые пороги, 2-дюймовый

[…]

навес, эксклюзивные колеса черного цвета и всесезонные

[…] грязевые шины BF Goodrich для придания […]

более неустрашимого вида.

ms-auto.co.jp

We also added black side tube step, 2 inch lift up, exclusive black color

[…] wheel and BF Goodrich mud terrain tire […]

to make it with a look of fearless determination.

ms-auto.co.jp

Поскольку пропорциональная

[…] счетная трубка BF3 будет реагировать […]

только на термальные нейтроны, полиэтиленовый модератор,

[…]

который замедляет случайные быстрые нейтроны до термальных энергий, окружает нейтронно чувствительную трубу.

ru.flukebiomedical.com

Since the BF3 proportional counter […]

tube will only respond to thermal neutrons, a polyethylene moderator, which slows the

[…]

incident fast neutrons to thermal energies, surrounds the neutron sensitive tube.

flukebiomedical.com

В настоящий момент компания

[…] […] Promwad работает над системой видео наблюдения и регистрации с использованием стандарта сжатия изображения JPEG2000 на базе кодека ADV212/202 и двухъядерного процессора Blackfin BF561.

promwad.com

Currently Promwad Company develops a video surveillance and recording system using JPEG2000 image compression standard based on ADV212/202 codec and Blackfin BF561 duo core processor.

promwad.com

На грузовики могут устанавливаться зарубежные

[…]

дизели Perkins мощностью 65 л.с. (базовый

[…] двигатель) и Deutz BF 04L 2011 мощностью […]

79 л.с. или отечественный владимирский

[…]

ВМТЗ Д-130Т мощностью 65 л.с. Приводы от валов отбора мощности спереди и сзади позволяют навешивать различное дополнительное оборудование.

trucksplanet.com

The trucks can be equipped with foreign

[…]

Perkins 65 hp diesel (Base engine) and Deutz BF 04L 2011 with

[…] an output of 79 hp or domestic VMTZ D-130T […]

developes 65 hp.

trucksplanet.com

Если заготовка имеет важное значение в стране, то

[…]

составителям кадастров рекомендуется использовать национальные

[…] данные по заготовкам или вывести значение BF по конкретной стране.

ipcc-nggip.iges.or.jp

If logging is significant in the

[…] country, the inventory compilers are encouraged to use national […]

harvest data or derive country-specific BF values.

ipcc-nggip.iges.or.jp

I. Общие сведения о Шанхае должен достичь Фан-Ко,

[…] дизайн и производство BF VAV низким шасси шум […]

ветра предназначены для вентилятора выхлопных

[…]

устройств для удовлетворения оперативных потребностей различных рабочих условиях, он имеет небольшой размер, легкий вес, красивый внешний вид, низкий уровень шума, простота в обслуживании.

ru.shyngda.com

I. Overview of Shanghai should reach a Fan Co., the design and

[…] production of the BF VAV low noise wind chassis […]

designed for the blower exhaust devices

[…]

to meet the operational requirements of different working conditions, it has a small size, light weight, beautiful appearance, low noise, easy maintenance.

en.shyngda.com

Быстроразъемные

[…] соединения SPH/BA с защитой от […]

утечек при разъединении и быстроразъемные полнопоточные соединения DMR для

[…]

систем охлаждения: масляных систем и систем вода/гликоль.

staubli.com

SPH/BA clean break and DMR full […]

flow quick release couplings for cooling applications such as oil and water glycol connections.

staubli.com

Наряду со страхованием кредита на инвестиции мы наше предложение расширили на два следующих страховых продукта для страхования

[…]

просроченных задолженностей по экспортным

[…] поставочным кредитам (вид Bf и Cf), которые позволяют […]

банкам откупать экспортные задолженности

[…]

без регресса на экспортера.

egap.cz

Simultaneously with insurance of a credit for the financing of investments, we extended our offer by two other insurance products for

[…]

insurance of ceded receivables from export

[…] supplier credits (types Bf and Cf) which enable […]

banks to purchase export receivables

[…]

without recourse against the exporter.

egap.cz

Оборот

[…] компании Manitou BF, специализирующейся […]

только на подъемных машинах, превысил миллиард евро (более 15 миллиардов

[…]

эстонских крон) в год.

intrac.ee

The turnover of Manitou BF, who is focused […]

only on lifting machines, is over one milliard euro (more than 15 milliard Estonian kroons ) a year.

intrac.ee

Если бы Володя Малахов, до этого очень здорово

[…] игравший ту партию, пошел Bf5 c Ефименко, то мы […]

бы выиграли тот матч, вышли на чистое первое

[…]

место, и, что очень важно, поменялись бы с украинцами местами психологически.

crestbook.com

If Volodya Malakhov, who had played that game extremely well until

[…] then, had gone for Bf5 against Efimenko […]

then we’d have won the match, moved into

[…]

clear first place and, very importantly, switched places with the Ukrainians psychologically.

crestbook.com

Изъятие древесины (L древ.-изъятия ) рассчитывается с помощью уравнения 2.12 из главы 2, товарные круглые лесоматериалы с корой (H), коэффициент преобразования и

[…]

разрастания биомассы (BCEF ), доля

[…] коры в заготовленной древесине (BF), отношение подземной биомассы […]

к надземной биомассе (R), доля

[…]

углерода в сухом веществе (CF) и табличные данные по умолчанию, раздел 4.5.

ipcc-nggip.iges.or.jp

Wood removal (L wood-removals ) is calculated with Equation 2.12, Chapter 2, merchantable round wood over bark (H), biomass conversion expansion factor (BCEF ), bark

[…]

fraction in harvested wood

[…] (BF), below-ground biomass to above-ground biomass ratio (R), carbon […]

fraction of dry matter (CF)

[…]

and default tables, Section 4.5.

ipcc-nggip.iges.or.jp

В Институте агротехники и животноводства Баварского земельного управления сельского хозяйства вот уже много лет

[…]

используются инкубаторы с принудительной

[…] циркуляцией воздуха серии BF от BINDER, благодаря […]

которым качество исследований остается

[…]

неизменном высоким.

binder-world.com

At the Institute for Agricultural Engineering and Animal Husbandry at the Bavarian State Research Center for Agriculture,

[…]

incubators with mechanical convection of the BF

[…] series from BINDER have supported the consistently […]

high quality of research for many years.

binder-world.com

влажность,W; —коэффициент биоразложения отходов на стадии

[…] полного метаногенеза Bf (зависит от морфологического […]

состава биоразлагаемой части ТБО).

ogbus.com

factor of biodecomposition of waste products at the stage of complete

[…] formation of methane Bf (depends on morphological […]

structure of biodecomposing part of MSW).

ogbus.ru

Хотя

[…] Me.410 превосходил Bf.110 по лётно-техническим […]

характеристикам, прежде всего по скорости и дальности полёта, но всё

[…]

же уступал ему в универсальности применения.

warthunder.com

Although the Me.410 was

[…] superior to the Bf 110 in its performance […]

characteristics, most of all in its speed and flight range,

[…]

it was inferior as far as versatility was concerned.

warthunder.com

Руслан Рахметов, Security Vision — Скепсис в отношении российских решений вызван отсутствием целостной ИТ-экосистемы. Обзор: Средства защиты информации и бизнеса 2020

CNews: Руслан, первый вопрос — традиционно общего характера. Как вы оцениваете современное состояние ИБ-отрасли в России? Какие основные вызовы встают перед крупными игроками и как они решаются?

Руслан Рахметов: Сначала предлагаю посмотреть на рынок ИБ глазами вендора и интегратора: в настоящий момент можно отметить высокий спрос на средства обеспечения безопасности и контроля удаленного доступа, на системы автоматизации процессов ИБ и выполнения законодательных норм, а также на экспертизу в реагировании на киберинциденты. С точки зрения заказчиков — потребителей продуктов и услуг ИБ — вызовы продиктованы увеличившимися рисками в связи с эпидемиологической и экономической ситуацией, помноженными на непрерывно ужесточающиеся нормативные требования, включая импортозамещение. Однако подобную ситуацию можно считать и «окном возможностей», причем и для вендоров, и для департаментов ИБ. Первые имеют шанс предложить действительно востребованный продукт и показать взрывной рост, а вторые — продемонстрировать приверженность идее «ИБ как Business Enabler» и заручиться поддержкой высшего руководства компании вкупе с экстенсивным накоплением внутренней экспертизы.

CNews: Как за последний год изменились позиции игроков на рынке? Кто появился, а кто из лидеров перешел в число догоняющих?

Руслан Рахметов: Конкретные позиции игроков определяются их финансовыми показателями, анализ которых может быть произведен заинтересованными лицами на основе предоставляемой вендорами отчетности. Однако уже сейчас, даже в отсутствие финансовых результатов за 2020 год, можно с уверенностью сказать, что отличные показатели продемонстрируют компании, предлагающие услуги и продукты, востребованные в нашей «ковидной» реальности. Это системы организации безопасной удаленной работы, контроля за утечками данных, EDR-решения для обеспечения безопасности конечных точек, платформы IRP/SOAR для автоматизации реагирования на инциденты ИБ и централизованного управления СЗИ, решения для обеспечения защиты информации в облаках. Немаловажными аспектами являются также гибкая лицензионная политика и готовность вендора идти навстречу пожеланиям заказчиков в части функционала продуктов.

Руслан Рахметов: Отличные финансовые показатели продемонстрируют компании, предлагающие услуги и продукты, востребованные в нашей «ковидной» реальности

Если говорить субъективно, в лидеры выходит большое количество молодых динамичных компаний, которые могут предложить инновационный и гибкий продукт. Многие из таких организаций еще вчера были стартапами, коллективами молодых единомышленников-студентов. А сейчас крупные именитые игроки готовы приобрести их за внушительные суммы для усиления собственных позиций в том или ином сегменте рынка ИБ.

CNews: Одной из основных тем отечественного ИТ-рынка остается импортозамещение. Некоторые эксперты считают, что на самом деле оно не экономит средства бизнеса: из-за дополнительных издержек и необходимости постоянной кастомизации получается только дороже. Справедливо ли это для российских СЗИ?

Руслан Рахметов: Скепсис относительно новых отечественных продуктов — будь то ИТ или ИБ — действительно присутствует. Особенно такая позиция характерна для компаний, которые ранее весьма успешно и долго работали с западными решениями. Сомнения коллег небеспочвенны, поскольку российский рынок ИТ/ИБ-решений по сравнению с зарубежным все еще относительно молод. Многие разработчики средств защиты еще буквально 5-6 лет назад были сфокусированы на целевом мелкосерийном производстве под нужны ограниченного числа заказчиков, а реалии сегодняшнего дня приводят к ним большое число «избалованных» зарубежными решениями покупателей. При этом следует признать, что в настоящий момент отсутствует как таковая целостная отечественная ИТ-экосистема, состоящая из ОС, драйверов с поддержкой всего современного оборудования, прикладного и специального ПО, вследствие чего разработчики СЗИ не имеют реальной возможности бесшовной интеграции с ней. Таким образом, применение наложенных российских СЗИ на американских операционных системах с китайским «железом» вполне ожидаемо приводит к необходимости тщательного и длительного тестирования, доработки, кастомизации.

Однако в сложившейся ситуации для отечественных потребителей есть и преимущества, связанные с тем, что вендоры стремятся к прямому взаимодействию как с российскими регуляторами для учета всех нормативных требований в продуктах, так и с самими заказчиками для обеспечения актуальности и востребованности своих решений и предлагаемых сервисов. Кроме того, они ведут совместную плодотворную работу с коллегами — производителями программного и аппаратного обеспечения — для выстраивания всей ИТ-экосистемы и создания целостных продуктов, адаптированных под современные отечественные реалии. Заказчики, выбравшие российские продукты, в конечном итоге смогут добиться экономической эффективности благодаря расчетам в национальной валюте, гибкости лицензионных политик производителей и возможности получать оперативную техническую поддержку на русском языке напрямую от вендора, а не от авторизованных партнеров-ресейлеров.

Интересный кейс в импортозамещении, который полноценно может решить только отечественный вендор — это соответствие положению Банка России № 716-П о требованиях к системе управления операционным риском, куда входят и киберриски. У большинства банков данная система построена исторически на западных решениях, сложно адаптируемых под ИТ-рынок России, особенно в части «регуляторки». Наши заказчики, использующие продукт Security Vision CRS в части управления рисками кибербезопасности, автоматизировали на нем соответствие требованиям и к операционным рискам, что было открытием и для нас в том числе. Это стало возможно благодаря гибкому конструктору, работающему с рабочими процессами и «регуляторкой». Мы планируем пойти дальше, применив нашу авторскую технологию auto-SGRC для обеспечения автоматического контроля соответствия требованиям положения Банка России.

CNews: Об этом часто спрашивают, но мало кто дает прямые и честные ответы: каковы основные недостатки наших ИБ-систем по сравнению с западными? Выигрывали бы мы эту гонку, если бы не было импортозамещения?

Руслан Рахметов: Процесс импортозамещения, разумеется, весьма ощутимо подтолкнул множество российских компаний к выводу на рынок своих ИТ- и ИБ-продуктов. Также очевидно и то, что невозможно за пятилетний период «с нуля» создать самодостаточный рынок и целостную экосистему высококлассных продуктов — чудес не бывает. Однако и у догоняющего есть преимущества: опыт ошибок первопроходцев тщательно анализируется, используются проверенные и доказавшие эффективность практики, решения и подходы. При этом самобытные отечественные продукты, созданные без оглядки на зарубежные аналоги, доказывают свою эффективность при решении задач, актуальных именно для нашего рынка, поскольку изначально создавались как раз для этих целей. Примером могут послужить антивирусные решения, системы компьютерного зрения и искусственного интеллекта, системы анти-фрод, решения по киберразведке (Cyber Threat Intelligence), продукты для автоматизации процессов управления ИБ.

CNews: Почему open source в ИБ — это плохо? И почему — хорошо?

Руслан Рахметов: ИБ-решения с открытым исходным кодом долгое время считались «недостойными» попадания в продакшн, оставаясь уделом лишь ограниченного числа энтузиастов open source-платформ. Однако затем надежность таких решений, многочисленные code review и экономическая эффективность стали привлекать к себе все больше новых сторонников. При этом многие коммерческие ИБ-решения «выросли» из открытого ПО, хотя и не все вендоры готовы это афишировать, что лишний раз подчеркивает качество подобных систем. При этом недостатки open source также известны: это и отсутствие технической поддержки, и зависимость от зачастую одного-двух ключевых энтузиастов-разработчиков, которые могут просто забросить проект, а также необходимость иметь в штате сотрудников с компетенциями, достаточными для тюнинга и успешной эксплуатации продукта с открытым исходным кодом. Кроме того, открытость исходного кода означает не только то, что его проверили различные независимые программисты, но и то, что ошибки в нем могли найти и потенциальные киберпреступники, которые по понятным причинам не будут торопиться сообщить о своей находке разработчикам, а постараются эксплуатировать найденную уязвимость.

Могу также отметить, что наша платформа Security Vision поддерживает open source-инсталляции (ОС Linux, СУБД PostgreSQL), и эта возможность является достаточно востребованной среди государственных (и не только) заказчиков, что подчеркивает популярность систем с открытым исходным кодом.

CNews: Одними из ключевых технологий для ИБ остаются искусственный интеллект и машинное обучение, но кейсов с их полноценным применением все еще достаточно мало. В связи с этим начали говорить о том, что прикладные возможности СЗИ на основе этих технологий достаточно ограниченны. Это так?

Руслан Рахметов: Не могу полностью согласиться, что системы искусственного интеллекта и машинного обучения ограничены в применении в отрасли ИБ или что они не покидают пределов тестовой среды. Отчасти да, поскольку подбор и адаптация алгоритмов индивидуальны. В остальном, как говорится, «дело техники». Приведу пример: в нашей ИТ-платформе Security Vision есть модуль анализа инцидентов информационной безопасности, в котором накапливается и анализируется информация по ранее решенным ИБ-задачам (расследованные киберинциденты, закрытые заявки, события и потоки) с возможностью поиска наиболее подходящего решения на основе нейронной сети с динамическими весовыми коэффициентами и с механизмом обучения. Производится оперативный анализ по выявлению и устранению инцидентов, а на основании массивов событий, полученных из базы долгосрочного хранения событий, ведутся ретроспективный анализ и обучение.

Решение успешно применяется нашими заказчиками, хотя и не является массовым продуктом. На сегодня мы прорабатываем варианты группировок исходных данных, а также использование наиболее применимых алгоритмов машинного обучения для выявления аномалий.

Руслан Рахметов: Российские ИТ-продукты доказали свою эффективность при решении задач, актуальных именно для нашего рынка

Сложно переоценить актуальность этого решения, особенно в силу перманентного кадрового голода в ИБ и необходимости оперативно реагировать на киберинциденты, укладываясь в строгие временные нормативы. Мы непрерывно совершенствуем данный функционал и расширяем его применение в других функциональных модулях нашего продукта. Надеемся в скором будущем включить его в коробочные версии.

CNews: Позволяют ли существующие ИБ-инструменты полностью уйти от рутинного администрирования? Что нужно сделать компании, которая хочет сократить расходы и временные затраты на это?

Руслан Рахметов: Логичная и понятная цель любого бизнеса — минимум издержек, максимум прибыли, а на рабочих местах — машины и роботы, единожды приобретенные и в дальнейшем выполняющие свои функции с прогнозируемым качеством и скоростью. То же самое можно сказать и об администрировании: в идеальном мире действительно получилось бы автоматизировать все процессы настройки ИБ-систем, максимально роботизировать все процессы и работу всех инструментов. Однако мы понимаем, что полностью без ручного, подчас кропотливого администрирования и настройки систем, особенно критичных, просто не обойтись. Поэтому давайте поставим задачу следующим образом: как можно упростить и ускорить ручные операции? Как можно помочь специалистам и аналитикам ИБ избавиться от изматывающих однотипных действий?

Мы пришли к выводу, что, предоставляя инструменты роботизации однотипных, повторяющихся операций, мы позволим существенно сократить степень «утомленности» специалистов выполнением данных процедур и ускорить решение разнообразных задач защиты информации, таких как реагирование на инциденты ИБ. Данный функционал автоматизации ИБ-процедур применяется, например, в нашем продукте Security Vision IRP/SOAR. Освобождение ИБ-специалистов от рутинных процедур позволяет им полноценно заняться развитием информационной безопасности компании, быть открытыми новым технологиям и возможностям.

CNews: На каких технологиях сейчас делает акцент ваша компания? К чему вы ведете бизнес и к чему идете сами?

Руслан Рахметов: Мы ставим целью автоматизировать процессы информационной безопасности, зачастую роботизировать их. Классически к этим процессам относятся инвентаризация и управление активами, управление уязвимостями, соответствие законодательству, реагирование на инциденты ИБ, управление системами и средствами защиты информации, управление киберрисками, взаимодействие с системами ФинЦЕРТ, ГосСОПКА, другими CERT/CSIRT. Практика автоматизации ИБ показала, что нельзя жестко отделить ИБ-процессы от ИТ-процессов, поскольку они тесно взаимосвязаны. И мы смело можем сказать, что новая ИТ-платформа Security Vision позволяет автоматизировать как ИБ-, так и ИТ-процессы. Другое дело, что мы как безопасники поставляем больше преднастроенные ИБ-кейсы и сценарии, что позволяет запустить автоматизацию ИБ «из коробки».

Руслан Рахметов: Смело можем сказать, что новая ИТ-платформа Security Vision позволяет автоматизировать как ИБ-, так и ИТ-процессы

Если говорить про бизнес, то мы скорее фанаты автоматизации ИБ, чем бизнесмены. Хорошо это или плохо, мы не создаем большие службы продаж для массированного захвата рынка. Приоритет нашей команды — технологии. Нам важно предложить действительно ценный продукт, отвечающий вызовам и чаяниям заказчиков. С таким подходом мы создали уникальный инструмент-конструктор рабочих процессов, новую технологию auto-SGRC, которая позволяет осуществлять автоматический контроль и изменение настроек средств защиты, ОС и ПО для соответствия нормативным требованиям с возможностью возврата к утвержденным baseline-настройкам, уникальные инструменты взаимодействия со средствами защиты и ИТ-системами и многое другое, что выводит управление ИБ на новый уровень.

CNews: Справляются ли отечественные решения с реализацией требований 187-ФЗ? Можно ли говорить о том, что наши компании пока крайне неохотно выполняют этот закон?

Руслан Рахметов: Соответствие 187-ФЗ сейчас является, можно сказать, больной темой: законодательные требования по защите КИИ действительно строгие, нормативных документов достаточно много и они непрерывно актуализируются, а времени и ресурсов, в том числе кадровых, для их выполнения у субъектов КИИ зачастую не хватает. Так что стоит говорить не о том, что компании не хотят выполнять положения данного закона. Скорее, речь идет о достаточно обоснованных и понятных трудностях и ограничениях. Мы со своей стороны предлагаем нашим заказчикам снять головную боль по выполнению положений 187-ФЗ с помощью продукта Security Vision КИИ. Он автоматизирует соответствие 187-ФЗ, накапливает знания, своевременно отправляет данные об инцидентах на объектах КИИ в систему ГосСОПКА, обеспечивает автоматическое изменение настроек средств защиты, ОС и ПО для соответствия нормативным требованиям и непрерывного соответствия законодательным нормам.

CNews: Расскажите о наиболее интересном кейсе компании за последний год, связанном с автоматизацией ИБ-процессов.

Руслан Рахметов: В последний год команда Security Vision реализовала ряд масштабных проектов для крупных государственных и коммерческих структур, в том числе для Сбербанка, банка «Открытие», Федеральной службы охраны, Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства, Главгосэкспертизы России и других. Крупным и амбициозным стал и проект, реализованный нами для «Почты России».

«Почта России» находится в процессе цифровой трансформации из традиционного почтового оператора в первоклассную почтово-логистическую компанию. Стратегическая цель «Почты России» — к 2030 году стать цифровой государственной мультифункциональной экосистемой платформенных бизнесов. Одним из этапов данной трансформации стал проект автоматизации реагирования на инциденты кибербезопасности.

Начало ему было положено в 2019 году, когда «Почта России» объявила открытый многоэтапный конкурс среди российских и иностранных IRP-систем, победителем которого стала наша система Security Vision Incident Response Platform (IRP/SOAR). Ее внедрение позволило реализовать максимально эффективный, наглядный и управляемый процесс реагирования на инциденты, который соответствует требованиям стандартов безопасности и лучшим практикам в области ИБ.

Средствами Security Vision IRP/SOAR было реализовано 11 интеграций с внешними системами, автоматизирована деятельность сотрудников службы информационной безопасности в рамках десяти сценариев реагирования на киберинциденты и шести процессов управления ИБ.

Внедрение Security Vision IRP/SOAR обеспечило консолидацию в единой структуре всех событий информационной безопасности, с контролем обработки и устранения выявленных инцидентов, а также наличие единого рабочего места по обработке инцидентов ИБ и реагированию на них. Были автоматизированы такие процессы реагирования на инциденты ИБ, как сбор дополнительных данных по инциденту, обогащение исходных данных инцидентов, типовые сценарии по реагированию. Это привело к сокращению времени реагирования. Важными результатами проекта стали автоматизированное ведение отчетности и визуализация данных, касающихся ключевых метрик процесса работы с инцидентами ИБ. Нам удалось достичь уменьшения силы воздействия этих инцидентов на ИТ-активы «Почты России» за счет сокращения времени идентификации, локализации и реагирования. Реестр выявленных уязвимостей теперь также ведется автоматически, как и формирование статистики и отчетности по нему, а также контроль сроков устранения уязвимостей. Нельзя не отметить автоматизацию сбора данных по автоматическим проверкам соответствия инфраструктуры «Почты России» внутренним регламентам ИБ и формирование аналитики и статистики по состоянию выполнения требований соответствия. Еще одним результатом проекта стало значительное снижение риска ошибок персонала, привлекаемого к работе с инцидентами информационной безопасности.

Скепсис населения в отношении Евразийского союза вызван завышенными ожиданиями

«Евразия.Эксперт» публикует вторую часть интервью с руководителем направления Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Владимиром Перебоевым. В предыдущей беседе речь шла об отношениях между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом и постепенной утратой ЕС рынков «евразийских стран». Однако это не отменяет продолжения переговоров и сотрудничества двух интеграционных объединений. В продолжении интервью мы затронули тему сотрудничества с Евросоюзом отдельных стран ЕАЭС, перспективы отношений Минска и Брюсселя, а также выяснили, есть ли у Евразийского союза мягкая сила.

— Недавно заместитель министра иностранных дел Беларуси Олег Кравченко заявил, что заключение базового соглашения с ЕС – это стратегическая цель Беларуси. Как это соотносится с планами коллективного взаимодействия с Евросоюзом на основе ЕАЭС?

— Здесь следует иметь в виду, что государства-члены Союза проводят полностью самостоятельную внешнюю политику, а также внешнеторговую политику в отношении торговли услугами, учреждения и деятельности юридических лиц и осуществления инвестиций с третьими странами. В соответствии с Договором о ЕАЭС, наднациональному регулированию подлежат вопросы внешнеторговой политики стран Союза в отношении торговли товарами.

Двустороннее же взаимодействие стран ЕАЭС с Евросоюзом затрагивает зачастую гораздо более широкий спектр направлений, чем исключительно торговлю товарами, поэтому конфликта с точки зрения права ЕАЭС здесь, как правило, не возникает. К тому же государства-члены согласуют друг с другом свои внешнеэкономические инициативы. Так, например, в конце 2015 г. между Казахстаном и ЕС было заключено Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве, охватывающее 29 сфер взаимодействия и учитывающее обязательства РК перед ЕАЭС.

Что касается заинтересованности Беларуси в заключении «базового соглашения» с ЕС, то, во-первых, это заявление отражает скорее общее намерение данной страны развивать нормальные взаимовыгодные отношения с Евросоюзом. Во-вторых, пока не известно даже примерное возможное наполнение такого соглашения. Процесс проработки подобных соглашений очень длительный. В случае с Беларусью он пока еще даже не начался, поэтому сейчас рано давать какие-либо оценки. В том числе о том, как его заключение может отразиться на условиях членства Беларуси в Евразийском союзе и на ее торговых отношениях с другими странами ЕАЭС.

Так или иначе, активизация торгово-экономического сотрудничества с ЕС представляет интерес для всех стран Евразийского экономического союза. Наиболее выгодные условия такого сотрудничества страны ЕАЭС могли бы получить в случае заключения всеобъемлющего межсоюзного соглашения, о чем речь шла ранее. Да и в целом, коллективные усилия стран ЕАЭС практически в любом вопросе будут в конечном итоге более результативны, чем «игра в одиночку и в одни ворота».

Для заключения соглашения о свободной торговле между Европейским и Евразийским союзами желательно, чтобы все страны ЕАЭС были членами ВТО. Такое коллективное членство ЕАЭС в ВТО по примеру ЕС откроет массу возможностей для всех участников рынка.

— Продвигает ли ЕАЭС идеи евразийской интеграции в европейском обществе через какие-либо институты публичной дипломатии?

— Задачи международного позиционирования ЕАЭС призвана решать, прежде всего, Евразийская экономическая комиссия, у которой есть соответствующий мандат. На официальном уровне ЕЭК успешно выстраивает сотрудничество с отдельными европейскими странами.

Сейчас, например, дальше всего продвинулись отношения между ЕАЭС и Грецией, руководство и бизнес-сообщество которой проявляет большой интерес к углублению сотрудничества с Евразийским союзом. Развиваются и отношения с Сербией, с которой Евразийский союз ведет переговоры о создании зоны свободной торговли. Такие формы сотрудничества тоже способствуют продвижению идей евразийской интеграции в этих странах и в Европе в целом.

Развитие экономического взаимодействия с третьими странами так или иначе требует от ЕАЭС расширения информационной работы по разъяснению сущности евразийской интеграции, а также целей, доступных возможностей и форм сотрудничества. Для этого, представители ЕЭК самого высокого уровня часто принимают участие в различных публичных мероприятиях, проводимых в странах Европы.

Например, в июле в Париже состоялся 5-й международный молодежный форум «Встречи Большой Европы», который был проведен по инициативе ЮНЕСКО и Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М. Горчакова при содействии ряда крупных французских компаний. Ранее упомянутые «Восточный форум» в Берлине и «Евразийский форум» в Вероне, проводимые в основном по инициативе европейского бизнеса, тоже вовлекают высоких представителей ЕЭК в свою работу, что также служит целям международного позиционирования ЕАЭС в Европе.

Страны ЕАЭС проводят такую работу и самостоятельно. Например, в 2016 г. президент Казахстана Н.А Назарбаев предложил главе Еврокомиссии г-ну Юнкеру идею проведения совместного форума «ЕС – ЕАЭС», которая еще ждет своего воплощения. В связи с этим вспомним, что по инициативе казахстанского президента, в рамках председательства Казахстана в ЕАЭС 2016 г. был объявлен «Годом углубления экономических отношений Союза с третьими странами и ключевыми интеграционными объединениями».

Со стороны России также на самых разных уровнях и площадках предпринимаются попытки позиционирования Союза в качестве надежного и равноправного партнера, в том числе для европейских стран, продвижения инициативы формирования общего экономического пространства от Лиссабона до Владивостока.

Таким образом, ЕАЭС занимает достаточно активную позицию во внешнеэкономических связях, в том числе на европейском направлении. Но эти усилия существенным образом ограничены, пока Евросоюз не признает Евразийский экономический союз в качестве равноправного партнера. «Мяч» сейчас на стороне ЕС. 

— Какие взгляды на отношения с ЕС существуют в ЕАЭС? Нужно ли, на Ваш взгляд, использование «мягкой силы» в самом Евразийском союзе?

— Так как мнений в странах ЕАЭС очень много, лучше всего обратиться к результатам конкретных исследований. Интересные данные дает нам «Интеграционный барометр ЕАБР» – ежегодный опрос населения стран ЕАЭС и региона СНГ, реализуемый с 2012 г. совместными усилиями ЦИИ ЕАБР и консорциума «Евразийский монитор».

Согласно данным исследования, в 2016 г. от 68 до 82% населения государств-членов ЕАЭС выразило поддержку перспективе заключения соглашения о свободной торговле и инвестициях между ЕАЭС и ЕС. Наиболее высокие оценки такой перспективе выразило население Кыргызстана (82%) и Армении (79%), далее следуют Казахстан (71%) и Беларусь с Россией (по 68%). О высокой заинтересованности политического руководства стран ЕАЭС в активизации сотрудничества с Европейским союзом уже немало было сказано ранее. Поэтому на сегодняшний день можно констатировать относительное единство мнений стран Евразийского союза по этому вопросу.

Что касается использования «мягкой силы» внутри ЕАЭС, то это может быть полезным именно в контексте консолидации усилий наднациональных органов Союза, госструктур, бизнеса, СМИ, некоммерческого сектора и широкой общественности всех стран ЕАЭС в деле понимания и защиты интересов Евразийского союза.

Зачастую можно наблюдать проявление недопонимания целей, задач, принципов, возможностей и эффектов евразийской интеграции со стороны самых разных участников интеграционного процесса, который постепенно затрагивает каждого. Именно с этим, например, связан рост скептического отношения к ЕАЭС со стороны населения государств-членов.

Так, согласно данным «Интеграционного барометра ЕАБР», в 2016 г. в Казахстане произошло снижение поддержки участия в ЕАЭС с 80 до 74% населения, в Кыргызстане – с 86 до 81%. Наиболее заметное снижение общественной поддержки участия в Евразийском союзе было выявлено в России (с 78 до 69%) и Армении (с 56 до 46%). Почти во всех указанных случаях снижение уровня поддержки евразийской интеграции произошло за счет роста доли тех, кто относится к ЕАЭС с безразличием.

Дело в том, что политики, бизнесмены, рядовые граждане, задумываясь об участии своих стран в ЕАЭС, чаще всего склонны ожидать быстрых и стабильных положительных эффектов и успехов интеграции. Но экономическая интеграция – это не панацея для решения всех проблем, а очень сложный и длительный процесс, требующий больших усилий и терпения от каждого.

Всем, кто живет и трудится «на несколько стран» ЕАЭС, важно знать и правильно использовать возможности интеграции, а для самого Союза важно, чтобы евразийская интеграция была действительно востребована. Здесь появляется запрос на инструменты «мягкой силы» для наиболее полного синтеза интересов Союза, хозяйствующих субъектов, широкой общественности государств-членов.

Возьмем, к примеру, профильные государственные учреждения и компании, которые хотят вести деятельность на территории других стран ЕАЭС или в странах, с которыми Союз заключает соглашения о свободной торговле. Им важно владеть информацией о том, какие возможности им предоставляются со стороны ЕЭК, Суда ЕАЭС, либо в рамках создаваемых общесоюзных отраслевых рынков и объектов инновационной инфраструктуры и т.д.

Но их деятельность будет иметь еще больший эффект для интеграции, если они не просто будут использовать интеграционные преференции, но пойдут дальше – поставят своей целью защиту и продвижение интересов ЕАЭС. Например, на уровне бизнеса это может выражаться в реализации компаниями двух или более стран Союза совместных проектов и программ, способствующих популяризации евразийской интеграции как основы их успеха. Такой интерес необходимо стимулировать.

Чем больше организаций, граждан и стран будет видеть Евразийский союз привлекательным и понятным, тем чаще они будут проявлять готовность «нести его флаг» – защищать интересы ЕАЭС в своей деятельности, будь то в рамках Союза или за его пределами, и тем больший эффект будет иметь евразийская интеграция. А этому как раз и могут поспособствовать инструменты «мягкой силы», включая взвешенную информационную политику, публичную дипломатию, инструменты борьбы с «черным пиаром» евразийского интеграционного проекта с чьей-либо стороны, а также система мер поощрения, поддержки и развития интеграционных инициатив.

Здесь важно движение с обеих сторон – как «снизу» (в виде совместных проектов и программ, инициированных гражданами и организациями разных стран Союза и мира, содействующих евразийской интеграции), так и «сверху» (например, меры поддержки и поощрения со стороны ЕЭК вклада организаций и граждан в развитие евразийской интеграции).

Подобные инструменты стимулирования и поощрения «сверху» уже появляются. Например, проводимый ЕЭК, Деловым советом ЕАЭС и РАСО конкурс «Евразийские коммуникации», цель которого – поиск и поощрение лучших практик «евразийского бизнеса», продвижение идеи евразийской интеграции. Другой пример – проводимый ЕАБР ежегодный творческий конкурс для СМИ «Евразийская интеграция и развитие – XXI век», нацеленный на развитие и укрепление межкультурных и экономических связей между странами евразийского пространства и содействие распространению объективной информации о евразийской интеграции.

Таких инструментов поощрения и поддержки интеграционных инициатив должно становиться больше, стимулируя интерес к Евразийскому союзу и повышая его авторитет, престиж, привлекательность. Но, разумеется, любые инструменты «мягкой силы» ЕАЭС должны быть обеспечены и подкреплены реальными успехами евразийской интеграции, эффективностью реализуемых в рамках ЕАЭС политик, повышением национального благосостояния стран Союза и его глобальной конкурентоспособности. И всем нам важно понимать, что успех евразийской интеграции не свалится нам в руки «сверху», а зависит от каждого из нас.

Виктор Глушко: «Термин «цифровой двойник» уже вызывает скепсис»

28 октября 2021, 13:11    766

Какова роль BIM  в безопасности ТЭК? Возможно ли решить задачу импортозамещения? Крупный заказчик и российский производитель: какие сложности и преимущества взаимодействия? Об этом в интервью журналу RUБЕЖ рассказывает один из ведущих российских экспертов в сфере BIM  Виктор Глушко, GR-директор группы компаний BIMeister.

Беседовала Татьяна Сазонова

— Виктор Владимирович, какие плюсы имеет эффективное управление промышленными данными для отрасли ТЭК? Данные становятся активом для промышленности – это эффектная фраза или действительно так? 

— Вопрос очень многогранный. Отвечая на него, можно говорить и о том, что такое актив, и вспомнить крылатые фразы, появившиеся в последнее время. К примеру, «данные – новая нефть». Но можно ответить  с точки зрения системного анализа, и тогда придется говорить об иерархической связке «данные – информация – знания». В этом контексте данные сами по себе имеют синтаксическое значение, а истинную ценность приобретают следующие уровни иерархии – информация и знания.

Это не уменьшает значимости работы, которую нам нужно проводить с данными. Их по-прежнему нужно получать, передавать, регистрировать, хранить. Сегодня много говорится о том, что по сравнению с другими отраслями ТЭК генерирует самое большое количество данных.

Сам по себе этот факт не выглядит преимуществом. Более того, в рамках «зеленой» повестки это может оказаться недостатком, с учетом затрат электроэнергии и других ресурсов на хранение этих петабайт в сотнях ЦОД по миру.

Поэтому, с моей точки зрения, нужно говорить о том, что истинным активом промышленности станут такие знания, которые мы последовательно получим после сбора именно тех данных, которые нам нужны, формирования информации на их основе, ее тщательного анализа и использования.

А способы использования этой информации ограничены только фантазией и профессионализмом участников. Наиболее реальным представляется симуляция различных процессов – от бурения скважин до прогнозирования срока жизни материалов в определенной среде. Сам процесс такой симуляции напрямую относится к управлению рисками, потому что, проигрывая различные сценарии, по которым может протекать производственный процесс, мы не только выбираем самый оптимальный, но также можем составить карту рисков и план действий, если при его реализации произойдут отклонения. Эти отклонения также прогнозируемы в статистической модели как по характеру, так и по вероятности их наступления.

Также не нужно забывать, что для кого-то «сырые» данные или расчетные модели и результаты практического применения станут новым продуктом. Новым продуктом может стать и само программное обеспечение. Для каких-то организаций откроются новые рынки и новые виды деятельности, которые раньше представлялись непрофильными.

Просто не нужно забывать, что данные генерируются на всем жизненном цикле промышленного предприятия, и именно сквозные цифровые технологии действительно открывают много новых возможностей для тех, кто в них инвестирует и эффективно использует.

— Нужен ли закон о промышленных данных, каким он должен быть, ведется ли какая-то работа в этом направлении? Каков опыт других стран в регулировании промышленных данных?

— В соответствии с поручением полпреда правительства Чернышенко проработку закона о промышленных данных в России начали чуть меньше года назад,  и по сообщениям рабочей группы, состоящей, в основном, из представителей Минэнерго, Минцифры и крупнейших нефтегазовых компаний, проект федерального закона уже готов. Цели этой инициативы понятны и, на первый взгляд, вполне актуальны – чем больше данных «скармливается» искусственному интеллекту, тем точнее прогнозы. Более того, проект этого закона является логическим продолжением подхода, заложенного в федеральном проекте «Искусственный интеллект», который был утвержден в августе 2020 года.

Каким бы его хотелось видеть? С технической точки зрения придется решать задачи, связанные с описанием требований к первичным системам сбора, накопления и обработки промышленных данных, определением приоритетных видов данных с точки зрения востребованности. Также необходимо разработать межотраслевой классификатор промышленных данных РФ, определить требования по безопасности и разработать правила и стандарты обмена. И, конечно, учитывать отраслевую специфику каждого из участников рынка.

Но, по моему личному мнению, гораздо более сложными представляются юридические и коммерческие вопросы. Во-первых, каждая компания тратит собственные средства как на технологическое оборудование, которое эти данные генерирует, так и на их сбор, систематизацию, хранение и интерпретацию. Таким образом, данные по праву принадлежат этой компании и, как мы обсуждали выше, являются ее интеллектуальным активом.

Во-вторых, речь идет о дополнительных участниках процесса, платформах-агрегаторах. Кто будет разрабатывать и эксплуатировать эти платформы, на какой юридической и коммерческой базе они будут действовать? Пока больше вопросов, чем ответов. Понятно, что когда проект этого ФЗ попадет в фазу публичного обсуждения, на многие вопросы ответы появятся.

Но возникает вопрос: федеральный закон является самой жесткой формой регулирования, нужно ли задачу консолидации промышленных данных решать таким путем? Мне представляется правильным решением другой путь — организовать площадку для горизонтального взаимодействия участников рынка, на которой на условиях win-win можно было бы решить те же самые вопросы.  

-Насколько активно используется информационное моделирование при проектировании, строительстве и эксплуатации сложных технологических объектов ТЭК?

-В проектировании объектов ТЭК технологии информационного моделирования используются достаточно широко, на этапе строительства дела обстоят гораздо хуже, а применение информационного моделирования на фазе эксплуатации —  это исключительно штучные примеры. При этом, хочу отдельно подчеркнуть, что речь идет не о 3D-картинке, а о полноценной информационной модели, из которой получаются сведения для формирования соответствующей части управленческого учета, соответствующей требованиям по наполнению данными для эффективной эксплуатации и для реализации проекта сооружения сложного технологического объекта.

— Какова роль BIM в обеспечении безопасности объектов ТЭК, повышении промышленной безопасности?

— Информационная модель может частично решать задачи по обучению персонала, а также управлению строительными и эксплуатационными рисками.

В основном это связано с моделированием различных производственных сценариев, например, с эвакуацией персонала или порядком действий в чрезвычайных ситуациях, физических угроз объекту, моделирование особо сложных проектов производства работ и поиск пространственно-временных коллизий, к примеру, пересечение стрел кранов.

В любом случае, для реализации таких сценариев применения информационной модели, помимо самой качественной модели, содержащей необходимые сведения, необходим компетентный персонал, специализированное программное обеспечение и серьезные вычислительные мощности.

— Могут ли российские компании, предлагающие решения по цифровизации производства, решить задачу импортозамещения в ТЭК, позволяет ли уровень производителей оборудования для производства, для обеспечения безопасности полностью «перейти на российское» предприятиям энергетического, нефтегазового комплекса? Какие условия для развития таких технологических компаний необходимы со стороны государства?

— Текущее состояние у отечественных производителей оборудования не является областью моих прямых компетенций, поэтому ограничусь ответом в части российских разработчиков. Ответ будет однозначно положительным – могут. Но необходимо задать вопрос: когда? И тут все сразу становится сложнее.

Одной из основных проблем многих ИТ-компаний является отсутствие детального понимания сути технических задач, которые призвано решать их программное обеспечение. У них не хватает квалифицированных функциональных заказчиков. А такие эксперты есть как раз в компаниях-операторах. К слову, многие эксплуатирующие организации уже имеют в своей структуре собственные подразделения разработки, демонстрирующие результаты, заслуживающие внимания.

В любом случае, необходим взрывной рост отечественной ИТ-отрасли, который может произойти при совпадении нескольких условий: наличие необходимых финансовых вливаний не только для самой разработки, но и для перспективных исследований, получения доступа к функциональной экспертизе и уверенности в том, что курс на импортозамещение — это четкая позиция государства, которая не изменится в среднесрочной перспективе.

При этом правительство рассматривает или уже сейчас реализует ряд инициатив по поддержке отечественной ИТ-отрасли. Я говорю о существенных размерах грантов, упрощении доступа к ним как для разработчиков, так и для заказчиков, внедряющих отечественные решения.

Считаю, что новые мероприятия, внесенные в дорожную карту поддержки ИТ-отрасли, подписанную Михаилом Мишустиным в сентябре, если будут реализованы не формально, а именно так, как описаны, смогут изменить существующую ситуацию для наших разработчиков.

— Каковы особенности взаимодействия с крупными отраслевыми заказчиками энергетического сектора?

— Трудности для вендоров при работе с крупными промышленными компаниями примерно одинаковы во всех секторах, энергетика не исключение.

Почти всегда это опасные производственные объекты, внедрение новых решений на которых должно происходить после серьезного тестирования.

На предприятиях уже существуют либо собственные разработки, либо стороннее программное обеспечение, внедренного в разное время и с разных успехом. И неважно, насколько современен стек использованных технологий, этот софт существует, и в существующую архитектуру приходится встраиваться, даже если на первый взгляд новое решение выглядит лучше.

Ну, и обязан упомянуть главную трудность – вполне объяснимая усталость руководителей крупных компаний от совещаний и пилотных проектов, проведенных с псевдоспециалистами по цифровизации.    

Как вы оцениваете уровень подготовки кадров в сфере BIM?  BIM-проектированию нефтегазовых объектов уже обучают в ВУЗах, но как быть с повышением цифровой зрелости заказчиков, которые должны уметь работать с цифровыми моделями?

— Я уже много лет придерживаюсь взгляда, что BIM — это один из инструментов управления информацией, а управление информацией — это один из инструментов управления проектом, и так далее.

До тех пор, пока в ВУЗах будут обучать использованию отдельных софтов из богатого арсенала информационного моделирования и выдавать это за обучение информационному моделированию, пока у студентов не будет большой и полной картины понимания,  что они делают и зачем, какие последствия имеет некорректная или неполная информация, положенная в модель, можно не ждать глобальных успехов.

К счастью, далеко не во всех ВУЗах такая ситуация, есть вполне успешные примеры.  Более того, хорошие знания в этой области, где преподают специалисты, действительно имеющие практический опыт, можно получить и за пределами высшей школы. 

А если говорить о цифровой зрелости заказчиков, то это одновременно и больная тема, и предмет гордости. Недавно мне случилось побывать на совещании с вице-президентом по цифровизации одной из крупнейших корпораций в российском топливно-энергетическом комплексе. И я был удивлен даже не уровнем подготовки его команды, которая участвовала в этом разговоре. Это вполне естественно ожидать от профильных специалистов. Но их руководитель профессионально говорил об онтологии предприятия, детально описывал технические задачи и их решения. Ушел с этого совещания действительно окрыленным.

— Какие перспективы имеет создание цифровых двойников крупных промышленных предприятий, как это поможет предупреждать возможные риски и аварии? Как использует цифровые двойники российский ТЭК? Ваш прогноз по их дальнейшему распространению.

— Я не люблю термин «цифровой двойник» в первую очередь потому, что за последние годы подавляющее большинство объектов капитального строительства, на которых заявлялось о разработке цифрового двойника, в итоге получали что-то другое, а не цифровой двойник. Есть другие термины, которые описывают полученный результат. В целом термин хайповый и уже достаточно приелся, вызывая исключительно скепсис.

При этом, бесспорно, в машиностроении есть масса примеров настоящих цифровых двойников при конструировании, производстве и последующей эксплуатации сложного оборудования. 

Мне кажется, что на данном этапе развития технологий, правильнее сфокусироваться не на двойниках целых предприятий, а получить быстрые победы,  смоделировав различные режимы эксплуатации отдельных единиц оборудования и технологических систем для перехода на ремонты по состоянию, увеличения доступности оборудования и продления срока его жизни.

При таком подходе организации могут не только достаточно быстро получить необходимый опыт цифровизации, но и показать акционерам реальные эффекты от внедрения современных технологий.


Подписаться на дайджест

СКЕПСИС | значение | Словарь иностранных слов

Словарь иностранных слов



а, мн. нет, м.

То же, что скептицизм.


СКЕПСИС

Что такое

СКЕПСИС, СКЕПСИС это, значение слова СКЕПСИС, происхождение (этимология) СКЕПСИС, синонимы к СКЕПСИС, парадигма (формы слова) СКЕПСИС в других словарях ► парадигма, формы слова СКЕПСИС — Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку

ске́псис,

ске́псисы,

ске́псиса,

ске́псисов,

ске́псису,

ске́псисам,

ске́псис,

ске́псисы,

ске́псисом,

ске́псисами,

ске́псисе,

ске́псисах

СКЕПСИС — Т.Ф. Ефремова Новый словарь русского языка. Толково- словообразовательный ► СКЕПСИС — С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова Толковый словарь русского языка

СКЕ́ПСИС, -а, м. (книжн.). То же, что скептицизм (во 2 знач.).

СКЕПСИС — Малый академический словарь русского языка

-а, м.

То же, что скептицизм (во 2 знач.).

{Тонков} нахваливал работу Устиновой —. Один лишь Кривицкий открыто посмеивался. — Мир хочет быть обманутым, — пусть же обманывается. Скепсиса Кривицкого никто не принимал всерьез. Гранин, Искатели.

{От греч. σκέψις — рассматривание, рассуждение}

► синонимы к СКЕПСИС — Словарь русских синонимов 4

маловерие, скептицизм, скептичность

Скепсис по поводу ITSM – в чем причина негативной реакции?

The Cynical Side of ITSM — Why the Backlash?

David Mainville, перевод и комментарии Евгения Шилова (Cleverics). Перевод выполнен с разрешения автора.

Евгений Шилов: Всё больше ИТ-руководителей, особенно в наше непростое время, ищут способы выживания в условиях растущих требований и сокращающихся бюджетов. И, как это обычно бывает, услышав об успешном опыте других, с готовностью берутся его повторять, надеясь получить те же результаты. Однако, ITSM — та область, которая не позволяет слепо копировать, брать и использовать, поэтому последнее время часто слышатся негативные отзывы и призывы идти другой дорогой. Я полностью разделяю мнение Девида Мейнвилля — дело не в том, что подход плохой, а в том, что надо уметь им пользоваться, приложить некоторые усилия и только тогда будут результаты.

Говорить про продукт, что он «Сертифицирован для ITIL v3» — все равно, что сертифицировать способность молотка забивать гвозди: это, конечно, правда, но не делает вас плотником.

За последний год я заметил увеличивающийся уровень скепсиса по отношению к внедрению IT Service Management и особенно к ITIL® v3. Честно говоря, меня самого тоже называют циником (и даже еретиком), потому что я отказываюсь стоять на коленях перед алтарем ITIL. Не поймите меня неправильно, я твердо верю в дух Service Management, но определенно не считаю его догмой.

У меня есть некоторый опыт, я в ITSM уже 30 лет. Начинал с управления инцидентами, внедрил бессчетное количество изменений, управлял и документировал конфигурации, оценил, спроектировал и внедрил больше процессов, чем я могу себе представить… и большую часть из них до того, как ITIL стал популярен в Северной Америке.

Я верю в ценность лучших практик — в основном потому, что я не раз видел, что это работает. Кроме того, зачем проектировать свои процессы с нуля, без использования того, что работает у других? Поэтому методология ITIL и стала стандартом де факто. Так почему же тогда возникает скепсис по отношению к ITIL и ITSM в целом?

По моему мнению причина в том, что люди путают «методологию лучших практик» с выполнением серьезной работы по управлению их собственными ITSM-программами. Когда кому-то не удается сбросить лишний вес, что лучше — ругать диету или честно подсчитать, сколько калорий было потреблено и сколько — потрачено? Если физические упражнения не дают эффекта, вы ругаете составителя программы или задумываетесь о нагрузках, частоте и продолжительности тренировок? Аналогии с диетой и фитнесом подходят и к ITSM.

Если вы не получаете ожидаемого результата от ваших инициатив в области ITSM, то возможно это потому, что вы не следуете намеченному плану. Легко спроектировать процесс и внедрить средство автоматизации — сложнее заставить людей работать в заданном направлении.

Сложно не зациклится, когда вы видите незрелость большинства ITSM-инициатив. В ходе недавнего опроса на Consulting Portal (5th Annual ITSM Industry Survey) мы подсчитали, что по данным 189 практиков ITSM менее 30% организаций организовали руководство системой управления услугами. Этот же опрос показал, что большинство организаций внедрило лишь небольшую часть процессов ITIL и только 31% внедрили CMDB.

Так почему, если ITSM и ITIL так хороши, столь немногим организациям удается добиться успеха в их применении? Я верю в то, что проблемы начинаются в самом ITSM-сообществе. Мы прилагаем массу усилий чтобы рассказать всем о ценности, которую несет ITIL, но ничего не делаем для того, чтобы все знали ценой каких усилий это дается. Другими словами, обещать можно все что угодно, но рано или поздно вам придется это обеспечить. Есть проблема и в производителях средств автоматизации ITSM. «ITIL из коробки» был девизом одного производителя программных продуктов для ITSM. Подразумевается, что «внедряя наш продукт, вы внедряете ITIL». Иллюзия того, что программа может решить все проблемы управления ИТ-услугами, усиливается благодаря стараниям OGC и APM Group, запустившим свою схему сертификации программных продуктов.

Конечно, стандартизация терминологии и базовых понятий приносит пользу, но лучшие практики по определению не могут учитывать специфику конкретной организации. Никакие средства автоматизации не внедрят для вас ваш процесс. Важно дополнять лучшие практики организационными, технологическими и культурными особенностями, а также ограничениями вашей организации. Говорить про продукт, что он «Сертифицирован для ITILv3» — все равно, что сертифицировать способность молотка забивать гвозди: это, конечно, правда, но не делает вас плотником.

Любой стоящий ITIL-практик скажет вам, что необходимо проектировать процесс с учетом особенностей вашей организации до, или вместе с внедрением средства автоматизации. А после внедрения необходимо обеспечить контроль и управление работой процессов для получения ожидаемых результатов. «Серебряной пули» не существует. Вы можете использовать лучшие практики, но вы не можете внедрить их прямо из книги.

Что с этим делать?

После такого количества сомнений и скепсиса, будет справедливым предложить несколько решений.

Для начала, некоторые доказательства того, что ITSM работает: работая в начале 80-х в компании Amdahl в качестве инженера по сопровождению мейнфрейма, я отвечал за решение инцидентов и поиск их корневых причин. Наиболее мощным инструментом, находившимся в моем распоряжении, была система автоматизации процесса управления инцидентами. Эта система была доступна по Dial Up через терминал TTY (телетайп) и содержала базу всех известных проблем, обходных и структурных решений.

Система постоянно использовалась как средство помощи при решении инцидентов и не раз помогла обнаружить закономерности, связанные с инженерными дефектами, устранение которых повысило надежность для наших клиентов и сберегло миллионы долларов компании Amdahl на обращениях пользователей и запасных частях. Но не система заставляла процесс работать, а дисциплина и управление, которые гарантировали, что все следуют процессу, вводят корректные данные, анализируют метрики, отслеживают и закрывают инциденты. Ни одна система не сделает это за вас!

Успешная программа ITSM требует дисциплины для постоянной оценки, пересмотра и управления вашими процессами. Оценка ваших процессов — это основа для выявления узких мест и определения отправной точки для последующей оценки ROI. Проектирование процессов — это больше, чем рисование диаграмм в Visio. Вам придется окунуться в дебри определения данных, метрик, управления, процедур, потоков работ, требований к системе автоматизации и многого другого.

Но главное — вам необходимо руководство. Люди должны отвечать — не только номинально — за свои части процессов. Вам необходимо определить специальные задачи по управлению, назначать их, контролировать их выполнение и принимать меры, если их не выполняют.
Легко быть экспертом или циником, постоянно бросающим камни в ITSM. Среди этих камней есть немало моих, что в сочетании с многолетней работой в сфере ITSM создает у меня несколько шизофреническое ощущение. Если и вы собираетесь быть циником по отношению к ITSM, примените свою критику там, где ей место. То есть критикуйте плохие внедрения или чрезмерную веру в «серебряные пули», а не принципы ITSM сами по себе.

Важность скептицизма в научных достижениях

Недопущение предвзятости в исследованиях является неотъемлемой частью науки. Если аудитория, читающая результат, не может поверить в то, что его шаги будут полностью нейтральными, как они могут поверить в подлинность окончательных результатов?

Конечно, это не проблема… пока не возникнет идея скептицизма. Разве скептицизм по своей природе не является формой предубеждения? Тем не менее потребность в здоровом скептицизме столь же важна, как и требование не допускать предвзятости в науку.Как они уравновешивают друг друга?

Скептицизм может помешать исследованию, если он используется неправильно. Скептик может сознательно или подсознательно предотвратить естественное завершение эксперимента. Но здоровый скептик понимает, что эта характеристика является частью помощи научным достижениям в продвижении к их самым дальним уровням. Здоровый скептик не принимает результаты за чистую монету, вместо этого предпочитая бросить вызов ожиданиям, чтобы увидеть, могут ли они достоверно прийти к ожидаемому выводу.Попытка найти идеальный баланс для создания этого здорового скептицизма является целью ученых ученых, чтобы они могли оставаться нейтральными и устранять предвзятость, оставаясь при этом непредвзятыми к возможности ошибаться.

Эмоции против фактов

Сложность такого мышления, ориентированного на неудачу, заключается в том, что многие исследователи отправляются в поле в надежде раскрыть правду, в которую они твердо верят. Например, исследователи-экологи хотят показать миру, что зеленые технологии выгодны.Ученые-онкологи хотят, чтобы каждое потенциальное лекарство от рака работало. Эти эмоции трудно преодолеть, и когда факты указывают на противоположное тому, что ищет исследователь, это может быть трудно.

В сегодняшнем мире так много неразберихи, что трудно разглядеть правду за своими эмоциями. Многие зрители верят всему, что слышат или видят, потому что это было в Интернете, опубликовано в социальных сетях или показано по телевизору. Из-за обилия определенных идей в этих средствах массовой информации людям трудно отличить то, во что они хотят верить, от того, что основано на фактах.Это было доказано в случае с COVID-19, когда те, кто решил верить в одну сторону, проигнорировали научные данные, указывающие на другую сторону. Эмоции диктуют скептицизм, когда перед вами открываются факты, в которые вы предпочитаете не верить. Ученые должны преодолеть это мышление, основанное на эмоциях, чтобы перейти к доказательствам.

Отрицание науки опасно

Есть скептицизм, а есть отрицание науки. Скептики, которые твердо верят в «истину» таким образом, что они становятся близкими по отношению к другим потенциальным истинам, часто становятся

отрицателями науки.

Отрицание науки происходит, когда человек или группа людей отвергают все представленные им эмпирические данные просто потому, что они приводят к результатам, в которые они не верят или не хотят слышать. Эти нежелательные выводы должны быть сфальсифицированы, потому что нет никакого способа примирить их с убеждениями, которых придерживается человек или группа, они согласны. Эти дениалистские концепции с годами неуклонно росли и превратились в спорные темы, такие как «плоскоземельцы», противники прививок, эволюция, а теперь и вакцина от COVID-19.

Отрицание науки может быть в лучшем случае раздражающим, а в худшем — смертельным.Когда человек отказывается верить, что планете миллионы лет, а кости динозавров извлекают из земли и датируют углеродом, ученые, должно быть, все это фальсифицируют. Это раздражает, но не опасно по своей сути.

Но когда большие группы людей распространяют свое мнение о лекарстве или вакцине, которые обладают значительным потенциалом принести пользу миру, это увековечивание дезинформации становится смертельным. Здоровый скептицизм необходим; Отрицание науки опасно.

В поисках здорового скептицизма для дальнейшего развития науки

Здоровый скептицизм в научных достижениях — лучший способ гарантировать, что результаты, которыми делятся с общественностью, основаны на фактических данных. Дениализм, с другой стороны, отвергает доказательства в пользу веры.

Весь здоровый скептицизм в исследованиях начинается с нулевой гипотезы. Это постулирует, что любое изложенное утверждение является ложным до тех пор, пока доказательства не доказывают обратное. Это стандартная позиция эксперимента здорового скептика.Они могут хотеть, чтобы это было правдой. Результаты, которые они наблюдали, могут показать, что это правда. Но пока исследование не продемонстрирует свою точность с помощью доказательств, это неправда.

Используя этот фундаментальный подход в научном методе, ученые начинают с долей здорового скептицизма в каждой выдвигаемой ими гипотезе. Оттуда аудитория должна принять или отвергнуть доказательства, и именно здесь пригодился бы здоровый скептицизм, а не отрицание науки в общественном сознании.

Роль Impactio в здоровом скептицизме

Очень важно найти программу разработки исследований, которая поможет вам предоставить четкие доказательства. Всегда будут отрицатели науки, но если вы знаете, что предприняли все шаги, чтобы сохранить здоровый скептицизм в авангарде вашего проекта, все, что вам нужно сделать, это собрать публикацию и позволить другим верить, как они хотят. Impactio — это универсальная платформа, которая улучшает вашу презентацию, основанную на фактических данных, и помогает вам выглядеть более профессионально.

Готовые шаблоны Impactio и простая в разработке инфографика у вас под рукой для эффективного и тщательного создания документов. Сеть ученых Impactio повышает профессионализм ваших исследований, предоставляя вам связи, чтобы вы могли использовать свои важные знания и делиться ими с остальным миром!

Подробная информация о продукте — издательство Корнельского университета

{{/если}} {{#if item.templateVars.googlePreviewUrl }} Google Предварительный просмотр {{/если}} {{#если элемент.отпечаток.имя }}

Выходные данные

{{ item.imprint.name }}

{{/если}} {{#if item.title}} {{/если}} {{#if item.subtitle}}

{{{ item.subtitle }}}

{{/если}} {{#если элемент.templateVars.contributorList}} {{#if item.edition}}

{{{ item.edition }}}

{{/если}} {{#каждый элемент.templateVars.contributorList}}

{{{это}}}

{{/каждый}} {{/если}}

Приглашенный лектор в:

{{#если элемент.templateVars.formatsDropdown}}

Формат

{{/если}} {{#if item.templateVars.formatsDropdown}} {{{item.templateVars.formatsDropdown}}} {{/если}} {{#if item.templateVars.buyLink }} {{item.templateVars.buyLinkLabel}} {{/если}} {{#если элемент.templateVars.oaISBN }} {{/если}} Открытый доступ {{#if элемент.описание}}

{{{ элемент.описание }}}

{{/если}}
  1. средства массовой информации
  2. {{#если элемент.templateVars.reviews}}
  3. хвалить
  4. {{/если}} {{#if item.templateVars.contributorBiosCheck}}
  5. Автор
  6. {{/если}}
  7. для педагогов
  8. {{#if item.templateVars.moreInfo}}
  9. больше информации
  10. {{/если}} {{#если элемент.templateVars.awards}}
  11. награды
  12. {{/если}}
  1. {{#if item.templateVars.reviews}}
  2. {{#каждый элемент.templateVars.reviews}} {{#если это.текст}}
    {{#если это.текст}} {{{этот текст}}} {{/если}}
    {{/если}} {{/каждый}}
  3. {{/если}} {{#если элемент.templateVars.contributorBiosCheck}}
  4. {{#if item.templateVars.authorBios}} {{#if item.templateVars.contributorImageCheck}} {{#каждый элемент.templateVars.authorBios}} {{#если это.изображение}} {{/если}} {{/каждый}} {{/если}} {{#каждый элемент.templateVars.authorBios}} {{#if this.bio}} {{{это.био}}} Увидеть все книги этого автора {{/если}} {{/каждый}} {{/если}}
  5. {{/если}}
  6. Запросить экзамен или настольную копию

    Приглашенный лектор в:

    {{#если элемент.templateVars.contentTab}}

    Содержимое

    {{{ item.templateVars.contentTab }}} {{/если}}
  7. {{#if item.templateVars.moreInfo}} {{#каждый элемент.templateVars.moreInfo}}

    {{{ это }}}

    {{/каждый}} {{/если}}
  8. {{#if item.awards}}
  9. {{#каждый элемент.награды}}

    {{ this.award.name }}

    {{#if this.position}}

    ( {{ это.позиция }} )

    {{/если}} {{/каждый}}
  10. {{/если}}

Также представляет интерес

Тонкая грань между скептицизмом и недоверием

Джанет Йеллен

Кевин Ламарк | Reuters

Существует тонкая грань между здоровым рыночным скептицизмом и недоверием.К сожалению, Джим Крамер наблюдает такое большое количество недоверчивых людей, что готов проверить инвесторов на реальность.

«Существует огромная разница между скептицизмом, что является конструктивным, и простым отказом принимать факты, которые смотрят вам прямо в лицо, что может быть невероятно разрушительным для вашего портфолио», — сказал ведущий «Безумных денег».

Особенно, когда речь идет о безумно крутых цифрах, объявленных в розничном и ресторанном секторах.Могут ли они быть слишком хорошими, чтобы быть правдой? Может ли Home Depot действительно показать 8-процентный рост продаж или 11-процентный рост продаж Domino’s Pizza?

Да. Это действительно произошло.

Но что действительно беспокоит Крамера, так это то, что общая реакция, которую он постоянно слышит, — это недоверие. Что у потребителя не может быть так хорошо, и это должно быть неустойчивым. Что в любую минуту Джанет Йеллен скажет что-то, что все это сотрет.

Крамер называет такое мышление «близоруким недоверием».»

Конечно, это обоснованные опасения. Однако в контексте сказочные цифры имеют большой смысл. Wal-Mart не на должном уровне, поэтому он платит своим сотрудникам лучше. Nordstrom тратит так много денег на

Таким образом, Крамер сказал, что вместо того, чтобы жить в страхе, что прибыль прекратится, как только ФРС накатит перерывы, здоровая доза скептицизма является правильным мышлением, чтобы заработать как можно больше денег. в этом типе среды.Вот несколько вопросов, витающих в его голове:

Почему Macy’s не может быть таким же хорошим, как Dillard’s? Macy’s исторически была более сильной из двух акций, но во вторник она упала на 3 процента.

И это действительно тот квартал, когда потребители вернулись в торговый центр? У ритейлеров дела идут лучше из-за более дешевых цен на бензин? Тогда почему Visa заявила, что потребитель не тратит столько, сколько мы думаем, на телефонную конференцию?

И если такие акции, как Six Flags и Disney, идут так хорошо, почему количество иностранных путешественников сокращается?

Еще лучше, кто на самом деле делает расходы? Этого точно не происходит с Tiffany или Ralph Lauren.Могут ли люди вместо этого ходить в долларовые магазины? Означает ли это, что Bed Bath & Beyond возвращается вместе с Best Buy?

———————————————— ———-
Узнайте больше из Mad Money с Джимом Крамером
Cramer Remix: Apple сокрушает Nasdaq
Cramer: Эта крупная фармацевтическая компания стремительно растет
Cramer: Мы в пузыре. И что? Дешёвый
от Apple ————————————————————— ————

«Вот как звучит скептицизм.Я бросаю все эти вопросы, потому что это то, что люди должны задавать, а не говорить: «Я не могу в это поверить»… Такой дилетантский анализ стал обычным явлением, и мне это надоело», — сказал Крамер.

В конце концов, деньги делаются на скептическом мышлении. А не на отрицании. Это только приведет к падению вас и вашего портфолио

Скептицизм, а не объективность, вот что делает журналистику значимой

«Этот репортер слишком предвзят, чтобы освещать эту историю». Это слишком знакомая жалоба потребителей новостей, а иногда и менеджеров отделов новостей, потому что люди ожидают от журналистов беспристрастности, отстраненности или даже «объективности».

Сомнительная идея журналистской объективности была в центре недавнего спора в Washington Post .

История политического репортера Post Фелиции Сонмез началась с ее обвинения в 2018 году в сексуальном насилии против коллеги-журналиста. Вскоре ей запретили освещать истории, «завязанные на сексуальных домогательствах» и, как следствие, движение #MeToo — запрет наконец сняли 29 марта.

Аналогичное восприятие «предвзятости» ставит канадских журналистов в тупик в отношениях с политиками, репортерами-геями, освещающими реформу брака, и еврейскими или мусульманскими репортерами на Ближнем Востоке.

Журналисты, видимо, не должны вести репортажи с территории, к которой они акклиматизировались всю жизнь, — если не считать образования, здравоохранения, войны, спорта, путешествий, автомобилей или недвижимости.

Слово О

Расистские репортеры, например, часто используют слово «объективно», когда рассказывают или публикуют материалы о расе.

«Наш профессионализм подвергается сомнению, когда мы сообщаем о сообществах, из которых мы родом, и призрак защиты следует за нами так, как он не следует за многими нашими белыми коллегами», — недавно написал Пачинте Маттар в The Walrus .

Маттар процитировал одного из новостных продюсеров: «Кажется, существует предположение, что расистские журналисты не могут сосуществовать с журналистскими стандартами честности, уравновешенности и беспристрастности. На самом деле, то, за что мы боремся, то, за что мы всегда боролись, — это правда».

И вот в чем проблема: нужно ли, чтобы говорить правду, от журналистов оторваться от своего жизненного опыта? Возможна ли такая степень равновесия или беспристрастности?

Насколько я могу судить, сегодня в канадских школах журналистики немногие профессора используют слово «О».Журналисты неизбежно привносят свой субъективный опыт в работу и должны научиться распознавать и управлять своими предубеждениями и предположениями. Они люди — у них есть чувства по поводу событий и людей, которые им интересны.

Устойчивый идеал

Тем не менее, спорный идеал «объективности» необычайно устойчив. Это особенно широко используется в Соединенных Штатах — спустя долгое время после того, как само слово «объективность» было удалено из этического кодекса профессиональных журналистов этой страны в 1996 году.

Умные ученые помогли сохранить слово «О», подкорректировав его значение, чтобы оно соответствовало более ограниченной цели, чем интеллектуальная отстраненность.

Майкл Шадсон из Колумбийского университета определил эту «главную профессиональную ценность американской журналистики» как «одновременно моральный идеал, набор методов репортажа и редактирования и наблюдаемую модель написания новостей».

Точно так же канадский специалист по этике Стивен Уорд продвигает метод «прагматической объективности», который требует от журналистов отступить от своих собственных убеждений и применить тесты на эмпирическую достоверность, логическую связность, «самосознание» и прозрачность.

Так беспристрастность упрямо хромала в век дуэльных истин.


Прочитайте больше: Поскольку Оттава помогает новостной индустрии, последние исследования показывают, что лояльность журналистов трудно купить.


Отдельные сторожевые устройства

Исследование, проведенное группой под моим руководством, показало, что большинство канадских журналистов по-прежнему считают себя отстраненными сторожевыми псами — автономными наблюдателями за властью и привилегиями. И я уже сбился со счета, сколько раз слышал от студентов и работающих журналистов слова примерно такого содержания: «Мы знаем, что объективность невозможна, но мы все равно к ней стремимся.

Это невозможно, что теперь заставляет некоторых принимать прямую, беззастенчивую защиту.

Все журналисты привносят в задания свои предубеждения и собственный жизненный опыт. КАНАДСКАЯ ПРЕСС/Крис Янг

Новая книга «Корни фейковых новостей: возражения против объективной журналистики » отца и сына британских профессоров Брайана и Мэтью Уинстон выступает против «фантазий» журналистики, которая предоставляет «чистую правду». Они призывают полностью перестроить журналистику на более «честной, предвзятой, субъективной основе.

Это кажется излишне экстремальным. Да, в рядах журналистов всегда были комментаторы, которые беззастенчиво выступают за ту или иную форму социальных изменений (влево или вправо) или за статус-кво. Но не все.

Различные мотивы

Редакции новостей — это большие палатки, обитатели которых, пусть даже разные по интересам и способностям, производят детализированные документальные фильмы и твиты с экстренными новостями, репортажи о бейсболе и обзоры концертов, расследования по сбору данных и новости суда.

Некоторые занимаются этим бизнесом, чтобы сделать мир лучше. Другие живут, чтобы проверять факты. Третьим нравится смешить людей.

На рубеже веков Билл Ковач и Том Розенстил отвергли устаревшие понятия, такие как объективность и сбалансированность, в пользу 10 отличительных признаков журналистики, основанных на «дисциплине проверки».

Их книга Элементы журналистики обязательна к прочтению в школах журналистики по всему миру в течение последних двух десятилетий, но массовая зависимость от O-слова сохраняется.

Эта книга обязательна к прочтению во многих школах журналистики.

Если для того, чтобы сломать привычку О, нужна щадящая замена, это может быть гораздо более скромный идеал: простой, старомодный скептицизм.

Безудержное любопытство

Беспрепятственный вопрос о том, что другие принимают за факты, не имеет ничего общего с претензией на нейтральность или поиском «чистой истины». Скептически настроенные журналисты не делают никаких заявлений, кроме своего собственного невежества, и они ожидают, что их каждый день будут удивлять.Когда их призывают высказать мнение, интерпретировать или проанализировать, они остаются в поле зрения доказательств.

Что касается объединяющей цели, то они стремятся просто предоставить (по словам Расмуса Кляйса Нильсена из Оксфордского университета) «относительно точную, доступную, актуальную и своевременно подготовленную разнообразную информацию» об общественных делах.

Не предвзятость и не объективность, а простое любопытство заставило журналистов задавать такие тревожные вопросы, как: Гибнут ли солдаты из-за того, что правительства распространяют ложь для оправдания войн? Оправдал ли себя бешено популярный новомодный финансовый инструмент? Ведущий журнал пропустил проверку фактов из-за ложного обвинения в изнасиловании в кампусе?

Традиция живет, несмотря на растущую опасность инакомыслия: является ли наука о борьбе с пандемиями более сложной, чем нас уверяют правительства? Требует ли реалистичная политика в области здравоохранения установления числового предела «приемлемой» смертности? Обсуждают ли канадские юристы принудительное определение местоимений по решению суда?

Чтобы задавать глупые вопросы, когда все вокруг считают, что знают ответы, требуется как умственная дисциплина, так и с трудом завоеванная уверенность.Но это и более разумно, и более инклюзивно, чем принудительная отстраненность.

Под рубрикой скептицизма предмет, с которым вы близко знакомы, является противоположностью запретной территории; Ваш жизненный опыт может предоставить идеальные ориентиры для незнакомых путей, потому что вы знаете, где искать — вы знаете то, чего не знаете.

Там, в неизвестном месте, недалеко от дома, журналисты находят новые вопросы, которые можно задать, и новые истории, которые нужно рассказать, истории, которые нужно рассказывать независимо от того, удобно их слушать или нет.

Скептицизм, а не объективность — вот почему демократии нужны журналисты.

Это адаптировано из статьи, первоначально опубликованной Центром свободы слова при Университете Райерсона.

8.3 Скептицизм и цинизм – этика в правоохранительных органах

Цинизм, как упоминалось ранее, является основным негативным компонентом полицейской субкультуры. Цинизм не следует путать со скептицизмом, поскольку они сильно различаются. Скептицизм относится к критическому мышлению, к которому мы все должны стремиться.Это позволяет нам подвергать сомнению общепринятые убеждения, которые могут быть неверными. Он составляет основу научных исследований, которые позволили человечеству перейти от опоры на суеверия к способности решать сложные вопросы и проблемы в обществе, используя исследования и обоснованные подходы. Скептицизм особенно важен в правоохранительных органах, поскольку он является важнейшим компонентом объективного следователя, который готов рассматривать проблемы с нейтральной точки зрения. Согласно Курцу (2010, стр. 13), «скептик — это тот, кто готов подвергнуть сомнению любое утверждение об истине, требуя ясности в определении, последовательности в логике и адекватности доказательств.«Умение подвергать сомнению любые заявления об истине имеет решающее значение для всех сотрудников правоохранительных органов, которые ежедневно сталкиваются с людьми, которые не склонны говорить правду, чтобы защитить свои интересы. Кроме того, следователи должны стремиться к эмпирическим доказательствам, исключающим предвзятое заключение, которое потенциально может привести к неправомерным обвинениям и осуждению.

Скептицизм подвергается опасности, когда нам трудно провести различие между «сомневаться в истине» и «сомневаться в истине и отвергать ее».Kurtz (2010) определяет это как «нигилистический скептицизм». По сути, это утверждение о том, что ничто не должно приниматься за истину, потому что это недоказуемо. Таким образом, нигилистический скептицизм основан на субъективности. Нигилистический скептицизм — это, по сути, скептицизм, в котором нет основы для «объективного морального суждения» (Курц, 2010, с. 15).

Цинизм подобен нигилистическому скептицизму; однако он воплощает в себе элемент пессимизма по отношению к повседневным событиям, который может игнорировать объективную истину.Цинизм может включать отрицательный ответ на мораль, который иллюстрирует презрение к общественным стандартам. Истина не важна для циника, а недоверие, которое проявляет циник, противоречит фактам. В частности, сотрудники правоохранительных органов часто видят себя в среде «мы против них», в которой сотрудники подвергаются нападкам со всех сторон общества. Офицеры обычно говорят, что самый большой стресс, с которым они сталкиваются, возникает не на улицах от опасных людей, а в офисе, прежде чем они выйдут на улицу.Это мнение в какой-то степени цинично. Объективная истина в том, что на улицах не так безопасно, как в офисе; однако офицеры игнорируют это из-за своего разочарования в общении с руководством.

Другим примером цинизма является убеждение некоторых офицеров в том, что единственный способ убрать работников секс-индустрии из района, который они патрулируют, — это словесно оскорбить их до такой степени, что они почувствуют угрозу. По мнению циничных офицеров, такое поведение приемлемо, даже если оно может противоречить общественным стандартам и ценностям их ведомства.

Сунахара (2002) проводит дополнительную связь между цинизмом, отчуждением и отчуждением от руководства и политики ведомства, предполагая, что отчужденные сотрудники полиции, скорее всего, перестанут выполнять свои обязанности и могут начать вести себя неэтично. Причина отчуждения неясна, что повышает вероятность того, что цинизм порождает отчуждение или что отчуждение порождает цинизм.

Graves (1996, цит. по Sunahara, 2002, стр. 12) описывает полицейский цинизм как «отношение «презрительного недоверия к человеческой природе и мотивам».Циник не ожидает от человека ничего, кроме худшего». Чувство отчуждения проистекает из такого отношения, поскольку офицеры защищают себя от тех, кому, по их мнению, они не могут доверять, и от тех, кто потенциально опасен для них и их семей. Это чувство, вероятно, является результатом работы в негативной среде, в которой офицеры видят и делают то, что недоступно для основного общества. Полицейские часто рассказывают о происшествиях на работе, которые «нельзя написать в сценарии фильма, потому что они такие невероятные.«Многое из того, что видят полицейские, редко обсуждается в обществе, потому что это вызывает тревогу и тревогу. Тем не менее офицеры сталкиваются с этими проблемами не только ежедневно, но и несколько раз в день, в зависимости от того, где работает офицер. Неудивительно, что офицеры в этой среде склонны отчуждать себя от общества, и неудивительно, почему отчуждение, по крайней мере, не сочетается с цинизмом.

Что отличает настоящего скептика?

Поделиться этой статьей

24 сентября 2021 г.

Алфи Кон

Представьте, что вы потратили большую часть своей жизни, энергично защищая определенную идею, только для того, чтобы услышать, что эта идея используется для оправдания чего-то, что вы находите отвратительным.Возможно, вы являетесь решительным сторонником академической свободы и сторонником рассмотрения нескольких точек зрения — и тогда вы обнаруживаете, что отрицатели эволюции используют именно эти фразы, чтобы потребовать, чтобы креационизм преподавался на уроках естествознания. Или, может быть, после многих лет восхваления важности сотрудничества и гармонии вы замечаете, что корпорации используют эти самые слова, чтобы оправдать препятствование вступлению рабочих в профсоюзы, что, как вы понимаете, вызвало бы «раскол». 1 И ты заикаешься вместе с Дж.Альфред Пруфрок: «Я вовсе не это имел в виду». 2

Не стесняйтесь приводить свои собственные примеры. Вот мое: я долгое время был сторонником критического мышления, немного подозрительно относился к истеблишменту и опасался конформизма. Я подчеркивал важность помощи детям в том, чтобы они стали «рефлексивными бунтовщиками», и предлагал практические стратегии для этого как учителям, так и родителям. 3 Но в наши дни «термин «скептик» и фактически формат скептического анализа и разоблачения был захвачен отрицателями науки, притворяющимися скептиками, которые запятнали бренд и сеют путаницу. 4

«Не верь всему, что тебе говорят! Проведите исследование!» — это самодовольный вызов, который, к сожалению, бросают противники прививок, те, кто отвергает науку об изменении климата, поставщики бессмысленных и опасных заявлений о выборах 2020 года. Когда мы качаем головами в ужасе и недоверии к дискредитирующим утверждениям, вытащенным из самых темных уголков сети, нас отвергают как наивных «овец», которые не осмеливаются подвергать сомнению «официальную версию». Говорят, что разоблачители культа QAnon 5 обмануты и находятся в плену общепринятой мудрости, в то время как торговцы его запутанными безумиями изображают из себя настоящих вопрошающих и скептиков.

Короче говоря, язык скептицизма был использован для придания правдоподобности лженауке и теориям заговора. Это дьявольская стратегия, несмотря на то, что большинство из тех, кто ее принял, действительно считают себя отважными рассказчиками правды. И это заставляет давних защитников скептицизма изо всех сил пытаться спасти концепцию и понять, что происходит.

В поисках ответов я покопался в двух недавних книгах: Вызов чуши: искусство скептицизма в мире, управляемом данными биологов Карла Т.Бергстром и Джевин Д. Уэст (Random House, 2020 г.) и Путеводитель скептика по Вселенной невролога Стивена Новеллы (Grand Central, 2018 г.). По иронии судьбы, можно легко представить, что любое из этих заголовков используется теми самыми людьми, чьи утверждения в книгах предлагают стратегии для разоблачения — возможно, страница в Facebook или видео на Youtube под названием «Называть чушью победу Байдена» (или «… об эффективности вакцин»). или «…об алармизме в связи с изменением климата»).

Обе книги содержат полезные критерии для различения конкретных утверждений, которые заслуживают доверия, или исследований, которые хорошо построены, и тех, которые не заслуживают доверия.Но сложнее определить, когда сам скептицизм превратился во что-то ужасное. Как отличить подлинный или конструктивный скептицизм от ложного?

Не годится говорить: « Настоящие скептики ставят под сомнение x , а не y » или «…притязания этих людей, а не тех людей». Прогрессисты могут быть склонны приравнивать подлинный скептицизм к людям, разделяющим их политические взгляды, но причудливые теории заговора — не говоря уже о сомнительных заявлениях о вакцинах и магических явлениях Нью-Эйдж — ни в коем случае не ограничиваются правыми.То же самое относится и к объектам скептицизма: оппозиция крупным технологиям или презрение к основным средствам массовой информации или к тем, кто управляет (или получает от этого прибыль) мировой экономикой, можно найти на обоих концах политического спектра. Хотя тщательный анализ может выявить важные различия между критикой левых и правых, ключевой момент заключается в том, что опора на политику как на руководство вызывает вопрос, почему одни убеждения заслуживают того, чтобы их считали заслуживающими доверия, а другие — нет.

Что, если наш скептицизм зависит не от идентичности своего объекта, а от того, может ли субъект что-то выиграть от данного утверждения? Я давно поддерживаю латинский вопрос « Cui bono ?» — Кому выгодно? — в качестве аналитического инструмента, уместный ответ, когда, например, больше усилий уделяется формированию у детей правильного «менталитета» для выполнения своих задач, чем переосмыслению качества учебной программы.Стоит спросить «Cui bono?» всякий раз, когда людей учат не подвергать сомнению ценность того, что им велено делать, а просто усердно над этим работать — и считать настойчивость и самодисциплину добродетельными. (То же самое верно, когда больше говорят о «готовности к карьере» выпускников, чем о количестве доступных хороших рабочих мест. Кому выгодно сосредоточить внимание на первом, а не на втором?)

Но хотя это соображение, безусловно, стоит принять во внимание, я не уверен, что это необходимый или достаточный критерий для определения законного скептицизма.Иногда сумасшедшие, опасные или просто ложные идеи выдвигаются людьми, которые не получат никакой выгоды (по крайней мере, материальной) от их принятия. А иногда ценные предложения исходят от тех, кому действительно могут быть полезны, например, неудивительная поддержка Pfizer вакцинации как можно большего числа людей против Covid-19.

В таком случае, может быть, более многообещающе сосредоточиться на том, что вообще вызывает у кого-то скептицизм? Цель должна состоять в том, чтобы докопаться до истины, но некоторые люди, похоже, критически реагируют на все, что они слышат, в большей степени потому, что это заставляет их чувствовать свое превосходство (поскольку считается, что негативность сигнализирует об интеллекте 6 ) или храбрую независимость (хотя некоторые самопровозглашенные скептики просто бегут с другим стадом 7 или некритически принимают заявления другого лидера).

Определенная застывшая версия скептицизма в отношении того, что общепринято, может превратиться в теорию заговора, в которой предпочитаемая теория, какой бы запутанной она ни была, удобно освобождается от критического анализа. (На самом деле, любое доказательство, противоречащее теории, рассматривается как дополнительная поддержка заговора и доказательство того, насколько широко он распространился.) 9 , вполне разумно думать, что мотивы индивидуального скептицизма могут помочь нам определить, насколько он оправдан, идеальная версия движима простым желанием узнать (и помочь другим понять), что является правдой.«Называть ерундой нужно не для того, чтобы выглядеть или чувствовать себя умнее… [но] для того, чтобы сделать других умнее на ». 10 Однако практическая проблема с этим критерием заключается в том, что почти все утверждают, что ими движет поиск истины.

*

Вместо того, чтобы искать характеристики скептика или цели его или ее скептицизма, возможно, нам следует глубже изучить природу самого скептицизма. Отличительной чертой подлинного скептицизма является то, что он не используется для того, чтобы прийти к предрешенному выводу или дискредитировать вывод, который просто не нравится.Новелла называет последнее отрицанием и отмечает, что оно пытается выдать себя за законный скептицизм, точно так же, как лженаука имитирует реальную науку. Он также называет излюбленный прием отрицателей: лицемерное «Эй, я просто задаю вопросы!» оборона. «Одни и те же подрывные вопросы [задаются] снова и снова… [и как только требования отрицателей] о доказательствах [выполняются] они просто переходят к другому вопросу. Ничто их не убедит, потому что они уже определились с ответом». 11

Истинный скептик «критичен» в обоих смыслах этого слова — готов бросить вызов тому, что широко распространено мнение, а не принимать его на веру, 12 , но также стремится полагаться на тщательный анализ. Скептицизм и критика происходят от греческих слов, означающих, соответственно, исследовать или исследовать и судить или различать. Но все зависит от качества этого расследования. Найти заявление на Facebook — это не то же самое, что найти утверждение, проверенное в исследовании, опубликованном в реферируемом журнале. 13 И даже в последнем случае имеет смысл посмотреть, как проводилось исследование, насколько велик был размер эффекта и был ли он воспроизведен.(Выбирать аномальный результат, подтверждающий то, во что вы уже верите, игнорируя множество противоположных свидетельств, — это жульничество.)

Когда разница в статусе между астрономией и астрологией будет стерта, когда к заявлениям о вакцинах, вызывающих аутизм, будут относиться так же серьезно, как к солидной науке, которая решительно опровергла эти заявления, когда любой, чей любимый кандидат проигрывает выборы, сможет заявить, что голосование было сфальсифицировано, тогда мы вошли в ядовитое царство эпистемического релятивизма: у вас есть своя истина, а у меня своя, и невозможно сказать, кто прав.

Подлинный скептицизм строится на отказе от такого релятивизма, а ложный скептицизм на нем процветает — и авторитаризм его активно культивирует. 14 Настоящий скептик говорит: «Я не уверен, верить ли этому», что подразумевает, что вера возможна, но зависит от представления убедительных доказательств. Фальшивый скептик говорит: «Вы не можете верить ничему, что вам говорят» или — что парадоксально равносильно тому же — «Вы можете верить во что угодно.Это становится нигилистическим отказом от самой идеи экспертизы, что, конечно, полностью отличается от здорового скептицизма отдельных экспертов. Следующее, что вы знаете, люди не только демонстративно отвергают спасительные вакцины, но и злятся на врачей и ученых, которые призывают нас сделать их, а в некоторых случаях с энтузиазмом продвигают дезинфицирующие средства, лекарство от малярии и даже средство для дегельминтизации лошадей для лечения Covid. (Стоит задуматься, почему шарлатанство особенно популярно среди авторитарных лидеров, например, в Бразилии, Венесуэле и США.С. и другие крайне правые.) Заметное отсутствие скептицизма в отношении этих средств от змеиного масла — или, если на то пошло, в отношении нелепых теорий заговора о выборах — это то, что подсказывает нам, что вовлеченные люди — это нечто иное, чем честные скептики.

Настоящих скептиков не только отрицательно определяет отсутствие релятивизма, но и положительно — открытость к доказательствам. В частности, я думаю о тесте Карла Поппера на фальсифицируемость: мы должны быть готовы сказать, что что-то истинно, только если мы можем указать, что опровергает это (и если мы знаем, что это на самом деле не было опровергнуто).Я бы предложил адаптировать этот теоретический тест к этой практической задаче для тех, кто делает утверждения: Что вам нужно, чтобы передумать? Скептик сказал бы: «Ну, если бы оказалось, что то-то и то-то правда, то мне пришлось бы переосмыслить свою позицию». Отрицатель или теоретик заговора, который просто изображает из себя скептика, скорее всего, найдет причину, чтобы отклонить любой опровергающий аргумент или доказательство. 15 (Если у вас есть аккаунт в Facebook или Twitter, вы можете наблюдать за развитием событий в режиме реального времени.)

Конечно, мы должны быть готовы бросить этот вызов и самим себе, а это значит, что скептицизм определяется не только фальсифицируемостью, но и смирением. Ставить под сомнение только свои собственные идеи — значит рисковать робостью и нерешительностью, но подвергать сомнению только идеи других людей — значит рисковать высокомерием и стагнацией. Нил Постман сформулировал вторую часть этой формулировки несколько резче: «В любой момент главный источник чуши, с которым вам приходится бороться, — это вы сами». Остерегайтесь скептицизма, который слишком удобен, потому что он просто поддерживает то, во что вы уже верите.Мы все уязвимы для мотивированных рассуждений и предвзятости подтверждения: мы непропорционально замечаем и запоминаем информацию, которая поддерживает то, что мы считаем верным, и мы придумываем оправдания для того, чтобы прийти к выводам, которые мы предпочитаем, в то же время находя причины игнорировать или отвергать все, что противоречит этим убеждениям.

Безусловно, ни у кого нет ни времени, ни интеллектуального потенциала, чтобы все подвергать сомнению. Мы не можем жить без предположений, которые принимаются за истину, по крайней мере временно. 16 Мы полагаемся на ярлыки, обращаясь к определенным лидерам мнений и референтным группам, которых мы уже считали заслуживающими доверия, при принятии решения о том, какие претензии принять.Но истинный скептик тщательно обдумал критерии, по которым делают этих людей заслуживающими доверия. Педагог Дебби Мейер предположила, что для того, чтобы школа или класс были демократичными, не означает, что каждый вопрос должен обсуждаться, просто каждый вопрос должен обсуждаться. Точно так же скептицизм не требует, чтобы все утверждения были подвергнуты сомнению, но все утверждения должны быть открыты для вопросов. (И, как напомнил нам Карл Саган, экстраординарные утверждения требуют экстраординарных доказательств.)

Любой может объявить себя скептиком на том основании, что сомневается в том, что астронавты действительно летали на Луну, или в том, что Байден был избран в 2020 году справедливо, или в том, что глобальное потепление является потенциально катастрофическим и в значительной степени вызвано людьми.Но не все выражения сомнения — или веры — эквивалентны; все зависит от того, обосновано ли предложение и каким образом, и какие доказательства были бы достаточными, чтобы указать нам на другой вывод.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Раскрытие учащимся основополагающей роли рабства и расизма в истории США также противостоит во имя предотвращения разногласий.

2. Стоит отметить, что существует разница между преднамеренным внедрением безошибочной концепции, такой как сотрудничество или академическая свобода, с одной стороны, и использованием концепции, которая изначально была ошибочной — или, по крайней мере, более двусмысленной, чем была. изначально предполагалось — с другой.В качестве примера последнего рассмотрим кого-то, кто восхваляет идеалы страсти и настойчивости, но затем застигнут врасплох, заметив, что некоторые люди страстно и настойчиво совершают ужасные вещи.

3. Для учителей: «Сложные учащиеся… и как их увеличить» ( Phi Delta Kappan , ноябрь 2004 г.). Для родителей: «Воспитание мятежников» (глава 8 в Миф об избалованном ребенке [Персей, 2014]).

4. Стивен Новелла, Путеводитель скептиков по Вселенной (Grand Central, 2018), с.376.

5. QAnon — это кошмарная смесь религиозного фанатизма, фашизма и психопатологии. Если бы один человек разглагольствовал о сатанинских кругах педофилов-знаменитостей, мы бы увеличили его лекарства. Но в Соединенных Штатах более 40 миллионов человек сообщают, что верят, что Джордж Сорос и Клинтоны пьют детскую кровь, и некоторые из этих людей побеждают на выборах, не говоря уже об одобрении последнего президента, который до сих пор пользуется лояльностью одного из наших две крупные политические партии. (Действительно, поклонение — я намеренно выбрал это слово — Трампу играет заметную роль в сложной паутине заблуждений QAnon.) Как поясняется в одном резюме, QAnon начал с «истории из фольги о пиццерии в округе Колумбия, но [теперь] имеет элементы… группы поддержки, политической партии, бренда образа жизни, коллективного заблуждения, религии, культ, огромная многопользовательская игра и экстремистская сеть… [Она] расширяема, адаптируема, гибка и устойчива к уничтожению». Более подробный отчет см. в этой статье.

6. Некоторые ученые оттачивали свои критические навыки и шлифовали свою эрудицию до тех пор, пока фактически любую идею, лежащую на их тарелке, нельзя было мастерски обработать и отбросить.Однако, несмотря на пугающую уверенность, с которой иногда высказывается такая критика, рефлексивный скептицизм или негативизм могут на самом деле отражать неуверенность критика. В одном исследовании психолог Тереза ​​Амабиле и ее коллега попросили студентов оценить письменную работу. Те, кому сказали, что качество их оценок будет определять, будут ли они оставлены в качестве экспертов для другой задачи, действительно были более негативными в своих суждениях, чем те, кого не оценивали. Затем Амабайл решил определить, действительно ли такая критическая позиция интерпретируется как признак более высокого интеллекта, как это, по-видимому, предполагали критики.Она представила другой набор тем с двумя книжными рецензиями, одна очень положительная о рассматриваемой книге, а другая столь же негативная. (Рецензент был одним и тем же в обоих случаях, чтобы гарантировать сходство стиля.) Когда каждого испытуемого просили оценить рецензента по ряду характеристик, «отрицательный рецензент считался более умным и компетентным, с более высоким литературным опытом, чем положительный рецензент». (Тереза ​​М. Амабиле и Энн Х. Глейзбрук. «Негативное предубеждение в межличностной оценке», Journal of Experimental Social Psychology 18 [1981]: 1–22; и Тереза ​​М.Амабиле, «Блестящие, но жестокие: восприятие негативных оценщиков», Journal of Experimental Social Psychology 19 [1983]: 146–56.)

7. Кривой мем, популярный в 1960-х: «Я хочу быть нонконформистом… как и все».

8. Шутка, распространенная в социальных сетях: когда двое сторонников Трампа умирают, Бог встречает их у жемчужных ворот и спрашивает, есть ли у них вопросы. Они сразу спрашивают: «Каковы были реальные результаты выборов 2020 года и кто стоял за фальсификацией?» Бог отвечает: «Никакого мошенничества не было.Байден честно выиграл как всенародное голосование, так и Коллегию выборщиков». После ошеломленной тишины один из сторонников Трампа поворачивается к другому и шепчет: «Это выше, чем мы думали».

9. Кажется, что теории заговора помогают людям справиться с угрозой изоляции и беспомощности; они обещают способ разрешить замешательство, почувствовать контроль и разобраться во всем, что всем этим непросвещенным людям еще только предстоит понять. Конечно, стремление к контролю или смыслу в своей жизни вряд ли можно назвать нетипичным или патологическим, поэтому вопрос заключается в том, являются ли те, кто становится жертвой теорий заговора, просто необычайно восприимчивыми к этому крайнему механизму выживания, или они воспринимают мир как более запутанный, изоляция и выход из-под контроля, чем у остальных, возможно, отчасти из-за тревожного стиля привязанности.

10. Вызов чуши , op. соч., с. 286.

11. Руководство скептика , op. соч., стр. 182, 184.

12. Вера означает веру в отсутствие доказательств, поэтому можно сказать, что противоположностью «человека веры» является человек разума. Конечно, большинство религиозных людей, как правило, крайне скептически относятся к утверждениям всех религий, кроме своей собственной.

13. Луковый заголовок: «Скептик вакцинации проводит собственное исследование, привлекая 45 000 друзей к участию в двойном слепом клиническом испытании.

14. Это делается путем преднамеренного выпуска дезинформации, которая будет быстро распространяться в социальных сетях, а также посредством систематических попыток подорвать профессиональную журналистику — например, называя все, что бросает вызов собственным убеждениям, «фейковыми новостями». «Когда пресса как институт ослаблена, журналистика, основанная на фактах, становится еще одной каплей в ежедневном потоке контента — не более и не менее достоверной, чем партийная пропаганда», — утверждал Маккей Коппинс из Atlantic в 2020 году.«Релятивизм — настоящая цель нападения Трампа на прессу». Действительно, практикующие это черное искусство иногда весьма откровенны в своих целях. Стив Бэннон ясно дал понять, что основная цель правой пропаганды — не поддерживать ту или иную позицию, а «затопить зону дерьмом» — иными словами, дезориентировать людей, оттеснить СМИ и заменить скептицизм (что в конечном итоге может сделать проверяемый вывод) с цинизмом (где ни одно утверждение не заслуживает большего доверия, чем любое другое).Так можно уничтожить демократию.

15. Некоторые люди могут продолжать делать надуманные, политически мотивированные утверждения, несмотря на неопровержимые доказательства их ложности, по причинам, отличным от веры в их буквальную точность. Рассмотрим обвинения в мошенничестве на выборах — или, если хотите, «скептицизм» в отношении доказательств того, что такого мошенничества на самом деле практически не существует в наши дни, — которые поддерживаются почти двумя третями республиканцев. Это, утверждает политический журналист Жамель Буйе, «не является фактическим утверждением, подлежащим проверке и объективному анализу, а является идеологическим утверждением…Обвинить демократов в фальсификации результатов голосования означает сказать, что избиратели-демократы не являются законными политическими деятелями; что их голоса не учитываются…; и что демократические чиновники, избранные этими нелегитимными голосами, не имеют законных прав на власть».

16. Декартовский девиз — de omnibus dubitandum — нереалистичен даже в разреженном царстве мыслителя, не говоря уже о реальном мире. Даже радикальные эпистемологические скептики смотрят в обе стороны, прежде чем перейти улицу. «Представление о том, что у нас есть основания верить только в то, что было доказано, в смысле противостоять всем возможным сомнениям, не может быть принято большинством из нас даже на мгновение» (Wayne C.Бут, Современная догма и риторика согласия [Университет Нотр-Дам Пресс, 1974], с. 66). По-видимому, теперь уже ясно, что меня не интересует в этом эссе философский скептицизм, в котором возможность самого познания ставится под вопрос, как утверждают некоторые древние греки и некоторые не совсем древние мыслители из Франции (Декарт , Вольтер, Монтень) и Шотландии (Юм).


Чтобы получать уведомления всякий раз, когда на этом сайте публикуется новая статья или блог, введите свой адрес электронной почты на www.alfiekohn.org/sign-up.

Поделиться этой статьей

Почему скептицизм важен для науки

Скептицизм важен для науки, и не по одной причине. Наука без скептицизма ничем не отличается от эхо-камеры или недиверсифицированного инвестиционного портфеля. Мы рискуем вложить все наши усилия в одну идею или один метод, что является довольно неприятным риском, если учесть возможность того, что эти отдельные идеи и методы могут быть плохими или ошибочными.Наука без скептицизма — это наука, в которой нет ошибочных методов и где мы подвергаемся вопиющему риску; наука без скептицизма не изобретает и не совершенствует. По этим причинам наука важна для скептицизма. Но объясним почему подробнее.

Не все методы одинаковы: скептицизм помогает нам улучшать методологии

Возможно, для некоторых, но не для многих, эксперименты содержат ошибочные методологии, интерпретации и выводы.Безоговорочно принимать выводы конкретного эксперимента без предварительного скептического отношения к методу — это, безусловно, не то, чем хороша наука; делать это равносильно тому, чтобы позволить кому-то привести аргумент, просто объявив вывод без каких-либо подтверждающих посылок. Тем не менее время от времени отсутствие скептицизма достоверно заставляло людей делать дикие выводы из экспериментов.

Например, существует множество известных исследований по ограничению калорийности (CR) на животных, отличных от людей.Мы проводили их на мышах, обезьянах, дрожжах, червях и т. д. Общая идея этих исследований заключается в том, что при снижении калорийности на 20-50% животные живут дольше и здоровее. Организмы, подвергшиеся CR, имеют более низкий уровень заболеваемости раком, более низкий уровень сердечных заболеваний и больше энергии; они также выглядят физически лучше, чем их аналоги без CR. Тем не менее, одним очень важным недостатком во многих из этих исследований ОК является тот факт, что контрольным группам, животным без ОК, разрешалось есть столько, сколько они хотели; и неудивительно, что они съели слишком много.Другими словами, те, кто считал, что животные живут дольше при ограничении калорий, не могли этого утверждать; Вместо этого они должны были сделать заявление: «Животные с ограниченным содержанием калорий живут дольше, чем животные, которые едят слишком много». Конечно, это не было частым заявлением, поскольку оно менее сенсационно.

Итак, из-за отсутствия скептицизма у многих, кто читал исследования по КР, гораздо чаще утверждалось, что КР может увеличить продолжительность жизни человека. Тем не менее, даже с более современными исследованиями, проведенными в течение многих лет, мы все еще не можем утверждать это! На самом деле, если мы используем скептическое мышление и сравниваем исследования КО с исследованиями голубых зон, мы обнаруживаем, что люди, живущие в голубых зонах, не ограничивают калорийность и живут дольше всех людей!

Дело в том, что не все методы в науке одинаковы, и мы должны скептически относиться к методологиям внутри науки.

Наука раскрывает нам ошибку

В отличие от многих других дисциплин и мировоззрений, те, которые подпадают под эгиду науки, имеют влияние на наши политические и социальные институты. Внешняя политика, налоговая политика и многие другие области управления находятся под влиянием ученых и их догм. Что, по сути, не так уж и плохо, но, тем не менее, вызывает беспокойство.

Когда плохая наука становится догмой в рамках определенной дисциплины, это может нанести серьезный ущерб нашим институтам.Например, программы евгеники внедрили плохую науку по всей Америке. Тем более, что в то время мы очень мало знали о генетике.

В то время мы не знали, что гены шизофрении также важны для иммунной системы, однако евгеники, безусловно, поощряли бы стерилизацию тех, у кого в семье были больные шизофренией; мы не знали о рецессивных чертах, рецессивных чертах, которые евгеники сочли бы желательными, если бы только они были легко видны человеческому глазу; и мы, конечно, до сих пор не знаем даже сегодня, какие черты делают здоровую популяцию по сравнению со здоровым человеком, и какие компромиссы должны быть сделаны между этими двумя.

Но евгеника — не единственная форма плохой науки, которая вредит нашим политическим и социальным институтам. Плохая наука о климате вредит нашим политическим инициативам по защите климата; ужасное понимание эволюционной теории ведет к плохой социальной политике: то есть к мнению, что люди рождаются пустыми и могут быть культурно обусловлены быть милыми, добрыми, заботливыми и во всех отношениях добродетельными; и плохие финансовые теории могут вызвать серьезные проблемы с нашими валютами из-за плохой политики центрального банка.

Итак, если мы не будем скептически относиться к науке, мы будем подвержены ошибкам, сделанным учеными. В некоторых случаях ошибка незначительна, как некоторая инфляция в нашей валюте; однако в других случаях, таких как принудительная стерилизация, ошибка колоссальна!

Скептики приносят новые идеи в науку

Неудивительно, что, когда ученые развиваются в своей карьере, они обычно получают больше авторитета и признания. Как правило, это относится и к их идеям. Что кажется замечательным, потому что теоретически это создает своего рода меритократию.По мере того, как ученые становятся более опытными и лучше понимают свои предметы, они считаются более законными.

Однако на каждый ярд, добытый ученым, приходится еще один ярд, от которого должна уйти новая идея. Что может случиться, когда ученые приобретут слишком большое влияние, так это то, что их догмы станут непогрешимыми. Никто не может сомневаться в их теориях или достоверности их экспериментов.

Из этого может вытекать несколько последствий, но одним из важных последствий является отсутствие новых идей и, следовательно, новых инноваций.Если мы ценим только хорошо установленные теории и не придаем значения сомнению в этих хорошо установленных теориях, то у нас никогда не будет ничего, кроме хорошо установленных и старых теорий. Что имеет плюсы и минусы.

Лошади были великолепной вещью, они позволяли путешествовать в дальние места за меньшее время, но автомобили были лучше. Лошадь — вещь хорошая, но машина — еще лучше. А для того, чтобы получить машину, нам нужно было обременить риск — афера — для лучших способов передвижения.Новые теории менее проверены и поэтому более рискованны не только для наших исследовательских фондов, но даже для нашего здоровья: например, вакцины, экспериментальные операции и т. д.

Таким образом, некоторый скептицизм кажется достаточно важным для науки, потому что наука без скептицизма не имеет ни новых идей, ни новых инноваций для улучшения качества человеческой жизни.

Наука — это не истина

Истина — такая же теория, как и гравитация, поэтому, когда ученый говорит, что у него есть истина, он на самом деле говорит, что у него есть теория истины.И скептик тут же напомнит не только ученому, но и всем, кто, казалось бы, забыл, что эпистемологической достоверности нигде нет в человеческих формах знания.

Слишком часто ученые, но, конечно, не только ученые, приводят аргумент, что их выводы основаны на «фактах», а не на «мнениях». Эта наука объективна и неопровержима! Что-то, что большинству скептиков, вероятно, покажется смехотворным в сотый раз, когда они услышат такую ​​риторику.

По причинам, слишком сложным для полного объяснения, все предложения (включая и это самое) необоснованны.Всякий раз, когда кто-то утверждает что-то как истинное, мы всегда можем спросить, откуда они знают, что это правда. В ответ они предоставят нам доказательство. И, к их большому удивлению, когда скептик затем спрашивает, «почему это доказательство является хорошим стандартом», у них больше нет ответа.

Например, если я спрошу физиков, откуда они знают, что гравитация верна, они могут ответить: «Ну, посмотри на это яблоко. Если она упадет, мы сможем подтвердить, что гравитация — истинная теория». На это я бы тогда спросил: «Почему наблюдение за чем-то является хорошим стандартом для обоснования вашей веры».Вот где большинство ученых ерзают, как философы, так и обычные люди, которые никогда не изучали скептицизм.

Опять они корчатся по причинам слишком сложным, чтобы объяснить их здесь, хотя я полностью объяснил их в своей книге «ничего не зная». Это то, чему вам придется учиться самостоятельно.

Таким образом, по сути, скептицизм напоминает нам о том, насколько предварительными являются на самом деле научные теории. Это помогает нам избежать путаницы, возникающей из-за того, что какую-то произвольную, необоснованную научную теорию принимают за истинную.Без скептиков внутри науки некоторые ученые могли бы со временем забыть, что их теории не являются эпистемически достоверными.

Заключение

Скептицизм важен для науки, потому что он помогает нам избавить науку от ошибочных методов или, по крайней мере, указать на ошибочные методы; скептицизм важен для науки, потому что наука имеет большое влияние на наши политические и социальные институты, что делает нас уязвимыми перед плохой наукой; скептицизм важен для науки, потому что старые идеи иногда могут быть настолько приняты, что наука превращается в отсутствие инноваций; и, наконец, скептицизм важен для науки, так как он постоянно напоминает ученым о том, насколько предварительны их теории.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.