Содержание

Шизофрения и творчество: шизофренический бред, мышление: VIKENT.RU

Шизофрения и творчество по В.Л. Леви

«Где грань между бредом и заблуждением? Бредом можно назвать заблуждение, у которого катастрофически малы шансы быть принятым за истину.

Но бывает бред, в котором есть жало истины, и есть истины с жалом бреда.

(!) Склонность к умствованию, к рассуждательству, к объяснению и обоснованию всего и вся; к  всеохватное к единству смысла, к глобальной последовательности, к всеобщим конечным истинам. («Начав говорить, чувствую неодолимое желание развивать мысль дальше и дальше, хоть нет конкретной темы: прихожу к абсолютам, к времени и пространству, вопрос: что первично?») Это называют иногда философской интоксикацией, может быть, это компенсация какой-то недостаточности интуиции; тут же гипертрофия логики, сугубая рациональность, («В  жизни есть дело и наслаждение; высшее дело — наука, высшее наслаждение — женщина; делю время между наукой и женщиной; но каждая требует всего Времени; что предпочесть? Что первично?»)

(!!) Это приходит как озарение, либо кристаллизуется постепенно. Стройная, несокрушимая мыслительная конструкция, умственная крепость. («…Я открыл смысл Времени. Наше Время — одно из бесконечных множеств Времён… Если есть Бесконечность, в ней не может бесконечное количество раз не повториться любое явление. …Следовательно, имеется бесконечное множество иновременных «я». Сновидения — это контакты с иновременными сознаниями. Смерть — переход в Антивремя… Причина рака: в клетках нарушается баланс Времени… Иновременность…») Расползшаяся сверхценная идея. Патологическая интуиция. Логическая опухоль; бредовая  система. Рациональное зерно прорастает, может быть, лет через сто совсем в другом месте. («Создаю теорию Межвременных Контактов. Телепатия — частный случай… Стругацкие, Лем? Профанации… Проектирую интегратор Времени… Я-то знаю, что не умру… Ухожу из института, там делают не Науку, а диссертации. Работаю в Мосгорсправке. Нигде не работаю».)

(!!!) Может быть, и неплохое начало для гения, но связь между звеньями системы начинает слабеть. Клочковатость мысли, логические соскальзывания, смысл то спускается слишком глубоко, то слишком поверхностен. Скачка смысла, размытость логики. («Время — деньги. Деньги — Время. Временные денежные затруднения. Для преодоления временных трудностей в народном хозяйстве требуются капиталовложения, но у нас плохо поставлен перевод человеко-часов в человеко-рубли. Прощайте, годы безвременщины. Мой денежный современник, одолжите мне небольшую сумму, у меня мало времени».)

(!!!!) Явные нарушения логики, нечувствительность к противоречиям, расщепление мышления, фантастический бред. («Я — Бог Психиатрии. Цветоощущение — основа Вселенной. Интегральный компрессор Времени имеет в основе замороженный мозг: новый принцип реанимации. У меня заморожены мысли, это аминазин».)

(!!!!!) Распад даже простых логических кирпичей, полная бессвязность мыслей и фраз, словесная окрошка — «шизофазия». («Интегральный крематорий… Интеркремация… Кремиграл…»)

Таковы основные вехи шизофренической мысли. Парадокс: люди, мыслящие и поступающие с максимальной логичностью, оказываются нелогичными и по отношению к самой жизни, которая дает место и логике и нелогичности, а точнее — неохватимой умом массе различных логик. Эту жизненную пропорцию легко, интуитивно усваивает циклотимик. Предельная же логичность и абсурд как крайности сходятся где-то у основания шизофрении. Это победное шествие шизорадикала. Эмоциональный аккомпанемент — утрата душевных контактов, антисинтонность. А на этом фоне ещё много всякой психопатологической всячины.

Но такой полный «классический» путь скорее исключение, чем правило. Гораздо чаще происходит остановка где-то на подступах. Возможны и путь назад, и многократные колебания, и возврат, даже в течение нескольких мгновений. Грань между реальным и патологическим часто трудноуловима, а порой её просто не существует: как получится, как выйдет, как повернёт. Философская интоксикация есть нормальное состояние юного ума, на который в один прекрасный день обрушиваются и бесконечность, и смерть, и непостижимый смысл жизни. И не только юного… Это необходимый кризис личности, он может и должен повторяться, и плох тот ум, который не желает объять необъятное».

Леви В.Л., Я и Мы, М., «Молодая гвардия», 1969 г., с. 62-64.

Симптомы при психических заболеваниях (часть 2)

Как вас зовут * :

Специалист * : Аблаеев Рифкат Равилевич (Врач ультразвуковой диагностики.) Аблаеев Рифкат Равилевич (Врач ультразвуковой диагностики.) Аблаеев Рифкат Равилевич (Врач ультразвуковой диагностики.) Аблаеев Рифкат Равилевич (Врач ультразвуковой диагностики.) Абрамидзе Александра Исааковна (Пульмонолог) Адамова Лина Юрьевна (Педиатр, специалист ультразвуковой диагностики) Адамова Лина Юрьевна (Педиатр, специалист ультразвуковой диагностики) Адамова Лина Юрьевна (Педиатр, специалист ультразвуковой диагностики) Адамова Лина Юрьевна (Педиатр, специалист ультразвуковой диагностики) Адамова Лина Юрьевна (Педиатр, специалист ультразвуковой диагностики) Адамова Лина Юрьевна (Педиатр, специалист ультразвуковой диагностики) Адамова Лина Юрьевна (Педиатр, специалист ультразвуковой диагностики) Адьякимова Светлана Николаевна (Невролог) Акулов Геннадий Михайлович (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Акулов Геннадий Михайлович (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Акулов Геннадий Михайлович (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Акулов Геннадий Михайлович (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Антипина Ирина Юрьевна (Кардиолог. Терапевт, врач ультразвуковой диагностики.) Антипина Ирина Юрьевна (Кардиолог. Терапевт, врач ультразвуковой диагностики.) Антипина Ирина Юрьевна (Кардиолог. Терапевт, врач ультразвуковой диагностики.) Антипина Ирина Юрьевна (Кардиолог. Терапевт, врач ультразвуковой диагностики.) Аржевитина Мария Александровна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Аржевитина Мария Александровна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Аржевитина Мария Александровна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Ахметов Эдуард Айратович (Стоматолог-хирург) Баженова Елена Викторовна (Невролог) Балобанов Владимир Юрьевич (Гастроэнтеролог. Кандидат медицинских наук.) Бегишев Георгий Николаевич (Невролог. Заслуженный работник здравоохранения. Первая квалификационная категория.) Бегишев Георгий Николаевич (Невролог. Заслуженный работник здравоохранения. Первая квалификационная категория.) Бегматов Ихтиёр Кимсанбоевич (Врач-стоматолог) Бейлина Татьяна Анатольевна (Специалист ультразвуковой диагностики) Бейлина Татьяна Анатольевна (Специалист ультразвуковой диагностики) Белых Анна Николаевна (Невролог, детский невролог) Бурова Татьяна Владимировна (Эндокринолог) Бусарева Марина Евгеньевна (Терапевт. Кардиолог.) Бусарева Марина Евгеньевна (Терапевт. Кардиолог.) Вайсерман Светлана Андреевна (Эндокринолог, диетолог, детский эндокринолог) Вайсерман Светлана Андреевна (Эндокринолог, диетолог, детский эндокринолог) Васильева Ирина Александровна (Терапевт, нефролог) Васильева Татьяна Владимировна (Пульмонолог, педиатр.) Вахрушев Сергей Иванович (Гинеколог-эндокринолог, специалист ультразвуковой диагностики) Вахрушев Сергей Иванович (Гинеколог-эндокринолог, специалист ультразвуковой диагностики) Вахрушева Елена Витальевна (Невролог.) Вахрушева Наталья Николаевна (Отоларинголог) Веретенникова Татьяна Викторовна (Специалист ультразвуковой диагностики. Гастроэнтеролог. Высшая квалификационная категория.) Веретенникова Татьяна Викторовна (Специалист ультразвуковой диагностики. Гастроэнтеролог. Высшая квалификационная категория.) Веретенникова Татьяна Викторовна (Специалист ультразвуковой диагностики. Гастроэнтеролог. Высшая квалификационная категория.) Вихарева Ирина Николаевна (Педиатр) Ворончихина Татьяна Геннадьевна (Дерматовенеролог) Ворончихина Татьяна Геннадьевна (Детский дерматовенеролог) Габбасова Юлия Николаевна (Гинеколог-эндокринолог. Детский гинеколог.) Габбасова Юлия Николаевна (Гинеколог-эндокринолог. Детский гинеколог.) Габушева Наталья Станиславовна (Кардиолог-аритмолог. Высшая квалификационная категория) Габушева Наталья Станиславовна (Кардиолог-аритмолог. Высшая квалификационная категория) Гарабажиу Татьяна Владимировна (Оториноларинголог) Гареева Альфия Рашидовна (Нефролог. Высшая квалификационная категория.) Гизатуллина Ирина Владимировна (Врач УЗД) Гизатуллина Ирина Владимировна (Врач ультразвуковой диагностики) Гизатуллина Ирина Владимировна (Врач ультразвуковой диагностики) Гизатуллина Ирина Владимировна (Врач ультразвуковой диагностики) Глазьев Артём Борисович (Терапевт) Гордеев Альберт Юрьевич (Оториноларинголог ) Гордеев Альберт Юрьевич (Оториноларинголог ) Гулько Александр Геннадьевич (Специалист ультразвуковой диагностики. Уролог. Репродуктолог. Высшая квалификационная категория.) Гулько Александр Геннадьевич (Специалист ультразвуковой диагностики. Уролог. Репродуктолог. Высшая квалификационная категория.) Гулько Александр Геннадьевич (Специалист ультразвуковой диагностики. Уролог. Репродуктолог. Высшая квалификационная категория.) Гулько Александр Геннадьевич (Специалист ультразвуковой диагностики. Уролог. Репродуктолог. Высшая квалификационная категория.) Гулько Александр Геннадьевич (Специалист ультразвуковой диагностики. Уролог. Репродуктолог. Высшая квалификационная категория.) Гулько Александр Геннадьевич (Специалист ультразвуковой диагностики. Уролог. Репродуктолог. Высшая квалификационная категория.) Гулько Александр Геннадьевич (Специалист ультразвуковой диагностики. Уролог. Репродуктолог. Высшая квалификационная категория.) Гусманова Эльгиза Хадисовна (Детский эндокринолог) Давыдов Пётр Алексеевич (Эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Давыдов Пётр Алексеевич (Эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Давыдов Пётр Алексеевич (Эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Давыдов Пётр Алексеевич (Эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Дудорова Ирина Николаевна (Профпатолог) Дудорова Ирина Николаевна (Терапевт. Профпатолог.) Дудорова Ирина Николаевна (Терапевт. Профпатолог.) Дьяконова Ирина Николаевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Дьяконова Ирина Николаевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Дьяконова Ирина Николаевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Дьяконова Ирина Николаевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Дьяконова Ирина Николаевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Ежов Сергей Борисович (Невролог.) Елмашев Юрий Владимирович (Эндоскопист) Ерохин Олег Александрович (Уролог-онколог) Ерохин Олег Александрович (Уролог-онколог) Жихарев Дмитрий Алексеевич (Стоматолог) Жуковская Инна Геннадьевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Доктор медицинских наук. Высшая квалификационная категория.) Жуковская Инна Геннадьевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Доктор медицинских наук. Высшая квалификационная категория.) Жуковская Инна Геннадьевна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Доктор медицинских наук. Высшая квалификационная категория.) Завалина Татьяна Геннадьевна (Эндокринолог) Загребин Сергей Геннадьевич (Стоматолог) Загребина Ольга Олеговна () Зайцева Юлия Олеговна (Педиатр) Зайцева Юлия Олеговна (Педиатр) Зайцева Юлия Олеговна (Педиатр) Зайцева Юлия Олеговна (Педиатр) Зеленин Борис Павлович (Терапевт) Зеленин Константин Андреевич (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Зеленин Константин Андреевич (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Зеленин Константин Андреевич (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Зеленин Константин Андреевич (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Зеленина Анна Михайловна (Акушер-гинеколог) Зеленина Анна Михайловна (Акушер-гинеколог, специалист ультразвуковой диагностики.) Зеленина Валентина Николаевна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Зеленина Валентина Николаевна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Земан Надежда Яковлевна (Гинеколог-эндокринолог, специалист ультразвуковой диагностики) Земан Надежда Яковлевна (Гинеколог-эндокринолог, специалист ультразвуковой диагностики) Земан Надежда Яковлевна (Гинеколог-эндокринолог, специалист ультразвуковой диагностики) Зернов Владимир Германович (Эндоскопист) Зернов Владимир Германович (Эндоскопист) Ивакина Елена Витальевна (Эндокринолог) Иванова Елена Олеговна (Невролог) Иванова Наталья Леонидовна (Гинеколог-эндокринолог) Иванова Наталья Леонидовна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики) Иванова Наталья Леонидовна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики) Игонина Светлана Валерьевна (Акушер-гинеколог) Игонина Светлана Валерьевна (Акушер-гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Игонина Светлана Валерьевна (Акушер-гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Исламов Эмиль Францевич (Травматолог-ортопед) Исламов Эмиль Францевич (Травматолог-ортопед) Исхакова Эльмира Фаридовна (Ревматолог) Ичетовкина Наталья Валентиновна (Невролог, детский невролог) Кайсина Екатерина Петровна (Терапевт) Калинкина Кристина Андреевна (Врач ультразвуковой диагностики. Терапевт. ) Калинкина Кристина Андреевна (Врач ультразвуковой диагностики. Терапевт. ) Калинкина Кристина Андреевна (Врач ультразвуковой диагностики. Терапевт. ) Калинкина Кристина Андреевна (Врач ультразвуковой диагностики. Терапевт. ) Калинкина Кристина Андреевна (Врач ультразвуковой диагностики. Терапевт. ) Касаткина Мария Всеволодовна (Кардиолог) Кедров Юрий Николаевич (Врач ультразвуковой диагностики.) Кедров Юрий Николаевич (Врач ультразвуковой диагностики.) Киреева Екатерина Владимировна (Специалист УЗД) Киреева Екатерина Владимировна (Специалист ультразвуковой диагностики.) Киреева Екатерина Владимировна (Специалист ультразвуковой диагностики.) Киреева Екатерина Владимировна (Специалист ультразвуковой диагностики.) Кислицын Алексей Станиславович (Врач-хирург) Клековкина Елена Анисимовна (Гинеколог. Маммолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Клековкина Елена Анисимовна (Врач-гинеколог. Маммолог. Высшая квалификационная категория.) Клековкина Елена Анисимовна (Врач-гинеколог. Маммолог. Высшая квалификационная категория.) Клековкина Елена Анисимовна (Гинеколог. Маммолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Коба Светлана Владимировна (Пульмонолог) Козленкова Ирина Николаевна (Врач ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Козленкова Ирина Николаевна (Врач ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Козленкова Ирина Николаевна (Врач ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Комарова Елена Леонидовна (Гинеколог-эндокринолог) Комарова Елена Леонидовна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Кондратьева Ирина Николаевна (Гинеколог) Коробкова Юлия Александровна (Акушер-гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Косарева Татьяна Сергеевна (Гематолог) Красноперова Наталья Анатольевна (Гинеколог-эндокринолог, специалист УЗД, акушер-гинеколог) Крекнин Юрий Владимирович (Флеболог. Сердечно-сосудистый хирург. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Крекнин Юрий Владимирович (Флеболог. Сердечно-сосудистый хирург. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Кропотина (Иванова) Алёна Викторовна (Врач-акушер-гинеколог) Кузнецов Вадим Николаевич (Уролог) Кузнецова Ирина Анатольевна (Врач функциональной диагностики. Кандидат медицинских наук.) Кузнецова Ирина Анатольевна (Врач функциональной диагностики. Кандидат медицинских наук.) Курочкина Наталья Викторовна (Аллерголог-иммунолог.) Курочкина Наталья Викторовна (Аллерголог-иммунолог.) Кутузова Ирина Ивановна (Гинеколог, врач УЗД) Кутузова Ирина Ивановна (Гинеколог, врач УЗД) Кутузова Ирина Ивановна (Гинеколог, врач УЗД) Ларченкова Ольга Владимировна (Терапевт. Флеболог. Сердечно-сосудистый хирург. Специалист ультразвуковой диагностики.) Ларченкова Ольга Владимировна (Терапевт. Флеболог. Сердечно-сосудистый хирург. Специалист ультразвуковой диагностики.) Ларченкова Ольга Владимировна (Терапевт. Флеболог. Сердечно-сосудистый хирург. Специалист ультразвуковой диагностики.) Латыпова Гульнара Флюровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Латыпова Гульнара Флюровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Латыпова Гульнара Флюровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Латыпова Гульнара Флюровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Латыпова Гульнара Флюровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Ленцов Иван Петрович (Уролог) Леонтьева Мария Васильевна (Невролог-паркинсонолог) Лисаковская Екатерина Валентиновна (Гинеколог-эндокринолог, гинеколог-онколог, гинеколог, специалист ультразвуковой диагностики. Врач первой категории.) Лисаковская Екатерина Валентиновна (Гинеколог-эндокринолог, гинеколог-онколог, гинеколог, специалист ультразвуковой диагностики. Врач первой категории.) Лисаковская Екатерина Валентиновна (Гинеколог-эндокринолог, гинеколог-онколог, гинеколог, специалист ультразвуковой диагностики. Врач первой категории.) Лисаковская Екатерина Валентиновна (Гинеколог-эндокринолог, гинеколог-онколог, гинеколог, специалист ультразвуковой диагностики. Врач первой категории.) Ложкина Екатерина Петровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Ложкина Екатерина Петровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Ложкина Екатерина Петровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Ложкина Екатерина Петровна (Гинеколог-эндокринолог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Лукина Ольга Геннадьевна (Дерматовенеролог) Лукиных Татьяна Олеговна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Лукиных Татьяна Олеговна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Лукиных Татьяна Олеговна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Максимова Мария Викторовна (Специалист ультразвуковой диагностики) Маркова Наталья Семеновна (Специалист УЗД) Метелева Юлия Игоревна (Терапевт.) Метелева Юлия Игоревна (Терапевт) Михайлова Ираида Геннадьевна (Педиатр) Михайлова Ираида Геннадьевна (Педиатр) Михайлова Ираида Геннадьевна (Педиатр) Михайлова Ираида Геннадьевна (Педиатр) Михайлова Светлана Семеновна (Кардиолог. Эндокринолог. Терапевт.) Могунова Екатерина Александровна (Специалист ультразвуковой диагностики. Сердечно-сосудистый хирург, врач-маммолог, врач-онколог) Могунова Екатерина Александровна (Специалист ультразвуковой диагностики. Сердечно-сосудистый хирург, врач-маммолог, врач-онколог) Могунова Екатерина Александровна (Специалист ультразвуковой диагностики. Сердечно-сосудистый хирург, врач-маммолог, врач-онколог) Монашова Татьяна Владимировна (Акушер-гинеколог) Монашова Татьяна Владимировна (Детский эндокринолог) Монашова Татьяна Владимировна (Акушер-гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Мухаметзянова Рита Раульевна (Стоматолог-терапевт.) Мухаметзянова Рита Раульевна (Стоматолог-терапевт.) Назаров Сергей Борисович (Ангиохирург. Флеболог. Сердечно-сосудистый хирург. Высшая квалификационная категория. Кандидат медицинских наук.) Наймушина Вероника Александровна (Терапевт) Негметзянова Елена Сергеевна (Ревматолог ) Никитина Асия Флеровна (Врач ультразвуковой диагностики. Врач первой квалификационной категории.) Никитина Асия Флеровна (Врач ультразвуковой диагностики. Врач первой квалификационной категории.) Никифорова Елена Александровна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Никифорова Елена Александровна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Никифорова Елена Александровна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Никифорова Елена Александровна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Никонова Нина Александровна (Невролог) Огородников Никита Александрович (Оториноларинголог) Осипов Андрей Владимирович (Уролог) Перевозчиков Николай Геннадьевич (Кардиолог) Перевозчиков Николай Геннадьевич (Терапевт. Кардиолог.) Перевозчикова Мария () Перевозчикова Ольга Викторовна (Акушер-гинеколог) Петров Александр Генрихович (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Кандидат медицинских наук.) Петров Александр Генрихович (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Кандидат медицинских наук.) Петров Александр Генрихович (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Кандидат медицинских наук.) Петров Александр Генрихович (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Кандидат медицинских наук.) Петров Александр Генрихович (Кардиолог. Специалист ультразвуковой диагностики. Кандидат медицинских наук.) Петрунина Дарья Сергеевна (Офтальмолог) Петухова Валентина Алексеевна (Кардиолог. Ревматолог. Врач высшей квалификационной категории. Заслуженный врач Российской Федерации.) Петухова Валентина Алексеевна (Кардиолог. Ревматолог. Врач высшей квалификационной категории. Заслуженный врач Российской Федерации. ) Пичугина Елена Борисовна (Гинеколог-эндокринолог. Высшая квалификационная категория.) Пичугина Елена Борисовна (Гинеколог-эндокринолог. Высшая квалификационная категория.) Пичугина Елена Борисовна (Гинеколог-эндокринолог. Высшая квалификационная категория.) Пичугина Елена Борисовна (Гинеколог-эндокринолог. Высшая квалификационная категория.) Пичугина Елена Борисовна (Гинеколог-эндокринолог. Высшая квалификационная категория.) Пичугина Елена Борисовна (Гинеколог-эндокринолог. Высшая квалификационная категория.) Пономарева Наталья Владимировна (Гастроэнтеролог, детский гастроэнтеролог) Попова Милана Олеговна (Профпатолог) Попова Милана Олеговна (Профпатолог) Прозорова Лариса Евгеньевна (Гинеколог) Радаева Оксана Викторовна (Заведующая отделением. Кардиолог. Гастроэнтеролог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Радаева Оксана Викторовна (Заведующая отделением. Кардиолог. Гастроэнтеролог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Решетникова Ольга Александровна (Педиатр) Решетникова Ольга Александровна (Педиатр) Решетникова Ольга Александровна (Педиатр) Рублев Сергей Георгиевич (Врач ультразвуковой диагностики) Сапегина Ольга Дмитриевна (Врач функциональной диагностики) Семенова Ольга Геннадьевна (Гинеколог-эндокринолог, акушер-гинеколог.) Сивенцева Рамзалия ( ) Симагина Наталья Валерьевна (Эндокринолог) Симагина Наталья Валерьевна (Детский эндокринолог) Скорнякова Ольга Геннадьевна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Скорнякова Ольга Геннадьевна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Скорнякова Ольга Геннадьевна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Снигирева Наталья Николаевна (Ревматолог-кардиолог. Высшая квалификационная категория. ) Снигирева Наталья Николаевна (Ревматолог-кардиолог. Высшая квалификационная категория. ) Снигирева Наталья Николаевна (Ревматолог-кардиолог. Высшая квалификационная категория. ) Соловьева Александра Николаевна (Терапевт) Сохина Алевтина Михайловна (Пульмонолог) Старостин Сергей Вячеславович (Терапевт, гастроэнтеролог, врач функциональной диагностики. ) Старостин Сергей Вячеславович (Терапевт, гастроэнтеролог, врач функциональной диагностики. ) Сташкова Лариса Ивановна (Офтальмолог) Сташкова Лариса Ивановна (Офтальмолог) Стрелкова Диана Михайловна (Оториноларинголог) Сунцов Андрей Евгеньевич (Психиатр-нарколог.) Сунцов Андрей Евгеньевич (Психиатр-нарколог.) Сухолита Леонид Григорьевич (Специалист ультразвуковой диагностики.) Сухолита Леонид Григорьевич (Специалист ультразвуковой диагностики.) Сухолита Леонид Григорьевич (Специалист ультразвуковой диагностики.) Сухолита Леонид Григорьевич (Специалист ультразвуковой диагностики.) Сухолита Леонид Григорьевич (Специалист ультразвуковой диагностики.) Тарасов Сергей Вениаминович (Специалист УЗД) Татаркина Екатерина Дмитриевна (Терапевт) Тесля Алёна Александровна (Терапевт) Тихонова Галина Николаевна (Детский хирург) Третьяков Евгений Васильевич (Эндоскопист. Кандидат медицинских наук.) Третьяков Евгений Васильевич (Эндоскопист. Кандидат медицинских наук.) Третьякова Людмила Викторовна (Оториноларинголог) Тройникова Юлия Анатольевна (Врач функциональной диагностики. Высшая квалификационная категория.) Тройникова Юлия Анатольевна (Врач функциональной диагностики. Высшая квалификационная категория.) Усманова Татьяна Ивановна (Дерматовенеролог) Файзрахманова Адель Альбертовна (Терапевт) Файзуллина Алина Айратовна (Терапевт) Федоров Руслан Владиславович (Оториноларинголог) Федоров Руслан Владиславович (Оториноларинголог) Федоров Руслан Владиславович (Оториноларинголог) Филатова Светлана Владимировна (Невролог. ) Филатова Светлана Владимировна (Невролог. ) Филиппова Елена Сергеевна (Акушер-гинеколог) Хасанова Алия Ильшатовна (Педиатр) Хасанова Алия Ильшатовна (Педиатр) Хасанова Алия Ильшатовна (Педиатр) Хузина Ильнара Аликова (Терапевт) Хузина Ильнара Аликова (Терапевт) Черепанова Надежда Николаевна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики. ) Черепанова Надежда Николаевна (Гинеколог. Специалист ультразвуковой диагностики.) Чернова Ирина Михайловна (Пульмонолог) Чухланцева Наталья Демьяновна (Гастроэнтеролог.) Чухланцева Наталья Демьяновна (Гастроэнтеролог.) Шадрина Ольга Александровна (Специалист УЗД) Шайдуллин Азат Ахатович (Онколог, онколог-маммолог) Шайдуллин Азат Ахатович (Онколог, онколог-маммолог) Шаймуллина Розалия Рустамовна (Терапевт, кардиолог.) Шамшурина Евгения Николаевна (Врач ультразвуковой диагностики) Шарипов Наиль Ильдусович (Ангиохирург-флеболог. Сердечно-сосудистый хирург.) Шмакова Марина Линаровна (Врач ультразвуковой диагностики. Высшая квалификационная категория.) Шмыкова Елена Михайловна (Дерматовенеролог. Трихолог) Шмыкова Елена Михайловна (Дерматовенеролог. Трихолог) Шмыкова Елена Михайловна (Дерматовенеролог. Трихолог) Шокуев Эльдар Мухамедович (Детский уролог-андролог) Щус Николай Иванович (Врач ультразвуковой диагностики.) Щус Николай Иванович (Врач ультразвуковой диагностики.) Щус Николай Иванович (Врач ультразвуковой диагностики.)

Контактный телефон * :

  • Любой медицинский центр
  • Ижевск, ул. Весенняя 6
  • Ижевск, ул. Зои Космодемьянской, 15
  • Ижевск, ул. Петрова 33 Б
  • Ижевск, ул. 30 лет Победы, 43
  • Ижевск, ул. Кунгурцева, 6
  • Ижевск, ул. Ленина, 146
  • Ижевск, ул. Красноармейская, 86а
  • Ижевск, ул. Пушкинская, 254
  • Сарапул, ул. Дубровская, 61
  • Воткинск, ул. 1 Мая, 74
  • Можга, ул. Наговицына, 162
  • Глазов, ул. Комсомольская,16
  • Глазов, ул. Парковая 36
  • Якшур-Бодья, ул. Пушиной, д.109
  • Малая Пурга, площадь Победы, 2
  • Ува, ул. Пушкина, 36
  • Игра, мкр. Нефтяников, дом 1
  • Камбарка, ул. Советская, 23
  • Яр, Школьная, 10
  • Чайковский, приморский бульвар, 51

Записаться на прием

Мы сами перезвоним вам в течение 1 рабочего часа, ответим на вопросы или запишем на приём.

Телеканал МИР | Ты здесь чужой: почему люди с синдромом Капгра не узнают близких и самих себя

Рассказываем о редком и необычном психическом расстройстве – синдроме Капгра, или «иллюзии двойников».

Представьте, что однажды утром вы проснулись и перестали узнавать своих близких. Обстановка кажется вам незнакомой, а члены семьи – совершенно посторонними людьми, которые к тому же хотят вам навредить. Звучит безумно и пугающе, но в мире есть люди, которые испытывают такие эмоции каждый день. Некоторые же, напротив, внезапно начинают узнавать в незнакомцах друзей и родственников, а кто-то даже верит в существование собственного двойника. Всех этих несчастных объединяет одно – они страдают синдромом Капгра. О том, что представляет собой это редкое расстройство и можно ли его вылечить, читайте в материале «МИР 24».

Стать жертвой психического недуга может абсолютно любой, даже самый здоровый человек. Тема душевных болезней давно стала источником вдохновения для писателей и кинематографистов. Так, главная героиня сериала «Опасное заблуждение» Алина Кузнецова живет обычной жизнью, пока не попадает в страшную аварию. Очнувшись в больнице, девушка обнаруживает, что ничего не помнит и, самое страшное – не узнает собственного мужа и детей. Еще одной проблемой становится работа Алины: до аварии она занималась разработкой вакцины против редкого смертоносного вируса. Перед самой трагедией девушке удалось вывести формулу лекарства, но она улетучилась из ее головы вместе с остальными воспоминаниями о прошлой жизни. Не доверяя врачам, Алина начинает собственное расследование.

Удастся ли героине по крупицам восстановить картину событий? Чтобы узнать, смотрите сериал «Опасное заблуждение» в субботу, 12 октября, в 22.15 на телеканале «МИР».

Бред Капгра, синдром неузнавания, бред ложного узнавания – у этой болезни много имен. Впервые необычное расстройство в 1923 году описал французский психиатр Жозеф Капгра. Он назвал заболевание «иллюзией двойников». Вот как выглядит типичное описание симптомов этой болезни: «Миссис Д., 74-летняя замужняя домохозяйка… верила, что ее муж заменен посторонним мужчиной. Она отказалась спать с самозванцем, запирала спальню, попросила у сына пистолет и вступила в борьбу с полицейскими, пришедшими ее госпитализировать. Иногда она верила, что ее муж был ее давно умершим отцом. Остальных членов семьи она легко узнавала». Случай женщины, описанный психиатрами Пассором и Варноком, наглядно свидетельствует о наличии синдрома Капгра.

Интересно, что в данном примере мы видим у пациентки выборочное узнавание. Однако часто больные этим недугом не могут узнать никого из близких: им кажется, будто их подменили двойниками. Известен даже случай, когда пациент считал самозванцем собственного кота. Более того, мужчина утверждал, что кот-двойник находится в заговоре с ФБР и ведет за ним слежку. Другой известный случай: пожилой француз несколько дней жаловался на то, что в его доме находится посторонний. По его словам, незваный гость прятался в зеркале и был как две капли похож на него самого.

Помимо симптомов отрицательного двойника выделяют еще одну разновидность синдрома Капгра – так называемый симптом положительного двойника. Его диагностируют у пациентов, которые начинают узнавать в посторонних людях своих знакомых или членов семьи.

Также сюда относится синдром Фреголи, названный в честь известного итальянского комика, известного своим умением мгновенно менять внешность прямо во время представления. Человек с синдромом Фреголи страдает манией преследования. Он убежден, что за ним неотступно следует кто-то из его знакомых, постоянно меняющий внешность до неузнаваемости. Воображаемый преследователь может представать в обличии мужчины, женщины, ребенка и даже животного или неодушевленного предмета. 

Синдром Капгра встречается довольно редко. Чаще всего симптомы проявляются после 30 лет. Хотя известны случаи, когда болезнь поражала людей и в более юном возрасте. Так, однажды к психиатрам попала 15-летняя девушка, утверждавшая, что отец и брат пытались подсыпать ей в еду наркотики. Когда мать девушки пришла навестить ее в клинике, та объявила ее самозванкой. А вот одного из санитаров несчастная вдруг приняла за своего отца, заявив, что он хочет причинить ей увечья.

Причины возникновения этой болезни до сих пор до конца не изучены. Синдром Капгра диагностировался как у людей, перенесших тяжелые травмы головы, так и у больных другими расстройствами (например, шизофренией). Наиболее популярная гипотеза гласит, что болезнь все же связана с физиологической патологией. 

Дело в том, что зрительная информация, которую мы получаем, первым делом поступает в веретенообразную извилину (фузиформу). Именно там происходит различение объектов, включая лица людей. После обработки эти данные из веретенообразной извилины поступают в миндалевидное тело, которое отвечает за эмоциональную проверку объектов и вырабатывает соответствующую эмоциональную реакцию. Фузиформа и миндалевидное тело связаны между собой волокнами, и если эти волокна повреждаются, у человека нарушается связь между тем, что он видит, и тем, что он чувствует. Попросту говоря, больные синдромом Капгра могут испытывать те же эмоции, что и обычные люди, но поскольку связь между зрительным восприятием и чувствами разорвана, близкие перестают вызывать у них какой бы то ни было эмоциональный отклик. Представьте себе, что вы видите свою мать, супруга или ребенка, но ничего к ним не испытываете, или вдруг перестали отождествлять себя со своим отражением. Неудивительно, что на этом фоне многим в голову приходит мысль о подмене.

В силу того, что синдром Капгра часто ведет себя по-разному, его не так просто диагностировать. Многие врачи определяют его как шизофрению. Почему так происходит, объясняет врач-психиатр, генеральный директор Научного центра персонализированной психиатрии Надежда Соловьева.

«Есть разные психиатрические школы, и представления психиатров в разных школах схожи в отношении определенных самых тяжелых расстройств, но по многим пограничным состояниям мнения могут быть различными. И для того чтобы не было совсем уж серьезных расхождений у специалистов и дискриминации пациентов, существует международная классификация. Она меняется каждое десятилетие. Сейчас действует классификация 10-го пересмотра, с 2022-го года обязательной к исполнению будет уже принятая Всемирной организацией здравоохранения классификация 11-го пересмотра. И в зависимости от того, какой классификацией мы сегодня пользуемся, понятие «шизофрения» может отличаться, причем кардинально», – объясняет Надежда Соловьева.

В международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10) синдром Капгра не выделен в отдельную категорию, отмечает врач. Отдельный шифр этому заболеванию будет присвоен лишь в 2022 году.

«На сегодняшний день ставят, как правило, хроническое бредовое расстройство, поскольку в действующей классификации есть такой шифр. В любом случае, это круг расстройств шизофренического спектра, если не сама шизофрения», – говорит Соловьева.

В ее психиатрической практике также встречались пациенты с синдромом Капгра. Врач отметила, что данное расстройство, к счастью, далеко не всегда требует лечения в стационаре. 

«Если мы говорим про синдром Капгра, то в рамках амбулаторной практики это заболевание встречается чаще, чем в рамках стационарной. К примеру, синдром Котара (заболевание, при котором человек считает себя мертвым – прим. ред.) – это очень тяжелое бредовое расстройство, и это как раз стационарный случай. Такие случаи, слава богу, встречаются не так часто, потому что есть препараты, которые не позволяют довести человека до такого состояния», – рассказывает врач.

Она утешает: несмотря на тяжесть заболевания, синдром Капгра поддается лечению. Как правило, пациенту с таким расстройством врачи назначают антидепрессанты и нейролептики, которые помогают привести состояние в норму.

«Любой бред мы можем подвергнуть обратному развитию, если будет подобран препарат и если это не резистентное состояние, – подчеркивает психиатр. – Это когда человек в силу особенностей рецепторов его головного мозга не чувствителен к действию препаратов. Таких случаев не так много, но они бывают. Это тяжело. А в основном люди очень хорошо отвечают на лекарства. Здесь главное – не «залечить» пациента до такой степени, что будут уже побочные действия препаратов, и, пролечив бред, мы получаем еще какие-то дополнительные заболевания».

Примечательно и то, что в отличие от людей, страдающих, скажем, тревожным расстройством или различными видами фобий, которые чаще всего сознают иллюзорность своих страхов и навязчивых мыслей, больной с синдромом Капгра всерьез верит в то, что его родных или его самого подменили двойниками.

«Тем не менее, в отличие от шизофрении, считается, что при лечении синдрома Капгра можно параллельно с применением нейролептиков заниматься когнитивной психотерапией, то есть работать с представлениями пациента. Что, например, бессмысленно при чисто шизофреническом процессе. Если это шизофренический бред, там психотерапевтическая работа выстраивается иначе, не с целью разубедить человека», – поясняет Надежда Соловьева. 

Таким образом, синдром Капгра имеет как некоторое сходство с другими психическими недугами, так и существенные отличия. В любом случае помните главное: если вы заметили у кого-то из ваших родственников или знакомых симптомы, схожие с описанными в этой статье, обязательно проследите, чтобы этому человеку была оказана квалифицированная медицинская помощь. Убедить его в том, что он болен, может быть очень сложно, но участие психиатра в такой ситуации просто необходимо. Не забывайте: без должного лечения любое психическое расстройство может иметь плачевные последствия.

Екатерина Соловьева

Бред шизофренический — это… Что такое Бред шизофренический?

Бред шизофренический
стадии по Конраду (Conrad K., 1958) – характеризуют динамику бредообразования при острой шизофрении. Начальная стадия – трема – соответствует картине бредового настроения; ее основные признаки – тревожность, растерянность. Вслед за ней наступает стадия апофении, то есть собственно бредовая. Апофения соответствует понятиям «бредовое представление» и «бредовое восприятие». Происходит измененное осознание окружающего. Для апофении характерна эгоцентрическая, солиптическая позиция больного. Измененное ненормальное переживание окружающего (анастрофа) проявляется в том, что все происходящее вокруг ставится больным в связь с его личностью (ср.: феномен присвоения). Апофения сменяется либо апокалиптической стадией, либо «консолидацией», либо «резидуальным дефектом». Апокалиптическая стадия проявляется распадом цельного восприятия больным окружающего, все вокруг воспринимается им в соответствии с каким-то особым смыслом, значением окружающих предметов. Апокалиптика соответствует переживаниям больного при острой кататонии.

Толковый словарь психиатрических терминов. В. М. Блейхер, И. В. Крук. 1995.

  • Бред
  • Бреда инкапсуляция

Смотреть что такое «Бред шизофренический» в других словарях:

  • Шизофренический психоз, параноидный тип — Форма шизофрении, при которой в клинической картине доминируют относительно устойчивые бредовые идеи, сопровождающиеся галлюцинациями. Обычно наблюдается бред преследования, но могут иметь место и другие формы бреда (например, бред ревности,… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Шизофренический Дефект — (от греч. schizo раскалываю + phren сердце, душа, ум) необратимые изменения личности шизофреника, характеризующиеся диссоциацией мышления и аффектов. При этом наблюдается снижение уровня потребностей, равнодушие, неспособность вступать в… …   Психологический словарь

  • Шизофренический психоз, гебефренический тип — Форма шизофрении, наиболее характерной особенностью которой являются аффективные изменения. Бред и галлюцинации преходящи и фрагментарны, поведение нелепо и непредсказуемо, обычно вычурно. Настроение изменчивое и неадекватное, сопровождаемое… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Шизофренический психоз, простой тип — Психоз, при котором имеет место постепенное развитие странностей в поведении, неспособности удовлетворять требованиям общества и снижение всех видов деятельности. Бред и галлюцинации появляются не всегда и психотическое состояние не столь… …   Большая психологическая энциклопедия

  • шизофренический дефект — Этимология. Происходит от греч. schizo раскалываю + phren сердце, душа, ум. Категория. Необратимые изменения личности шизофреника, характеризующиеся диссоциацией мышления и аффектов. Специфика. При этом наблюдается снижение уровня потребностей,… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Бред — (лат. delirium, нем. Wahn). Расстройство мышления. Совокупность болезненных представлений, рассуждений и выводов, овладевающих сознанием больного, искаженно отражающих действительность и не поддающихся коррекции извне. По А.В. Снежневскому (1983) …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Острый бред — Термин используется для обозначения острого психотического эпизода, который, как полагали раньше, наблюдается у психопатических личностей. Первоначально описание клинической картины включало пять ключевых характеристик: внезапное острое начало,… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Анастрофа — (греч. anastrophe – перевертывание, ниспровержение). См. Бред шизофренический, стадии по Конраду …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Апокалипсис — См. Бред шизофренический, стадии по Конраду …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Апофения — (греч. apophaino – высказывать суждение). См. Бред шизофренический, стадии по Конраду …   Толковый словарь психиатрических терминов

Новая сказка Ренаты

В наши дни никто не удивляется, когда звезды шоу-бизнеса выходят за рамки своей непосредственной профессиональной деятельности. Певцы начинают писать книжки, телеведущие – учить граждан торговать ценными бумагами, музыкальные критики берут в руки инструменты и микрофоны… Но бывает и так, что один человек находится в стадии перманентного перевоплощения. И ярчайший тому пример – эпатажная и неординарная Рената Литвинова. Эта удивительная женщина уже успела попробовать себя в качестве сценариста, актрисы, режиссера, продюсера, дизайнера, фотомодели, и похоже, что на этом она не собирается останавливаться. Свое имя любимица столичной богемы зарегистрировала как товарный знак. Теперь латинскими буквами R и L белого цвета на черном фоне и подписью «Рената Литвинова» кириллицей и латиницей могут быть маркированы пищевая продукция, медицинские средства, украшения, текстильные изделия, канцелярские принадлежности, мебель, алкогольные напитки (за исключением пива), образовательные услуги и т.д. Широта интересов, откровенность высказываемых мыслей и, конечно, таинственная женская красота – вот главные козыри Ренаты Литвиновой, о которой мы с огромным уважением и поговорим накануне премьеры ее нового фильма ПОСЛЕДНЯЯ СКАЗКА РИТЫ.

Изначально материал был опубликован в электронной рассылке «БК» № 40 (453) за 12.10.2012.

Она с одинаковой аккуратностью и исключительной серьезностью относится к тому, что говорит и во что одета. Ее не назовешь беззащитной, но очевидно, что многим хочется ее опекать. Она старается делать то, что хочет, и такая возможность для человека ее мировоззрения – лучший подарок судьбы. Родившуюся в семье врачей и названную в честь дяди Ренату с самого раннего детства приучали к кино. Мама водила дочь на вечерние сеансы, а чтобы той не было скучно на взрослых фильмах, покупала ей яблоки. Флюиды киномании оказались заразительны, и короткое время спустя кинопросмотры стали излюбленным занятием девочки.

«Я помню, как разбила молотком кассету с одним скандальным фильмом, настолько он мне показался омерзительным. Короче, я слишком неравнодушна к кино. Чересчур. Можно было и не колотить молотком».

В детстве Литвинова много читала, причем все подряд. Ну а больше всего любила Гоголя и мамину «Большую медицинскую энциклопедию».

«Помню, между страниц там были вложены гибкие грампластинки как учебное пособие, например, «Шизофренический бред»… Вот все это я обожала изучать».

Будучи десятиклассницей, Рената решила, что поступать надо во ВГИК на сценарный факультет. Во-первых, институт находился недалеко от дома, а во-вторых, уже в школе девушка начала писать. Сдача экзаменов прошла без каких-либо трудностей, и Литвинову зачислили на курс Исая Константиновича Кузнецова.

«Рената была красавица, – вспоминал Кузнецов. – Меня сразу поразила ее жестикуляция. Поначалу все ее манеры  кажутся ненастоящими, но потом понимаешь, что для нее это естественный способ держаться».

Оригинальность студентки проявлялась и в бескомпромиссных и резких суждениях в адрес сокурсников, и в дипломной работе, которая называлась «Принципиальный и жалостливый взгляд Али К.». Однако защита прошла не столь гладко, и диплом пришлось дорабатывать. Зато повезло с последующей стажировкой в творческом объединении Сергея Соловьева «Круг», где появились ее первые сценарии «Нелюбовь» и «Трактористы 2», которые почти сразу же были запущены в работу. Одновременно с этим начала проявляться и богемная сущность Литвиновой. Ею стали интересоваться журналисты, а глянцевые издания напечатали первые статьи, посвященные новому таланту. Именно тогда Рената надела свою знаменитую маску Марлен Дитрих как своеобразную защиту индивидуальности.

Немного заскучав на сценарной стезе, девушка занялась литературой и написала повесть «Третий путь», с которой известный клипмейкер Юрий Грымов начал свою карьеру в большом кино. Правда, разбавление эмоционального женского взгляда на вещи холодным мужским интеллектом существенно изменило оригинальное произведение. Получившийся в итоге фильм МУЖСКИЕ ОТКРОВЕНИЯ довольно быстро забыли, а вот про Литвинову стали говорить еще чаще.

Ее дипломной работой заинтересовалась Кира Муратова, пригласившая девушку на пробы. После нескольких неудач подходящая роль была найдена, и УВЛЕЧЕНЬЯ (1994) стали ее актерским дебютом.

«Я никогда не чувствовала в себе актерских талантов. Более того, свое лицо я считала нефотогеничным. Я всегда отказывалась, когда меня звали сниматься. А отказать самой Кире – это было невозможно».

По окончании съемок новоиспеченная актриса написала для Муратовой несколько криминальных новелл, после которых у автора даже стали подозревать маниакальные наклонности. Использовав еще несколько произведений других писателей, режиссер сняла картину ТРИ ИСТОРИИ, где для Литвиновой тоже нашлась роль. Но все это выглядело как завоевание плацдармов, а был необходим прорыв. Им стала повесть «Обладать и принадлежать», которая легла в основу картины Валерия Тодоровского СТРАНА ГЛУХИХ (1998). К фильму приклеился ярлык «базис возрождающегося национального кинематографа», а его авторы прочно осели на государственных телеканалах.

Побывав в роли комментатора на телепроекте Леонида Парфенова о современной истории и снявшись в нескольких рекламных роликах, Рената получила приглашение сыграть медсестру в сериале Александра Митты «Граница. Таежный роман», в 2002 году удостоенном Государственной премии РФ. Тогда же вышла картина НЕБО. САМОЛЕТ. ДЕВУШКА, своеобразный римейк ставшего классикой советского фильма ЕЩЕ РАЗ ПРО ЛЮБОВЬ (1967) с Татьяной Дорониной в главной роли. Литвинова была актрисой, сценаристом и продюсером дебютной ленты режиссера Веры Сторожевой. После таких подвигов культовый статус кинодивы сомнению уже не подлежал, а последующие фильмы – БОГИНЯ. КАК Я ПОЛЮБИЛА, МНЕ НЕ БОЛЬНО, ЖЕСТОКОСТЬ, GENERATION П – лишь закрепляли его. Хотя сама Литвинова не всегда была в восторге от своей славы.

«Мне нужно какое-то время, чтобы я принадлежала сама себе. Превращаться в популярную актрису мне не хочется. И моя профессия, и я сама предполагают какой-то момент уединения. Уединения с людьми, которых я люблю, на которых у меня ввиду занятости физически не хватает времени».

18 октября в прокат выйдет новая работа Ренаты Литвиновой ПОСЛЕДНЯЯ СКАЗКА РИТЫ, о которой она говорит следующее: «Этот фильм забрал два года жизни. Снят он был принципиально независимым ни от каких продюсеров, на свои деньги. Изначальный сценарий переписывался в процессе и под актеров, и под бюджет, и я признаю, что рамки иногда даже полезны для творчества. Но при условии абсолютной творческой свободы, которой я обладала. Моя роль – это некое мифологическое существо в современных условиях, которое именно подделывается под человека: пытается общаться, выпивать в компаниях, но главная ее задача – собирать красивые души и сопровождать их в последний путь. По жанру это сказка в условиях сегодняшнего города, но для меня это быль – я в такие «расклады» абсолютно верю. За всеми есть досмотр в высшем смысле – если смерть уважает человека, она его всегда предупреждает заранее».

Вот такой авторский взгляд на одну из загадок бытия. После него волей-неволей хочется понять, о чем же еще думает столь экзальтированная и утонченная женщина. Приведем некоторые цитаты.

О женщинах

«Они, как перламутр, переливаются всеми гранями. Женщина должна будоражить мужчину, создавать ему интересное времяпрепровождение, украшать жизнь. Но ей нужно обязательно делать свою жизнь, отдельную от семейной, заниматься собственной карьерой. У нее должно быть что-то свое, иначе мужчине с ней скучно».

О любимом времени года

«Мне нравится осень, когда непременно идет дождь, стоят мокрые голые статуи и к ним непременно прилипают черные листья, и на не вымощенной земле, обычной, натуральной, лежат уже темно-желтые листья и прикрывают грязь».

О себе

«Смотрела недавно на свои фотографии и думала: «Надо же! Как я красиво старею!»

О выходных

«Я не люблю выходные. Только настроишься посидеть возле камина с чашечкой кофе в кресле-качалке… И тут – бац! Выясняется, что у тебя нет ни камина, ни кофе, ни кресла-качалки».

О любви и влюбленности

«Влюбленность – это потрясающе, ты можешь испытывать ее бесконечно много раз. А любовь – нет. Иногда она совсем далека от чувственности, совсем-совсем. Это какой-то удар ножом в сердце и вечная боль. Ты ходишь с ножом в сердце годы, и это называется любовью. А как его вынешь? Он же не вынимается, этот нож, воткнутый в сердце. Пока сам не растворится. Но даже и тогда металл останется, не забудется. Любовь – это большие-большие раны».

О смысле жизни

«Вот если говорить о смысле жизни, который, кстати, каждый назначает себе сам, то, на мой взгляд, тут все очень просто: надо найти того, кого ты сможешь полюбить по-настоящему и кому сможешь отдать всего себя. Я убеждена: без любви человек никто. Ну пусть она не взаимна. Пусть! Конечно, это больно. Кто сказал, что любовь – это только удовольствие? Конечно, в ней есть моменты эйфории, блаженства, но одновременно это боль, которая с тобой всегда. Зато тебе дано увидеть что-то. Невозможно это расшифровать. Нет у меня первой, второй, третьей любви. Мне кажется, она может быть единственной, невозможно любить много раз».

Рената Литвинова сделала себя сама. Если бы она жила в Америке, то могла бы стать Мадонной. Если бы в России было сильное феминистское движение, Литвинова стала бы его символом. Ну а пока она сценарист, актриса, режиссер, продюсер, дизайнер, фотомодель и, что самое важное, уникальная талантливая женщина и заботливая мать.

При подготовке текста были использованы материалы,
опубликованные на сайтах

www.interfax.ru, www.paparazzi.ru,
http://showtime.delfi.lv, www.inpearls.ru,
www.uznayvse.ru, http://litvinovarenata.livejournal.com/


07.12.2012 Автор: Семен Брожитов

Читать «Шизофрения: клиника и механизмы шизофренического бреда» — Каменева Елена Николаевна — Страница 40

Говоря о вариантах основных бредовых синдромов, следует коснуться хотя бы вкратце также и некоторых видов бреда, нередких, как в качестве добавочных проявлений в основных бредовых синдромах, описанных выше, так и в виде самостоятельных синдромов. Это паранояльные синдромы — бред кверулянства и изобретательства.

Сущностью синдрома кверулянства является не столько бред как таковой, т. е. неправильное суждение, сколько вторичное неправильное поведение у больного с сверхценной идеей. И в том и в другом синдроме (кверулянства и изобретательства) мы чаще всего имеем сверхценные идеи, развивающиеся иногда на основе бреда, например кверулянство как борьба с преследованием, или в целях реализации бреда у личностей с своеобразным преморбидным складом, близко стоящим к сильному неуравновешенному типу высшей нервной деятельности. Эти аффективно насыщенные сверхценные идеи, к которым склонны стенические настойчивые личности, с чертами фанатизма, благодаря процессу и дефекту, обусловленному им, принимают особо прочный, окаменелый характер, не поддаваясь никакой коррекции. У некоторых больных бред изобретательства бывает процессуально обусловлен, о чем указывалось в главе о парафренических синдромах.

В предыдущих главах уже были высказаны предположения о генезе бреда величия в рамках параноидной формы шизофрении, как расстройства, выступающего большей частью в более поздних стадиях процесса или при более глубоком поражении. В виде отдельных высказываний бред величия может встречаться при кататонической форме шизофрении, а также при гебефренической; в этой последней он иногда вследствие своей нелепости дает повод к ошибочному диагностированию прогрессивного паралича. Выступая при гебефренической форме на фоне эмоционального уплощения, иногда и эйфории, он действительно представляет сходство с паралитическим и, может быть, не только по своим психопатологическим особенностям, но и по механизмам, являясь выражением фабулирования, концентрирующегося вокруг собственной личности.

Приведем одно наблюдение такого рода.

Больной Н., 21 года. Сообщает, что он только что вернулся с Дальнего Востока, куда был направлен на завод «для поднятия рабочего уровня»; он вывел завод из «аварийного положения», зарабатывал много, не знал, куда девать деньги, у него текущий счет в банке. «Получил орден Ленина, выбран депутатом в Верховный Совет». Теперь ему дали отдых, как крупному лицу, он приехал в Москву «по важным делишкам». Он крупный общественный деятель. В Москве для него устроили «бесшумные трамваи», его чествовали, устроили ему товарищескую встречу, отдавали ему честь; в предыдущие дни ему пришлось «кое в чем принять участие», но это не подлежит оглашению. Он лежал в госпитале, там было к нему особое внимание, его лечили лучшие врачи. На улице слышал лестные замечания на свой счет. Больной несколько манерен, дурашливо смеется, склонен к резонерству, но речь связная. Других бредовых идей не высказывает, определенной бредовой системы нет. По словам матери, по характеру раньше был замкнут, но особых странностей не обнаруживал, несколько месяцев тому назад привезен домой из Красной Армии; лежал в госпитале; дома высказывал нелепые идеи величия, смеялся, целые дни сидел дома и слушал патефон. Соматически и неврологически без отклонений от нормы. Ликвор и кровь без изменений. После проведенной инсулинотерапии параноидный синдром хотя и побледнел, но критики больной не обнаруживает.

Бреду самообвинения в рамках шизофрении была посвящена нами специальная работа[50]. Этот бред не может быть причислен к основным формам шизофренического бреда и выступает в депрессивно-параноидном синдроме на фоне пониженного настроения, большей частью в сочетании с бредом отношения и преследования. Бред самообвинения имеет предпосылкой глубокое процессуально обусловленное торможение инстинкта самосохранения и сопровождается тенденцией к самоубийству, что необходимо всегда иметь в виду.

В противоположность бреду величия, развертывающемуся большей частью в поздних стадиях выраженного процесса, бред самообвинения появляется в рудиментарной форме часто в самых начальных стадиях заболевания, а также при благоприятно текущих ее формах в виде смутного неоформленного переживания какой-то собственной виновности перед людьми. По мере прогрессирования процесса и нарастания новых психопатологических явлений бред самообвинения обычно исчезает или заменяется другими формами бреда. Мы редко встречаем его в развернутых стадиях шизофренических параноидов с систематизированным бредом. Однако у некоторых больных можно наблюдать также особо стойкую фиксацию его и резистентность при проведении всякой терапии.

Глава одиннадцатая

Бред при шизофрении и бред иного происхождения, их общность и отличия

Как уже было сказано, симптом бреда, взятый в отрыве от клинической картины в целом, не имеет абсолютного диагностического значения и не говорит бесспорно за шизофрению. Он указывает только на болезненный процесс вообще или на патологическое состояние головного мозга, чаще всего токсически обусловленное. Бред почти идентичный или даже полностью идентичный по своей структуре с шизофреническим встречается при различных других заболеваниях: при эпилепсии, эпидемическом энцефалите, прогрессивном параличе, особенно леченном малярией, сифилисе головного мозга, артериосклерозе с добавочной интоксикацией соматогенного происхождения, при алкогольных и других интоксикационных психозах. Укажем на его общие в этих случаях черты с таковыми при шизофрении, преимущественное преобладание тех или других его форм, а также дифференциально-диагностические отличия.

Наименее патогномоничными для шизофрении являются бред ревности, встречающийся при различных органических заболеваниях (он иногда с трудом отличим от сверхценной идеи), и острый бред преследования, встречающийся и при интоксикационных психозах алкогольного, кокаинового и другого происхождения.

Медленно развивающийся по типу хронического бреда Маньяна систематизированный бред преследования в сочетании с бредом отношения типичен для шизофрении. Наиболее патогномоничным для шизофрении является бред воздействия, касающийся не соматической сферы больных (бред физического воздействия), а интимных субъективных переживаний больного, именно процессов его мышления и волевой сферы — внедрение чужих мыслей, угадывание мыслей больного, захват его воли и пр., отображающий таким образом нарушение цельности личности, типичное для шизофрении.

Типичным для шизофрении является также бред значения, восприятие окружающего в ином значении (и бредовое восприятие вообще) — иносказательное понимание слов, жестов, движений и пр. Что касается бреда физического воздействия с сопутствующими патологическими телесными ощущениями — воздействие аппаратами, токами, жжение лучами, то он встречается не так уж редко при эпилепсии в неглубоких сумеречных состояниях, при некоторых органических заболеваниях головного мозга (например, сифилисе головного мозга), а также иногда при алкогольных психозах в течение короткого времени на высоте остроты состояния.

Ипохондрический бред с идеями наличия живого существа в теле или другими мы наблюдали также при эпилепсии и эпидемическом энцефалите. При последнем различные бредовые идеи — отношения, воздействия, особенно ипохондрические, — не являются редкостью. Так, один больной эпидемическим энцефалитом утверждал, что в теле у него находится солитер, который вызывает боль в животе, шевелится, мешает половым сношениям. Этому же больному казалось, что люди читают его мысли, следят за ним, «провожают злыми глазами», подкладывают ему особую пищу, чтобы выгнать солитера. В личности больного отмечались изменения, типичные для эпидемического энцефалита. Нередки также при эпидемическом энцефалите у малокультурных больных идеи колдовства, порчи с трактовкой за счет порчи своего заболевания. В отличие от шизофрении, бред при эпидемическом энцефалите проще, конкретнее, в личности отмечаются черты, характерные для этого заболевания: при полной доступности настойчивое желание лечиться от своей болезни, вязкость, «приставучесть». При эпилепсии бред, в основном характеризующийся по сравнению с шизофреническим также большей простотой и конкретностью, чаще наблюдается в состояниях легкого изменения сознания — неглубокие сумеречные (особые) состояния.

Бред при шизофрении. Шизофреническое бредообразование.

Варнский медицинский институт, Болгария

1. Бред при шизофрении – одно из весьма распространенных и в то же время одно из наименее понятных (в отношении механизмов его возникновения и протекания) явлений в психопатологии. Поэтому вполне объяснимо, что по его поводу создано множество теорий. Объем настоящей работы не позволяет нам рассмотреть подробно все подходы к теории шизофренического бредообразования. Мы коснемся только нескольких проблем, имеющих, по нашему мнению, основное значение.

Мы придерживаемся мнения, что бред является болезненным расстройством процесса мышления, независимо от того, связан ли он с нарушениями эмоций и восприятий. В результате бреда возникает логически неадекватное отражение действительности, которое не поддается коррекции ни рациональным, ни суггестивным путем. В западной же литературе распространено представление, по которому бред рассматривается как связанный с более низкими уровнями психической деятельности, – с сенсорным или даже “чувственным” восприятием и, – что особенно интересует нас в данном случае, – как феномен, не связанный с сознательной “душевной жизнью”.

Дефиниция бреда (в его “настоящем понимании”) дана К. Ясперсом [5] и предусматривает “независимость” бреда от познания. Если бред психологически объясним, Ясперс называет его “бредоподобной идеей” (“wahnhafte Idee”), но, по его мнению, это – уже другое, производное явление. Качеством “первичности” обладают, по Ясперсу, лишь необъяснимые идеи, – объяснимые являются вторичным продуктом. По нашему мнению, деление К. Ясперса можно принять, только оставаясь в рамках феноменологии. Нам кажется, что механизмы возникновения “вторичного” и “первичного” бреда одинаково необъяснимы чисто “психологическим путем”. Если согласиться с Ясперсом, то остается непонятным, почему галлюцинаторные голоса, которыми определяется содержание бредовых идей, отражают реальность не правильно, а в грубо искаженном виде. Возникает и вопрос: почему больной верит этим галлюцинациям вместо того, чтобы проявить к ним критическое отношение? Единство содержания вербальных галлюцинаций и бредовых идей свидетельствует об общности их механизмов, их генеза. Поскольку “голоса” выражают определенные мысли, можно оказать, что вербальные галлюцинации “объективируют” мысли больного, т. е. являются частью, формой его мыслительного процесса, “оторвавшегося” от контроля сознания и принявшего (в силу гипнотически-фазовых отношений?) яркость реального восприятия. Можно полагать, что таким же образом обстоит дело и при зрительных галлюцинациях, только последние находятся в сфере конкретно-образного мышления, которое сложным образом коррелирует с логическим. Из сказанного, однако, отнюдь не следует, что мы утверждаем первичность бредовых и вторичность галлюцинаторных явлений; наш тезис – это обусловленность и тех и других феноменов единым патологическим процессом в мозгу.

Подтверждение взгляда, по которому содержание бреда всегда является результатом первичного изменения процесса мышления (хотя при этом можно наблюдать изменения и других психических функций), мы видим и в том обстоятельстве, что далеко не всегда наблюдается единство содержания мышления, восприятий и эмоций, а также параллелизм их динамики. К. Ясперс и ряд других авторов указывают, что дистимия рождает бред виновности, бесперспективности и т. п., аффект страха – бред преследования и т. д., однако на фоне дистимии в течении шизофренического процесса может появиться бред величия, на основе маниакального состояния – бредовые идеи отношения и пр. Именно шизофреническая паратимия дает возможность увидеть независимость бреда от эмоциональных изменений.

Во взглядах других современных авторов прослеживается еще большая оторванность объяснений бреда от изменения мышления и от влияния реальной действительности. Так например, Г. Груле [4] определяет бред как “отношение (значение) без повода”, “непосредственное впечатление без повода” и “настроение без повода”. Что касается “интимных” механизмов бредообразования, Груле стоит на позициях фрейдизма и ищет их объяснение в “сублимированных” желаниях, заторможенных стремлениях и т. д. Нам кажется ненужным здесь отклоняться от темы, чтобы доказывать несостоятельность подобных психоаналитических концепций.

Хотя К. Шнайдер [6] и постулирует, что бред относится к расстройствам мышления, его определение бреда и вся его трактовка противоречат этому пониманию. Отвергая понятия “бредовая идея” и “бредовое представление”, он подменяет их терминами “бредовое восприятие (“Wahnwahrnehmung”) и “бредовое озарение” (Wahneinfall”). К. Шнайдер подчеркивает значение бредового восприятия, указывая, что оно невыводимо из реальной действительности – по его словам, оно является “посланцем другого мира”, “высшей действительностью”.

Независимо от методологических основ этих взглядов, о которых мы скажем дальше, надо подчеркнуть, что они неприемлемы и с практической точки зрения. Разница между двумя вводимыми Шнайдером формами описывается недостаточно четко. Так, по собственному признанию К. Шнайдера, “бредовое озарение” также часто связано с восприятием. Если больной увидел полицейского, который посмотрел на него “особенно”, и в связи с этим у него возникла мысль, что его арестуют – это будет “бредовое восприятие”. Однако, если полицейский прошел мимо, не смотря на больного, а у него все-таки возникла та же мысль – это будет уже “озарение”. Трудно признать такую разницу убедительной.

 

 

симптомы – предыдущая | следующая – мнения

Бессознательное. Природа. Функции. Методы исследования. Том II

консультация психолога детям, подросткам, взрослым

 

Делюзии при шизофрении — Информационный бюллетень: Организация по политике в отношении психических заболеваний

Отрывок из книги «Выживание шизофрении»

Выдержки из 5-го издания «Выжившей шизофрении» Э. Фуллера Торри (ISBN 0060842598; мягкая обложка, 14,95 долларов США). Все права защищены. Никакая часть этой книги не может быть использована или воспроизведена без письменного разрешения HarperCollins Publishers, 10 East 53rd Street, New York, NY 10022

.

Бред и галлюцинации, вероятно, являются наиболее известными симптомами шизофрении.Они драматичны, и поэтому на них обычно обращают внимание, когда шизофрения изображается в популярной литературе или фильмах. (Реакция на бредовые идеи является основной причиной насилия со стороны людей с шизофренией, которые не лечатся. То есть, если вы считаете, что кто-то пытается вас убить, вы можете сначала попытаться убить его. — Ред.)

И, безусловно, бред и галлюцинации являются очень важными и частыми симптомами этого заболевания. Однако следует помнить, что они не являются для него существенными; действительно, ни один симптом не является существенным для диагностики шизофрении.Многие больные шизофренией имеют сочетание других симптомов, таких как расстройство мышления, расстройства аффекта и расстройства поведения, у которых никогда не было бреда или галлюцинаций. Следует также помнить, что бред и галлюцинации обнаруживаются при заболеваниях головного мозга, отличных от шизофрении, поэтому их наличие не означает автоматически наличие шизофрении. . . .

Бред — это просто ложные идеи, в которые верит пациент, но не другие люди его/ее культуры, и которые не могут быть исправлены разумом.Обычно они основаны на каком-то сенсорном опыте, который человек неверно истолковывает. Это могут быть короткие помехи в радиоприемнике или мерцание экрана телевизора, которое человек интерпретирует как сигнал. Члены семьи часто задаются вопросом, откуда взялись бредовые идеи у пострадавшего.

Одной из простых форм бреда является убежденность в том, что случайные события, происходящие вокруг человека, напрямую связаны с ним или с ней. Если вы идете по улице, а человек на противоположном тротуаре кашляет, вы ничего об этом не думаете и можете даже сознательно не слышать кашель.Однако больной шизофренией не только слышит кашель, но может сразу же решить, что это должен быть какой-то сигнал, возможно, направленный кому-то еще на улице, чтобы предупредить его, что человек идет. Страдающий шизофренией знает, что это правда, с уверенностью, которую испытывают немногие. Если вы гуляете с таким человеком и пытаетесь урезонить его/ее от этих заблуждений, ваши усилия, вероятно, будут тщетными. Даже если вы перейдете улицу и в присутствии того же человека расспросите мужчину о его кашле, этот человек, вероятно, просто решит, что вы являетесь частью заговора.Рассуждать людям об их заблуждениях — все равно, что пытаться вычерпать океан ведром. . . .

Во многих случаях бред становится более сложным и комплексным. Вместо того, чтобы просто наблюдать за собой, человек убеждается, что им контролируют другие люди, им манипулируют или даже гипнотизируют. Такие люди постоянно ищут подтверждающие доказательства, подтверждающие их убеждения; Само собой разумеется, они всегда находят его среди множества визуальных и слуховых стимулов, воспринимаемых всеми нами каждый день.Хорошим примером этого была добрая пожилая ирландка, пациентка моего отделения. Она считала, что во сне ее подключили какие-то таинственные иностранные агенты и что по этим проводам можно контролировать ее мысли и действия. В частности, она указала на потолок как на место, откуда осуществлялся контроль. Однажды утром я был встревожен, зайдя в палату и обнаружив рабочих, устанавливающих новую систему пожарной сигнализации; провода свисали всех цветов и во все стороны. Дама посмотрела на меня, указала на потолок и только улыбнулась; ее заблуждения подтвердились навсегда!

Относительно распространены иллюзии того, что человек может быть проводным или радиоуправляемым.Часто именно ФБР или ЦРУ подозреваются в совершении этой схемы. В последние годы все большее число заблуждений связано с Интернетом. Один пациент был убежден, что радиоприемник был вшит в его череп, когда ему зашивали небольшую рану на голове, и он бесчисленное количество раз пытался подать в суд на ФБР. Другой человек, в свое время очень успешный директор школ, пришел к выводу, что ему в нос вживили радиоприемник. Он обошел десятки крупных медицинских центров, даже в Европе, в поисках хирурга, который бы его удалил.. . .

Друзья несчастных часто пытаются вывести их из заблуждения. Редко это удается. Вопросы о том, почему ФБР захочет контролировать их, ловко отметаются как не относящиеся к делу; важно то, что они есть, и человек испытывает ощущения (например, странные звуки), которые подтверждают этот факт. Выведение больного шизофренией из бреда затруднено из-за искаженных стимулов, которые он/она воспринимает, а также из-за того, что мыслительные процессы могут быть нелогичными или связанными.. . .

Иногда параноидальный бред может быть опасен. «В период паранойи я думал, что меня преследуют за мои убеждения, что мои враги активно пытались помешать моей деятельности, пытались навредить мне, а иногда даже убить меня». Параноик может попытаться нанести удар первым, когда угроза воспринимается как слишком близкая. . . .

Бред может быть многих других типов, кроме параноидальных; довольно распространены грандиозные заблуждения: «Я чувствовал, что обладаю властью определять погоду, которая отвечала моим внутренним настроениям, и даже управлять движением солнца по отношению к другим астрономическим телам.Это часто приводит к тому, что человек верит, что он или она — Иисус Христос, Дева Мария, президент или какое-то другое возвышенное или важное лицо. . . .

Относительно распространенное заблуждение состоит в том, что человек может контролировать разум других людей. Одна молодая женщина, которую я видел, провела пять лет дома, потому что каждый раз, выходя на улицу, она верила, что ее разум заставляет других людей поворачиваться и смотреть на нее. Она описала эффект своего разума как «подобный магниту — у них нет другого выбора, кроме как повернуться и посмотреть.. . .

Другим вариантом является бредовая вера в то, что мысли исходят из головы и транслируются по радио или телевидению; это называется передачей мыслей и считается почти верным признаком шизофрении. Одна женщина описала это следующим образом: «Мне казалось, что у меня в одно ухо вставляется бегущая лента, а из другого выходит, и на ней написаны все мои мысли».

Параноидальная шизофрения: симптомы (бред, галлюцинации), лечение

Параноидальная шизофрения, или шизофрения с паранойей, как ее теперь называют врачи, является наиболее распространенным примером этого психического заболевания.

Шизофрения – это вид психоза, при котором ваш разум не согласуется с реальностью. Это влияет на то, как вы думаете и ведете себя. Это может проявляться по-разному и в разное время, даже у одного и того же человека. Заболевание обычно начинается в позднем подростковом или юношеском возрасте.

Люди с параноидальным бредом необоснованно подозрительны к другим. Из-за этого им может быть трудно удержаться на работе, выполнять поручения, дружить и даже ходить к врачу.

Несмотря на то, что это болезнь на всю жизнь, вы можете принимать лекарства и получать помощь, чтобы купировать симптомы или облегчить с ними жизнь.

Параноидальные симптомы

Бредовые идеи — это фиксированные убеждения, которые кажутся вам реальными, даже если есть веские доказательства того, что это не так. Параноидальный бред, также называемый бредом преследования, отражает глубокий страх и тревогу наряду с потерей способности различать, что реально, а что нет. Они могут заставить вас чувствовать себя так:

  • Сотрудник пытается навредить вам, например, отравить вашу еду.
  • Ваш супруг или партнер изменяет вам.
  • Правительство шпионит за вами.
  • Люди в вашем районе замышляют домогаться вас.

Эти убеждения могут вызвать проблемы в ваших отношениях. И если вы думаете, что незнакомцы причинят вам боль, вы можете захотеть остаться дома или побыть в одиночестве.

Больные шизофренией обычно не склонны к насилию. Но иногда параноидальный бред может заставить их чувствовать угрозу и гнев. Если кого-то доводят до крайности, его действия обычно сосредоточены на членах семьи, а не на публике, и это происходит дома.

У вас также могут быть сопутствующие галлюцинации, когда ваши чувства работают неправильно. Например, вы можете слышать голоса, которые насмехаются над вами или оскорбляют вас. Они также могут сказать вам делать вредные вещи. Или вы можете увидеть то, чего на самом деле нет. Узнайте больше о симптомах паранойи.

Лекарства

Ваш врач может прописать антипсихотический препарат, чтобы избавиться от бреда. Это могут быть таблетки, жидкость или уколы. Полное действие этих препаратов может занять несколько недель, но вы можете быстро почувствовать себя немного спокойнее.Возможно, вам придется попробовать несколько препаратов, чтобы найти подходящее для вас лекарство или комбинацию.

Даже когда вы почувствуете себя лучше, продолжайте принимать лекарства. Если вы остановитесь, ваши иллюзии, вероятно, вернутся.

Избегайте употребления марихуаны, алкоголя, никотина, кокаина или других стимуляторов, а также уличных наркотиков. Они могут препятствовать хорошему действию антипсихотических препаратов. Они также могут вызвать паранойю или усугубить ее.

Возможно, вам придется принимать различные виды лекарств и при других симптомах.Получите больше информации о лекарствах, используемых для лечения шизофрении.

Консультация

 

Когда ваши иллюзии находятся под контролем, консультация может помочь вам ладить с другими, удержаться на работе, ходить в школу, позаботиться о себе и завести друзей.

Люди с шизофренией, получающие консультацию, также с большей вероятностью будут придерживаться своих лекарств.

Своего рода консультирование, называемое когнитивно-поведенческой терапией, может научить вас, как справляться с симптомами, которые не проходят, даже когда вы принимаете лекарство.Вы научитесь проверять, есть ли у вас бред, и как игнорировать голоса в своей голове.

Позитивная, ободряющая поддержка семьи и друзей тоже очень помогает.

Поскольку некоторые антипсихотические препараты могут вызывать увеличение веса, вам также может потребоваться помощь в выборе диеты и физических упражнений. Узнайте больше о различных видах терапии шизофрении.

Госпитализация

Бывают случаи, когда ваши параноидальные иллюзии или другие симптомы настолько серьезны, что вам необходимо обратиться в больницу.О вас позаботятся, чтобы вы и ваши близкие оставались в безопасности.

Если вы признаете, что у вас проблемы, вас могут принять добровольно. Но если вы считаете, что вам не нужна помощь, хотя на самом деле она вам нужна, закон может разрешить врачу или другому специалисту в области психического здоровья принять вас в принудительном порядке, если вы не в состоянии позаботиться о себе или можете быть опасны для себя или кого-либо еще. Знайте, когда звонить врачу или 911 при тяжелых симптомах психоза при шизофрении.

Шизофренический бред: феноменологический подход

Вопрос о специфике бреда при шизофрении до сих пор остается дискуссионным.Авторы анализируют формирование бреда при шизофрении с прототипической, феноменологической точки зрения, ориентируясь на переживания субъекта. Эта точка зрения связывает формирование бреда с аутистической предрасположенностью, которая рассматривается здесь как элементарное фенотипическое выражение предрасположенности к шизофрении. Аутизм рассматривается как дефектная доконцептуальная (то есть доязыковая) установка на мир. Это мешает человеку делиться «здравым смыслом» с другими и ухудшает способность прогнозировать будущее.Развитие бреда частично иллюстрируется работой Клауса Конрада о начале параноидальной шизофрении. Бредовые идеи рассматриваются как трансформации структуры переживаний. При угрозе будущей способности быть, аутичный, уязвимый человек ищет ключи к становлению, приписывая значение разрозненным элементам окружающей среды, которые становятся самореферентными. Связь, устанавливаемая между этими разрозненными элементами, основана на универсальных характеристиках, придающих шизофреническому бреду метафизический характер.Транзитивное переживание бреда контроля и всемогущества указывает на специфический способ пересечения границы между «мое» и «твое» (нарушения переживающего «Я»). Что поражает клинициста в этих бредах, так это то, что обычно неявная связь между ощущением бытия и чувством действия становится совершенно очевидной. Авторы также предлагают специфику в тематике шизофренического бреда. Бредовые идеи приобретают шизофренический характер, когда онтологические (т. е. универсальные) элементы дискурса между говорящим и Другим доминируют над элементами мирскими.Подчеркивается, что бредовое содержание и форма диалектически связаны и малоразличимы. Авторы рассматривают формирование бреда как явление эмерджентности, ситуацию, при которой новый качественный порядок возникает в результате реорганизации принципиально неизменных элементов. Рассмотрение шизофрении как возникающего, особого способа переживания, связанного с аутистическим дефектом, имеет важные последствия для исследований и лечения. Необходим диалектический обмен между прототипическими моделями, порожденными феноменологическим исследованием, и эмпирическим, оперативным подтверждением проверяемых аспектов таких моделей.

Шизофренический бред: определение, типы и симптомы

Типы бреда

Параноидальный бред — наиболее часто упоминаемая форма бредового мышления. Паранойя вызывает сильную тревогу, потому что верующий думает, что кто-то или какая-то организация пытается ему навредить. Рекламные щиты можно рассматривать как коды, используемые ЦРУ для отслеживания шизофреника. Их телевизоры, телефоны и компьютерные экраны можно рассматривать как средства для шпионажа ФБР в их домах.Такие люди могут, например, круглый год носить наушники или наушники, чтобы другие не могли украсть их мысли или чтобы их мысли не вытекали из ушей.

Грандиозный бред в некоторой степени связаны с паранойей в том смысле, что люди с манией величия считают себя очень важными или верят, что обладают сверхъестественной силой, например, полетом или общением с инопланетянами. Одна из причин, по которой они могут полагать, что правительство наблюдает за ними, заключается в том, что они имеют большое значение.

Самым грандиозным из всех заблуждений является вера в то, что ты — бог. В зависимости от религиозных убеждений психотика этим богом может быть Иисус, Будда или выдуманное божество.

Лечение шизофренического бреда

Лекарства часто являются для больного шизофренией лучшим способом избавиться от бреда и вернуться к нормальной жизни. Для других лекарства только уменьшают мышление, но не устраняют его полностью. В настоящее время нет другого варианта лечения, и больным шизофренией, как правило, необходимо ежедневно принимать лекарства на протяжении всей жизни.

Последствия шизофренических заблуждений

Больные шизофренией полностью поглощены своими заблуждениями и полностью изменят свой образ жизни в соответствии с бредовым мышлением. Бредовое мышление может лишить их семьи, брака и работы. Бред еще больше изолирует больных шизофренией в мире, созданном их психическим расстройством.

Краткий обзор урока

Шизофренические заблуждения — это твердо укоренившиеся убеждения и мысли, не привязанные к реальности, которых придерживаются больные шизофренией.Вы не можете убедить шизофреника в том, что его заблуждения не являются реальностью. Общие типы бреда включают параноидальный бред и грандиозный бред. Шизофренический бред может иметь серьезные негативные последствия для жизни человека, и лекарства в настоящее время являются единственным средством лечения этих симптомов шизофрении.

Результаты обучения

После прочтения этого урока о шизофрении вам должно быть легче:

  • Вспомнить заболеваемость шизофренией в США.С.
  • Назовите наиболее распространенные симптомы шизофрении
  • Классифицируйте типы бреда, связанные с шизофренией
  • Распознать доступные варианты лечения шизофрении
  • Объясните последствия шизофренического бреда

Шизофрения: борьба с бредом и галлюцинациями

Источник: Pixabay

[Статья изменена 4 мая 2020 г.]

Симптомы шизофрении разнообразны и представлены в таком разнообразии комбинаций и выраженности, что невозможно описать «типичный случай» шизофрении.

Положительные симптомы

Так называемые «положительные симптомы» шизофрении состоят из психотических феноменов (галлюцинаций и бреда), которые обычно так же реальны для больного шизофренией, как и нереальны для всех остальных.

Положительные симптомы обычно считаются отличительной чертой шизофрении и часто наиболее заметны на ранних стадиях болезни.Они могут быть спровоцированы или усугублены стрессовыми ситуациями, такими как физическое заболевание, разрыв отношений или уход из дома, чтобы поступить в университет.

Галлюцинации

Психиатры определяют галлюцинацию как «чувственное восприятие, возникающее в отсутствие раздражителя». Галлюцинации связаны со слухом, зрением, обонянием, вкусом или осязанием вещей, которых на самом деле нет.

Наиболее распространенными галлюцинациями при шизофрении являются слуховые галлюцинации — галлюцинации звуков и голосов.Голоса могут говорить либо с больным шизофренией (второе лицо, «вы» голоса), либо о нем (третье лицо, «он» голоса).

Голоса могут быть очень неприятными, особенно если они связаны с угрозами или оскорблениями, или если они громкие и непрекращающиеся. (Люди, осуществляющие уход, могут начать испытывать дискомфорт от того, что слышат голоса, включив одновременно и радио, и телевизор на полную громкость, а затем пытаясь поддерживать нормальный разговор.)

С другой стороны, некоторые голоса — например, голоса старых знакомых, умерших предков или «ангелов-хранителей» — могут быть источником утешения и уверенности, а не беспокойства.

Заблуждения

Заблуждения определяются как «твердые убеждения, которые не поддаются логике или убеждению и не соответствуют происхождению их носителя. Хотя заблуждения не обязательно должны быть ложными, процесс, с помощью которого они приходят, обычно причудлив и нелогичен. При шизофрении бред чаще всего связан с преследованием или контролем, хотя он также может следовать ряду других тем.

Положительные симптомы соответствуют общепринятому представлению о «безумии», и люди с ярко выраженными галлюцинациями или бредом могут вызывать страх и тревогу у других.Такие чувства часто подкрепляются избирательным освещением в средствах массовой информации редких трагедий с участием людей с (обычно нелеченными) психическими заболеваниями.

Реальность такова, что подавляющее большинство больных шизофренией представляют опасность для других не больше, чем средний человек, но гораздо больше, чем средний человек, представляют опасность для себя. Например, они могут пренебрегать своей безопасностью и личным уходом, или они могут подвергать себя эмоциональной, физической или финансовой эксплуатации.

Как бороться с положительными симптомами

По понятным причинам, больные мало что могут сделать для самопомощи, чтобы справиться со своими заблуждениями, кроме, конечно, взаимодействия со своими опекунами, командой по уходу и планом лечения.

Но есть несколько простых вещей, которые каждый может сделать, чтобы ослабить, а может быть, и вовсе изгнать слуховые галлюцинации.

Если вас преследуют голоса, попробуйте некоторые или все из следующих способов:

  • Ведите дневник голосов, чтобы помочь определить и избежать ситуаций, в которых они возникают.
  • Определите доверенное лицо, с которым можно обсудить голоса.
  • Сосредоточьтесь на чем-нибудь отвлекающем, например на чтении, пении, прослушивании музыки, садоводстве или физических упражнениях.
  • Отвечайте голосам: бросьте им вызов и настаивайте на том, чтобы они ушли.
  • Управляйте уровнем стресса и беспокойства.
  • Убедитесь, что вы высыпаетесь.
  • Избегайте употребления алкоголя и рекреационных наркотиков.
  • Принимайте лекарства в соответствии с предписаниями.При необходимости попросите пересмотреть ваши лекарства.

Консультации для лиц, осуществляющих уход

Психотические симптомы также могут быть чрезвычайно неприятными для тех, кто за ними ухаживает.

Опекуны обычно бросают вызов бреду и галлюцинациям своих близких, отчасти из-за желания облегчить их страдания, а отчасти из-за понятных чувств страха и беспомощности. К сожалению, это может быть контрпродуктивно, поскольку может оттолкнуть человека, страдающего депрессией, как раз в то время, когда он больше всего нуждается в уходе.

Как бы это ни было трудно, лица, осуществляющие уход, должны напоминать себе, что переживания их близкого так же реальны для них, как и нереальны для всех остальных.

Гораздо более конструктивный/менее конфронтационный подход для лиц, осуществляющих уход, состоит в том, чтобы признать, что психотические симптомы их любимого человека имеют для них значение, в то же время давая понять, что они лично не разделяют их.

Например:

«Дьявол сказал мне, что я виноват во всем, что произошло.

«Теперь ты его слышишь?»

«Нет, он просто перестал говорить.»

«Что еще он сказал?»

«Что я очень плохой человек и не заслуживаю внимания.»

«Он говорил тебе навредить себе?»

«Нет, нет, хотя мне иногда кажется, что надо бы.»

«Ты действительно причинишь себе вред?»

«Нет, нет, конечно.»

«Боже, все это звучит ужасно. Как ты себя чувствуешь?»

«Мне никогда в жизни не было так страшно.

«Я чувствую твою боль, хотя сам никогда не слышал, о каком дьяволе ты говоришь.»

«Разве ты не слышал его раньше?»

«Нет, совсем нет. Я никогда его не слышал и не видел.»

«А как насчет всей нечисти?»

«Нет, я их тоже не слышал, совсем нет. Вы пробовали игнорировать все эти голоса?»

«Если я слушаю свой iPod, он не кажется таким громким, и я действительно слышу свои мысли.»

«А как насчет того, чтобы поговорить вместе, как сейчас?»

«Да, это тоже очень полезно.Теперь мне гораздо меньше страшно».

Нил Бертон — автор книги «Смысл безумия » и других книг.

Заблуждения могут проистекать из липких убеждений, исследование находит

New York, NY (21 марта 2019 г.) — Бредовые идеи являются одним из наиболее распространенных симптомов психоза, но мало что известно о том, что их вызывает. Новое исследование, проведенное учеными из Колумбийского университета и Психиатрического института штата Нью-Йорк, дает представление о развитии бреда, что может привести к улучшению лечения людей с психозом.

Результаты были опубликованы в Brain.

По оценкам, от 80 до 90 процентов людей с шизофренией и другими психотическими расстройствами испытывают бред — ложные, но прочные убеждения, которые могут быть неприятными и изнурительными. Исследователи давно подозревали, что бред вызван изменениями в способности делать выводы, которые опираются на наблюдаемые данные для формирования убеждений. Однако предыдущие эксперименты показали, что могут быть задействованы и другие когнитивные процессы.

«Эксперименты, которые обычно используются для понимания связи между умозаключениями и бредом, были сосредоточены на когнитивных навыках и навыках принятия решений, но они не продемонстрировали убедительно связь между созданием умозаключений и тяжестью бреда», — говорит Гильермо Хорга, доктор медицины, доктор философии, Флоренс Ирвинг, доцент кафедры психиатрии Колледжа врачей и хирургов Колумбийского университета Вагелос и ведущий автор статьи. «Мы разработали новый эксперимент, чтобы определить, возникают ли заблуждения из-за аномалий в умозаключениях.

В ходе эксперимента Хорга и его команда попросили 26 взрослых, страдающих шизофренией, в том числе 12 человек, получавших антипсихотические препараты, и 25 здоровых людей нарисовать бусы из одного из двух спрятанных кувшинов. Участникам давали деньги, которые можно было использовать для ставок на личность спрятанной банки. Им сказали, что вытягивание дополнительных бусинок поможет им делать правильные ставки, хотя и уменьшит их выигрыш. На протяжении всего эксперимента их просили оценить шансы их ставки на подлинность банки.

«Мы обнаружили, что пациенты с более тяжелым бредом, как правило, искали больше информации в задании, прежде чем сделать предположение, чем их менее бредовые коллеги. Это действительно новое открытие, и оно помогает подтвердить тот факт, что ригидность является важной частью бредовых убеждений», — говорит Хорга.

Используя компьютерное моделирование, исследователи разработали количественную схему, изображающую заблуждения как «прилипчивые» убеждения, которые развиваются необычайно медленно. Это может объяснить, почему пациенты с бредом ищут больше информации, чем люди без бреда.Это также может помочь определить новые подходы к лечению, такие как нейростимуляция префронтальных областей мозга, участвующих в обновлении убеждений, или когнитивная тренировка для формирования выводов.

«Предыдущая работа предполагала, что психотические пациенты «торопятся с выводами», но в нашем исследовании мы увидели, что люди с более бредовыми убеждениями брали из банки больше бусинок, прежде чем принимали решение», — продолжает Хорга. «Хотя участники с шизофренией поспешили с выводами больше, чем здоровые люди, бред был связан с более медленным изменением убеждений людей.

Джеффри Либерман, доктор медицинских наук, профессор Лоуренса К. Колба и председатель психиатрического факультета Колледжа врачей и хирургов Колумбийского университета Вагелос, прокомментировал, что «бредовые идеи являются одними из наиболее распространенных и трудноизлечимых симптомов психотических расстройств. Это инновационное исследование помещает бред в новый контекст, который позволяет использовать новые когнитивные терапевтические подходы, направленные на предотвращение и разрушение бредовых мыслей».

Исследование называется «Отдельный логический механизм бреда при шизофрении.

Другими авторами являются Seth C. Baker, B.A, M.S. (Медицинский центр Ирвинга Колумбийского университета), Анна Б. Конова, доктор философии (Университет Рутгерса), и Натаниэль Д. Доу, доктор философии (Принстонский университет).

Исследование было поддержано грантом K23-Mh201637 (PI: GH), а также пилотным грантом, предоставленным фондом Sydney R. Baer Jr. (PI: GH).

Авторы сообщают об отсутствии финансовых или иных конфликтов интересов.

###

Колумбийский университет, кафедра психиатрии

Колумбийское психиатрическое отделение является одним из ведущих психиатрических отделений в стране и внесло большой вклад в понимание и лечение заболеваний головного мозга.Отделение, расположенное в Психиатрическом институте штата Нью-Йорк в кампусе Ирвингского медицинского центра Нью-Йорка/Колумбийского университета в Вашингтон-Хайтс, имеет богатые и продуктивные отношения сотрудничества с врачами различных дисциплин Колледжа врачей Колумбийского университета имени Вагелоса и Хирурги. Колумбийская психиатрия является домом для выдающихся клиницистов и исследователей, известных своими клиническими и исследовательскими достижениями в диагностике и лечении депрессии, самоубийств, шизофрении, биполярных и тревожных расстройств, расстройств пищевого поведения, расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, и детских психических расстройств.

Колумбийский университет, кафедра психиатрии/Психиатрический институт штата Нью-Йорк,

Психиатрический институт штата Нью-Йорк был основан в 1896 году и тесно связан с факультетом психиатрии Колумбийского университета с 1925 года. NYSPI/Columbia Psychiatry считается одним из лучших отделений и центров психиатрических исследований в стране и внес большой вклад в понимание и современное лечение психических расстройств. Здесь работают выдающиеся клиницисты и исследователи, известные своими клиническими и исследовательскими достижениями в диагностике и лечении депрессии, суицида, шизофрении, биполярных и тревожных расстройств, а также детских психических расстройств.Их совместный опыт обеспечивает современную клиническую помощь пациентам и обучение следующего поколения психиатров и исследователей в области психиатрии.

Медицинский центр Ирвинга Колумбийского университета обеспечивает международное лидерство в фундаментальных, доклинических и клинических исследованиях; образование в области медицины и здравоохранения; и уход за пациентами. Медицинский центр готовит будущих лидеров и включает в себя самоотверженную работу многих врачей, ученых, специалистов в области общественного здравоохранения, стоматологов и медсестер в Колледже врачей и хирургов Вагелос, Школе общественного здравоохранения Мейлмана, Колледже стоматологической медицины, Школе Сестринское дело, биомедицинские отделения Высшей школы искусств и наук, а также смежные исследовательские центры и учреждения.Медицинский центр Колумбийского университета в Ирвинге является домом для крупнейшего медицинского исследовательского предприятия в Нью-Йорке и штате, а также одной из крупнейших медицинских практик факультетов на северо-востоке. Для получения дополнительной информации посетите сайт cumc.columbia.edu или columbiadoctors.org.

Остановить шизофрению до того, как она начнется: уколы

23-летняя Меган начала испытывать галлюцинации в 19 лет. «По дороге домой фары машин превратились в глаза.Решетки на машинах превратились в рты, и никто из них не выглядел счастливым. Это напугало бы меня до чертиков», — говорит Меган. Марви Лакар для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Марви Лакар для NPR

23-летняя Меган начала испытывать галлюцинации в 19 лет.«По дороге домой фары машин превратились в глаза. Решетки на машинах превратились в рты, и ни одна из них не выглядела счастливой. Меня бы это напугало до чертиков», — говорит Меган.

Марви Лакар для NPR

Важно то, что Меган знала, что что-то не так.

Когда я познакомился с ней, ей было 23 года, она была умной, угрюмой молодой женщиной, живущей с матерью и отчимом в Сими-Вэлли, примерно в часе езды к северу от Лос-Анджелеса.

Меган только что начала обучение на респираторного терапевта.Обеспокоенная будущими перспективами трудоустройства, она попросила NPR не использовать ее полное имя.

Пять лет назад перспективы Меган не были такими радужными. В 19 лет она в течение многих лет то и дело впадала в тяжелую депрессию. В плохие времена она пряталась в своей комнате, делая тонкие, аккуратные порезы бритвой на плече.

Меган то и дело впадала в депрессию в течение многих лет, но галлюцинации сигнализировали о тонком изменении ее симптомов. Марви Лакар для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Марви Лакар для NPR

«Я почти ничего не делала», — вспоминает Меган. «Это требовало слишком много умственных способностей».

«Ее депрессия просто высосала из тебя жизнь», — вспоминает Кэти, мать Меган.«Я понятия не имел, что делать и куда с этим идти».

Однажды ночью в 2010 году психическое состояние Меган приняло зловещий оборот. Возвращаясь домой с работы в McDonald’s, она была очарована фарами встречной машины.

«У меня возникла странная мысль, знаете, я никогда этого не замечал, но их фары действительно похожи на глаза.»

Меган машина показалась злобной. Оно хотело причинить ей боль.

Кэти пыталась ее урезонить.

«Дорогая, ты же знаешь, что это машина, да? Ты же знаешь, что это фары», — вспоминает она, давя на дочь.— Ты же понимаешь, что это бессмысленно, да?

«Я знаю», ответила Меган. «Но это то, что я вижу, и это пугает меня».

Другими словами, у Меган была интуиция, определяемая в психиатрии как способность понимать, что необычные переживания связаны с психическим заболеванием.

То, что увидела Меган, не соответствовало тому, во что она верила. Она знала, что у нее галлюцинации.

Меган держит фотографию своего кота Бу на стене в своей спальне.«Она оставалась в своей комнате и держалась особняком», — говорит Кэти, мать Меган. «Иногда это было хорошо, потому что ее депрессия просто высасывала из тебя жизнь». Марви Лакар для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Марви Лакар для NPR

Потеря понимания сигнализирует о психотическом срыве.Это может привести к нескольким различным диагнозам, но у людей, в конечном итоге диагностированных с шизофренией, разрыв сигнализирует о формальном начале болезни. Как правило, первый психотический срыв происходит в позднем подростковом возрасте или в начале 20-летнего возраста. У мужчин диапазон составляет от 15 до 24; у женщин от 25 до 34 лет.

Этот первый психотический срыв может привести к ряду катастроф: социальная изоляция, госпитализация, лекарства с иногда инвалидизирующими побочными эффектами и будущие психотические эпизоды.

Так что, если бы вы могли вмешаться раньше, до всего этого? Не могли бы вы остановить процесс от снежного кома?

В 19 лет у Меган не было психотического срыва.У нее еще была интуиция. Это дало ей право на участие в программе нового типа, формирующейся в Калифорнии и направленной на профилактику шизофрении до ее официального начала.

Программа основана на исследованиях, предполагающих, что шизофрения развивается намного медленнее, чем это может быть очевидно даже для семей.

«Вы начинаете замечать ухудшение их функционирования», — говорит доктор Даниэль Маталон, изучающий развитие мозга на ранних стадиях психоза в Калифорнийском университете в Сан-Франциско.

«У них в школе было лучше, теперь хуже», — говорит он. «Возможно, у них были друзья, но они стали более изолированными».

В конце концов, эти тонкие поведенческие сдвиги могут приобрести сюрреалистический характер. Молодой человек может слышать слабый шепот или шипение, видеть вспышки света или тени на периферии.

«У них нет бредовых убеждений, — объясняет Маталон. «Они испытывают эти вещи; может быть, они что-то подозревают. Но они не уверены.

«Я ценила свою способность думать и учиться, — говорит Меган. «Знать, что единственная вещь, которую я так высоко ценил, растворялась, что я терял кусочки своего рассудка с каждой галлюцинацией… Это было ужаснее, чем монстры, которых я видел». Марви Лакар для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Марви Лакар для NPR

У психиатров есть термин для этой ранней стадии: продромальный.

Меган прошла скрининговый тест, разработанный в Медицинской школе Йельского университета, который определил, что она, возможно, находится на продромальной стадии психоза. То есть ее симптомы могли свидетельствовать о раннем психозе, но не были прогностическими.

Ее направили в клинику Ventura Early Intervention Prevention Services, или VIPS, расположенную в офисном парке примерно в часе езды от ее дома и управляемую Telecare Corp. из Аламеды. в Калифорнии в последние годы, на основе модели, разработанной в штате Мэн психиатром докторомБилл Макфарлейн.

МакФарлейн считает, что психоз можно предотвратить с помощью ряда удивительно низкотехнологичных вмешательств, почти все из которых предназначены для снижения стресса в семье молодого человека, у которого начинают проявляться симптомы.

Макфарлейн цитирует исследование, проведенное в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, которое показало, что определенные виды семейной динамики — семьи, которые плохо общаются или чрезмерно критичны — могут ухудшить положение молодого человека, подверженного риску шизофрении.

Семья Меган благодарит программу VIPS за ее преображение.«Она уже не сломленная маленькая девочка, какой была три года назад, — говорит отчим Меган Чарли. Марви Лакар для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Марви Лакар для NPR

Семья Меган благодарит программу VIPS за ее трансформацию.«Она уже не сломленная маленькая девочка, какой была три года назад, — говорит отчим Меган Чарли.

Марви Лакар для NPR

«Наша теория, — говорит Макфарлейн, — заключалась в том, что если бы вы могли идентифицировать этих молодых людей достаточно рано, вы могли бы изменить некоторые из этих семейных моделей. Затем вы могли бы работать с семьей, чтобы начать вести себя не просто нормально, но так, чтобы был умнее».

Программы McFarlane организуют два раза в месяц семейные сеансы семейной групповой терапии, на которых участники применяют комплексный подход к разрешению споров дома и смягчают свои реакции на то, через что проходит молодой человек.

«Мы предполагаем, что родители не могут разобраться в этом в одиночку», — говорит Макфарлейн.

В некоторых случаях участникам также прописывают антипсихотические препараты, особенно препарат под названием Abilify, который, по мнению Макфарлейна и других, может остановить галлюцинации.

Сам Макфарлейн осторожно рекомендует нейролептики.

Лекарства, по его словам, следует использовать осторожно, в более низких дозах, чем те, которые назначают при полном психозе, и даже в этом случае только у молодых людей, которые не реагируют на другие виды лечения.

Но в программах, вдохновленных его моделью, препараты широко назначаются, в том числе клиентам в возрасте от 10 до 13 лет. Этот факт стал горячей точкой в ​​разговорах о профилактике шизофрении.

«Никого не сложнее диагностировать, чем ребенка или подростка», — говорит доктор Аллен Фрэнсис, бывший заведующий кафедрой психиатрии Университета Дьюка и председатель целевой группы, подготовившей четвертую версию диагностического и статистического исследования . Руководство, или DSM-IV, стандартный справочник по психиатрическим диагнозам.

«От визита к визиту происходят быстрые изменения в развитии», — говорит он. «Склонность к гипердиагностике особенно проблематична для подростков».

Фрэнсис указывает на исследования, показывающие, что если вы возьмете троих детей, у всех из которых появятся эти сюрреалистические ранние симптомы, только один заболеет шизофренией.

А как насчет двух других?

Мы должны быть осторожны с любой новой модой в психиатрии. В прошлом эта область была заполнена причудами, и часто, оглядываясь назад, мы узнаем, что они принесли гораздо больше вреда, чем пользы.

Доктор Аллен Фрэнсис

Фрэнсис говорит, что на этих детей неправильно навешивают ярлыки и клеймят. Их родители в ужасе. И во многих случаях им будут прописаны антипсихотические препараты, которые могут иметь серьезные побочные эффекты и плохо изучены у детей.

«Мы должны быть осторожны с любой новой причудой в психиатрии», — говорит Фрэнсис. «В прошлом поле было заполнено причудами, и часто, оглядываясь назад, мы узнаем, что они принесли гораздо больше вреда, чем пользы.»

Но то, что Фрэнсис называет причудой, для других является образцом психиатрической помощи.

Чтобы увидеть эти программы в действии, лучше всего отправиться в Калифорнию, где за последние на модели McFarlane’s PIER.

Один в Сан-Диего называется Kickstart. Как и другие, он оплачивается за счет государственного налога на миллионеров, принятого избирателями в 2004 году, который финансирует психическое здоровье. Услуги — все, от помощи по дому до помощи семье терапия и экскурсии, такие как экспедиции с запуском воздушных змеев, предлагаются бесплатно.

Джозеф Эдвардс, помощник программного директора Kickstart, говорит, что для подростков, у которых может развиться шизофрения, простое пребывание на улице с друзьями является своего рода терапией.

«Они захотят изолироваться», — говорит Эдвардс. «Есть чувствительность к большому количеству стимуляции. И много раз мы будем видеть то, что мы называем сменой дня и ночи, когда они не спят всю ночь и ложатся спать днем».

Эдвардс говорит, что если подросток действительно находится в изоляции, работник Kickstart приедет к нему или к ней домой и уговорит человека уйти.Все, что угодно, говорит он, чтобы они были заняты, с друзьями в школе или на работе.

13-летний Тони проводит день в игровом зале с Эшли Вуд, своим эрготерапевтом в программе Kickstart в Сан-Диего. Марви Лакар для NPR скрыть заголовок

переключить заголовок Марви Лакар для NPR

Тони, 13 лет, проводит день в игровом автомате с Эшли Вуд, его эрготерапевтом в программе Kickstart в Сан-Диего.

Марви Лакар для NPR

В аркаде торгового центра мы встречаем Эшли Вуд, одного из эрготерапевтов Kickstart. Вуд привела сюда своего клиента, 13-летнего Тони, в награду за сотрудничество в терапии.

Мы не используем полное имя Тони, потому что он несовершеннолетний, по просьбе его родителей.

Вуд легко смеется и нежно дразнит Тони, чтобы вытащить его из своей раковины.

«Когда мы впервые встретились, он был таким тихим», — смеется она.«Он такой:« Кто эта цыпочка?

«Нет, — говорит Тони, застенчиво улыбаясь. «Я был придурком».

Тони постоянно дрался. Он злился на маму, злился в школе. И было что-то еще.

«Раньше я видел и слышал [вещи]», — говорит он мне.

«Как что?» Я спросил его. «Как… странные объекты», — отвечает он. Когда я требую от него подробностей, он качает головой.

Являются ли симптомы Тони началом шизофрении? Или просто рутинная странность подросткового мозга, обретающего форму?

Никто — ни Вуд, ни его терапевты — не могут сказать наверняка.

Вуд говорит, что то, чему она учит его, будет полезно в любом случае: «Когда он расстроен в школе или дома, вместо того, чтобы немедленно реагировать, он как бы находит способ общаться. Поэтому мы также пытаемся работать над контролем импульсов. .»

Импульсивный, непослушный, склонный к вспышкам гнева, Тони похож на многих 13-летних детей.

Это одна из причин, по которой в прошлом году Американская психиатрическая ассоциация решила исключить идею «синдрома риска психоза» из DSM-5, последней версии руководства по психическим расстройствам.Скрининговый тест обычно считается точным только на 30 процентов.

В 2011 году в обзоре программ вмешательства на продромальном этапе идея вмешательства в пре-шизофрению была названа «безрезультатной».

«Это эксперимент, опередивший время», — говорит Аллен Фрэнсис.

Макфарлейн считает, что преимущества этих программ подтверждаются работой, проделанной в его клинике и других, основанных на его модели.В июле он опубликовал результаты двухлетнего исследования двух групп молодых людей, подверженных риску или находящихся на ранней стадии шизофрении, которые показали лучшие функциональные результаты у тех, кто прошел курс лечения.

Он и другие сторонники говорят, что раннее окно шизофрении может быть слишком ценным, чтобы его упустить.

«Мы упираемся в пределы того, что можем сделать для пациентов, у которых развивается шизофрения, когда она переходит в хроническую стадию», — говорит Маталон из UCSF.«Я думаю, что это направление, в котором мы должны двигаться, но мы должны делать это осторожно».

Когда вы разговариваете с людьми, прошедшими эти программы, и спрашиваете их, что им помогло, то это не лекарства, не диагноз. Это длительные отношения один на один со взрослыми, которые слушают, как Эшли Вуд.

Я думал, что она навсегда останется маргиналкой, навсегда останется на лекарствах. Я думал, нам просто нужно привыкнуть к этому.

Кэти, мама Меган

Тиффани Мартинес, одна из первых клиенток Билла Макфарлейна в штате Мэн, задыхается, когда ее просят описать, что, по ее мнению, помогло ей выбраться из зарождающегося кризиса психического здоровья, который начался, когда она училась в колледже.

«Поделиться такими личными интимными подробностями, понимаете? Когда эти люди так усердно работают над этим, так преданы и вкладывают в работу, — говорит Мартинес, которому сейчас 26 лет, — это как получить шанс. Просто программа единственное, за что выступает программа, — это надежда».

Такое же облегчение ощущается, когда вы разговариваете с мамой Меган, Кэти, и отчимом, Чарли.

«Я думала, что нам придется заботиться о ней до конца ее жизни», — говорит Кэти. «Я думал, что она навсегда останется маргиналкой, навсегда останется на лекарствах.Я думал, нам просто нужно привыкнуть к этому.»

Сегодня Меган отказалась от всех своих лекарств.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.