Содержание

Селфхарм. Реальные истории о боли и последствиях

2020-й принес в Беларусь столько событий, что болевой порог нации готов повыситься на генетическом уровне. Но не будем о генетике. Предлагаем почитать о «душевной боли», которая сублимируется в шрамы и переломы. Кто-то приписывает таких людей к нездоровым, безработным, наркоманам и лентяям. Так всем проще: выход из тени и признание проблемы затрагивает гордость и может навредить репутации на этажном блоке.

Начнем с определения. Селфхарм (self-harm), или самоповреждающее поведение, — это умышленное или неосознанное нанесение физического повреждения самому себе с целью справиться со своими переживаниями. В некоторых случаях может привести к смерти или серьезной патологии.

Это одна из самых актуальных проблем в сфере психического здоровья молодежи. Сложность решения заключается в том, что селфхарм носит скрытый характер, зачастую даже родители не в курсе о наличии шрамов у своих детей.

Для понимания состояния героев в момент совершения селфхарма мы построили диаграммы, где: 0 — симптом отсутствует; 1 — симптом слабо выражен, легко уходит; 2 — симптом умеренно выражен, стабилен, носит болезненный для героя характер; 3 — симптом сильно выражен, герой не может или не хочет выйти из данного состояния.

Наташе 26 лет, на ее теле 55 шрамов

Свои шрамы Наташа не скрывает, считает их частью своей жизни. Уже пять лет она не занимается самоповреждением. В ее кругу увечья наносили практически все, аргументируя это тем, что «лучше тихий шрам, чем громкий конфликт». Первый шрам, сделанный своими руками, появился на теле Наташи в 6 лет.

— Впервые за нож я взялась в дошкольном возрасте. Долго подбирала время, способ и место на теле, куда нанести увечье. Тогда у меня был переизбыток эмоций. Понимаете, все 6 лет я росла с мамой, и у нас были очень хорошие отношения, как вдруг в один момент все разрушилось. Меня отвезли к прабабушке. Тогда женщина советской закалки применила «спартанские» методы воспитания: на улицу меня практически не выпускали, заставляли читать книги, мыть посуду, убираться. Мама ко мне приходила редко, с папой я не общалась, с прабабушкой не ладила. В тот момент поцарапать себя было единственным выходом из эмоционального перегруза.

Через пять лет меня отдали к бабушке и отцу. Отец решил сделать из меня каратистку или пловчиху, что получится. А я решила сделать из своего тела полигон для испытаний: ножей, стекла, ножниц, лезвий. Осколок стекла всегда был в моем пенале.

Можно было скандалить, но кому от этого хуже? Преподаватели и родители имеют над тобой власть.

С родными я никогда не обсуждала свои шрамы. Я ношу юбки, шорты, безрукавки, и шрамы явно видны.

Семью это не интересует, если начать задушевный разговор, он всегда приводит к одному: я «неблагодарная», «дармоедка» и «не уважаю своих родителей». Однажды бабушка застала меня, когда я резала руку. «Ты пыталась покончить жизнь самоубийством? А ты подумала обо мне? А что сказали бы соседи? Бабушка довела?!» — первоклассная поддержка.

Я и у психолога была, но тот ничего странного не заметил. Родные успокоились, а личных инициатив разобраться в причинах у меня не было.

В 16 лет я состояла в неформальной «тусовке», где многие занимались селфхармом. Для нас это было нормой. В какой-то момент я осознавала, что селфхарм — это лучший выход. Ты вроде не мешаешь обществу и наносишь вред только себе. Шрамы и шрамы.

На самоповреждения меня толкали негативные чувства и состояние, близкое к депрессивному. Происходит щелчок, импульс. В девятом классе у меня появились мысли о суициде: «Если я не проснусь, будет не так уж и плохо».

Селфхарм проявлялся в момент, когда либо решения проблемы нет, либо ты его не знаешь. В 21 год я завязала с самоповреждениями, так как нерешаемых проблем уже не было.


«Люди, чьи друзья причиняют себе вред, подвергаются более высокому риску стать вовлеченными в селфхарм»

Селфхармом занимаются люди различного социального статуса: это дети и взрослые, мужчины и женщины, люди одинокие и семейные, безработные и успешные в бизнесе, эмоциональные и внешне спокойные.

Ксюша тушила сигареты об себя

— В 15 лет я начала заниматься селфхармом. Мне не было себя жалко, у меня была агрессия к людям. Тогда я не считала, что имею право причинять боль другим, зато себе — могла.

Прикалывает не сама боль, когда режешь, а ожидание боли после рассечения — это несколько миллисекунд. Впервые ожоги сделали вместе с парнем, тогда мы хотели оставить напоминание на теле друг друга, под рукой были сигареты. Когда я уже знала, что это больно, ставила их себе намеренно.

Повреждения наносила на руки, ноги, плечи. В момент селфхарма не задумывалась о видимости шрамов.

Потом — да, я их прятала. Впадала в дикое состояние аффекта, ни о чем не думала, ничего не понимала и не помнила, была истерика. Любая ссора — и я сразу брала в руки лезвие.

У меня не было доверительного общения с родителями, хотя они и говорили «Ты всегда можешь с нами поговорить», но сказать, что у тебя проблемы в отношениях, о которых они и не знают, с учебой, что ты куришь и прочее, я не могла.

Селфхарм ушел из моей жизни три года назад, когда мама заметила рану. Не думаю, что она видела все, но этот порез был самым глубоким. В душе всегда хотелось, чтобы кто-то заметил. Начались крики. Я была в шоке, молча сидела и плакала. Потом мама успокоились, и мы поговорили. Стало ее жалко, и я поняла, что с этим нужно заканчивать. С тех пор эту тему мы не поднимали.

Жалею ли я? Да. Сейчас я научилась ограничивать свой круг общения, могу легко сказать человеку «Пошел на ***», если меня что-то не устраивает.


Обратим внимание на реакцию близких. Из-за непонимания такого способа выражения эмоций родители пугаются, а затем злятся, стыдятся и в итоге приходят к равнодушию. Не получив ответа на вопрос «Зачем он это делает?», взрослые начинают сравнивать такое поведение с асоциальным или криминальным, что вместо сочувствия приводит к отвержению и гневу.

Более 50% подростков искали в интернете материалы о самоповреждениях.

Диана разбивала руки в кровь до трещин в костях

Родные думали, что так и надо. Умереть Диана уже не хочет — но могла. Она наглоталась таблеток и провела в отключке больше суток. Отдельного внимания заслуживает реакция родителей: если проблему не признавать, то ее как бы и нет.

— Первый раз? В 13 лет, наверное, но это так, по глупости, царапание рук. Потом уже более осознано было в 15 лет. Папа записал меня в секцию тайского бокса, чтобы я могла постоять за себя. В зале выражались эмоции и агрессия, постепенно боли требовалось все больше и больше. Занималась в перчатках, затем в одних бинтах, потом подумала, что и они не нужны.

Боксерскую грушу сменила бетонным монолитом. Апатия, резкая вспышка гнева, азарт, хруст. Ты чувствуешь только боль, в голове пусто, мыслей нет. Кулаки разбиты в кровь, трещины на костяшках.

Мама видела рентген, понимала, что-то произошло, но разговор не состоялся. Сама я рассказать не могла, так как боялась осуждения. У меня достаточно импульсивная мама и строгий папа. В колледже отшучивалась, что подралась с гопниками, а преподавателям было все равно.

В 17 лет, наверное, селфхарм в моей жизни был на постоянной основе: занималась метанием ножей, некоторыми из них резала себя. Шух — и не так грустно. А шрамы? Шрамы украшают женщин! В 19 лет много пила и курила. Родителям о своих проблемах не сообщала.

Кульминацией стала попытка суицида: наглоталась таблеток, а родителям сказала, что поехала кукуха на фоне стресса, что не осознаю, что делаю. На самом деле я все осознавала. Помню, меня тогда отпаивали активированным углем, чтобы желудок прочистить, скорую никто не вызывал: «Тебя положат в Новинки!», «Всю жизнь себе испортишь».

Затем у меня был «отходняк» длиной в полгода, так как таблетки были с накопительным эффектом. Не знаю, как описать это состояние, похоже на алкогольное опьянение.

Сейчас я завязала с селфхармом. Он ушел, когда появились проблемы серьезнее: нужно думать головой, зарабатывать деньги, пойти побить что-то уже не поможет.


«Алкоголь был причиной 58,4% случаев членовредительства»

К селфхарму относят порезы, укусы, ожоги, удары о стены, выдирание волос, участие в драках, в которых непременно будет нанесен ущерб, переедание и недоедание, передозировка медикаментами.

Лада со своей «стеной проблем», на ее теле около 20 шрамов

В жизни бывает всякое, и иногда в сложной ситуации хочется «биться головой о стену». Лада, хоть и не воспринимает этот фразеологизм буквально, но на собственном опыте знает: это не выход из кризисной ситуации.

— В 12 лет я начала биться головой о стены, раковины, шкафы, столы и так далее.

Затем использовала лезвие, однажды расцарапала себе лицо. Постепенно осознала, что так продолжать нельзя. Повзрослев, записалась к врачу. Каждый понедельник на протяжении двух лет хожу к психологу. Получается, я зависима либо от таблеток, либо от самовредительства.

Изначальная причина, скорее всего, в постоянных ссорах между родителями. Мы жили в одной комнате, и мне некуда было спрятаться. Я постоянно плакала, были сильные истерики, депрессивные состояния, я лежала и не могла встать с кровати, постоянно были суицидальные мысли. Думала: «Там, в зеркале, лежит лезвие, им нужно воспользоваться. Или, если я треснусь лбом о ванну, наверное, мне станет легче». И на практике это работало — я переставала плакать.

Отец с матерью видели порезы, но были постоянны: «Ты дура? Зачем ты это делаешь? Жизнь себе испортишь».

Прийти поплакать? Нет, не могу. Боялась реакции и критики. Папа вообще не верит в проблемы психики, он даже не понимает, зачем я хожу к врачу. Они не хотят признавать проблем, пытаются не видеть их. Возможно, не могут признать свою вину.

Не жалею, что занималась селфхармом, так как эмоциональное состояние было очень тяжелое. Сейчас сдерживаюсь. Мне помогают антидепрессанты, еще арт-терапия, групповая терапия и беседа с психотерапевтом.


«Сегодня „заразность“ селфхарма усиливается с помощью социальных сетей»

Например, появляются тематические сообщества. Общение в таких пабликах может препятствовать обращению за профессиональной помощью, раскрывать смертоносные методы самоповреждения и способствовать киберзапугиванию.

Селфхарм в жизни Александра (имя изменено) случился единожды

— Момент был такой, были проблемы в семье между отцом и матерью, складывался конфликт. В чем конкретно, говорить не буду, типичная ситуация. Было очень фигово находиться дома, когда происходят склоки и перепалки. Первый раз нанес себе увечье в 19 лет. Нашел стены с шероховатостями, по ним пару раз заехал, выместил эмоции на каменной кладке — стало легче.

Следующий раз был примерно в 20 лет. Были сложные отношения с одной девушкой. Я срезал часть кожи маникюрными ножницами. Берешь кусочек кожи, натягиваешь — и чик. Я знал, что отрезаю, испытываю боль, но было терпимо. Что-то внутри нагнетает, нарастает, а с этими надрезами оно выходило наружу и рассеивалось в воздухе. Руки ныли, но справиться с физической болью мне проще, комфортнее.

Она видела мои раны на стадии рубцевания — это ее очень шокировало. Говорила мне перестать. К пониманию мы не приходили. В целом это было не для того, чтобы привлечь ее внимание, но такой мотив тоже был, точно.

Я человек не самый общительный, круг знакомств у меня достаточно узкий, человек 5—6, с которыми я регулярно общаюсь. У меня нет настолько близких друзей, с которыми можно обсуждать такие личные темы. С родителями я их тоже не обсуждал: им и своих проблем хватало. Даже не рассматривал это как вариант.

Селфхарм я считаю скорее просто опытом, нежели травмой, как на велосипеде упасть и оставить шрам, а потом сесть и поехать. Сейчас в стрессовых ситуациях мне помогает немного поплакать — не знаю, хорошо это или плохо.

Катя выросла в благополучной семье, пока стресс не выбил ее из колеи

Вернуться к прежнему образу жизни героиня не может по сей день.

— Это было в 24 года. Тогда я поругалась с сестрой, с который мы очень близки, и наша собака попала под машину. Мы старались ее спасти, но все было безуспешно. В итоге нам пришлось ее усыпить. Я не справлялась с количеством проблем и эмоций, начала закрываться от людей, взяла отпуск за свой счет. Легче не становилось. У меня тогда было пару ножей-бабочек — я решила ими нанести порезы в области бедра. На какой-то промежуток времени действительно стало проще. Я смогла переключиться и вернуться к своему обычному ритму жизни.

В дальнейшем любая эмоциональная нагрузка и трудности приводили к тому, что я могла причинить себе вред. Было все равно, что какие-то мои действия или решения могут причинить мне физическую боль, оставить шрамы, навредить. В какие-то моменты ты думаешь, что не вывозишь и нужно что-то сделать.

Не думаю, что у меня есть зависимость от селфхарма. Для меня это скорее способ уйти от переживаний, которые кажутся невыносимыми.

Самоповреждения помогают сбросить эмоциональное напряжение, но мне не нравится такой метод «решения» проблем.

Только небольшой круг близких мне людей знают об этой проблеме. Ни родители, ни коллеги, с которыми мы хорошо общаемся, даже не подозревают, что у меня есть шрамы и какова история их появления. С друзьями, которые в курсе ситуации, я не особо обсуждаю эту тему. Они могут спросить, чем помочь, но уважают мое нежелание или страх осуждения и жалости, поэтому сильно не напирают с расспросами и советами.

У меня благополучная семья, но, к сожалению, в подростковом возрасте тяжело заболела мама, так что, по сути, мы с сестрой остались наедине друг с другом. Нам не удалось наладить открытые и доверительные отношения с родителями.

Личные отношения? В последнее время они служат причиной моей эмоциональной нестабильности. Мой партнер не всегда понимает мое ментальное и эмоциональное состояние и периодически обесценивает проблемы. Мне не хватает диалога и понимания. Я боюсь, что эти отношения в какой-то момент закончатся и виновата буду я, в том числе и по причине своей эмоциональной нестабильности.

Я не думаю, что небезопасна для себя. И нельзя сказать, что это состояние какого-то аффекта. Я понимала и пыталась бороться с подобными желаниями и разрушительными эмоциями, а потом сдавалась: ай, пофиг, сделаю — полегчает. Недавно я обратилась за помощью к психотерапевту, принимаю препараты, но это не всегда помогает.


Ожидаемо, но никакой статистики по этому феномену у нас в стране нет, обширное исследование не проводилось. Остается опираться на субъективный личный опыт специалистов. Они обращают внимание на увеличение числа молодых людей, сталкивающихся с самоповреждением.

Бывает, что люди говорят, что «все хорошо», зная, что «все очень плохо».

История Нонны и ее 60 ожогов

— В 12 лет появились суицидальные мысли и намерения. Можно сказать, что это был первый депрессивный эпизод, хотя тогда я не понимала и не осознавала, что есть проблема. В 14 лет я впервые нанесла себе повреждения: иголками царапала кожу на руке до крови. Для меня это был единственный возможный способ справиться с душевной болью и чувством потерянности. Довольно часто возникало непреодолимое желание пойти домой, хотя я уже была дома, мне казалось, что где-то точно есть место, где я буду чувствовать себя хорошо, где не будет этих невыносимых переживаний.

В подростковом возрасте было тяжело. И хотя семья у меня благополучная и полная, даже можно сказать, что внешне образцовая, я всегда чувствовала себя лишней и чужой. Отец очень консервативен и строг, не умеет проявлять любовь, выражать свои эмоции и реагировать на чужие — все это вызывало много проблем в нашем общении. Плюс у нас очень разные взгляды на многие вещи, и в итоге все привело к тому, что сейчас мы вообще не общаемся.

С мамой тогда тоже было непросто — отчасти потому, что мне казалось, будто ей нет дела до моих проблем. А когда она пыталась проявлять заботу, я лишь злилась и отмахивалась, словно она слишком поздно давала то, что мне требовалось.

Лет с 15—16 до 22 у меня был перерыв в селфхарме. Я переключилась на учебу, переехала в Минск, почти полностью сменился круг общения. Хотя, конечно, депрессивные эпизоды повторялись, становились длиннее и протекали тяжелее, но я все еще не считала, что проблема достаточно серьезная, чтобы обратиться к врачу.

В 22 на фоне стресса от учебы и проблем во взаимоотношениях я снова начала заниматься самоповреждением: тушила о себя сигареты. Вначале было достаточно одного ожога, потом требовалось все больше и больше, чтобы переключиться, мобилизовать остатки внутренних сил и заняться чем-то более полезным, чем истерика. Заметила, что в момент острых и словно непереносимых чувств я почти и не ощущаю физическую боль, поэтому искала другие места на теле, где было бы больнее и острее.

На момент, когда я отправилась к психотерапевту, у меня уже было около 20 ожогов по всей левой руке и на груди. Мне выписали антидепрессанты и настояли на том, чтобы я пролечилась в психоневрологическом диспансере.

С тех пор прошло уже полтора года, но я не могу сказать, что полностью избавилась от самоповреждающих действий. Семья знает о моих ожогах, но все делают вид, будто так и должно быть. С друзьями мне сложно говорить о своих проблемах: я с улыбкой и иронией рассказываю о своих переживаниях, будто они не имеют никакого значения, обесцениваю их и сама же заявляю, что все это глупости.

Раньше для меня селфхарм был единственным способом показать, что со мной все не в порядке. Это был своеобразный крик о помощи. Возможно, мне хотелось привлечь внимание важных и дорогих для меня людей, сказать: «Вот, смотрите, видите, как мне плохо? Я больше не справляюсь, помогите мне».

Жаль, что в нашем обществе порицается желание получить внимание от не безразличных для человека людей, все сводится лишь к презрительному «показушники», хотя не вижу ничего ужасного в жажде заботы и интереса к себе, когда тебе плохо.

Сейчас у меня уже 60 ожогов по всему телу. Я не стесняюсь их, не прячу и не стыжусь. Это часть моего тела, моей жизни. Я замечаю взгляды людей, когда я в открытой одежде, но для меня это не проблема. Однако есть одна вещь, которая раздражает до зубного скрежета: когда малознакомые люди тыкают на шрамы и спрашивают, что это такое, откуда и почему.

Несмотря на то что сейчас я принимаю препараты и хожу к частному психотерапевту, не думаю, что в ближайшее время смогу избавиться от желания сделать себе больно. Селфхарм — следствие, а не первопричина. Хотя у меня есть друзья и поддержка психотерапевта, в моменты острых тяжелых переживаний мне кажется, что просто не к кому обратиться, есть только я и мои проблемы.

Психолог: «„Не переживай!“ — когда человек слышит в свой адрес такие „замечательные“ советы, он замыкается еще больше»

В этих историях виден общий корень. К селфхарму героев привело неумение делиться собственными переживаниями и чувствами либо нежелание этого делать из-за страха быть непонятыми. Разобраться в ситуации помогла Татьяна Исакова, психолог УЗ «Городской клинической детский психиатрический диспансер», кандидат психологических наук, доцент.

— В попытке жестко определить, что является нормой, а что нет, мы легко можем грести разных людей под одну гребенку, даже с легкостью называть их душевнобольными. Есть, например, такое направление, как шрамирование, которое известно в определенных культурах с древних времен. Человек, который наносит себе такие шрамы в виде определенных узоров, образов, необязательно должен испытывать внутреннее отчаяние. Это совсем другое.

Очень часто селфхарм является важным признаком различных психических заболеваний. Потенциальный риск самоубийств среди людей, наносящих себе повреждения, высокий.

С другой стороны, такое поведение может быть связано с желанием человека таким образом справиться с тяжелыми переживаниями, болезненными воспоминаниями, невыносимыми жизненными ситуациями. Могут возникать внезапные события, полностью меняющие нашу жизнь: тяжелая болезнь, смерть близкого, военная катастрофа, развод и тому подобные. Кто-то быстро выходит из ситуации, кому-то требуется длительная психотерапия.

У детей это явление часто наблюдается на фоне нарушенных семейных отношений. Проблема далеко не в том, что они наносят себе порезы, уродуют свое тело. Беда в том, что им внутри очень больно и одиноко — и это единственный способ помочь себе, способ показать нам свою боль. Очень неудачный, очень нездоровый — и тем не менее способ сказать о своем эмоциональном неблагополучии.

Самоповреждению предшествует длительный период невозможности удовлетворить базовые потребности (в безопасности, любви, уважении). Например, живет ребенок в эмоционально холодной и одновременно очень требовательной семье. Он достигает своего подросткового возраста, и его начинает штормить. Появляется «иллюзия контроля»: «Я хозяин своего тела и могу делать с ним все, что захочу». Так некоторые подростки находят решение проблем в самоповреждении.

Советы вроде «Не переживай! Займись делом, и все пройдет» не работают. Когда человек слышит в свой адрес такие «замечательные» советы, он замыкается еще больше, чувствует свое одиночество, никчемность: «Никто не может понять, почему я так делаю. Я и сам не могу остановить себя в этом».

У нас работают центры дружественного отношения к подросткам. Они имеются в каждом районе Минска и работают на бесплатной основе. Родителям важно обратить внимание, что их ребенок все время носит длинные кофты и прячет свое тело. Но не менее важно эмоционально чувствовать своего ребенка. Если он перестал улыбаться, у него потухший отсутствующий взгляд и ваш доверительный контакт нарушен, вы очень далеки друг от друга, это сигнал к тому, чтобы задуматься, обратить на ребенка внимание. Надо обратиться к ребенку, близкому человеку со словами: «То, что я вижу, пугает меня, и я не знаю, как помочь тебе. Это опасно. Давай обратимся к специалисту».

Психиатров, скажем так, избегают. Родители не хотят ставить детей на учет в психиатрический диспансер. Но им важно понимать, что на чаше весов находится жизнь их ребенка.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. [email protected]

Селфхарм: причины, советы, способы лечения :: Здоровье :: РБК Стиль

Слово «селфхарм» (самоповреждение) стало частым гостем в разговорах: его употребляют подростки в школе и активно обсуждают в интернете. Встревоженные родители обмениваются переживаниями. А взрослые время от времени подтягивают рукава вниз, чтобы не было видно ожогов и порезов. Что это за явление? Разбираемся с психотерапевтом.

Анастасия Афанасьева, врач-психиатр, психотерапевт, специалист сервиса по подбору психологов Alter

Что такое селфхарм

Селфхарм — это преднамеренное причинение себе какого-либо вреда без суицидальных намерений. Выражаться это может в любом поведении, вызывающем чувство боли или дискомфорта. Обычно при упоминании селфхарма сразу представляются порезы в области кистей или предплечий, но это далеко не единственный способ себе навредить. Кроме порезов, которые могут быть как на руках, так и на ногах, в области лодыжек, бедер и на прочих частях тела, самоповреждение может проявляться через нанесение себе ожогов, ударов, царапин, щипков, вырывание волос, биение о твердые предметы, ограничение себя в еде, употребление алкоголя и наркотиков. Иногда самоповреждение может приобретать такие формы, как занятие опасными видами спорта, агрессивное вождение с попаданием в ДТП и прочее. Таким образом, поведение может быть любым; главный критерий в том, что функция этих действий — осознанное причинение себе ущерба.

Кто склонен к селфхарму

Эта проблема актуальна как для России, так и для всего мира. Наиболее уязвимая группа — подростки (распространенность селфхарма среди них, по данным различных исследований, достигает 10% [1]), хотя страдать самоповреждающим поведением могут и взрослые люди. По российским исследованиям, 10–14% старших школьников и студентов указали на один или несколько случаев самопорезов, а 3% отметили, что наносят себе порезы довольно часто [2]. Если говорить о гендерных особенностях, то общемировые исследования показывают, что самоповреждения чаще регистрируются у девушек, тогда как у юношей они более тяжелые [Дойл Л., Трейси М. П. и Шеридан А. Самоповреждения среди молодежи: распространенность, сопутствующие факторы и обращение за помощью среди подростков, посещающих школу. // Международный журнал медсестер в области психического здоровья, #24 (6), 2015, 485–495].

В целом от того, чтобы начать наносить себе повреждения, не застрахован никто. Даже психически здоровые люди, к примеру в ситуации острого горя, могут прибегнуть к такому поведению, чтобы справиться с эмоцией. Тем не менее на склонность к селфхарму может влиять наличие у человека определенного бэкграунда и факторов риска. К ним относятся психические заболевания или нейроотличности (врожденные неврологические особенности, например синдром дефицита внимания и гиперактивности) или расстройства аутистического спектра, пережитый опыт насилия и другие.

Причины селфхарма

Один из наших самых сильных природных инстинктов — инстинкт самосохранения. Почему же люди начинают делать нечто столь противоестественное — калечить собственное тело и причинять себе боль? Причин может быть множество, и прежде всего, это вышеупомянутые факторы риска.

  • Тяжелые психические расстройства: депрессия, биполярное аффективное расстройство, шизофрения. При таких заболеваниях эмоции и переживания, которые испытывает пациент, могут быть настолько сильны и болезненны, что он неспособен самостоятельно с ними справиться, и чтобы хоть как-то пережить эти невыносимые ощущения, люди часто наносят себе телесные повреждения.
     
  • Нейроотличности. И при синдроме дефицита внимания и гиперактивности, и при расстройствах аутистического спектра люди часто нуждаются в стимминге (повторяющихся действиях) либо аутостимуляции. Скажем, если человек с СДВГ оказался в условиях, когда нужно долго сидеть на одном месте, он ищет хоть какой-то выход своей гиперактивности и начинает, например, расковыривать руки. У людей аутистического спектра нанесение себе повреждений может быть способом отвлечься от сенсорной перегрузки и попытаться успокоиться и сосредоточиться.
     
  • Трудности эмоциональной регуляции. Эти проблемы часто возникают в период полового созревания, когда молодые люди только учатся понимать и контролировать свои эмоции и у них не всегда это получается (в том числе за счет изменения гормонального фона и дозревания коры головного мозга). Но иногда сложности с управлением эмоциями проявляются не только в связи с естественными физиологическими процессами, но и вследствие различных патологий — например, при пограничном расстройстве личности.

Чаще всего самоповреждающее поведение выполняет три основные функции:

1. Совладать с сильной эмоцией. То есть перевести эмоциональную боль в физическую и таким образом эффективнее с ней справиться. Всем нам понятно, что делать с синяком или порезом, а вот с душевной болью — далеко не всегда, особенно если чувство зашкаливает.

2. Попытаться почувствовать хоть что-то. При депрессиях, сенсорных перегрузках, деперсонализации пациент зачастую плохо ощущает собственное тело, возникает «болезненное отупение», которое расценивается как довольно неприятное чувство. Самоповреждение помогает вернуть ощущение контакта со своим телом и контроля над ним.

3. Наказать себя. Если человек страдает от собственной никчемности, одиночества, испытывает чувство вины и стыда, нанесение самоповреждений как бы помогает расплатиться за собственные ошибки.

К чему приводит селфхарм

К сожалению, иногда самоповреждения бывают чреваты довольно неприятными последствиями для здоровья и внешности. Порезы могут инфицироваться, воспаляться и гноиться, оставлять шрамы. Более того, иногда повреждения наносятся в труднодоступных местах (часто для того, чтобы их легче было скрыть от других людей), что может быть смертельно опасно, так как самовредитель может легко задеть жизненно важные сосуды и нервы.

Кроме того, селфхарм подвергается довольно сильной стигматизации в обществе, особенно по сравнению с манипуляциями над собственной внешностью (такими как пирсинг или нанесение татуировок) или определенными религиозными и духовными практиками (стояние на гвоздях, ношение вериг), хотя и то, и другое тоже связано с получением болезненных ощущений. Боясь порицания со стороны окружающих, люди часто избегают обращаться за помощью, что может привести к еще более серьезным последствиям.

Как избавиться от селфхарма

Что можно сделать самостоятельно

  • Для начала надо понять, что именно в поведении человека относится к самоповреждению. Можно выписать все эти действия, чтобы держать список перед глазами.
  • Затем проанализировать, в каких ситуациях появляется это поведение либо тяга к нему. Часто самоповреждению предшествуют достаточно однотипные ситуации и триггеры — важно увидеть, что запускает этот механизм, что общего в этих ситуациях.
  • Далее нужно осознать, чем человеку помогают самоповреждения, то есть определить их функцию.
  • Найти замещающее поведение, которое поможет решить ту же задачу без нанесения себе повреждений. Для этого можно носить тугую резинку на руке, чтобы щелкать ею по коже в те моменты, когда хочется, например, порезаться. Или опускать ненадолго пальцы в миску со льдом.

Что можно сделать при помощи других

  • Пожалуй, самое сложное в борьбе с самоповреждениями — то, что они, как правило, происходят наедине с собой. Возможность обратиться за помощью к другим людям, рассказать им о своих переживаниях, получить поддержку — важные условия, позволяющие предотвратить такое поведение.
  • Кроме того, человеку в тяжелом эмоциональном состоянии зачастую сложно определить, какое именно чувство он испытывает. Близкие могут в этом помочь, сказав: «Тебе сейчас плохо, потому что ты чувствуешь тревогу, или вину, или грусть», — и затем предложить другие, более здоровые, способы с этим справиться. Если мы поняли, что с нами происходит, найти решение становится гораздо проще.
  • Стоит всегда иметь под рукой контакт друга или близкого человека, который всегда выслушает и поддержит, либо аудиозапись или ободряющую записку от него на случай, когда вы не можете разговаривать. Чат, в котором всегда можно выговориться (семейный, дружеский или чат психологической группы), также может быть отличной поддержкой.

Зачем обращаться к врачу

Самостоятельно выяснить, в чем причина нанесения самоповреждений, как правило, крайне сложно. Кроме того, селфхарм — это потенциально жизнеугрожающее поведение. Именно поэтому очень важно своевременно обратиться к специалистам, работающим с такими проблемами. Для начала врач-психиатр проведет диагностику состояния и определит причину. После этого на первый план выйдет либо медикаментозное лечение, либо психотерапия; чаще всего это будет их сочетание. Лекарства нужны для стабилизации эмоционального состояния, уменьшения симптомов, а психотерапия помогает научиться быстро распознавать ситуации, когда у вас возникает желание нанести себе повреждение, и выбирать другой способ с ними справиться. Например, научиться понимать свои эмоции и контролировать их, применяя техники самопомощи.

Как помочь другому справиться с селфхармом

Часто этим вопросом задаются родители, которые начинают замечать проявления селфхарма у детей. К сожалению, редко когда они знают, как им помочь. Самое важное — вовремя среагировать, не обесценивать проблему, не ругать ребенка, а попробовать выяснить, что с ним происходит, без осуждения.

Что может указывать на то, что близкий человек страдает от селфхарма?

  • Слишком часто появляющиеся царапины или порезы, которые нельзя объяснить контактом с животными, активными играми либо занятиями спортом.
  • Наличие крови на одежде, белье или кровати.
  • Попытки не появляться на людях в одежде, которая открывает руки, большую часть ног, живот и так далее. Особенно дома и в жаркую погоду.
  • Если вы заметили подобные признаки, то важно дать понять, что вы рядом и готовы помочь — без осуждения. Следует мягко и аккуратно поговорить с близким и объяснить необходимость проконсультироваться у специалиста.

Важно знать

Селфхарм не равняется суицидальному поведению и его не следует расценивать как первый звоночек на пути к самоубийству. Суицидальное поведение направлено именно на то, чтобы уйти из жизни; самоповреждение не имеет такой цели — напротив, это способ (хоть и ущербный) справиться со своим состоянием, чтобы продолжать жить.

Причин селфхарма может быть множество, и чаще всего к такому поведению приводят трудности с регуляцией эмоций, их осознанием и контролем. Поэтому важно вовремя обращаться к врачу и не осуждать людей, на теле которых заметны следы от самоповреждений, которые, возможно, появились у них в сложные моменты жизни.

Чтобы лучше разобраться в теме селфхарма, можно почитать книги про пограничное расстройство личности, например: «Я ненавижу тебя, только не бросай меня» Джерольда Крейсмана и Хэла Страуса либо «Прекратите ходить по яичной скорлупе» Пола Мейсона и Рэнди Крегера. 

Во вред себе: 6 мифов о селфхарме

Что заставляет людей разного возраста, и прежде всего подростков, причинять себе боль? Такой нетривиальный диалог со своим телом выбирают те, кто не умеет другим, безопасным способом снимать душевное напряжение, справляться со своими эмоциями в трудных жизненных ситуациях.

«Селфхарм всегда был выходом для меня, еще лет с семи, наверное. Тогда я не знала, как это называется, но наказывала себя. За лишнюю еду, за слезы. Я была очень пухлым ребенком, поэтому могла голодать неделями, потому что позволила себе съесть шоколад. Потом проблем становилось все больше и больше, а наказания — все строже. Я лишала себя сна, еды, била себя, резала… Я рассказывала о своей проблеме всем. Я просила помощи, но меня выставили просящей внимания идиоткой». (Валя, 17 лет)

«Я занимаюсь селфхармом почти одиннадцать лет. Не могу вспомнить, с чего все началось. В раннем возрасте я в основном наказывал себя за несоответствие родительским ожиданиям, но причин для самоповреждения у меня было много. Среди них — пьющий член семьи, чувство несправедливости и сожаление оттого, что я никогда не смогу помочь всем… Сейчас мне тяжело представить себя без лезвий в чехле телефона и нескольких десятков рубцов по всему телу, не говоря уже о сотне шрамов… Не романтизируйте селфхарм. Это вовсе не красиво…» (Матвей, 15 лет)

Это фрагменты признаний, которые опубликовала на своем сайте ученица Европейской гимназии Варвара Боганцева. В создании ресурса, честно и понятно рассказывающего о селфхарме, у нее был личный интерес: «У меня есть друзья и знакомые, склонные к самоповреждению, и я знаю, насколько это неприятно — чувствовать свою беспомощность и не понимать, какую помощь я могу им оказать. Надеюсь, проект пригодится и другим людям со схожей проблемой». Варвара собрала на своем сайте несколько устоявшихся мнений о саморазрушительном поведении. Мы попросили прокомментировать эти мифы подросткового психолога Настасью Крысько.

1. Селфхарм — это всегда попытка суицида

Нет, не всегда. Человек может наносить себе повреждения с другой целью: чтобы справиться с тяжелыми для него или нее переживаниями, травматичными ситуациями, например, насилия или буллинга, неудачами в какой-то значимой области, а также с невозможностью контролировать свою жизнь. Или желая наказать себя за что-то.

Американский психолог Томас Джойнер, признанный эксперт в области суицидального поведения, обратил внимание: чем дольше человек практикует селфхарм, тем ниже у него страх смерти, то есть происходит своего рода «привыкание» или, по-научному, «десенсибилизация» к боли. Среди событий, которые ведут к снижению страха смерти, также выделяют психологические травмы детского возраста и тяжелые болезни, вызывающие страдания. Всегда важно уточнять у самого человека (когда он согласился говорить на эту тему) его мотивы и намерения.

2. Селфхарм — это когда режут вены

Способов самоповреждения много. Некоторые люди прибегают к разным вариантам, а некоторые используют один и тот же способ постоянно. Основа любого самоповреждения — НАМЕРЕННОЕ причинение себе вреда с определенной целью (саморегуляция, отвлечение, наказание и так далее). Кроме порезов разных частей тела, встречаются и такие способы самоповреждения, как:

  • переедание и недоедание,
  • кусание себя,
  • ожоги,
  • втыкание в себя предметов,
  • удары о стены,
  • преднамеренная передозировка,
  • чрезмерные физические нагрузки с целью причинения себе вреда,
  • выдирание волос,
  • участие в драках, в которых непременно будут нанесены травмы.

Некоторые исследователи выделяют так называемый эмоциональный селфхарм: он может заключаться в том, чтобы специально злить кого-то, провоцировать, чтобы на тебя накричали в ответ. Другой способ — намеренно вступать в отношения, в которых не хочешь находиться, быть с теми, с кем не хочешь быть, заниматься сексом, когда не хочется, не давать себе проводить время с теми, кого любишь, наказывая себя.

7 признаков, что вы становитесь угрозой для себя — Wonderzine

Текст: Яна Шагова, автор телеграм-канала «Со мной всё в порядке!»

У многих термин «самоповреждающее поведение», или его английская калька «селф-харм», ассоциируется с нанесением себе порезов. На самом деле видов аутоагрессивного поведения (то есть действий, когда человек осознанно причиняет себе вред) намного больше. Некоторые из них и вовсе социально одобряемы, а люди не распознают их как нанесение себе вреда. Единых критериев того, что считать самоповреждением, до сих пор не существует. В последней редакции DSM используется термин «nonsuicidal self-injury» — «несуицидальные самоповреждения», к которым относят нанесение ран, порезов, царапин, ожогов и других повреждений на собственное тело.

У человека, который это делает, обычно нет суицидальных намерений — таким образом он избавляется от боли или тяжёлых переживаний. Но это не значит, что подобные действия не опасны: порезы могут привести к серьёзным кровотечениям или заражению, а ожоги — оставить шрамы или вызвать болевой шок. Не говоря уже о социальных последствиях: многие люди, практикующие селф-харм, стыдятся этого и не могут никому рассказать о проблеме. Впрочем, способы вредить себе не ограничиваются нанесением увечий. Некоторые люди сознательно нарушают график приёма медикаментов или опасно водят. Разбираемся, как понять, что вы становитесь угрозой для себя.

Вы наносите себе порезы, царапины или ожоги

Это то, что мы в основном представляем себе, когда слышим слово «самоповреждение», — порезы, которые люди чаще всего наносят себе на бёдра, запястья, предплечья или ладони. Некоторые расцарапывают себя ножом или любыми твёрдыми предметами до крови, втыкают в себя иголки или вводят предметы под кожу или в мягкие ткани. Опускать пальцы в кипящую или горячую жидкость (да, «проверить температуру» тоже считается, если вы знаете, что вода очень горячая) или сознательно хватать раскалённые или горячие предметы голыми руками — это тоже разновидность самоповреждения. Как и менее экстремальные варианты — расцарапывать раны и язвочки, а также часто выдавливать прыщи и обгрызать заусенцы до крови.

Вы провоцируете или наносите себе ушибы

В этом случае считается любой способ: биться головой об стену или дверной косяк «в наказание», наносить пощёчины самой (самому) себе, прижимать пальцы дверью или, к примеру, бросаться с размаху телом на твёрдый предмет — всё это относится к селф-харму. Самоудушение, пусть даже в шутку и «несильно», тоже является проявлением аутоагрессии — как и когда человек передавливает части тела до синяков, сильно себя щиплет или оттягивает кожу до болезненных ощущений.

Вы вырываете себе волосы

У этого симптома даже есть отдельное название — трихотилломания: так называют навязчивое желание вырывать волосы на голове или других частях тела, включая вырывание бровей и ресниц. Это навязчивое повторяющееся поведение, справиться с которым «усилием воли» очень трудно. Обычно симптомы усиливаются из-за стресса, конфликтов с близкими людьми и другого сильного психологического напряжения (дедлайнов, страха провалиться и тому подобного).

Вы намеренно перебираете с алкоголем

Да, это тоже в списке. Если человек сознательно напивается, зная, что наутро ему будет плохо от такого количества спиртного, — это осознанное нанесение себе вреда. «Хочу сегодня напиться до чёртиков» — это проявление аутоагрессии. Хотя в нашем обществе принято одобрять привычку решать проблемы с помощью алкоголя, это не значит, что такое поведение неопасно и не стоит о нём беспокоиться.

Вы переедаете или голодаете, вызываете рвоту

К аутоагрессивному поведению относятся диеты со строгим ограничением пищи, компульсивное переедание и привычка вызывать рвоту после еды, чтобы «очистить» желудок. Даже если это разовые случаи, не подпадающие под диагноз «расстройство пищевого поведения», они свидетельствуют об эмоциональном неблагополучии и о том, что человек не может справиться с ним иным образом.

Вы намеренно «ошибаетесь» в дозировке лекарств

Вы сознательно превышаете дозировку необходимых вам лекарств или, напротив, пропускаете приём (имеется в виду не обычная забывчивость, хотя и в этом случае есть о чём задуматься). Чем серьёзнее лекарства и чем больше от них зависит ваша жизнь (антибиотики, инсулин, нейролептики и так далее), тем о более серьёзной агрессии по отношению к себе говорит это поведение.

Вы совершаете рискованные поступки

Секс без презерватива с незнакомыми людьми, опасное вождение и вождение в нетрезвом виде, а также любые другие рискованные ситуации, на которые вы идёте, хотя знаете, что их можно было бы избежать, — всё это симптомы аутоагрессии. Ситуации, когда вы игнорируете симптомы физических или психических заболеваний, работаете без отдыха двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю и постоянно откладываете отдых и визиты к врачу, — тоже.

Зачем люди это делают?

Есть два распространённых заблуждения: что люди, которые наносят вред сами себе, не хотят жить и что они таким образом привлекают к себе внимание. Ни то ни другое не является до конца правдой. Аутоагрессия — это не суицид, её действие скорее похоже на механизм зависимости. При этом единой теории, описывающей несуицидальное самоповреждающее поведение, до сих пор не существует. По одной из версий, человек, наносящий себе порезы или ожоги, так вызывает прилив адреналина, который помогает ему справиться с тяжёлым стрессом. То есть такое поведение — нечто вроде попытки самостоятельно «вылечиться» от сложного эмоционального состояния. Вторая теория гласит, что селф-харм — это способ ощутить хоть что-то, справиться с депрессивным чувством пустоты и нечувствительности. В таком случае боль словно возвращает человека к реальности, позволяя ему почувствовать себя более живым.

Что касается идеи, что человек в этом случае пытается привлечь внимание, корни такого подхода можно найти в советской психиатрии: она довольно жестоко относилась к тем, кто проявлял самоповреждающее поведение. Считалось, что это «истероидный» поступок человека, который хочет, чтобы его пожалели — и поэтому якобы жалеть его ни в коем случае не следует, так как в будущем он снова будет вести себя так же.

Но такое поведение — это крик о помощи. Столкнувшийся с ним человек, несомненно, нуждается в сочувствии, а также в медикаментозной и психотерапевтической поддержке. Самоповреждающее поведение нередко сопровождает разные расстройства: пограничное расстройство личности, расстройства пищевого поведения, депрессивные состояния, биполярное расстройство. Нередко к самопорезам и другому аутоагрессивному поведению прибегают подростки и молодые люди, столкнувшиеся с насилием и жестоким обращением в детстве. 

Что делать 

Первое, что вам стоит сделать, если вы узнали в описанных поступках себя, — постараться не винить себя и осознать, что вам нужна помощь. Это не следствие «дурного характера» или «испорченности», аутоагрессию вообще плохо удаётся контролировать силой воли. Проще говоря, вы ведёте себя так не потому, что вы «плохой», «упрямый» или «истеричный» человек, который любит вредить себе и пугать других. А если кто-то пытается убедить вас в этом, этот человек не прав и относится к вам небрежно.

Очень хорошо, если у вас есть близкий человек или несколько таких людей, которые посочувствуют и с кем можно поговорить о проблеме. Особенно ценна эта поддержка в тех случаях, когда вы уже готовы сорваться и нанести себе вред (если у вас получается отслеживать это состояние). Если именно в этот момент обратиться не к кому, можно записывать или зарисовать свои переживания или пробовать замещающее поведение: порезать не себя, а листок бумаги или овощ из холодильника, побить подушку, порвать кусок ткани и так далее.

Самоповреждающее и рискованное поведение опасно само по себе, но может сигнализировать о некоторых расстройствах — поэтому лучше всего обратиться и за психологической, и за психиатрической помощью. Можно начать с любого из специалистов: немедицинского психотерапевта/психолога или врача-психиатра/медицинского психотерапевта. Как понять, что психолог или врач, к которому вы попали, не принесёт пользы в вашем состоянии? Если специалист говорит, что вы сами виноваты и «просто хотели привлечь внимание» — значит, вам попался плохой психолог или непрофессиональный врач. Если он сравнивает ваши страдания с чьими-то ещё, обесценивая их (к примеру, говорит: «Некоторые люди смертельно больны и всё бы отдали, чтобы поменяться с тобой, а ты просто не ценишь свою жизнь»), даёт «простые» советы («просто» наладить личную жизнь, вступить в брак, завести ребёнка), обещая, что это вылечит вас, — это тоже повод обратиться к другому специалисту.

Грамотный психиатр или психолог не скажет ничего из вышеперечисленного, но подробно расспросит, сколько длятся ваши симптомы, каковы обстоятельства, на фоне которых они появились, выяснит другие детали и особенности вашего эмоционального состояния. Практически все состояния, при которых человек демонстрирует аутоагрессивное поведение, требуют и медикаментозной коррекции, и психологической поддержки. Так что психолог, скорее всего, попросит вас дойти до врача, а добросовестный психиатр порекомендует психологическую поддержку параллельно с медикаментозной. Самое важное — признаться себе, что проблема существует, и не бояться попросить о помощи.   

Фотографии: wacomka — stock.adobe.com, omphoto — stock.adobe.com, SlayStorm — stock.adobe.com, Africa Studio — stock.adobe.com

«Я боюсь себя. У меня на бедре 28 швов». Фотоистории людей, которые зависимы от селфхарма

Селфхарм еще называют видом аутоагрессии и самоповреждением. По ошибке многие считают селфхарм жутким развлечением подростков или проявлением невменяемости взрослых людей. На самом деле, самоповреждение – это чаще всего чаще всего это попытка избавиться от тревожности, страха, ненависти к себе и от вины. Селфхарм может провоцироваться последствиями от тяжелых психических травм и депрессий. Существует миф, что наносят себе порезы только те люди, которые хотят привлечь к себе внимание – мы нашли героев, которые сознательно наносят себе увечья, и узнали их мотивацию.

Тима. «Я просто сидела и ножом наносила себе порезы – и мне становилось хорошо»

«У меня шрамы на бедрах и на руке. Я себя резала битым стеклом, лезвиями и канцелярскими ножами. Первые шрамы делала битым стеклом. Начала все это делать без причины, мне просто так нравилось. В подростковом возрасте ходила по заброшкам, где везде валялось стекло. Мне нравилось плоскостью стекла сдирать с себя кожу. Мне тогда было около четырнадцати лет. Моя подруга переживала из-за ситуации в своей семье и хотела себя порезать, но боялась. А я ей сказала, мол, что тут страшного – и порезала себя, убедив, что болезненного в этом ничего нет. Произвела пагубное влияние на подругу, хотя мне тогда это казалось поддержкой.

На бедрах шрамов больше всего, все они были нанесены два года назад из-за переломного момента в жизни.

Тогда нашла работу, хотела съехать от матери. Но у меня не было опыта, как снимать квартиру, как оплачивать коммуналку, что готовить, как покупать продукты. Я спала на работе, спала в парках, спала в квартире с прахом мертвого дедушки знакомых. У меня тогда были проблемы в личной жизни – меня бросил парень, а вдобавок еще и украли крупную сумму денег. Последним шагом для селфхарма было расставание с парнем. Мы встречались три года, у нас было большое количество совместных дел, я считала, что у нас была одна жизнь на двоих. Но иногда складываются обманчивые ощущения. Рухнуло все и сразу. Через неделю после расставания я порезала себе ноги. Мир рушился, нужно было что-то делать. Я просто сидела и ножиком наносила себе порезы – и становилось хорошо. Мне даже нравится пощипывающая боль после них. 

Прошло полгода, у меня началась сильнейшая агрессия по отношению к себе. Казалось, что я стала приходить в себя, что у меня получались многие вещи, но у меня пропали желания. Я просыпалась по будильнику, насильно заставляла выключить будильник, даже била себя по лицу. Мотивации что-либо делать вообще не было. Но внутри сидело упорная уверенность, что все это пройдет. Я стала ставить задачи, заставляла себя делать обычные вещи: учить английский, фотографировать, рисовать. Позже я поняла, что не со всеми могу нормально общаться, хотя мне хотелось стать более общительным человеком. Внутренний голос говорил, что я делаю все неправильно, что нужно себя наказать. Тогда пошла вторая волна порезов, более жестких – настолько жестких, что чуть не залила кватиру кровью. Перекисью залила, обработала – и все хорошо. 

Мой селфхарм не на постоянном уровне, он приходит волнами. Я не могу назвать его привычкой, но не отрицаю, что, возможно, сделаю это еще не один раз. К помощи врачей не прибегала. Себе всегда твержу, что со мной всё нормально. Действительно считаю, что у меня всё хорошо. Я же вижу людей, у которых ненормально. У этих людей как правило нет сил и воли справляться. У меня пока получается. Если честно, я считаю, что люди часто режут себя из-за кучи свободного времени. Я не делаю это для привлечения внимания, мне вообще не нравится, когда на меня обращают внимание. Я выбрала ноги, потому что всегда хожу в брюках, так что никто их не увидит. Понимаю, что когда люди увидят мои шрамы, начнут обращать внимание, осуждать. А осуждения никто не любит, я тоже. Делаю это для себя и считаю селфхарм личным делом каждого».

Ксения. «Самый глубокий шрам у меня – на бедре, 28 швов»

«Моя аутоагрессия началась с девяти лет, между мамой и папой были сложные отношения, я была свидетелем и участником их конфликтов. Из-за сильного эмоционального включения в их ссоры я вырывала на себе волосы, царапала лицо. Когда умер отец, на некоторое время я перестала так делать. Но в 16 лет у меня появились крупные проблемы с мамой и ссоры с братом, который бил меня. Защищалась как могла, но мама встала на сторону брата и не реагировала никак на меня. Тогда я впервые себя порезала, это было лезвие. Во время очередного конфликта я побежала в ванну и сделала себе порез. Мне становилось легче психологически, физически иногда накрывало предобморочное состояние.

Иногда я не могла доползти даже до кровати, хоть крови было и немного. А иногда чувствую себя хорошо. Поначалу селфхарм был редким явлением, справлялась сама. Потом скандалы нагнетались – и я стала искать помощь у психолога. Вбивала в поисковике «я ненавижу своего брата», стала переписываться с психологом из России, который обвинил меня в провокации брата. Объяснил это тем, что у него с сестрой похожие отношения, так как она его провоцирует. Я стала резать себя очень часто – «накрывало» по поводу и без. Например, я куда-нибудь опаздывала – и настолько сильно переживала, что если с собой было лезвие, то я бы себя резала. А если нет, то вырывала волосы, кусала руки, царапала лицо. Так решались все ситуации, которые вызывали во мне напряжение. Самоповреждение перешло в привычку.

Даже когда уехала жить от мамы к сестре, привычка осталась. С каждым годом она усугубляется, иногда мне очень страшно. Я боюсь сама себя. Мои повреждения бывают настолько глубокими, что это пугает. У меня медицинское образование, я часто помогаю людям, могу оказать первую помощь, остановить кровотечение. Но к себе отношусь совсем иначе.

Я порезала бедро – это самый глубокий шрам у меня, 28 швов. Я тогда была у сестры. Она сидела на кухне с другом и пила чай, а я в этот момент ванне резала бедро. Порезала, никак не обработала, надела штаны и легла спать. Утром проснулась, а все в крови. Сестра уже ушла на работу, а я пошла к психиатру – ходила на дневной стационар. Врач спросила, резала ли я себя сегодня, я сказала: «Чуть-чуть». Она попросила ей показать, а когда увидела мое бедро, чуть не упала в обморок. Вызвала скорую – несмотря на то, что прошло уже более двенадцати часов, мне все равно зашили рану. Сейчас, находясь в наиболее стабильном состоянии, я благодарна врачу за то, что она помогла. Я могла лишиться ноги или даже жизни, заработав заражение. Сейчас вспоминаю и не понимаю, как могла так поступить с собой. Не просто порезать, а лечь спать и проснуться целиком в крови.

Брат говорил «я хочу, чтобы ты сдохла», «выйди в окно», «вот бы тебя сбила машина». Мама тоже на эмоциях говорила: «Один раз отплачем – и всё». Все это я впитывала как губка, накапливала в себе. Конечно, я резалась за закрытыми дверями, ходила только с длинными рукавами. Однажды вышла с открытыми рукавами, и мама увидела порезы. Она спросила, откуда они, я отмахнулась и придумала другую причину. Она ничего не сказала. Но в следующую ссору на эмоциях назвала меня ненормальной, потому что я режу себя. Она догадалась, но промолчала. Мама не думает, что это из-за наших с ней отношений – она нашла другую причину для себя, решила, что это из-за ссор с мужем сестры.

Меня больше пугают не порезы, а то, что я так остро реагирую на всё. Даже если я не режу себя, есть много других способов. Например, я тушила о себя сигареты, хоть и не курю. Специально покупала сигареты, делала пару затяжек и тушила о кожу. Само состояние, когда накрывает, – оно хуже, чем когда занимаешься селфхармом. Но вот удержаться, чтобы не делать этого, очень тяжело. Я кусаю себя до синяков, бью по лицу. Шрам, который на руке – его тоже зашивали, я порезала себя за кинотеатром.

С братом я стараюсь не общаться. Я его люблю на расстоянии, но видеть пока не могу. Мама звонит мне, плачет, говорит, что любит меня. Она говорит, что дети дерутся всегда, что это во всех семьях так. Ей не кажется, что когда брат хватал нож или душил меня, это было за гранью. Она считает, что на мое психологическое состояние повлияла полученная в детстве черепно-мозговая травма. Но даже врачи говорят, что дело в проблемах в семье. 

Я хожу на терапию, принимаю антидепрессанты и нейролептики. Я бы не смогла справиться без медикаментозной поддержки. Да и с врачом и психологом нужно обсуждать, почему так получилось, искать первопричину. Самому справиться очень сложно. Я раньше думала, что селфхармом занимаются только подростки. Это не так».

Евгений: «Честно говоря, мне хотелось, чтобы родители заметили шрамы»

«Я всегда был слегка эмоционально-неустойчивый, да и родители у меня, мягко говоря, авторитарные. Я был очень трудным подростком, устраивал частые скандалы, только что из дома не уходил, потому что некуда. Слова «селфхарм» и «самоповреждение» для меня были абсолютно незнакомыми.

Еще в детском возрасте для меня было нормально ударить себя за то, что что-то не получается в процессе занятий по фортепиано. Или когда делал больно близкому человеку из-за того, что мои эмоции выходили из-под контроля. Чувствовал себя виноватым и наказывал себя. Для меня было абсолютно нормально сделать порез как отметку о том, что так делать не надо. Первые порезы появились в подростковом возрасте, и их никто не замечал, а возможно, просто не хотели замечать. Был период, когда я все же начал получать реакцию от окружающих, но она была такой: «О, боже! Что же ты делаешь».

Первыми замечали друзья, а родители упорно игнорировали. Честно говоря, мне хотелось, чтобы родители заметили. Говорят, что подростки наносят себе повреждения, чтобы привлечь внимание – часто это действительно одна из причин. Но это не манипуляция, им больно, они не в порядке, а по-другому привлечь внимание они не могут.

Впервые слово «селфхарм» услышал от своей подруги на первом курсе универа. К этому моменту я уже долго практиковал его. Оказалось, что были друзья, которые делали так же и тоже не знали, что это. Мы  не воспринимали друг друга как глубоко нездоровых людей. Для меня это был какой-то ритуал, чтобы взять свои эмоции под контроль.

Селфхарм – это привычка. Она часто становится способом справляться с тревожностью и виной. Для меня было абсолютно нормально заранее протереть антисептиком нож, провести зажигалкой по коже. Это была настолько спокойная привычка, что я даже готовился к этому. 

Депрессия тоже с потолка не берется. У меня были проблемы в семье, были эпизоды, когда меня меня сильно избили, когда я потерял очень близкого человека. Но когда я пошел на терапию, мне сказали, что, кроме этих травм, у меня еще целая стопка в придачу. Бывает такое, что человек не чувствует связи со своим телом и может заниматься самоповреждением для того, чтобы почувствовать себя реальным.

В своем твиттере однажды написал, что селфхарм – это не страшно. Люди задавали много вопросов насчет того, что об этом думают специалисты. Некоторые благодарили за то, что говорю об этом. Для тех, кто наблюдает  со стороны, хочу сказать: не стоит вести агрессивную борьбу против селфхарма.  Когда начинается агрессивная  борьба, человек чувствует еще большую вину, начинается саморазрушение, которое снова приводит к аутоагрессии. Замкнутый круг».

Анна: «Это хороший сигнал того, что внутри меня творится бардак»

«Я самостоятельно живу и учусь в Беларуси уже пятый год. Сейчас образовательная часть в университете закончилась, впереди экзамены, защита диплома и неизведанное будущее. Когда я нервничаю, выдираю себе брови и ресницы, обдираю кутикулу около ногтей и сцарапываю лак. На сеансе у психолога я учусь прислушиваться к себе и стараюсь останавливать себя, задавать себе вопросы: «Что меня так тревожит и как я могу это исправить?». Психолог лишний раз напоминает мне прислушиваться к себе, поскольку то, что я делаю со своим телом – это показатель моего внутреннего состояния и ответ на многие вопросы. 

С тех пор, как я приехала в Беларусь и начала жить самостоятельной жизнью, испытываю много тревоги. Здесь у меня не было ни родственников, ни друзей. Друзья и подруги начали появляться только спустя время, некоторые из них жили со мной в общежитии. Но в моменты нервного напряжения я все равно непроизвольно начинаю выдирать брови и ресницы. За пять лет в университете я так и не научилась спокойно относиться ко многим вещам. Сейчас учусь понимать причины тревоги, разбираюсь с тем, как до такого состояния не доводить. Я не крашу ногти, потому что начинаю сцарапывать лак, перестала дополнительно корректировать брови, потому что они становились похожи на ниточки. Сейчас, если в порыве тревоги я начинаю их выдирать, итог не такой печальный, как раньше.

Не могу сказать, что эти манипуляции вредят моей жизни. Это не наносит ущерб здоровью, но для меня это явный сигнал того, что внутри творится бардак. Чтобы устаканить хаос внутри, мне нужно прислушаться к себе и иногда расписать всё – планы, тревоги, сомнения. Я начала ходить на терапию прошлой весной, причин для этого было и остаётся предостаточно. Одна из них – самостоятельная жизнь. Еще я начинаю травмировать себя, когда мне предстоит какое-то выступление. Это происходит и тогда, когда нужно делать работу, которую делать не хочется, но необходимо. 

В процессе я не чувствую боли, скорее ощущаю удовольствие. Например, мне нравится ощущение, когда я вытаскиваю сразу несколько ресниц. Это как корочка на ранке, которую хочется содрать. Это потребность, желание. Не могу сказать, что такой селфхарм меня беспокоит, но мне бы хотелось, чтобы у меня не было такой потребности, а мои руки и брови выглядели эстетично.

Моя тревожность возникает от незнания себя, от неосознанных проблем и от неизвестности в будущем. Сейчас у меня так же много поводов для тревоги, но я лучше их прорабатываю. Иногда это значит сесть и подробно расписать или проговорить даже банальные вещи. Думаю, благодаря терапии я начинаю осознаннее управлять своим телом и жизнью».

Мария. «Я контролирую место пореза. Если сделаю что-то серьезное, поеду в больницу»

«Резать себя я начала в четырнадцать лет, до этого я голодала. Первые пару раз забыла поесть, почувствовала голод – и мне понравилось. Таким образом довела себя до анорексии. Причин на это не было. Когда мне было четырнадцать лет, на хайпе была тема порезов – и мне хотелось попробовать. Я занимаюсь с психотерапевтом, она спрашивает, режу ли я себя. Иногда смотрит на порезы, иногда спрашивает, появились ли новые. По сути, ей плевать, она пишет что-то себе в бумажках, а так ей все равно. Я просто прихожу раз в месяц за таблетками – так работает бесплатный психотерапевт в поликлинике.

А вообще, причина для порезов всегда есть. Допустим, ссорюсь с мамой – и чтобы снять стресс, наношу себе порезы. У меня непростые отношения с семьей. Отцу плевать на всех, матери раньше тоже было плевать. А еще отец убил мою домашнюю крысу. Пришел пьяным, полез к ней – она укусила его, а он ее задушил. Это был мой первый домашний питомец. 

От селфхарма мне становится легче, проблем в нем я не вижу. Меня не напрягает вид шрамов. Родные видели мои порезы, отцу все равно, мать иногда негодует, а младшая сестра ругает и бьет по голове за это. Свои порезы я контролирую и уверена, что артерию не задену себе никак. Я контролирую место пореза. Я понимаю, если сделаю что-то серьезное, поеду в больницу. Просто нахождение вне дома для меня – сущий кошмар. У меня пограничное расстройство личности, и аутоагрессия является его симптомом. Пограничное расстройство развивается в основном с детскими травмами, например пренебрежительным отношением в семье, насилием, изнасилованиями. Самоповреждение – одна из черт моего диагноза, к нему еще относятся скачки настроения, импульсивность, десоциализация.

Временами накручиваю себя до ненависти к себе – и от того режу. Или наношу порезы из-за ссоры с кем-то. После окончания школы на меня началось давление со стороны отца, чтобы я шла работала или поступала куда-нибудь. Тогда после долгого перерыва опять началась волна порезов. Я нервничала от давления, от невозможности устроиться на работу, потому что мне было всего семнадцать. В семнадцать лет найти работу практически невозможно. Я, кстати, устроилась в кофейню, но много нервничала и морально уставала. Слишком много контакта с людьми и слишком долго вне дома. Резала себя тогда очень часто. 
Сейчас у меня в планах прокачаться в языках и постараться найти способ обеспечивать себя фрилансом, чтобы меньше взаимодействовать с людьми. Но пока не найду для себя альтернативы селфхарму, не буду прекращать себя резать, потому что так мне становится легче».

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Селфхарм у подростков: что делать?

Что это такое?

Селфхармом принято называть причинение человеком себе физического вреда, обычно как способ справиться с трудными или тревожными мыслями и чувствами, болезненными воспоминаниями, ситуациями, которые трудно пережить, и невозможностью контролировать свою жизнь. К сожалению, существует много предрассудков и стереотипов о селф-харме, которые обесценивают эту проблему и создают предвзятое отношению к самоповреждающему поведению. Вот некоторые из них:

Селфхарм — это для девочек

Распространенный стереотип является ещё и проявлением сексизма. На деле же самоповреждающее поведение проявляется у людей любого пола. Однако, согласно исследованиям, молодые люди реже просят о помощи и обращаются к специалистам.

Селфхарм — это всегда попытка суицида

Нет. В большинстве случаев люди, занимающиеся самоповреждением, не преследуют суицидальных целей. Каждый случай должен быть рассмотрен индивидуально.

Селфхарм — это болезнь

Селфхарм может проявиться либо как модель поведения в стрессовых ситуациях, либо как симптом ментального заболевания — депрессии, шизофрении и т.д.

Селфхарм — это попытка привлечь внимание

К сожалению, в большинстве случаев люди, страдающие от самоповреждающего поведения, не рассказывают об этом. Люди, выставляющие напоказ селфхарм, нуждаются в помощи точно так же, как и молчащие об этом.

Селфхарм — это когда режут вены

Существует много способов самоповреждения. Некоторые люди прибегают к разным способам, а некоторые используют один и тот же постоянно. Кроме порезов разных частей тела, существуют также такие способы самоповреждения, как:
— Переедание и недоедание
— Укусы
— Ожоги
— Втыкание в себя предметов
— Удары о стены
— Передозировка
— Чрезмерные физические нагрузки
— Выдирание волос
— Участие в драках, в которых непременно будет нанесен ущерб

Селфхарм — это причинение себе физического вреда.

Это лишь продолжение предыдущего мифа. На самом деле, существует понятие эмоционального селфхарма. Многие его способы могут показаться сначала физическим селфхармом, но последствия приводят человека в том числе и к эмоциональным страданиям.
Эмоциональный селфхарм — это (но не ограничиваясь этим):
— Заставлять себя мёрзнуть (не носить достаточно тёплых вещей зимой, спать без одеяла и т. д.)
— Не давать себе есть, пить и/или спать
— Есть слишком много
— Не смотреть по сторонам, переходя дорогу
— Позволять коже быть сухой и трескаться
— Упражняться или работать слишком много
— Заставлять себя выходить на улицу и/или делать дела, даже если у тебя нет сил
— Ставить себя в ситуацию, которая повышает тревожность (даже если у тебя есть возможность избежать этого)
— Специально злить кого-то, чтобы на тебя накричали
— Вступать в отношения, в которых ты не хочешь находиться, быть с теми, с кем не хочешь быть
— Заниматься сексом, когда тебе не хочется
— Не давать себе проводить время с людьми, которых ты любишь и знаешь, что они очень хорошо на тебя влияют

Селфхарм — это красиво/круто.

Запомните — романтизация селфхарма абсолютно недопустима! Не выставляйте самоповреждение в таком свете — это не красиво.

Селфхармом занимаются только подростки

Это тоже не совсем верно. Самоповреждающее поведение встречается и у молодых, и у взрослых людей. Обычно оно появляется в подростковом возрасте и при отсутствии необходимой помощи остается.

Следы селфхарма обязательно видно на человеке, причиняющем себе вред.

Как уже было сказано ранее, есть разные виды самоповреждения, и от этого тоже зависит, сможет ли человек из окружения подростка точно увидеть следы самоповреждения. Но даже если человек оставляет на себе видимые следы, будь то царапины, шрамы или ожоги, многие скрывают такие следы под одеждой.

Селфхарм: я выбираю боль | Батенька, да вы трансформер

Селфхарм (аутоагрессия, самоповреждение) — нанесение себе порезов, втыкание игл, прижигание сигаретой, вырывание волос, саморасцарапывание и прочее. Самоповреждение — это чаще всего попытка избавиться от ментального дискомфорта (страха, сильной тревоги, ненависти к себе) и свидетельство серьёзных психологических проблем. Селфхарм — не то же самое, что суицид, но можно серьёзно пораниться, даже если не собираешься этого делать. Можно не рассчитать глубину пореза или занести в рану инфекцию, которую придётся скрывать так же, как порезы и ожоги до этого — что действительно сильно ухудшает не только общее эмоциональное состояние, но и представляет опасность для здоровья.

Д.: «Однажды я познакомилась с человеком, который занимался селфхармом. Это была моя дальняя знакомая, она часто писала об этом в твиттере, резала себе бёдра и однажды даже выложила фото порезов. Я вижу у некоторых людей расцарапанные руки, расцарапанные сильнее, чем это могло получиться случайно. У одной знакомой видела ряд пластырей на руке, на них было написано: „Почему ты всегда всё портишь“. Я это замечаю. Это распространено больше, чем люди думают. Это нормально не в том плане, что это можно совершать с собой, это нормально в том плане, что это повсеместно. У меня довольно много знакомых, и на самом деле в определённых сообществах точно будут люди, которые что-то такое с собой делали. В первую очередь это, конечно, люди с ментальными расстройствами. Но я знаю людей, ровесников моих родителей, которые тоже что-то такое с собой делали, моя мама говорила, что в юности делала с собой примерно то же, что и я».

Статистику по самоповреждениям собирать крайне сложно. Во-первых, не очень понятно, что именно можно считать селфхармом. Люди часто занимаются потенциально опасной деятельностью, которая не связана с работой или выживанием, например, курят. Но входит ли в аутоагрессию переедание или недоедание? А экстремальный спорт? Это всё, безусловно, вредные или опасные занятия, и некоторые из них даже обусловлены теми же причинами, что и более очевидные виды аутоагрессии. Но отделить одно от другого, тем более на первый взгляд, почти невозможно. Во-вторых, большая часть селфхармщиков тщательно скрывает шрамы. Резать руки совершенно необязательно: вполне можно то же самое делать с ногами, которые под джинсами всё равно никто не увидит. Так что скрытого селфхарма может быть значительно больше, чем мы думаем.

Селфхарм может иметь разную природу. Он может быть способом канализации внутреннего напряжения, неосознанным получением удовольствия от боли или специфической коммуникацией с миром.

Некоторые исследования показывают, что примерно 1 % населения США каким-то образом наносит себе повреждения (в этот процент входят также люди с различными расстройствами пищевого поведения). Среди подростков селфхарм распространён шире: британские исследования утверждают, что так или иначе вредят себе 13-16 % молодых людей. Однако селфхарм — не специфически подростковое явление: на деле у взрослого есть больше, чем у подростка, способов навредить себе, а также скрывать последствия самоповреждений.

Д., шестнадцать лет: «Первый раз я попыталась себе навредить лет в двенадцать или тринадцать. Это такая неосознанная, нервная реакция, я начинала себя царапать. Иногда следы оставались на пару дней. Однажды в четырнадцать лет я была очень расстроена, у меня оказалась в кармане булавка, и я расцарапала себе руки ей. Это повторялось дважды, и я предпочитаю говорить, что это были два единственных опыта селфхарма. Это было расстройство и злость на себя. Я не могу добиться того, чего хочу, я позволила с собой чему-то случиться. Я думала, что вымещу на себе злость к себе, и станет легче».

Harm — Crisis Text Line

Что такое причинение себе вреда?

Некоторые люди, когда депрессия и тревога приводят к урагану эмоций, они обращаются к самоповреждению в поисках выхода. Самоповреждение и членовредительство — это любые формы преднамеренного причинения себе вреда. Обычно, когда люди причиняют себе вред, они делают это не как попытку самоубийства. Скорее, они причиняют себе вред, чтобы избавиться от болезненных эмоций.

Виды членовредительства

Самоповреждение у всех может проявляться по-разному.И способы, которыми люди могут причинить себе вред, выходят далеко за рамки обычных упоминаний о сокращении в средствах массовой информации. Проще говоря, членовредительство — это все, что угодно и все, что кто-то может сделать, чтобы умышленно навредить своему телу.

Вот некоторые из наиболее распространенных типов членовредительства:

  • Резка
  • Царапины
  • Горение
  • Вырезание слов или символов на коже
  • Удары руками или руками (включая удары головой или другими частями тела о другую поверхность)
  • Прокалывание кожи острыми предметами, например, шпильками
  • Выдергивание волос
  • Прокалывание имеющихся ран

Признаки причинения себе вреда

Стигма порождает стыд и смущение, из-за чего людям, которые причиняют себе вред, трудно получить помощь.Так что берегите себя и своих друзей. Если вы подозреваете, что кто-то в вашей жизни причиняет себе вред, вот несколько предупреждающих знаков, о которых следует помнить:

  • Шрамы
  • Свежие порезы, ожоги, царапины или синяки
  • Сильно потирая участок, чтобы создать ожог
  • Наличие острых предметов под рукой
  • Носить длинные рукава или длинные брюки даже в жаркую погоду
  • Трудности в межличностных отношениях
  • Постоянные вопросы о личности
  • Поведенческая и эмоциональная нестабильность, импульсивность или непредсказуемость
  • Заявление о том, что они чувствуют себя беспомощными, безнадежными или никчемными

Crisis Text Line может помочь вам справиться с членовредительством. Напишите консультанту по кризисным ситуациям на номер 741741 или воспользуйтесь кнопкой для мобильного текста ниже.

Как бороться с самоповреждением

Иногда эмоции могут быть очень болезненными. Совершенно нормально — нуждаться в способах справляться с трудностями и справляться с ними. Если вы используете членовредительство, чтобы управлять своими эмоциями, мы здесь для вас. И мы хотим помочь вам в безопасности.

Вот несколько способов преодолеть, обработать и справиться со своими эмоциями.

  • Текст для охлаждения. Если вы испытываете болезненные эмоции, мы вам поможем.Напишите нам текст, чтобы связаться с настоящим человеком и выработать стратегию здоровых механизмов выживания, чтобы управлять своими эмоциями. Отправьте текст HOME на номер 741741, чтобы связаться с настоящим человеком.
  • Проявите творческий подход. Исследования показывают, что увлечение искусством помогает людям справляться с эмоциями. Так что, в следующий раз, когда вы почувствуете, что хотите нанести себе вред, возьмите маркер и отбросьте свои заботы. Бонус: вы можете полностью проиграть это и при этом получить те же награды.
  • Найдите свой дзен. Чтобы обезопасить себя от самоповреждений, нужно найти здоровую альтернативу работе с тяжелыми вещами.Исследователи обнаружили, что время, необходимое для восстановления центра с помощью медитации, является мощным способом обрести хладнокровие и спокойствие. Попробуйте использовать такое приложение, как Headspace, чтобы попасть в медитацию.
  • Поговорите с профессионалом. Самоповреждение — это серьезно. И хотя намерение причинения себе вреда обычно не является смертью, оно все же может быть опасным — как физически, так и эмоционально. Очень важно поговорить с кем-то, кто может помочь вам найти альтернативу. Конечно, вы можете начать с написания нам СМС. Кроме того, подумайте о том, чтобы рассказать кому-нибудь из ваших знакомых, кто может помочь вам связаться с профессионалом.

Почему люди причиняют себе вред?

Начнем с этого: каждому нужен способ справиться со своими эмоциями. Люди, которые причиняют себе вред, обратились к тому, чтобы причинять себе вред, как к механизму преодоления своих эмоций.

Итак, люди могут причинить себе вред:

  • Пересмотрите свои негативные чувства
  • Отвлечься от своих негативных чувств
  • Почувствуйте что-то физическое, особенно если онемеет
  • Развивайте чувство контроля над своей жизнью
  • Наказать себя за поступки, которые, по их мнению, они сделали неправильно
  • Выражать эмоции, которые они иначе стеснялись бы показать

Последствия самоповреждения

Самоповреждение может быть очень опасным — физически, эмоционально, социально, и все такое.

Физические последствия самоповреждения

  • Постоянные рубцы
  • Неконтролируемое кровотечение
  • Инфекция
  • Эмоциональные эффекты причинения себе вреда
  • Вина или стыд
  • Снижение самоощущения, в том числе чувство беспомощности или бесполезности
  • Зависимость от поведения

Социальные последствия самоповреждения

  • Избегать друзей и близких
  • Изгнание со стороны близких, которые могут не понимать
  • Трудности в межличностном общении из-за лжи другим о травмах

Восстановление после членовредительства

Многие люди, которые причиняют себе вред, делают это, потому что имеют дело с болезненными эмоциями. Если это относится к вам, привет — мы верим в вас и признаем вашу боль. Поскольку болезненные эмоции лежат в основе самоповреждений, довольно часто восстановление после самоповреждений включает устранение эмоций.

Вырваться из цикла членовредительства может показаться огромным подъемом. Это включает в себя отказ от привычки, которая когда-то приносила облегчение от боли. Но это не невозможно. Вот несколько шагов, которые помогут вам добиться успеха:

  • Назовите причину, по которой вы причинили себе боль, и причину отказа от курения. Спросите себя: «Что я чувствую до, во время и после членовредительства? Какие из этих эмоций я активно ищу, а какие вредны? »
  • Укажите другие способы достижения того же результата. Например, если вы причиняете себе вред из-за физических ощущений, ищите другие способы высвобождения эндорфинов, например, упражнения. На самом деле, попробуйте нанести несколько ударов по классу кикбоксинга или отразить его в классе спиннинга с * идеальным * плейлистом. Если вы причиняете себе вред, чтобы выразить свои эмоции, потренируйтесь выражать их словами, записывая их.Возьмите ручку и свой любимый блокнот или начните печатать прямо в приложении для заметок.
  • Разберитесь с глубинными эмоциями. Изучите чувства, которые заставляют вас хотеть причинить себе вред. Если это вина, то откуда эта вина? Может быть, попробуйте найти терапевта — есть профессионалы, специально обученные, чтобы помочь в этом.
  • Скажите кому-нибудь, кому вы доверяете. Расскажите другу, члену семьи или взрослому, которому вы доверяете, что вы переживаете и что вам нужна их поддержка. Открыться людям легче сказать, чем сделать.Вот с чего можно начать: «Мне трудно справиться с некоторыми болезненными эмоциями, и я мог бы воспользоваться вашей поддержкой прямо сейчас».

Чтобы стать здоровым — как в мозгу, так и в теле, — нужно много работать. Ты получил это. И мы верим в тебя.

Отправьте сообщение консультанту по кризисным ситуациям на номер 741471 или воспользуйтесь кнопкой для отправки текста на мобильном устройстве, расположенной ниже. Ты не одинок.

Влияние членовредительства молодых людей на родителей и семьи: качественное исследование

Введение

Самоповреждение (т.е. умышленное самоотравление или членовредительство) отмечается как минимум 10–15% подростков в Великобритании1 и значительной долей подростков в других странах.2, 3 В ходе обширных исследований самоповреждения изучались с точки зрения характеристик, намерений и результатов вовлеченных лиц.4 Первоначальные исследования членовредительства и воспитания детей были сосредоточены на семейной динамике, которая может способствовать самоповреждению молодого человека. Факторы семьи / окружающей среды, такие как жестокое обращение в детстве, патологические семейные отношения и разногласия между родителями и детьми, оказались факторами риска членовредительства 5–7, как и предыдущие самоповреждения, 8 но большинство молодых людей причиняют себе вред. результат сложной комбинации переживаний.9 Однако самоповреждение молодого человека может иметь серьезные последствия для родителей и семьи. 10 Родители описывают чувства шока, разочарования, вины, страха, разочарования и гнева, 11, 12, но было проведено ограниченное исследование практического воздействия причинение себе вреда жизни семей13 и то, как это влияет на стратегии воспитания.10 Опыт братьев и сестер получил очень мало внимания в исследованиях, сосредоточившись в основном на беспокойстве родителей по поводу пренебрежения братьями и сестрами.13, 14

Мы провели углубленное качественное исследование с родители молодых людей, которые причинили себе вред, чтобы определить эмоциональные и практические последствия членовредительства их ребенка.Мы изучили влияние членовредительства на семью в целом, включая братьев и сестер, и изучили взгляды родителей на будущее своего ребенка. Общая цель заключалась в том, чтобы собрать информацию, которая могла бы быть полезной для родителей и семей, а также выделить их потребности для тех, кто оказывает помощь.

Результаты

Опрошенные жили в Англии, Шотландии и Уэльсе (таблица 1). Двадцать девять молодых людей, которые причинили себе вред, были дочерьми, а шесть — сыновьями (таблица 2). Более двух третей были в возрасте до 16 лет на момент первого эпизода членовредительства (средний возраст 15 лет.1 год). Почти для всех молодых людей членовредительство включало саморез, но более половины принимали передозировку; другие методы включали, например, сжигание и удушение. Все они совершили несколько актов членовредительства, хотя физическая опасность была различной степени тяжести, и некоторые из них больше не причиняли себе вреда на момент интервью. У некоторых молодых людей были проблемы с психическим здоровьем, в том числе расстройства пищевого поведения (которые родители часто рассматривали как форму членовредительства).

Таблица 1

Демографические характеристики родителей и опекунов

Таблица 2

Демографические характеристики молодых людей, которые причинили себе вред

Немедленное воздействие

Родители по-разному открывали причинение себе вреда своим детям. Некоторые узнали от учителей, своих детей или друзей своих детей. У других были подозрения, и они искали информацию (например, читали дневник ребенка). Найджел и его жена обнаружили членовредительство своей дочери, когда однажды ночью приехала полиция после предупреждения по телефону доверия для детей. «Насколько мне известно, [она] спала в постели, [но она] связалась с одним из агентств… и… говорила о членовредительстве». Обнаружение членовредительства может быть очень неприятным для родителей, особенно когда травма или передозировка требуют госпитализации.

Многие родители охарактеризовали свою первоначальную реакцию как «шок и ужас». Шеннон сказала: «Сначала я почувствовала, что у меня упал живот, я почувствовал себя плохо, и я подумал: о нет, это действительно так плохо». Исла также чувствовала себя «разочарованной… раздраженной… и злой» из-за того, что ее дочь поранилась, и Эмбер сказала: «Сначала, когда вы видите эти отметины на красивой коже вашего ребенка, вы просто переполняетесь всеми эмоциями, которые только можете придумать. из — страха, беспокойства, недоверия, гнева и просто незнания, что делать.”

Продолжающееся влияние на эмоциональное состояние и психическое здоровье родителей

Родители описали значительный стресс и тревогу, вызванные поведением их ребенка. Джоселин сказала: «Я не могла перестать плакать… Я была очень расстроена, не могла спать». Ребекка описала этот опыт как «хаотичный» для всех в доме, а Джудит была «удивлена, что [ее] не увезли в белой куртке».

Несколько родителей сообщили о чувствах вины, стыда или смущения, связанных с поведением их ребенка.Луиза сказала: «Если честно, есть элемент стыда, потому что это почти как слабость. Почему я не мог больше ей помочь? » Точно так же Нэнси сказала: «Я не хочу, чтобы [другие мамы] знали, потому что мне стыдно за то, что она сделала, и я чувствую ответственность за это». Сюзанна сказала: «Все действительно смущены. Знаешь, меня это смущает, потому что ты думаешь, что потерпел неудачу, потому что если бы они были нормальными, уравновешенными детьми, они бы не делали этого ». Некоторые родители, однако, отказывались стыдиться членовредительства своего ребенка.

Депрессия была обычным явлением среди родителей, некоторые из которых имели прямое отношение к самоповреждению их ребенка. По мере того, как самоповреждение продолжалось, родители сообщали о том, что они устали. Я устал. Эмоционально я так устал, и я хочу, чтобы это прекратилось, и, хотя я бы никогда не совершил самоубийство, мысли иногда возникают, понимаете. На самом деле я заранее спланировал, что и как буду делать. Так что это имеет эффект домино … И депрессия, которую он оставляет с вами, очень тяжелая, потому что вы почти постоянно живете во лжи.(Флора)

Двое родителей сообщили, что в прошлом сами причинили себе вред. Самоповреждение их дочерей вызвало сложное чувство вины и ответственности за поведение дочерей. В случае Джой это привело к повторному нанесению себе вреда. Она упорно трудилась, чтобы перестать причинять себе вред, но вернулась к этому методу восстановления чувства контроля над своей жизнью.

Стресс, связанный с решением проблем своего ребенка, вызвал у некоторых родителей физические симптомы. Когда Джорджия обнаружила членовредительство своей дочери, она почувствовала себя «больной, на самом деле, физически больной».Алана почувствовала себя «нервной и испуганной» и сильно похудела. Джанет страдала от приступов паники, болей в груди и физического истощения. Часто сон нарушался из-за беспокойства или необходимости внимательно следить за движениями ребенка в ночное время. Некоторые родители сообщали, что спали рядом со своими детьми, чтобы обеспечить им безопасность, например, на полу рядом с кроватью или за дверью.

Участники различались методами борьбы со стрессом, тревогой и проблемами психического здоровья. Некоторым были прописаны антидепрессанты, в то время как другие использовали консультации, когнитивно-поведенческую терапию или тренировку осознанности.Большинство родителей считали, что только заботясь о себе, они могут помочь своим детям, хотя некоторые из них не обращались за помощью.

Влияние на партнеров

Стрессы, связанные с самоповреждением молодого человека, могут повлиять на отношения между членами семьи, иногда приводя к трудностям в браке. Проблемы с психическим здоровьем дочери Надин и причинение себе вреда «подвергли мой брак колоссальному напряжению», в то время как Салли и ее мужу пришлось иметь отдельные отпуска, чтобы справиться со стрессом.Жаклин считала, что отношения родителей должны быть отложены на задний план, пока ребенок пытается справиться с самоповреждениями. «Вы просто откладываете жизнь, пока с этим не уладитесь. Потому что, если вы попытаетесь предъявить друг другу требования в середине этого процесса, вы не переживете этого ». Точно так же Джоселин не рассказывала партнеру «половину того, что делала» ее дочь, потому что чувствовала, что это будет чересчур для него и, возможно, для отношений.

Влияние на братьев и сестер

Реакция братьев и сестер на обнаружение членовредительства различалась.Нарушение семейной жизни могло быть очень тяжелым, особенно если это произошло примерно в такое важное время, как школьные экзамены, и родители беспокоились о балансе потребностей всех своих детей. Некоторые братья и сестры очень расстраивались или злились: у младшей дочери Салли были приступы гнева, а сын Эллен злился и оскорблял свою сестру. Дочь Терезы отреагировала на поведение брата с негодованием, гневом и разочарованием. «Ее возмущает количество внимания, которого это требует, сосредоточенность и гнев.Я имею в виду, что она видела много огорчения и гнева … которые, по ее мнению, были вызваны ее братом.

Некоторые братья и сестры очень меня поддержали. Падчерица Эвелин каждую неделю совершала долгую поездку на семейную терапию, и дочери Луизы стали особенно близки из-за общих проблем с психическим здоровьем. У некоторых братьев и сестер были противоречивые ответы: старшая дочь Ислы «могла видеть, что ее сестра страдает, и поэтому, с одной стороны, она была невероятно сочувствующей и хотела оказать поддержку, а с другой — была очень раздражена тем, что она сделала.«Обычное поведение братьев и сестер (например, дразнить и ссориться) могло стать опасным, но в других случаях это воспринималось как признак того, что все было« нормально ». Некоторые братья и сестры стали более открыто поддерживать или защищать своего брата или сестру. Сын Ванессы очень беспокоился о своей сестре после того, как она нанесла себе вред, но чувствовал себя неловко, уходя слишком далеко от своих родных ролей. Он пошел немного поболтать с ней и, обычно, он просто вытаскивает из нее микрофон, [нормальный надоедливый старший брат… И он просто подошел, чтобы сказать: «Я здесь для тебя, если я тебе понадоблюсь.Я очень тебя люблю, и сколько бы мы ни шутили, я здесь ради тебя ». И он спустился, поговорив с ней… «Я не знаю, как долго я смогу продержаться в таком духе. Мне нужно снова стать надоедливым братом ».

Братья и сестры могут чувствовать ответственность — стараясь не раздражать своего брата или сестру, чтобы не причинить себе вред. Дочь Чарльза была вынуждена «прикусить язык … и очень стесняется того, что она может сказать или сделать со своим братом [чтобы он не причинил себе вреда] … это ее очень беспокоит.Сыну Шеннона пришлось смириться с причинением себе вреда своей сестры: Он был очень расстроен, что его не было рядом с ней. Будучи старшим братом, он должен был быть рядом, чтобы присматривать за ней… Я объяснил, что… он может быть рядом с ней сейчас, и он есть. Он очень меня поддерживает и теперь часто навещает ее. По-прежнему продолжает шутить и заводить друг друга, но для нее это нормально, так что это хорошо.

Братья и сестры школьного возраста, особенно близкие по возрасту, могут чувствовать стигму членовредительства со стороны братьев и сестер.Например, сын Дениз не хотел, чтобы его друзья знали о причинении себе вреда его сестре. «Это была большая проблема, потому что он просто держал все в секрете, чтобы никто из его друзей не знал. Он не говорит об этом, потому что думает, что люди будут издеваться над ним [говоря]: «О, твоя сестра причиняет себе вред».

В некоторых случаях семейные отношения становятся настолько натянутыми, что некоторые братья и сестры полностью удаляются из семьи.

Влияние на более широкую семью

Могут быть затронуты отношения с родителями (т. Е. Бабушкой и дедушкой молодого человека).Кризис в семье часто приводил к тому, что на первый план выдвигались уже существовавшие проблемы во взаимоотношениях. Однако некоторые бабушки и дедушки были полны решимости помочь — например, дедушка и бабушка дочери Эми принесли книги из библиотеки, чтобы помочь разобраться в проблеме.

Родители беспокоятся о том, что члены семьи слишком остро отреагируют или расстроятся, а также о осуждении и обвинении. Члены семьи посоветовали Джой и Надин «разобраться с [вашей] дочерью». Семья Флоры сказала: «Ты заправил постель — ты лежишь в ней», что, по мнению Флоры, не поддерживало ее, учитывая масштабы проблем ее сына.

Некоторые родители чувствовали себя пойманными посередине — они одновременно справлялись с проблемами своего ребенка и проблемами своих родителей (включая плохое здоровье). Плохое здоровье может ухудшиться из-за эмоциональной реакции на информацию о самоповреждении внука. Мама Пола сильно заболела, узнав о причинении себе вреда внучкой, а пожилая мать Джанет была «убита горем», когда узнала об этом, а стресс и беспокойство усугубили ее медицинское состояние.

Некоторые расширенные семьи оказали поддержку.Джоселин сказала, что ее родители были «блестящими». Семья Эвелин настолько поддержала, когда ее дочь попала в больницу, несмотря на их шок, что она почувствовала, что в целом семья сплотилась.

Социальная изоляция и социальная поддержка

Общей темой было глубокое чувство изоляции и желание держать проблемы ребенка в секрете. Это часто было связано с чувством вины родителей и их беспокойством по поводу того, что могут подумать другие. По словам Джоан, «это может быть очень одиноко… вы можете рассказать всем, но люди будут переходить дорогу, чтобы не разговаривать с вами.«Грузия вышла из клубов и групп, вместо того чтобы делать вид, что все в порядке. Точно так же Джулиан и его жена перестали общаться, чтобы не отвечать на вопросы о своей дочери. Со временем этот тип социального избегания может привести к временной или постоянной потере друзей.

Скрытность в отношении членовредительства может увеличить нагрузку на ребенка и семью. Жаклин чувствовала, что секретность увеличивала давление на ее дочь и сама по себе стала проблемой. «Проблема в том, что чем дольше ты не открываешься, тем труднее с этим справляться, и тем больше это сбивает с толку окружающих тебя людей.

И наоборот, дружба может выступать в качестве важного источника поддержки, особенно друзья, которые также имели опыт членовредительства или психиатрических проблем со стороны родственника. Например, Джулиан поддерживал связь с другим отцом, у дочери которого были аналогичные проблемы с взаимной поддержкой. Несколько родителей указали, что они могли бы предпочесть настройку группы поддержки, где другие участники были бы как незнакомцами (без риска передачи конфиденциальной информации семье или друзьям), так и людьми, у которых был аналогичный опыт.Некоторым родителям было полезно услышать рассказы о членовредительстве от других. Ванесса сказала: «Просто слушая рассказы других людей, ты чувствуешь себя менее одиноким… ты можешь получить от этого много сил».

Влияние на работу и финансы

Многие родители сообщили, что членовредительство их ребенка пагубно сказалось на финансовом положении семьи, часто из-за того, что родителям было трудно поддерживать работу на полную ставку. Желание родителей быть доступными, когда в них нуждается их ребенок, в том числе возможность уйти с работы в короткие сроки, часто противоречило требованиям, предъявляемым к трудоустройству.Флора сказала: «Мой босс очень хорош, но есть предел. У них тоже есть критерии, которым нужно соответствовать, и вы не можете просто так крутиться … у меня в голове кружится, знаешь, мне позвонят? »

Другие родители брали оплачиваемый или неоплачиваемый отпуск для ухода за своими детьми, иногда в короткие сроки. Некоторые родители решили полностью отказаться от работы, чтобы сосредоточиться на своих детях, в том числе Дениз. «Я взял перерыв в карьере на год, чтобы побыть дома… нам нужен был кто-то около». Джорджия «предпочла не работать, потому что я не хотела выходить… Если бы мне действительно пришлось выходить, я боялась, что найду, когда вернусь домой.”

Самостоятельно занятые родители испытывали особые трудности, поскольку доход семьи полностью зависел от их трудоспособности. Пол работал не по найму, но хотел быть доступным, когда его дети вернутся из школы, но беспокоился, что это будет стоить ему будущего бизнеса, потому что ему придется отложить работу.

Родители часто тратили значительные суммы денег на частную психиатрическую помощь или консультации для своего ребенка. Некоторые также оплачивали частные уроки, когда их дети не могли посещать школу из-за госпитализаций или кризисных ситуаций.Путевые расходы могут быть значительными, если дети помещены в отдаленные стационары или причинили себе вред в другой стране. Некоторые родители покупали угощения для своих детей, чтобы «компенсировать» их влияние на их жизнь. Неспособность детей старшего возраста выехать из семейного дома и обеспечить себя в некоторых случаях вызвала дополнительное финансовое напряжение.

Родительское представление о будущем

Родители думали о будущем в основном сдержанно позитивно. Некоторые были очень оптимистичны, но другие боялись выразить оптимизм перед лицом неопределенного будущего своего ребенка.Например, Джулиан «[не мог] даже рассматривать жизнь за пределами этого, потому что я просто не знаю, какой будет реальность». Тереза ​​чувствовала, что она «почти не осмеливается надеяться», что ее ребенок выздоровеет, и Флора сказала, что она «всегда будет осторожничать» из-за поведения своего сына в прошлом. Общей темой было «отнимать жизнь по одному дню за раз».

Родители знали об уязвимостях своего ребенка и беспокоились о том, сможет ли он справиться, став взрослым. Они беспокоились о том, как клеймо членовредительства может повлиять на мнение окружающих об их ребенке.Однако родители выразили надежду, что по мере взросления ребенка они разовьют более подходящие механизмы преодоления, возможно, с помощью профессионалов, и перейдут к счастливой взрослой жизни, свободной от членовредительства.

Многие родители видели свою будущую роль в поддержке более независимого ребенка. Дениз сказала, что «видеть людей, которые прошли через это и выходят с другой стороны… дает вам… надежду». Действительно, некоторые родители, чьи дети в прошлом причинили себе вред, с возрастом стали менее склонны причинять себе вред.Однако некоторые родители чувствовали, что им будет сложно двигаться дальше, — сказала Эвелин: «Я застряла в травме».

В целом родители описали чувство надежды на будущее в сочетании с пониманием того, что их ребенок может оказаться уязвимым перед жизненными трудностями. По словам Надин, Я вижу будущее чем-то вроде контурной карты, в которой она будет продолжать поправляться, и у нее будут долгие периоды, когда жизнь хороша … и где ее стратегии выживания являются здоровыми, продуктивными и значимыми.А потом я вижу, что будут времена … когда она будет хуже справляться, и я вижу впадины внизу, где она вполне может прибегнуть к причинению себе вреда … Чем старше она становится, тем более опытной она становится в том, чтобы иметь дело с вещами и справляться с ними. вещи и научиться лучше справляться со своими эмоциями.

Обсуждение

Это исследование показывает, что членовредительство может иметь серьезные последствия для семей. Предыдущие исследования в основном были сосредоточены на эмоциональной реакции родителей на обнаружение ребенком причинения себе вреда.20 Мы показали, что самоповреждение молодых людей может оказывать сильное влияние не только на эмоциональное состояние родителей, но и на их психическое здоровье, отношения с партнерами, детьми, их родителями и друзьями, а также на работу и финансы.

На эмоциональное состояние и психическое здоровье родителей часто негативно влияла сложность осмысления причинения себе вреда.21 Стресс и тревога, связанные с самоповреждением, приводят к отрицательным эмоциям, а в некоторых случаях к депрессии и физическим симптомам, включая бессонницу. и похудание.Могут быть затронуты и отношения с партнерами: браки становились натянутыми, а иногда нарушалось общение. Самоповреждение ребенка может особенно повлиять на его братьев и сестер, которые часто похожи по возрасту и могут испытывать трудности в собственном путешествии в подростковом или юношеском возрасте. На них может повлиять семейное расстройство, связанное с самоповреждением молодого человека. Реакции братьев и сестер включали гнев, обиду и разочарование, а также желание помочь и поддержать своего брата или сестру.Как и в предыдущих исследованиях матерей, родители сообщили, что время, энергия и внимание, потраченные на ребенка, который причинил себе вред, привели к пренебрежению другими детьми 13, 14 из-за нехватки времени и ресурсов. Как и в предыдущих исследованиях, 11, 20 родителей беспокоились о том, чтобы сделать или сказать что-то, что может спровоцировать эпизод членовредительства; у братьев и сестер были похожие опасения, что их «раздражающее» поведение может привести к дальнейшим самоповреждениям.

Это может отрицательно повлиять на отношения родителей со своими родителями.Некоторые старшие члены семьи не понимали причинения себе вреда и отказывались обсуждать это. В крайних случаях шок обострял болезнь. Однако членовредительство в семье также может укрепить отношения. У бабушек и дедушек, которые могли заниматься, а не судить, иногда складывались более крепкие отношения со своими детьми и внуками. Некоторые родители оказались в социальной изоляции из-за того, что воспринимали их как членовредительство. Однако, когда родители могли обсудить членовредительство с друзьями, это могло привести к укреплению сети поддержки.Некоторые родители считали, что с незнакомцами легче разговаривать, особенно в контексте группы поддержки. Родители считали, что рассказы об опыте других могут помочь им справиться с ситуацией.

Многие родители описывали чувство стыда и вины. Эти реакции часто были связаны со стигмой, которая, по их мнению, была связана с членовредительством и психическим заболеванием. Распространенным беспокойством было то, что самоповреждение было результатом чего-то, что они сделали или не сделали как родитель. Родители также боялись, что их семья и их воспитание будут осуждены другими и что клеймо членовредительства может негативно повлиять на будущее ребенка.

Сильные и слабые стороны

Исследование выиграло от включения более широкой выборки родителей, чем другие исследования. Хотя в нем участвовали как матери, так и отцы, большинство участников были матерями, что отражает сложность набора отцов для такого исследования22. Однако матери часто говорили о реакции своих партнеров на членовредительство. Поскольку мы разговаривали только с родителями, мы можем сообщить только об их интерпретации воздействия на их детей и членов семьи. Хотя участники приехали со всей Великобритании, заранее запланированное внимание было уделено Оксфордширу и Бакингемширу.Разнообразие также было ограниченным: только один участник представлял этническое меньшинство, что опять же отражает общую сложность привлечения представителей этнических меньшинств для исследований по вопросам психического здоровья.23

Последствия

Выявление членовредительства часто является постепенным процессом с официальное подтверждение, предоставленное сторонним агентством.11 Таким образом, школьные или медицинские специалисты могут обнаружить, что раскрывают родителям причинение себе вреда, причиненного ребенком, и должны осознавать возможные последствия.Важно понимать, что родители могут чувствовать, что им следовало знать о страданиях своего ребенка24. Очевидно, что родители нуждаются в информации о самоповреждении20, 25 и о том, чего ожидать26. Предоставление информации о самоповреждении и, возможно, о возможности. услышать об опыте других семей, может помочь опекунам понять и управлять диапазоном эмоций, которые они могут испытывать, и влиянием на их социальные и семейные отношения.12, 26, 27 Клиницисты, школьный персонал и другие лица, работающие с семьями, должны знать об этом. стигмы, связанной с членовредительством, и избегать способствования этому, каким-либо образом обвиняя родителей в проблемах ребенка.25 Родителей можно побудить полагаться на семью и друзей за поддержкой и заботиться о себе, в том числе обращаться за профессиональной помощью (например, при тревоге или депрессии). Клиницисты также должны знать о потенциальном воздействии на братьев и сестер, которым может потребоваться помощь. Родители сообщили о желании контактировать с другими родителями, чьи дети причинили себе вред. Создание группы поддержки для родителей могло бы служить двойной цели предоставления информации и социальной поддержки14, 20, 28 На рабочем месте работодателей следует поощрять проявлять гибкость там, где это возможно.Родители, которые чувствовали поддержку на работе и могли найти время, чтобы помочь своему ребенку, с большей вероятностью продолжали работать, что могло смягчить финансовые последствия членовредительства и принести пользу работодателю. Дальнейшие исследования могут включать интервью с другими членами семьи, особенно с братьями и сестрами. Общение с самими молодыми людьми также дало бы более полную картину воздействия членовредительства на семью.

Самоповреждение / порезы — симптомы и причины

Обзор

Несуицидные самоповреждения, часто называемые просто самоповреждениями, — это умышленное нанесение вреда собственному телу, например нанесение себе порезов или ожогов.Обычно это не означает попытку самоубийства. Скорее, этот тип членовредительства — вредный способ справиться с эмоциональной болью, сильным гневом и разочарованием.

Хотя самоповреждение может на мгновение вызвать чувство спокойствия и снять напряжение, обычно за ним следует чувство вины, стыда и возвращение болезненных эмоций. Хотя опасные для жизни травмы обычно не предназначаются, самоповреждение может привести к более серьезным и даже фатальным самоагрессивным действиям.

Соответствующее лечение может помочь вам научиться более здоровым способам справиться с ситуацией.

Продукты и услуги

Показать больше товаров от Mayo Clinic

Симптомы

Могут быть признаки и симптомы членовредительства:

  • Рубцы, часто узоры
  • Свежие порезы, царапины, синяки, следы укусов или другие раны
  • Чрезмерное трение участка с образованием ожога
  • Держать под рукой острые предметы
  • Носить длинные рукава или длинные брюки даже в жаркую погоду
  • Частые сообщения о случайных травмах
  • Трудности в межличностных отношениях
  • Поведенческая и эмоциональная нестабильность, импульсивность и непредсказуемость
  • Заявления о беспомощности, безнадежности или никчемности

Формы членовредительства

Самоповреждения обычно происходят наедине и выполняются контролируемым или ритуальным образом, часто оставляя узор на коже.Примеры членовредительства:

  • Порезы (порезы или сильные царапины острым предметом)
  • Царапины
  • Горение (зажженными спичками, сигаретами или нагретыми острыми предметами, такими как ножи)
  • Вырезание слов или символов на коже
  • Самоубийство, кулаком или удар головой
  • Прокалывание кожи острыми предметами
  • Вставка предметов под кожу

Чаще всего руки, ноги и передняя часть туловища становятся целями членовредительства, но любая часть тела может быть использована для членовредительства.Люди, которые наносят себе увечья, могут использовать более одного метода, чтобы нанести себе вред.

Расстройство может вызвать желание нанести себе травму. Многие люди наносят себе травмы всего несколько раз, а затем останавливаются. Но для других членовредительство может стать длительным повторяющимся поведением.

Когда обращаться к врачу

Если вы травмируете себя, даже незначительно, или если у вас есть мысли о причинении себе вреда, обратитесь за помощью. Любая форма членовредительства — признак более серьезных проблем, которые необходимо решить.

Поговорите с кем-то, кому вы доверяете — например, с другом, любимым человеком, врачом, духовным лидером или школьным консультантом, медсестрой или учителем, — который может помочь вам сделать первые шаги к успешному лечению. Хотя вам может быть стыдно и неловко из-за своего поведения, вы можете найти поддержку, заботу и помощь без осуждения.

Когда друг или любимый человек наносит себе телесные повреждения

Если у вас есть друг или любимый человек, который наносит себе телесные повреждения, вы можете быть шокированы и напуганы.Относитесь серьезно ко всем разговорам о членовредительстве. Хотя вам может казаться, что вы предаете уверенность, членовредительство — слишком большая проблема, чтобы ее игнорировать или решать в одиночку. Вот несколько способов помочь.

  • Ваш ребенок. Вы можете начать с консультации со своим педиатром или другим поставщиком медицинских услуг, который может предоставить первичную оценку или направление к специалисту в области психического здоровья. Выражайте беспокойство, но не кричите на ребенка, не угрожайте и не обвиняйте.
  • Подросток или друг подростка. Посоветуйте, чтобы ваш друг поговорил с родителями, учителем, школьным психологом или другим взрослым, которому вы доверяете.
  • Взрослый. Осторожно выразите свое беспокойство и побудите человека обратиться за медицинской и психиатрической помощью.

Когда обращаться за неотложной помощью

Если вы серьезно травмировались или считаете, что ваша травма может быть опасной для жизни, или если вы думаете, что можете пораниться или совершить самоубийство, немедленно позвоните в службу 911 или на местный номер службы экстренной помощи.

Также рассмотрите эти варианты, если у вас возникают мысли о самоубийстве:

  • Позвоните своему специалисту по психическому здоровью, если вы его посещаете.
  • Позвоните на горячую линию для самоубийц. В США позвоните в Национальную линию помощи по предотвращению самоубийств по телефону 1-800-273-TALK (1-800-273-8255) или воспользуйтесь их веб-чатом на suicidepreventionlifeline.org/chat.
  • Обратитесь за помощью к школьной медсестре или консультанту, учителю, врачу или другому поставщику медицинских услуг.
  • Обратитесь к близкому другу или любимому человеку.
  • Свяжитесь с духовным лидером или кем-нибудь еще из вашей религиозной общины.

Причины

Не существует единственной или простой причины, которая могла бы привести к самоповреждению.Как правило, членовредительство может возникнуть в результате:

  • Плохие навыки преодоления трудностей. Несуицидальные самоповреждения обычно являются результатом неспособности здоровым образом справиться с психологической болью.
  • Сложность управления эмоциями. Человеку сложно регулировать, выражать или понимать эмоции. Смесь эмоций, вызывающая членовредительство, сложна. Например, может быть чувство никчемности, одиночества, паники, гнева, вины, отвержения, ненависти к себе или смущенной сексуальности

В результате членовредительства человек может пытаться:

  • Справиться с серьезным стрессом или тревогой или уменьшить их и обеспечить чувство облегчения
  • Физическая боль отвлекает от болезненных эмоций
  • Чувствовать контроль над своим телом, чувствами или жизненными ситуациями
  • Чувствовать что-нибудь — что угодно — даже если это физическая боль, когда чувствуешь эмоциональную пустоту
  • Выражайте внутренние чувства внешним образом
  • Сообщать внешнему миру о депрессии или тревожных чувствах
  • Наказать за предполагаемые ошибки

Факторы риска

Большинство людей, которые наносят себе телесные повреждения, — это подростки и молодые люди, хотя люди других возрастных групп также наносят себе травмы.Самоповреждение часто начинается в подростковом или раннем подростковом возрасте, когда эмоции более изменчивы и подростки сталкиваются с возрастающим давлением со стороны сверстников, одиночеством и конфликтами с родителями или другими авторитетными лицами.

Определенные факторы могут увеличить риск членовредительства, в том числе:

  • Имея друзей, которые наносят себе телесные повреждения. Люди, у которых есть друзья, которые намеренно причиняют себе вред, более склонны к самоповреждениям.
  • Проблемы с жизнью. Некоторым людям, которые травмировали себя, не уделяли должного внимания, они подвергались сексуальному, физическому или эмоциональному насилию или пережили другие травмирующие события.Возможно, они выросли и все еще остаются в нестабильной семейной среде, или это могут быть молодые люди, сомневающиеся в своей идентичности или сексуальной ориентации. Некоторые люди, которые наносят себе увечья, социально изолированы.
  • Проблемы с психическим здоровьем. Люди, наносящие себе травмы, с большей вероятностью будут очень самокритичными и плохо умеют решать проблемы. Кроме того, самоповреждение обычно связано с определенными психическими расстройствами, такими как пограничное расстройство личности, депрессия, тревожные расстройства, посттравматическое стрессовое расстройство и расстройства пищевого поведения.
  • Употребление алкоголя или наркотиков. Люди, которые причиняют себе вред, часто делают это, находясь под воздействием алкоголя или рекреационных наркотиков.

Осложнения

Самоповреждение может вызвать множество осложнений, в том числе:

  • Ухудшение чувства стыда, вины и заниженной самооценки
  • Инфекция от ран или от совместного использования инструментов
  • Постоянные шрамы или уродства
  • Тяжелая травма со смертельным исходом
  • Ухудшение основных проблем и расстройств при отсутствии адекватного лечения

Риск самоубийства

Хотя членовредительство обычно не является попыткой самоубийства, оно может повысить риск самоубийства из-за эмоциональных проблем, которые провоцируют членовредительство.А нанесение телесных повреждений в стрессовых ситуациях может повысить вероятность самоубийства.

Профилактика

Нет надежного способа предотвратить самоповреждение вашего близкого. Но снижение риска членовредительства включает стратегии, в которых участвуют как отдельные лица, так и сообщества. Родители, члены семьи, учителя, школьные медсестры, тренеры или друзья могут помочь.

  • Определите человека, которому грозит опасность, и предложите помощь. Людей из группы риска можно научить стойкости и здоровым навыкам преодоления трудностей, которые можно использовать в периоды стресса.
  • Поощрять расширение социальных сетей. Многие люди, которые наносят себе увечья, чувствуют себя одинокими и разобщенными. Помогая кому-то налаживать связи с людьми, которые не причиняют себе вреда, можно улучшить отношения и коммуникативные навыки.
  • Повышение осведомленности. Узнайте о тревожных признаках членовредительства и о том, что делать, если вы подозреваете это.
  • Поощряйте коллег обращаться за помощью. Сверстники обычно лояльны к друзьям. Поощряйте детей, подростков и молодых людей избегать секретности и обращаться за помощью, если они беспокоятся о друге или любимом человеке.
  • Поговорим о влиянии СМИ. Средства массовой информации, музыка и другие широко известные средства массовой информации, рассказывающие о членовредительстве, могут подтолкнуть уязвимых детей и молодых людей к экспериментам. Обучение детей навыкам критического мышления относительно влияний вокруг них может уменьшить вредное воздействие.

07 декабря 2018 г.

вреда | НАМИ: Национальный альянс по психическим заболеваниям

Люди часто держат это в секрете, но стремление к самоповреждению — не редкость, особенно среди подростков и молодых людей.Многие преодолевают это с помощью лечения.

Независимо от того, начал ли человек причинять себе вред недавно или делает это в течение некоторого времени, есть возможность улучшить здоровье и снизить уровень поведения. Разговор с врачом, близким другом или членом семьи — это первый шаг к пониманию вашего поведения и поиску облегчения.

Что такое членовредительство?

Самоповреждение или членовредительство означает умышленное причинение себе вреда. Один из распространенных методов — резка острым предметом. Но каждый раз, когда кто-то умышленно причиняет себе вред, считается членовредительством.Некоторые люди чувствуют импульс вызвать ожоги, выдергивать волосы или ковырять раны, чтобы предотвратить заживление. Сильные травмы могут привести к переломам костей.

Нанести себе вред или подумать о том, чтобы причинить себе вред, является признаком эмоционального расстройства. Эти неприятные эмоции могут усилиться, если человек продолжает использовать членовредительство в качестве механизма преодоления. Изучение других способов терпеть душевную боль в долгосрочной перспективе сделает вас сильнее.

Самоповреждение также вызывает чувство стыда. Шрамы от частых порезов или ожогов могут быть необратимыми.Употребление алкоголя или наркотиков во время травмы увеличивает риск получения более серьезной травмы, чем предполагалось. И это отнимает время и энергию от других вещей, которые вы цените. Пропуск занятий по смене повязок или избегание общественных мероприятий, чтобы люди не видели ваши шрамы, — это признак того, что ваша привычка негативно влияет на работу и отношения.

Почему люди причиняют себе вред

Самоповреждение — это не психическое заболевание, а поведение, указывающее на потребность в улучшении навыков преодоления трудностей.С ним связаны несколько заболеваний, включая пограничное расстройство личности, депрессию, расстройства пищевого поведения, тревогу или посттравматическое дистресс-расстройство.

Самоповреждение чаще всего происходит в подростковом и юношеском возрасте, хотя может случиться и в более позднем возрасте. Наибольшему риску подвергаются люди, пережившие травму, пренебрежение или жестокое обращение. Например, если человек вырос в нестабильной семье, это могло стать механизмом выживания. Если человек злоупотребляет алкоголем или употребляет запрещенные наркотики, он подвергается большему риску членовредительства, поскольку алкоголь и наркотики снижают самоконтроль.

Желание причинить себе вред может начаться с непреодолимой злости, разочарования или боли. Когда человек не знает, как справляться с эмоциями или научился в детстве скрывать эмоции, самоповреждение может ощущаться как освобождение. Иногда нанесение себе травм стимулирует выработку в организме эндорфинов или болеутоляющих гормонов, что поднимает настроение. Или, если человек не испытывает многих эмоций, он может причинить себе боль, чтобы почувствовать что-то «реальное», взамен эмоционального оцепенения.

Если человек поранил себя, он может испытать стыд и чувство вины.Если стыд вызывает сильные негативные чувства, этот человек может снова причинить себе боль. Таким образом, такое поведение может превратиться в опасный цикл и в давнюю привычку. Некоторые люди даже создают вокруг этого ритуалы.

Самоповреждение — это не то же самое, что попытка самоубийства. Однако это симптом эмоциональной боли, к которому следует отнестись серьезно. Если кто-то причиняет себе вред, он может оказаться в группе повышенного риска склонности к суициду. Важно найти лечение скрытых эмоций.

Лечение и помощь

Существуют эффективные методы лечения членовредительства, которые могут позволить человеку снова почувствовать контроль.Психотерапия важна для любого плана лечения. Самоповреждение может казаться необходимым для управления эмоциями, поэтому человеку нужно будет изучить новые механизмы преодоления.

Первый шаг к получению помощи — это поговорить с взрослым, которому доверяют, другом или медицинским работником, знакомым с предметом, в идеале с психиатром. Психиатр задаст этому человеку вопросы об его здоровье, истории жизни и любом вредном поведении в прошлом и настоящем. Этот разговор, называемый диагностическим интервью, может длиться час или больше.Врачи не могут использовать анализы крови или медицинские осмотры для диагностики психических заболеваний, поэтому они полагаются на подробную информацию от пациента. Чем больше информации может предоставить человек, тем точнее будет план лечения.

В зависимости от основного заболевания врач может прописать лекарства, помогающие справиться с тяжелыми эмоциями. Например, для человека, страдающего депрессией, антидепрессант может уменьшить вредные позывы.

Врач также порекомендует терапию, чтобы помочь человеку научиться новому поведению, если членовредительство стало привычкой.В зависимости от диагноза могут помочь несколько различных видов терапии.

  • Психодинамическая терапия фокусируется на изучении прошлого опыта и эмоций
  • Когнитивно-поведенческая терапия фокусируется на распознавании негативных стереотипов мышления и повышении навыков совладания с собой
  • Диалектическая поведенческая терапия может помочь человеку научиться позитивным методам совладания

Если у вас сильные или сильные симптомы, ваш врач может порекомендовать кратковременное пребывание в психиатрической больнице.Больница предлагает безопасную среду, в которой вы можете сосредоточить свои силы на лечении.

Что делать, если кто-то причиняет себе вред

Возможно, вы заметили друга или члена семьи с частыми синяками или перевязками. Если кто-то носит длинные рукава и брюки даже в жаркую погоду, возможно, он пытается скрыть травмы или рубцы.

Имейте в виду, что это поведение может быть частью более серьезного состояния, и могут быть дополнительные признаки эмоционального расстройства. Они могут делать заявления, которые кажутся безнадежными или бесполезными, плохо контролируют свои побуждения или испытывают трудности в отношениях с другими.

Если вы беспокоитесь, что член семьи или друг может причинить себе вред, спросите их, как у них дела, и будьте готовы выслушать ответ, даже если это доставляет вам дискомфорт. Это может быть трудным для понимания тем. Лучше всего сказать им, что, хотя вы, возможно, не совсем понимаете, вы всегда будете рядом, чтобы помочь. Не игнорируйте эмоции и не пытайтесь превратить их в шутку.

Осторожно побудите кого-нибудь пройти курс лечения, заявив, что членовредительство — не редкость, и врачи и терапевты могут помочь.Если есть возможность, предложите помощь в поиске лечения. Но не переходите в наступление и не пытайтесь заставить человека пообещать остановиться, так как для того, чтобы бросить, требуется нечто большее, чем сила воли.

последствий членовредительства и членовредительства | HealthyPlace

Последствия членовредительства, также известные как членовредительство и членовредительство, разнообразны и являются как физическими, так и психологическими. Хотя физические последствия членовредительства могут быть очевидными и вредными, психологические последствия членовредительства не менее разрушительны.Людей часто ужасающе мучают как их самоповреждающее поведение, так и их желание причинить себе вред.

Однако последствия членовредительства не так уж и плохи, и именно поэтому некоторые люди продолжают наносить себе увечья. Вот некоторые из положительных эффектов членовредительства: 1

  • Выражение сложных чувств
  • Сообщение о том, что вам нужна помощь
  • Освобождение от боли и напряжения
  • Чувство контроля
  • Отвлечение от подавляющих, болезненных эмоций или обстоятельств
  • Чувствовать себя живым или что-то чувствовать, а не оцепеневать

Однако положительные эффекты членовредительства являются временными и перевешиваются физическим и психологическим ущербом, причиненным членовредительством.

Физические последствия самоповреждения

Физические последствия членовредительства могут быть незначительными, например царапина или небольшой синяк, или, в редких случаях, опасными для жизни. Независимо от того, насколько серьезны, все физические последствия самоповреждения указывают на неуправляемую боль, в которой находится человек, а серьезность травмы не указывает на серьезность боли. Большинство людей, которые наносят себе увечья, делают это более одного раза, поэтому любой физический эффект от членовредительства может указывать на тревожный поведенческий образец.(Вот признаки членовредительства, членовредительства.)

Некоторые физические последствия членовредительства и признаки членовредительства включают: 2

Психологические последствия членовредительства

Тот факт, что вы не видите вредных психологических последствий членовредительства, не означает, что их не происходит. Сильные эмоции не только побуждают людей к самоповреждениям, но и сами по себе, в свою очередь, могут вызывать сильные эмоциональные реакции. И, к сожалению, членовредительство — это временная мера, которая не только создает проблемы, но и не решает проблемы, которые изначально привели человека к самоповреждению.

Некоторые психологические эффекты членовредительства включают:

  • Раздражительность
  • Желание побыть в одиночестве с целью причинения себе вреда или сокрытия свидетельств членовредительства. Это часто приводит к чувству одиночества.
  • Стыд и вина за причинение себе вреда
  • Стресс и трудности, связанные с необходимостью лгать окружающим о самоповреждении
  • Использование членовредительства для борьбы с любым эмоциональным стрессом вместо выработки позитивных методов преодоления
  • Непреодолимое желание нанести себе травмы до такой степени, что кажется, что вы больше не можете контролировать поведение
  • Низкая самооценка и ненависть к себе
  • Депрессия

ссылки на статьи

Номер APA
Tracy, N.(2012, 24 августа). Последствия членовредительства, членовредительства, HealthyPlace. Получено 17 июля 2021 г. из https://www.healthyplace.com/abuse/self-injury/effects-of-self-harm-self-injury

Симптомы, причины, диагностика и лечение

Самоповреждение включает в себя нанесение самому себе не суицидальных телесных повреждений, которые достаточно серьезны, чтобы вызвать повреждение тканей или оставить следы на несколько часов. Порезы — наиболее распространенная форма членовредительства, но также распространены ожоги, удары головой и царапины.Другие формы членовредительства включают укусы, выдергивание кожи, выдергивание волос, удары по телу предметами или удары телом по предметам.

Смотрите сейчас: 7 самых распространенных типов депрессии

Симптомы

Самоповреждение не всегда легко обнаружить, потому что люди часто пытаются его скрыть. Некоторые признаки того, что человек может нанести себе травму, включают:

  • Рубцы, образующие узор, иногда ограниченные одной областью тела
  • Хранение под рукой острых предметов, таких как ножи, иглы или бритвенные лезвия
  • Свежие шрамы, царапины, следы укусов или синяки
  • Многократное трение одного участка тела
  • Носить длинные рукава и брюки даже в очень жаркую погоду
  • Низкая самооценка
  • Негативный разговор с самим собой, заявления о безысходности
  • Чувство никчемности
  • Непредсказуемое, импульсивное поведение
  • Оправдываться, чтобы скрыть видимые травмы

Предупреждающие знаки

Люди, которые наносят себе травмы, очень хорошо умеют скрывать шрамы или объяснять их.Обратите внимание на такие признаки, как предпочтение всегда носить скрывающую одежду (например, с длинными рукавами в жаркую погоду), избегать ситуаций, когда можно ожидать более откровенной одежды (например, необъяснимый отказ пойти на вечеринку) или необычно частое жалобы на случайные травмы (например, хозяйка кошки, у которой часто чешутся руки).

Методы членовредительства могут включать:

  • Резка
  • Горение
  • Царапины
  • Самоубийство
  • Щипание
  • Трясёт головой
  • Прокалывание кожи иглами или острыми предметами
  • Таскание за волосы
  • Вставка предметов под кожу

Иногда люди совершают только одну форму членовредительства, но нередко используются несколько методов.Руки — одна из областей, которым люди чаще всего самоповреждаются, но другие области тела, включая ноги и туловище, также являются частыми целями.

Причины

Самоповреждение — сложное состояние, которому нет простого объяснения. Хотя суицидальные чувства могут сопровождать членовредительство, это не обязательно указывает на попытку самоубийства.

Чаще всего членовредительство — это просто механизм преодоления эмоционального стресса. Люди, выбирающие этот эмоциональный выход, могут использовать его, чтобы выразить чувства, справиться с чувствами нереальности или оцепенения, остановить воспоминания, наказать себя или снять напряжение.

Самоповреждение не признается психическим заболеванием, но в Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств (DSM-5) перечислены несуицидальные самоповреждения как предполагаемое состояние в категории состояний, требующих дальнейшего изучения.

Самоповреждение также связано с определенными состояниями, включая:

Факторы риска

Факторы риска членовредительства включают:

  • Пол : Считается, что самки наносят себе травмы чаще, чем самцы.
  • Возраст : Подростки и молодые люди более склонны к членовредительству
  • Психические расстройства : наличие другого психического расстройства может увеличить риск членовредительства
  • Травма : Прошлый стресс и травмы в детстве могут увеличить риск самоповреждения
  • Злоупотребление наркотиками и алкоголем : Порезы, ожоги и другие формы членовредительства могут произойти, когда человек находится под воздействием вещества

Самоповреждение указывает на отсутствие навыков совладания с тяжелым эмоциональным стрессом.Людям, которые причиняют себе вред, может быть сложно понять свои эмоции и управлять ими. Они также могут не обладать необходимыми навыками, чтобы справляться со стрессом и травмами здоровыми способами.

Хотя самоповреждение, такое как порезы, признано распространенной проблемой среди подростков, это не ограничивается подростками. Люди всех полов, национальностей, социально-экономических групп и возрастов могут нанести себе телесные повреждения.

Хотя самоубийство не является намерением членовредительства, членовредительство тесно связано с попытками самоубийства.В одном исследовании подростков 46%, которые не совершали самоубийственные самоповреждения, пытались покончить жизнь самоубийством в возрасте до 21 года.

Диагностика

Самоповреждение не является признанным расстройством, но это признак того, что человеку нужна помощь. Врач начнет с оценки того, склонен ли человек к суициду, и лечения любых имеющихся физических травм.

Затем врач или терапевт оценит историю здоровья человека, включая:

  • Эмоции, связанные с поведением
  • Сколько времени длится самоповреждение
  • Степень тяжести и виды полученных травм

Следующий шаг — определить, есть ли у человека сопутствующее психическое заболевание, и оценить, подвержен ли человек риску самоубийства.После того, как эти оценки будут сделаны, врач может дать рекомендации по лечению.

Процедуры

Такие лекарства, как антидепрессанты, стабилизаторы настроения и анксиолитики, могут облегчить основные чувства, с которыми пациент пытается справиться посредством самоповреждений.

Помимо лечения любых сопутствующих психических заболеваний, когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) может быть эффективным методом лечения несуицидных членовредительства. Этот тип терапии направлен на устранение основных негативных стереотипов мышления, а также самого вредного поведения.

Еще один важный аспект лечения — это обучение более эффективным механизмам совладания с самоповреждением. Как только человек стабилизируется, следует провести терапевтическую работу, чтобы помочь справиться с основными проблемами, которые вызывают у него дистресс.

Некоторые эксперты говорят, что госпитализация или принудительное прекращение членовредительства — бесполезное лечение. Это может помочь врачу, его друзьям и родственникам чувствовать себя более комфортно, но никак не помогает решить основные проблемы.

Кроме того, человек, как правило, не является психотиком или активно склонен к суициду, и ему будет больше пользы от работы с врачом, который сочувствует причинам, по которым он причиняет себе вред. Желание сотрудничать и выздоравливать — главный фактор выздоровления.

Копинг

Если кто-то из ваших знакомых замешан в порезах или в какой-либо другой форме членовредительства, вы можете предложить помощь и поддержку.

  • Предложите непредвзятую поддержку. Люди, которые сами причиняют себе вред, обычно самокритичны и борются с чувством никчемности. Покажите, что вы заботитесь и обеспокоены, и побудите человека обратиться к родителю, консультанту или врачу. Возможно, вы не понимаете его поведения, но важно не игнорировать их эмоции.
  • Не угрожайте. Если ребенок или подросток совершает самоповреждение, избегайте обвинений или угроз. Поговорите с педиатром или специалистом в области психического здоровья вашего ребенка о том, какие шаги вам следует предпринять дальше.
  • Поощряйте их обращаться за помощью. Предложите им помочь найти врача или специалиста по психическому здоровью.

Слово Verywell

Помимо риска случайных опасных для жизни травм, самоповреждения, такие как порезы, также представляют риск образования рубцов и инфекции. Если вы занимаетесь членовредительством, независимо от того, насколько они незначительны или редки, вам следует поговорить со своим врачом. Такие действия являются признаком более серьезной проблемы, которую необходимо решить, поэтому чем раньше вы получите помощь, тем лучше будет результат.

Самоповреждение и членовредительство — канал «Лучшее здоровье»

Что такое членовредительство?

Самоповреждение — это термин, который исторически использовался для обозначения широкого спектра форм поведения. Это относится к преднамеренному причинению боли или повреждению вашего собственного тела и может иметь суицидальные или не суицидальные намерения. Самоповреждение — это тип самоповреждения, который означает умышленное причинение боли или повреждение своему телу без суицидальных намерений.

Самоповреждения чаще встречаются у молодых людей.Некоторые люди, которые причиняют себе вред, также могут иметь мысли о самоубийстве.

Самоповреждения могут принимать разные формы, и их частота может варьироваться от человека к человеку — некоторые могут сделать это один раз, а другие — в течение многих лет. Это может быть:

  • порезы, ожоги, укусы или царапины на коже
  • ковыряние в ранах или струпьях, чтобы они не зажили
  • выдергивание волос, удары кулаками или ударами по телу
  • прием вредных веществ (таких как яды, лекарства, отпускаемые без рецепта или по рецепту).

Самоповреждение обычно является признаком того, что человек испытывает сильную эмоциональную боль и страдания.

Существует множество вариантов поддержки причинения себе вреда, независимо от того, ищете ли вы поддержки для себя или кого-то, кто вам небезразличен.

Получение поддержки в случае причинения себе вреда

Если вы причиняете себе вред и беспокоитесь, попробуйте поговорить с кем-то, кому вы доверяете — например, с другом, членом семьи, врачом, учителем или школьным психологом. Может быть трудно набраться смелости, чтобы открыться кому-то, но помните, что они заботятся о вашем благополучии.Им может потребоваться время, чтобы понять, но это не значит, что их нет рядом с вами.

Если вы предпочитаете поговорить с незнакомым человеком, есть много вариантов. Вы можете:

  • Обратиться к врачу, психологу или психологу. Если у вас есть психическое заболевание, ваш терапевт может вместе с вами составить план лечения психического здоровья, который может включать в себя консультации по невысокой цене.
  • Свяжитесь с eheadspace, чтобы поговорить с консультантом. Вы можете сделать это онлайн или по телефону (тел.1800 650 890 — на мобильный телефон взимается обычная плата за звонки). Это конфиденциально, поэтому вам не нужно называть свое имя, и оно доступно для молодых людей в возрасте от 12 до 25 лет, их семей и друзей.
  • Посетите медицинский центр — центры есть по всей Австралии, где молодые люди (12–25 лет) могут получить медицинские консультации, информацию и поддержку — обычно бесплатно или по невысокой цене.
  • Call Kids Helpline (Tel 1800 55 1800) — Kids Helpline предназначена для молодых людей в возрасте от пяти до 25 лет. Вы можете поговорить с консультантом о чем угодно в любое время.
  • Позвоните в Beyond Blue, чтобы поговорить с консультантом в любое время (тел. 1300 22 4636). Youthbeyondblue также предоставляет информацию о членовредительстве для молодежи.
  • Посетите ReachOut, чтобы получить доступную для молодежи информацию о самоповреждении и онлайн-программы для помощи молодым людям, у которых может быть депрессия и тревожность.

Обращение за помощью при суицидальных мыслях

Иногда стресс, который вы чувствуете, может быть настолько сильным, что у вас могут возникнуть мысли о том, чтобы покончить с собой.

Если вы думаете о самоубийстве, не бойтесь просить поддержки — поговорите с кем-то, кому вы доверяете и с которым чувствуете себя комфортно, например, с членом семьи, другом, учителем, врачом или другим медицинским работником.

Если вы или кто-то из ваших знакомых серьезно ранены или подвергаетесь серьезному риску травм, обратитесь в службу экстренной помощи. Наберите тройной ноль (000) или обратитесь в ближайшее отделение неотложной помощи. Вы также можете обратиться к своему врачу или в кризисную службу психического здоровья.

Вы также можете позвонить:

Как я узнаю, что кто-то причиняет себе вред?

Может быть трудно распознать, причиняет ли кто-то себе вред, поскольку многие люди, которые причиняют себе вред, держат это в секрете. Доверяйте своим инстинктам, особенно если вы думаете, что они в беде или в беде.Некоторые признаки могут включать:

  • новые отметины на теле (например, синяки, порезы или ожоги)
  • уход от друзей, семьи, школы и работы
  • снижение успеваемости в школе, на работе или деятельности
  • изменение настроения , режимы сна и питания
  • избегание — отказ от занятий, которыми они когда-то наслаждались, или избегание случаев, когда их травмы будут обнажены (например, пляж или бассейн)
  • ношение неподходящей одежды для прикрытия ран
  • оправдание травм или поведения
  • скрытность — скрытие острых или опасных предметов.

Поддержка того, кто причиняет себе вред

Людям, которые причиняют себе вред, необходимы забота, понимание и поддержка для выздоровления. Стигма со стороны других может нанести ущерб и помешать им получить необходимую поддержку. Согласно отчету компании Orygen за 2012 год («Взгляд в другую сторону: молодежь и членовредительство»), считается, что до половины людей, которые причиняют себе вред, никогда не обращаются за помощью.

Если вы думаете, что кто-то из ваших знакомых может причинить себе вред, важно попытаться поговорить с ним об этом и побудить их обратиться за профессиональной помощью.Не пытайтесь заставить их остановиться, это может усугубить ситуацию. Разговор с людьми, которые причиняют себе вред из-за своего поведения, может быть безопасным и очень полезным, если делать это в форме поддержки.

Как разговаривать с тем, кто причиняет себе вред

Бывает сложно подойти к тому, кто причиняет себе вред. Если вы не можете сделать это самостоятельно, попросите кого-нибудь о помощи.

В ReachOut и eheadspace есть несколько полезных советов о том, как начать разговор с человеком, который причиняет себе вред. Попробуйте следующие предложения:

  • Спросите их, как у них дела или как они себя чувствуют.
  • Сообщите им, что вы рядом, если они расстроены или испытывают стресс.
  • Скажите им, что вы беспокоитесь о них и почему.
  • Спросите, думают ли они о самоубийстве. Если это так или вы думаете, что они могут быть такими, позвоните в местную больницу или в службу психического здоровья. Или позвоните на горячую линию, например Lifeline (тел. 13 11 14) или SuicideLine (тел. 1300 651 251).
  • Сохраняйте спокойствие, слушайте внимательно и не осуждайте их. Если он выглядит расстроенным или рассерженным, это может означать, что ему стыдно или беспокоит то, что вы можете подумать.
  • Поощряйте их искать поддержки у человека, которому они доверяют, например, у терапевта, учителя или консультанта.

Если человек, который причиняет себе вред, не готов говорить об этом, попробуйте в другой раз или предложите ему поговорить с кем-то, кто заставляет его чувствовать себя комфортно.

Другие способы уменьшить их бедствие могут включать:

  • отвлечение — пойти на прогулку, поиграть в игру, посмотреть фильм или послушать любимую музыку
  • отвлечься — найти альтернативное действие, которое не причинит травм (например, нанесение ударов кулаком подушку или выжимание кубика льда)
  • глубокое дыхание.

Может быть полезно составить план безопасности или научиться оказывать первую помощь психическому здоровью, чтобы вы знали, что делать в кризисной ситуации.

Поощряйте человека искать поддержки для себя или предлагайте ему помощь в налаживании контакта с одной или несколькими из предложенных опор.

Люди, оказывающие поддержку, тоже нуждаются в поддержке

Если ваш ребенок, друг или другой член семьи причиняет себе вред или вы думаете, что это так, обращение за поддержкой к специалисту по психическому здоровью также важно для вас.Поговорите с кем-нибудь, кому доверяете, о том, что происходит и что вы чувствуете. Тем не менее, вы можете расстроиться, увидев любимого человека в беде, помните, что самоповреждающее поведение поддается лечению, и не все, кто причиняет себе вред, склонны к суициду.

Самоповреждающее поведение поддается лечению

Самоповреждение — это серьезное поведение — это признак того, что кто-то испытывает серьезный стресс и делает это не для того, чтобы привлечь внимание. Обычно они очень стыдятся и идут на все, чтобы скрыть это от других. Они могут молча страдать и действительно нуждаться в поддержке, чтобы рассказать о своих чувствах.

Хотя самоповреждение можно лечить, многие люди не ищут поддержки, потому что:

  • думают, что люди не поймут
  • не верят, что их информация будет храниться в тайне
  • не верят, что кто-то сможет помощь
  • боятся, что люди (в том числе медицинские работники) негативно отреагируют на их самоповреждающее поведение — возможно, потому, что в прошлом они
  • стыдятся, виноваты или злятся за свое самоповреждающее поведение
  • считают, что они должны иметь возможность справиться самостоятельно.

Никто не должен справляться в одиночку; самоповреждающее поведение поддается лечению. Поддержка может включать в себя работу по распознаванию триггеров, обучение управлению трудными эмоциями и помощь в уходе за собой (например, уход за ранами и изучение других стратегий выживания).

Для любого, кто причиняет себе вред, просто осознание того, что это не долгосрочное решение проблем, — шаг в правильном направлении. Как только они примут решение обратиться за поддержкой, важно, чтобы они действовали медленно и не слишком жестко относились к себе.Чтобы разорвать порочный круг членовредительства, может потребоваться время, и на этом пути могут быть неудачи.

В поисках альтернативы самоповреждению

Может быть трудно избавиться от членовредительства. Лечение будет включать в себя научиться находить другие способы справиться с сильными чувствами. Если отвлечь или изменить поведение, чувства и побуждения могут стать менее интенсивными и со временем уменьшаться.

Человек, который причиняет себе вред, может захотеть найти свои собственные способы отвлечься или использовать некоторые из этих идей:

  • наденьте резиновую ленту на запястье и защелкните ее, когда почувствуете стресс.
  • съесть лед- куб — ощущение может отвлечь вас от сильных переживаний
  • держите в руке кубик льда
  • ведите дневник и записывайте свои мысли
  • упражнение — оно высвобождает эндорфины и может помочь поднять настроение
  • будьте внимательны — делайте немного раскраски, попробуйте медитацию, расслабьтесь или займитесь ремеслом, например вязанием или раскрашиванием
  • Нарисуйте на своем теле те области, где вы обычно болеете
  • Ударьте подушку
  • Сделайте свою среду безопасной — попросите кого-нибудь, кому вы доверяете, убрать все вред предметы и держите вас подальше от любых мест, где вы можете нанести вред.
  • Держите коробку для отвлечения внимания — храните некоторые вещи, которые приносят вам комфорт в коробке или сумке (например, фотографии, любимую игрушку, жевательная резинка, игрушки-скрипки, поделки).Держите его где-нибудь под рукой и исследуйте его, когда чувствуете, что хотите нанести себе вред.

Кто подвергается риску членовредительства?

Самоповреждения люди всех возрастов, но молодые люди подвержены большему риску. Согласно австралийскому обследованию психического здоровья и благополучия детей и подростков 2015 года, примерно каждый десятый австралийский подросток причинил себе вред. Это чаще встречается у девочек, чем у мальчиков, и обычно начинается в возрасте от 12 до 14 лет, сразу после начала полового созревания.

К группе повышенного риска членовредительства относятся молодые люди:

  • в возрасте 15–19 лет
  • с психическим заболеванием или расстройством личности
  • из аборигенов или жителей островов Торресова пролива
  • в иммиграционном заключении или в системе правосудия по делам несовершеннолетних учреждения
  • по уходу на дому
  • проживают в сельских и отдаленных районах
  • , которые идентифицируют себя как лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры, интерсексуалы (ЛГБТИ).

Молодые люди из числа аборигенов и жителей островов Торресова пролива (в возрасте 15–24 лет) в пять раз чаще подвергаются членовредительству, чем молодые люди некоренного происхождения.

Почему люди причиняют себе вред?

Есть много причин, по которым люди причиняют себе вред. Даже у одного человека мотивация может быть разной. Некоторые люди делают это, чтобы выразить свое горе, вернуть себе контроль или уйти из ситуаций, которые они считают тревожными. Другие могут обнаружить, что это заставляет их что-то «чувствовать», когда они оцепенели и лишены всяких чувств.Некоторые люди считают, что самоповреждение дает им чувство облегчения.

Какой бы ни была причина, самоповреждение обычно является признаком того, что человек испытывает сильную эмоциональную боль и страдания.

У молодых людей сразу возникает множество стрессовых ситуаций (факторов, вызывающих стресс). Они не только справляются с изменениями своего тела, но и пытаются совладать с требованиями, которых у них не было, когда они были моложе (например, учеба, работа, отношения, большая независимость и большая ответственность).

Стрессовые факторы, которые могут увеличить риск членовредительства, включают:

  • распад семьи или конфликт
  • трудности во взаимоотношениях
  • знание других лиц, причиняющих себе вред
  • имеющий семейный анамнез самоповреждений
  • запугивание
  • школа или проблемы на работе
  • злоупотребление алкоголем и наркотиками
  • прошлые травмы, пренебрежение или злоупотребление.

Личные факторы, которые могут увеличить чей-либо риск членовредительства, включают:

  • предыдущая история самоповреждений
  • переживание агрессии или насилия
  • психические расстройства
  • низкая самооценка
  • плохой образ тела и себя -ненависть
  • физическое заболевание или инвалидность
  • импульсивность — бездумное действие
  • плохие навыки совладания
  • трудности с решением проблем.

Каковы риски членовредительства?

Хотя членовредительство может принести облегчение в краткосрочной перспективе, оно не помогает человеку в первую очередь устранить причины, по которым он это делает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *