Информация для пациентов и членов их семей

  • Официальный сайт ФГБНУ НЦПЗ
  • Обратная связь
  • Контакты
  • Виртуальный тур
  • English version
  • ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
    НАУЧНЫЙ ЦЕНТР ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ
  • Проезд
    Москва, Каширское шоссе, 34
  • Версия для
    слабовидящих
  • Главная
    • Структура центра
    • История НЦПЗ
    • Совет молодых ученых
    • Костромские школы молодых ученых
    • Новости
    • Профсоюз
    • Правовые документы
    • Закупки
    • Противодействие коррупции
    • Вакансии
    • О сайте
  • Наука
    • Научные отделы и лаборатории
    • Публикации сотрудников
    • Диссертационный совет
    • Авторефераты диссертаций
    • Музей НЦПЗ
    • Для научных сотрудников НЦПЗ
    • Центр коллективного пользования «Терапевтический лекарственный мониторинг»
    • Психометрические шкалы
    • РИНЦ
  • Образование
    • Сведения об образовательной организации
      • Основные сведения
      • Структура и органы управления образовательной организацией
      • Документы
      • Образование
      • Образовательные стандарты
      • Руководство. Научно-педагогические работники
      • Материально-техническое обеспечение и оснащенность образовательного процесса
      • Стипендии и иные виды материальной поддержки
      • П

Шизофрения оказалась связана с нарушением формирования складок головного мозга

Специалисты Института перспективных исследований мозга МГУ совместно с ведущими сотрудниками Психиатрической клинической больницы № 1 им. Н.А. Алексеева провели мета-анализ исследовательских работ, позволившего предположить взаимосвязь шизофрении с особенностями структуры головного мозга.

Ученые предложили рассматривать индекс гирификации, то есть процесса формирования характерных складок коры головного мозга, как диагностический биомаркер с высокой прогностической ценностью. По одной из гипотез, предрасположенность к шизофрении либо заложена генетически, либо формируются в перинатальном периоде, то есть задолго до дебюта или манифеста психотических расстройств.

 

В пользу данной гипотезы говорит массив данных о моторных, неврологических и поведенческих отклонениях, проявляющихся у маленьких детей, которые впоследствие заболевают шизофренией. 

Для проверки нейро-онтогенетической гипотезы логично использовать маркеры, которые закладываются на ранних стадиях развития, мало изменяются и не подвержены влиянию внешних факторов. Один из них — индекс гирификации, который отражает складчатость борозд и гирификацию коры головного мозга.

Проверка гипотезы стала возможной благодаря развитию методов нейровизуализации и компьютерной обработке результатов МРТ-сканирования высокого разрешения. Ученые провели систематический обзор опубликованных данных о зонах мозга, гирификация которых изменена при шизофрении.

По результатам мета-анализа, наиболее распространенным результатом оценки было снижение индекса гирификации (гипогирия) для большинства областей мозга, например, тех, что отвечают за когнитивные функции, язык и качество социальных взаимодействий.

Снижение локального индекса гирификации в левой островковой коре и левой узловой извилине при шизофрении может отражать искажение эмоционального восприятия межличностных отношений. Это приводит к социальной дезадаптации вследствие нарушения процессов принятия и реализации решений, сенсомоторики, дезинтеграции речи и дисгармонии орофациальной активности. Следует подчеркнуть, что в процессе нейроонтогенеза складывание коры в инсулярной доле начинается раньше и с большей интенсивностью, чем в окружающей корковой пластинке.

Морфологическая недостаточность супрамаргинальной извилины может определять специфику ее аномалий при развитии слуховых галлюцинаций. Они характерны для острых шизофренических психозов. Помимо снижения локального индекса гирификации, для шизофрении характерно уменьшение объема серого вещества в этой области. Более того, интенсивность галлюцинаций зависит от сочетания недостаточности нейронной ткани супрамаргинальной и левой поперечной височной извилины.

Значительная гипогирия наблюдалась в поясной извилине, которая соединяет энторинальную кору с таламусом и неокортексом. Она участвует в формировании и обработке эмоций, в обучении и запоминании, а также отвечает за исполнительные функции головного мозга. Нарушение морфологии коры в этой области, вероятно, носит наследственный характер. Эти аномалии могут иметь отношение к когнитивным нарушениям, так как поясная извилина участвует в таких функциях, как обнаружение ошибок и пространственная память, которые нарушены при шизофрении.

Исключением стал результат снижения индекса гирификации в левом лобно-инсулярном кластере у пациентов с ранним началом шизофрении. Нижняя лобная извилина отвечает за моторное производство речи, распознавание семантики слов и гармонию «внутреннего диалога». Ее нарушение считается одной из причин нарушения механизмов мышления и появления слуховых галлюцинаций. 

Инсулярная доля в целом опосредует эмоциональную обработку, социальное познание и поведение, сенсомоторную интеграцию, речь, принятие решений, восприятие и сознание, а также орофациальные моторные программы. Ее нарушение также может опосредовать различные признаки психоза. Эта область также связана с патогенезом аномальных двигательных функций тела и конечностей. Это приводит к таким своеобразным кататоническим явлениям, как манерность, дискинезия и каталепсия.

Выявленные нарушения формирования складок в определенных областях мозга отвечают за специфические функции (анализ зрительных стимулов, когнитивная обработка информации и т.д.). Они могут быть связаны с развитием конкретных психопатологических проявлений: галлюцинаций, нарушений мышления, изменений в выражении эмоций, снижением волевых функций.

«Мы надеемся на будущие работы, в которых будут комплексно с иммуннологическими и генетическими данными учитываться нейрофизиологические данные морфометрии головного мозга, особенности его структурных и функциональных нейросетевых связей, метаболизм нейромедиаторных систем. Это приблизит нас к преодолению сложности диагностики и прогнозирования психозов и позволит максимально персонализировать психиатрическую помощь», – отметил ведущий научный сотрудник Института перспективных исследований мозга МГУ Вадим Ушаков.

Исследование опубликовано в журнале Procedia computer science. Работа выполнена в рамках научной-образовательной школы «Мозг, когнитивные системы, искусственный интеллект».

Источник: Пресс-служба МГУ

Вам может быть интересно

Шизофрения. Что стоит за этим термином?

Слово “шизофрения” может вызывать широкий спектр самых различных чувств: неприятие, страх, брезгливость, презрение, болезненное любопытство. Что же стоит за этим термином?

Шизофрения является хроническим прогрессирующим психическим расстройством. Наиболее четкое представление о сути этой болезни дает непосредственный перевод – “расщепление разума”. Перемены, происходящие при этом с личностью, могут напоминать неумолимое течение воды в реке, постепенно подмывающее берега душевного здоровья, а могут выглядеть как внезапно начавшийся ураган, сметающий всё на своем пути, а затем стихающий до следующей бури. Изменения затрагивают все сферы жизни человека – по мере прогрессирования заболевания огрубляются эмоции, сужается круг общения, теряются прежние интересы. В тех случаях, когда речь идет о заболевании, начавшемся в раннем возрасте, также может снижаться уровень интеллекта. Большим заблуждением является мнение о том, что шизофрения всегда сопровождается бредом и галлюцинациями.

Все эти симптомы можно и нужно держать под контролем, что возможно лишь при своевременном обращении за помощью к специалисту, следовании рекомендациям, приеме подобранной врачом поддерживающей терапии. Во многих случаях не только посторонние люди, но даже и достаточно близкие друзья не подозревают о том, что их приятель/сосед/коллега имеет подобный диагноз. К сожалению, общественная стигматизация людей с шизофренией напрямую препятствует их реабилитации и адаптации в социуме. Это касается детей, подростков и взрослых. Шизофрения окутана множеством мифов, однако многие из них не соответствуют действительности, например:

Миф №1. Люди/дети с шизофренией всегда опасны для общества

Этот миф подкреплен массовой культурой – очень часто, например, в фильмах люди с психическими расстройствами представляются насильниками или убийцами. Статистика убедительно свидетельствует, что среди лиц, совершивших преступления, душевнобольных меньше, чем в популяции. В реальности люди, страдающие шизофренией, представляют опасность, в первую очередь, для самих себя, например, в состоянии психоза, когда не отдают отчет своим действиями. Именно комплексное медикаментозное и психотерапевтическое лечение помогает сглаживать острые периоды болезни.

Миф №2. Людей/детей с шизофренией нужно изолировать от общества

Изоляция еще никому не помогала почувствовать себя лучше. Поддержка и принятие — вот то, что позволяет людям с психическими расстройствами чувствовать себя нужными. Невозможно научиться функционировать и жить в обществе, в этом обществе не находясь.

Важно знать, что среди людей, страдающих расстройствами шизофренического спектра, необычайно много по-настоящему талантливых и одаренных. Это люди с неординарным мышлением, тонко чувствующие натуры. История знает массу подобных примеров, ведь этим недугом страдали многие гениальные живописцы, писатели, ученые, которые никогда не подарили бы миру своих творений, будучи навсегда заточенными и изолированными от общества.

Миф №3. Людям с шизофренией не помочь

Как уже говорились выше, постоянное комплексное лечение в виде подобранных медикаментов и психотерапии сглаживает острые проявления болезни, а возможность социализации и принятие в обществе дает стимул для работы над собой. Среди наших бывших пациентов есть множество девушек и молодых людей, которые, несмотря на диагноз “шизофрения” и различные расстройства шизофренического спектра, ведут полноценную жизнь, учатся или работают, дружат, любят, создают семью и развиваются. Зачастую, именно болезнь становилась толчком для выбора будущей профессии, пережитые и прочувствованные на собственном опыте симптомы мотивировали многих на присоединение к волонтерским движениям, участие в разработке новых более действенных препаратов, получение психологического образования и т.п.

шизофрения и я — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Ребята, всем советую с нейролептиков и АД переходить на гомеопатию. Гомеопатия творит чудеса, я с полуовоща превратился в практически здорового человека. Найдите хорошего гомеопата и принимайте гомеопатические лекарства. Если боитесь бросать нейролептики, принимайте гомеопатию параллельно с ними.

Известно, что у больного несколько разных личностей. С утра одна, в обед другая. Вот нужно определить, что за личность, соответствие симптомов, и давать одно из этих лекарств.

У больного в отзыве был такой порядок лекарств

Перед завтраком — Аконит
11:00 — Гельземиум
Перед обедом — Ацидум Фосфорикум
Перед ужином — Каустикум
На ночь — Беладонна
Крупинки принимать за 20 мин. до еды

Аконит

Возбудимым личностям, находящимся в состоянии страха (особенно страха смерти), паники или страдающим от болезни или воспаления.

Если ночью беспокоят сжимающие боли в сердце и сердцебиения Курение вызывает бессонницу.

Часто причина бессонницы боль, повышение артериального давления, простуда, испуг.
Гельземиум

Казалось, что я теряю разум. Страх оставаться в одиночестве; боязнь того,

что может случиться; казалось, что я теряю самоконтроль».

За этими чувствами последовало сильное желание говорить или писать;

ощущение, что умственные способности возросли, улучшилась память.

Любая волнующая новость вызывает понос; страх и испуг вызывают

ухудшение состояния.

Истерия. Мания. Трусость. Испуг.

Недомогание и страх при приближении грозы.
Ацидум фосфорикум
Сильнейшее безразличие. Полное равнодушие ко всему; это не сопор, не бред

и не раздражение, а просто равнодушие; пациент ничего не хочет, не

разговаривает, не выказывает интереса к внешнему миру (наблюдается при

любых заболеваниях с очень тяжелой лихорадкой).
Затруднение восприятия: после того как ему задали вопрос, пациент некоторое

время думает, иногда отвечает, затем обо всем забывает; в голове кружатся

обрывки мыслей. При чтении в голову одновременно приходят тысячи

посторонних мыслей; не может ничего толком понять; все прочитанное словно

темнеет в его голове, и он обо всем забывает; с трудом вспоминает то, что

давно знает. Не выносит шума разговоров.
Отупение и вялость ума с недостатком воображения. Слабая память.

Слабоумие. Не может связно изложить мысли.
Недостаток идей и неспособность к интеллектуальному труду.
Иллюзии чувств, так же как иллюзии ощущений: пациент слышит колокола,

перезвон колокольчиков, видит цифры, вспышки и т.д.

Causticum,

связан со страхами темноты. Не хочет идти спать, потому что для этого ему нужно пройти по темному коридору, или потому что он знает, что останется в комнате без света.

Belladonna

больной требует темноты
ухудшение от малейшего сотрясения
ухудшение от малейшего шума
боли появляются и проходят внезапно

Психические заболевания в веб-индустрии — список отдельно

На века выдержала картина замученного художника: творческих гениев, которые борются со своими метафорическими демонами и относятся к жизни не так, как большинство людей. Сегодня мы знаем, что некоторые из них могут быть связаны с психическими заболеваниями: депрессия, тревога, биполярное расстройство и многие другие. У нас есть современные истории об этом и множество анекдотической информации, которая подпитывает распространенное мнение о связи между творчеством и психическими заболеваниями.

Статья продолжается ниже

Но наука также начала задавать вопросы о связи между психическими заболеваниями и творчеством. Недавнее исследование показало, что творческие профессионалы могут быть более генетически предрасположены к психическим заболеваниям. В веб-индустрии, будь то дизайнер, разработчик, копирайтер или кто-то еще, мы часто являемся творческими профессионалами. Цифры говорят о том, что психические заболевания особенно сильно ударяют по веб-индустрии.

Наша отрасль добилась больших успехов в сострадательном обсуждении проблем инвалидности с упором на доступность и такие мероприятия, как День синей шапочки.Но даже несмотря на то, что у нас ведутся содержательные беседы и мы видим прогресс, вопросы, связанные с разнообразием, инклюзивностью и сексуальными домогательствами, по-прежнему остаются серьезной проблемой для нашей отрасли. Понимание и принятие проблем психического здоровья — это область, которая, как и многие другие, требует роста и внимания.

Когда дело доходит до психического здоровья, мы не так хорошо разбираемся, как нам кажется. Согласно исследованию, опубликованному Центром контроля заболеваний, 57% населения в целом считают, что общество в целом проявляет заботу и сочувствие к людям с психическими заболеваниями; но только 25% людей с симптомами психического заболевания верили в то же самое.Общество менее понимающе и сочувственно относится к психическим заболеваниям, чем оно думает.

Где отключение? Как это выглядит в нашей отрасли? Обычно это не халатность или недоброжелательность с чьей-либо стороны. Это во многом связано с тем, что люди просто не понимают распространенность и реальность психических заболеваний на рабочем месте. Нам нужно начать обсуждать психические заболевания, как и любые другие личные проблемы, с которыми сталкиваются люди.

Эта статья не заменит хорошо спланированное научное исследование или совет врача, и она не является попыткой провозгласить правду о психических заболеваниях в отрасли.И, конечно же, он не собирается смешивать или уравнивать любые проблемы психического здоровья, болезни или состояния. Но он подозревает, что многие люди в отрасли в тот или иной момент борются со своим психическим здоровьем, и мы просто не говорим об этом. Кажется, это не имеет смысла в свете чувства общности, которым веб-профессионалы гордятся на протяжении десятилетий.

Мы связались с несколькими людьми из нашей отрасли, которые поделились своими уникальными историями, чтобы пролить свет на то, как выглядит их психическое здоровье на рабочем месте.Если у вас есть собственные проблемы с психическим здоровьем или вы просто хотите понять тех, у кого они есть, эти истории — отличное место для начала разговора.

Познакомьтесь с участниками#section2

Джерри : Я занимаюсь дизайном веб-сайтов с конца 90-х, начиная с дизайна пользовательского интерфейса, перейдя в IA, а теперь занимаю руководящую должность в области UX. За свою карьеру я участвовал во многих громких проектах, организовывал местные UX-мероприятия и делал это, несмотря на свои личные препятствия.

Брэндон Грегори : Я работаю в веб-индустрии с 2006 года, сначала дизайнером, затем разработчиком, затем менеджером/техническим руководителем. Я также являюсь сотрудником и постоянным участником A List Apart . В 2002 году у меня диагностировали биполярное расстройство, и из-за этого я чуть не бросил колледж, хотя сейчас я живу в основном нормальной жизнью с солидной карьерой и прекрасной семьей. Я очень открыто рассказал о своем состоянии и написал о нем несколько статей на Medium, чтобы способствовать распространению информации и дестигматизации психических заболеваний.

Стивен Кибл : Я создаю и управляю веб-сайтами с 1999 года как профессионально, так и для удовольствия. Работал в газетах, компаниях-разработчиках программного обеспечения и дизайнерских агентствах как на постоянной, так и на внештатной должности, почти всегда создавая интерфейсные решения, концентрируясь на подходе, ориентированном на пользователя.

Bri Piccari : Я возился с Интернетом с тех пор, как появился MySpace, выясняя, как настраивать темы и делать случайные анимации, выпадающие из верхней части моего профиля.Профессионально я работаю в этой сфере с 2010 года, работая фрилансером во время учебы в колледже, а затем перейдя на работу в небольшие агентства и на некоторое время после окончания учебы. Я сосредотачиваюсь на создании надежного цифрового опыта, используя свою любовь к дизайну с умением для фронтенд-разработки. Совсем недавно я открыл небольшую дизайн-студию, но решил вернуться к более стабильному контракту и работе на полную ставку после того, как стресс, связанный с владением небольшим бизнесом, сказался на моем психическом здоровье. Это было трудное решение, но я должен был сделать то, что лучше для меня.Я также возглавляю местное отделение AIGA и недавно получила сертификат учителя йоги с 200-часовым стажем.

X : Я также начал возиться с Интернетом на Myspace и начал работать над веб-сайтами, чтобы помочь оплатить обучение в колледже. Я просто всегда предполагал, что буду делать что-то еще, чтобы зарабатывать на жизнь. Потом мне поставили диагноз биполярное расстройство. Мое [исходное, не связанное с Интернетом] поле не было благоприятным местом для этого, поэтому мне пришлось начинать заново, во многих отношениях. Веб-индустрия никуда не делась, и она всегда приветствовала людей со случайным образовательным прошлым, поэтому я чувствовал себя хорошо, имея возможность зарабатывать здесь на жизнь и оставаться здоровым.Но из-за моего опыта, когда я впервые попытался открыто рассказать о своей болезни, теперь я держу это в секрете. Я не стыжусь этого; на самом деле, это заставило меня жить более аутентично. Например, в глубине души я знал, что хочу работать в Интернете все время.

Реальная борьба#section3

Проблемы с психическим здоровьем так же многочисленны и уникальны, как и люди, которые с ними борются. Мы спросили участников, как выглядит их борьба, особенно в работе в веб-индустрии.

G : У меня интересное сочетание СДВ, дислексии и комплексного посттравматического стресса.В результате я неполноценный человек, находящийся в постоянном состоянии неуверенности в себе, ядовитого стыда и парализующей тревоги. В моем прошлом было несколько эпизодов, когда требование не было зарегистрировано или критика была воспринята неправильно, и я действовал неадекватно (либо из-за паники, либо избегания, либо из-за гнева). Когда что-то идет не так, я неделями борюсь с эмоциональными воспоминаниями.

Презентация или чтение перед аудиторией — это тоже сюрреалистический опыт. Я попадаю в зону, где я никогда не уверен, говорю ли я связно и имею ли вообще какой-то смысл, пока после этого не поговорю с друзьями в аудитории.Это отрицательно сказалось на моей карьере, сделав даже самые простые задачи вызывающими тревогу.

BG : На самом деле мне удается по крайней мере выглядеть так, будто у меня все в порядке, поэтому большинство людей не знают, что у меня биполярное расстройство, пока я им не скажу. Внутри я борюсь — много. Бывают приступы депрессии, когда я целый день выматываюсь и сталкиваюсь с физической болью, и приступы мании, когда я иду на ненужный риск и совершаю неуместные вспышки, и я могу переключаться между этими состояниями практически без предупреждения.Конечно, это балансирование, и я очень много работаю, чтобы сохранить его вместе с людьми в моей жизни.

SK : После внезапной смерти матери у меня начались панические атаки. Один из них начался примерно через 30 минут после выхода на работу, я не мог справиться с приступом на работе, поэтому внезапно пошел домой, никому не сказав. Звоню своему боссу только после того, как некоторое время просидела в слезах на обочине дороги. Приступы также спровоцировали депрессию, из-за которой моя мотивация, когда я работаю из дома, настолько усердна, что мне действительно хочется проводить больше времени в офисе.К счастью, мой работодатель очень понимающий и был очень гибким.

BP : В зависимости от времени года я сильно страдаю, и в худшее время почти невозможно покинуть мою квартиру. Как часто говорит большинство людей, я довольно хорошо научился делать вид, что у меня все в порядке — как правило, большинство людей, с которыми я общаюсь, понятия не имеют, через что я прохожу, если я не впущу их. до недавнего времени мое психическое здоровье стало появляться на публике, поскольку стресс, связанный с открытием собственного бизнеса и попыткой «иметь все», мешал продолжать скрывать это.Определенно есть промежутки времени, когда депрессия серьезно влияет на мою способность создавать и взаимодействовать с другими, и «притворяйся, пока не получится» даже не сокращает это. В настоящее время я борюсь с сильным беспокойством, вызванным стрессом. Обучение управлению этим было процессом.

X : Мне посчастливилось быть высокофункциональным человеком с биполярным расстройством вот уже около 5 лет, так что на самом деле вы не видите никакой борьбы. Борьба — это стресс и беспокойство по поводу потери этой стабильности, особенно когда люди узнают об этом.Я принимаю лекарства, у меня есть распорядок, система поддержки и режим самообслуживания, благодаря которым я стабилен, но если работа начинает разрушать мой баланс между работой и личной жизнью, я не могу защитить это время и энергию. больше. В прошлом это начинало происходить, когда меня просили регулярно работать всю ночь, работать по выходным, часто путешествовать или быть окруженным культурой вечеринок и выпивки на работе. Многие люди выгорают в таких условиях, но для меня это может быть опасно и может привести к маниакальному эпизоду или даже [заставить меня] почувствовать суицид.Я борюсь с тем, что не знаю, как далеко я могу продвинуться в своей карьере, потому что многие вещи, которые вы делаете, чтобы проявить себя и продемонстрировать, что вы готовы к большей ответственности, требуют больших усилий. Какой смысл стремиться к большой роли, если это будет означать, что я не смогу позаботиться о себе? FOMO [(страх упустить)] становится все хуже.

Существуют разные способы, с помощью которых люди могут решать (или не решать) психические проблемы, с которыми они борются. В конечном итоге мы несем ответственность за принятие собственных решений в области психического здоровья, и они у всех разные.При этом арендная плата должна быть оплачена. Вот как наши участники справляются со своими ситуациями на работе, чтобы это произошло.

G : Я начал посещать психотерапевта, который мне очень помог. Я также работал над тем, чтобы изменить свое отношение к критике — я задаю больше уточняющих вопросов, стремясь определить проблему, а не злюсь, защищаюсь или иронизирую. Я научился быть более честным со своими очень близкими коллегами, сообщая им о своих иррациональных недостатках и прося о помощи.Кроме того, поскольку я пережил травму в личной и профессиональной жизни, я сверхчувствителен к эмоциям других. Просто присутствие вокруг жаркого спора или другой напряжённой ситуации могло привести моё тело в панику. Я должен проявлять особую осторожность в управлении личностями, чтобы каждый в конкретной ситуации чувствовал уверенность в том, что он настроен на успех.

BG : Медицина мне очень помогла, и в этом отношении мне очень повезло. Это держит большинство моих симптомов на управляемом уровне.Соблюдение моего обычного графика и поддержание некоторой степени нормальности — огромный фактор для сохранения стабильности. Хождение на работу, сон, когда я должен, и участие в некоторых светских встречах, хотя это и не всегда легко, не дает мне слишком далеко ускользнуть в любом направлении. Кроме того, писательство стало для меня огромной отдушиной и помогло другим лучше понять мое состояние. Найти какой-то способ выразить то, через что вы проходите, очень важно.

SK : У меня было несколько сеансов консультирования по поводу утраты, чтобы помочь справиться с горем.Я также старался быть более физически активным каждый день, даже если просто ходил на короткую прогулку во время обеденного перерыва. Работа стала способом убежать от всего остального, что происходило в то время. До депрессии я работал из дома два дня в неделю, однако в эти дни мне было очень тяжело быть одному. Так я начал работать из офиса каждый будний день. К счастью, во время всего этого мой работодатель оказал мне невероятную поддержку и просто сказал мне делать то, что мне нужно. И это заставило меня хотеть остаться там, где я работаю, больше, чем раньше, поскольку я понимаю, как мне повезло, что я получил их поддержку.

BP : Прошлой зимой я записалась на [программу] подготовки учителей по лидерству/йоге с целью развития личной практики, позволяющей лучше справляться с депрессией и тревогой. Прыжок в неудобную ситуацию и осознание ценности внимательности оказал огромное влияние на мою способность справляться со стрессом. Забота о себе очень важна для меня, и я знаю, когда мне нужно сделать перерыв. Я слышал, что это называется высокофункциональная депрессия и тревога . Я часто беру на себя слишком много, и научиться говорить «нет» очень важно.Терапия и ежедневная рутина также были невероятно полезными.

X : Самый большой из них — это медицина, это то, чем я буду заниматься всю оставшуюся жизнь, и оно того стоит. В течение нескольких лет я занимался формой терапии под названием «Диалектическая поведенческая терапия». Остальное — это последовательный режим ухода за собой, но есть пара вещей, которые очень важны для работы. Не работаю по ночам и выходным, держится с 9 до 5. Ходить пешком в офис и обратно или кататься на велосипеде. Я начала заниматься йогой сразу после того, как мне поставили диагноз, и умственная дисциплина, которую она мне придала, снижает интенсивность моей реакции на стрессовые ситуации на работе.Это не значит, что я откажусь работать, если это не будет легко. По сути, если что-то загорается, эти стратегии выживания помогают мне держать себя в руках достаточно долго, чтобы выбраться.

Распространение информации#section5

Существует множество неправильных представлений о психических заболеваниях, как в веб-индустрии, так и где бы то ни было. Некоторые безвредны, но раздражают; другие довольно вредны. Вот некоторые вещи, которые мы хотели бы, чтобы другие знали о нас и нашей борьбе.

G : В моей борьбе нет ничего рационального.Кажется, что мое тело запрограммировано на то, чтобы все испортить и погрязнуть в стыде. Я должен продолжать двигаться, работая против себя, чтобы проекты были как можно ближе к совершенству. Тем не менее, я настроен на то, чтобы действительно заботиться о людях, и, вероятно, именно поэтому я добился успеха в UX.

BG : То, что я выгляжу сильным, не означает, что мне не нужна поддержка. То, что у меня есть проблемы, не означает, что мне нужно, чтобы вы их решили. Иногда лучше всего просто зарегистрироваться или быть там.Я не хочу, чтобы меня считали сломленной или хрупкой (хотя, признаюсь, иногда так и есть). Я больше, чем мое расстройство, но я не могу полностью игнорировать его.

Кроме того, вокруг психических заболеваний до сих пор существует множество предрассудков, вплоть до того, что я не чувствовал себя в безопасности, признаваясь в своем расстройстве перед начальником на предыдущей работе. Психические заболевания — это медицинские состояния, которые часто классифицируются как законная инвалидность, но сотрудники могут быть небезопасны, признавая, что они у них есть — это реальность, с которой мы живем.

SK : Для тех, кто переживает депрессию, связанную с горем, я бы сказал, что разговоры об этом с друзьями, семьей и даже с незнакомыми людьми помогают вам справиться с этим. И старое клише о том, что время лечит, действительно верно. Кроме того, для любых работодателей: поддерживайте [тех] с психическими заболеваниями — так же, как вы бы [поддерживали] тех, у кого проблемы с физическим здоровьем. Они вернут вам деньги.

BP : Я хронически амбициозный человек. Часто это происходит из-за того, что я работаю и делаю, а не имею дело с тем, что беспокоит или досаждает мне в данный момент.Большая часть моего участия в жизни общества исходила из того, что мне нужна была продуктивная отдушина. К счастью или к сожалению, благодаря этому я многого добился, однако бывают моменты, когда мне просто нужен перерыв. Я учусь впитывать и понимать это, а также смириться с этим.

X : Хотел бы я, чтобы люди знали, как меня беспокоит, что слово «биполярный» используется в качестве прилагательного для небрежного описания вещей и людей. Это не комплимент, и это уменьшает вероятность того, что я когда-либо раскрою свою болезнь публично.Я также хотел бы, чтобы люди знали, сколько раз я был близок к тому, чтобы просто открыто рассказать об этом, но сдерживался из-за других серьезных проблем разнообразия и интеграции в технологической индустрии. Женщинам приходится мириться с тем, что их называют капризными и неустойчивыми. Люди считают этническую группу, к которой я принадлежу, вспыльчивой и вспыльчивой. Зачем мне давать людям еще один способ дискриминировать меня?

Жизнь с шизофренией: история о том, как справиться с психическим заболеванием

У меня всегда был веселый и веселый характер.Я люблю моду и музыку в стиле R&B, устраивать пикники с семьей и ходить по магазинам — как и любая другая девушка, я люблю хорошие скидки.

Я всегда был мирным человеком, но вы бы не знали об этом, если бы встретили меня в 2011 году, как раз перед тем, как меня отправили в тюрьму после ссоры с соседом из-за парковки.

Моя семья не знала, что и думать, и я тоже. Раньше у меня никогда не было проблем. Они знали, что это не настоящий я.

Как я превратился из студента колледжа в человека с шизофренией


В 2007 году мне было 23 года, и я учился в колледже, а также работал в ресторане.Я был одним из лучших серверов; Мне даже не понадобился блокнот, чтобы записывать заказы людей.

Но в конце 2008 года у меня начались странные симптомы. Я начал чувствовать себя параноиком. Я начал видеть вещи и слышать голоса. Мне не хотелось ни одеваться, ни даже вставать с постели. Я не понимал, что происходит.

К июлю 2009 года я был госпитализирован. Врачи думали, что у меня расстройство настроения — они думали, что у меня биполярное расстройство, — и прописали мне ряд лекарств. Но как только я вышла из больницы, я перестала их принимать.Мои симптомы исчезли, поэтому я думал, что со мной все будет в порядке.

Я больше не ходил на занятия, но позже тем летом я почувствовал себя достаточно хорошо, чтобы устроиться на работу, например, красить здания в лагере.

Врачи подумали, что у меня расстройство настроения, потому что я не рассказал им о своей паранойе или о том, что внезапно услышал голоса в голове.

Делиться

Тем не менее, память об этих странных симптомах осталась у меня в памяти.В апреле 2010 года, когда симптомы вернулись и я снова начал чувствовать себя параноиком, моя семья убедила меня лечь в психиатрическую больницу.

Врачи до сих пор думали, что у меня расстройство настроения, потому что я не рассказал им о своей паранойе или о том, что внезапно услышал голоса в голове. Вместо этого я разговаривал с ними и просто был собой — счастливым, общительным, — поэтому они думали, что у меня маниакальный эпизод.

Мне начали давать какие-то новые лекарства, но когда через четыре месяца меня выписали, я заметил, что у меня появились побочные эффекты, такие как подергивания.Хотел вернуться работать официантом, но нельзя же в ресторане подносы таскать, когда дергаешься! Поэтому я снова перестал принимать лекарства.

Переломный момент, ставший благословением


Моя бабушка сильно заболела под Рождество в том году. Когда я увидел ее в больнице со всеми этими трубками, я просто потерял сознание. У меня была такая истерика, что меня пришлось выпроводить. Вскоре после этого я подрался с соседом и попал в тюрьму.Мои симптомы усиливались, и я был так зол.

Когда я вышел из тюрьмы, судья сказал, что я должен лечь в государственную психиатрическую больницу. Я очень нервничал, но поговорил там с психиатром, который заставил меня чувствовать себя комфортно. Впервые я рассказал о том, что я переживал — о голосах, о паранойе. Она сказала: «Вы боретесь с шизофренией». Я даже не знал, что это значит.

Она посоветовала мне, когда я выпишусь из больницы и закончу лечение, которое я там принимал, попробовать новый метод лечения шизофрении. После взвешивания рисков и преимуществ мы оба согласились, что лечение, проводимое в виде ежемесячных инъекций, может помочь контролировать мои симптомы.

Тем временем в больнице мне стало лучше. У меня появились друзья, и я узнал о своей болезни. В течение недели были фильмы, кулинарные мастер-классы и образовательные занятия о моей болезни — в основном, мероприятия, помогающие таким людям, как я, вернуться в общество. Я узнал о шизофрении и о некоторых моих триггерах.

В общем, я пробыл там три месяца.Это было тяжело, особенно когда прошел мой день рождения, но я старалась хоть немного верить, и когда врачи сказали, что в ноябре 2011 года меня собираются отправить домой, это было большим триумфом. В конце тоннеля появился свет.

Я начал дневную реабилитационную программу, а также начал новые лекарства — ежемесячные инъекции. Я усердно работал, чтобы достичь своих целей в области ухода, следуя своему плану лечения. Мои симптомы шизофрении были под контролем, и я начал чувствовать себя лучше. Ко мне вернулся интерес к вещам, которые мне раньше нравились, например, звонить семье и гулять в парке.

Я никогда не забуду, через что мне пришлось пройти и чего мне стоило добраться сюда. Я не принимаю ничего из этого как должное. Я считаю себя защитником людей, у которых нет голоса.

Делиться

Когда мои симптомы шизофрении взялись под контроль, я был уверен, что готов устроиться на работу. Я начал обращаться в разные рестораны и получил несколько отказов, но не сдался.В конце концов, я получил какую-то должность и у меня это хорошо получалось — я наладил хорошие отношения с начальством и коллегами.

Но я знал, что не хочу вечно работать в ресторанном бизнесе. Моя мечта состояла в том, чтобы получить профессиональную работу в офисе, что я мог бы делать в долгосрочной перспективе. Я упомянул об этом моему социальному работнику и медсестре в реабилитационной программе, и они сказали мне, что там есть вакансия для специалиста по поддержке равных. Итак, я заполнил заявку, пошел на собеседование и… я его получил!

Моя счастливая, красивая жизнь сегодня


Это было три года назад.Я начал с осмотра пациентов и водил их на прием к врачу и в магазин за продуктами. После шести месяцев работы я был готов пройти сертификацию и взять на себя больше ответственности. Я записался на недельный курс по профессии поддержки сверстников и получил 99% на сертификационном экзамене. Делиться расширять

Теперь я помогаю другим людям, живущим с шизофренией, ставить и достигать цели, которые они никогда не считали возможными, и помогаю обеспечить им те же возможности, что и мне.

Так долго все выглядело плохо; Я думал, что останусь официантом на всю оставшуюся жизнь. Я продолжал говорить себе, что мне нужно набраться терпения, но терпение было непростой вещью. Я также беспокоился, что у меня никогда не будет отношений. Но с тех пор я кое-кого встретила, и в сентябре прошлого года мы с моим парнем стали жить вместе.

Я провел много переоценки ценностей, чтобы добраться до этого места. Теперь, когда я пережил это темное время, я чувствую себя униженным и благодарным всем, кто меня поддерживает, например, моей семье и коллегам.

Что касается будущего, я хочу расширить свою правозащитную деятельность и узнать больше о способах поддержки людей, которым я служу. Я также хочу иметь возможность путешествовать и, как многие женщины, обручиться и выйти замуж в будущем.

Я никогда не забуду, через что я прошел и чего мне стоило добраться сюда. Я не принимаю ничего из этого как должное. Я хочу быть образцом для подражания для других людей с шизофренией. Я считаю себя защитником людей, у которых нет голоса. Я искренне понимаю, как пациенты относятся к желанию быть лучше, как трудно бывает разобраться с лекарствами.

Моя цель — помочь другим пациентам обрести уверенность в себе. Если у вас нет этой уверенности, вы никогда не почувствуете, что заслуживаете счастья. Я знаю, потому что на какое-то время потерял уверенность. Я стараюсь, чтобы они знали, что можно прожить счастливую и красивую жизнь, которая была у вас до диагноза.

McLean OnTrack™ в больнице Маклина

McLean OnTrack TM предоставляет наилучшую возможную помощь молодым людям на ранних стадиях психотических расстройств. Мы понимаем, что психоз, особенно первый эпизод психоза, может быть периодом большой неопределенности для пациентов и их семей.

Наша амбулаторная программа специализируется на раннем выявлении и лечении молодых людей в возрасте от 18 до 30 лет, у которых в прошлом году был первый эпизод психоза. Первые годы после начала психоза представляют собой критический период, и раннее вмешательство в этот период важно для получения хороших долгосрочных результатов.

Чтобы получить дополнительную информацию о McLean OnTrack или сделать направление, позвоните нам по телефону 617.855.3445.

Наша программа лучше всего подходит для лиц, которые:

  • переживают ранние стадии психоза после недавнего первого эпизода
  • борются с психозом из-за расстройств настроения или первичных психотических расстройств
  • нуждаются в раннем вмешательстве и индивидуальном амбулаторном лечении

Сосредоточив внимание на уникальном опыте каждого из наших пациентов, мы стремимся найти общий язык для обсуждения трудностей и поиска пути вперед.Таким образом, каждый план лечения составляется с учетом конкретных потребностей человека.

Продолжительность участия в программе зависит от течения и течения болезни, но обычно мы ожидаем, что пациенты будут участвовать в программе около 2-5 лет. Частота и интенсивность лечения обычно уменьшаются по мере улучшения уровня функционирования пациента.

Программа покрывается большинством страховых компаний, а также включает компонент самооплаты за услуги, которые не покрываются страховкой.Чтобы личные расходы не были препятствием для лечения, финансовая помощь может быть доступна для тех, кто соответствует требованиям.

Важной частью нашей миссии является разработка эффективных методов лечения путем проведения научных исследований. Мы предоставляем пациентам возможность добровольно участвовать в научных исследованиях, направленных на понимание биологических процессов, лежащих в основе психозов. Основная цель нашей клинической помощи и исследований — работать над функциональным восстановлением и направлять жизнь каждого человека в положительном направлении.

McLean OnTrack расположен в кампусе McLean в Белмонте на первом этаже приемной комиссии. Наш многопрофильный персонал занимается оказанием высококачественной помощи и проведением передовых исследований для улучшения жизни пациентов, перенесших первый эпизод психоза.

Для тех, кто ищет лечение для молодых людей с риском развития тяжелых психических заболеваний, рассмотрите нашу программу поддержки, лечения и устойчивости (STAR).

Подход к лечению

Эпизоды психоза могут привести к серьезным нарушениям в работе, учебе и отношениях.Люди, страдающие психозом, могут беспокоиться о том, что они будут отставать от своих сверстников, не смогут достичь своих долгосрочных целей и не вернутся к жизни, которую они вели до начала приступа. Первые годы после первого эпизода психоза — это период, когда можно оказать наибольшее влияние на изменение течения болезни и снижение риска долгосрочной инвалидности.

В McLean OnTrack TM мы верим, что предоставление молодым людям возможности выступать в качестве основных и активных заинтересованных сторон в своем собственном уходе повысит их шансы на сильное и устойчивое выздоровление.Название программы «OnTrack» подчеркивает наш акцент на функциональном восстановлении и нашей модели совместного принятия решений.

Поскольку течение болезни на ранних стадиях может варьироваться, планы лечения составляются с учетом меняющихся потребностей каждого пациента, включая передовой опыт лечения первого эпизода психоза.

Интенсивность и комбинация подходов к лечению подбираются в зависимости от индивидуальных обстоятельств. Частота амбулаторных посещений варьируется от пациента к пациенту, но сеансы обычно проводятся еженедельно на ранней стадии и уменьшаются со временем, когда люди встают на ноги и возобновляют свою обычную деятельность.

Программа предлагает индивидуальную и групповую терапию, программы поддержки семьи, медикаментозное лечение, консультирование равных и услуги по ведению случаев. Пациенты также пользуются услугами McLean, включая ресурсы по уходу и обучению, а также психиатрические и медицинские консультации.

Мы тщательно взвешиваем риски и преимущества каждого лечения для каждого пациента, включая использование лекарств. Медикаментозное консультирование и лечение руководствуются принципом, согласно которому лечение симптомов не всегда означает функциональное восстановление.Вместо этого мы вовлекаем молодых людей в процесс создания смысла своей жизни, используя различные терапевтические подходы в дополнение к традиционным подходам.

Наша цель — работать с каждым пациентом, чтобы предотвратить дальнейшие нарушения жизни, восстановить функционирование человека и помочь отдельным лицам и семьям восстановить чувство контроля. Программа предлагает поддержку членам семьи и лицам, осуществляющим уход, и включает их в качестве неотъемлемой части лечебной команды, обеспечивая руководство, поддержку и обучение как индивидуально, так и в группе.

«OnTrack помогает мне чувствовать, что я не одинок. Персонал был теплым и поддерживал меня в трудное время для меня и моей семьи». – Бывший пациент

Вход и стоимость

Прием

McLean OnTrack TM подходит для взрослых в возрасте от 18 до 30 лет, перенесших первый эпизод психоза в течение последних 12 месяцев.

Разговор с обученным специалистом о диагностике и лечении является важным первым шагом к раннему вмешательству, а также к пониманию и решению проблемы.Свяжитесь с нами сейчас, чтобы получить помощь для вас или вашего близкого человека.

Для получения дополнительной информации о программе или для направления, пожалуйста, обращайтесь:

Телефон: 617.855.3445
Электронная почта: @email

Стоимость

McLean OnTrack TM покрывается большинством страховых компаний. Существует также плата за самостоятельную оплату в размере 1000 долларов США в год за услуги, которые не покрываются страховкой. Эти личные расходы не должны быть препятствием для лечения, и поэтому мы предоставляем финансовую помощь по скользящей шкале тем, кто соответствует требованиям.

Больница

McLean принимает программы Medicare, Massachusetts Medicaid и многие частные страховые планы и планы управляемого медицинского обслуживания. Дополнительную информацию о страховых компаниях, принимаемых больницей Маклина, можно найти на веб-сайте Mass General Brigham. Вам также может быть полезно просмотреть информацию о выставлении счетов и финансовой помощи McLean для пациентов.

Лечебная бригада

Руководство программы


Персонал и партнеры

В состав нашего многопрофильного персонала входят сертифицированные психиатры и психологи, резиденты программ резидентуры по психиатрии MGH-McLean, лицензированные социальные работники и равный консультант.Команда работает над созданием доверительных и совместных отношений с пациентами и членами их семей в заботливой и поддерживающей среде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.