ПОГРАНИЧНАЯ ПСИХИАТРИЯ (Антология отечественной медицины) — Психогенные расстройства сознания

Расстройства сознания, обусловленные психической травматизацией, очень разнообразны. Как мы видели выше, очень интенсивные воздействия дают шоковые реакции, в которых тонут какие-либо факторы, характеризующие личность.

Рассмотренные нами выше сумеречные состояния, ступор, псевдодеменция характеризуются глубоким помрачением сознания. Их нельзя считать собственно психогенными расстройствами, так как возбудителем здесь является не волнующее содержание переживания, которое в этот момент не сознается, а интенсивность раздражения. При землетрясениях, взрывах бомб, снарядов человек теряет сознание раньше, чем успевает пережить испуг. Но к глубокому и более или менее продолжительному нарушению сознания может привести само травматизирующее содержание сознания. Мы говорили выше о случае, когда возвратившийся в Ленинград с фронта лейтенант нашел у себя дома только трупы и на продолжительное время потерял сознание. В Москве в период воздушных налетов среди наших пациентов были такие, в анамнезе которых были явления продолжительной потери сознания при виде людей, разорванных на куски взрывом.

При известных условиях такие случаи могут наблюдаться и в боевой обстановке. Один танкист, бывший под нашим наблюдением, сообщил следующее. В танк попал вражеский снаряд; наш пациент был оглушен и на некоторое время потерял сознание. Когда он пришел в себя, то увидел своего командира с оторванной головой и снова потерял сознание. Повторные потери сознания нередки при контузии, но в данном случае последующее течение показало отсутствие органических изменений и вторичную потерю сознания нужно было считать психогенной. Такие случаи, по нашим данным, типичны для военного травматизма. Действие устрашающих переживаний собственно на сознание выступает позднее, по выходе из первоначального шокового состояния. Такой генез, по-видимому, имеется во всех случаях продолжительной потери сознания после коммоции — контузии, если речь, конечно, не идет об органическом поражении.

Диссоциирующее действие аффекта, о котором мы говорили выше, выступает и по отношению к процессам сознания. Картины его расстройства различны в зависимости от характера аффекта, его интенсивности и продолжительности, равно как и от особенностей личности. Под влиянием страха может развиться состояние фасцинации, напоминающее то, что наблюдается в известной фазе гипноза. В этих случаях сознание больного сужено и приковано к очень ограниченному кругу предметов, реальный мир для больного как будто перестает существовать.

В одном случае на передовой линии, когда группа солдат отходила от приближавшегося большого неприятельского отряда, один солдат остался, точно завороженный, сидеть на пригорке, устремив взор в одну точку. Он не сделал ни одного движения и не оказал никакого сопротивления и был убит подбежавшими неприятельскими солдатами.

Состояния расстроенного сознания, подобно галлюцинаторным и бредоподобным, могут носить характер защиты от травматизирующей ситуации. Поскольку здесь речь идет о менее грубых воздействиях, во многих случаях выступает главным образом торможение корковой деятельности, что является причиной частого появления картин, близких к состоянию сна. Французские авторы говорят о развитии под влиянием психической травмы онирических состояний. Так как об ониризме принято говорить по отношению к картинам токсического, инфекционного и травматического происхождения, то при изучении психогенных расстройств лучше этот термин не употреблять.

Иногда можно наблюдать состояния, которые правильнее всего было бы назвать гипноидными. Сходство со сном выражается не только в сновидном помрачении сознания, но и в характере переживаний. Больным, в особенности при закрытых глазах, кажется, что они вновь переживают то, что было предметом психической травматизации: им видятся сцены боя, немцы, трупы. Одному летчику, выбросившемуся при катастрофе на парашюте, казалось, что все предметы поднимаются кверху и как будто летят ему навстречу. Это впечатление оставалось у него и при открытых глазах в те периоды, когда он впадал в состояние отрешенности от окружающего. От сновидений, свойственных обычному сну, эти переживания отличаются тем, что они постоянны и связаны с определенными комплексами. Более ясно выраженный защитный характер имеют 

грезовые переживания (dreamy state).Они представляют усиление того, что наблюдается у нормального человека при большом утомлении, когда течение мыслей становится неуправляемым и хаотичным, принимая иногда характер фантазирования, причем в воображении создаются более приятные ситуации. При отчетливом снижении уровня сознания оно заполняется различными образами прошлого или какими-либо фантазиями, в том и другом случае родственными комплексным переживаниям.

Источник информации: Александровский Ю.А. Пограничная психиатрия. М.: РЛС-2006. — 1280 c. Справочник издан Группой компаний РЛС®

Психиатрии, медицинской психологии и наркологии

Психиатрии, медицинской психологии и наркологии

Общая информация

 

 Зав. кафедрой: Моллаева Наида Раджабовна- доктор медицинских наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Адрес: г. Махачкала, ул. Ш. Руставели 57 «в»

Телефон: 8 (8722) 64-16-32

Клинические базы: Республиканская психиатрическая больница – г. Махачкала, ул. Ш. Руставели 57 «в», Республиканский центр охраны нервно-психического здоровья детей и подростков- г. Махачкала, ул. И. Шамиля 34 «б»

Ответственный за сайт: Ассистент кафедры Кафарова Ажай Басировна.

Сотрудники

Коллектив кафедры

  • Моллаева Наида Раджабовна – доктор медицинских наук, зав кафедрой
  • Мирошкина Ирина Дмитриевна — кандидат медицинских наук, доцент кафедры.
  • Абубакаров Хас-Магомед Муртузалиевич — кандидат медицинских наук, доцент кафедры.
  • Алиев Мустафа Алиевич — кандидат медицинских наук, ассистент.
  • Гаммацаева Лейла Шамильевна — кандидат медицинских наук, ассистент.
  • Газимагомедова Умукусум Магомедовна– ассистент
  • Шахрутдинова Патимат Ахмедовна- ассистент
  • Кафарова Ажай Басировна — ассистент.
  • Закарьяева Сабина Сергеевна — ассистент
  • Шамсиева Саламат Рустамовна — ассистент.
  • Алиева Аминат Абдухалимовна– старший лаборант
  • Хелефова Марина Зибиулаевна– лаборант

История кафедры

В.А. Глазов

Кафедра наркологии и психиатрии при медицинском институте организована в 1932 году и ее первым заведующим был профессор М.С. Доброхотов, невропатолог по специальности.
В 1939 г. выделен специальный курс психиатрии, который самого начало вел доктор медицинских наук, профессор В.А. Глазов. В 1940 году была организована отдельная кафедра психиатрии.
С именем профессора В.А. Глазова связано становление психиатрической службы в Дагестане. Одновременно начинается планомерная учебно-педагогическая, учебно-методическая, научная и лечебно-консультативная работы. На кафедре была организована экспериментальная лаборатория, где был выполнен ряд

А.А. Ибрагимова фундаментальных исследований, посвященных клинико-патогенетическому изучению ядерной шизофрении.
Под руководством профессора В.А. Глазова были запущены 10 кандидатских и одна докторская диссертации. Благодаря многолетней деятельности- профессора В.А.Глазова талантливого исследователя, врача, педагога, в Дагестане была создана психиатрическая школа.
С 1971 по 1980гг. кафедру психиатрии возглавила доктор медицинских наук, профессор А.А. Ибрагимова. Высококвалифицированный специалист, блестящий лектор, талантливый педагог, она творчески объединила учебный процесс с практической деятельностью, внесла большой вклад в развитии психиатрической службы. С 1980 по 1984г.г. обязанности заведующего кафедрой исполнял ассистент, кандидат медицинских наук И.М, Идрисов.

С 1984 по 1990г.г. кафедрой заведовал профессор О.Г. Виленский. Под его руководством кафедра продолжала активную научную и учебно- педагогическую деятельность.
С 1990 по 1994 кафедру возглавлял кандидат медицинских наук Ф.С. Насруллаев. Ведущим направлениям в работе кафедры в этот период было изучение клиники, диагностики и лечения экзогенно- органических психозов.

Х-М. М. Абубакаров С 1994 по 1995г.г. обязанности заведующей кафедрой исполнял кандидат медицинских наук Х-М. М. Абубакаров. В 1976 году под руководством профессора А.А. Ибрагимовой защитил кандидатскую диссертацию на тему «Некоторые биохимические и цитохимические исследования патогенеза ядерной шизофрении. В настоящее время работает ассистентом на кафедры.

 

 

 

В.В. Каменюк С 1995 по 2003г.г. кафедрой заведовал кандидат медицинских наук В.В. Каменюк.
С 1971 года он работает на кафедре психиатрии, в том же году защитил: « К вопросу дифференциальной диагностики пресенильных психозов и климактерических неврозов». С 1999г. по настоящее время на кафедре проходят сертификационные циклы для врачей, который руководит заслуженный врач РД, доцент В.В. Каменюк.
С 2003 по 2009 кафедрой руководила доцент М.С. Мадиева. В 1991 году защитила кандидатскую диссертацию в НИИ ССП им. В.П. Сербского под руководством профессора И.Н. Пятницкой.

Сотрудниками изданы учебно-методические пособия для студентов, интернов и практических врачей: «Эпилепсия», «Выявление больных наркоманией и токсикоманиями», «Олигофрении», «Дифференциальная диагностика психических расстройств», «Общая психопатология», « Частная психиатрия». Подготовлено более 69 методических пособий и разработок. Проводятся исследования по актуальным проблемам алкоголизма, психических расстройств позднего возраста и эпидемиологии психических заболеваний в Дагестане.

Зав. каф. Моллаева Н.Р. и гл. врач РПНД Алиев М.А. Результаты исследования психотропных препаратов нового поколения-«атипичных нейролептиков», при шизофрении остаются одним из актуальных изысканий работников кафедры. В разное время на кафедре работали: профессора А.А. Ибрагимова, О.Р. Виленский; доцент А.С. Зубова; кандидаты медицинских наук И.М. Идрисов, Т.А. Габибов, Ф.С. Насруллаев, М.М. Даниялова; ассистенты И.М. Пинкин, А.И. Серова, З.М. Завьялова, Н.М. Абакарова, Е.Н. Лысенко, Г.А. Малахова; лаборант С.Ф. Гаджиева.
С 2009 года кафедру возглавляет доктор медицинских наук Н.Р. Моллаева. В 2009 году в г. Москве защитила докторскую диссертацию, посвященную актуальной проблеме экологической психиатрии «Психическое здоровье детей, проживающих в йоддефицитной зоне».
С 2010 года Моллаева Н.Р. создала общество психиатров, наркологов, психотерапевтов республики Дагестан, является членом ассоциации психиатров России.
В настоящее время на кафедре работают 10 преподавателей. Доценты: Каменюк В.В, Мадиева М.С., Мирошкина И.Д., Абубакаров Х.М., ассистенты: Алиев М.А., Гаммацаева Л.Ш., Яхьяева А.Б., Гайдарова О.Р., Абдусаламова П.Ю., Алибекова Н.А., лаборанты: Алиева Т.О., Хелефова М.З.
Сотрудники кафедры оказывают значительную помощь практическому здравоохранению республики: научно- практические конференции, выездные семинары в районы и города республики.

 

Учебная работа

На кафедре проводятся практические занятия и читаются лекции:

  • На 4-ом курсе лечебно- профилактического факультета по общей психопатологии
  • На 5-ом курсе лечебно- профилактического факультета по частной психиатрии и медицинской психологии
  • На 5-ом педиатрического факультета по общей психопатологии и частной психиатрии, а также по медицинской психологии
  • На 4-ом курсе стоматологического факультета по психиатрии
  • На 5-ом курсе медико-профилактического факультета по психиатрии и медицинской психологии
  • На 3-ем курсе фармацевтического факультета по ____________
  • На 1-ом курсе высшего сестринского отделения по общей психологии
  • На 2-ом курсе высшего сестринского отделения возрастная и медицинская психология.
  • На 4-ом курсе высшего сестринского отделения психология управления и сестринское дело в психиатрии.

Научная работа

Сотрудниками кафедры были защищены следующие диссертации:

  • Заведующей кафедрой Моллаевой Наидой Раджабовной докторская диссертации защищенная в 2009 году на тему: « Психическое здоровье детей, проживающих в йоддефицитной зоне».
  • Доцентом Абубакаровым Х-М.М. кандидатская защищенная в 1976 году на тему: «Некоторые биохимические и цитохимические исследования патогенеза ядерной шизофрении».
  • Доцентом Каменюком В.В. кандидатская диссертация была защищена в 1971 году по теме: «К вопросу дифференциальной диагностики инволюционных психозов и истерических неврозов».
  • Ассистентом Гаммацаевой Л.Ш. кандидатская диссертация, защищенная в 2003 году на тему: « Нарушения поведения у детей при вялотекущей шизофрении»
  • Доцентом Мирошкиной И.Д. кандидатская диссертация, защищенная в 1981 году по теме: «Особенности формирования психоорганического синдрома сосудистого и алкогольного генеза»
  • Доцентом Мадиевой М.С. кандидатская диссертация, защищенная в 1991 году на тему: « Психопатология гашишизма»

Ресурсы

Учебно-методические материалы:

  • Межкафедральная программа по наркологии. Каменюк В.В. г. Махачкала 2003 год.
  • Дифференциальная диагностика психических расстройств. Учебное пособие для врачей ординаторов и интернов. Каменюк В.В. г. Махачкала 2004 год.
  • Методические разработки к практическим занятиям по психиатрии для лечебно- профилактического, медико-профилактического и педиатрического факультетов. Мадиева М.С., Даниялова М.М., Абубакаров Х-М. М.г. Махачкала 2008 год.
  • Психиатрия. Общая психопатология. Учебное пособие для студентов стоматологического факультета. Мадиева М.С., Каменюк В.В., Мирошкина И.Д., Абубакаров Х-М.М., Даниялова М.М., Гайдарова О.Р. Гаммацаева Л.Ш., Яхьяева А.Б., Гаджимагомедова П.А. г. Махачкала 2009 год.
  • Психиатрия. Частная психиатрия. Учебное пособие для студентов стоматологического факультета. Мадиева М.С., Каменюк В.В., Мирошкина И.Д., Абубакаров Х-М.М., Даниялова М.М., Гайдарова О.Р. Гаммацаева Л.Ш., Яхьяева А.Б., Гаджимагомедова П.А. г. Махачкала 2009 год.
  • Психопатологические критерии диагностики депрессии. Учебно-методическое пособие для врачей и студентов медицинских вузов. Каменюк В.В., Мадиева М.С. Даниялова М.М. Махачкала 2000 год.
  • Эпилепсия. Методическая разработка для студентов лечебного и медико-профилактического факультетов. Мадиева М.С. Махачкала 2003год.
  • Раннее выявление токсикоманий общей медицинской практике. Учебно-методическое пособие для врачей и студентов медицинских ВУЗов. Мадиева М.С., Даниялова М.М., Миникаев В.В. г. Махачкала 1999год.
  • Выявление больных наркоманией и токсикоманиями. Учебно-методическое пособие для врачей и студентов медицинских ВУЗов г. Махачкала 1998год.
  • Критерии диагностики наркоманий в общемедицинской практике. Учебно-методическое пособие для врачей и студентов медицинских ВУЗов. Мадиева М.С., Даниялова М.М., Миникаев В.Б. г. Махачкала 1999год.
  • Схема истории болезни. Методическая разработка для студентов педиатрического факультета Мадиева М.С., Даниялова М.М., Яхьяева А.Б. г. Махачкала 2003 год.

Новости

15 декабря в здании биологического корпуса ДГМУ прошло очередное заседание студенческого научного кружка по психиатрии.
На повестке дня стояла тема: “Научные статьи и проекты – будущее молодёжи”.
Открыла заседание и представила слушателям гостей мероприятия староста СНК Мадина Мехдиева.
Поделиться со студентами медуниверситета своими знаниями пришли:
•начальник научного отдела ДГМУ Дамадаева Анжела Сергеевна;
•врач-стоматолог, победитель программы “Умник” Юнусов Марат Нариманович.
Анжела Сергеевна рассказала об общих принципах написания статей, основных аспектах, на которые нужно обращать внимание новичкам в этой сфере. Ребята узнали от неё о самых популярных источниках, где могут печататься, таких как “Scopus” и “ВАК”. Анжела Сергеевна отметила, что печать в “Scopus” – это один из показателей эффективности деятельности вузов. Кроме того, она добавила, что научный отдел ДГМУ всегда готов всячески поддерживать студентов в их начинаниях.
Собственным опытом в написании научных статей поделилась член СНК по психиатрии, студентка 6 курса лечебного факультета Керимова Сакина. Она поведала членам СНК о нескольких лайфхаках, которые сама использует в процессе подготовки научных статей, а также рассказала о самых распространённых ошибках, которые могут допустить в своих статьях ещё не набравшиеся опыта авторы.
Марат Нариманович представил слушателям заседания авторскую методику создания проектов и изобретений. Методика представляет собой некий путеводитель, позволяющий шаг за шагом дойти от задумки до воплощения в жизнь своего изобретения. В завершении своего выступления Марат Нариманович предложил желающим на месте проверить действенность данной методики и попробовать коллективно придумать свой проект. И у них это получилось. А какой же проект запустят члены СНК по психиатрии некоторое время останется в секрете.

Асият Магомедова, 306пед.

 

ГОСТ 3+ Лечебное дело

ГОСТ3+ Медико-профилактическое дело

ГОСТ3+ Педиатрия

ГОСТ3+ Стоматология

 

Материалы по самообследованию кафедры

Фонд оценочных средств

Для врачей

Наркология

Психиатрия

Рабочая программа наркология

Рабочие  программы

Рабочая программа “Психиатрия, медицинская психология” лечебного факультета 2021 г.

Рабочая программа “Психиатрия, медицинская психология” педиатрического факультета 2021 г.

Рабочая программа “Актуальные вопросы в педиатрии” педиатрического факультета 2021 г.

Рабочая программа “Психиатрия и наркология” стоматологического факультета 2021 г.

Рабочая программа “Психиатрия, медицинская психология” лечебного факультета 2019 г.

Аннотация рабочей программы “Психиатрия, медицинская психология” лечебного факультета 2019 г. 

Рабочая программа “Психиатрия, медицинская психология” педиатрического факультета 2019 г.

Аннотация рабочей программы “Психиатрия, медицинская психология” педиатрического факультета 2019 г.

Ординатура_по фундаментальной дисциплине Биохимия_

Рабочая программа  Общественное здоровье

Рабочая программа базовой части Педагогика

Рабочая программа патологическая физиология_(ординатура)

Рабочая программа по МЧС

Рабочая программа_обязательной дисциплины

Рабочая программа_ординатура_смежная дисциплина-36 часов

Рабочая программа_ординатура_смежная дисциплина-72 часа

Рабочая программа_ординатура_факультативная дисциплина-36 часов

Рабочая программа_ординатура_факультативная дисциплина-72 часа

Рабочая программа_ординатура_фундаментальная дисциплина-36 часов

Д.п.программа повышения квалификации врачей 144 часа Психиатрия

Д.п.программа повышения квалификации врачей 576 часа Психиатрия

Вопросы

Вопросы к  зачету для стоматологического факультета 

Экзаменационные вопросы по психиатрии для студентов 5к (новые)

Для преподавателей

 Мышление и его расстройства

 Нарушения сознания

 Психопатия

 Эпилепсия

Умственная отсталость

Расстройства двигательной сферы

Расстройства эмоционально-волевой сферы

Алкоголизм

Психогенные заболевая

Наркомания ,алкоголизм

Методичка для студентов по главам с ключами

Алкоголизм

Ключи к тестовым заданиям

МДП

Наркомания

Неврозы

Олигофрения

Органические психические расстройства

Психические  нарушения при  заболеваниях

Психические нарушения при нейросифилисе, СПИДе.

Психические расстройства при травмах головного мозга

Психозы возраста обратного развития

Психозы

Психопатии

Ургентные состояния

Шизофрения

Эпилепсия

Общая

Методические разработки для студентов; тема 1

Методические разработки для студентов; тема 2

Методические  разработки для студентов; тема 3, 4

Методические  разработки для студентов;  тема 5, 6

Методические  разработки для студентов; тема 7

Методические разработки для студентов; тема 8

Методические разработки для студентов; тема 9

Методические  разработки для студентов ;тема 10

Лекции

Общая психопатология

Частная психиатрия

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

психологическая и философская проблема в психиатрии (Введение)(Дремов С.В.)

Памяти Владимира Анатольевича Дрёмова

ВВЕДЕНИЕ

Приметой новой постановки проблем в отечественной психиатрии является расширение клинических рамок психопатологии, интерес к общепсихологическим, культурно-историческим и философским аспектам психики. Номенклатурная критика психоанализа и психодинамического направления, феноменологии, экзистенциальной и антропологической психиатрии сменяется их плодотворной разработкой. Наряду с большим количеством ранее не издаваемых переводов из классики мирового фонда появились работы, демонстрирующие готовность отечественных авторов участвовать в обсуждении внеклинических вопросов психиатрии. Растет интерес к психотерапии, теория и практика которой могут обсуждаться не только с клинических позиций. Возобновление этологических, эволюционных, исторических, этнопсихиатрических исследований обеспечивает необходимые естественнонаучные и культурологические дополнения к представлениям, сформулированным на клинической почве. Психопатология, согласно предначертанному К.Ясперсом пути, становится не только методологией клинического анализа, но и частью общего междисциплинарного знания о человеке. В этом контексте не вызывает сомнений актуальность проблемы сознания, являющейся предельной не только в философии, но и в частных научных дисциплинах. Междисциплинарный характер изучения сознания может быть, как представляется, со всей полнотой выражен в проблеме измененных состояний сознания (ИСС[1]).

До работ В.Джеймса[2] в европейской психологической науке был известен ограниченный набор состояний сознания — бодрствующее экстравертированное сознание, сон, состояния интоксикации с известной причинной обусловленностью. Все прочие воспринимались как эрзац, ошибка нормального сознания, как нечто по сути своей негативное (психопатологическое, регрессивное), короче говоря, как то, чего не должно быть и что подлежит интерпретациям в рамках клинической парадигмы. По сути, проблема ИСС была маргинальной в психиатрии и все ценное, что можно было получить психиатрами при изучении ИСС, оставалось либо в рамках психологии, либо вообще за пределами науки. В этом догматическом отстаивании специфики любых аномальных проявлений психического, как представляется, — одна из существенных причин неразработанности проблемы сознания в психиатрии.

Помня о том, что в основе клинической классификации расстройств сознания лежат общеизвестные критерии К.Ясперса, мы все же не имеем права возлагать на этого автора ответственность за современное положение дел в разделе патологии сознания. По мнению К.Ясперса (1965), психиатрические диагнозы суть не более чем идеи, в кантовском понимании этого слова. Сам К.Ясперс (1997) корректно писал не о расстройствах сознания, а о психотически измененных состояниях сознания[3]. О том же писал еще в 1920г. Е.Блейлер, отмечая, что сознание не может быть расстроено — оно или есть, или его нет. Между тем, в психиатрии по-прежнему сохраняется термин «расстройство сознания», обусловленный практическими потребностями клинической психопатологии.

В 1935г. профессор Т.Н.Юдин отмечал, что, несмотря на отдельные опыты в понимании патологии сознания, советская психиатрия этими вопросами еще не занялась, и они остаются необходимейшей задачей будущего. Тридцатью годами позже другой отечественный ученый оценивает состояние проблемы сознания в психиатрии следующим образом: не удается установить границы и объем понятия расстройства сознания; имеются большие трудности отграничения нарушений сознания от аффективных, бредовых, галлюцинаторно-бредовых расстройств; отсутствует единогласие в классификации нарушений сознания; вопрос о фаницах между клинически фиксируемыми видами нарушения сознания (делирием, онейроидом, аменцией и пр.) остается малоизученным; точная квалификация клинического статуса затрудняется многосимптомностью и лабильностью большинства состояний нарушенного сознания (Пападопулос, 1969). Таким образом, делает заключение автор, «первый этап изучения расстройств сознания — их описание — не закончен даже с точки зрения статической характеристики». Дальнейшие наблюдения и накопление фактов не только не внесли ясности в решение насущных вопросов, но лишь дополнили эмпирический хаос, более явственно обозначили методологическую неполноценность укоренившегося в психиатрии утилитарного подхода к сознанию.

Представляется совершенно очевидным, что психиатрическое понимание сознания должно развиваться в русле общефилософского и общепсихологического знания. Вопреки прагматическим ограничениям здравый смысл требует, чтобы психиатрические исследования, обращенные к особым ситуациям душевной жизни, не только были связаны с общим контекстом психологического и философского знания, но и развивались в пространстве как можно большего количества философских систем, в «полифоническом звучании всех философских языков» (М.Бахтин).

В широком контексте антропологической философии, центральным вопросом которой является человек и его сознание, мы действительно можем ожидать необходимой коррекции односторонней ориентации психиатрии на естественнонаучные стандарты и реальное обращение к внутреннему миру субъекта — носителя сознания. Психология здесь выступает как мостик, необходимый для перехода от философского знания к практически ориентированной психиатрии. От того, насколько реален (умопостигаем, традиционен и эмпиричен) этот переход, зависит реализуемость философских экзистенциальных, ценностных предпосылок в терапии психологических и психопатологических расстройств.

Необходимость гуманизации психиатрической клиники не подлежит сомнению, и многие пожелания, как представляется, могут быть реализованы на пути гуманитаризации. Здесь неизбежны определенные трудности. Согласно В.Дильтею [4], гуманитарные науки («науки о духе») и науки естественные («науки о внешнем мире») имеют различия в методологии (Розин, 1994). Закономерно в этой связи, что их интефация не может не отличаться эклектизмом, и, тем не менее, существуют области, где они соединяются в непротиворечивых концепциях. Местом соприкосновения разноплановых областей знания может быть названа проблема ИСС, рассматриваемая в психолого-психиатрическом, эволюционно-историческом и философском ракурсах.

Историк, решая свои задачи, включает в круг изучаемых проблем закономерности становления общественного и индивидуального сознания, особенности культурной детерминации сознания. В исторической науке выделяются филогенетически ранние ступени общественного сознания, отражающие этапы культурной эволюции. Психиатр, наблюдая расстройства сознания и самосознания, в некотором роде также занят историей. Открываемые в патологии состояния сознания являются «документами» культурной истории коллективного сознания, материалом, пригодным для интерпретаций в клиническом и в гуманитарном планах. Таким образом, психиатр, стремящийся к пониманию болезненных переживаний и сохраняющий это стремление, даже если у пациента психотические расстройства, должен наряду с развитым клиническим мышлением обладать и культурно-историческим видением. При этом условии появляется возможность различать психологическое значение изменений сознания, естественное содержание антропологически нормативных состояний сознания от психопатологических проявлений.

В психиатрической практике, ориентированной на медикаментозное воздействие, имеет значение понимание того, что психотропные средства не только влияют на рецепторы, медиаторы и пр., но и воздействуют на личность — изменяют сознание пациента. Этот эффект должен быть соотнесен с представлением о нормальной и патологической динамике изменений сознания, о влиянии социокультурных факторов на эту динамику. В психотерапии вопрос о внутренних детерминантах и структуре сознания, о сущности самосознания имеет еще большее значение. Культурологические данные о традиционном укладе жизни, о ранних мифологических представлениях раскрывают архетипическое содержание сознания пациента, а многочисленные данные о закрепленных в культуре способах изменения сознания являются для гуманитарно ориентированного специалиста напоминанием о важности спонтанных, терапевтических изменений сознания.

Отказ от такого рассмотрения психолого-психиатрических проблем неизбежно приводит к недифференцированному подходу, в котором целесообразность изменения сознания целиком трактуется как психопатологическая регрессия, а понимание внутренних закономерностей болезни и «целесообразности симптома», анализ экзистенциальных и трансперсональных потребностей пациентов становятся избыточными.

Таким образом, предполагается, что рассмотрение темы ИСС будет способствовать междисциплинарной интеграции психиатрии и гуманитарных наук, гуманизации (гуманитаризации) психиатрии и решению прикладных вопросов терапевтической практики. При этом появляется возможность ставить задачи, традиционно не относимые к задачам практического клинического исследования, но связанные с клиникой в той мере, в какой психиатрические теории, диагнозы и повседневная практика предопределены культурно-исторически и социально.

Примечания
[1] ИСС — сокращение, принятое в общеевропейской программе «Международное исследование измененных состояний сознания» (Спивак, 1986).
[2] Вильям (Уильям) Джеймс (1842-1910), американский психолог и философ, еще в начале XX в. писал, что «наше нормальное, или, как мы его называем, разумное сознание представляет лишь одну из форм сознания, причем другие, совершенно от него отличные… быть может, имеют где-нибудь свою область применения» (Джеймс, 1992).
[3] Одна из задач работы — показать наличие содержательных и ценностных различий между понятиями «изменение» и «расстройство» сознания.
[4] Вильгельм Дильтей (1833-1911)- немецкий историк культуры, философ. Представитель «философии жизни», основоположник «понимающей» психологии.

01 | 02 | 03 | 04 | 05 | 06 | 07 | 08 | 09 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 18

Дремов С.В., Семин И.Р.,

© Дрёмов С.В., Сёмин И.Р.
Измененные состояния сознания: Психологическая и философская проблема в психиатрии. — Новосибирск, Издательство СО РАН, 2001. — 204 с. ISBN 5-7692-0473-7
Ответственный редактор: Доктор психологических наук М.С. Яницкий
Рецензенты: Доктор медицинских наук Ю.В. Завьялов, Доктор философских наук Г.И. Петрова
Психиатрия в контексте культуры. Выпуск 5.Антропологическая психиатрия

См. также

Нам пора перестать болтать о психиатрии

  • Вы заметили, что историк из Гарварда опубликовал книгу, в которой история психиатрии описывается как череда неудач. 1 Эта книга получила высокую оценку психиатрии как внутри, так и за пределами психиатрии и привлекла внимание крупных периодических изданий, таких как The Atlantic 2 и
    The New Yorker . 3
  • Вы видите статьи видных психиатров, в которых утверждается, что мы должны отказаться от идеи, что психическое заболевание включает в себя биологическую дисфункцию, и либо дать новое определение психическому заболеванию, либо вообще отказаться от попыток дать ему определение. 4,5
  • Вы читали статьи других выдающихся психиатров, утверждающих, что психиатрическое лечение, в том числе медикаментозное, должно быть отделено от понятий биологической дисфункции. 6,7
  • Вы читали статью одного из многочисленных психиатров и комментаторов, которые объявляют психиатрию «находящейся в кризисе», 1,8 , и еще одну статью, в которой обсуждается особая уязвимость психиатрии к «институциональной коррупции». 9
  • Вы замечаете бестселлер, в котором доказывается, что психиатрия совершенно коррумпирована и что психиатрическому диагнозу и лечению нельзя доверять.Быстрый поиск в Интернете показывает более дюжины других недавних книг, в которых приводится тот же аргумент. 10
  • Вы читаете статью в самом важном в мире медицинском журнале, в которой говорится, что «что-то пошло не так» в психиатрии, включая утверждения о том, что огромное количество чрезмерных назначений и «управление лекарствами методом проб и ошибок» захватили эту область. 11 Вы заметили, что в психиатрических газетах, общих медицинских журналах и популярных периодических изданиях к психиатрам приклеиваются ярлыки продавцов таблеток и биологических редукционистов. 12

Вас удивляют эти утверждения? Вы шокированы? Вы достаете свой ноутбук, чтобы написать вызывающее письмо редактору? Рассматриваете ли вы возможность отказаться от своей психиатрической практики, поскольку она может быть ошибочной, коррумпированной и ненаучной? Я сомневаюсь, что вы делаете что-либо из этого. Я подозреваю, что вы, как и я, находите эти критические трактовки психиатрии скорее интересными, чем шокирующими или даже раздражающими. Такого рода критика нашей области на самом деле является обычным явлением — настолько, что редко вызывает сильный протест или чувство возмущения среди психиатров и других медицинских работников.

И тем не менее такая банальная критика нашей области порождает образ психиатрии, который одновременно сильно искажен и глубоко деструктивен. Они могут не беспокоить большинство из нас как психиатров, но они сбивают с толку правительственные органы, которые в противном случае могли бы помочь нам, вооружают страховые компании аргументами против оплаты лечения, отбивают у непациентов охоту обращаться за лечением и привносят чувство вины и стигмы в жизнь наших скандально несовершеннолетних. поддерживал пациентов, пациентов, которые достаточно смелы, чтобы обратиться за лечением и столкнуться со своим психическим заболеванием.В результате пострадали миллионы пациентов.

Такой вред больше нельзя игнорировать и терпеть. Поскольку они неоправданны, пришло время для всех психиатров постоянно выступать от имени наших пациентов и исцеляющей работы, которую мы делаем для них, работы, которая в основном невидима для общественности и обычно игнорируется в средствах массовой информации. 13 В этом духе я хотел бы выразить то, что мы оба знаем, но редко формулируем: этим односторонним и деструктивным описаниям психиатрии необходимо положить конец.Они никогда больше не должны оставаться безнаказанными. Вот список наиболее распространенных критических замечаний с указанием того, насколько каждое из них решительно ошибочно:

Критика 1: Психиатрические заболевания не являются настоящими заболеваниями в обычном смысле, потому что они не реальны физически и биологически.

Критики отмечают, что (за возможным исключением болезни Альцгеймера и других деменций) нейробиологические исследования не смогли определить точный биологический механизм психических заболеваний. То есть исследования не смогли найти Святой Грааль центральной патологии даже для одного серьезного психического заболевания.Они также отмечают, что наши диагностические категории DSM могут не соответствовать и, вероятно, не соответствуют реальным нозологическим единицам.

Почему эта критика ошибочна? Потому что критики беззаботно игнорируют огромное количество медицинских и нейробиологических исследований природы психических заболеваний, накопленных за последние 50 лет. Серьезные психические заболевания также являются физическими заболеваниями, и этому есть множество доказательств. Например, сотни исследований структурной визуализации показали значительные потери серого вещества при основных психических заболеваниях. 14 Микроскопические исследования также выявили аномалии, в том числе патологию гиппокампа и парагиппокампа при депрессии, посттравматическом стрессовом расстройстве и шизофрении. 15 Генетические исследования показали положительную связь со всеми основными психическими заболеваниями, включая зависимость, шизофрению и синдром дефицита внимания/гиперактивности. 16 Гормональные нарушения были обнаружены при основных психических расстройствах, 17 , а также было задокументировано воспаление. 18 Хотя местонахождение священного Грааля центральной патофизиологии не найдено, существует более чем достаточно доказательств того, что основные расстройства психического здоровья включают физическую и биологическую дисфункцию.

Нам не нужно точно знать, как психическое заболевание является физическим, чтобы без разумных сомнений знать, что оно является физическим. В свете современных исследований явно неразумно предполагать обратное. Иными словами, то, что мы не знаем всего о биологии психических заболеваний, не означает, что мы ничего не знаем о биологии психических заболеваний.

Критика 2: Психиатрические препараты усугубляют ситуацию. Это опасные вещества, продвигаемые фармацевтическими компаниями и жадными психиатрами.

Психиатрические препараты действительно имеют серьезные риски. Это так, потому что каждое лекарство с реальными медицинскими эффектами имеет серьезные риски. Как врачи, мы знаем, что обычные лекарства, такие как аспирин и ацетаминофен, могут быстро привести к летальному исходу, седативные средства, такие как дифенгидрамин, могут вызывать делирий и способствовать слабоумию, и что широкое использование антибиотиков дорого обходится общественному здравоохранению.Ни одно лекарство не является безопасным.

Значит ли это, что психиатрические препараты представляют собой глупый и необоснованный риск? Не обязательно. Каждый хороший врач и каждый хорошо информированный пациент должны сопоставлять риски любого лечения с потенциальной пользой. Психиатры знают, что мы не можем сравнивать использование психиатрических препаратов с нулевым риском, но с риском вообще не принимать лекарства. Чем опасны неадекватно леченные психические заболевания? Психическое заболевание разрушительно для ума и тела.Он ускоряет процесс старения, сокращает продолжительность жизни в среднем на 10 лет, 19 и приводит к инвалидизации пациентов чаще, чем большинство других видов медицинских заболеваний. Девять из 25 наиболее инвалидизирующих медицинских заболеваний являются психическими заболеваниями. 20 Психические заболевания также смертельны, на них приходится около 14% всех смертей во всем мире. 21

Между тем существуют хорошо зарекомендовавшие себя психиатрические препараты для лечения всех основных психических расстройств. Что я имею в виду под хорошо зарекомендовавшим себя? Я имею в виду доказанные по тем же стандартам, которые применяются к любому другому медицинскому лечению, включая многочисленные крупные двойные слепые плацебо-контролируемые исследования, подтверждающие их использование, проверенные внешними группами экспертов и другими заинтересованными сторонами.Например, обзор и метаанализ антипсихотических препаратов, включающий 167 исследований с участием 28 102 человек, подтвердил их использование при шизофрении. 22 Несмотря на то, что эффективность антидепрессантов подвергалась сомнению, в одном недавнем метаанализе неотложной терапии депрессии, включившем 522 исследования с участием 116 477 человек, было обнаружено, что «все антидепрессанты были более эффективны, чем плацебо, у взрослых с большим депрессивным расстройством». 23

Если психиатрические препараты и эффективны, то многие считают их значительно менее эффективными, чем лекарства в других областях медицины.Тем не менее, метаанализ, непосредственно сравнивающий эффективность психиатрических и общих медицинских препаратов, показал обратное. Leucht и коллеги 24 сравнили лекарства от 20 распространенных общих заболеваний с лекарствами от 8 основных психических расстройств. Они не обнаружили статистической разницы между размерами эффекта двух групп лекарств. В целом, психиатрические препараты сопоставимы с препаратами для лечения хронических заболеваний, таких как гипертония, астма и ревматоидный артрит.Вообразите себе тогда заламывание рук и яростные дебаты, которые последовали бы, если бы к другим методам лечения относились с такой же враждебностью, подозрительностью и предвзятостью, как к психиатрическим препаратам.

Критика 3: Психиатры — биологические редукционисты и торговцы таблетками, которые диагностируют и назначают всем, кого видят, независимо от их состояния.

Как психиатры, мы понимаем, что работодатели, страховые компании и государственные учреждения склонны оказывать на нас давление, чтобы мы предоставляли только медицинскую диагностику и биологическую терапию, оставляя другие аспекты охраны психического здоровья другим специалистам.Но элемент истины в этой критике маскирует множество искажений и ложных предположений. Например, неверно говорить, что психиатры верят только в биологические реальности или что психиатры хотят диагностировать болезнь и пропихивают таблетки каждому несчастному пациенту. Критики часто забывают, что большинство психиатрических препаратов в этой стране не назначают психиатры. 25

Помимо этого, нарратив про торговцев таблетками полностью упускает из виду более широкий медицинский и социальный контекст, в котором работают психиатры.В стране и мире в целом ощущается острая нехватка психиатров. Это означает, что попасть к психиатру сложно даже тем пациентам, которые нуждаются в неотложной помощи. Даже пациенты, которые могут оплатить лечение из своего кармана, должны быть настойчивы и полны решимости получить лечение у психиатра. А это, в свою очередь, означает, что большинство людей, которые, наконец, попадают к психиатру, страдают серьезным хроническим заболеванием, и большинство из них уже попробовали и потерпели неудачу более доступные методы лечения (такие как книги по самопомощи, психотерапия и лекарства, прописанные первичными врачами). лечащие врачи).Спросите себя: как часто вы встречаетесь с новым пациентом, который еще не пробовал несколько вмешательств и потерпел неудачу? Как часто вы видите нового пациента, у которого не было психических симптомов в течение многих лет, прежде чем он попал на психиатрическую экспертизу? Как и другие медицинские специалисты, психиатры обычно лечат пациентов с умеренными и тяжелыми, хроническими и сложными заболеваниями. А более тяжелые и хронические психические заболевания обычно требуют комплексного лечения, включающего психотерапию и медикаментозное лечение.

Учитывая этот контекст, было бы удивительно, если бы психиатры не прописывали лекарства подавляющему большинству своих пациентов.Как вы думаете, большинству своих пациентов эндокринологи и ревматологи назначают лекарства? Никто не предполагает, что эти специалисты — жадные торговцы таблетками. Тем не менее большинство критиков психиатрии рассуждают именно так.

Кроме того, я лично не знаю ни одного психиатра, который утверждал бы, что психические заболевания являются только биологическими, или настаивал бы на том, что психиатрические препараты являются единственной законной формой лечения. 26 Наоборот, эта критика психиатрии кажется убедительным нарративом, отражающим разногласия в нашей области, существовавшие в 20-м веке, когда биологические психиатры и фрейдисты боролись за психиатрическую территорию и легитимность.Благодаря прогрессу в научных исследованиях эти времена давно прошли. И лекарства, и психотерапия хорошо зарекомендовали себя: сотни исследований узаконивают медицинское использование когнитивно-поведенческой терапии, психодинамической терапии, межличностной терапии, диалектической поведенческой терапии, терапии, основанной на осознанности, и многих других. 27 Каждый психиатр, которого я когда-либо встречал, поддерживает использование психотерапии и других психосоциальных методов лечения, и они признают, что психосоциальные методы лечения крайне недофинансируются для людей с умеренными и тяжелыми психическими заболеваниями.

Заключительные мысли

Мы живем в интеллектуальной культуре, которая приучила общественность думать о психиатрии как о порочной, неудавшейся, коррумпированной и потерянной. Стереотипная картина нашей области неустанно фокусируется на влиянии фармацевтических компаний, слабостях DSM-5 и опасностях чрезмерного назначения. Но когда эта картина нашей области доминирует, общественность упускает из виду подлинную исцеляющую работу, которую мы и другие специалисты в области психического здоровья выполняем ежедневно.Они забывают о научных реалиях, которые основывают нашу область деятельности на чем-то помимо личных интересов и прибыли, и забывают о множестве научно обоснованных методов лечения, которые делают возможной нашу приносящую удовлетворение работу. И когда мы, психиатры, забываем бороться с такими односторонними искажениями и исправлять их, результаты оказываются катастрофическими.

Прежде чем вы закончите читать эту статью, попробуйте провести мысленный эксперимент. Задумайтесь на мгновение и посмотрите, можете ли вы вспомнить известных интеллектуалов, которые известны тем, что были оводами и критиками психиатрии.Могу поспорить, что небольшое усилие вызовет широкий спектр имен, связанных со всем, от откровенной антипсихиатрии до законной и конструктивной критики: Том Круз; Томас Сас, доктор медицины; Роберт Уитакер; Питер Бреггин, доктор медицины; Аллен Фрэнсис, доктор медицины.

А кто, с другой стороны, известный сторонник психиатрии? Спросите себя, можете ли вы назвать подобный список личностей, известных защитников нашей работы. И если несколько имен сразу не приходят на ум, что это говорит вам о нашей профессии? Что это говорит вам о состоянии нашей культуры в отношении нашей профессии? Что это говорит вам о наших интеллектуальных привычках и представлениях врачей о психическом здоровье? И, наконец, что это осознание призывает вас сделать в ответ на такое печальное и запутанное положение дел?

Доктор Морхед  является директором по обучению общей психиатрии в Медицинском центре Тафтса.Его новая книга «Наука важнее стигмы» пропагандирует защиту лечения психических заболеваний и призывает к защите интересов. Доктор Морхед хотел бы поблагодарить Рональда Пайса, доктора медицины, за его щедрую помощь в написании этой статьи.

Список литературы

1. Harrington A. Mind Fixers: Психиатрический трудный поиск биологии психических заболеваний. В.В. Нортон и Ко; 2019.

2. Гринберг Г. Неизлечимая гордыня психиатрии. Атлантика . 2019:30-32.

3.Салаи Дж. Психическое заболевание — это все в вашем мозгу — или нет? Нью-Йорк Таймс . 24 апреля 2019 г. По состоянию на 22 сентября 2021 г. https://www.nytimes.com/2019/04/24/books/review-mind-fixers-psychiatry-biology-mental-illness-anne-harrington.html

4. Афтаб А. Психиатрия и берега социального строительства: Сами Тимими, д.м.н. Психиатрические времена. 12 марта 2021 г. По состоянию на 22 сентября 2021 г. https://www.psychiatrictimes.com/view/psychiatry-social-construction-sami-timimi

5.Филлипс Дж., Фрэнсис А., Церулло М.А. и др. Шесть наиболее важных вопросов в психиатрической диагностике: множественное число. часть 1: концептуальные и дефиниционные вопросы в психиатрической диагностике. Philos Ethics Humanit Med . 2012;7:3.

6. Монкрифф Дж. Исследование «наркотического» подхода к психиатрическому лечению от наркотиков: оценка влияния психических и поведенческих изменений, вызванных психиатрическими препаратами. Эпидемиол Психиатр Науки . 2018;27(2):133-140.

7. Афтаб А.Интеграция академического исследования и реформистского активизма в психиатрии. Психиатр Таймс . 4 января 2020 г. По состоянию на 22 сентября 2021 г. https://www.psychiatrictimes.com/view/integrating-academic-inquiry-and-reformist-activism-psychiatry

8. Афтаб А. Оскудение психиатрических знаний. Психиатр Таймс . 30 марта 2020 г. По состоянию на 22 сентября 2021 г. https://www.psychiatrictimes.com/view/impoverishment-psychiatric-knowledge

9. Афтаб А. Институциональная коррупция и социальная справедливость в психиатрии. Психиатр Таймс . 9 марта 2020 г. По состоянию на 22 сентября 2021 г. https://www.psychiatrictimes.com/view/institutional-corporation-and-social-justice-psychiatry

10. Уитакер Р. Анатомия эпидемии: волшебные пули, Психиатрические препараты и поразительный рост психических заболеваний. Корона; 2010.

11. Гарднер С., Клейнман А. Медицина и разум – последствия психиатрического кризиса идентичности. N Английский J Med . 2019;381(18):1697-1699.

12.Хузам Х. Психиатрам 21 века необходимо восстановить свою идентичность целителей человеческой психики, а не просто торговцев таблетками. Contemp Behav Health Care . 2016;2(1):44-47.

13. МакГинти Э.Э., Кеннеди-Хендрикс А., Чокси С., Барри С.Л. Тенденции в освещении психических заболеваний в средствах массовой информации в США: 1995–2014 гг. Health Aff (Миллвуд) . 2016;35(6):1121-1129.

14. Goodkind M, Eickhoff SB, Oathes DJ, et al. Выявление общего нейробиологического субстрата психических заболеваний. JAMA Психиатрия . 2015;72(4):305-315.

15. ДеКаролис Н.А., Эйш А.Дж. Гиппокампальный нейрогенез как мишень для лечения психических заболеваний: критическая оценка. Нейрофармакология . 2010;58(6):884-893.

16. Глатт С.Дж., Фараоне С.В., Цуанг М.Т. Генетические факторы риска психических расстройств: общие принципы и состояние науки. В: Tsuang MT, Stone WS, Lyons MJ, ред. Распознавание и профилактика основных психических расстройств и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Американское психиатрическое издательство; 2007:3-20.

17. Zorn JV, Schür RR, Boks MP, et al. Реактивность кортизола при психических расстройствах: систематический обзор и метаанализ. Психоневроэндокринология. 2017;77:25-36.

18. Юань Н., Чен Ю., Ся Ю. и др. Биомаркеры, связанные с воспалением, при основных психических расстройствах: перекрестная оценка воспроизводимости и специфичности в 43 метаанализах. Пер. Психиатрия. 2019;9(1):233.

19. Чесни Э., Гудвин Г.М., Фазель С. Риски смертности от всех причин и самоубийств при психических расстройствах: мета-обзор. Всемирная психиатрия. 2014;13(2):153-160.

20. Соавторы по бремени болезней США; Мокдад А.Х., Баллестрос К. и др. Состояние здоровья в США, 1990-2016 гг.: бремя болезней, травм и факторов риска среди штатов США. ЯМА. 2018;319(14):1444-1472.

21. Райзингер Уокер Э., МакГи Р.Е., Друсс Б.Г. Смертность от психических расстройств и последствия глобального бремени болезней: систематический обзор и метаанализ. JAMA Психиатрия. 2015;72(4):334-341.

22.Лейхт С., Лейхт С., Хун М. и др. Шестьдесят лет плацебо-контролируемых испытаний антипсихотических препаратов при острой шизофрении: систематический обзор, байесовский метаанализ и метарегрессия предикторов эффективности. Am J Психиатрия. 2017;174(10):927-942.

23. Cipriani A, Furukawa TA, Salanti G, et al. Сравнительная эффективность и приемлемость 21 антидепрессанта для неотложной терапии взрослых с большим депрессивным расстройством: систематический обзор и сетевой метаанализ. Ланцет. 2018;391(10128):1357-1366.

24. Leucht S, Hierl S, Kissling W, et al. Перспектива эффективности психиатрических и лечебных препаратов: обзор метаанализов. Бр.Дж. Психиатрия. 2012;200(2):97-106.

25. Марк Т.Л., Левит К.Р., Бак Дж.А. Точки данных: назначение психотропных препаратов по медицинским специальностям. Психиатрическая серв. 2009;60(9):1167.

26. Афтаб А. Психиатрия и ее критика. 28 октября 2020 г. По состоянию на 22 сентября 2021 г.https://awaisaftab.blogspot.com/2020/10/psychiatry-and-its-critics.html

27. Психологическое лечение. Общество клинической психологии – 12-й отдел Американской психологической ассоциации. 2016. По состоянию на 22 сентября 2021 г. https://www.div12.org/treatments/ ❒

Реальные проблемы с психиатрией

Wikimedia Commons

22 мая Американская психиатрическая ассоциация выпустит пятый диагностический и статистический отчет . Руководство по психическим расстройствам , DSM-5.Он классифицирует психиатрические диагнозы и критерии, необходимые для их соответствия. Гэри Гринберг, один из крупнейших критиков книги, утверждает, что эти расстройства не реальны — они выдуманы. Автор книги «Производственная депрессия: тайная история современной болезни» и автор статей The New Yorker , Mother Jones , The New York Times и других изданий, Гринберг — практикующий психотерапевт. Книга Горя: создание DSM-5 и уничтожение психиатрии — это его разоблачение бизнеса, стоящего за созданием нового руководства.

Можете ли вы рассказать о том, как был задуман первый DSM, опубликованный в 1952 году?

Одной из причин был подсчет людей. Первые сборники диагнозов назывались «статистическим справочником», а не «диагностическо-статистическим справочником». Были и местнические причины. Поскольку остальная медицина стала ориентироваться на диагностику болезней путем поиска их причин в биохимии, в конце 19-го, начале 20-го века претензия на авторитет любой медицинской специальности зависела от ее способности диагностировать страдание.Сказать: «Хорошо, боль в горле и лихорадка — это ангина». Но психиатрия не могла этого сделать и находилась под угрозой дискредитации. Еще в 1886 году видные психиатры опасались, что их оставят позади или выкинут из медицинского королевства. По не совсем понятным причинам правительство обратилось в Американскую медико-психологическую ассоциацию (позже Американскую психиатрическую ассоциацию, или АПА), чтобы сообщить им, сколько там психически больных людей. АПА воспользовалась этим как возможностью заявить о себе.

Как DSM превратился в «авторитетный медицинский справочник по всем душевным страданиям»?

Доверие к психиатрии связано с ее нозологией. Со временем увеличилось количество диагнозов и, что более важно, метод установления диагностических категорий.

Вы практикующий психотерапевт. Можете дать определение «психическому заболеванию»?

Нет. Никто не может.

Это циркулярно — думать, что любой, кто совершает самоубийство, находится в депрессии; любой, кто идет в школу с заряженным ружьем и стреляет в людей, должен иметь психическое заболевание.

В DSM перечислены «расстройства». Чем расстройства отличаются от заболеваний или болезней?

Разница между болезнью и расстройством заключается в попытке со стороны психиатрии уклониться от проблемы, с которой они столкнулись. Болезнь – это вид страдания, вызванный биохимической патологией. Что-то, что можно обнаружить и поразить волшебными пулями. Но во многих случаях наши страдания не могут быть диагностированы таким образом. В 1970-х психиатрия переживала кризис из-за таких вопросов, как «что такое психическое заболевание?» и «какие психические заболевания существуют?» Одной из первых вещей, которую они сделали, была попытка решить проблему, заключающуюся в том, что никакое психическое заболевание не соответствует этому определению болезни.Им еще предстояло определить, что представляет собой возбудитель, в чем состоит болезненный процесс и как его вылечить. Поэтому они создали категорию под названием «расстройство». Это риторический прием. Он говорит: «Это похоже на болезнь», но не называет это болезнью, потому что все остальные врачи будут хвататься за глотку, спрашивая: «Где ваш анализ крови?» Причина, по которой не было сделано никаких разумных выводов, связывающих генетику или какой-либо вид молекулярной биологии с категориями DSM, заключается не только в том, что наши инструменты несовершенны, но и в том, что категории DSM нереальны.Это как пользоваться картой Луны, чтобы ориентироваться в России.

Значит, вы могли бы сказать, что эти термины расстройство, болезнь, болезнь являются просто разными названиями одного и того же понятия?

Я бы хотел. Психиатры не будут. Что ж, иногда психиатры говорили это, но не говорили в другое время. Они скажут это, когда дело дойдет до заявления о том, что они полностью принадлежат области медицины. Но если вы нажмете на них и спросите, существуют ли эти расстройства так же, как существуют рак и диабет, они скажут нет.Дело не в том, что у душевных страданий нет биологических коррелятов — они, конечно, есть. Но той специфичности и чувствительности, которые нам необходимы, чтобы отличить пневмонию от рака легких, даже такого рода различий просто не существует.

Каковы наиболее распространенные заблуждения относительно научной природы таких заболеваний, как депрессия?

Гарантирую вам, что в ходе нашего разговора врач говорит пациенту: «У вас химический дисбаланс — вот почему вы в депрессии.Принимайте прозак». Несмотря на то, что каждый врач, который что-либо знает, знает, что не существует биохимического дисбаланса, вызывающего депрессию, и большинство врачей понимают, что диагноз депрессии на самом деле не говорит вам ничего, кроме того, что вы уже знали, это не имеет значения.

Исследования мозга все еще находятся в зачаточном состоянии Как вы думаете, мы когда-нибудь узнаем о мозге достаточно, чтобы доказать, что определенные психиатрические диагнозы имеют прямую биологическую причину?

Я бы готов поспорить на все, что когда бы это ни случилось, что бы мы ни узнали о мозге и психических страданиях, вообще не будет отображаться в категориях DSM.Скажем, мы можем прояснить всю структуру данного вида душевных страданий. Мы не сможем сказать: «Вот большое депрессивное расстройство, а вот как оно выглядит в мозгу». Если будет хоть какой-то успех, это потребует полного перераспределения территории психических расстройств. И психиатрия, скорее всего, может взять очень маленькие открытия и превратить их во что-то, чем они не являются. Но самым честным исходом было бы вернуться в старые времена и просто посмотреть на симптомы. Они могут хорошо разбираться в схемах страха, беспокойства или чего-то подобного.

В чем разница между расстройством и дистрессом, который является нормальным явлением в нашей жизни?

Это различие проводится клиницистом, будь то семейный врач, психиатр или кто-то еще. Но никто точно не знает, как сделать это определение. Установленных порогов нет. Даже если бы вы могли себе представить, как это будет работать, это должен был бы быть субъективный анализ степени нарушения функционирования человека. Как вы собираетесь это измерять? Врачи должны измерять «клиническую значимость».Что это? Для многих людей тот факт, что кто-то появляется в их кабинете, имеет клиническое значение. Я не хочу сказать, что это неправильно, но это ненаучно. клиническое значение, мне не платят

Вы говорите, что одна из проблем слишком серьезного отношения к этим категориям заключается в том, что это устраняет моральный аспект, стоящий за определенным поведением

гомосексуальность был исключен из DSM на референдуме Прямо голос «за»: да или нет

Это наш характерный способ списать то, что мы считаем «злом», на то, что мы считаем психическим заболеванием.Наша интуиция всегда такова: «Это было действительно больно. Те парни в Бостоне — они были действительно больны». Но откуда мы знаем? Если только вы заранее не решите, что любой, кто делает что-то ужасное, болен. Это общество очень осторожно относится к использованию термина «зло». Но я твердо верю, что существует такая вещь, как зло. Это замкнуто — думать, что любой, кто совершает самоубийство, находится в депрессии; любой, кто идет в школу с заряженным ружьем и стреляет в людей, должен иметь психическое заболевание. В этом есть определенное утешение, но нет никаких указаний на это, особенно потому, что мы не знаем, что такое психическое заболевание.

Как диагнозы влияют на людей?

Одним из упускаемых из виду способов является то, что диагнозы могут изменить жизнь людей к лучшему. Синдром Аспергера, вероятно, является самым успешным психическим расстройством, когда-либо существовавшим в этом отношении. Это создало сообщество. Это дало людям, чьим основным симптомом была изоляция, способ принадлежать и предоставило ресурсы тем, у кого был диагностирован диагноз. Это также может иметь плохие последствия. Диагноз депрессии дает людям представление о том, что у них есть болезнь, о которой мы знаем, что не существует, и как это может отвлекать ресурсы от того, где они могут быть необходимы.Представьте, насколько меньше было бы депрессии, если бы люди не беспокоились об оплате обучения, здравоохранении и выходе на пенсию. Это все вещи, которые не предоставляются Prozac.

В чем опасность гипердиагностики населения? Ложноположительные результаты хуже, чем ложноотрицательные?

Я считаю, что ложноположительные результаты, люди, которым поставили диагноз, потому что для них есть диагноз, и они появляются в кабинете врача, являются гораздо большей проблемой. Он меняет идентичность людей, поощряет использование лекарств, побочные и долгосрочные эффекты которых неизвестны, а основные эффекты плохо изучены.

В 1850 году доктор Сэмюэл Картрайт изобрел «драпетоманию» болезнь, из-за которой рабы убегают. Как социальный и исторический контекст влияет на наше понимание психических заболеваний?

Картрайт был врачом рабовладельца из Нового Орлеана — он верил в неполноценность того, что он называл «африканской расой». Он считал, что аболиционизм основан на ошибочном представлении о том, что черные и белые люди по существу равны. Он считал, что стремление к свободе у чернокожего человека патологическое, потому что чернокожие рождены для порабощения.Стремление к свободе было предательством их природы, болезнью. Он изобрел «драпетоманию», стремление убежать от рабства. Если предположить, что к рабам не применялась ужасная жестокость, они были «больны». Он придумал несколько диагностических критериев и представил их своим коллегам.

Итак, мы скорректировали наше представление о том, что считается «болезнью». Есть ли современный аналог?

гомосексуальность — самый очевидный пример. До 1973 года он считался болезнью.Очень легко понять, что не так с «драпетоманией», но легче увидеть баланс, связанный с утверждением, что гомосексуальность — это болезнь, а что нет — как что-то должно измениться в обществе. Люди, которые называли гомосексуальность болезнью, не обязательно были фанатиками или гомофобами — они просто пытались понять людей, которые хотели любить людей своего пола. Болезнь — это способ понять различие, которое включает в себя сострадание. Что должно измениться, так это идея о том, что однополая любовь приемлема.Когда эта идея существует, нет смысла называть гомосексуальность болезнью.

Кто участвовал в создании DSM-5?

DSM принадлежит Американской психиатрической ассоциации. Они не только несут ответственность за это: они владеют им, продают его и лицензируют. DSM создается группой комитетов. Это бюрократический процесс. Вместо научных данных DSM использует консенсус экспертов, чтобы определить, какие психические расстройства существуют и как их можно распознать.Беспорядки попадают в книгу точно так же, как закон становится частью свода законов. Люди предлагают это, обсуждают это и голосуют за это. гомосексуальность был исключен из DSM на референдуме. Прямое голосование: да или нет. Это не всегда так явно, и голоса не являются публичными. В случае с DSM-5 членам комитета было запрещено говорить об этом, поэтому мы никогда не узнаем, что именно обсуждалось. Все они подписали соглашение о неразглашении.

Вы не можете просто просить об особых услугах для неуклюжего ученика.Вы должны получить специальные услуги для ученика с аутизмом.

Какие важные изменения внесены в новый DSM и как они повлияют на пациентов?

Будет много неприятностей, когда синдром Аспергера исчезнет. Это может вызвать некоторые проблемы, когда исчезнет исключение скорби. Это хороший пример того, почему у АПА будут проблемы. Это было так ненужно, так глупо. Они сделали абсурдное заявление, что знают разницу через две недели после смерти чьей-то жены, находится ли этот человек в «депрессии» или просто «в трауре».» Да ладно! Кто эти ребята?

АПА опубликовало серию черновиков DSM-5 перед публикацией. Почему? с ним. Они сказали «мы получили это количество ответов», но не то, что ответы были. Как они повлияли на процесс, если вообще. Другая проблема с черновиками заключается в том, что они удалили их. История того, как эти вещи развивались, будет будет трудно отследить, если только вы не сделаете копии веб-сайта, что явным образом нарушает авторские права APA.Они также пытались помешать людям использовать проект критериев в любых научных статьях — беспрецедентный шаг. Они потребовали, чтобы любой, кто хотел использовать критерии, должен был запросить и получить их разрешение на академическую публикацию. Никто никогда этого не делал. Было проведено несколько громких, вызывающих смущение исследований, которые были проведены с проектом критериев, и как только это произошло, APA заявила об авторских правах на проект критериев.

APA считает DSM-5 «живым документом».» Как вы думаете, что они имеют в виду под этим?

Это один из тех риторических приемов, который, если вникнуть в него, становится реальной проблемой. Есть разница между конституцией и книгой медицинских диагнозов. Ясно, что они подразумевают под «живым документом», но похоже, что они хотят обновлять по мере поступления доказательств. руководство каждые пять, десять или пятнадцать лет, они хотят обновлять по ходу дела.Но тем временем люди ставят диагнозы, разрабатываются и назначаются лекарства, проводятся исследования, и никто не знает, до какой степени все изменится с течением времени. APA пытается сказать, что это всегда в движении. Но если это так, то почему мы должны позволять ему обладать такой силой?

Можешь рассказать об этом? Над чем DSM имеет власть?

Чтобы получить указание от FDA, фармацевтическая компания должна связать свое лекарство с расстройством DSM. Вы не можете просто разработать лекарство от беспокойства.Вы должны разработать лекарство от генерализованного тревожного расстройства или большого депрессивного расстройства. Вы не можете просто попросить об особых услугах для неуклюжего студента. Вы должны получить специальные услуги для ученика с аутизмом. В суде психические заболевания исходят из DSM. Если вы хотите, чтобы страховка оплатила ваше лечение, у вас должно быть диагностировано психическое заболевание. Какой бы ни был ваш будущий контакт с системой здравоохранения, на него повлияет тот факт, что в вашем досье фигурирует психическое заболевание. Если вы называете это живым документом, что происходит со всеми людьми, у которых диагностирован синдром Аспергера, когда его выбрасывают? Будет ли это хаотично? Может быть.

Эл Фрэнсис возглавлял рабочую группу по DSM-IV и стал одним из самых ярых критиков DSM-5. Что вы думаете о его аргументах?

Мы согласны с тем, что DSM не отражает реальных болезней, а представляет собой набор конструкций. Мы расходимся во мнениях относительно того, что это означает. Он считает, что это не имеет значения для общего предприятия психиатрии и ее авторитета в диагностике и лечении наших психических заболеваний. Я считаю, что это является недостатком в основе психиатрии.Если у них нет настоящих болезней, им не место в настоящей медицине. Атака Ала преувеличена. Я думаю, что он действительно пытается не привлекать внимания ко всему предприятию DSM. Вот почему он был так непреклонен в том, что вместе с водой нельзя выплескивать и ребенка — он считает, что DSM-IV, несмотря на все его недостатки, все еще стоит того. Я не согласен.

Фрэнсис также обеспокоена тем, что ваша критика является антипсихиатрической.

Всеобщая паранойя психиатрии состоит в том, что каждый, кто с ней не согласен, является патологом.Нельзя не согласиться с психиатром, не поставив диагноз. Я критически пишу о психиатрии уже десять лет и всегда с этим сталкивался. Психиатрия — это защитная профессия. Им есть что защищать, и они знают свою слабость. Чтобы отразить критику самым сильным, с их точки зрения, способом, вы ставите критику диагноз.

Можете ли вы рассказать о пересечении психиатрии и психологии? Как DSM относится к обеим областям?

Психиатрия отвечает за DSM.Психологи и другие специалисты в области психического здоровья используют DSM. Но у психиатров есть власть и деньги. Я критически отношусь к профессиям в области психического здоровья в целом, включая мою собственную практику. Но АПА присвоила это дело себе. Они охраняют его ревностью, они защищают его безжалостной тактикой, и да, они получают несоразмерное количество тепла за эту вещь, но это их детище. Они зарабатывают сотни миллионов долларов на этой сделке.

Связанная статья

Потеряет ли АРА доверие?

Конечно будет.DSM-5 выйдет 22 мая, и люди будут охотиться за ним, как за рыбой в бочке. Однако меня пришлось убедить написать эту книгу. Насколько сложно критиковать организацию, которая всерьез считает, что можно называть «расстройство пользования Интернетом» психическим заболеванием? Они будут стрелять за выстрелом. И ответ будет неэффективным и слабым. Они будут болтаться и болтать, говорить о «живом документе» и нести свою чепуху.

Есть решение?

Решение состоит в том, чтобы забрать у них эту вещь.Эти диагнозы принадлежат АПА. Я не спрашивал разрешения, потому что мне все равно — пусть судятся со мной. Но если кто-то хочет поместить в эту книгу диагностические критерии, он должен заплатить APA. Это абсурд. А если добавить к этому бессодержательность документа и некомпетентность, с которой велась доработка, — отнимите у них черт.


Это интервью было отредактировано для большей длины и ясности.

Примеры психических заболеваний | HealthyPlace

Примеры психических заболеваний, добавленные к определению психического заболевания, помогают углубить наше понимание того, чем на самом деле являются психические расстройства.Примеры психических заболеваний можно найти среди примерно 300 психических расстройств, перечисленных и объясненных в почти 1000-страничном Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам, пятое издание (DSM-5) . DSM-5 является официальным и общепризнанным (хотя иногда и подвергающимся критике) руководством по психическим заболеваниям, опубликованным Американской психиатрической ассоциацией (2013 г.). Некоторые расстройства встречаются крайне редко, а другие психические расстройства встречаются относительно часто.

Прежде чем мы перейдем к примерам психических расстройств, важно отметить, что некоторые психические заболевания распознаются чаще, чем другие, потому что они затрагивают очень многих людей, как тех, кто живет с ними, так и тех, кто связан с этими людьми.Например, хотя многие люди, по крайней мере, слышали об обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР) — отчасти благодаря тому, что этот термин используется не только слишком часто, но и неправильно, — не все слышали о раздражении, расстройстве ковыряния кожи, относящемся к той же диагностической категории, что и ОКР. Вот несколько примеров психических заболеваний, которые встречаются довольно часто.

Распространенные примеры психических заболеваний

Следующие психические расстройства относятся к наиболее распространенным психическим заболеваниям, негативно влияющим на людей и вмешивающимся в их жизнь:

Примеры психических заболеваний в кластерах

Эксперты в области психического здоровья из различных областей иногда используют кластеры, чтобы помочь людям лучше понять, что такое психическое заболевание и как оно влияет на человека.Не все используют одни и те же кластеры, но это нормально. Кластеры не являются официальными, но они полезны. При объединении в кластеры примеры психических заболеваний имеют большее значение.

McNally (2011) обсуждает разделение психических заболеваний психиатром Полом Макхью на четыре группы. Эти кластеры описывают характеристики расстройств, принадлежащих каждому из них.

  • Проблемы с мозгом, влияющие на восприятие, мысли и/или эмоции
  • Примеры включают шизофрению, биполярное расстройство и болезнь Альцгеймера
     
  • Когда кто-то попадает в крайние точки континуума каждой из черт личности Большой пятерки (экстраверсия, покладистость, добросовестность, невротизм и открытость)
  • Проблемы здесь не всегда являются психическим заболеванием; крайняя застенчивость, например, не всегда вызывает такой сильный дистресс, как социальное тревожное расстройство
  • .
  • Очень важное замечание: психическое заболевание никогда не является тем, кем кто-то является, и никто не может называться психическим заболеванием.В этой категории рассматриваются официальные черты личности, чтобы увидеть, как экстремальные показатели черт связаны с определенными психическими заболеваниями.
  • Типы расстройств личности, кстати, не включены в этот кластер, потому что они не считаются психическими заболеваниями (по крайней мере, не в США). ситуации.
  • То, с чем кто-то столкнулся
  • Проблемы, которые больше похожи на травмы, чем на болезни
  • ПТСР является наиболее распространенным примером психического заболевания в этом кластере

Примеры психических заболеваний важны

Знакомство с примерами психических заболеваний — это еще один шаг к пониманию того, что такое психические заболевания и как они влияют на жизнь людей.Когда люди узнают, что именно представляет собой психическое заболевание, общество будет менее быстро использовать эти термины неправильно (слышали ли вы когда-нибудь, чтобы кто-то сказал, что «погода такая биполярная»?). Это означает, что мы с большей вероятностью будем понимать друг друга как человеческие существа.

Справочник APA
Петерсон, Т.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.